Николаев Антон Викторович: другие произведения.

Старая сказка 3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хмм... еще кусок в ту же тему. Так сказать, события развиваются.


Пепел феникса.

   Вейхерское поле.
   Трупы и кровь покрывали поле от горизонта до горизонта. Черные не стали хоронить своих мертвецов, их тела просто растаяли, словно лед. У разбитой же имперской армии просто не было сил этим заниматься. Теперь тела павших воинов стали настоящим пиршеством для ворон, стервятников и бродячих собак.
   День уже почти закончился, и солнце стремительно скатывалось к западу, уходя вслед за победителями. А между тем на поле смерти продолжала кипеть жизнь, пугающая и отвратительная в этом своем проявлении.
   Распугивая падальщиков, по полю брела одинокая фигура, замотанная в плащ. Осторожно переставляя ноги и ощупывая дорогу перед собой гладкой крепкой палкой, она останавливалась практически у каждого тела и обшаривала рукой его лицо.
   - Нет. Не он, - говорила она каждый раз и двигалась дальше. Вороны и собаки обеспокоено смотрели на конкурента, но не решались нападать. Запах, шедший от плаща фигуры, не нравился им и пугал.
  
   ...тела не было...
   ...только ощущение легкости и движения...
   ...только ветер...
   - Гори!... Гори!...
   ...свет...
   ...свет и звук возникли внезапно...
   ...они были повсюду... они были в нем...
   - Мама?
   - Гори, ты не можешь уйти.
   - Мама! Но почему, мама?
   ...руки обняли его... те самые руки, что он помнил с детства...
   - Нельзя похоронить то, что ты несешь... нельзя...забыть...
   - Мама!!!
   ...руки стали раскаленными, словно огонь...
   ...и пришла боль...
  
   Фигура остановилась у очередного тела. Молодой белобрысый паренек лежал навзничь, разбросав руки. На его спине зияла широкая рана.
   Осторожно потрогав тело, фигура схватила его за плечо и перевернула. Тщательно ощупав лицо, она снова разогнулась.
   - Снова не он. Может его тут и не было?
   Вздохнув и поплотней задернув развеваемый холодным вечерним ветерком плащ, она вновь начала осторожно пробираться между мертвецами, нащупывая себе путь своей палкой.
   Внезапно она остановилась и обернулась. Только что оставленный ей мертвец резко выдохнул и зашелся в приступе отчаянного кашля.
   - Живой? - осторожно пробравшись обратно, она вновь опустилась на корточки и принялась тщательно исследовать руками тело кашляющего паренька. Кожа, только что бывшая холодной как лед, стремительно нагревалась, а дыра в груди куда-то исчезла.
   Хмыкнув, завернутый в плащ путник озадаченно покачал головой, а затем с неожиданной для его хрупкого тела силой подхватил парня и взвалил его себе на плечи.
   - Ладно. Никуда он от меня не денется, а тебе, похоже, надо помочь. Один шиш я бы все это поле за полгода не обошла. Может так оно и лучше.
   Аккуратно нащупывая путь палкой, слепая девушка двинулась меж мертвых тел в сторону окаймляющих поле с востока холмов.
  
