Николаев Владимир Сергеевич: другие произведения.

Андердог

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В мире, которым управляет Великая Система, в маленьком городке захудалого баронства, родился "обнуленный" мальчик. Для всех он калека и уродец. Когда ему исполняется четырнадцать лет, погибают его родители и он остается один на один с этим жестоким миром. С нулевым уровнем и без характеристик. http://flibusta.site/b/548885

Андердог (СИ)

 []

Annotation

      В мире, которым управляет Великая Система, в маленьком городке захудалого баронства, родился "обнуленный" мальчик. Для всех он калека и уродец. Когда ему исполняется четырнадцать лет, погибают его родители и он остается один на один с этим жестоким миром. С нулевым уровнем и без характеристик.  


Андердог

Глава 1



      Глава 1.

     — Мастер Арен, у вас мальчик…
     Глава одной из самых удачливых артелей рудокопов в Орхусе, мастер Арен, всматривался в мрачный взгляд целительницы, принимавшей роды, и искренне недоумевал. С какой стати о рождении сына ему объявляют с такой кислой физиономией? Но спустя несколько мгновений до него начало доходить. Ребенок родился, а плача не слышно…
     — Он мертв?
     Эти слова мужчине, повидавшему в этой жизни всякого, дались непросто.
     — Нет. Он жив, — так же мрачно ответила целительница и тут же тихо, почти шепотом, добавила:
     — Но лучше бы он умер…
     Арен хищно сощурил глаза и сделал шаг вперед. Умей он сжигать взглядом, от лекарки не осталось бы даже пепла. Далия спокойно выдержала гневный взгляд рудокопа и сказала:
     — Но есть и хорошие новости. Твоя жена прекрасно перенесла роды.
     Эта фраза потушила в душе мастера уже начавший разгораться пожар гнева. Ему стоило труда взять себя в руки и продолжить расспрос. Эта женщина единственная целительница такого уровня на всю округу. Более того, это чрезвычайное везение, что она все еще в Орхусе. Хотя давно уже должна была отправиться в столицу баронства. Всему виной сезон дождей, начавшийся на неделю раньше. Теперь перевал Браддалид закрыт на два месяца. Только безумцу может прийти в голову путешествовать через горы в эту пору. К счастью для Арена и его супруги, Лианы, Далия безумием не страдала.
     — Говори, — коротко буркнул мастер.
     Как бы ему сейчас ни хотелось быть рядом с женой и сыном, но сперва дело.
     — Он обнулен, — сухо выдала целительница.
     Лицо Арена сейчас ничего не выражало. Его самообладанию мог позавидовать даже Черный Утес, что первым встречает северные шторма Ледяного океана. Но внутри, мужчина чувствовал, как его сердце сжимают холодные тиски. Бедный мальчик! Как же так?!
     Между тем, целительница продолжала:
     — Сперва я подумала, что младенец родился мертвым. Но потом разглядела его источники жизни и энергии. Там всего по десять единиц… Когда обычный минимум — это по два десятка на источник.
     — Но, как это возможно?!
     — Не знаю, — Далия озадаченно пожала плечами. — Никогда с таким не сталкивалась. Даже не слышала о таком. Не иначе проделки Бага.
     — Святотатствуешь, старуха? — спокойствие Арена дало трещину. — При чем здесь зловредный дух? Или ты не веришь в то, что все происходит по воле Великой Системы?
     После этих слов, лицо целительницы скривилось будто она съела лимон.
     — В это-то я как раз верю…
     — Тогда при чем здесь злой дух?
     — Хорошо, — сдавшаяся под напором мастера, целительница устало начала говорить:
     — Но сперва поклянись, что не потащишь меня в первый же храм Великой Системы, где меня умертвят, как еретичку.
     — Даю слово, — хмуро поклялся мастер.
     Целительница, получив системное уведомление, о том, что клятва принята, перейдя на полушепот, начала говорить:
     — Как ты знаешь, при рождении Великая Система дарит нам первый уровень, наполняет наши источники и преподносит первые скрижали характеристик. И уже от бога Рандома зависит их количество. В основном их десять или двенадцать. Максимум, о котором я слышала — пятнадцать скрижалей.
     Арен молча кивнул. Его первенец, Тим, получил при рождении четырнадцать. На лицо мастера наползла тень. Всего два года прошло, как они с Лианой получили извещение о его гибели в сражении в Пустошах. Он надеялся, рождение второго сына разгонит тот мрак, что поселился в их доме после гибели Тима. Но, как видно не судьба…
     — Но также были случаи, когда люди получали меньше десяти скрижалей. Да им приходилось несладко в детстве. Они были слабее своих сверстников… Но потом со временем, многие достигли хороших результатов.
     — Да, — согласился Арен. — У нас в артели тоже есть такие.
     Лицо мастера слегка просветлело. Как он мог забыть об этом! Значит ли это, что его сын сможет в будущем рассчитывать на нормальную жизнь? И тут же дал себе слово — конечно сможет! Уж, Арен позаботится об этом!
     Видя настроение мастера, целительница поспешила опустить его на землю:
     — Знаю, о чем ты думаешь, мастер Арен. Тебе кажется, что твой сын оказался в такой же ситуации. Но ты ошибаешься. Младенец обнулен. Он не получил свой первый уровень и причитающиеся ему скрижали. Его источники ничтожно малы. И думается мне, что Рандом здесь не причем. Это все Баг…
     На Арена было больно смотреть. Только-только надежда подмигнула ему и вот уже ее втаптывают в грязь.
     Тем временем Далия продолжала:
     — Как ты знаешь у Бага много имен. Глюк, Сбой, Вирус, но есть и еще одно. Мой учитель прочитал о нем в одном манускрипте Древних. Ушедшие называли его — Программной Ошибкой. Понимаешь? Ошибкой! Это значит, что Великая Система не совершенна и тоже может ошибаться! В той книге много еще было написано, но говорить об этом у меня нет никакого желания. Да и не для твоих ушей это…
     Мастер устало опустился на лавку.
     — Нулевой уровень, — прошептал он. — Это же…
     — Да, — грустно кивнула целительница. — Он не будет развиваться. Он не сможет использовать скрижали. Даже если ты отдашь ему свои эссенции опыта — ничего не выйдет. Почти на всем, что создала Великая Система стоит ограничение. Минимум первый уровень.
     — Но, что тогда делать? — обреченно спросил Арен.
     Далия присела на лавку рядом с мастером. На ее лице, испещрённом морщинами, застыло выражение глубокой задумчивости.
     «Сколько же ей лет?» — подумал вдруг Арен. Все знают, что целители долгожители. Еще болтают, что они открыли секрет вечной молодости. Мужчина хмыкнул про себя… Бред, конечно… Но чем Баг не шутит… И если Далия внешне выглядит на лет семьдесят, то это число можно смело умножать на два, а то и на три…
     — Ха! — неожиданно громко воскликнула целительница. Ее светло-голубые, почти серые, глаза радостно засверкали. — Придумала!
     Потирая сухие, как две ветви, ладони, Далия обратилась к мастеру:
     — Странно почему я раньше до этого не додумалась. Старею… Ты тоже хорош…
     Арен недоуменно уставился на старуху.
     — Ладно, — махнула она рукой. — Сейчас объясню. Вижу от тебя толку ноль… Пока единственный выход из положения — это артефакты Древних.
     — Ты хочешь сказать…
     — Именно… Это единственные предметы, которые не имеют ограничений. Они вообще без требований. Только сам понимаешь… Такие вещи редкость и стоят недешево. Хотя твоему сыну хватит и двух-трех предметов с плюсами к основным характеристикам…
     Старуха еще что-то говорила, но Арен слушал ее вполуха. Он уже прикидывал, где и как будет покупать артефакты Ушедших. О деньгах он не думал… Жизнь его сына — вот главная ценность…

      Спустя 14 лет…


     — Тяжеленный, зараза! — периодически пуская газы и матерясь сквозь зубы, толстый грузчик тащит массивное кресло к входной двери.
     «Трон» моего прадеда. Отец любил сидеть в нем после ужина, покуривая трубку и вытянув ноги к камину. В такие часы он был очень благодушно настроен и мне перепадало много историй, сказок и легенд…
     — Да, здесь вся мебель такая! — вторит ему раздраженный голос из столовой.
     — Старинное дубовое кресло — одно, — не обращая внимание на ругань и пердеж грузчиков, спокойным голосом сообщает банковский клерк. В длинных сухих пальцах порхает белое гусиное перо, аккуратно описывая каждый выносимый предмет из дома. Три листа уже полностью исписаны мелким каллиграфическим почерком.
     Из кухни появляется жилистый бородач. В дрожащей руке треснувшая супница. Мутный взгляд красных глаз останавливается на тощей фигуре клерка.
     — Этот хлам тоже забираем?
     Любимая супница моей матери. Каждый раз, когда она ставила ее на стол, мы слышали одну и ту же присказку. Мол, ну и что, что треснувшая! Зато суп долго не остывает! Отец, когда мама убегала на кухню за новым блюдом, шепотом объяснял мне, что женщинам вообще очень сложно расставаться с вещами. При этом он, улыбаясь поглаживал свою старую жилетку, которую, к слову сказать, мама периодически грозилась выбросить.
     Клерк оторвал взгляд от записей и взглянул на бородача. В маленьких близко посаженых глазках, читается явное презрение.
     — Токс, — проскрипел он. — Что в простой фразе: «выносить всё из дома и грузить на телеги», конкретно тебе непонятно?
     — Дык она же… — попытался возразить Токс, но вошедший в дом гигант его грубо перебил:
     — Захлопни пасть, Токс и делай, что тебе велено! Да пошевеливайся!
     Бородач, вжав голову в плечи, попытался прошмыгнуть к выходу.
     — Куда это ты собрался? — рыкнул гигант.
     Токс непонимающе уставился на своего босса. Тот стоял в проходе, скрестив руки на груди и вывалив объемное пузо вперед.
     — Ты мне что тут по одной супнице таскать собрался? А, ну, марш, обратно на кухню и загрузись, как следует!
     Токса словно ветром сдуло.
     — Господин Дрегер, вам бы стоило тщательней выбирать персонал, — ехидно заметил клерк.
     — Тебя забыл спросить, хорек архивный, — беззлобно отмахнулся пузатый Дрегер и направился в родительскую спальню, небрежно задев рукой записи худого клерка.
     Белые листы, словно стая испуганных голубей выпорхнули у того из рук и рассыпались по полу. «Хорек архивный» по-женски громко ахнув, бросился собирать свое богатство. Тело его тряслось от негодования, а на длинном птичьем носу повисла зеленая сопля.
     Судорожно ползая по полу, клерк бурчал проклятия в адрес грузчиков-идиотов и их хама предводителя. Словно издеваясь над унизительным положением крючкотворца, из столовой грохнуло наглое ржание нескольких луженых глоток. Лицо клерка мгновенно стало багровым, а на уголках маленьких глаз выступили слезы обиды.
     Наконец, сухие пальцы бережно привели в порядок бумаги. Клерк, придерживая чернильницу, висящую на шнурке на шее, поднялся с колен. Стряхнув правой рукой пыль со штанов и одернув несколько раз сильно ношеный, но аккуратный сюртук — писарь успокоился.
     Именно в этот момент наши взгляды встретились…
     Я сидел на кухонной табуретке в углу прихожей и ожидал своей участи. То, что наш дом забирает банк в уплату долга, я узнал только вчера. К слову, на следующий день после гибели родителей в местной шахте.
     — Что уставился, недоделанный? — прошипел клерк.
     Точно хорек, хмыкнул я про себя.
     — Тебе смешно? — в глазах «хорька» смесь искреннего недоумения и злости. — Ведь все, что происходит сейчас — это твоя вина!
     Не понял… О чем это он?
     — Ха-ха! Вижу, ты не врубаешься?
     На пороге родительской спальни появился Дрегер в охапку с маминой вазой. Он хмуро посмотрел сперва на меня, затем на клерка.
     — Заткнись, крыса канцелярская! — рыкнул он. — Если не оставишь в покое мальца, пойдешь домой без зубов!
     Ободряюще подмигнув мне, пузан вышел из дома.
     Судя по гневно искривленным губам, «хорек» хотел что-то ответить, но возглас сверху прервал так и не начавшуюся тираду.
     — Не надо, Сакис. Лучше промолчи.
     Мы вместе подняли головы. На лестнице, ведущей на второй этаж, стоял клерк. Лысая, как колено, голова склонена над записями. Полные губы шевелятся в такт записываемым буквам. Чернильница не висит, а стоит на животе.
     — Но Велен! Ты же видишь! Это абсолютное неуважение к сотруднику банка! — взвизгнул «хорек» Сакис.
     — Не надо, — повторил толстый писарь и продолжил спуск по лестнице, при этом продолжая что-то записывать. А потом, оторвавшись от бумаг, добавил:
     — И действительно, оставь пацана в покое. Он не наша забота.
     — Как это не наша? — удивился Сакис. — Я думал, что банк…
     — Нет, — перебил его Велен. — Оставшийся долг выкупил Бардан.
     Узкое лицо Сакиса вытянулось до такой степени, что мне показалось, будто его голова стала плоской.
     — Тот самый?!
     — Угу, — буднично ответил Велен, снова погрузившись в свои записи.
     Сакис медленно повернул голову в мою сторону. В глазах промелькнула мимолетная жалость.
     — Мда-а-а… — протянул он. — Не завидую я тебе, недоделанный.
     Насладившись непониманием и беспокойством на моем лице, он, гордо подняв голову, степенно проследовал на выход.
     Краем уха, слышу приглушенный разговор двух грузчиков в столовой.
     — Слышь, Токс, а почему банковская крыса мальца постоянно недоделанным кличет? — говорящего не вижу, но узнаю его по голосу. Это кряжистый Рой. Похож на пивной бочонок.
     — Дык, он ведь и есть недоделанный. Увечный с рождения, — небрежно отвечает Токс.
     — Мда, — удивляется Рой. — А так по виду и не скажешь. Щуплый, правда, и синяки под глазами. Так может болел недавно? Да и батю с мамкой потерял на днях. Вот и бледный, как смерть.
     — Не-е-е, — возразил Токс. — Он с рождения такой. Не повезло Арану с сыновьями… Уже покойному…
     На некоторое время разговор в столовой прекратился. Каждый думал о своем.
     Первым нарушил молчание Рой:
     — Расскажи… У нас тут работы еще на пол дня, а за беседой время быстрее пролетает…
     — Да тут рассказывать-то особо и нечего, — натужно ответил Токс, видимо передвигает что-то тяжелое. — Семья, сам видишь, с достатком была. Дом два этажа. Хозяйство отменное — лошади, коровы, свиньи. Прислуга даже была.
     — Это, да-а-а, — в голосе Роя слышны завистливые нотки.
     — Все Бергманы потомственные шахтеры, — продолжил Токс. — У них самая сильная артель была. Всей артелью и погибли под обвалом.
     — Дела-а-а…
     — Жена Бергмана и еще несколько баб в тот день в шахту ужин мужикам принесли… В общем, вместе с мужьями и…
     Судя по тембру голоса Токс по-настоящему переживал о гибели моих родных и друзей моих родителей.
     — А что с его сыновьями-то? — задал вопрос Рой.
     — Не повезло ему с сыновьями. Хотя начиналось все хорошо. Даже замечательно! Первенец-то при рождении получил хороший расклад характеристик. Среди сверстников был самым сильным. К шестнадцати годам, после первого распределения статов, с отцом спустился в шахту. А зимой того же года еще и турнир выиграл. Тогда-то барон и забрал его в свою дружину.
     — Ого! Так в чем же невезение?! — недоуменно воскликнул Рой.
     — Спустя месяц Бергманам пришла весть о гибели сына…
     — Вот, оно как…
     — Вот, так…
     Грузчики снова замолчали, переваривая сказанное. Но ненадолго. В этот раз первым заговорил Токс:
     — Годы скорби прошли, и женка Арана снова родила. И вроде бы радоваться надо, но только вот какое дело… Младенец ущербным родился. Да, какое там… Они сперва даже подумали, что он вообще мертвый. Ни крика, ни движения, глаза закрыты. Благо знахарка умелая роды принимала — сумела заметить, что тот дышит. Слабо, но дышит.
     — Дела-а… — протянул Рой.
     — Ха! — воскликнул Токс. — Ты еще главного не знаешь. Аран раскошелился на целителя из столицы.
     — Ну…
     — Так вот тот и увидел, что ребенок родился обнуленным! — победно произнес Токс.
     Мне показалось, что услышал, как челюсть Роя упала на пол. Хотя тут же осознал, что это был скорее всего лишь один из инструментов.
     — Впервые слышу о таком! — слышу пораженный голос Роя.
     Я удивился. Почти не переврали мою историю… Есть несколько неточностей, но в основном так и было… Отец много раз мне рассказывал о дне моего рождения.
     — Эй, вы, болваны! — рык Дрегера заставил меня вздрогнуть. — Пошевеливайтесь! Я вам, идиотам, не за болтовню плачу!
     Гигант, предводитель грузчиков, внезапно появившийся на пороге дома, хмуро взирал на торопливо прошмыгнувших на выход работяг.
     — Лентяи, — продолжал он порыкивать себе под нос. — Ничего, мы еще поговорим, когда заявитесь за оплатой…
     Он еще некоторое время наблюдал за происходящим во дворе, а потом обернулся ко мне. Мне показалось или его взгляд слегка потеплел?
     — Собирайся, малец, — сказал он, кивая в сторону выхода. — За тобой пришли.
     Странное дело, ловлю себя на мысли, что уже с утра с нетерпением жду этой фразы. Знай кто-нибудь, о чем я сейчас думаю, сказал бы — этот мальчишка сошел с ума.
     Эх… В какой-то степени он был бы близок к истине.
     Два дня назад, мой мир, пусть и не самый прекрасный, ровно такой, какой может быть у калеки, перестал существовать. Отстраненно наблюдая за разграблением нашего дома, вдруг отчетливо понял, что остался один на один с этим миром. Сильный отец, больше не придёт на помощь. Заботливая и нежная мама не утрет слезы отчаянья и обиды.
     Чувствую, как комок подступает к горлу. Предательски защипало глаза. Нет! Я не разревусь прямо здесь — на потеху этим мародерам. Потом забьюсь в какую-нибудь дыру и дам волю чувствам. Но только не здесь и не сейчас. Иначе предам память об отце, который учил меня быть сильным.
     Смотрю, как выносят любимые вещи моих родителей. Как уничтожают историю нашей семьи. И понимаю — это место с их смертью перестало быть родным… В тот миг я еще не понимал, что в свои четырнадцать лет уже осознал одну из величайших истин — дом — там, где живут любящие тебя люди.
     Медленно сползаю с табурета. Это вся скорость, на которую способен с двумя единичками ловкости. Но я рад и такому раскладу.
     Первый шаг я сделал спустя два года после рождения. Собственно, как и первое слово. Отцу, наконец, улыбнулась удача. Он смог купить на черном рынке в столице баронства мой первый артефакт Древних. Рука по старой привычке потянулась к груди.

     — Пуговица из кости Каменного варана.
     — Категория — простой.
     — Ловкость +2.
     — Сила +1.
     — Разум +3
     — Ограничения — нет.
     — Прочность — 13/25.

     Кому-то, наверняка, покажется забавной моя радость из-за каких-то жалких шести единиц характеристик… Но мне, пролежавшему два долгих года в постели, подобно бесчувственному и немому полену, подарок отца был и до сих пор является лучшим из всех…
     В руках котомка на пять слотов. Там у меня маленький портрет родителей, два вареных яйца и горбушка хлеба. Еду мне в дорогу, принесла мадам Хорст, наша соседка. Всегда считал ее злой и вздорной, но к моему удивлению она единственная пришла узнать о моей дальнейшей судьбе.
     На обычном «нулевом», к слову, как и вся моя одежда, ремне, в специальном кармашке лежит маленький складной ножик.

     — Складной нож «Стрекоза».
     — Категория — простой.
     — Урон +2
     — Ограничения — нет.
     — Прочность — 33/55.

     Это последний приобретенный отцом артефакт. Родители подарили его утром в день моего рождения. За несколько часов до гибели…
     С собственным телом и маленькой котомкой позволяют кое-как справляться три жалкие единички силы. Все благодаря невзрачному на вид колечку.

     — Стальное кольцо.
     — Категория — простой.
     — Сила +2
     — Ограничения — нет.
     — Прочность — 14/30

     Как-то спросил у отца, почему эти простые вещи настолько ценны. Оказалось, по нескольким довольно весомым причинам.
     Во-первых, артефакты Древних не имеют ограничений. Это значит, кто угодно независимо от уровня и показателей характеристик, может носить их.
     Во-вторых, невзирая на малые показатели, в будущем я смогу улучшить их категорию. Я пока не знаю как, но это возможно.
     В-третьих, но это только слухи, после улучшения, показатели уже существующих характеристик не только увеличиваются, но и добавляются несколько новых.
     И последнее из известных, эти предметы маш… машшс… масштабиру-ем-ые… Это когда значение моего уровня суммируется ко всем характеристикам предмета. Имей я сейчас первый уровень, все характеристики на моих артефактах увеличились бы на единицу. Эх… мечты… мечты…
     И еще… Это уже рассказала Далия. Изделия Древних могут распознать только те, у кого высокие показатели «разума». Для простых обывателей это обычные ничем не примечательные предметы.
     А что касается внешнего вида… Богато украшенное, золотое кольцо на пальце сына шахтера, однозначно возбудит нездоровый интерес. Так что невзрачность и незаметность — это как раз то, что мне нужно. Ведь изделия Ушедших, штучный и дорогой товар. Незачем привлекать ненужное внимание — это одно из первых правил, которому научил меня отец. Именно поэтому, каждый раз с новым артефактом в нашем доме появлялась Далия, целительница, помогавшая моей матери при родах и ставшая другом нашей семьи. Благодаря этой маленькой хитрости отпадали всяческие вопросы. К примеру, почему больше двух лет, лежавший пластом мальчишка, вдруг начал ходить. Отсюда и возникало логическое объяснение, почему глава артели рудокопов снова идет в банк за очередной ссудой — работа целителей стоит дорого. Особенно такой, как Далия. Кстати, мама как-то проговорилась, что никто иной, как старая врачевательница находила отцу изделия Древних. За посредничество он платил ей некий процент.
     Я подозревал, что родители отдают большие суммы для того, чтобы их сын смог жить, как обычный ребенок, но сумма долга, с набежавшими процентами впечатляла. Отдавая дом, землю и все наше хозяйство, я все еще оставался должен банку почти сотню золотых. Хотя уже не банку… А какому-то Бардану…
     Последний раз переступая порог отчего дома я обратился к боссу грузчиков:
     — Господин Дреггер, не затруднит ли вас сказать мне — кто такой Бардан?
     Гигант тяжело вздохнул и пряча взгляд мрачно ответил:
     — Бардан — ланиста. Хозяин гладиаторских ям.

Глава 2


      Глава 2

      За 2 года до описываемых событий.

     — Итак, внимание!
     Зычный голос наставника Друма прогремел на всю пещеру. Рыжебородый крепыш из артели, конкурирующей с артелью отца, преподавал нам основы шахтерской науки.
     — Сегодня вы все возьмете в руки инструмент рудокопа! — рычал он, хмуро вглядываясь в наши детские лица.
     Затем взгляд его колючих черных глаз остановился на мне.
     — Кроме Эрика, разумеется, — его широкий, как у жабы, рот расплылся в ехидной улыбке. Обнажая ряд желтых кривых зубов.
     Мои бывшие одноклассники, как по команде посмотрели на меня и весело загоготали. Особенно радовалась белокурая Мия, самая красивая девочка в классе. Окруженная стайкой подружек, тоже симпатичных, но не таких красивых, она была похожа на королеву.
     Отец Мии, Хрут — один из двенадцати старейшин Орхуса, был на ножах с моим. Подслушал как-то ночью разговор родителей. Отец чуть было не набил морду Хруту, когда тот возмутился, что в школе вместе с его дочерью находится жалкий калека.
     Потом дело дошло до суда. Хрута поддержали остальные старейшины и родители моих одноклассников. Мол, я своей неполноценностью торможу развитие остальных детей. На охоте, например, ослабляю своим присутствием группу. Урона не наношу, а на добычу якобы претендую. Плюс наставникам лишняя морока — вечно следить, чтобы меня случайно какой моб не пришиб. Источник-то жизни всего десяток единиц… На один укус крысюку-мусорщику.
     В теории оно, конечно, так и выглядело, но на практике — лутом со мной никто никогда не делился. Наставникам на меня было плевать. Выжил — хорошо, помер — сам виноват.
     С добычей ресурсов тоже проблема. Инструмент и ресурсы все с ограничением. Минимум с первого уровня. Да что говорить! Я даже не все мамины блюда мог есть. Только те у которых нолик стоит. Самые элементарные — хлеб, масло, мед. По-простому, без всяких изысков, приготовленное мясо или каша. То еще мучение, когда видишь, как лопают сладости другие дети…
     В итоге тот суд постановил, убрать меня из школы. Но мне разрешили быть вольным слушателем. Присутствовать на занятиях. С формулировкой: «смотреть можно, но руками не трогать»… Естественно наставники ответственности за меня не несли…

     В руках у Друма появилась небольшая кирка. Отец показывал мне такую. Маленькая, учебная. На пять единиц урона.
     — Объясняю и показываю только один раз! — гаркнул наставник. — Вот так хватаетесь за рукоять! Делаете замах! Бьете!
     Сталь, выбивая десятки мелких искр, вонзилась в породу. Друм без особых усилий надавил на древко и сковырнул первый булыжник.
     — Готово! Всем все ясно?!
     Ему утвердительно ответил нестройный хор детских голосов.
     — Ну, раз все ясно, тогда кто будет первым?!
     От кучки учеников тут же отделилась высокая крепкая фигура.
     Хакон, сын охотника Ульвара. Черные, как смола волосы. Гибкое телосложение. Мягкие звериные движения. Группка девчонок во главе с Мией, проводили парня восхищенными взглядами.
     Говорят, когда он родился, Рандом расщедрился на четырнадцать скрижалей. Точно, как когда-то моему старшему брату… Которого, увы, я никогда не видел.
     Благодаря щедрому дару Великой Системы, Хакон развивался намного быстрее своих сверстников. Неделю назад он ушел с отцом и старшим братом на охоту вторым уровнем. А вернулся шестым. Пацаны из моего бывшего класса боготворили его за силу и ловкость.
     — Мастер Друм, может дадите мне инструмент получше?! — с вызовом в голосе выкрикнул Хакон.
     Грудь колесом, руки в боки. Позер…
     Друм весело крякнул.
     — А почему бы и нет?
     И протянул здоровенную «взрослую» кирку.
     — Ого! — восхищенно воскликнул крепыш Томас. Тоже сын шахтера, как и я. — Шестой уровень! Как и у моего отца! Наверное, тяжеленная зараза!
     Если Хакон и смутился, никто этого не заметил. На красивом лице все та же самоуверенная улыбка.
     Подойдя почти вплотную к наставнику, сын охотника протянул правую руку к инструменту. Друм, легко, будто перышко протянул тяжелый инструмент.
     — Лучше двумя руками, — сказал он улыбаясь.
     Несмотря на самоуверенный вид, Хакон внял предупреждению, чем заслужил одобрительный кивок мастера.
     Все это время мы молча затаив дыхание следили за действиями Хакона. Вот он хватается обеими руками за рукоять. Кивает мастеру. Тот отпускает инструмент. Вижу, как вздулись вены на лбу у сына охотника. Как задрожали руки от перенапряжения, но рукоять не выпустили. Тяжелый замах и стальной зуб врезается в породу. Не так легко, как у Друма, но это не важно… Хакон наваливается всем телом на древко и с огромным усилием, под восхищенные возгласы одноклассников, откалывает довольно большой кусок камня.
     — Молодец! — рыкнул мастер и хлопнул парня по плечу.
     На лице Хакона застыла довольная улыбка. Глаза забегали по невидимым нам системным оповещениям.
     — Что дали?
     — Что?
     — Что там?
     Наперебой посыпались вопросы.
     Хакон требовательно поднял руку.
     — Тихо! — крикнул Скегги, друг Хакона. — Читай, бро!
     Хакон сосредоточился на только ему видимом тексте и медленно начал декламировать. Это только я заметил, что он слишком медленно читает? Видимо, в «разуме» у него даже меньше, чем у меня.
     — Внимание вы добыли два килограмма руды! Поздравляем! Вы получаете…
     Хакон многозначительно обвел нас всех хитрым взглядом и продолжил:
     — Глиняная скрижаль силы!
     Все радостно взревели.
     — Глиняная скрижаль ловкости!
     — Да-а-а! — кричали все хором.
     — Глиняная скрижаль выносливости! Глиняная скрижаль профессии «Рудокоп»! Глиняная скрижаль грузоподъемности! Эссенция опыта — пять штук!
     Пока Хакон оглашал список своего лута, я невольно представлял себя на месте сына охотника. Каково это быть сильным и ловким? Добиваться всего, чего пожелаешь? Ловить на себе восхищенные взгляды самых красивых девчонок?
     Не сразу понял, что Хакон уже давно перестал хвастаться трофеями и все сейчас смотрели на меня. Я недоуменно обвел всех взглядом.
     — Видели его рожу?! — крикнул Снорри, шестерка Хакона, указывая грязным пальцем на меня. — У дефективного даже слюна потекла на лут Хакона!
     Громкое веселое ржание прогремело на всю пещеру. На меня показывали пальцами. Корчили рожи, видимо, по их мнению, я выглядел именно так.
     Не в силах больше терпеть, я развернулся и рванул на выход. Вернее — это мне так показалось. Правильней будет медленно побрел, как черепаха. Да и то, черепаха пошустрее меня будет. Мой «эпический» побег вызвал новый взрыв хохота. Сопливый Снорри и жирный Томас даже улюлюкали.
     Не помню, как добрался до дома. Помню только, что прорыдал всю ночь. От обиды и унижения хотелось провалиться сквозь землю. Но больше всего я ненавидел себя за позорное отступление.
     Именно в тот день, уже под утро, перед тем как забыться в беспокойном сне, я дал себе обещание — никогда больше не показывать спину врагу…

      Настоящее время.

     — Эрик Бергман?
     Худой, словно дряхлое дерево, старик подслеповато пялился в мятый листок бумаги. Маленькая плешивая голова, узкие костлявые плечи, излишняя сутулость. Всего девятый уровень. Интересно, чем он занимался всю свою жизнь? Или такой же обделенный, как и я? Хотя, нет. Таких, как я больше нет. Так по крайней мере говорила Далия.
     — Да, это я.
     Старик, наконец, оторвался от листка и пристально всмотрелся в надпись над моей головой.
     — Что за… — выцветшие слезящиеся глаза деда округлились. Он даже моргнул несколько раз.
     — Говорила мне моя старуха не пить ту бормотуху, — зло проскрипел он. — Теперь вот нули мерещатся.
     Проходящий мимо грузчик громко расхохотался.
     — Что Рипей? Допился на старости лет?
     — Чего ржешь, охламон? Теперь на лекаря раскошеливаться придется.
     — А вот будешь знать, как всякую гадость в рот тянуть! — продолжал хохотать грузчик.
     Рипей зло сплюнул и снова, хмурясь, стал всматриваться в показатели моего уровня.
     Я решил сжалиться над стариком.
     — Господин Рипей, не волнуйтесь. Вы не ошиблись. Я действительно «нулевой».
     Думал успокою беднягу. Какое там! Дед еще больше испугался.
     — Это как же? О, Великая Система! — запричитал он, хватаясь за голову. — Что же я господину Бардану скажу?! Он ведь за дефективного с меня три шкуры спустит!
     — А ты здесь при чем, дурак старый? — решил вмешаться босс грузчиков. — Бардан дал запрос в банк. Выкупил кабальные грамоты. А то, что он не смотрел, кого выкупает — это уже его проблемы. Не твои, старик.
     — И то верно! — радостно всплеснул руками дед. — Мое ведь дело маленькое — доставить то, что указано в списке!
     — Ну, вот, — улыбнулся Дреггер. — А ты уже хоронить себя собрался.
     — Спасибо тебе, мил человек, успокоил, — Рипей быстро поклонился боссу грузчиков и повернулся ко мне. — А ты малец, полезай на телегу. Нам еще других кабальных забирать.
     До места мы добрались только к вечеру. На удивление путешествие перенес нормально. Зарывшись с головой в душистое сено, проспал всю дорогу. Просыпался только когда Рипей останавливался чтобы забрать новых кабальных. Трудно спать под душераздирающий бабий и детский вой. Когда семья провожает попавшего в кабалу — зрелище не для слабонервных.
     Я никогда не сталкивался с этим явлением, по Рипей доходчиво разъяснил мне что к чему. Благо стариком он оказался разговорчивым.
     — Положим, приходит мужик в банк и просит ссуду, — рассказывал старик. — А банку, какой прок от того, чтобы золотишко направо и налево раздавать? Правильно, никакого. Ему прибыль нужна, на то он и банк. Вот и дают мужичку денежки в рост. То бишь под процент на определенное время. Хорошо если есть золото, чтобы банку в срок вернуть, а ежели нет то, твой долг перекупает кто-то вроде моего хозяина. Ему люди всегда нужны… Приходит пора послужить вместо процентов, пока сумму всю не отдашь. Эхех, я вот, вишь так и не сподобился… Хорошо, когда в семье есть сильные сыновья. Обычно отцы в кабалу их отдают, а сами стараются побыстрей сумму нужную собрать. Ну, это ежели отцы хорошие… Бывает такое, что дети половину жизни на кредиторов горбатятся, а бывает так и помирают кабальными…
     В последней семье, куда мы заехали, старших сыновей не было. Дети были, но только пять девчонок. Самая старшая, похоже моя ровесница. Ее и провожали. Мать Сойки, так звали девчонку, на удивление не плакала, но на мрачном лице застыла маска боли и безысходности. Младшие сестренки размазывая слезы и сопли, жалобно поскуливали, словно щенята.
     Я смотрел на ветхий дом Сойки, на ее мать, что обнимала старшую дочь натруженными руками, на отца, который судя по характерному перегару из бутылки не вылазил, и понимал — девочку выкупят не скоро… да и выкупят ли…

     Дом Бардана впечатлял своими размерами. Три этажа. Гранитные стены. На всех окнах массивные стальные решетки. Не дом, а крепость. Весь немаленький участок обнесен высоким каменным забором. У ворот и парадного входа хорошо вооруженная охрана. Видать у этого Бардана денег куры не клюют.
     Телега с притихшими кабальными подкатила к баракам, что находились на отдалении от дома хозяина. Нас уже встречали.
     Двое мужчин. Один, чем-то неуловимым напоминал мне банковского клерка Сатиса. Та же чернильница на шее, тот же усталый оценивающий взгляд. Худощавый. Болезненный цвет лица. Точно клерк.
     Второй был полной противоположностью. Высокий, широкоплечий. Ладони, что те совковые лопаты. Серые глаза горят энергией и силой.
     Рипей проворно выстроил нас возле телеги и протянул знакомый измятый листок «клерку»:
     — Вот, господин управляющий. Все по списку — ровно шестеро. Четыре мужика, девчонка и пацан.
     Управляющий брезгливо взял двумя пальцами протягиваемый ему листок и быстро пробежался по нашим именам. В определенный момент, когда дело дошло до меня, его глаза округлились.
     — Ты кого мне притащил?! — проорал он. — Старый болван, ты что не видел кого тебе подсовывают эти Бергманы!!! Что я теперь скажу хозяину?! Вальгард, прикажи высечь этого идиота!
     До этого безучастно стоявший рыжебородый гигант, угрожающе качнулся вперед. Рипей враз растерявший все свое красноречие рухнул на колени перед разбушевавшимся управляющим. Но тот распалялся все больше и больше. Вальгард навис над беднягой. Широкие ладони опустились на костлявые плечи рыдающего старика.
     — Господин управляющий! — кажется я сам вздрогнул от звука своего голоса. — Позвольте обратиться!
     Баг дернул меня за язык вмешаться! Но отступать поздно!
     Над двором повисла гнетущая тишина. Мои товарищи по несчастью ошарашенно уставились на меня. Даже Рипей перестал подвывать.
     «Клерк» хищно прищурился и рыкнул:
     — Говори! Но помни, если ты зря прервал меня, отправишься под плети вместе с этим болваном! Ты понимаешь?
     — Да, господин управляющий, я осознаю весь риск моего положения, — стоило труда говорить так, чтобы мой голос не дрожал.
     — Продолжай!
     — Господин Рипей не виноват, скажу больше, он очень ревностно выполнял ваши поручения.
     — Тогда почему здесь ты, а не твой отец, старший брат или сестра?
     — Увы, господин управляющий, сестры у меня нет и никогда не было. Старший брат, сражаясь за нашего барона, пал в бою в Пустошах, а отец и мать погибли два дня назад в шахте… Я остался один… Теперь вы видите, что господин Рипей вынужден был привезти именно меня.
     Краем глаза замечаю заинтересованный взгляд Сойки. В пути я смог незаметно рассмотреть ее. Неожиданно удивил ее четвертый уровень. Судя по гибкой фигуре и плавным кошачьим движениям, вкладывалась в «ловкость». Из-под платка выбилась прядь огненно-рыжих волос. Глаза, как два темных изумруда. Веснушки на слегка вздернутом маленьком носике и бледных щеках абсолютно не портят ее. Даже наоборот…
     — Он говорит правду? — управляющий все еще зол, но по тону его голоса понятно — буря нас миновала.
     — Да, господин, — проблеял старик. — Клянусь, так и было!
     Видимо получив системное уведомление о подтверждении клятвы, управляющий сменил гнев на милость.
     — Ладно, — буркнул он старику. — Размещай пополнение — завтра решу, что с ними делать…
     Рипей быстро вскочил и повел всех кабальных к дальнему бараку.
     Я хотел было тоже развернуться, но вдруг услышал:
     — А вот с тобой не все так просто…
     Колючий взгляд прищуренных глаз впился в меня. Я забыл, как дышать.
     — Хозяин будет в бешенстве. Банк намудрил, а разгребать нам… Ты ведь абсолютно бесполезен. Подумать только! Нулевой уровень! Как только не сдох… И куда тебя приткнуть?
     — Инг, — неожиданно подал голос рыжебородый гигант. — Посмотри какой он щуплый. Парни из артели Скоркса давно такого просят.
     — Ты с ума сошел? — возмутился управляющий. — На рудник нулевку отправить? Чтобы он там в первый же час окочурился?
     Кажется, я громко сглотнул. Сердце вот-вот выпрыгнет из груди.
     — Ну, и что? — развивал тему Вальгард. — А ты Скорксу выкатишь претензию за порчу имущества хозяина. Еще и наваришься.
     — Ты в своем уме? Да на нем почти сотня золотых долга! Скоркс не пойдет на такой риск. Да за такие деньжищи, он таких пацанов несколько десятков нанять может!
     — Это ты о ком сейчас говоришь? — хохотнул здоровяк. — О Скорксе, который родную мать за десять медяков продаст? Ха-ха! Ну, ты сказанул! Этот скряга никогда не откажется от бесплатного «мяса». Да и кто сказал, что малой окочурится в первый же день. Потомственный шахтер. Бергман, все-таки.
     Сказав это Вальгард весело подмигнул мне. От чего у меня пробежал мороз по коже.
     — А зачем ему тощие-то? — заинтересованно спросил Инг.
     — Дык, дальние штольни разведывать. В норы каменных червей только такие и пролезут.
     — Ясно, — задумчиво потирая подбородок, сказал управляющий.
     — Ты сам посуди, — видя, что Инг уже почти согласился, давил Вальгард. — Запрос на щуплых пацанов был? Был. Ты отреагировал? Отреагировал. А там уже дело за Скорксом, как он решит. Отправит в штольни — значит ответственность уже на нем. Вернет назад — ничего страшного. Пристроишь мальца где-нибудь на кухне до приезда хозяина. Он говорят, только недели через две прибудет.
     — Да, — согласился Инг. — Он сейчас занят покупкой новых гладиаторов. В столицу прибыл обоз маршала Вестара. Там много военнопленных орков и гоблинов.
     — Тем более. Хозяину сейчас не до какого-то пацана. А у тебя будет прекрасная возможность насолить Скорксу. Это ведь он, в прошлом месяце, на тебя письмецо жалобное хозяину накатал.
     Судя по злому лицу, Инга, эти «зерна» упали в благодатную почву. На мою беду Вальгард не только в «силу» вкладывался. Язык подвешен как надо.
     — Да и не узнает Скоркс о размере долга пацана. Малец нам клятву даст, что болтать не будет, — добил последним аргументом здоровяк.
     После этих слов Инг взглянул на меня. Меня словно морозом обдало.
     — Ну, что болтун, будешь осваивать профессию своего покойного папаши.



Глава 3


     — Вот, милок, покушай. Чай, проголодался за весь день-то.
     Маленькая худенькая старушка протягивала мне глиняную плошку, из которой умопомрачительно пахло чем-то съестным. Я затаив дыхание и глотая набежавшую слюну уставился на уровень блюда. Словно прочитав мои мысли, бабулька начала приговаривать:
     — Не бойся, милок, обычная овощная похлебка. Нулевого уровня.
     И хохотнув, грустно добавила, уходя из барака:
     — Другой еды у нас тут нет.
     Я, несмотря на дикий голод, постарался принять плошку очень аккуратно.
     — О, Великая Система, как же вкусно пахнет! — закатил глаза я.
     Еда, что собрала мне в дорогу мадам Хрост, благослови ее Рандом, кончилась еще утром. Еще Рипей в пути расщедрился на дольку луковицы и небольшую краюху хлеба. Я бы не сказал, что с моей обычной диетой привык к разносолам, но матушка всегда старалась накормить меня от пуза, хоть и простой едой. Отец потом по секрету объяснял мне, что это она так необоснованное чувство вины заглаживает.
     Вспомнил о родителях и слезы сами навернулись на глаза. Кажется, что вот-вот весь этот кошмар закончится. Что на пороге грязного барака, куда временно поселили меня, появится широкоплечая фигура отца. А из-за его спины выскочит мама, обнимет, прижмет к груди, а потом мы сядем в нашу повозку и поедем домой, весело обсуждая эту нелепую ошибку.
     Еда закончилась так быстро, будто ее и не было. Аккуратно, дабы не уронить драгоценные кусочки морковки, вымакнул остатки похлебки хлебной корочкой. Запил все прохладной водой и сыто откинулся на пыльный мешок, набитый сеном. Теперь это моя постель.
     — Ну, как, полегчало малость?
     Тихий хриплый голос справа вырвал из приятных объятий сна. На соседнем мешке в полушаге от меня кто-то заворочался.
     — Вроде бы да, — также тихо ответил я. В темном бараке кроме меня еще человек тридцать не меньше. Все уже спят. Видать намаялись за целый день на работе. Как-то не хочется быть причиной их пробуждения.
     — Люблю овощную похлебку тетушки Агаты, — в голосе, невидимого мне собеседника, послышались нотки удовольствия. — Не то, что у этой безмозглой дуры Хрики. У тебя небось морковки и капусты в два раза больше было.
     — Не заметил, — ответил я. — Похлебка быстро закончилась.
     — Больше, больше, — уверенным тоном прошептал неизвестный. Кажется, сквозь мрак я уловил кивок головы.
     — А почему мне она больше положила? — решил поинтересоваться я.
     — Как почему? — возмутился голос из темноты. — Ты ведь сегодня ее мужа от смерти спас.
     — Я? Никого я не спасал.
     — А Рипея? Думаешь, он пережил бы сегодняшнюю порку? В прошлом месяце, когда старика выпороли, он чудом выжил. Говорят, Агата почти все свои сбережения знахарю отдала. Лишь бы дед оклемался.
     У меня даже в горле пересохло. Мне ведь с моим источником жизни на десять единиц всего одного удара плети хватит.
     — Сегодня тебя, кстати, бесплатно покормили, — поделился мудростью голос из темноты.
     — Бесплатно?
     — Ну, да. А ты что думал тебя здесь даром кормить будут? За харчи платить придется. Ты куда дальше?
     — Сказали на рудник к Скорксу.
     — Мда, паря, — в голосе моего невидимого собеседника послышались нотки жалости. — Не повезло… Скоркс еще тот зверь. Да и рудник его, еще та клоака.
     Чувствую, как по спине пробежал неприятный холодок.
     — Дам тебе бесплатный совет, малой. Будь там тише воды и ниже травы. Не свети ценностями. Вырасти глаза на затылке. На руднике Скоркса работают не только кабальные. Там много ссыльных каторжников. Душегубы, как на подбор. Тоннели рудника кишат всякими подземными тварями. Ты им там на один зуб. Но не их ты должен бояться. Бойся Скоркса и его подонков помощников. Вот кто главные монстры в этом богами забытом месте. Следуй моим советам и может поживешь еще… Хотя, малец, не протянешь ты там долго…
     Последняя фраза была произнесена очень тихо, но я ее расслышал. От чего сердце забилось еще сильней.
     — С-спасибо, — заикаясь прошептал я в тишину. Но ответа не последовало. Видимо, говоривший посчитал разговор законченным и заснул.
     Я еще долго лежал, прислушиваясь к темноте. Вдруг, незнакомец еще скажет что-то полезное. Но, увы, он уже спал.
     Повертевшись немного на мешке, приминая места, где торчали особо твердые стебли соломы, я наконец, успокоился и под мерное сопение соседей по несчастью, погрузился в полудрему. Сами собой в памяти всплыли события двухдневной давности…
      Два дня назад. За несколько часов до гибели родителей.
     Я люблю этот день! Хотя, о чем это я? Кто не любит день своего рождения?! По крайней мере, таких глупцов я не встречал.
     Мое утреннее прекрасное настроение не испортил даже дождь, льющий со вчерашнего вечера. Проснулся от приглушенного звона посуды, доносящегося из кухни. Полежал еще несколько минут, глупо улыбаясь. Люблю эти звуки. Они значат только одно — мама готовит что-то вкусненькое.
     Вслед за звуками, в комнату проник умопомрачительный запах, от которого мой желудок громко забурчал. О, Великая Система! Мама печет мой любимый сладкий хлеб! Для кого-то это блюдо покажется слишком простым, но не для меня. Нет ничего вкуснее ломтя теплого свежеиспечённого сладкого хлеба, на который толстым слоем намазан жирный творог, а сверху все это полито янтарным медом. Каждый укус — это незабываемый взрыв кисло-сладкого наслаждения, за которым следует большой глоток еще теплого парного молока.
     В этот день домашние будто не замечали меня. Но это все игра! Всегда так, сперва строят серьезные лица, будто это обычный день, но потом засыпают поздравлениями и подарками. Как же я люблю этот день!
     Несколько дней назад, мама проговорилась мне. Отец готовит особенный подарок. Таких еще не было. Все эти дни я сгорал от нетерпения. И чем ближе был этот долгожданный день, тем сильнее меня трясло.
     Умывшись и почистив зубы спустился в столовую. Родители уже сидели за столом и о чем-то вполголоса беседовали. Я, стараясь выглядеть степенно, по-взрослому, садясь за стол, пожелал им доброго утра. Вроде бы получилось, только предательски подрагивающие руки выдавали мое волнение.
     Несколько недель назад отец ездил на ярмарку в столицу. Привез много необходимых вещей. Муку, мед, ткани. Несколько украшений для матери. Но еще он привез маленький сверток, который не показал никому. Он положил его в специальный тайник, где держал все наши накопления и важные бумаги. Туда даже мама не имела доступа. Ну, так по крайней мере она мне говорила. Правда, на ее лице в тот момент играла до того хитрая улыбка, что поверить ей мог лишь только самый настоящий простофиля.
     Я почти каждый день изводил мать тщетными вопросами об этом свертке, но она была непреклонна. Ох, не зря этот сверток лежит сейчас на противоположном конце стола. А отец и мать, будто не замечая мое состояние продолжают мирно беседовать. Мда, я так когда-нибудь сойду с ума…
     Вот утренняя трапеза, наконец, подошла к концу. Даже поглощение вкусной еды не смогло отвлечь моего внимания от таинственного предмета, лежавшего в каком-то метре от меня.
     Поблагодарив маму за еду, отец, наконец, посмотрел на меня. На лице играет веселая хитрая улыбка.
     — Ладно мать, — хохотнул он. — Хватит изводить этого балбеса.
     И уже мне:
     — Подойди.
     Пока я на ватных ногах, с глупой улыбкой, подходил к улыбающимся родителям. Отец разворачивал сверток. Кожаный чехол. Простая костяная рукоять. Когда до меня дошло, что вижу — даже перехватило дыхание! Это нож! Это оружие! Это урон! А если я смогу наносить урон, значит смогу добывать эссенции опыта и скрижали!
     — Это «Стрекоза»! — счастливо улыбаясь, протянул мне отец подарок. — Владей!
     — С днем рождения сынок! — сказала мама и поцеловала меня в макушку.
     Я, рассеянно отвечая на поздравления, дрожащими руками достал из чехла нож.
     — Вот здесь рычажок, — подсказал отец.
     Я тут же нажал на указанную деталь. Из костяной ручки резко выскочила узкая, примерно в два пальца, полоса металла длинной с мою ладонь.
     — Видишь, — комментировал отец. — Очень похоже на крыло стрекозы. Чуть изогнутое. Лезвие только с одной стороны. Похож на простой походный нож. Судя, по заостренному острию, колоть им тоже можно.
     Я восхищенно вертел в руках мой первый рабочий инструмент, а может, в зависимости от ситуации, и первое оружие. Наконец-то! Меня даже не смущал смешные показатели урона. Я был счастлив!
     — Ты не смотри на то, что там урон всего двушка, — оправдывался отец. — Это временно. Когда начнешь поднимать уровни — урон будет расти, причем очень быстро. Масштабируемый предмет — это не шутки! Хе-хе! Четырнадцать лет за ним гонялся! Без Далии не знаю, что и делали бы…
     Я встал и крепко обнял отца. Затем маму…
     — Спасибо… Спасибо, что вы у меня есть…
     Мама, улыбаясь поцеловала меня еще раз. Затем, вытерев краем фартука набежавшую слезу, поспешила на кухню.
     — Ну, вот, растрогал мать, — хохотнул отец и тут же спросил:
     — Дождешься меня? Вместе поэкспериментируем? Как вернусь из шахты, сходим в лес — испытаем обновку. Что скажешь?
     — Конечно, отец! Я буду ждать тебя!
     — Отлично! Кто знает, может домой вернешься уже с уровнем? А? — веселился отец.
     Не знаю, кто был сейчас больше счастлив я или он. Я бы спросил… Но, увы, в тот день так и не дождался ни его, ни мамы…
      Настоящее время.
     — Вот, держи. Тетушка Агата собрала тебе еды в дорогу.
     Сойка стояла возле телеги, на которой я и еще несколько человек отправлялись в Кривые горы. Именно там находился старый медный рудник господина Бардана. Думать о плохом не хотелось, но похоже это будет последней точкой моего путешествия.
     — С-спасибо, — заикаясь от волнения, сказал я и взял небольшой узелок, что протягивала мне девушка.
     А она даже может посоревноваться в красоте с Мией. Только у них она разная. Красота Мии холодная, как лед, а Сойка подобна пламени. Сходство с огнем придают ей длинные густые рыжие кудри. Вчера, на пути в поместье Бардана, она сняла свой платок, чтобы уложить получше волосы. Я обомлел и забыл, как дышать. Такой красоты я никогда не видел. Я даже почувствовал их запах. Они пахли травами и весной.
     Взгляд темно-изумрудных глаз будто выворачивал наизнанку. Что это со мной? Никогда такого раньше не было!
     — Береги себя там, малыш, — покровительственно произнесла девушка и пошла в сторону барака, где находилась кухня.
     Малыш? Она видит во мне всего лишь малыша? Правая рука сильно сжала узелок. Это не была обида. Нет. Скорее досада на самого себя, на мою беспомощность и слабость.
     Вдруг заметил стоящего неподалеку Вальгарда. Он провожал гибкую фигуру Сойки пристальным взглядом. На рыжебородой физиономии застыла похотливая улыбка.
     Мне показалось или девушка видела его взгляд? И он не смутил и не испугал ее. Я не совсем понимал эту пантомиму, но вдруг осознал, что Сойка намного старше, чем мне это показалось с самого начала.
     — Эй, малец, полезай на телегу, — дал команду Рипей. — Если сейчас поторопимся к вечеру будем на месте.

Глава 4


     — Значит слушай, сынок, — похожий на медведя возница по имени Крил, вразумлял семилетнего сынишку. — Жили-были на свете три брата. Воин, охотник и маг. И пошли они как-то за тридевять земель искать богатство и славу…
     Костер мерно потрескивал, разгоняя ночную тьму. Искры, словно новорожденные светлячки, устремлялись в небо, чтобы быстро погаснуть и вернуться на землю крошечными угольками.
     К вечеру к руднику мы все-таки не успели добраться. У одной из наших телег сломалось колесо. Пришлось останавливаться на полдороги, чинить поломку, а заодно и готовить место к ночлегу. На ночь глядя переться по тракту никому не хотелось.
     Все уже поели, и кто еще не лег спать сидели вокруг большого костра. Разговоры затихли. Каждый думал о своей нелегкой судьбе и о том, что их ждет на новом месте. Лишь возница Крим, возивший с собой своего сына, рано оставшегося без матери, рассказывал вполголоса старую историю о приключениях трех братьев.
     Отец тоже мне ее рассказывал. Тогда я этого не знал, но как потом нам объяснял наставник Роглекс — подобным образом все родители приучали своих детей к пониманию основ нашего развития.
     «Сказания о трех братьях» — это истории о том, как воин, охотник и маг добиваются поставленной цели лишь действуя вместе. Порознь у них никогда ничего не получается. Например, как в истории, что рассказывает сейчас Крим. Там силач-воин не может в одиночку справиться с чудищем без ловкача-охотника и умника-мага.
     Вот Крим заканчивает сказку и переходит от иносказательного повествования к назидательной теории. Я незаметно улыбнулся, поглубже закутался в плед, которым поделился со мной заботливый Рипей и приготовился слушать наставления Крима, как сам когда-то, много лет назад, слушал моего отца.
     — Вот так, сынок, — погладив вихрастую голову, сидевшего рядом с ним мальчишки, сказал возница. — Великая Система дала нам три ветви развития — Силу, Ловкость и Разум. Одарила при рождении серебряными скрижалями, дающими по одной единице к любой из этих характеристик, чтобы мы могли сами выбирать свой путь. Кто из братьев тебе больше всех нравится?
     — Воин, конечно! — не задумываясь ответил Тим.
     Снова усмехаюсь — я дал такой же ответ отцу. Судя по задумчивым улыбкам на бородатых лицах мужиков, слушавших эту беседу — видимо каждый из них видел сейчас в этом пацане самих себя в детстве.
     — Хе-хе, — ухмыльнулся Крим и потрепал вихрастую голову сынишки. — Сила — это здорово. Только без Ловкости, ты не сможешь ей правильно воспользоваться. Ну, а без Разума, ты потратишь ее в два раза больше и не достигнешь положительного результата. Понимаешь?
     — Да, — серьезно кивнул малыш.
     — Три главные ветви переплетены между собой. Будешь развивать только одну из них, другие две зачахнут. Что стало бы с воином без двоих братьев сразись он один на один с чудищем?
     — Он бы погиб, — тихо ответил Тим.
     — Верно! — наставительно поднял указательный палец вверх его отец. — Никогда не забывай об этом.
     Тим в ответ медленно кивнул, а потом подумав немного, спросил:
     — Пап, а как эти ветви развивать?
     — Хороший вопрос, сынок. Для этого Великая Система дает нам скрижали. Они бывают разные. Глиняные, каменные, железные, бронзовые…
     — И серебряные, как у меня? — улыбаясь спросил малец.
     — Да, верно. Такие, ты получил от Великой Системы в день твоего рождения. Они очень ценные.
     — Почему?
     — Потому, что дают прибавку на целую единицу к любой характеристике. Таким образом у нас с твоей мамой был выбор, в какую из твоих ветвей вложить больше, а в какую меньше. Так делают все родители.
     Слушая тихую беседу отца и сына, замечаю грустный задумчивый взгляд Рипея. Видимо на старика накатили воспоминания…
     — А какие еще есть скрижали? — продолжал допрос Тим.
     — Золотые, алмазные и радужные.
     — Радужные? — глаза мальчонки загорелись.
     — Да, — кивнул Крил. — Только знаешь, сынок, все слышали о них, но никто не видел. По крайней мере из моих знакомых — никто. Радужные скрижали — это скорее всего легенда, чем правда.
     — Ух ты! Сказочные скрижали! — восхитился Тим.
     — Верно, сын, — усмехнулся его отец. — Так и есть. Сказочные.
     Мужики весело закивали.
     Восхищенное выражение на лице Тима вдруг сменилось озадаченным.
     — Отец, а откуда берутся эти скрижали?
     — Хороший вопрос, сын, — похвалил его Крим. — Скрижали можно получить на войне, на охоте, добывая ресурсы или делая что-то очень сложное. А еще поднимая уровни с помощью эссенций опыта. С каждым уровнем Великая Система будет давать тебе по три серебряных скрижали.
     — Эс-с… Эсс-е-нции? — с трудом выговаривая переспросил Тим.
     — Верно, — ответил его отец. — Их можно добыть также, как и скрижали. Каждая эссенция — это одна единичка опыта. Посчитай, сколько тебе необходимо эссенций для второго уровня.
     Взгляд Тима на мгновение застыл. Губы зашевелились что-то подсчитывая.
     — Там стоит нолик, потом черточка, двойка и еще три нолика, — выдал Тим.
     Хм, видимо Брат-маг не в фаворе в семье Крила. В Разум Тима вложили одну или две скрижали.
     — Значит, — терпеливо объяснял Крил. — Ты должен добыть две тысячи эссенций.
     — Ого! А ты мне поможешь?
     — Конечно, я буду тебе помогать, но основную работу все-таки должен выполнить ты сам. Таков закон Великой Системы!
     — А я смогу, как Брат-воин сражаться мечом или копьем?! — глаза Тима блестели от предвкушения новых приключений.
     — Сможешь, — уверенно ответил Крил и тут же слегка охладил пыл своего чада:
     — Только тебе придется добыть много скрижалей соответствующего навыка. А еще тебе понадобится увеличить твой источник энергии.
     — А как это сделать?
     — Активировать и прокачать скрижалями выносливость. Плюс грузоподъемность — ты же, как Брат-воин, должен будешь таскать на себе доспехи и оружие. Плюс урон повысить. Сейчас у тебя первый уровень — значит природный урон всего единичка. И о здоровье и ловкости не забывай. Помнишь? Без Брата-охотника у Брата-воина ничего не вышло бы.
     Крил мало говорит о Брате-маге. Впрочем, как и все, кого я знаю. Ветвь Разума самая непопулярная из трех. Хотя, если вспомнить рассказы отца, она самая могущественная. Но, увы, малодоступная.
     Мы приходим в этот мир с двумя источниками — жизни и энергии. Даже такой багнутый, как я, получил их от Великой Системы. А вот третий — источник маны, каждый из нас должен еще заслужить.
     Чтобы открыть источник нужна скрижаль интеллекта. Подойдет даже самая простая — глиняная. Но вся закавыка в том, что эту скрижаль можно получить только добыв магический ресурс либо, что еще сложнее, убить кого-нибудь обладающего магическими умениями. Собственно, все второстепенные характеристики из ветви разума, активируются, также, как интеллект. Ах, да, совсем забыл! Есть еще один способ добычи скрижалей любого вида и качества — их можно купить, равно, как и те же эссенции опыта. Правда, мне даже страшно представить какова цена на скрижали из ветви разума.
     Задумавшись, не заметил, что Крила уже нет у костра. Видимо укладывает сынишку спать в телеге. Я сонно огляделся. Похоже не сплю только я и двое часовых, что следят за огнем. Лежу буквально в шаге от них. Закрываю глаза — пора и мне на боковую. Уже сквозь сон, слышу писклявый голос одного из дозорных. Имени его я не знаю, но все кличут его Клопом. Откровенно говоря, непонятно почему.
     — Не знаешь, что со стариком Рипеем сегодня?
     — Что ты имеешь в виду? — ответил ему вопросом на вопрос, сиплый голос. Это Харт. Несмотря на то, что вся голова седая, еще не старик. Пятнадцатый уровень. На лице и руках много шрамов. Хищный взгляд пробирает до мозга костей. Один из головорезов Скоркса. Именно так за глаза его называют мои попутчики.
     — Да, когда старик слушал Крима, на нем лица не было, — объяснил Клоп.
     — А-а, вот ты о чем, — понимающе ответил Харт. — Видать, старый пенек, вспомнил юность, когда услышал про скрижали.
     — Расскажешь? — в писклявом голосе Клопа слышится нетерпение и заинтересованность.
     — Почему бы и нет? — просипел Харт. — Все равно сидеть еще несколько часов. А за беседой, как известно, время быстро пролетает.
     — Ага, ага…
     — О старике рассказать? Что ж давай расскажу… В первую очередь необходимо упомянуть, что мало кто знает, что Рипей родился в баронстве Арундел.
     — А это где? Что-то я не слышал о таком…
     — Молод, потому и не слышал. Да и нет его уже давно. Это на востоке. Ты наверняка знаешь другое название этих земель.
     — Так на востоке только…
     — Верно. Пустоши.
     — Старик Рипей родился в Пустошах? — удивился Клоп.
     Я тоже вздрогнул, услышав знакомое название. Именно там погиб мой старший брат.
     — Так ведь в Пустошах хозяйничают степные орки! — видимо новые факты из жизни нашего возницы здорово взбудоражили воображение Клопа. Вон как разволновался.
     — Да, тихо ты, охламон! Сейчас всех разбудишь, — цыкнул на младшего товарища Харт. — Да, в Пустошах! И чего орать-то? Тоже мне невидаль. Знаешь сколько нашего брата в орочьем рабстве родилось? Не знаешь? А вот я тебе скажу — не сосчитать! Очень много. Почти в каждой семье на востоке есть те, кто побывал у серокожих в рабстве. Кого в бою пленили, кого с набега увели, а кто-то, как наш Рипей там и родился. Наши беременные бабы — это же чуть ли не самый главный трофей для степняков.
     — Это почему? — тихо спросил Клоп.
     Похоже этот тоже ветку разума не особо качает. Даже мне понятно, для чего оркам беременные женщины.
     — А самому слабо догадаться? — ехидно спросил Харт. — Да не смотри ты так, балбес. Не сами бабы им нужны, а те, кого они носят во чреве своем. А если еще точнее, то серебряные скрижали, что дает Великая Система новорожденным.
     — Твари! — слышу гнев и негодование в голосе Клопа.
     И я с ним солидарен. Правая рука яростно сжимает костяную рукоять ножа.
     — Твари они и есть, — согласился спокойным голосом Харт. — Одним словом — нелюди. Шаманы опаивают рожениц, чтобы те не смогли быстро распределить скрижали по ветвям детей и забирают все подаренное Великой Системой. Но это еще не все. Как детвора чуток подрастает, им дают простенькую снарягу со статами и отправляют добывать скрижали и эссенции для племени. Вот потому наш Рипей такой слабенький. Почитай пол жизни на орков пробатрачил.
     — Мда… дела-а… — ошеломленно протянул Клоп. — А тут как он оказался? Сбежал?
     — Сбежать от орков? — хохотнул Харт. — Из степи? Не-е-ет… Такое под силу немногим.
     — Как же тогда?
     — Клоп, вот сколько с тобой знаком — все время удивляюсь твоей тупости. Не жлобись в следующий раз в Разум добавить чуток. Хе-хе… Слышал же сказание о братьях? Или тебе на ночь мамаша сказки не рассказывала?
     — Дык, я это… — промямлил Клоп.
     — Балбес ты, — резюмировал Харт. — Пораскинь мозгами-то немного. Как он мог из орочьего рабства сюда попасть? Тут два варианта сами собой напрашиваются. Либо орки продали его, либо из самих орков рабов сделали. Что касается Рипея — то это второй вариант. Племя степняков было разбито дружиной нашего барона. Все рабы орков стали кабальными барона. Долг многих из них выкупил наш хозяин, в том числе и Рипея. Вот и вся история.
     А не в том ли бою в Пустошах погиб мой брат? Надо будет разузнать, когда точно произошло то сражение. Если это так, то выходит, что старик Рипей получил свободу отчасти благодаря моему брату. Хотя кабалу вряд ли назовешь свободой. То же рабство, только вид сбоку. А вот кто больше всех выиграл, так это, несомненно, барон Орхуса. Потому мой отец и не любил дворян. Он называл их отожравшимися на нашей крови тварями…
     Кривые горы встречали нас холодным ливнем. Из-за огромного количества воды, падающей с небес, дорога, петляющая среди серых скал, постепенно превращалась в бурлящую реку. Несколько раз я думал, что телеги сорвутся в пропасть, но благодаря мастерству возниц ни один мешок или ящик продовольствия не был утерян.
     Рипей, кстати удивил. При всей его тщедушности он показал чудеса сноровки в управлении повозкой. Наверняка всю жизнь вкладывался в этот навык. Старик не зря ест свой хлеб.
     Когда, наконец, добрались до шахтерского поселения, промокли до нитки и устали не меньше, чем лошади.
     Пока брели по главной улице, успел разглядеть жилища местных обитателей. В основном старые бараки, но есть и отдельные, более новые домики. В окнах некоторых из них, изумленно разглядел женские и детские лица.
     У одного из таких домов мы на несколько минут остановились. Двери распахнулись и на улицу, кутаясь в серый пуховый платок выскочила женщина. На вид лет пятидесяти. Лицо, на удивление показалось знакомым. Она подбежала к повозке Крила, схватила спящего, замотанного в кожаную накидку, Тима и побежала обратно в дом. Только сейчас понял, что женщина, Крил и его сынишка очень похожи. Мгновенно пришло озарение — это бабушка Тима.
     Отстраненно вспомнил рассказы о моих родственниках. Бергманы не всегда жили в Орхусе. Мои отец и мать родились в западных землях. Там и свадьбу сыграли. В тот день породнились два крепких клана. И уже к концу года мама сообщила, что ждет наследника обоих родов. Но счастье омрачилось вестью об ужасной эпидемии, что бушевала на западном побережье. Дабы избежать заражения будущей матери, мои деды уговорили родителей переехать на время в Орхус. Переждать беду. Тем более, что город уже выслал гонцов в столичную гильдию целителей.
     Как показало будущее, решение о переезде было правильным. Посланники так и не добрались до столицы. Болезнь свалила их по дороге. А за неделю мор съел почти весь город. Выжили немногие. И среди моих родственников таких не было. Местный барон, дабы зараза не распространялась дальше, приказал сжечь город дотла. Вместе с оставшимися выжившими. Думаю, именно с того момента мой отец стал так яро ненавидеть дворян…
     Проехав еще несколько минут по главной улице поселка, наша колонна свернула направо в переулок. А за ним еще в один, и еще… несколько поворотов, и мы, наконец, остановились возле большого амбара, огороженного высоким частоколом и охраняемого пятеркой бойцов. Видимо продовольствие здесь в цене — раз его так оберегают.
     Тут же у массивных ворот толпилась кучка каких-то оборванцев с глиняными плошками и кружками. В основном старики, но были и дети. Завидев нас издалека, они бросились навстречу, клянча и умоляя дать им немного еды или денег.
     Харт, Клоп и еще двое бойцов, которые сопровождали наш караван, не мешкая и не особо церемонясь отходили бедняг плетками.
     Заметив мой ошарашенный взгляд, Харт оскалился и рыкнул:
     — Смотри, малой, да на ус наматывай! Будешь лениться, опустишься до уровня этих тварей!
     Когда, воин отвернулся, кто-то потряс меня за рукав. Я опустил взгляд. Это был мальчишка, лет восьми. Копна черных нечесаных волос. Бесцветная простая одежда. Жалобный взгляд карих глаз. Чумазое лицо.
     — Дашь хлебушка? — пискнул он.
     Я вздрогнул. Стало не по себе. Понимаю, мое положение не самое лучшее, но в этот момент, чувствовал себя на фоне этого пацаненка, прямо богачом.
     — Прости, парень, — пожимаю плечами. — Хлеба нет, но есть вот это…
     Достаю из котомки небольшое зеленое яблоко и протягиваю мальцу. Вижу его восхищенный взгляд. Фрукт, как по мановению волшебного пера, исчезает и пацан, не сказав ни слова стартует в ближайший проулок.
     — Зря.
     От сиплого голоса Харта, невольно вздрагиваю.
     — Очень скоро ты пожалеешь об этом, — сказал он и направился в сторону встречающих нас стражей.
     ***
     Новоприбывших, включая и меня, построили в одну шеренгу прямо под струями ледяного дождя — в двух шагах от входа в теплый и сухой барак. На пороге, под широким козырьком и в окружении охраны стоит Кнуд. Второй человек после Скоркса, находящегося сейчас в отъезде.
     Худой злобный старик с алчным взглядом. Тонкие губы, гнилые зубы, острый, как у птицы нос, на подбородке жиденькая поросль из седых волос — мерзкий тип. Единственная черта, которая мне в нем нравится — это отсутствие правого уха.
     Дело рук, а если быть точным, то зубов, одного из кабальных. Правда, поговаривают, что Кнуд, потом устроил тому «несчастный» случай в штольне. Судя по злобной крысиной физиономии и жесткому взгляду — Одноухий, как его еще тут называют, и не на такое способен.
     — Мотайте на ус, говорить буду только один раз! — монотонно, неспеша и с расстановкой начал Кнуд. — Вы стоите здесь, по колено в дерьме, потому что просрали и теперь не можете вернуть, любезно предоставленные вам кредиты.
     Одноухий обвел нас жестким цепким взглядом и продолжил.
     — Заранее предупреждаю тех ублюдков, которым взбредет в их тупые бошки сделать что-то, что нам может не понравится — разговор с такими у нас короткий.
     Старик кивнул в сторону десятка столбов у стены дальнего барака. К некоторым из них были привязаны окровавленные обнаженные тела. Дав нам время полюбоваться жутким зрелищем, Кнуд продолжил:
     — Теперь о главном. О том, как вы будете возвращать долги моему хозяину. Все вы кабальные, а это значит, что кроме основного долга, вы должны ежемесячно отдавать своим трудом три процента от основной суммы. Поверьте, господин Бардан милостив и щедр, у других хозяев проценты намного выше.
     Произведя в уме нехитрые расчеты, я впал в ступор. В моем случае — это три золотых в месяц. То есть в день мне нужно каким-то образом заработать десять серебрушек…
     — Если не отдали в конце месяца проценты, они плюсуются к основному долгу и расчет процента на следующий месяц будет производиться исходя из новой суммы, — продолжал добивать Кнуд. — За одну норму руды, вы будете получать три серебряные монеты.
     Грабеж! Я, как сын горняка, могу с уверенностью сказать — минимум за норму — это около шести монет. А если руда ценная, то и больше. Наверняка Скоркс наваривает что-то на каждой норме. Правда, мне от этого ни жарко, ни холодно. Все равно не смогу добывать руду.
     Будто подслушав мои невеселые мысли, старик продолжил:
     — Остальная работа будет оцениваться соразмерно полезности. Низкоквалифицированная — не больше серебрушки в день.
     Только сейчас до меня начало доходить, в какую долговую яму я угодил.
     — За место в бараке и еду из общего котла придется платить. За инструмент тоже. Если нет денег — первое время будем давать жилье и кормить в долг. Если затянете с возвратом… хм… Мой вам совет — в ваших же интересах этого не делать. Помните, вы здесь бесправный скот, который пока не отдаст долг хозяину, не покинет это место.
     ***
     Я подозревал, что предсказание Харта сбудется, но не ожидал, что так скоро…
     Сижу сейчас на полу в старом бараке. Промокший до нитки. Зуб на зуб не попадает. Сквозь щели прогнивших досок, врывается злой влажный ветер, пробирающий до мозга костей.
     Когда Кнуд закончил инструктаж, мы все по очереди дали клятву «о необходимости возврата долга» и Великая Система подтвердила наши слова. Теперь чтобы уйти у меня два выхода. Либо на своих двоих, вернув долги, либо вперед ногами на ближайший погост. Судя по условиям содержания кабальных — мне светит все-таки второй вариант.
     Кое-как от холода спасает тоненький плед, подаренный Рипеем на прощанье. Еще старик, перед отъездом, посоветовал держаться подальше от северных штолен. Говорят, что это самая древняя и самая опасная часть рудника. В общем, гиблое место…
     У-у-у! Как же жрать охота! Живот прямо скрутило. Вчера вечером нас никто кормить не собирался. Каждый обходился своими харчами. А так, как я по доброте душевной отдал последнее яблоко, какому-то оборванцу и денег, увы, не имел, то пришлось идти устраиваться на новое место на голодный желудок.
     Мой источник энергии и без того не блещет объемом, а сейчас так и подавно отсвечивает жалкой двоечкой. Но странное дело, я так и не пожалел об отданном яблоке… ну, это пока… Посмотрим, как запою, когда источник опустеет…
     Конечно, в такой момент не мог не думать о запасном варианте. Он всегда был у меня. Даже, когда сидел на табурете в углу прихожей родного дома и смотрел, как грабят родительское добро — знал о нем. Только приказывал самому себе, во что бы то ни стало, даже не думать об этом.
     Живот снова скрутило и взгляд невольно остановился на ноже. Вот он мой запасной выход из той задницы, в которой я оказался. Артефакт Ушедших. Продай я его и решатся все мои проблемы.
     Сперва думал о кольце или пуговице, но тут же отмел эти варианты. Без характеристик не смогу. А вот без «урона» прожить все-таки можно.
     Как только начинал думать о продаже артефактов, сразу же вспоминал отца и мать. Неужели все напрасно? Отец так долго охотился за каждым из артефактов. Влезал в долги. Рисковал быть раскрытым или ограбленным. Платил огромные деньги за каждый предмет и все ради того, чтобы его сын, поддавшись слабости, продал их за бесценок? Лишь бы набить свой желудок и согреться? Правда, вряд ли отец и мама хотели, чтобы я подохнул тут от холода и голода.
     Нет уж! Так просто я не сдамся! Завтра будет новый день. Что-нибудь придумаю!
     — Эй, малец, ты живой там?!
     Звук голоса из мрака заставил вздрогнуть.
     — П-ока, да, — стуча зубами, ответил я. Рука сама потянулась к рукояти ножа.
     Из темноты вынырнула крепкая фигура и надо мной склонилась веселая белобрысая физиономия. Большие голубые глаза, слегка вздернутый курносый нос. Открытая улыбка. Парень лет двадцати. Одиннадцатый уровень. Одет по-простому, но добротно и чисто. Его светящееся добротой лицо внушало доверие, но я для приличия нахмурился и сжался.
     — Эй, эй, малой! Успокойся! — видя мою реакцию, сказал он. — Прости, что напугал. Увидел тебя в этой развалюхе, дрожащего от холода и решил, дай, думаю, зайду. Спрошу, может помощь нужна.
     — А ты тут всем помогаешь? — недоверчиво, со скепсисом в голосе, спрашиваю я.
     — Нет, конечно, — серьезно ответил он и тут же многозначительно добавил:
     — Только тем, кто тоже готов помогать. Я видел, как ты поделился яблоком с Крошем. Кстати, а почему ты здесь? В этом бараке уже давно никто не живет…
     — Денег нет.
     — А в долг? Многие здесь так начинали. И я в том числе.
     — Кнуд запретил давать мне в долг. Сказал, что я бесполезен. И что Скоркс пусть сам решает.
     — Так Меченый только через седмицу прибудет.
     — Кто?
     — Меченый. Мы так здесь Скоркса называем. Когда увидишь, сам поймешь.
     — Тогда, что мне делать?
     — Для начала перекусить, согреться и поспать.
     Парень обезоруживающе улыбнулся и протянул мне руку:
     — Кстати, забыл представиться. Я — Фроди.
     — Эрик, — ответил я на крепкое рукопожатие.
     — Рад знакомству, Эрик, — сказал Фроди и кивнул в сторону выхода:
     — Пошли. Нечего тебе здесь делать.
     — А к-уда? — разволновался я. Но все же поднимаюсь с холодного пола.
     — Идем, идем, — дружелюбно сказал мой новый знакомый и как бы невзначай спросил:
     — Кашу с грибами любишь?
     Мой живот предательски заурчал, отвечая за нас обоих. Фроди, услышав этот своеобразный ответ, громко расхохотался. Я смотрел на этого парня. На его доброе открытое лицо, на его опрятный вид. Слышал его располагающий к себе тембр голоса и искренне недоумевал — почему до сих пор сомневаюсь? Живот снова недовольно буркнул. Мол, чего ты ждешь хозяин? Где-то там нас ждет тепло и каша с грибами! Это был последний аргумент.
     Фроди приятельски похлопал меня по плечу и сказал:
     — Пошли скорей! А то без нас все сожрут!
     Мой новый знакомый обитал в небольшом, но судя по свежим доскам, новом и теплом бараке. Кроме него здесь жили еще семеро мужчин. Все уровнем выше десятки. Крепкие и хорошо экипированные. Правда, добрых, как у Фроди, лиц среди них я не увидел. На кого ни посмотри, рожа головореза.
     Заметив мое замешательство у входа в барак, Фроди хохотнул:
     — Проходи не менжуйся. Здесь все свои. Правда, парни?
     Ему ответил нестройный хор сиплых и прокуренных глоток. На меня, кстати, мало кто обратил внимание.
     — Фроди, гад! Закрывай двери! — зло крикнул кто-то издалека. — Тепло все выпускаешь!
     Парень легонько подтолкнул меня в спину и быстро захлопнул дверь.
     — Пошли, — кивнул он в сторону небольшой печки.
     Я шагал на ватных ногах вдоль добротно сбитых лежаков, на которых, спали, сидели или просто лежали обитатели барака. Вблизи они казались еще более страшными и опасными
     В бараке очень тепло, даже жарко. Поэтому почти все раздеты до пояса. Судя по обилию наколок на теле каждого жильца в этом помещении, кажется, я понял куда привел меня Фроди. Я в бараке каторжан.
     — Садись рядом с печкой, — парень указал мне на табурет. — Сейчас принесу нам поесть.
     Я робко сел за стол, на краешек табурета, готовый в любой момент рвануть на выход. К слову, меня продолжают игнорировать, будто и нет меня здесь вовсе.
     Спустя несколько мгновений появился Фроди с двумя глубокими плошками в руках. Умопомрачительный запах грибов, я унюхал еще издалека.
     — Держи, — мой новый знакомый протянул мне кашу, из которой все еще исходит пар. — Лопай, пока теплая.
     Кроме каши в плошке лежал ржаной сухарь. Будет мне вместо ложки.
     Каша, как и ожидалось, закончилась очень быстро. Еда и тепло меня разморили и последние «ложки» я доедал уже засыпая. Сил хватило лишь на то, чтобы медленно сползти с табурета и свернуться клубком в углу на полу, в шаге от печи.
     За несколько секунд до того, как отключиться, услышал обрывок разговора.
     — Как все прошло? — спрашивал кто-то хриплым властным голосом.
     — Порядок, — ответил Фроди.
     — Одноухий?
     — Ему плевать.
     — Хорошо, — в хриплом голосе слышалось удовлетворение. — Завтра поведешь его на рудник.
      p. s. От автора.
     Уважаемый читатель! Если Вам понравился текст и у Вас появилось желание подписаться на мою страницу здесь на ЛитНете, поставить "лайк" или даже сделать репост — буду Вам безмерно благодарен!) Такое внимание от Вас здорово мотивирует!)
     С уважением, автор.

