Николаев Владимир Сергеевич: другие произведения.

Ленинградец

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 7.05*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Джеймс Поттер не пережил ночи на Хэллоуин 81-го, но Лили и Гарри посчастливилось выжить. В компании Сириуса Блэка они бегут из Англии в Советский Союз и находят новый дом в городе на Неве. Проходит тринадцать лет, и ленинградский школьник Гарик Чернов в составе советской делегации едет в Хогвартс на Турнир Трех Волшебников...

**********************************************************************************

Ленинградец

(Bobruin_UZ)

**********************************************************************************

Название: Ленинградец

Автор: Bobruin_UZ

Рейтинг: R

Категория: Гет

Статус: Закончен

Размер: Макси

Количество глав: 20

Персонажи: Гарри Поттер (Чернов), Лили Эванс (Чернова), Сириус Блек (Чернов), Флер Делакур, Саурон Гортхаур, Анакей Скайуокер (Аникей Сковородкин), Альбус Дамблдор

Пейринг: Гарри Поттер/Флер Делакур, Лили Эванс/Сириус Блэк

Жанр: Юмор/Кроссовер

Саммари: Джеймс Поттер не пережил ночи на Хэллоуин 81-го, но Лили и Гарри посчастливилось выжить. В компании Сириуса Блэка они бегут из Англии в Советский Союз и находят новый дом в городе на Неве. Проходит тринадцать лет, и ленинградский школьник Гарик Чернов в составе советской делегации едет в Хогвартс на Турнир Трех Волшебников...

Предупреждения: Тайный план Дамблдора, Дамбигад, Сильный Гарри, Четвертый курс, Не в Англии, Экзотическое место действия, Цой - ЖИВ! Несовместимо с каноном, хоть и проходит во время 4-й книги такового. Кроссовер (Гар.Пот./Звез.Вой./Власт.Кол./"Иван Васильевич"/"Кин-дза-дза!")

**********************************************************************************

Пролог

СССР, Ленинград, 3 сентября 1991 года

- Мама, я пошел! - одиннадцатилетний Гарик взмахнул портфелем и выскочил из дому, убегая в школу.

Иди, сынок! - по привычке отозвалась Лили, закрывая за сыном дверь.

Даже не верится, что наш сын так вырос, - сказал жене Сириус, заходя в кухню. - Давно ли на руках его держали, и вот уже в шестой класс пошел.

Как думаешь, стоит ли ему рассказать о том, о т к у д а мы?

Думаю, нет. Пускай вырастет, а потом все ему объясним. Нашему Гарику и без того забот хватает.

Ну да, твоими, кстати, стараниями. Кто его к шуткам приохотил? Только не говори, что это соседский Вовочка из двадцать третьей квартиры, в жизни не поверю.

Лили, ты же знаешь старого Мародера. Не мог удержаться.

Прекрасно знаю. Хорошо хоть твоими же стараниями сын и на гитаре играет, весь двор слушать приходит.

Да уж, а все после того, как к нам Юра на рюмку чая заглянул. Вот Гарик и загорелся, глядя, как мы песни репетировали.

Короче, воспитаешь ты мне тут еще одного рокера. Мало того, что муж вечерами на Рубинштейна пропадает, еще и сына оттуда за уши не вытащишь.

Сам он туда напросился, никто не тянул. Чем плохо?

Да, в общем-то, и ничем... - смутилась Лили. - Если честно, я даже рада, что у нас все так получилось. Не решись мы тогда бежать, один Бог знает, что бы вышло...

А ведь и впрямь, вряд ли Дамблдор нас просто так отпустил бы. Особенно Гарика. Кто его знает, что у него на уме.

Какое-нибудь очередное "общее благо". По-другому он не умеет.

Это да. Ох, нутром чую, аукнется ему это когда-нибудь. Ох, аукнется... - Сириус задумчиво почесал лохматую голову.

Город Ленинград начинал новый трудовой день. И никому не было никакого дела до того, что где-то и кого-то называли Мальчиком-Который-Выжил.

**********************************************************************************

Глава первая.

Не брат ты мне...

Англия, Годрикова Лощина, 31 октября 1981 года

Черная тень появилась на пороге дома. Пришелец был явно незваный, иначе не шатался бы ночью, да еще и в Хэллоуин.

Из издевательства странник решил постучать в дверь. На стук никто не ответил.

Чужак размахнулся палочкой.

БОМБАРДА!

Дверь сорвало с петель и отшвырнуло вглубь дома.

Подскочивший в тревоге темноволосый человек в очках явно узнал ночного визитера.

Лили! Это ОН!!! Хватай Гарри и беги что есть сил!

Джеймсссс Поттер... Как мило... Вссссем сссссвоим ссссердцем ты хочешшшшь защщщщщитить сссссвою ссссучку и сссссвоего щщщщенка, но ты не сссссможешшшшь помочь им! Ссссегодня нассссстал часссс рассссплаты! - прошипел чужак.

Делай что хочешь, Волдеморт, но ни Лили, ни Гарри я тебе не отдам!

Я воссссьму их и сссссам! АВАДА КЕДАВРА!

Из палочки странника вырвался зеленый луч - и Джеймс Поттер сломанной куклой упал на пол.

Со второго этажа раздался истошный женский крик.

Хлипкую баррикаду, возведенную хозяйкой дома, Волдеморт разрушил в мгновение ока.

Лили Поттер... Ты хочешшшшь ссссспасссссти сссссвоего щщщщщенка. Убирайссссся ссссс дороги, чшшшшштобы я покончшшшшил сссссс ним!

НЕТ! Ты получишь Гарри только через мой труп! - молодая рыжеволосая женщина пыталась заслонить собой кроватку с годовалым сыном. - Пощади его, он еще ничего не сделал! Лучше убей меня, но не трогай Гарри!

Прочссссь сссссс дороги, жшшшшшшенщщщщина! - Волдеморт отшвырнул ее в сторону, как пушинку. - Ссссмотри и бойссссся, как я убью твоего щщщщенка на твоих гласссссах!!! АВАДА КЕДАВРА!

Зеленый луч полетел в сторону малыша. На расширившихся от смертного ужаса глазах женщины произошло нечто невиданное. Убивающее заклятие не смогло поразить ее Гарри. Вместо этого оно отразилось на того, с чьей палочки было выпущено. И этого хватило, чтобы Волдеморт, ужас всей магической Британии, рассыпался в прах, оставив только палочку и пригоршню пепла, почему-то отчетливо воняющего канализацией.

Младенец только умильно лепетал, как будто бы ничего и не произошло.

О, Гарри! - Лили залилась счастливыми слезами. Ее сын, ее надежда был ЖИВ!!!

Гарри, ты жив... А вот твой папа... - словно в бреду шептала она, прижимая к груди свое самое ценное сокровище.

ЛИЛИ!!! ГАРРИ!!! ВЫ ЖИВЫ? - с первого этажа раздался крик.

Сириус? Ты здесь? Беги сюда, здесь что-то непонятное происходит...

Лили! - в спальню ворвался молодой человек в красной мантии аврора. - Слава Мерлину, вы целы. Я увидел Джеймса на полу, и подумал... - он перевел взгляд на обгорелые тряпки и воняющую кучу. - Что здесь стряслось?

В...Волдеморт... Он пытался убить Гарри, но заклинание убило его же самого, отразившись от моего сына.

Так ты у нас настоящий герой, да? - Сириус взял на руки радостно булькающего малыша.

Па'ффу! - пролепетал тот.

Да, щен, это я, твой дядя Бродяга.

Сириус, а как такое вообще могло случиться, что Волдеморт нашел нас? - внезапно спросила Лили.

Кажется, я знаю. Хвост нас предал. Точно, иначе никак.

Что? При чем здесь Питер?

Это он сдал вас с Джеймсом Волдеморту. А сам, наверное, сбежал куда-то в канализацию. Крыса, он и есть крыса помойная. Хотел бы я сейчас найти его...

Сириус! - обеспокоенно прервала его Лили. - Не смей! Ты хочешь неприятностей?

Погоди. Да не пойду я за ним, не переживай.

Еще как буду переживать! Мало того, что мой Гарри будет теперь расти без отца, так еще и крестный полезет куда-то, приключений на свою задницу искать. Ты в своем уме, Бродяга? А ну как, не приведи Мерлин, Волдеморту и меня удалось бы достать? Что тогда?

Прости, Лили... - Сириус поник головой. - Прости... Забыл я...

Берись за ум, Бродяга, причем срочно. Кто теперь воспитает моего сына? Ему же нужен отец.

Эх, ладно, Лили, уговорила. Останусь.

Что будем делать?

Делать ноги будем. Вам здесь небезопасно, надо уходить. Пойдем, Лили, я вас отвезу.

Куда?

Сначала к Тонксам, переждем там какое-то время. А потом из этой страны надо уходить, причем чем дальше, тем лучше. Пока слуги Волдеморта и такие, как Питер, разгуливают на свободе, вы с Гарри в большой опасности.

И куда ты предлагаешь нам бежать?

Я спрошу у друзей. Возьму бессрочный отпуск, если не дадут - уйду сам. Я не успел спасти Джеймса, но я прикрою его сына.

Хорошо, ты прощен. Но не думаю, что ты сможешь меня этим утешить.

Сборы были недолгими, Лили давно знала, что, возможно, придется бежать. Пара чемоданов со всем необходимым уже были наготове, осталось просто уменьшить их и сложить в карман. Перед уходом Лили зачем-то захватила палочку Волдеморта, так и лежавшую на полу.

Во дворе Сириус уже прогревал мотоцикл.

Лили! Давай Гарри сюда, садись сама, поехали!

Лили? Ты, это, жива? - внезапно у дверей показалась гигантская фигура лесничего школы "Хогвартс".

Хагрид? А ты что тут делаешь?

Перфессер Дамблдор послал забрать Гарри. Сказал, что он, того, отнесет его в безопасное место.

А чего он сам-то не пришел, профессор твой?

Не знаю, сказал только прийти и забрать пацана. Великий человек, перфессер Дамблдор!

Так он все знал! - зашипела Лили не хуже свежеупокоившегося темного лорда. - Он знал, что Волдеморт придет сюда, за нами! И ничего не сделал, чтобы нам помочь? Какой же он после этого великий?

Лили, ты это, успокойся, перфессер Дамблдор лучше знает. Давай Гарри сюда.

Нет уж! Я его мать! И своего сына никому не отдам! Гарри останется со мной!

А я, как его крестный, тем более отказываюсь отдавать его твоему дражайшему директору, - поддержал Сириус.

Сириус Блэк! Ты, это, не перечь мне, брат. Не мешай!

Не брат ты мне, Хагрид. Гарри останется с нами! А ты передай Дамблдору, чтобы нас не искал. Никогда и нигде. Скажи только, что Гарри и его мать находятся в полной безопасности. Лучшей, чем он когда-либо мог обеспечить.

Мотоцикл взревел, и с этим ревом Сириус, Лили и маленький Гарри исчезли в облаке дыма. Хагрид же остался стоять на улице с растерянным выражением лица.

Профессор Дамблдор будет недоволен.

***

Англия, Литл-Уингинг, ночь на 1 ноября 1981 года

- Хагрид запаздывает, - сказал профессор Дамблдор, посмотрев на часы. - Кстати, это ведь он рассказал Вам, что я буду здесь?

Да, - ответила профессор МакГонагалл. - Полагаю, Вы не собираетесь рассказать мне, почему Вы здесь?

Я пришел, чтобы отдать Гарри его тете и дяде. Они единственные родственники, которые у него остались.

Вы же не... Вы же не можете говорить о людях, которые живут здесь! - закричала профессор МакГонагалл, вскакивая на ноги и указывая на дом номер четыре. - Я наблюдала за ними весь день. Во всем мира нет двух других людей, которые не были бы так на нас не похожи. А их сын... я видела, как он пинал свою мать, пока они шли по улице, и требовал конфет. Чтобы Гарри Поттер жил с ними!

Для него это лучшее место, - отрезал Дамблдор. - Его тетя и дядя все ему объяснят, когда он подрастет. Я написал им письмо.

Письмо? - повторила профессор МакГонагалл, без сил усаживаясь обратно на ограду. - Дамблдор, неужели Вы считаете, что сможете все им объяснить простым письмом? Эти люди никогда нас не поймут! Мальчик же станет знаменитостью... легендой... я не удивлюсь, если в будущем сегодняшний день станет известен как день Гарри Поттера! Про Гарри напишут книги, каждый ребенок будет знать его имя!

Вот именно, - сказал Дамблдор, совершенно серьезно глядя поверх своих очков-половинок. - Этого достаточно, чтобы вскружить голову любому мальчику. Стать знаменитым прежде, чем научиться ходить и говорить! Знаменитым благодаря тому, что он, возможно, никогда и не вспомнит! Разве Вам непонятно, насколько лучше для него будет расти вдали от всего этого, пока он не будет к этому готов?

Профессор МакГонагалл лишь сердито поджала губы.

Может быть, Вы и правы. Но как мальчик окажется здесь?

Его принесет Хагрид.

Вы думаете, это разумно, доверять Хагриду что-то столь важное?

Я бы доверил Хагриду свою жизнь... А вот и он, кстати. Хагрид, ну что?

На лице бородача, приближавшегося сейчас к директору, ясно читалась гримаса недоумения, переходящего в недовольство.

Перфессер Дамблдор... - виновато протянул Хагрид. - Я, это, не забрал Гарри... Лили, того, выжила.

Что значит "выжила?" - удивленно переспросил Дамблдор.

Я не знаю, перфессер Дамблдор... Что я, типа, видел, то и говорю. Джеймс мертвый, а остальные нет. Лили, это, живая. Когда я, того, пришел, Сириус Блэк забрал Лили и Гарри и уехал.

ЧТО? - одновременно выпалили и Дамблдор и МакГонагалл.

Блэк, это, просил передать, что Гарри и его мать, того, будут в безопасности. И чтобы Вы, перфессер Дамблдор, их не искали.

Ничего не понимаю. Этот аврор Блэк уехал, и забрал с собой Лили и Гарри?

Угу.

Мордред знает что... - протянул Дамблдор. - Как теперь все это объяснить людям?

Кому объяснить? Вы в своем уме? - удивленно переспросила МакГонагалл. - Просто расскажите, что Лили выжила. Или Вы что-то скрываете?

Но я же думал...

Что Вы думали? Только не говорите мне, что Вы всерьез рассчитывали, что Джеймса и Лили должны убить.

Скажем так, я этого опасался.

Для чего же тогда мы с Вами стоим здесь вместо Годриковой Лощины? Ясно же, что Лили теперь Вам не доверяет. И правильно, я бы сказала, не доверяет. Вы же и пальцем не двинули, чтобы помочь ей. Она же была умницей в школе, и после нее не изменяла себе, и сама обо всем догадалась, увидев Хагрида.

Это нужно было сделать. Ради Общего Блага.

Профессор МакГонагалл ничего не сказала в ответ. Сухо попрощавшись, она превратилась в кошку и скрылась в кустах. Дамблдор печально покачал головой, понимая, что его сегодня перехитрили.

Что же теперь делать с тобой, Гарри Поттер?

***

Англия, дом семьи Тонкс, ночь на 1 ноября 1981 г.

Андромеда Тонкс была достаточно удивлена, увидев ночных гостей.

Сириус? Лили? Гарри? Вы-то тут как оказались? И где Джеймс?

Джеймс мертв, Энди, - ответила Лили. - Его убил Волдеморт. Пытался убить и нас с Гарри, но у него ничего не получилось. Авада отразилась от Гарри и поразила самого Волдеморта.

Не может такого быть!

Может, Энди, я сама это видела.

А как вас нашел Темный Лорд?

Нас предал Питер Петтигрю. Это он раскрыл Волдеморту, где мы прячемся.

Это еще не все, Энди, - вступил в разговор Сириус. - Когда мы собирались уезжать, появился Хагрид и сказал, что, цитирую, "профессор Дамблдор послал забрать Гарри и отнести в безопасное место". Такое впечатление, что Дамблдор ЗНАЛ, что Волдеморт придет, ЗНАЛ, что Джеймса и Лили должны убить. Знал, но ничего не сделал, чтобы помочь. "Ради Общего Блага", как он любит говорить. Как лицемерно с его стороны.

Никогда бы не подумала, что он настолько двуличен и черств. Проходите, чувствуйте себя как дома.

Мы ненадолго. Нам надо покинуть Британию. Здесь слишком опасно. Чует мое сердце, что нам надо опасаться не только Питера и выживших Пожирателей. Дамблдор тоже небезгрешен.

В чем дело? - из спальни спустился Тед Тонкс, а вслед за ним - их с Андромедой дочь Нимфадора, протирающая заспанные глаза. - Сириус? Лили? Что стряслось?

Волдеморт убил Джеймса, Тед. Сириус, Лили и Гарри пока поживут у нас. Ты не против?

Конечно, не против. Да и Нимфадоре будет с кем посидеть.

ПАПА! Я же говорила тебе - не называй меня этим именем! - ответила названная, угрожающе перекрасив волосы в красный цвет.

Дочка, Гарри пришел, - с улыбкой на лице ответил дочери Тед. - Иди, подержи его, пока я помогу Лили и Сириусу.

До'а! - завопил Гарри, едва оказался на руках у семилетней девочки, волосы которой от волнения меняли все цвета радуги.

О, Мерлин! Лили! Энди! Смотрите! Наши братик и сестричка очень хорошо поладили!

***

Шотландия, Хогвартс, 1 ноября 1981 года

Дамблдор сидел в своем кабинете. Великан лесничий стоял перед ним, виновато опустив голову.

Значит, так, Хагрид. Запомни раз и навсегда. Сириус - преступник, он похитил Гарри и Лили и скрылся. Через пару дней это будет во всех газетах. Понял меня?

Понял, перфессер Дамблдор.

Вот и хорошо, раз понял. А мы будем искать, где может находиться Гарри, чтобы забрать его и отнести туда, где он будет в безопасности. Ради Общего Блага...

Когда Хагрид вышел, Дамблдор размышлял недолго. Блэк помешал реализации его планов? Значит, Блэк - преступник...

Министерство магии, кабинет Министра Бэгнольд! - с этими словами директор вошел в камин.

***

Англия, дом семьи Тонкс, 1 ноября 1981 года

Сириус отлучился по делам в Лондон, решить кое-какие вопросы. А вернувшись, он был не так весел и жизнерадостен, как утром.

Лили, происходит что-то странное. Друзья из Аврората поведали мне, что Дамблдор собрался объявлять меня в розыск за то, что я похитил тебя и Гарри и увез в неизвестном направлении.

ЧТО? - в два голоса воскликнули Лили и Андромеда.

Говорю, что сам слышал. Этому у нас никто не верит, но на улице вам лучше не появляться. Верноподданных овечек у директора хватает. Меня в Косом переулке уже чуть не порвали заживо, пришлось маскироваться. Хорошо, хоть в "Гринготтсе" никаких претензий не имели. Я снял достаточно денег со своего счета, на дорогу хватит нам всем. Вас, Энди и Тед, это тоже касается. В объявлении говорилось "И те, кто укрывает у себя названного преступника и похищенных им людей, отказываясь выдать властям".

Невероятно. Этот старый придурок совсем из ума выжил. У него одно "Общее Благо" вместо головы! Права я была, что не стоит ему доверять. Это все Джеймс - "Поверь, он знает лучше..." И вот каков итог. Джеймс мертв, а мы с Гарри на положении изгоев. Сириус, у тебя есть какие-то мысли, что нам делать?

Такое чувство, что нам всем пора делать отсюда ноги. Хорошо, Грюм немного помог. Этот старик имеет связи по всей Англии. Посоветовал в эдинбургском порту надежного человека, который поможет нам сесть на корабль, чтобы убраться с острова. Также просил передать, что, если поступит команда нас искать, то лично он будет это делать не очень тщательно.

***

Шотландия, Эдинбург, 2 ноября 1981 года

- Я понимаю, что мистер Грюм передал вам мои координаты. Где я вам прямо сейчас найду пароход, мистер Блэк? - старый морской волк не скрывал своего плохого настроения.

Все так плохо?

Не то слово! Единственное, что сейчас есть, это вон, русский лесовоз, что стоит у четвертого причала. Пришел из Петербурга, или как его русские сейчас называют, Ленинград, и уходит обратно через три часа. Если Вас это устраивает...

Куда угодно, хоть даже и в Россию! Вы поймите, мистер Фелпс, нам терять нечего. За нами гонятся и Пожиратели, и Дамблдор. Лучше уж в Россию, чем в пасть кому-то из них.

Хорошо. Будем считать, что вы меня убедили. Я поговорю с капитаном, может быть, он согласится принять вас на борт. Если же нет... что ж, тогда будем ждать следующего корабля.

Договорились!

Сколько вас?

Шесть человек. Четверо взрослых, двое детей.

Девятьсот фунтов, по сто пятьдесят с каждого.

Вот, пожалуйста.

Хорошо. Пойдемте, я вас отведу к причалу, а сам попробую поговорить с капитаном. Добавите еще триста фунтов - и я вас не видел.

У причала Љ4 стоял большой теплоход с выкрашенными в черный цвет бортами и белыми надстройками. На единственной его трубе красовался серп и молот. Свежий ветер развевал поднятый на корме красный флаг. А на носу, чуть повыше якорных клюзов, начищенными бронзовыми буквами было написано название корабля и порта приписки.

ЛЕНИНГРАДСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ KOMSOMOLEC

ЛЕНИНГРАД

Капитан! Капитан! - заорал мистер Фелпс. - Спуститесь на пару минут, нам нужно поговорить! - с этими словами он поднялся на борт советского теплохода.

Добрый день, сэр, что Вы хотели? - с мостика на палубу сошел капитан.

Мистер...

Тамм.

Мистер Тамм, у меня тут имеется пара человек, которых надо доставить к вам в Россию. Они бегут из Англии буквально в чем есть, бросив все.

И почему я обязан их взять? - прибалтийский акцент в голосе капитана слышался достаточно отчетливо.

Хм... Две семьи бегут, двух детей с собой тащат. Говорят, гонятся за ними и законники, и бандиты. Чем-то они им не угодили. Одних так и вообще чуть не убили пару дней назад.

Говорите, беженцы? Что ж, это можно сделать. При условии, если женщины окажут нашему коку помощь в приготовлении пищи, а то я боюсь, что он не справится. Наш рейс продлится как минимум неделю.

Мистер Тамм, тогда договорились? - мистер Фелпс украдкой передал советскому капитану пару пятидесятифунтовых бумажек.

Тогда договорились. Пригласите их на борт.

Эй, кто тут в Россию! Поднимайтесь! - прокричал мистер Фелпс, высунувшись через планширь.

Сириус, Лили с Гарри на руках, Нимфадора, Андромеда и Тед поднялись по трапу на палубу советского теплохода.

Вот, знакомьтесь, это мистер Тамм, капитан русского корабля. Он доставит вас в Россию. На этом разрешите откланяться, дела, увы, дела...

Прощайте, мистер Фелпс.

Мистер Фелпс спустился по трапу и отправился в свою контору. А капитан начал оглядывать кандидатов в пассажиры.

Карл Тамм, капитан дальнего плавания, - представился он. - Чем могу быть полезен?

Рад знакомству. Сириус Блэк, а это Лили Поттер с сыном Гарри, Тед, Андромеда и Нимфадора Тонкс. Мы бежим из Англии, поскольку там для нас слишком опасно. Их, - Сириус кивнул головой в сторону Лили. - Их позавчера чуть не убили, а меня вчера уже хотели арестовать за то, что не отдал мальчика в руки большого злодея.

Не могу понять, - задумался советский капитан. - Что же им от вас нужно?

Им нужен мой сын, - всхлипнув, ответила Лили. - Они хотят забрать его у меня. А я для них только обуза. Они уже убили моего мужа и хотят убрать и меня, чтобы мой сын остался сиротой у них на попечении...

Капитан посуровел лицом.

Так. Считайте, что места на моем корабле у вас есть. И денег за проезд я с вас не возьму. Только попрошу об одном - помогите, пожалуйста, нам в приготовлении пищи. Один из наших коков тяжело заболел и остался на берегу, а оставшийся не справится с обедом на всю команду.

Мы согласны.

Тогда добро пожаловать! Забирайте с берега свои вещи, через два часа мы отходим.

Все наши вещи уже здесь, мистер Тамм.

Как это так? Не понял? Вы что - волшебники?

Д... Да, мистер Тамм. Как вы догадались?

Только волшебники путешествуют без крохи багажа, потому что уменьшают все свои чемоданы до размеров спичечного коробка. И не упирайтесь, пожалуйста, у нас в Советском Союзе вам скрываться не нужно - не от чего. Среди магов СССР как раз и известен тем, что никаких мер по скрытности у нас нет. Вон, наш боцман, он тоже волшебник, и радист в магическом лицее учился. В этом нет ничего плохого, во всяком случае, лично я так считаю. Так что прошу располагаться и чувствовать себя как если не дома, то в хорошей гостинице.

Расположившись, беглецы вышли на палубу, глядя на последние приготовления к отплытию теплохода. И вот раздался гудок, означающий, что пора уходить. "Ленинградский комсомолец" начал выбирать якоря, а затем неспешно отошел от причала, направляясь к выходу из порта в открытое море.

Как непривычно, - сказала Андромеда Тонкс, глядя на тающие в тумане очертания порта. - Впервые покидаем Англию, и делаем это так спешно и так непривычно.

Могло быть и хуже, Энди, - сказал Сириус двоюродной сестре. - Мордред его знает, как бы оно повернулось, промедли мы еще хотя бы день.

По крайней мере, наши дети в безопасности, - поддержала Лили. - Будем надеяться, что до России Дамблдор не дотянется, а местных его подобий там нет.

Одна надежда на это...

**********************************************************************************

Глава вторая.

Город трех революций

Англия, Лондон, 4 ноября 1981 года

- Я хочу знать результаты расследования дела об исчезновении Поттеров! - Дамблдор второй день наседал на директора Аврората Руфуса Скримджера. - Прошло уже четыре дня с момента их исчезновения, а никто ни слуху ни духу.

При чем тут Вы? - Скримджер не собирался сдаваться. - И какое Вам дело до семьи Поттеров?

Как Вы не понимаете! Их сын Гарри - Мальчик-Который-Выжил! Он смог отразить смертельное проклятье Волдеморта - но потом таинственно исчез! Исчезла и его мать, непонятно почему выжившая!

То есть как это - "непонятно"? Мистер Дамблдор, я Вас как-то не понимаю. Что Вы имеете в виду?

Обливиэйт! Конфундо! - внезапно взмахнул палочкой Дамблдор. Не ожидавший такого Скримджер не успел уклониться от стирающего память заклинания.

А теперь скажите мне, Руфус, где, по Вашим данным, находятся Поттеры, Блэк и семья Тонкс?

Точных данных собрать еще не удалось, - безжизненным тоном ответил собеседник. - Но команда Аластора Грюма докладывает, что Поттеры покинули Англию.

Как покинули?

Никто не знает, сэр. Или на корабле, или на самолете.

Тогда отдайте приказ проверить все маггловские порты, как морские, так и воздушные! Мне нужно знать, куда именно они могли сбежать!

***

Еще через два дня...

- По предварительным данным, - сообщал Скримджер. - С 1 ноября по настоящее время из портов Великобритании вышли сто пять кораблей, из них пятнадцать американских, десять канадских, семь голландских, по шесть немецких, французских и советских, по пять испанских и бразильских, по четыре итальянских, индийских и южноафриканских, по три японских, норвежских, турецких, израильских, датских и греческих, по два мексиканских, португальских, шведских, бельгийских и аргентинских, по одному югославскому, польскому, финскому, сирийскому и ямайскому...

Можете не продолжать, Руфус, - прервал доклад Дамблдор, осознавая безвыходность ситуации. - Проверить все корабли мы не сможем.

Так точно, сэр! - подтвердил аврор. - Власть Магической Британии ограничена Британскими островами, сэр!

Подавайте запросы в магические правительства других стран!

Они используют их по назначению, сэр!

По какому, стесняюсь спросить? - недоуменно поинтересовался Дамблдор.

На подтирку, сэр! На континенте нас не любят, сэр!

А за океаном? Есть же у нас лояльные кадры...

Никак нет, сэр! Искать у кузенов тоже не получится, сэр! Они пошлют нас к дьяволу, сэр, и будут совершенно правы!

Час от часу не легче... - пробормотал Дамблдор, выходя из кабинета Скримджера.

Дело разваливалось на глазах. И все планы Дамблдора насчет устройства личной жизни Гарри Поттера можно было выбрасывать в унитаз.

Во-первых, по какой-то странной случайности осталась в живых мать мальчишки.

Во-вторых, как-то не вовремя подоспел Блэк, который увез Лили и Гарри в неизвестном направлении.

В-третьих, через какой-то день после этого неожиданно исчезает в неизвестности и семейство Тонксов, дружившее с Поттерами. Где при этом скрывается Сириус - известно одному Мерлину. Да и он, наверное, тоже ничего не знает. Тупик.

Сплошные вопросы. Что делать?

***

Финский залив, 12 ноября 1981 года

Лесовоз "Ленинградский комсомолец" продолжал неторопливо наматывать мили. Вслед за серым и туманным Северным морем теплоход прошел датскими проливами, а затем холодной и дождливой Балтикой. И, наконец, через десять дней плавания на восточном горизонте открылась панорама большого города. Крыши приземистых каменных домов, заводские трубы, стрелы портовых кранов, стоящие у причалов корабли, снующие туда-сюда катера и буксиры.

Что это? - спросил Сириус, занявший место неформального лидера маленькой группы.

Это Ленинград, наш порт приписки. Сейчас ошвартуемся и станем под разгрузку. Только вы сейчас спрячьтесь в каюте, чтобы таможня не нашла. А потом я вас выпущу, - ответил ему капитан.

Вблизи Ленинград казался намного громаднее и значительнее, чем даже Лондон. Гудки теплоходов и свистки буксиров, скрип кранов, лязг железа по железу, шум автомобилей... И извечный мат грузчиков, насквозь русский и понятный всем, даже иностранцам.

"Ленинградский комсомолец" отдал якоря, став у причала. Дошли.

Едва с корабля убрались таможенники, капитан позволил сойти на берег и шестерке беглецов.

Я позвонил в чародейское управление, доедете на такси, скажете водителю вот этот адрес... - в протянутой им бумажке значилось следующее.

Северное Главное управление чародейства и волшебства

Ленинградское городское управление чародейства и волшебства

Кировский проспект, 42д

Проезд: ст. метро "Петроградская", трамвай 17, 18, 30

Телефон: ...

Скажете, что я звонил, там должны были записать о вашем прибытии.

Спасибо, мистер Тамм. Спасибо вам за ...всё! - поблагодарила Лили.

Да не за что, - улыбнувшись, ответил капитан. - Удачи вам! Даст бог, увидимся!

***

Вот уж действительно, русские маги даже не прячутся, - протянул Сириус, когда они, попрощавшись с капитаном, вышли с территории порта в сторону стоянки такси. "Ловить" кэб прямо на улице оказалось бесполезно, никто не останавливался. А на стоянке вместо привычных глазу черных "лондонских кэбов" стояло несколько бежевых автомобилей внушительных габаритов с "шашечками" на дверях и надписью "Волга" на крыле. Одна из машин оказалась свободной, и в ней, хоть и с трудом, но поместились все.

Куда поедем? - спросил водитель.

Извините?

Вы интуристы? Адрес есть? Давайте сюда!

Пожалуйста, - Сириус протянул таксисту бумажку с адресом.

Хорошо, поехали, - и "Волга", взревев двигателем, поехала по ленинградским улицам.

Ленинград, как оказалось, городом был достаточно большим, и поездка по его улицам стала довольно долгой, но от этого не менее захватывающей. Адресат находился в самом центре города, на Петроградской стороне, так что по пути от грузового порта путешественники увидели довольно много живописных мест. Начать следовало с площади Стачек - водитель по пути постоянно рассказывал интуристам, где они проезжали - затем последовали площадь Тургенева, Садовая улица, площадь Мира, некогда бывшая Сенной, а сейчас частично загороженная метростроевскими заборами, Гостиный двор и Марсово поле. А в самом конце пути, когда такси въехало на Кировский мост, взорам Сириуса и компании открылся вид на широченную Неву и золотой шпиль Петропавловской крепости. Даже холодный и промозглый ноябрьский дождь не мог убавить величественности зрелища.

Такси остановилось возле монументального каменного здания с парадной лестницей с бронзовыми львами по бокам. На бронзовой доске у входа горела надпись:

МИНИСТЕРСТВО ЧАРОДЕЙСТВА СССР

СЕВЕРНОЕ ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ

ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА

ЛЕНИНГРАДСКОЕ ГОРОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ

ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА

С вас десять рублей, пожалуйста, - сказал таксист, когда пассажиры собрались выходить.

Вот, пожалуйста, - Андромеда Тонкс протянула водителю требуемое. Остатки фунтов им поменяли еще на корабле.

Спасибо, до свидания, - и автомобиль растворился в невском дожде.

Кто вы такие? - спросили на входе.

Вы говорите по-английски?

Интуристы? Да еще и чародеи? Чем обязан?

Добрый день, меня зовут Сириус Блэк, и со мной еще пять человек. Капитан Тамм должен был звонить насчет нас из грузового порта. Прибыли из Англии сегодня на корабле... "Ленинградский комсомолец".

А, так вы те самые, знаю, звонил товарищ Тамм. Вот ваши пропуска, проходите, товарищ Саурон вас сейчас примет.

Товарищ Саурон? Странная фамилия. Какое-то сходство со сказкой "Властелин Колец", что написал тот сквиб, Толкиен, сорок лет назад.

Может, это он и есть? Или прямой потомок?

И впрямь, на двери, куда их отправили, висела вывеска:

НАЧАЛЬНИК СЕВЕРНОГО ГЛАВНОГО

УПРАВЛЕНИЯ ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА

НАЧАЛЬНИК ЛЕНИНГРАДСКОГО ГОРОДСКОГО

УПРАВЛЕНИЯ ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА

САУРОН

ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ

В самом кабинете, однако, не было ничего такого мрачного, на что могла бы намекать фамилия. Вместо этого на полке красовалась модель парусника, на стене висел громадный плакат с надписью "ФУТБОЛЬНЫЙ КЛУБ "ЗЕНИТ" - расписания матчей", а в шкафу за стеклом - кусты тропических кораллов. Видимо, это просто совпадение.

Хозяин кабинета, полноватый, бородатый и добродушно выглядящий, тоже своей фамилии никак не соответствовал. Скорее напоминал рыболова-любителя, каковым, судя по всему, и являлся - рядом с футбольным плакатом висела таблица, гласящая, какая рыба, когда и на что охотнее клюет.

Добрый день, товарищи интуристы, рад знакомству. Саурон Юрий Николаевич, главный, так сказать, чародей города Ленинграда и всего Севера. Чем могу быть полезен?

Рад знакомству. Сириус Блэк, а это Лили Поттер с сыном Гарри, Тед, Андромеда и Нимфадора Тонкс. Мы бежали из Англии, - представился Сириус.

Что же там такое произошло, что вам бежать пришлось? Мы здесь слышали о некоем черном колдуне по имени Волдеморт...

Это и есть причина нашего побега. Он попытался убить Лили и Гарри, но попал под собственное заклятье. Но его слуги все еще рыщут по Британии и не собираются прощать нам гибели их Лорда.

Это еще не все, Сириус, не преуменьшай, - вступила в разговор Лили. - Не только Волдеморт. Самозваный "лидер Света" по имени Дамблдор ничуть не лучше.

Вот те на! - удивился товарищ Саурон. - А этот-то что опять натворил?

Вы знаете Дамблдора? - от неожиданности глаза на лоб полезли у всех собравшихся.

Конечно, кто ж его не знает. Мы здесь тоже, в общем-то, в курсе, что он есть такое. Бывал он у нас в Питере в семнадцатом году. С иудой Троцким близкие отношения водил, все, помню, на митингах толкался, а потом сбежал перед самым Октябрем, чтоб, не дай бог, подозрения на него не пали.

Он об этом никогда не рассказывал.

С чего бы ему об этом говорить? Да и о чем - о том, что ему революционные матросы задницу надрали да мантию на протирку винтовок пустили? Смешно. Так что насчет этого не беспокойтесь, если вы от него сбежали, убежище мы вам дадим. Если сильно надо будет - то и паспорта советские выпишем, на те имена, какие вы себе пожелаете.

Благодарю, будем весьма признательны.

Вот и хорошо. Пока что надо вам какое-то жилье подыскать да на курсы русского языка отправить как вновь прибывших. Пойдемте, сейчас попробуем выяснить, что и как.

Разрешите нескромный вопрос?

И?

Не родственник ли Вы Саурону из книг Толкиена?

Прямой потомок в сто сорок шестом поколении. Нет, это не шутки. Тот Саурон действительно существовал и оставил потомство. Если интересно, можете у нас в библиотеке книги взять почитать, там подробнее написано...

***

К сожалению, в профсоюзе их огорчили.

Извините, товарищ Блэк, пока для вас могут выделить только две комнаты в коммунальной квартире на Лиговском проспекте, недалеко от Московского вокзала. Хорошо хоть комнаты смежные. В очередь на квартиру поставим - или же при расселении оставим как полноправных владельцев квартиры.

Ничего страшного, мы можем расширить помещение. Есть же подходящие заклинания.

Ах, да, извините, я совсем забыл. Конечно же, у нас тут очень многие так делают. Также, если хотите, в очередь на дачу поставим. Места тут у нас знатные. Озёра, рыбалка, грибы... На лето путевки даем до санатория, или можете и просто так, дикарями, в Крым ездить.

Были бы рады, у нас ...там, в Англии, в смысле, был свой дом, - грустно ответила Лили.

Всегда пожалуйста. Детям вашим полезно будет, что в городе-то сидеть. А так полчаса на электричке - и там. Чем плохо?

***

Заходите, располагайтесь, теперь мы тут будем жить, - объявил Сириус, когда все вшестером входили в коммуналку на Лиговке.

Лили и Андромеда тут же принялись колдовать, расширяя жилплощадь и добавляя свободного места. Точно так же вслед за этим они сотворили мебель и столовые приборы.

Ну вот, на первое время сойдет. А там, может быть, в другое место переберемся... Нимфадора, ты там как, не задушила Гарри?