   Столица. Покои Императора.
   Маленький толстенький мужчина в дорогой шелковой одежде, щедро украшенной золотым шитьем и драгоценными камнями, распластавшись, лежал в огромной луже собственной крови. Рядом с ним, невозмутимый как скала, держа в руках окровавленный нож, стоял человек, который должен был его охранять. Нагнувшись, начальник личной охраны Императора вытер лезвие об одежду трупа.
   Кроме него в тронном зале присутствовали еще две личности. Герцог Терме рассматривал труп Императора с тем выражением отстраненного интереса, с которым натуралист рассматривал бы насаженную на иголку букашку. В принципе, если бы это не сделал начальник охраны, то, скорее всего, герцогу самому пришлось бы марать меч в крови этого трусливого недоноска. А так. Что ж, это сильно упрощало дело.
   Третий присутствующий был никто иной, как Везунчик Лойе. Именно так назвал его доктор, когда в снятых с него доспехах насчитали двадцать восемь сквозных дыр, из которых одиннадцать приходилось на грудную пластину. Но, несмотря на такое количество пробоин, рана на теле виконта была только одна, да и та не очень глубокая царапина на ноге, и, как пообещал все тот же док, если везение и далее будет сопутствовать ему, она должна была зарасти меньше чем за месяц.
   Вид мертвого Императора произвел на виконта то же впечатление, что произвело бы на верующего разрушение на его глазах храма. Потрясенный, он словно мраморное изваяние застыл, опершись на стену.
   - Милорд, - почтительно поклонившись, начальник охраны приблизился к герцогу. - Император длительное время болел и чувствовал себя неважно. Похоже, что сегодня его страдание, наконец, разрешилось... Империя скорбит...
   - А-а-а, оставьте этот пафос! - герцог раздраженно махнул рукой. - Старая свинья, в конце концов, получила то, что заслуживала.
   Вздохнув, он переступил через труп и направился к рабочему столу Императора.
   - Кто приемник?
   - Император к величайшему сожалению не оставил после себя детей и мы думали что может быть столь достойный муж как вы...
   - Все понятно, - фигура начальника охраны по-прежнему пребывала в почтительном поклоне. Так и не разогнувшись, он просто всем корпусом поворачивался в сторону движения герцога.
   Бумаги на столе находились в хаотическом беспорядке, указывавшем на то, что последние часы своей никчемной жизни бывший правитель был занят уничтожением всего, что хоть как-то могло его скомпрометировать. Странное чувство отвращения напополам с немного безумным весельем завладело герцогом. Черным не было никакого дела до того, сколько денег украл из казны какой-то там человечишка, пускай и разряженный в дорогущие одежды и гордо называющийся Императором. Они просто шли и убивали. Что творилось в захваченных ими городах, не знал никто.
   Смахнув со стола финансовые отчеты, он принялся искать другие бумаги. Те, что были сейчас намного важнее всех грязных делишек бывшего правителя вместе взятых.
   - Где планы обороны? - начальник охраны, наконец-таки, принял нормальное положение. Махнув рукой, он вызвал двух скрывавшихся дотоле в небольшой нише рослых молодых людей, очевидно бывших телохранителями. Аккуратно расстелив плотную серую ткань, они упаковали в нее тело и быстро затерли кровавую лужу. Во всех их действиях сквозил недюжинный опыт подобных дел и наработанный профессионализм. Помимо охраны самого Императора его телохранители занимались еще множеством интересных поручений, о которых простые граждане привыкли говорить лишь в кругу самых близких им людей, глубокой ночью и шепотом.
   После того как стремительная уборка была завершена, и кабинет засверкал первозданной чистотой, его дверь открылась и сквозь ее высокий пролет, наклонившись и ссутулившись, с трудом пробралась огромная фигура мастера Лорма, одного из самых известных людей империи.
   - Они у меня, Ваше Высочество, - из широкого рукава его одежд показалась свернутая в трубку пачка бумаг. - Император не хотел ничего слышать об обороне столицы. Он даже не разрешил моим людям быть с вами на Вейхерском поле, планируя использовать нас для личной охраны. Это непростительно.
   В отличие от начальника охраны глава отряда магов-терминаторов, элиты вооруженных сил империи, не обладал даже малейшим представлением о том, что такое политика. Поддержка столь сильного союзника означала, что власть бывшего Императора, уже когда он отдавал герцогу приказ на выдвижение к Вейхерскому полю, не стоила и ломаного гроша. Когда же израненные и потрепанные жалкие остатки ушедшей четыре дня назад из города добровольческой армии вернулись, и вернулись не побежав, а остановив и заставив неведомым образом отступить страшного врага, Император сам подписал себе смертный приговор, собравшись бежать.
   - Не будем торопиться с титулами, - приняв бумаги, герцог благодарно кивнул. - Я еще не Император. Что до Вейхерского поля. Не расстраивайтесь. Я не знаю, что за чудо там произошло, но в одном я уверен, если бы мы потеряли еще и вас, то столица была бы сейчас абсолютно беззащитна.
   Вспомнив, наконец, о застывшем в углу виконте он бросил быстрый взгляд в его сторону.
   - Да, кстати, мастер Лорм, не желаете ли взять себе нового ученика. Парень он может и не слишком умный, зато ужасно везучий и сообразительный.
   Мастер, прищурившись, посмотрел на виконта. Лицо его расплылось в простодушной широкой улыбке.
   - Отчего ж не взять. Возьму. Ну, а ежели везучий, так это вообще просто клад. В нашем деле без везения никуда.
   - Ну, вот и замечательно, - герцог тяжело опустился в мягкое плюшевое кресло, стоящее рядом с рабочим столом. - Господа, мне понадобится какое-то время, для изучения бумаг. Думаю, где-то через час мы соберемся все вместе и обсудим наши дальнейшие действия по обороне столицы. Надеюсь, никто не возражает, что это наша первейшая задача на сегодняшний день.
   Возражений не последовало. Забрав так и не вышедшего из ступора Лойе, мастер Лорм и начальник императорской охраны удалились.
   Новому Императору было нужно время, чтобы понять, что он должен теперь делать.
  