Глава 5


     Ночью мне снился чудесный сон. Кажется, там были папа и мама. Они что-то говорили, улыбались… Досмотреть мне сон не дали. Кто-то требовательно тряс меня за плечо.
     — Ну, и горазд же ты спать, малой, — веселился Фроди.
     Интересно, он когда-нибудь бывает серьезным?
     — Уже утро? — спрашиваю, сонно оглядываясь.
     — Скоро рассвет, — кивнул парень. — Нам пора.
     — Мы куда-то спешим? — протираю глаза.
     Все обитатели барака еще мирно храпят на своих лежаках.
     — Конечно! — восклицает Фроди и проследив за моим взглядом сказал:
     — Ты на них не смотри. У них свои обязанности. Вот держи — подкрепись.
     Парень протянул мне три толстых ломтя свежего хлеба, десяток мелких сушеных слив и кружку с водой.
     — Ешь и выдвигаемся.
     Поесть уговаривать меня долго не надо. Быстро расправившись с нехитрой снедью, я с готовностью посмотрел на старшего товарища. Правда, один самый крупный ломоть хлеба и пяток слив припрятал на потом.
     Задумываться, чем буду расплачиваться за щедрость этих людей, не хотелось. Решил пока действовать по принципу: «бери, пока дают». По-другому никак — на кону моя жизнь. Буду голодать — иссякнет источник энергии. И как только это произойдет, он начнет восполняться за счет источника жизни… А у меня там всего десять пунктов…
     Несмотря на ранее утро, народ в поселке уже проснулся. Вон несколько хорошо вооруженных людей погнали куда-то небольшое стадо коз. А вон те пятеро, судя по шахтерской снаряге, явно шагают на добычу руды. Мы с Фроди, выйдя за ворота, некоторое время шли за ними следом. Но потом свернули на густо заросшую тропу, уходящую вправо от основного тракта.
     — Это старая дорога к заброшенным штольням. Там уже никто ничего не добывает.
     — А п-очему мы туда и-дем? — взволнованно спросил я.
     Парень остановился и улыбаясь посмотрел на меня.
     — Малой, ты чего? Испугался?
     Снова это открытое и располагающее к себе выражение лица.
     — Н-ет, — пытаюсь казаться смелым. — Но все-таки…
     — Да, не дрейфь ты, — отмахнулся Фроди. — Я же говорил — хочу показать тебе кое-что. Это, надеюсь, поможет тебе заработать деньжат на еду и кров. Для наших уровней то место бесполезно, а вот под твой нулевой будет в самый раз.
     Спустя некоторое время, когда начало светать, мы подошли к довольно широкому проему в скале.
     — Вот! — победно сообщил Фроди. — Мы на месте! Пошли…
     — А внутри никого нет? У меня всего десять единичек жизни. Одного укуса хватит, чтобы умереть.
     — Нет там никого и ничего, — успокоил меня Фроди. — Не беспокойся. Постой секунду, я зажгу факел.
     Парень нырнул в темноту пещеры и через некоторое время в ее чреве загорелся огонь.
     — Давай ко мне, малой! — крикнул Фроди. — Здесь безопасно!
     Поколебавшись немного, я все-таки решил идти до конца. Человек хочет помочь мне, а я веду себя словно трусливая дворняга.
     В пещере было сыро и мрачно, но беззаботное поведение Фроди, вселяло некоторую уверенность. Кроме того, я постоянно твердил себе, как заклинание, что мой отец был рудокопом и с детства не боялся спускаться в шахты и пострашнее этой. Раз он мог — значит и я смогу. Как ни странно — это помогло на некоторое время отодвинуть страхи на задний план.
     Широкий туннель пропетляв немного, вывел нас в широкую пещеру.
     — Это перекресток, — объяснял мой проводник. — Отсюда берут начало несколько направлений.
     Я взглянул на указанные темные входы в туннели и невольно вздрогнул. Мне показалось или вон из того дальнего послышались приглушенные завывания.
     — Ветер гуляет, — объяснил Фроди и кивнул на ближайший проход:
     — Нам туда.
     Почти прямой тоннель (я насчитал сорок шесть шагов), вывел в пещеру с подземным озером. Здесь было неожиданно светло из-за множества отверстий в каменном потолке. Вода, словно застывшее зеркало, отражало солнечные лучи, отбрасывая блики на стены.
     Я пораженно открыл рот.
     — Красиво, правда?! — прокомментировал происходящее Фроди.
     — Очень.
     — И не так страшно.
     Точно! Я, отвлеченный чудесным видом, совершенно забыл о своих страхах!
     — Но мы здесь не для того, чтобы восхищаться красотами, — опустил меня на землю Фроди. — Смотри.
     Он указывал на каменную стену, густо заросшую мхом серого цвета. Я подошел поближе и остановился в шаге от указанного места.
     — Что ты видишь? — спросил парень.
     — Стену и мох.
     — Сможешь срезать немного мха?
     Я присмотрелся.
     — Да, смогу. Он нулевого уровня.
     — Давай, попробуй. Посмотрим, что тебе даст Великая Система.
     — Увы, но кроме самого мха — ничего, — предупредил я моего спутника. — Уже много раз пробовал добывать нулевые ресурсы, но мне ничего не давали.
     — А ты попробуй еще разок, — заговорщицки подмигнул Фроди. — Вдруг, сейчас получится.
     — Ну, хорошо, раз ты просишь, — пожав плечами сказал я и достал нож.
     Я действительно, на протяжении всего пути в Кривые горы, пытался добывать нулевые ресурсы. Срезал травы, откалывал камешки, отковыривал кору на деревьях, но ни скрижалей, ни эссенций мне не выпадало.
     Высмотрев небольшой кусочек мха, я несколькими, довольно неуклюжими движениями срезал его со стены и тут же замер, ошарашенно раскрыв рот…
     — Вы добыли Серый мох.
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (5 шт).
     — Глиняная скрижаль «Травничество».
     — Глиняная скрижаль Ловкости.
     — Глиняная скрижаль «Владение ножом».
     Я смотрел на оповещение системы и не верил своим глазам! Пришлось перечитать несколько раз, а потом еще и заглянуть в котомку. Неужели вот оно?! Неужели получилось?! Хотелось кричать и скакать от радости! Как же долго я этого ждал! Целых четырнадцать лет! Я теперь получу первый уровень?! И смогу развиваться, как все?! Вот бы родители обрадовались!
     Дрожащими руками снова открываю котомку и начинаю доставать свое богатство. По мере того, как перечитывал характеристики моего первого лута, глупая счастливая улыбка сползала с лица, ее постепенно сменяла гримаса недоумения, а затем обиды.
     — В чем дело? — голос Фроди прозвучал буквально у меня над головой.
     Отстраненно удивился, как он так быстро и главное бесшумно подобрался ко мне? Хотя мое состояние можно понять…
     Громко выдохнув, я обреченно опустился на каменный пол и закрыл лицо руками. Хотелось, от обиды разреветься.
     — Эй, ты чего? — снова подал голос мой старший товарищ. — Активируй эссенции и апайся.
     Мне показалось или в его правой руке мелькнула небольшая дубинка. Снова присмотрелся… Нет… Показалось… Просто тень от руки…
     — Не могу, — зло выдыхаю я.
     — Это еще почему?
     Да, чего он такой напряженный? И куда подевалась его беззаботная улыбка?
     — Эссенции и скрижали с ограничениями на первый уровень, — коротко отвечаю я.
     — Это еще почему?! — удивляется Фроди. — Не вижу логики. И ты, и ресы — нулевые. Значит, лут тоже должен быть нулевым.
     — Одна мудрая целительница сказала, что надо мной подшутил Зловредный Баг. Похоже, она была права, и я навсегда останусь уродом.
     — Дел-а, — протянул задумчиво парень. — Непруха… и что я ему теперь скажу?
     — Кому? — удивился я.
     — Ай, не бери в голову, малой, — отмахнулся он. — И не вешай нос. Лучше скажи, что лутанул.
     — Пять эссенций, и три скрижали. Только не пойму, почему это получилось сделать…
     — Да, тут-то как раз все просто. Прочитай характеристики мха.
     Я заинтересованно последовал его совету.
     — Серый мох
     — Вес: 50 грамм.
     — Ценность: Крайне низкая.
     — Качество: Свежий (изменение качества произойдет через 12 часов).
     — Прочитал. И что?
     — А самому слабо сообразить? Ничего не видишь?
     Я снова перечитал несколько раз и мой взгляд остановился на строке «ценность».
     — По твоей физиономии, вижу — догадался, — усмехнулся Фроди.
     Похоже к нему снова возвращается его привычное расположение духа.
     — Есть несколько закономерностей, которые создала Великая Система. Например, как в твоем случае — за ресурсы с ценностью «бесполезные» ни эссенции, ни скрижали не падают.
     — Хм, зачем же тогда было создавать бесполезные ресурсы? — зло спросил я.
     — Великой Системе виднее, как обустраивать наш мир, — пожал плечами Фроди.
     Думаю, я знаю, кто бы поспорил с этим утверждением. Далия, как-то в беседе с отцом упомянула, будто в древних книгах говорится, что Великая Система вовсе и не великая, а просто система. И она была создана теми, кого мы называем Древними или Ушедшими. Бред и святотатство, конечно. Отец, кстати, так и сказал в тот день. Но сейчас именно в этот момент, когда в моей душе накопилось очень много обиды, мне хочется верить, что Далия была права.
     — Ладно, Эрик, — задумчиво сказал Фроди. — Ты тогда тут оставайся, и продолжай работать, а я сбегаю в поселок и пришлю кого-нибудь, чтобы с тобой побыл. На всякий случай…
     — Хорошо, — не особо задумываясь над его словами, согласился я. — А этот мох кому-нибудь нужен?
     То, что я не смогу использовать бонусный лут по прямому назначению — это, конечно, проблема, но не повод чтобы раскисать. В конце концов у меня теперь появится стабильный доход. Ведь скрижали и эссенции можно продать.
     — Насколько я знаю — этот мох — бесполезная дрянь, хоть Великая Система так и не считает. Можешь смело выбрасывать его.
     — Понял, — разочарованно промямлил я.
     Когда мой товарищ уже был у выхода, я крикнул ему вдогонку:
     — Фроди! Это… Спасибо тебе! Я никогда не забуду, что ты для меня сделал!
     Парень обернулся. На мгновение на его лице проступила странная язвительная гримаса. Я моргнул. Нет — показалось… Все та же веселая и беззаботная физиономия. Что за глюки у меня с утра? Мерещится всякое. То дубинка в руке, то хищный оскал. Видать все из-за странного освещения в пещере. Да, и чего греха таить, переволновался я.
     Фроди дружески подмигнул и отмахнулся:
     — Не за что, друг! Как разбогатеешь — проставишься! Ха-ха!
     Мгновение и он исчез в проеме, а я остался один. Первым делом приблизился к озеру, опустился на колени у воды и умыл разгоряченное лицо.
     Хорошо! Пылающий лоб и щеки обжог морозец. А водичка-то ледяная! Обмыв несколько раз шею, окончательно взбодрился. Ничего! Прорвемся!
     После умывания, присел на камень. Надо тщательней осмотреть трофеи. Первыми из котомки достал эссенции. Маленькие, размером с ноготь большого пальца, хрустальные капли. Переливающиеся на солнце всеми цветами радуги. Красиво!
     — Эссенция опыта.
     — Уровень: 1.
     — Эффект: +1 к текущему прогрессу уровня.
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     И таких у меня пять штук. Теперь скрижали. Тонкие глиняные пластины размером с ладонь. Исписанные рунной вязью. Очень легкие.
     — Глиняная скрижаль Ловкости.
     — Уровень: 1.
     — Категория: Характеристики.
     — Эффект: + 0.1 к текущему прогрессу характеристики Ловкость.
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     — Глиняная скрижаль «Травничество».
     — Уровень: 1.
     — Категория: Профессии.
     — Эффекты:
     — Первое использование активирует профессию «Травник».
     - + 0.1 к текущему прогрессу мастерства профессии.
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     — Глиняная скрижаль «Владение ножом».
     — Уровень: 1.
     — Категория: Навык.
     — Эффект: + 0.1 к текущему прогрессу навыка «Владение ножом».
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     Надо разузнать какие цены в поселке на скрижали и эссенции. Как подумал, что придется продать все это, к горлу тут же подступил ком. Четырнадцать лет ожиданий и мучений! А долгожданный первый уровень снова ускользает от меня…
     Яростно растерев виски и лоб, рывком поднялся с земли. Хватит скулить! Пора приниматься за дело!
     Подошел к стене и раскрыл «Стрекозу». Второй кусочек мха срезал с уже большей сноровкой.
     — Вы добыли Серый мох.
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (5 шт).
     — Глиняная скрижаль «Травничество».
     — Глиняная скрижаль Ловкости.
     — Глиняная скрижаль «Владение ножом».
     Ого! Рандом решил сегодня расщедриться! Чувствую, как дрожат руки от перевозбуждения. Не в силах больше противостоять азарту, с удвоенной энергией принялся за работу.
     — Вы добыли Серый мох.
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (5 шт).
     — Глиняная скрижаль «Травничество».
     — Глиняная скрижаль Ловкости.
     — Глиняная скрижаль «Владение ножом».
     Я осмотрел список лута. Снова пять эссенций и три скрижали. Снова неожиданно щедро.
     Хорошо, допустим, я все еще получаю бонусы. Все знают, что за первые добычи всегда падает, так называемый бонусный лут, но потом Великая Система и Рандом «режут» трофеи. Об этом отец мне подробно рассказывал. А тут три среза мха и уже есть три скрижали, повышающие Ловкость. А ведь прокачка основной ветви, довольно долгий процесс. Да, согласен, «глина» добавляет всего одну десятую, но если помечтать, то еще семь таких же и будет равноценно одной Серебряной.
     Может Рандом сегодня в хорошем настроении? Очень на это надеюсь. Режу дальше.
     — Вы добыли Серый мох.
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (5 шт).
     — Глиняная скрижаль «Травничество».
     — Глиняная скрижаль Ловкости.
     — Глиняная скрижаль «Владение ножом».
     По спине пробежал холодок. Что происходит? Дрожащей рукой делаю еще один срез…
     Снова тот же результат!
     Еще разок… И еще…
     После десятого среза остановился, тяжело дыша от волнения. В котомке тридцать скрижалей и пятьдесят эссенций опыта. Как такое возможно?! Столько срезов, а результат, как будто бонус за первый раз!
     А если попробую вот так? Забираюсь повыше и тянусь к краю стены. Похож сейчас на паука. Чувствую, как заныли мышцы ног. В пояснице и плечах пожар. Работаю на пределе характеристик.
     — Вы добыли Серый мох.
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (10 шт).
     — Глиняная скрижаль «Травничество».
     — Глиняная скрижаль Ловкости.
     — Глиняная скрижаль «Владение ножом».
     — Глиняная скрижаль Силы.
     — Глиняная скрижаль Выносливости.
     — Глиняная скрижаль Акробатики.
     — Глиняная скрижаль Гибкости.
     Аккуратно спускаюсь на землю, чтобы восстановить просевший источник энергии. Глупо улыбаюсь, разглядывая новые скрижали. Все, как учил отец. Больше усилий при высоком расходе энергии — значит лут будет богаче. Но чтобы вот так?! О таком я еще не слышал. Да и вряд ли услышу. Далия, утверждала, что мой случай уникален. А я склонен верить целительнице.
     Смотрю на показатели энергии. Чуть меньше пятидесяти процентов. В пределах нормы. Бросаю взгляд наверх. Эх… Как говорил отец, железо надо ковать, пока оно горячее! Некогда расслабляется! Надо продолжать добычу.

Глава 6



     Закончил работать, когда источник энергии перестал пополняться. Три единички силы, «работая» на износ, кое-как некоторое время справлялись с восполнением. Но этого, увы, мало. Начал быстро уставать.
     Всего удалось срезать три килограмма и двести граммов ресурса. Мог бы и больше, но весь мох на нижнем ярусе стены закончился. Приходилось, на пределе сил, добывать его на высоте. Ради пятидесяти граммов, лез наверх, делал срез и потом спускался на землю, чтобы восстановить потраченные единички энергии. Благо за такие старания лута было больше.
     Ни Фроди, ни обещанный им человек так и не появились. У меня были смутные надежды на то, что кто-то из них принесет с собой еду, но я тут же запретил себе даже думать об этом. Для Фроди и его товарищей я никто. С какой стати они должны беспокоиться о каком-то чужом мальчишке? Я должен справляться своими силами.
     Несколько раз похвалил себя за оставленные на потом хлеб и сливы. Ими я и пообедал. Кроме того, спасало наличие близкого доступа к воде. Жажда, как известно «сушит» источники энергии и жизни, намного быстрее, чем голод.
     Хоть Фроди и советовал выбрасывать весь мох, но у меня рука не поднялась. Не знаю почему. Может потому, что это первый самостоятельно добытый мной ресурс, который в свою очередь принес мне первые трофеи? Так или иначе, объяснить не могу.
     Но и котомка у меня не безразмерная. Решил разложить весь добытый мох на большом плоском камне. Так вышло, что на него больше всего попадало солнечных лучей. Пусть лежит здесь, подсыхает. Может для чего и сгодится.
     Когда закончил с последним комком, устало опустился на землю. Осмотрел свою первую добычу, что серой неприглядной массой прикрывала плоский камень. Мда… Всего каких-то три с лишним килограмма, а устал будто весь день махал киркой в шахте.
     Теперь пришла пора подбить итоги по трофеям за этот рабочий день. Пока самозабвенно трудился, не следил за общим количеством. Теперь же открываю котомку с неким волнением.
     — Эссенция опыта (400 шт).
     — Глиняная скрижаль «Травничество» (64шт)
     — Глиняная скрижаль Ловкости (64 шт)
     — Глиняная скрижаль «Владение ножом» (64 шт)
     — Глиняная скрижаль Силы (16 шт)
     — Глиняная скрижаль Выносливости (16 шт)
     — Глиняная скрижаль Акробатики (16 шт)
     — Глиняная скрижаль Гибкости (16 шт)
     Помотал головой. Вытер пот со лба и глаз. Снова пересчитал. Чувствую, как колотится сердце. Вот-вот выпрыгнет из груди. Руки слегка подрагивают от волнения. Спина покрылась холодной испариной.
     Не иначе проделки Бага. Говорят, он еще тот весельчак. Не могу не согласиться. Мое существование прямое тому доказательство.
     Выходит, срезав каких-то три килограмма мха я добыл глиняных скрижалей на целых двадцать две единицы! Из них одну на силу и шесть на ловкость! Да будь я сейчас первым уровнем…! Я бы…! Мне бы…! Сердце забилось учащённей. Чувствую, как по горячим щекам потекли слезы обиды. Вот они долгожданные скрижали и эссенции, прямо у меня в руках! А что толку?!
     Хотелось забиться в какую-то темную щель и разрыдаться от горя. Так делал в детстве. Было у меня секретное место в подполе нашего дома. Маленький чуланчик. Каждый раз, когда надо мной издевались в школе, прятался там и скулил от обиды. Чтобы никто не видел моих слез и слабости…
     Но, увы, ни родителей, ни нашего дома, ни чуланчика больше нет… А есть это забытое богами место, где я должен выжить во что бы то не стало. И скулить больше не намерен. Крепко сжатым кулаком, зло вытираю предательские слезы. Если боги решили, что я должен быть таким — значит так тому и быть. Снова мельком взглянул на список трофеев и сквозь слезы улыбнулся. Да и кто сказал, что у меня все плохо?! Вон сколько лута! Должен признаться пугающе много…
     Представляю удивленную рожу Фроди, когда покажу ему свои трофеи. Хе-хе…
     Как только подумал о моем новом друге, вспомнил отца. Задумчиво потираю подбородок. Отец всегда ратовал за то, чтобы не выделятся. Если твои дела вдруг пошли хорошо, и боги одарили тебя неожиданным богатством или удачей — продолжай жить, как жил. Не спеши показывать свой достаток другим. Иначе привлечешь беду. Так он говорил каждый раз, когда возвращался с новым артефактом.
     Я верю Фроди. Он приютил меня. Накормил вчера и сегодня. Привел в эту пещеру. Он друг. По крайней мере, он поступает, как таковой. Но и наставления отца я не могу проигнорировать.
     Мои неожиданные успехи могут привлечь нежелательное внимание. Нельзя забывать, где нахожусь и какие люди меня окружают. Ведь, по сути, я должен был от силы получить процентов двадцать от всего, что мне перепало. Ну, максимум тридцать, если учесть, что сегодня мой первый день добычи.
     Н-е-ет… Отец был прав. Выделяться, и уж тем более хвастать лутом, нельзя ни в коем случае. Бахвальство и хвастовство может дорого мне обойтись.
     С опаской оглядываюсь по сторонам. Я по-прежнему один в пещере. Видать Фроди действительно забыл обо мне. Это даже к лучшему. Есть время сделать тайник. Да, я решил оставить больше половины лута здесь. В поселок принесу лишь пятую часть. Так будет правдоподобней.
     Желудок требовательно заурчал. Я похлопал себя по животу. Да-да, сегодня устрою себе пир. Плюс с жильем надо решить. Вряд ли в бараке каторжан меня ждут с распростертыми объятиями. Зачем им лишний жилец и нахлебник. Помогли, обогрели, накормили, за что я от всего сердца благодарен, но на этом все. Пора обустраиваться самостоятельно. Благо деньги у меня теперь будут. Главное делать все тихо и не привлекать внимания. А уж если все хорошо пойдет, глядишь и освобожусь от кабалы.
     Мда, мечты о хорошем, здорово отвлекают от всяких мрачных дум. Мне даже дышать вроде как легче стало.
     Место для тайника искал довольно долго и придирчиво. Сперва хотел закопать все в песок, но потом подумал о дожде. Отверстий в потолке достаточно. Что если зарядит ливень на неделю? Тогда озеро обязательно выйдет из берегов. Да и осколки ракушек на песке лишнее тому подтверждение.
     Самый оптимальный вариант — это залезть повыше по стене и спрятать все в одной из трещин. Туда вода точно не достанет. Но, увы, этот подвиг совершить мне не дано. Придется искать место исходя из моих возможностей.
     Подходящее место нашлось в тот момент, когда уже думал плюнуть на это дело и идти в другую пещеру. Узенький, а главное неприметный проем между острых камней попался на глаза абсолютно случайно. С трудом просунул руку внутрь. Это хорошо — крупная ладонь взрослого мужчины сюда точно не пролезет. Внутри сухо. Как раз то, что нужно. Отошел на несколько шагов назад. Отлично! Узкая щель сливается со стеной. Походил кругами по пещере. Посмотрел с разных ракурсов — нет, незаметно. Решено! Прячу здесь.
     Достал скрижали и эссенции из котомки. Отсчитал пятую часть и вернул назад. Потом еще подумал и решил скрижали силы, выносливости, акробатики и гибкости вообще не светить. И убрал соответствующее им количество эссенций.
     В итоге в котомке у меня осталось сорок восемь эссенций опыта и тридцать девять скрижалей. Остальное спрятал в проем.
     Как только сделал два шага назад перед глазами появилась надпись:
     — Вы создали простой тайник.
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (15 шт)
     — Глиняная скрижаль Разума
     — Глиняная скрижаль «Создатель тайников»
     — Глиняная скрижаль Наблюдательности
     Ух, ты! Вот так бонус под конец рабочего дня! Странно, почему раньше Великая Система не обращала внимания на мои тайнички? В детстве я их сделал немало. Может то, что я прятал не было достаточно ценным? Или места выбирал слишком простенькие?
     На всякий случай проверил уровни новых скрижалей и эссенций. Ожидаемо увидел везде единички. Словил себя на мысли, что уже не так эмоционально реагирую на ограничения. Видимо, это от того, что я, наконец, осознал одну важную вещь — мой нулевой уровень мне сейчас на руку. Ведь именно благодаря моему нолику, я сейчас прячу большую часть лута.
     Кстати, новые скрижали и эссенции тоже отправились в тайник. Если наличие скрижали наблюдательности я еще как-то смогу объяснить, собственно разума тоже, а вот «Создатель тайников» выдаст меня с потрохами.
     Напившись напоследок из озера обжигающе-ледяной воды, я направился к выходу из пещеры. Желудок радостно заурчал, предвкушая скорый ужин.
     Штольню покидал со смешанными чувствами. Казалось, будто что-то не усмотрел, не до конца осмыслил…
     К слову, подземные переходы уже не так пугали. Лишь на перекрестке, тот дальний «воющий» проход все еще наводил жути. А в остальном, вроде как свыкся.
     На выходе меня уже встречали. Фроди и еще один мужик. Видимо обещанный охранник. Кряжистый, низкорослый. Взгляд узких серых глаз излучает равнодушие. На правой щеке старый уродливый шрам. Видимо зашивавший рану, не особо разбирался в медицине — правая часть лица получилась слегка искривленной. Отчего казалось, что мужчина постоянно ухмылялся. Сочетание холодного взгляда и хищного оскала здорово пугало.
     — Малой, ты уже закончил?! — открыто улыбаясь крикнул издалека Фроди. — А мы тут с Весельчаком идем тебя навестить!
     — А я уже было подумал, что ты забыл обо мне! — крикнул я в ответ.
     Сказать по правде в душе слегка был обижен на Фроди, хотя умом понимал — он ничего мне не должен.
     Мой старший товарищ тут же разгадал мое настроение.
     — Эй, эй, малой! Ты чего? Обиделся? — успокаивающим тоном спросил он, когда мы поравнялись. — Я не мог раньше прийти… Вон, и Весельчак подтвердит. И без тебя дел по горло. Правда Весельчак?
     Его спутник лишь равнодушно кивнул.
     — Устал? — участливо спросил Фроди, положа мне руку на плечо.
     — Угу… И голодный, как собака… Источник не восполняется… — пробурчал я.
     Фроди громко ругнулся и хлопнул себя по лбу.
     — Вот ведь башка дырявая! А еды-то я не прихватил!
     Хотелось съязвить и спросить, мол, а чего тогда шел сюда? Но промолчал. Не хватало еще поссориться с единственным другом. Он ведь все-таки не забыл обо мне.
     — Идем скорее в барак, там и пожуешь чего-нибудь, — поторопил Фроди и добавил:
     — А Весельчак пока твою сумку понесет. Это чтоб тебе легче идти было.
     Я даже пикнуть не успел, как моя котомка ловко перекочевала в руки здоровяка.
     — Много мха еще осталось? — ловко переключая мое внимание от котомки, спросил Фроди.
     — Не очень, — промямлил я. — На дня два работы.
     — Нормально, — кивнул он и подмигнув добавил:
     — Как закончишь в той пещере, покажу другое местечко. Без работы не останешься.
     — Здорово! — искренне обрадовался я.
     Откровенно говоря, переживал из-за этого. Как бы это не звучало, но нулевые ресурсы хоть с какой-нибудь ценностью довольно редкое явление. Хотя могу и ошибаться…
     Весь путь до поселка Фроди развлекал нас разговорами. Ничего интересного в его болтовне не было. Так, по мелочам только… Кто чего добыл, и кто кого и как обозвал и что ему за это потом было… Пустой треп.
     Сперва я пытался внимательно его слушать, но постепенно мое внимание рассеивалось. Мысленно я уже был далеко от этого мрачного места. Представлял, как добуду много лута и выплачу долг Бардану. Как вернусь в Орхус и выкуплю родительский дом. Как восстановлю хозяйство и постараюсь зажить прежней жизнью. Мельком взглянул на весело болтающего Фроди. Ему тоже постараюсь помочь. Интересно, за какие грехи его сюда засунули?
     Как-то слабо вериться в то, что он опасный преступник. Наверняка еще будучи пацаном, загремел в тюрьму по ложному обвинению. Затем попал на каторгу. Оброс долгами. И уже не знает, как выбраться из этой долговой ямы.
     Решено! Обязательно постараюсь помочь Фроди! Он ведь мой первый и единственный друг! Надо будет поговорить с ним с глазу на глаз. Думаю, сегодня после ужина расскажу ему о своих планах.
     Поселок казался безлюдным. Фроди объяснил это тем, что весь народ еще на работе, а бабы с детворой, пока мужики в шахтах, стараются особо не отсвечивать. Опасаются соседей-каторжан.
     У входа в барак, где я ночевал, на крыльце, будто на троне, сидел мужчина. Черная, как смола, грива волос. Густая, растущая почти до глаз, борода. Кривой хищный нос. Мощный торс, тоже поросший черными волосами. Кулаки, как два булыжника. Даже сидя он казался крупнее всех стоящих вокруг него каторжан. Что-то звериное было во взгляде его темных глаз. Так смотрел наш кот, перед смертельным прыжком, на беззаботно прыгающих на подоконнике воробьев.
     С каждым шагом, приближаясь к бараку, под взглядом этих прищуренных глаз, я все больше чувствовал себя таким же воробьем. Даже всегда беззаботный Фроди прекратил свою болтовню и молча подвел меня к крыльцу.
     — Почему он до сих пор нулевой? — с угрозой в голосе спросил гигант.
     Это тот хриплый властный голос, что я слышал перед сном! Теперь понятно, кому он принадлежал!
     Фроди молча полуобернулся в сторону Весельчака. Тот в свою очередь протянул мою котомку, которую проворно подхватил мелкий худой уголовник. Ловко достав все мои трофеи, он объявил:
     — Сорок восемь «эсок» и тридцать девять «глины».
     — Что по «глине»? — коротко спросил звероподобный гигант.
     — Ловкость, травник и владение ножом. Каждой по тринадцать штук, — тут же отрапортовал худой.
     Бородач никак не отреагировал на информацию, лишь хмуро уставился на Фроди.
     Тот, полностью растеряв свою дружелюбность и веселость, зло огрызнулся:
     — Похоже Одноухий развел нас. Этот шкет не может использовать эски.
     — Это еще почему? — удивился бородач.
     Правый уголок губ Фроди слегка поджался, он так всегда делал, когда я задавал ему глупые вопросы.
     — Уровень эсок, которые он добывает — единица.
     Я видел, как Фроди чудом сдержался, чтобы не добавить какую-нибудь язвительную колкость.
     Бородач громко выругался.
     — Похоже Кнуд, каким-то образом догадался, что мелкий не сможет аппнуться, — подлил масла в огонь мой друг.
     Вернее, мой уже бывший друг…
     Я вглядывался сейчас в жесткое и злое лицо Фроди и не мог понять, куда подевался тот весельчак и балагур, которого я стал считать своим лучшим другом. Выходит, вся эта доброта, веселье и открытость демонстрировалась лишь только для того, чтобы ограбить меня? Все короткие воспоминания прошедших дней, словно кусочки мозаики встали на свои места. Значит, дубинка в руках Фроди, там в пещере мне все-таки не померещилась. Весь этот спектакль был разыгран лишь для того, чтобы оглушить и ограбить меня в момент перехода на первый уровень.
     Бывший друг, почувствовав мой взгляд, посмотрел мне в глаза и язвительно улыбнулся.
     — Ничего личного, малой. В следующий раз будешь осмотрительней. Будет тебе уроком. Еще потом спасибо мне скажешь.
     Каторжане, кроме хмурого бородача, весело заржали. Щуплый, бросив котомку мне под ноги, протянул все мои трофеи главарю.
     Тот окинул меня звериным взглядом и рыкнул:
     — Дай ему пару эсок. Пусть купит себе пожрать. Ему завтра снова на работу.

Глава 7



     Подняв котомку и зажав в кулаке две «милостиво» выданные мне эссенции опыта, я побрел прочь от барака уголовников. Был ли я сильно подавлен потерей трофеев? Не думаю. Я последовал совету отца и оказался прав. Пусть меня нагло ограбили, но основная-то часть добычи надежно спрятана в тайнике.
     Откровенно говоря, в глубине души я был готов к подобному развитию событий. Снова спасибо отцовским урокам.
     Увы, но я не был готов к другому… К предательству, как мне казалось, моего лучшего друга… Да, я понимаю. Нескольких часов знакомства слишком мало, чтобы считать Фроди не то, что лучшим, а просто другом… Но все-таки…
     Еще я был поражен, насколько стремительно ему удалось втереться ко мне в доверие. Причем настолько, что я даже был готов чистосердечно помогать ему выбираться из кабалы. Уму непостижимо! Какой же я доверчивый болван!
     Кажется, последнюю фразу я произнес вслух, потому как за спиной услышал тихий насмешливый голос:
     — Это уж точно. Болван еще тот.
     Резко оборачиваюсь.
     Снова этот мальчишка с копной черных нечесаных волос. В серой затертой одежде. На чумазом лице играет веселая улыбка, а в карих глазах понимание и кажется сострадание. Но я стараюсь не обращать на это внимание. С меня довольно! Сегодня Фроди действительно преподал мне один из самых важных жизненных уроков. С этого дня единственный человек, которому могу доверять — это я сам.
     — Не бери в голову. Не ты первый, не ты последний, — вытирая грязным рукавом нос, сказал мальчишка. — У Фроди «харизма» прокачена до небес. Такие доверчивые, как ты ему на один зуб. Ты представить себе не можешь, каких людей он на воле оставлял с носом. Правда, за это и загремел на рудники. А вот то, что они весь хабар у тебя отобрали — это плохо. В следующий раз постарайся какую-то часть заныкать.
     При последнем упоминании мне стоило труда сохранить прежнее выражение лица. Надеюсь, Крош не заметил мои потуги.
     — Не весь, — наконец, подал голос я. — Две эссенции опыта оставили.
     — Ого! Две эски! Да, ты богач! Интересно, с чего это Лютый так расщедрился?
     — Лютый? — переспросил я.
     — Да, — кивнул мальчишка. — Тот волосатый громила. Он у них пахан. Под ним все уголовники ходят. Страшный человек.
     — Это уж точно, — согласился я и поежился.
     — Ходят слухи, что он оборотень, — приглушенно и опасливо озираясь сообщил мне Крош.
     — Да, ну?!
     — Да, ты сам его видел. Зверь, одним словом. Глаза видел какие?
     — Угу, — согласился я и тяжело вздохнул.
     Мой живот непроизвольно громко заурчал.
     — Голоден? — понимающе спросил Крош.
     — Быка бы съел!
     — Ну, на две эски быка ты здесь не купишь…
     — Ты ведь здесь давно живешь? — перебил я его.
     — С рождения, — кивнул пацан.
     — И цены все знаешь?
     — Обижаешь.
     — Тогда у меня предложение. Ты помогаешь превратить мои две эссенции в еду и находишь мне жилье на эту ночь, а я делюсь с тобой ужином. Как тебе?
     — Согласен! — на чумазом лице Кроша играла довольная улыбка.
     В момент нашего рукопожатия наши животы одновременно заурчали.
     ***
     Когда мы отправились с Крошем в поселок, я не единожды возблагодарил богов за то, что мне хватило ума возложить обязанность добычи еды на этого мальчишку.
     Не знаю, во что вкладывал свои скрижали мой провожатый, но то, как виртуозно он вел торг за продовольствие, наводило на весьма определенные мысли.
     Но обо всем по порядку…
     Первым в списке Кроша на посещение стоял некий Хмур Пыреевич. Этот худощавый и неприветливый старик разводил кур.
     — А-а-а… Это ты, мелкий заморыш! — проскрипел он, когда увидел нас на пороге своих ворот. — Кого это ты приволок в мой дом? Очередного лоботряса?
     — Нет, что вы! — картинно всплеснув руками воскликнул Крош и быстро рванул вперед. Раз хозяин дома заговорил и не погнал в три шеи, значит надо поскорее делать дело.
     — Это Эрик, — продолжил мальчишка, указывая на меня. — Он работает на руднике.
     И доверительным тоном, вполголоса добавил:
     — Он под охраной Лютого.
     Лицо старика слегка вытянулось от удивления. А Крош, незаметно подмигнул и улыбнулся мне.
     — Ну, допустим, — сказал Хмур, справившись наконец с удивлением. — А что вас обоих привело ко мне?
     — Да, вот, уважаемый Хмур Пыреевич, выдал Лютый своему человеку премию, за хорошо выполненную работу. Вот мы и хотим потратить ее часть на некоторые вещи.
     Услышав магические слова — «премия» и «потратить» Хмур тут же повеселел. Ну, насколько это было ему под силу.
     — Продолжай!
     Крош не заставил себя ждать.
     — Видите ли, уважаемый Хмур Пыреевич, работа у моего друга сложная. Сопряжена с риском для жизни. Из шахты он возвращается уставшим и измотанным. Кроме того, чтобы хорошо поесть, он должен хорошо отдыхать.
     — Понимаю.
     — А какой может быть отдых без мягкой подушки и теплого пухового одеяла?
     — Совершенно никакого! — обрадованно воскликнул старик. — Посмотрите на моих кур, молодые люди! Это же орхузские белохохлатки! Пухом и перьями этой породы набивают все перины и подушки нашего дорогого барона!
     Я мельком взглянул на бедных тощих птиц и мне стоило труда не усмехнуться. Интересно этот Хмур хоть раз видел настоящих орхузских кур? Те раза в три крупнее этих бедолаг.
     — Великолепно! — восхитился Крош и снова подмигнул мне. — Тогда мы хотели бы приобрести ваш прекрасный товар!
     — Чем будете расплачиваться? — перейдя на деловой тон, спросил Хмур. — Медь или серебро?
     — Мы хотели бы произвести обмен, — ответил Крош и видя, как скривилось лицо старика тут же поспешил добавить:
     — На эссенции опыта.
     Тонкие сухие губы Хмура снова расплылись в улыбке. Кажется, он был счастлив. Вон как глазки заблестели. Даже непроизвольно потер ладони. Оказывается эссенции опыта или как еще их тут называют «эски» можно использовать и в качестве обмена.
     — Сколько вы дадите вашего товара скажем за… — Крош сделал вид, будто задумался. — Одну… Нет… Хм… Пожалуй, две эски?
     Все это было сказано таким тоном будто у нас этих эсок полные карманы.
     Глаза Хмура алчно загорелись.
     — Один тюк высококачественных перьев! — мгновенно выпалил он и тут же добавил:
     — Этого материала как раз хватит на одно одеяло и подушку!
     Даже я, человек неискушенный в торговле, понимал — нас банально пытаются нагреть. Что уж говорить о пройдохе Кроше.
     — Мы вас услышали, уважаемый, — произнес он с кислой миной и обратился ко мне:
     — Пойдем, Эрик. Спросим у господина Углеша Толстого. Любопытно, сколько он нам предложит. Говорят его кур в ветренную погоду надо привязывать к забору. Настолько легки они. Представляешь, дружище, какого качества будет у тебя подушка из такого пуха?
     На Хмура было больно смотреть. На сером морщинистом лице, казалось, шевелилась каждая мышца. Да, его удар сейчас хватит!
     — Два тюка перьев! — выпалил он.
     Крош демонстративно потянул меня на выход.
     — Три тюка! — чуть не плача крикнул нам вдогонку старик.
     Мой новый приятель обернулся. Хмыкнул и сказал:
     — Три тюка и десяток свежих яиц.
     — Три тюка и пять яиц.
     — По рукам!
     ***
     Неимоверно довольный собой, а еще больше эффектом, произведенным на меня, Крош сообщил:
     — Теперь к госпоже Агнете.
     — А что там? — заинтересованно спросил я, пытаясь примериться к быстрому шагу моего приятеля. Должен отметить, что он, зная о моих трудностях с характеристиками, старался идти помедленнее.
     — Госпожа Агнета — портниха. Вчера, на рынке, краем уха, я услышал, что она получила большой заказ от Волестоя, владельца постоялого двора. Даю руку на отсечение, ей нужны перья и пух для новых перин.
     — Ясно, — сказал я и задал давно мучавший меня вопрос:
     — А не проще ли бы было сразу пойти в таверну или на постоялый двор и там спокойно поужинать? Ну, на худой конец, просто купить продукты в лавке?
     — Нет, — покачал головой Крош. — Не проще. Таверной и постоялым двором владеет один и тот же человек. Это, как я уже говорил — Волестой. Значит, цены, как ты понимаешь, там одинаковые. За тарелку овощной похлебки, которой цена от силы три медяка с нас содрали бы семь или восемь, а тои все десять монет. Две похлебки, считай двадцать «мышей».
     Слушая пояснения Кроша, я отстраненно подумал о том, что в этой части Орхуса медные монетки тоже называют «мышами». У нас их еще кличут «летучками». Все оттого, что на аверсе медяка изображен профиль королевы Аслог Великой, до замужества герцогини Далигор. На гербе ее отца герцога Далигора красовалась расправившая в стороны перепончатые крылья летучая мышь. Умерла королева Аслог уже лет двадцать как, но в память о ее непопулярном правлении, люди продолжают называть ее мышью. Это прозвище прочно закрепилось и за медной монетой с ее профилем.
     Тем временем, Крош продолжал:
     — Так как похлебки нам будет мало, придется заказывать грибную кашу. А это еще около двадцати медяков. Добавь сюда же хлеб. Молоко или ягодный морс… Итого получится около пятидесяти или шестидесяти «мышек». А это как раз две твоих эски.
     На слова о еде мой желудок отреагировал недовольным бурчанием.
     — Ну, так в чем же дело-то? Давай поедим!
     — Эрик, Эрик, — покачал головой Крош. — Не иди на поводу у своего брюха. Доверься мне! Обещаю, через час, ну максимум два — мы поедим!
     Справедливости ради, должен заметить — мальчишка сдержал свое слово. За час с лишним нам удалось побывать в нескольких домах. В каждом он яростно и ловко торговался, выменивал и требовал бонусы. Результатом была полная котомка продуктов. А в пекарне, последнем пункте нашего похода, Крош умудрился продать за семьдесят пять медяков весь мед, полученный с обмена на овечью шерсть у жены бортника. И в придачу разжился двумя теплыми лепешками.
     — Итак, — победно говорил он. — Две лепешки, четверть головки козьего сыра, пять яблок, пять морковок, две луковицы, маленький горшочек меда, пять яиц, вяленая форель… М-м, что там еще?
     — Фляга козьего молока и виток колбасы из баранины, — подсказал я.
     — Ну, и, конечно, семьдесят пять медных монет! — объявил Крош и торжественно поклонился.
     — Браво! — улыбаясь захлопал я в ладоши.
     — Конечно, такое не каждый день возможно провернуть, — по дороге к баракам, стал объяснять Крош. — Просто в этот раз все удачно совпало.
     — Ты не справедлив к себе, — возразил я. — Ты умудрился две эски превратить в медные монеты, да еще и набить полную котомку едой.
     — Ерунда, — отмахнулся мальчишка. Но по его красному лицу было видно — похвала ему приятна.
     ***
     — Не знаю, как кому, но для меня полное брюхо — это уже половина счастья! — тяжело дыша выдал мудрость Крош.
     Он лежал на небольшой куче какого-то серого тряпья, заменяющего ему кровать, и сыто поглаживал раздувшийся в два раза живот. К слову, я лежал на точно такой же «кровати» и мой живот ненамного отличался от живота моего товарища.
     Крош выполнил свою часть сделки. Нашел еду и кров. На ночлег он пригласил меня к себе в коморку, которая находилась на чердаке, заброшенного барака, доживавшего свой век на отшибе поселения.
     Если холодный и сырой барак представлял собой жалкое зрелище, то маленький чердак был теплым и даже уютным. Его хозяин приложил немало усилий для улучшения своего жилища.
     Маленькое оконце со сгнившей рамой аккуратно заколочено досками. Щели в стенах законопачены тряпками и мхом. На удивление имелась даже мебель — маленький стол с худыми ножками, грубо сколоченный стул и трехногий табурет. Но гордостью Кроша, несомненно, был толстый, обитый бронзовыми полосами сундук со здоровенным навесным замком. Он стоял в углу коморки на самом видном месте и поблескивал круглыми боками. Сразу было видно, что он является любимцем хозяина жилища — бронза отполирована, а на замке следы смазки.
     Когда мы забрались наверх и Крош поднял хитро закрепленную лестницу, я невольно замер, рассматривая бронзового гиганта. По глазам мальчишки было видно — ему приятна моя реакция.
     Пока мы выкладывали из котомки продукты на стол, Крош рассказал, как чуть больше года назад нашел этот чердак. Здесь же и был этот сундук, заполненный всяким ненужным тряпьем. Выглядел он ужасно, мальчишке пришлось приложить немало сил, чтобы привести его в порядок. Отчистить песком, а затем отполировать все бронзовые детали. Ободрать внутри прогнившую обшивку. Покрыть дерево лаком.
     Замок пришлось нести кузнецу. Тот разобрал и почистил механизм. А также сделал новый ключ. В уплату Крош был на побегушках в кузне два месяца.
     На мой вопрос о том, стоило ли прилагать столько усилий, Крош без колебаний ответил, что, если бы ему снова представилась такая возможность он поступил бы точно также. В дальнейшие расспросы я не вдавался — захочет потом сам расскажет. Да и какая мне разница? Кому-то нравятся лошади, кто-то вырезает фигурки из дерева или камня. Ну, а Крошу нравится возиться со старым сундуком. А когда ужин был готов, не до расспросов уже было.
     Я сонно лежал, поглаживая раздутый живот. Мысли, как обычно бывает в такие моменты, сменялись одна за другой, словно связанные между собой разноцветные платки, что, улыбаясь достает из кармана фокусник.
     Перед глазами неспешно пролетели самые запоминающиеся моменты сегодняшнего дня. Самый яркий несомненно — это предательство Фроди. Странное дело, особой злости или горького разочарования уже не чувствовал. Скорее наоборот — был рад, что Фроди показал свой истинный облик. Было бы хуже, если бы все открылось спустя некоторое время. Я не успел глубоко проникнуться дружеской симпатией к этому прохвосту.
     Мама часто говорила — все, что ни делается — все к лучшему. Пока не могу с уверенностью сказать согласен ли я с ней, но в данном конкретном случае это выражение как нельзя кстати.
     — Рик, ты спишь? — приглушенно спросил Крош.
     — Еще нет, — сонно ответил я.
     — Позволь задать тебе вопрос.
     — Валяй.
     — Сколько ты должен хозяину?
     — Увы, Крош, но я не могу ответить на этот вопрос…
     — Я понял. Ничего не говори. Ты дал клятву, — легко догадался мальчишка.
     — А ты сколько должен? — поинтересовался я. — Или тоже дал клятву?
     — Нет, — покачал головой мальчишка. — Никаких клятв нет. Как и долга.
     — То есть как? — не сразу понял я.
     — А вот так. Я свободный человек.
     Я сперва не сразу осознал то, что только что услышал. А когда, наконец, до меня дошло, сон, как рукой сняло. Приподнявшись на локте, я удивленно уставился на паренька.
     — Ты весь вечер меня удивляешь!
     Крош ухмыльнулся и сыто отрыгнул.
     — Да, я такой! Мне нравится удивлять людей.
     Видя мое состояние, он стал объяснять.
     — Десять лет назад, еще до моего рождения. Отец и мать прибыли сюда с большим караваном. Отец, как и твой, был шахтером. Купился, как и многие другие, на россказни глашатаев Бардана о богатой медной жиле. По правде сказать, жила действительно была, но не такая богатая, как о ней трепались. Первый год отец неплохо зарабатывал, даже домик небольшой прикупил в поселке. Мать хозяйство завела. Я уже был на подходе. Словом, счастливая семья.
     Крош на некоторое время замолчал, глядя на свой сундук. Я его не беспокоил, знаю не понаслышке, как делиться сокровенным.
     — Когда мне было два года, отец попал под обвал, — тихо продолжил мальчик. — Погиб, как и твой. Постоянно болеющая после родов мама, пережила его на два года. После смерти матери, меня приютил Хват — друг отца. Кто-то скажет, что мне повезло не остаться в четырехлетнем возрасте без присмотра взрослых. Я бы так не сказал… Как оказалось, Хват и его подружка приютили меня ровно на месяц. Этого времени им как раз хватило, чтобы продать дом и хозяйство моих родителей, а также все свое имущество и одним прекрасным утром свалить отсюда подальше. Меня, как ты уже догадался в это прекрасное путешествие никто не пригласил…
     — Как же ты выжил?
     — О, Эрик! Это уже другая и более длинная история! — улыбаясь сказал Крош. — Я тебе ее как-нибудь потом расскажу.
     На некоторое время на чердаке повисло молчание. Первым тишину нарушил Крош.
     — Что будешь делать? — спросил он.
     — Спать, — коротко ответил я.
     — Это-то понятно… Ну, а завтра-то что?
     — Что-нибудь придумаю…
     — Ты ведь понимаешь, эти подонки от тебя уже не отстанут? Завтра с утра Лютый приставит к тебе человека и будет он пасти тебя до самого вечера. А потом все заработанное тобой снова отправится в карман к пахану.
     Я зло сжал зубы. Твари! А ведь мне еще норму надо как-то сдавать. Долг отдавать. Плюс еда, одежда и жилье. Вряд ли Крош будет терпеть у себя чужака. Сегодня понятно — это часть сделки, а завтра уже надо искать новый угол.
     — А почему Кнуд никак не реагирует? — спросил я.
     — А ему-то какой резон ссориться с уголовниками? — ответил Крош. — Тем более, ходят слухи будто у них с Лютым существует некий договор по «овцам».
     — Каким еще овцам?
     — А ты еще не понял?
     — Хочешь сказать, что я для них овца?
     — Самая что ни на есть настоящая, — без тени улыбки кивнул мальчик. — Как обросла шерстью, тут они ее и обстригают. Кнуд своих, Лютый своих.
     — А как же Скоркс?
     — О! — воскликнул Крош и поднял указательный палец вверх. — Меченый самый главный уголовник здесь. Ему все отсчитывают долю. Кнуд, Лютый, хозяин постоялого двора, пекарь… Все…
     Видя, что с моих губ готов сорваться новый вопрос, мальчик опередил меня:
     — И не спрашивай о хозяине. Такой порядок существует уже несколько десятилетий. Поверь, Бардан не дурак, которого можно просто так обвести вокруг пальца. Он прекрасно осведомлен о происходящем на своих землях.
     — У него тоже свой интерес?
     — Верно, — кивнул мальчик. — Равно, как и у нашего барона. И уж если мы начали распутывать этот клубок, то и у самого императора… Вот кто, по сути, главный бандит и уголовник. А вместе с ним и жрецы, маршалы, генералы, министры. Там их много…
     Я удивленно смотрел на Кроша. Откуда у восьмилетнего мальчишки такие мысли и познания? Словно угадав, о чем я сейчас думаю, он, улыбаясь произнес:
     — Все это я услышал от одного старика-каторжанина. Он умер в прошлом году от чахотки. Сам он когда-то занимал высокий пост в столице империи. Но за какие-то грехи был сослан на рудники.
     — Не удивлен. За такие речи кого угодно сошлют. Ты, кстати, будь осмотрительней. Вдруг твои слова услышат не те уши.
     — Не переживай, — отмахнулся Крош. — Здесь все об этом говорят. Местный народ уже некуда ссылать. Это край мира. Хе-хе.
     — А смерть?
     — О! Поверь мне, Эрик! Императору не выгодна смерть его «овец». Казнят только тех, у кого не растет «шерсть». Хехе!
     Я лишь покачал головой. Допрыгается он когда-нибудь. Должен заметить, на нашей кухне тоже частенько вспыхивали подобные беседы. Особенно, когда у нас гостила Далия. Целительница делилась последними новостями в империи, которые они потом с отцом и матерью долго обсуждали. Зная, что я имею обыкновение подслушивать, отец строго настрого запрещал мне говорить хоть слово из услышанного. И я, как ответственный сын держал рот на замке.
     — Возьмем, к примеру, меня, — продолжал Крош. — Скоро пятый уровень. При рождении не повезло. Рандом «расщедрился» всего на девять скрижалей. Мама будто предчувствуя скорую кончину, дабы не оставить меня совсем без характеристик, последние годы старалась отдавать мне все заработанные скрижали и эссенции.
     Вспомнив о матери, мальчик тяжело вздохнул. Помолчал немного и продолжил:
     — За последние четыре года удалось сделать два уровня. Правда, большую часть скрижалей и эсок пришлось продать. Жить же на что-то надо было.
     — А почему ты живешь в этом месте?
     — А куда мне идти?
     — В Орхус, например.
     — Ага, конечно, меня там, как бродягу быстро оформят в подневольные и прощай моя свобода. А здесь я можно сказать свой. Если не нарываться, то никто не будет трогать. Подрабатываю потихоньку, сил набираюсь. Как подрасту, там и поглядим.
     — А где работаешь? В шахте?
     — Нет, — покачал головой Крош. — Туда мне рано. Руда шестого уровня.
     — Ясно.
     — Да и не охота на Бардана спину гнуть.
     — А чего так? Ты свободный. У свободных забирать эски и скрижали запрещено. За такое сразу на каторгу.
     — Так-то оно так, но есть подводные камни. Как только подпишу договор, Скоркс меня быстро в оборот возьмет.
     — Что ты имеешь в виду?
     — Понимаешь, в нашей шахте настоящее раздолье для шестых и седьмых уровней. Много эссенций и скрижалей. Уже начиная с восьмого бонусы будут только у тех, кто прокачал мастерство. Ну, ты и сам знаешь…
     Я лишь молча кивнул в ответ. Мой отец был пятнадцатого уровня, но с мастерством рудокопа, превышающим основной уровень на несколько единиц. Благодаря высоким показателям, добыча ресурса велась быстрее. Имелся шанс получить бонусные, более дорогие камни.
     — Что же касается низкоуровневых работников навроде нас с тобой, — продолжал Крош. — У Скоркса есть работенка, которую я не пожелал бы даже врагу. Нет, уж в шахту я не ходок.
     — О какой работенке ты сейчас говоришь? — спросил я с замиранием сердца.
     Крош пристально взглянул на меня и спустя мгновение в его глазах вспыхнул огонек понимания.
     — Баг их раздери! — воскликнул он. — Управляющий Бардана отправил тебя сюда по запросу Скоркса?!
     — Да, — почти шепотом ответил я.
     Чувствую, как пересохло в горле.
     — Крош, не томи… Объясни, что не так…
     — Да все не так! — в сердцах сплюнул мальчишка. — Меченый, тварь еще та! Составляет невинные запросы, мол, нужны проворные и щуплые работяги для разведки новых месторождений, а сам, по сути, ищет кое-что другое… На самом деле тебе пока повезло, что его нет в поселке. Правда это ненадолго — Скоркс вернется через неделю.
     — Что же он ищет?
     — Никто не знает. А те, кто что-нибудь узнают — бесследно исчезают. Но я…
     Крош начал было что-то говорить, но потом резко замолчал. Посмотрел на меня. В его до этого дружелюбном взгляде, появилось недоверие.
     — Забей, Рик, — отмахнулся он, поворачиваясь ко мне спиной. — Это всего лишь дурацкие сплетни, которые распускают всякие бездельники.
     Мой новый приятель испугался. Не доверяет. И правильно делает. Кто я ему? Сейчас разболтает то, о чем не следует распространяться, а я завтра возьми и ляпни кому-нибудь случайно. И все…
     — Послушай, Крош, — после недолгого молчания начал я. — Мне понятны твои опасения на мой счет. Мы знакомы чуть больше суток и тебе нет смысла подставляться под удар из-за какого-то бедолаги. Но пойми и ты меня. Последние несколько дней, меня только и делают, что стращают Скорксом и его рудником. Причем никто при этом ничего конкретного не объясняет. Только старик Рипей, добрая душа, предостерег не соваться в северные штольни. И я вижу, Крош, ты что-то знаешь, но боишься об этом говорить…
     — Я и так уже слишком много сказал, — перебил меня мальчик.
     — Тогда давай поступим по-другому…
     — Ты о клятве? — повернувшись в мою сторону, спросил Крош.
     — Да. Я дам тебе клятву, что буду молчать, а ты мне расскажешь, что знаешь. По рукам?
     — Нет, — отрицательно покачал головой мальчик.
     — Почему нет? — удивился я.
     — А какой мне прок от этого? — по-деловому спросил он. — Клятва — это хорошо, но что я получу взамен? Информация, которой я владею, действительно очень ценная. Скажу больше, похоже даже Скоркс не подозревает, что он на самом деле ищет…
     Вот же болтун! Нет, он когда-нибудь все-таки доиграется и в лучшем случае ему отрежут его длинный язык, а в худшем — вместе с языком и голову.
     — Позволь я угадаю — это тот старик-каторжник, раскрыл тебе какую-то тайну?
     По испуганному лицу мальчишки было видно — мои слова попали точно в яблочко. До него, кажется, начало доходить в какую ловушку он угодил…
     — Послушай, Крош, — решил я ковать железо, пока оно горячо. — Вижу ты уже осознал, что сказал слишком много. Будь я подонком, вроде Лютого или Фроди, то уже без зазрения совести начал бы шантажировать тебя.
     На мальчика было жалко смотреть. Он враз осунулся. Лицо побледнело. Губы задрожали. В уголках глаз появились слезы. Словно маленький зверек, загнанный в угол, весь сжался, обхватив колени руками.
     — Но я не подонок и не предатель! И клянусь тебе, что никогда не использую сказанные тобой слова тебе во вред! Пусть свидетелем и судьей мне будет Великая Система!
     Крош, видимо получив системное оповещение, слегка вздрогнул от неожиданности. Я, улыбаясь наблюдал, как его широко раскрытые глаза заметались по невидимому мне тексту. Закончив чтение, мальчик, неверяще взглянул на меня.
     — Но… — дрожащим голосом начал он. — Почему? Ты ведь мог…
     — Мог, — серьезно ответил я. — Но только если бы был сволочью.
     — И ты ничего не попросишь взамен? Мою тайну, например?
     — Нет, — ответил я. — Не попрошу. Но предложу кое-что другое.
     — Что же?
     — Обмен.
     — В каком смысле?
     — В прямом. Мы обменяемся нашими тайнами. Ты мне свою, а я тебе свою. И естественно закрепим наш обмен клятвой о неразглашении.
     — И ты уверен, что твоя тайна по важности равносильна моей?
     Похоже, Кроша отпустило. Не иначе в его крови течет купеческая кровь. Вон, как глаза загорелись, когда торг пошел.
     — Абсолютно, — улыбнулся я. — Может быть даже поважнее твоей.
     Крош непроизвольно взглянул на мою котомку. Там у меня лежала часть продуктов, что осталась после ужина. По моим подсчетам еды мне хватит только на завтра. В кармане еще лежали семьдесят пять медяков, которые я бы хотел потратить на кое-какие вещи. Мне нужна более крепкая и теплая одежда и обувь. Соответствующая обстановке.
     Жестяная фляга, огниво, котелок, ложка… И еще много всяких мелочей, о которых я совершенно не подумал, покидая родной дом. Хотя, в том состоянии, мало о чем мог думать… Слишком много на меня свалилось за последние несколько дней…
     Крош, глядя на мою сумку, несомненно, понимал, что на эти продукты и мои деньги наш прежний уговор уже не распространялся. Утром ему уже нечем будет завтракать.
     Ну, а я же в свою очередь понимал, что несмотря на возраст и нищету этот мальчишка был здесь своим. И мне нужна его помощь.
     — Слушай, Крош. У меня к тебе предложение.
     Мальчик оторвал глаза от моей сумки и заинтересованно посмотрел на меня:
     — Какое?
     — Предлагаю стать деловыми партнерами.
     Крош ухмыльнулся.
     — И каким же делом ты предлагаешь заняться? Ловить вместе блох? Ха-ха! Или трудиться на благосостояние Лютого и его подпевал?
     Мальчишка откровенно подтрунивает надо мной. Пытается вывести из равновесия. Авось проболтаюсь. Но явно заинтригован. Хе-хе, хороший ход, а главное не по годам очень умный. Именно такой товарищ мне и нужен.
     — Хорошая попытка, — улыбнулся я. — Но все подробности только после того, как поклянемся перед богами и обменяемся тайнами. Только после этого я объясню суть нашего партнерства.
     Мальчик, пожимая плечами усмехнулся.
     — А ты не так прост, как могло сперва показаться.
     — Решайся, Крош, — подбодрил я его. — Обещаю, ты не пожалеешь.
     Мальчик поднялся на ноги. Сделал несколько кругов по своей коморке и, наконец, присел на свой сундук.
     — Я согласен. Но только с одним условием.
     — Говори.
     — В опасные для жизни игры я не играю.
     — Я похож на человека, который жаждет смерти?
     — Нет, но я предупредил тебя.
     — Я тебя услышал. Поверь ты ничего не теряешь. Если тебе не понравится мое предложение — ты можешь отказаться, и мы забудем о нем. Клятва?
     — Клятва.
     После около часа обсуждения деталей нашей клятвы мы ударили по рукам, и Великая Система подтвердила наши честные намерения.
     — Ну, что? — спросил я, когда дочитал системное сообщение. — Кто первый?
     — Давай, я, — ответил Крош. — В общем, я говорил, что Скоркс ищет вовсе не новые месторождения.
     — И что же он ищет?
     — В этом-то и вся прелесть ситуации. Хе-хе. Он сам не знает.
     — Ничего не понимаю.
     — Сейчас объясню. Все дело в том, что Меченому как-то попала в руки одна карта. Вернее, ее маленький обрывок. Вещь очень ценная. Принадлежавшая Древним.
     Я непроизвольно дотронулся до пуговицы у меня на груди.
     — Каким-то образом Скоркс выяснил, что на этом клочке карты изображена часть подземных туннелей нашего рудника, который во времена Древних рудником не являлся.
     — И он, понимая, что Ушедшие просто так карту рисовать не будут, вслепую пытается разыскать что-то связанное с ними? — высказал я свою догадку.
     — Верно.
     Чувствую, как по спине пробежались мурашки:
     — И ты хочешь сказать, что знаешь…
     — Да, — кивнул Крош. — Сам того не подозревая Скоркс ищет Храм Древних.