МАМА! Не называй меня так, сколько раз говорила!

Когда тебя так называет Гарри, ты в лучшем случае краснеешь, так что успокаивайся.

Действительно, пока старшие были заняты делами, малолетнего Гарри частенько оставляли на попечение семилетней Доры. Что удивительно, она сама как-то и не возражала против этого. Равно как и не злилась, когда нелюбимое имя исходило из уст Гарри, которого она всерьез считала младшим братом. Впрочем, на обращение по имени от родителей Дора по-прежнему вспыхивала.

***

Через пару недель такой жизни, когда все более-менее обустроились, взрослых снова вызвали к товарищу Саурону.

Присаживайтесь, товарищи, решили мы ваш вопрос. Решением товарища Полоцкого и товарища Щелокова вам предоставлено гражданство СССР. В чрезвычайном порядке, как беженцам от капиталистической тирании. Сейчас вас отвезут в паспортный стол, там выпишут паспорт на любое имя, какое пожелаете.

Какое имя пожелаете выбрать? - спросили у Сириуса в паспортном столе.

Блэк... Нет, по-русски будет... Чернов! Сириус... Сир... Сергей. Орион... Олегович.

Спасибо, Сергей Олегович. А Вы? - задали вопрос Лили.

Лили... Лилия. Эванс... Ивановна. Фамилию ставьте... Чернова, - с этими словами она сжала руку Сириусу. Этот вопрос они уже обсуждали, и Сириус согласился, что так будет намного лучше.

А сына вашего как звать будете?

Гарри... Гарик... Игорь. Игорь Сергеевич Чернов, так и пишите.

Хорошо. Теперь вы, - спросили Теда Тонкса.

Тед... Теодор... Федор. По отчеству... Юрьевич. Фамилию... Фамилию ставьте - Тонев.

А вас? - задали вопрос Андромеде Тонкс.

Андромеда... Так и оставьте, по отчеству... Сигнус... Что там уж сущности плодить, пишите Олеговна. Фамилия та же, что и у мужа, - взяв такое же отчество, как и у Сириуса, Андромеда с точки зрения государственных бумаг становилась ему родной сестрой. Впрочем, никого из них это не смущало.

А дочери Вашей?

Имя пишите, какое есть, только сокращенное - Дора, а отчество - по отцу.

Очень хорошо, через неделю зайдете за документами.

***

И потекла с тех пор жизнь, ничем не примечательная, да никому из обеих семей, по воле судьбы заброшенных в Советский Союз, ничего сверхъестественного и не хотелось. Им и магии-то своей за глаза хватало. Со временем Англия стала казаться чем-то прошлым, забытым, как из другой жизни.

Лили стала работать в Ленинградском городском управлении чародейства и волшебства, Андромеда устроилась учительницей в школе. Тед, как врач, пошел работать на воспетую Розенбаумом Первую подстанцию "скорой помощи", что на Петроградской стороне, и коллегами его стали те самые "доктор Бун и Альперович, Регельман, Гильгоф Н. Львович... [2]". Дора пошла в школу, где, однако, не завела много друзей.

Сириус же поначалу хотел устроиться в милицию, поскольку "в прошлой жизни" был аврором, однако однажды зашел на Рубинштейна, 13, и стал завсегдатаем Ленинградского Рок-Клуба, где неплохо стучал на барабанах и перезнакомился со всеми знаменитостями питерского рок-сообщества - Гребенщиковым, Кинчевым, Бутусовым, Цоем, Шевчуком и многими другими. А из-за привезенного из Англии мотоцикла, между прочим, отличного "Харлея", Сергей "Сириус" Чернов приобрел вес и среди байкеров. Вот как это было...

***

СССР, Ленинград, 19 января 1982 года

- О, глядите, новенький пришел! - слегка уже "подогретые" посетители Ленинградского Рок-Клуба, что располагался в доме Љ13 на улице Рубинштейна, заметили новичка. - Кто таков будешь?

Сириус... Сергей Чернов, к Вашим услугам.

Сириус, говоришь? А покажи-ка нам, Сириус, что ты умеешь?

В каком плане?

А в таком. Ты в Рок-Клубе или где? Вот и покажи, как ты рок играешь.

Барабаны есть?

Есть, почему бы и нет. Вон, там, - Сириусу показали на сцену.

Усевшись за ударные ("Бедновата, конечно, установочка, но на первое время сойдет"), Сириус отстучал партию ударных из песни "Дым над водой" группы "Дип Пёрпл".

Во даешь, "Де папа" знаешь. А еще что-нибудь умеешь?

Да вот "битлов" знаю. Хотите?

Ну, покажи...

Партию Ринго Старра из песни "Get Back" Сириус тоже сыграл без видимого напряжения.

Молодец! Боря, налей Сириусу! - распорядился кто-то из завсегдатаев.

Сириус не замедлил выпить поднесенную рюмку водки.

Наш человек! Откуда приехал-то? - спросили его еще через несколько принятых стаканов.

Из Ан... Англии б...бежали.

Ч... чего? Так, Боря, Сириусу больше не наливать... по крайней мере, сегодня. Ни в жисть не поверю, что из Англии попал.

М... мотоцикл мой в...видели?

К... какой мотоц... цикл?

"Х... Харлей-Д...дэвидсон" у меня есть. Х... хотите, п... покажу.

Конечно, покажи! Еще бы, "Х... харлеев" в Питере не так уж и м... много. Ну ч... что, п... принимаем т... тов... варища? - распорядитель клуба и сам-то еле на ногах держался.

Принимаем!

Вот так и началась музыкальная карьера Сергея Чернова по кличке "Сириус". А его собутыльники в тот памятный вечер оказались как уже известными, так и еще только начинающими исполнителями в жанре русского рока - Виктором Цоем, Борисом Гребенщиковым и многими другими.

Прижился Сириус и в байкерской тусовке города, и его "Харлей" не раз видели на ночном Невском. За бесшабашным рокером не мог угнаться ни один экипаж ГАИ, Сириус всегда от них уходил. А те, кто все же догонял, по непонятным причинам сразу же об этом забывали. Впрочем, с течением времени гаишники вообще перестали замечать Чернова - кое-кто из них и сам захаживал в Рок-Клуб, а там талантливого барабанщика по кличке "Сириус" не знали только новички.

С течением времени Сириус успел повыступать с самыми разными рок-ансамблями ленинградского разлива, и даже пытался собирать свой собственный, с символическим названием "Бродяги", но не преуспел в написании песен. В конце концов, в 1986 году приехал из Уфы Юрий Шевчук, собиравший новый состав своей группы под названием ДДТ - и Сириус, как раз тогда сидевший на вольных хлебах, в итоге оказался у него. И первым, что Сириус сыграл на концерте с ДДТ, оказались "Хиппаны". На дворе стояло лето 1986 года.

Под флагом ДДТ жизнь семейства Черновых-Тоневых пошла вверх. Они переехали из коммуналки в свою квартиру, когда в их доме на Лиговке сделали нормальный ремонт. Все жители двора теперь знали, что Сергей Чернов - известный в городе музыкант, играет "у самого Шевчука". И самого Юрия Юлиановича видели, когда тот заходил к Черновым "на рюмку чая", а заодно и порепетировать новые песни. Да и не только он, к Сириусу обращались при случае и Вячеслав Бутусов из "Наутилуса Помпилиуса", и Виктор Цой из "Кино", и многие другие из питерской рок-тусовки.

Да и вообще в Ленинграде всем понравилось. Хотя бы тем, что здесь можно было быть самими собой и не скрываться ни от кого. На берегах Невы легенда о Мальчике-Который-Выжил никого не интересовала.

**********************************************************************************

Глава третья.

Неправильный герой

Англия, резиденция Лонгботтомов, 4 марта 1983 года

- ...А для чего Вам нужен мой внук? - в очередной раз интересовалась у Дамблдора мадам Лонгботтом. - Вам сына Поттеров мало?

Было пророчество, под которое подпадают и Гарри Поттер, и Ваш внук Невилл. Там говорилось, что ребенок, которому дано победить Темного Лорда, должен родиться на исходе седьмого месяца. А в это время родились двое - Невилл Лонгботтом и Гарри Поттер.

Причем тут Невилл? - не давалась вдовствующая хозяйка дома. - По-моему, Вы уже объявили Мальчиком-Который-Выжил Гарри Поттера.

В том-то все и дело, Августа, что Гарри Поттер исчез в ту же ночь, что и Темный Лорд. Я подозреваю, что это Сириус Блэк похитил его и Лили.

Постойте, Альбус, так Лили выжила? И я никогда не поверила бы в предательство Блэка. Крестный отец не может навредить крестнику, иначе он лишится магии! Ну, а если Лили выжила, то, скорее всего, они где-то скрываются.

"Мордред ее побери, ни на что не клюет", подумал Дамблдор.

Так вот, Августа, пока нам не удается найти следов пропавших Лили и Гарри, магическому миру Англии нужна новая надежда. И под пророчество, помимо Гарри, лучше всего подпадает как раз Ваш Невилл.

Вы можете говорить и делать все, что Вам угодно, Альбус, но своего внука я Вам на попечение не отдам. Мне хватило потери сына и невестки, а все из-за Ваших игр. Когда же до Вас дойдет, что люди не пешки с Вашего шахматного столика?

Извините, Августа, я был неправ. На этом позвольте откланяться, - изобразив на лице поддельное раскаяние, Дамблдор поспешил покинуть особняк, пока мадам Лонгботтом не догадалась до всего.

***

Шотландия, Хогвартс, 9 марта 1983 года

Альбус Дамблдор беспокойно расхаживал по своему кабинету. Размышления не приносили покоя.

"Чертова старуха, ни на что не соглашается. Это мешает всем моим планам. Все мои замыслы и так уже под угрозой оттого, что щенок Поттеров исчез неизвестно где. Если Блэк их действительно нашел, как говорил тогда Хагрид, то одному Мерлину известно, куда он мог спрятать мальчишку вместе с матерью. Принес же его Мордред... как раз тогда, когда к дому Поттеров шел Хагрид. И Лили, как же не вовремя ее угораздило выжить. С живой матерью Гарри не сможет быть столь же послушным, как мне бы хотелось. И опять все упирается в их исчезновение. Авроры перерыли все самые медвежьи углы по всей Британии, но не нашли ни следа Поттеров. А за пределами Островов нас пошлют ко всем дементорам, на континенте в особенности..."

Все так и было. Запросы, которые Министерство магии отправляло по просьбе Дамблдора во многие европейские и американские столицы, оставались без ответа - или же приходил решительный отказ даже обсуждать с англичанами что-либо.

Что ж... Если кого-то нельзя купить, значит, его надо убить...

Приняв решение и согласившись с правильностью своих мыслей, Альбус Дамблдор направился к камину...

***

Англия, резиденция Лонгботтомов, 13 марта 1983 года

- Я приношу тебе свои искренние соболезнования по поводу смерти твоей бабушки, Невилл, - говорил Дамблдор плачущему навзрыд мальчику. - Я давно знал твою бабушку, она была замечательным человеком. Пойдем, Невилл, я займусь твоим воспитанием.

Не надо мне ничего! - закричал Невилл. - Верните мою бабушку! Я никуда с тобой не пойду! Я хочу жить дома! Ты плохой человек! Мне бабушка говорила...

Не хочешь - как хочешь... ОБЛИВИЭЙТ МАКСИМА!!! - взмахнул палочкой Дамблдор. Глаза Невилла на момент остекленели.

Ты, Невилл, станешь новой надеждой магической Британии. Об этом я позабочусь. Понял меня?

Да, я понял, - пробормотал Невилл, забывший все, о чем только что плакал.

Вот и хорошо. Пойдем, я отведу тебя туда, где ты будешь жить, пока не пойдешь в Хогвартс...

***

Номер "Ежедневного пророка" с броским заголовком на первой полосе "НОВАЯ НАДЕЖДА МАГИЧЕСКОЙ БРИТАНИИ!" расходился как горячие пирожки. Из газеты почтеннейшая и не очень публика узнавала, что после таинственного исчезновения Гарри Поттера, которого также называли Мальчиком-Который-Выжил, или же Мальчиком-Который-Пропал, директору школы "Хогвартс" Альбусу Дамблдору удалось разыскать еще одного мальчика, подпадавшего под пророчество, а именно Невилла Лонгботтома, о зверском убийстве бабушки которого газеты шумели за неделю до этого. Обливавшийся слезами директор распинался в интервью, как он переживает по поводу смерти столь уважаемой дамы и как считает своим долгом взять осиротевшего ее внука на воспитание. Вот только никто так и не понял, что слезы эти были крокодиловыми. За свои сто пятьдесят лет Альбус Дамблдор не одну собаку съел в политических играх...

О пропавшем два года назад Гарри Поттере никто не вспоминал. Директор умел заметать следы.

***

СССР, Репино, 18 июля 1984 года

- Раз, два, три, четыре, пять - я иду тебя искать! - трехлетний Гарик бегал между соснами на пляже, пытаясь найти спрятавшуюся где-то Дору.

Не поймал! Не поймал! - десятилетняя девочка выскочила из-за сосны и кинулась к стоявшей неподалеку ржавой бочке. - Теперь ты прячься!

Дора, так нечестно! Ты опять маскируешься!

Дети! Дети! Идите сюда! - позвала обоих Лили. Гарик и Дора прервали спор и побежали на голос.

Мама! Тетя Лили! - на два голоса закричали они. - Что такое?

Дети, хоть бы покушали чего. Вот, ухватите хотя бы по яблочку. Полдня уже бегаете, скоро домой поедем.

Спасибо, мама! - Гарик с хрустом откусил большой кусок. А когда сгрыз яблоко полностью, кинул огрызок в урну и с криком "Дора, догоняй!" вновь припустил по пляжу. Дора побежала вслед за ним.

Даже не верится, Лили, как быстро растут наши дети, - сказала Андромеда, лежавшая рядом с давней подругой.

И не говори, Энди. Давно ли на руках Гарри... Гарика держала, а вон он теперь, носится - не поймаешь. Только у Доры и получается.

Так она за братом и смотрит, когда мы все на работе.

Это хорошо, так вот осенью... - Лили посмотрела на свой уже достаточно большой живот. - Осенью же еще один родится. Хорошо, Сириусу теперь платят нормально за выступления. Проживем как-то. Не возвращаться же обратно.

Ты что, Лили! - удивленно посмотрела на подругу Андромеда. - Даже думать забудь, пока Гарик не вырастет. Черт его знает, может, там с твоего Сириуса розыск не снимали. А там лет десять пройдет, может, и окочурится старый пердун с длинной бородой, все же посвободнее станет, да и забудут, как и почему мы бежали.

Хотелось бы надеяться...

***

Шотландия, Хогвартс, 15 июля 1991 года

- Минерва, заходите, пожалуйста, - поприветствовал Дамблдор заходящую в кабинет преподавательницу трансфигурации Минерву МакГонагалл.. - Лимонную дольку?

Нет, спасибо, Альбус. Что-то случилось? - озадаченный вид директора не пришел мимо взгляда профессора.

Минерва, будьте добры, проверьте еще раз книгу зачисленных в Хогвартс на первый курс. Или у меня подводят глаза, или там и в самом деле нет никакого Гарри Поттера.

Что? Нет Гарри Поттера? Подождите, я сейчас посмотрю... Бул... Кор... Лон... Пар... И впрямь нет. Между "Перкс, Салли-Энн" и "Смит, Захария" пустое место. Отметки "Гарри Поттер" нет, и нет ее с тех самых пор, как она исчезла тогда, в восемьдесят первом.

Этого не может быть! Неужели Гарри Поттер мертв?

Сомневаюсь, Альбус. Если бы он был мертв, об этом стало бы известно всем. Мы же знаем, что Лили выжила, и Гарри вместе с ней. Не забывайте, Альбус, Гарри - единственный наследник их рода, и случись ему умереть бездетному, в "Гринготтсе" давно бы об этом знали. Значит, Поттеры живы, но действительно где-то скрываются.

Но почему? Гарри ждала бы здесь великая слава!

Мне кажется, десять лет назад Вы уже хотели спрятать мальчика от этой славы, отдав его на попечение сестре Лили. И вспомните, что я Вам говорила тогда. Не выживи Лили или не успей к ним Блэк, Гарри вынужден был бы воспитываться у магглов. А так у него есть мать, и есть крестный, они его не бросят.

Никогда бы не поверил. Это же Блэк выдал их Волдеморту!

Выдал, а потом пришел за Лили и укрыл их с Гарри подальше от Вашего внимания? Вам не кажется, Альбус, что Вы слишком подозрительны? И что все вместе эти факты ни в какую картину не складываются?

Нет, не кажется, - отрезал Дамблдор. - Возможно, Блэку нравилась Лили, и он сдал Поттеров Волдеморту, чтобы тот убил Джеймса, но пощадил Лили и ее сына. А потом подоспел и сам Блэк, за наградой.

В это не поверю уже я. Джеймс и Лили были моими лучшими учениками, и я ни за что не поверю в ту ложь, что распространили тогда Вы. Я до сих пор помню тех магглов, возле дома которых проторчала целый день, и с того дня абсолютно убеждена, что кем бы ни был Блэк, он сделал хорошее дело, не позволив отдать им Гарри. А если Лили действительно жива, как говорил Хагрид, то отнимать ребенка у живой матери - смертный грех во всех известных обычаях.

Это нужно сделать. Все ради Общего Блага...

Кажется, у Вас уже есть Невилл Лонгботтом. Зачем Вам Гарри?

Увы, все же именно его упоминали в пророчестве. А Невилл - увы, но английскому магическому сообществу нужна была надежда...

Не сказав ни слова, Минерва МакГонагалл развернулась и вышла из кабинета директора. А вернувшись к себе, долго смотрела в ночное небо, вспоминая, как Джеймс Поттер и Лили Эванс впервые пришли учиться в Хогвартс.

Лили... Гарри... Где вы? Что с вами?

***

Шотландия, Хогвартс, 1 сентября 1991 года

- Лонгботтом, Невилл! - профессор МакГонагалл вызвала по списку очередного первокурсника.

Толстый мальчик, все это время высоко задиравший нос, вышел из шеренги ровесников и сел на табурет, надев на голову Распределяющую Шляпу.

Сразу же в голове Невилла послышался голос.

"Лонгботтом... О да, новое дитя пророчества... Признаться, я была лучшего мнения о Дамблдоре. Мало того, что твоих собственных способностей чуть больше, чем у сквиба, так тебя еще и разбаловали как маленького принца. Во всяком случае, откормили - будь здоров, хе-хе-хе..."

Чего Вы от меня хотите? - испуганно пробормотал Невилл.

"Не дерзи, пацан! Иначе засуну тебя куда-нибудь, что потом ты же жалеть будешь. Так, куда бы это сделать... Возьмем, к примеру, Слизерин..."

Только не в Слизерин! Только не в Слизерин! - заорал Невилл на весь Большой Зал. Все студенты в голос прыснули, и даже на лицах некоторых преподавателей заиграли улыбки.

"Чего орешь, блин? Тебя туда и не возьмут. Хоть ты и чистокровный, а ни умом, ни хитростью не обладаешь. Только и есть в тебе, что понты. Ни в мать, ни в отца не пошел, помню я их. Что по другим факультетам... В Хаффлпафф ты тоже не годишься, потому как трудиться не любишь и дружбы не ценишь. Да и в рядах Равенкло тебе места тоже нет, поскольку и учишься-то ты с большой ленью. Была бы у тебя хотя бы храбрость, так ты от обычной жабы будешь удирать быстрее зайца. Что ж, я разочарована в тебе. Очень разочарована. Твое самомнение тебя же и погубит. Судя по всему, это единственное, что у тебя за душой есть. Ладно, хрен с тобой, пацан. Иди-ка ты отсюда в..." ГРИФФИНДОР!!! - последнее слово Шляпа проорала уже вслух.

Невилл подскочил со стула, запутавшись в ногах, и грохнулся на пол. Потом встал под смешки студентов-старшекурсников, и поковылял к гриффиндорскому столу, где чуть позже к нему подсел закадычный приятель Рональд Уизли. Эти двое, да еще магглорожденная по имени Гермиона Грейнджер, также известная как "Гриффиндорская всезнайка", составили впоследствии "Золотое Трио", как любили именовать его подхалимы. Впрочем, даже золотой статус не спасал от насмешек, над неумехой Лонгботтомом ржала в голос вся школа. Бессменными заводилами были братья-близнецы Фред и Джордж Уизли, не питавшие к сложившимся авторитетам никакого уважения.

***

СССР, Ленинград, 3 сентября 1991 года

- Белый снег, серый лед на истрескавшейся земле. Одеялом лоскутным на ней город в дорожной петле... - как обычно, вечером Гарик играл во дворе на гитаре.

Гарик! Привет! Все поёшь?

Ой! Дядя Витя! - мальчик прервал песню, увидев зашедшего во двор старого приятеля отца.

Немного неправильно ты играешь. Вот, смотри как надо. Дай, покажу... - Виктор Цой присел на лавочку рядом с Гариком, снял с плеча потрепанную гитару и привычно провел рукой по струнам:

Белый снег, серый лед

На истрескавшейся земле,

Одеялом лоскутным на ней

Город в дорожной петле.

А над городом плывут облака,

Закрывая небесный свет,

А над городом желтый дым,

Городу две тысячи лет,

Прожитых под светом звезды

По имени Солнце...

Смотри, Сириус, опять Витя пришел, Гарика учит, - сказала мужу Лили, глядя на то, как ее сын играет на гитаре в компании Цоя.

Ага, вижу, к нам шел, видать, да свою же собственную песню услышал. А в нашем дворе именно Гарик наш лучше всех играет, - Сириус умилялся вслед за женой.

Еще бы, с такими-то учителями. С детства, считай, на пару с Дорой на Рубинштейна торчат. Как и ты, - не удержалась от шпильки Лили.

Если б я там не торчал, сейчас бы есть не на что было.

Моей зарплаты в Ленгоруправлении, слава Богу, пока хватает.

А так мы и "Волгу" купили, и дачу достроили, и в Крым каждый год ездим. Чем плохо?

Да, в общем-то, и ничем...

Ну вот, а ты мне перечишь.

Не знай я тебя еще со школы, я бы приняла все это за шутку сомнительной свежести.

Кстати, о школе. Наш сын уже в шестом классе. Останься мы т а м, он бы только сейчас пошел в Хогвартс. Интересно, куда бы он там попал?

И не надо ему это, здесь лучше научат. И от Дамблдора подальше.

В этом ты права, Лили. Как всегда права...

***

Шотландия, Хогвартс, 22 мая 1994 года

В старинной английской магической школе вот уже три года все шло наперекосяк.

Началось все с поступления Невилла Лонгботтома. Само распределение, над которым еще две недели смеялись все с первого по седьмой курсы, было еще только началом.

С течением времени выяснилось, что мальчик, объявленный героем пророчества и надеждой британских магов, сам по себе ничего особенного не представляет. Минерва МакГонагалл, декан Гриффиндора, констатировала малейшее отсутствие каких-либо навыков по трансфигурации, натягивая балл до приемлемого лишь из-за того, что Невилл учился на ее факультете. Филиус Флитвик, декан Равенкло, с горечью замечал крайне слабые способности и по чарам. Помона Спраут, декан Хаффлпаффа, тоже имела, что сказать, в ее теплицах не оставалось ни одного растения, которое Невилл бы не покалечил или которое его бы не укусило. Ну, а Северус Снейп, декан Слизерина, мог только злорадствовать, ибо уроки по зельеварению у Лонгботтома проходили так погано, что все котлы в классе чистил именно он, сделавшись вечным дежурным после уроков.

Преподаватель полетов мадам Хуч даже вынуждена была освободить Невилла от занятий по своему предмету, поскольку подъем в воздух выше двух ярдов обязательно заканчивался для Мальчика-Который-О-Себе-Слишком-Много-Думает падением, ушибами, ссадинами, а то и переломами.

Единственным, кто неизвестно почему сохранял веру в возможности Невилла, оставался Дамблдор. И именно благодаря ему Лонгботтом оставался в школе, с горем пополам перебираясь с курса на курс.

Ущерб, нанесенный школе "Золотым Трио", исчислялся сотнями и тысячами галлеонов. Котлы и пробирки с зельями - это ладно, но вот туалет, затопленный из-за неловко повернувшегося и своротившего кран Невилла, или, к примеру, библиотека, в которой какой-то древний том был зачитан Гермионой Грейнджер до состояния полной неразличимости, служили тому яркими примерами. Даже печально известные близнецы Уизли не шутили столь бессовестно, их шутки как раз вызывали смех и веселье. На "Золотое Трио" же нельзя было смотреть без слез.

Полоса препятствий, любовно возведенная всеми преподавателями Хогвартса в тот год, когда в школе содержался философский камень, то есть первый год учебы Лонгботтома и иже с ним, так и не понадобилась. Одержимый, как оказалось, духом Волдеморта профессор Квиррелл так и не добрался до заветной цели, будучи найден возле зеркала Морганы в полубессознательном состоянии.

На второй год все оказалось еще хуже. Кто-то нашел тайную комнату, построенную в подземельях замка еще Салазаром Слизерином, и выпустил на волю спрятавшегося там василиска. Под окаменяющий взгляд попало несколько студентов, дело шло даже к закрытию школы. Как ни странно, положение спас Невилл, улепетывавший от громадной змеюки с таким диким воплем, что это услышал даже Дамблдор. Он же ту змею и прибил в конечном итоге, с помощью феникса по имени Фоукс, который выклевал василиску глаза.

Того, кто выпустил ядовитую тварь на свободу, искали недолго. Как показало вскрытие, обвинять во всем этом следовало преподавателя Защиты от темных сил Гилдероя Локхарта, заявившего на суде, что действовал по приказу некой конфискованной у первокурсников записной книжки под названием "Дневник Т.М.Риддла". Дневник, естественно, у него отобрали, показания обвиняемого в расчет не приняли как полную чушь, а самого Локхарта в итоге засадили в Азкабан на десять лет.

Третий год обучения Невилла и компании принес другую малорадостную весть - из Азкабана совершила побег никто иная, как сама Беллатрикс Лестрейндж, самая опасная из всех слуг Волдеморта после него самого. К счастью, сбежала только она одна, хотя она и в одиночку могла наворотить дел.

Пожирательницу искали весь год и ни к какому толковому результату не пришли, Белла как сквозь землю провалилась. Подозревали, что она спряталась там же, где и Сириус Блэк, но тот считался исчезнувшим бесследно вот уже двенадцать лет. Попытки Министерства магии наложить арест на капитал Блэков как выморочный ответа у гоблинов не встретили - по их записям, как Блэк, так и Поттеры все еще считались живыми.

С такими безрадостными новостями Альбус Дамблдор подводил итоги очередного учебного года. Поводов хандрить было больше чем достаточно. Невилл Лонгботтом, столь опрометчиво объявленный когда-то новой надеждой магической Британии, ожиданий не оправдывал. В то, что этот избалованный и расплывшийся мальчуган способен на что-то героическое, не верили даже коллеги по работе. Особенно неистовствовала Минерва МакГонагалл.

Если это и герой, Альбус, то это какой-то неправильный герой! И он делает неправильные поступки, - говорила она на собрании профессоров после окончания занятий.

Но Минерва, как же Вы не понимаете...

Она права, Альбус, - поддержал ее ехидный профессор Флитвик. - Худшего по оценкам и отношению к учебе студента не было не только у нее, но и у меня. Как - а точнее ЧЕМ - он собирается защищать в случае нужды английских магов, никак не могу себе представить. Наверное, будет как с тем василиском год назад.

Помнившие те события преподаватели начали хихикать.

А его так называемые друзья, так они ничем не лучше! - продолжала неистовствовать МакГонагалл. - Рональд Уизли грубиян из грубиянов, ко мне не раз и не два обращались как его однокурсницы, так и девушки со старших курсов с просьбой оградить от неприличных предложений. Гермиона Грейнджер, конечно, по сравнению с Рональдом шелковая, потому что с другими детьми практически не общается, но она зачитывает библиотечные книги до дыр в буквальном смысле этого слова! Такое чувство, что она взялась заучить наизусть все, чему у нас учат. По сравнению с ними даже Фред и Джордж Уизли кажутся ангелами...

Ну, Минерва, уж простите их, это все-таки дети.

Если и в новом году они будут причинять школе такой же ущерб, то я не буду к ним столь снисходительна. И даже Вы, Альбус, не сможете меня переубедить.

В новом году у нас будут немного другие события. И поверьте, я постараюсь сделать все, чтобы не опозорить нашу школу.

Это какие еще события?

О, об этом я пока говорить не стану. Секрет, знаете ли... Первого сентября вы обо всем узнаете.

**********************************************************************************

Глава четвертая.

Падаванский наш отряд

СССР, Ленинград, 24 мая 1994 года

- Мама, я дома! - крикнул Гарик, вбежав в прихожую.

Гарик? Ты уже пришел? Садись обедать.

А что у нас сегодня?

Макароны по-флотски.

Ммм, как вкусно!

Мать, моложавая рыжеволосая женщина, стояла у плиты. Время и ленинградская сырая погода не очень задели ее.

Ну как закончил год? - спросила она своего сына, пока обедали.

Хорошо, на все "пятерки". Классная даже похвалила, говорит, давно таких не учила.

Ну и молодец! Не зря мы с папой тебя учили. Надеюсь, ты ей глаза не отводил?

Ты что, мама, Марь Иванну колдовством не проймешь, вычисляет на раз.

Значит, честно заработал. Решил уже, куда в девятый класс пойдешь?

Да в наш чародейский лицей, что около Смольного.

Хотел, как Дора, чтобы потом в Киев в институт?

Да нет, не то чтобы. Да и не думал я, если честно, чародейством профессионально заниматься. Больше как-то корабли интересуют, в Кораблестроительный потом хочу поступать.

Это какие же ты хочешь корабли строить, чародей?

А вот так, выдумаю.

Ох, и изобретатель ты, весь в отца пошел.

МАМА!

Четырнадцать лет уже мама. Ну, иди ешь, тебя там, наверное, во дворе уже заждались...

***

...Со времени бегства из Англии прошло почти тринадцать лет.

Бывшие беглецы совершенно освоились в советской атмосфере, выучили русский язык и стали "своими" в коммуналке и на окрестных улицах.

О том, что Сергей Чернов по прозвищу "Сириус" - заядлый рокер, и даже играет на барабанах у самого Шевчука, того, который "ДДТ", уже давно знал весь двор. Знали и то, что сам Юрий Юлианович частенько появляется у них в доме "на рюмку чая". А потому с точки зрения местных бабуль, Черновы были семьей достаточно уважаемой.

Самого Гарика тоже уважали и не трогали. Даже не из-за отцовской славы - ему и своей хватало. Вся Лиговка знала Гарика Чернова как бесшабашного хулигана, который, тем не менее, знает меру и никогда не беспредельничает.

За прошедшие годы тот, кто когда-то раньше звался Гарри Поттером, а ныне - Игорем Сергеевичем Черновым, в миру - просто Гарик, вырос самым обычным ленинградским пацаном.

Точно так же, как и все, играл в футбол тряпичным мячом, нередко выбивая стекла от хорошего паса. Точно так же бегал за колбасой в ближайший магазин, и точно так же катался "зайцем" на трамвае по родимой Лиговке и прилегающим улицам. Точно так же пропадал летом на пляжах Финского залива. Точно так же торчал по вечерам в Рок-Клубе на Рубинштейна, 13, слушая своих кумиров. Шевчук, Цой, Бутусов - их песни он знал наизусть с самого детства, и сейчас частенько орал под гитару на дворовых посиделках. И, как и все, он переживал, когда летом девяностого Виктор Цой попал в аварию, но, к счастью, выжил. Надписи "Цой жив" пестрели тогда по всему Ленинграду, а на первый после возвращения концерт группы "Кино", который они дали на Дворцовой площади, собралась толпа от самого Исаакия.

К лету 94-го Гарик Чернов закончил восемь классов средней школы, после чего поступил в Ленинградский лицей чародейства и волшебства. Приняли его как отличника без вопросов.

Дора, которую Гарик считал старшей сестрой, давно уже школу закончила и училась в Киеве, в институте при чародейской академии на Лысой Горе, которую возглавлял сам Кащей Бессмертный.

Ну, а сам Гарик в Киев поступать не собирался. Не очень-то и хотелось ему заниматься колдовством на профессиональном уровне. Больше всего его интересовали корабли и способы их постройки. Гарик Чернов был постоянным посетителем судомодельного кружка, и сделанные им модели не раз брали призы на городских выставках.

Не забрасывал Гарик и музыку, все так же играя на гитаре, а частенько заходившие приятели отца подкидывали ему все новые и новые песни. И это для всех они были всесоюзными знаменитостями Юрием Шевчуком, Виктором Цоем и Вячеславом Бутусовым, а для него, Гарика, просто-напросто дядей Юрой, дядей Витей и дядей Славой, хорошими папиными друзьями.

Трофейная палочка, взятая Лили с пола их старого дома в Годриковой Лощине, так и лежала где-то в шкафу - никому из домашних она не была нужна. Ни Сириусу, ни Лили, ни Гарику, ни родившемуся в 84-м его младшему брату Олегу. За тринадцать лет, прожитых на советской земле, они все мало-помалу научились колдовать и сами. И не раз и не два всплески "случайной магии", как бы назвали это в Англии, прогоняли со двора бродячих собак, залетные алкоголики внезапно забывали, что им нужно, и шли сдаваться в милицию, а у многочисленных бабок на лавочках по непонятным для них причинам пропадало желание перемывать кости проходящей мимо молодежи.

И не знал никто, не ведал, что где-то там, далеко отсюда, происходило событие, которое перевернет жизнь самой обычной питерской семьи и заставит вспомнить былое...

***

Народная Республика Болгария, София, 18 июня 1994 года

Министр чародейства НРБ Димитр Младенов Георгиев в очередной раз читал пришедшее из Англии письмо.

"Уважаемый господин Георгиев!

Имею честь сообщить Вам, что в этом году в школе чародейства и волшебства "Хогвартс" состоится Турнир Трех Волшебников, который мы решили возродить в целях укрепления дружбы и сотрудничества между народами и магическими сообществами Европы. Приглашаем учеников магического института "Дурмстранг", который находится на подшефной Вам территории, принять участие в Турнире.

С глубоким уважением,

Корнелиус Освальд Фадж,

Министр магии Великобритании

Альбус Персиваль Ульфрик Брайан Дамблдор,

Директор школы чародейства и волшебства "Хогвартс",

Почетный председатель Международной конфедерации магов,

Верховный колдун Визенгамота,

Кавалер ордена Мерлина первой степени".

По мере прочтения в душе пожилого болгарина проявились злоба и застарелая боль.

Возродили, значит... Дружба и сотрудничество... Если бы не этот Турнир, то, может, Васил был бы жив...

События более чем полувековой давности приходили на ум, словно произошедшие вчера.

Вот, сентябрь сорокового года, и вся семья Георгиевых собралась во дворе своего старого дома в родном Севлиеве. Старший сын Васил уезжал на последний курс Дурмстранга. Дедушка, веселый, вечно улыбающийся, подарил старшему внуку свою саблю, с которой воевал когда-то. Отец, еще черноволосый, выкатил из подвала бочку домашнего вина.

Маленькому Димо тогда было всего семь лет, и был он младшим ребенком в семье. Но уже тогда он запомнил, как, прощаясь, старший брат взъерошил ему волосы и пообещал к лету вернуться домой - уже насовсем.

А как радовались все, когда Васил прислал письмо, что едет в Англию на Турнир, представлять свою школу. Как лучшего ученика, его включили в состав делегации в Хогвартс, а потом избрали Чемпионом.

И как пришло в семью горе, когда в начале декабря прилетел из Англии еще один конверт. И когда мать стала читать письмо, то оно выпало у нее из рук, а сама она залилась слезами - беззвучно, горько, скорбно.

Васил не вернется. Вырвавшийся на свободу дракон спалил его заживо.

Отец тогда поседел за одну ночь. Дедушка умер от горя той же зимой. Мать до самой смерти не снимала черных одежд.

Англичане, конечно, долго извинялись и соболезновали, но слова их ломаной стотинки не стоили. Васила-то уже не вернуть...

Взгляд болгарина переместился на стоящую на столе старую фотографию, пожелтевшую за полвека. Вся семья в сборе. Дедушка, отец и мать. Дети, старший Васил, средняя Елена и он, Димо, младший. Снято летом сорокового. Последний год, когда они собирались все вместе.

Елене повезло, она вышла замуж за русского танкиста, пришедшего в Севлиево в сорок втором, и уехала с ним в Краснодар, где и живет. Пора бы съездить, навестить...

Письмо из Англии вновь попалось на глаза.

Нет, такая слава Болгарии не нужна. Наверняка там рассчитывают выманить из страны Виктора Крумова, игрока чуть ли не единственной в блоке социалистических стран сборной команды по квиддичу. И для чего? Чтобы снова плакала мать, если сын не вернется? Нет, хватит, навидались уже болгары горя. Отдать письмо в Москву и забыть о нем, пусть уж лучше Старший брат участвует. Все же в Советском Союзе чародеи не в пример сильнее болгарских живут, им все это по силам будет...

Министр взял со стола ручку и написал на пришедшем из Лондона пергаменте:

"Международному отделу

Перешлите это письмо в Москву и подготовьте ответ англичанам. Болгария не будет принимать участия в турнире.

Д.ГЕОРГИЕВ"

***

Шотландия, Хогвартс, 2 августа 1994 года

Альбус Персиваль Ульфрик Брайан Дамблдор, директор школы чародейства и волшебства "Хогвартс", Верховный маг Визенгамота, Почетный председатель Международной конфедерации магов, кавалер ордена Мерлина первой степени и многих других орденов... вот уже тринадцать лет не находил спокойствия.

Тринадцать лет. С того самого момента, как из-за не вовремя оказавшегося в Годриковой Лощине Сириуса Блэка неизвестно где исчез Гарри Поттер. Исчез бесследно, и никто во всей магической Британии не находил ответа на этот вопрос.

Еще больше поводов для беспокойства и мрачных размышлений появилось три года назад, когда имя Гарри Поттера не появилось в списке студентов, принятых в Хогвартс на первый курс. И оказалось, что вот уже десять лет никто не слышал в Англии ни о семействе Поттеров, ни о Сириусе Блэке, ни о Тонксах. Словно в воду канули, если не сказать хуже.