   Вейхерское поле.
   Маленький костерок, с ужасной скоростью потребляющий дрова, казалось, совсем не грел. Придвинувшись почти вплотную к пламени и дрожа всем телом, Гори, закутанный с ног до головы в снятый с себя его спасительницей плащ, пытался хоть как-то согреть свои коченеющие руки и ноги.
   - ...ну вот. Отец, конечно же, долг им отдать не мог, потому как он и так отдал им к тому времени все, что у нас было. Ну, он и попросил их подождать немного... пока его брат, мой дядя, товар из соседнего города не привезет и не продаст. Он купцом был... - оставшись без плаща, его спасительница выглядела более чем странно. Верхнюю часть ее лица обрамленного короткими, явно обрезанными ножом, не по годам седыми прямыми волосами, скрывала широкая повязка из мягкой темной ткани. Девушка была более слепа, чем ночной летун, выковырянный шаловливыми мальчишками днем из гнезда, однако в ее движениях не было характерной для слепых нерешительности. Легкость, с которой она ориентировалась в окружающем ее пространстве, могла бы ввести в заблуждение кого угодно.
   Однако, еще более странным, чем столь прекрасная координация движений при полном отсутствии зрения, был ее наряд, состоявший из легкой черной курточки, плотно застегивавшейся у горла и на запястьях, и такой не женской части гардероба, как черные штаны, обмотанные чем-то вроде длинных черных бинтов на голенях. Вся одежда выглядела плотно прилегающей к фигуре и, в то же время, свободной и не стесняющей движений, что никак не соответствовало образу бродячей попрошайки или гадалки, которыми по большому счету являлись все бродячие имперские слепые. Дополняли наряд перехватывавшие средних размеров грудь, крест на крест, ремни с ровными рядами кармашков, из которых из каждого торчали небольшие рукоятки метательных ножей.
   - ...ждать они не стали. Ни дня, чего уж говорить о неделе отсрочки, которую отец просил... - разговор завязался как-то сам собой, и после того, как Гори поведал не слишком длинную и, в принципе, не слишком интересную историю собственной жизни, девчушка, которая, как выяснилось, была всего лишь на год его младше, решила рассказать свою.
   Оказалось, что она была родом из богатых черноземом, зажиточных земель востока, являвшихся основной житницей империи. И после того, как одиннадцать лет назад у ее отца, землевладельца средней руки имевшего свой небольшой участок с насаженной на нем виноградной лозой, произошли определенные трения с городской стражей, взимавшей мзду практически со всего населения городишки, в котором они жили, она оказалась на улице, выброшенная и не имеющая средств к существованию.
   - ...маму и сестер они насиловали, а меня не стали... я слишком маленькая была, просто глаза вырезали и бросили в подожженном доме... - к сожалению, пожары не были редкостью в имперских городах, а жертвы при них считались обычным делом. Докапываться, что это было: умышленный поджег или несчастный случай, как правило, никто не начинал, а если кого-то и интересовал этот вопрос, то все равно все расследования проводились через Городскую управу, которая по сути дела и являлась непосредственной верхушкой все той же городской стражи. Судьба семьи Рейлы не была чем-то уникальным... в отличие от ее собственной.
   - ...четыре дня в подвале просидела. Я просто не видела ничего и не знала, как от туда вылезти. Если б Учитель меня не нашел, так наверное там бы и сдохла... Ну а потом... Хех... - девушка невесело усмехнулась. - Потом он меня научил с этим жить... Хороший дед был... добрый... Он из бывших терминаторов. В нашем городе у него лавка небольшая была, где он всякой магической дрянью торговал, ну и меня пристроил, вроде как подай-принеси...
   После этих слов в голове у Гори все встало на свои места. О магах-терминаторах, лучших воинах империи, ходила огромная масса самых невероятных слухов, вплоть до того, что они могли в одиночку уничтожить целое войско. Согласно древним легендам, именно терминаторы победили угрожавшую человечеству нелюдь, расчистив огромное количество земель на плодородном востоке и севере нынешней империи.
   Гори был уверен, что такая мелочь, как вернуть слепой девочке зрение уж точно им по плечу.
   - ...я, по началу, конечно, ничего не могла, то на стены натыкалась, то в ногах запутывалась, а потом ничего... приспособилась. Да и он меня кое-чему научил... мир его праху. Вот, хожу теперь, - закончив свой рассказ, Рейла обняла колени и, подкинув еще несколько веток в костер, поближе придвинулась к пламени. Сейчас она казалась странно маленькой и беззащитной, а повязка на лице лишь усиливала это впечатление.
   - Ты что-нибудь помнишь? - взяв небольшую веточку, Гори принялся ворошить угли, пытаясь сделать вялое пламя костерка хоть чуточку поярче. Заданный тихим голосом вопрос застал его как раз тогда, когда он, неосторожно двинув прутом, вызвал целый фейерверк искр, взметнувшийся словно быстрая приливная волна. Он удивленно воззрился на свою собеседницу.
   - Ты о чем?
   - О тебе, - не спеша, она полезла в небольшой заплечный мешок, лежавший рядом с ее ногами и извлекла оттуда два тугих свертка. Один из них она бросила ему. - На, возьми. Тут одеяло, а не-то ночью замерзнешь.
   - Спасибо, - и так завернутый в плащ Гори накинул сверху еще и тонкое шелковое одеяло, оказавшееся невероятно теплым. Подумав, он снял плащ. - А тебе не холодно будет? Может, плащ возьмешь?
   - Нет, не надо. Ты лучше расскажи, как там... за чертой? - Рейла уже успела завернуться в одеяло и лишь покачала головой. Ничего не поняв, Гори снова уставился на нее.
   - Где?
   - За чертой. Когда я тебя нашла, ты был мертв... это точно, уж я-то мертвяков много повидала.
   Костер медленно догорал, отбрасывая кроваво-красные блики на их лица.
  

...интерлюдия...

   Процессия, растянувшись на несколько верст, неспешно тащилась на север. Черные флажки и знамена трепетали на копьях и флагштоках личной охраны Госпожи. Отборнейшие воины новой гвардии составляли эскорт тяжелого паланкина, словно драгоценностями украшенного свисающими с него сосульками и намерзшим льдом. Собственно, смысла в этой охране не было никакого, так как не было сейчас ни одной силы во всем Соузэйрле, способной хоть что-то противопоставить той, что ехала в нем.
   - Хи-хи-хи... интересная штучка, - девочка с белоснежной кожей и непроглядно черными глазами вертела в руках небольшой, казавшийся идеально прозрачным, кристалл. - Не знала, что сердце так выглядит.
   - Сердце духа - да. Сердца котша, сафури или илинида выглядят по-другому.
   - И как мы будем его воскрешать?
   - Мы должны найти место нашей с ним последней битвы. Тогда я просто обращу процесс вспять, и то, что было однажды, повторится вновь...
   - Повторится вновь...
   Улыбнувшись, девочка положила свою необычную игрушку обратно в резной ларец.
  

Пробуждение.

   Горы Нортлентолла.
   Капрал умер на третий день похода. На следующее же после начала их броска через горы утро выяснилось, что один из котшей все же зацепил его герданом по ребрам, оставив на них приличных размеров вмятину. Повар даже не стал слушать его возражений и сразу же взвалил на свои мощные плечи, продолжая упорно лезть вверх.
   К вечеру второго дня капрал начал бредить, вспоминая своих давно умерших от чумы жену и сына, а на утро третьего дня они проснулись рядом с окоченевшим трупом.
   - Надо его хоть камнями присыпать... чтоб стервятники не растащили... - повар хмуро посмотрел на часового и, не сказав ни слова, принялся подтаскивать к будущей могиле приличных размеров куски скалы. На сооружение кургана последние два солдата гарнизона Драконьего форта потратили еще полдня.
  