Глава 8


     — Храм Древних? — шепотом переспросил я.
     По необъяснимой причине, при упоминании какого-то храма все волосы на моем теле встали дыбом. По спине пробежал холодок, а сердце, безумно колотясь, норовило выскочить из груди.
     Я не понимал, что со мной происходит, но каким-то внутренним чутьем осознавал — мне обязательно нужно попасть в это место. Может быть именно там я и найду ответы на мои вопросы о самом себе?
     Тем временем Крош продолжал:
     — Таргус, так звали старика-каторжника, спас меня. Чуть больше года назад, собирая первую команду разведчиков, Скоркс в первую очередь обратился ко мне.
     Мальчик задумчиво улыбнулся, своим воспоминаниям.
     — О, Рик, ты себе не можешь представить, как я гордился собой в то мгновение! Еще бы! Сам Скоркс, управляющий рудником, лично предложил мне стать разведчиком! Даже сейчас я помню завистливые рожи старших пацанов, которые всячески унижали и издевались надо мной.
     Мальчик хихикнул и почесал затылок.
     — Помню, как я, раздувшись от важности рассказывал новость Таргусу и как он вместо того, чтобы порадоваться моему успеху начал яростно уговаривать меня ни в коем случае не соглашаться на предложение Меченого.
     — Кстати, а почему его все называют «меченым»? — спросил я.
     — Это старая история. В одном из сражений с орками, наши маги ошиблись в расчетах и огненным заклинанием сожгли весь отряд Скоркса. Он единственный, кто выжил. Как напоминание о том сражении половину его лица украшает уродливый шрам от ожога. Он и до того не был красавцем, а сейчас так и подавно… Бесплатный совет — когда будешь разговаривать с ним, не смотри на его ожог. Он этого страшно не любит.
     — Я тебя понял. А откуда старик узнал о грозящей тебе опасности?
     — Как я тебе уже говорил — Таргус занимал какой-то высокий пост в столице империи. Что-то связанное с дорогами. Словом, в картах и всяких чертежах он разбирался очень хорошо. Абсолютно случайно, находясь в кабинете у Скоркса, он увидел обрывок той карты. Меченый особо не прятал свое сокровище, видимо думал, что среди каторжников все безграмотные.
     — И этот твой Таргус смог определить по обрывку, что это Храм Древних? — с недоверием в голосе спросил я.
     — Ха! Он и не на такое был способен! Очень умный, старик был! Он и меня все время подговаривал вкладываться больше в разум. Таргус искренне полагал, что Брат-маг был самым могущественным из троих братьев. Воина и Ловкача он называл недоумками, вечно попадающими в разные передряги.
     Я лишь хмыкнул в ответ. Согласен, Маг самый умный из Троих, но, как учил меня отец, сила братьев была в их единстве. И я был абсолютно согласен с отцом. Забавно, простой шахтер оказался мудрее столичного грамотея…
     — Старик объяснял мне, что, когда он был молодым и учился в академии им показывали древние карты. В общем, он знал о чем говорил. Кстати, Рипей не зря предостерегал тебя не соваться в Северные штольни. Именно там, по расчетам Таргуса, и находится храм Ушедших. Там, кстати, и погибли все разведчики из первого отряда, в который приглашал меня Скоркс. И, в который я отказался вступить, за что, к слову, был осмеян местными мальчишками. Правда, позднее весть о гибели всего отряда быстро охладила их пыл.
     — Мда… — сказал я. — Старик, действительно спас тебя.
     — За что я ему буду всегда благодарен, — серьезно кивнул Крош.
     Мы на некоторое время замолчали. Крош видимо предался воспоминаниям, а я переваривал его историю и пытался найти объяснение странному чувству, возникшему после рассказа мальчика. Таинственный храм Ушедших манил меня своими загадками… Это чувство одновременно будоражило в моих жилах кровь и пугало до дрожи в коленках…
     — Ну, Рик? — усмехнулся Крош. — Что скажешь? Как тебе моя тайна?
     — Скажу только одно — ты не зря боялся рассказывать мне твою историю. И мой тебе, как ты говоришь, бесплатный совет — продолжай в том же духе.
     Мальчик, соглашаясь кивнул и сказал:
     — Теперь твоя очередь. Надеюсь, твоя тайна не хуже моей.
     Я улыбнулся.
     — Посмотрим. Ты недавно упомянул, что Рандом дал тебе мало скрижалей? Ха-ха! Перед тобой человек, при рождении не получивший ничего. Даже уровня… Несколько лет я пролежал в кровати. Лишь жалкие единички в моих источниках напоминали о том, что я все еще жив… Мда… Живой мертвец, не имеющий возможности использовать эски и скрижали. Жалкий Багнутый калека… Представь, я даже не могу есть сложные блюда! Я не знаю каковы на вкус конфеты или сладкие торты… А ведь моя мать великолепно готовила! Праздники были пыткой для меня. Ведь на ярмарках продавалось столько вкусностей.
     — Если тебя это успокоит — торт я пробовал всего один раз в жизни. На мой день рождения. Еще когда мама была жива… Но я не это хотел сказать… Ведь как-то же ты все-таки двигаешься?
     — Да, — ответил я. — Благодаря вот этим вещам.
     Я указал на пуговицу и колечко.
     — Но как…
     — На них нет ограничений.
     — Погоди, — Крош возбужденно привстал со стула. — Ты хочешь сказать, что…
     — Да. Это артефакты Древних.
     Мальчик громко сглотнул.
     — Они ведь стоят целое состояние!
     — Верно, — грустно согласился я. — Чтобы дать мне возможность вести хотя бы подобие нормальной жизни, отец задолжал большую сумму банку. Собственно, потому я и здесь. После смерти родителей, долг до конца так и не был уплачен, даже после конфискации всего нашего имущества.
     Крош присвистнул.
     — И продать ты их не можешь… — начал рассуждать он вслух. — Иначе снова превратишься в живой труп…
     — Верно, — согласился я. — Правда, у меня есть одна вещица, которую я могу продать в крайнем случае. Вот…
     И я протянул ему «стрекозу».
     Крош с восторгом на лице бережно взял нож.
     — Первый раз держу в руках вещь Ушедших! А что он делает?
     — Ничего. Это пока очень простая вещь. Наносит всего две единицы урона. Твой обычный кухонный нож в данный момент по урону будет круче моей «стрекозы».
     — Тогда в чем вся соль? — нахмурился мальчик.
     — Все просто. Твой нож так и останется кухонным, а мой можно улучшать. Как по урону, так и по характеристикам. Правда я пока не представляю, как это сделать.
     — Ух, ты! — восхитился Крош. — А еще?
     — Вещи древних масштабируемые.
     — Это как?
     — Сейчас объясню. Видишь это кольцо?
     Мальчик завороженно кивнул.
     — Сколько единиц силы ты видишь?
     — Две.
     — А теперь надень его.
     Гибкие пальцы Кроша, слегка подрагивали. Тонкие, все в мелких ожогах и царапинах — видимо, когда мальчик отрабатывал ремонт замка, кузнец не особо берег своего временного помощника. Вон мизинец правой руки слегка искривлен, а на безымянном левой — нет ногтя.
     — А на какой палец? — переспросил Крош.
     — На любой, — ответил я. — Кольцо само подстроится под размер.
     — Ух, ты! — восхитился мальчишка, когда увидел, как стальная полоска плавно охватывает его средний палец.
     — Теперь смотри характеристики кольца, — сказал я. — Сколько теперь «силы» ты видишь?
     — Уже шесть единиц! — восхитился Крош. — Как это вышло?
     Я усмехнулся. Когда-то этот же фокус показал мне отец, правда на самом себе, но лицо у меня было примерно такое же, как и у Кроша.
     — К характеристикам кольца приплюсовался твой уровень.
     — Ого! — мальчик ошеломленно почесал лоб. — Выходит, будь я сейчас, ну, допустим двадцатого уровня, кольцо трансформировало бы двадцатку в «силу»?!
     — Верно, — кивнул я и добавил:
     — А если его улучшить, там появятся и другие характеристики.
     — О, Великая Система! — Крош пораженно уставился на кольцо у себя на пальце.
     — Теперь понимаешь, почему эти вещи такие дорогие?
     Мальчик судорожно кивнул и аккуратно вернул мне кольцо.
     — Рик, только представь, что с тобой сделает Скоркс или Лютый за эти артефакты. Даже не думай пытаться продать их здесь! Даже если сильно припечет! Как только ты засветишь это колечко или нож — ты труп! Тебя ограбят и убьют, как нежелательного свидетеля. Я удивлен, как твой отец остался жив, когда покупал их…
     Последние слова Кроша вогнали меня в ступор… А ведь я никогда не думал об этом! Действительно — как?! По спине пробежал холодок… Не мог же мой отец… Нет! Я не верю!
     Видя мое состояние, Крош успокаивающе положил руку мне на плечо:
     — Слушай, Рик… Не обращай внимания на мои слова… Уверен, твой отец был честным человеком…
     Я медленно опустился на табурет. Крош прав. Тысячу раз прав!
     — Ты не должен сомневаться в отце, — продолжил мальчик. — И тем более в его поступках. Так или иначе — все, что он делал — это ради тебя. Боюсь даже представить какому риску он себя подвергал.
     — Ты прав! — твердо ответил я. — Он и мама свои жизни посвятили мне!
     Когда говорил чувствовал уверенность, но вопросы остались… и я знал, кому их задам, когда придет время…
     Крош с полуслова поняв, что тема обсуждения моих родителей уже закрыта, перевел разговор в другое русло:
     — Мда, Рик, должен согласиться, твоя тайна не хуже моей! Хе-хе! Так что ты хотел предложить?
     — Погоди, Крош, я тебе еще не все рассказал.
     — Ого! Да, ты прямо, как мой сундук, полон всяких загадок! Я тебя внимательно слушаю.
     Мальчик, потирая ладони присел рядом на стул.
     — Дело в том, что уголовникам достались не все мои трофеи…
     — Все-таки удалось заныкать немного! — хихикнул Крош.
     — Я бы так не сказал…
     — В каком смысле?
     — Лютый получил только пятую часть от добытого мной сегодня…
     Сказав это, я с удовлетворением наблюдал отвисающую челюсть моего будущего компаньона.
     — Но как такое возможно?!
     — Откровенно говоря — сам в недоумении. Сегодня весь день я резал «нулевой» мох. За каждый добытый ресурс Великая Система, как подозреваю, награждала меня максимальным количеством трофеев. Видимо, каждый мой срез воспринимается ей как первый. Уверен — это из-за моего уровня.
     — Согласен! — объявил Крош.
     Он вскочил со стула и стал молча ходить от стены к стене. Видимо ему так лучше думается.
     — И сколько ты добыл в общей сложности? — наконец, спросил он, при этом, не глядя на меня и не останавливаясь.
     — Чуть больше трех кило мха. В общей сложности, получилось четыреста пятнадцать эсок и двести пятьдесят девять скрижалей. Ну, и как я уже сказал, пятую часть забрал Лютый…
     Крош остановился, как вкопанный. В его восхищенно вытаращенных глазах я увидел — он в деле.
     — Это за один день работы?!
     Когда-то от родителей слышал такую фразу — «кричать шепотом». До сегодняшнего дня для меня было загадкой, как это возможно… Теперь знаю. Крош это только что мне с успехом продемонстрировал.
     — О, Великая Система! Как такое возможно?! Рик, ты же, как та курица из древней сказки, что несла золотые яйца! Узнай кто-нибудь из тех уродов, что ты из себя представляешь… Да, ты… Да тебя…
     — Знаю, Крош, знаю… — ответил я успокаивающе. Малого сейчас удар хватит. Вон как тяжело дышит. На лбу выступила испарина. Руки дрожат. — Ты лучше присядь и успокойся. Если бы не понимал, я не обратился бы к тебе…
     — А где все остальное? — уже более спокойным тоном, спросил мальчик.
     — В той же пещере, где резал мох. В тайнике.
     — Тайник сам создал?
     Узнаю Кроша — взыграла купеческая кровь.
     — Да — сам.
     — И он, конечно же простой, — с досадой в голосе произнес мальчик. — Такой тайник для некоторых из кодлы Лютого на один зуб, Баг их побери!
     — Значит срочно надо перепрятать! — вскакивая со стула, сказал я.
     — Нельзя, — усадив меня на место, сказал Крош. — Начнешь сейчас суетиться — все испортишь.
     — Так ведь ночь на дворе. Кто узнает? По-тихому проберусь в пещеру и заберу все из тайника.
     Несмотря на разницу в возрасте, Крош смотрел на меня, как на малолетнего несмышленыша.
     — Ничего не получится. Мимо охраны не пройдешь. Даже если они тебя пропустят — завтра Лютый и Кнуд уже будут знать, что ты куда-то ночью бегал… Тебе нужно такое внимание?
     — Нет, — я был вынужден признать правоту мальчишки.
     — Правильнее будет изображать из себя того, кем они тебя считают. Кто ты для них?
     — Овца?
     — Б-е-е-е! — хитро улыбаясь, проблеял Крош. — Верно! Глупая, испуганная и покорная. Меньше всего тебе нужно — это привлекать к себе лишнее внимание. Необходимо усыпить их бдительность.
     — А они сейчас бдительны?
     — Конечно! То, что ты не смог получить уровень — это для них потенциальная потеря около десятка серебряных скрижалей. Но ты вышел из шахты не с пустыми руками. Сегодня ты принес эски и скрижали по своей воле, потому как не подозревал, что тебя будут грабить. Завтра же к тебе приставят кого-нибудь из кодлы чтобы тебе не пришло в голову припрятать часть трофеев. Мда, Рик… Теперь я понимаю, зачем тебе моя помощь. Только я не понимаю в чем моя выгода?
     — За помощь мне я буду отдавать тебе часть добытых трофеев.
     — Я хочу половину, — хитро улыбаясь сказал Крош.
     — А не жирно ли будет? — с такой же хитрой улыбкой ответил я. — Ты не забыл, что у меня будет ежедневная «стрижка» у брадобрея Лютого? А еще я должен Бардану. Плюс за жилье еще платить.
     — Ну, жилье не проблема, — отмахнулся мальчик. — Раз уж мы с тобой компаньоны — будешь жить у меня.
     Я отрицательно покачал головой.
     — Я бы с радостью, Крош, но нет. Если ты все-таки согласишься помогать мне, нас не должны видеть вместе. Пусть все думают, что я один. Иначе если, вдруг меня раскроют, следующим будешь ты… А я этого не хочу.
     — Мда, вынужден с тобой согласиться.
     — Даю тебе четверть, — сказал я, протягивая руку. — Включая от добытого сегодня.
     Крош картинно вздохнул, но потом весело улыбаясь протянул мне свою ладонь.
     ***
     В середине ночи, закончив обсуждение всех деталей договора, мы произнесли клятвы. И после того, как Великая Система подтвердила их, Крош сказал:
     — Ты ложись спать, а мне нужно к кое-кому наведаться. Кажется, я придумал, как перехитрить твоего будущего сторожа. Только мне понадобятся все твои деньги.
     Когда Крош ушел, я растянулся на ворохе старого тряпья и закрыл глаза. Только сейчас, оставшись наедине с собой я осознал, насколько устал. Все тело болело. Казалось, будто я попал под колеса мчащейся на полном ходу кареты. Плечи, спина, шея, ноги… Я еще никогда так не уставал…
     Не успел устроится поудобней и погрузиться в сон, как по моему плечу кто-то настойчиво похлопал. Я, не открывая глаз, попытался вяло отстраниться. Но похлопывания не прекратились. К ним добавился еще и веселый голос Кроша.
     — Рик, ну и здоров же ты дрыхнуть! Вставай! Пора на работу!
     Как на работу? Уже?!
     Я нехотя открыл правый глаз и взглянул в сторону окна. Точно. Сквозь щели между досками пробивались несмелые лучи утреннего солнца.
     — Почему так быстро прошла ночь? — обиженно спросил я у сидящего за столом Кроша.
     — Вставай-вставай, лежебока, — подтрунивал надо мной мальчик. — Все удобства внизу на улице. Лестницу я спустил. Умыться можешь в старой бочке, что стоит у дальней стены барака. Вода там чистая, я еще вчера натаскал.
     Снаружи было довольно свежо и влажно. Я быстро справил нужду, умылся ледяной водой и рванул наверх. Пора подкрепиться. Когда уходил, Крош уже чем-то хрустел и причмокивал.
     Ели молча. Лишь изредка перебрасываясь ничего незначащими фразами.
     — Ешь побольше, — бубнил с полным ртом Крош. — Моя мама всегда говорила, что завтрак должен быть плотным. Если плохо поесть с утра — весь день насмарку. И ты знаешь, она полностью была права. После ее смерти мои завтраки были далекими от идеала. Да, что говорить, их у меня почти и не было…
     Когда насытились, мальчик протянул мне мою сумку.
     — Я тут собрал еды на обед. Положил больше половины от того, что было. Сыр, рыба, колбаса и хлеб.
     — Все соленое, — почесал затылок я. — Буду много пить.
     — Так и задумано, — хитро улыбаясь, сказал Крош.
     — Не понял…
     — Я почти уверен, что тот, кого пошлет Лютый пасти тебя, отберет всю твою еду. Поэтому ты отдельно возьмешь с собой несколько вот этих бутербродов и это яблоко. Спрячь их куда-нибудь, потом поешь, когда твой «пастух» уснет.
     — А он уснет?
     — О, да! — обрадованно сообщил Крош. — Еще как уснет! Но для того, чтобы это произошло, он должен выпить эль из этой фляги.
     Я повертел в руках указанную ёмкость. Вчера ее не было.
     — Этот эль я купил сегодня утром в трактире, — объяснил мальчик. — И подмешал в него сон-травы.
     — Откуда у тебя это зелье?
     — Да, на прошлой неделе наша знахарка рвала мне зуб и потом дала пузырек со снотворным… Ну, чтобы хорошо спать если будет болеть. Зуб перестал беспокоить в тот же день, так что до сегодняшнего дня пузырек я даже не открывал.
     — Мда…
     — Так вот… Твой «пастух», нажравшись соленого, обязательно захочет утолить жажду. И поверь мне, ни один из этих болванов не будет пить воду, имея флягу прохладного эля.
     — Здорово придумано. А со снотворным ты не переборщил?
     — Нет, — уверенно ответил Крош. — Знахарка в тот раз все подробно объяснила. А вкус сон-травы перебьет колбаса и сыр.
     — Это очень хорошо! Ты молодец, Крош!
     — А, то! — гордо похлопал себя по голове мальчишка. — Не зря я вкладывался в «разум», как и советовал мне старый Таргус… В общем, как только твой сторож захрапит, будем действовать. Эффекта зелья хватит надолго.

Глава 9



     У барака Лютого меня уже встречали. Как всегда весело и открыто улыбающийся Фроди и сонно зевающий Весельчак. Я смотрел в глаза бывшему другу и не понимал, как может человек с таким приятным и добрым лицом совершать гадости?
     Крош рассказал вчера, все что знал о Фроди. Вроде бы он родился где-то на западе. В кибитке бродячих скоморохов. Кажется, его мать была помощницей фокусника, которую тот подкладывал после выступлений под зажиточных горожан, желавших скоротать ночь с миловидной актрисулькой. Выходит, отцом Фроди мог быть кто угодно.
     С раннего детства участвовал в выступлениях. Думаю, именно на сцене юный Фроди осознал всю силу «харизмы». Там она прокачивалась в два счета.
     Когда подрос и окреп, сбежал от матери. В большом городе прибился к уличной банде, главарь которой по достоинству оценил особенный талант новичка. Словом, с такой судьбой, ожидать чего-то другого от этого человека не стоило.
     — Как спалось? — спросил предатель. — Готов хорошо поработать?
     Он хотел было дружески похлопать меня по плечу, но я быстро отстранился.
     — Ха-ха! Все-таки обиделся! — смеясь произнес Фроди. — Неблагодарный! А вот я всю ночь думал, как же тебе помочь… Вот и человека нашел, будет охранять тебя от всяких опасностей. Весельчак пошел тебе на встречу и согласился покараулить. Он и место неплохое, где много мха растет, покажет…
     Умом я понимал, что Фроди издевается надо мной, но его открытое лицо и мимика говорили об обратном. Надо сопротивляться! Думать о вчерашнем предательстве! Так его харизма не подействует! Как только об этом подумал, перед глазами неожиданно появилось странное сообщение:
     — Внимание! Ваше достижение замечено Высшими силами! Вы не поддались ментальному воздействию существа с уровнем «Харизмы», превышающим ваш на 5 единиц!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (50 шт)
     — Глиняная скрижаль Разума
     — Глиняная скрижаль «Стойкость к ментальным атакам»
     — Глиняная скрижаль «Распознание лжи»
     За ним следовало еще несколько похожих сообщений, которые я, дрожа от переполнявших меня чувств, быстро отправил в закладки. Стоило труда сохранить прежнее выражение лица. И у меня это, кажется, получилось. Кроме того, повезло, Фроди и Весельчак как раз отвлеклись на звук открывающейся двери барака, а я быстро опустил голову.
     — Почему вы еще не в шахте?! — слышу писклявый командный голос худого уголовника, который так умело обыскал вчера мою котомку.
     — Щуп, завали хлебало, — спокойно ответил Фроди. — Или тебе мешает твой язык?
     Сказав это, Фроди кивнул на Весельчака.
     — Если это так — мой друг поможет тебе избавиться от помехи. Верно, Весельчак?
     Худого уголовника словно ветром сдуло.
     Я мельком взглянул на приятеля Фроди. О нем Крош знал мало. Ходили слухи, что до того, как стать уголовником, Весельчак был дружинником у одного из северных баронов.
     Меня распирало от любопытства. Что же там такого мне сообщила Великая Система?!
     — А ведь Щуп прав, — сказал Фроди. — Вам уже давно пора быть в шахте.
     Кое-как справившись с нахлынувшими чувствами, я сказал:
     — Не думаю, что меня нужно охранять. Да и уважаемого Весельчака не хотелось бы отвлекать от более важных дел.
     — Ха-ха! Ну что ты, Эрик! Я помню, как дрожали твои коленки, когда мы оказались в пещере. И ты не справедлив к себе! Ты очень важен для нас! Мы же друзья! Ха-ха! А друзья, как известно должны помогать друг другу!
     Фроди уже откровенно потешался надо мной.
     — Тогда, хотя бы разреши дорезать оставшийся мох в старой пещере. Там работы еще на два дня, как минимум.
     Фроди с подозрением взглянул на меня. Надо быстро исправлять положение…
     — Ты ведь знаешь, как сложно найти ресурсы под мой уровень…
     Сказав это, я скривил самую жалобную рожицу, на которую был способен. И последний аргумент:
     — Весь оставшийся мох находится сверху. Наверняка, выпадет что-нибудь кроме ловкости и травничества…
     Казалось, я даже кожей ощущал изучающий взгляд Фроди. Наверняка, такой, как он умеет распознавать ложь… Но вся прелесть моего положения была в том, что я не сказал ни слова неправды. Да, я недоговаривал о главной причине, но и Фроди ведь не всесильный. Определенно он чувствовал фальшь в моем голосе, но ее перекрывала чистая правда.
     — Ладно, — после нескольких мгновений игры в гляделки, наконец, согласился он. — У тебя два дня чтобы зачистить ту пещеру. А теперь идите.
     Мне стоило труда сдержать вздох облегчения.
     Когда делал первый шаг, чуть было не навернулся — перед глазами неожиданно выскочило очередное сообщение. Которое, не читая тут же отправил в закладки.
     Уже удаляясь, услышал приглушенный голос Фроди:
     — Надеюсь этот молокосос не сдохнет по дороге.
     Шагая за Весельчаком в сторону рудника, с замиранием сердца открывал сообщения. Решил читать по порядку.
     — Внимание! Ваше достижение замечено Высшими силами! Вы не поддались ментальному воздействию существа с уровнем «Харизмы», превышающим ваш на 10 единиц!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (100 шт)
     — Каменная скрижаль Разума
     — Каменная скрижаль «Стойкость к ментальным атакам»
     — Каменная скрижаль «Распознание лжи»
     — Внимание! Ваше достижение замечено Высшими силами! Вы не поддались ментальному воздействию существа с уровнем «Харизмы», превышающим ваш на 15 единиц!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (150 шт)
     — Железная скрижаль Разума
     — Железная скрижаль «Стойкость к ментальным атакам»
     — Железная скрижаль «Распознание лжи»
     — Внимание! Ваше достижение замечено Высшими силами! Вы не поддались ментальному воздействию существа с уровнем «Харизмы», превышающим ваш на 20 единиц!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (200 шт)
     — Бронзовая скрижаль Разума
     — Бронзовая скрижаль «Стойкость к ментальным атакам»
     — Бронзовая скрижаль «Распознание лжи»
     — Внимание! Ваше достижение замечено Высшими силами! Вы не поддались ментальному воздействию существа с уровнем «Харизмы», превышающим ваш на 25 единиц!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (250 шт)
     — Серебряная скрижаль (3 шт).
     Потом я ошарашенно стал читать сообщения, которые пришли после того, как убедил Фроди в необходимости остаться в прежней пещере.
     — Внимание! Ваше достижение замечено Высшими силами! Виртуозно прикрываясь правдой вам удалось скрыть истинные намерения от существа с уровнем «Распознание лжи», превышающим ваш на 5 единиц!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (50 шт)
     — Глиняная скрижаль Разума
     — Глиняная скрижаль «Харизма»
     — Глиняная скрижаль «Внушение»
     — Внимание! Ваше достижение замечено Высшими силами! Виртуозно прикрываясь правдой вам удалось скрыть истинные намерения от существа с уровнем «Распознание лжи», превышающим ваш на 10 единиц!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (100 шт)
     — Каменная скрижаль Разума
     — Каменная скрижаль «Харизма»
     — Каменная скрижаль «Внушение»
     — Внимание! Ваше достижение замечено Высшими силами! Виртуозно прикрываясь правдой вам удалось скрыть истинные намерения от существа с уровнем «Распознание лжи», превышающим ваш на 15 единиц!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (150 шт)
     — Железная скрижаль Разума
     — Железная скрижаль «Харизма»
     — Железная скрижаль «Внушение»
     — Внимание! Ваше достижение замечено Высшими силами! Виртуозно прикрываясь правдой вам удалось скрыть истинные намерения от существа с уровнем «Распознание лжи», превышающим ваш на 20 единиц!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (200 шт)
     — Бронзовая скрижаль Разума
     — Бронзовая скрижаль «Харизма»
     — Бронзовая скрижаль «Внушение»
     — Внимание! Ваше достижение замечено Высшими силами! Виртуозно прикрываясь правдой вам удалось скрыть истинные намерения от существа с уровнем «Распознание лжи», превышающим ваш на 25 единиц!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (250 шт)
     — Серебряная скрижаль (3шт)
     Достижения?! Высшие силы?! Первый раз слышу! Ни о чем подобном, никем — ни родителями, ни Далией — никогда не упоминалось! Что со мной происходит?!!
     Перелистывая странные оповещения, был настолько ошеломлен, что совершенно забыл смотреть под ноги. Закономерный итог — моя несчастная тушка неуклюже растянулась в луже прямо посреди дороги.
     Больно приложившись правой коленкой о выпирающий из земли булыжник и наглотавшись грязи, я медленно поднял голову.
     Из мимо проезжающей повозки услышал веселый гогот. Из-за бортов не видел, кто там сидел, но судя по ломающимся голосам — это были ребята моего возраста.
     — Ну, ты малой даешь, — пробурчал Весельчак, хватая меня за шкирку, словно котенка.
     На удивление в его голосе не было злости, лишь легкое недоумение и досада.
     Мгновение и я снова стоял на своих двоих. Мокрый и весь в грязи. Осмотрев себя, огорченно поморщился. Мда… Неплохое начало дня.
     Затем вспомнил причину, по которой оказался в грязи и на душе сразу потеплело. Трофеи!
     — Странный ты, — бросил Весельчак, когда мы двинулись дальше.
     — Почему? — решился я задать вопрос.
     — Зачерпнул полный хавальник дерьма, а сам лыбишься, как дурак, — объяснил он.
     — Просто это я так реагирую на неприятности…
     — Ясно. Радостно жрешь дерьмо. Я ж говорю — странный.
     — А дерьмо надо жрать обязательно с серьезным лицом? — спросил я и сам испугался своей дерзости.
     Весельчак вдруг резко остановился и пристально взглянул на меня. У меня внутри все упало. Один подзатыльник его клешней и я труп.
     Он долгим взглядом осмотрел меня с ног до головы, будто решая прихлопнуть сейчас или оставить это веселое занятие на потом.
     — Поделюсь с тобой одной мудростью, малец, — медленно произнес он. — Дерьмо вообще жрать не стоит — ни радостно, ни с грустной мордой. Уяснил?
     — Да, — тихо ответил я.
     — А что касается веселья… Видишь вот этот шрам?
     Он указал на свой рот.
     Я кивнул.
     — Был у нас в отряде один весельчак. Всё шуточки идиотские рассказывал. Невзлюбил он меня. Ну, не смеялся я над его дебильными байками и все тут… Весь отряд ржет, а мне не смешно, хоть убей…
     Я забыл, как дышать. Крош говорил, что Весельчак самый хмурый и молчаливый из кодлы Лютого. А он вот идет рядом и охотно делится своим прошлым.
     — Осенью это случилось, — продолжал тем временем мужчина. — Не поделил что-то наш барон со своим соседом. А у северных баронов как заведено? Где спор, там обязательно и война. Вот и началось. То мы им трындюлей навешаем, то они нам. В одном таком бою, мне и прилетело. Всю щеку разворотило. Пока без сознания лежал, этот шельмец-весельчак мне щеку-то и заштопал. Через пару недель, когда сняли повязку, надо мной ржал весь отряд. Особенно тот шутник потешался, мол, теперь я всегда буду должным образом реагировать на его байки… Как тебе такое веселье?
     Некоторое время он шагал молча. Но я нутром чуял — у этой истории есть продолжение.
     — А что было дальше? — наконец, решился спросить я.
     — Дальше? — Весельчак первый раз на моей памяти усмехнулся, от чего, кстати, его физиономия показалась мне еще более жуткой. — Я подшутил в ответ.
     — Как?
     — Вырезал на его наглой роже улыбку от уха до уха. Хе-хе, он такое веселье не пережил.
     Оставшийся путь до пещеры мы проделали молча, размышляя каждый о своем. Не знаю о чем думал Весельчак, меня в данную минуту занимал только один вопрос… Как незаметно спрятать кучу трофеев, преподнесенных мне какими-то таинственными высшими силами? Даже думать не хочу, что произойдет, когда Весельчак откроет мою сумку прямо сейчас.
     На ходу, делая вид, что отряхиваю грязь с котомки, заглянул внутрь. О, Великая Система! Как такое возможно?! Только эссенций опыта полторы тысячи штук! И целая куча разного вида скрижалей… И среди них шесть серебряных! Крош, когда узнает — лишится дара речи! Мда… Если я не погорю раньше времени…
     — Как придем, сразу в озеро, — голос Весельчака заставил вздрогнуть.
     Сперва не понял, о чем речь, но потом до меня дошло. Это он о грязи…
     Стоп… Грязь… Озеро… А ведь это выход!
     — Да, конечно! — ответил я, счастливо улыбаясь. — Непременно, сразу же в озеро!
     Весельчак покачал головой и буркнул под нос:
     — Точно придурок.
     ***
     Стою по колено в ледяной воде и делаю вид, что стираю котомку.
     Перед этим демонстративно выложил всю еду на землю. Краем глаза наблюдаю за Весельчаком. Тот обо мне и думать забыл. Голодным взглядом вперился в деликатесы, выданные мне Крошем. Думал, начнет жрать без спроса, но уголовник меня удивил. К еде даже не притронулся. Придется ускорить процесс:
     — Ты уже завтракал? — спрашиваю я.
     — Нет, — качает головой Весельчак, а у самого в глазах надежда. Я его понимаю. Умопомрачительный запах копченой колбасы, чувствую даже на берегу.
     — Тогда угощайся, — небрежно киваю на припасы. — Я уже с утра подкрепился. Да и для меня одного всего этого будет слишком много. Вчера с голодухи набрал на две эски…
     Весельчака, долго упрашивать не пришлось. Вон как начал уплетать. За ушами трещит!
     Хотел было сказать про флягу, но в этом не было необходимости. Весельчак уже с удовольствием к ней присосался.
     Спустя некоторое время, богатырский храп, огласивший пещеру, дал понять, что зелье Кроша подействовало.
     С жалобным вдохом облегчения, выскочил из ледяной воды. Дрожа и клацая зубами, аккуратно подобрался к спящему. После некоторых колебаний решился дотронуться до его руки. Храп не прекратился. Дотронулся еще раз. Никакой реакции. Осмелев, потрепал за плечо. Спит.
     Отлично!
     Без промедления рванул к тайнику. Пока прятал трофеи успел изучить свойства некоторых скрижалей.
     — Глиняная скрижаль «Стойкость к ментальным атакам».
     — Уровень: 1.
     — Категория: Навык.
     — Эффект: + 0.1 к текущему прогрессу навыка «Стойкость к ментальным атакам».
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     — Каменная скрижаль «Распознание лжи».
     — Уровень: 1.
     — Категория: Навык.
     — Эффект: + 0.2 к текущему прогрессу навыка «Распознания лжи».
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     — Железная скрижаль «Харизма».
     — Уровень: 1.
     — Категория: Характеристика.
     — Эффект: + 0.3 к текущему прогрессу характеристики «Харизма».
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     — Бронзовая скрижаль «Внушение».
     — Уровень: 1.
     — Категория: Характеристика.
     — Эффект: + 0.5 к текущему прогрессу характеристики «Внушение».
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     Серебряную скрижаль я держал в руке дольше других. Подумать только! Целых шесть штук за один раз! Это ведь больше половины от того, что получил Крош при рождении.
     — Серебряная скрижаль.
     — Уровень: 1.
     — Эффект: + 1 к любой характеристике/навыку/профессии.
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     Сейчас, как никогда пожалел о невозможности использовать все это добро. Но тут же отбросил всякие сомнения — в данный момент, нулевой уровень — мое преимущество.
     С трудом оторвавшись от любования, так неожиданно упавшими мне на голову сокровищами, спрятал последнюю скрижаль в тайник. Продолжая дрожать от холода, побрел в сторону стены, обросшей мхом. Начну работать — сразу согреюсь.

      p. s. От автора.
      Уважаемый читатель! Если Вам понравился текст и у Вас появилось желание подписаться на мою страницу здесь на ЛитНете, поставить "лайк" или даже сделать репост — буду Вам безмерно благодарен!) Такое внимание от Вас здорово мотивирует!)
      С уважением, автор.

Глава 10



     Несмотря на перекус в середине дня, темп работы упал практически до нуля. Источники не желали восстанавливаться. В итоге удалось срезать два с половиной килограмма мха. Почти на кило меньше, чем вчера. Но это вполне объяснимо — добычу вел на верхнем ярусе.
     Из пятидесяти срезов вышла вот такая картина:

     — Эссенция опыта (500 шт).
     — Глиняная скрижаль «Травничество» (50 шт)
     — Глиняная скрижаль Ловкости (50 шт)
     — Глиняная скрижаль «Владение ножом» (50 шт)
     — Глиняная скрижаль Силы (50 шт)
     — Глиняная скрижаль Выносливости (50 шт)
     — Глиняная скрижаль Акробатики (50 шт)
     — Глиняная скрижаль Гибкости (50 шт)
     Скрижалей и эсок выпало на порядок больше, чем вчера. Получается, количество ресурса ключевой роли не играет — в первую очередь важно усилие, прилагаемое при его добыче. Причем это усилие должно быть естественным.
     Я даже провел испытания. Набил котомку нулевой галькой и повесил на правую руку. И так делал срез. Но, увы, Великую Систему не обмануть. Мои жалкие потуги ни к чему не привели. Кто знает, может я неправильно все делаю?
     Весельчак продолжает самозабвенно храпеть. Решил пока его не будить. Сперва нужно почистить одежду.
     Вода в озере стала немного теплее. Или это я просто разгорячён после работы.
     «Любуюсь» своим отражением в воде. Мда, жалкое зрелище. Волосы торчат во все стороны. Лицо чумазое, словно весь день проработал в хлеву. Про мой «мощный», повергающий всех девушек в любовный шок, торс, вообще молчу. Тонкие руки, впалая грудь, щуплые плечи. Словом, кожа да кости. Складывается впечатление будто мы с Крошем одногодки.
     Вид озера, так некстати, напомнил мне лицо белокурой красавицы Мии.
      Почти год назад…
     Сегодня встал пораньше и первым делом подбежал к окну. Слава, Великой Системе! Сегодня прекрасный солнечный день! Как раз то, что мне нужно. Вчера, набравшись смелости… к слову, смелости я набирался целый год… В общем, поборов всякие сомнения, подошел к белокурой Амилии и пригласил ее на свидание…
     Пока говорил — то бледнел, то багровел, мямлил и заикался. Не уверен, что Мия поняла весь мой бубнеж, но к моему несказанному счастью дала согласие.
     Домой я летел, словно на крыльях! В то мгновение, я искренне верил, что это самый счастливый день в моей жизни!
     Место для свидания подбирал скрупулезно… Выбор пал на берег лесного озера. Его еще называли Кристальным. Вода там была чистая и очень теплая. Я любил это место. Подолгу просиживал в тени ветвей старой ивы, наблюдая за подводной жизнью.
     Я очень хотел показать это моей возлюбленной. Я знал, она обязательно оценит красоту и чистоту этого сказочного места. В своих мечтах уже представлял, как она восхищенно смеется своим волшебным, похожим на перезвон серебряных колокольчиков, голосом. Как в уголках ее больших небесно-голубых глаз появятся хрустальные слезинки умиления. Нежно-алые губы растянутся в милой и доброй улыбке, обнажая жемчужно-белые зубки.
     О, Великая Система! Эта девушка чиста и прекрасна! Любовь к ней, разрывала мне сердце. Заставляла не спать ночами. А если я засыпал, то обязательно видел Амилию во сне. Мы гуляли с ней, держась за руки и много говорили обо всем. Я пылко признавался ей в любви, а она лишь слушала и улыбалась.
     Потом я просыпался и шел в школу, где украдкой любовался девушкой. Умом я понимал, что нам никогда не суждено быть вместе. Кто она и кто я?
     Кроме того, я видел, как она смотрит на Хакона, сына охотника Ульвара. На этого черноволосого красавца, который уже в двенадцать лет пристрелил на охоте своего первого волка. Теперь серый длинный хвост красуется на кожаном поясе юного охотника. О, я видел ее взгляды и желал ей только счастья! Если она будет счастлива, значит и я буду.
     Но на свидание все-таки позвал. Я должен был сказать ей о своих чувствах, понимая и принимая тот факт, что никогда не стану ее выбором. Пусть просто знает, есть человек, который всегда будет любить ее чистой и искренней любовью.
     На свидание Мия припозднилась. Мы договорились после завтрака, но она пришла ближе к полудню. Правда мне было плевать на эти мелочи! Главное, она здесь! Да и не в моем положении говорить о каком-то опоздании, я-то был уже здесь с рассветом. Охранял наше место. Заранее собрал все камешки и сухие листья с травы. Оно должно быть идеальным!
     Мия шла медленно и гордо. В кремово-белом шелковом платьице она была похожа на сказочную птицу. Золотистые локоны собраны в высокий хвост и перевязаны белыми изящными лентами. Искусно подведенные черной тушью глаза и брови, делали ее черты лица более отчетливыми. Я бы даже сказал чеканными…
     Глубокие, цвета морской волны глаза, смотрели с интересом. Маленький носик слегка приподнят. Уголки алых губ едва заметно подняты вверх. Еще чуть-чуть и на нежных щечках появятся милые ямочки. Как же она красива! Она и это место… Казалось мое сердце сейчас вырвется из груди!
     — Ты все-таки пришла, — несмело прошептал я.
     — Пока добралась, думала все каблучки собью, — недовольно сообщила девушка.
     Она презрительным взглядом обвела поляну и берег озера.
     — И почему в этой глуши? Разве в городе было бы плохо? Сегодня на площади будут выступать музыканты. Там сейчас все ребята из нашего класса. Там так красиво!
     — Я подумал, что здесь тоже красиво, — промямлил я, сбитый с толку ее упреками.
     — Зря подумал, — Мия снова обвела взглядом берег озера. С ее красивого лица не сходила гримаса презрения. Откровенно говоря, не ожидал такой реакции на мое любимое место.
     — Ну, чего молчишь? — требовательно спросила она. — Что такого важного ты хотел сообщить мне?
     Тщательно подобранные за год слова застряли у меня в горле. Я был обескуражен. Чувствовал себя загнанным в угол зверем.
     — Хотя, — девушка подняла миниатюрную ладошку вверх. — Можешь не говорить… Я сама знаю. Ты позвал меня чтобы признаться мне в любви. Верно?
     — Да-а, — удивленно прошептал я. — Но откуда…
     — Думаешь, я слепая? И не замечаю твои долгие влюбленные взгляды?
     Я чувствовал, как пылает мое лицо… так стыдно мне еще никогда не было… Но я все-таки решился…
     — Да, Мия, ты права… Я люблю тебя! Всей своей душою! Когда вижу тебя, мое сердце разрывается на части! Я знаю, нам не суждено быть вместе, но знай — в этом мире есть человек, который всегда будет любить тебя!
     Выпалив эти слова, я замер, прижав дрожащие руки к груди. В небесно-голубых глазах девушки читалось превосходство и удовлетворение. А еще мне показалось, что увидел в них толику презрения…
     — Мия, браво!
     Громкий возглас за моей спиной, заставил резко обернуться. Из кустов выбирался весело смеющийся Хакон. Громко хлопая в ладоши, он произнес:
     — Ты, как всегда, оказалась права! Уродец втрескался в тебя по уши и позвал тебя сюда чтобы признаться в любви! Ха-ха! Ты выиграла пари! Теперь на всю седмицу я твой раб!
     Хакон шутливо и в тоже самое время грациозно поклонился.
     Кусты затрещали и оттуда полезли весело хохочущие ребята из моего класса.
     — Он тебя слюной там не забрызгал?! — крикнул Скегги.
     Шутку оценили все. Над моей поляной разнесся веселый гогот нескольких десятков глоток. Я, не дыша, обернулся к Амилии и с ужасом наблюдал, как она смеется вместе со всеми…
     Я не помню, как потом добрался домой… Две недели не выходил из дому, сгорая от стыда и плача от обиды… Потом после уговоров мамы, наконец, стал выходить во двор. А еще через неделю, пошел в школу. В первый день, надо мной там снова посмеялись, но уже с меньшим энтузиазмом. Наверное, сыграл роль тот факт, что я уже никак не реагировал на их подначки. С того времени на Мию, и других девушек старался больше не смотреть. Закрылся в себе.
     А на озеро я больше не ходил… То место мной воспринималось теперь оскверненным…
      Настоящее время.
     — Эй, Рик, ты чего?
     Испуганный шепот Кроша прямо у моего уха заставил вздрогнуть.
     Я резко обернулся.
     — Ты зачем так подкрался? — испуганно спросил я. — Фух! У меня чуть было сердце не остановилось…
     — Я подкрался? — возмутился Крош. — Да, я тут уже целую вечность пытаюсь докричаться до тебя… Хм… Правда, шепотом… Но все равно! Можно было быть и повнимательней!
     — То есть?
     — А то и есть! Пробрался я значит в пещеру, как мы договаривались. Сперва увидел этого храпуна… А потом заметил тебя на берегу. Сидишь, не шевелясь в одной позе. В воду уставился. Крикнул раз… Второй… Ноль внимания… Что с тобой, друг? И почему ты снял всю одежду?
     Я огляделся. Тяжело вздохнул и растирая лицо руками ответил:
     — Прости, Крош… Старые воспоминания накрыли. Никак не отпускают они меня…
     — Ничего, Рик, — отмахнулся Крош. И протягивая мою одежду сказал:
     — А насчёт воспоминаний я тебе вот, что скажу… Они тебя отпустят только тогда, когда ты сам этого захочешь. Понял? А теперь одевайся скорее. А то простудишься… Сам понимаешь — болеть тут нельзя.
     — Это уж точно, — согласился я, натягивая штаны и рубаху.
     — Как все прошло? — спросил мальчик, кивнув на спящего Весельчака.
     — Прекрасно.
     — Давно он спит?
     — Так с самого утра…
     — Ого! Тогда надо поторапливаться. Сколько сегодня выпало?
     — Смотри сам, — протянул я ему котомку.
     Крош восхищенно присвистнул. Отсчитав быстро немного эсок и скрижалей, он вернул их в котомку.
     — Это пятая часть Лютому, — объяснил он. — Я немного перемешал их. Чтобы не было подозрений…
     — Это еще не все, — сказал я, беря в руки сумку.
     — Я весь внимание, — потирая маленькие ладони, сказал мальчик. — Рассказывай, не томи!
     — Ты сам это должен увидеть. Идем!
     Остановившись у стены с тайником, я просунул руку в щель.
     — А неплохую нычку ты смастерил, — похвалил Крош.
     — Спасибо, — поблагодарил я и протянул ему весь свой скарб. — Вот, смотри.
     На малого было больно смотреть. Он быстро зажал рот обеими руками и начал что-то мычать. Глаза выпучены. На лбу выступили вены.
     Я его понимаю. Горка моих трофеев выглядела внушительно.
     Наконец, мальчик взял себя в руки.
     — Рик! Откуда это всё! Харизма, Внушение, Распознание лжи? Камень, бронза, железо… Целых шесть серебряных скрижалей?! А эсок-то сколько! Ты только посмотри!
     — Тише ты, не ори! Потом все объясню… Тебе уже пора… Весельчак проснется с минуты на минуту… Забирай все и перепрячь, как договаривались…
     — Чует мое сердце, снова пол ночи просидим за разговорами, — хитро улыбнулся Крош и рванул на выход из пещеры, унося наш так быстро растущий капитал.
     ***
     Сцена у барака снова повторилась. Лютый сидел на крыльце в окружении своих прихлебал.
     Весельчак, не церемонясь забрал мою котомку и протянул ее Щупу.
     — Сегодня ассортимент получше! — сообщил худой уголовник, копаясь в нутре моей котомки. — А главное «жирнее»!
     Пока Щуп перечислял трофеи, я старался не отсвечивать. Со мной вообще никто не разговаривал. Все вопросы задавались Весельчаку, который отвечал односложно и коротко.
     К слову, пришлось будить моего сторожа, так крепко он спал. Проснувшись он абсолютно не был удивлен, что уже почти вечер. Потом шагая в поселок, он сказал:
     — Больше суток на ногах. Вот и разморило в тишине.
     — Рад, что ты отдохнул, — с невинным выражением лица, ответил я.
     — Никому ни слова об этом. Сечешь?
     — Готов поклясться, — тут же выпалил я.
     — Нет надобности, — отмахнулся он. — Думаешь, я боюсь там кого-то?
     — Нет. Я так не думаю.
     — То-то. Поверю тебе на слово. Да и у тебя небось рыльце в пушку, — усмехнулся Весельчак. — Как пить дать, припрятал пару эсок. А?
     — Всего пару штук, — буркнул я, опустив голову. А у самого мороз по коже. Лишь бы не переиграть! Лишь бы не переиграть!
     — Нормально, — кивнул он. — Заныкать кровные — святое дело. А то так недолго и копыта отбросить. Пахан последнее время всех под ноль стрижет. Не тебя одного. Видать, задумал чего… Но ты о том помалкивай… Понял?
     — Понял.
     — Да и еще… Не забудь у Лютого попросить на жратву. Иначе будет выглядеть подозрительно. Если не попросил — значит заныкал. Сечешь?
     — Секу, — кивнул я.
     Так, собственно, я потом и поступил.
     После просьбы оставить мне что-нибудь на пропитание, Лютый хмуро окинул меня хищным взглядом и сказал:
     — Вчера ты с тем оборванцем неплохо прибарахлился на две эски. Так что сегодня получишь только одну. Все. Вали. Завтра снова в шахту.
     «Жлоб», — подумал я, пряча эссенцию в карман. Уже все разнюхал. Тогда надо сказать Крошу, что я принимаю его приглашение. Нет смысла искать другое жилье. У Лютого, итак, все на контроле. Если я резко перестану общаться с Крошем — это будет выглядеть подозрительно.
     ***
     Следующие два дня были похожи словно две капли воды. Весельчак храпел. Я резал мох. А Крош выносил основную часть трофеев.
     В пещере с озерцом пришлось задержаться не на один, а еще на два дня. За которые удалось срезать пять с половиной кило мха, растущего на верхнем ярусе.
     Вечером мы с Крошем решили подвести итоги за четыре дня добычи. Завтра переход в другую пещеру. Будем закладывать первый тайник. Так сказать, неприкосновенный запас на черный день.
     — Итак, — гордо подняв палец вверх, начал мой компаньон. — Начнем с эсок… С вычетом купленного барахла, жратвы и отданного Лютому, получается… М-м-м… Три тысячи сто сорок штук…
     — Это откуда столько-то?! — изумился я.
     — Это из шахты, — начал паясничать Крош. — Парень один, мох нулевой режет. Так ему, дураку, везет… Познакомлю тебя с ним как-нибудь. Хе-хе…
     — Очень смешно… Я просто слегка шокирован. Не думал, что уже столько набралось!
     — И заметь, — подмигнул Крош. — Всего лишь за четыре дня. И это только эски. Сейчас переходим к скрижалям… Их у нас… Прум-пум-пум… Тысяча сто двадцать две глины… И по шесть штук камня, железа, бронзы и серебра…
     Пока я обалдело таращил глаза, мой компаньон продолжал спокойно говорить. Меня, кстати, немного смущала его невозмутимость. Правда, это объяснимо… Он видел все наши трофеи не по частям, как я, и уже привык к их количеству. И наверняка, зная Кроша, могу с уверенностью сказать, что он уже успел просчитать наши дальнейшие перспективы.
     — Я тут прикинул по ценам… Если в таком же темпе проработаем еще две седмицы, сможем тебя выкупить.
     — А сейчас сколько можно выручить за все, что у меня есть?
     — Сейчас посчитаю…
     Крош на несколько минут задумался. Глаза закрыты. Губы шевелятся. Ну, точно в роду купцы были!
     — Значит, так, — сказал он, открыв глаза. — Я прикидывал без вычета моей доли.
     Видя, что я пытаюсь возразить, он меня перебил:
     — Не спорь! Думаешь, имей ты сейчас на руках достаточное количество трофеев для выкупа из кабалы, я бы требовал свою долю? Хорошего же ты мнения о своем компаньоне…
     — Просто… — начал было я.
     — Молчи уже, — махнул он рукой и продолжил, как ни в чем не бывало:
     — Так вот… Если продавать второпях и местной бедноте — получится около пятидесяти золотых монет.
     — Ого!
     — Ничего — не ого! — не разделяя моего энтузиазма, перекривил меня Крош. — Чтобы ты имел представление, в Орхусе за одну серебряную скрижаль дают от пяти до семи золотых. А в столице империи так и все десять!
     — Только вот туда еще добраться надо… — заметил я.
     — Тут с тобой не поспоришь. Но все равно — считаю, что продавать серебряные скрижали в нашей дыре по одному золотому за штуку — это преступление. Если уж на то пошло нам вообще надо все в Орхусе сбывать. И эски и скрижали.
     — А как это сделать?
     Малой тяжело вздохнул.
     — Проблема… Сам туда не доберусь. Только с караваном… Но он прибудет еще не скоро — через две седмицы. Еще иногда купцы заглядывают. Как для нашего болота, цену дают неплохую, но все равно гроши.
     — Мда…
     — Но даже если я каким-то образом попаду в Орхус и меня по пути не ограбят, где гарантия того, что я выйду сухим из воды в самом городе? Представь… Восьмилетний оборванец с полными карманами эсок и скрижалей… Меня либо стража заметет, либо уголовники — причем и те и другие — меня разденут до нитки.
     — Тогда продавать здесь то, что не очень жалко.
     — И терять деньги? Нет уж… Есть у меня идея.
     — Слушаю.
     — Пока не прибыл караван, буду искать кого-нибудь надежного, кто тоже в Орхус собирается. Наплету ему, мол, к целителю надо или еще чего… А там уже как-нибудь уговорю пройтись по скупщикам скрижалей и эсок. Не бесплатно, естественно.
     — А здесь есть такие?
     — Есть, — кивнул Крош. — Полностью доверять нельзя, но в остальном нормальные люди. Крил, например…
     — Знаю его, — кивнул я. — Мы с ним сюда добирались. Он еще с сынишкой ехал.
     — Верно. Нормальный дядька. Он тоже караван ждет. С ним, скорее всего и отправлюсь.
     — Добро, — сказал я. — На том и порешим. А сейчас давай-ка отсчитывай свою долю и пошли прятать остальное. Завтра рано вставать. Новая пещера ждет меня.