В попытке получить хоть какой-то признак существования Гарри Поттера на белом свете Дамблдор в сотрудничестве с английским Министром магии Корнелиусом Фаджем пошел на достаточно смелое решение: в конце лета 1994 года внезапно объявили о возобновлении Турнира Трех Волшебников, первый из которых в новом формате будет приниматься в Хогвартсе. Заявлены были три школы - английский Хогвартс, французский Шармбатон и болгарский Дурмстранг.

Но вот легло на стол директора письмо с гербом красной Болгарии.

"Уважаемый господин Дамблдор!

Благодарю Вас за приглашение на участие в Турнире, однако сообщаю Вам, что в настоящее время Народная Республика Болгария не имеет возможности принимать участие в подобных соревнованиях. Ваше приглашение переправлено нами в СССР. Благодарю за внимание.

Министр чародейства НРБ

Д.М.Георгиев .S. Не рассчитывайте, что я простил Вам смерть своего брата".

Какого брата?

Ах, да, Васил Георгиев, Чемпион Дурмстранга 1940 года, трагически погибший во время первой задачи. Если не изменяет память, сожжен заживо драконом. Значит, этот мистер Димитр Георгиев - его младший брат... Из-за этого отказываться от участия в Турнире? Чушь какая-то...

Понимать странный славянский способ мышления Дамблдор не желал. Кто же мог знать, что для болгарского министра важнее память о когда-то погибшем старшем брате, чем идеалы Общего Блага.

А вот из Москвы прислали что-то более обнадеживающее. Русский министр по фамилии Полоцкий, судя по известным фактам из биографии - маг с девятисотлетним стажем, прислать делегацию на соревнования согласился. Только не от конкретной школы, а "сборную солянку" ото всех наиболее известных магических учебных заведений СССР - киевской Лысой Горы, северорусского Китежа, уральского Аркаима, закавказского Эчмиадзина, дальневосточного Байкала, среднеазиатского Самарканда и некоторых других. А главным в делегации назначался маг из Ленинграда со странной фамилией Саурон, причем никаких больше деталей по биографии этого мистера Саурона найти не удавалось никак.

Что ж... Пусть присылают. Заодно посмотрим, что это за "красная магия", о которой на континенте так много говорят...

***

СССР, Ленинград, 1 сентября 1994 года

...После улаживания всех формальностей Гарик оказался в девятом "А" классе. Первого сентября занятия начались с общего сбора. Все девятиклассники-лицеисты собрались в актовом зале и ждали приветственной речи. Каковая и последовала, на кафедру вышел пожилой уже, седовласый мужчина, который начал выступление.

Добрый день, дорогие друзья! Рад приветствовать вас в стенах нашего лицея чародейства и волшебства. Меня зовут Брюсов Василий Яковлевич, и я имею честь быть директором нашего Ленинградского ордена Трудового Красного Знамени лицея чародейства и волшебства имени Кирова. Вы все уже немного умеете обращаться с колдовскими силами, здесь вы научитесь грамотно их использовать. В наши дни чародеи и волшебники - люди достаточно необходимые для общества. Если раньше неграмотные церковники называли нас "исчадиями ада" и проклинали, то сейчас, после Октябрьской революции в особенности, все ограничения на чародейскую деятельность сняты. Вспомните сами, как заколдовывал кто-то из вас дворового хулигана, не дающего проходу. Было такое?

По залу прокатились смешки. Действительно, было.

Вижу, что было. И в дальнейшем, я уверен, вам тоже иногда придется так поступать. Наведение порчи на любое начальство - законный способ проявления обратной связи между народом и властью. То, что, может, слышали, одно время пел Тальков - "Как расплодилось низшее начальство, в нем воплотилось высшее нахальство", так сейчас, с вашими навыками, вы этих чиновничков легко на место поставите. Низших или высших - не важно. Чародеев среди них все равно немного. Кому приятно вместо носа свиным пятачком щеголять. Или от мертвого осла ушами.

Смех был более громким. Видимо, некоторые вполне живо представили себе последствия таких метаморфоз. Кое-кто уже имел и практический опыт таких действий.

Понимаете теперь, для чего надо учиться колдовать? Ну так за учебу, ребята! Надеюсь, что и дальше мы с вами будем общаться по столь же приятному поводу...

Учебная программа в лицее не сильно отличалась от таковой в обычной школе. Те же математика, физика, русский и английский языки, хотя от изучения последнего Гарик был освобожден как беженец из Англии, физкультура, военное дело и тому подобное. Чародейская часть включала общую теорию колдовства, превращения и материализацию, а также заклинания, в которых особой нужды не было, поскольку советская школа колдовства предусматривала сотворение оного преимущественно силой мысли.

Завучем по колдовской части и одновременно преподавателем физкультуры оказался относительно молодой человек, представившийся Сковородкиным Аникеем Силычем. Дети ожидали обычных и достаточно нудных упражнений в виде бега, подтягиваний и отжиманий - но ко всеобщему удовольствию, ничего этого не было.

Нет, ребята, не будет такого на моих уроках. Я буду обучать вас использовать Силу и драться с ее помощью. Кое-кто из вас, наверное, уже пробовал отводить глаза кондуктору в автобусе, чтобы он у вас билет не спрашивал?

Ну да... - послышался голос из зала.

Вот это и есть один из трюков, которые можно проделать в Силе. А можно, например, сделать и вот так... - и Аникей снял с ремня некий прибор, при включении оказавшийся световым мечом.

Видали? Нет, это не шутки из американской фантастики, все это на самом деле существует. И я как раз и буду вас обучать драке на таких мечах... в числе всего прочего. Ну что, заинтересовались?

Гул одобрения был ему ответом.

А раз заинтересовались, то давайте начинать первую тренировку. Наш Ленинградский лицей такую технику получил одним из первых, со временем вооружим такими мечами всех советских чародеев.

А откуда такие мечи появились, Аникей Силыч?

Надписи на них читайте, юнные падаваны - "Ленинградское оптико-механическое объединение". Вот оттуда и появились. Ну что, начнем?

Вы сказали "падаваны"? Так Вы, Аникей Силыч... джедай?

Твою же ж... И вы, значит, раскололи. Точнее, я сам прокололся. Да, я джедай, и все то, что вы могли видеть в фильме "Звездные войны", это реальность.

Не может быть...

Очень даже может. Если хотите, я вам об этом как-нибудь расскажу.

Расскажите! - загомонили дети.

Расскажу, расскажу, только не сейчас. Попробуйте хоть мечи на вес, не тяжелы ли...

Когда Гарик услышал о том, что все, что говорит Сковородкин, это правда, то загорелся новой бешеной идеей. Если джедаи существуют... значит, и корабли для них тоже такие бывают? Надо расспросить учителя...

Впрочем, Сковородкин ученика по имени Игорь Чернов и так заметил.

Силы великий потенциал в тебе вижу, падаван мой юнный, - усмехнулся он, как-то попросив задержаться после урока, хорошо хоть последний был. - Научиться владеть ею могу тебе помочь я, этого если захочешь ты.

Гарик во время этого монолога усиленно подавлял желание заржать в голос.

Аникей Силыч, так Вас на самом деле учил Йода?

Помню, помню такого. От него и набрался. Хотя и не только он был моим учителем... - улыбнулся джедай. - Смекаешь, почему задержал?

Почему, Аникей Силыч?

Потому что своим джедайским чувством учуял. Потенциал Силы в тебе действительно есть, или как вы тут ее называете - чародейство, магия, как угодно.

В самом деле?

Так и есть. Вижу, кстати, что заинтересовался. Что ж, приходи на факультатив, будем смотреть, на что ты способен...

**********************************************************************************

Глава пятая.

Пепелац пригородного сообщения

СССР, Ленинград, 19 сентября 1994 года

- Проходи, Аникей Силыч, проходи, присаживайся, разговор будет долгим, - пригласил Саурон вошедшего.

Юрий Николаевич, а по какой причине вызывали?

Вызывал я по той причине, что хотел назначить тренером и инструктором по боевой и чародейской подготовке вылетающей в Хогвартс сборной СССР.

Спасибо за доверие, но... при чем тут я?

Ты ж у нас в Питере главный экспериментатор по сплаву магии и технологии. Мечи световые с твоей подачи по городу и стране расходятся. И, кстати, напомни-ка, кто у нас в СССР первый пепелац построил, такой, чтобы полетел самостоятельно...

Тимофеев из Москвы, из своих "Жигулей" сделал. Да, точно он, видел я его творение...

А с кем он в КБ своем работает, пепелацестроительном? А с тобой.

Вы имеете в виду...

Имею, имею. И на этом твоем изделии мы все в Англию и полетим. Пустим им пыли в глаза побольше. Как там, кстати, ход работ продвигается?

Салон уже делаем.

И, кстати, раз уж мне поручили списки участников формировать, кого лично ты порекомендовал бы?

Есть у меня один толковый пацак, Чернов Гарик с Лиговки, хочу его в свои падаваны взять.

Чернов? Помню такого, его мать недавно моим замом в управлении назначили. И самого его с детства помню, когда они из Англии к нам в город бежали. Сам же у Щелокова покойного гражданство для них выпрашивал. Одобряю, хороший хлопец, - Саурон записал в списке "Чернов И.С., Ленинград" - С пацаном поговори сам, а его мать просвещу я, чтоб не беспокоилась...

***

СССР, Ленинград, 20 сентября 1994 года

- Вызывали, Юрий Николаевич? - Лили прошла в кабинет непосредственного начальника.

Вызывал, Лилия Ивановна, дело у меня к Вам есть, - пригласил ее Саурон. - Вы в курсе, что из Хогвартса к нам письмо пришло?

Как из Хогвартса? Почему?

Нет, не беспокойтесь, не про вас лично. Старый пердун Дамблдор не нашел ничего лучше, кроме как восстановить Турнир Трех Волшебников и провести его у себя в замке.

Турнир? Его же перестали проводить после сорокового года из-за гибели всех Чемпионов...

А теперь почему-то решили снова возобновить. И заявить участниками все те же три школы, то бишь этот самый Хогвартс, Шармбатон, что во Франции, и болгарский Дурмстранг.

Странно, что они проснулись именно сейчас.

Что самое смешное, нынешний министр чародейства Болгарии оказался младшим братом погибшего в сороковом Чемпиона Дурмстранга. И как только получил от Дамблдора приглашение на Турнир, переслал его нам с пометкой, что Болгария участвовать отказывается.

Его можно понять.

Вот именно. А наш товарищ Полоцкий решил собрать и отправить сборную команду со всех чародейских высших и средне-специальных учебных заведений Союза.

Так, а причем тут я?

При том, Лилия Ивановна, что на наш Ленинградский лицей тоже пришла разнарядка, добровольно-принудительно одного человека отправить. И отправить предполагается Вашего сына, поскольку именно у него результаты в учебе лучшие, отличник боевой и политической и всё такое. Я разговаривал с тамошним Сковородкиным, ну, Вы его знаете, так он как раз кандидатуру Гарика и предложил.

Только не это... - Лили без сил осела в кресло. - Тринадцать лет я думала, что это все осталось в прошлом. Тринадцать лет жили спокойно. И вот опять...

Успокойтесь, Лилия Ивановна, Гарику ничего не навредит. Я читал тот бред, который продается в Англии про некоего Гарри Поттера, так Ваш сын ни капельки не похож на тот образ мелкого и со шрамом на лбу, которого они там малюют.

Дамблдор все узнает. От него не скроешь.

Так мы всем нашим при отправке будем на разум защиту ставить от постороннего проникновения. Те, кто захочет влезть, увидят что-то вроде "Осторожно, злая собака!" или, к примеру, закрытый на уборку общественный туалет.

А есть ли возможность снять Гарика с соревнований?

Увы, уже вряд ли. Список я по телефону с Москвой, с МИДом сегодня с утра согласовывал. Только разрешение от Вас теперь надо.

Тогда... если никак, так поставьте ему защиту. Я не хочу, чтобы Дамблдор узнал, где мы.

Понимаю, сам бы не хотел. Ничего, там за ним Сковородкин присмотрит, а если совсем невмоготу будет, то и я сам туда поеду. Должок у них ко мне есть неоплаченный. Вот, если что, так поеду и потребую. А Вы сейчас своего сына просветите, чтобы там особо не геройствовал.

Вечером того же дня Лили все же побеседовала с сыном.

Понимаешь, сынок, мы не просто пытаемся тебя от чего-то оградить, наоборот, мы тебя воспитывали, чтобы ты стал самостоятельным человеком. Здесь есть кое-что другое. В общем... в общем, мы жили в Англии, пока тебе не исполнился год. А потом нам пришлось бежать оттуда...

Как? Я ничего и не знал об этом.

Мы тебе не говорили. Думали, что все это дело прошлое. Хогвартс... Мы с твоим папой учились там. И с твоим родным папой тоже.

А где он? Родной? Он бросил тебя?

Он погиб, и именно из-за этого мы бежали. После этого я вышла замуж за твоего папу, потому-то ты и Чернов по фамилии. Настоящая его фамилия - Блэк. А наша с тобой раньше была - Поттер. Только не говори никому об этом. Есть в Хогвартсе очень злой волшебник, которого зовут Дамблдор, он нас предал и обрек на смерть. Именно из-за него нам с тобой и твоим папой пришлось бежать из Англии. Счастье наше, что подвернулся тогда советский корабль, потому-то мы с тобой и живем сейчас в Ленинграде.

Нам троим? Бежать пришлось нам троим?

Не только, Доре и ее родителям тоже. Им тоже досталось бы от Дамблдора. За то, что нас с тобой у себя укрыли.

Не могу поверить, просто не могу поверить. Так что ты предлагаешь?

Ладно, сынок. Если уж поедешь, так езжай. Только держи нас в курсе и не оставайся с Дамблдором один на один. Я знаю, что ты можешь за себя постоять. Запомни, там своих уже нет. Наш дом - Советский Союз. Самое главное - не лезь ни во что. Пусть они и дальше ничего не знают. Твоя задача - вернуться оттуда живым и здоровым.

Хорошо, мама.

Ну ладно. Сходи, пожалуйста, за хлебом, а то дома ни крошки нет.

Сейчас сбегаю!

Когда Гарик исчез на лестнице, Лили опустилась на диван и залилась слезами.

Что такое? Лили, почему ты плачешь? - в комнату прошел Сириус.

Нашего сына отправляют в Хогвартс. Старый придурок Дамблдор выдумал провести Турнир Трех Волшебников, так Гарик поедет туда в составе нашей делегации.

Мать его, ...! ...! ...! - непроизвольно вырвалось у Сириуса. Услышь сие некий престарелый бородатый колдун, ему бы пришлось не по себе, настолько омерзительные склонности в половых связях ему приписывали. - Не дай Бог что-то с Гариком приключится - лично приеду и Дамблдору его тупую бородатую башку откручу, чего бы то мне ни стоило. Саурон Сауроном, в способностях твоего начальника я не сомневаюсь, но и сам я не пальцем деланный, у меня половина рокеров и байкеров со всего города в друзьях, а остальная половина обо мне много слышала.

И как же ты намереваешься с твоими байкерами Дамблдора забороть? Он же колдун, а они обычные люди.

Колдовство - это, конечно, колдовство, а пулемет - это все-таки пулемет. Готов поспорить, почти у всех по подвалам да гаражам стволы какие-нибудь да припрятаны. Фриц как-то уверял, что ДШК с армии притащил и замаскировал в гараже под глушитель. Лысый хвастался, что его тесть командует бомбардировочным полком возле Выборга. У Бульбаша в Пулково связи есть. Да и Юру с Витей все в Союзе знают. Не пропадем, короче.

Ну ладно, поверю на слово.

Вот и хорошо. Когда там вылет?

Через месяц, двадцать второго октября. И там в том же списке Дора числится, Киевская академия ее отправляет.

Уйма времени. Успеем мы сына и поднатаскать, и снарядить в дорогу. И Дора за ним присмотрит.

Он сам за кем хочешь присмотрит, - улыбнулась Лили. - И не скажешь по нему, что пятнадцатый год идет. В магазине иной раз спрашивают, давно ли мой сын из армии пришел. Девушки уже на улице засматриваются.

А он что?

Да ты сам посуди, Сириус, ему только четырнадцать!

Непорядок, однако. Надо мне его просветить отдельно. Тоже мне, Мародер называется, не знает, как за девушками ухаживать. Я в его годы...

СИРИУС! Ты можешь быть серьезным?

Я всегда серьезен. Поверь ты мне, это сыну только на пользу пойдет. Время еще есть.

***

Шотландия, Хогвартс, 9 октября 1994 года

На столе у Альбуса Дамблдора лежал присланный из Советского Союза список прибывающих участников советской делегации. Взгляд пробегал по незнакомым именам и фамилиям.

...Айзсалниекс Валдис, Рига... Богданов Степан, Горький... Буткевич Мирон, Брест... Григоренко Василь, Львов... Евдокимов Геннадий, Ярославль... Иоселиани Важа, Тбилиси...

Незнакомые имена ничего не говорили директору. Студенты из России до сих пор в Хогвартсе не появлялись. Да и сама Советская Россия все еще оставалась для британских магов большой черной дырой.

Да, он, Дамблдор, предпринимал попытки проникнуть в Россию, чтобы ознакомиться с тем, как же обстоят дела с колдовством в этой дикой и заснеженной стране. Больше всего он преуспел в 1917 году, сразу же после крушения русской империи. Тогда англичане расхаживали по улицам русской столицы Петрограда совершенно свободно, их никто не трогал. Он, Дамблдор, поддерживал связи как с русским премьером Керенским, так и с одним из большевистских лидеров Троцким, намереваясь столкнуть их лбами и на этой почве и при создавшейся неразберихе обрести контроль над магической частью России. Да вот не вышло ничего, победил в итоге не Троцкий, а Сталин, "темная лошадка", не любивший западных "союзников" и грубо выставивший из страны всех агентов влияния после победы большевистской революции. Самому Дамблдору повезло, он успел покинуть Россию 24 октября, за день до восстания большевиков.

Вторую попытку по подчинению русских магов Дамблдор предпринял в 1941 году, договорившись с давним приятелем Геллертом фон Гриндевальдом. Но ничего не вышло, наступление немцев было остановлено в сентябре 1941 года у стен Киева, а затем фронт покатился назад. И уже через три года, в 1944-м, красные, нещадно избивая своих врагов, вышли на берег Канала, с ходу захватив Дюнкерк и отрезав немцам и их союзникам из французских предателей путь к отступлению. С тех пор планы по завоеванию России стали еще более недостижимыми.

И вот теперь русская делегация приезжает в Хогвартс. Кто знает, может, теперь удастся узнать о таинственной "красной магии" хоть что-то?

***

СССР, Ленинград, 22 октября 1994 года

- Где тут Чернов? - раздался голос Сковородкина.

Я тут, Аникей Силыч, - вскинулся Гарик.

Давай быстрее, через полчаса отправление, собирай вещи да беги до пепелаца, там покажут.

Хорошо, сейчас бегу.

Беги, сынок, - поддержала его мать, пришедшая провожать сына. - Мы с папой будем болеть за тебя. Не забывай писать, - сказала она, выходя.

Подхватив рюкзак и гитару, Гарик вышел на место отбытия. Там уже стояло нечто, при внимательном рассмотрении оказавшееся...

Это что, шутки? Мы что, в Хогвартс на электричке поедем?

Да нет, это не совсем электричка. Это и есть наш пепелац. Хотя да, мы его действительно из старой электрички сделали, депо Ленинград-Витебский для наших нужд списанный состав дало. Толком и покрасить-то не успели, вон, до сих пор гербами светит... - ответил ему подошедший Сковородкин.

Действительно, на выцветших зеленых бортах десяти вагонов состава все еще красовались старые номера вагонов, незакрашенные гербы Советского Союза и надписи "Ок", означавшие прежнюю приписку к Октябрьской железной дороге. Но вблизи отличий оказалось больше, так, состав стоял не на тележках с колесами, а на диковинных конструкциях из какого-то невиданного материала. И ни на одном вагоне не было в наличии токоприемников, спиленных под ноль и замененных непонятными жестяными ящиками.

Это на чем оно стоит?

А это гравицаппы, по две на вагон. Мы с товарищем Тимофеевым делали. И сейчас, кстати, я этот наш пепелац на Хогвартс и поведу. Тряхну стариной, так сказать. Ну, давай в вагон, твое место на билете указано. Почти все уже погрузились, через десять минут отправление.

Каким Тимофеевым? Не тем ли, что...

Представь себе, юнный падаван, как раз тем самым. Не получилось у него тогда машину времени сделать, так доизобретался до гравицаппы. Вернее, изначально называлось по-другому, но как раз тогда вышел на экраны фильм "Кин-дза-дза!", так и приклеилось название намертво. Ну, а изделие, где гравицаппа стоит, по-другому и не назовешь... - Аникей показал рукой в сторону первого вагона, где корявоватыми буквами как раз и было выведено название агрегата:

ПЕПЕЛАЦ

Видел чудеса техники... Но такого!

Чему удивляешься? Это еще только первый образец, только вот облетанный. Между планетами еще, хе-хе, не летает, мощности гравицапп не хватит. Потом, может быть, и сделаем... Кстати, Тимофеев тоже здесь, наше детище испытывает. Ну, давай уже, проходи да занимай место, юнный падаван, а то улетим без тебя.

Гарик! - раздался голос матери.

Да, мама!

Гарик, сынок, береги себя, будь осторожен.

Буду, мама.

Помни, наш дом теперь здесь. И не поддавайся на уговоры Дамблдора. Он нехороший человек.

Если представится повод, Гарик, так отомсти ему за своего отца и моего лучшего друга, - к провожавшей Гарика матери подошел Сириус. - Помни, чему мы тебя учили. Дамблдор может говорить о чем угодно, но ты его не слушай. Этот нехороший человек предаст тебя при первой опасности. Как предал нас всех тринадцать лет назад. Но, к сожалению, у нас тогда не получилось вывести его на чистую воду, и я искренне надеюсь, что тебе это все же удастся.

Постараюсь, папа.

Давай, сынок, ты сможешь. Верь в себя и не забывай, что ты не один в этом мире. Мы будем болеть за тебя.

Пока, мама, пока, папа!

Пока, сынок, не забывай писать нам!

Помахав рукой родителям, Гарик прошел в вагон в поисках своего места.

Снаружи электричка, превращенная в пепелац, выглядела очень знакомо, практически не отличаясь от изученных до последнего винтика пригородных составов, на которых столько раз доводилось ездить на дачу. Внутри же вагонов, однако, картина была совершенно иная. Вместо деревянных лавок на три и шесть мест в полностью переделанных салонах оказались двухместные спальные купе и сундуки для багажа, занавески на окнах и уже заготовленные пакеты с постелями. Похоже, приказ о срочном вылете пацаков на пепелаце немного застал всех врасплох и покрасить снаружи действительно попросту не успели. Хорошо хоть дерево на перегородках между купе обстругали да лаком покрыли, теперь занозу не схватишь.

Тук-тук! Можно зайти? О, Гарик! Приветик! - в дверь просунулась очень знакомая физиономия.

Дора, привет! Что ты тут делаешь?

Сопровождаю вашу группу, сам товарищ Бессмертный с утра вызвал и сказал, ты, мол, самая безбашенная во всем киевском комсомоле, так тебе и лететь, за своим братом приглядывать. Не возражаешь, если присяду?

Ты что, Дора, нет, конечно!

А то б ты попробовал.

Так ты говоришь, что с нами поедешь... Ты-то сама поучаствовать не хочешь?

Оно мне надо? Ты же знаешь, что я могу споткнуться на ровном месте. Обратная сторона бытия метаморфом, и все такое...

Сие было совершеннейшей правдой. Дора славилась своей неуклюжестью на весь двор. И не раз и не два Гарику приходилось ее ловить, поскольку она могла элементарно запутаться в ногах.

Да уж, Дора, знаю. И, что характерно, совершенно против этого не возражаю.

Подлизываешься?

Отнюдь, говорю как есть, даю чессное блах'ородное слово!

Тоже мне, Шпак нашелся... - проворчала Дора, и оба весело рассмеялись.

Вот только интересно, как это мы сейчас поедем, - сказал Гарик, переведя дух. - Что-то как-то неожиданно оказалось, электричка в качестве транспорта.

Видимо, что было, из того и сделали...

Ответом на вопрос Гарика стал раздавшийся под вагоном сипящий скрежет. Внезапно видневшиеся в окне постройки покачнулись - и начали уходить назад, а вместе с ними и люди, провожавшие делегацию в Хогвартс. Скрежет сменился завыванием моторов, состав пробежал по полю - и в конце его вдруг взмыл в воздух, как заправский самолет, взяв курс на запад, где на далеких Британских островах стоял древний замок, в котором находилась школа чародейства и волшебства "Хогвартс".

Против ожидания, электричка-пепелац летела над Европой достаточно ровно, лишь слегка покачиваясь, как будто на стыках. За штурвалом сидел Сковородкин, вспоминавший свои давние путешествия по далеким и очень далеким галактикам, тогда еще в качестве джедая. А в жилых вагонах гомонили студенты, обсуждавшие, что же может ждать советских людей в чужой стране. Кто-то, и Гарик в том числе, притащили гитары, и из нескольких купе уже раздавались первые аккорды.

За время полета Гарик и Дора успели перезнакомиться со всеми своими новыми товарищами, собранными со всего Союза юными чародеями. Пару раз заходил и товарищ Тимофеев, изобретатель первого пепелаца собственной персоной. Александр Сергеевич, как он предпочитал, чтобы его называли, действительно оказался тем самым гениальным ученым, каким показал его Гайдай в хорошо известном всем фильме. И да, он постоянно соглашался, что все, что там было снято, оказалось правдой, машину времени он действительно изобретал, но ничего из этого не получилось. Зато получился прорыв в изобретении совершенно нового типа движителя, названного "гравицаппа" для созвучия с только что тогда вышедшим фильмом "Кин-дза-дза!"...

Весь остаток дня и вся ночь прошли под ровный гул моторов и треск гравицапп. К обеду второго дня полета в окне показался вид английского Острова и достаточно древнего замка, что стоял возле большого озера среди зеленых холмов.

Хогвартс. Конечная остановка.

Уважаемые пассажиры, наш электро... пепелац прибывает на конечную остановку "станция "Хогвартс". Просьба всем занять свои места, пристегнуть ремни. Идем на посадку, - раздался в динамиках голос Сковородкина.

Состав начал снижаться, пейзаж в окнах становился все ближе и ближе. И вот, наконец, касание, сопровождавшееся ощутимой встряской. Посадка состоялась, пепелац теперь катился по земле, постепенно замедляясь.

Остановка. "Станция "Хогвартс". Конечная. Просьба при выходе из вагонов не забывать свои вещи. Участников турпохода просят собраться у первого вагона".

С легким сипением открылись двери. Все. Приехали.

Советские чародеи потянулись к выходу. Что-то принесет им этот приезд?

**********************************************************************************

Глава шестая.

Вы нас не ждали, ну, а мы уже пришли

Шотландия, Хогвартс, 1 сентября 1994 года

Четверокурсники Невилл Лонгботтом, Рон Уизли и Гермиона Грейнджер, учившиеся на факультете Гриффиндор, были невероятно удивлены, когда, вернувшись первого числа в знакомый замок, обнаружили его как-то странно выдраенным и чистым. Рыцарские латы, обычно пыльные и тусклые, теперь были отполированы до зеркального блеска. Старые флаги, штандарты и изъеденные молью старинные гобелены оказались заменены новыми. Портреты сияли позолоченными рамами.

Все прояснилось за ужином, когда директор Дамблдор произнес речь.

Итак, когда вы все накормлены и напоены, я еще раз прошу вашего внимания. У меня для вас имеется несколько сообщений... Как обычно, я хотел бы напомнить, что в лес на территории школы вход воспрещен, а также первокурсникам и второкурсникам не разрешается посещать деревню Хогсмид. Кроме того, с глубоким сожалением я должен сообщить вам, что чемпионат по квиддичу в этом году не состоится.

ЧТО? - заорали в два голоса Фред и Джордж Уизли.

И он не состоится из-за определённого мероприятия, которое будет проходить у нас с октября месяца и до конца учебного года. Это мероприятие потребует огромного вложения времени и сил со стороны преподавательского состава. Но, я не сомневаюсь, что вы все будете необыкновенно рады этому событию. С глубоким удовольствием я сообщаю вам, что в этом году в Хогвартсе состоится Турнир Трех Волшебников.

Вы, наверное, шутите! - громко сказал Фред.

Я не шучу, мистер Уизли, - ответил Дамблдор. - хотя, что касается шуток, мне рассказали очаровательную шутку этим летом о тролле, старой карге и лепреконе, которые отправились в бар...

Профессор МакГонагалл громко откашлялась.

Н-да... Но, может быть, сейчас не время... нет... - проговорил Дамблдор, - так вот, Турнир Трех Волшебников... ага... некоторые из вас не знают о чем идет речь. Так что, пожалуйста, те, кто слышали о турнире, потерпите и не взыщите, пока я вкратце расскажу о нём тем, кто не знает. Первый Турнир Трех Волшебников состоялся семьсот лет назад. В нем принимали участие ученики трёх крупнейших европейских школ волшебства: Хогвартса, Шармбатона и Дурмстранга. Каждая школа выдвигала по одному чемпиону, и эти три чемпиона состязались в выполнении трех волшебных заданий. Турнир проводили раз в пять лет, и каждая школа по очереди проводила у себя это состязание. Этот международный турнир считался наилучшим способом завязать дружественные связи между колдунами и колдуньями разных стран, но когда число погибших сильно возросло, турнир перестали проводить.

Число погибших?! - в ужасе прошептала Гермиона. Но она оказалось в меньшинстве. Никто, казалось, не разделял её волнений. Весь зал оживленно перешептывался.

Турнир несколько раз пытались возродить, - продолжал Дамблдор, - но безуспешно. Однако Отдел международного сотрудничества магов и Отдел волшебных игр и спортивных состязаний постановили, что настало время снова попробовать. Мы трудились все лето, чтобы обеспечить полную безопасность участникам. Ни один из чемпионов не подвергнется смертельной опасности во время проведения нашего турнира.

Зал одобрительно зашумел.

К сожалению, школа Дурмстранг, получив наше приглашение об участии в Турнире, отказалась от участия по не зависящим от нас обстоятельствам в пользу Союза Советских Социалистических Республик. Поэтому третьим из участников нашего Турнира будет сборная команда из СССР!

Аплодисменты и удивленные взгляды были ответом на это заявление. О Дурмстранге слышали многие, не в последнюю очередь от Драко Малфоя, неофициального "пахана" Хогвартса, чей отец так и не смог выбить для сына болгарскую визу - посол НРБ в Англии оказался неподкупен. Шармбатон тоже был на слуху, как чуть ли не единственная магическая школа, где учились только девушки. О Советской России же, как и о магических учебных заведениях на ее территории, никто не имел ни малейшего понятия. И вот теперь русские маги приедут сюда?

Главы Шармбатона, сборной СССР и несколько лучших учеников этих школ прибудут к нам в октябре. Выбор трех чемпионов состоится в Хэллоуин. Совершенно беспристрастный судья примет окончательное решение о том, кто из претендентов наиболее достоин стать чемпионом своей школы. Победитель турнира принесёт славу и почёт своей школе, а также получит приз в тысячу галлеонов.

Ого! Я точно буду участвовать! - с энтузиазмом присвистнул Фред. Его лицо залилось румянцем при мысли о славе и богатстве, которые его ожидали. И он не был единственным человеком, вообразившим себя чемпионом Хогвартса. За каждым столом мелькали лица, либо с восхищением взирающие на Дамблдора, либо жарко нашёптывающие что-то соседу по столу. Но тут Дамблдор снова заговорил и зал вновь затих.

Я понимаю, что многие из вас пожелают выиграть Кубок Трех Волшебников для Хогвартса, - продолжал Дамблдор, - но директора школ, принимающих участие в турнире, и министерство Магии нашли необходимым наложить ограничения возраста на участников турнира. Мы собирались ограничить возраст участников семнадцатью годами, но по категорическому требованию Москвы вынуждены были понизить рамки на год, поскольку по законам Советского Союза человек считается совершеннолетним с шестнадцати.

Близнецы Уизли оживились, это известие явно их обрадовало.

Я персонально прослежу за тем, чтобы ни один несовершеннолетний ученик не попытался провести нашего беспристрастного судью и не стал чемпионом Хогвартса. И я очень вас прошу, не тратьте понапрасну время и не пытайтесь проскользнуть, если вам ещё нет шестнадцати лет!

Фред с Джорджем не отреагировали. Шестнадцать лет им уже было.

Делегация Шармбатона и сборная СССР прибудут к нам в конце октября. Они будут жить в Хогвартсе почти до конца учебного года. Я не сомневаюсь, что вы радушно примете наших иностранных друзей и от всей души поддержите выбранного чемпиона Хогвартса. Но час уже поздний. Я понимаю, что вам необходимо хорошо выспаться и отдохнуть к завтрашнему дню, к началу занятий. Немедленно в постель! Давайте-давайте!

***

Полтора месяца прошли в бесконечных сплетнях, разговорах и ожидании.

Жалко, что Дурмстранг не приедет. Поговаривают, что там все еще учится сам знаменитый Крумов, лучший Ловец на кубке по квиддичу, - сказал как-то Рон.

Виктор Крумов? Тот самый? - переспросил Невилл.

Ну да, тот самый, что поймал снитч в финальном матче с Ирландией. Говорят, что в Болгарии единственная команда по квиддичу на весь красный блок. Почему у комми так непопулярен квиддич? Это же лучший спорт! Это же...

Заткнись, Рон, когда ты говоришь о квиддиче, ты невыносим. Лично я не вижу в этом ничего забавного.

Ты просто завидуешь.

Ах, ты...! - и Гермиона чуть было не врезала рыжему собеседнику книжкой по голове, но побоялась за сохранность любимого учебника.

В Большом Зале, куда они в этот момент спускались на обед, их встретила огромная толпа студентов, яростно о чем-то беседующих. Кое-как протолкавшись, Невилл, Рон и Гермиона увидели большой цветастый плакат, возвещавший:

ТУРНИР ТРЕХ ВОЛШЕБНИКОВ

Делегации Шармбатона и Китежграда прибывают к нам в пятницу, 23 октября. Уроки в этот день закончатся на полчаса раньше.

Ученики должны будут отнести учебники в свои спальни, а потом собраться у подножия замка для встречи иностранных гостей.

- Всего неделя осталась! - возбужденно выкрикнул Рон.

Всю оставшуюся неделю градус сплетен возрос, казалось бы, еще больше, если такое вообще было возможно. Знаменитые Королевы Сплетен Гриффиндора, в миру отзывавшиеся на имена "Лаванда Браун" и "Парвати Патил", наизобретали тысячи и тысячи теорий появления обеих иностранных делегаций, одна причудливее другой. В чемпионы Хогвартса записывали одного студента за другим, и наиболее вероятными кандидатурами считали то Фреда или Джорджа Уизли, то Седрика Диггори, семикурсника с Хаффлпаффа, то кого-то из слизеринцев. Поминали и Гарри Поттера, уже считавшегося мифическим, чем-то вроде легенды. Возраст был не помехой, так и не появившегося в школе студента сравнивали под конец чуть ли не с самим Мерлином.

***

Шотландия, Хогвартс, 23 октября 1994 года

День выдался холодным, сырым и дождливым, однако встречи иностранных гостей никто не отменял. После обеда все ученики Хогвартса собрались на поле у ворот замка, застыв в ожидании иностранных гостей.

Первой появилась делегация Шармбатона. По небу действительно летела карета, запряженная шестеркой лошадей. При приближении оказалось видно, что и лошади, и карета, по меньшей мере, втрое больше натуральной величины.

Между тем карета, пробежав по полю, остановилась на некотором отдалении. Из нее не торопясь вышла группа из трех с небольшим десятков студентов, а точнее - студенток, в форменных синих одеждах, ведомых женщиной поистине гигантского роста, директрисой школы мадам Максим.

Моя дорогам мадам Максим, - растроганно произнес Дамблдор. - Добро пожаловать в Хогвартс.

Бонжур, мсье Дамблё-дорр! - поприветствовала мадам старого директора. - Надеюсь, Ви поживаете 'орошо?

Совершенно прекрасно, благодарю Вас.

Советский Союз уже п'ибыл?

Нет, русские еще не появлялись. Хотя я слышал, что должны сегодня прибыть.

Что-то они запаздывают. Хотя... Что это за шум?

Над зелеными холмами, окружающими Хогвартс, действительно послышался странный шум, даже не шум скорее, а ровный гул, сопровождающийся периодическим подвыванием на очень низких нотах. Резкий и пронзительный свист заставил всех обернуться на восток. То, что они увидели, потрясло до глубины души.

С восточной стороны, на малой высоте, но большой скорости, выскочило нечто длинное, зеленое, светящее тремя "глазами" фар и слегка извивающееся в девяти изгибах.

О, Мерлин! Неужели это дракон!!!

Какой дракон? Драконы такими не бывают. Это что-то явно сделанное человеком. Но вот что???

Смотрите! Смотрите! Снижается! Заходит на посадку!

Странное нечто зеленого цвета, истошно воющее и свистящее, действительно снижалось, готовясь приземлиться на поле. Самые внимательные уже увидели кое-какие особенности.

Профессор Дамблдор! Похоже, русские смогли научить летать пассажирский поезд!

Как поезд?

А вон смотрите, сейчас он приземлится.

Русский экипаж наконец коснулся земли, подпрыгнул, выбросив из-под днищ вагонов фонтаны грязи, и покатился по полю, постепенно замедляясь, оставляя за собой две глубокие борозды. Торможение прекратилось буквально в каком-то десятке метров от шармбатонской кареты и испуганно попятившихся от неожиданного соседства лошадей. Все собравшиеся теперь в глубочайшем изумлении осматривали то, на чем прилетели русские.

Посмотреть действительно было на что.