   Неподалеку от Вейхерского поля.
   ...солдаты стояли ровными рядами друг напротив друга, горы ограничивали небольшую долинку, заполненную двумя армиями...
   - Где я?
   ...тела не было...
   ...только легкость и ощущение полета...
   ...только ветер...
   - Они не люди?
   ...черные знамена трепетали на флагштоках армии стоящей у речки, пересекавшей долину у восточного края...
   ...волчьи лица и тела стоящих на задних ногах пантер с непроглядно черными глазами...
   - Где я?
   ...лица и фигуры другого строя было не различить...
   ...фигуры колоссов возвышались перед воинствами, сгусток мрака со стрекозиными крыльями и головой льва и высокая сияющая фигура человеческих очертаний...
   - Я сплю? Это сон?
   ...еще одна фигура стояла чуть в стороне...
   ...женщина, чье тело состояло из огня...
   - Мама?
   ...она начала медленно поворачиваться к нему...
   - МАМА!!!
   Испуганные диким криком вороны поспешили убраться от места ночевки путников. Тяжело дыша, Гори сидел на своем одеяле.
  
   Мир для нее вот уже одиннадцать лет состоял лишь из звуков и запахов. Она не жалела об утраченном зрении. Учитель открыл для нее новый, гораздо более полный мир, чем тот, что можно было увидеть глазами. Мир, в котором каждый звук открывал множество дорог, пройдя по которым пытливый разум мог получить ответы на все свои вопросы.
   Но порой она все же жалела о том, что не может видеть.
   - Ты кричал ночью, - с рассветом Гори и Рейла покинули поляну, давшую им приют на ночь и отправились на восток. После того как Рейла спросила своего спутника, куда он намерен теперь направиться, он ответил, что ему теперь все равно. Его дом остался далеко на западе, и скорее всего никого из его родных уже нет в живых.
   - Да?... Наверно... Не помню... - она не могла видеть его лица, но в голосе чувствовалась опустошенность и безразличие. Что-то было не так.
   - Отведешь меня в Бендин?
   - А что это? - тусклый и безразличный голос. Разозлившись, Рейла резко схватила идущего чуть впереди Гори за плечо и развернула к себе.
   - Слушай! Ты только что вернулся с того света. Ты был за чертой и пришел обратно целым и невредимым. Не каждому человеку так везет. Посмотри на меня. Посмотри!
   Не понимая что происходит Гори ошарашенный стоял напротив кричащей на него слепой девушки. Резким рывком Рейла сорвала со своего лица повязку. От неожиданности Гори отшатнулся.
   - Я тоже была за чертой! Я тоже вернулась оттуда! Но мне повезло меньше! - скрытая до того верхняя часть лица была ужасно обезображена спускающимися со лба через пустые глазницы шрамами. Возможно, не будь их, Рейла была бы прекрасна, но сейчас ее лицо напоминало маску смерти, вышедшей на сбор душ.
   - Прекрати это! Ты думаешь, что ты все потерял?! Но это не так! У тебя есть твоя жизнь!
   - Ты чего это? - удивление и обеспокоенность. Рейла облегченно выдохнула.
   - Да так. Мне показалось, что ты... А-а-а, не важно... Помоги пожалуйста, - взяв протянутую ему повязку, Гори аккуратно повязал ее на прежнее место. Выходка девушки смутила его и порядком удивила, но странный, оставшийся после непонятного сна, осадок исчез. Мир, казалось, заново наполнился красками и звуками.
   Задумчиво потерев подбородок, на котором начала потихоньку пробиваться мелкая юношеская щетина, он бросил осторожный взгляд на свою спутницу. Все эти ее странности, слепая, но движется как-будто видит, метательные ножи к тому же. И вот сегодня с утра. Она словно почувствовала, что его что-то гнетет и устроила ему встряску. Хмыкнув, он поспешил догнать ушедшую вперед девушку.
   - Так куда говоришь пойдем?
   - Бендин. Деревушка такая тут неподалеку. Пойдешь со мной?
   - Почему бы и нет. Все равно мне сейчас больше идти некуда. А от туда пойду наверно в Столицу, чай война поди не закончилась.
   Весело рассмеявшись, Рейла несильно ткнула Гори кулачком в бок. Не ожидавший подобного, он резко выдохнул.
   - Вояка. Не навоевался чтоли? Не торопись, на войну всегда успеешь.
   Порой она жалела о том, что не может видеть.
   Она жалела об этом, когда всаживала метательные ножи в лица убийц своей семьи, она жалела об этом, когда полосовала короткими мечами, спрятанными в ее посохе, главу городской управы, своим распоряжением обрекшем на смерть всех ее родных. Но сегодня, впервые ее желание увидеть лицо человека, не было связано со стремлением убить его.
  