Глава 11



     Утро следующего дня поприветствовало нас хмурым небом и холодным ветром. Где-то в горах что-то ревело и гремело. Похоже очередной обвал. Меня, как уроженца равнин, сперва эти звуки до жути пугали, но на удивление за седмицу быстро свыкся. Почти уже и не вздрагивал. Правда если сильно гремело, по ночам еще просыпался. Крош же, как, собственно, и все местные, на шум никак не реагировал. Казалось, он его даже не слышит.
     Сидим сонные за столом. Завтракаем. Из разносолов у нас сегодня сдобные булки, творог, мед и молоко. Несмотря на постоянную усталость и хронический недосып, мы очень довольны собой. Много трофеев, нормальное питание и мягкие постели здорово способствуют поддержанию приподнятого настроения.
     Кстати, Крош не устоял от соблазна и прикупил для нас по одной подушке и по спальному мешку. Это удовольствие обошлось нам в три серебрушки, но оно того стоило. Кроме того, компаньон приобрел для меня всякой мелочевки навроде кресала, ложки, фляги, жестяной тарелки и кружки и еще всякого разного. Одежду решили пока не покупать, дабы не светиться. Да и моя еще послужит некоторое время.
     Ночью заложили четыре тайника. Три моих и один для Кроша. Решили последовать старой мудрости — все яйца в одну корзину лучше не прятать. К слову, за каждую нычку я получил соответствующие трофеи. И не «глиной», а «бронзой». Моя догадка подтвердилась — чем ценней содержимое тайника, тем «жирнее» будут трофеи.
     — Хотел задать тебе личный вопрос, — обратился я к задумчиво жующему Крошу.
     — Валяй.
     — Ты сейчас «четверка».
     — Ну.
     — Вчера ты рассказывал о ценах на «серебро»…
     — Хочешь спросить, продал ли я когда-то мои «уровневые» скрижали?
     — Да, — кивнул я. — Их же за каждый «переход» по три штуки дают. Верно?
     — Верно. И если все сложить, то за все время мне выпало восемнадцать серебряных скрижалей. Это считая с полученными при рождении. Неплохая сумма получилась бы? Да? Хехе.
     — Ну, с первыми все ясно — их распределили родители. А другие?
     — Когда взял второй уровень мне было шесть лет. Я тогда жил в доме Мамы Дрины. Хозяйки борделя.
     — Тут и бордель есть? — чувствую, как мое лицо становится пунцовым.
     — Уже нет, — как-то даже излишне обыденно ответил Крош. — Мама Дрина со своим «курятником» перебралась в Орхус.
     — И как тебе там жилось? — сгорая от смущения, спросил я.
     — Ты знаешь, Рик — неплохо, — ответил мальчик. — По крайней мере я не голодал.
     — А почему в борделе?
     — Меня туда моя мама завела.
     Я закашлялся.
     — Да ты не подумай чего, — усмехнулся Крош. — Она там прачкой подрабатывала, а я ей помогал. А когда она умерла, Дрина пожалела меня и оставила у себя. Я там был на побегушках. Записку снести кому или на рынок сгонять… В общем, жилось вполне сносно. А потом Мама Дрина переехала. Здесь, когда упадок только начинался — она уже все поняла и свалила по-быстрому. Интуиция у нее дай Рандом каждому…
     — А почему ты с ней не поехал?
     — Мне не понравилось условие, которое она мне выдвинула… Собственно, тогда у меня и открылись глаза на многое… Когда взял второй уровень и получил скрижали, Мама Дрина предложила обменять их на «глину». У нее уже был семнадцатый уровень на тот момент. Сам знаешь, «глину» можно использовать до пятнадцатого включительно.
     — Ага, — кивнул я. — С шестнадцатого уже качаешься «камнями» и выше.
     — Еще так все преподнесла, мол мы друзья и все такое… — продолжал Крош. — А друзья, как известно, должны помогать друг другу. Мол, я ей серебряные скрижали, а она мне равноценное количество «глины». Я тогда бредил подвигами Брата-воина. В будущем хотел стать великим героем! Хе-хе! Вот эта змея Дрина и сыграла на моих слабостях.
     — И что произошло?
     — Мы обменялись. Она мне тридцать глиняных скрижалей «силы» — я ей мои три серебряных. Тогда еще не понял, что меня банально развели, как лоха. Сперва даже был рад хоть как-то помочь этой женщине — отплатить ей за добро. Уже потом узнав реальные цены на серебряные скрижали, схватился за голову.
     — Ты с ней потом говорил?
     — Нет, — качнул головой мальчик. — Какой смысл? Да и что я ей мог сказать? Формально наша сделка была честной. А то, что кто-то слишком доверчив и не перепроверил всю инфу — так это его проблемы. Хе-хе… Зато получил урок на всю жизнь. Забегая, вперед скажу, следующие скрижали я уже пристроил не так бездарно.
     — Могу себе представить, — усмехнулся я. — А что там за условие было?
     — Да, всё тот же обмен. Она берет меня с собой, дает крышу над головой и пропитание, помогает повышать уровни, а за это я ей продолжу менять «серебро» на ее «глину».
     — Было сложно отказаться?
     — В тот момент — нет, — ответил мальчик. — Не знаю, почему… Может потому, что затаил обиду за тот обман… Когда она уехала, я остался один на один с этим местом. И даже несколько раз жалел о своем решении. Но потом втянулся и сейчас понимаю — я все правильно сделал.
     — Если тебе интересно мое мнение… — сказал я. — Полностью с тобой согласен. Свобода, пусть и не всегда сытная, и теплая, все равно остается свободой. Скажу больше… Почти уверен, эта твоя Мама Дрина пригрела тебя только ради серебряных скрижалей.
     — Знаешь, Рик, — Крош тяжело вздохнул. — Старик Таргус тоже так считал…
     На этом разговор сам собой прекратился, и каждый задумался о чем-то своем. Не знаю о чем там размышлял Крош, мне же вспомнились наставления отца…
      Меньше года назад…
     — Почему такой смурной? — спросил отец, наблюдая, как я без аппетита ковыряюсь в своей тарелке. — Снова доставали в школе?
     — Сегодня не особо, — отмахнулся я. — Уже не обращаю внимания.
     — Правильно, — кивнул отец. — Но запоминай лицо каждого, кто нанес тебе оскорбление. Орхус город небольшой, в будущем, как подрастешь, тебе еще предстоит иметь с кем-то из них дело. Так ты будешь всегда начеку.
     — Да, отец, — киваю в ответ.
     — Тогда рассказывай.
     — Понимаешь… — с кислым лицом начал я и замолчал.
     — Говори, сынок, — подбодрил отец. — Я не только твой родитель. Но и смею надеяться твой друг. Верно?
     — Конечно!
     — Ну, а раз так, то друзья должны рассказывать о проблемах друг другу. Что произошло? Еще никогда не видел, чтобы мамина запеканка так долго лежала у тебя в тарелке.
     — Да, уж… — почесал я затылок. — Просто Хакон…
     — Хакон — это сын Ульвара? Охотника? — уточнил отец.
     — Верно, — кивнул я.
     — Что с ним не так?
     — С ним-то как раз все в порядке, — тяжело вздохнул я. — Он уже шестой уровень.
     — Ого! — картинно восхитился отец. — И наверняка все девчонки умиленно смотрят ему вслед?
     — Откуда ты знаешь? — удивился я.
     — Один мудрый человек как-то сказал мне, что все в нашем мире повторяется. Нет ни одного события, которое не имело бы своего аналога в прошлом. У меня ведь в школе тоже был такой Хакон, только звали его Дроксом. Тоже покоритель девичьих сердец. Быстро уровни набирал, как и твой одноклассник.
     — И что с ним стало?
     — Он рано покинул наши места, — пожал плечами отец.
     — А почему?
     — Потому что, быстро поднявшись до шестнадцатого он перестал нормально развиваться.
     — Это как?
     — А вот это мне интересно услышать от тебя, — хитро прищурился отец. — Подумай немного и скажи мне…
     — Хорошо, — кивнул я, напрягая все свои извилины. Это такая у нас с отцом игра. Если есть загадка, я стараюсь сам распутать ее нити. Он лишь чуть-чуть направляет меня.
     — Что происходит на шестнадцатом? — задал он наводящий вопрос.
     — Хм… Секунду… дай подумать… не подсказывай больше…
     — Хорошо, давай сам.
     Я на некоторое время задумался, а потом, когда до меня, наконец, дошло, посмотрел на отца:
     — Он уже не мог использовать глиняные скрижали!
     — Верно. Продолжай распутывать клубок…
     — Да, он, несомненно, получил быстро свои «уровневые» бонусы. Если я не ошибаюсь, сорок восемь серебряных скрижалей за шестнадцать уровней.
     — Правильно.
     — Но вместе с тем, складывается такое ощущение, будто он не задумывался о месте, в котором живет. Я вообще удивлен, где он тут у нас умудрился подняться до шестнадцатого. Если я не ошибаюсь самый высокий уровень ресурса в наших краях — это лиловый осетр.
     — Верно, — кивнул отец и добавил. — Одиннадцатый уровень. Но добывать его запрещено баронским указом.
     — А из зверей — пещерный медведь, кажется…
     — Да, — подтвердил отец. — Он как-раз пятнадцатый уровень. Последний раз, дай Великая Система памяти, на него охотились лет пять назад. И он тоже под баронским запретом. Ведь хозяину наших земель своих отпрысков надо прокачивать.
     — Тогда как? — спросил я. — Скупал эссенции опыта? Это ж сколько деньжищ он потратил? Один уровень — это тысяча единиц. Так? Значит, в общей сложности, ап с первого на шестнадцатый обойдется… Хм… Сто тридцать пять тысяч эссенций! Он был сыном богача?
     — Нет, лесоруба, — усмехнулся отец.
     — Ты чего-то недоговариваешь? — с подозрением в голосе спросил я.
     — Ха-ха! Раскусил! Пришлось немного подправить историю старины Дрокса. Он никуда не уходил. По крайней мере, на своих двоих. Должен заметить ему здесь очень даже нравилось.
     — И?
     — Его казнили, — коротко ответил отец.
     Видя мое удивленное лицо, объяснил:
     — Ты недоумевал, как он поднял уровни? Все просто — он убивал людей. Прибился к шайке таких же подонков, как сам и начал грабить добропорядочных граждан. Но разговор сейчас не об этом.
     — Да, мы начали с Хакона.
     — Верно, — согласился отец. — Я не считаю Ульвара, отца твоего одноклассника, глупцом, но вынужден признать — искренне недоумеваю, почему он разрешил сыну, так быстро подняться до шестого. Ты ведь знаешь, надо выжимать из уровня по максимуму. А в то, что Хакон достиг «потолка» по характеристикам и навыкам я не верю. Скажу больше — это невозможно для такого, как он. Значит, напрашивается только одно объяснение…
     — Какое?
     — Парень ослушался отца и видимо тайком использовал все накопленные эссенции. Несомненно, он произвел впечатление на своих сверстников, но в глазах его отца и остальных взрослых — это всего лишь глупая выходка малолетнего балбеса.
     Отец уже не улыбался. В его глазах появилась грусть. Лицо осунулось. Я неожиданно для себя, осознал, насколько он постарел за эти годы. Что с ним?
     — Я уже говорил тебе, что все повторяется в этом мире? — мрачно произнес он.
     — Да, отец…
     — Так вот, еще до твоего рождения такую же ошибку допустил Ивар, твой старший брат…
     По моей спине пробежали мурашки. Разговоры о моем брате некое табу у нас в семье. О нем говорят, но очень мало. Мама обычно плачет вспоминая Ивара, а отец сердится.
     — Он был сильным? — решился я на вопрос.
     — И ловким, — подтвердил отец. — Но не таким умным, как ты…
     — Говорят, он был гордостью нашей школы… побеждал в турнирах и соревнованиях…
     — Все так, — кивнул отец. — А еще он был хорошим сыном. Но всеобщее обожание развратило его. Раньше он слушался меня во всем, но потом его заметили на зимнем турнире скауты нашего барона. Этим тварям плевать на семейные узы. Их цель — еще один бравый вояка в армии господина… Чтобы достичь этой цели, они вольют в уши столько яда, сколько понадобиться.
     Я, не дыша слушал отца…
     — Он ушел из дому и поступил на службу в дружину барона. Он бросил нас, понимаешь? Наплевав на все, чему я его учил…
     — Вы пытались его остановить?
     — Еще бы… В тот раз мы с твоей матерью услышали от него очень много неожиданно жестоких слов. Оказалось, он ненавидел нашу жизнь. Стыдился шахтерской стези. Завидовал сыновьям дружинников…
     — И вы отпустили его?
     — Нам пришлось смириться с его решением… — грустно ответил отец. — Тогда мы думали, что если будем давить, то потеряем его… Но у нас все равно его забрали… Он погиб в Пустошах, по прихоти барона, в бою за какой-то далекий никому неизвестный клочок степи… Теперь его кости белеют где-то в тех проклятых землях…
     — Мне очень жаль, отец…
     — Я знаю, сынок… Вы бы подружились. У него было доброе и отважное сердце. Я очень жалею о том, что гордыня и гнев не позволили мне сказать тогда, как люблю его…
     В тот день я впервые увидел слезы отца…

Глава 12



     — Вы просушили Серый мох.
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (3 шт).
     — Глиняная скрижаль «Травничество».
     — Глиняная скрижаль Разума
     Именно такие сообщения одно за другим сыпались на меня, пока шагал в сторону рудника. Когда все закончилось, насчитал шестьдесят четыре оповещения! Выходит, подсохла первая партия!
     Рот сам собой растянулся в самодовольной улыбке. Все-таки был прав, когда складывал мох на просушку!
     Фух! Хорошо, что идущий впереди Весельчак, ничего не заметил. Снова бы придурком назвал.
     Сделав вид, что поправляю котомку, заглянул внутрь.
     — Эссенция опыта (192 шт).
     — Глиняная скрижаль «Травничество» (64 шт)
     — Глиняная скрижаль Разума (64 шт)
     В уме быстро прикинул, сколько это будет в денежном эквиваленте по местным ценам. Получается около трех золотых! А Фроди говорил, мол, выбрасывай, выбрасывай… Нет, уж, с этого дня каждой сорванной травинке или добытому камешку, повышенное внимание! Это же золотое дно!
     — Слушай, Весельчак! — обратился я к здоровяку.
     — Чего тебе? — буркнул он. Этот, как всегда, по утрам не в духе.
     — Заглянем в нашу пещеру? Нам ведь все равно по пути…
     — Зачем?
     — Я водички холодненькой из озера наберу. После нее вода в поселковом колодце на вкус, как моча…
     — Это верно, — согласился Весельчак. — Я тоже флягу наполню. Водица в озере действительно что надо.
     Когда оказались в пещере, первым делом, как бы невзначай подошел к камню с первой партией мха.
     — Что? — усмехнулся мой сторож, видя, как я рассматриваю подсохшие серые комочки. — Все ждешь, когда это дерьмо превратится в золото? Ха-ха!
     Я постарался выдавить самую глупую улыбку, на которую был способен мой актерский дар. Забавно было бы поглядеть на его физиономию, узнай он, что был прав…
     Беру в руку один подсушенный комочек. Вся влага испарилась, и он уменьшился где-то в пять или шесть раз. На ощупь мягкий и сухой. Слегка потемнел. Понюхал. Уловил слабый запах чего-то очень знакомого… Втянул еще раз воздух… Принюхался… Нет… Не могу вспомнить. А что там с характеристиками?
     — Серый мох
     — Вес: 5 грамм.
     — Ценность: Крайне низкая.
     — Качество: Сушеный
     Должен заметить следил за его трансформацией каждый день. Не зря же в строке «качество» постоянно указывалось определенное время будущего изменения ресурса. Если быть точным, качество менялось каждые двенадцать часов. Сперва он был «не свежим», затем «слегка подсушенным». Сегодня таймера с обратным отсчетом уже нет. Выходит, ресурс прошел все изменения. Осталось только понять, где его можно использовать…
     Осмотрел остальной мох. Тот, что срезан на второй день сейчас «средне просушенный». Позавчерашний и вчерашний еще только начали терять влагу. Отлично!
     Собрал весь сухой мох в котомку. Всего получилось триста двадцать граммов. Потом посоветуюсь с Крошем, куда его можно пристроить. Аккуратно разложил на освобожденном месте самый влажный мох. Так чтобы каждому комочку досталось солнечного света.
     — Эй, юный сушитель дерьма! — позвал меня Весельчак. — Ты воду будешь набирать?! Нам еще топать и топать.
     — Да, да! — опомнился я. — Уже иду!
     Когда добрались до нового места, стало ясно откуда брались те воющие звуки, напугавшие меня в первый день. В центре исполинской пещеры зияла пугающих размеров гигантская трещина. Словно черная рваная рана на сером теле мертвеца.
     Находясь в этом месте, я чувствовал себя крохотной незначительной мошкой, которую в любой момент может унести ревущий из пропасти ветер.
     — Что?! — видя мое состояние, крикнул, ухмыляясь Весельчак. — Пробрало?! Портки не надо менять?! Обмочился небось, хе-хе…
     Я промолчал. Отвечать этому опасному человеку себе дороже. Пусть на фоне открывшейся мне панорамы, он и не выглядит сейчас таким уж грозным.
     Я осторожно подобрался к краю разлома. Ревущая, словно взбесившееся чудовище, тьма, казалось тянула к себе.
     — Эй, малой! — услышал я голос Весельчака у меня над головой. — Отойди подальше. Не то засосет и поминай, как звали. Это место не зря зовется Пастью Демона. Тут народу сгинуло не сосчитать!
     — А что там внизу? — спросил я, когда мы отошли к дальней стене пещеры.
     — Кто ж его знает? — пожал плечами здоровяк. — Оттуда еще никто не возвращался. Ладно, хватит вопросов. Вон твой мох…
     Я взглянул в указанную сторону и ахнул от удивления.
     — Видел, сколько? — самодовольно спросил Весельчак. — Это я его нашел! Тебе тут на месяц работы точно будет…
     — А то и больше… — грустно ответил я.
     — Ты чего, малой? — в жестком голосе Весельчака послышались нотки участия. — Не рад?
     — А чему радоваться?! — воскликнул я и сам испугался своей смелости. Ну, и пусть! Плевать! Наболело! Не убьет же он меня?! Наоборот — он беречь меня должен!
     — Чему я должен радоваться?! — повторил я уже смелее, а у самого мороз по коже. — Я ведь для вас «овца»! Так ведь?! Отросла шерсть — остригли, снова отросла — снова остригли! Тебе самому-то не противно сторожить мальчишку, доводящего себя до изнеможения, добывая жалкие крохи, которого потом в конце дня бесцеремонно грабят?!
     Весельчак слушал меня с каменным выражением лица. А после того, как я закончил произошло то, чего никак не ожидал. Он расхохотался. Громко и открыто, схватившись при этом обеими руками за живот. Вон, даже слезы на глазах выступили.
     Я озадаченно открыл рот. Что происходит?
     Отсмеявшись, он присел на камень и молча указал мне на соседний. Я, не сводя глаз с Весельчака, опустился на указанный булыжник.
     — Значит, теперь слушай ты меня, малец, — спокойно сказал он, вытирая глаза рукавом. — По поводу того, что у тебя забирают твое добро… Запомни раз и навсегда… Твоим оно является ровно до того момента, пока ты сам его не отдаешь. Как только ты отдал кому-то, что-то свое — всё… Оно уже чужое…
     — Я сам ничего вам не отдаю! — возмутился я. — Вы меня грабите!
     — Следи за мыслью, малец, — терпеливо сказал Весельчак. — Пока твое добро у тебя — оно твое по праву. Но как только ты его отдал…
     — Повторяю! — начал закипать я. — Я никому ничего не отдавал!
     — Тогда почему твое добро в карманах у других людей? — усмехнулся мужчина. — Я тебе отвечу. Ты его сам отдал. Верно? Покорно, молча. Как кто? Правильно. Как овца.
     Я был похож на рыбу, выброшенную на берег. Рот открывался и закрывался в поиске новых аргументов.
     — Но так ведь нельзя! — наконец, воскликнул я. — По какому праву вы меня грабите?!
     — Все просто, — ответил Весельчак. — По праву сильного.
     — Погоди, погоди… Ты утверждаешь, что это правильно?!
     — Правильно или нет — так устроен этот мир.
     — Но что я мог сделать один против вас всех? — возмутился я.
     — Как что? — удивился Весельчак. — Сражаться за свое.
     — Но ведь я погибну!
     — Конечно. А мертвым, как известно весь этот хлам ни к чему. Значит, ты сделал выбор. Отдал безропотно свое добро, но остался жив. Неплохой размен, не считаешь? И кто сказал, что закон о праве сильного только для других? Стань сильнее и верни свое или накажи обидчика!
     Я сидел, потеряв дар речи. Со мной еще никто так не разговаривал. Самое удивительное во всем этом было то, что я понимал — Весельчак прав.
     — А что касается того, нравится ли мне это или нет, то…
     Договорить он не успел — в пещере появились новые действующие лица. Лютый и его кодла. Когда я увидел кого за шкирку тащит улыбающийся Фроди, сердце упало в пятки.
     — Крош… — выдохнул я.
     — Лютый, они здесь! — подобострастно выкрикнул Щуп.
     Вся процессия приблизилась к нам. На Кроша было больно смотреть. Правый глаз опух. Нос, кажется, сломан. Рот весь в крови… Наши взгляды встретились. Он лишь чуть заметно отрицательно качнул головой и потерял сознание… Я понял его без слов — похоже мальчишка держался из последних сил, чтобы передать мне послание. Уголовники ничего не знают!
     Я крепко стиснул зубы… На глазах выступили слезы…
     — Что случилось с пацаном? — несмотря на спокойный тон, в голосе Весельчака чувствуется холод.
     — Это последствия, — коротко рыкнул Лютый.
     — Эти два говноеда хотели развести нас, как лохов, братишка, — хищно сощурив глаза, сказал Фроди.
     — Этот, — он указал на Кроша, лежавшего на камнях. — Шарился по поселку. Искал сопровождение. Хотел в Орхус свалить.
     — И? — спросил Весельчак. — Какие проблемы? Он же свободный.
     — Это да, — кивнул Фроди. — Только отгадай, что он предлагал за работу? «Глину» травника и владение ножом. Ничего не напоминает? До хрена предлагал, кстати. Похоже, у нашей овечки есть секреты.
     Взгляды бандитов скрестились на мне. Я сильно сжал кулаки, ногти больно впились в ладони. Твари!
     Я посмотрел в глаза Весельчаку. Удивительно! Этот страшный и опасный человек, единственный смотрел на меня сейчас без злобы… Во взгляде его серых глаз я увидел грусть и кажется решимость…
     — И что? — спросил он у Фроди. — Это еще ничего не объясняет.
     — А чего это ты вдруг их так защищаешь?! — взвизгнул Щуп и вдруг громко закричал:
     — А-а-а! Я все понял! Он с ними заодно! Лютый, он с ними заодно!
     Щуп скакал, как умалишенный и тыкал пальцем в Весельчака.
     То, что произошло дальше, повергло меня в шок. Движение Весельчака я заметил лишь краем глаза. Он будто капля воды перетек в сторону визжащего Щупа. Блеснула сталь клинка, и мелкий уголовник уже корчится на земле, захлебываясь собственной кровью, бьющей фонтаном из его горла.
     — Кореш, ты чо творишь?! — ошарашенно крикнул Фроди, смотря на дергающееся тело.
     Ему на плечо легла широкая ладонь стоявшего сзади Лютого. Мои глаза полезли на лоб. Рука пахана медленно трансформировалась в уродливую звериную лапу.
     — Думаю, наш бывший кореш ясно дал понять, что нам теперь не по пути, — измененным голосом прорычал Лютый.
     Мое тело била крупная дрожь от ужаса… Тварь, в которую медленно превращался главарь уголовников, сделала два плавных шага вперед. Бандиты же почти синхронно отступили назад.
     Лишь Весельчак стоял на месте. Он спокойно и даже деловито обматывал предплечье левой руки ремнем. Его выдержке можно было только позавидовать… Неожиданно, я понял, что восхищаюсь этим человеком!
     — Ты прав, Лютый, — спокойно говорил он, не глядя на оборотня, проверяя хорошо ли держится кожаная полоса на руке. — Здесь наши пути расходятся. Я не желаю ходить под какой-то безумной тварью, которая опустилась до того, что обдирает полуголодную мелюзгу.
     — Ублюдок, я порву тебя на куски! — рычал Лютый. — Сожру твое сердце и печень…
     — Хорош трепаться, псина! — перебил его Весельчак. — Я жду!
     Оборотень взбешенно завыл и рванул вперед, отвратительно скрежеща когтями по камням.
     Человек и зверь прыгнули одновременно. Молниеносный взмах когтистой лапы и блеск ножа слились в одно движение. Мгновение и противников разбросало в разные стороны.
     Зверь почти сразу поднялся во весь свой гигантский рост. Я с радостью заметил рукоять ножа, торчащую у него из левого бока. С надеждой взглянул в сторону Весельчака. Но тот, увы, уже не поднялся… Он лежал, не дыша, лицом вниз, широко расставив руки. А под ним медленно растекалось что-то темное и вязкое. Спустя несколько секунд до меня дошло — это его кровь…
     Лютый обвел свою свору победным взглядом.
     — Есть ли еще сомневающиеся?! — рыкнул он.
     Мужчины потупили взоры.
     — Хорошо. Тогда сбросьте эту падаль в пропасть.
     Лютый кивнул звериной башкой в сторону тела Весельчака.
     Потом взор его желтых глаз остановился на мне.
     — И вон того мелкого говнюка тоже…
     Я испуганно вздрогнул… Неужели все?! Мой жизненный путь закончится здесь в этом жутком месте?!
     До меня не сразу дошло, что Лютый говорил не обо мне…
     — Не-е-ет!!! Кро-ош!!! Не-ет!!! — заорал я не своим голосом, когда увидел, как один из бандитов, кажется его зовут Бурый, подхватил щуплое тельце Кроша и швырнул его в пропасть, куда секундой ранее отправился труп Весельчака.
     Бурый хотел было бросить туда же тело Щупа, но Лютый остановил его.
     — Этого оставь. Мне нужно восстановиться.
     Он медленно вытянул нож из своего бока. Рана тут же, прямо на глазах, стала затягиваться. Как такое возможно?! Выходит, оборотня не так-то просто прикончить. Весельчак наверняка знал это, но все равно принял вызов…
     — Фроди! — рыкнул Лютый. — Пусть он покажет, где их нычка. А дальше ты знаешь, что делать…
     ***
     — Их смерть на твоей совести, — зло цедил сквозь зубы Фроди, волоча меня по тропе в сторону бараков.
     — О, нет, подонок! — выплюнул я. — Даже не пытайся вызвать во мне чувство вины! Весельчака и Кроша убила тварь, которой ты служишь! А ты стоял и смотрел, сложа руки!
     Фроди не ожидавший от меня такой смелой отповеди, остановился, как вкопанный. В его глазах промелькнуло удивление.
     — А ты изменился, Рик, — произнес он насмешливо. — Жить хочешь?
     — Думаешь, я настолько глуп, что поверю тебе? Дураку понятно, как только ты узнаешь, где тайник — я труп.
     Фроди улыбнулся. Только это уже была не та добрая и открытая улыбка. Нет. Сейчас это было больше похоже на звериный оскал.
     — Зря, — прошипел он. — Теперь будешь умирать медленно и мучительно. И поверь мне, ты расскажешь все, что я захочу узнать. А мог бы сдохнуть быстро и почти без боли.
     Он хотел еще что-то сказать, но из-за поворота показались три всадника.
     — Эрик Бергман? — спросил у меня один из них. Худощавый воин, с жесткими чертами лица и орлиным носом. Машинально отмечаю его пятнадцатый уровень.
     Рядом с ним остановились другие два. Этих я знал. Харт и Клоп.
     — Да, Стэйн, это тот малец! — пропищал своим мерзким голосом Клоп.
     — Это правда? — коротко спросил Стэйн у меня.
     — Да, господин. Я Эрик Бергман.
     — Тогда ты едешь с нами, — сказал воин и наклонившись схватил меня за шиворот.
     Я опомнится не успел, как оказался висящим поперек седла.
     — Стэйн, у Лютого с ним незаконченное дело. Он будет очень недоволен, — попытался возразить Фроди.
     Воин, полуобернувшись угрожающе процедил:
     — Еще одно слово, мразь, и прикажу тебя выпороть. А своему пахану передай. Если его что-то не устраивает — он знает где меня искать.
     Когда мы удалялись, я мстительно посмотрел назад. Наши с Фроди взгляды встретились.
     — Рик, если ты думаешь, что избежал смерти — ты глубоко ошибаешься! — злорадно крикнул он, мне вслед. — Там, куда тебя везут — долго не живут!
     Не знаю куда и как долго меня везли. По правде сказать, за дорогой не особо следил.
     На смену ярости и гневу, пришли апатия и горечь утраты. Перед глазами снова и снова погибали мои друзья. Храбрый Весельчак и не менее отважный Крош… Они оба отдали жизни за меня…
     Неожиданно гнев и ярость снова охватили мое сердце. Клятва сама собой сложилась в голове…
     Клянусь! Пока Лютый и вся его кодла не подохнет, мне не будет покоя! Пусть, Великая Система станет мне порукой!
     На удивление, после получения системного сообщения, на душе появилось некое спокойствие. А еще было чувство предвкушения. Предвкушение отмщения…
     Глаза сами собой закрылись и меня приняла в свои спасительные объятия темнота…
     Очнулся от легких похлопываний по щекам, чьих-то сухих и твердых ладоней. Открыв глаза, увидел склонившегося надо мной старика. Желтая пергаментная кожа. Редкая седая борода. Узкие раскосые глаза. Лысину прикрывает широкополая соломенная шляпа. Все в его облике выдавало в нем уроженца восточных провинций. Особенно выделялись глаза. Они были темно-синего насыщенного цвета. Такие же, как у целительницы Далии. Это отличительная черта тех, кто открыл третий источник — магический.
     — Что с ним, Ли? — спросил чей-то жесткий голос.
     — Его источники очень малы и они истощены, — ответил старик на чистом орхуском. — Ему нужна еда и покой.
     — Завтра утром я могу на него рассчитывать?
     — Да, господин. Завтра он будет в полном порядке.
     Я огляделся. Вокруг серые скалы. Куда это меня занесло? И что будет завтра?
     Услышав тяжелые шаги, повернул голову. В поле моего зрения появился еще один человек. Когда увидел уродливый шрам от ожога, покрывающий почти всю левую половину его лица — я, наконец, понял, где нахожусь и что буду делать завтра…
     ***
     Проснулся еще до восхода солнца. Огляделся. Кажется, я в шатре или в большой палатке. Скорее всего второе. Лежу на тростниковой циновке, укрытый каким-то тряпьем. То-то все тело похоже на отбивную. Мочевой пузырь требовательно напомнил о себе. Вполне объяснимо, считай проспал почти весь вчерашний день и всю ночь. Это все Ли. Сперва накормил, а потом напоил чем-то. Вот я и отключился.
     Тихо отбросил с себя вонючие тряпки и выскочил наружу. Когда опустошил мочевой пузырь — сразу полегчало. Но пришла другая напасть — урчащий желудок.
     Приказав себе не думать о еде, стал осматриваться. Так… Что тут у нас… Небольшой походный лагерь, состоящий из нескольких палаток и шалашей. Самая большая видимо принадлежит Скорксу. Это к нему меня вчера доставили охранники.
     Вокруг нас серые скалы. Присмотрелся. Слева, в теле самой дальней скалы, зияет черная дыра. По всей видимости это вход в рудник.
     — Проснулся? — звук требовательного голоса за спиной заставил вздрогнуть. — Это хорошо. Идём со мной.
     Это был Скоркс. Он быстрым шагом прошел мимо меня и направился в сторону большой палатки, бросив на ходу:
     — У тебя мало времени на подготовку.
     По мере своих сил пытаюсь не отставать. Попутно разглядываю местного босса. Тоже пятнадцатый уровень. Значит потолка по всем характеристикам и навыкам еще не достиг. Качается, как и все «глиной».
     Фигурой чем-то напоминает Харта и Свейна. Сразу видна военная выправка. Держится прямо, шагает широко. Торс, ноги и руки защищены кожаными частями доспеха. Складывается впечатление, что этот человек всегда готов к бою.
     Вчера успел мельком разглядеть его лицо. Думаю, до того, как появился уродливый шрам — Скоркс пользовался повышенным вниманием у женщин. Волевой подбородок, высокие ярко выраженные скулы, узкий нос, пристальный взгляд темно-серых глаз. Я замечал, как женщины смотрят на таких мужчин…
     Когда вошли в палатку, нас уже ждали. Широкоплечий бородатый здоровяк, щуплая невзрачная, я бы даже сказал некрасивая женщина и низкорослый худой мужчина с лысой, как колено головой.
     — Скоркс! Какого хрена?! — взревел здоровяк, тряся черной бородой. — Ты кого приволок?! Мири! Чад! Вы это тоже видите?!
     — Скоркс, — поддержал бородача лысый. — Это уже перебор.
     — Он даже не дотянет до места назначения, — это уже женщина.
     — А у нас есть выбор, Дэг? — спокойно спросил Скоркс, подходя к широкому столу, заваленному бумагами. — Вам ведь нужен такой чтобы пролезал в норы? Чем этот плох? Тем более местные мамашки не торопятся отдавать своих деток ко мне в разведчики. Из всех каторжников и кабальных подходит только этот. Если бы Кнуд мне не сообщил о нем, вам вообще пришлось бы идти без скаута.
     — Это все, конечно, прекрасно, только он не дойдет, — продолжала гнуть свою линию Мири. — Он нулевка! Я вообще такое впервые вижу.
     Бородач и лысый синхронно кивнули.
     — Малец, — обратилась ко мне женщина. — Сколько у тебя единиц в источниках?
     — По десятке, — ответил я. Откровенно говоря страха не было. После пережитого вчера, эти люди меня не пугали.
     Все, кроме Скоркса, расхохотались.
     — Дойдет он или нет — это уже ваши проблемы, — ответил он. — Мне нужен результат. Сдохнет — найдем другого. А пока используйте то, что есть.
     Бородач хотел было еще что-то сказать, но Скоркс резко поднял ладонь вверх, останавливая его.
     — Все! — припечатал он. — Об этом больше ни слова! Подберете ему что-нибудь их экипировки и в путь!
     Дэг зло бурча себе что-то под нос двинулся на выход. За ним потянулись и его товарищи.
     — Пошли, — холодно бросила мне Мири.
     — Господин! — обратился я к склонившемуся над бумагами Скорксу. — Мне нужно вам кое-что сказать. Если я погибну под землей об этом уже никто не узнает.
     Троица разведчиков притормозили у выхода и заинтересовано уставились на меня.
     — Говори, — кивнул Скоркс, не отрывая своего взора от стола. — Только быстро.
     — Вчера в пещерах погибли мои друзья. Один из них свободный.
     — Имена погибших? — коротко спросил Скоркс.
     — Крош, и человек, которого все называли Весельчаком.
     — Это тот, что в кодле Лютого? — переспросил Чад.
     — Да.
     — Как они погибли? — спросил Скоркс.
     — Лютый, обратившись в зверя, убил Весельчака, а потом приказал убить Кроша. Ему было всего лишь восемь лет. А они его сбросили в Пасть Демона.
     Услышав о Лютом, разведчики громко выругались.
     — Откуда тебе известны подробности? — Скоркс уже стоял напротив меня, сложив руки на груди.
     — Я видел все своими глазами. Лютый заставлял меня работать в шахте, а потом отбирал все скрижали и эски. Мне пришлось прятать часть трофеев. Крош мне помогал. Когда нас раскрыли, Кроша избили до полусмерти. Весельчак заступился за нас и сразился с Лютым, который превратился в зверя. Даже смог ранить тварь, но сам погиб. Потом Лютый приказал сбросить Кроша в пропасть. А меня вовремя спасли ваши люди.
     — Ясно, — сказал Скоркс. — Еще что-то? Если нет — вам пора.
     — Нет, господин, — ответил я и двинулся на выход.
     Крош был прав. Скорксу плевать на то, что творится в поселке и ближайших пещерах. Он одержим своей целью и не видит больше ничего вокруг себя. Пока говорил, увидел на его лице нетерпение и досаду. Будто пост управляющего уже давно тяготит его.
     Мири подвела меня к небольшому деревянному сараю, на полу которого валялся всякий хлам.
     — Подбери себе что-нибудь, — брезгливо кивнула она на ворох старой одежды. — Смотри, чтобы на вещах не было крови. Почти все подземные твари слепы. Зато у них неимоверно острый нюх. Почуют кровь — всем хана. Понял?
     — Да…
     — Потом найди старика Ли. Он заведует продовольствием. Купи жратвы на седмицу. Помни, никто из нас кормить тебя не будет даже если будешь подыхать от голода. Встреча через час у выхода из лагеря.
     Не дожидаясь ответа, Мири ушла.
     Тяжело вздохнув, я заглянул в сарай. Ну и запахи… На некоторых вещах действительно видны характерные бурые пятна. Спина покрылась холодным потом. Чувствую, как к горлу подступил неприятный ком. Заскочив за сарай, я долго и самозабвенно выблевывал все, что было у меня в желудке.
     Пока приводил себя в порядок, задавал себе закономерный вопрос. Если вещи, испачканные в крови, нельзя брать в подземелье, зачем тогда их хранить? Не проще ли их сжечь?
     — Не думаю, что ты найдешь там что-нибудь полезне, — голос старика Ли заставил обернуться. — Только смерть к себе притянешь.
     — Но Мири сказала…
     — Она специально это сделала, — перебил меня целитель. — Даже если бы ты выбрал что-то из этого мусора, на выходе они все равно заставили бы снять это.
     — Но зачем?
     — Это некое посвящение у разведчиков. Копаясь в тряпье мертвецов, ты много думаешь. Настраиваешься на работу. Осознаешь свою никчемность. В таком состоянии тобой легче манипулировать и командовать.
     — Кажется начинаю понимать…
     — Все новички понимают, — заверил старик. — Этой традиции много лет. Надеюсь, в этом сарае твоих вещей не окажется… Идем со мной.
     — Хотелось бы верить, что ваши надежды оправдаются… — пробормотал я, следуя за целителем.
     Ровно через час я был уже на выходе. На плечах старый плащ из парусины. Голову прикрывает поношенная панама, из грубой кожи. Это все, что мы смогли подобрать мне из нулевых шмоток. Но и на том спасибо. В руках котомка, полная еды. За вещи и еду старик содрал с меня двадцать эсок. Форменный грабеж, но лучше так, чем никак. Когда услышал цену на это барахло — понял почему Ли был со мной так приветлив.
     Когда расплачивался со старым скрягой, думал о своем везении. Там в пещере, ни Лютому, ни Фроди так и не пришло в голову обыскать меня. А ведь в котомке лежали скрижали и эссенции, полученные за просушку мха…
     Здесь у меня тоже никто ничего не проверил и не спросил. Хотя, еще не вечер… Кто знает, как поведут себя в пути господа разведчики…
     На выходе еще никого не было, и я решил перекусить. Среди продуктов, проданных мне стариком Ли, нащупал небольшой сверток. Это ведь еще вчерашние бутерброды, что собирал мне Крош…
     Сердце больно кольнуло. К горлу подступил комок. Я, спрятавшись за большой камень, медленно опустился на землю и закрыл лицо руками… Рыдал молча, яростно вытирая ладонью горячие слезы…
     — Я отомщу… Я обязательно отомщу…

Глава 13



     Идет третий день с момента спуска под землю. Начало этого странного путешествия, вспоминаю с содроганием. Разведчики запугали меня настолько, что казалось смерть подстерегает под каждым камешком и за каждым углом. В общем-то, так оно и есть… Обитатели подземелий, начиная с растений и заканчивая животными, отличаются крайней агрессивностью.
     Первым делом чуть было не угодил в грибницу лиловых поганок. Эти коварные полурастения-полуживотные охотятся, подманивая добычу своим мягким сиреневым светом. Когда жертва склоняется чтобы рассмотреть невиданную красоту, поганки выпускают облако ядовитых спор. Мерзкая отрава действует практически мгновенно. Далее происходит не менее мерзкий процесс растворения и поглощения жертвы. Правда, вид этого омерзительного действа меня и спас. Грибница как раз переваривала пещерного червя. Уже потом понял, что Мири была начеку и не позволила бы мне погибнуть… Просто она дала мне возможность лично и без подсказок удостовериться в уровне опасности места, в котором нахожусь.
     Умирающий пещерный червь произвел на меня неизгладимое впечатление. Короткое бочкообразное тело. Толстая грубая кожа. Сочащаяся ядом пасть, усеянная острыми, похожими на крюки зубами. Я был в шоке… Особенно в свете того, что мне придется ползать по норам, которые выгрызают в камне подобные чудовища.
     Подземелье буквально кишело тварями одна опаснее другой… Черные крыланы, висящие вниз головой на потолках пещер, обладающие острым слухом, готовые в любой момент накинуться на добычу. Скальные крысюки, размером с волкодавов, всегда атакующие стаями. Достаточно одной глубокой царапины и из темноты, на запах твоей крови, прибежит каменный живоглот. Кроме того, здесь обитали белые виперы, звероцветы, хладуны, шестилапы и еще множество всяких тварей, перечислять которых не хватило бы и дня…
     Постепенно мой мозг начал адаптироваться к стрессовой ситуации. В голове возник некий, пока еще очень хрупкий, барьер, помогавший воспринимать потенциальную опасность не так остро… Отстраненно…
     Первое время спутники потешались надо мной. Но потом насмешки сошли на нет. Все-таки из обещанных трех часов, я продержался три дня.
     Откровенно говоря, выдерживать темп скаутов было не такой уж непосильной задачей. Шли они медленно. Тихо. Стараясь, как можно меньше нарушать покой подземелий.
     — Подземелья не любят посторонних звуков и запахов, — шепотом объясняла мне Мири. Как-то так вышло, что именно она взяла надо мной шефство. Дэг и Чад в моем «воспитании» участия не принимали. Не считая, грозных рож, которые они корчили, когда я делал что-то не так.
     — Нашумишь — погибнешь, — говорила она. — Разведешь огонь — погибнешь. Глубокая рана — смерть.
     К слову, огонь здесь был без надобности. На стенах густо рос мох, излучавший мягко-зеленый тусклый свет. Наверное, единственное безобидное здесь растение.
     Было довольно прохладно, но лучше потерпеть холод, чем отправиться на корм подземным тварям, которые сразу же сбегутся на дым костра.
     Вчера пришли сообщения о просушке второй партии мха. Благо застали они меня лежащим с закрытыми глазами. Мы как раз поели и Дэг объявил привал на час.
     В общей сложности в котомке у меня лежали триста двадцать две эски и двести двадцать восемь «глины». Слава, Великой Системе, я не остался без средств к существованию. Скажу больше — скоро дадут о себе знать еще две партии мха. О наших с Крошем тайниках старался не думать. Наверняка Лютый дал команду «рыть землю». Рано или поздно кто-нибудь из его кодлы на них наткнется.
     Нужно отдать должное скаутам — на мое добро никто так и не позарился. Я, кстати, так и не понял почему. Либо мои спутники не подозревают, что у такого оборванца есть что-нибудь ценное, либо они не такие, как Лютый и его прихлебалы. Хотя, судя по их физиономиям, в это мало верится…
     К слову, о моих спутниках… А именно об их экипировке… С виду типичные охотники, но есть некоторые особенности. Например, у каждого на руках и ногах имелась защита в виде наручей и поножей.
     Торсы защищены безрукавками из толстой кожи. У мужчин в руках короткие копья с листовидными наконечниками, за спинами висят небольшие стрелометы. Довершают картину — длинные охотничьи ножи на поясах.
     Экипировка Мири отличалась лишь тем, что вместо стреломета, за ее спиной висел короткий составной лук. Отец, как-то показывал мне похожий у нас на рынке. По его словам, таким оружием воевали степные всадники. Что бы натянуть такой лук, человек должен обладать немалой силой и умением. Тем удивительней сперва было видеть такую штуку у маленькой и на вид хрупкой женщины. Откровенно говоря, я вообще с начала нашего пути думал, что предводителем отряда является Дэг, но очень быстро понял — тут главная Мири.
     Я замечал, как она двигается, как читает следы, как ориентируется под землей — несмотря на одинаковые уровни с мужчинами, к слову, у всех был пятнадцатый, Мири, несомненно, была ближе всех к «потолку» по характеристикам.
     Говорили они со мной мало. Во-первых, это было опасно под землей, между собой-то они общались на языке жестов, причем довольно активно. Ну, а во-вторых, я им был мало интересен.
     Лишь один раз, еще в начале пути, когда мы были на первом более или менее безопасном уровне меня удостоили беседы. Говорили о Лютом. Оказалось мои спутники ненавидели его не меньше, чем я. Правда, где он им перешел дорогу никто не распространялся. В основном разговор об оборотне был пустым трепом, но кое-что полезное я все-таки узнал.
     — Думаешь, ты удивил нас или того же Скоркса, новостью о его способностях? — говорил насмешливо Дэг. — Наивная душа…
     — Он знает? — спросил я.
     — Конечно, — кивнула Мири. — И уже очень давно.
     — Кнуд тоже, — сказал Чад.
     — Как и сам Бардан, — удивил меня Дэг.
     — Но тогда… — ошарашенно начал я.
     — Хочешь спросить, почему оборотень до сих пор не наказан за свои злодеяния? — ощерился Дэг. — Потому что Бардан намеренно засунул эту тварь сюда на рудники.
     Мои глаза полезли на лоб. Быть такого не может, чтобы сам Бардан…
     — Я же говорю — наивная душа, — хохотнул Дэг, тыча в меня грязным толстым пальцем. — Гляньте на его физиономию!
     — Все просто, Рик, — сказала Мири. — Бардан ланиста. Он растит себе нового бойца на ежегодный чемпионат в столице империи. Не знаю, каким образом, может клятвой, может каким-то заклинанием, Бардан привязал оборотня к себе.
     — Хитрый план, — кивнул Чад. — Лютый «стрижет» глину с лохов, пытается поднять характеристики до «потолка», а Бардан при этом не вкладывает в него ни копейки. Кроме того, о нем пока никто не знает. Наверняка в гладиаторской школе Бардана тренируются несколько липовых претендентов на участие в чемпионате.
     — Зачем такие сложности? — спросил я.
     — Как зачем? — удивился Дэг. — Он прячет настоящего сильного бойца от своих конкурентов. До чемпионата еще много времени, а с бойцом может случиться все что угодно. От кровавого поноса до нелепой, якобы случайной смерти в столичном борделе. Бардан перестраховывается, потому как сам такая же змея, как и его конкуренты.
     Вспомнились слова Весельчака о том, что Лютый что-то задумал… Выходит, вот она причина алчности пахана. Ему важна сейчас каждая глиняная скрижаль. Представляю, как он взбесился, когда меня у него отобрали. Значит уголовники не собирались меня убивать? Фроди просто запугивал… Ситуация с гладиаторскими боями все проясняет.
     — С таким бойцом у Бардана есть все шансы потягаться за чемпионство, — сказал Чад.
     — Если он не решит продать оборотня какому-нибудь дворянчику, решившему стать магом, — вставил Дэг и его товарищи синхронно кивнули.
     — Зачем? — недоуменно спросил я.
     — Ну, малой, — покачал головой Дэг. — Чему вас там в ваших школах только учат? Оборотни у нас какие существа? Правильно — магические. Значит?
     — Убийце оборотня может выпасть скрижаль интеллекта… — дошло, наконец, до меня.
     — Говорят шансы невелики, — сказала Мири.
     — Нормальные шансы, — махнул рукой Дэг. — У Лютого какой уровень сейчас?
     — Пятнадцатый, — ответил я.
     — Ну, вот если ты, нулевка его грохнешь, тебе обязательно упадет, — усмехнулся бородач. — Только в твоем случае — это нереально. А богатому графу или герцогу такое провернуть, что два пальца обоссать. Прикуют зверя цепями, чтоб даже пикнуть не смел, а потом низкоуровневый сыночек богатея тварь и прикончит. Правда, придется сильно постараться — регенерация у оборотней запредельная. Но рано или поздно он все равно подохнет, хоть и в страшных мучениях. Вот тебе и скрижали интеллекта. И неважно «глина» это будет или «серебро». Главное источник активировать. Потом папашка дорогих скрижалей прикупит сколько нужно…
     Дэг мечтательно вздохнул…
     — Эх, хорошо быть богатеем… А если еще и графом каким, ну, на худой конец, бароном… Мда-а… Совершенно другая жизнь…
     Я же думал в тот момент совершенно о другом. Сколько бы ненависти в моем сердце ни было к Лютому — даже ему я не желал такой участи…
     Первое время пещеры и тоннели ничем не отличались от тех, где я работал раньше. В некоторых из них, в основном на верхних ярусах, даже замечал мой любимый серый мох, но резать его мне запретили. Одно из главных правил отряда — идти след в след за впередиидущей Мири. Любой шаг в сторону, может оказаться последним. Как для меня, так и для всего отряда.
     Где-то в середине второго дня, Мири вывела нас к тоннелю ведущему на следующий уровень. Если до этого скауты вели себя более или менее расслабленно, то после спуска их поведение кардинально изменилось. Скорость передвижения замедлилась, почти в два раза. Стрелковое оружие с наложенными стрелами в руках. Головы постоянно вертятся в поисках малейшего намека на опасность.
     Нижний уровень заметно отличался от верхнего. От обилия флуоресцирующего мха стало светлее. Правда, несмотря на это, тускло-зеленое освещение делало это место еще более жутким.
     Тоннели соединявшие пещеры, тоже изменились. Стали более вместительными и широкими. Складывалось такое впечатление, что их пробивали, используя другие технологии нежели на первом уровне. Уже потом, Чад мне коротко объяснил, что это работа гномов.
     — Ха, — гордо шептал он. — Видел бы ты, какая красота на четвертом уровне… Жаль мы туда в этот раз не пойдем…
     Я в тот момент его сожалений не разделял. Мне хватало впечатлений и от «прогулки» по второму уровню.
     Женщина все чаще останавливалась, изучая чьи-то, только ей видимые, следы. Иногда она давала команду подождать и в одиночку уходила вперед. В такие моменты мне было не по себе. Я панически боялся остаться без Мири. Дэг и Чад, как следопыты не внушали мне доверия. И когда она возвращалась, я украдкой выдыхал с облегчением. Один раз заметил, как тоже самое делает Дэг. После нескольких часов наблюдения за бородачом, пришел к выводу, что тот неровно дышит к нашей лучнице. Та, кстати, похоже знала о чувствах здоровяка, но старалась делать вид, что ничего не происходит.
     И вот, наконец, к исходу третьего дня, когда мы пришли в большую пещеру, стены которой из-за обилия узких нор, походили на сыр, я ознакомился со своей новой работой.
      Больше книг на сайте - Knigoed.net
     Довольно узкий вход в пещеру снаружи был завален крупным камнем. Дэг и Чад здорово вспотели пока освобождали проход. В глаза бросилась некая странность… По следам было понятно, что этот булыжник здесь находится специально. Причем его часто двигали туда-обратно. Понаблюдав, как мужчины сноровисто освобождают проход, предположил, что этот камень притащили сюда именно они.
     Неспроста все это… Ой, неспроста… Такого раньше не было…
     Перед тем, как открывать проход, Мири долго и напряженно слушала, что там за камнем. Пока Дэг и Чад ворочали его, она стояла с луком наизготовку.
     Но вопреки моим опасениям из прохода на нас никто не набросился. А уже в самой пещере Мири объясняла, что надо делать:
     — Видишь дыры в стенах? — шепотом спросила она.
     Я кивнул. За три дня привык быть немногословным.
     — Это норы пещерных червей.
     Заметив испуг на моем лице, женщина положила свою маленькую ладонь мне на плечо. А пальцы-то стальные! Сжала довольно ощутимо!
     — Не дрейфь, они уже давно покинули это место. Других монстров там тоже нет. Как и всякой гадости навроде поганок и ядовитого мха. Понял?
     Я снова кивнул. Но только для вида… Говори, что хочешь. Все равно не поверю. Почему вы постоянно заваливаете вход в эту пещеру? Кого боитесь?
     — Молодец, — похвалила она, не заметив моего истинного состояния. — Видишь какие они узкие? Даже мне там не пролезть. Уже догадался зачем нам нужны ребята твоей комплекции?
     — Да, — прошептал я.
     — Твоя задача пролезть по ним, как можно дальше и проверить, где они заканчиваются. Возвращаться будешь по веревке, которую мы привяжем к твоему ремню. Если найдешь новые пещеры — ищи на стенах вот этот рисунок.
     Она нарисовала пальцем на земле круг перечеркнутый двумя параллельными линиями.
     — Это наш знак.
     — Понял. Это значит, что вы уже там были, — сообразил я.
     — Молодец, Рик, — шепотом похвалила меня Мири. — У нас ровно сутки на то, чтобы проверить, как можно больше этих нор.
     — Почему так мало?
     — Подземелья не терпят длительного присутствия чужаков, — уклончиво ответила она.
     От ее слов у меня по спине прошагал отряд мурашей.
     — Котомку можешь оставить здесь, она только будет стеснять движения, — сказала Мири, протянув руку. — Обещаю, никто в твоих вещах рыться не будет.
     Я прикусил губу. Как бы не хотелось оставить свои вещи при себе, но вынужден признать правоту Мири. Норы, итак, узкие, сумка будет помехой. Разве что к ноге привязать. Но тогда, будет проблематично возвращаться. Ведь если не найду, где развернуться, ползти придется ногами вперед.
     — Давай-давай, — успокаивающе сказала разведчица. — Не волнуйся — все будет в целости и сохранности. Обещаю.
     Нехотя протянул котомку женщине. Та, положив ее на землю, стала сноровисто привязывать веревку к моему поясу.
     — Длинна веревки почти сорок шагов, — объясняла она. — Как только почувствуешь, что она тебя не пускает — возвращайся.
     — Хорошо.
     — Теперь сигналы. Быстро дерну два раза — все в порядке. Три раза — опасность. Уяснил?
     — Да.
     — Тогда полезай.
     Я, поправив одежду, кивнул и полез в указанную нору. Когда уже был внутри лаза, услышал голос Мири.
     — Удачи, Рик. И помни — не пытайся нас обмануть. Делай свою работу добросовестно.
     Отвечать не стал. Лишь тяжело вздохнул и пополз вперед. Предупреждение Мири не было пустым сотрясанием воздуха. Меня уже просветили, что бывает с теми, кто начинает играть грязно.
     Был у них один паренек, проползал десяток метров и останавливался внутри норы. Потом медленно подтягивал оставшуюся веревку, имитируя движение, обматывая ее вокруг пояса. Когда трос натягивался, некоторое время лежал отдыхая, а потом полз назад. Выбравшись из норы, говорил, что ничего не нашел или что лаз оказался слишком длинным.
     Сперва это прокатывало. Но ровно до того момента, пока скаутам не показалось, что их нагло дурят. Решив проверить паренька, они указали ему на одну из уже разведанных нор, о которой он не знал. Тот, не подозревая о ловушке, снова провернул свой трюк. Вернувшись, рассказал старую историю о том, что нора очень глубокая. Хотя на самом деле в ней было чуть больше двадцати шагов.
     Разведчики, сделали вид, что поверили и отправили обманщика в другой лаз. И когда веревка натянулась, как струна, Дэг и Чад рванули ее на себя, почти мгновенно вытащив ошеломленного паренька наружу. Тот уже настолько обнаглел, что остановился за ближайшим поворотом в семи шагах от выхода.
     Когда парень понял, что произошло, упал на колени, моля о прощении. Скауты сделали вид, что простили обманщика, заставив того заново лезть во все норы, которые тот уже якобы разведал. Парень в этот раз добросовестно выполнил поручение, даже с особым рвением. За что получил похвалу от скаутов. Но эта поучительная история не была бы таковой без закономерной концовки. Уже возвращаясь на поверхность, Дэг попросил парня, к слову, который уже полностью уверился в том, что его простили, проверить еще одну нору пещерного червя. Тот с готовностью бросился выполнять поручение, которое оказалось последним в его жизни… Хозяин норы все еще был там, и скауты знали об этом. Другими словами, они таким образом хладнокровно казнили несчастного. В назидание другим… Эту историю, на одном из привалов, с кровожадной улыбкой рассказал Чад…
     Первые несколько нор исследовал осторожно. Ползал очень медленно, подолгу прислушиваясь, пытаясь уловить малейший подозрительный звук. То, что все ходы старые говорило обильное наличие в них вездесущего светящегося мха. Этот факт не мог не радовать.
     Периодически дергалась веревка, сообщая мне, что снаружи все в порядке. Я отвечал тем же. К слову, когда она дернулась в первый раз, думал наложу в штаны, настолько неожиданно это было. Но потом привык.
     После каждой норы, Мири внимательно выслушивала мои отчеты и потом скрупулёзно отмечала все на карте. Которая, кстати была довольно подробной. Видя мою заинтересованность, разведчица карту не прятала. Более того, охотно объясняла, что на ней изображено. Это доверие удивляло и пугало одновременно. Очень не хотелось узнавать секреты этих опасных людей.
     В основном, пещеры, которые я находил уже были отмечены на карте Мири. Осталось проверить еще шесть ходов и можно было отправляться в обратный путь. Так как желания задерживаться в этом месте больше положенного у меня не было — быстро перекусив, я направился к одной из указанных нор.
     Постоянное необъяснимое чувство тревоги не покидало ни на секунду. Хотя никаких предпосылок к этому не было. Думал, это у меня только, но мои спутники тоже что-то чувствовали. Постоянно к чему-то прислушивались, вертели головами.
     Пока полз, старался не думать сколько надо мной сейчас камня, песка, земли и воды. В просторных пещерах такие печальные мысли мою голову не посещали. Осознание пришло только сейчас, когда я подобно мелкой букашке, пробирающейся внутри узкой соломинки, зажат со всех сторон. Одно усилие извне и нет больше букашки…
     Выход из норы показался неожиданно. Я-то был готов к более длительному «путешествию».
     Это была небольшая пещера с довольно высоким потолком. Я осмотрелся. Так… Черных крыланов не видно, хотя они любители забраться повыше. Грибниц тоже нет. Высоко на одном из уступов мелькнул белый хвост виперы. Я замер, не дыша… Несколько ударов сердца и тварь скрылась среди камней. Фух… Пронесло… Либо не заметила, либо сама испугалась… Мири говорила, что эти змеи первыми на людей не нападают. Главное держать дистанцию. Если випера начнет нервничать, может пойти в атаку.
     Верчу головой во все стороны. Там, где белая змея, там всегда есть хладун. Местный падальщик. Жрет все, что дохнет после ядовитых плевков змеи. Довольно труслив, но, если почувствует превосходство — обязательно нападет. Странное дело, у випер и хладунов некое перемирие… Сейчас я его не вижу. Значит змея еще молодая и не успела обзавестись падальщиком…
     Кажется, все чисто… Хотел было нырнуть назад в нору, но краем глаза все-таки заметил на стене круглый знак скаутов. Вернее, малую его часть. Черная плесень практически поглотила его. Думаю, следующий, кто придет сюда после меня уже вряд ли разглядит этот рисунок.
     Надо его очистить. Благо я могу это сделать. У плесени нулевой уровень. Увы, заработать мне на ней не удастся. Великая Система не считает эти наросты чем-то полезным.
     Стараясь шагать тихо, двинулся к противоположной стене. На ходу достал «стрекозу». По мере того, как приближался к участку с рисунком, мои глаза постепенно становились размером с чайные блюдца. Не может быть!
     Дрожащей рукой начал очищать стену от плесени. Когда закончил, сделал два шага назад. То, что сначала принял за рисунок скаутов оказалось вовсе не рисунком, а искусно сложенной из кусочков белоснежного мрамора мозаикой. На ней был изображен странный символ. Подозреваю, к авторству этого знака мои спутники никакого отношения не имеют… Скажу больше, кажется, я напал на след того, что так долго искал Скоркс и его разведчики…
     Пока таращился, поймал себя на мысли, что эти закорючки мне что-то напоминают. Пригляделся… Точно! Вот оно! Это ведь два соединенных между собой рыболовных крючка! Вон ушко верхнего… Рядом с ним ушко нижнего. На кончиках крюков характерные жала. И как я сразу не заметил?
     Кстати, если оба жала соединить линией — получится знак бесконечности. Вот и канавка тут есть… Рука сама потянулась к изображению… Палец уже почти дотронулся до неглубокой выемки, как вдруг веревка, привязанная к поясу, остервенело дернулась три раза…

      p. s. От автора.
      Уважаемый читатель! Если Вам понравился текст и у Вас появилось желание подписаться на мою страницу здесь на ЛитНете, поставить "лайк" или даже сделать репост — буду Вам безмерно благодарен!) Такое внимание от Вас здорово мотивирует!)
      С уважением, автор.