Это действительно оказалось больше всего похоже на поезд, состоящий из десяти вагонов, но без локомотива. Основательно выцветшие борта, когда-то бывшие темно-зелеными. Гербы с буквами СССР и надписи "Ок" под ними. Номера на всех вагонах - "ЭР-1-2401", "ЭР-1-2402" и так далее. А на бортах первого и последнего вагонов кривоватыми белыми буквами было выведено, по-видимому, название диковинного экипажа:

ПЕПЕЛАЦ

На округлой кабине этого самого "ПЕПЕЛАЦ" еще не до конца выгорел на солнце некогда ярко-красный треугольник, сверху которого сверкала надраенная литая эмблема из пятиконечной звезды, вписанной в кольцо с крыльями, и букв "РВЗ". Номер "ЭР-1-24" по обе стороны от треугольника, под фарами, довершал картину.

Старые загадки не разрешились, поверх них возникла еще куча новых. Что это еще такое? Судя по виду, русским как-то удалось скрестить магию и технологию. Но КАК? Аксиомой всей жизни британского магического сообщества был принцип возможно большей изоляции от мира магглов и неиспользования маггловских технологий вообще. Самые породистые и чистокровные аристократы вроде печально известной семейки Малфоев не имели никакого понятия об электричестве, например. Что же творится у большевиков? Неужели там магия и технология равны? Нет, это же невозможно! Это же противоречит всем законам мироздания!

Живейшее доказательство обратного, однако, сейчас остановилось прямо у них на глазах, зашипев, как исполинская змея. Разом распахнулись два десятка двустворчатых дверей, и из вагонов начали выходить делегаты Советского Союза.

В отличие от изящно и утонченно одетых француженок из Шармбатона, русские больше напоминали не то скаутов, не то охотников, не то еще кого-то. Во всяком случае, одеты все до единого были в камуфляжные куртки и штаны, сапоги или кожаные ботинки с высокими берцами и вязаные шапки.

Сойдя с поезда, странные охотники-рыболовы-грибники принялись разгружать свой транспорт. Из открытых дверей выносили и выкидывали какие-то тюки, свертки, ящики и коробки. Прибывшие волшебники явно владели уменьшающим заклятием, поскольку выкатили и поставили возле вагонов две странных повозки в виде бочки с трубой и на колесах. И это, судя по всему, было еще далеко не все из того, чем красные могли удивить.

Из первого вагона выбрался пожилой бородатый мужчина, направившийся к Дамблдору.

Добрый день. Мистер Дамблдор?

Да, с кем имею честь?

Юрий Саурон, руководитель и главный тренер сборной команды Советского Союза. Я буду представлять нашу делегацию на соревновании.

Вы возглавляете какую-либо магическую школу?

К сожалению, нет, моя должность скорее административная. И поэтому я буду часто отбывать по делам в Советский Союз. Если меня не будет, за старшего будет оставаться мой помощник, товарищ Сковородкин.

Что это еще за Sko-ffo-rott-kinn?

Сейчас узнаете. Аникей Силыч, подойди сюда! - перешел Саурон на русский язык.

От разгружаемого "ПЕПЕЛАЦ" подошел молодой человек в свитере и камуфляжных штанах, у которого на поясе висела какая-то непонятная блестящая конструкция. Точно такие же потом были замечены и у многих учеников.

Зачем звали, Юрий Николаич?

Познакомлю с директором школы-хозяина турнира. Как договаривались, если меня не будет, останешься на хозяйстве. Что не так - звони мне, приеду.

Хорошо, Юрий Николаич.

Вот, разрешите представить, товарищ Сковородкин Аникей Силыч, он будет руководить делегацией на время моего отсутствия, - вновь перешел на английский товарищ Саурон.

Вы... не будете представлять свою команду?

Извините, как я уже говорил, у меня много дел в Советском Союзе, и я не смогу быть здесь все время. Хотя, возможно, и появлюсь на несколько дней, когда мои подопечные будут принимать участие в соревновании. Товарищ Сковородкин - способный преподаватель, студенты его любят, и, кстати, наше, так сказать, транспортное средство он же сам и сделал.

Не могу сказать, что не впечатлило, мистер Саурон, но выглядит достаточно необычно. Мне это все кажется похожим на... какой-то поезд.

О да, Вы правы, мистер Дамблдор. Это действительно было сделано из старых вагонов пригородного поезда. Понимаете, решение Министерства чародейства СССР об отправке в Хогвартс нашей сборной команды застало нас немного врасплох, и мы были вынуждены делать транспорт для себя из первого попавшегося материала.

Ну что ж... - нехотя промолвил Дамблдор, погладив знаменитую бороду. - Тогда приглашайте своих студентов в Большой Зал на торжественный ужин!

Приглашу, что уж, только вот они с разгрузкой закончат, мы же все свое с собой брали.

Если вы пожелаете, мы приготовим для ваших студентов комнаты в Хогвартсе.

Спасибо за предложение, однако мои ребята будут спать в вагонах, на своей территории. За день-другой обустроятся. Да и есть тоже могут сами, вон, даже полевые кухни с собой притащили.

Вот насчет этого все-таки приглашаю к нам. У нас в Хогвартсе отлично кормят.

Ну что ж, спасибо, а там посмотрим, как дальше выйдет. У нас все же еды не очень много. Только разрешите лес на дрова рубить, для отопления нужно...

Ближе к вечеру советские студенты появились в Большом Зале на торжественный ужин. Для иностранных гостей уже был заготовлен отдельный стол, украшенный советским и французским флагами, и француженки сели за одну его половину, а русские - за другую. Все четыре английских факультета таращились на иностранцев во все глаза.

Гарик Чернов, вошедший в Большой Зал вместе со всеми, начал догадываться, почему. Ладно уже Франция, все-таки соседи по географии, хоть и из "немного недружественного" лагеря, но Советский Союз уж точно был в Хогвартсе впервые.

Зал был огромен, размерами, наверное, если не с целое футбольное поле, то уж точно с половину. И по архитектуре напоминал готические соборы из читанных когда-то книжек. Высокие стрельчатые окна, большое количество разнообразных статуй и изваяний, разноцветные витражи. Высокий потолок уходил в темноту и в незапамятные времена был волшебным образом превращен в подобие звездного неба. Настоящее же небо с полной луной виднелось из окон.

Помимо стола, отведенного для русских и французских гостей, в зале стояли еще четыре, забитые коренными обитателями замка. Над одним столом висели красно-золотые штандарты с изображением льва, над другим - сине-бронзовые с вороном, над третьим - желто-черные с барсуком, и над четвертым - зелено-серебристые со змеей. Причем, судя по всему, три стола откровенно враждовали с четвертым, а тот отвечал им такой же горячей взаимной любовью. Понятно это стало по напряженному тону, который буквально висел в воздухе, да и по виду обитателей "зеленого" стола - высокомерная дворянская порода была узнаваема за версту. Особенно выделялся беловолосый субъект с мордой лица, похожей на хорька, сидящий посреди стола в компании двух широкоплечих головорезов с абсолютно тупым выражением физиономий, ну, тем самым, что "а еще я туда ем".

С течением времени Гарику стало понятно - наибольшее количество взглядов привлекают два человека из сидящих за столом.

Во-первых, что, в общем-то, и неудивительно, девушка неземной красоты, с великолепной фигурой, длинными, ниже талии, платиново-белыми волосами и пронзительно-синими глазами, сидящая в группе француженок. Судя по всем приметам, вейла. Таких девчат он уже видел в Крыму, и папа рассказывал, кто они такие и чем от остальных отличаются. И читать доводилось, что живут вейлы в Советском Союзе по всему Черноморскому побережью, от Измаила до Батуми, записаны по всем законам как отдельная народность и абсолютно равноправны с остальным населением Союза.

А во-вторых, внимание зрителей совершенно неожиданно притягивал... он сам!!!

ЧТО???

***

Дамблдор никак не мог этого ожидать.

Началось все с того, что один из советских студентов неожиданно привлек его внимание.

Достаточно высокий для своего возраста, коротко стриженный, с ярко-зелеными глазами... по внешности вылитый покойник Джеймс Поттер, только без очков. Только глаза точь-в-точь как у Лили Эванс.

Этого молодого человека вся магическая Британия оплакивала вот уже тринадцать лет. А вот он, тем не менее, собственной персоной, сидит здесь, вместе со своими товарищами смеется от какой-то удачной шутки, глазеет на девушек из Шармбатона, как и все остальные...

Как он мог здесь оказаться? И как он вообще попал ТУДА?

Невероятно. Просто невозможно.

Но церемонию надо было выдержать. Дамблдор встал, жестом руки останавливая перешептывания.

Настал долгожданный час! - сказал он, улыбнувшись. - Турнир Трех Волшебников откроется с минуты на минуту. Я бы хотел сказать несколько слов, перед тем, как мы внесем в зал сундук, и тщательно разъяснить вам протокол, которому мы будем следовать в этом году. Но сначала, разрешите мне представить тем, кто с ними не знаком, мистера Бартемиуса Крауча, главу Отдела международного сотрудничества магов, и мистера Людо Бэгмана, возглавляющего Отдел волшебных игр и спортивных состязаний.

Студенты Хогвартса взорвались аплодисментами. Среди гостей царила тишина, никому из граждан СССР или Франции оба названных имени не говорили решительно ничего.

Мистер Крауч и мистер Бэгман в течение нескольких месяцев неустанно трудились над организацией Турнира Трех Волшебников, - продолжал Дамблдор, - и они вместе со мной, ...товарисЧем Сауроном и мадам Максим входят в состав коллегии судей, которая будет оценивать старания Чемпионов.

Когда он произнес слово "Чемпионы", ученики, и без того внимательно слушающие его, еще пуще навострили уши. Дамблдор, вероятно, заметил, что зал внезапно замер, потому что он улыбнулся и сказал: - Внесите, пожалуйста, сундук, мистер Филч.

Невзрачный хмуро выглядящий тип с повадками закоренелого алкоголика внес в зал большой сундук.

Инструкции к выполнению заданий, которые будут даны Чемпионам в этом году, были тщательно проверены мистером Краучем и мистером Бэгманом, - говорил Дамблдор, пока Филч устанавливал сундук перед ним на стол, - подготовившими всё необходимое для состязаний. Перед Чемпионами будут стоять три задачи, которые им зададут с определенными интервалами в течение учебного года. Для выполнения каждого задания Чемпионы должны будут продемонстрировать мастерство в магии, отвагу, дедуктивные способности и, естественно, умение не терять духа перед лицом опасности.

Последние слова Дамблдора прозвучали в такой абсолютной тишине, что, казалось, никто в зале не дышал.

Как вам уже известно, в турнире будут принимать участие три Чемпиона, - невозмутимо продолжал Дамблдор, - по одному из каждой школы. За каждое задание Чемпиону будет присуждено определенное количество очков в зависимости от того, насколько успешно он справился с задачей. Чемпион, который наберёт самое большое количество очков, выиграет Кубок турнира. Участников турнира выберет абсолютно беспристрастный судья - Кубок Огня.

Дамблдор вытащил свою волшебную палочку и три раза легонько стукнул по сундуку. Крышка медленно и со скрипом откинулась. Сунув руку в сундук, директор Хогвартса вытащил оттуда огромный, грубо вырезанный из дерева кубок. Кубок выглядел совсем непримечательным, если не считать того, что он до краев был наполнен пляшущими голубовато-белыми язычками пламени.

Дамблдор закрыл сундук и осторожно водворил на него Кубок, чтобы всем в зале хорошо его было видно.

Каждый желающий участвовать в турнире должен будет написать свое имя и название своей школы на клочке пергамента и бросить его в Кубок, - объявил Дамблдор, - претенденты на звание Чемпиона должны будут внести в Кубок свои имена в течение семи суток. Через неделю, в Хэллоуин, Кубок вернет имена троих, которых он посчитает наиболее достойными представителями своих школ. Сегодня вечером мы поместим Кубок в вестибюль, где все желающие участвовать в турнире, будут иметь к нему свободный доступ. Для того чтобы ни один несовершеннолетний ученик не поддался искушению внести на рассмотрение свое имя, - продолжал Дамблдор, - после того, как Кубок Огня будет установлен в вестибюле, я проведу вокруг него Возрастную Черту, через которую не сможет переступить ни один человек младше шестнадцати лет. И, наконец, для тех, кто решит внести свое имя на рассмотрение, я хочу вам разъяснить, что перед тем, как вы вложите своя имя в Кубок, вы должны будете тщательно взвесить свое решение. У Чемпиона, которого выберет Кубок Огня, не будет пути назад. Он обязан будет пройти через все три испытания. Внесение имени в Кубок Огня равносильно магическому контракту. Чемпион не имеет права передумать и отказаться от участия в состязании. Поэтому, перед тем, как вы внесете свое имя в Кубок, вы должны быть совершенно уверены в том, что вы хотите участвовать в этой игре. А сейчас, я считаю, пора ложиться спать. Всем вам спокойной ночи.

Студенты, английские и иностранные, оживленно гомоня, потянулись к выходу...

**********************************************************************************

Глава седьмая.

Какой такой Гарри Поттер?

Шотландия, Хогвартс, 24 октября 1994 года

Рано утром до досыпающего последние сны замка Хогвартс донеслись звуки песни явно магнитофонного происхождения.

Те, кто был к тому времени на ногах, кидал взгляд на стоящий возле замка "ПЕПЕЛАЦ" и остолбеневал от увиденного.

Все десять вагонов бывшей электрички уже были накрыты брезентом, растянутым на жердях и привязанным ко вбитым в землю колышкам. Ушлые русские за вчерашний вечер успели соорудить импровизированные заборы, расставить лавки и столы, а также непонятные железные ящики на четырех ножках и без крыши. К одному вагону подтянули два толстых шланга, выкачивающих воду из Черного озера путем взятого с собой передвижного насоса.

Посреди лагеря торчал флагшток, на котором развевался по ветру красный флаг с серпом и молотом. А рядом, на столбе с фонарем, висел раструб громкоговорителя, из которого на всю округу хриплым голосом разносилась песня:

Если вы в своей квартире,

Лягте на пол, три-четыре,

Выполняйте правильно движения!

Прочь влияния извне,

Привыкайте к новизне,

Вдох глубокий до изнеможения...

Под эту песню советские студенты выполняли утреннюю зарядку, подтягивались, отжимались от земли, бегали и прыгали.

Тем временем из Запретного Леса вышло несколько точно таких же ребят в камуфляже, с пилами и топорами в руках и с громадными охапками нарубленных дров.

Из печных труб уже курился легкий дымок. Дежурная команда растапливала котлы для банного вагона.

Закончив зарядку, русские школьники прошли в Большой Зал на завтрак. И вновь Игорь Чернов стал объектом пристального внимания некоторых коренных обитателей. Один из таких, рыжеволосый и примерно такого же возраста, что и Гарик, даже не удержался на месте, встал из-за стола "красно-золотых" и подошел к столу гостей.

Простите, Вы, случайно... не... Это...

В чем дело, уважаемый? Я спрашиваю, в чем дело? На мне узоров нет, и цветы не растут.

Это... Вы так похожи... на... э-э-э... одного человека...

Не понял? Ну, похож и похож, кого это волнует? Вы меня, уважаемый, должно быть, с кем-то перепутали.

Разве Вы не знаете? Вы так похожи на Гарри Поттера, исчезнувшего тринадцать лет назад...

Какой такой Гарри Поттер? Кто это? Вы обознались, я гражданин Советского Союза, всю жизнь прожил в Ленинграде и за границу выехал первый раз.

Извините...

Рыжий поспешно ретировался на свое место. Сидевшая там девушка с густыми каштановыми волосами начала что-то выговаривать своему собеседнику. Наверное, о вреде поспешных выводов.

...Нет, Гермиона, ты не понимаешь, это все-таки Гарри Поттер! Хоть он это и отрицает, - продолжал разглагольствовать Рон, вернувшись за стол.

Сколько раз тебе говорила, Рон, не лезь к чужим! А так в следующий раз он просто даст тебе по морде и будет в своем праве. Это же русские! У них разговор короткий, я читала об этом.

О чем ты читала? О том, что по улицам там ходят медведи, а russky kazak по утрам пьют vodka из samovar, сидя под razvesistaj kliukva?

Какой же ты все-таки невыносимый придурок, Рон! В отличие от тебя, я читаю еще и маггловские книжки, а там написано совсем по-другому. Не пьют там vodka из samovar, ты вон на этих посмотри. Разве они похожи на kazak из твоих басен? Это скорее какой-нибудь клуб охотников-любителей! Я читала, что в России огнестрельное оружие продается населению совершенно свободно.

И точно! Этот, который, как я думал, Гарри Поттер, на меня так посмотрел, как будто "Аваду" сейчас кинет... ну, или как оно там по-маггловски...

Пристрелит!

Во, пристрелит.

Завтрак закончился, гости потянулись по своим делам, студенты Хогвартса - на занятия. Гермиона, спеша по коридорам, не услышала, как ее приятеля Рона перехватил Дамблдор и вежливо, но настойчиво попросил прибыть к нему в кабинет.

Я ничего не понимаю, профессор Дамблдор, сэр... Этот странник похож на выросшего Гарри Поттера как две капли воды, но, тем не менее, всячески отрицает свою к этому причастность. Говорит, что он всю жизнь живет в ...Ленинграде, где это, кстати? Так на меня посмотрел, как будто Непростительным сейчас кинет, - выплакивался Рон спустя каких-то десять минут.

Значит, Ленинград... Хорошо, Рон, ты можешь быть свободен, но попрошу тебя и впредь наблюдать за этим чужеземцем. Возможно, тебе удастся его разговорить.

Вот в этом-то я как раз и не уверен... - пробормотал Рон, выходя из кабинета. А директор Хогвартса погрузился в размышления.

Ленинград.

Значит, тринадцать лет назад это был СОВЕТСКИЙ корабль. И он, Дамблдор, похоже, правильно подозревал, Гарри Поттер и его несговорчивая мать действительно сбежали к коммунистам. Это усложняет дело, намного усложняет. Переманить юного Гарри под свое влияние теперь будет очень непросто. В России к идеям "Общего Блага" настроены традиционно враждебно.

Черт. Три раза "черт!" Что делать?

Грубый подход не годится. Беглый Поттер просто откажется с ним общаться в таком случае. Лили наверняка настроила сына против Общего Блага. А если там же ошивается еще и этот каторжник Блэк, тогда одному Мерлину известно, чему именно один из Гриффиндорских Мародеров мог обучить мальчишку.

Тупик. Опять тупик.

Весь день со стороны советского лагеря слышались удары топоров и шарканье пил. Медленно, но верно у банного вагона выросли штабеля дров. Где-то в обед несколько самых старших студентов, вооружившись маггловскими ружьями, снова сходили в Запретный Лес и спустя пару часов приволокли оттуда большую тушу дикого кабана. А вечером, ко всеобщему удивлению, советские гости не стали наедаться досыта за общим ужином, ограничившись легким перекусом.

Вот смотрит. Вот смотрит, гад, - пристальные взгляды со стороны набивающего себе брюхо рыжего представителя "красно-золотых" не были незамечены Гариком. - Он на мне сейчас дыру протрет.

Что ты хочешь, я тут наводила справки, ты им напоминаешь местную легенду волшебного мира по имени Гарри Поттер. То есть, самого себя же и напоминаешь, - прошептала не удержавшаяся от ехидничанья Дора.

Спасибо, Дора, я это уже понял.

Ну ладно, - повернулась она к другим товарищам по команде. - Пойдем, пора шашлыки жарить, приезд отмечать. Михай, ты там вино привез?

Конечно, привез, обижаете, - ответил еще один их товарищ, по имени Михай Романеску, происходивший из села в окрестностях Кишинева и учившийся на "Лысой Горе".

Вот и славно, - обрадовался Вова Сидоров, родом из Ростова-на-Дону, - Может, девчонок позовем? Кабан большой, шашлыка много будет, все мы не съедим.

Каких еще? Где мы их возьмем? У нас-то две-три, явно не хватит...

А за нашим столом, вон, сидят, - ответил Вова.

Ну ты, Вован, и даешь. Как они с нами пойдут-то?

Но, неожиданно для всех, уговорить француженок сходить "на шашлыки" оказалось проще, чем все думали.

Выйдя в коридор, Гарик оказался неприятно удивлен, глядя, как к той самой белокурой красавице из Франции, испуганно вжавшейся в стену, пристает уже виденный за "красно-золотым" столом жирдяй, больше напоминающий по виду бочку с пивом.

Ты красивая, - шлепал он губами. - А я Невилл Лонгботтом, герой пророчества.

И что мне с того? Мсье, кажется, Ви слишком поспешны в действиях.

Чё? Я хочу с тобой встречаться! Ты обязана согласиться, это же большая честь!

Если я закичу, - упиралась француженка. - Тогда у Вас будут большие непиятности, мсье Лонботтом.

А мне наплевать, меня здесь все уважают. А ну давай, пойдем, погуляем.

Звук пощечины эхом отдался по коридору. Жирного грубияна это не остановило.

Ах ты, сучка лягушачья... Ты еще пожалеешь, что связалась со мной! И твои подружки не помогут! Ну я тебя сейчас...

Стерпеть плохое обращение с девушками Гарик не мог. Не в его привычках это было. А английский грубиян явно нарывался.

Уважаемый, Вам же, по-моему, ясно сказали, что девушка не хочет с Вами общаться, - перехватил мяч Гарик, пытаясь отвлечь верзилу от девушки.

Чё? А ты кто такой, б...? Турист? Вот и проваливай отсюда! Я тут хозяин, и все девки тут мои!

Молодой человек, Вас, по-видимому, не учили, что так в обществе выражаться не принято.

Да я тебя... - Невилл развернулся, чуть не сбив француженку на пол, и попер на Гарика.

Разобраться с жирдяем оказалось проще простого, обычной подсечки хватило, чтобы толстяк рухнул на пол и заверещал как свинья, зажимая руками разбитый нос.

Я тебя урою... Если об этом узнает братва... Шкуру спущу...

Aizveries... - Гарик чувствительно пнул поверженного грубияна промеж ног. - Еще раз к ней пристанешь - в рыло дам. Понял?

Валявшийся на полу Невилл смог только промычать и согласно кивнуть, типа, понял.

Suksi vittuun... скройся с глаз моих!

Лонгботтома как ветром сдуло.

Что такое? А, это ты, Гарик, - подошел на крики Сковородкин. - И что уже на этот раз?

Да вот этот..., - Гарик кивнул головой в сторону удиравшего Невилла. - Этот вот к девушке приставал, нехорошие слова ей говорил. Все же у нас в Питере так не принято.

Правильно, не принято. И все ты правильно сделал. Оскорбления дамам прощать не положено. Она хоть это подтвердит?

Мсье, все, что он говоит, все это павда... - взволнованно заговорила француженка. - Этот cochon dйgeulasse действительно ко мне пиставал, а Ваш ученик пишел на помощь.

С его стороны это нормальное явление. Видите ли, мадмуазель, мы из Ленинграда, у нас там еще не перевелись джентльмены... в отличие, по-видимому, от здешних мест.

Мерси...

Гарик не успел уйти далеко. Та самая спасенная им незнакомка перехватила его чуть дальше.

Excusez-moi... Простите, мсье, Вы и вправду из Ленинг'ада?

Да, мадмуазель, я живу именно там. Игорь Чернов, к Вашим услугам.

Очень приятно. Флёр Делакур.

Рад знакомству. Чем могу быть полезен?

Я... Я давно мечтала побывать в Вашем го'оде. Не могли бы Вы мне о нем 'ассказать?

Конечно же, буду очень рад. Только если Вы согласитесь составить нам компанию. Мы сегодня решили устроить в нашем лагере свой собственный ужин в честь прибытия. Почтем за честь, если и Вы присоединитесь.

О, было бы замечательно!

Лед недоверия был сломан, и несколько француженок согласились составить компанию русским.

Михай действительно привез из родного села большую бутыль красного вина, сделанного его отцом. Место за мангалом занял Важа Иоселиани из Тбилиси, тут же начавший учить всех желающих, как готовить правильный шашлык.

На столе расстелили обычную с виду скатерть, на которой как будто из ниоткуда начали возникать разнообразные яства.

Qu'est que c'est? Что это такое? - поинтересовалась Флёр.

Это, мадмуазель, скатерть-самобранка, русское изобретение. Меню скромное, непритязательное, пока что только блюда советской кухни наколдованы, - ответил ей Гарик. - Настоятельно рекомендую попробовать.

М-м, выглядит аппетитно... А это что такое?

Кто-то тут, видимо, с юмором был, пока эту скатерть делали. Пошутили, так сказать: почки заячьи верченые, головы щучьи с чесноком, икра черная, красная... Да, заморская икра, баклажанная.

Тем временем поспел шашлык, и все участники пиршества, разобрав шампуры, принялись наслаждаться угощением. Бутыль вина, привезенная Михаем, быстро опустела, хорошо, нашлась в запасе вторая.

Белокурая вейла не желала отходить от Гарика.

Расскажите мне про Ленинг'ад, мсье Ше'нофф. Что это за го'од такой?

Ленинград... Это мой родной город, мадмуазель. Один из самых красивых у нас в Союзе.

И все-таки?

Даже не знаю, с чего начать. Если Вас интересуют архитектурные памятники, то город на них очень богат, все-таки двести лет был столицей России, и каждый из царей что-нибудь да строил. Если Вам больше нравятся музеи, то их в нашем городе тоже очень много, и картинные галереи Эрмитажа и Русского музея здесь хоть и одни из самых больших, но далеко не единственные...

В беседе время пролетело достаточно быстро. Гарик не мог не радоваться, что неожиданная собеседница совершенно не обращала внимания на его внешность и мнимое с кем-то сходство.

Сама мадмуазель Делакур ("Флёр, просто Флёр!" - "Тогда и я просто Гарик") оказалась девушкой очень и очень неглупой, и первое впечатление о красотке-вейле все же оказалось ошибочным. Флёр жила в особняке на юге Франции и часто бывала в Париже, так что оба делились впечатлениями. Выяснилось, что француженка интересовалась памятниками архитектуры, на кои Ленинград, вестимо, во все времена был весьма богат, также неплохо рисовала, обожала хорошую музыку и собиралась поступать в академию искусств. Так что общие темы для бесед нашлись, и нашлись быстро.

Беседа была прервана на полуслове.

Что-то скучновато, музыки не хватает. Эй, Гарик! Сыграй что-нибудь! - раздались не слишком трезвые голоса от стола.

Чего вам? Что сыграть-то?

Да хоть что-то, ты ж умеешь. Сейчас твою гитару принесем, - неугомонная Дора сходила в их с Гариком купе и принесла помянутый инструмент.

'Арик, так ты умеешь иг'ать на гита'е? - удивленно спросила Флёр.

Умею, меня учили друзья моего отца.

Спой что-нибудь, для меня, пожалуйста.

Что бы спеть такое... А, вот, вспомнил, дядя Слава как-то пел, - с этими словами Гарик провел рукой по струнам и запел песню...

Я пытался уйти от любви,

Я брал острую бритву и правил себя,

Я укрылся в подвале, я резал

Кожаные ремни, стянувшие слабую грудь...

Я хочу быть с тобой,

Я хочу быть с тобой,

Я так хочу быть с тобой,

Я хочу быть с тобой и я буду с тобой...

На лицах собравшихся советских и французских студентов появились понимающие выражения. Многие уже знали, что Чернов лично знаком с Бутусовым, Шевчуком и еще добрым десятком питерских рокеров, и, соответственно, прекрасно умеет исполнять их песни.

Флёр такой песни еще не слышала, а потому была явно заворожена музыкой. Гарик же этого, казалось, не замечал, продолжая петь.

Твое имя давно стало другим,

Глаза навсегда потеряли свой цвет,

Пьяный врач мне сказал, тебя больше нет,

Пожарный выдал мне справку, что дом твой сгорел!

Но я хочу быть с тобой,

Я хочу быть с тобой,

Я так хочу быть с тобой,

Я хочу быть с тобой и я буду с тобой...

В комнате с белым потолком, с правом на надежду,

В комнате с видом на огни, с верою в любовь...

На бездонных синих глазах француженки показались слезы. Заметившая это Дора попыталась кинуть на нее нервный взгляд, ибо за своего младшего брата все же беспокоилась, но сердиться на сидящую рядом вейлу было совершенно невозможно. Да и сама Дора вскоре почувствовала, как и ее глаза вдруг отчего-то стали мокрыми. Хоть и не в первый раз Гарик эту песню пел, но все равно...

Я ломал стекло, как шоколад в руке,

Я резал эти пальцы, за то, что они не могут прикоснуться к тебе.

Я смотрел в эти лица и не мог им простить

Того, что у них нет тебя, и они могут жить...

Но я хочу быть с тобой,

Я хочу быть с тобой,

Я так хочу быть с тобой,

Я хочу быть с тобой и я буду с тобой...

В комнате с белым потолком, с правом на надежду,

В комнате с видом на огни, с верою в любовь,

В комнате с белым потолком, с правом на надежду,

В комнате с видом на огни, с верою в любовь...

Ну ты даешь, Гарик, спел как Бутусов прямо, - протянул товарищ, приехавший с Байкала.

А что? Он же сам меня этой песне и учил, - ответил Гарик, ничуть не смутившись.

Это как? Ты вообще откуда?

Так из Ленинграда.

Погоди... Чернов... Не родственник ли ты Сергею Чернову, что у Шевчука в ДДТ на барабанах играет?

Не просто родственник, а сын родной. Они же меня музыке и учили - сам дядя Юра, а еще дядя Слава и дядя Витя, то есть Виктор Цой.

Тогда все понятно. Давай еще чо-нть.

Чо чо-нть?

Ну, мы ж, типа, в Англии, давай чо-нть английское, коли знаешь.

Ну ладно, сами напросились...

Следующей песней Гарик затянул "Let It Be". "Битлов" все знали и все любили. Даже Флёр, как будто инстинктивно прижавшаяся к Гарику, не пытаясь вытереть слез, что лились из ее красивых глаз. Да и остальные француженки, которые пришли в советский лагерь вслед за Флёр, точно так же неосознанно нашли себе партнеров.

**********************************************************************************

Глава восьмая.

Чемпион, который не хотел этого

Шотландия, Хогвартс, 24 октября 1994 года

Вскоре после окончания импровизированного концерта, со стороны замка нарисовались два абсолютно одинаковых рыжеволосых парня, имевших определенное сходство портретов с утренним приставалой, но выражение лиц при этом было умным и хитрым.

Чувак, мы тут услышали, как ты поешь... - обратился к Гарику один из них. Другой тут же продолжил на полуслове:

И должны признаться, что нам...

Это очень понравилось.

Приносим извинения за нашего брата...

Он вечно такой же несдержанный.

Мы не такие, как он...

И если что-то вам будет нужно...

Можете рассчитывать на нашу помощь.

Кстати, забыли представиться. Фред Уизли...

А я Джордж Уизли...

Хотя мы и сами не решили...

Кто из нас кто.

Рад знакомству, ребята, - ответил им Гарик. - Я Игорь Чернов. Из Ленинграда. Из Советского Союза...

Близнецы неожиданно оказались дружелюбными и общительными. С их слов выходило, что такой моральный урод в их семье только их младший братец Рон. А есть еще уже выпустившиеся братцы Билл, Чарли и Перси, последний из которых заучился почти до помешательства, и сестричка Джинни, которая гуляет с "легендой магической Британии" Невиллом Лонгботтомом (при упоминании которого близнецы морщили нос), однако с малолетства сохнет по некоему Гарри Поттеру. Тому самому, который в возрасте года с небольшим одолел Темного Лорда, а потом исчез в неизвестном направлении.

Погодите, ребята, вы говорите, что некто Гарри Поттер исчез? - спросил их Гарик.

Ну да, и его до сих пор все ищут...

Дамблдор обвиняет во всем его крестного, Сириуса Блэка...

Дескать, он похитил Гарри и его мать и скрылся...

Хотя те, у кого есть собственный ум...

Тот ни на грош не верит...

Той брехне, что несет наш директор.

Наверняка Блэк попытался...

Спрятать Гарри от слуг Темного Лорда...

И ему вроде как это даже удалось...

Потому что никто в Хогвартсе...

Поттера с тех пор не видел.

"Хотел бы я им сказать, что они ошибаются, но не буду. Пусть это остается секретом. Если папа здесь до сих пор в розыске, нечего раскрываться до поры", подумал Гарик, выслушав близнецов.

Вечер удался на славу, когда расходились, было уже около полуночи. Навпечатлявшуюся Флёр Гарику пришлось буквально нести на руках до ее комнаты в шармбатонской карете. На прощание девушка клюнула парня в щеку, и тот от неожиданности стал краснее советского флага. А по возвращении в купе Гарика уже ждала Дора с требованием объяснений.

Гарик, и что все это значит?

Что "все это"?

Ты же посмотри, как она на тебя вешается! Что ты уже такое ей сказал?

Дора, ты ж сама все видела. И разборку с этим жирным... как его... Невиллом, и все остальное.

Ну, допустим...

А как мы сели шашлык есть, так она оттащила меня в сторону и попросила про Ленинград рассказать.

И ты, конечно же, рассказал.

Рассказал, а потом ты мою гитару принесла, да я песни пел.

Ну, это да, играешь ты хорошо. Сама расчувствовалась. И, знаешь, я тебе верю. Не мог ты сам ее сюда затащить, если бы она к тебе сама не подошла. Слишком честный ты, я на твоем лице уже все прочитала. Ну да ладно, я с ней еще поговорю. Если ты ее заинтересовал, братишка, так она сюда еще раз придет, - сказала Дора, хитро ухмыльнувшись.

Хотелось бы надеяться. Только, Дора, не надо ее злить, она же вейла, если ее сильно рассердить, то она начнет с рук огненными шарами кидаться.

Спасибо за предупреждение.

Не за что. Ты ж знаешь, что я за тебя тоже переживаю.

Это еще мягко сказано.

Следующий день прошел как и предыдущий, ну, с той лишь разницей, что у некоторых из француженок, сидевших за столом, подозрительно сверкали глаза. Более того, девушки теперь норовили подсесть поближе к своим советским соседям. Неугомонные Фред и Джордж успели рассказать о русских и своим корешам, так что гостей на ужин в советский лагерь пришло намного больше. Пытался просочиться и Рон, однако был отловлен близнецами и заперт в туалете.

***

Шотландия, Хогвартс, 26 октября 1994 года

К виду необычного лагеря понемногу начали привыкать. Те же, кто проходил мимо в сторону Хогсмида, в один из дней увидели на дороге новое, наспех сколоченное сооружение, на котором висела вывеска. Кривовато выведенные буквы гласили на русском и английском языках сразу:

ПИРАЖКИ ШАВЕРМА ЧЕБУРЕКИ

НЕ ПРОХОДИТЕ МИМО!

Ценник поражал своей дешевизной.

Пирожки - 10 коп.

С мясом - 20 коп.

С настоящим мясом - 30 коп.

Шаверма - 25 коп.

Чебуреки - 15 коп.

С мясом - 30 коп.

С настоящим мясом - 45 коп.

Пиво - 5 коп.

Холодное - 10 коп.

Вартан Гургенович, это Вы к чему соорудили? - спросил Гарик повара советской делегации.

Э, Гарик-джан, это щтоб мэстным показать, щто мы тут едим, - давно осевший в Ленинграде выходец из Еревана по имени Вартан Ованесян не терял чувства юмора ни на берегах Невы, ни здесь, в Англии.

А если пирожки, как у Вас написано, не с мясом, то с чем?

С едой, слющий! Только ты сам ничего здэсь нэ пакупай, это для мэстных. Нам я по-другому варить буду.

О, а вот и Фред с Джорджем идут.

О, Гэри, здорово! - обратились близнецы, по-своему переиначившие русское имя "Гарик".

Здорово, Фред, здорово, Джордж.

Не расскажешь, что это такое тут строится? И кто это такой?

Фред, Джордж, это наш повар, Вартан Гургенович Ованесян. Вартан Гургенович, это Фред и Джордж Уизли, местные хулиганы.

Мы увидели... - сказал Фред (или Джордж?). Джордж (или Фред?) поддержал:

Что тут по виду будут торговать едой...

И хотели бы...

Дать советы...

Кого и как обслуживать.

И щто ви мне можете предложить? - поинтересовался Ованесян, когда Гарик перевел ему слова братанов-близнецов.

А вот что...

Мы изобрели кое-какие штуковины...

Если их съесть...

То с жертвой произойдут...

Непредвиденные изменения...

Зеленый язык...

Лиловая кожа...

И это еще далеко не все!

Хм, ну давайте, попробуем, потом посмотрим, как оно действует...

"Заряженные" чебуреки расходились на ура. Вартан поделился с Фредом и Джорджем и своими кулинарными секретами, ну а тех хлебом не корми - дай только испортить жизнь кое-кому из недоброжелателей. И в итоге самый ненавистный преподаватель в Хогвартсе, Северус Снейп, как-то раз съевший чебурек у Вартана, несколько дней подряд опаздывал на собственные лекции, поскольку каждую перемену застревал в туалете. Не отличавшийся богатырским здоровьем Драко Малфой провел три дня в больничном крыле, ибо не был способен даже ходить, а его телохранители Крэбб и Гойл шатались от дуновения ветерка. Но больше всего досталось ненасытным Рону Уизли и Невиллу Лонгботтому, покупавшим в лотке с шавермой по пять, а то и больше, порций сразу, и в результате поимевшим в дополнение к поносу еще и какие-нибудь изменения внешности вроде слоновьего хобота, который было не свести никаким заклинанием, или свинячьих ушей. В результате над незадачливыми обжорами хохотала вся школа. Что самое удивительное, никаким способом магического поиска или лечения выявить съеденный накануне чебурек было совершенно невозможно.

***

Шотландия, Хогвартс, 29 октября 1994 года

Гарик Чернов откровенно наслаждался. Совершенно неожиданно для себя он очень сблизился с синеглазой Флёр, которая в советском лагере практически прописалась. К его удивлению, внезапное знакомство с французской вейлой совсем не повлияло на отношение к нему двоюродной сестры. И, похоже, Дора и Флёр, метаморф и вейла, за последнее время сдружились и сами.

Гарик так никогда и не узнал о разговоре, который состоялся через пару дней после тех памятных шашлыков и песен.

***

Привет, Флёр, проходи, - Дора пригласила французскую вейлу в их с Гариком купе.

Бонжур, Дора... а где 'Арик?

Он скоро придет. Это я с тобой о нем поговорить хотела.