  
  
   Горы Нортлентолла.
   На четвертый день они преодолели горный хребет. Холод был ужасный и ледяной ветер пару раз чуть не стащил часового в обрыв, но связанная из одежды умершего капрала страховочная веревка и невероятная звериная сила повара дважды спасли ему жизнь.
   - Все-таки дошли, - с уступа, на котором они стояли, открывался потрясающий вид на расположенную внизу долину. Часовой ничего не ответил повару и в очередной раз зашелся в приступе тяжелого душащего кашля. Вот уже два дня он тяжело дышал, и повар беспокоился, как бы он не отправился вслед за капралом. Продолжать путь в одиночестве ему страшно не хотелось.
   Кое-как справившись с кашлем и одышкой, часовой вслед за своим товарищем окинул взглядом долинку. Сплюнув, он хмуро заметил.
   - Теперь надо убедиться, что крылатые с кротами сюда раньше нас не добрались. А то, все труды насмарку.
   После короткого десятиминутного отдыха они принялись спускаться.
  
   Бендин.
   Бендин оказался довольно приличной деревушкой, в которой даже имелся собственный трактир и станция дилижансов, что указывало на зажиточность местного населения.
   Не доходя пару верст до деревни Рейла, до того уверенно шагавшая самостоятельно, лишь иногда ощупывая дорогу перед собой своей палкой, взяла Гори под локоть и принялась изображать из себя беспомощную слепую старуху.
   - Народу так спокойней будет, - объяснила она ему. - Где ж это видано, что б слепая девка, словно зрячая ходила? А так если спросят, скажешь, что поводырем у бабки-гадалки работаешь. Хорошо?
   - Ну, если тебе так надо... Ладно, - ничего не понимающий Гори взял ее под руку, и в таком виде они и вступили в поселок. Один сердобольный местный житель даже предложил подвезти слепую старушку до постоялого двора, но Рейла неожиданно дребезжащим старческим голосом из-под низко надвинутого капюшона плаща вежливо отказалась. Гори даже подумал на мгновение что она каким-то непонятным способом действительно превратилась в восьмидесятилетнюю бабку, но сжимавшая его локоть рука в тонкой черной перчатке по прежнему была рукой молодой девушки.
   Постоялый двор был небольшим, зато невероятно чистым и его хозяин, как они через небольшое время убедились, был прекрасным поваром, готовившим замечательнейшие колбаски с гарниром из гречи.
   После обеда Рейла предложила Гори пойти прогуляться.
   - Мне тут встретиться кое с кем надо, ну а ты эскорт из себя поизображаешь да и просто посмотришь как тут все. Идет?
   - Идет, - Гори не обратил внимания на небольшого человечка, вышедшего чуть погодя вслед за ними. Маленький толстячок с широкими залысинами одетый как крестьянин, он быстро растворился в толпе.
   В отличие от зрячего Гори слепая Рейла прекрасно заметила идущего за ними убийцу.
  
   Долина Ре. Угодья барона Нерзо.
   - Стоять! Кто такие?! - первый конный разъезд они встретили пройдя всего пол версты после того как спустились с почти отвесной скалы в долину.
   - Ну слава святым. Вроде успели, - узнать солдат в двух оборванцах сейчас было практически невозможно, и командир разъезда поначалу принял их за какую-нибудь голь перекатную, бегающую по лесу и грабящую мирных прохожих. Когда же он услышал их не очень длинный рассказ, повар был не многословен, а часовой просто постоянно задыхался, их немедленно посадили на лошадей и чуть ли не галопом направились к расположенной неподалеку заставе.
   - Да мы и сами уже подозревали, что что-то неладное происходит, - объяснил командир. - Второй день из внутренних долин ни слуху ни духу. А сейчас вроде торговый сезон. Барон специально послал двух гонцов в форты, но ни один до сих пор не вернулся. Так вот оно как значит...
   Часовой не слышал капитана. Привалившись к спине везущего его всадника, он заснул практически сразу. Лишь иногда жестокие спазмы кашля продолжали сотрясать его тело.
   Повар с сожалением посмотрел на своего единственного оставшегося в живых сослуживца. Впервые ему в голову пришла мысль, что он даже не знал имени похороненного ими в горах капрала.
  