Глава 14



     Заскочив в нору, быстро пополз судорожно перебирая руками и ногами. Куцый источник энергии тут же дал понять о перенапряжении. Плевать! Главное вернуться вовремя назад!
     Веревка снова дернулась три раза, сообщая об опасности. Ползу на пределе сил!
     Мое появление из норы можно было сравнить с вылетающей пробкой из горлышка бутылки с белым игристым вином. Не хватало праздничного хлопка…
     В тот момент я был настолько перевозбужден и напуган, что напрочь забыл о всяких предосторожностях. Уже когда лежал, тяжело дыша рядом с входом в нору, понял сколько ошибок совершил. Шумел, когда полз. Затем, не осмотревшись, сломя голову выскочил из прохода… Да, что говорить! Я даже успел один раз расплакаться по пути, представив, как остаюсь один на один со всеми кошмарами этого места! Умом понимал — это все последствия паники. И что рано или поздно должен был сорваться… Но я не ожидал, что это произойдет в самый неподходящий момент. Именно тогда, когда так нужна холодная голова.
     Первое, что бросилось в глаза — это место нашей стоянки. Его попросту не было… Где Мири?! Где Дэг и Чад?! Куда они подевались?! Если была схватка с монстрами, тогда, где ее следы? Где кровь? И почему нет вещей?
     Я ошарашенно огляделся. Вон моя котомка… Сиротливо лежит в нескольких шагах от того места, где ее оставил… Кажется ее все-таки распотрошили, несмотря на уверения Мири. Проследил за веревкой. Другой конец привязан к большому булыжнику. Но зачем?!
     А потом мой взгляд остановился на том месте, где был вход в пещеру… Он был завален… Последний кусочек мозаики встал на свое место, и я увидел общую картину произошедшего… Меня просто-напросто бросили. Причем сделали это намеренно. Цинично отправив меня на разведку, сами собрали лагерь, зачем-то привязали мою веревку к камню и смылись, завалив проход. Но почему?! Что я такого сделал?! Я ведь честно выполнял свою работу! Не пытался надуть их, как тот парень… Почему они со мной так поступили?!
     За спиной раздался леденящий душу рык. Чувствую, как на затылке волосы встали дыбом. Коленки сами собой подогнулись. Первобытный ужас сковал все тело.
     Медленно обернулся. В нескольких шагах от меня — у противоположной стены пещеры застыло нечто огромное и безобразное. Безволосая морщинистая кожа, грязно-желтого цвета. Широкая пасть, напичканная острыми зубами. Больше всего тварь напоминала личинку мясной мухи, но только размером с взрослого быка.
     Я забыл, как дышать. Чудовище, быстро перебирая короткими лапами выползло в центр пещеры, прямо туда, где была наша стоянка, и остановилось. Толстая башка припала к земле. Только сейчас заметил, что у монстра нет глаз. Думаю, именно поэтому я все еще жив.
     Несколько мощных вдохов-выдохов и гигантская личинка рванула вперед. В сторону заблокированного скаутами выхода. С ужасом я наблюдал, как монстр, мчась по следу, задевает лапой так заботливо натянутую веревку и тащит ее за собой.
     Сам от себя такого не ожидая, действовать начал мгновенно. «Стрекоза» скользнула в руку. Узкая полоска стали буквально вгрызается в плотные витые волокна. Но, увы, урон ножа слишком низок для веревки второго уровня с прочностью в двести пятьдесят единиц. Еще несколько витков и тварь утянет меня за собой. Хитрый узел Мири просто так не развяжешь. Остается один единственно верный вариант. Дрожащие, как в лихорадке пальцы кое-как справляются с пряжкой ремня. Происходит это как раз вовремя — последний виток веревки распрямляется и мой пояс, словно испуганная серая птица уносится следом за монстром.
     Больше не теряя времени, разворачиваюсь и бегу в сторону последней норы. По пути хватаю изрядно похудевшую котомку.
     Мои телодвижения не остались незамеченными. Монстр среагировал мгновенно. Довольно прытко развернувшись, он кинулся назад, безошибочно определив мое местонахождение. Как такое возможно? Либо он не совсем слепой, либо у этого существа поразительно острый слух.
     На пределе своих жалких возможностей я все-таки выиграл этот смертельный забег. Короткий неуклюжий прыжок и я буквально занырнул в узкий лаз. Не останавливаясь, стал пробираться вперед.
     Легкие горят, суставы и мышцы вот-вот разорвутся от перенапряжения, в глазах потемнело… Нет! Только не терять сознание! Только не сейчас!
     Успел проползти три или четыре шага, как стены сотряс чудовищной силы удар. За ним в нору ворвался ужасающий обиженный рев.
     Все! Успел! Монстру до меня не добраться!
     Частые удары о стену, треск и грохот камней сообщили мне печальную весть — похоже я рано обрадовался… Тварь оказалась непростой, а магической… Скосив глаза я увидел, как та с легкостью вгрызается в камень увеличивая нору пещерного червя под свои габариты. Перед каждым ударом пасть чудовища вспыхивала лиловыми молниями.
     Собрав всю свою волю в кулак, я рванул вперед.
     Нора быстро заполнилась пылью. Так что передвигался я наощупь. Но это было пол беды. С каждым ударом, в лаз проникала омерзительная и смрадная вонь из пасти монстра. Еще неизвестно, что убьет меня быстрее — зубастая пасть или это нестерпимое зловоние.
     Спустя несколько минут я понял — эти «скачки» мне не выиграть. Пока я проползал метр, тварь пробивала — два. Кроме того, я слабел прямо на глазах, а монстр будто чувствуя это — вгрызался в камень еще с большим остервенением…
     Сквозь пыль и слезы отчаяния я видел, как покрылись трещинами стены норы и как с каждым новым ужасным ударом они становились все шире и шире… Почему-то моему меркнущему сознанию смерть под завалом показалась менее болезненной, чем от зубов гигантской личинки мясной мухи. И я начал молить всех богов, обрушить на меня всю эту гору камней. Лишь бы погибнуть раньше, чем до меня доберется эта сволочь.
     Но мои мольбы никто не услышал. Более того, я вдруг ощутил на себе чье-то влажное и горячее прикосновение… Оно жадно опутывало мое тело.
     Сперва я подумал, что это випера обхватила мои ноги и грудь своим белым мерзким телом. Я даже победно улыбнулся… Не обвал, так быстрая смерть от яда… Но вдруг змея повела себя очень странно — потащила меня в сторону почему-то притихшей личинки. И тут до меня, наконец, дошло! Это не змея! Это язык личинки!
     Я вздрогнул и стал нелепо хвататься руками за трещины и камни. Это чудовищу не понравилось. Меня потянули быстрее. В правой руке сама собой появилась стрекоза. Нет, я не сдохну, как паршивая овца! Я буду драться до последнего! Как сражался Весельчак, зная, что не выиграет тот бой!
     Удар! Еще один! Кожа на языке монстра, оказалась неожиданно тонкой. Острое лезвие артефакта Древних раз за разом погружалось в зловонную плоть, не чувствуя преграды…
     — Вы вступили в схватку с Самкой Живоглота (30)!
     — Вы нанесли урон 2!
     — Вы нанесли урон 1!
     — Вы нанесли урон 0!
     — Вы нанесли урон 2!
     Больше я ударить не смог… Язык твари вдруг быстро исчез и по ушам шарахнул пронзительный визг боли. Затем я почувствовал сильный подземный толчок. Он сопровождался чудовищным рокотом и треском.
     Теряя сознание, улыбнулся. Думаю, Крош и Весельчак обязательно оценили бы мою отвагу.
     ***
     Сознание возвращалось рывками. Сон и явь смешались, выдавая странные нереальные картинки. В моих видениях были отец и мама. Они сидели у камина в нашем доме и о чем-то увлеченного разговаривали. Я пытался докричаться до них, но, увы, меня никто не слышал.
     Приходил и Весельчак. Он долго смотрел на меня своим жестким, но в тоже самое время спокойным взглядом. Кивал одобряюще и исчезал.
     Я ждал Кроша, но он не пришел. А, ведь, я так хотел увидеть его. Попросить прощения за то, что втянул в это дерьмо…
     Иногда мои видения прерывались и перед глазами возникала густо-зеленая пелена. Нестерпимо зловонная и оглушающе тихая. В такие моменты, где-то на краю сознания возникала мысль, что это и есть реальный мир. Что мое измученное тело покоится где-то в глубине Кривых гор, в забытом всеми богами гномьем руднике. И что где-то рядом находится гигантская тварь, которая пытается утянуть меня своим мерзким языком в зубастую пасть.
     Из небытия вырвало настойчиво мигающее перед глазами сообщение. К слову, в закладках тоже что-то было… Видимо, в те короткие мгновения, когда приходил в себя, машинально «смахивал» новые оповещения в сторону…
     Стоило труда сосредоточится на красных буковках, мигающих перед глазами.
     — Внимание! Ваш тайник разорен!
     — Внимание! Ваш тайник разорен!
     — Внимание! Ваш тайник разорен!
     — Тайник? — озадаченно прохрипел я, и громко закашлялся.
     Во рту пересохло. Язык прилип к небу. На зубах скрипит песок. Голова раскалывается.
     Недоуменно оглядываюсь. Почему я еще жив? Где чудовище? И где я, баг побери, нахожусь?
     Подслеповато начал шарить руками. Стены, мягкий мох, пыль, камни… На желудок твари не похоже… Вроде бы я все еще в той же норе…
     Рука вдруг зацепилась за что-то знакомое… Кажется, моя котомка…
     Правая рука нырнула внутрь сумки. Только бы не забрали… Только бы не забрали…
     Отлично! Есть!
     Простенькую жестяную флягу доставал, словно это была бесценная реликвия. Тяжеленькая! Я, ведь, почти не пил после того, как набрал воды. Прохладная живительная влага заполнила сухой рот. Пил долго, жадными глотками. О, Великая Система! За всю жизнь ничего вкуснее не пробовал!
     Утолив жажду, некоторое время сидел с закрытыми глазами. Приводил мысли и чувства в порядок.
     Хотел было уползти подальше от этого страшного места, но опустошенный источник энергии не позволил. К слову, «жизни» оставалась ровно единица. Если бы не системное сообщение, я бы умер, не приходя в сознание. Выходит, неизвестный расхититель тайников спас мне жизнь.
     Хотя, почему неизвестный? Похоже Лютый все-таки добрался до моего добра. Представляю их рожи, когда увидят сколько там эсок и скрижалей! Вот бы кого-нибудь из его кодлы на радостях хватил удар… Желательно Фроди или самого Лютого…
     Пыль уже осела, и я смог разглядеть, что прохода, откуда рвался за мной монстр, больше не существует. Сухие губы растянулись в ехидной улыбке… Хе-хе, я все-таки «намолил» обвал. Только не на себя, а на голову этому уроду!
     Хотя, если рассуждать логически, он сам виноват. Мири говорила, пещерные черви, роя свои норы, выделяют какую-то жидкость, которая укрепляет камень. А разбушевавшийся монстр, потеряв всякий страх, попер напролом. За что, видимо и поплатился. Мда… Мири права — подземелья ошибок не прощают…
     Мысли сами собой завертелись вокруг поступка разведчиков… Сволочи! Они все подстроили! Они знали, что эта тварь тут появляется… Потому и торопились…
     Стоп… А может все наоборот? Точно! Я, как когда-то в наших играх с отцом, стал «тянуть ниточки». А что, если монстр живет в той пещере? Но иногда на некоторое время покидает свой дом. Причем это происходит с завидным постоянством, в одно и то же время. Хм… Похоже на правду… Вон и Скоркс тоже поторапливал разведчиков… Получается мы пришли слишком поздно — тварь уже была на пути к себе домой. Либо просто вернулась пораньше…
     Теперь, что касается меня… Тут все просто… Не оставь эти уроды приманку в виде бедолаги Эрика Бергмана, вряд ли бы им удалось сбежать от монстра… Тот булыжник, перегораживающий проход, для него, что песчинка. Вон, как он стены крошил…
     Хм… Вернее она… Кажется, когда отбивался ножом, в сообщениях мелькнуло название монстра и его уровень…
     Внезапно до меня начало доходить… Спина тут же покрылась холодным потом… Сообщения!
     С замиранием сердца открыл закладки и обомлел…
     — Вы убили Самку Живоглота (30).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (6000 шт).
     — Золотая скрижаль Интеллекта.
     — Серебряная скрижаль (10 шт).
     О,боги! Тело дрожит от переизбытка чувств! А, ведь, все так, как говорили учителя-охотники! Главное нанести хотя бы крошечный урон, и ты не останешься без добычи.
     Без особой надежды открываю описание золотой скрижали.
     — Золотая скрижаль Интеллекта.
     — Уровень: 1.
     — Категория: Характеристика.
     — Эффект: + 3 к текущему прогрессу характеристики Интеллект.
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     Ну, да… Никаких сюрпризов… Первый уровень…
     Сам себе удивляюсь… Откуда это ледяное спокойствие? Может уже смирился? А может потому, что был на волосок от смерти и теперь мыслю другими категориями?
     Так или иначе, истерик больше не будет. Тут не истерить — тут радоваться надо! Жив остался, да еще и с прибытком! Боюсь даже представить сколько стоит эта золотая пластинка… И еще десяток «серебрушек» в придачу!
     А эсок-то сколько привалило! Как там нас в школе учили? Сперва вычисляем разницу в уровнях. Потом все это дело умножаем на тысячу. И уже от получившегося числа — пятая часть моя…
     То-то удивлялся, когда доставал флягу. Кончики пальцев ощущали в тот момент характерные очертания эсок и скрижалей. Еще озадачило то, что подлецы-скауты не тронули мои трофеи… Хотя надо бы проверить…
     Когда ослабил тесемки, заметил странный блеск на дне котомки… Не понял… Ничего подобного там не должно быть… Из-за узелка с сухарями, торчал краешек какой-то переливающейся всеми цветами радуги, штуковины… Пока пытался ее достать, успел заметить, что трофеев, полученных за просушку мха, нет. Все-таки грабанули, сволочи! Тогда откуда здесь остальные скрижали? Да и эсок заметно больше — это не считая того, что получил за Самку Живоглота…
     Вот ведь идиот! Я же не все сообщения просмотрел! Увидел скрижаль интеллекта и совершенно обо всем забыл…
     Устроившись поудобней, снова открыл закладки…
     — Внимание! Ваше достижение замечено Высшими силами! Вы победили существо с уровнем, превышающим ваш на 10!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (300 шт)
     — Серебряная скрижаль (3 шт)
     — Внимание! Ваше достижение замечено Высшими силами! Вы победили существо с уровнем, превышающим ваш на 20!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (500 шт)
     — Серебряная скрижаль (5 шт)
     — Внимание! Ваше достижение замечено Высшими силами! Вы победили существо с уровнем, превышающим ваш на 30!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (700 шт)
     — Серебряная скрижаль (7 шт)
     По мере того, как пролистывал сообщения, на лице расцветала глуповатая довольная улыбка… А когда дело дошло до последнего, долго не мог поверить тому, что вижу… Перечитав его несколько раз, устало закрыл глаза…
     Оказывается, та блестящая стекляшка в моей котомке, ни что иное, как легендарная радужная скрижаль…
     ***
     — Внимание! Высшие Силы благоволят вам! Вы повторили легендарный подвиг Агвида Следопыта! Вы победили магическое существо с уровнем, превышающим ваш на 30, не используя магию!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (3000 шт)
     — Радужная скрижаль «Живоглот» (1 шт)
     Правая рука осторожно ныряет в котомку. Слегка подрагивающие пальцы нащупывают заветную пластинку. Сердце, будто орочий там-там отбивает бешенный ритм.
     Вынырнув из сумки, перламутровая стекляшка засияла всеми цветами радуги, осветив все вокруг. На переливающемся реверсе угадывались очертания уменьшенной копии Живоглота.
     Налюбовавшись вдоволь чудесной вещицей, о которой слышал столько сказок и небылиц, с замиранием сердца перешел к описанию.
     — Радужная скрижаль «Живоглот».
     — Эффект:
     — Открывает 1 характеристику Живоглота на выбор.
     — Открывает 1 навык или умение Живоглота на выбор.
     — Открывает 1 заклинание Живоглота на выбор.
     -+10 к любой характеристике/навыку/профессии/заклинанию.
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     Следующие несколько мгновений вспоминались очень смутно… Кажется, поддавшись эмоциям и наплевав на все предосторожности, чуть было не заорал на всю округу. Но вовремя успел взять себя в руки — закрыл рот и лицо котомкой. Получилось лишь жалкое приглушенное мычание.
     Размазывая горячие слезы счастья по щекам, панически боясь ошибки, снова и снова перечитывал описание заветной скрижали. Воспаленные глаза скрупулезно выискивали хоть какое-нибудь упоминание об уровне. Но к великой радости ничего не находили.
     Хотелось скакать! Плакать и одновременно смеяться! Нелепо сучить руками и ногами! Неужели у меня получится разорвать этот замкнутый круг?!
     Кое-как успокоившись, сделал глубокий вдох. Не медля более ни секунды, словно боясь, что неожиданная удача покинет меня, мысленно пожелал использовать скрижаль.
     Великая Система отозвалась будничным вопросом:
     — Желаете использовать радужную скрижаль «Живоглот»?
     Кто бы знал, как долго я ждал увидеть подобные строки!
     — Да… — дрожащим голосом, зачем-то прошептал я, хотя достаточно было и мысленного согласия.
     — Укажите 1 характеристику Живоглота, которую вы хотите открыть.
     Перед глазами появился внушительный список. А тварь-то довольно продвинутая… Вон сколько всего… Но мне нужна только одна характеристика! Я давно о ней мечтаю! Есть! Нашел!
     — Интеллект… — снова шепчу я.
     — Внимание! Вы открыли характеристику «Интеллект»!
     — Внимание! Активирован магический источник!
     С глупой улыбкой на губах наблюдаю появление третьего источника. Там пока всего лишь десять единиц, но это начало! Вдруг осознал одну простую вещь… Я только что стал магом!
     Так… Что дальше?
     — Укажите 1 навык или умение «Живоглота», который вы хотите открыть.
     Здесь был список покороче. Мне предлагалось выбрать из четырех наименований.
     — Острый нюх Живоглота (анатомическое несоответствие).
     — Эхолокация Живоглота (анатомическое несоответствие).
     — Кладка яиц (анатомическое несоответствие).
     — Создание логова.
     Внимательно изучил первых два. Вот значит, как «видят» слепые твари. С острым нюхом у подземных монстров все понятно — об этом Мири мне рассказала. А вот о том, что они при помощи эха своего рыка могут узнавать местонахождение других существ — никто не говорил. Причем, не только местонахождение, но и размер добычи. По крайней мере, судя по описанию навыка, Живоглоту это точно под силу.
     Отличный навык! Мне бы очень пригодился… Но, увы, это невозможно. В моем теле не хватает нескольких специальных органов, которые есть у Живоглота. К сожалению, с «Острым нюхом» та же история. А про «Кладку яиц» даже думать не хочу…
     Остается «Создание логова».
     — Создание логова Живоглота.
     — Уровень: 0. (0/20)
     — Тип: Активное умение.
     — Вид: Обычное
     — Описание:
     — Выбрав подходящее место в укромной пещере или среди камней, Живоглот создает временное убежище. Используя магию, он опутывает его сигнальными и защитными нитями.
     — Эффект:
     — Поглощает 300 единиц урона.
     — Сигнализирует о вторжении.
     - +2 жизни каждые 30 минут (находящемуся внутри логова)
     - +2 маны каждые 30 минут (находящемуся внутри логова)
     - +2 энергии каждые 30 минут (находящемуся внутри логова)
     — Минимальные требования:
     — Интеллект — 6.
     — Расходует 70 единиц маны.
     — Примечание:
     — Время действия 5 часов.
     — Радиус 2 метра.
     Я довольно потер руки. Выходит, у меня теперь есть, хоть и хиленькая, но защита. Триста единиц для того же Живоглота или пещерного червя, не преграда. А вот крылана или крысюка уже попридержит. Что даст мне время попытаться унести ноги… Кстати, теперь понятно, как Самка Живоглота узнавала о непрошенных гостях в ее пещере.
     А вот за возможность восстановить источники, загадочным Высшим силам особый поклон!
     С этим все понятно. Берем!
     Пора увеличивать источник маны.
     — Желаете вложить 10 единиц в характеристику «Интеллект»?
     Да!
     — Внимание! Ваш магический источник увеличен до 110 единиц.
     Отлично! Теперь осталось разобраться с заклинаниями.
     — Укажите 1 заклинание «Живоглота», которое вы хотите открыть.
     Заклинаний было всего два. Оказывается, я уже с ними знаком. Воздействие одного из них даже успел испытать на собственной шкуре. Называлось оно «Смрадное дыхание Живоглота». Эта гадость попадая в легкие, сбивает концентрацию и снижает скорость передвижения противника в несколько раз. То-то я был похож на муху, попавшую в кисель. Правда, справедливости ради нужно отметить — с таким источником энергии, как у меня, особо не побегаешь.
     Увы, «смрадное дыхание» не подходит мне по аналогичной причине, что и та же «кладка яиц». Насколько я понял — магия в этом заклинании является неким усилителем. Все остальное — это природные особенности организма Живоглота. Откровенно говоря, не очень-то и хотелось… Меня и без того люди не особо любят, а если начну «смрадно дышать», как тот Живоглот… Мда… Веселенькая картинка получится… Хотя, вынужден признать — возможность замедлять противника — здорово повышает шансы на выживание в таком месте, как это…
     Действие второго заклинания Живоглота мне тоже было знакомо… Фактически, косвенно именно благодаря ему, я являюсь счастливым обладателем радужной скрижали.
     — Сокрушительный таран Живоглота.
     — Уровень: 0. (0/20)
     — Тип: Заклинание.
     — Вид: Обычное
     — Описание:
     — Живоглот при помощи магии, наносит мощный таранный удар по цели.
     — Эффект:
     — Наносит 45 урона.
     — Отбрасывает противника на несколько метров, оглушая его на 10 секунд.
     — Минимальные требования:
     — Интеллект — 4.
     — Расходует 50 маны.
     — Примечание:
     — Время на перезарядку 20 сек.
     — Дальность 7 м.
     — Радиус поражения 0,75 м.
     Тоже берем! Обязательно берем! Выходит, при условии полного источника маны, смогу нанести два удара! Правда, с таким уроном, против местных обитателей особо не повоюешь. А вот возможность отбросить и оглушить монстра — это очень полезный эффект. Десять секунд на то, чтобы попытаться сбежать — ничтожно короткий отрезок времени, но, все-таки, это шанс.
     В общем, надо повышать уровень заклинания… Осталось дело за малым… Хе-хе… Раздобыть огромный мешок с радужными скрижалями…

Глава 15



     — Внимание! До разрушения логова осталось: 10 минут.
     Я, зевая потянулся и открыл глаза. Пять часов пролетели, как одна минута. Но мне удалось отдохнуть. Скажу больше — чувствую себя новорожденным. Умение, доставшееся мне от живоглота, творит чудеса. Источники полны. И я готов начать поиски выхода из подземелий.
     Но сперва надо произвести ревизию котомки. Вчера не до того было. Перед отключкой только и успел, что активировать «логово».
     Итак, господа доблестные разведчики милостиво оставили мне всякую мелочевку навроде кресала, фляги и ложки. Сухарями, маленькой луковицей и морковкой они тоже побрезговали.
     Остальную еду, а также трофеи за просушку мха они забрали. Кстати, сам мох был на месте. Я даже догадываюсь, кто потрошил мою сумку. Наверняка это был Дэг. Здоровяк ненавидит овощи — особенно лук. А вот сыр, колбаса, вяленое мясо и орехи ему пришлись по душе. Представил, как он жрет сейчас мои харчи… Урод! Чтоб ты подавился!
     Теперь по трофеям за самку живоглота…
     — Эссенция опыта (10 500 шт).
     — Золотая скрижаль Интеллекта.
     — Серебряная скрижаль (25 шт).
     Все, что удалось заработать до этого дня, увы, утеряно. Вернее, не так… Временно утеряно! Если удастся выбраться отсюда — обязательно предъявлю счет всем подонкам, ограбившим меня! Пока не знаю, как, но я это сделаю!
     Несмотря на потери, мои финансовые дела в полном порядке. Одна золотая скрижаль чего только стоит! И это, не считая «серебра» и эсок. Как только доберусь до поверхности — продам все эссенции и часть серебряных скрижалей. Выплачу долг Бардану и вернусь в Орхус. Надеюсь, наш дом еще никто не купил. Уверен, смогу договориться с банком, если не о выкупе, то хотя бы об аренде…
     Наскоро перекусил двумя сухарями и половинкой морковки. Аккуратно приложился к фляге. Еду и воду надо экономить. Еще неизвестно, когда удастся пополнить припасы.
     Нет, серьезно! Если Мири, Дэг и Чад сейчас жрут мою еду — хочу, чтобы эти гады подавились! Желательно со смертельным исходом!
     — Внимание! До разрушения логова осталось: 3 секунды.
     Всё… Пора в путь…
     Пещера со странным знаком встретила меня тишиной. По правде говоря, ожидал, что на шум сбежится вся флора и фауна этих мест. Но поразмыслив пришел к выводу, что все должно происходить с точностью наоборот. Там, где рычит самка живоглота лучше не появляться. Думаю, в округе на некоторое время из опасностей остались только всякие ядовитые растения. Боюсь даже представить, что за тварь может прискакать на вопли живоглота…
     Перед тем как вылезти, сперва осторожно высунул голову… Вроде бы все тихо… Можно идти. Только вот куда?
     Хм… Осмотрю-ка я сперва странный знак…
     Ого! Ничего себе плесень тут шустрая! Мозаика снова покрылась черной жижей. Кажется, дужку верхнего крючка видно еще меньше, чем до того, как я его очистил.
     Возиться с плесенью снова желания не было никакого, но любопытство взяло верх. Тем более, обратной дороги я не знаю. Куда идти без понятия. На карте Мири этой пещеры не было, так, что любая подсказка или хотя бы указатель в любую из сторон — будет очень кстати.
     «Стрекоза» довольно быстро справилась с поставленной задачей. Оба рыболовных крючка снова сверкнули белизной мрамора. Кстати, отличный материал. Ни пятнышка от плесени не осталось. Помню, как наш сосед, сборщик податей, жаловался отцу, что в ратуше уже вторую неделю, шумят своими кувалдами и молотками строители. Срывают старый мрамор со стен. Всему виной въедливая плесень. Здесь же ни пятнышка… Девственно белоснежный камень. А ведь этому символу по всей вероятности не одна сотня лет…
     Опять эта канавка, что соединяет оба жала. Может, тут раньше тоже были кусочки мрамора? И со временем откололись? Хотя, судя по правильным формам и законченности рисунка — неизвестный мастер видимо так и задумывал свое творение…
     Прикоснулся указательным пальцем правой руки к углублению. Довольно гладкая поверхность. Вряд ли такая останется после выпавшего кусочка…
     Вот, же! Что-то больно кольнуло палец… На подушечке выступила малюсенькая капелька крови. Может порезался об острые края мрамора? Засунув палец в рот, стал внимательно высматривать злополучный осколок… Нет… Не вижу…
     Хотел было уже махнуть на бесполезный знак рукой, как перед глазами выскочило сообщение… От неожиданности неуклюже отшатнуться назад… Оступился и со всего маху хлопнулся на задницу…
     — Внимание! Анализ крови: Положительный.
     — Метка активирована. Желаете проложить маршрут до следующей метки?
     — Стоимость услуги 50 единиц маны.
     Забыв о боли, недоуменно хлопая глазами, снова и снова перечитывал странное сообщение… Если и были сомнения о существовании какого-то мифического храма Древних — только что они навсегда испарились.
     Похоже у меня, наконец, появился хоть какой-то маршрут… Взвесив все за и против, пришел к выводу, что лучше уж так, чем биться лбом вслепую.
     Получив согласие, неизвестная система, немедля опустошила источник маны почти наполовину. Как только это произошло перед глазами возникла небольшая светящаяся стрелка. Она указывала на одну из нор в дальней стене пещеры. Правда при более близком рассмотрении стало ясно — никакая это не нора. Этот тоннель создали гномы.
     Стрелка упорно предлагала следовать именно этим путем. Ну, что ж… Тогда вперед…
     Внутри туннеля было довольно светло — вездесущий зеленый мох прекрасно справлялся со своими обязанностями. Мири рассказывала, что гномы специально вывели это растение именно для этих целей. Еще она говорила о гномьих садах на нижних уровнях, где все деревья выбиты из камня, но из-за покрывшего их светящегося мха они кажутся живыми.
     Когда шел, старался вести себя, как учила Мири. К слову, во мне боролись два чувства к этой женщине: злость из-за предательства и благодарность за науку выживания. Понятное дело, вдалбливая в мою голову законы подземелий, она, по сути, помогала самой себе. Ведь, чем раньше новичок примет правила игры, тем безопасней будет всем в отряде. Но, как бы то ни было, ее советы здорово выручали…
     ***
     Не знаю сколько уже иду — может день, а может и три. Пещера следует за пещерой, тоннель за тоннелем. Я их уже не считаю…
     Устал, как физически, так и морально. Постоянное чувство страха выматывает. Одно дело — шагать след в след за опытным скаутом, и совершенно другое — бродить по опасным подземельям в одиночку.
     Несколько раз мое путешествие чуть было не закончилось… Сперва это был крылан-одиночка. Тварь ловко замаскировалась среди сталактитов. Но ему не хватило выдержки. Видать оголодал — сразу кинулся, как только я показался из тоннеля.
     Тогда я впервые использовал «таран». Это было странно и необычно… Доселе подобных ощущений у меня не было… Даже когда создавал «логово»… Видеть, как искрящийся сгусток лилового цвета отбрасывает на несколько метров, атакующего тебя кровожадного монстра, словно тряпичную куклу. Как он, потеряв подвижность, шмякается о стену и на несколько секунд затихает… Это было великолепно! В те мгновения жалел, что не обладаю достаточным уроном, чтобы добить тварь. Пришлось ретироваться…
     Затем чуть было не угодил в паутину шестилапа. Но вовремя увернулся. Издалека видел крысюков, но они уже кого-то жрали. Мне повезло…
     По мере того, как следовал за указателем, подыскивал удобные пещеры для отдыха. «Логово» старался активировать в местах с несколькими выходами — так проще скрыться от опасности. Именно благодаря этому полезному умению, все еще стою на ногах. Сухари и луковицу, съел еще позавчера. Воды осталось на донышке. Буквально на один глоток…
     ***
     К концу пятого дня, стрелка, которую уже тихо ненавидел вывела меня к подземному озеру. Я уже скорее похож на привидение, чем на разумное существо. Магический источник работает на полную мощность. Часто останавливаюсь на привалы. Как только появляется достаточно маны, активирую «логово» и отключаюсь. За пять часов источники кое-как восполняются, и я продолжаю упорно ползти вперед…
     — Вода… — прохрипел я потрескавшимися губами. Порыв ринуться из последних сил к живительной влаге был нещадно мной подавлен. Это было нелегко, но я это сделал…
     Сперва осмотр… Мири учила, как себя вести рядом с подземным водоемом. Для начала осмотреть берег из укромного места. Первый признак опасности — много костяков у воды. Значит — тут живет хищник. Но даже если скелеты отсутствуют — это еще ничего не значит. Тварь может утаскивать свою жертву на глубину и спокойно жрать ее там.
     Еще важен цвет воды. Мутная, зеленая, отдающая тиной? Значит пить нельзя. Кроме того, в такой мути, обязательно живет кто-то нехороший. Например, тот же болотник.
     Увидел озерцо с нежно-лазурной водой? Будь готов отразить нападение бледняка. Эту воду, кстати, пить тоже не рекомендуется…
     Остаются водоемы с прозрачной водой. Именно такой я и наблюдал прямо сейчас. К слову, костей на берегу тоже не было.
     Хотя нет… Вон там левее среди камней лежит что-то странное. Сперва подумал, что это тоже булыжник… Хм… Знакомые очертания… Крысюк? Нет… У крысюка шкура другая и хвост длиннее. А этот будто рыба, весь покрыт крупной чешуей. Но только не блестящей, а матово-серой. Не удивительно, что с камнем спутал.
     Лежит на правом боку. Ко мне спиной. Не шевелится. И не дышит. Вытянутая башка. Мощная шея и широкая грудная клетка. Узкий таз и довольно длинный хвост.
     И тут до меня, наконец, дошло! Чешуя, кошачье тело… Это же харн! Только похоже дохлый… Опасная зверюга. Мы видели такого на второй день пути. Скауты его еще пещерным котом называли. Только тот был намного крупнее. Видимо, этот еще молодой совсем. Ну, молодой или нет, а размером с взрослого крысюка. В холке мне по пояс точно будет.
     Полежав еще немного и понаблюдав за чешуйчатым монстром, я пришел к выводу, что он действительно мертв. Надо идти за водой — иначе сойду с ума.
     Медленно, стараясь как можно меньше шуметь, пошатываясь двинулся к берегу. Разведчица говорила, звуки по воде разносятся далеко. Особенно в такой тишине. Еще учила, если уж приспичило подойти близко к водоему — надо следить за поведением воды. Странная рябь или волна — пора бежать…
     На мое счастье ничего такого я не наблюдал. Аккуратно набрал полную флягу и часто озираясь поплелся обратно под защиту камней. Должен заметить, стоило труда не окунуть всю голову в прозрачную, манящую прохладой влагу. Сам себе удивляюсь — как это я не сорвался… Харн, кстати, так и не пошевелился… Значит точно мертв… Ну, хоть это радует…
     Оказавшись среди камней, более не мешкая, жадно присосался к горлышку фляги. О, боги! Как же это чудесно!
     Утолив жажду, на мгновение закрыл глаза. Вот оно счастье! Еще бы пожрать чего… Когда наполнял флягу, видел серебристые бока на глубине. Сейчас бы рыбки… Хех… Но не судьба…
     Пока думал о еде, мысли сами собой вертелись вокруг дохлой туши харна. А что? Чем не еда? Вдруг он умер несколько часов назад? А может он раненый, потеряв много крови, приполз к воде чтобы напиться?
     Хотя последняя теория отпадает — ни вижу кровавого следа. Кстати, то, что такая куча мяса лежит на берегу и на нее еще никто не позарился, говорит о многом. В общем, озеро пока можно назвать условно-безопасным.
     Устав думать, наконец, решился осмотреть труп.
     Осторожно поплелся к монстру. Готов в любой момент использовать «таран».
     Да, я был прав… Это харн. Молодой еще. Пятый уровень. Интересно, куда он полз? По бороздам видно, пришел он оттуда же, откуда и я.
     Если проследить направление… Я внимательно осмотрелся… Понятно… Зверь из последних сил пытался оказаться среди камней. Ему буквально не хватило одного усилия…
     Мда… Мощная зверюга! Крупные лапы, широкая грудная клетка. Из приоткрытой зубастой пасти торчит шершавый синий язык… Стоп… Он похоже с шестилапом схлестнулся. У того ведь синяя кровь. И очень ядовитая. Да, точно! Вон на когтях и боках зверя видны синие пятна.
     Хех… Мой обед отменяется. Мясо этого харна уже отравлено. Хотя, справедливости ради нужно отметить, все равно не смог бы своим ножичком не то, что порезать, даже глубоко оцарапать эту чешуйчатую шкуру. Наощупь она словно каменная…
     Ох, как же жрать охота! Вода дала лишь временное облегчение… Внезапно голова закружилась… Появилась слабость во всем теле… Спина покрылась холодным потом… В ушах зазвенело… Знакомые симптомы — сейчас грохнусь в голодный обморок…
     Перед тем, как потерять сознание, успел активировать «логово». Последнее, о чем успел подумать, кажется, труп харна оказался внутри периметра умения.
     ***
     Когда пришел в себя, сперва даже не понял, где нахожусь. Приподнявшись на локте, подслеповато осмотрелся…
     Камни… Крупная чешуйчатая туша харна… Зеленый мох… Озеро… Вспомнил! Я же вышел к воде…
     Проверил сколько времени осталось до разрушения логова. Еще целый час. Отлично. Вокруг тишина — можно еще поваляться.
     Как только лег и закрыл глаза, тут же услышал всплески воды. Приоткрываю левый глаз. Рыба! Три розоватых прозрачных плавника на поверхности. Плавно зашли в небольшую затоку. Прямо возле берега. Получается я нахожусь справа, примерно в пяти метрах.
     Что если? М-м-м… А ведь может сработать! Желудок будто подслушав мои мысли отозвался требовательным урчанием. Не попробую — не узнаю…
     Рука медленно вытягивается в направлении прозрачно-розовых блестящих спин. Получив мысленный приказ, «таран» лиловым сгустком понесся по направлению к затоке.
     Мгновение и то место, где только что мирно плавали три рыбины взорвалось миллионом мелких брызг, вперемешку с галькой и песком. Когда вода отхлынула, на берегу застыли два продолговатых тела. Чешуйчатый бок третьей рыбы я увидел в воде в двух метрах от берега.
     — Вы атаковали Пещерный Протоптер (3)!
     — Вы нанесли урон 39!
     — Вы атаковали Пещерный Протоптер (3)!
     — Вы нанесли урон 42!
     — Вы атаковали Пещерный Протоптер (3)!
     — Вы нанесли урон 22!
     Баг побери! Чего это я расселся! У меня же несколько секунд!
     С трудом поднявшись, пошатываясь поплелся в сторону моей добычи. На ходу выхватываю «стрекозу». Только бы успеть… Краем глаза замечаю, что рыбина, отброшенная в воду, уже начала шевелиться. Мгновение и она ушла на дно, будто издеваясь, вильнув хвостом.
     Те, что на суше, тоже пришли в себя. Вон как скачут и извиваются…
     Эй, эй! Куда это вы собрались?! Бледно-розовые, похожие на сомов, полуметровые рыбины довольно проворно, потянулись к воде…
     Ну, уж, нет! Сегодня голодным я не останусь! Двадцать секунд перезарядки истекли. Новый «таран», выпущенный почти вплотную, буквально впечатал вертлявые тушки в каменистый берег.
     — Вы атаковали Пещерный Протоптер (3)!
     — Вы нанесли критический урон 106!
     — Вы атаковали Пещерный Протоптер (3)!
     — Вы нанесли критический урон 103!
     Вы убили Пещерный Протоптер (3).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (600 шт).
     — Каменная скрижаль Ловкости.
     — Каменная скрижаль Силы.
     — Каменная скрижаль Выносливости.
     — Каменная скрижаль Мудрости.
     — Каменная скрижаль Разума.
     — Каменная скрижаль Меткости.
     — Каменная скрижаль Скорости.
     — Каменная скрижаль Интуиции.
     — Каменная скрижаль «Рыболов».
     — Каменная скрижаль «Охотник».
     Вы убили Пещерный Протоптер (3).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (600 шт).
     — Каменная скрижаль Ловкости.
     — Каменная скрижаль Силы.
     — Каменная скрижаль Выносливости.
     — Каменная скрижаль Мудрости.
     — Каменная скрижаль Разума.
     — Каменная скрижаль Меткости.
     — Каменная скрижаль Скорости.
     — Каменная скрижаль Интуиции.
     — Каменная скрижаль «Рыболов».
     — Каменная скрижаль «Охотник».
     Ого! Сколько привалило!
     Выходит, чем ближе к цели нахожусь, тем больше шансов нанести критический урон… А протоптер не такой уж и живучий. Получается сто сорок пять единиц жизни. Вон, как их покромсало заклинание…
     — Развороченная рыбная тушка.
     — Уровень: 0.
     — Вес: 1 кг 500 гр.
     — Ценность: Низкая.
     — Качество: Свежий (изменение качества произойдет через 4 часа).
     Четыре часа? Ха-ха! Да от них за пять минут даже следа не останется! Оттопырив жаберную крышку, просовываю пальцы внутрь. Счастливо улыбаясь, потянул первую рыбину к логову. Затем вернулся за второй.
     Все это время следил за округой. Не сказал бы, что так уж сильно нашумел — все-таки всплеск воды, даже громкий, довольно обыденное дело у воды, но чем баг не шутит…
     Когда разделывал рыбу, вспоминал маму. Пытался повторять ее движения. Но, увы, ничего не получалось. Великая Система или Высшие силы наверняка сейчас в ужасе от того, во что я превратил бедных протоптеров…
     Но мне плевать… Разделав кое-как обе тушки, сложил все мясо на плоский камень. Затем слегка подсолил и перемешал. Маленький кожаный кисет с солью, купленный мне Крошем, Дэг не забрал. Так что у меня сегодня пир!
     О боги! Как это вкусно! Нежное мясо лишь слегка отдавало тиной. Почти без костей. Не заметил, как проглотил все в считанные минуты. Признаться первый раз ем сырое мясо, но я сейчас не в том положении, чтобы привередничать. Тем более вкус мне понравился.
     С удовольствием наблюдаю за положительной реакцией источников на пищу и воду. Снова прошел по краю… Но спасен… Еще побарахтаемся!
     Удачная охота или правильней сказать рыбалка разожгла во мне азарт. Во-первых, трофеи, а во-вторых — желудок был не прочь получить добавки.
     Пока закапывал рыбную требуху и кости, краем глаза следил за поверхностью озера. Бледно-розовые спины иногда выныривали из воды, но близко к берегу уже не подплывали.
     Надо подождать. Пусть успокоятся. Да и я маны поднакоплю.
     Через полчаса обновил контуры «логова». Место решил не менять. Вроде бы удобно. Туша харна пока не смердит. Кроме того, она у меня в качестве отвлекающего фактора. Пойди разбери издалека — мертвый он или нет. Пока непрошенные гости будут присматриваться — я под шумок успею смыться.
     Где-то спустя часа два в воде у берега возникло оживление. Я довольно потер руки — как раз маны накопилось на два удара. Осталось подобраться поближе.
     В этот раз в затоку пожаловали целых шесть рыбин. Медленно, почти не дыша, подползаю почти к самой кромке. Вытягиваю руку. Жду, когда весь косяк соберется в одном месте. Я практически в двух шагах от них. Пора…
     Удар!
     Отлично! Сразу два крита! Три рыбины на берегу. Остальные в воде. Вытираю мокрый песок и мелкие камешки с лица — взрыв получился на славу.
     Двадцать секунд тянутся словно двадцать часов. Те, что остались в воде уже очнулись и ушли на дно. Кажется, одна из рыбин рассекла себе бок о камень. Вон, как вода окрасилась красным.
     Протоптеры, выброшенные ударом на берег, сбежать не успели. Я их припечатал «тараном» почти в упор.
     Еда! Трофеи!
     Когда перетаскивал добычу в логово, взгляд зацепился за что-то смутно знакомое. Бывает так — смотришь вокруг и вроде бы все, как всегда, но в пейзаже есть какая-то незначительная деталь, которая полностью меняет суть происходящего. Глаз ее заметил, но, тут же потерял из виду…
     Медленно вожу головой, стараясь как можно скрупулезней осмотреть все вокруг.
     Вижу каменные стены… выходы из пещер… озеро… берег…
     Стоп!
     Ну, конечно! Берег! Вода! Волны! Что-то крупное плывет с другого конца озера! Своей рыбалкой я все-таки привлек нежелательное внимание.
     Не заметил, как оказался среди камней в центре своего логова. Между мной и неизвестным «создателем волн» десяток шагов, хилая защита в триста единиц, ну, и дохлая туша харна.
     Ждать гостя пришлось недолго. Его продолговатая башка появилась на поверхности ровно там, где я только что «глушил» рыбу.
     Хм… Не понял… А что тут делает бледняк. Вроде бы это озеро не похоже на среду его обитания. Видимо где-то рядом есть лазурный пруд. Вот он и кормится в двух местах. Кстати, теперь понятно почему тут так пустынно. Бледняк — это не шутки. Всех распугал в округе.
     Тем временем длинная зубастая башка, безошибочно вычислив направление медленно двинулась в мою сторону. И не удивительно. Даже я чую запах рыбьей крови и требухи. Что уж говорить о бледняке.
     Баг, тебя побери! Пора делать ноги… А ведь так хотелось задержаться подольше у рыбного места.
     Когда уже был готов дать деру, сильный всплеск чуть в стороне отвлек внимание хищника. Это что еще за напасть? Вытянув шею, попытался разглядеть источник шума…
     О боги! Что там творится! В том месте, куда нырнула раненная мной рыба происходило нечто немыслимое. Вода бурлила и пенилась, словно кипела на огне. Образовался небольшой водоворот с мелькающими внутри серебристыми молниями. Он был мутно-алого цвета.
     Дальше произошло то, чего никак не ожидал увидеть. Гигантский бледняк, гроза всех подземных водоемов, позорно улепетывал куда-то вглубь озера.
     Я сощурил глаза. Что же его так напугало? Стоп… Это же… Точно! Лучеперые зубатки! Небольшие рыбы размером с мою ладонь. Очень шустрые и агрессивные. Охотятся стаями. Очень прожорливые твари. Теперь понятно, почему бледняк ретировался — стая зубаток от него мокрого места не оставит…
     Радостно улыбаясь неожиданной подмоге, я опустился на землю. Пора и мне подкрепиться.
     Когда умостился на плоский камень, вытащил «стрекозу». Надеюсь, в этот раз разделка пройдет не так неуклюже. Когда тянулся за рыбой приподнял голову и обомлел… Прямо на меня уставились два раскосых зеленых глаза… Харн, похоже оказался не совсем мертв…

Глава 16


     Глава 16
     Первые несколько мгновений, завороженно таращился на так неожиданно ожившего кота. Изумрудно-зеленые глаза с круглыми черными зрачками смотрели, не мигая прямо на меня. Мокрый черный нос слегка вибрировал, впитывая как можно больше окружающих запахов. Небольшие треугольные уши жили своей жизнью. Они двигались в разные стороны, причем независимо друг от друга.
     Когда первый испуг прошел, я понял, что харн не может пошевелиться — парализующий яд шестилапа продолжает действовать. Правда, судя по ушам, глазам и носу — зверь начинает постепенно приходить в себя.
     Каким-то образом организм кота смог противостоять отравлению и сейчас активно выталкивает всю гадость наружу. Вон, сколько синей пены в зубастой пасти.
     Осознав, что прямо сейчас меня никто не будет жрать, быстро начал собираться. Черные зрачки харна непрерывно следили за моими судорожными движениями. Каждый раз, когда я делал в его сторону небольшой шажок — из зубастой пасти слышался слабый булькающий хрип.
     Запихивая в сумку рыбу, периодически проверял, как там источник маны. Хм… Скоро наберется на одно заклинание… Кроме того, через минуту будет плюс две единички от «логова».
     Интересно, сколько «таранов» понадобится, чтобы добить эту зверюгу? Если встать вплотную и шарахнуть в голову? Наверняка же получится крит? Хотя, не с моим уроном пробивать такую шкуру…
     А что, если отбросить его в воду? Урона может и не нанесу, а вот утопить получится. И баг с ним с трофеями… Если не разобраться с монстром сейчас, он потом очухается и сразу рванет за мной по следу… Запах он уже запомнил… Вон, как нос шевелится…
     И как ему удалось выжить? Видать регенерация задрана до небес…
     О! А вот и долгожданные единички от «логова». Сейчас маны хватит на один «таран». В тот момент, как я уже прикидывал, насколько далеко отбросит харна мое заклинание, перед глазами появилось сообщение:
     — Внимание! Ваше достижение замечено Высшими силами! Проявив сострадание к раненому зверю, вы на протяжении нескольких часов поддерживали жизнь в его теле.
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (500 шт)
     — Серебряная скрижаль (2 шт).
     — Ветхий амулет приручения.
     Осознав смысл прочитанного, я громко закашлялся.
     Чего?! Оказывается я тут боролся за жизнь раненного зверя?! Это как понимать? И позвольте спросить — каким образом мне удавалось это делать?! Как пить дать, очередные проделки Бага.
     Но потом до меня, наконец, дошло… Логово! Туша харна все это время была под воздействием умения! Те крохи жизни и энергии, получаемые зверем каждые полчаса, загадочные Высшие силы приняли за проявленное мной «сострадание». Мда… Забавно было бы посмотреть на реакцию этих таинственных сил, узнай они о моих истинных намерениях… Я ведь был готов притопить это чудовище. Да что говорить? Я и сейчас без колебаний готов это сделать.
     Успокоившись немного, я вытащил из котомки, полученный амулет.
     — Ветхий амулет приручения Свирепого харна.
     — Тип: Амулет.
     — Вид: Редкий
     — Описание:
     — Магический амулет, помогающий укротителю приручить Свирепого харна.
     — Минимальные требования:
     — Интеллект — 2.
     — Каждая попытка расходует 15 маны.
     — Примечание:
     — Время до разрушения: 23:58:13
     — Количество попыток: 3
     Прочитав описание амулета, я посмотрел на зверя. Наши взгляды встретились. Я буквально кожей чувствовал его ярость и желание атаковать. Неужели эту тварь можно приручить? Хотя должен заметить, такой союзник резко повышает мои шансы на выживание.
     Ладно, пятнадцать единиц маны это не критично. Активирую…
     — Внимание! Вы только что попытались приручить Свирепого харна. К сожалению, у вас ничего не получилось.
     — Осталось попыток: 2.
     Откровенно говоря, что-то в этом роде я и ожидал увидеть. Даже не особо удивился. Неспроста там все эти попытки и ограничения указаны. Интересно, что сделано не так? Зачем предлагать то, что заведомо не будет работать? Выходит, только зря ману потратил.
     Может я стою слишком далеко? Надо попробовать… Когда остановился в шаге от зверя, тот снова начал хрипеть и пускать синюю пену. Это он так пытается рычать.
     — Что? — прошептал я. — Бесит быть беспомощным? Эх, если бы ты знал, как я тебя понимаю…
     — Внимание! Вы только что попытались приручить Свирепого харна. К сожалению, у вас ничего не получилось.
     — Осталось попыток: 1.
     В чем подвох? Что я упускаю?
     Сделав шаг назад, внимательно осмотрел зверя. Наши взгляды снова встретились… То ли под воздействием магии странного амулета, то ли под влиянием собственных переживаний, я вдруг, увидел в зеленых глазах страх и отчаяние беспомощного существа. Вспомнил самого себя, в те годы, когда еще не было артефактов древних. То чувство бессилия преследует меня до сих пор. Если бы не забота родителей…
     Погодите-ка… А что, если подсказка содержится в самом сообщении? Как там было? Хм… Проявил сострадание… Поддерживал жизнь… По сути, за это и был вознагражден. Выходит, надо действовать в том же направлении?
     Другими словами, не давать умереть твари, которая, придя в себя может в любой момент меня сожрать?! Нет уж… Был бы это кролик какой-нибудь или щенок — тогда другое дело… Хотя перспектива обзавестись таким зубастиком очень привлекала. Вон какие клыки… Размером с мой указательный палец. Когти тоже впечатляют. Даже будучи пятым уровнем — этот монстр способен нанести серьезный урон. И с защитой у него все в порядке. Темно-серая чешуйчатая броня равномерно покрывает все тело. Только на животе она немного светлее. Видимо там у харна слабое место.
     Не заметил, как приблизился вплотную к тяжело дышащей туше. Появилось непреодолимое желание прикоснуться к странной чешуе. Игнорируя раздраженное бульканье зверя, рука сама собой легла на бронированный бок.
     — Свирепый харн.
     — Уровень: 5.
     — Статус: Агрессия/страх/желание убить/жажда/голод/боль
     Я озадаченно перечитал нижнюю строку несколько раз. Вот значит каким образом амулет помогает укротителю. Он указывает на чувства зверя. С «агрессией» и «желанием убить» все ясно. Тут ты не одинок, дружок. И твой страх мне тоже понятен. Мне ли не знать, что это такое…
     По крайней мере, теперь ясно, почему амулет не сработал предыдущие два раза. Даже злость на самого себя берет. Болван! Какого бага, ты спешил?! Теперь осталась одна попытка. Да и время до разрушения амулета не стоит на месте.
     Ладно, поругаю себя потом… Сейчас надо действовать. С чего начать? За какие «ниточки» тянуть?
     Тяжело вздохнув, я присел рядом с мордой зверя. Тот не переставая хрипеть, сверлил меня злым взглядом.
     — Давай начнем с самого простого, — прошептал я и достал флягу.
     Черные зрачки харна тут же вперились в незнакомый предмет. Нос потянул воздух, пытаясь понять, что это за блестящая штуковина. Булькающий хрип из зубастого рта вытолкнул новую порцию синей пены.
     Откупорив пробку, аккуратно приблизил горлышко к уголку пасти на расстояние ладони. Тонкая прозрачная струя постепенно смыла всю синюю пену с зубов и проникла дальше.
     — Мда… Ну, и пастища у тебя парень… — буркнул я, а у самого мороз по коже.
     Зверь сперва ожесточенно хрипел и клокотал, но потом, когда живительная влага попала на синий язык и потекла дальше в глотку — заткнулся. Фляга опустела в считанные мгновения.
     Я, положив руку на чешуйчатую шею, взглянул на статус. «Агрессия» сменилась «осторожностью», а «замешательство» вытеснило «страх»… Хех… «Желание убить» никуда не делось. Равно, как и «жажда», «голод» и «боль». Кстати, было и еще одно изменение. Если до этого все слова в статусе были кроваво-красного цвета, то новые два перекрасились в оранжевый. Это значило только одно — я на правильном пути.
     Следующий час работал водоносом. Осторожно подбирался к берегу, набирал флягу, возвращался назад, выливал всю воду в бездонную зубастую пасть и снова шел к озеру. Но статус зверя неизменно показывал «красную» жажду. «Замешательство» сменилось «нетерпением» аналогичного цвета. И меня по-прежнему хотели убить. Вот ведь неблагодарная скотина!
     Два раза «логово» поделилось энергией и жизнью. Как со мной, так и с харном. В эти мгновения зверь мочился синей жидкостью. Причем последний раз моча уже имела более светлый оттенок. Похоже яд постепенно выходит из организма, но на мое счастье паралич все еще действует.
     С каждой ходкой в моей душе росла паника и страх. Я спрашивал себя: «Эрик, что ты делаешь?! Ты ведь пилишь сук, на котором сидишь! Скоро этот проглот сможет двигаться и тогда тебе конец! Твой источник уже полон. Двумя «таранами» ты сможешь забросить его в воду, а там как раз стая зубаток неподалёку ошивается». Но интуиция, которую я сейчас ненавидел, упорно подсказывала, что игра стоит свеч и что таинственные высшие силы ничего просто так не делают. Напротив, мне от их участия всегда только прибыток…
     Опустошив очередную флягу, я привычно взглянул на статус харна и не поверил своим глазам. «Желание убить» отсутствовало! Равно, как и «жажда», «боль», «осторожность» и «замешательство»! Им на смену пришли «зеленое» «любопытство» и густо-оранжевое, почти красное «подозрение». Кроме того, зверь продолжал оставаться голодным.
     Вряд ли, такие результаты устроят Высшие силы. Что дальше? Харн начал проявлять любопытство. Судя по зеленому окрасу — это хорошо. По крайней мере, я надеюсь на это.
     А вот это подозрение мне поперек горла. Да еще почти красное… К этому прибавляем голод — получается неприятная картинка.
     Задумчиво почесав затылок, потянулся к котомке. Первую рыбину нос харна встретил радостным выдохом. Краем глаза, замечаю, как зашевелился кончик чешуйчатого хвоста. Острые уши встали торчком. Заворочался бледно-синий язык.
     Откромсав несколько кусочков, я с опаской просунул их между треугольных зубов.
     — Давай, — подбодрил я зверя. — Попробуй проглотить. Дальше я руку совать не собираюсь.
     Вопреки моим опасениям язык кота без проблем справился с поставленной задачей. Зеленые глаза попросили добавки. Я взглянул на статус. «Подозрение» посветлело, превратилось в желтое. Это хорошо.
     Еще несколько рыбных кусочков повторили судьбу предыдущих. Ситуация оставалась прежней вплоть до того момента, как закончилась вся рыба.
     — Все, обжора, — сказал я, пожимая плечами. — Мяса больше нет.
     — Хрн, — вдруг ответил мне кот и медленно перевернулся на живот.
     Широкие когтистые лапы подрагивают от слабости и перенапряжения. Длинный хвост будто сонная змея шарит вокруг. Кот зажмурился и неуклюже встряхнулся.
     От неожиданности я плюхнулся на землю. Не знаю, что там сейчас со статусом, но медлить больше нельзя… Дрожащая рука нырнула в котомку. Харн тут же отреагировал на движение. Но как мне показалось без агрессии, скорее с любопытством. Продолговатая голова склонилась набок. Треугольные уши встали торчком. В зеленых глазах застыло предвкушение. Хм… вероятно, он думает, что я сейчас достану еще одну рыбу…
     Левой рукой сильно сжимаю амулет приручения. Правая готова активировать «таран». Сердце сейчас выпрыгнет из груди. Почему-то захотелось зажмуриться…
     — Внимание! Ваше достижение замечено Высшими силами! Проявив заботу о диком звере, вы обрели нового друга, преданней которого вам более не сыскать!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (1000 шт)
     — Серебряная скрижаль (3 шт).
     — Амулет призыва «Свирепый харн».
     — Изъято: Ветхий амулет приручения.
     ***
     — Внимание! Для создания особой ментальной связи с питомцем необходимо активировать амулет призыва!
     Я взглянул на харна. Тот продолжал лежать, не проявляя агрессии. Только кончик бронированного хвоста непрерывно подергивается. Кажется, он продолжает ждать рыбу. Вот ведь обжора!
     Удостоверившись, что на меня никто не будет нападать, достаю амулет. Симпатичная вещица. Сразу и не скажешь, что это какая-то крутая магическая вещь. Выглядит, как обычная игрушка, в виде уменьшенной фигурки харна. Материал — бронза.
     — Амулет призыва «Свирепый харн».
     — Тип: Амулет питомца.
     — Вид: Редкий
     — Категория: Вечный/Непередаваемый
     — Описание:
     — Магический амулет, дающий вам власть над Свирепым харном. Призванный зверь будет самоотверженно защищать вас и сражаться на вашей стороне.
     Помните! Это живое существо, которое требует ухода и заботы. Тренируйте и развивайте его и тогда в будущем вы получите поистине могущественного союзника!
     — Минимальные требования:
     — Интеллект — 2.
     — Каждое использование амулета расходует 20 единиц маны.
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     Чувствую, как по спине промаршировал отряд мурашей. Внимательно, перечитав описание амулета еще раз, я прислонился спиной к каменной стене. Харн тем временем, мирно хрустел рыбьими головами и требухой. При этом издавая довольное урчание. Выходит, эта зверюга полностью в моей власти? И будет теперь, как послушная собака выполнять все мои приказы?
     Кстати, что означает «активация амулета», за которую мне придется расплачиваться маной? Имеется в виду каждый приказ? Или это что-то другое?
     Не попробую не узнаю…
     — Желаете отозвать питомца?
     — Расходует 20 единиц маны.
     Как это отозвать? Не понял. Но надо продолжать, как любила повторять мама: «назвался грибом — полезай в корзину».
     Как только я дал согласие произошло немыслимое — харн испарился. Вот он только что самозабвенно хрумкал рыбью башку и в одно мгновение от него и след простыл! Сказать, что я был поражен и напуган, значит ничего не сказать!
     Поднявшись с камня, я осторожно приблизился к тому месту, где только что лежал, так недолго побывший моим, питомец. Для верности поводил рукой и ногой по воздуху — вдруг он просто стал невидимым? Пусто.
     Ошарашенно повертев головой, я опустил взгляд на фигурку зверя в моей руке.
     — Желаете призвать питомца?
     — Расходует 20 единиц маны.
     Да! Стоило труда сдержаться и не крикнуть от радости во весь голос!
     Как только, мой источник опустел на двадцать единиц маны, прямо у моих ног, из ниоткуда, возникла туша харна. От испуга я отпрыгнул на один шаг в сторону. Зверь похоже был ошарашен не меньше моего. Чешуя вздыбилась, хвост нервно припал к земле. Он попытался было вскочить на лапы, но не смог — тяжело плюхнулся на живот.
     Наши взгляды встретились. Кажется, у нас обоих в этот миг возник один и тот же вопрос: «Что это только что было?!»
     — Извини, — сказал я, успокаивающе вытягивая правую руку и делая шаг вперед. Откровенно говоря, несмотря на уверения амулета, все еще его побаивался.
     Харн вытянув шею, потянулся влажным носом к моей ладони. Хотел было по инерции отдернуть руку, но сдержался. Кожу обволокло горячее дыхание зверя, а спустя мгновение я почувствовал мягкое прикосновение теплого языка. Голову даю на отсечение, если бы мои родители сейчас увидели это представление — ни за что бы не поверили даже своим глазам…
     Харн лизнул меня еще раз и его нос закономерно потянулся к моей котомке.
     — Прости, дружище, — пожал плечами я. — Но рыбы больше нет…
     Появилось непреодолимое желание погладить этого здоровенного кота. Когда положил руку на плоскую голову, ожидал ощутить уже знакомую каменную жесткость, но был приятно удивлен — чешуя харна была мягкой и теплой. Да и язык, кстати, не был жестким. Выходит, питомец подстраивается под своего хозяина?
     Зверь пои поглаживания воспринял благосклонно, даже с удовольствием. Об этом свидетельствовало грудное урчание. Он закатив глаза, по-кошачьи перевернулся на спину, подставляя мощную грудь и светло-серый живот.
     — Хороший мальчик, — приговаривал я, улыбаясь. С каждой секундой страх испарялся, его вытесняло осознание того, что эта здоровенная опасная зверюга теперь моя.
     Захотелось проверить его статус. Любопытно, что там сейчас… Когда, заглянул в описание, был слегка озадачен…
     — Свирепый харн.
     — Уровень: 5 (130/20 000)
     — Статус: Преданность хозяину(неизменно)/Голод/Слабая боль
     — Сила:37/75
     — Ловкость:45/75
     — Звериный инстинкт:8/10
     — Скорость:39/75
     — Гибкость:41/75
     — Здоровье:35/50
     — Выносливость:35/50
     — Источник жизни:28/400
     — Источник энергии:32/400
     — Чешуйчатая броня: 12/25
     — Защита:120
     — Урон: +97.3…+239.7
     Далее следовал список из двух десятков умений и навыков, таких, как «маскировка», «удар лапой» или «звериная регенерация».
     На некоторое время я выпал из реальности. Должен заметить со мной такое происходит впервые. Увидеть подробное описание и данные всех характеристик другого существа подвластно только сильным магам. Я себя к таковым не отношу. Значит это действие амулета.
     Коротко изучив все данные моего «подопечного», сумел составить определенное мнение. Судя по не самым высоким показателям источников, харн родился с пятью десятками жизни и энергии. Это, кстати, больше, чем в два раза обычного человека. И в пять раз больше, чем получил я. Интересно сколько Великая Система дает новорожденному живоглоту? Даже не хочу представлять — умру от зависти.
     Потолок большинства характеристик у харна пятнадцать единиц на уровень. Самый маленький у «звериного инстинкта». Не очень высокие показатели «выносливости» и «здоровья» с лихвой компенсируются «чешуйчатой броней». Чтобы добраться до источника жизни кота, урон должен быть выше ста двадцати единиц. Все что ниже этой цифры, поглотит прочная чешуя.
     Судя по названиям большинства умений и навыков, харн: хорошо маскируется, отлично видит в темноте, далеко прыгает с места. Как для пятого уровня, наносит довольно высокий урон. Каждый «укус» и «удар когтистой лапой» оставляет страшные кровоточащие раны. Гибкий, ловкий, сильный и быстрый зверь. Может долго и терпеливо сидеть в засаде ожидая свою жертву. Имеет высокие показатели «звериного чутья».
     В общем, из минусов, высокий расход энергии и маленький объем источника жизни. Да и еще… Ужасный проглот! Постоянно хочет жрать! Пока я занимался чтением этот обжора ползком добрался до места захоронения первых двух рыбин и с удовольствием все проглотил. Сейчас он лежит на животе в двух метрах от воды и внимательно наблюдает за серыми спинами протоптеров…
     Когда, четыре рыбины заплыли в затоку у меня появилось необычное желание тут же шарахнуть по ним «тараном». Складывалось такое ощущение, что это желание не мое, его как будто мне навязывали. Аккуратно так… Исподволь…
     Я взглянул на харна. Тот продолжал самозабвенно следить за рыбой. Лапы подобрал под себя, хвост замер, треугольные уши торчком. И тут до меня дошло! Это ведь чувства моего питомца! Как там было? «Особая ментальная связь»?
     Решив посмотреть, что будет дальше, прикинул расстояние до затоки. Нормально. Метров пять — должно хватить…
     Когда «таран» выбросил, все четыре рыбины на берег, обрызгав все вокруг водой и мокрым песком, харн похоже на остатках энергии скакнул вперед и молниеносными движениями лап добил всех протоптеров, пока те были парализованы.
     О, да! Такая добыча провианта мне по душе!
     Меня поразил еще один момент — харн вопреки моим ожиданиям не набросился на рыбу. Он лежал рядом с разорванными тушками, жадно поводя черным носом, но смотрел прямо на меня… Это он так просит разрешения?!
     — Они твои, — кивнул я.
     Получив добро, зверь немедля более ни секунды жадно впился в бок одного из протоптеров. Вот это дисциплина!
     Из-за разницы в уровнях зверь опыта не получил, а вот мне как обычно привалило. Привычно пролистав все сообщения, смахнул их в сторону. И тут мое внимание привлекла мигающая закладка «Питомец». Хм… Ее ведь раньше не было… Посмотрим…
     — Внимание! Вы удачно провели первый совместный бой с вашим питомцем! Теперь вам доступна функция «тренировка и развитие питомца»!
     Открыв указанную закладку, я слегка опешил…
     — Материалы доступные для тренировки и развития питомца:
     — Эссенция опыта (17 400 шт).
     — Золотая скрижаль Интеллекта.
     — Серебряная скрижаль (30 шт).
     — Каменная скрижаль Ловкости (9 шт).
     — Каменная скрижаль Силы (9 шт).
     — Каменная скрижаль Выносливости (9 шт).
     — Каменная скрижаль Мудрости (9 шт).
     — Каменная скрижаль Разума (9 шт).
     — Каменная скрижаль Меткости (9 шт).
     — Каменная скрижаль Скорости (9 шт).
     — Каменная скрижаль Интуиции (9 шт).
     — Каменная скрижаль «Рыболов» (9 шт).
     — Каменная скрижаль «Охотник» (9 шт).
     Не понял, откуда столько эсок и скрижалей? Перечитал еще раз список… Наткнулся на строчку с золотой скрижалью интеллекта и до меня наконец доперло… Это же все мои трофеи за последние дни в подземелье!
     Я взглянул на увлеченно трескающего рыбу харна… Задумался ненадолго… Почесал затылок… Осмотрел заново все трофеи… Затем, пожав плечами прошептал:
     — А почему бы и нет?
      p. s. От автора.
      Уважаемый читатель! Если Вам понравился текст и у Вас появилось желание подписаться на мою страницу здесь на ЛитНете, поставить "лайк" или даже сделать репост — буду Вам безмерно благодарен!) Такое внимание от Вас здорово мотивирует!)
      С уважением, автор.