В каком смысле?

Что ты к нему чувствуешь?

Я... Я даже не знаю еще. Он не такой, как все, он не поддается моему Очарованию...

Какому еще очарованию?

Дора, разве ты не слышала о таких существах, как вейлы?

Ну, слышала, Гарик как-то рассказывал. После встречи с тобой, между прочим.

Это часть нашей сущности. Мы, вейлы, можем притягивать мужчин своим Очарованием, своей естественной магией. И это, я бы сказала, неприятно.

Почему это?

Потому что мне, как женщине, неприятно видеть, как при виде меня мужчины превращаются в истекающих слюной идиотов - или же лезут приставать, как тот мсье... Лон'боттом, когда 'Арик меня от него спасал. Самое большее, что можно прочитать в их глазах при этом, это неприкрытая похоть.

Ну, будем считать, что поняла.

Твой друг не такой, на него мое Очарование не действует. Ты же видела, что он в моем присутствии не только беседовал со мной, но и пел песни. Такого я еще не встречала. Он ведет себя со мной абсолютно нормально, как будто бы я не была вейлой... - мечтательно произнесла Флёр.

В чем-то я тебя даже понимаю, - ответила Дора.

То есть?

Да будет тебе известно, Флёр, что я метаморф.

Это как?

То есть могу изменять внешность по своему усмотрению. Могу даже в тебя превратиться, вот только Очарования твоего не выпущу.

А в чем ты меня поймешь?

Да в том же самом. Большинство парней считают, что я, видишь ли, лучше выгляжу в чьем-то другом обличье. А девушки точно так же пугаются, что я уведу их женихов. Надоело! Только Гарик меня и понимает.

Ты се'езно? - от удивления глаза Флёр, и без того большие, стали еще больше.

Серьезней не бывает. Некоторые... интересующиеся, - Дора карикатурно скривилась. - Требовали, в общем, чтобы я при встрече с ними в знаменитостей превращалась.

Что? В кого, к примеру?

Ты, может быть, их не знаешь, в основном в советских певиц или актрис. Один так переплюнул всех, ему я была нужна в образе Аллы Пугачевой. Пошел он в результате далеко и надолго.

Вот это да... - засмеялась Флёр, о Пугачевой немного знавшая. - Не ожидала даже, если честно, что мы с тобой ока'жемся так похожи.

Да уж...

Дора, а как относишься к Арику ты? Ты, случайно, в него не влюблена, что так о нем заботишься?

Влюблена? Ты, наверное, шутишь! - расхохоталась Дора. - Он мне скорее как младший брат. Его папа и моя мама - брат и сестра. И именно поэтому мы вместе и росли. А так Гарик совершенно свободен, если это тебя интересует, - подмигнула Дора француженке.

Флёр облегченно вздохнула.

Ох, спасибо, что сказала. А то я уже думала, что мне не повезло. Таких женихов вейлы ищут годами. Таких, чтобы на них не действовало Очарование.

Не переживай, Флёр, все в твоих руках. Ты ему и сама небезразлична, насколько я могу судить, так что не упускай своего шанса...

***

Шотландия, Хогвартс, 30 октября 1994 года

- Наибольший интерес среди коллектива русских вызывает некто Чернофф Игорь, на вид пятнадцать-шестнадцать лет, утверждает, что из Ленинграда, - низенький человечек с крысиными чертами лица стоял в полупоклоне в кабинете Защиты от темных искусств.

И что ты можешь рассказать об этом... Чернофф? - поинтересовался собеседник.

Это младший Поттер! Абсолютно уверен, он по внешности - вылитый Джеймс Поттер, а глаза, как у Лили Эванс.

Хорошо, Питер, можешь быть свободен, продолжай наблюдать и дальше, - ответил собеседник.

Питер вышел из кабинета, обернулся крысой и пропал из виду.

Человек, прикрывавшийся личиной старого аврора Аластора Грюма, был доволен.

Мальчишка Поттер все-таки в школе. Да, пусть юридически по всем законам Гарри Джеймс Поттер не существует, но физически отродье Поттеров - вот оно, в наличии. Без него Темный Лорд не может быть возрожден. Значит, надо любым путем пропихнуть его на Турнир и любым путем довести до конца. Или убить, если ничего не получится.

Плюс к тому еще и Лонгботтом, над которым вот уже одиннадцать лет трясется директор. "Новая надежда", "герой пророчества"... Что ж, испытаем и этого героя.

Бартемиус Крауч Младший, прихрамывая, выбрался из кабинета и направился в Большой Зал, где стоял Кубок...

***

Шотландия, Хогвартс, 31 октября 1994 года

Ученики школы "Хогвартс" и обе иностранные делегации собрались на церемонию определения участников Турнира.

Итак, Кубок почти что готов принять решение, - произнес Дамблдор, - по моим подсчетам, ему необходима еще одна минута. Теперь так, когда Чемпионов назовут, они должны будут подойти к столу преподавателей, пройти мимо него и выйти из зала в соседнюю комнату (он указал рукой на дверь позади своего стола), где они получат первоначальные инструкции.

Он вытащил свою волшебную палочку и широким взмахом обвел ею зал. Тотчас же все свечи, за исключением свечей внутри тыкв, потухли. Зал погрузился в полутьму. Самым светлым пятном теперь оказался Кубок Огня, его блистающее, яркое, голубовато-белое пламя, практически, обжигало глаза. Все молча ждали. То там, то здесь присутствующие нервно поглядывали на часы.

Пламя в Кубке внезапно обрело красный цвет, рассыпалось искрами и выплюнуло в воздух обгорелый кусочек пергамента. Весь зал ахнул. Дамблдор поймал этот кусочек и, держа его в вытянутой руке, чтобы под светом пламени, которое вновь превратилось в голубовато-белое, прочитать написанное на нем имя.

Чемпионом Хогвартса объявляется... Седрик Диггори!

Четыре стола, забитых коренными обитателями Хогвартса, зааплодировали, и особенно горячо - желто-черный, из-за которого встал высокий молодой человек и вышел из зала.

Чемпионом Шармбатона объявляется... Флёр Делакур!

Теперь аплодисменты раздались среди советско-французского стола. Гарик знал, что его синеглазая подруга хочет участвовать в турнире, а потому был искренне рад за нее, обещав поддержку при первой же надобности.

Медленно и грациозно француженка встала из-за стола и направилась туда же, куда и гражданин Диггори.

Чемпионом от команды Советского Союза объявляется... Игорь Чернов!

Помянутый немедленно уронил челюсть на стол. Уж этого он точно не ожидал.

Игорь Чернов!

Иди, Гарик, - подтолкнула его Дора, неизменно сидевшая рядом.

Делать нечего, пришлось вставать и плестись туда же, куда пару минут назад ушли остальные участники.

В комнате уже ждали оба других Чемпиона.

'Арик? Что такое? Почему ты здесь? - взволнованно спросила Флёр.

Флёр, тут такое дело... В общем, кубок выплюнул мое имя.

Не может быть! Ты же не бросал туда ничего! Я же это видела!

Если бы еще остальные это заметили...

Тут в дверь вошел, а, точнее, ввалился толстый Невилл.

А это еще что за фрукт? - переспросил Седрик. - Невилл, ты что тут делаешь? Нас зовут обратно?

Седрик... это...

Договорить ему не дали. В комнату влетел мистер Бэгман, подхвативший под руку Невилла.

Невероятно! - провозгласил мистер Бэгман. - Произошло из ряда вон выходящее событие! Совершенно и полностью экстраординарное! Позвольте мне представить вам ЧЕТВЕРТОГО Чемпиона Турнира Трех Волшебников!

У Седрика, Флёр и Гарика от неожиданности глаза вылезли на лоб. Гарик уже начинал бояться, что его начнут допрашивать, как же он пролез в Чемпионы, но не тут-то было!

Так и есть, господа! Кубок выплюнул имя Невилла Лонгботтома, а значит, что ему теперь придется приложить все усилия, потому что он будет участвовать в Турнире! - жизнерадостно произнес мистер Бэгман.

Дверь вновь открылась, и в комнату вошли Дамблдор, мадам Максим, товарищи Саурон и Сковородкин, а за ними плелся мистер Крауч. Чуть позже в комнату влетел неприятный на вид тип в грязной черной мантии. Как вспомнил Гарик, звали этого типа в черном "профессор Снейп" и был он самым неприятным и ненавистным преподавателем во всей школе.

Мадам Максим! - обратилась Флёр к своей директрисе. - Они говоят, что этот petit garзon должен участвовать!

ЧТО??? - взвилась мадам Максим. - Что здесь происходит, Дамблё-дорр?

Ничего не понимаю, - озадаченно произнес по-русски товарищ Саурон. - Мало того, что наш Гарик еще несовершеннолетний, так и от Хогвартса сразу двоих выставили. Черт знает что. Ну да ладно, ихние дела нас не волнуют, а вот ты, Гарик, колись, как ты в участники пролез.

Товарищ Саурон... Юрий Николаич, не бросал я своего имени! Все наши подтвердят, что я в замке только дважды в день появляюсь и к Кубку тому в жизни не подходил, - ответил Гарик.

Он прав, Юрий Николаич. Я это подтверждаю, - вступился за своего лучшего ученика Сковородкин. - Пусть будет Сила мне свидетелем, что Игорь Чернов никогда не подходил к Кубку сам и не уговаривал кого бы то ни было бросить туда заявку на свое участие. Равно как и не появлялся в пределах замка, за исключением завтрака, обеда и ужина, и все время постоянно находился на территории лагеря в сопровождении как минимум одного человека из нашей делегации.

Верю, Аникей Силыч, ты бы без повода словами не разбрасывался. Значит, какой-то подвох тут чувствуется. И никем из нас, никем из здесь присутствующих он не вызван.

Тем временем дискуссия вокруг двоих Чемпионов от Хогвартса продолжалась.

...- Моя дорогая мадам Максим, если Вы сможете предложить более приемлемый вариант, то я с радостью приму Ваше предложение! - услышали русские чародеи слова Дамблдора.

Мадам Максим молчала. Молчали и все остальные. На лице Дамблдора была ясно видна гримаса возмущения, граничащего с полнейшим непониманием. Пытавшийся что-то сказать Снейп вдруг выпучил глаза, схватился за пах и исчез в сторону туалета. Саурон и Сковородкин хранили на лицах выражение совершеннейшего пофигизма. Невилл трясся, как заяц при виде волка. Седрику не позволяло что-то сказать его благородство, а Флёр и Гарик испуганно глядели друг на дружку. И только мистер Бэгман хранил радостно-возбужденный вид.

Ну так что, тогда расколемся? - широко улыбаясь и потирая руки, произнёс он. - Надо ж проинструктировать Чемпионов, а? Барти, сочти за честь...

У Крауча был такой вид, как будто он только что очнулся от глубокого сна.

Да-да... инструкции... да... первое задание...

И он ступил в полосу света. Озарившееся каминным пламенем лицо Крауча напоминало рожу человека, давно и безнадежно проигравшего битву с "зеленым змием". Под глазами лежали тёмные круги, а испещрённая морщинами кожа была тонкой и белой, как бумага.

Первое задание - на отвагу, - сообщил он четверым Чемпионам, - поэтому мы вам заранее не сообщим, в чем оно будет заключаться. Храбрость перед лицом неизвестной опасности - чрезвычайно важное для мага качество... чрезвычайно важное... Это первое испытание состоится двадцать четвертого ноября, и вы будете проходить его перед лицом всех учащихся школы и коллегии судей. Чемпионам не разрешается просить помощи у преподавателей. Чемпионам запрещается принимать от преподавателей какую бы то ни было помощь в целях выполнения поставленного перед ними задания. Единственным орудием, которое будет позволено иметь при себе Чемпионам, являются волшебные палочки. Информацию о втором задании Чемпионы получат по окончанию первого. В связи с тем, что участие в турнире требует огромного вложения сил и времени, Чемпионы освобождаются от годовых экзаменов.

Мистер Крауч повернулся к Дамблдору:

По-моему - всё, Альбус?

По-моему - тоже, - ответил Дамблдор. - Господа Чемпионы и сопровождающие их лица, прошу расходиться по спальням.

**********************************************************************************

Глава девятая.

Палочки по-ленинградски

Шотландия, Хогвартс, 31 октября 1994 года

- Ффу-у-у-ух, отмазали... - Гарик без сил рухнул на полку в своем купе.

Что такое? - спросила Дора.

Да Саурон, говорит, с чего бы то вдруг меня в Чемпионы назначили. Хорошо, Аникей Силыч рядом был, отмазал, сказал, что я к тому Кубку в жизни не подходил. Зато у местных вдруг Чемпионов оказалось сразу двое, и на фоне этого мой возраст как-то померк.

В конце концов, ты ведь от нашей команды один. А их там двое. Вот только интересно, как это того пузана Невилла Кубок пропустил. Он же похож на мешок с картошкой, пни посильнее - повалится.

Во-во. А у меня теперь занятие - как защищать Флёр от этого жиртреста. Зуб даю, что он не принял мое предупреждение всерьез.

Не переживай, если что, мы все тебе поможем.

Кстати, как наши-то? Старшие-то наверняка подавали заявки. Ты с ними говорила?

Говорила. Они-то в порядке, и тебя поймут. А я и подавно свою заявку не бросала, мне этот турнир на фиг не сдался. Ладно, дальше-то что?

Ну, вот, говорю, отмазали. Блин, теперь влез в этот чертов Турнир против своей воли. Мама с папой расстроятся.

Да уж, не самое приятное известие.

Дора, как теперь их успокоить?

Позвоним, поговорим, в конце концов, твоя мама ведь зам у Саурона, а он в скором времени домой улетит. Передадим, если что. Ладно, это мы с тобой решим. Что там по заданиям объяснили?

Пока ничего толкового. Молчат, как рыбы об лед. Только сказали, двадцать четвертого первая задача будет, "испытание перед неизвестной опасностью", "проверка на храбрость", блин, знать бы, что они под этим подразумевают. Еще говорили, что надо будет какие-то палочки приходить взвешивать.

Это они имели в виду палочки, которыми здесь колдуют.

И где я им теперь ту палочку возьму? Если у нас они из употребления вышли триста лет назад. Только если джедайский меч им показать.

А что, это идея. Ни у кого, кроме тебя, такого не будет.

Из чемпионов - да. Хотя насчет Флёр я не уверен, может быть, ей на Новый год такое тоже подарить? Или когда там у нее день рождения...

А что? Можно, пока что ни у кого, кроме наших, я таких приборов не заметила.

***

Шотландия, Хогвартс, 3 ноября 1994 года

К воротам советского лагеря прибежал посыльный из замка.

Директор Дамблдор просил передать, что ждет мистера Чернофф! Мистер Бэгман собирает всех чемпионов на фотографирование и проверку палочек.

Так, юнный падаван, пойдем вместе. Я тебя один раз уже отмазал, и не хочу, чтобы ты опять во что-то влип, - едва Гарик собрался выходить из лагеря, к нему подошел Сковородкин. - Юрий Николаич вечером улетает в Питер, я его сегодня еле убедил, что ты влез во все это дерьмо не по своей воле. Он ушел пораньше, хотел кое-что обсудить со здешними властями.

В кабинете их уже ждали. Гарик сразу от входа перехватил взволнованный взгляд Флёр и успокаивающе подмигнул ей, все, мол, в порядке. Француженка, встряхнув длинными серебристыми волосами, поспешила перейти поближе к своему другу.

А вот и чемпион из России! Подходите сюда, мистер Чернофф, мистер Скоффородкин, беспокоиться не о чем. Это всего лишь процедура проверки волшебных палочек.

Волшебных палочек? - Гарик с Аникеем непонимающе переглянулись. О подобных предметах они оба слышали чуть ли не впервые, точнее, сам Гарик во второй раз, а Аникей и вовсе в первый.

Нам надо убедиться, что ваши палочки находятся в полном рабочем порядке, чтобы никаких проблем, понимаешь, ведь они - самые важные инструменты при исполнении ожидающих вас заданий, - пояснил мистер Бэгман. - Эксперт сейчас наверху, с Дамблдором. А потом будет небольшая фотосъемка. Позвольте представить Вам Риту Скитер, - Бэгман кивнул на странную женщину неприятной внешности, одетую в мантию вызывающего лилового цвета. - Она готовит небольшой материал о турнире для "Ежедневного пророка".

Ну, может, и не столь уж небольшой, - улыбнулась Рита Скитер, блеснув золотыми зубами. - Я так понимаю, это и есть тот самый загадочный Чемпион из далекой России? Не могла бы я поговорить с тобой? Не возражаешь?

Как ни странно, мэм, возражаю, - мягко ответил Гарик.

Мой ученик никуда не пойдет, - поддержал его Сковородкин. - Он еще не в том возрасте, чтобы общаться с прессой. Да и я сам, мягко говоря, не испытываю к газетам большой любви. Старые привычки, знаете ли...

Но почему, мистер... Ско-ффо-ротт-кинн?

Разрешите не отвечать на этот вопрос. А то еще разозлюсь, тогда за последствия не ручаюсь.

Впервые вижу таких чудных людей! Что же вы скрываете? - визг Риты был внезапно прерван вошедшим в комнату Дамблдором.

Что здесь происходит? - спросил тот.

Дамблдор, я хотела взять небольшое интервью у одного из чемпионов, а он отказывается даже со мной разговаривать.

Ну, Рита, это право каждого из чемпионов на личную жизнь. А юный мистер Чернофф вдобавок из России, там совершенно другие традиции и обычаи.

Зачем ты появился столь внезапно?

Я появился, чтобы отвести всех четырех чемпионов на проверку волшебных палочек, и она вряд ли состоится, если ты продолжишь настаивать на интервью.

Вслед за Дамблдором в комнату вошли товарищ Саурон, мадам Максим, мистер Крауч и неизвестный старикан с бледными глазами и растрепанными седыми волосами.

Разрешите представить вам мистера Олливандера, - сказал Дамблдор, занимая место за судейским столом и обращаясь к участникам. - Он проверит ваши волшебные палочки, чтобы убедиться, что они в подходящем для турнира состоянии.

Мадмуазель Делакур, не могли бы Вы подойти первой, пожалуйста? - попросил мистер Олливандер.

Флёр, переглянувшись с Гариком, скользнула к палочных дел мастеру и протянула свою палочку.

Так... Девять с половиной дюймов, негибкая, розовое дерево, а внутри... Боже мой, что же это такое...

Волос с головы вейлы, ma grand-mиre, - последовал ответ.

Нечасто мне доводилось видеть палочки с такой сердцевиной. Надеюсь, она хорошо Вам служит.

Да. Спасибо, мсье Олливандер.

Благодарю, - ответил мастер, продолжая вертеть палочку Флёр в руках, проверяя на трещины и сучки, и в конце концов пробормотал: - Орхидеус!

Палочка выстрелила букетом цветов.

Очень, очень хорошо, она в полном рабочем порядке, - сказал мистер Олливандер, подхватывая цветы и передавая их с Флёр вместе с палочкой. - Мистер Диггори, теперь Ваша очередь.

Флёр вернулась обратно, туда, где стояли Гарик и Сковородкин. На Седрика Диггори, третьего из чемпионов, она совсем не обратила внимания.

Ага, это одна из моих, не так ли? - гораздо оживленнее сказал мистер Олливандер, когда Седрик протянул ему свою волшебную палочку. - Да, я её хорошо помню. С волосом из хвоста замечательного экземпляра единорога... самца... семнадцати ладоней ростом, должно быть: чуть не проткнул меня, когда я выдернул волос из его хвоста. Двенадцать с половиной дюймов... ясень... приятно упругая. В прекрасном состоянии... ты за ней регулярно ухаживаешь?

Только вчера вечером отполировал, - ухмыльнулся Седрик.

Выстрелив из палочки фонтаном вина, Олливандер отпустил представителя Хогвартса на место.

Теперь Вы, мистер Лонгботтом... - Невилл, услышав, что его вызывают, вразвалочку подошел к Олливандеру.

Да, да, да, это опять моя, остролист, перо феникса, одиннадцать дюймов с четвертью, достаточно гибкая... В довольно небрежном состоянии, надо сказать... хотя все еще работает. Авис! - при этих словах из палочки вырвалась стайка маленьких птичек, размером примерно с воробья, быстро исчезнувших в открытом окне. Олливандер вернул палочку Невиллу.

И теперь наш последний чемпион, мистер Чернофф. Кажется, я Вас где-то когда-то раньше видел... хотя это, может, мне и только кажется на старости лет. Покажите мне Вашу палочку, сударь.

Гарик не нашел ничего лучшего, как снять с пояса джедайский меч и протянуть старику. Сковородкин, увидев сей жест, ехидно ухмыльнулся.

Что-то мне не знаком мастер такой палочки... Десять дюймов... неведомый мне металл... Что? "Сделано в СССР"?... "ГОСТ"?... "Дата выпуска"?... "Ленинградское оптико-механическое объединение"... Что все это значит?

Мистер Олливандер, это значит, что у нас в Советском Союзе такие приборы выпускаются нашей промышленностью и никакой тайны не составляют.

Форма изделия какая-то странная... Абсолютно жесткая... Так, ЛЮМОС!

Ничего не произошло.

Но ведь она же не работает! В ней нет никакой магии!

Правильно, мистер Олливандер, потому что здесь чистая технология. Позвольте, я покажу, как она работает.

Взяв свой меч обратно в руку, Гарик нажал кнопку на рукояти. Тут же с рабочего конца вырвался луч синего цвета, больше метра в длину.

Мерлин, что же это такое?

Это световой меч, самый обычный. Никакой тайны не составляет.

Невероятно. Но где же Ваша палочка, мистер Чернофф?

У меня ее нет. В Советском Союзе палочки для колдовских ритуалов не используются.

Как же вы колдуете тогда?

А вот так... - с этими словами Гарик зажег колдовской огонь прямо на распростертой ладони. - Голыми руками и силой мысли. Заклинания и палочки нам не нужны. Только ругательства для усиления эффекта, если очень надо.

Сколько живу - такого еще не слышал... - ошарашенно пробормотал палочных дел мастер. - Неужели есть такое место, где волшебники обходятся без палочек?

Есть такое, почему бы и нет. У нас какие-то вспомогательные предметы нужны только на начальных стадиях обучения волшебству.

***

'Арик, а что это у тебя за предмет, который ты показывал мсье Олливандеру? - спросила Флёр своего приятеля, когда они вышли на улицу.

Вот, смотри, это световой меч, - Гарик повторил все действия, что делал перед носом палочного мастера.

Невероятно... 'Арик, так это же оружие джедаев из американских фантастических фильмов!

Да вроде нет, это наш учитель товарищ Сковородкин изобрел, ну, ты его сейчас видела, рядом с нами стоял.

Подожди... Аникей Скофоротткин... Так его имя...

Да, мадмуазель, когда-то меня звали именно так, как Вы предположили, - ответил Флёр подошедший Сковородкин. - И я восхищен Вашей проницательностью. Быстро же Вы меня раскололи.

Как же Вы оказались в Советском Союзе, мсье Скоф'от'кин?

Прыгал не глядя на подбитом корабле, вот и попал сюда. Корабль свой чуть вдребезги не разбил, и сам чуть жив остался. Вышел к людям, да и прижился за десять лет. Вот, помогаю науку двигать, наш пепелац - отчасти и мое изобретение. Еще хотел дроида сделать, да опытный образец все больше ведро на колесах напоминает. Так его народ и прозвал - "Ведроид". Как-нибудь покажу.

Невероятно...

Россия, мадмуазель, всегда была полна неожиданностей. Еще одна лишней не будет. Рано или поздно об этом узнают все. Гарик, вот, узнал раньше Вас, поскольку с их питерского лицея как раз и началось внедрение световых мечей. С них и еще с Китежградского НИИ. По результатам учебную программу напишем, да и обнародуем.

Буду с нетерпением ждать.

Не так уж и долго придется ждать, мадмуазель. Ладно, идите отдыхайте, юнные падаваны, надо будет - позову... - отпустил Сковородкин неразлучную парочку.

Проводив Флёр и вернувшись в лагерь, Гарик тут же кинулся к телефону - звонить матери.

Лили оказалась дома, и из долгой беседы с ней Гарик понял, что она рада за него, хотя и очень беспокоится за то, что что-то может случиться. На прощание Лили пообещала приехать к сыну, когда добудет визу и когда она сможет уговорить об этом же товарища Саурона.

Ну как, Гарик, как взвесил? - спросила Дора, едва он положил трубку и прошел в купе.

Хорошо взвесил. Местный палочных дел мастер был очень удивлен. Не верил, понимаешь, что световые мечи где-то вовсю делают на заводах.

Да тут таких половина. Я рыжих братанов спрашивала, оказалось, что здешние так называемые "чистокровные" и об электричестве-то понятия не имеют, что уж до световых мечей. На нашу электричку смотрели как на НЛО, такой симбиоз магии с технологией никому здесь неведом.

Да, кстати, Флёр раскрыла Аникей Силыча, она, оказывается, "Звездные войны" тоже смотрела, как и мы с тобой.

Неужели?

Типа того. Вот тебе и красавица француженка из волшебной семьи.

Я уже заметила. Мне она, кстати, тоже понравилась. А тебе?

В ответ лицо Гарика вновь приняло оттенок советского флага.

Тихо ты, успокойся. Какой же ты все еще застенчивый. На твоем лице все ясно видно. Когда ты научишься скрывать эмоции?

Дора... Это у меня впервые...

Не знай я тебя всю твою сознательную жизнь, ни за что бы не поверила. Ты в свои четырнадцать выглядишь года на четыре старше. Девчонки у нас во дворе все шеи уже себе посворачивали.

А я куда смотрел?...

Арик! Дора! Где вы? - снаружи раздался знакомый звонкий голос.

Флёр? Это ты? Уже идем! - ответила ей Дора. - Гарик, пошли, кажется, сегодня ты опять будешь нам играть.

Дора оказалась права. Флёр действительно хотела новых песен. И ее желание было исполнено, Гарик спел еще пару песен Высоцкого, Шевчука и Бутусова, завершив импровизированный концерт "Утиной охотой" Розенбаума. И вновь Гарик заметил, что в синих глазах вейлы блестят слезы. Что на нее нашло?

Когда он провожал ее до кареты, Флёр решила кое-что сказать.

Арик, я... я... в общем, если мы будем соревноваться друг потив друга, я не буду выступать против тебя. Ты... понравился мне за эти дни, и мне было бы... жаль, если бы с тобой что-то случилось.

Мне тоже, Флёр. Если понадобится помощь, только скажи...

Обещаю.

Уже прощаясь, синеглазая вейла, как обычно, поцеловала Гарика в щеку. Ему, конечно, было все еще очень непривычно, но ужасно приятно. Что же он все-таки к ней чувствует? Ответа все никак не было.

***

Шотландия, Хогвартс, 4 ноября 1994 года

У Альбуса Дамблдора никак не проходила головная боль. И было с чего.

Во время процедуры взвешивания палочек он попробовал забраться в сознание этого странного "мистера Чернофф", чтобы узнать, кто же он такой и что скрывается под фамилией.

Какой-либо связной картины определить не удалось. Только сплошная чернота.

ПАРОЛЬ!!! - прозвучал странный голос посреди тьмы.

Лимонный щербет! - непроизвольно вырвалось у Дамблдора.

Ответ неправильный! Пшел вон! - ответил голос.

По какому праву? Я Альбус Персиваль Ульфрик Брайан Дамблдор, и попрошу относиться ко мне с подобающим уважением!

Деточка, а Вам не кажется, что Ваше место возле параши? - как только голос-из-тьмы произнес эти слова, Дамблдор почувствовал резкий толчок.

Директора выбросило из чужого сознания, как пробку из бутылки с шампанским. Дико болела голова, и недавние воспоминания напоминали кашу.

У чертового мальчишки хорошая защита. Видимо, ее ставил какой-то мастер-легилемент классом повыше моего, раз я не могу проникнуть дальше поверхности, и то сразу выбрасывает...

***

Завтрак за советско-французским столом прошел неуютно, под перекрестными взглядами со всех сторон. Особенно ежилась неразлучная троица, на которой скрестились одинаковые по содержанию взоры с обоих "полюсов силы" - красно-золотых и зелено-серебряных сразу.

Вот же везучий этот ...Чернофф. Вейла-лягушатница от него не отходит, - привычно стонал Рон. - И не подойти теперь, наверное. Того и гляди, по морде надают.

И правы будут, - отвечала ему Гермиона. - Ты не только нас тут всех успел достать.

Зуб даю, это из-за того, что это Поттер! Вылитый Поттер! Только без шрама!

Заткнись! Еще раз помянешь Поттера - я найду самое толстое издание "Истории Хогвартса" и дам тебе им по башке! Может, хоть тогда получится вправить мозги.

Почему какой-то безродный выскочка заполучает себе все? - неистовствовал вполне оправившийся Малфой за столом Слизерина. - Вейлы должны принадлежать НАМ!!! Крэбб! Гойл! Нотт! Эйвери! Значит так... После завтрака, у выхода... Подкараулим русского и заберем то, что принадлежит нам по праву благородного.

ДА!!!

Ни о чем не подозревая, Гарик в компании Доры и Флёр шел к выходу из замка. Внезапно путь преградило пятеро непонятных типов в черных мантиях с зелено-серыми полосками, которые напомнили повадками обыкновенных гопников. В том, что стоял в центре, был опознан холеный аристократ, и прежде-то кидавший на советский стол недобрые взгляды.

Стойте, где стоите! - жеманно произнес он. - Отдай то, что принадлежит нам по праву, и мы позволим тебе уйти. Может быть, даже целым.

Это чо, типа, наезд? - от такого подхода Гарик вновь превратился в прежнего лиговского хулигана. - И чо я уже тебе успел задолжать?

Тех двух шлюх, что идут рядом с тобой. Они должны принадлежать нам.

Это с какого-то такого перепугу?

Потому что мы - представители Древнейших и Благороднейших родов Магического Мира! И мы хотим воспользоваться... э-э... правом первой ночи!

Выросший в пролетарском Ленинграде, Гарик не переносил аристократов на дух. А такой наезд, как только что прозвучал, прощать было нельзя.

Значит, так, хреноголовые. Слушайте сюда и потом не говорите, что не слышали. Ни черта я вам не должен и отдавать не собираюсь. И вообще следите за языком, буржуи недорезанные. А то возьму вот и дорежу.

ЧТО? Ты на кого руку поднимаешь? Да мы тебя в порошок сотрем за оскорбление Благородных Родов! Когда мой отец об этом узнает...

Это еще кто и кого сотрет... - Гарик снял с пояса меч. Обе девушки спрятались ему за спину. - Предупреждаю последний раз. Убирайтесь с дороги и засуньте свои аристократические языки в свои благородные задницы. А если не поняли, так я вам сейчас проясню. И прояснять буду аккуратно, но сильно.

Все, чужак, ты труп! - пятеро благородных гопников, засучив рукава, начало угрожающе приближаться.

Ну смотрите, мразь аристократическая, я предупреждал, - с этими словами Гарик включил световой меч.

ЭКСПЕЛЛИАРМУС! СТУПЕФАЙ! РЕДУКТО! - все пятеро подняли палочки и начали кидать заклинаниями, которые Гарик еле успевал отбивать.

СЕКТУМСЕМПРА! - беловолосый кинул непонятное заклинание, которое отразилось от меча и ушло в стену. Камень, по которому попало, треснул.

Гарик дрался не один. Свой меч, видя, что пахнет жареным, выхватила и Дора, а Флёр стала кидать пламя вейл с обеих рук сразу.

Крэбба и Гойла вырубили в момент, одно из Ошеломляющих заклинаний, выпущенное Малфоем, отразилось от светового меча Гарика и попало в лоб Крэббу, а Гойлу досталось от меча Доры. Эйвери получил в промежность огненный шар от Флёр и теперь корчился в судорогах. Нотт получил собственным Режущим заклятием себе же по руке и зажимал сочащийся кровью порез.

Малфой остался один, и против троих он явно не выстаивал. Надменная ухмылка на холеном лице превратилась в жалкую гримасу. В коридоре явственно запахло.

Еще и обделался. Куда ж ты, засранец, против нас-то собрался, а? - тоном учителя произнес Гарик. - Убирайся отсюда, скотина, еще раз руку на кого-то из нас поднимешь - отрежу на хрен и скажу, что так и было. Понял?

Белобрысый хорек быстро закивал, боясь, что русский вдруг передумает.

Пшел вон отсюда! - заорал Гарик, выключая меч и собирая с помощью Силы все пять палочек неприятелей.

Что здесь происходит? - послышался голос Сковородкина. - Как прикажешь тебя понимать, Саид?

А так и понимайте, Аникей Силыч, - устало ответил Гарик. - Шли с завтрака, тут накинулись эти пятеро гопников. Что-то нести стали про благородство да право первой ночи...

ЧТО?

За что купил, за то и продаю. Угрожали если не убить, то искалечить.

Так, это уже серьезнее. Оскорбление двоих граждан СССР и одной гражданки Франции. Попытка изнасилования. Покушение на убийство. Что же на этом проклятом острове творится? Ладно, до поры гнать не будем, еще раз такое повторится - лично их всех на колбасу нарежу. Так, а это у тебя что в руке?

А это я у них палочки изъял. Спички детям - не игрушки. Спалю потом в печке, чтоб у них соблазна не было возвращать.

Ну и правильно. Пойдем, пока кореша их не накинулись.

Ну, это вряд ли. Один, вон, обгадился со страху. Хотел уже отпустить его, а тут и Вы подоспели.

Ну вот и отлично. Погоди, я им сейчас мозги прочищу.

Сковородкин взмахнул рукой.

Вы никого здесь не видели.

Мы никого здесь не видели, - повторили все пятеро гопников безжизненным голосом.

Вы подрались между собой.

Мы подрались между собой.

Поэтому палочек и лишились.

Поэтому палочек и лишились.

Проваливайте отсюда!

Те послушно встали и походкой зомби побрели прочь.

Молодец, Гарик, значит, я тебя не зря учил, - одобряюще сказал Сковородкин своему ученику, пока шли от замка к лагерю. - Заступиться за честь дамы - хороший поступок. Я горжусь тобой!

**********************************************************************************

Глава десятая.

При пожаре звонить 01

Шотландия, Хогвартс, 17 ноября 1994 года

Двадцать четвертое ноября неумолимо приближалось. Зная, что лучший ученик влип по самое "Не могу", Сковородкин ускорил темпы своих занятий. Помогали и старшие товарищи, уже умеющие, к примеру, материализовать автомат Калашникова или патроны к нему. Как выяснилось, даже обыкновенная бензопила при умелом применении могла стать весьма опасным оружием, причем опасным не только для применяющего.

Флёр Делакур не отставала от своего приятеля, точно так же напросившись к Аникею на дополнительные курсы. Каковые тот, яснее ясного видя растущую дружбу (а то и что-то большее) между вейлой и своим учеником, охотно ей предоставил. Возмущение мадам Максим, однажды заявившейся в лагерь, было пресечено заявлением бывалого вояки.

Поймите, мадам Максим, на этом турнире ЛЮБОГО участника легко могут УБИТЬ. И моего, и Вашего. Если своего я кое-как поднатаскал, то боевая подготовка Вашей подопечной, мягко говоря, оставляет желать лучшего.

А кто Ви такой, мсье Скофоткинн?

Кто я? Вообще-то меня в определенных кругах в свое время знали как неплохого бойца.

Ви отите, чтоби я Вам повеила? Мадмуазель Делакур еще ответит за свое самоупавство! Да и вообще, это же... нечестно! Ушеник не может пинимать помощь от пеподаватель!

Это можно трактовать и как запрет на помощь ВО ВРЕМЯ выполнения задания. Так ВО ВРЕМЯ мы ему помогать и не будем. А это прошу считать дополнительными факультативами по боевой подготовке. Как Чернов, мой лучший ученик, на них ходит постоянно, так и мадмуазель Делакур напросилась.

Все авно, я собиаюсь запетить ей общаться с вами! Это неслыханно!

Вот этого не надо. Они с моим Черновым очень дружны. Что ж, хотите, чтобы я Вам рассказал, кто я? Я Вам расскажу. Только обязуйтесь НИКОГДА, ни при каких условиях не раскрывать это кому бы то ни было, пока об этом в открытую не заявлю я.

То за смешная посба! Орошо, мсье Скофоткинн, я согласна.

Поклянитесь как здесь принято.

Хм... Я, Олимпия Максим, сим писягаю на своей магии ни пи каких обстоятельствах не аскивать того, что мне сказал Аникей Скофоткинн, до того момент, пока он не заявить это сам. Да будет так!

Теперь можно и сказать... - Аникей, призвав Силу, слегка приподнялся в воздух и что-то прошептал на ухо директрисе Шармбатона.

Глаза мадам Максим вылезли из орбит.

Ви... Но Ви же сами на себя не похожи!

И, тем не менее, это я и есть. Теперь поверили?

Как-то даже неожиданно, но... Да. Сдаюсь. Ви в своем паве. И я не буду мешать дужбе между мадмуазель Делакур и мсье Шенофф. И я не буду аскивать ее занятий с вами.

Договорились. Это будет лучше для всех.

Но если СССР и Франция в лице своих достойных представителей все-таки нашли общий язык, то Дамблдор не разделял такого единодушия.

Мало того, что Поттер внезапно объявился среди школьников из России, так он еще и стал Чемпионом! Как и почему стал - никто не может понять. Ведь не было же его среди тех, кто бросал свое имя в Кубок, свидетели нашлись и среди учеников Хогвартса. Близнецы Уизли, конечно, кто же еще. Слишком уж зачастили они в красный лагерь. Там же по вечерам собирается теперь почти вся делегация Шармбатона. Видимо, обиделись рыжие братья на то, что не их выбрал Кубок, так решили помочь заклятому конкуренту. Исключать не за что, слухи к делу не пришить. Те известия, что близнецы в некотором роде причастны ко внезапному возникновению эпидемии кишечных заболеваний, охватившей половину Слизерина со Снейпом во главе, тоже остаются лишь на уровне слухов. Советская делегация остается удивительно закрытой и на контакт не идет.