   Бендин.
   - Ну что же ты? Выходи. Или ты боишься слепой беспомощной девушки? - запах конского навоза в конюшне станции дилижансов казалось буквально-таки набивался в ноздри и физически мешал дышать, как тяжелая подушка положенная на лицо. Но даже здесь Рейла прекрасно чувствовала тонкий немного кисловатый аромат дорогих духов исходящий от прячущегося в стойлах человека.
   Погуляв немного с Гори, она оставила его на небольшой ярмарочной площади, чье наличие указывало на скорое превращение деревни в небольшой городок со всеми вытекающими отсюда привилегиями для его жителей. Сама же она, ловко ввинтившись в толпу, двинулась сюда. Она знала, что идущему за ними человечку нужна именно она.
   - Ты слышишь меня?... Или может ты оглох?...
   Человечек решил, что больше таиться не имеет смысла, и в конюшне раздался мелкий гаденький смех.
   - А ты лучше, чем я думал. Слепая, а как-будто видит? Удивительно. И как же ты меня нашла?
   - Крестьяне не душатся дорогими духами... к тому же, ножны у тебя под курткой плохо закреплены и когда я тут стояла ты пару раз задел своим ножом за что-то металлическое... возможно за скобу на двери стойла, - теперь уже точно зная, где расположен ее противник, Рейла, тем не менее, не спешила поворачиваться к нему. Убийца был слишком самоуверен, и она решила сыграть на этом.
   - Браво, браво. Это ж надо. Да ты просто ночной летун, видишь без глаз. Вот только ночные летуны, девочка, обычно боятся дневного света, - человечек быстрыми и бесшумными движениями извлек орудия своего труда из-под одежды и начал готовиться к броску. Разговор развлекал его, но работа есть работа, и делать ее надо качественно и по возможности быстро.
   - Почему ты здесь? - все еще не поворачиваясь к нему, Рейла так же незаметно и бесшумно поправила плащ и взяла свой посох посередине. Глухой щелчок, не достигший ушей человечка, сказал ей, что замок теперь разблокирован.
   - Видишь ли. Ты слишком часто стала переплетать работу с личными делами. Все эти твои убийства стражников... а ведь некоторые из них занимали высокие посты. К тому же Глава управы... это было уже чересчур, - сделав еще два неслышных шажка, он занял наилучшую позицию. Похоже, настало время заканчивать потеху. - Мастер решил, что Цех больше не нуждается в твоих услугах. Прощай.
   Прыжок его был мягким и стремительным, как прыгает большая кошка, подкравшись к своей добыче. Но вместо спины девушки его кинжалы вспороли воздух. Резко уйдя в сторону, Рейла ударила короткими мечами, в которые превратился ее посох, сразу по лицу и по животу противника. Едва успев отскочить, человечек вновь был вынужден уворачиваться. Короткий меч воткнулся в землю как раз в том месте, где всего секунду назад он приземлился.
   - Маленькая дрянь, - прыгнув еще раз, он вновь попытался всадить ей кинжал, на этот раз уже в бок, но снова едва успел увернуться от разрезающих со свистом воздух лезвий.
   Зашипев от досады, он поднырнул под один из мечей, блокировал удар второго кинжалом и попытался всадить оставшийся кинжал в солнечное сплетение противницы, но вместо этого получил коленом в лицо и, разбрызгивая кровь из разбитого носа, откатился назад.
   Человечку стало понятно, что, несмотря на слепоту, справиться с этой жертвой ему будет очень и очень не легко. Вскочив на ноги, он бросился к двери конюшни и еле успел в последний момент увернуться от летящего в него метательного ножа.
   - Не обольщайся! - прокричал он уже с улицы. - Никуда ты не денешься. Уже сегодня ночью собаки будут грызть твой труп!
   Выбежав вслед за ним, Рейла не смогла определить, куда он делся.
  
   Небольшая рыночная площадь кипела жизнью. Громко расхваливал свой товар какой-то тощий и облезлый мужиченка, продающий, кажется, сено, по виду больше напоминающее навоз. Не менее громко две товарки выясняли подробности последних деревенских сплетен, постепенно переходя на личности и, судя по все больше краснеющим лицам, готовящиеся начать вырывать друг другу щедрые клоки волос из густых кос, украшавших их головы.
   Словно потерянный Гори бесцельно бродил между разваленными прямо на земле товарами и безо всякого интереса наблюдал за кипящим вокруг буйством жизни. На ярмарках за свою недолгую жизнь он бывал неоднократно, отец периодически брал его с собой, когда ездил продавать излишки урожая, и маленький неказистый деревенский рынок, еще только готовящийся к тому, чтобы стать в недалеком будущем пестрым ярморочным фонтаном, не производил на него особого впечатления.
   Так внезапно растворившаяся в толпе Рейла несколько беспокоила его, и это было довольно странно. Гори понимал, что беспокоиться о человеке, которого знаешь всего два дня, по меньшей мере глупо, но он ничего не мог с собой поделать.
   - Вот ты где, - внезапно кто-то потянул его за руку. Обернувшись, он с еще более удивившим его самого облегчением увидел низко надвинутый на глаза капюшон и тонкие руки в черных перчатках, высунувшиеся из-под потрепанного плаща.
   - Быстрее. Нам надо убираться отсюда.
   - Что? В чем дело-то?
   - Быстрее. Потом расскажу, - что-то влажное коснулось его ладони, и опустив глаза вниз, Гори увидел, что по руке девушки течет кровь. Не говоря больше не слова, он двинулся вслед за ней.
   Однако далеко уйти они не успели. Словно по волшебству народ на небольшом рынке начал стремительно испаряться и буквально через несколько мгновений только что галдящая и торгующаяся площадь превратилась в абсолютно пустую.
   Не торопясь из нескольких небольших переулков между домами, ведшими на рынок, вышли семь фигур, несмотря на разную одежду и рост похожих друг на друга как братья близнецы. Восьмой, маленький толстячок с широкими залысинами и расплющенным носом, вышел последним. В руках он держал тяжелый армейский арбалет.
   - Ну, вот и все, малявка. Доп-дыгалась, - из-за разбитого носа голос его получался слегка гнусавым, и он смешно смазывал резкие звуки, произнося их с видимым затруднением. Скривившись, человечек потянулся к своему лицу, но в последнее мгновение сдержался и, поудобнее перехватив арбалет, направил его на Рейлу.
   - Пацан не нужен. За него не заплачено. Гасите девку.
   После этих слов стоявшие до того словно изваяния семеро, как-будто они были единым целым, прыгнули вперед.
  