Глава 17


     Глава 17
     — Приступить к тренировке и улучшению питомца?
     — Можно, — потирая руки, сказал я.
     Насколько я понял, харн все это время распределял опыт и единицы характеристик, так, как подсказывал ему его звериный инстинкт. Подстраивался под свой ареал охоты и среду обитания. Хотя, откровенно говоря, что-то подсказывает мне, он вообще этим не занимался. За него это делала Великая Система.
     Кстати, о разумности. У меня сейчас девять каменных скрижалей «разума». Это почти две единицы.
     — Внимание! Вы открыли своему питомцу характеристику «Разум»!
     — Текущее значение: 0.2 / 1.
     Ясно. Значит в данный момент у харна потолок «разума» — единица. Мало, но уже что-то… Краем глаза взглянул на кота. Тот уже расправился с тремя рыбинами и принялся за последнюю. Я же говорю — обжора!
     — Желаете дать имя «Обжора» своему питомцу?
     Неожиданное сообщение заставило задуматься.
     — Обжора? — покатал слово на языке, прислушался к ощущениям: — Жор… Обжора… Хм… Ну, пусть будет пока Обжорой. Тем более он уже таковым является…
     Харн будто почуяв, что речь зашла о нем, поднял чешуйчатую морду. Кстати, его источники довольно прилично пополнились, но, увы, показатели были далеки до идеальных — он все еще голоден. Любопытно, сколько рыбы в день нужно его ненасытной утробе?
     Ладно, продолжим… Как только повысил «разум» харна до единицы, перед глазами выскочило новое сообщение, которое, по сути, являлось ответом на предыдущий мой вопрос.
     — Количество мяса, необходимое до полного восстановления: 15 кг.
     Ого! Около двенадцати килограммов он уже проглотил, плюс пятнадцать — следовательно в общей сложности двадцать семь. Хотя, наверняка, учитывается тот факт, что зверь был серьезно ранен. Соответственно еды в таких случаях необходимо больше.
     Выходит, осталось добыть ему минимум десять рыбин. Это не проблема. Главное, чтобы протоптеры не перестали заплывать в затоку. А пока, харну неплохо было бы переместиться внутрь «логова» скоро будет плюс к источникам.
     Как только об этом подумал, зверь поднялся с земли и медленно пошатываясь поплелся ко мне, держа недоеденную тушку протоптера в зубах. Мда… Такое повиновение, не то, что с полуслова, а с полумысли — восхищает! Похоже «разумность» заметно усиливает нашу ментальную связь.
     В течение нескольких минут разбросал почти все «камешки» по характеристикам и навыкам. Открыл ему еще две новых характеристики и поднял почти до двойки их значение.
     — Внимание! Вы открыли своему питомцу характеристику «Меткость»!
     — Текущее значение: 1.8 / 75.
     — Внимание! Вы открыли своему питомцу характеристику «Интуиция»!
     — Текущее значение: 1.8 / 5.
     Как нам объясняли в школе, отсутствие «интуиции» не лишает шанса нанести критический урон. А вот ее наличие — здорово повышает эти шансы. Жаль только «потолок» у харна довольно низкий. Постоянно бьющий критами питомец — это было бы очень круто!
     Пока не знаю зачем «меткость» харну, будущее покажет. Как говаривал отец: «В хозяйстве пригодится».
     После распределения «камешков» картина была следующая:
     — Свирепый харн.
     — Имя: Обжора.
     — Уровень: 5 (130 / 20 000)
     — Статус: Преданность хозяину(неизменно) / Голод
     — Сила:38.8 / 75
     — Разум: 1 / 1
     — Ловкость:46.8 / 75
     — Меткость:1.8 / 75
     — Интуиция: 1.8 / 5.
     — Звериный инстинкт:8 / 10
     — Скорость:40.8 / 75
     — Гибкость:41 / 75
     — Здоровье:35 / 50
     — Выносливость:36.8 / 50
     — Источник жизни:213 / 400
     — Источник энергии:263 / 418
     — Чешуйчатая броня: 12 / 25
     — Защита:120 / 250
     — Урон: +98.5…+242.9
     Когда изучал показатели урона и прикидывал куда лучше вложить серебряные скрижали, пришел к выводу, что предпочтительней развивать соответствующие умения и навыки. Несомненно, «сила» давала свой процент, но по результативности проигрывала навыкам. Бесспорно, развивать и то, и другое было бы идеальным вариантом. И наверняка, какие-нибудь богатенькие бароны и графы, так и делают. Но я не граф и не барон… Мои ресурсы ограничены…
     Итак, что я понял… Харн уже с рождения имел природное оружие — когти и зубы. Первые давали три единички урона, вторые — десять. Это, не считая единицы за каждый уровень.
     Кроме того, Великая Система наделила его несколькими полезными умениями: «укус», «удар когтистой лапой» и «прыжок».
     — Укус: 17 / 25
     — Эффект:
     — Умножает урон зубами.
     — Максимальный расход энергии 50 единиц.
     — Удар когтистой лапой: 22 / 25
     — Эффект:
     — Умножает урон когтями.
     — Максимальный расход энергии 25 единиц.
     — Прыжок 4 / 5.
     — Эффект:
     — Дальность 4 метра.
     — Высота 2 метра
     - +40 к максимальному урону
     — Максимальный расход энергии 75 единиц
     Получается мой новый друг наносит серьезный урон, но очень быстро устает. Скажем так, многочасовая схватка — это не про харна. А вот быстрая смертоносная атака — самое оно… Молниеносный прыжок… Сильный удар когтистыми лапами… Укус мощных челюстей… В общем, высокий расход энергии, но почти мгновенный результат. Осталось научиться рационально использовать все его плюсы и минусы.
     Особого внимания заслуживала «чешуйчатая броня». Каждая вложенная единица в эту характеристику, давала прибавку десять единиц к «защите». Если довести до потолка — выходило двести пятьдесят очков!
     Мда… Смотрю я на все эти характеристики и навыки и глаза разбегаются… Хочется поднять все и сразу! Но, увы… Мои возможности ограничены…
     Посмотрел, что у меня осталось в котомке.
     — Эссенция опыта (17 400 шт).
     — Золотая скрижаль Интеллекта.
     — Серебряная скрижаль (30 шт).
     — Каменная скрижаль Мудрости (9 шт).
     — Каменная скрижаль Разума (4 шт).
     Скрижаль «мудрости» использовать не удалось. Требовалось наличие «интеллекта». Сперва хотел было исправить этот недочет, но потом подумал и решил золотую скрижаль попридержать до лучших времен. Наличие магического источника у харна довольно привлекательная перспектива. Но в данную минуту без заклинаний или магических умений — это бесполезная роскошь. Кроме того, эта скрижаль мой билет на свободу.
     Таким образом осталось решить вопрос с эсками и «серебрушками».
     С первыми все было ясно. Пусть себе накапливает опыт естественным путем. Да и не получится сейчас поднять его на шестой уровень — не хватает почти двух с половиной тысяч эссенций. Тем более, судя по накопленному опыту, он только что взял пятый. Вероятнее всего в бою с шестилапом. Об этом говорит наличие навыка «противодействие яду шестилапа». У него там стоит семерка. Неплохо, кстати, поднял. Думаю, в этом есть и моя заслуга.
     Ладно, с этим решили… Остаются тридцать серебряных скрижалей. Думаю, уже знаю, куда вложить их. Что главное в этом вопросе? Правильно. Жизнь моего нового друга. Значит, необходимо максимально обезопасить его. Кроме того, получится поднять до максимума сразу несколько позиций.
     Перво-наперво улучшаем «звериную регенерацию». Уж очень эффективно она себя показала. Это минус две скрижали. Далее… «Чешуйчатая броня». Еще минус тринадцать «серебрушек». Оставшиеся скрижали вложил в здоровье, тем самым увеличив объем источника жизни до пяти с половиной сотен единиц. Не без удовольствия полюбовался на то, что получилось.
     — Свирепый харн.
     — Имя: Обжора.
     — Уровень: 5 (130 / 20 000)
     — Статус: Преданность хозяину(неизменно) / Голод
     — Сила:38.8 / 75
     — Разум:1 / 1
     — Ловкость:46.8 / 75
     — Меткость:1.8 / 75
     — Интуиция: 1.8 / 5.
     — Звериный инстинкт:8 / 10
     — Скорость:40.8 / 75
     — Гибкость:41 / 75
     — Здоровье:50 / 50
     — Выносливость:36.8 / 50
     — Источник жизни:313 / 550
     — Источник энергии:295 / 418
     — Чешуйчатая броня: 25 / 25
     — Защита:250 / 250
     — Урон: +98.5…+242.9
     Просмотрел еще раз интересовавшие меня навыки и умения.
     — Укус: 17 / 25
     — Удар когтистой лапой: 22 / 25
     — Прыжок 4 / 5.
     — Звериная регенерация: 10 / 10
     — Охотник: 17.8 / 25.
     — Рыболов: 8.8 / 25.
     — Противодействие яду Шестилапа — 7 / 25
     От чтения отвлекло легкое прикосновение мокрого носа к руке. Я взглянул на харна. Тот сидел напротив меня и пристально следил за каждым моим движением. К слову, чешуйки его брони немного изменились. Стали крупнее и толще, а на груди и животе заметно потемнели.
     — Что? — спросил я.
     Сообщение, появившееся перед глазами, заставило изумленно открыть рот…
     — Рыба. Голод.
     — Не понял… — глупо тараща глаза на харна, прошептал я.
     — Рыба. Голод, — пришло повторное сообщение.
     Это что же получатся?! Мы можем так общаться?! С ума сойти!
     Я устало опустился на землю и закрыл глаза. Веселенькое начало…
     Спустя мгновение ощутил нетерпеливое горячее дыхание на лице. Сообщений больше не было, но и без них ясно, чего от меня требует этот проглот.
     Подняв голову, бросил взгляд в сторону затоки. Протоптеры. Шесть или семь рыбин.
     Посмотрел на харна.
     — Готов?
     Тот лишь облизнулся в ответ и тихим крадущимся шагом двинулся на прежнюю позицию. Краем глаза заметил, зверь уже не шатается и не дрожит от слабости. «Регенерация» оправдывает вложенные в нее скрижали.
     ***
     Идет второй день нашего пребывания на берегу подземной реки. Да-да, оказалось, что это не озеро, а река. Узнал об этом от харна. Посредством нашей необычной ментальной связи его знания, иногда каким-то образом наслаивались на мои. Благодаря этому, несомненно, полезному явлению, мне стало ясно, что река словно гигантская жила тянется в теле скалы на многие-многие километры с запада на юго-восток. Я был сильно удивлен насколько огромен ареал охоты моего нового друга.
     Кроме того, я понял почему, после боя с шестилапом, харн пришел сюда. Недалеко от воды, в скальной стене, на высоте пяти метров была небольшая пещера — логово моего питомца. Именно сюда он полз из последних сил, надеясь отлежаться. С трудом, но все-таки мне удалось туда забраться. Здесь мы и ночуем уже вторую ночь.
     В тот день, когда узнал о пещере, осознал одну простую истину — не повстречай Обжора шестилапа, я бы погиб. Стрелка вывела меня прямо к его логову. Даже если бы его не было в тот момент на месте, он все равно выследил бы меня позднее…
     После улучшений харн сожрал не десять, как я рассчитывал, а пятнадцать рыбин. Думаю, причина в увеличении показателей брони. Изменение чешуи потребовало больше ресурсов от организма.
     Со временем протоптеры стали появляться все реже и реже, а к вечеру второго дня исчезли совсем. Либо их стая уплыла дальше по реке, либо даже до них дошло, что из «нашей» затоки уже никто из их сородичей не возвращается.
     В итоге за оставшиеся дни мы добыли двадцать рыбин, пятнадцать из которых пошли на прокорм Обжоре. И это, не считая сожранной им требухи и костей, оставшихся после моей варварской разделки остальных пяти тушек.
     Благодаря новым трофеям поднял харну соответствующие характеристики на четыре единицы. Кроме «мудрости» и «разума». И частично «интуиции» — она отсвечивала максимальной пятерочкой.
     Эсок уже было достаточно для перехода на шестой уровень. Но соблазну не поддался — еще успеется.
     Отсутствие рыбы было неким сигналом. Видимо, запас нашей охотничьей удачи на этом месте уже исчерпан. Пора выдвигаться в путь.
     До утра решил не ждать. Те скромные запасы рыбы, что успел отложить, долго не протянут.
     — Ну, что, дружище, — сказал я, харну, вешая котомку на плечо. — Прощайся с домом. Нам пора…
     Обжора даже ухом не повел. Либо не совсем понимал, что скорее всего мы сюда уже не вернемся, либо привязанность к хозяину вытесняла все остальные чувства.
     Выбравшись из логова харна, я напоследок обернулся. Думаю, буду часто вспоминать это место. Если останусь жив, конечно. Хех… Мири, как-то упоминала, что подземелья так просто не отпускают. Может именно это она и имела в виду?
     И снова началась походная рутина. Пещеры сменялись туннелями, туннели пещерами. Только теперь, рядом с харном, мое путешествие было не таким безнадежным. Скажу больше — появилась надежда.
     На протяжении всего пути в моей душе боролись два желания. Мне нестерпимо хотелось оказаться на поверхности. Благо теперь с таким проводником отыскать дорогу назад было не таким уж безнадежным делом. Тем более, кажется, он примерно знал, куда надо двигаться…
     Но было и другое желание… Добраться до загадочного храма Древних. Не зря же такой человек, как Скоркс посвятил столько лет поискам этого места. И только боги знают, сколько народу он угробил во имя своей цели. Врать не буду — очень боялся, но в то же самое время что-то подсказывало — я найду ответы на вопросы о самом себе. Кроме того, не прошло и двух недель, а я уже продвинулся в поисках дальше, чем Скоркс за несколько лет. Да, что говорить… Меня буквально ведут за руку… Думаю, Меченый за такой шанс отдал бы что угодно…
     Вот так, обуреваемый противоречивыми чувствами, я продолжал следовать за стрелкой, которая уводила нас с харном все дальше и дальше от выхода на поверхность. Кажется, я все-таки сделал свой выбор…
     Путешествие с Обжорой очень напоминало то, как мы следовали за Мири. Только, с одной лишь разницей — харн был у себя дома. Он читал подземелья, как открытую книгу. Каждый запах, каждый след были для него понятны и знакомы. Несколько раз он даже отклонялся от маршрута, огибая опасные места, но всегда безошибочно возвращал нас на правильный путь. Стрелка указывала лишь направление. Ей было плевать на то, что я каким-то образом должен пересечь поляну, усеянную ядовитыми шипами, или пройти сквозь натянутую поперек туннеля парализующую паутину шестилапа. Не повстречай я так удачно Обжору — уже давно бы стал чьи-нибудь обедом. И мои поиски закончились бы, по сути, так и не начавшись.
     Но не все шло так гладко. Рано или поздно это должно было произойти — на нас напали.
     Это была випера. Не знаю, по какой причине, но харн не почувствовал ее. Наверняка из-за, какого-то специального умения гадины.
     Происходящее, я воспринимал, как странный быстрый сон. Вот откуда-то сбоку, к харну метнулось упругое белое тело. Широкая продолговатая пасть с четырьмя изогнутыми клыками впилась в чешуйчатый бок. Вернее, попыталась впиться. Броня, так вовремя усиленная, без проблем отразила первую атаку.
     — Внимание! На вашего питомца напала белая випера (7).
     — Применено умение Ядовитый укус!
     — Нанесен урон 170! (поглощено защитой).
     Собственно, это было последнее, что успела сделать випера. Харн в считаные мгновения раскромсал не имеющее брони змеиное тело на несколько частей. Я даже не успел запулить «тараном», чтобы урвать мою часть трофеев настолько стремительно все произошло.
     Но это было еще не все. По идее, где-то рядом должен ошиваться хладун. Обжоре не составило труда быстро вычислить местоположение падальщика. Двумя молниеносными скачками он исчез среди камней.
     Я ожидал услышать шум драки, но ничего не происходило. А потом, из-за булыжника показалась довольная, перепачканная в крови морда харна.
     Получив сигнал, что опасности больше нет, решил посмотреть, что там такое. Когда заглянул за камни и понял, что вижу меня тут же вывернуло на изнанку.
     Среди камней випера устроила себе гнездо. Но не простое, а прямо в брюхе дохлого хладуна. Существо больше всего напоминающее здоровенную жабу лежало на спине безжизненно разбросав костлявые лапы в стороны. Светло-серое брюхо было разворочено, а внутри него копошились, будто черви, белесые тела детенышей виперы.
     Судя по кровавым ошметкам, некоторых из них, харн уже сожрал, и сейчас вопросительно смотрел, присоединюсь ли я к трапезе.
     — Нет-нет, — держась за живот и делая шаг назад, прошептал я. — Это тебе, дружище…
     Под громкое чавканье питомца меня вывернуло еще разок. Достав флягу и тщательно прополоскав рот, я сделал несколько глотков. Фух… Полегчало…
     Чтобы отвлечься открыл характеристики харна. За убийство виперы он получил четыре сотни единиц опыта. Кроме того, немного подтянул скорость и ловкость. На наш манер — это как по одной глиняной скрижали. В общем, крохи…
     Мои подозрения оправдались — начисления производятся лично Великой Системой. Зверь в распределении участия не принимает. Снова похвалил себя за то, что не поднял его уровень. Иначе не видать нам даже тех крох.
     Когда, появился довольный до нельзя Обжора, я с опозданием понял, что дал маху со змеиным кублом — надо было разок шарахнуть по нему «тараном». Не знаю, какой там был уровень у тех змей, но явно выше, чем у меня. Снова упустил трофеи… Сказывается наша с харном неслаженность в действиях. Мало опыта совместных боев. Но, ничего — будем стараться восполнить все недочеты. С рыбой ведь все получалось? Значит и с другими тварями получится.
     Обжора, почувствовав мою досаду, потерся чешуйчатой мордой о мою ногу.
     — Да-да, я понимаю, дружок… Главное, живы остались… В следующий раз буду расторопней…
     Когда говорил это, не подозревал, что свою расторопность мне придется демонстрировать так скоро… В следующей пещере мы были атакованы крыланами.
     Небольшая группа из трех особей, мирно висевшая на потолке среди сталактитов, на Обжору никак не отреагировала. Но как только из туннеля показался я, они тут же оживились.
     Когда заходил в пещеру, уже был предупрежден харном об опасности. Так что летевших в нашу сторону тварей встречал «таран». Держались они кучно — досталось всем.
     Наблюдая, как падают, словно кленовые листья, оглушенные заклинанием крыланы и как вприпрыжку несется к ним Обжора, я понял, что лучшего противника для прокачки нам не найти.
     Летуны, ломая крылья и кости, почти одновременно шмякнулись на острые камни. Харну надо было их только добить, что он с успехом и сделал.
     Вы убили Черный Крылан (8).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (1600 шт).
     — Серебряная скрижаль (2 шт)
     Вы убили Черный Крылан (8).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (1600 шт).
     — Серебряная скрижаль (2 шт)
     Вы убили Черный Крылан (8).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (1600 шт).
     — Серебряная скрижаль (2 шт)
     Харну привалило за этот бой почти две тысячи опыта. Также, не считая скорости и ловкости, немного поднялась и «сила». Кроме того, на одном из крыланов у Обжоры сработал навык «Охотник», который увеличивает шанс добычи бонусных ресурсов.
     — Внимание! Вашим питомцем обнаружен:
     — Красный глаз Черного Крылана (1 шт).
     Когда приблизился к побоищу, пришлось зажать нос рукой. От тел крыланов нестерпимо несло тухлой рыбой и еще чем-то гадко вонючим. Даже такой проглот, как харн, отказывался жрать эту гадость.
     Наклонившись над указанной тварью, я присмотрелся. Действительно один глаз красный. Второй был угольно-черного цвета. Собственно, как и глаза у других летунов.
     Вчитался в коротенькое описание.
     Красный глаз Черного Крылана.
     — Тип: Алхимический ингредиент.
     — Вид: Обычный.
     — Требования:
     — Навык «Разделка добычи»: 8.
     Понятно. Мне тут ничего не светит. Восьмерка не так уж и много для обычного охотника. Но с моим нулем даже пробовать не буду. Только руки все измажу.
     Когда поднимался, краем глаза заметил, как подскочил Обжора. Чешуя на загривке встала дыбом, треугольные уши прижаты, пасть ощерилась желтыми клыками.
     Сообщение, появившееся перед глазами, заставило сердце забиться в бешенном ритме.
     — Опасность! Злой! Быстрый! Голодный!
     Не задавая более лишних вопросов, я поспешил следом за обеспокоенным харном на выход из пещеры.
     Обжора заметно нервничал. Чешуя на всем теле периодически вибрировала. Таким я его еще не видел. Что-то сильно напугало его. И похоже это что-то или правильней сказать кто-то идет по нашему следу. Так по крайней мере я истолковал эмоции моего питомца.
     Довольно длинный туннель внезапно закончился широким уступом, похожим на гигантский язык. А под ним темнела пропасть. Стрелка вела направо, к стене, спускающейся уступами. Значит нам на нижние уровни…
     Когда мы подбежали к краю уступа, за спиной послышалось холодящее кровь шипение…
     Преследователь еще был в тоннеле, но мне уже было понятно — нас догнали…
     Что ж придется держать оборону здесь. Я осмотрелся. Вон тот участок подойдет. От стены до края уступа несколько метров. Если удачно использовать «таран», есть шанс сбросить неизвестного противника в пропасть.
     Оказавшись рядом со стеной, я немедленно активировал логово. Триста единиц защиты — ерунда, но это мой последний рубеж обороны.
     Взглянул на харна.
     — Теперь решим с тобой…
     Медлить с уровнем больше нельзя. Сейчас каждая единичка характеристик может быть решающей.
     — Внимание! Ваш питомец перешел на 6 уровень!
     — Количество свободных характеристик: 3.
     Ух, ты! Мне еще дали возможность распоряжаться бонусными баллами. Выходит, вместе с «серебрушками» у меня есть девять единиц. Кидаю сразу пять штук в броню. Защита снова на максимуме — уже триста единиц. Осталось решить сорок единиц урона или столько же в источник жизни… И там и там каждая единица решающая. Как ни странно, подсказку получил от харна. Он потребовал повысить урон…
     — Хорошо, — прошептал я.
     Две скрижали вложил в «прыжок», тем самым подняв умение до потолка. И остальное отправилось в «укус». Вдогонку, закинул оставшиеся «камешки» в интуицию, не хватило буквально одной до потолка.
     Все… Больше я ничего сделать не могу…
     Мгновением позже, когда из зева тоннеля выскочило то, что нас преследовало, мне на ум пришла предательская мысль… Похоже все наши приготовления были напрасны…

Глава 18


     Глава 18
     Все это время нас преследовал один из самых опасных монстров подземелий — шипохвост. Не очень крупный, но очень быстрый ящер, чем-то похожий на южного варана, которого я видел на ярмарке в Орхусе. Правда, шипохвост раза в три больше.
     Быстро перебирая когтистыми лапами, он выскочил из тоннеля и остановился, подняв вытянутую башку вверх. Из зубастой пасти непрерывно выскальзывал длинный раздвоенный на кончике язык.
     Кстати, тот варан с ярмарки делал тоже самое. Его хозяин потом нам объяснил, что ящер таким образом пробовал воздух на вкус.
     Временная заминка дала мне время получше рассмотреть нашего противника. Гибкое чешуйчатое тело, мощные когтистые лапы, длинный хвост с коротким шипом на конце. Окрас такой же, как у моего харна. Его одиннадцатый уровень мог стать нашим приговором. Правда Обжора моего пессимизма не разделял. Наоборот, был готов урвать из тела твари кусок побольше.
     Звери обменялись угрожающими «приветствиями». Харн коротко предупреждающе рыкнул — ящер ответил громким шипением.
     Как только подумал, чего можно ожидать от твари, тут же получил расплывчатый ответ от харна. Мой питомец, оказывается косвенно уже имел дело с сородичами ящера. Их излюбленная тактика — молниеносные укусы и удары шипастым хвостом.
     В общем, настрой Обжоры обнадеживал, ровно до того момента, как шипохвост неожиданно растворился в воздухе… И секунду спустя появился прямо за спиной моего питомца. О боги! Он еще и магию использует!
     Несмотря на подлый фокус противника, харн среагировал вовремя. Хлесткий удар шипованного хвоста со свистом разрезал лишь воздух. Кот грациозно ушел вправо, а я вдруг очень захотел шарахнуть ящера «тараном». Вернее — это была подсказка Обжоры.
     Но, увы, в силу своей ущербности, я среагировал слишком поздно. Заклинание ударило в пустоту. Шипохвост уже атаковал моего зверя, с другой стороны. Прыткая тварь!
     Два бронированных хищных тела сомкнулись в один яростно шипяще-рычащий клубок. Я, не дыша стоял в нескольких шагах от сражающихся и проклинал себя за промах и беспомощность…
     Двадцать секунд перезарядки заклинания тянулись целую вечность. Я чувствовал, что мой харн слабеет. Мощные когти и челюсти врага уже несколько раз пробили его шкуру. Обжору спасало то, что все удары пришлись вскользь, не нанося максимального урона. Но он слабел. Казалось, я ощущал это своей кожей. Еще несколько мгновений и шипохвост покончит с моим защитником. А потом примется за меня…
     Когда перезарядился «таран», сражающиеся звери находились как раз в нескольких шагах от обрыва… Пропасть наше спасение!
     Как только я был готов магичить, пришел сигнал от харна…
     — В этот раз я тебя не подведу! — воскликнул я.
     Заклинание сбило шипохвоста с ног и протащило по камням на несколько шагов вперед. Урона не нанес, но сумел оглушить. Больно прикусив губу от досады, я бессильно смотрел, как тело ящера замирает буквально в шаге от обрыва…
     Харн, не теряя времени подскочил к твари и вонзил клыки в чешуйчатый загривок. Увы, броня ящера поглотила почти весь урон. Но коту на это было плевать — он из последних сил рванул врага на край уступа… Мгновение и все еще обездвиженная тушка шипохвоста полетела в пропасть…
     Внезапно все звуки исчезли и нас снова накрыла привычная тишина…
     Сперва даже не поверил, что все закончилось, настолько скоротечной получилась наша схватка… Харн постояв еще немного у края пропасти, повернулся и бодрым шагом потрусил ко мне…
     — Ну, ты, брат даешь! — не удержался я от похвалы и обнял за шею моего спасителя.
     Тот лизнул мое лицо и довольно заурчал.
     А спустя секунду начали приходить сообщения о победе. Видимо, шипохвост не пережил падения.
     Я быстро открыл данные по Обжоре. И с облегчением выдохнул… Источник жизни, изрядно просевший во время боя, довольно шустро восстанавливался. Регенерация работала, как часы. Проверяя показатели энергии не сразу понял, что вижу не два, а уже три источника. Закрыв глаза, потер лицо руками. Видимо, сказываются последствия стресса. Перед глазами все троится.
     Повторная проверка показала, что с моими глазами все в порядке. Просто у моего питомца появился магический источник! Мазнул взглядом по названиям и с замиранием сердца обнаружил «интеллект» с двойкой напротив…
     Объем источника маны харна был почти в два раза меньше моего. Всего семьдесят единиц, из которых пять десятков приходилось на его природные особенности. Но это не важно… Мой Обжора теперь тоже магическое существо! Жаль только нет соответствующих заклинаний или умений… Но это дело наживное…
     Кроме того, за этот бой харн получил восемь сотен опыта. Сила, здоровье, ловкость, выносливость и скорость выросли на два. По одной единице упало в «укус» и «удар лапой».
     Просматривая сообщения боя, был приятно удивлен. На фоне одиннадцати уровневого ящера, мой кот сражался достойно. Еще одно доказательство того, что высокий уровень без прокаченных характеристик всего лишь циферка над головой.
     Несмотря на куцые показатели интуиции, харну удалось даже критануть пару раз. В данный момент я по-настоящему гордился моим защитником и единственным другом. Другом, который никогда не предаст.
     Расчувствовавшись, я снова обнял бронированную шею Обжоры… Тот, как никто другой понимая, что твориться у меня в душе, успокаивающе заурчал… В это мгновение мне верилось, что все будет хорошо, и что я обязательно вернусь домой…
     Успокоившись, я отпустил, наконец, зверя и устало присел на землю. Теперь пора разобраться с моими сообщениями. Откровенно говоря, на шикарные трофеи особо не рассчитывал. Скажу больше, я вообще не ждал награды. Откуда ей быть при нулевом уроне? Всю работу сделал Обжора, ему и лавры пожинать. Оповещений было немного. А если быть точным всего одно…
     — Внимание! Высшие Силы благоволят вам! Вы повторили подвиг Хитрой Лили! Вы одержали победу над магическим существом с уровнем, превышающим ваш на 10, не нанеся ни одной единицы урона!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (1000 шт)
     — Золотая скрижаль Интеллекта (1шт).
     — Золотая скрижаль «Прыжок Шипохвоста» (1 шт)
     Прыжок шипохвоста… Прыжок шипохвоста… Судорожно открываю описание этой скрижали.
     — Золотая скрижаль «Прыжок Шипохвоста».
     — Уровень: 1.
     — Категория: Активное умение.
     — Эффект: + 3 к текущему прогрессу умения «Прыжок Шипохвоста».
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     — Прыжок Шипохвоста.
     — Уровень: 0. (0/20)
     — Тип: Магическое умение.
     — Вид: Редкое
     — Описание:
     — Шипохвост при помощи магии, мгновенно перемещается за спину противника.
     — Эффект:
     — Мгновенное перемещение за спину противнику.
     — Минимальные требования:
     — Интеллект — 5.
     — Расходует 60 маны.
     — Примечание:
     — Время на перезарядку 10 сек.
     — Дальность 5 м.
     Видимо подвиг не дотянул до радужной, раз дали золотую. Но это мелочи… Скрижаль с магическим умением у меня с руками и ногами оторвут. Плюс две золотых на «интеллект». Этого точно хватит, чтобы отдать долги и выкупить родительский дом.
     Тяжело вздохнув, я взглянул на Обжору. Но до поверхности нужно еще добраться… И это, несомненно полезное умение здорово повышает наши шансы на выживание. О чем тут еще думать?
     Отогнав все сомнения, достал все золотые скрижали из котомки.
     — Видел, как та ящерица умела прыгать? — спросил я у внимательно рассматривающего меня Обжоры.
     — Хрн, — услышал я утвердительный ответ.
     — Теперь ты сможешь также, — сказал я, активируя скрижали.
     ***
     Идут четвертые сутки с момента победы над шипохвостом. Позавчера стрелка, наконец, вывела нас к долгожданной метке. Такая же мозаика из белого мрамора… Такие же рыболовные крючки… Я уж было обрадовался, но метка, к моему глубокому разочарованию, получив свою порцию моей крови, снабдила нас новой «провожатой» и наше путешествие продолжилось…
     — Вы просушили Серый мох.
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (3 шт).
     — Глиняная скрижаль «Травничество».
     — Глиняная скрижаль Разума
     Сообщения о просушке мха преследуют меня на протяжении нескольких дней. Это, кажется, уже последнее. Сто десятое. Непонятно почему они так задержались, да еще приходили с таким разбросом во времени. Хотя, у меня было одно предположение. Видимо на поверхности шли дожди. А так, как в потолке той пещеры были трещины, влага просочилась внутрь, чем и приостановила процесс просушки мха. Откровенно говоря, я уже и думать о нем забыл. Но Великая Система ничего не упускает из виду…
     Первые сообщения напомнили мне о Кроше и Весельчаке… В тот день я был сам не свой… Но потом отпустило…
     Проклятая стрелка тащила нас все ниже и ниже. Помнится скауты описывали каменные сады четвертого уровня. Так вот их мы оставили позади еще вчера. По всему выходило, что мы с харном где-то на пятом или шестом уровне подземелий…
     Чем ниже мы спускались — тем опаснее становились местные обитатели. Приходилось много прятаться, иногда убегать… Но иногда удавалось и поохотиться. На нашем счету было: две виперы, три крылана, один хладун и один звероцвет, стеблями которого я уже питаюсь вторые сутки. Абсолютно безвкусная мясистая штуковина, но довольно сытная.
     считая эсок, добыто четырнадцать «серебрушек». За которые у нас с Обжорой идут нешуточные баталии. Я давлю на увеличение источников, он — настаивает на уроне. В итоге договорились поднять до потолка здоровье, а остальное, что добудем вкладывать в урон.
     Обжора к стеблям звероцвета равнодушен. Ему мясо подавай. Особенно змеиное. Кажется, это его любимое блюдо. Но, увы, виперы нам попадались очень редко, а вонючее мясо хладунов и крыланов есть было невозможно.
     Так что, когда к концу четвертого дня стрелка вывела нас к небольшому озерцу мы, кажется одновременно облизнулись. Мясо протоптеров или любой другой рыбы было бы очень кстати.
     Этот день чуть было не закончился катастрофой… Обжора едва не погиб.
     Ничего не предвещало беды. Харн привычно выдал вердикт о том, что угрозы нет и потрусил к берегу. Я следовал за ним в шагах пяти. Уже приготовил флягу. И тут из воды, прямо на харна, выбросилось нечто стремительное крупное змееподобное. Я успел разглядеть только блестящие бурые бока и башку напоминающую голову сома.
     — Внимание! На вашего питомца напал Искристый угорь (17).
     Обжора спокойно, даже играючи ушел с линии атаки, как вдруг тварь стрельнула в него чем-то бледно-голубым. Спустя миг я понял, что это была молния.
     Харн рухнул, как подкошенный. Его тело била мелкая дрожь. Из зубастой пасти вывалился язык. Не обращая внимание на поток сообщений, рухнувших на меня в одночасье, я швырнул в медленно ползущую к моему другу тварь «таран». Та, не издав ни звука мокрым бурым комком отлетела в воду и уже больше не показывалась.
     В мгновение ока, я оказался рядом с питомцем. И тут же с облегчением выдохнул. Молния не нанесла урон коту, но оставила после себя неприятный двадцатисекундный эффект оцепенения…
     Когда Обжора очухался и смог здраво соображать, мы пришли к обоюдному соглашению — этого гада надо прибить.
     Доводов в пользу этого решения было несколько. Для начала — это еда. Мы здорово проголодались. Съедобно ли мясо этой твари или нет — неизвестно. Харну такие еще не встречались… Но, откровенно говоря, это неважно… Монстр будет мешать нам рыбачить.
     Следующий довод — трофеи. Угорь был явно магическим существом. С очень интересным умением или заклинанием. Нам бы такое очень пригодилось. Правда было одно весомое «но» — семнадцатый уровень твари.
     Обнадеживало то, что весь урон моего «тарана» прошел без каких-либо преград. Значит речной хищник не имеет никакой защиты. И если до его тушки дорвется Обжора с его значительно подросшим уроном — у нас есть все шансы на победу.
     Прежде чем предпринимать какие-либо активные действия, мы решили понаблюдать немного за берегом. По сути, беззащитная тварь, пусть и с очень эффективным умением, каким-то образом доросла до семнадцатого уровня. Это настораживало. Видимо были и другие сюрпризы.
     На противоположной стене, в трех метрах от земли харн обнаружил неприметный уступ. Он и стал нашим наблюдательным постом.
     Я приготовился к долгому и напряженному ожиданию, но к моему удивлению, не прошло и часа, как нам довелось наблюдать первую охоту угря.
     Как и предполагалось, не обошлось без сюрпризов.
     Первой добычей озерного хищника стал хладун. Жабоподобная тварь, придя на водопой, очень долго не решалась приблизиться к воде. Всегда осторожный и скрытный, бьющий исподтишка падальщик, устроил лежку за большим булыжником, в десяти метрах от берега.
     Жаль с уступа не видно, что творится в воде. Руку даю на отсечение, угорь уже знал о появлении новой жертвы.
     Хладун, тем временем, уверившись в собственной безопасности, наконец, решил действовать. Осторожными корявыми прыжками он приблизился к кромке. Угорь, как и в случае с харном выбросился на берег, и тут же использовал свое умение.
     Бедняга хладун, видимо даже не успел испугаться. Двадцатисекундного оцепенения с головой хватило озерному монстру, чтобы подобраться к добыче. И вот тут-то мы и увидели то, что могло произойти с харном, не вмешайся я так вовремя.
     Здоровенная полурыба, полузмея без малейшего усилия сомкнула свою широкую пасть на голове хладуна. Та лопнула словно спелый помидор…
     Я с расширенными от ужаса глазами смотрел, как исчезает в толще воды безжизненное тело падальщика и понимал, что никакая броня харна не спасет его от этого укуса. Теперь понятно, каким образом твари удалось выжить без защиты. И не просто выжить… А вольготно существовать. При этом отлично питаясь. Молния плюс укус с запредельным уроном, уничтожающим мозг жертвы — вот и разгадка.
     Я чувствовал эмоции Обжоры. Он был впечатлен не меньше моего.
     — Знаешь, дружище, — прошептал я. — Если этот гад не брезгует даже хладунами, мне бы не хотелось пробовать его мясо на вкус. И кроме того, думаю в этой луже с таким проглотом, рыбы уже давно нет… Единственная ценность — это его магическое умение. Но я тебе так скажу… Ни одно умение не стоит откушенной головы…
     Обжора был со мной полностью согласен.
     — Предлагаю, отоспаться тут пока не спадет эффект «логова» и двигать дальше. Оставим эту рыбину в покое. Целее будем.
     За пять часов я неплохо отдохнул. Даже успел немного поспать. До окончания эффекта «логова» оставались считанные минуты. Мы уже собирались покинуть это место, как вдруг на шее и спине харна все чешуйки встали дыбом. Такое происходило только при появлении чего-то и кого-то очень опасного.
     — Большой! Злой! Сильный! — получил я короткое описание нежданного гостя.
     Мы, не дыша замерли на уступе. Причем харн слегка прикрыл меня своим телом. Получалось, благодаря его характерному окрасу, для постороннего наблюдателя, наша позиция сливалась со стеной.
     Спустя секунду, абсолютно не заботясь о своей безопасности, тяжело бухая толстенными лапами, на берег вышел камнешкурый вепряк двадцать пятого уровня… Вот это зверюга! Раза в три больше Обжоры. Тело напоминает медвежье. Морда сморщенная, с двумя серповидными клыками. Вдоль хребта тянется крупный костяной гребень. Судя по названию, его серая безволосая кожа должна быть необычайной прочности.
     Рядом с кровавым пятном, единственным напоминанием о погибшем хладуне, вепряк остановился. Шумно принюхался. Затем небрежно мотнул головой и продолжил путь к воде. Судя по еле заметным шевелениям на водной глади — его уже ждали. Неужели угорь рассчитывает на победу? Эта бронированная туша растопчет беззащитную рыбину и даже не поморщится.
     С замиранием сердца мы с харном ждали, что будет дальше.
     Видимо, вепряк тоже заметил шевеление в воде. Вон как уши навострил, но скорость не убавил. Идет себе вразвалочку. Похоже привык полагаться на силу и крепкую шкуру.
     Еще два шага и вепряк окажется в зоне атаки угря…
     Змееподобная рыбина все-таки атаковала! Хотя я до последнего думал, что она этого не сделает… Сделала… Выходит ее инстинкт максимально заточен на атаку. При чем не важно какого размера будет добыча…
     Вепряк, получив по лбу бледно-голубой молнией, рухнул на землю нелепо растопырив толстые лапы. Угорь, разинув зубастую пасть впился в бронированную макушку здоровяка. Сперва я думал, что «нашла коса на камень». Но не тут-то было, мерзкий костяной хруст услышали даже мы. Я ошеломленно разинул рот… Это какой же урон у этой твари!
     Увы, но до окончательной победы, двадцати секунд, угрю все-таки не хватило. Вепряк пришел в себя и тут же рефлекторно мотнул мощной башкой, насадив бурое слизкое тело на один из клыков-бивней. Но сделал только хуже. Угорь, получив смертельную рану, еще сильнее сжал мощные челюсти…
     Неожиданно в мой мозг ворвалось желание поскорее оказаться внизу и долбануть по этому полуживому клубку тел, «тараном». Я взглянул в глаза харну — эти мысли явно не мои… Хотел было, послать его куда подальше… Но вдруг осекся… До меня, наконец, дошло…
     — Точно! — воскликнул я, дрожащим голосом и тут же прикрыл ладонью рот.
     Харн не обращая внимание на мои возгласы, уже торопился к застывшим тварям. На ходу «давая мне советы» куда и с какого расстояния лучше ударить заклинанием.
     Когда я подбежал к месту схватки, монстры были еще живы. Жабры рыбы и брюхо зверя еле заметно шевелились. А кровищи сколько натекло! Зрелище не для слабонервных… Из деформированной башки вепряка сочилось что-то серовато-красное. Правый глаз вытек, а из левой глазницы торчал осколок кости. Скользкое влажное тело угря, насаженное на бивень, безжизненно обмякло. Из развороченного брюха вывалилась требуха. Среди кишок угадывались очертания тушки хладуна, убитого несколькими часами ранее. До сих пор не могу понять — зачем угорь напал? Он ведь только что пожрал… Видимо, инстинкт хищника, заложенный в него Великой Системой, диктует свои условия.
     Недолго думая, активировал «таран», отбросивший монстров на несколько шагов. Бил так, как подсказывал мне харн — почти вплотную, прямо в головы тварей. Удалось критануть. По угрю урон прошел, как надо, а защита вепряка, хоть и здорово покореженная, пропустила всего лишь четыре единицы. Но и этого было достаточно… Добиванием занялся Обжора.
     Сделал он это как раз вовремя. Из темноты туннеля откуда явился вепряк слышалось шуршание, скрежет и нетерпеливые повизгивания. На запах свежей крови сюда торопилась стая крысюков.
     Пора уходить…
     Сообщения о трофеях уже получал на бегу и не читая смахивал их в закладки. Стая падальщиков, почуявших добычу — это серьезно. Вряд ли они будут преследовать нас, имея под носом такую гору мяса, скорее могут принять за конкурентов.
     Чем дальше мы уходили от озера, тем тише становилось вокруг. Стая, как и ожидалось за нами не последовала. Видимо, осталась пировать на берегу.
     Часов через пять стрелка вывела нас в гигантскую пещеру с множеством нор пещерных червей на стенах. Это место напомнило мне логово самки живоглота, где меня бросили на произвол судьбы бравые скауты Скоркса.
     Харн выбрал одну из нор на втором ярусе, где мы и устроились на ночлег. Наскоро перекусив мясистым стеблем звероцвета, я весь сгорая от нетерпения открыл, наконец, заветные сообщения.
     — Вы убили Искристого угря (17).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (3400 шт).
     — Золотая скрижаль Интеллекта.
     — Серебряная скрижаль (5 шт).
     — Вы убили Камнешкурого вепряка (25).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (5000 шт).
     — Серебряная скрижаль (10 шт).
     — Внимание! Высшие Силы заметили вас! Вы повторили легендарный подвиг Магистра Эспена! Вы победили магическое существо с уровнем, превышающим ваш на 15, нанеся минимальный урон заклинанием!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (3000 шт)
     — Радужная скрижаль «Искристый угорь» (1 шт).
     Прочитав последнее сообщение, я, закрыв глаза медленно откинулся на горячий бок спящего Обжоры.
     Да! Есть! Еще одна!
     Внутренне ликуя, дрожащими руками дотаю из котомки перламутровую пластинку. На реверсе объемное изображение атакующего искристого угря.
     — Радужная скрижаль «Искристый угорь».
     — Эффект:
     — Открывает 1 характеристику Искристого угря на выбор.
     — Открывает 1 навык или умение Искристого угря на выбор.
     — Открывает 1 заклинание Искристого угря на выбор.
     -+10 к любой характеристике/навыку/профессии/заклинанию.
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     Пропустив характеристики и навыки, с замиранием сердца открываю «заклинания».
     — Цепная молния Искристого угря.
     — Уровень: 0. (0/20)
     — Тип: Заклинание.
     — Вид: Эпическое
     — Описание:
     — Искристый угорь при помощи магии, выпускает электрический разряд, который игнорирует любую физическую и магическую защиту цели, обездвиживая ее на некоторое время. После чего перебрасывается на другую цель. Заклинание не наносит урон.
     — Эффект:
     — Обездвиживает противника и его рядом стоящего союзника на 15 секунд.
     — Минимальные требования:
     — Интеллект — 7.
     — Расходует 80 маны.
     — Примечание:
     — Время на перезарядку 2 минуты.
     — Дальность 5 м.
     — Радиус поражения рядом стоящего союзника 1 м.
     — Количество союзников: 1.

Глава 19


     Глава 19
     Просмотрев навыки и умения угря, разочарованно закрыл описание. Анатомическая несовместимость по всем позициям. Жаль…
     Из магических характеристик, кроме «интеллекта» можно было открыть «мудрость». Она отвечала за скорость регенерации маны. Но вкладывать в нее сразу десять единиц не решился. В итоге остановился на «здоровье» — пора увеличивать объем источника жизни.
     — Внимание! Вы открыли характеристику «Здоровье».
     — Внимание! Ваш источник жизни увеличен до 110 единиц.
     Вот, собственно, и все. Теперь разберемся с Обжорой. Тот за убийство угря и вепряка получил шесть тысяч опыта, и всего по единице в силу и выносливость.
     В который раз убеждаюсь в своей уникальности. Определенно мой ноль дает колоссальное преимущество перед другими существами при получении трофеев. Кроме того, постоянно копаясь в характеристиках харна, как-то упустил из виду свои собственные. По сути, чего там смотреть-то? Данных мало — раз, два и обчёлся… Когда увеличивал источник жизни, заглянул снова — все те же куцые показатели за счет артефактов… Плюс по десяточке в «интеллекте» и «здоровье»… Но потом краем глаза зацепился за одно несоответствие, и когда понял, что вижу не поверил своим глазам. Как я раньше это не замечал?! Ни у «интеллекта», ни у «здоровья» не было потолка! Снова проделки зловредного Бага? Или это Великая Система, сжалившись над несчастным калекой и уродцем, решила одарить его своей милостью? Так или иначе, проклятие или благословение, — в моем положении — такой расклад идеальная возможность выжить… Правда, есть один жирный минус — радужные скрижали просто так на дороге не валяются…
     Каким-то чудесным способом, крепко спящий до этого харн, почуяв, что сейчас ему начнут распределять серебряные скрижали, проснулся и завел старую песню про увеличение урона.
     В этот раз, получилось «и вашим, и нашим». Пятнадцати скрижалей хватило на то, чтобы «добить» до потолка и «укус» и «удар лапой». А оставшиеся четыре я вложил в «выносливость».
     Обжора благодарно лизнул меня в щеку и снова закрыл глаза. Пора и мне передохнуть. Перед тем как лечь спать, внимательно осмотрел моего питомца на предмет травм или царапин. Ничего не обнаружив, облегченно выдохнул. А он, кстати, подрос… Стал шире в плечах. Когти и клыки слегка увеличились и поменяли цвет. Скрижали меняют моего харна, делают его сильнее и опаснее. Примостившись рядом с теплым бронированным боком, улыбаясь закрыл глаза — то ли еще будет!
     ***
     В течение следующего дня загадочные метки попадались еще три раза. Это указывало только на одно — мы уже близко.
     За это время удалось добыть только один звероцвет. Так что харну пришлось перейти на растительную диету. Я буквально всем своим естеством ощущал его недовольство…
     А в середине второго дня, голод был забыт — стрелка привела нас в небольшую пещеру и бесследно растворилась. Мы оказались в тупике!
     Это было настолько неожиданно, что я даже не успел испугаться… А когда понял, что произошло разочарованно выдохнул и сел на землю.
     — И это всё?! — в порыве злости, воскликнул я, обращаясь к невидимым силам. — Столько дней пути и все коту под хвост?!
     — Хрн, — тут же отозвался Обжора.
     — Прости, дружок… — не открывая глаз, извинился я. — Это не о тебе…
     — Хрн, — повторил кот, но уже с нажимом.
     — Я же уже сказал, что…
     — Хрн! — требовательным рыком перебил меня Обжора.
     Я поднял голову и замер… Мой питомец стоял у дальней стены пещеры, а за его спиной проявились очертания громадной каменной двери…
     Весь мой гнев, мгновенно улетучился. Даже не заметил, как очутился рядом с дверью. Хм… Вблизи это скорее ворота… И как я сразу-то не заметил эту громадину?! Руку даю на отсечение — когда вошли в пещеру дверей не было! Как пить дать без волшбы не обошлось…
     Под искусно выбитым из камня кольцом, вместо замочной скважины, увидел небольшое углубление, внутри которого угадывались знакомые линии — два рыболовных крючка.
     Привычно протягиваю руку. Знак не подвел — принял «кровавую дань» и спустя мгновение сообщил о положительном анализе.
     Как только это произошло, дверь нехотя засветилась тускло-голубым светом, заставив меня отшатнуться от неожиданности.
     Первый испуг прошел, и я снова приблизился к сияющей арке. Каменные створки, будто растворились… Стали прозрачными… Я осторожно протянул вперед правую руку и попытался прикоснуться к прозрачной поверхности. Но пальцы, не почувствовав преграды прошли сквозь эфемерные створки, словно сквозь дым…
     Я взглянул на харна. На удивление, кот был абсолютно спокоен, даже слегка нетерпелив.
     — Что скажешь? — спросил я. — Идем дальше?
     — Хрн, — утвердительно ответил Обжора.
     — Тогда вперед! — твердо сказал я и сделал первый шаг.
     Как только мы оказались за дверью, тускло-голубое сияние исчезло и дверные створки снова стали каменными. Вздрогнув от неожиданности, сделал шаг к двери. Но когда увидел выемку со знаком, облегченно выдохнул. Значит, если что — выйти всегда сможем.
     Оставив дверь в покое, обернулся. За волшебной дверью был довольно широкий и высокий коридор. Явно рукотворный. Примерно, каждые три метра на стенах были видны каменные крюки для факелов или фонарей. Правда, ни тех, ни других видно не было. Да и самих крюков, угадывались лишь очертания. Все обросло пресловутым светящимся мхом. Мда… Судя по слою пыли на полу и отсутствии каких-либо следов — это место уже давно никто не посещал. Кстати, харн тут же подтвердил мою догадку. Его звериное чутье сигнализировало мне, что все чисто… Осторожно ступая мы двинулись вперед…
     Судя по ощущениям, извилистый коридор плавно вел нас вниз. Я насчитал триста пятьдесят шагов, прежде чем он закончился. То, что я увидел в конце тоннеля — заставило учащенно биться мое сердце.
     Мы стояли на широком уступе, на вершине гигантской скалы, а под нами… Хм… первая ассоциация, которая всплыла из моей памяти — стеклянный снежный шар. Популярная детская игрушка в Орхусе. Стеклянная сфера, наполненная водой, на дне которой находится фигурка какого-нибудь животного, домика или корабля. Встряхнув такой шар, можно было активировать вьюгу из искристых снежинок…
     Складывалось такое впечатление, будто я попал в такую же игрушку. Только сферой была исполинских размеров пещера, на дне которой располагался небольшой поселок или скорее даже городок. Судя по отсутствию огней в окнах домов и дыма в печных трубах — праздником в этой «игрушке» и не пахнет…
     — Мда… — пораженно прошептал я. — И Скоркс и друг Кроша ошибались… Это явно больше, чем храм Древних.
     С трудом оторвавшись от грандиозного зрелища, взглянул на Обжору.
     — Ну, что, брат? Спускаемся?
     — Хрн, — утвердительно ответил кот и двинулся в сторону правой стены. Там на пологом склоне был виден следующий уступ, а за ним еще один, но только пониже, и за тем еще один и еще… Этакие гигантские природные ступени…
     По моим ощущениям спуск занял не больше часа… Тем более, что на середине пути уступы сменились настоящими каменными ступенями, выбитыми прямо в скале. Боюсь даже представить, сколько усилий потребовалось неведомым мастерам, чтобы создать такое…
     Прямо от лестницы в сторону города вела широкая, мощенная булыжниками дорога. Она, словно громадная каменная змея виляла между острыми скальными наростами. Сделав шагов двести, я понял, что это никакие не наросты, а гигантские сталактиты некогда рухнувшие с далекого потолка пещеры. Как раз один такой, лежал сейчас прямо посреди дороги.
     Ощущение постороннего взгляда появилось, когда мы проходили сквозь распахнутые настежь городские ворота. К слову, как сами ворота, так и все здания уже давно обросли вездесущим зеленым мхом. Видимо, местные жители, кем бы они ни были уже очень давно покинули эти места. Если бы не назойливый взгляд, этот город с уверенностью можно было назвать мертвым.
     Судя по ощущениям харна, невидимый наблюдатель агрессии не проявлял, вел себя робко и осторожно. Но несмотря на это, Обжора был готов в любой момент отразить атаку.
     Так в сопровождении загадочного местного жителя, наверняка какого-нибудь мелкого зверька, мы и двинулись вглубь городка. Шагать по мертвым пустынным улицам, среди ветхих домов призраков было жутко и неприятно. Если бы не харн — ни за что бы не сунулся сюда.
     Местная архитектура заметно отличалась от орхуской. Складывалось впечатление будто все дома здесь были когда-то огромными цельными камнями, а двери, окна и жилые помещения были вырублены в них теми же мастерами, которые создали лестницу у скалы.
     В дома заходить не решался. Лишь иногда осторожно заглядывал в окна. То, что видел внутри — нравилось мало. Везде пыль и запустение. Ни мебели, ни посуды, ни вещей… Пустота… Хотя, кто ищет, тот всегда найдет… Может, что-нибудь и попадется полезное…
     Постепенно довольно широкая улица вывела нас к центральной площади городка. Увы, но все здания здесь были разрушены сталактитами. Любопытно, почему местные жители не побоялись построить город в таком опасном месте? Или же у них был козырь в рукаве, навроде какой-нибудь защитной магии?
     Поскитавшись немного по пустым улицам и не обнаружив ничего кроме, тлена, пыли и каменных осколков, пришли к выводу, что пора искать место для ночлега. Вот отдохнем и завтра приступим к более тщательному осмотру. Может удастся найти что-нибудь ценное… Не зря же мы сюда так долго шли, рискуя жизнями на каждом шагу.
     Заночевать решили во внутреннем дворе двухэтажного средних размеров дома, что стоял недалеко от центральной площади. Сам дом и толстые каменные стены вокруг двора, чем-то напоминали маленькую крепость. Собственно, как и все дома ближе к центру. Видать тут обитали более зажиточные горожане. Главным же аргументом при выборе места для ночлега стал маленький природный родник в центре двора, чудом не пересохший, как в домах соседей.
     В здание решили не соваться. На вид оно еще крепкое, но кто знает… Лучше не рисковать…
     Активировав логово, мы перекусили стеблями звероцвета, напились из родника и со спокойной совестью завалились спать…
     Но, увы, выспаться не получилось… Над городом пронесся жуткий пробирающий до мозга кости вой…
     Странное дело… Услышь я этот вой в мои первые дни пребывания в подземельях — как пить дать обделался бы. Но сейчас, к новой угрозе отнесся более или менее спокойно… Вернее не так… Я был взволнован, но волнение это было немного необычным… Это было сродни предвкушению… Некоему охотничьему азарту… Хотя думается мне главная причина — это мой бронированный питомец. Слишком сильной стала наша духовная связь. Иногда уже и не пойму, где чьи мысли или чувства.
     — Что думаешь? — прошептал я, на ухо харну, когда мы подобрались к небольшой дыре в заборе. Дом, приютивший нас, стоял на возвышении, поэтому отсюда хорошо была видна центральная площадь и две близлежащие улицы.
     — Один. Странный, — пришел ответ от харна.
     — Странный? — удивился я.
     То, что этот кто-то громко воющий один — это очень обнадеживает, а вот то, что он «странный» — не очень…
     На вопросы о силе, быстроте и магии существа — Обжора твердил один и тот же ответ.
     — Ну, пусть будет странным, — смирился я и принялся наблюдать.
     В это мгновение мы снова ощутили посторонний взгляд. Я даже попытался резко обернуться, настолько назойливым он мне показался. Но, увы, никого так и не разглядел…
     А потом стало не до того… Харн сообщил, что «странный» воющий незнакомец встал на наш след. Бежать смысла не было, по крайнее мере не с моей скоростью. Решили дать бой. Тем более, что у нас теперь есть чем удивить непрошенного гостя… Который, кстати, не заставил себя долго ждать.
     На середину площади, где мы прошли буквально несколько часов, назад выскочило угольно-черное размытое пятно. Было оно размером с крупного пса, а если быть точным — крупного волка…
     Точно! Это же волк! Только какой-то действительно странный, непохожий на местных обитателей. Мощное мускулистое тело, покрытое черной густой шерстью, казалось, вибрировало. Когда тварь припала удлинённой мордой к земле, я понял, что это вовсе не вибрация. От тела явно магического зверя исходил черный пар или скорее дым…
     Секунда и монстр поднял башку. Его светящиеся красные глаза уставились прямо в нашу сторону. Он понял, где мы прячемся…
     Взвыв от нетерпения, волк черным сгустком рванул в нашу сторону. Когда до твари оставалось шагов десять, мне удалось разглядеть с кем мы имеем дело. Дымчатый волколак. Десятый уровень. Ну, бывало, и похуже.
     Харн бронированной молнией выскочил из прорехи в заборе и замер прикрывая меня спиной. Волколак увидев, наконец, свою добычу повел себя совершенно неосторожно. Счастливо взвыв, он ускорился.
     Когда тварь оказалась на достаточном расстоянии, я жахнул по ней «тараном».
     — Вы атаковали Дымчатый волколак (10)!
     — Вы нанесли урон 9!
     Тварь уже находилась в прыжке, когда заклинание настигло ее. Отлетев на несколько метров, дымящееся черное тело замерло на месте. Обжора был уже тут как тут. Длинный прыжок и чешуйчатое тело кота приземляется сверху на замершего противника. Это самый страшный удар моего питомца, а если еще и с критом… Есть шанс прибить врага с одного такого прыжка.
     Отлично! Критический удар прошел! Но волколак не сдох сразу. Его здорово просевший источник жизни, тут же стал быстро восполнятся… Я уже видел такое… Раны Лютого зарастали так же быстро.
     Но харна такой расклад похоже не особо смутил. Он рвал и кромсал обездвиженного монстра, нанося чудовищный урон. Даже самая продвинутая регенерация не способна справиться с таким.
     Я выскочил из-за забора, как раз в тот момент, когда десятая секунда «тарана» была на исходе. Застыв в положенных пяти метрах, ударил тварь молнией. Всё. Я пуст. Бегу назад. Подарил харну еще пятнадцать секунд преимущества… До забора добежать не успел… Сообщение о победе нагнало меня на полпути.
     — Вы убили Дымчатого волколака (10).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Жетон Охотника на чудовищ (10 шт).
     — Малый призрачный кристалл (2 шт).
     Не понял?! А где скрижали? Где эски?! Толком повозмущаться не успел, за спиной я услышал хриплый спокойный голос:
     — Браво, юноша! Очень эффективная тактика!
     Я резко обернулся. В нескольких шагах от медленно растворяющегося в воздухе тела волколака, я увидел странного человека. Невысокого роста. Подтянутый, гибкий. Одет, как скаут, но более элегантно что ли… Главной же странностью незнакомца были его лисьи уши, хвост и желтые звериные глаза с черными вертикальными зрачками.
     Харн, в мгновение ока переместился за спину незнакомца и нанес молниеносный удар лапой. Но урон не прошел. Лапа провалилась сквозь тело, будто сквозь дым. Прямо в как в случае с дверью…
     — Прыткая, киса, — усмехнулся незнакомец, глядя на удивленную морду Обжоры.
     Затем он взглянул на меня и сказал:
     — Молодой человек, будьте добры, отзовите своего питомца. Во-первых, я не причиню вам вреда, а во-вторых, вашему питомцу все равно не удастся меня ранить…
     — К-к-то вы? — заикаясь спросил я.
     — О! — всплеснул руками-лапами, незнакомец. — Где мои манеры?! Позвольте представиться, Хитр Рыжехвост — лисолюд. Местный хранитель.
     Он изобразил легкий поклон и спросил:
     — С кем имею честь?
     — Кхм… — замялся я. — Эрик Бергман — человек.
     — Очень приятно, — снова поклонился лисолюд. — Я бы предложил вам обменяться рукопожатиями, как у вас принято, но, увы, это невозможно…
     — Почему?
     — Потому, что я являюсь слепком ауры моего физического тела, которое, увы, много веков назад покинуло этот мир. Проще сказать, я — призрак…
     — Вот оно, что…
     — Но вы не должны меня бояться. Хотя, о лисолюдах вы наверняка наслышаны.
     — Да, — кивнул я, смущенно опуская глаза.
     — Неужели все так плохо? — видя мое выражение лица, искренне удивился Хитр Рыжехвост.
     — Лестного мало, — ответил я. — Вас считают опаснейшими существами, населяющих Темный континент…
     — Темный континент? — удивился лисолюд. — Никогда не слышал. Моей родиной является Изумрудный лес, что в Янтарных землях.
     — Хм… Мне это название не знакомо.
     — Как это? — поразился Хитр. — О Янтарных землях, что лежат за Лиловым океаном знают все!
     — Вы сказали Лиловый океан? — внезапно до меня дошло.
     — Верно, — кивнул он.
     — Нас учили в школе, что Лиловым океан называли много веков назад…
     — И как же его называют сейчас? — нахмурился лисолюд.
     — Мертвым…
     Хитр удрученно замолчал.
     — Выходит, — продолжил я. — Мы с вами говорили об одних и тех же землях…
     — Янтарные земли превратились…
     — В Темный континент… — закончил я фразу за него.
     — Но почему Темный?
     — Об этом я знаю мало… Нам говорили, что там произошло что-то очень нехорошее… Теперь теми землями правит Тьма.
     — И лисолюды присягнули Ей? — ужаснулся Хитр.
     — Да, так говорят…
     На некоторое время повисла тишина. Хитр переваривал новости о своей родине и своих потомках, а я сгорал от нетерпения — у меня накопилось столько вопросов!
     — Что ж, — наконец, нарушил молчание лисолюд. — Видимо слишком долго пробыл я здесь…
     — А что это за место? — быстро воспользовавшись моментом спросил я.
     — Это место когда-то называлось Камнеградом. Этот город являлся последним рубежом между нашим миром и мирами чудовищ.
     — А где все жители?
     — Погибли много веков назад… — грустно ответил Хитр.
     — Что произошло? — с замирание сердца спросил я.
     — Прорыв… Портал, соединяющий наш мир с другими мирами вышел из строя… И сюда пожаловали непрошенные гости навроде вот этого волколака…
     Лисолюд кивнул на то место, где только что харн расправился с тварью.
     — Наши маги и мастера пытались исправить ошибку, но у них ничего не получилось. А твари все пребывали и пребывали, грозя утопить этот мир в крови. Тогда Магистр Илания предложила разрушить портал.
     — Но у нее ничего не вышло?
     — Нет. Но удалось внести изменения в работу портала, правда ценою всех наших жизней…
     — А что изменилось?
     — Теперь портал почти всегда закрыт.
     — Почти?
     — Да. Он открывается один раз в сутки лишь на короткий отрывок времени, впуская сюда иномирных чудовищ. Вернее, их слепки аур…
     — Они тоже призраки?
     — Нет. Что-то между… Как ты понял, в отличие от меня, их можно убить. Они приходят в наш мир, чтобы обрести тело.
     — А как они это могут сделать?
     — Убив живое существо из нашего мира. Но с одним условием — сделать это нужно пока открыт портал. Как только он закроется — чудовище исчезает…
     Хм… теперь ясно, что имел в виду харн называя волколака «странным». Мда… Жуткое местечко… Пора отсюда делать ноги. Поднимемся с Обжорой на верхние уровни и будем себе охотиться на каких-нибудь крыланов. Конечно, там всегда есть опасность нарваться на что-то опасное вроде живоглота, но не так же, как тут…
     — А почему вы… хм… остались? — задал я, мучавший меня вопрос.
     — Перед обрядом мы тянули жребий. Кто-то должен был остаться здесь и проконтролировать работу портала. Жребий выпал мне. И как видишь не напрасно.
     — А что толку? — возразил я. — Портал сломан, вы — призрак. Твари продолжают появляться. Хорошо, мне повезло справиться с волколаком. А если нет? Сейчас бы на поверхность неслась бы опасная магическая тварь.
     — Ну, все не так просто, — ухмыльнулся лисолюд. — Дверь, которая тебя впустила все еще напитана магией. Волколаку она точно не по зубам.
     — А если сюда заявится чудовище по страшней?
     — А вот это уже проблема… — тяжело вздохнул Хитр. — Но за время, что здесь нахожусь — мне кажется я нашел способ, как исправить ошибку. Правда, мне понадобится один важный ингредиент.
     — Какой? — спросил я.
     — Призрачные кристаллы, — мило улыбнулся Хитр. — Много призрачных кристаллов.
     — Кхм… — закашлялся я.
     — Тебе ведь выпали такие после убийства волколака? Верно? — желтые звериные глаза уставились на меня не мигая.
     — Д-да…
     — Отлично! — воскликнул лисолюд сверкнув клыками. — Сколько?!
     — Два…
     — Два?! Великолепно! А какие?
     — Малые.
     — Очень хорошо! — лисолюд захлопал в ладоши, а потом его лицо стало серьезным:
     — Послушайте, Эрик Бергман. Без помощи смертного мне не справиться. Увы, но я не могу добывать эти кристаллы. Вынужден просить у вас помощи!
     Я, громко сглотнув, сделал шаг назад.
     — Увы, уважаемый Хитр Рыжехвост, но я тороплюсь. Скоро этот ваш портал откроется, а я не хочу стать обедом какой-то твари. Да и сами подумайте… Какой из меня охотник на чудовищ? Меня ведь обязательно сожрут… И тогда тут обретет тело жуткая тварь, которая может очень сильно набедокурить там на поверхности…
     Лисолюд слушал меня спокойно, даже улыбаясь. На его хитрой физиономии было написано — он все уже решил…
     — Да, и, кроме того, — сделал я еще одну попытку. — Даже если бы мы тут остались — нам с Обжорой надо что-то есть. Должен заметить я не просто так дал харну такое имя…
     — Вы закончили молодой человек? — учтиво поинтересовался лисолюд, когда я замолчал. И дождавшись моего осторожного кивка продолжил:
     — Тогда начну по порядку… Первое… Вы не погибнете, если будете делать так, как я скажу. Второе… С голоду не умрете ни вы, ни ваш Обжора… И третье… Самое важное. Хотите вы этого или нет — вам придется остаться.
     Я почувствовал, как к моему горлу подступил ком.
     — Почему это?
     Рот лисолюда растянулся в хищной улыбке, показав на обозрение острые клыки.
     — Потому что я только что наложил запирающие чары на дверь, через которую вы сюда вошли. Так что хотите ли вы этого или нет — уйдете вы отсюда только тогда, когда я вам позволю.