К величайшему раздражению, конкурентных настроений между командой Шармбатона и сборной СССР тоже не наблюдается ни на йоту. Это стало ясно хотя бы по тому факту, что русские и француженки теперь сидят за столом вперемешку, и по малозаметным жестам и движениям можно предполагать, что речь идет не только о дружбе. Более того, сразу два Чемпиона из конкурирующих школ теперь постоянно держатся вместе!

Собственно говоря, ожидать другого было бы смешно. Россия и Франция со времен окончания Второй Мировой находятся в одном блоке. Москва и Париж всегда поддерживают друг друга, что в маггловском мире, что в магическом.

Что же делать? Хорошо, что первую задачу Чемпионы будут выполнять поодиночке...

***

Шотландия, Хогвартс, 21 ноября 1994 года

Двадцать первого вечером Гарик заметил, что к шармбатонской карете вразвалку приближается местный лесничий, трехметровый гигант по имени Хагрид, разряженный по лучшей моде и похожий на стиляг пятидесятых годов.

Гарик кивнул Флёр на диковинного великана, но та и сама не сводила глаз. Тем временем Хагрид помог выйти из кареты мадам Максим, и оба ушли куда-то далеко за озеро.

Флёр, как ты думаешь, куда они направляются?

Не знаю, Арик. Этот Агрид явно неравнодушен к мадам Максим, но чтобы вести ее на свидание в ноябрьскую стужу... здесь, по крайней мере, хоть тепло, - вейла явно намекала на согревающий купол, который советские чародеи навели на всей территории лагеря. - Брр! Как подумаю, что нам через три дня предстоит, так страшно становится, - нервно передернула она плечами.

Не бойся, если что, я тебя прикрою.

Гарик! Флёр! Подойдите сюда! - позвал их Сковородкин.

Неразлучная парочка подошла к своему учителю.

В общем, так, то, что я вам сейчас расскажу, вас обоих касается напрямую. Только пообещайте, что никому. Доре можно, я ей верю, как и вы оба, но остальным - ни слова.

Обещаем.

Так вот, слушайте. Я сейчас проследил, куда это твоя, Флёр, директриса намылилась, так вот, вашей первой задачей будет побороть дракона.

ЧТО???

Из того, что я видел и слышал, все это именно так. Похоже, старый и бородатый придурок окончательно выжил из ума и хочет поубивать вас всех. Даже не собираюсь предполагать, это и так более чем ясно, что ИХ чемпионы если и не знают еще о драконах, то узнают не далее как сегодня вечером. Возможно, мадам Максим тоже окажется в числе посвященных, но это уже, кажется, желание Хагрида угодить своей зазнобе. Ты, Флёр, только виду не подавай, что знаешь.

Хорошо, мсье Скофоткин.

Что касается тебя, Гарик. Наши студиозусы как в воду глядели, что научили тебя "калаш" сотворять. Хотя этого, наверное, будет уже недостаточно, для дракона гранатомет нужен, я спрошу, кто там уже с этим оружием знаком. Дракон - тварь очень живучая, его просто так не пронять. Жрет все подряд, плюется огнем, человека ему раздавить что таракана.

Права я была, что отказалась участвовать, - печально произнесла Дора. - С моей неуклюжестью только с драконами драться.

Вот именно. Короче, вы все поняли. Последние дни чтоб я вас тут видел каждый день, и не отлынивать. Так, уже поздно, Гарик, проводи Флёр до кареты, да всем отбой по роте.

***

Шотландия, Хогвартс, 24 ноября 1994 года

Три дня пролетели как один, и, прощаясь с учениками вечером 23-го, Сковородкин напутствовал их.

Используйте Силу, юнные падаваны, и вы добьетесь успеха. Удачи вам обоим, не подведите меня.

Сам Аникей Силыч утром 24-го никуда не пошел, оставшись в лагере, чтобы не вызывать лишних слухов. Флёр тоже оставалась у себя в карете, выводить ее на поединок должна была мадам Максим, хоть и знавшая о дополнительной подготовке, но предпочитавшая лишний раз держать язык за зубами. Гарика отводил на место соревнования прилетевший из Питера товарищ Саурон.

Шли долго, за край Запретного Леса. "Не такой уж он и запретный", подумал Гарик. "И дрова рубим, и на кабанов охотимся". Там, где, как говорил Сковородкин, размещались драконы, стоял большой шатер, скрывавший крылатых тварей из виду.

Тебе сюда, Гарик, - сказал Саурон. - Все остальные уже там. Я буду на трибуне, если что-то пойдет не так, то я вмешаюсь. Правила - побоку. Иди, и удачи тебе!

Заходя в шатер, Гарик вспомнил о напутствии, которое дала ему мать. Она долго желала ему удачи и успехов, обещала болеть за сына. Потом подключился Сириус, по счастливой оказии бывший в тот момент дома, а не на репетиции. Он снова клятвенно пообещал, что если с его сыном, не дай бог, что-то произойдет, так он прилетит в Хогвартс и лично открутит Дамблдору его тупую бородатую башку, не заботясь о последствиях.

Остальные Чемпионы уже находились внутри шатра. Взволнованная Флёр сидела на табуретке, выглядев бледной и вспотевшей. Седрик расхаживал взад и вперед, по его слегка растерянному виду стало понятно, что Чемпиону Хогвартса о драконах таки рассказали. Невилл глядел на все происходящее глазами крупнее блюдец и даже не пытался заигрывать с вейлой.

Подмигнув Флёр, Гарик стал рядом с ней.

Мистер Чернофф! А вот и Вы! Заходите, заходите, чувствуйте себя как дома! - расфуфыренный мистер Бэгман уже порхал по шатру как бабочка.

Ну, раз вы все здесь, пришло время просветить вас! - весело объявил он. - Когда соберётся аудитория, я собираюсь предложить каждому из вас заглянуть в этот мешок, - он поднял маленький мешочек из фиолетового шёлка и потряс им перед ними. - Каждый из вас вытащит маленькую модель того, с чем ему предстоит встретиться! Там разные... гм... разновидности, видите ли. И должен ещё кое-что сказать вам... ах, да... вашей задачей будет достать золотое яйцо!

За пределами шатра раздался шум. На трибунах собирались болельщики. Какую-то минуту спустя Бэгман развязал мешочек, и протянул его Флёр.

Сначала дамы, прошу Вас, мисс Делакур.

Флёр засунула внутрь дрожащую руку, вытащив маленького зеленого дракончика с тройкой на шее.

Это валлийский зеленый обыкновенный, мисс. Номер на шее означает номер в очереди.

Затем вышел Седрик, вынувший дракона голубовато-серого цвета с единицей на шее.

Шведский короткорылый. Вы начинаете первым, мистер Диггори.

Невилл вытянул красного, пузатого, с номером "два".

Это китайский огненный шар, мистер Лонгботтом. Вы второй по очереди.

Сам Гарик достал какого-то непонятного. Черного, усеянного миниатюрными шипами, злобно выглядящего даже в миниатюре.

Это венгерский хвосторог, последний из четырех. Теперь я должен вас оставить, поскольку я еще и комментатор. Как только прозвучит свисток, выходите на манеж. Желаю удачи! - сказал Бэгман, покидая Чемпионов.

Вскоре прозвучал свисток, и Седрик Диггори, с лицом нежно-зеленого цвета, нехотя выполз из шатра, направляясь к месту схватки.

Невилл, Флёр и Гарик остались втроем. Мгновение спустя они услышали рев толпы, что означало, что Чемпион встретился с живым оригиналом своего дракона.

От непереносимых воплей уши сворачивались в трубочку. Толпа вскакивала, прыгала, орала и захлебывалась, как единое многоголосое существо. По громкости воплей это было похоже на стадион имени Кирова в родном Ленинграде, причем в те дни, когда играет "Зенит". Особенно же громко, как почему-то припомнилось Гарику, болельщики орали в прошлом году на финале чемпионата СССР против извечного противника, московского "Спартака", когда зенитовцы загнали в ворота решающий гол, что сделало их двукратными чемпионами Союза...

Бэгман своими тупыми комментариями только усугублял картину. Периодически сквозь рев толпы прорывался рев дракона, и тогда Флёр с распахнутыми от ужаса глазами прижималась к Гарику.

Наконец, где-то через пятнадцать минут оба оставшихся Чемпиона услышали оглушительный рев, несравнимый ни с чем предыдущим, что могло означать только одно - Седрику удалось вытащить яйцо.

Действительно, очень хорошо! - раздался голос Бэгмана. - А теперь оценки судей!

Самих оценок слышно не было, возможно, как и на Олимпиаде в Лиллехаммере, что проходила совсем недавно, в январе, жюри показывало всем собравшимся таблички с результатами.

Свисток прозвучал снова.

Один есть, осталось трое! Мистер Лонгботтом, Ваша очередь!

Испуганно стуча зубами, Невилл поплелся к выходу. Снаружи послышался рев, потом жуткий вопль. Душераздирающий рев, явно принадлежащий дракону, менял силу, казалось, крылатая рептилия носится по арене. Визг Невилла на фоне этого совершенно терялся.

Флёр и Гарик остались вдвоем. Все это время француженка не отрывалась от своего приятеля, а тот явно не был против.

Наконец, рев стих. Судя по часам, прошло минут двадцать.

Не без помощи охранников, конечно, но мистер Лонгботтом все же выполнил задание! - раздался голос мистера Бэгмана. - Теперь оценки судей... Результат, конечно, оставляет желать лучшего... Мисс Делакур, прошу Вас!

Флёр задрожала с ног до головы. Гарик сделал то единственное, что казалось ему разумным - обнял и поцеловал в щеку, прошептав на ушко: "Не бойся, я с тобой".

Слегка успокоившись, вейла покинула шатер с высоко поднятой головой, сжимая палочку в руке.

"Точно, надо ей на Новый год джедайский меч подарить, думаю, Аникей Силыч не откажется показать пару приемов. Сила в ней явно есть".

Гарик остался один. В одиночку переживать, как же его подруга справится со своим драконом, было невыносимо. Хотелось самому, в нарушение правил, ворваться на арену и помочь, что бы там ни было.

Минут через десять нестерпимой пытки трибуны взорвались аплодисментами, и с души свалился тяжелый камень. Стало быть, Флёр все-таки справилась.

Вопли Бэгмана, пауза для оценок, и вот, наконец, четвертый свисток.

На арену выходит мистер Чернофф, Советский Союз!

Он встал, на ватных ногах направился к выходу. Яркий солнечный свет нестерпимо ударил по глазам.

Сотни и сотни лиц смотрели на него с трибун, но вот поддерживают ли они его? Краем глаза уловил группу людей в красном и синем - это свои, родной Союз и братская Франция. Эти точно за нас... "Не подведи же их, Гарик! Вся страна смотрит на тебя!"

А вдали, на противоположном конце арены, сидел дракон. Точнее, самка дракона. Громадная, ощетинившаяся сотнями острых шипов, нервно выбивающая хвостом пыль по земле.

Хвосторога была явно разозлена. Желтые глаза горели огнем, и взгляд этот не обещал ничего хорошего. Слегка согнувшись, чудовищный ящер выпустил длинный язык пламени.

Гарик едва успел уклониться за большим валуном.

Язык пламени пронесся вновь, совсем рядом.

Все наставления учителей и приятелей по материализации оружия вылетели из головы. На ум совсем некстати приходила только одна мысль.

"При пожаре звонить 01".

Звони - не звони, а толку никакого. Пожарные не приедут.

"При пожаре звонить 01".

Пожар. Пожар. Чем тушат пожары? Хотя... ЭТО ИДЕЯ!

Возле кухни стоят два огнетушителя. И на щите висит на входе. Как они выглядят? Ну же, учил ты или нет?

Перед глазами отчетливо предстал образ красного цилиндра чуть больше полупуда весом. Неожиданно в руки ткнулись эти самые полпуда.

В руках у Гарика лежал огнетушитель, только что сотворенный - голыми руками, безо всяких палочек.

"Ну что ж, хоть что-то. Так, только вот просто так бегать вокруг дракона и тушить его - не вариант, тварь весит, наверное, как весь наш пепелац, раздавит и не поморщится. Вот ведь самка... драконова!"

Что делать? Что делать?

"Используй Силу, юнный падаван, и ты добьешься успеха" - прозвучали в голове слова бывшего джедая.

Точно! Используй Силу... Как там было...?

Красный огнетушитель нехотя взмыл из рук Гарика в воздух, а затем как от увесистого пинка отправился в сторону дракона.

Чешуйчатый крылатый ящер проглотил красный цилиндр с одного глотка, вновь выпустив язык пламени.

Пришлось сотворять второй огнетушитель, который постигла судьба предыдущего. А затем и третий.

"Мать..., перемать. Ничего его не берет. Три баллона сожрал".

Четвертый точно так же исчез в драконьей глотке. Эффекта нет. После пятого, однако, что-то стало твориться не так. Хвосторога начала раскачиваться, как пьяная. Шестой огнетушитель хоть и схватила одним глотком, но язык пламени последовал какой-то вялый.

"Горючка у него, что ли, кончается? Значит, Гарик, ты на правильном пути, давай, давай, кидай еще!"

Седьмой баллон, закинутый в распахнутую пасть, вообще не вызвал никакой ответной реакции. А после восьмого из пасти драконьей самки вместо пламени выплеснулась струя пены.

"Мля! Вот, мля! Сработали-таки баллончики!"

Теперь хвосторога сама напоминала огромный огнетушитель. Видимо, восемь баллонов, столкнувшиеся в желудке у ненасытной рептилии, взорвались и накачали крылатого ящера пеной. Которая, естественно, тут же поперла обратно наружу.

Закатив глаза, драконья самка в последний раз ударила хвостом по траве и рухнула наземь, чуть вперед и вбок. Пена все еще струилась меж зубов, теперь уже не опасных. Среди открывшихся взору серых, как будто каменных, яиц блестело одно золотое. Осталось только подойти и взять его.

В голову пришла хулиганская мысль. Включив джедайский меч, Гарик вырезал на брюхе поверженной драконихи одну фразу.

ЦОЙ ЖИВ

Краем глаза посмотрел на часы.

С начала драки прошло восемь минут. Восемь минут, показавшихся вечностью.

ДА!!! ОН СДЕЛАЛ ЭТО!!! - вопль Бэгмана вернул назад в реальность.

Все трибуны взорвались аплодисментами, и громче всех ликовали советские и французские болельщики.

Он сделал это. Он одолел дракона. Он выжил.

Гарик! Гарик! У тебя получилось! У тебя получилось! - с трибуны спрыгнула Дора, кинувшаяся навстречу своему младшему брату, заключив его в объятия. - Я знала, я знала, что ты справишься!

Ты был великолепен, юнный падаван, - подошел Сковородкин, все же наблюдавший бой с драконом. - Только вижу я, что ты сильно истощен. Пойдем, тебе надо как-то восстановить силы.

Двойная доза бодрящего зелья - и можно вновь выходить на арену для объявления результатов. Никаких физических шрамов ни на лице, ни на теле не оказалось.

Кто и как своих драконов одолел? - спросил Гарик Дору, когда они вдвоем шли обратно.

Диггори пытался превратить камень в собаку и отвлечь внимание дракона. Яйцо он достал, но хорошо обгорел, дракону внезапно почудилось, что человек будет повкуснее собаки. Чуть ушел.

А этот, жирный, Невилл или как его там...

Этот бегал от дракона по всему полю. Кончилось тем, что дракон вырвался и чуть не спалил его заживо, хорошо, распорядители вмешались, сеть кинули, успокоили.

А Флёр?

Наша Флёр выпустила свое Очарование, и дракона попросту усыпила. И прошла мимо сонного, только что фыркнул он во сне, чуть платье ей не опалил. Так что присудили ей повыше, чем англичанину.

Гарик и Дора добрались до края арены. Нажравшуюся пены хвосторогу только что унесли с поля, и стало видно, где сидели пятеро судей - на особом помосте, в золоченых креслах.

Каждый оценивает от одного до десяти, - подсказывала Дора. И Гарик увидел, как первый судья - мадам Максим - подняла свою палочку и начертила в воздухе цифру 9.

Девять баллов.

Следующим был мистер Крауч. Этот поставил шестерку. Дамблдор же расщедрился только на пять баллов.

За что?

Наверное, за то, что ты дракона отравил.

Вот гринписовец хренов. Бэхаэсэс на него нет, - вздохнул Гарик.

Людо Бэгмена хватило только на семь баллов. И, наконец, последний, товарищ Саурон.

Десять баллов.

Гарик, братишка, ты просто молодец! - выпалила сияющая Дора. И отчего-то на душе вдруг стало так легко, как никогда раньше не было. - Твой результат самый лучший! А Флёр сразу за тобой, на пару баллов меньше.

Гарик, Гарик, тут опять этот хмырь-устроитель мимо проходил, просил, чтобы ты опять в шатер вернулся. Говорит, что-то всем сказать хочет, - прервал момент наслаждения подошедший Сковородкин.

В шатре уже дожидались Флёр, Седрик и перебинтованный Невилл. При виде лучшего друга вейла подскочила на ноги, кинулась навстречу - и повисла у него на шее, рыдая от счастья и совершенно не стесняясь в чувствах.

Арик, mon cherie, я так за тебя переживала!

Я тоже, Флёр. Знала бы ты, как хотелось рвануть тебе на помощь.

Не беспокойся, со мной все хорошо. Чем ты его одолел?

Огнетушителями накормил. Живучий, зар-раза, восемь штук слопал, только тогда сработало.

Вы все хорошо справились! - прервав беседу, сказал Людо Бэгман, впрыгивая в шатер и выглядя настолько удовлетворенно, как будто он лично только что справился с драконом. - Теперь, просто несколько коротких слов. У вас будет замечательный длинный перерыв перед Вторым заданием, которое произойдет в половине десятого утра двадцать четвертого февраля - но мы даем вам пищу для размышлений! Если вы внимательно посмотрите на золотые яйца, которые держите в руках, то увидите, что все они открываются... видите петли вот тут? Вам необходимо решить загадку, находящуюся внутри яйца - потому что она подскажет вам, что будет во втором испытании, и позволит вам подготовиться к нему! Все ясно? Уверены? Ну, тогда ступайте!

Четверка Чемпионов вышла из шатра, направившись к местам постоянной дислокации. Флёр держалась за руку Гарика так крепко, как никогда раньше. А он мирно беседовал с ней, как ни в чем не бывало.

Идиллию попыталась прервать вездесущая Рита Скитер.

О, а вот и наши Чемпионы? Разрешите два слова?

Два слова? - перехватил мяч Гарик, явно не настроенный общаться с прессой. - Что ж, это можно. Suksi vittuun!

***

В советском лагере Гарика встретили как героя. Да иначе и быть не могло, в Советском Союзе драконов обычно били из гранатомета, иначе толстую шкуру было не пронять.

Ну ты дал, Гарик, - наперебой кричали ему товарищи, не сдерживая смеха. - Как ты только додумался... огнетушителями... накормить!

Да, а потом, в конце... "Цой жив!" Точно по-нашему. Пусть знают!

Сколько ты ему баллонов скормил?

Восемь штук. Живучая тварь оказалась, - ответил Гарик, все еще покачивающийся из-за недавней передряги.

Флёр тоже досталась своя порция почестей. В советском лагере белокурую вейлу уже считали своей, и не только из-за ее большой дружбы с Гариком. По правде говоря, синеглазая красавица в своем приятеле души не чаяла, просто боялась в этом ему признаться, рассказав об этом только Доре.

Впрочем, Флёр была не одна такая. С француженками за прошедший месяц успели крепко сдружиться все русские ребята, ни одной свободной не осталось. Вывешенный над входом в "красный" лагерь наспех нарисованный плакат с надписью "ДРУЖБА - AMITIE" говорил об этом яснее ясного. Такое укрепление интернациональных связей не могло не радовать, Сковородкин и Саурон были очень довольны таким развитием событий. Мадам Максим под конец тоже сдалась и уступила настойчивым просьбам своих учениц, попросив только, чтобы они возвращались в карету хотя бы на ночь.

Недели две после боя с драконом прошли спокойно и безмятежно. Тренировки все так же продолжались, однако чего-то специального Сковородкин, бесспорно довольный выступлением своего ученика, временно не давал.

Но начало декабря не обошлось без сюрпризов.

**********************************************************************************

Глава одиннадцатая.

Ночь исполнения желаний

Шотландия, Хогвартс, 6 декабря 1994 года

- Итак, юнные падаваны из обеих братских стран, хочу сделать вам объявление, - объявил Сковородкин сразу после завтрака. - Местное руководство двадцать четвертого числа имеет устроить Рождественский бал. Да, обращаю внимание советской части слушателей, которые Рождество не отмечают, на бал придется итти всем нам. В особенности сие касается товарищей Чернова и Делакур как Чемпионов от своих школ.

Это еще зачем? - вырвалось у Гарика.

Мне сказали, что-де чемпионы должны появляться на бал в обязательном порядке, причем вместе с теми, кого они выберут в партнеры по танцам. Поэтому, юнные падаваны, как говорится, смотрите в оба.

Так я ж танцевать не умею так, как тут требуется.

Увы, сказано категорически. Раз Чемпион - так изволь появиться. На этой ноте всех отпускаю, у кого занятия, просьба пройти за мной.

Блин, не было у бабки хлопот - купила порося. Теперь еще и Бал этот... за неделю до Нового года, - негодовал Гарик, идя к вагонам. - А я и танцевать-то не умею нифига, как для этих балов надо. Одно дело в Рок-Клубе под дядю Юру отплясывать, и совсем другое - балы да формальности.

Ну да, это немного по-другому, не так, как у нас, - согласилась с ним Дора. - Слушай, так ты ведь можешь Флёр попросить, она-то точно танцевать умеет. У нее это в крови.

Знаешь, как-то я даже не сообразил. Спасибо, Дора. И кого бы пригласить... Как думаешь, а Флёр согласится?

Спроси у нее, - улыбнулась Дора. - Я тебе здесь немного насоветую.

А сама-то ты на Бал пойдешь?

Делать мне нечего. С моей неуклюжестью только вальсы танцевать. На рок-концертах еще куда ни шло, а здесь я буду смотреться белой вороной. Ты вообще можешь меня в бальном платье представить?

Честно? Нет.

Вот тебе и ответ. Лучше я на нашем вечере в Новый год потанцую, тридцать первого. У нас-то этих формальностей нету.

Ну да, логично. Можно, вон, и шашлыки замутить, как тогда было. Хорошо, успели мы подарки заказать, так, глядишь, и получит Флёр джедайский меч. После драконов я точно понял, что надо...

Когда Флёр после обеда вновь появилась в советском лагере, Гарик решился к ней подойти.

Флёр... Тут такое дело...

Арик? Ты о святочном бале?

Ну да. И... и... в общем, я бы хотел пригласить на бал тебя.

Конечно, Арик, я пойду с тобой. Я уже начала удивляться, когда же ты соберешься.

Да я бы сразу собрался, только... я и танцевать-то не умею.

Не переживай, я научу тебя. Это не так уж и сложно.

С тех пор Гарика и Флёр каждый день видели репетирующими вальсы и полонезы. У кого-то случайно нашлись кассеты с классикой (не у француженок ли?), что немного помогало.

***

Первый же ужин в Хогвартсе после объявления о Бале не прошел без инцидентов.

Все тот же рыжий тип со стола "красно-золотых", изобразив на лице счастливо-дебильное выражение, решил, по-видимому, попытать счастья.

Э... Мисс... Вы... не хотели бы пойти со мной на бал? - промямлил он, даже не пытаясь сдержать похотливого взгляда и выступившей изо рта слюны.

Извините, мсье, но я уже приглашена, - ответила ему Флёр.

Чё? Как приглашена? Кем это приглашена? Это я хочу тебя пригласить! - рыжий идиот встал в позу рассерженной кошки и схватил вейлу за руку. Разумеется, никто из смешанной советско-французской группы не был удивлен, когда от вспышки пламени похотливый придурок был отправлен в полет по коридору башкой вперед. А Флёр, как ни в чем не бывало, вернулась к беседе с Гариком, заметив лишь, как близнецы-братья показали ей большие пальцы. Видимо, младший братец успел вконец достать и их.

Сами братаны отнеслись ко всему этому с пониманием, даже не пытаясь приглашать кого-либо из француженок. Впрочем, им партнерши для бала нашлись и среди своих.

Пытался попытать счастья и толстяк Невилл. Однако, приближаясь к советско-французскому столу, он случайно поймал взглядом хмурое выражение лица Гарика, совершенно случайно, конечно же, в этот момент скрутившего правую руку в кулак, и благоразумно решил сдать назад. Видимо, он все-таки еще помнил взбучку, устроенную ему в день прибытия советской делегации.

Самого Гарика, кстати, тоже пытались пригласить. Та самая замеченная ранее собеседница рыжего грубияна, отшитого Флёр, и девица, явно на помянутого похожая, видимо, сестра (что и было позже подтверждено братанами). Обе, конечно, вежливо, но настойчиво были отправлены восвояси. Да и вообще, как оказалось, советская и французская делегации, недолго думая, попросту пригласили друг друга, не смешиваясь с остальными.

***

Шотландия, Хогвартс, 24 декабря 1994 года

Оставшиеся до Бала дни прошли в репетициях, тренировках и судорожных поисках хоть какой-то подходящей одежды. Дора на Бал не собиралась, Флёр о своем платье загадочно умалчивала, так что Гариком занялся Сковородкин. В конце концов, с помощью все тех же рыжих братанов, искренне болевших за русских приятелей, удалось кое-как найти более-менее подходящий костюм. Сам Аникей Силыч собрался отправиться на Бал в парадном джедайском одеянии, сохраняемом с тех самых пор, как он еще летал по далекой-далекой галактике. Вновь прилетел из Ленинграда товарищ Саурон, приглашенный на Бал как главный тренер советской команды, и все в лагере были удивлены, узрев Юрия Николаевича в военном мундире с полковничьими погонами, Золотой звездой Героя Советского Союза и кучей орденов и медалей. Особо впечатлились француженки, увидевшие среди иконостаса наград блестящий кругляш с силуэтом Эйфелевой башни и танком у ее подножья. Надпись по кругу возвещала:

ЗА ОСВОБОЖДЕНИЕ ПАРИЖА

АПРЕЛЯ 1944

Гарик встречал Флёр у шармбатонской кареты. По случаю снежной зимы его французская подруга была закутана в длинное пальто, скрывавшее фигуру. До замка шли вместе, под руку, беседуя о мелочах. И в какой-то момент Гарику показалось (да и не в первый уже раз!), что он знает Флёр очень давно.

На входе, где было тепло, Флёр скинула пальто, и Гарик едва не ослеп от вида своей подруги. В серебристом платье под цвет своих волос француженка, и без того безмерно красивая, казалось, светилась изнутри, что придавало ей совершенно неземные черты. Так он ей и сказал, чем вызвал ослепительную улыбку и благодарный взгляд.

Гостей Бала в замке встречала незнакомая сухопарая дама в клетчатой мантии.

Чемпионы, прошу подойти сюда, пожалуйста.

Третий из участников Турнира, Седрик Диггори, уже был здесь в компании какой-то девушки с восточными чертами лица. Присутствовал и четвертый, то бишь жиртрест Лонгботтом, в компании той самой мелкой рыжей девицы, младшей сестры Фреда и Джорджа.

Мисс Делакур, мистер Чернофф, а где Ваши партнеры?

Извините, мэм, - ответил ей Гарик. - Мы с мадмуазель Делакур решили прийти на Бал вместе.

Суровая дама ничего не сказала, только поджала губы. Видимо, была чем-то недовольна.

Все гости Бала уже собрались в Большом Зале, приветствуя появление Чемпионов бурными, продолжительными аплодисментами. Со времен последнего появления здесь Гарика обстановка успела в корне измениться, пять длинных столов исчезли, вместо них теперь стояли сотни маленьких столиков, ну, как "маленьких", человек на десять. Был здесь и танцпол, разумеется, как в лучших ресторанах. Гарику, правда, еще не доводилось бывать в ленинградской "Астории", но откуда-то была уверенность, что в НАСТОЯЩЕМ ресторане все выглядит именно так. Вместо штандартов четырех факультетов Хогвартса и флагов школ гостей теперь висели в воздухе припорошенные магическим снегом ветки плюща и омелы, а стены, казалось, были покрыты инеем. Посреди Зала стояла огромная елка, сверкавшая золотыми шарами и горящими свечками.

Директора школ сидели за отдельным столом. Сиреневой мантией со звездами выделялся Дамблдор, платьем цвета лаванды - мадам Максим. Тут же сидел и сверкающий наградами Саурон. Директор Хогвартса аплодировал, приветствуя своих Чемпионов, остальные поддерживали пару Гарика и Флёр, явно наслаждавшуюся обществом друг друга. Был тут и вездесущий Бэгман, золота на мантии которого было как бы не больше, чем орденов на мундире товарища Саурона.

На расставленных тарелках не было еды, но рядом с каждым столовым прибором лежало меню. Официантов нигде не было видно, и только Гарик собрался кого-то позвать, как Дамблдор, изучив меню, отчетливо обратился к тарелке: - Свиную отбивную!

На его тарелке тут же возникло требуемое.

К сожалению, практически никаких знакомых блюд в меню не наблюдалось, пришлось обратиться за помощью к Флёр, у которой опыта участия в подобных мероприятиях все же было побольше.

Банкет длился не очень долго, где-то через полчаса Дамблдор поднялся из-за стола и жестом попросил всех остальных гостей Бала сделать то же самое. По мановению директорской волшебной палочки в торце танцпола возникла сцена с музыкальными инструментами, на которую под гром аплодисментов поднялись вышедшие из-за кулис мужики самого рокерского вида в джинсах и потрепанных мантиях, живо напомнившие Гарику о добром старом Ленинградском Рок-Клубе, что на Рубинштейна, 13. Там, впрочем, доводилось видать и более колоритных персонажей.

Музыканты разобрали свои инструменты, над столами погас свет. Поднявшись сам, Гарик помог подняться Флёр и повел ее в центр танцпола. Изначальная неловкость, которая имела место быть под взглядами сотен глаз, совершенно исчезла, когда зазвучала музыка и они с Флёр закружились в танце. Потом их назовут "Лучшей парой Бала", а красавица француженка заочно удостоится титула Королевы, все это будет потом. Сейчас же ничего не имело значения. Только Он и Она...

Время от времени Гарик пробегал взглядом по виду танцующих пар, выискивая знакомые лица. Все его приятели вальсировали с французскими подругами, Сковородкин вел какую-то симпатичную сотрудницу Хогвартса, Саурон же танцевал с мадам Максим, которой ростом был по грудь, но такая разница, судя по всему, обоих совершенно не смущала. Близнецы Фред и Джордж тоже отплясывали с какими-то девушками, видимо, тоже хорошими знакомыми.

Танец сменялся танцем. Флёр явно не хотела уходить с Бала, а Гарик был слишком доволен и счастлив присутствием рядом такой восхитительной девушки, чтобы даже подумать о чем-то другом. Когда же закончился последний танец, отзвучала музыка, и гости начали понемногу расходиться, вейла, казалось, выглядела разочарованно.

Гарик провожал ее до кареты.

Спасибо за чудесный вечер, Флёр. Ты была великолепна, - сказал он, прощаясь.

Ты тоже. Спасибо тебе.

Честно, мне казалось, ты буквально жила танцем.

Это особенность нашей расы. Вейлы - создания воздуха, огня, танца и любви.

И все равно ты была совершенна. Даже не так, ты была божественна.

В ответ Флёр лишь приподнялась немного - и впервые в жизни поцеловала Гарика в губы. От неожиданности он вновь покраснел, но не отстранился, ответил, боясь обидеть свою подругу. Она прервала поцелуй, когда стало не хватать воздуха, но потом, продышавшись, поцеловала своего кавалера еще раз. И когда Флёр все же упорхнула за дверь кареты, Гарик еще долго стоял под падающим с неба снегом, пьяный от счастья.

С таким же счастливым выражением лица он вернулся в купе, забрался на привычную уже верхнюю полку и почти сразу заснул.

Снился ему родной Ленинград.

Он, Гарик Чернов, мчался на катере по Неве. А рядом с ним сидела очаровательная девушка с пронзительно-синими глазами, и свежий соленый ветер развевал ее длинные платиново-белые волосы. Мимо пролетали дома и соборы, заводы и дворцы, мосты и скверы. Знакомые с детства шпиль Петропавловской крепости и купол Исаакиевского собора блестели золотом на ярком летнем солнце.

Катер вырвался на простор Финского залива, помчавшись в сторону Петергофа с его фонтанами.

Внезапно сидевшая рядом девушка вдруг дернула его за плечо и знакомым голосом Доры сказала:

Гарик! Гарик! Вставай! Завтрак проспишь!

Что... Что такое? Уййй... - подскочил он, прогоняя остатки сна и ударившись головой о потолок купе.

Гарик, вставай, завтрак проспишь, - повторила Дора, действительно стоявшая рядом. - Ну что, Ромео, как бал-то прошел? Когда я пришла, ты спал уже без задних ног.

Да как прошел... - Гарик вновь густо покраснел.

Вижу уже, что хорошо. Вставай, пойдем завтракать.

По дороге в замок привычно встретились с Флёр, которая все еще сохраняла мечтательно-счастливое выражение лица с прошедшего вечера.

Ну что, подруга, как Бал-то прошел? - спросила ее Дора.

Это было восхитительно. Жалко, что рано закончилось.

Это еще не все, тридцать первого у нас свой новогодний вечер будет.

Два Бала подряд? Конечно же, я приду! Только если ты, Арик, нам что-нибудь там споешь.

Без этого, скорее всего, не обойдется. Хорошо хоть, у нас не такой официозный тон, как вчера был, - со вздохом ответил Гарик.

***

Шотландия, Хогвартс, 30 декабря 1994 года

Обитатели Хогвартса долго не могли понять, что за приготовления идут в красном лагере. Там еще двадцать второго установили срубленную накануне в лесу елку, на которую повесили явно привезенные с собой электрические гирлянды. Еловым же лапником украсили все постройки. Над входом чуть повыше плаката "ДРУЖБА - AMITIE" повесили другой, на котором было написано "С НОВЫМ 1995 ГОДОМ!"

Не подскажешь, Гермиона, что это собрались праздновать русские? - не выдержал однажды Рон. - Рождество-то миновало, теперь до Пасхи никаких праздников.

У русских Рождество - не такой важный праздник. Они его, кажется, вообще не отмечают. У них главный праздник - это Новый год. И у них каникулы еще только начинаются.

Новый год? Как можно его отмечать? Это же праздник смерти!

С чего ты взял?

Отец рассказывал, а он слышал от своего деда, который был в России в разгар их Гражданской войны. Так вот, в России на Новый год пьют vodka, танцуют вокруг елки и призывают Угрюмого Мертвеца! (Прим. автора - "Дед Мороз" звучит по английски "Dead Morose")

Какого мертвеца? Ты с ума сошел? Русский Новый год - это то же самое, что и наше Рождество! Ты вообще интересуешься хоть чем-нибудь, кроме шахмат и квиддича?

Даже и не собираюсь. Зачем мне это надо?

***

Тридцать первого декабря весь красный лагерь гудел как разворошенный муравейник. Саурон улетел в Ленинград еще двадцать пятого, а поэтому приготовлениями ко встрече Нового 1995 года верховодил Сковородкин. Как результат, под елкой и на импровизированном танцполе стояли шум и гам, но в итоге всё успели закончить вовремя. Примчались и рыжие братаны, притащившие громадный ящик своих шутих и фейерверков. Фреда и Джорджа впустили беспрепятственно, ибо обоих уже считали "своими", все знали, что братанам можно доверять, поделками близнецов остался впечатлен даже Саурон. И они доверие оправдывали, взявшись помогать наравне со всеми. И именно они в итоге работали со своими изделиями, успевая в процессе обучать русских коллег по устройству мелкой и крупной магической пакости.

Как стемнело, зажгли всю иллюминацию, что с Рождества повторялось каждый день. Советская и французская делегации пришли в красный лагерь в полном составе, появилась даже мадам Максим, решившая сопроводить своих подопечных.

За какие-то минуты до девяти вечера по Гринвичу, и двенадцати по Москве, все до единого встали из-за стола с бокалами шампанского в руках. На экране большого телевизора как раз в этот момент прервался показ новогоднего концерта и появилось изображение заснеженного Кремля.

Председатель Верховного Совета СССР товарищ Машеров выступал недолго, пожелав всем собравшимся удачи в новом году.

И вот он, главный торжественный момент этого вечера... На экране телевизора появились куранты на Спасской башне московского Кремля.

...Десять! Одиннадцать!! Двенадцать!!!

С Новым годом!!! - взлетели вверх бокалы.

С Новым счастьем!

С Новым счастьем!

В честь наступления Нового года на далекой Родине решили устроить салют. Ящик с шутихами от Фреда и Джорджа пришелся очень кстати.

Над заснеженными холмами, окружавшими Хогвартс, расцвели огненные цветы. Все в замке, кто еще не спал, прильнули к окнам, глядя во все глаза на невиданное зрелище.

Салют гремел довольно долго, минут десять. А когда погасли последние искры, из красного лагеря послышалась музыка. Русские гости включили магнитофон, и эхо от самых разнообразных песен, как русских, так и иностранных, еще долго отдавалось по всей округе.

За вечер хватило всего - и песен, и танцев, и шуток, и веселья. Импровизированная дискотека прошла на "ура", даже в замке сразу смогли уснуть далеко не все - кое-кто так и до полуночи пытался разобрать в доносящемся со стороны советского лагеря шуме и гаме слова каких-нибудь песен.

Самому Гарику, впрочем, тоже довелось петь песни, когда большая компания разбилась на мелкие группы по своим купе. Неугомонная Дора сунула гитару в руки своему младшему брату, сев рядом с ним, а с другой стороны пристроилась Флёр, не меньше обожавшая хорошие песни.

Довелось и потанцевать, когда все опять собрались на танцполе и включили магнитофон.

В двенадцать по Гринвичу сцена встречи Нового года повторилась вновь. Без особого шума, без выступлений и речей, просто подняли бокалы еще раз, за то, чтобы в новом году жилось лучше, чем в ушедшем.

В ту ночь мадам Максим возвращалась в карету в гордом одиночестве. Все до единой ее ученицы остались праздновать Новый год у русских друзей. И даже потом, хорошо за полночь, все попросту разбились по парам и так, в обнимку, и разбрелись по вагонам пепелаца, благо свободных купе хватало, а сотворять мягкую мебель все умели.