   Усадьба барона Нерзо.
   Широкий в кости и обладающий приличных размеров брюшком, барон, между тем, обладал неуемным количеством энергии, которую он, словно брызжущий гейзер, щедро распространял вокруг себя. Едва лишь повар и часовой достигли усадьбы, как были немедленно окружены его вниманием и заботой.
   - Немедленно к доктору, - едва лишь увидев часового, заявил он. - Его к доктору, а вам мыться, ужинать, переодеваться и ко мне. Расскажите, что там стряслось.
   Повара, не слишком привыкшего к подобной заботе, буквально подняли на руки две дородные дворовые девки и, чуть ли не бегом, потащили в широкие двери баронской бани. Немало весивший повар только позавидовал подобной силе и выносливости. Поднять в борьбе его внушительных размеров тело мог не всякий мужчина, что уж говорить о хрупких женских фигурках.
   Всего через каких-то полтора часа он уже, заботливо вымытый все теми же девками и одетый в чистое, сидел за широким столом в гостиной усадьбы и пускал слюну, наблюдая за вплывающими на руках прислуги подносами с различными яствами. Барон, чья деятельная натура не допускала, судя по всему, ни секунды простоя, сидел тут же и, попыхивая трубкой, нетерпеливо ожидал рассказа гостя. Ворвавшись через двери столовую, весело галдя, пересекла приличная стайка разновозрастных ребятишек, чертами лица все как один напоминающие расположившегося напротив барона.
   - Ну-ка! Брысь отсюдова! - добродушно цыкнул он на них, и малышня, все также шумя и прыгая, понеслась дальше по широким усадебным коридорам.
   - Все мои, - с гордостью в голосе заявил он. - Люблю детей, нравятся мне эти мелкие пакостники.
   - Да-а-а, - восхищенно протянул повар. - Ваша жена, наверное, невероятно сильная женщина. Родить столько.
   - Что вы, что вы, - замахал руками барон. - От жены только пятеро. Все остальные от моих девочек-служанок... прелестные создания.
   Повар чуть не поперхнулся куском прожевываемой им в это время котлеты. О таком пороке аристократии, как супружеская неверность и произведение на свет бастардов, конечно же было всем известно, но обычно отличившиеся в этом дворяне предпочитали не распространяться об этом столь легко и держать подобных своих отпрысков как можно дальше от себя. И уж точно никогда не жаловали их столь теплым отношением, как он увидел только что. Прочитав по лицу его эмоции, барон весело засмеялся.
   - Да не смущайтесь вы так дружище. Вы давно вообще в наших краях служить изволите?
   - Да где-то с четыре месяца. Раньше в Брукке работал, это городишко такой на западе, а потом вот сюда... попал, - он не стал уточнять, что попал он на новое место службы благодаря тому, что оставил своего прежнего командира без всех передних зубов и возможно, что и с поломанной нижней челюстью. Если бы все сложилось несколько иначе, вполне вероятно, что его ждала бы каторга вместо ссылки. Но его стряпня очень нравилась коменданту, и тот скрепя сердце отправил его в дальний гарнизон, пообещав вытянуть его оттуда в ближайшие полгода.
   - Ну, тогда все ясно. В наших краях такое понятие как чистота крови играет крайне низкое значение. Поверьте мне, если из трех моих сыновей обалдуев не найдется никого, кто мог бы достойно меня сменить, хотя это врятли, то я с радостью передам все кому-нибудь из этой бегающей по моим коридорам орущей банды. К тому же, остальные тоже не останутся без дела. Нашим дружинным отрядам всегда нужны капитаны, а лучшего капитана, чем воспитанного с детства для этой цели, трудно себе представить.
   Повар задумался. Последний довод звучал вполне логично, да и идея жизни в таком цветнике, какой из себя представляла баронская усадьба, была более чем привлекательной. Но кое-что его все же смущало.
   - А как же ваша жена?
   - О-о-о-о. Она тоже безумно обожает детей. К тому же, за двадцать лет супружества я ни разу не дал ей усомниться в моих мужских качествах. Но хватит уже об этом. Выкладывайте. Мне не терпится узнать, что происходит.
   Поняв, что больше он уже ничего съесть не сможет, повар со вздохом отвалился от стола и начал свой рассказ.
  
   Бендин.
   Они прыгнули все одновременно. Двое с боков, двое спереди и трое сзади. Гори не успел даже шевельнуться, как уже получил тяжелый удар по затылку и словно котенок отлетел в сторону, протаранив по дороге чей-то чахлый навес. Ударившись во что-то твердое при падении, он на некоторое время отключился.
   Рейла же, между тем, снова разъединив свой посох, отмахивалась от наседающих на нее со всех сторон противников. Ловко поднырнув под руки замахнувшегося на нее моргенштерном убийцы, она взмахнула мечами и отсекла руку метившему ей в спину типу с длинным тонким стилетом. Второй удар пришелся по ногам стоящего перед ней бойца с двумя малыми топорами, но тот, высоко подпрыгнув, ушел из-под удара и попытался достать ее своим оружием.
   Извернувшись и перекатившись через спину, Рейла резким выпадом назад насадила на меч еще одного противника, подбегавшего к ней со спины. Именно в этот момент стоявший до того безучастным маленький человечек с арбалетом поднял его и хладнокровно выстрелил.
   - Посмот-гим как ты тепе-гь поп-гы-гаешь, девка.
   Со стоном Рейла повалилась на землю. Стрела, четко найдя свою цель, превратила ее правое колено в кровавую кашу.
  
   ...голова противно гудела, и мир вокруг расплывался и кружился...
  
   Пятеро оставшихся бойцов, не спеша, начали окружать, кажущуюся теперь абсолютно беспомощной жертву.
  
   ...чувство было такое, будто голова была гигантским чугунным колоколом, в который весело звонил безумный бог...
   Рейла тихо всхлипнула и неожиданным резким движением выбросила вперед руки, скрывавшиеся до того под плащом. Двое из подходящих к ней убийц повалились в пыль с торчащими из лбов рукоятками метательных ножей.
  
   ...напрягшись, он попытался оторвать отяжелевшее тело от земли, но вместо этого лишь еще больше усилил вращение вокруг него окружавшего его мира, почти тут же его вырвало...
  
   Трое последних бойцов совершили рывок и почти одновременно вонзили в ее тело свое оружие. Тонкий клинок рапиры, широкое лезвие боевого ножа и короткий меч пронзили ее руки и неповрежденную ногу и пригвоздили к земле.
  