Глава 20


     Глава 20.
     — Господин Рыжехвост! — грустно обратился я в пустоту. — Вы здесь?
     — Я всегда здесь, — ответил мне хриплый голос за моей спиной и с насмешкой спросил:
     — Ну, как? Получилось пройти сквозь дверь?
     Я, обернувшись, лишь удрученно помотал головой. У нас действительно ничего не получилось. Несколько часов назад, после памятного разговора с коварным призраком, мы с Обжорой ни говоря более ни слова рванули на выход из этой жуткой пещеры… Но не тут-то было… Дверь нас не выпустила… Лисолюд действительно запечатал ее своей магией. Не помогли ни мои заклинания, ни когти харна. Дверь монолитным куском скалы перегораживала единственный путь на свободу… Пришлось вернуться назад в город…
     — Я же говорил! — победно подняв подбородок, произнес Хитр. — Чем раньше вы осознаете неизбежность нашего сотрудничества, тем быстрее мы завершим это дело! Что скажете?
     — А у меня есть выбор?
     — Нет, — категорично ответил призрак. — Но в некоторых вопросах, мне необходимо будет услышать ваше устное согласие.
     — Раз у меня нет выбора, тогда вынужден покориться.
     — Сколько драматизма! — усмехнулся лисолюд. — Вы даже представить себе не можете насколько взаимовыгодным будет наше сотрудничество.
     — Вряд ли вы сможете мне дать то, чего я хочу… — обиженно буркнул я.
     — И чего же вы хотите, позвольте полюбопытствовать?
     — Хочу перейти на первый уровень, — выпалил я самое сокровенное.
     — Зачем? — насмешливо спросил призрак.
     — Как зачем? — удивился я. — Чтобы стать, как все.
     — Каким это?
     — Нормальным…
     — То есть особенным вы быть не желаете? — желтые глаза Хитра слегка прищурились.
     — Говорите сейчас, как мои родители…
     — Ну, молодой человек, это ли не повод прислушаться к моим словам?
     — То есть вы хотите сказать, что моё уродство является чем-то положительно особенным?
     — Я удивлен, что вы сами до сих пор до этого не додумались…
     Мне пришлось замолчать, за последние дни многое изменилось в моем мировоззрении. Разговор с этим странным существом внес еще большую сумятицу.
     — Ну, да ладно, — отвлек он меня от противоречивых мыслей. — У нас мало времени… Скоро откроется портал. Будем встречать гостей.
     Услышав о портале и скором появлении новых тварей, почувствовал, как спина покрылась холодным потом.
     Словно угадав мои мысли, Хитр сказал:
     — Не волнуйтесь, у вас будет время подготовиться… Идемте…
     — Куда? — спросил я.
     — К статуе Гуннара Сокрушителя, — ответил мне лисолюд, двинувшись вверх по улице, которая вела в центр города.
     Мне ничего не оставалось, как последовать за ним.
     Идти пришлось недолго. Минув центральную площадь, мы нырнули в узкий темный проулок. Который вывел нас на еще одну площадь, но только поменьше.
     — Это форум Гуннара Сокрушителя! — протянув правую руку вперед, торжественно произнес лисолюд. — А это его статуя!
     В центре небольшой прямоугольной площади стоял постамент, на котором высилась каменная фигура мужчины. Довольно худощавого, одетого, как всякий охотник. Лицо грустное, усталое. Короткая борода закрывает впалые щеки и узкий подбородок. Глаза слегка прищурены. Как по мне, неведомый мастер вырубил из камня фигуру обычного трудяги, подобных которому пруд пруди в Орхусе. На Сокрушителя, откровенно говоря, этот дядька не тянул…
     — Вижу скепсис в ваших глазах, юноша, — с насмешкой в голосе произнес лисолюд. — Ожидали увидеть, кого-то другого?
     Я лишь молча пожал плечами. Чего уж тут говорить…
     Лисолюд, как ни странно, ни капельки не рассердился, кажется ему даже понравилась моя реакция. Он, грустно улыбаясь взглянул на статую.
     — Гуннара всегда веселило его прозвище. К слову сказать, Сокрушитель было не единственным. Победитель Ужаса Недр, Убийца Черного Страха, Повелитель Грома… И еще много всякого в таком же духе…
     Лис вдруг резко повернулся ко мне.
     — Между прочим, все эти прозвища были заслуженными. Он действительно был сокрушителем Ужаса Недр и убийцей Черного Страха и еще многих и многих легендарных чудовищ нашего и иных миров. Только вот все эти имена, даже близко не отражали его настоящую сущность.
     — И какой же она была? Его сущность? — заинтересованно спросил я.
     Еще бы я не заинтересовался. Какой-то простой на вид невзрачный мужик крошил направо и налево неведомых чудищ — похоже на красивую сказку… Правда, в красивых сказках главный герой под два метра ростом и почти всегда закован в сияющую легендарную броню. А тут такое явное несоответствие…
     — Он был простым человеком. Заботливым и любящим мужем и отцом. Верным другом… Вел тихую незаметную жизнь. Кстати, был рыбаком…
     — Погодите-ка… Так вот откуда рыболовные крючки на знаках!
     — Верно, — кивнул лисолюд. — В память об истинной сущности основателя нашего ордена — нашим гербом являются два рыболовных крючка.
     — А почему… — начал было я, но Хитр меня перебил:
     — Хочешь спросить, как так вышло, что простой рыбак вдруг стал основателем одного из самых могущественных орденов в этом мире?
     Хм… О каком-то ордене охотников на чудовищ, честно говоря, я слышал впервые, но все-равно кивнул…
     — Хорошо, я расскажу, — сказал призрак. — Немного времени у нас еще есть… В ту пору жили три брата, одинаковые ликом…
     Я улыбнулся — кто не слышал сказания о трех братьях. Так вот с каких времен пришли к нам эти сказки! Хотел было вставить свои пять медяков, но вовремя заткнулся — то, что услышал дальше, поразило меня до глубины души…
     — Скажу тебе, болваны редкостные… Первый горе-вояка, не знающий, с какой стороны за меч держаться. Второй — лучник-недотепа… И третий — самый главный идиот — маг-недоучка…
     Я забыл, как дышать…
     — Так вот этим балбесам вдруг взбрело в их пустые головы объявить себя охотниками на монстров. И стали они кричать на всех углах о своих выдуманных подвигах… Как не зайдем в таверну, там они сидят, напыжившись от важности, слушают песни бродячих менестрелей об их выдуманных геройствах. Кстати, все эти певцы и актеришки получали неплохие деньги от братьев за выступления. Повезло болванам родиться в семье зажиточного купца. Старик-отец помер, вот они и проматывали наследство.
     Я громко сглотнул…
     — Что? — спросил лисолюд, подняв правую бровь. — До вас тоже дошли сии бездарные вирши?
     — Вы знали лично троих братьев?!
     — Ну, да… А что? Погоди-ка… — лицо Хитра вытянулось. — Хочешь сказать, что все песенки и басенки об этих болванах у вас принимают за чистую монету?!
     Я лишь молча кивнул. Чувствую, как горят мои щеки…
     — Да, что у вас там твориться наверху?! — в сердцах воскликнул призрак, даже притопнул полупрозрачной ногой. — Янтарные земли под Тьмой, лисолюдами пугают детишек перед сном, а братья-убийцы — стали героями! Я поражен до глубины души!
     — Братья-убийцы?! — промямлил я.
     — Да… А кто же они еще? Нашли где-то старые письмена призыва и решили провести обряд. Так как руки у них росли из одного места — сделали все неправильно. Кроме того, не нашли лучшего места, как номер в центральной гостинице… Как результат — призванная стая иномирных гончих вырвалась на свободу и уничтожила весь город…
     Лис на мгновение замолчал, видимо предался воспоминаниям. О себе я вообще молчу… В одночасье узнать, что герои из детских сказок, героями вовсе не являются… Расскажи кому — не поверят. Еще и на смех поднимут. А от кое-кого можно и по шее схлопотать.
     — Но нет дыма без огня, — вдруг продолжил Хитр. — Косвенно, эти уроды стали причиной создания нашего ордена…
     — Каким образом?
     — Когда Гуннар и другие рыбаки вернулись из плавания, они застали свой город в руинах, а тела родных были разорваны в клочья… Я тоже там был… Жуткое зрелище… Не дождавшись помощи от местного барона, Гуннар организовал выживших и дал бой иномирным тварям! Почти все тогда погибли, но им удалось справиться с напастью. Похоронив останки близких, выжившие основали наш орден. Главой, которого и стал Гуннар.
     — А как так получилось, что вы оказались под землей?
     Лисолюд усмехнулся.
     — Власть имущие. Дворяне. Вот главная причина. Орден с годами стал набирать силу. Это естественно не понравилось знати. Охотников стали всячески очернять перед народом. Выдумывать небылицы. Дошло до того, что наших братьев перестали пускать в города, а после нескольких покушений — Гуннар решил уйти с поверхности… За помощь подземному народу, в истреблении Ужаса Недр, подгорный король одарил нас этой пещерой и выделил мастеров на постройку города. Уже потом мы поняли, что нам подсунули коротышки.
     — Вы про портал?
     — Верно, — кивнул лис. — Так мы стали вечными стражами портала…
     Мда… Грустная история… Откровенно говоря, я бы так не смог. Жить под землей, рядом со штуковиной, которая в любой момент может изрыгнуть из себя стаю кровожадных уродов — нет уж. Я солнышко люблю…
     — Итак, молодой человек, я удовлетворил ваше любопытство?
     — Вполне…
     — Тогда приступим.
     — К чему?
     — Как к чему? — удивился лисолюд. — Я разве еще не сказал?
     — Н-нет… — замотал головой я.
     — К вашему посвящению в наш орден, конечно! — Хитр сиял будто начищенный медный таз. — Вы готовы?
     — Нет, конечно, — снова замотал головой я. — Зачем мне это?
     Лисолюд закатил глаза и помял свой лоб. Затем терпеливо спросил:
     — Юноша, помните я говорил вам, что, если вы хотите выжить вам придется выполнять все мои указания?
     — Да, а еще вы обещали еду…
     — Я помню все мои обещания.
     — Тогда, каким образом еда связана с посвящением?
     — О, поверьте, юноша! Они связаны напрямую! Вы зря тянете время. Чем быстрее мы закончим — тем раньше вы оба поедите.
     Я вопросительно взглянул на харна. Тот, подняв бронированную башку, облизнулся. Мой друг уже несколько дней недоедает… Придется соглашаться…
     Подняв голову, я твердо взглянул в желтые глаза Хитра.
     — Вот и ладненько, — кивнул тот. — Тогда приступим. Подойдите к статуе. Помните, на все мои вопросы, вы должны будете ответить утвердительно.
     — Я понял.
     Когда мы оказались у самого постамента, я взглянул вверх. Казалось, Гуннар Сокрушитель смотрит прямо на меня. В его спокойном каменном взгляде я прочитал печаль и сожаление…
     — Готов ли ты, Эрик Бергман, из рода людей, встать на Тропу Охоты?! — громко продекламировал лисолюд.
     — Да, — ответил я.
     — Ступаешь ли ты на Тропу Охоты по своей воле?!
     Я на мгновение замолчал. Снова взглянул на харна… И твердо ответил:
     — Да.
     — Есть ли у тебя доказательства твоих намерений?!
     Я недоуменно уставился на лиса. Тот, сделав большие глаза, указал на мою котомку.
     Мне ничего не оставалось, как извлечь кристаллы и жетоны, полученные за победу над волколаком и показать их лисолюду. Тот быстрым движение выхватил у меня оба кристалла и торжественно произнес:
     — Что ж, вижу намерения у тебя серьезны! Твой вклад в общее дело Ордена Охотников на Чудовищ считается приемлемым! С этого дня ты становишься нашим братом!
     Как только лисолюд произнес последние слова, перед глазами появилось сообщение:
     — Внимание! Вы успешно прошли посвящение! Отныне вы Охотник на Чудовищ!
     — Поздравляем! Ваша репутация с Орденом Охотников на Чудовищ повышена на 20 единиц! Удачной Охоты!
     — Изъято:
     — Малый призрачный кристалл (2 шт).
     — Вот, собственно и все, брат, — улыбнулся лисолюд. — Первый шаг сделан. Теперь пришло время второго… Идем.
     Не дожидаясь моего ответа, призрак ловко развернулся на каблуках и пружинистой походкой двинулся к каменному дому с массивными колоннами, что высилось на другом конце форума.
     Когда мы приблизились к центральному входу, Хитр буднично обронил:
     — Это наш арсенал. После посвящения у тебя есть доступ в это место. Он очень ограничен, но это только пока…
     Пока поднимались по ступеням, привычно отметил, что здание, равно как и все постройки в этом мертвом городе уже давно никто не посещал. Зеленый мох торчал отовсюду, делая это место больше похожим на громоздкую лесную пещеру, чем на какой-то арсенал.
     Оказавшись внутри, я замер, разинув рот. Это место больше всего напоминало гигантскую оружейную лавку. Всевозможное колюще-режуще-рубяще-ломающее-крушащее-протыкающее оружие висело, лежало, стояло, валялось везде, где только падал мой взгляд. Мое лицо расплылось в мечтательной улыбке… Не удержавшись, я приблизился к стеллажу с мечами и протянул дрожащую руку вперед. Клинок неимоверной красоты, манил меня своей хищной формой… Когда мои пальцы уже было сомкнулись на серебряной рукояти, усеянной драгоценными камнями, клинок вдруг мигнул несколько раз и исчез. Равно, как и остальное вооружение… Оставив после себя лишь пол, покрытый толстым слоем серой пыли и вездесущий зеленой мох на стенах…
     — Мне жаль разочаровывать вас, юноша, но это была всего лишь иллюзия. Она создавалась для того, чтобы пустить пыль в глаза непрошенным гостям.
     Я обиженно огляделся. Это было жестоко…
     — Нам сюда, — лисолюд уже стоял возле дальней неприметной дверцы и манил меня когтистым пальцем.
     Я пересек широкую залу и переступил порог маленькой двери.
     Мы оказались в небольшой кладовке, с пустыми каменными стеллажами, покрытыми толстым слоем тысячелетней пыли.
     — А вот, собственно, и наш арсенал, — произнес грустно улыбающийся Хитр. — Вернее то, что от него осталось. Время знаете ли… Сохранились лишь малые запасы того, чем обладал когда-то наш орден.
     После того сияющего великолепия в главном зале эта пыльная каморка не впечатляла ни разу. Я разочарованно разглядывал старую рухлядь и прокручивал в уме пути выхода из той задницы, в которой мы с Обжорой оказались по моей вине…
     Тем временем нырнувший в старый хлам призрак вдруг радостно воскликнул:
     — Есть! Нашел! Идите сюда, юноша!
     Аккуратно переступая горы мусора и пыли приблизился к дальнему стеллажу, где с сияющей физиономией застыл лисолюд.
     — Вот, пожалуйста! — торжественно указал он на продолговатое нечто, в очертаниях которого угадывались прямоугольные линии.
     Я подошел поближе и пригляделся. То, на что указывал сейчас счастливый призрак видимо когда-то было сундуком. Не такой, как у Кроша. Этот низкий, продолговатый. Почти полностью изъеденный плесенью. Зная былую страсть моего погибшего друга ко всякого рода сундучкам, шкатулкам и ящичкам, думаю его хватил бы удар, увидь он все это безобразие…
     — Юноша, ну, что же вы медлите? — возмутился лисолюд. — Открывайте же его скорее!
     Аккуратно, вернее будет сказать — брезгливо, потянулся к крышке ящика. Как только мои пальцы коснулись трухлявой поверхности, крышка, а за ней и сам сундук в мгновения ока рассыпались в труху…
     — Мда… — удрученно произнес лисолюд. — Время безжалостно.
     Видя мою скривившуюся физиономию, призрак спросил:
     — Молодой человек, довелось ли вам слышать старую басню о подаренной шкатулке?
     — Это там где человеку подарили шкатулку на день рождения? И где он, думая, что это и есть подарок ни разу не открыл ее?
     — Верно, — кивнул призрак. — Только та история была о лисолюде… Но не это важно… Верно вы уже догадались, о чем я?
     Я лишь кивнул и полез разгребать труху, оставшуюся от сундука. Уже через мгновение мои пальцы нащупали что-то твердое и округлое. Небольшой пузырек из темного стекла. Размером с абрикос.
     Малое зелье насыщения.
     — Тип: Пища.
     — Вид: Редкое.
     — Эффект:
     — Утоляет жажду и голод. Восполняет 50 % жизненных сил.
     — Объем:4 употребления.
     — Примечание:
     — Для покупки требуется посвящение в Охотники на Чудовищ.
     — Употреблять не чаще 2 раз в сутки.
     — Цена: 1 жетон.
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     Я обернулся к лисолюду.
     — Вижу у вас много вопросов? — усмехнувшись спросил он. — Сие зелье было создано нашими алхимиками специально вот для таких случаев. Ведь наши охотники в своих странствиях не всегда имели доступ к воде и пище. А в иных мирах так и подавно. Но есть и побочные эффекты… хм… если употреблять это зелье чаще двух раз в сутки могут возникнуть проблемы со здоровьем.
     — Какие проблемы?
     — У каждого по-разному. Рвота, тошнота, рези в желудке, диарея. Помню одну охотницу, переборщившую с зельем, так она периодически теряла сознание. Словом, злоупотреблять не рекомендую.
     — Ясно, — кивнул я и взволнованно спросил:
     — А как быть с Обжорой?
     Призрак успокаивающе поднял руки вверх.
     — Вашему зверю это зелье тоже подойдет.
     Я облегченно выдохнул и попытался вытащить пробку из узкого горлышка. Но не тут-то было.
     — Кхм… — смущенно прокашлялся лисолюд. — Увы, есть еще одна деталь. Арсенальными вещами можно пользоваться только после того, как вы их обменяете на жетоны охотника.
     — Это на те, что выпали мне из волколака?
     — Верно.
     — И как происходит обмен?
     — О! — облегченно всплеснул руками призрак. — Все очень просто! Достаточно выбрать товар и сказать слово «покупка», подбросив вверх соответствующее количество жетонов. Давайте попробуем?
     — Хорошо, — ответил я, доставая один из жетонов и подбрасывая его вверх:
     — Покупка!
     Небольшой стальной кругляш с выгравированным клыками на реверсе взлетел вверх. И как только прозвучало заветное слово, растворился в воздухе…
     — Поздравляем!
     — Вы приобрели:
     — Малое зелье насыщения (1 шт).
     — Изъято:
     — Жетон Охотника на Чудовищ (1 шт).
     Тут же откупорив пробку, я поднес пузырек к носу харна.
     — Давай, дружище, тебе нужнее сейчас.
     Обжора тщательно обнюхал новый предмет и видимо не найдя к чему придраться открыл зубастую пасть. Я аккуратно опрокинул пузырек и на широкий язык упала ярко-малиновая капля. Показатели источников харна тут же поползли вверх, а он сам счастливо облизнувшись уставился на меня своим изумрудно-зеленым взглядом.
     — Хрн!
     — Ну, конечно, кто бы сомневался, — пробормотал я, снова опрокидывая пузырек.
     Получив вторую каплю, харн успокоился и прилег у моих ног. Спустя секунду я услышал сытую отрыжку.
     — Ну, вот, — улыбнулся Хитр, до этого молча наблюдавший за нашими действиями. — А вы переживали.
     Я ценнейший ресурс пить пока не торопился — еще есть стебли звероцвета. Аккуратно закрыв пробку, опустил пузырек в котомку.
     — А мне нравится ваша прижимистость, юноша! — не удержался от насмешливого комментария Хитр. — Да и жетоны вам сейчас снова понадобятся.
     Краем глаза мазнул по трухлявой куче, бывшей некогда сундуком, там явно был не один пузырек.
     Проследив за моим взглядом, лисолюд успокаивающе произнес:
     — Не беспокойтесь, Эрик. Все, что сохранилось в этом арсенале может достаться вам. Просто вам необходимо выполнить несколько условий. А вернее всего лишь два.
     — Высокая репутация с орденом и достаточное количество жетонов? — понимающе спросил я.
     — Вы схватываете все на лету! — блеснул желтыми глазами Хитр и тут же добавил:
     — К сожалению, сохранились крохи от того, чем обладал орден… Но, даже эти крохи способны значительно облегчить ваш тернистый путь Охотника!
     Закончив излишне пафосную речь, Хитр, будто вспомнив о чем-то важном повернулся в сторону невысокого каменного стеллажа.
     — Вот они где! — воскликнул он и в одну секунду оказался рядом с каменной секцией. — Идите сюда, Эрик!
     Я ободренный первой находкой, был уже тут как тут.
     — Взгляните вот на это, — указывая когтистым пальцем на толстый сверток, сказал призрак.
     Уже без опаски, я прикоснулся к неизвестному материалу, который абсолютно ожидаемо рассыпался в пыль, обнажив при этом небольшой лоток с тремя десятками полупрозрачных сфер мутно-бурого цвета. Каждая размером с крупное яблоко.
     Капкан «Клякса».
     — Тип: Ловушка.
     — Вид: Редкое.
     — Эффект:
     — Существо, попавшее в «Кляксу», мгновенно лишается 20 % энергии.
     — Примечание:
     — Для покупки требуется посвящение в Охотники на Чудовищ.
     — Цена: 4 жетона.
     — После срабатывания, ловушка исчезает.
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     — Вот, собственно, и все, что на данный момент я могу вам предложить, — пожав плечами сказал Хитр. — Согласитесь уже неплохо.
     — Отличная штука, — согласился я. — Но хотелось бы чего-нибудь поубойней.
     — Увеличивайте репутацию! Зарабатывайте жетоны! И тогда постараюсь подыскать вам что-нибудь еще… — уклончиво ответил лисолюд.
     Вот же хитрый гад! Нет чтобы дать все сразу… Так у меня бы было больше шансов выжить. Благо все эти штуковины без ограничения на уровень… Что уже хорошо…
     Будто прочитав мои мысли, призрак извиняющимся тоном произнес:
     — Жаль магия сего места не позволит вам взять больше положенного… Увы, она мне не подвластна…
     Угу… Рассказывай… Хочешь, чтобы я, как ученый пес за подачку, выполнял твои команды…
     Стараясь не показывать свое истинное настроение, сделал вид, что все понимаю и готов к сотрудничеству. Взяв две сферы, я подбросил вверх восемь жетонов и сказал ключ-слово.
     — Поздравляем!
     — Вы приобрели:
     — Капкан «Клякса» (2 шт).
     — Изъято:
     — Жетон Охотника на Чудовищ (8 шт).
     После покупок в котомке у меня оставался всего лишь один жетон. Хотел было взять еще одно зелье, но потом подумал и решил попусту не тратиться. Вдруг, в закромах хитрого лисолюда есть что-то покруче?
     Неожиданно я почувствовал нечто странное… Как будто воздух вдруг стал тяжелее. Дыхание на мгновение сбилось. В глазах потемнело. Волосы на всем теле тут же встали дыбом…
     Спустя мгновение наваждение исчезло…
     — Что со мной? — прохрипел я враз пересохшим горлом.
     — Портал! — воскликнул призрак. — Он скоро откроется! Идемте, я покажу, где лучше активировать кляксы!

Глава 21


     Глава 21
     Портал в миры чудовищ находился за городом и был ничем иным, как гигантской трещиной в скале. Внутренности разлома сочились какой-то маслянистой жидкостью, словно зараженная рана на теле каменного великана.
     Темная жижа, липкими каплями, стекала по стенам на землю, образовывая неопрятную дымящуюся лужу. Странно, почему жидкость не расползается дальше… Видимо, действует ранее упомянутая лисохвостом магия стражей.
     — Мерзко, не правда ли? — сморщившись прокомментировал Хитр.
     — Приятного мало… — поежившись, согласился я. — Когда все начнется?
     — С минуты на минуту, — ответил лис. — Идемте!
     — Но куда? — удивился я. — Разве не лучше встречать тварей здесь, пока они дезориентированы после перехода?
     — Здравая мысль, но нет, — бросил мне удаляющийся обратно в город лисолюд. — Чудовища черпают силу из портала. Чем они ближе к нему, тем сильнее.
     — Тогда зачем вы меня сюда привели?! — ошарашенно воскликнул я.
     — Чтобы они взяли ваш след, конечно же! — невозмутимо ответил Рыжехвост.
     — Я понял! — крикнул ему вдогонку. — Вы хотите угробить меня!
     — Отнюдь! — покачав головой, ответил Хитр. — Я пытаюсь, помочь вам выжить!
     Мы, больше не произнося ни слова пересекли весь город. Я зло сопел, а впереди шагающий лисолюд что-то весело насвистывал. Когда мы оказались за стеной, мой проводник остановился и обернувшись сказал:
     — Мы на месте. Видите, вон тот настил из полуистлевших досок на земле.
     — Да, — буркнул я.
     — Под ними находится ловчая яма, дно которой усеяно длинными острыми каменными кольями. Рядом есть ступени. Вы должны, спуститься по ним на дно ямы. Там вы увидите узкий лаз, ведущий наружу, по нему вы и выберетесь. Перед тем, как выбираться — разбейте в центре ямы две сферы с «кляксами».
     — Кхм…
     — Вас что-то смущает? — поднял правую бровь лисолюд.
     — Вы предлагаете мне стать приманкой?
     — И охотником одновременно! Любая тварь из портала намного тупее своей истинной ипостаси. Портал как бы навязывает им действовать быстро и зачастую напролом. Мы этим пользовались, создавая разные ловушки, зачастую довольно примитивные, как, например, вот эта яма. Хех, как показала практика, именно такие ловушки были самыми эффективными и безотказными. Но есть исключения…
     — Какие?
     — Высшие твари. Более сильные и более осторожные. Охотясь на таких, надо проявлять большую смекалку. И магию…
     — И много здесь таких ловушек? — с надеждой в голосе спросил я. Мне, итак, было страшно до икоты, а тут еще какие-то высшие твари…
     — Да весь город — это одна сплошная ловушка! — хищно улыбнулся лисолюд и тут же сокрушенно добавил:
     — Только, увы, большая часть из них истлела. А остальные вам со своей репутацией и маленьким объемом источника маны, активировать будет затруднительно. Остается классика… Вот, как эта ловчая яма…
     Волна неприятного недомогания снова накрыла меня. Когда в глазах посветлело, я, морщась обратился к участливо смотрящему на меня лисолюду:
     — Почему, перед появлением волколака у меня не было этих мерзких ощущений?
     — Потому, что вы не были посвящены в охотники на чудовищ. Отныне вы всегда сможете почувствовать проявление иномирной магии. Будь то порталы, обретшие тело монстры или их потомство… А также иномирные предметы… Пока это у вас проявляется довольно хаотично, но чем выше будет ваша репутация, тем сильнее разовьется ваше чутье…
     Несмотря на тошноту и головокружение, я понимал, что получил очень полезную способность.
     Арсенальные вещи, особое чутье — уже два серьезных стимула для повышения этой странной репутации. А! И еще ловушки… В итоге три…
     Незаметно для самого себя осознал — лисолюд был прав. Наше сотрудничество может быть взаимовыгодным. Остается дело за малым — постараться не оказаться в брюхе у какой-нибудь иномирной твари.
     Неожиданно во рту появилось неприятное чувство, будто надкусил что-то горькое, и в тоже самое время гнилое… Я поморщился…
     — Чувствуете привкус гнили? — спросил лисолюд.
     — Портал открылся? — ответил я вопросом на вопрос.
     — Да, — ответил Хитр, растворяясь в воздухе. — Увы, во время боя я буду лишь сторонним наблюдателем и не смогу разговаривать с вами… Удачи, Эрик!
     Когда лисолюд исчез, я взглянул на Обжору.
     — Ну, дружище, мы снова одни. Давай сделаем это…
     Подбежав к еле заметному проему в земле, я увидел обещанные каменные ступени и недолго думая, начал спуск. Когда был на середине лестницы, сверху донесся далекий мощный рев. По спине промаршировал отряд мурашей. Чешуя скачущего впереди харна встала дыбом…
     — Большой, злой, странный, — получил я лаконичную характеристику на чудище вставшее на наш след.
     Очутившись на дне ловчей ямы, ошарашенно замер.
     — Ого! — не удержался от возгласа. — Да тут даже живоглоту тесно не будет!
     Как и предупреждал Рыжехвост все дно ямы было усеяно острыми каменными кольями, причем были они разной высоты и диаметра. Видимо эта ловушка рассчитана на дичь разных размеров.
     Аккуратно лавируя между штырями и кольями, вышел на середину и разбил сперва одну, а через два шага и вторую сферы.
     — Внимание! Вы активировали Капкан «Клякса»!
     — Внимание! Вы активировали Капкан «Клякса»!
     Готово… По идее, бегущая сейчас сюда тварь должна будет провалиться на колья и попасть хотя бы в одну из брошенных мною «клякс».
     Огляделся… А вон и лаз, обещанный призраком…
     Оказавшись внутри довольно широкой норы, я ощутил сперва слабые, а затем постепенно нарастающие подземные толчки…
     — Только землетрясения мне и не хватало… — буркнул я и осекся.
     А ведь это не землетрясение! Это кто-то здоровенный и тяжелый скачет прямо сюда! Мощный, холодящий в жилах кровь рев сверху подтвердил мои догадки. А спустя мгновение ловчая яма позади меня наполнилась ужасным треском и грохотом, на смену которым в мои уши ворвался душераздирающий визг боли…
     Как только это произошло на меня посыпался настоящий водопад из сообщений о нанесенном уроне! Оказывается ловчую яму, Великая Система засчитала мне, как один из способов нанесения урона…
     Выход из лаза располагался в шагах двадцати от ловушки. К слову, внутри которой происходило что-то неимоверное! Тысячелетняя пыль, поднятая невидимым гигантом, которого Великая Система назвала Ледяным Шатуном, летела во все стороны будто дикий ураган! Обиженный рев, визг и хрипы неслись вперемежку с каменным хрустом и скрежетом!
     По мере того, как оседала пыль, шум, поднятый шестнадцатиуровневой тварью постепенно начал затихать. Первым, кто решился приблизится к яме был харн. Он очень осторожно, ползком подобрался к краю и заглянул внутрь. Судя по тому, что сообщений о победе пока не было монстр все еще был жив. Поэтому, я всячески пытался внушить коту быть осторожным.
     Получив добро от Обжоры, я тоже приблизился к яме. Первое впечатление от увиденного — живая ледяная глыба насаженная будто печеное яблоко на вилку… Хм… Вернее на несколько вилок.
     От белой грузной туши валил густой пар, видимо мир из которого выскочила эта образина вряд ли может похвастать солнечной погодкой.
     Шатун доживал последние мгновения. Правда, он до последнего пытался освободиться, чем делал еще хуже себе. Каждый раз приподнимаясь на коротких лапах, он бессильно оседал, снова нанизываясь на каменные колья, нанося себе дополнительный урон. Кроме того, мои «кляксы» сыграли свою скромную роль, отобрав у монстра сорок процентов энергии, чем заметно ухудшили его положение. Мда… Должен признать, лисолюд знал, о чем говорил… Я поражен, насколько эффективной оказалась яма-ловушка.
     За агонией иномирного монстра, радостно прискакавшего по мою душу и так глупо угодившего в примитивную ловушку, наблюдали недолго. Поворочавшись еще немного шатун испустил дух, а его призрачное тело, словно расколотая льдина распалось на множество, тут же растворяющихся в воздухе, осколков.
     — Вы убили Ледяного Шатуна (16).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Жетон Охотника на чудовищ (20 шт).
     — Большой призрачный кристалл (2 шт).
     Несмотря на объявление об окончании схватки, мое тело все еще била крупная дрожь. Либо это от того холода, что источал иномирный монстр, либо от не отпускавшего меня страха. Думаю, все-таки последнее… Нет ни малейших сомнений — если бы не яма, эта ледяная глыба прикончила бы нас с Обжорой. Наш удел быстрая эффективная атака с высоким уроном по противнику. С шатуном эта тактика не сработала бы. Судя по системным сообщениям об ущербе, наносимом каменными кольями — источники твари были просто необъятными. Мы бы быстро выдохлись прежде, чем опустошили их. Кстати, только что по-новому взглянул на «кляксы»… Они сходу отобрали у чудовища сорок процентов энергии… Надо обязательно выгрести из арсенала, все что осталось!
     Странно почему Хитр так долго не появляется? Обычно он уже сказанул бы что-нибудь в своем репертуаре… Хотел было позвать его сам, но вдруг мое ухо уловило звук, который я никак не ожидал услышать в этом мрачном месте… Со стороны города доносился звонкий испуганный девичий крик!
     Забыв обо всем, рванул на шум. Пока бежал, проклинал себя за медлительность… В голове роились мысли одна невероятнее другой… Как такое возможно?! Портал по ошибке вместе с монстром затянул сюда кого-то еще? Кого-то из иного мира? И где эта лисья морда запропастилась?!
     Миновав городские ворота, я выскочил на главную улицу и замер, как вкопанный. Посреди мостовой стояла девушка, необычайной красоты. Невысокая стройная фигурка. Белокурые вьющиеся волосы, спадающие на хрупкие плечи. Слегка раскосые глаза василькового цвета. Ее светло-желтое платьице, словно яркий солнечный зайчик по ошибке, заглянувший в темное царство, дарил надежду и покой.
     — Где я оказалась?! — звонко кричала она. В ее голосе слышались нотки страха и паники. — Что это за место?!
     Тонкими, словно веточки, руками она обняла себя за плечи и испуганно сжавшись, затравленно смотрела по сторонам.
     Я, все еще не веря своим глазам, по инерции сделал несколько шагов вперед. Меня тут же заметили…
     — Где я оказалась?! — воскликнула она, дрожащим голосом. — Что это за место?!
     — Добрый день, — прохрипел я, пересохшим горлом. И тут же мысленно обозвал себя болваном… Какой еще «добрый день»?! Что я несу?!
     — Где я оказалась?! — не обращая внимание на мои слова, ошарашенно повторила свой вопрос девушка. — Что это за место?!
     — Успокойтесь, — подняв обе руки вверх, сказал я и сделал еще несколько шагов. — Вы в Камнеграде… Не бойтесь… Я не причиню вам вреда… Как вас зовут? Меня Эрик…
     Девушка стояла, обхватив себя руками и испуганно повторяла, как заведенная:
     — Где я оказалась?! Что это за место?!
     По мере того, как я приближался к девушке мне в глаза бросалась одна странность. Ее лицо… Оно будто бы отыгрывает раз за разом одну и ту же эмоцию. Причем это происходит с невероятной точностью. Уголки губ, ямочки на щеках, испуганный взгляд васильковых глаз, шевеление бровей… Все это я уже только что видел минуту назад… Прибавить к этому повторяющиеся интонации голоса…
     В тот момент, когда до девушки оставалось метров пять не больше, мой рот вдруг наполнился горькой с привкусом гнили слюной… Произошедшее дальше, было похоже на страшный сон…
     Харн гибкой бронированной тенью возник за спиной незнакомки и к моему ужасу его зубастая пасть сомкнулась на хрупкой девичьей шее.
     Я ошарашенно открыл рот в немом крике! Нет! Обжора, что ты наделал! Бронированная башка харна несколько раз дернулась, пытаясь оторвать белокурую голову… Ну, вот и все… Это конец…
     Как только я подумал, что мы с харном превратились в убийц беззащитных девушек, с этой самой «беззащитной девушкой» начали происходить странные метаморфозы, заставившие похолодеть все мои внутренности…
     Милое платьице, золотистые кудряшки, щуплое тельце бесследно растворились в воздухе — мощные челюсти харна сомкнулись сейчас на шее странного бледнокожего существа. Из клыкастой пасти которого вырывались предсмертные хрипы. Оно лежало на земле придавленное чешуйчатой тушей кота и бессильно царапало длинными худыми конечностями каменную мостовую. Мой очумелый взгляд упал на длиннющие когти, оставлявшие глубокие борозды на булыжниках.
     Каких-то пять шагов, и я превратился бы в разорванную кровавую тряпку…
     Только-только подумал, что твари пришел конец, как она сумела удивить. Каким-то совершенно невероятным усилием она извернулась и неожиданно для такого щуплого тела мощным толчком отбросить харна в сторону… Шею и впалую грудь существа обильно заливала темно-синяя тягучая жидкость… Видимо это у них кровь такая…
     Несмотря на благоприятную возможность, тварь даже и не думала убегать, она одним резким движением вскочила с земли и повернула свою мерзкую клыкастую физиономию в мою сторону… Впрочем, это все, что она успела сделать, прежде чем ее снесло моим «тараном».
     — Вы атаковали Снежного упыря (19)!
     — Вы нанесли урон 33!
     Нелепо раскинув длинные лапы, тварь будто тряпичная кукла отлетела на несколько шагов, чем тут же воспользовался взбешенный прежней неудачей харн. Длинный прыжок и клыки Обжоры снова вонзаются в шею изворотливого монстра… Рывок и лысая башка твари катится по каменной мостовой… Всё… Готов, уродец…
     — Вы убили Снежного упыря (19).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Жетон Охотника на чудовищ (30 шт).
     — Большой призрачный кристалл (5 шт).
     — Малый фиал «Сущность Снежного упыря».
     Я, смахнув сообщение о победе, на негнущихся ногах подошел к Обжоре и с чувством обнял его широкую шею.
     — Спасибо, братец… — прошептал я дрожащим голосом. — Ты снова спас меня, болвана… Прости, что сомневался…
     — Юноша! — услышал я за спиной взволнованный возглас Хитра. — Ваша беспечность, чуть было не зарубила на корню нашу миссию! Если бы не ваш замечательный питомец… Все бы пропало…
     — Знаю, — шепотом ответил я, поглаживая бронированную шею урчащего от удовольствия Обжоры.
     А затем повернув голову к призраку, сказал:
     — Признайтесь, вы ведь тоже хороши…
     — С какой это стати? — лицо Рыжехвоста удивленно вытянулось.
     — Сложно было предупредить?
     — Я же вам говорил, — начал оправдываться Хитр. — Мне не позволено вмешиваться в ваши бои… Ни словом, ни делом…
     — Кем не позволено? — прищурился я.
     — Об этом я тоже не могу распространяться, — пожал плечами лисолюд. — Я лишь могу дать совет перед боем… Но во время схватки ни-ни… Эта битва ваша и только ваша…
     У меня оставалось еще много вопросов и претензий к этому прохвосту, но решил их не высказывать — все равно выкрутится. Вместо этого сказал:
     — У меня для вас есть кристаллы.
     — А вот это уже другой разговор, молодой человек, — радостно потирая руки, сказал лисолюд.
     — Кроме того, мне выпало вот это…
     Достаю из котомки маленький продолговатый флакон.
     — Вы смогли добыть сущность иномирной твари, — кивнул, загадочно улыбаясь Хитр. — Должен заметить, это о-очень редкий трофей…
     — А что мне с ним делать?
     — Вам, увы, ничего… — пожимая плечами ответил Хитр.
     — Но почему? — разочарованно спросил я. — На нем ведь нет ограничений по уровню…
     — Это верно, — согласился Рыжехвост. — Но проблема в другом…
     — В чем же?
     — Поглощение сущности — это очень рискованное дело… На такое решались только самые отважные из нас… Правда, потом, если все удавалось — эти охотники получали часть силы иномирной твари. Таких воинов мы называли — призрачниками.
     — Что нужно делать? — твердо спросил я. Если есть возможность стать сильнее — я должен ей воспользоваться.
     — Эрик, вы не понимаете…
     — Вам снова не позволено? — насмешливо спросил я.
     Лисолюд склонив голову набок, прищурив желтые звериные глаза ответил:
     — Я вижу вы полны решимости… Что ж извольте… Но сперва я объясню вам, чем вы рискуете.
     — Хорошо, — кивнул я. — Но вы должны знать — своего решения менять не собираюсь. Я вынужден рисковать жизнью каждую минуту, к слову, не без вашего участия. И если эти ваши сущности увеличат мои шансы на выживание — мне просто необходимо попытаться.
     — Тогда, вы должны знать, что, принимая сущность иномирной твари, охотник должен расплатиться, — сверкнув острыми клыками, сообщил лисолюд.
     — Чем?
     — Своей жизнью, — угрожающе ответил призрак. — В буквальном смысле слова. Принимаемая сущность твари перед поглощением одним ударом, постарается отнять у вас максимальное количество жизни. Но не больше девяноста процентов от общего объема источника.
     Стараясь не показывать свое волнение, я уточнил:
     — Выходит, важно чтобы источник жизни был заполнен под завязку?
     — Верно.
     — Тогда я согласен. Что для этого нужно?
     Лисолюд лишь покачал головой, но все-таки ответил:
     — Надо провести обряд перед алтарем на нашем капище. Но сперва давайте решим другой вопрос.
     Я ехидно усмехнулся.
     — Боитесь, что окочурюсь и не отдам вам ваши кристаллы?
     — Честно? — раздраженно спросил призрак. — За почти тысячу лет, вы первый смертный, которого пропустила Дверь! Конечно, я боюсь потерять такую возможность!
     — Кстати, а почему она меня пропустила? — задал я давно интересующий меня вопрос.
     — Ваша кровь… — сказал призрак и тут же осекся.
     — Что? — ухватился я за ниточку. — Что с моей кровью?
     — Увы, — ответил лисолюд пожимая плечами. — Я не могу сказать…
     — Недостаточно репутации? Или вам не разрешено кем-то?
     — Ни то и ни другое… Я попросту не знаю… Это лишь мои собственные выводы, основанные на произошедшем.
     — Что это значит?
     — Вы ведь пришли по древним меткам? Верно?
     — Да… — кивнул я.
     — Без положительного анализа вашей крови, они не вывели бы вас к городу. И не спрашивайте меня, как так получилось… Это заклятие создавала сама Магистр Илания… Мне при всем желании не объяснить вам его суть… По той простой причине, что я сам о нем ничего не знаю…
     Ладно, не хочет говорить сейчас, потом все расскажет… Хотя уже сказал немало. Правда, то, что я, итак, уже знал.
     — Вот держите, — примиряющим тоном, произнес я, протягивая, семь больших кристаллов лисолюду.
     Тот при виде моих трофеев заметно оживился.
     — Ого! Сразу семь штук! Да еще и большие! Вы точно хотите стать… кхм… как вы там сказали… Ах, да! Нормальным?
     — Поздравляем! Ваша репутация с Орденом Охотников на Чудовищ повышена на 140 единиц! Удачной Охоты!
     — Изъято:
     — Большой призрачный кристалл (7 шт).
     Я открыл закладку «репутация».
     — Репутация «Охотники на Чудовищ».
     — Текущее значение: 160.
     — Браво, юноша! Ваша репутация с орденом заметно подросла! — похвалил меня призрак. — Думаю, в арсенале для вас найдётся кое-что полезное.
     — Тогда чего же мы ждем?! — улыбнулся я.
     Кое-чем полезным оказались магические свитки, непонятно как сохранившиеся и за столько лет не рассыпавшиеся в труху.
     — Берите-берите, — видя мою неуверенность, подбодрил меня лисолюд. — Не смотрите на их внешность. Они не исчезнут. Их магия все еще сильна!
     Бережно взяв один из свитков в руки, я углубился в описание.
     Свиток «Ярость Охотника»
     — Тип: Магические свитки.
     — Вид: Редкий.
     — Эффект:
     — После использования следующий ваш удар или заклинание нанесет критический урон.
     — Примечание:
     — Для покупки требуется 100 единиц репутации «Охотники на Чудовищ».
     — Цена: 10 жетонов.
     — Вес: Не имеет веса. Не занимает места.
     — Ну, что скажете? — поинтересовался Хитр. — Довольно редкий товар. В арсенале их осталось около двадцати кажется.
     — Очень интересно, — ответил я. — Но мне они пока без надобности… Урон у меня не ахти… А вот «клякс» наберу по максимуму. Они себя очень здорово показали…
     — Дело ваше, — пожав плечами сказал Хитр.
     Отложив двенадцать бурых сфер, я достал сорок восемь жетонов и произвел покупку.
     — Поздравляем!
     — Вы приобрели:
     — Капкан «Клякса» (12 шт).
     — Изъято:
     — Жетон Охотника на Чудовищ (48 шт).
     Бережно сложив купленные сферы в котомку, я обернулся к внимательно наблюдающему за моими действиями призраку.
     — Хотел у вас спросить, — начал я. — Это жонглирование жетонами обязательно? Как-то это глупо выглядит…
     Услышав мой вопрос, Хитр весело расхохотался, держась за живот обеими руками. Вон даже слезы на глазах выступили…
     — Конечно, это не обязательно! Даже говорить ничего не надо… Ха-ха! Достаточно выбрать товар и мысленно захотеть произвести покупку! Ха-ха!
     — Тогда зачем… — нахмурившись хотел спросить я, но Рыжехвост перебил меня:
     — Не обижайтесь, юноша! Это наша старая традиция! Все новички проходят через это… Я тоже, когда-то попался на эту уловку… Ха-ха!
     Отсмеявшись, Хитр произнес извиняющимся тоном:
     — Согласитесь, молодой человек, призраку, заточенному в этой дыре уже больше тысячи лет, надо как-то развлекаться.
     Ну-ну, шутник. Главное, меня не угробь. А вслух сказал:
     — Теперь показывайте, где тут у вас сущности поглощают…
     Капище охотников располагалось в противоположном конце города, на отшибе. Это была довольно широкая площадка с каменной глыбой в центре похожей на наковальню.
     — А вот, собственно, и алтарь, — указал призрак на глыбу. — Вы точно решили это сделать?
     — Да, — твердо ответил я.
     Хитр лишь тяжело вздохнул и произнес:
     — Тогда подойдите к алтарю и когда будете готовы, вылейте содержимое фиала в каменную чашу.
     Я кивнул и сделал несколько шагов вперед. Затем проверил источник жизни. После использования абсолютно безвкусного зелья насыщения он был заполнен под завязку. Дал приказ Обжоре оставаться на месте и ни в коем случае не вмешиваться в процесс. Дождался от него взволнованного согласия и активировал «логово». Не оглядываясь назад, дабы не наблюдать озабоченные физиономии харна и лисолюда, откупорил фиал.
     Как только это произошло, появилось сообщение:
     — Внимание! Вы хотите начать процесс поглощения сущности Снежного Упыря!
     — Внимание! Для удачного завершения процесса проследите за тем, чтобы ваш источник жизни был заполнен на 100 %!
     — Продолжить?
     Проверив еще раз все показатели, я с замирание сердца дал согласие. Спустя секунду над алтарем зависла прозрачная бледная фигура упыря. А в следующее мгновение он атаковал…
     Перед тем, как тьма поглотила меня, я увидел его налитые синей кровью глаза…

Глава 22


     Глава 22
     В себя приходил постепенно. Тело будто стало чужим… Тяжелым и непослушным… Перед глазами мутная пелена, словно смотришь на мир сквозь слюдяное оконце. Сквозь затычки в ушах пробиваются знакомые звуки…
     — Эрик… Эрик…
     — Хрн… Хрн…
     — Плечо… — прохрипел я. Во рту будто песка насыпано.
     — Слава богам! — воскликнул кто-то голосом Хитра.
     — Хрн… — это уже Обжора. Меня вдруг накрыло потоком кошачьих эмоций. Там было все — от обожания до упреков. Одним словом, Обжора сообщал мне, что я гад редкий…
     — Плеч-ч-о… — повторил я, вяло отбиваясь левой рукой от теплого кошачьего языка. — Правое…
     — А вы думали все пройдет без последствий?! — тут же принялся поучать лисолюд. — Вы чуть было не угробили себя! Если бы не это ваше «логово»…
     — Что с плечом? — прохрипел я, пытаясь разглядеть причину странного онемения моей правой конечности.
     — Упырь оставил вам свою метку, — объяснил лисолюд. — Это напоминание охотнику о том, что он всегда ходит по грани…
     Я скосил глаза вправо и оттянул немного рубаху левой рукой. На правом плече красовался шрам, оставленный зубастой пастью снежного упыря, рубцы которого были не красного, а льдисто-голубого цвета.
     Тяжело вздохнув, закрываю глаза. Посмотрим, ради чего я рисковал жизнью.
     — Внимание! Вы поглотили сущность Снежного упыря!
     — Поздравляем! Ваша репутация с Орденом Охотников на Чудовищ повышена на 200 единиц! Удачной Охоты!
     — Текущее значение: 360.
     — Сущность Снежного Упыря.
     — Тип: Магические сущности.
     — Вид: Редкий.
     — Эффект:
     — Вампиризм.
     — Описание:
     — Призванная сущность одной атакой отбирает у противника 35 % жизни и за счет нее восполняет ваш источник жизни.
     — Для призыва вам понадобится 500 единиц маны.
     — Помните! Вам позволено обращаться к силе Снежного Упыря не чаще, чем 1 раз в 5 суток!
     — Мда… — прохрипел я.
     — Ну, как? — тут же услышал ехидный вопрос. — Вам нравится?
     — Издеваетесь? — буркнул я.
     — Нисколько, — хохотнул Хитр.
     Открыв глаза, я помогая левым локтем сел.
     — Пять сотен маны… — пожаловался я. — Это же пятьдесят единиц интеллекта! Откуда мне столько взять?! Радужные скрижали знаете ли на дороге не валяются…
     — Какие ваши годы, юноша, — продолжал издеваться лис.
     — И все ради одной атаки, раз в пять суток… — буркнул я.
     — Но, согласитесь, какой атаки! — воскликнул Хитр.
     — Это да… — грустно вздохнул я и спросил:
     — Как скоро отпустит руку?
     — Думаю, завтра будет полегче, — пожав плечами, ответил призрак.
     Я краем глаза взглянул на показатели «логова». Выходит, я провалялся без сознания чуть больше четырех часов. Значит еще есть время на отдых перед открытием портала. Как только, я об этом подумал, Хитр опроверг мои ожидания:
     — Молодой человек, у вас меньше часа на то, чтобы прийти в себя. У нас еще много дел.
     Я, не обращая внимание на приказной тон лисолюда, откупорил зубами пробку колбы и проглотил последнюю каплю зелья насыщения. Источники тут же положительно отреагировали на жидкость.
     Когда пустая колба растворилась в воздухе, я устало откинулся на теплый бронированный бок, лежащего рядом харна, и закрыл глаза. Все… Надо поспать…
     ***
     После кратковременного отдыха лисолюд снова взял меня в оборот. Первым делом потащил в пыльную каморку арсенала.
     — Так, как за поглощение сущности вы заработали еще двести единиц репутации, вам доступен еще один предмет из нашей сокровищницы, — говорил он на ходу.
     Услышав последнее слово, я скептически хмыкнул.
     — Понимаю ваш сарказм, юноша, — горестно прокомментировал он мою реакцию. — Хотелось бы мне увидеть ваше лицо, узнай вы о прежних возможностях нашего ордена… Но, увы, время беспощадно…
     Снова оказавшись в каморке, призрак приблизился к дальней стене и указал на потайную нишу, почти под потолком.
     — Вон там хранится последний предмет, который я смогу вам дать…
     — А если я подниму репутацию?
     — Увы, но это последний секрет сего места, — пожал плечами Хитр.
     Хм… Откровенно говоря, я рассчитывал на большее.
     — Ну, что же, — тяжело вздыхая, сказал я. — Давайте посмотрим на ваш секрет…
     Секретом оказался тонкий свиток, бледно отсвечивающий голубым магическим сиянием.
     — Это какое-то заклинания? — оживившись, спросил я.
     — Лучше, — улыбнулся лисолюд. — Это карта.
     — Карта? — непонимающе переспросил я.
     — Да, карта, — кивнул призрак. — Это схема Камнеграда и всех его ловушек. Как вы помните я и сам собирался все вам показать, но, увы, ошибся в расчетах.
     — В каких еще расчетах? — тут же навострил я уши.
     — Хм… — замялся Хитр. — Понимаете ли, Эрик… Тут вот какое дело… Мне придется покинуть вас…
     — Как это покинуть? Надолго?
     Лисолюд, виновато пряча глаза, тихо произнес:
     — Навсегда…
     — То есть как навсегда?! — ошарашенно воскликнул я.
     — Если бы вы знали, юноша, как мне жаль… Я потратил слишком много сил на то, чтобы запереть вас в этом городе… И не рассчитал… Чары, что держат меня здесь рассеиваются. Я не могу их больше подпитывать. Хех… Хитр хитрец перехитрил сам себя…
     — А как же эта ваша миссия?! Портал-то еще открыт! И что, позвольте спросить, делать нам с Обжорой?!
     — Увы, но я не смогу отпереть Дверь. Она откроется только после того, как будет запечатан портал. Вам придется продолжить нашу миссию уже без меня… Я искренне верю, брат мой, у вас это получится!
     Да пошел ты! Никакой ты мне не брат! Братьев не запирают в забытой всеми богами гробнице, потусторонним тварям на съедение!
     Эрик, Эрик… Похоже такой расклад уже превращается в традицию…
     А вслух спросил:
     — Как я смогу запечатать портал?
     — Вы видели лужу, что скапливается под разломом?
     — Липкая и мерзкая, — кивнул я. — Видел. Еще удивился почему она не растекается.
     — Запирающая магия, — подтвердил лисолюд. — Чтобы усилить её необходимы призрачные кристаллы.
     — А как… — хотел было задать вопрос, но Хитр перебил меня:
     — Просто бросайте их в эту лужу.
     — И всё? — удивился я. — Это и есть ваш секретный способ, над которым вы думали больше тысячи лет?
     — Да, — спокойно ответил призрак. — Думаю, должно сработать.
     — Так вы еще и не уверены?! — пораженно воскликнул я.
     — Я на это очень надеюсь… Этот способ показал неплохие результаты.
     — Интересно какие?
     — Раньше эта лужица былf небольшим прудом. Обнадеживающая динамика, неправда ли?
     — Это же сколько кристаллов вы скормили этой штуке?! — поразился я.
     — Много, очень много, — грустно ответил Хитр. — Ваш предшественник почти справился с задачей, но увы погиб. Убивший его монстр, обретя тело, вырвался на свободу. Кстати, судя по тому, что вы используете одно из его умений, он неплохо прижился и расплодился в подземельях.
     — Не понял, — помотал головой я. — Это вы о Живоглоте сейчас?
     — Верно.
     Призрак кивнул и вдруг его тело начало тускнеть.
     — Ну, вот и все… — грустно объявил Хитр Рыжехвост, взглянув на свои быстро исчезающие руки. — Мое тысячелетнее заточение подошло к концу… Надеюсь, вы справитесь с поставленной задачей, брат… Прощайте…
     Я стоял, не говоря ни слова и смотрел, как растворяется в воздухе мой хитрый и коварный тюремщик, скорее всего обрекший меня на гибель и почему-то настойчиво называвший меня братом.
     Говорить ему что-то на прощанье не было никакого желания. Поэтому я развернулся и двинулся в сторону стеллажа с зельями насыщения. Карта мне обошлась в два жетона, так что я мог приобрести еще одну колбу.
     Первым делом, после исчезновения призрака, мы с Обжорой снова сгоняли к Двери. С лиса станется поводить за нос перед уходом. Но, увы, магия этого хитрого гада все еще действовала… Пришлось с тяжелым сердцем возвращаться вниз и готовиться к появлению непрошенных гостей. Начать решил с карты…
     Откровенно говоря, когда разворачивал древний свиток, боялся, что он, как и все тут вокруг превратится в труху. Но магический артефакт не подвел.
     — Внимание! Вы хотите использовать предмет: «Карта Камнеграда»?
     Как только дал согласие, свиток исчез, и появилось новое сообщение.
     — Создана закладка «Карта Камнеграда».
     С замиранием сердца открыл новую закладку. Перед глазами появилась схема всего города. Лисолюд не врал, это место и правда было сплошной западней. К примеру, я стоял сейчас недалеко от статуи Гуннара Сокрушителя, так вот она тоже была своеобразным устройством для убийства иномирных тварей. Судя по описанию, каменное изваяние основателя ордена, после активации превращалось в боевого голема. Правда, на карте это место было отмечено серой точкой, с короткой припиской, «неисправна». К моему глубокому разочарованию, почти вся карта была заполнена такими точками.
     Но были и хорошие новости. Ловчая яма, что так эффективно справилась с ледяным шатуном, была отмечена зеленым пятном, как «действующая». Таких мест на карте было ничтожно мало, но они были, что не могло не радовать…
     Кроме зеленых и серых, было еще несколько синих точек. В описании говорилось, что это магические ловушки, требующие ману для активации. Должен заметить, огромное количество маны! Я никогда не слышал о людях с такими громадными магическими источниками. Поэтому не совсем понимал, как вообще их использовали прежние хозяева города.
     Выходит, как и говорил лис, мой удел лишь самые простые приспособления.
     В течение часа обошел все зеленые пятна. Были, как хорошие, так и плохие новости. К хорошим я отнес исправность, убойность и простоту древних устройств. К плохим — одноразовость использования большей части из них.
     Но так или иначе, эти устройства значительно увеличивали наши шансы. Осталось решить в какую из ловушек будем заманивать следующего монстра. Который, судя по моему недомоганию не заставит себя долго ждать.
     ***
     — Внимание! Вы поглотили сущность Длиннохвостого Ыша!
     — Поздравляем! Ваша репутация с Орденом Охотников на Чудовищ повышена на 200 единиц! Удачной Охоты!
     — Текущее значение: 860.
     — Сущность Длиннохвостого Ыша.
     — Тип: Магические сущности.
     — Вид: Редкий.
     — Эффект:
     — Змеиная кожа.
     — Описание:
     — Призванная сущность создает вокруг вас магический щит, который способен поглотить 20 000 единиц урона.
     — Для призыва вам понадобится 600 единиц маны.
     — Помните! Вам позволено обращаться к силе Длиннохвостого Ыша не чаще, чем 1 раз в 5 суток!
     Идет седьмой день с момента исчезновения лисолюда, бездна его подери… За это время добыл пятнадцать больших и десять малых кристаллов. Выгреб из арсенала все «кляксы» и зелья. Там остались только свитки «ярости», которые пока мне были без надобности. С сегодняшнего дня начну тратить жетоны и на них. Сейчас у меня на руках двадцать колб с напитком «насыщения» и пятнадцать энергетических ловушек. Ну, и семьдесят жетонов. Как раз на семь свитков хватит…
     Несколько часов назад, использовав подземную ловушку с падающим потолком, усеянным острыми кольями, прикончили с Обжорой гигантскую змею, из которой и выпал второй фиал. Не скрою в моей душе теплилась надежда, что в этот раз мне удастся добыть что-нибудь с более простыми требованиями. Но, увы, вызов сущности змеи стоит еще дороже, чем упыря.
     На моем теле появилась новая отметина. На животе, ногах, боках и по всей видимости на спине тоже остался зеленый отпечаток чешуйчатого тела Ыша. Когда я вылил фиал на алтарь, его сущность пыталась раздавить мое тело. В этот раз не повезло, весь процесс прочувствовал, не теряя сознания… Состояние, как будто меня отжали, как мокрую тряпку…
     Одна капля зелья и источники заполнены. Фух… Сразу полегчало…
     — Хрн, — тут же напомнил о себе Обжора.
     — Ну, конечно, — ласково пробормотал я, выливая оставшееся зелье в пасть коту. — Куда без тебя.
     Тяжело поднявшись, медленно побрел в сторону разлома. В котомке лежат пять больших кристаллов за победу над Ышем. Надо их бросить в лужу, которая, кстати, за эти дни заметно уменьшилась.
     Привычно открыл карту. На схеме остались три зеленых точки. Наша первая ловчая яма, в которой бесславно погиб ледяной шатун. И еще два капкана. Остальные ловушки либо активированы, либо разрушены попавшими в них монстрами.
     За эти дни успел насмотреться на иномирных тварей. Если бы не местные приспособления, нас с Обжорой уже не было в живых.
     — Мда, братец… — грустно обратился я, к идущему рядом Обжоре. — Что будем делать, когда закончатся ловушки?
     — Хрн, — спокойно ответил кот.
     — Охотится, как раньше? — усмехнулся я. — Как бы мы без той западни убили, например, Ыша? Видал, какая змеища! Или ту слизкую тварь, которую мы насадили на штыри? Кровь у нее явно ядовитая. Вон смотри, как камень разъело.
     Я указал на страшные следы, оставленные на мостовой Кислотным червем.
     — Один укус и тебя уже ничто не спасет.
     — Хрн…
     — И не спорь. Знаешь ведь, что я прав.
     Так мирно болтая, мы добрались сперва до арсенала, где я выкупил семь свитков «ярости», а потом пошли в сторону портала.
     До открытия еще оставалось несколько часов, но мой рот вдруг наполнился горькой слюной с привкусом гнили… Как такое возможно?! Собственно, это все что я успел подумать, прежде чем мой разум ухнул в темноту…
     Очнулся от того, что меня кто-то бьет по щекам. Не особо церемонясь при этом. Удары хлесткие, нетерпеливые. Я открыл глаза…
     Надо мной склонилось мертвенно бледное лицо. Заостренные уши, лысый череп, узкие черные глаза, прямой нос. Бескровные тонкие губы нетерпеливо сжаты.
     Заметив, что я пришел в себя, существо обратилось ко мне на неизвестном языке. Отрицательно покачать головой я не смог, потому как был полностью обездвижен. Неизвестный повторил свой вопрос, но его интонации и слова изменились. Все равно не понимаю… Краем глаза заметил, лежащего рядом харна. Грудь мерно вздымается. Слава богам, живой! Видимо, тоже обездвижен, как и я. Его эмоций я не чувствую, значит без сознания.
     Скосил глаза вправо. Бледнолицый не один. С ним еще двое — мужчина и женщина. Как и у первого, на головах ни волосинки. Фигуры гибкие, худощавые, но крепкие. Судя по экипировке — не охотники и не скауты — воины. Из оружия: короткие изогнутые мечи, тугие луки и кинжалы. Все вещи странных незнакомцев угольно-черного цвета.
     Бледнолицый пытавшийся разговорить меня, обернулся к своим спутникам и сказал, что-то каркающе-шипяще, судя по интонации, очень злое. Пока он был занят беседой, я опустил глаза. Хм… Вроде бы не связан… Тогда… До меня, наконец, дошло — магия…
     Открываю сообщения. Странно… Великая Система сообщает, что я и мой питомец были обездвижены и лишены возможности использовать заклинания, какой-то неизвестной волшбой. Выходит, среди этих троих есть маг. Ловкие ребята… Обвели Обжору вокруг пальца… Он даже пикнуть не успел…
     — Ты меня понимаешь, червь? — незнакомец, наконец, заговорил на моем языке. — Вижу, что понимаешь.
     Он сделал плавный пасс рукой, и я громко закашлялся.
     — Кто вы такие? И что вам надо? — прохрипел я.
     — Заткнись, червь, — меня грубо оборвали. — Вопросы здесь задаю только я.
     Бледнолицый зло ощерился, и я увидел четыре острых клыка.
     — Ты здесь один? — спросил он.
     Я промолчал, но похоже незнакомцу хватило и моего молчания. Он обернулся к своим спутникам и что-то сказал на своем противном языке. Те лишь коротко кивнули, а потом произошло то, чего я никак не ожидал увидеть. Они выхватили свои клинки и молниеносно атаковали друг друга.
     Ошарашенно разинув рот, я наблюдал за схваткой. Бой каждый сам за себя, иногда превращался в два против одного. Причем бывшие союзники, выискивая удобные моменты мгновенно превращались в противников.
     Бледнолицые сражались молча. Используя оружие и магию. Вспышки заклинаний, лязг стали, тяжелое дыхание соперников — все слилось в один смертоносный вихрь. За многими движениями мне было не уследить, настолько быстрыми и стремительными они были.
     Судя по тому, что моя слюна была горькой — эти ребята пришли из разлома. Хм… Но почему они не убили нас? Почему сражаются друг с другом?
     Громкий звонкий вскрик возвестил, что девушка получила ранение. Ее левая рука повисла плетью. Но это не помешало ей сделать длинный выпад и насадить своего обидчика на изогнутый клинок… Тонкая угольно-черная полоска вошла прямо в сердце.
     По счастливому для меня стечению обстоятельств, это был именно тот маг, что обездвижил нас с Обжорой. Как только он растворился в воздухе, ко мне вернулась возможность шевелиться, а в голове возникло нестерпимое желание шарахнуть по двоим оставшимся «тараном».
     — Обжора, — прошептал я, активируя свиток «ярости» и заклинание. — Рад, что ты очнулся.
     — Вы атаковали Сумеречного вампира (16)!
     — Вы нанесли критический урон 83!
     — Вы атаковали Сумеречного вампира (17)!
     — Вы нанесли критический урон 79!
     Прекративших уже сражаться двоих вампиров, моя атака застала врасплох. Отброшенные изломанными куклами на несколько шагов назад, они замерли в нелепых позах. Харн уже был тут, как тут. Длинный прыжок и чешуйчатое тело пещерного кота приземляется ближайшему вампиру на грудь. Спустя мгновение Великая Система сообщает мне о первом убийстве.
     Тем временем женщина-вампир пришла в себя и легко увернувшись от когтей харна, неожиданно быстро рванула в мою сторону. Бледное лицо превратилось в гримасу смерти.
     Она что-то кричала на своем каркающем языке. А я тем временем достал новую колбу с зельем и сделал глоток. Источники жизни и энергии скакнули вверх, на короткий миг подстегнув восстановление маны.
     Тело бегущей фурии окутала темная дымка. Наверняка какое-то атакующее заклинание. Харн обозленный промахом уже был в шаге от атакующей. На бледном оскаленном лице женщины появилась хищная улыбка.
     — Фокусы закончились, червь?! — вдруг выкрикнула она.
     Когда до бегущей оставалось пять метров, я с дрожью в голосе ответил:
     — Не совсем.
     Молния угря бледно-желтой нитью полоснула по вампиру, заставив ту споткнуться и по инерции кубарем прокатиться несколько метров вперед. Злющий Обжора, следовавший за ней по пятам, в несколько мгновений поставил жирную точку в нашем поединке.
     Я тяжело выдохнув, на трясущихся ногах опустился на землю… Сердце вот-вот вырвется из груди.
     — Вы убили Сумеречного вампира (16).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Жетон Охотника на чудовищ (30 шт).
     — Большой призрачный кристалл (5 шт).
     — Вы убили Сумеречного вампира (17).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Жетон Охотника на чудовищ (40 шт).
     — Большой призрачный кристалл (6 шт).
     — Эфемерный рюкзак Сумеречного воина.
     Новые трофеи? Интересно, чем это поделилась со мной женщина-вампир.
     — Эфемерный рюкзак Сумеречного воина.
     — Тип: Магические предметы.
     — Вид: Эпический.
     — Эффект:
     - + 10 эфемерных ячеек.
     — Увеличивает срок хранения предметов в 2 раза.
     — Снижает вес переносимых предметов в 2 раза.
     — Примечание:
     — После надевания становится частью носителя, вплоть до его смерти.
     Я достал из котомки странный просвещающийся предмет. Покрутил его в руках.
     — Внимание! Вы хотите использовать предмет: «Эфемерный рюкзак Сумеречного воина»?
     После того, как дал согласие перед глазами возникла новое сообщение.
     — Создана закладка «Эфемерный рюкзак Сумеречного воина».
     Завороженно открываю новую закладку и вижу десять пустых ячеек. А под ними список предметов, которые могу переместить в эти ячейки. Собственно, здесь все мое добро. Ради интереса выбираю одну эску и перекидываю ее в пустую ячейку. Смотрю в котомку — одна эска исчезла. Она словно испарилась!
     Хм… Еще одну… Минус две в котомке, но плюс две в одной ячейке рюкзака… До меня вдруг стало доходить, что за вещь мне попала в руки…
     На радостях перетащил все самое ценное в эфемерный рюкзак и облегченно выдохнул. Пусть теперь попробуют меня ограбить!
     ***
     Закончив с разбором трофеев, приблизился к порталу. Рыжехвост был прав — кажется разлом постепенно закрывается. Черная жижа прямо на глазах превращалась в тягучую смолу, а уже смола кое-где становилась камнем. Казалось, древнему злу не хватает самую малость чтобы прекратить свое существование.
     Извлек сразу все добытые кристаллы. После боя с вампирами их у меня двадцать один. Маленькая лужица, сейчас уже больше напоминающая смолянистое пятно, почувствовав магию упавших в нее кристаллов мелко завибрировала.
     Сперва ничего не происходило. Я уже было подумал, что пора готовится к новому вторжению, как вдруг разлом пришел в движение и начал сужаться.
     Я, отбежав на несколько шагов, с замиранием сердца смотрел, как заостренные края скалы соединяются и как противная жижа, шипя превращается в черный пар. Несколько ударов сердца и древний портал, тысячелетиями наводивший ужас на эти земли, перестал существовать.
     Я взглянул на Обжору и дрожащим голосом сообщил:
     — Все, дружок…. Мы это сделали… Пора убираться из этого места…
      p. s. От автора.
      Уважаемый читатель! Если Вам понравился текст и у Вас появилось желание подписаться на мою страницу здесь на ЛитНете, поставить "лайк" или даже сделать репост — буду Вам безмерно благодарен!) Такое внимание от Вас здорово мотивирует!)
      С уважением, автор.