Гарик, Дора и Флёр оказались самыми стойкими. С новогодней вечеринки они уходили последними, и Гарику пришлось в буквальном смысле нести на руках засыпающую на ходу Флёр.

Зная, что младшему брату и его любимой девушке (в чем она теперь уже не сомневалась!) нужно время наедине, Дора тактично исчезла куда-то, сказав, что пойдет праздновать к друзьям. Гарик и Флёр прошли в купе. Нижнюю полку Гарик превратил в большой матрац, размеров которого хватило, чтобы улечься обоим.

Арик, - прошептала в темноте Флёр. - Спасибо тебе.

За что, Флёр?

За то, что не отверг меня. Для нас, вейл, это очень важно.

Флёр...

Не перебивай. Я хочу тебе кое-что сказать. Я... Я люблю тебя, Арик. И всегда буду любить.

Флёр... Честно говоря, я и сам к тебе неравнодушен. Ты, Флёр, очень мне понравилась. Но я сомневался... и не знал, как тебе признаться.

Не нужно сомнений, Арик. Просто прислушайся к своему сердцу.

Спасибо. Спасибо тебе, Флёр, милая... Ты стала очень дорога мне. И я очень не хотел бы тебя потерять. Я люблю тебя, и буду любить, что бы то ни было... - и они закрепили взаимное признание крепким поцелуем.

Той ночью они просто заснули в обнимку друг с другом, больше ни на что не хватало сил.

Того, какими сюрпризами окажется полон наступающий год, и что же именно они будут означать для каждого из них, никто еще не знал. Да и не мог знать.

***

Лишь где-то там, в далеком Ленинграде, давным-давно заснувшем, утомившись, встречая Новый год, один человек все же не спал. Он смотрел в черное зимнее небо, где ярко горели звезды, на ярко освещенный фонарями и занесенный снегом большой город.

Видимо, приходит время возвращаться... - и с этими словами человек посмотрел на правую руку, на которой блеснуло в свете фонарей украшенное замысловатой вязью золотое кольцо...

**********************************************************************************

Глава двенадцатая.

Особенности национальной рыбалки

Шотландия, Хогвартс, 8 февраля 1995 года

- Хм, и как же открыть это яйцо? - в который уже раз Гарик озадаченно чесал затылок. И было отчего.

Первую попытку найти, как было сказано, подсказку ко Второй задаче, он предпринял еще зимой, перед Новым годом. Ничего, кроме пронзительного, закладывающего уши воя извлечь не удалось. Вот и сейчас вскрытое яйцо снова завыло. Что самое печальное, ни одна из его подруг ничем помочь не могла. Флёр и сама-то не знала, как все это работает.

В поисках и раздумьях прошел весь январь. А потом от внимательных глаз неразлучной троицы не укрылся любопытный эпизод. Сам директор Хогвартса, Альбус Дамблдор собственной персоной, стоял на берегу и разговаривал о чем-то с высунувшимся по пояс из озера странным существом зеленого цвета, поросшим чешуей и с торчащими из конечностей плавниками.

Во прикол, местного водяного видели, - удивленно сказал Гарик.

Водяной? Какие дела у Дамблдора с водяными? - спросила Дора.

Хм. Действительно. Меня терзают смутные сомнения... откуда на нем такая же импортная замшевая куртка, как у Шпака...

Что, ты хочешь сказать...

Да вот, похоже, что хочу. Если за неделю до Второй задачи Дамблдор о чем-то базарит с водяными, что-то тут конкретно не так. Не исключено, что связана задача будет с озером, водой и тем, что в ней обитает. Подозреваю, что это не только рыба.

Он что, с ума сошел? - удивлению Флёр не было границ. - Он что, не знает, что вейла долго не может находиться под водой?

Все он прекрасно знает. Чем меньше конкурентов останется у его чемпиона - тем лучше. Для него, естественно, - мрачным тоном ответил Гарик подруге.

Что же делать?

Вот давайте и придумаем вместе. Яйцо на суше воет?

Воет, у всех воет. Сколько ни вскрывали - все время выло.

Так. Главный подозреваемый общался с водяными. Значит, соль задачи должна быть связана с водой.

Точно. Причем, скорее всего, ПОД водой. Не заплыв же на двести метров они нам собрались устраивать.

Было бы логичнее всего, но, скорее всего, обыкновенный спорт не в их традициях. Опять постараются что-то предельно тупое и опасное для жизни выдумать.

Ну да, не хватило нам драконов. До сих пор передергивает от воспоминаний.

Вот именно. Значит, под водой... может, и яйцо попробовать открыть ПОД водой? Авось поможет?

А что, это идея. Только где мы столько воды найдем? Ванны-то в электричке у нас нет. Только душевая в девятом вагоне.

У нас в каете есть ванная. Можно попробовать сходить туда.

Так пошли!

Идите вдвоем, у меня дела есть... - отговорилась Дора.

Внутри шармбатонская карета была отделана "под восемнадцатый век", позолота, лилии и так далее. Флёр потом объяснила не бывавшему в Париже Гарику, что именно так до Великой Французской Революции украшали покои королевских дворцов.

По пути к ванной неразлучная парочка наткнулась на мадам Максим.

Мадмуазель Делакур? Мсье Шенофф? Что Ви тут делаете?

Мадам Максим, у нас есть некоторые идеи по поводу Второй задачи, хотим попробовать.

И то Ви пидумали?

Подозреваем, что задача будет как-то связана с водой, а точнее, тем, что ПОД водой. Решили попробовать открыть золотое яйцо в воде и посмотреть, что получится.

Ну, аз так, то походите, - неохотно ответила директриса. - Хотя я бы и возажала по поводу мсье Шенофф, но не буду этого делать. Исключительно из-за Вас, мадмуазель Делакур.

Благодарю, мадам Максим.

Идите, пока я не пеедумала. До свидания!

Ванная комната, хоть и так же пышно оформленная, особыми размерами не отличалась. Более-менее комфортно расположиться в ванне мог только один человек.

Ну что, будем тянуть спички? Или камень-ножницы-бумагу выкинем?

Нет, не будем. Я полезу, а потом тебе расскажу, - ответил Гарик.

Ладно, полезай, сейчас воды тебе налью... и постараюсь на это не смотреть, - Флёр, хихикнув, густо покраснела.

Забравшись в ванну, теперь уже полную, Гарик опустил яйцо в воду и попытался открыть. В этот раз воя не было, только какое-то бульканье, напоминавшее песню, слов которой, несмотря на все усилия, понять так и не удалось.

"Что за хрень?"

Сделав глубокий вдох, Гарик нырнул. Теперь он услышал хор жутких визгливых голосов, исходивших из открытого яйца:

На звуки наших голосов скорей иди,

Им не дано понятно в воздухе звучать,

И ты, покуда ищешь нас, учти,

Мы взяли то, что будет горько потерять.

На поиски тебе отпущен час.

Так что не мешкай, отправляйся в путь.

Но час пройдет - вини себя, не нас -

Ты опоздал. Потерю не вернуть.

"Ничего не понимаю!", подумал Гарик, вынырнув на поверхность. "На звуки наших голосов скорей иди..." Фигня какая-то".

Прослушав песню еще пару раз, Гарик запомнил слова наизусть. И, выбравшись из ванны и одевшись, он поспешил рассказать об этом своей подруге.

Флёр ждала его.

Ну, что?

Значит, так... - повторив своей девушке текст песни, Гарик подытожил. - Вот и думай теперь, блин, что все это значит. Куда-то плыть под водой, это ясно. Найти тех, кого на суше не понимают.

И кого же на суше не понимают?

Так, погоди. Мы же засекли Дамблдора, который стоял на берегу и базарил с...

Конечно же! Водяные и русалки!

Твою мать... Надо будет сунуться в логово водяных и что-то, или кого-то, у них забрать.

Арик, это еще хуже, чем я себе могла представить. Вейлы и русалки - смертельные враги.

Флёр, ты серьезно?

Серьезней некуда. Нашей вражде тысячи лет. Здесь, в Англии, русалки считаются своими, хоть и низшими, а вейлы - темные существа, недостойные жизни. Ты же видел взгляды тех пяти bвtards в коридоре.

Вот же ж мать их да расперемать. Кто-то конкретно сошел с ума. Дело тут уже не просто керосином пахнет, а и вовсе грибами... атомными. Надо предупредить об этом Аникей Силыча, пусть кого надо на уши ставит.

И мадам Максим сказать надо, - взволнованно затребовала Флёр. - Она непременно что-то сделает.

Поведав обо всем шармбатонской директрисе, Гарик и Флёр поспешили к Сковородкину.

Так, значит, старый козел и тут поднагадил, - разозлился бывший джедай. - Не, так не пойдет. Короче, юнные падаваны, пока делайте вид, что ничего не было, а я позвоню товарищу Саурону. Как ты и предположил, Гарик, дело действительно войной пахнет. Черт, черт, черт, за неделю не успеваем ничего сделать. Максимум, что можем - обучить вас с Флёр основам подводного плавания... так, погоди-ка... где у меня тут что было... ах, вот, есть у меня приборы, позволяющие дышать под водой. Случайно прихватил с собой, как из Питера улетали, думал, куда понадобятся. Вот, держите, - он протянул Гарику и Флёр два одинаковых устройства, по виду напомнившие противогазы. - Усовершенствованная модель, позволяет не только дышать под водой, но и разговаривать. Заряда хватит часа на три, вам этого будет достаточно. Пока идите на мечах практикуйтесь. Без них, похоже, вам не обойтись. Ты как, Флёр, осваиваешь?

Осваиваю, мсье Скофоткин, Арик мне помогает.

Гарик и Дора на самом деле подарили Флёр на Новый год джедайский меч, чему вейла была очень рада. И теперь каждый день практиковалась под присмотром то Гарика, то Доры, а то и самого Сковородкина.

Вот и хорошо...

***

СССР, Ленинград, 20 февраля 1995 года

Товарищ Саурон сидел в своем кабинете. Звонок от Сковородкина настораживал, с его слов выходило, что Дамблдор опять планирует погубить на второй задаче как минимум одного из Чемпионов. На сей раз под угрозой жизнь мадмуазель Делакур, как вейлы. Плюс к тому, английский директор по-прежнему проявляет какой-то нездоровый интерес к Гарику Чернову, все норовя затащить наедине в свой кабинет. Что-то тут нечисто.

Взгляд мага упал на лежащую на столе картонную папку, доставленную накануне из Москвы, с Лубянки, с грозной резолюцией "Тов. Путилову - НЕМЕДЛЕННО в разработку совместно с тов. Сауроном. Решить вопрос окончательно и в кратчайшие сроки!" и подписью председателя КГБ СССР товарища Крюкова. Папка с бумагами была достаточно старой, датировалась 1926 годом, и надпись на обложке возвещала: "Троцкистско-зиновьевский контрреволюционный уклон в чародейском обществе". Одним из фигурантов дела как раз и являлся Дамблдор. Все же и сбежав из России за день до Октябрьской Революции, этот старик не переставал гадить исподтишка, стремясь переманить на свою сторону советских граждан, как чародеев, так и обычных людей, чтобы с их помощью захватить власть. Процесс двадцать шестого поставил точку в этих стремлениях, выкорчевав сторонников Троцкого, Зиновьева и Дамблдора в Советском Союзе, но главного фигуранта тогда достать так и не удалось - слишком уж надежно затаился. И вот теперь, видимо, опять взялся за старое. Узнав об этом, в Москве сразу же и затребовали разобраться со стариком раз и навсегда, иначе зараза "Общего Блага" опять расползется по стране.

"Ну все, вилы тебе, борода многогрешная... гореть тебе в аду", подумал Саурон, складывая папку в портфель и направляясь к выходу из кабинета. Служебная "Волга" уже ждала у подъезда, чтобы отвезти в ленинградский КГБ на совещание с товарищем Путиловым. Несмотря на свою молодость, Владимир Владимирович был отличным знатоком своего дела. А потому Дамблдор мог уже сейчас начинать сушить сухари, ибо ничего хорошего ему теперь не светило.

***

Шотландия, Хогвартс, 23 февраля 1995 года

Альбус Дамблдор сидел в своем кабинете и обдумывал детали предстоящей Чемпионам Второй задачи.

Четыре Чемпиона. Для них нужно четыре заложника. Вот только кого ставить четвертым?

Седрик Диггори будет спасать свою подругу Чжоу Чанг. Флёр Делакур - свою младшую сестру Габриэль, приехавшую из Франции на попечение мадам Максим и вытащенную из кареты по предложению Бэгмана. Невиллу в заложники определили его подругу Джинни Уизли, хотя Дамблдор и сомневался, что этот пузан сможет погрузиться.

А кого будет спасать мистер Чернофф? Подруг у него две, и мисс Делакур одна из них. Советский и французский Чемпионы совершенно забросили все конкурентные настроения и всегда и везде держатся вместе. А рядом с ними еще одна девица... Дора, кажется? Если похитить ее... только вот кто этим займется? Советы упорно не идут на контакт, любая попытка связаться с мистером Ско-ффо-ротт-кинн по части Второй задачи и необходимости предоставить человека "в заложники" неизменно вызывает один ответ: "Po ol na chuj, skotina, poka ne vjebal!"...

Кого же предложить в заложники мистеру Чернофф? Ах, да, вот оно! Если это и впрямь младший Поттер, то он должен быть другом юного мистера Уизли. Пусть его и вытаскивает! Может, хотя бы это вернет его на путь, намеченный пророчеством? Подружится с Роном и Гермионой, познакомится с Джинни, эти трое смогут наставить его на путь истинный...

***

Гарик, Дора, подойдите-ка, пожалуйста, - подозвал Сковородкин своих падаванов.

Что такое, Аникей Силыч?

Сегодня ко мне Дамблдор пристал, затребовал дать кого-то в помощь для выполнения второй задачи.

Чего?

Он мне с порога заявил, что-де нужен человек, достаточно близкий к, как он выразился, "мистеру Чернофф", на роль заложника в озеро. Так что вы оказались правы.

И что?

Да послал я его на три веселых буквы. И пошел он туда, плюясь от злобы. Мы своих не выдаем. Я товарищу Саурону уже доложил, так он обещал сообщить куда следует. И сам приедет в самом скором времени, пообещал кое для кого весьма неприятные сюрпризы. Впрочем, ни вам двоим, ни Флёр бояться не стоит, вы вне подозрения.

***

Шотландия, Хогвартс, 24 февраля 1995 года

День выдался солнечным и безветренным. Температура - привычные для Англии "около нуля". Плавать в воде в такую погоду... в общем, занятие не для слабонервных.

За завтраком Флёр была необычно обеспокоена.

Арик! Дора! Вы не видели Габриэль сегодня? Мадам Максим говорит, что в комнате ее нет, вышла и не вернулась.

ЧТО??? Мы же смотрели за выходом из кареты, оттуда никто не выходил, кроме тебя и твоих подруг! Неужели ее похитили?

Переживать было с чего. С младшей сестрой Флёр за последнюю пару дней Гарик и Дора успели крепко подружиться. Веселая симпатичная девчушка оказалась живой и непосредственной, сразу же став непременной участницей всех вечерних посиделок в советском лагере. Габриэль была на шесть лет младше Гарика, но в свои восемь выглядела столь же сногсшибательно, как и старшая сестра, и в будущем обещала стать настоящей красоткой. И вот ее похитили.

Нет, Флёр, так больше продолжаться не может. Аникей Силыч в курсе, он уже принял меры. И товарища Саурона я сегодня видел, прилетел он из Питера злой как черт.

Мои родители тоже собирались приехать, поддержать меня. Кто бы знал, кто бы знал...

Тише, Флёр. Успокойся. Мы с тобой, мы тебя не бросим. Придумаем что-нибудь. Если я хоть что-то в этом понимаю, то более чем вероятно, что именно твою сестру надо будет отбирать у русалок.

Это мне. А тебе кого?

Я даже не знаю... Ты здесь. Ты, Дора, тоже здесь. Все наши здесь. Мама из Питера звонила, пожелала удачи. Папа в Тбилиси на концерт улетел. Ладно, что гадать. Пойдем, надо еще переодеться к заплыву.

***

Четыре Чемпиона стояли на берегу озера, ежась на холодном воздухе. Гарик и Флёр облачились в термокостюмы, привезенные из Ленинграда товарищем Сауроном. Единственное, что было у них в руках, это дыхательные маски и джедайские мечи. Флёр, помимо меча, взяла с собой палочку, Гарик же обходился так, голыми руками.

Прежде чем кто-то из них что-то успел подумать, раздался вопль Бэгмана.

Итак, все наши Чемпионы готовы ко Второму заданию, которое начнется по моему свистку. Им даётся ровно один час на то, чтобы вернуть то, что было у них отнято. Внимание, на счёт три. Один... Два... Три!

Свисток - и все трое прыгнули в воду, начав погружение.

Озеро было глубоким. Нет, оно было ОЧЕНЬ глубоким. Дно исчезло из виду практически сразу, хорошо, светило солнце.

Погрузившись глубже, Гарик поплыл, раздвигая руками густые кусты зеленых водорослей. Внезапно что-то ухватило его за ногу. Оглянувшись, Гарик увидел странное рогатое существо, похожее на небольшого черта. Рога, хвост, пятачок - все было на месте, только вместо копыт - ласты. И настроение явно недружелюбное.

"Изыди, тварь поганая!"

Как следует врезав черту по башке, Гарик поплыл дальше. Но далеко уйти не получилось. Водяных чертей оказалось слишком много, они собирались вокруг него. А чуть вдали билась в захватах знакомая светловолосая фигура.

"ФЛЁР!!! ОНИ ЖЕ УБЬЮТ ЕЕ!!!"

Меч прыгнул в руку сам по себе. Включив его, Гарик принялся размахивать налево и направо, расшвыривая водных чертей во все стороны. На отрубленные зеленые конечности внимания не обращал - только бы добраться до Флёр, только бы спасти ее.

"Так, каким бы заклинанием тварей приложить... Так, как я там эту журнашлюху послал... Точно!!! По-фински!"

SUKSI VITTUUN!!!

Сгустившийся водный вихрь подхватил ближайший десяток чертей и отбросил прочь, прикладывая рогатыми башками об окрестные камни.

"Ты смотри, работает! А ну еще раз..."

Suksi vittuun!

Еще десяток водяных тварей отправились в последний путь.

Кое-как пробив дорогу, Гарик добрался до своей светловолосой подруги, схватив ее в объятия, на что она охотно ответила. Кивнул головой, мол, во-первых, достань меч, а во-вторых, я тебя отпускать больше не собираюсь. Флёр явно обрадовалась, перспектива находиться под водой в одиночку ее не прельщала.

На часах горело 10:00. Прошло полчаса, а русалок и пленников еще не нашли.

Через какое-то время на дне озера появились какие-то постройки, кое-как сложенные из грубо обтесанных камней. И сами русалы, точнее, водяные, не имеющие совершенно никакого сходства с изображениями на картинах. Серо-зеленая кожа, зеленые волосы, которые можно было бы принять за водоросли. По виду подводные обитатели больше напоминали человекообразных рыбин, покрытых чешуей и отрастивших передние конечности вместо дополнительной пары плавников. В руках водяные держали копья, сделанные из острых камней. Настроение русалок было явно недружелюбным, но двух световых мечей они все же побаивались.

В глубине деревни Гарик и Флёр нашли, наконец, то, что искали. Целая толпа русалок и тритонов дефилировала по периметру площади, в центре которой стояла статуя - гигантский тритон с трезубцем в руках. К хвосту статуи было привязано четыре человека. Знакомая уже партнерша по танцам третьего Чемпиона, Седрика Диггори. Рыжий грубиян, пристававший к Флёр на балу. Мелкая девица, с которой танцевал на балу Невилл, ну, как танцевал, все ноги оттоптал. И...

Габриэль! - как могла, выкрикнула Флёр, кинувшись к сестре.

НЕТ!!! - заорал Гарик, видя, как его девушку окружают тритоны с копьями, трезубцами и камнями в руках. Один замахнулся копьем...

Вспышка синего света озарила площадь русалочьей деревни. Тот тритон, что покусился на жизнь Флёр, теперь лежал на дне, разрубленный пополам. Еще один лишился руки вместе с трезубцем. Третьему ударом светового меча перерубило хвост.

Painu helvettiin! - выкрикнул Гарик, отбрасывая нескольких самых наглых русалок прочь. Но было их намного больше.

Появление Седрика Диггори оставило подводных тварей равнодушными. Незамеченный, тот добрался до своей подружки, вытащил ее и уплыл прочь. Гарик и Флёр вновь остались вдвоем, прикрывая друг друга и все еще привязанную к статуе тритона Габриэль.

Кстати, насчет "привязанную"...

Удар мечом по веревкам из водорослей освободил младшую вейлу.

Флёр? Бери сестру и давай наверх!

Ни за что! Я с тобой!

Тогда давай вместе, я сейчас попробую их разогнать, а ты хватай Габриэль и плыви, я тебя догоню!

Хоошо!

Что ты наделал! Зачем ты помогаешь нашим врагам? - вопили русалы.

Это вам они враги! А мне они - друзья!

Вейлы - не люди! Нам их обещали в жертву!

"Так вот вы что удумали, сволочи! Вот чего хотите! "Не люди"! Хер вам! Хотелка у вас не отросла!"

- Suksi vittuun, saatanan lohi!

Поднявшаяся волна раскидала водяных тварей во все стороны. Пока эффект от заклинания не пропал, Гарик оттолкнулся, что есть силы, и поплыл догонять Флёр.

Русалки, однако, очухались достаточно быстро, и вновь стали приближаться, угрожающе размахивая трезубцами.

"Твою м... Какого... ? Ну, рыбьи морды, вы у меня щас попляшете".

Haista vittu! Painu helvettiin! Imekyrpдд, saatanan дpдrд! Suksi vittuun, kullin lutkuttaja!

Водяной вихрь опять расшвырял преследователей во все стороны.

Флёр не успела уплыть далеко, Гарик догнал ее и подхватил Габриэль с другой стороны. Вдвоем вытащить пленницу на поверхность оказалось намного легче.

Плыть на поверхность пришлось окольными путями, пытаясь не попасться на глаза водяным. Как результат они оказались последними, все остальные заложники уже были вытащены из воды. Даже рыжего грубияна и его сестру, и тех уже осматривала школьная целительница.

Вода угрожающе бурлила. Значит, русалки не оставили идеи их преследовать...

Гарик! Гарик! Что такое? Что за... - со всех сторон сбегались русские товарищи.

Братва... Динамит, гранаты... что есть, давайте сюда, там за нами куча водяных тварей гналась, чуть ушли. Этих двух вот еле вытащил, всерьез убить грозились и их, и меня.

Что? Так твою же ж мат-перемат...! - самые шустрые метнулись к вагонам пепелаца. Через минуту оттуда вытащили ящик с надписью "ДИНАМИТ" на деревянном боку. Увесистый груз принесли на пирс и тут же поддели ломом крышку.

Щас они у нас попляшут, - кандидаты в рыбаки с хищным выражением лиц потирали руки. Из ящика вытащили первые бруски динамита. Чиркнула спичка...

Что вы делаете? Остановитесь! - закричал Дамблдор, видя приготовления русских. - Это же... Это же...

Иди, дед, отсюда. Тут наших водяные чуть, б..., на..., не убили. Будем, б..., глушить, ё...! - при этих словах первый брусок с подожженным фитилем был отправлен в воду. За ним последовал второй, третий, четвертый... Когда ящик опустел, уже поддели ломом крышку второго. Между тем догорели фитили первых брошенных брусков, и над прежде мирной гладью Черного озера вспучился фонтан взрыва.

БУ-У-У-У-У-Х-Х-Х-Х-Х!!!

Взрывы гремели достаточно долго, советские рыбаки динамита не пожалели.

О, Мерлин... За что? - промолвил Дамблдор, выйдя из ступора.

Как за что? За покушение на убийство одного гражданина СССР и двух гражданок Франции. За базар, вообще-то, положено, того, отвечать. А за гнилые дела - тем более.

Едва опал последний поднятый взрывом фонтан воды, как советские гости спустили на воду несколько прихваченных с собой резиновых лодок.

Зачем вы с собой еще и лодки брали? - ошеломленно спросил Дамблдор.

Так ведь пригодились же! Порыбачить хотели. Вот, б..., и порыбачили! Сейчас сходим, рыбу соберем. Там ее много.

Рыбу?

А что? Я тут глушенных русалок не вижу. Потонули, стал-быть. Пузырей-то на воде не видать больше. Только рыба и плавает. Сейчас соберем да ушицу сварим...

***

Габриэль! О, Габриэль! Я думала, что тебя больше не увижу! - лепетала Флёр, когда все трое выбрались на сушу. - 'Арик, ты даже представить себе не можешь, как ты меня осчастливил. Даже не знаю, как тебя отблагодарить!

Не надо... Любой бы на моем месте...

Не любой. Здесь был ты, и ты сегодня спас нас обеих. Мы обе обязаны тебе своей жизнью. У нас, вейл...

Гарик! Флёр! Наконец-то! Я уже места себе не находила! - подскочила Дора, сваливаясь на колени и обнимая сразу двоих. - Целы? Вытащили?

Fleur... Ma s?ur... Qu'est que c'est? - от грохота взрывов Габриэль медленно открыла глаза.

Флёр... Скажи ей, что это наши тех водяных тварей, что чуть нас троих не убили, динамитом закидывают, - попросил Гарик.

Oui, c'est horrible... - ответила младшая вейла, услышав слова сестры.

'Арик, как же ты их прогнал? Я хочу узнать твое заклинание, - повернулась Флёр к своему спасителю.

Секрет фирмы, Флёр. Не хочу раскрывать в обществе столь очаровательных дам.

В этом весь ты. Делаешь комплименты даже в такой ситуации. Вот тебе за это, - и она со всей силы поцеловала ошеломленного Гарика в губы.

Мощная вспышка белого света, охватившая двух человек, сидевших на берегу озера, заставила вздрогнуть всех вокруг. Повернув взгляды в ту сторону, собравшаяся почтеннейшая и не очень публика стала свидетелем доселе невиданного зрелища. Два человека - парень и девушка - парили в небе, и вокруг них, в белом сиянии, периодически пробегали всполохи золотого свечения. Вихри магической силы сдвинули их ближе друг к другу, и Гарик был заключен Флёр в объятия. Тогда золотое свечение на пару секунд охватило всю сферу, а потом внезапно исчезло, аккуратно и бережно опустив два тела на землю.

**********************************************************************************

Глава тринадцатая.

Совет да любовь

Шотландия, Хогвартс, 24 февраля 1995 года

Остаточные всполохи белого света все еще продолжали виться вокруг лежащей на земле пары. Все собравшиеся, во главе с Дамблдором, дружно чесали головы, пытаясь вспомнить из древних книг, кто их читал, что же это за явление.

Весь запланированный ход исполнения Второй задачи явно и окончательно пошел псам под хвост. Сначала необычное одеяние и экипировка Чемпионов из Франции и СССР, которые, отринув все правила, все время держались вместе. Затем, после того, как явно чем-то разъяренные русалки отдали оставшихся заложников, которых никто почему-то и не думал спасать, а советский Чемпион вытащил из воды обеих сестер-француженок, дружки-приятели помянутого мистера Чернофф закидали озеро динамитом. И, как финальный аккорд, невиданная доселе вспышка магии.

Мерлин Бессмертный, объясните же мне, что здесь происходит? - никак не мог прояснить ситуацию директор Хогвартса.

Mon dieu, вы же, наверное, слышали о вейлах? - седеющий мужчина лет сорока в компании женщины примерно тех же лет, как две капли воды похожей на блондинку рядом с Гариком, подошли к месту события. Младшая вейла кинулась женщине на руки.

Кто вы такие?

Мое имя Жан-Поль Делакур, а это моя супруга Аполлин. И это я хочу спросить, что здесь происходит? Сначала нам среди завтрака звонит мадам Максим и говорит, что нашу Габриэль забрали в воду на поживу русалкам, мы бросаем все дела и мчимся сюда! О чем вы думали, мсье Дамблдор? Неужели Вы не знаете, что вейлы и русалки - вечные враги? Если бы не вмешался этот молодой мсье, обе моих дочери были бы сейчас мертвы!

О, Мерлин... Я не знал об этом... - изобразил притворный страх Дамблдор.

Неудивительно, cochonnes anglaises [27]! Для вас вейлы - лишь низшие существа.

В таком случае, может, Вы тогда объясните, что здесь только что произошло, мистер Делакур?

Охотно, мсье. Во-первых, вейлы и русалки - смертельные враги. Во-вторых, появление мсье... как его?

Чернов, его фамилия Чернов, - ответил подошедший Саурон.

Да, появление мсье Шернофф в компании с обеими моими дочерьми, по-видимому, это последствие того, что именно он спасал их жизнь - там, в озере. В-третьих, что следует из этого, вейла, которой по доброй воле и не надеясь на награду спасли жизнь, и которая это признала, связывает со своим спасителем всю свою сущность. Габриэль еще маленькая, ей о женихах думать еще рано, но Флёр ведь уже успела вырасти! Иными словами, моя старшая дочь только что en fact ВЫШЛА ЗАМУЖ за спасшего ее мсье. Единственный вопрос, что меня сейчас волнует, это КАК все это могло произойти?

Думаю, мсье Делакур, нам лучше всего будет подождать, пока все они проснутся и смогут рассказать, что же там произошло, в том озере, - подытожил товарищ Саурон. - А то после того, как мои обалдуи сгоряча закинули туда три ящика динамита, там вряд ли остались живые свидетели.

На лице мсье Делакура яснее ясного светилась надпись "НЕ ВЕРЮ!".

Если Вы мне не верите, мсье, можно спросить Аникея Сковородкина, который тренирует обоих чемпионов.

Я, конечно, слышал от мадам Максим, что наша дочь проводит время с Шемпионом из СССР, но чтобы все было настолько срьезно?

Более чем, - подозванный Сауроном, подошел Сковородкин. - Я их еще с Первой задачи поодиночке и не видел. Все время вдвоем. И на Балу мой Чернов с Вашей дочерью танцевал, и меч световой он ей на Новый год подарил, и песни ей по вечерам иногда поет...

Невозможно! Не верю!

Как проснутся они, так и поверите. Сейчас же давайте отнесем их в вагон, пусть в себя придут.

Этим и занялись. Сковородкин и Жан-Поль Делакур отнесли Гарика и Флёр в их купе. Выйдя из вагона, бывший джедай пошел к телефону - звонить матери своего падавана.

***

СССР, Ленинград, 24 февраля 1995 года

- Лилия Ивановна? - зазвучал в трубке телефона знакомый мужской голос.

Аникей Силыч? - подскочила Лили. - Это Вы? Вы где сейчас?

В Хогвартсе, где же еще. Проблема тут у нас есть небольшая.

Что-то случилось с Гариком?

Да нет, с ним-то как раз все в порядке. Только отключился он в ходе выполнения задачи. Он и его подруга французская.

Как отключился? - материнское беспокойство Лили еще не подводило.

Понятия не имеем. Он ее из воды вытащил, она его поцеловала за это - и тут как вспыхнет белым...

Да что там у вас творится? Я вылетаю немедленно!

Да, приезжайте, Лилия Ивановна. Юрий Николаич уже здесь, разбирается со всем. Он Вас встретит. Передаю ему...

Лилия Ивановна? - спросил Саурон. - Да, как Аникей Силыч говорил, вылетайте сюда. Я сейчас позвоню в Пулково, чтобы Вам борт вне очереди дали. Вам и паре товарищей из Конторы, Путилов тоже своих людей отрядил. Ждите машины, Вас подвезут.

Хорошо, Юрий Николаич!

Саурон прервал связь. Обеспокоенная Лили начала ходить туда-сюда по кабинету, пока телефон снова не зазвонил.

Лилия Ивановна? Машина у подъезда. По просьбе товарища Саурона...

Да-да, сейчас бегу!

У подъезда действительно ждала черная "Волга" с номером одного хорошо известного ведомства.

Здравствуйте, Лилия Ивановна, не бойтесь, нас попросили Вас в аэропорт сопроводить, к Вашему сыну.

С... спасибо...

Взревев мотором, "Волга" перепрыгнула через трамвайные пути и помчалась на юг, в сторону Пулковского аэропорта...

***

Место и дата неизвестны

"Черт... Как же башка болит... Где я... Кто я..."

"Арик, это я, Флёр. Ты как?"

"Флёр? Ты? О-ох... Что это было..."

"Ты вообще хоть что-нибудь помнишь?"

"Помню... Мы с тобой вытаскиваем Габриэль из воды... Наши начали русалок динамитом закидывать... Ты меня поцеловала... Все, больше ничего не помню... Может, ты в курсе, что тут произошло?"

"Конечно, я тебе сейчас объясню. Я тогда не договорила. Мы с Габриэль обязаны тебе жизнью. Я - когда ты отбивал меня у водяных чертей, а она - когда ты вытащил ее из озера. Но Габриэль еще маленькая, ей еще лет восемь о женихах можно не беспокоиться. А вот я уже нашла".

"И что все это значит? Я помню, как ты меня поцеловала, и больше ничего".

"Тогда, когда я тебя поцеловала, сформировалась магическая связь, соединившая нас с тобой, наши души в единое целое. Тебя не смущает, что мы с тобой общаемся без слов?"

"Есть немного. Как-то неожиданно оказалось, даже удивиться не успел".

"Это один из признаков связи. Теперь мы с тобой - единое целое с точки зрения магии. Поще говоря, я фактически стала твоей женой".

"ЧТО?" - от неожиданности Гарик подскочил, открыв глаза.

Он находился в своем купе в вагоне пепелаца, а рядом, на том же самом матраце, лежала медленно просыпающаяся Флёр.

Да, Арик, это так. Для вейл возникновение магической связи равносильно замужеству, - сказала Флёр уже вслух.

Вот это да... Ни фига себе сходил на рыбалку... - озадаченно пробормотал Гарик.

А ты что, милый, возажаешь? - хихикнув, переспросила Флёр.

Ты что, нет, конечно. Просто сам того не ожидал. Ты мне давно нравишься, но чтоб вот так быстро...

Не скромничай. Я прекрасно слышу, что же ты чувствуешь по отношению ко мне. И даю тебе слово, что не пожалею, что связалась с тобой. И ты тоже не пожалеешь, что выбрал меня.

Проснулись, юнные падаваны? - послышался из-за дверей знакомый голос.

Аникей Силыч?

Доброе утро. Вы как вчера из воды выбрались, так целый день и проспали.

Чем там все дело закончилось?

Да ничем особенным. Как наши оболтусы озеро динамитом закидывали, то вы еще должны были помнить. Кстати, с чего бы то вдруг они так резко решили порыбачить, а?

Ничего резкого. От меня услышали, что русалки за нами с Флёр и Габриэль гнались.

Так, с этого места поподробнее...

Там еще до этого началось... - и Гарик на пару с Флёр изложили Сковородкину полную историю подводных событий. Бывший джедай был явно озадачен.

Ну что я могу вам обо всем об этом сказать, юнные падаваны. За исполнение - твердая пятерка. Обоим. Поднявший руку на женщину жить не должен. Поэтому твои действия, Гарик, целиком и полностью оправданны. То, что ты в результате этого фактически на своей Флёр женился, рассматривай как благословение. Сейчас вставайте, да бегом за стол, Чапай думать будет, что делать со всем этим.

Мама! - закричал Гарик, едва они с Флёр вышли из вагона.

Гарик! Ну наконец-то! - Лили заключила сына в объятия, расцеловав в обе щеки. - А это, надо полагать...

Это Флёр, моя девушка. Это с ней я на балу танцевал, и это ее я из воды вытащил.

Рада знакомству с тобой, Флёр, и счастлива за вас с Гариком.

Спасибо, мадам...

Лили, для тебя просто Лили! - расчувствовавшаяся Лили расцеловала и вейлу. - Только вот что так скоропалительно...

Лилия Ивановна, давайте пройдем во двор, там уже все собрались, - позвал их Сковородкин.

Во дворе лагеря оказались чета Делакуров с Габриэль на руках, мадам Максим и Саурон. Мадам Аполлин кинулась обнимать старшую дочь, что-то спрашивая у нее по-французски. Мсье Жан-Поль о чем-то общался с Сауроном и мадам Максим.

Однако Гарику тоже досталась своя доля объятий и поцелуев от потенциальной тещи, когда Флёр изложила матери, как и почему они спаслись из озера.

Арик! Я так тебе благодарна! Ты спас моих ангелов, мою надежду!

Не стоит благодарности, мадам...

Аполлин, для тебя просто Аполлин. Ты же в конце концов станешь мне зятем. Или моя Флёр тебе не говорила?

Говорила, ма... Аполлин. Флёр мне уже все объяснила. Неожиданно, скажем так.

Это один из самых больших секретов у нас, вейл. Если одной из нас спасли жизнь, не надеясь на награду и не имея плохих мыслей, то спасенная связывает со спасителем свою магию, свою жизнь и саму свою сущность, становясь, по сути, его женой. А ты только что спас обеих моих девочек. Подумай, как еще лучше Флёр могла выразить тебе свою признательность?

При этих словах Гарик опять густо покраснел, чего с ним не случалось с Нового года.

Ну вот и хорошо, раз ты все понял.

Предупреждая твой вопрос, Арик, - подошел мсье Делакур. - Этот союз разорвать невозможно, он создается на всю жизнь и даже после нее.

Да я бы и не хотел этого... Честно признаюсь, Флёр мне давно нравилась.

А тепе вы связаны навеки. Ты и Флёр. И я могу только лишь одобрить ее выбор.

Спасибо, мсье Делакур.

Для тебя я просто Жан-Поль. Как уже говорила Аполлин, однажды ты станешь моим зятем, и я не собираюсь воражать. Если моя Флёр выбрала тебя, то я искренне желаю вам счастья.

Благодарю... Жан-Поль. Я сделал то, что было нужно. Я следовал своему сердцу.

Этим ты заслужил мое уважение.

Саурон и Сковородкин точно так же искренне радовались за своего лучшего ученика, совершенно неожиданно для себя нашедшего свое счастье. Мадам Максим согласилась отпустить Флёр ночевать в советский лагерь, разлучать ее с возлюбленным - а Флёр и впрямь давно уже души в Гарике не чаяла - было бы неразумно. А потому по личному распоряжению Саурона из двух соседних купе сделали одно большое, как раз и предназначенное для "молодоженов". Хотя свадьбы, по крайней мере официальной, еще не было, за глаза Гарика и Флёр теперь называли именно так.