   ...маленькие надоедливые мушки замелькали перед его глазами, и затем странная серая пелена начала застилать их...
   ...внезапно он вновь увидел ту странную картину...
   ...картину из своего сна...
  
   Словно смакуя момент, маленький человечек перезарядил свой арбалет и приблизился к беспомощной жертве. Подойдя вплотную, он наклонился над ней и аккуратно снял повязку.
   Все так же аккуратно сложив ее и спрятав в карман, он отступил на шаг и резким движением ударил девушку носком сапога в голову.
   - Это тебе за мой нос, тва-гь, - кровь хлынула ручьем из того, что еще недавно было лицом девушки.
  
   ...он несся над неподвижными рядами воинов...
   ...он летел над колоссами, возвышающимися над воинствами...
   ...он летел к ней...
   ...огромной женской фигуре сотканной из пламени...
   - Мама.
   ...внезапно пейзаж резко изменился...
   ...посреди нагромождения острых, как иглы, скальных пиков, лежало НЕЧТО...
   - Найди... его...
   ...громадная неправильная сфера, словно легендарный небесный плуг, вспахала невероятную борозду в телах гор...
   - Найди... правду...
   ...и тут он почувствовал как дикая, несокрушимая сила неконтролируемым потоком вливается в него, сметая все преграды...
   ...сметая то, кем он был...
  
   Все так же не спеша и смакуя, человечек поднял арбалет и направил его на голову девушки.
   - Жаль, у тя глаз нет, сука. А то так даже никакого смака нету.
   Странный шум, неожиданно раздавшийся сзади, отвлек его от его занятия и обернувшись, человечек с раздражением заметил какую-то возню в том месте куда один из его бойцов закинул пришедшего со слепой мальчишку.
   - Мак, пойди разберись, че там такое.
   Один из трех убийц, оставив свой воткнутый в левую руку девушки короткий меч, поудобнее перехватил свое второе оружие, моргенштерн, и направился к заваленному навесу.
   Человечек улыбнулся и снова поднял арбалет.
  
   - Мама!
  
   Гром раздался, будто из ниоткуда. Внушительная фигура направлявшегося к навесу Мака разлетелась на куски так, как если бы по тонкому стеклу ударили двухпудовым молотом.
   - Это что еще за твою мать? - из полыхающей теперь словно огромная свеча кучи, что лишь недавно была сломанным торговым навесом, пошатываясь и качаясь, выбралось объятое пламенем существо, в котором с трудом угадывались контуры человеческого тела.
   Вскинув арбалет, человечек послал стрелу точно туда, где у этого непонятного нечто должна была находиться голова, но не долетев буквально двух ладоней до цели тяжелый стальной болт вспыхнул как сухая щепка и испарился.
   Существо сперва неуверенно, а потом все бодрее и быстрее направилось в сторону стоящих над своей жертвой убийц. Бросив свое оружие, они в панике бросились наутек.
   Тот, кого еще недавно звали Гори, остановился рядом с истерзанным телом слепой девушки, раскинувшись лежащей в пыли и крови.
   - Рейла, - голос был похож на рев всепожирающего пламени, бушующего в жерле вулкана. Наклонившись, он поднял ее на руки, и одежда на ней тут же вспыхнула, превращаясь в пепел.
   Но сама она не чувствовала боли и жара. Непонятная ей сила стремительными ручьями вливалась в раны на ее теле.
  
   - Я найду это...
   - Я найду правду для тебя... Мама.
  
   Страшный гром и удар сотрясли землю и громадное цунами, состоящее из огня и пепла, поглотило Бендин. Земля, где буквально только что стояли дома и жили десятки людей, превратилась в раскаленные спекшиеся угли.
   Среди всего этого безумия шагала одинокая фигура юноши, несшего на руках такую же как он девушку.
   Только такие как они смогли бы выжить сейчас здесь.
   Кожа их отливала металлическим блеском, а в глазах полыхало бесконечное пламя.
  

...интерлюдия...

   В ярости Неругита ударил одетым в латную перчатку кулаком в стену человеческого дома. Поселок, который они заняли, был пуст.
   Выдохнув и успокоившись, он взмахнул крыльями и стремительно набрав высоту взлетел. Больше ему здесь делать было нечего, сжечь поселение чужаков смогут и без него.
   - Тут снова никого нет! - огромный котш, к которому он подскочил тут же после приземления, озадаченно на него посмотрел.
   - Ну, нет и нет. Нам меньше возни. Спалим тут все и пойдем дальше.
   - Вы не понимаете капитан, - Неругита злился на все, на нерадивость подчиненных, на медленность их продвижения. И еще он злился на непомерную тупость котшей-простолюдинов, которые буквально отказывались видеть дальше собственного носа.
   - Если здесь нет людей, а их не было не только здесь, но и в двух предыдущих деревнях, то это значит, что их кто-то успел предупредить о нашем наступлении.
   - Ну...
   - И значит, они успели уйти. А кроме всего прочего это значит, что с ними ушли и все баронские дружины, которые теперь нам не удастся уничтожить по одиночке, и они, перегруппировавшись, встретят нас на выходе на равнины.
   - Подумаешь. Нас теперь ничто не остановит.
   Плюнув на тупого котша Неругита взлетел и отправился торопить своих солдат. Он не боялся баронских дружин, но он понимал, что теперь отсчет пошел на дни, если не на часы, до того момента, когда к выходу на равнины прибудут настоящие бойцы - маги-терминаторы.
   А это означало бы конец всем его планам и мечтам.
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"