Глава 23


     Глава 23
     — Внимание Охотник! За проявленную доблесть в сражении с древним злом твоя репутация с Орденом Охотников на Чудовищ повышается на 2000 единиц!
     — Текущая репутация: 3280.
     — Отныне все доступные товары в любом из арсеналов ордена будут стоить тебе на 50 % дешевле!
     — Отныне для других братьев нашего Ордена ты — Герой!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Жетон Охотника на Чудовищ (500 шт).
     Озадаченно чешу затылок. Откровенно говоря, ожидал чего-то более существенного. Все-таки, как ни как, победили «древнее зло»… Кроме того, у другого охотника на моем месте этот процесс занял бы намного больше времени. Не верю я, что моему предшественнику так часто сыпались эти кристаллы. Да и Хитр постоянно на это намекал в наших беседах.
     Ну, и зачем мне спрашивается вся эта репутация с мертвым орденом? Еще и жетонов этих надавали… Хех… скидки — это, несомненно, здорово. Но какой в них смысл, если все товары рассыпались в труху? Кстати, не забыть перед уходом выгрести все свитки «ярости» из арсенала. Согласно последним данным — они мне теперь обойдутся по пять жетонов за штуку.
     В сообщении меня смутил один момент — «в любом из арсеналов ордена». Значит ли это, что этот город не единственное место, где обитали охотники на чудовищ? Если это так, то где могут находится остальные? И что важно в каком они состоянии? Правда, если говорить напрямую, мне в данную минуту не хотелось бы снова угодить в лапы, какому-нибудь очередному Хитру Рыжехвосту… Хотя в запасах других арсеналов с удовольствием покопался бы.
     Привлекла внимание мигающая закладка «карты». Когда ее открыл, то был слегка ошарашен новыми данными, которые на ней появились. До этого момента были только отметки с ловушками — сейчас же все главные здания города были подписаны. Почти все они находились на центральной площади. Вот статуя Гуннара Сокрушителя… Вот арсенал… Вон там на отшибе капище… Портала, кстати уже не было. Стоп… А это что? Мое сердце учащенно забилось… Банк? Ба-а-анк!
     — Хрн? — удивился Обжора, наблюдая, как я утиной походкой в ускоренном темпе заковылял в сторону центральной площади.
     — Дружище! — кричал я на ходу. — Если в том здании сохранилась хотя бы малая часть от того, что должно сохраниться — мы навсегда забудем о скитаниях!
     Признаться последние дни, я, не теряя надежды найти что-то ценное, скрупулезно исследовал каждый дом этого городка. Пока Хитр был со мной, я пытался выведать о возможных тайниках хозяев, но призрак всячески отказывал мне в помощи. Аргументируя тем, что разграбление будет проявлением неуважения к его погибшим друзьям и товарищам. Чем, кстати, еще больше убеждал меня в том, что этот городок напичкан всяким полезным добром. Увы, но уговоры в духе: «там ведь могут быть вещи, которые помогут в сражениях с монстрами» на хитрого лисолюда никак не действовали. Он лишь лукаво посмеивался и сообщал, что ловушки — вот лучший способ уничтожения иномирных тварей. А еще «смекалка и доблесть»… Бездна забери этого умника!
     Не могу сказать, что поиски ничего не давали… Много раз я находил простейшие сейфы и потайные ниши в стенах домов, но, увы, кроме трухи и пыли там ничего не было… Кроме того, на глаза попадались следы разграбления, видимо мои предшественники, более удачливые с более высокими показателями «наблюдательности» или «искателя ценностей» уже побывали в этих местах. Правда, возникает вопрос… Если они погибали в схватках, куда девались найденные ими ценности? Вопросы. Опять вопросы… Кажется, у меня их сейчас больше, чем было до того, как сюда пришел.
     И вот теперь «карта» дает мне долгожданную подсказку — в Камнеграде был свой банк! Это же чудесные новости! Я бы даже сказал — умопомрачительные! Как представлю сколько охотников тут жило… И где они хранили все свои трофеи? Правильно! В банке! В школе нам рассказывали, что банкиры пользовались специальной гномьей магией для хранения ценностей вкладчиков. Может быть и этот банк не исключение? Мороз по коже от открывающихся перспектив!
     Когда я оказался на центральной площади и сверившись с картой нашел то место, где должен был быть банк Камнеграда — хотелось рвать на себе волосы.
     На месте искомого здания высился высокий холм из гигантских булыжников, густо обросших зеленым мхом. В очертаниях скальных осколков угадывались продолговатые пики сталактитов. Я огляделся, словно заново осматривая площадь. Ратуша, банк, храм и еще десяток зданий были разрушены и погребены под гигантскими осколками. Только сейчас я обратил внимание на то, что почти весь город остался цел, а самые главные постройки подозрительно точно уничтожены. Будто кто-то намеренно использовал что-то убойное из атакующей магии, чтобы сбить висящие глыбы с потолка.
     Мда… Я разочарованно смотрел на завалы и потирая подбородок думал — мне с моими показателями и нескольких жизней не хватит, чтобы справится с этими холмами. Успокаивало то, что карта упорно указывала на действующие «синие» точки под завалами. Значит древние ловушки охотников все еще активны. Выходит, банковское хранилище находится на нижних уровнях. Очень хочется верить, что в них что-то все-таки сохранилось… Мда… Несмотря на данную себе клятву больше сюда не возвращаться, вынужден признать — это место не желает меня отпускать — когда стану сильнее, придется посетить его снова.
     Полюбовавшись на каменистый холм, надежно спрятавший сокровища охотников от посторонних, я разочарованно вздохнув поплелся в сторону арсенала. Выкуплю последние свитки и в путь.
     Лисолюд сдержал-таки слово — Дверь пропустила нас! Когда, оказались снаружи будто камень с души упал…
     Свободны!
     От переизбытка чувств обнял бронированную шею харна. Тот тут же облизал все лицо. Тоже рад избавлению… Смешно подумать, скажи мне кто еще месяц назад, что я буду счастлив оказаться на седьмом уровне подземелий Кривых гор — поднял бы на смех шутника.
     Глубоко вдохнув воздух уже родных подземелий, я обернулся и взглянул на снова закрывшуюся Дверь. Покидаю это место со смешанными чувствами. Разочарование — не получил того, на что в тайне надеялся… Радость — выжили и выбрались из западни… Понимание — бесплатный сыр бывает только в мышеловках… Теперь несколько раз подумаю, прежде чем решу полезть в какое-нибудь древнее место…
     ***
     Идет пятый день с того момента, как мы покинули древний город. Вчера оставили позади пруд, где обитал угорь. В пещеру не заходили, обошли ее стороной. Харн дал понять, что то место, несмотря на прошедшие дни, все еще хранит запах падали. Видимо, за тела вепряка и угря в тот раз разгорелась нешуточная драка, а потом на протяжении всего времени баталии повторялись за тела новых поверженных.
     По пути успели удачно поохотится. Я запасся новыми стеблями звероцвета, к слову, которые после безвкусного зелья насыщения, уплетал словно это изысканный деликатес. Харн успел полакомится мясом виперы, даже два раза. Кроме того, уничтожили небольшую стаю крыланов из четырех особей и прибили мерзкого хладуна.
     Обжора постепенно подрастал, не без моей помощи. Все добытые серебряные скрижали по обоюдному согласию мы вкладывали в его магический источник. Другие характеристики постепенно увеличивались естественным путем, а вот интеллекту необходима «подпитка».
     Бой с вампирами показал, что каждая единица этой характеристики очень важна. Харн в тот день двумя «прыжками шипохвоста» практически опустошил свой источник маны, дав тем самым женщине-вампиру шанс прикончить меня… Сейчас у него уже двадцать шесть единиц — маны хватит на пять прыжков.
     К слову, несколько раз в мыслях возвращался к той памятной схватке. Было время обдумать странное поведение вампиров. Предполагаю, что они начали сражаться за право убить нас с Обжорой. Один должен был исчезнуть, чтобы оставшиеся обрели тела.
     Должен заметить у этих существ есть свои понятия о чести. Что мешало магу, когда он понял, что нас тут двое — по-быстрому прирезать меня? А потом уже наблюдать, как кромсают друг друга его спутники за тело Обжоры? Так нет же… Он сперва объявил новости своим друзьям, а уж потом началась потеха…
     За версию «третий лишний» говорит еще и тот факт, что как только погиб маг — двое оставшихся тут же прекратили бой.
     Как-то слышал фразу от отца, что иногда полезно выглядеть слабым, мол, таким образом, в некоторых случаях появляется преимущество. Истинный смысл его слов дошел до меня только сейчас. Мне повезло — сумеречные воины недооценили «червя» нулевку и его шестиуровневого питомца.
     В общем, с этим моментом я более или менее разобрался. А вот вопрос: «Каким образом эти уроды появились в городе?» — остается открытым. Я точно помню, как закрылся портал после гибели Ыша — значит вампиры не пришли из его мира, как это сделал снежный упырь, заскочивший следом за ледяным шатуном. Здесь явно что-то другое… И лисолюд, зараза, ни о чем таком не предупреждал…
     Предположений было несколько. Одно необычнее другого. Склоняюсь к тому, что сумеречные вампиры умеют влиять на работу вот таких вот порталов. Хитр, описывая зелье «насыщения», упоминал, что охотники могли путешествовать по иным мирам. Таким образом возникает закономерное предположение — тоже самое могут делать иномирные разумные. Остается только понять, почему я не почувствовал открытие портала? Может, так любимой лисолюдом репутации не хватило?
     — Хрн, — отвлек меня Обжора от тяжелых мыслей.
     — Да, ты у меня красавец, — шепнул я ему на ухо и полюбовался на его подросшие показатели.
     — Свирепый харн.
     — Имя: Обжора.
     — Уровень: 6 (11 800 / 27 000)
     — Статус: Преданность хозяину(неизменно)
     — Разум: 1 / 1.
     — Сила:48 / 90
     — Ловкость:55 / 90
     — Меткость:5.8 / 90
     — Интуиция: 6 / 6.
     — Мудрость:5.8 / 12
     — Звериный инстинкт:8 / 12
     — Скорость:49.1 / 90
     — Гибкость:41 / 90
     — Интеллект:26 / 60
     — Источник маны:310 / 310
     — Здоровье:60 / 60
     — Выносливость:49 / 60
     — Источник жизни:650 / 650
     — Источник энергии:540 / 540
     — Чешуйчатая броня: 30 / 30
     — Защита:300 / 300
     — Урон: +140,6…+451,4
     — Укус: 30 / 30
     — Удар когтистой лапой: 30 / 30
     — Прыжок 6 / 6.
     — Звериная регенерация: 10 / 12
     — Охотник: 21.8 / 30.
     — Рыболов: 12.8 / 30.
     — Противодействие яду Шестилапа — 7 / 30
     — Прыжок Шипохвоста.
     Заглянул в эфемерный рюкзак.
     — Эссенция опыта (59 660 шт).
     — Каменная скрижаль Разума (24 шт).
     — Глиняная скрижаль «Травничество». (110)
     — Глиняная скрижаль Разума (110)
     — Золотая скрижаль Интеллекта.
     — Жетон Охотника на Чудовищ (505 шт).
     — Свиток «Ярость Охотника» (19 шт)
     — Капкан «Клякса» (15 шт)
     — Малое зелье насыщения (18 шт)
     — Амулет призыва «Свирепый харн».
     Когда, после выхода из города, прибили первую виперу с рюкзаком начало происходить нечто странное. И для меня очень радостное. Сперва, пришло сообщение о том, не желаю ли я, чтобы отныне все трофеи падали в новый рюкзак. На что я с удовольствием согласился, забыв при этом, что все эфемерные ячейки были заняты. Запоздало поняв, что дал маху, быстро открыл закладку с рюкзаком и замер с открытым ртом. Ячеек было уже одиннадцать?!
     Уже потом, когда волнение отступило и смог нормально соображать, понял в чем дело. Все вещи, которые я перенес в эфемерный рюкзак имели приписку в описании — «Не имеет веса. Не занимает места». То есть, другими словами, я все еще мог располагать десятью эфемерными ячейками!
     В старой котомке осталась лишь всякая мелочевка для отвода глаз. Попади она в чужие руки, мне будет не так жалко расставаться с ней.
     — Хрн… — тихо сообщил мне Обжора.
     — Да, я тоже его чувствую… — прошептал я в ответ.
     Дело в том, что на пятый день нашего путешествия, мой рот знакомо наполнился горькой слюной… Сперва даже не поверил в происходящее, думал мне это все кажется, но харн подтвердил — неподалеку ошивается кто-то злой и прожорливый. Кстати, «странным» Обжора это неизвестное существо не назвал. Видимо уже приходилось иметь дело.
     Вот мы и сидим сейчас в засаде, в пяти метрах от земли на широком уступе. Ждем появления потомка иномирной твари, обретшей когда-то тело и вырвавшейся на свободу.
     Под нами большая влажная пещера овальной формы. В стенах есть несколько нор пещерных червей. Только они практически заросли зеленым мхом. Здешняя влажность удивляет… Откуда ей взяться без водоема? Даже лужицы никакой нет…
     Внезапно чешуйки на загривке харна завибрировали… Ага… А вот и неизвестный зверь пожаловал. Во рту кроме горечи, появился привкус гнили.
     Сперва я услышал громкое булькающее дыхание и шлепающие шаги. Первое что пришло в голову — такой способ передвижения для невидимого существа не привычен.
     Спустя несколько мгновений, булькающий и шлепающий монстр показался из проема в противоположной стене. Хех… Так ведь это кажется болотник! Я сам никогда его не видел, но судя по приметам, что когда-то озвучила Мири — это именно он. Не могу понять одного — что водоплавающая тварь делает так далеко от своих любимых смрадных вод?
     Я присмотрелся. На вид, то ли здоровенная жаба, то ли жирная ящерица. Кожа на теле вся потрескалась, в некоторых местах полопалась. На правом боку глубокая царапина, сочащаяся вязкой зеленой слизью. Ха! Похоже он ранен!
     Неожиданно от харна пришло невнятное объяснение происходящего.
     — Место охоты. Бой. Соперник.
     — Хочешь сказать, что он уступил своё болото более сильному сопернику? — шепотом переспросил я.
     — Хрн, — утвердительно ответил Обжора.
     А еще харн дал понять, что болотник истощен схваткой. Ранен и потерял много крови. Ищет сейчас любую воду, чтобы восстановится. Поэтому и пришел в эту влажную пещеру в надежде найти водоем. Другими словами, Обжора предлагал атаковать подранка, пока это не сделали другие твари за нас.
     Когда, монстр подошел поближе я понял, что не ошибся. Болотник. Двадцать первый уровень. Тяжело ухая, булькая, хлюпая, он двигался в центр пещеры.
     Обжора предложил действовать прямо сейчас.
     — Погоди, — шепнул я. — Давай перестрахуемся.
     Достаю две бурые сферы и швыряю по ноги медленно плетущейся твари. Сферы бесшумно разбились и болотник со всего маху угодил в энергетические капканы. Кляксы мгновенно опустошили его энергоисточник на сорок процентов. Монстр не ожидая такой подлости обиженно забулькал и его крупное жирное тело мигом окутала мутно-зеленая дымка.
     Кстати, это все, что смог сделать хозяин болот. Его желеподобная туша тяжело рухнула на землю, а из широкой зубастой пасти вывалился длинный склизкий язык.
     Обжора в несколько скачков очутился рядом с круглой башкой и нанес несколько молниеносных ударов когтистой лапой. Кусать эту тварь я ему запретил — отравлений нам не надо. Так что харн действовал осторожно.
     Бледно-зеленая дымка после каждого удара кота слегка вспыхивала, а на где-то на десятом взмахе — полностью растворилась.
     Всё. Магический щит болотника разрушен. На башку твари посыпались мощные удары, превратив ее за несколько секунд в желеобразное зеленое месиво. Я тоже под конец отличился — шарахнул монстра тараном, чем и поставил точку в этом противостоянии.
     Тяжело дыша, с расширенными от перевозбуждения глазами я посмотрел на харна. Кот тоже тяжело дышал. Его лапы и тело била крупная дрожь. Питомец выложился по полной.
     — Вы убили Болотника (21).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (4200 шт).
     — Золотая скрижаль Интеллекта.
     — Серебряная скрижаль (6 шт).
     — Жетон Охотника на чудовищ (30 шт).
     — Внимание! Высшие Силы заметили вас! Вы повторили легендарный подвиг Сигрун Коварной! Вы победили магическое существо с уровнем, превышающим ваш на 20, нанося неожиданные удары!
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (3000 шт)
     — Радужная скрижаль «Болотник» (1 шт)
     Не успел, как следует обрадоваться новой «радуге», как Обжора забил тревогу! А спустя несколько мгновений пещера заполнилась многоголосым визгом и шипением!
     Крысюки! Стая из трех особей!
     Недолго думая, откупориваю пузырек с зельем и делаю глоток. Харн ощетинившись замирает рядом со мной. Две капли ему и наши источники полны под завязку.
     Короткий взгляд назад — до уступа уже не добегу. Буду встречать врага прямо здесь.
     — Внимание! Вы активировали «Логово Живоглота»!
     Пока крысюки замерли, изучая поле будущего боя, дрожащими руками достаю радужную скрижаль. На изучение заклинаний, навыков и умений болотника времени уже нет. Но, перед тем как крысюки пошли в атаку, я успеваю закинуть десяточку в интеллект.
     В источнике магии двести десять единиц! Вот теперь повоюем!
     Здоровенные крысы прыгнули практически одновременно. Две из них были тут же отброшены усиленным «яростью охотника» «тараном».
     — Вы атаковали Скальный крысюк (9)!
     — Вы нанесли критический урон 75!
     — Вы атаковали Скальный крысюк (9)!
     — Вы нанесли критический урон 83!
     Третья тварь прыгнула прямо на меня, но была сбита на лету бронированной тушей Обжоры. Два темно-серых тела сплетясь в один визжаще-рычащий клубок отлетели на несколько шагов в сторону. Несмотря на уровень крысюк явно проигрывал эту схватку. Чешуйчатые лапы Обжоры мелькали словно крылышки стрекозы, превращая бока и грудь пещерного падальщика в кровавое месиво.
     Харн побеждал, но, увы, слишком медленно. Десять секунд оглушения истекли словно их и не было. Крысы мотая усатыми мордами снова пошли в атаку. Но только в этот раз они поступили хитрее. Они разделились.
     Одна из них рванула на помощь истекающей кровью товарке, а другая — в два прыжка оказалась рядом со мной. Это было настолько быстро сделано, что я со своей заторможенной реакцией даже пикнуть не успел.
     Первый удар крысюка поглотило «логово», дав мне время прийти в себя. Все я остался без защиты!
     «Таран»! Обиженно вереща, крыса снова отлетает на несколько шагов назад и остается лежать возле туши мертвого болотника.
     Бросаю взгляд в сторону харна. Тот стремительной тенью мечется между двумя тварями, успевая раздавать направо и налево мощные удары.
     Кидаю туда молнию угря и крысюки замирают в нелепых позах. Для них это смертельный приговор. Разъяренный Обжора поочередно разрывает им глотки и не медля больше ни секунды метется в сторону начавшей приходить в себя последней крысы.
     «Прыжок шипохвоста» и харн уже за спиной ничего так и не понявшего крысюка. Зубастая пасть пещерного кота в мгновение ока сомкнулась на шее падальщика. Хруст позвонков слышал даже я.
     Последний готов… Победа…
     Не успев осознать произошедшее, я получил от Обжоры новое предупреждение — пора уносить ноги — скоро сюда нагрянет вся крысиная стая.
     Уходили быстро. Ну… Насколько это возможно с моей скоростью… Вопреки моим опасениям за нами так никто и не увязался. Видимо, крысюкам хватило тел своих сородичей. Кроме того, там еще оставалась туша болотника. Ей они тоже не побрезгуют. После того, как я один раз увидел с каким удовольствием стая крыс пожирала останки крылана — с уверенностью могу сказать — эти твари всеядны.
     До осмотра трофеев уже дорвался на привале. Моя третья радужная скрижаль порадовала новым заклинанием.
     — Защитная аура Болотника.
     — Уровень: 0. (0/20)
     — Тип: Заклинание.
     — Вид: Редкое
     — Описание:
     — Болотник при помощи магии, создает вокруг своего тела защитную ауру.
     — Эффект:
     — Поглощает 2000 урона.
     — Минимальные требования:
     — Интеллект — 9.
     — Расходует 100 маны.
     — Примечание:
     — Время на перезарядку: 3 часа
     Кроме того, к моей радости, на одном из умений болотной твари не было ограничения по «анатомическому несоответствию».
     — Водяная регенерация Болотника.
     — Уровень: 0. (0/20)
     — Тип: Активное умение.
     — Вид: Редкое
     — Описание:
     — Выбрав подходящий водоем, обессиленный или раненый Болотник погружается в воду и с помощью магии ускоряет восстановление повреждений на своем теле.
     — Эффект:
     - +20 регенерации.
     — Минимальные требования:
     — Интеллект — 11.
     — Расходует 120 единиц маны.
     — Примечание:
     — Время действия 1 час.
     — Умение можно использовать не чаще, чем 1 раз в 12 часов.
     — Как удачно нам попался этот раненый болотник, — потирая руки прошептал я, засыпающему Обжоре на ухо.
     — Хрн?
     — Очень полезная скрижаль. Можно сказать, что она сегодня спасла мне жизнь.
     — Хрн?!
     — Конечно-конечно! Как ты мог такое подумать? Если бы не ты, я бы вообще давно бы сдох. Ты мой самый главный защитник! Да, что говорить! Роднее тебя у меня никого нет на всем белом свете!
     — Хрн, — ответил Обжора и лизнул меня в щеку.
     Я легонько похлопал его по чешуйчатой шее и задумался…
     Что ждет меня там, на поверхности? Как отнесутся к моему воскрешению доблестные скауты? Интересно, что они там наплели Скорксу? Хотя, о чем это я? Эти уроды уже столько невинных душ угробили — одной больше, одной меньше…
      p. s. От автора.
      Уважаемый читатель! Если Вам понравился текст и у Вас появилось желание подписаться на мою страницу здесь на ЛитНете, поставить "лайк" или даже сделать репост — буду Вам безмерно благодарен!) Такое внимание от Вас здорово мотивирует!)
      С уважением, автор.

Глава 24


     Глава 24.
     Вы убили Черный Крылан (8).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (1600 шт).
     — Серебряная скрижаль (2 шт)
     — Внимание! Ваш питомец перешел на 7 уровень!
     — Количество свободных характеристик: 3.
     — Поздравляю тебя с уровнем, братишка! — обнимаю окрепшего за эти дни Обжору.
     — Хрн, — ткнулся в мою щеку, мокрым носом кот.
     — Согласен! Ты просто, красавец! Дай-ка я на тебя погляжу…
     — Свирепый харн.
     — Имя: Обжора.
     — Уровень: 7 (0 / 36 000)
     — Статус: Преданность хозяину(неизменно)
     — Разум: 1 / 1.
     — Сила:51.5 / 105
     — Ловкость:58.5 / 105
     — Меткость:5.8 / 105
     — Интуиция: 6 / 7.
     — Мудрость:6 / 14
     — Звериный инстинкт:8 / 14
     — Скорость:51.5 / 105
     — Гибкость:41.3 / 105
     — Интеллект:28 / 70
     — Источник маны:330 / 330
     — Здоровье:60 / 70
     — Выносливость:52.5 / 70
     — Источник жизни:650 / 650
     — Источник энергии:575 / 575
     — Чешуйчатая броня: 30 / 35
     — Защита:300 / 350
     — Урон: +144…+462
     — Укус: 30 / 35
     — Удар когтистой лапой: 30 / 35
     — Прыжок 6 / 7.
     — Звериная регенерация: 10 / 14
     — Охотник: 22.8 / 35.
     — Рыболов: 12.8 / 35.
     — Противодействие яду Шестилапа — 7 / 35
     — Прыжок Шипохвоста.
     После памятного боя с болотником и крысюками прошло девять дней. Мы сейчас в пещере, где я нашел первую метку охотников. Где-то там, за вон той скалой, находится бывшее логово самки живоглота. Место, где меня бросили скауты.
     За прошедшие дни мы неплохо поохотились. Крыланы, виперы, звероцветы, хладуны, крысюки — уже и не упомню сколько их всех было. Увы, как и в схватке с теми тремя крысами, мне не всегда удавалось наносить урон, но даже при таком раскладе в рюкзаке сейчас ждали своего часа пятьдесят четыре серебряные скрижали.
     Монстров Обжора уже крошил и без «подпитки» — так что по обоюдному согласию решили откладывать «серебрушки» до седьмого уровня.
     Сегодня будем улучшать «прыжок шипохвоста». Я тяжело вздохнул… Минус семнадцать скрижалей… Но это жизненно необходимые траты…
     — Внимание! Вы улучшили заклинание вашего питомца!
     — Ну, давай поглядим, что там получилось, — прошептал я.
     — Хрн…
     — Прыжок Шипохвоста.
     — Уровень: 1. (0/40)
     — Тип: Магическое умение.
     — Вид: Редкое
     — Описание:
     — Шипохвост при помощи магии, мгновенно перемещается за спину противника, оставаясь при этом некоторое время невидимым.
     — Эффект:
     — Мгновенное перемещение за спину противнику.
     — После перемещения действует временная невидимость: 5 секунд.
     — Минимальные требования:
     — Интеллект — 5.
     — Расходует 55 маны.
     — Примечание:
     — Время на перезарядку 8 сек.
     — Дальность 6 м.
     Я, довольно потирая ладони, снова перечитал описание. Теперь харн может прыгнуть на один метр дальше. При этом ненамного, но все-таки сократились: время перезарядки и расход маны. И последнее… Но не по значению… Обжора после перемещения сможет оставаться несколько секунд невидимым для врага!
     — Красота! — прокомментировал я прочитанное. — Эх, надо было раньше заклинание улучшать…
     — Хрн…
     — Согласен… Откуда же мы знали?
     — Хрн…
     — Да-да, дружок… Не забыл я о твоем уроне. Но у нас осталось тридцать семь скрижалей… Надо их потратить с умом.
     — Хрн!
     — Мы же договаривались! После заклинания будет защита и здоровье. Ты и так легко справляешься с местной мелочью. Но мелочью они являются для тебя… А если ты вдруг, не дай все боги этого мира, по неосторожности погибнешь?! Как прикажешь мне жить с этим?! К слову, без тебя я тут и проживу-то недолго… До первой встречи с тем же хладуном…
     Обжора лишь фыркнул и положил чешуйчатую башку на лапы.
     — Так-то лучше…
     Пока кот снова не начал протестовать, довожу до максимума «чешуйчатую броню» — защита тут же выросла на пятьдесят единиц. Дальше десять скрижалей в здоровье — источник жизни достиг потолка на этом уровне — семьсот пятьдесят единиц. Глянул в рюкзак — осталось двадцать две «серебрушки».
     Как только, я задумался, как лучше распределить остатки, в ладонь уткнулся мокрый нос.
     — Ладно, как скажешь, — кивнул я, и поднял до потолка все боевые умения харна. Минус одиннадцать…
     Что дальше? Харн, получив свое, закрыл глаза и мирно засопел.
     Я, усмехнувшись, снова углубился в описание. Есть несколько характеристик и умений, которые можно поднять до потолка. Мной замечено, что за все время боев, Великая Система их так и не удосужилась повысить — значит этим займусь я. Единицу в «интуицию», шесть в «звериный инстинкт» и четыре в «звериную регенерацию». Все… Серебрушек больше нет… Осталось решить с тремя баллами, что выдала Обжоре Система за седьмой уровень.
     Бой с Болотником принес Обжоре две единички интеллекта, таким образом с улучшением заклинания, объема магического источника теперь хватало как раз на шесть прыжков, что на один больше, чем раньше.
     Если сейчас увеличу источник, тридцати единиц маны все равно будет мало для седьмого прыжка. Несомненно, запас карман не тянет, но не в нашем положении нерационально разбрасываться драгоценными единичками.
     Сила, ловкость, выносливость, скорость — темп роста этих характеристик и без моего вмешательства довольно приемлемый. А вот «мудрость» с места почти так и не сдвинулась. Повышу ее — увеличится скорость восстановления маны.
     Решено! Три балла в «мудрость».
     Теперь посмотрим, что получилось.
     — Свирепый харн.
     — Имя: Обжора.
     — Уровень: 7 (0 / 36 000)
     — Статус: Преданность хозяину(неизменно)
     — Разум: 1 / 1.
     — Сила:51.5 / 105
     — Ловкость:58.5 / 105
     — Меткость:5.8 / 105
     — Интуиция: 7 / 7.
     — Мудрость: 9 / 14
     — Звериный инстинкт:14 / 14
     — Скорость:51.5 / 105
     — Гибкость:41.3 / 105
     — Интеллект:28 / 70
     — Источник маны:330 / 330
     — Здоровье:70 / 70
     — Выносливость:52.5 / 70
     — Источник жизни:750 / 750
     — Источник энергии:575 / 575
     — Чешуйчатая броня: 35 / 35
     — Защита:350 / 350
     — Урон: +171…+541
     — Укус: 35 / 35
     — Удар когтистой лапой: 35 / 35
     — Прыжок 7 / 7.
     — Звериная регенерация: 14 / 14
     — Охотник: 22.8 / 35.
     — Рыболов: 12.8 / 35.
     — Противодействие яду Шестилапа — 7 / 35
     — Прыжок Шипохвоста (1).
     Со вздохом заглянул в рюкзак.
     — Эссенция опыта (103 460 шт).
     — Каменная скрижаль Разума (24 шт).
     — Глиняная скрижаль «Травничество». (110)
     — Глиняная скрижаль Разума (110)
     — Золотая скрижаль Интеллекта. (2 шт)
     — Жетон Охотника на Чудовищ (535 шт).
     — Свиток «Ярость Охотника» (17 шт)
     — Капкан «Клякса» (13 шт)
     — Малое зелье насыщения (17 шт)
     — Амулет призыва «Свирепый харн».
     Капканами, свитками и зельями из Камнеграда больше не пользовался. Не было нужды. Харн прекрасно справлялся с противниками и без помощи этих артефактов. Приберегу их на будущее. Кто знает, каким оно будет?
     Из задумчивости вырвал сигнал харна. Он что-то услышал. Но только не здесь, не в этой пещере, а чуть дальше, там, где заканчивался тоннель.
     — Падальщик. Охота. Самка. Такая, как ты.
     Прочитав сообщение, сперва не поверил тому, что вижу. Падальщиками, Обжора называл хладунов. Выходит, какой-то хладун устроил охоту на человека! На женщину!
     На данный момент, я знаком только с одной женщиной, которая может оказаться в этих краях. Мири! Если это действительно она, тогда почему без Дэга и Чада? Обжора ясно дал понять, что женщина одна…
     Спустя несколько секунд я уже и сам отчетливо расслышал звуки усталых шагов и тяжелое дыхание, доносящиеся из тоннеля. Женщина, преследуемая тварью, бежала сюда, прямо в пещеру, где мы расположились на ночлег.
     Не могу понять одного, если это все-таки Мири, тогда почему убегает от какого-то хладуна? Это на нее не похоже. Разведчица способна справиться с врагом и поопаснее трусливого падальщика. И то, что она осталась одна — еще ничего не значит. В те дни, когда я еще был в ее отряде, порой ловил себя на мысли, что для этой женщины Дэг и Чад являются обузой.
     Мои догадки оказались верными. Маленькая худенькая девушка, выскочившая из темного зева тоннеля, даже близко не напоминала грозную разведчицу.
     Копна спутанных грязных волос, бледное изнеможённое лицо, из широко раскрытого рта вырывается сиплое дыхание. Одежда изрядно потрепана, за спиной висит тощая котомка. Несмотря на явный испуг и растерянность, руки девчонки крепко сжимают коротенькое копьецо.
     Она бежит слегка прихрамывая, постоянно оборачиваясь назад.
     — Самка. Много шума, — недовольно сообщает харн.
     — Ну, а чего ты хотел? Она напугана. За ней гонится чудовище, — шепнул я.
     Услышав о «чудовище» харн лишь презрительно фыркнул.
     Я покачал головой — с такими зубищами и когтищами тоже фыркал бы наверное.
     Зная трусливые повадки хладуна, в схватку вмешиваться не спешили. Пусть девчонка, которая, кстати, нас еще не заметила, пробежит немного вперед, таким образом она выманит осторожную тварь из тоннеля.
     Ну, вот… Сглазил…
     Девушка добежав до середины пещеры, остановилась и выставив перед собой копье, начала озираться. В этот момент она и увидела приготовившегося к прыжку Обжору, замершего на узком уступе в двух метрах от земли.
     Вот же глазастая…
     Тонкие руки судорожно сжимающие копье, мелко затряслись, рот раскрылся в немом крике. Девушка увидев нового врага, попятилась спиной к противоположной стене. Из-за спадающих на лицо волос, ее глаз было не рассмотреть, но и так ясно — она в ужасе. Но не настолько чтобы бросить оружие или закричать от страха, пригласив тем самым в эту пещеру новых зубастых гостей…
     Вынужден признать — она молодец!
     Тем временем ничего не подозревающий хладун, наконец, показался из тоннеля. Увидев замершую у стены жертву, он осторожными скачками начал сближение.
     Девушка, не зная на кого направлять копье, водила им из стороны в сторону.
     Еще один скачок и падальщик оказался в зоне поражения «тарана». Мгновенно использованное заклинание отбросило жабоподобную тварь в сторону острых камней. А еще секунду спустя там же оказался Обжора.
     Вы убили Пещерного хладуна (7).
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (1400 шт).
     — Серебряная скрижаль (2 шт)
     Беглянка видя столь скорую расправу над преследовавшим ее хищником, еще сильней вжалась спиной в стену, готовясь подороже продать свою жизнь. Грудь учащенно вздымается, ноги слегка согнуты в коленях, наконечник копья направлен на медленно приближающегося харна.
     — Не бойтесь! Он не тронет вас! — как можно дружелюбней и не очень громко произнес я, вставая из своего укрытия.
     Девушка вздрогнула от неожиданности и дрожащее острие копья тут же было направлено в мою сторону.
     — Не бойтесь! — повторил я. — Ни я, ни мой друг не причиним вам вреда!
     В подтверждение моих слов харн остановился и принялся вылизывать чешуйчатый бок. Чем ввел незнакомку в еще больший ступор.
     — Вы позволите подойти к вам поближе? — спросил я. — Так мы сможем поговорить не производя много шума.
     Девушка, все еще учащенно дыша, лишь ошарашенно кивнула. Но копье продолжала держать перед собой, наводя его то на меня, то на потерявшего к ней всякий интерес харна.
     Судя по ужасной заточке, этим оружием шкуру кота не пробить, но говорить я об этом не буду. Если ей так спокойней, пусть держит его перед собой.
     Медленно, не делая резких движений, пошел в ее сторону. Приблизившись достаточно, смог, наконец, разглядеть ее пятый уровень. Из-за копны, рыжих волос, глаз не разглядеть. Впалые щеки испачканы в грязи. Бледные сухие губы потрескались. На тонких руках много ссадин.
     Мы примерно одного роста с ней. Такая же худая и щуплая. Но выглядит на лет семнадцать. На тонкой талии заметил перерезанную у основания знакомого узла, веревку. Это уже интересно…
     — Мне вот разрезать путы не удалось, — кивая на талию девушки, сказал я. — Пришлось отстегивать пояс.
     Девушка непонимающе опустила голову вниз, затем снова взглянула на меня. Пригляделась… Вздрогнула, ошарашенно раскрыв рот…
     — Эрик? — неожиданно услышал я смутно знакомый голос. — Эрик Бергман? Это ты?!
     — Да, — удивленно киваю я. — Мы знакомы?
     Вместо ответа, девушка уронила копье и в несколько шагов оказавшись рядом, крепко обняла меня и горько разрыдалась.
     — Подлые твари… — всхлипывала она. — Они использовали меня, как наживку… Бросили умирать… Сволочи…
     Я все еще не понимая, что происходит стоял, как вкопанный и боялся пошевелиться.
     — О боги, Эрик! — вдруг воскликнула она, отстранившись. — Выходит, они также поступили и с тобой! А мне наплели, что ты был неосторожен и тебя сожрали твари!
     Я лишь кивнул и пожал плечами.
     Видимо, наконец, заметив мое очумелое выражение лица, она отстранившись еще больше и убирая растрепанные волосы за уши, озадаченно спросила:
     — Ты что, не узнал меня?
     Я молча помотал головой, хотя голос девушки был смутно знакомым. Стоп… Кажется, уже не только голос… Я, наконец, увидел ее глаза… Распухшие от слез, но очень знакомые… Как два темных изумруда!
     — С-сойка? — растерянно спросил я. — Сойка — это ты?
     — Ну, наконец-то, — улыбнулась она, а потом с ней произошло что-то странное. Ее глаза закатились и она медленно стала оседать на землю.
     Харн был уже тут как тут. Подставив спину, помог мне придержать потерявшую сознание Сойку. Иначе с моими показателями силы я бы не справился.
     — Натерпелась бедняжка, — шепотом сказал я, осматривая девушку на предмет ранений. — Наверняка уроды обчистили ее, как и меня. Оголодала небось…
     Недолго думая, достал зелье насыщения и капнул в приоткрытый рот Сойки волшебного эликсира. Не прошло и часа, как на ее щеках появился румянец. С губ исчезли сухие трещинки. Дыхание стало ровным. Я улыбнулся и активировал «логово» — пусть бедняга восстанавливается.
     ***
     Сойка очнулась спустя семь часов. Увидев харна приглушенно ойкнула, но затем видимо вспомнив вчерашние события немного расслабилась.
     — Как себя чувствуешь? — отвлек я ее от рассматривания грозных клыков Обжоры.
     Девушка обернулась и увидев меня, облегченно выдохнула.
     — Я думала, ты мне приснился…
     — Если честно, — почесал я затылок. — Мне тоже до сих пор не верится в нашу встречу… Тебя ведь оставили прислуживать в хозяйской резиденции? Как ты оказалась под землей?
     Сойка тяжело вздохнула и зло сжала зубы.
     — Это все Инг! — выплюнула она.
     — Инг? — переспросил я. — Главный управляющий Бардана?
     — Да, — кивнула она. — Старая похотливая скотина! Решил, что ему все дозволено, тварь! Да, я кабальная, но не рабыня! Он не имеет права так со мной обращаться!
     Я не совсем понимал, о чем речь, но слушал очень внимательно — после стольких дней одиночества общение с живым человеком было сродни глотку свежего воздуха.
     — Когда он снова попытался меня… — раскрасневшаяся девушка на мгновение запнулась, а потом снова продолжила:
     — В общем, я врезала ему по его наглой роже и пригрозила, что расскажу все госпоже Эмили, супруге господина Бардана.
     — И он отстал?
     — На некоторое время… — грустно ответила Сойка. — А когда я уже думала, что все кончено — он нанес ответный удар. Подстроил так, что у меня в вещах нашли серьги хозяйки… Меня обвинили в воровстве… Тут же и свидетели нашлись… Мерзкая Хрика… И Вальгард тоже…
     При упоминании рыжего здоровяка Сойка поникла. Даже мне стало ясно, что девушка запала на рыжего красавца. Тем тяжелее для нее было его предательство…
     — И тебя отправили к Скорксу…
     — Да, — кивнула она. — Только теперь я поняла, как отомстил мне Инг.
     Мы немного помолчали, думая каждый о своем. А потом я спросил:
     — Как давно ушли скауты?
     — Вчера, — сжав кулаки ответила она. — Отправили в нору, а сами обчистив мой мешок и завалив здоровенным камнем вход в пещеру, бросили подыхать. Еще и веревку привязали зачем-то…
     — А пещера была огромная? И нор много в стенах?
     — Верно, — кивнула она. — Там у одной стены был огромный завал — скауты еще сильно удивились тогда.
     Я усмехнулся. Сволочи верны себе.
     — Чему ты улыбаешься?
     — Твоей везучести, — продолжал улыбаться я.
     Девушка сверкнула глазами.
     — Все произошедшее со мной ты называешь везением?
     — Если бы ты знала на съедение какой именно твари они тебя оставили — думаю, ты со мной согласилась.
     Сойка переменилась в лице. А я тем временем продолжал:
     — Называется то чудовище самкой живоглота. Кстати, тридцатого уровня. Пещера, в которую тебя привели ни что иное, как ее логово.
     — И они знают, когда чудовища нет в своем логове? — тихо спросила побледневшая девушка.
     — Да, — кивнул я. — А также они знали, что как только в пещере появлялись чужаки — монстру каким-то образом становилось об этом известно.
     — Вот почему они заваливали вход в пещеру! Чтобы остановить монстра!
     — О нет! — усмехнулся я. — Видела тот огромный завал в пещере?
     — Да…
     — Это все дело рук самки живоглота… Правда… кхм… рук у нее вовсе нет… Но есть огромные зубы, убойная магия и длинный противный язык. А еще у нее острый нюх и она с помощью эха своего рыка может узнавать местонахождение живых существ. Поверь, при всей сноровке даже Мири не смогла бы сбежать от этой твари. И тот камешек у входа, монстру не помеха.
     — Они заваливают вход, чтобы не сбежала приманка! — дрожащим голосом произнесла, начавшая все понимать Сойка. Наморщив лоб она взглянула на меня:
     — Но тогда, где же эта тварь? Раз они сбежали — значит она должна была появиться с минуты на минуту?
     — Должна была, — кивнул я улыбаясь. — Но не появилась. Вернее не так… Все это время самка живоглота была в пещере.
     Глаза Сойки напоминали сейчас чайные блюдца…
     — А точнее ее мертвое тело, — продолжил я. — Прямо под тем огромным завалом. Теперь понимаешь, почему я сказал, что тебе повезло?
     Девушка невидящим взглядом уставилась в стену. Губы слегка приоткрыты. На щеках снова появилась бледность. Видать начинает понимать в какую передрягу попала…
     — Погоди… — вдруг начала она. — А откуда ты все это знаешь? Про тварь, про завал, про ее умения и уровень?
     — Все просто, — пожав плечами сказал я, поднимаясь с земли. — Когда скауты сбежали я остался один на один с разъяренной тварью. Прыгнул в нору. Она за мной. Начала крушить скалу. Вот ее и завалило камнями.
     — Допустим, — кивнула Сойка. — А ее повадки и умения?
     — Слышал от отца и его друзей, — не моргнув глазом соврал я и добавил, делая шаг в сторону выхода из пещеры:
     — Он же у меня был шахтером.
     Девушка хотела еще что-то спросить, но увидев, что я ухожу, быстро вскочила на ноги и испуганно спросила:
     — Эрик, ты куда?!
     — Как куда? — разыграл я удивление. — На поверхность. Куда же еще? Ну, удачи тебе. Пока!
     Сказав это, я развернулся и медленным шагом двинулся вперед.
     — А как же я?! Ты вот так бросишь меня здесь одну?!
     Я развернулся и слегка склонил голову к правому плечу. Сойка стояла, обхватив плечи руками. В глазах появились слезы.
     — А ты разве хочешь пойти со мной? — стараясь, чтобы мой голос казался бесстрастным спросил я.
     — Конечно! — воскликнула девушка. — Возьми меня пожалуйста с собой!
     — Ты уверена? — твердо спросил я.
     — Уверена! — подняв подбородок девушка сделала один шаг вперед.
     — Тогда у меня есть два условия. Первое… До поверхности еще далеко. Чтобы выжить ты должна будешь делать все, что я тебе говорю. Ты согласна?
     — Да!
     — И второе… Во время пути ты увидишь очень много странного…
     — Погоди, Эрик… — подозрительно прищурилась девушка. — Ты ведь не собирался меня бросать? Верно? Весь этот спектакль только ради того, чтобы взять с меня клятву о неразглашении твоих тайн?
     — В общем-то, да… — смутился я. — Клятва — дело серьезное. Я не могу принуждать тебя…
     Договорить я не успел, девушка перебила меня:
     — Я готова делать все, что потребуется! И я дам клятву! Лишь бы снова увидеть солнце…
     Спустя час, когда текст клятвы был согласован и Великая Система подтвердила слова Сойки, мы двинулись на выход из пещеры. Кстати, девушка метку охотников так и не заметила — знак надежно был укрыт черной плесенью. Так что одной опасной тайной меньше.
     — Мне кажется, мы идем не в ту сторону, — взволнованно заозиралась девушка, когда мы пересекли небольшую пещеру с тремя выходами. — Я точно помню, что скауты ушли в том направлении.
     Она указала на дальний тоннель.
     — Знаю, — спокойно ответил я. — Обжора ведет нас к другому выходу.
     — Хочешь сказать, что мы не идем в лагерь Скоркса? — удивилась Сойка.
     — Я точно нет. Мне там больше делать нечего.
     — А как же клятва Бардану? Или ты не должен ему денег?
     — Бардану должен, — кивнул я. — Скорксу — нет.
     — Скоркс ведь говорит от имени кредитора. Его приказы для тебя обязательны.
     — Верно, — согласился я. — Формально все это время, что провел под землей, я только и делал, что выполнял его единственный приказ — идти со скаутами и делать то, что они скажут. А они сказали ползать по норам и искать что-нибудь необычное. Но моя клятва гласит, что делать я это должен до той поры, пока не буду готов отдать свой долг в полном размере. Главный аргумент в пользу моих слов — Великая Система еще ни разу не проявила себя. Значит — я все делаю правильно.
     — Хочешь сказать, ты готов отдать долг Бардану?
     — Верно, — ответил я. — Но есть проблема.
     — Как только ты появишься в лагере Скоркса и объявишь ему о готовности выплатить долг хозяину — тебя в покое не оставят, — озвучила очевидные вещи Сойка.
     — В точку, — ответил я. — Нулевка, чудом выживший в подземельях, вдруг готов заплатить огромную сумму… Извини, сказать не могу сколько…
     — Поняла. Связан клятвой, — кивнула девушка.
     — Хех… Представляешь, о чем они могут подумать?
     Кроме того, у меня есть все основания полагать, что как только Бардан узнает о моем чудесном воскрешении — он меня уже не отпустит. Наверняка ему уже донесли о моей интересной особенности.
     — Мда… уж… — невесело усмехнулась Сойка. — Но ты ведь все равно привлечешь внимание к себе, когда заявишься отдавать долг.
     — У меня есть план, — ответил я. — Мне нужно найти одного человека. Старую подругу моих родителей. Она уважаемая целительница. Если такой человек выкупит меня, пусть и моими же деньгами — вопросов не должно возникнуть. Они, конечно, будут, но я уже буду свободным! Понимаешь?
     — План рискованный, — Сойка потерла подбородок. — В нем много дыр, но это все равно лучше, чем вернуться к Скорксу. И у тебя есть преимущество — все думают, что ты мертв! Тебя никто не ищет. Сбежать, увы, не сможешь — Великая Система не позволит. Но пока твои устремления выполнить клятву чисты — она себя не проявит. Видимо, она знает, что у тебя есть вся сумма — вот и молчит. Кстати, как ты умудрился так быстро разбогатеть? Мне бы не помешал добрый совет.
     — А сколько ты должна? Или это секрет?
     — Никакого секрета, — зло усмехнулась Сойка. — Мой алкаш папаша умудрился взять ссуду в конторе у Бардана в десять золотых.
     Я немного подумал и улыбаясь сказал:
     — До поверхности еще несколько дней топать. Так, что думаю мы с Обжорой поможем тебе с твоей проблемой.

Глава 25


     Глава 25
     — Вы добыли Серый мох.
     — Поздравляем! Вы получаете:
     — Эссенция опыта (5 шт).
     — Глиняная скрижаль «Травничество».
     — Глиняная скрижаль Ловкости.
     — Глиняная скрижаль «Владение ножом».
     — Готово, — объявил я, сидящей неподалеку Сойке. — Двадцать четыре среза.
     Девушка примостилась у большого камня в центре пещеры и увлеченно пыталась привести свою одежду в порядок. Услышав мои слова, она уважительно кивнула и продолжила свое занятие.
     Хех… Какая покладистая… А ведь еще несколько часов назад пыталась возмущаться. Дело в том, что когда увидел эту стену с небольшим наростом серого мха, сразу же объявил привал. Тут-то Сойка и начала канючить и поторапливать, мол, теряем драгоценное время на какой-то бесполезный серый мох.
     Мои возражения о том, что нам на самом деле некуда спешить, были проигнорированы. Грубить и давить мне не хотелось. Пришлось наглядно демонстрировать по какой причине я не собираюсь двигаться с места, пока не срежу весь «бесполезный серый мох».
     Когда Сойка увидела количество трофеев, получаемых мной с каждого среза, то сперва даже не поверила своим глазам. А когда до нее все-таки дошло — то некоторое время она была молчалива и задумчива. И с того момента, кстати, возражений больше не было…
     Часто ловлю на себе ее задумчивые взгляды. Будто она видит меня впервые. И я ее понимаю… Какой-то мальчишка, нулевка и калека, бродит по опасным подземельям, будто у себя дома, да еще и в компании грозного монстра. В мою существенно урезанную историю знакомства с Обжорой, в которой нет ни слова о магии, девушка кажется не поверила. Я, откровенно говоря, тоже не поверил бы в байку о том, как мальчишка увидев полумертвого хищника решил выходить его, и как потом они стали закадычными друзьями… Хех… А ведь скоро, в первом же бою, она увидит действия моих заклинаний…
     Убийство, преследовавшего ее хладуна не в счет, там все произошло очень быстро. Сойка могла подумать, что это Обжора отбросил падальщика своей магией. «Логово» я больше не активировал… В общем, разговор о магии, постоянно откладываю — боюсь лишних вопросов… Чем меньше она знает, тем лучше для нее. Я уже потерял двоих друзей из-за своих тайн…
     — Зачем ты это делаешь? — вопрос Сойки вырвал меня из задумчивости.
     — Хочу просушить, — ответил, аккуратно раскладывая кусочки мха, в самом, на мой взгляд, сухом месте пещеры.
     — Так ты и за это скрижали получаешь? — озадаченно спросила она.
     — Да, — киваю в ответ. — И эски тоже.
     Сойка лишь задумчиво покачала головой и продолжила подшивать свою курточку. Я мельком взглянул в ее сторону. Привела себя в порядок. Снова похожа на ту девушку, с которой ехал в телеге старика Рипея. Копна рыжих волос спрятана под косынку. Грязь с лица исчезла. В одежде снова появилась опрятность…
     — Кстати, все хотел спросить. Когда ты работала в резиденции Бардана, наверняка слышала о последних новостях… Что там сейчас в мире происходит?
     — Всякое, — кивнула Сойка. — Говорят на границе со степью неспокойно.
     — Ну, там всегда так было…
     — В этот раз, по-другому, — возразила она. — Вождь орков собирает орду…
     Это плохо. Последний набег орков был несколько десятков лет назад. После чего прекратило свое существование восточное баронство — Арундел. Теперь те земли называют Пустошами.
     — Еще в этом году состоится помолвка нашего принца Альбера и дочери Стального Короля, принцессы Анны.
     — Об этом уже слышал… — сказал я. — Бардан готовит бойца на ежегодные Игры, которые пройдут в честь помолвки.
     Девушка кивнула и продолжила:
     — Пришли дурные вести с запада. Экспедиция на Темный континент, организованная и возглавленная графом Милоном, провалилась. Из нескольких десятков кораблей вернулся лишь один. Выжившие моряки, утверждают, что остальных членов экспедиции поглотила Тьма…
     Когда услышал о Темном континенте, почувствовал, как по моей спине пробежался холодок. Любопытно, этот граф Милон знал об истинном названии тех земель?
     — Эрик, что с тобой? — удивленно спросила Сойка.
     Я вздрогнул.
     — А что?
     — Ну, ты как тот воробей на морозе, вдруг нахохлился… Весь сжался…
     Стараясь, чтобы мой голос был непринужденным, ответил:
     — Да, так… Страшную сказку вспомнил. Рассказать?
     — О боги! Нет, конечно! — отмахнулась она и обведя рукой пещеру добавила:
     — Мне бы самой из страшной сказки выбраться…
     — Да, уж, — ответил я и спросил:
     — А в нашем баронстве есть изменения?
     — Барон Такен все никак с нашим не помирятся.
     — Старый Ворон все еще претендует на часть этих земель? — удивился я.
     — Старик помер в прошлом месяце, — сообщила Сойка. — У них там новый Ворон. Вернее сказать — Вороненок. Говорят, молодой Такен уже несколько раз грозился пересечь границу с армией наемников.
     Я усмехнулся.
     — Наш Медведь им снова перья повыщипывает.
     Девушка вздохнула.
     — Ой, не знаю… Я подслушала, как Бардан говорил своей супруге о каком-то недуге нашего барона. Не тот уже Медведь, ой не тот… И в отличие от молодого Такена, сынок нашего барона еще тот болван. Ничего кроме вина и девок ему не нужно…
     Я тяжело вздохнул. Эта беседа вдруг напомнила мне о родителях… Наши уютные семейные вечера возле камина… Уставшую, но счастливую маму, закутавшуюся в плед, с бокалом терпкого Орхуского вина в руке… Отца что-то увлеченно объясняющего мне о нашем мироустройстве… Сердце вдруг тоскливо заныло… На глаза сами собой навернулись слезы… Дабы Сойка не заметила, сделал вид, что рукавом вытираю пот со лба, заодно и смахнул со щек предательскую влагу…
     Закончив, наконец, раскладывать мох, поднимаясь спросил:
     — Готова продолжить путь?
     Девушка, молча кивнув, быстро вскочила на ноги, и мы двинулись дальше.
     ***
     Спустя несколько часов, харн вывел нас к широкому озеру. Мы остановились прямо у входа в пещеру. Я огляделся. Ярко-лазурная вода почти везде соприкасалась со стенами. Лишь справа виднелась узкая полоска суши, по которой мы могли добраться до выхода.
     — Неприятное место… — тихо буркнул я. — В обход никак?
     — Хрн… — отрицательно ответил Обжора.
     Краем глаза замечаю восхищенный взгляд Сойки.
     — Вода! — приглушенно пискнула она. — Наконец-то, я смогу помыться!
     — Не сможешь, — опустил ее с небес на землю.
     — П-почему? — озадаченно спросила Сойка. — Ты не собираешься здесь остановиться? Это же вода, Эрик! Мне жизненно необходимо сейчас выкупаться! От меня несет, как от…
     Договорить я ей не дал:
     — Нет. Мы не будем здесь останавливаться. Скажу больше, чем быстрее мы доберемся до выхода из пещеры, тем лучше.
     — Но почему? — разочарованно спросила девушка.
     — Видимо, ты плохо слушала Мири…
     — На самом деле, она мало со мной говорила… — пожала хрупкими плечиками Сойка и поморщившись добавила:
     — Подле меня все больше Дэг ошивался… Тот еще кобелина…
     — Вот оно что… — понимающе кивнул я. — Теперь все ясно…
     — Что тебе ясно?
     — Потом расскажу… — отмахнулся я и стал быстро объяснять:
     — Теперь слушай и запоминай. Посмотри на воду. Если увидела водоем такого же цвета — близко не приближайся. А лучше беги…
     Девушка испуганно сглотнула.
     — Ч-что там? — дрожащим голосом спросила она.
     — Бледняк, — коротко ответил я и добавил:
     — Проблема в том, что это единственный путь на поверхность. Раньше Обжора уводил нас от опасных мест… Но, увы, не в этот раз…
     — Мы должны будем пройти вон по той полоске суши? — с ужасом в голосе спросила Сойка и кивнула на тропу. — Так близко от воды?
     Я мысленно усмехнулся. Как же она быстро перехотела лезть в воду. А вслух ответил:
     — Верно… Только вот…
     Я снова задумчиво обвел взглядом берег, узкую тропу, озеро… Хм… Слишком рискованно… Надо действовать по-другому… Обжора, кстати, был со мной полностью согласен…
     — В ч-чем д-дело? — девушку уже слегка потряхивало.
     — Мы сможем пройти, только после боя.
     — Ты собрался драться с тем монстром?!
     Глаза Сойки были похожи на два чайных блюдца. Она смотрела на меня, как на умалишенного.
     — Да, — кивнул я. — Оглядись. Здесь на этом отрезке суши у нас преимущество. Бледняк — король в воде, но на суше — становится более медлительным. Надо его выманить на берег.
     — Ты сошел с ума!
     — Может быть, — кивнул я в ответ. — Но у нас нет другого выхода. Если не прикончим его здесь, тварь обязательно подловит нас на узенькой тропе.
     — А он там точно есть? — дрожащая девушка, с опаской покосилась в сторону озера.
     — Точно. Обжора его чует. Говорит, бледняк уже знает, что мы здесь. Плывет сюда…
     — А вернуться мы не можем? — предприняла последнюю попытку девушка.
     — Лучше приготовься к схватке, — сказал я и добавил:
     — Будем действовать сообща — выживем.
     Это в том случае, если мы победим. Но этого я вслух не сказал. Девчонка и так уже готова со страху в обморок грохнуться.
     — Кстати, — сказал я, доставая «кляксы» из рюкзака. — Помнишь, я предупреждал, что ты увидишь много странного? Не забывай о данной клятве.
     Сойка ничего не ответила. Она, широко раскрыв рот, завороженно смотрела, как в моих ладонях, одна за другой, будто из воздуха, появляются бурые сферы.
     На активацию «логова живоглота» она отреагировала приглушенным всхлипом.
     — Триста единиц защиты — это немного, — спокойно прокомментировал я. — Но в критический момент могут стать спасением. Поверь, убедился на собственной шкуре…
     Девушка, была похожа сейчас на фарфоровую механическую куклу, что однообразно кивает, пока взведенная пружина не ослабит давление.
     — Хрн… — предупредил Обжора и чешуйки на его загривке тут же встали дыбом.
     Я взглянул в сторону воды и не оборачиваясь, через плечо сказал девушке:
     — Приготовься. Бледняк пошел в атаку.
     Если бы не излишне подвижный хвост, тело плывущей в нашу сторону рептилии, можно было спутать со здоровенной корягой.
     Увидев монстра, Сойка приглушенно вскрикнула. Хм… Боюсь даже представить ее реакцию, увидь она того же Ыша или Кислотного червя…
     Тем временем, бледняк подплыл к берегу и на несколько секунд замер. Затем поняв, что мы не собираемся подходить к воде, он, плавно извиваясь полез на сушу. Изогнутые когти на коротких лапах от соприкосновения с камнями издавали неприятный скрежет.
     — Девятнадцатый уровень… — с ужасом в голосе прошептала Сойка.
     Длинное плотное тело ящера, было покрыто бледной чешуей. На вид, кстати, не очень крепкой. Продолговатая приплюснутая морда… Пасть усеянная треугольными зубами… Костяной гребень от затылка до кончика хвоста… Бледняк, чем-то напоминал Красного аллигатора, что выскочил однажды из портала. Помнится, чтобы убить его, нам даже не понадобилось активировать ловушку.
     Я сглотнул слюну. Горечи и гнили не было. Нет… Бледняк — дитя нашего мира. Но это не помешает использовать ту же тактику, что помогла нам прикончить похожую тварь.
     Когда ящер оказался на приемлемом расстоянии, я бросил, одну за другой, сразу три кляксы. Потеря шестидесяти процентов энергии мгновенно сказалась на скорости передвижения монстра.
     Пять шагов… И «цепная молния угря» обездвижила хищника полностью. Краем уха слышу порывистое дыхание Сойки.
     Харн со всего маху впечатался в чешуйчатый бок застывшей рептилии. Тело бледняка перевернулось на спину показав белое плохо защищенное брюхо. Обжора тут же обрушился на него сверху. Это явно был крит… Тонкая чешуя разрываемая зубами и когтями кота, в считанные мгновения превратилась в кровавые ошметки. Из распоротого брюха твари, на камни вывалились потроха.
     Всё… Пятнадцать секунд истекло. Сейчас бледняк очнется. Харн длинным прыжком отскочил в сторону. И как раз вовремя… Зубастая пасть рептилии, несмотря на страшную рану и потерю большей половины энергии громко клацнула буквально в миллиметре от правой лапы кота.
     Эта атака заставила меня вздрогнуть… Фух… Обжора мог легко остаться без конечности…
     Не теряя больше времени, активирую усиленный свитком «ярости» «таран», удар которого пришелся, как раз в развороченное брюхо пытающегося перевернуться бледняка.
     — Вы нанесли критический урон 102!
     Сделав несколько кувырков, ящер, снова замер на месте. Его вывалившиеся кишки, вперемешку с кровью, слизью, песком и мелкими камнями обмотались вокруг чешуйчатого тела. До моего носа донесся неприятный запах гнили. По характерным звукам, Сойку кажется стошнило.
     Обжора, не теряя времени продолжил атаковать. Весь перепачканный в крови монстра, он словно древний демон подземелий кромсал беззащитное брюхо своего старого врага. Судя по эмоциям харна, такая же тварь когда-то давно, чуть было не убила моего четвероногого друга…
     Бледняк снова придя в себя, вяло зашевелился, но это была уже агония… Под ним быстро растекалась лужа вязкой крови.
     Харн больше не отпрыгивал в сторону, его башка на мгновение нырнула внутрь здоровенной раны. Сильный рывок… Неприятный хруст… И в довольной пасти Обжоры я вижу окровавленное сердце бледняка…
     Я обернулся.
     Сойка, прислонившись к стене, замерла не дыша. В темно-изумрудных глазах неверие и шок.
     — Слушай, — как можно более спокойным голосом, обратился я к ней. — Если хочешь получить трофеи, ты должна поторопиться. Бледняк скоро сдохнет…
     …- Ты маг? — робко спросила Сойка.
     Добив монстра, мы сидели на берегу и ждали, когда харн насытится свежим мясом. Весь перепачканный в крови рептилии, он мог стать настоящей приманкой для всех местных хищников. Придется потом загнать его в воду, благо в озере, где живет бледняк больше никого нет. Воду эту лучше не пить, но помыться в самый раз.
     Кстати, девушка купаться наотрез отказалась. Да и, откровенно говоря, скоро здесь будет не протолкнуться от падальщиков — пора уносить ноги…
     — Наверное, — пожав плечами ответил я. — Хотя, если честно, мне до этого звания еще очень далеко… Но магический источник у меня есть. И несколько заклинаний тоже…
     — Значит — маг, — утвердительно сказала Сойка и задала интересный вопрос, ответ на который, к слову, мне тоже был интересен:
     — Но если ты маг, тогда почему твои глаза не голубые?
     — Этого я не знаю.
     Хотя у меня была одна догадка… Думаю, причина в том, что я пользовался только радужными скрижалями. Но девушке об этом решил не говорить.
     — Обжора тоже магическое создание, но у него глаза зеленые, — сказал я.
     — Может у зверей все по-другому? — предположила Сойка и вдруг радостно сказала:
     — Знаешь, это ведь здорово!
     — Что именно? — не понял я.
     — Ну, твои глаза… — сказала девушка, а потом хлопнула себя по лбу:
     — Вот я дуреха! Ты же потому и взял с меня клятву молчания!
     — Верно, — усмехнулся я. — Лишнее внимание мне ни к чему.
     — Правда, сильный маг тебя вычислит в два счета…
     — Поверь, у меня нет намерений в ближайшее время встречаться с такими магами, — улыбаясь возразил я.
     — Хорошо, — сказала Сойка. — Допустим, с тобой все ясно. А что ты собираешься делать с твоим Обжорой?
     Я взглянул на окунувшегося воду харна.
     — О! Это-то как раз не проблема. Когда придет время — сама все увидишь.
     — Хрн… — сообщил, навостривший уши Обжора.
     — Всё, — сказал я, поднимаясь с земли. — Нам пора. Скоро здесь будут падальщики.
     ***
     Я стоял на вершине скалы и любовался закатом! В тот момент, искренне думал, что наблюдаю самое прекрасное и завораживающее зрелище в моей жизни!
     Гигантское огненно-красное светило прощаясь с этим миром уплывало в свои небесные чертоги. Оно словно ждало моего появления, дабы подарить перед уходом, маленькую частичку своего тепла и света.
     Рядом на небольшом булыжнике примостилась Сойка. По ее бледным щекам текли слезы счастья и облегчения…
     Мы выбрались! Подземелья сжалились и все-таки выпустили нас!
     После боя с бледняком, харн вел нас еще два дня. Не считая, нападения нескольких крыланов, звероцвета и двух випер, вынужден признать, это были самые спокойные дни за все то время, что я провел под землей.
     Сойка скакала от счастья. Столько эсок и скрижалей она никогда еще не получала. Мы подсчитали, только награда за бледняка покрывала большую часть ее долга. Жаль ящер не был магическим… Вот бы девчонке повезло… Хотя ей и так грех жаловаться. Последние дни принесли ей больше денег, чем она себе могла представить. Вернет долг и у нее еще останется приличная сумма. Дело за малым — выгодно продать все трофеи.
     Налюбовавшись закатом, мы решили продолжить путь и заночевать уже где-то внизу.
     Пещерные коты частые гости на поверхности, так что Обжора никакого дискомфорта не ощущал. Он быстро отыскал довольно удобную тропу и уверенно вел нас, периодически предупреждая об опасных участках.
     — Ты узнаешь эти места? — спросил я Сойку, когда мы стояли на широком скальном карнизе и рассматривали вечернюю долину у нас под ногами.
     — Да, — кивнула она. — Вон та река — это Быструшка. Лес, что по правую руку, мы называем Белой рощей. Мы туда за березовым соком ходили.
     — А там что? — указал я на далекий столб черного дыма.
     — Это Рыбинка, деревушка, где живет моя тетка Василина. Хотела предложить тебе идти к ней. Она живет одна. Сможем остаться там на пару дней. Передохнем… Знаешь, как она готовит! М-м-м! Пальчики оближешь!
     — Я не против. Отдых нам не помешает. Да и за едой нормальной уже соскучился. Только меня смущает этот дым…
     — Дым, как дым, — отмахнулась девушка. — Опять чья-то изба сгорела. Осень в этом году сухая выдалась, вот и не доглядели…
     Я осмотрелся. Выходит, шахтерский поселок остался у нас за спиной и мы вышли с другой стороны Кривых гор. Остается надеяться, что в этих местах не встретим никого из старых знакомых.
     Когда оказались у подножия горы была уже ночь. По обоюдному согласию, решили идти, не останавливаясь. С таким проводником, как Обжора, путешествие по лесу, будет для нас легкой ночной прогулкой.
     Собственно, так оно было… Мы шагали по довольно широкой тропе и приглушенно переговаривались. В основном говорила Сойка. Хех… Не ожидал, что она окажется такой разговорчивой. В подземельях старалась вести себя тихо…
     Она рассказывала о своей семье, сестрах, матери, непутевом, но, по сути своей, добром отце… О бывшем женихе, который перестал с ней разговаривать, как только узнал, что ее отдают в кабалу. О подругах, что отвернулись от нее.
     — О боги! — восклицала она. — Какой же я была дурой тогда! Еще рыдала от обиды!
     — А сейчас ты не дура? — усмехнулся я.
     Девушка, хохотнув легонько хлопнула меня по плечу.
     — Нет, сейчас я не дура. Знаешь, находясь последние дни в шаге от гибели, я успела переосмыслить многое. Моя жизнь теперь будто бы начинается заново. Все неприятности, что случались до подземелий, кажутся такими мелкими и несущественными…
     Вдруг идущий впереди харн резко остановился… И мы, уже привыкшие к его манере сделали то же самое…
     — Что там? — шепотом спросила взволнованная Сойка.
     — Обжора чует смерть, — мрачно ответил я. — Там в роще несколько трупов.
     — Что будем делать?
     — Много следов, но живых он не чует, — ответил я и предложил:
     — Надо взглянуть…
     Тошнотворный трупный запах мы ощутили, уже на подходе к рощице. А спустя несколько минут обнаружили и сам источник…
     Это был разлапистый старый дуб, на ветвях которого покачивались повешенные. Пятеро. Мужчины. Без одежды. Самому старшему, думаю, лет пятьдесят. Самый молодой, совсем еще мальчишка.
     — Разбойники? — спросил я и обернулся к девушке.
     Но Сойка не ответила… Она стояла зажав рот обеими руками, а из глаз рекой лились слезы…
     — Ты их знаешь?
     — Это… Михаль… — всхлипывая указала она на мальчика. — Мы знакомы с ним с самого детства…А вот тот старик — это его отец… Они не разбойники… Они из Рыбинки… Простые люди… Кому понадобилось их убивать?
     Я, не зная, как поступить сделал шаг вперед и несмело приобнял беззвучно рыдающую девушку. Говорить что-то не было смысла. Молча успокаивающе стал гладить ее по волосам.
     Та всхлипывая прижалась ко мне всем телом. Чувствую, как рубаха на правом плече стала мокрой от слез.
     — Послушай, Сойка, — тихо сказал я. — Мне очень жаль твоих друзей… Боги видят — я говорю чистую правду… Но им уже ничем не поможешь. Они мертвы. А нам надо уходить. Долго оставаться здесь опасно.
     Девушка подняла голову и отстранилась.
     — Мы их не снимем и не похороним?
     — Нет, — ответил я. — Мы не должны сейчас привлекать к себе внимание. А вдруг это сделали представители власти? Знаешь же сама, что снимать висельников без распоряжения запрещено. Но я тебе обещаю, что как только мы доберемся до ближайшей деревушки — сообщим обо всем местному старосте.
     — Обещаешь? — вытирая слезы, спросила она.
     — Обещаю, — кивнул я. — А теперь идем…
     К Рыбинке мы вышли уже к утру… Или вернее к тому, что от нее осталось… По пути «деревья-виселицы» попадались нам еще несколько раз. И каждый раз Сойка узнавала в ком-то своих знакомых или друзей детства. Женщин среди трупов не было. Видимо неизвестные уничтожали только мужчин.
     Мы шли по сгоревшей до основания деревушке и пытались понять, что здесь произошло. Постепенно добрались до центра, где когда-то стоял дом Сойкиной тетки.
     — Она у тебя в центре деревни жила? — удивленно спросил я. Мне-то не забыть ту хибару, из которой старик Рипей забирал девушку в услужение Бардану. А тут одинокая тетка живет в хоромах в центре деревни…
     — Да, — кивнула девушка, со слезами на глазах осматривая черные головешки. Все, что осталось от жилища Василины. — Она была вдовой мельника.
     Хм… Мне почему-то, вдруг подумалось, что зажиточная тетка могла бы и поспособствовать вызволению племянницы из кабалы. Но об этом я тактично промолчал…
     — А что там? — указал я на длинный столб, что высился посреди небольшой площади.
     — Там староста объявлял баронские указы.
     — Видишь? Там что-то висит?
     Заинтересованные, мы пересекли площадь и остановились в пяти шагах от столба. Неизвестным предметом оказался расколотый напополам деревянный щит, на уцелевшем умбоне которого был выгравирован скалящийся медведь, герб нашего барона. Но не это было важно… На самом щите, черной краской был нарисован расправивший крылья ворон.
     Я тяжело вздохнул и опустил голову.
     — Что это значит, Эрик? — взволнованно спросила Сойка.
     — А сама еще не догадалась? — ответил я вопросом на вопрос. — Похоже молодой Ворон привел все-таки обещанную армию наемников. И судя по тому, что я сегодня увидел — мы с тобой находимся прямо в тылу у этих головорезов.
      Конец первой книги.
      Продолжение следует…
      Больше книг на сайте - Knigoed.net

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) Н.Зика "Портал на тот свет"(Любовное фэнтези) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) А.Светлый "Сфера: герой поневоле"(ЛитРПГ) С.Елена "Первая ночь для дракона"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"