Факт возникновения между Игорем Черновым и Флёр Делакур магической связи был объявлен совместно мадам Максим и товарищем Сауроном перед всей теперь уже окончательно и бесповоротно объединившейся делегацией СССР и Франции. Пример Гарика оказался заразителен, в течение последующих двух недель некоторые студенты постарше тоже ставили начальство перед фактом помолвки.

***

СССР, Тбилиси, 26 февраля 1995 года

- Сириус! Тебя к телефону! - позвали из номера.

Алло! - Сириус подбежал к телефону, схватив трубку.

Сириус! - услышал он голос своей жены.

Лили! Ты где там? Я звоню домой, тебя нет...

Потому что я в Хогвартсе.

ЧТО? Зачем ты туда рванула? Что-то с Гариком?

С ним все в порядке. Он... в общем, он только что фактически женился.

Это хо... КАК ЖЕНИЛСЯ? - удивленный вопль Сириуса слышал, наверное, весь Тбилиси.

А вот так. Ты помнишь, я говорила тебе про его подругу из Франции?

Ну, говорила.

Так вот, она оказалась вейлой. Ты же помнишь, наверное, что это за девушки. А теперь он ее из озера вытащил...

Ну, Гарик! Ну, дает! Даже меня переплюнул! Это по-нашему, по-Мародерски! Позвать сына можешь?

Конечно, могу. Гарик! Гарик! Иди сюда, тут папа с тобой поговорить хочет.

Привет, папа! - парой секунд позже раздался из трубки голос Гарика.

Привет, сынок! Мне тут уже мама все рассказала.

И про нас с Флёр?

И про вас с Флёр тоже. Молодец, сынок! Прямо не ожидал я от тебя такого. Закадрить вейлу... Я горжусь тобой! Достойная смена выросла!

Спасибо, папа! Ты там как?

Да ничего, вчера концерт сыграли в местном ДК. А сегодня принимающая сторона обещала поляну раскинуть. Так что давай там, Гарик, не подведи! Удачи вам! Пока!

Спасибо, папа! Пока!

***

Шотландия, Хогвартс, 27 февраля 1995 года

Излагать о произошедшем пришлось и перед оставшимися членами жюри, все еще пребывавшими в неведении. Бэгман и Дамблдор выглядели крайне растерянно. Факт устроенной Гариком и Флёр на пару подводной резни как-то не укладывался у них в сознании. Бэгман к тому же еще и прикладывал лед к левому глазу, где наливался поставленный мсье Делакуром роскошный синяк. Как оказалось, идея отдать Габриэль русалкам принадлежала как раз Бэгману. В гневной тираде, которую выдал мсье Делакур, вникнув в курс дела, слово "bвtard" было одним из самых приличных.

Дамблдор, однако, горой вставал за своего подопечного Седрика Диггори, и настаивал, что мистер Чернофф не выполнил условия задачи, не став спасать приготовленного ему в заложники мистера Уизли. За что и сам нарвался на гневное разъяснение, наполовину состоящее из жуткого мата сразу на нескольких языках, от товарища Саурона, мадам Максим, мсье Делакура и товарища Сковородкина одновременно. Последний так и вовсе всерьез пообещал задушить директора Хогвартса при помощи Силы, если тот опять ляпнет чего-то "ради Общего Блага".

Если вынести за скобки все многоэтажные конструкции, сооруженные в порыве гнева всеми четырьмя, смысл сводился вот к чему. Во-первых, с какого бы то перепугу Чернову вдруг надо было спасать неизвестно кого, если с обеими мадмуазель Делакур, особенно со старшей, он более чем дружен, а потому проблемы любой из них воспринимает как свои собственные. Во-вторых, помянутый "мистер Уизли" проявил себя как ревнивец и грубиян еще во время прибытия советско-французской делегации в Хогвартс, не говоря уже за Рождественский Бал. В-третьих, Дамблдор может думать что хочет, но еще один вопль про соблюдение правил - и обе делегации покидают Хогвартс, официально объявив о снятии своих представителей с участия в Турнире на основании грубейшего нарушения правил и гарантий устроителями оного в виде уже двукратного подвергания двоих участников из союзных и братских государств смертельной опасности. В качестве доводов приводились все те же драконы и методы их убиения в цивилизованных странах, характер взаимоотношения вейл с русалками и тритонами, а также понятием долга жизни и его последствий.

Доводы подействовали. Жюри вновь собралось в прежнем составе. Приковылял и Бэгман, которому Сковородкин в возникшей суматохе успел засветить кулаком и под второй глаз.

Итак, дорогие гошти и хожаефа турнира, - теперь мистер Бэгман шепелявил, поскольку, обретя синяки, он лишился доброй части зубов. - Прошу пфинять ижфинения жа более шэм шутошную жадержку объяффения режуфтатоф, но тому были вешкие пришыны...

Позвольте уж мне... рассказать... мистер Бэгман... Вы не в лучшей форме для этого... - перебил мистер Крауч, продолжив речь с той же бумажки. - К сожалению, нам не удалось сразу встретиться с водными обитателями, что было вызвано... э-э-э, м-м-м, не очень дипломатичными действиями делегации СССР, в связи возникновением угрозы жизни двоих из Чемпионов. Забрасывание озера веществом, известным, как... э-э-э, "динамит", практически полностью уничтожило поселение русалок. О том, что же на самом деле произошло в озере, нам стало известно со слов мистера Чернофф, Чемпиона сборной команды Советского Союза, и мисс Делакур, Чемпиона школы "Шармбатон", Народная Республика Франция. Проанализировав эти сведения, мы решили выставить баллы участникам следующим образом. Седрик Диггори, который использовал заклинание Головного Пузыря, первым вернулся со своим заложником, хотя и опоздал на две минуты против положенного времени. Результат мистера Диггори - тридцать два балла.

По аудитории пошел шепот. Высшие баллы поставили только Дамблдор и Бэгман, а Саурон и мадам Максим не очень оценили тот факт, что Чемпион Хогвартса не пожелал помочь их паре.

Невилл Лонгботтом, использовавший жабросли, провалил задание и не смог даже как следует погрузиться в озеро, не говоря уже о спасении своего заложника. Результат мистера Лонгботтома - ноль очков.

По аудитории послышались смешки, быстро переросшие в откровенный хохот. Избалованный жиртрест был посмешищем всей школы вот уже четвертый год подряд, теперь же и иностранные гости убедились, что неумеха такого отношения действительно заслуживает.

Флёр Делакур, прибегавшая к использованию маггловской технологии для дыхания под водой, была поймана гриндилоу, и если бы не помощь мистера Чернофф, она не выполнила бы свою задачу. Однако заложник был ею спасен, хоть это и стоило многих жизней подводному народу. Результат мисс Делакур - тридцать баллов.

Теперь баланс сил был уже другим. Высшие баллы Флёр выставили мадам Максим и товарищ Саурон.

Игорь Чернофф, так же использовавший маггловские приборы, оказал помощь мисс Делакур в борьбе с гриндилоу, а потом и защищал ее и ее заложника в борьбе против русалок. Итогом самоотверженных действий мистера Чернофф стало спасение жизни обеим мисс Делакур. Таким образом, результат мистера Чернофф - тридцать четыре балла.

Теперь гомонили уже более оживленно. Особенно в советско-французской делегации. Несомненно, свои однозначно поставили по десятке, теперь впечатлен оказался и Бэгман. А вот Дамблдор выглядел расстроенным и скривившимся, как будто бы только что проглотил целиком живую жабу. Видать, опять не понравилось то, что численность русалок пришлось "немного" подсократить.

***

Так сколько ж динамита наши в озеро закинули? - спросил Гарик Сковородкина, когда шли обратно в лагерь.

Хорошая рыбалка была, давно так душу не отводили. Три ящика извели. Знатная ушица будет. Еще, вот, кстати, какой-то бочонок взрывами подняло, стоит у нас, ждали, пока вы проснетесь.

Что за бочонок?

А вон, - Аникей Силыч кивнул на стол, где действительно стоял пузатый бочонок из потемневшего дерева, порядком обросший водорослями.

COGNAC... Коньяк. Тысяча девятисотого года. Хм... Любопытно. Взрывом, говорите, подняло?

Именно что. Когда лодку спускали, рыбу собирать, вот и нашли, что подняло на поверхность.

Интересно, коньяк-то не испортился?

Что ему станется? Почти сто лет в холоде пролежал.

Ничего себе выдержка...

Вот именно.

Для чего берегли?

Сам-то подумай, Гарик.

Так это для...

Именно. Сегодня вечером будем твою помолвку отмечать. До свадьбы еще далеко.

И действительно, был тем вечером большой пир на всех, скатерти-самобранки работали на пределе своих возможностей. Выловленный из озера коньяк пришелся всем по вкусу.

Гарика усадили за стол на самое почетное место, а рядом с ним - его очаровательную невесту. Разумеется, потанцевать тоже довелось. А потом, когда большая компания разбилась на маленькие группы, Дора как обычно сходила за гитарой и в очередной раз уговорила Гарика что-нибудь сыграть. Флёр очень ее в этом поддерживала, за прошедшее время француженка тоже стала большой поклонницей русского рока, с нетерпением ожидая возвращения в Ленинград и похода в Рок-Клуб на Рубинштейна.

Но никто, никто из тех, что веселились сейчас в советском лагере, еще не знали, что приключения на этом еще далеко не заканчиваются...

**********************************************************************************

Глава четырнадцатая.

Властелин и его кольца

Шотландия, Хогвартс, 26 февраля 1995 года

Стоило тебя из поля зрения выпустить, как ты уже почти что жениться успел, - говорила Лили сыну после банкета. - Вот папа обзавидуется. Невеста, да еще и вейла...

МАМА!

Мадам Лили! - закричали на два голоса Гарик и Флёр сразу.

Флёр, никаких "мадам". Просто Лили. А что такого я сказала? Наоборот, я очень рада за вас. Нет-нет, Флёр, не потому, просто я знаю, кто такие вейлы и как к ним относятся. У нас тебе ничего грозить не будет.

Мама, я ее в обиду не дам! - взмолился Гарик.

А то бы ты попробовал! - вставила слово Флёр. - Даже само наше с ним знакомство началось с того, что он вступился за меня. Ко мне начал приставать мсье... Лонботтом, так Арик не дал меня в обиду.

Лонгботтом? А зовут его, случайно, не Невилл?

Кажется, да. Невилл, четвертый чемпион.

Не может быть! Невилл, я же хорошо знала его родителей и бабушку. И как у таких родителей мог вырасти такой грубиян?

Не знаю, мам, но здешний директор трясется над ним, как курица над яйцом.

Ах, да, что-то я из старых газет припоминаю, англичане в свое время писали про "новую надежду магической Британии". Это, видать, после того, как мы отсюда уехали, и Дамблдор нас не смог найти.

Подождите... Лили... Вы говорите, что вы уехали отсюда? - переспросила Флёр.

Так и есть. В ту ночь, когда пал Волдеморт, нам пришлось бежать из дома, бросая все. Тогда убили моего первого мужа, и нам с Гариком опасно было здесь оставаться. Хорошо, Сириус выручил, и мы в итоге до Ленинграда и добрались. С тех пор там и живем.

А как звали Вашего первого мужа? И Сириус... это, случайно, не Сириус Блэк? Его давно разыскивает вся Англия, за то, что похитил Лили Эванс и Арри Поттера...

Что за чушь... - вырвалось у Лили. - Нас никто не похищал, мы сами из Англии уехали... А мужа моего первого звали Джеймс... Джеймс Поттер.

Так, значит, Вы... И Арик на самом деле...

Да, милая Флёр, это так и есть. Мы с Гариком раньше были Поттерами.

Но почему он мне ничего не сказал?

Хотел держать это в секрете... - попытался сказать Гарик.

Флёр залепила ему пощечину.

Это за то, что скрывал от меня!

Но прежде чем Гарик успел ответить ей хоть что-то, девушка уже целовала его - мягко, нежно, чувственно.

Арик, милый, мне уже все равно, кто ты есть. Я полюбила тебя как человека, который вступился за меня, который вот уже дважды спасал мою жизнь и мою честь... Кем ты был до знакомства со мной - ничего не значит... Ничего не значит... - бормотала она в перерывах между поцелуями. Гарик же не выпускал любимую из объятий, прижимая к себе, как будто бы все еще продолжая защищать от чего-то.

Лишь минут через десять задыхающиеся от столь бурного проявления чувств влюбленные оторвались друг от дружки. В купе они остались одни, Лили поспешила выйти, чтобы не мешать сыну и его девушке.

Совет вам да любовь, молодые! - провозгласил товарищ Саурон, когда Гарик и Флёр в обнимку вышли из своего вагона. Все собравшиеся разразились аплодисментами.

Везет же тебе, Гарик, - продолжил Саурон тем временем. - Такую красоту отхватил! Видел я, местные еще на Балу том слюной исходили, да все, хе-хе, поздно уже пить боржоми, когда почки отвалились. Ну да ладно, сегодня отдыхайте, а вот завтра будет большое разбирательство у нас с вами.

В каком смысле? - переспросила Лили.

В прямом. Предстоит нам завтра прогулка до местного директора. Дамблдор своими выходками кое-кого всерьез возмутил, отправили вот делегацию разбираться, - Саурон кивнул на группу людей в штатском, о чем-то общавшихся между собой. - Эти, еще наших там парочка, это олицетворение известного вам пушного северного зверя, который тихо так подкрадывается к Дамблдору и всему его "Общему Благу".

Среди собравшихся послышались смешки. Что есть северный полярный зверь, знали все. Французы тоже.

Так что завтра в десять часов пойдем, хе-хе, устраивать кое-кому церемонию публичного низведения. На этом до завтра отпускаю всех. А вас, Гарик, Флёр, Лили, я попрошу остаться. Дело есть.

Да, тов... Юрий Николаевич? - переспросил Гарик.

Да вот хотел кое о чем спросить. Ну вот к примеру... Чем ты уже так Флёр приворожил? На вейл приворотные зелья не действуют.

Арик мне понравился с первого дня, - ответила Флёр. - На него не подействовало мое Очарование, и в моем присутствии он смог не только со мной общаться, но и даже петь мне песни.

Ну да, наш Чернов это может, весь в отца пошел, - сказал Саурон. - Тот ведь тоже в Рок-Клубе еще в восемьдесят втором оказался, всех наших питерских рокеров знает как облупленных. И сына за собой потянул. Наши знаменитости его на гитаре играть и учили.

Я знаю, сам же Арик мне и рассказал.

Ох, Флёр, намучилась я с ними в свое время, - поведала Лили будущей невестке. - До сих пор помню, как Сириус туда пошел. Услышал, совершенно, кстати, случайно, что в Питере есть Рок-Клуб, и пошел туда, вернулся вдрызг пьяный и сказал мне, что нашел работу. С тех пор там и пропадает...

А потом как? - удивленно спросила вейла.

А потом они и к нам домой стали приходить, песни записывать, или самого Сириуса куда-то приглашать. Я как раз тогда еще работала до декрета, с Гариком сидеть было некому, вот он с папой к нему в Клуб и ходил, там и приохотили, на гитаре играть выучился, песни петь, вся та тусовка его и учила, до сих пор песни их новые раньше всех узнает.

Я заметила, - улыбнулась Флёр. - Поёшь ты, Арик, хорошо.

Гарик опять покраснел. Увидев это, Флёр быстро чмокнула его в щеку.

Кстати, Юрий Николаевич, а для чего Вы нас задерживали? - спросила Лили.

Да вот подарочки для Чемпионов привез, - ответил Саурон. - А заодно для делегации нашей, на всякий пожарный случай попросили передать. Пойдемте, покажу...

Подарочками оказались непонятные ящики защитного цвета, по-видимому, назначения явно военного. Клейма Министерства обороны СССР оказались на месте, но вот название содержимого показалось странным и неизвестным.

То, что вы сейчас увидите, только что было принято на вооружение Советской Армии и Флота. Когда я собирался вам это везти, лично маршал Ахромеев, министр обороны, затребовал, чтобы берёг как зеницу ока до раздачи получателям. Так вот... - с этими словами Саурон открыл первый ящик. Внутри оказалась штурмовая винтовка непонятного вида - толстый ребристый ствол и полное отсутствие даже намека на магазин.

Вот это вот - новейший образец штурмовой автоматической винтовки системы Коробова-Никонова, АКН-90. Действует на основании совершенно нового принципа, вместо пуль выпускает луч энергии, аналогичный содержащемуся в световом мече. Скорострельность - до тысячи выстрелов в минуту, бронепробиваемость - до тридцати миллиметров. Пока разряжен, заряды в отдельной упаковке. Вот, смотрите, - автомат оказался необычно легким, легче старого "калашникова".

А вот другой образец, снайперская винтовка системы Тимофеева-Никонова, СВТН-94, - в другом ящике лежала длинноствольная винтовка, похожая на автомат, но с более мощным стволом. - Предназначена для поражения целей на дальних и сверхдальних дистанциях, дальность стрельбы до трех километров, испускаемый луч убивает с одного попадания. Также годится для борьбы с бронетехникой, бронепробиваемость до 70 миллиметров.

И запомните, - продолжал поучать Саурон. - Это новейшие образцы, они ни при каких условиях не должны попасть в руки врага. Перевооружение Советской Армии на эти и более тяжелые образцы уже вовсю идет, вам об этом еще просто не говорили.

Продемонстрировав все, что он привез с собой, Саурон отпустил Гарика, его мать и невесту, а сам пошел поговорить кое о чем со Сковородкиным и приехавшими из Ленинграда "гостями". Стратегию беседы с Дамблдором надо было обмозговать.

***

Шотландия, Хогвартс, 27 февраля 1995 года

Слухи о появлении неожиданных гостей из СССР дошли до кабинета Дамблдора в тот же день. Вызывать к себе всех и каждого он, конечно же, не стал, помня отлуп, полученный от мистера Сковородкина перед Второй задачей. А попытка проникнуть в сознание Гарика Чернова, предпринятая за завтраком, опять ничего не дала, и таинственный голос вновь предложил Дамблдору характерное место.

Как оказалось, Дамблдор все же недооценил советских гостей. Поскольку сразу после завтрака к нему в кабинет, не особо церемонясь, вломилась целая делегация из самого Чернова, Саурона, Сковородкина, нескольких неизвестных ему типов в штатском, и...

Лили? Лили Эванс? Лили Поттер? - изумлению Дамблдора не было границ.

Да, это я. Что, Дамблдор, удивлены?

Как Вы здесь оказались? Последний раз, когда я о Вас слышал, Вы исчезли в неизвестном направлении, вас и Гарри похитил Сириус Блэк!

Никто никого не похищал. Мы ушли сами. Из Англии нам пришлось бежать, потому что опасались не только оставшихся Пожирателей. Кроме того, как и всякая мать, я беспокоилась за судьбу сына, и хотела спрятать его подальше, в том числе и от Вас.

О, Мерлин, как же Вы об этом узнали?

Нам по счастливой случайности встретился Хагрид. Он и просветил, мол, "профессор Дамблдор послал забрать мальчика и отнести в безопасное место". Кстати, я догадываюсь, где оно могло бы быть, это самое безопасное место. Если Вы, сэр, хотели отдать моего сына на попечение моей сестры, то лучше признайтесь в этом сами. Потом будет хуже.

А... Э... О... - старый директор лишился дара речи.

Судя по Вашему растерянному виду, именно это Вы и задумывали. Что ж, значит, мы с Сириусом решили правильно.

Блэк? Где он? Где этот шелудивый пёс?

Он в Советском Союзе, занят своим делом. Вы же все еще зачем-то его разыскиваете, так он сюда и не приезжал.

Подождите... Сириус Вас не похищал, Вы уехали с ним вместе... то... где же Гарри? Где Ваш сын?

Прямо перед Вами, сэр, - Лили подошла к своему сыну, положив руку ему на плечо.

Гарри? Гарри Поттер? Гарри, мальчик мой, почему же ты скрывался от меня?

Во-первых, мое имя Игорь, - ответил Гарик. - Меня зовут Игорь Сергеевич Чернов. С юридической точки зрения никакого Гарри Поттера не существует. И я не понимаю Вашего стремления узнать хоть что-то о наших ПРЕЖНИХ именах.

Когда они прибыли в Советский Союз, и я узнал о причинах их бегства, - вступил в разговор товарищ Саурон. - Я предложил им получить советское гражданство и при желании сменить имена. Главой семьи стал Сириус Блэк, принявший имя Сергея Чернова. Он усыновил ребенка Лили и дал ему свою фамилию и свое отчество. И так Гарри Джеймс Поттер абсолютно законно стал Игорем Сергеевичем Черновым.

Откуда Вы это знаете? - на лице Дамблдора недоумение смешивалось с раздражением.

Вообще-то в те годы я был, да и поныне остаюсь, начальником Ленинградского городского управления чародейства и волшебства. И город Ленинград, куда прибыли граждане Черновы и где они до сих пор проживают, это моя подведомственная территория.

Какого Мордреда! Вы же должны были быть в курсе причины первого падения Волдеморта! - теперь старый маг явно был на грани кипения.

Я и так в курсе всего этого. И что мне с того?

Как это "что"? - на момент опешил директор, чтобы секундой спустя взорваться вновь. - Да, кстати, мистер Саурон, не объясните ли Вы происхождение своей фамилии?

Фамилия моя... да самая обычная...

Попрошу относиться ко мне с должным уважением! - продолжал наседать Дамблдор. - И какое родство, кстати, Вас связывает с древним магом по имени Саурон, если он пал четыре тысячи лет тому назад? Нам неизвестно ничего о том, что у Гортхаура существовало потомство...

Вздохнув, собеседник все же ответил.

Раньше я говорил, что прихожусь ему потомком. Но, по правде говоря, я немного преувеличивал. В самом деле, как бы это я мог приходиться потомком... самому себе? - с этими словами Саурон показал всем собравшимся правую руку, на пальце которой блеснуло золотое кольцо с хорошо знакомым кое-кому орнаментом.

Все оцепенели. Но если Лили, Сковородкин и отчасти успокоенный матерью Гарик сохранили невозмутимое выражение лиц, затаив улыбку, то Дамблдор напоминал олимпийского чемпиона, которому вместо вручения заслуженной медали сообщили, что это розыгрыш.

Са... Саурон... Как это может быть? Вы... Вы же... Эльфы... Гэндальф... Летописи...

Удивлены, Дамблдор? Это я и есть, и никуда, что характерно, я не исчезал.

Но как такое вообще стало возможно? Вы... Вы же... Эльфы заклеймили вас как Темного...

Эльфы? - шипению Саурона в этот момент могла искренне позавидовать любая гадюка. - Это жалкие самовлюбленные твари, больше всего ценившие собственную внешность и считавшие самым большим оскорблением небрежный тон в одежде? К тому времени, когда началась война, именуемая вами Войной за Кольцо, они успели выродиться настолько, что ни от кого, кроме себе подобных, не могли уже произвести потомство.

А как же...

Воевать они точно так же разучились, могли только стравливать народы друг с другом. Как попытались нас с Гондором стравить. И было стравили, король Денетор был казнен узурпатором по имени Арагорн, и обманутые гондорские армии готовились штурмовать наши границы. Повезло, мы смогли сломать эльфийскую магию, и предотвратили резню в самый последний момент. Сам Арагорн бежал с остатками сил и верных прихвостней, распространяя слух о гибели врага и о своей собственной победе, и даже успел поправить в Минас-Тирите какое-то время. А потом пришли мы и вышибли его с трона, причем так вышибли, что он в страхе бежал из королевства, последние штаны на себе придерживая. То же самое и последние из эльфов... всех тех, кто не успел уплыть в Валинор, мы истребили полностью. Во всяком случае, длинноухие это полностью заслужили.

Но... Арагорн и Арвен... Они же поженились...

Может, и поженились, нас тогда это не особо интересовало. Вам, кстати, не кажется ли противоестественным такой брак? Жениху сто лет, а невесте целых восемьсот! Не просто старше, а аж в восемь раз! Потому-то, кстати, детишек от такого брака и не было, даже если не учитывать эльфийское происхождение той самой Арвен.

Гарик при этих словах не мог не хихикнуть. И все остальные из визитеров тоже едва сдерживали смех. А Саурон, по-видимому, еще только вошел во вкус.

Просто не могу поверить, как же легко вы все купились на эльфийскую чепуху. Весь тот многотомный эпос, именуемый вами "Летописи Арды" - чушь от первого и до последнего слова. История нашего, так сказать, падения, там, башня с глазом, вулкан и так далее - не более чем галлюцинации и наркотический бред обкурившегося эльфийской травы Гэндальфа. Его бы по-хорошему в больничку, с Наполеоном по соседству, поместить, так ведь нет же, вывезли его эльфы, когда драпали, как великого пророка, и даже позволили пророчества изрекать. Вот и наизрекал, провидец хренов. А вы и поверили.

Быть такого не может... - растерянно промолвил Дамблдор.

Как не может? И меня, значит, быть не может? Так вот он я, живее всех живых, куда там Ильичу в кепке. Вы, кстати, не задумывались, как и куда эльфы в итоге делись? Как-никак, четыре тыщи лет прошло с тех пор.

Эльфы? Но у нас в Хогвартсе тоже есть эльфы, они исполняют роль домовых...

Это не те эльфы. Это так... детище неудачных генетических экспериментов кого-то из шибко разумных придурков, возомнивших себя богами. Нет, те самые эльфы, которые были в МОЕ время, те исчезли полностью. Вроде как некоторые сбежали в место, именуемое "Валинор". Как раз его мы и ищем.

Для чего?

Должок за ними водится. Старый, несколько тысяч лет уже долгу тому. А платить то ли не желают, то ли отказываются, то ли попросту забыли по причине врожденного избирательного склероза. Вот и пойдем им предъявлять, как обнаружим.

Так здесь-то Вы зачем явились? Да еще и в компании с Гарри Пот... простите, мистером Чернофф.

Старик, ты чего, совсем глухой или только прикидываешься? Я сюда приехал своих людей поддержать, морально и в какой-то мере даже физически. Заодно допросить местных, может, они чего знают. А Гарик на моей территории живет, прибыли оба их семейства тогда как политические беженцы, пришлось им гражданство оформлять.

Вы сказали "Оба семейства"? Кто вторые?

Это было семейство Тонкс. Отец, мать и дочка.

Тонкс? Так их... тоже... к вам?

Вот именно. Дочка их, кстати, здесь же, прибыла в составе советской делегации.

Даже представить себе не мог. Как, ну как мог Гарри оказаться так далеко?

Очень просто. Взял, да и оказался. А по какому, кстати, праву некоторых здесь присутствующих так сильно интересует некто Гарри Поттер и его личная жизнь? За такое можно и канделябром...

Понимаете, мистер Саурон, есть пророчество, которое гласит, что Темного Лорда может убить только тот, кто родился на исходе седьмого месяца. Темный Лорд отметил его как равного себе... - нервозность Дамблдора не то что ощущалась, она была теперь ясно видимой.

Что за чушь? - удивился Саурон. - Я никого не выбирал и никого не отмечал!

Я имею в виду В...Волдеморта...

А это и не Темный Лорд вовсе. Только фамилию позорит. Мне же такие "избранные" не нужны. Гарику нашему, вон, самое время еще с девчонками целоваться, хорошо, есть теперь с кем. Кстати, Гарик! - позвал того Саурон. - Сие тебе как руководство к действию. Дуй давай к своей Флёр, и чтоб в одиночку и без нее я тебя больше не видел! А с этим стариканом мы и сами тут разберемся.

Гарика не надо было долго упрашивать, через пару секунд он уже мчался в сторону советского лагеря. А Саурон продолжил разбирательство.

Ну так вот, значит, вернемся к нашим баранам. Авторитетно заявляю, что Игорь Чернов никакой не избранный. А с самозванцем разберемся и сами. Да, кстати, пока не забыл. Третья задача Турнира будет проходить под нашим пристальным вниманием. Берем весь этот бардак под свою крышу. Еще хотя бы раз поставите участников в смертельную опасность - последствия не заставят себя долго ждать. Будем бить, возможно, даже ногами.

Это против правил! Я не позволил бы...

Уж кто бы за правила речи вел, право слово. Али забыл ты, Альбус Персиваль Батькович, как ты Троцкого да Каменева в революционном Петрограде все на выступления подзуживал? И как бежать тебе пришлось от недружелюбно настроенных матросов накануне Октябрьского восстания? Видать, забыл. Только вот мы не забыли. Так что если по правилам - то и тебя надобно привлекать к уголовной ответственности за подстрекательство. А пока ты лишний раз рот не разеваешь - то и мы тебя не трогаем до поры до времени. Твой участник пускай соблюдает твои правила хоть до запятых. А мою пару я на такое отпустить не могу, им и драконов с русалками за глаза хватило. Они оба этот турнир в гробу видали после такого обхождения.

Пару?

Ну да, Игорь Чернов и Флёр, пока еще Делакур. Они еще с первой задачи друг от друга не отходили, а сейчас и вовсе скоро поженятся, так что работать будут только вместе. Ну чо, чо скривился, как жабу проглотивши? Давай, колись уже, чем тебе так уж не нравится та, кто Гарику подругой стала.

Если это на самом деле Гарри Поттер... я думал, что он станет другом юного Рона Уизли и Гермионы Грейнджер... а потом начнет отношения с младшей сестрой мистера Уизли... - все еще не желая признавать своего поражения, промолвил Дамблдор.

Может, и стал бы, выйди все по-твоему. Так ведь он же не Гарри Поттер, сирота из Англии, он ведь теперь Гарик Чернов, пацан из Ленинграда. И дорога у него совершенно другая.

Может быть, я и не одобряла бы того, что мой сын женился в пятнадцать лет, - поддержала свое непосредственное начальство Лили. - Но я горжусь тем, что он пошел на все, чтобы защитить тех, кто ему дорог. И если бы Флёр после этого решила бы как-то по-другому, я бы потеряла к ней всякое уважение.

Вот именно. Ладно, товарищи, засиделись мы, пойдем на улицу. А ты, Альбус Батькович, посиди да подумай, чем именно ты можешь быть полезен обществу. Кстати, еще пара человек тут тебе хочет задать пару вопросов, - с этими словами Саурон кивнул товарищам в штатском.

Кто Вы? - запинающимся тоном произнес Дамблдор, все еще не верящий в возвращение Саурона.

Нас, мистер Дамблдор, собственно говоря, очень сильно интересуют подробности Ваших действий в России с марта по октябрь тысяча девятьсот семнадцатого года... в числе прочих вопросов, - с этими словами один из гостей достал из кармана красную книжечку и показал Дамблдору. Не веря своим глазам, старый маг прочитал надпись чуть ниже герба:

КОМИТЕТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

СОЮЗА СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК

Ч... Что В...Вам надо? - весь в холодном поту пролепетал директор.

Вы успокойтесь, мистер Дамблдор, и устраивайтесь поудобнее. Разговор у нас с Вами долгим будет...

**********************************************************************************

Глава пятнадцатая.

Весенние каникулы

Шотландия, Хогвартс, 28 февраля 1995 года

- Лили, я просто не могу поверить, что ты жива, - вытирая слезы, признавалась профессор МакГонагалл своей лучшей ученице.

Нам просто повезло, Минерва. Просто повезло.

Но как же ты додумалась добраться так далеко?

В порту, куда мы пришли в поисках подходящего корабля, оказался только советский. На нем мы и ушли, с тех пор в Ленинграде и живем.

И почему ты теперь Чернова?

Потому что "Блэк". В Ленинграде я вышла замуж за Сириуса. Он усыновил Гарри и дал нам обоим свою фамилию. Поэтому так и оказалось, что Гарри Поттер стал Игорем Черновым. Мы же теперь советские граждане, и живем именно там. Чтобы от всего этого подальше.

Не могу не одобрить. Я же говорила ему...

Что такое, Минерва?

Видишь ли, в тот день, когда пал В... Тот-Кого-Нельзя-Называть, я услышала от Хагрида, что Дамблдора зачем-то понесло в Литл-Уингинг, ну, ты помнишь, там где живет твоя сестра Петуния. Я пошла вслед за ним, и услышала, что Альбус собрался оставить твоего сына на воспитание твоей сестре. Худшего выбора лично я не могла бы найти, даже если бы пыталась.

Значит, я была права. Но почему, черт возьми, Дамблдор решил, что я вдруг захочу отдать своего сына ему на попечение? Неужели он всерьез решил списать нас со счетов и заочно похоронить?

Боюсь, что так, он тогда говорил о вас с Джеймсом как о покойниках.

Вот мерзавец! Все строит из себя светлого мага, а сам... "Общее Благо", из-за его бредовых идей погиб Джеймс, чуть не попал в тюрьму Сириус, а мы с Гарри вынуждены были бежать из страны, бросая все! И это нам еще повезло, ибо целые семьи хороших людей так и не увидели рассвета!

Ты права, Лили. Ты только подтвердила мои подозрения. В России тебе точно будет лучше.

Подозреваю, что Дамблдор теперь станет агитировать меня или Гарика остаться в Англии, ну, все ради своего "общего блага", - Лили скривилась, произнося эти два слова. - Но от меня он ничего не дождется, да и от Гарика тоже, я с ним уже говорила об этом.

Не слушай его. Если, как ты говоришь, директором сейчас занимаются люди из вашего КГБ, то они на него страху нагонят, он Россию не любит и боится. Так что, когда это все закончится, забирай своего сына и его невесту и возвращайся к себе.

Так и сделаем. И Вас, кстати, Минерва, в гости ждем.

Буду весьма признательна.

***

В конце марта в Хогвартс пришла весна. Сошел снег, и озеро на какой-то момент даже вышло из берегов. Разом раскисли все дороги, которые не были вымощены камнем, так что советским студентам пришлось сотворять резиновые сапоги - и на себя, и на подруг-француженок - чтобы элементарно выбираться за пределы лагеря. Места вырубки в Запретном Лесу, где всю зиму русские рубили дрова для печек, протянулись вглубь леса на добрых полверсты - и продолжали углубляться.

Русалки, которых месяц назад "пролечили" динамитной терапией, больше никого не беспокоили, но Флёр все же опасалась приближаться к воде в одиночку, без своего жениха. Хотя Гарик и не позволил бы ей это сделать, все время держась рядом, к большой радости своей невесты. Если Флёр и раньше в своем женихе души не чаяла, то теперь, после того, как он вытащил ее из озера, полюбила его больше жизни.

Неразлучная парочка теперь жила в отдельном купе. Собственно говоря, на совместном консилиуме, состоявшем из мадам Максим, Саурона, Сковородкина и старших Делакуров, было принято решение переселить вместе тех студентов из обеих школ, что уже договорились о помолвке. Таковыми, как ни странно, оказались почти все, за редким исключением. Исключения, впрочем, были лишь потому, что, во-первых, у них в Советском Союзе уже кто-то был, а во-вторых, потому что неохваченных вниманием (и не только) француженок попросту не осталось. Гарику все завидовали белой завистью, но прекрасно всё понимали. А кто не понимал, с теми беседовал наедине или Сковородкин, или лично Саурон, злить коего по понятным причинам опасались все.

За месяц, прошедший с момента той самой приснопамятной рыбалки, где кто-то поймал себе жену, а кто-то огреб динамитом по башке, в Хогвартсе и около него произошло еще много разнообразных событий.

Круг общения советского лагеря значительно расширился, братаны-близнецы притащили с собой еще массу народу, начиная с их собственных подружек и заканчивая возмутителями спокойствия со всех остальных факультетов, исключая разве что "зеленый". Представители последнего разделились на две группы, и наиболее вменяемые пока присматривались и оценивали, а фанатики "чистоты крови" при виде красного флага нервно передергивали плечами. Воспоминания о постигшей Слизерин эпидемии еще не успели выветриться из аристократических голов, и скромный ларек с шавермой и чебуреками "змеи" еще долго обходили стороной.

Дамблдор больше не пытался проникнуть в сознание советских гостей. Нервный стресс, пережитый им после того самого инцидента со внезапным появлением вполне себе живой и здоровой Лили Поттер, практически не имел себе равных за все время директорской работы. Не говоря уже о внезапном проявлении во плоти самого Саурона, того, который считался погибшим вот уже четыре тысячи лет. Последнего из истинных Темных Лордов.

Большего удара по ценностям "Общего Блага" представить было трудно. Если Лили Поттер жива и здорова, и Гарри тоже, хоть и под другим именем, то, значит, Сириус Блэк действительно ни в чем не виноват? Но почему тогда они уехали? Почему?

Ответа не было. Портреты на стенах директорского кабинета угрюмо молчали. Даже феникс по имени Фоукс, и тот не реагировал на просьбы.

Допрос, устроенный неожиданными визитерами из советского КГБ, окончательно выбил из колеи. Официальных обвинений Дамблдору пока не предъявляли, но старик изо дня в день все яснее чувствовал приближение таинственного русского полярного зверя.

К виду угрюмых незнакомцев в коридорах школы понемногу стали привыкать. Библиотеку и директорский кабинет опечатали, все бумаги из кабинета уже вынесли и отправили в Ленинград и Москву на следствие, продолжался вынос книг. Вызывали на допрос и других преподавателей, и Снейп после одного такого вызова получил здоровенный фингал под глазом, резко поумерив свои претензии к другим студентам.

***

Шотландия, Хогвартс, 21 апреля 1995 года

Когда снег окончательно сошел, а земля, наконец, просохла, советские студенты познакомили Хогвартс с новым для него видом спорта. Разметив площадку, вкопали в землю две пары прямоугольных ворот с сеткой. А сделав это, стали по утрам гонять мяч, разбившись на две команды.

Что это? - спросил Гарика Фред.

Это футбол, любимый спорт у нас в Союзе.

Что такое "ногомяч"? - переспросил Джордж.

И как в него играют?

Интереснее квиддича?

А что такое квиддич? У нас он не известен.

Ну ты даешь!

Не знать квиддича!

Что у вас там за маги?

Да вроде бы нормальные. Только у нас в Ленинграде больше футбол популярен. Особенно те матчи, когда "Зенит" играет. Сегодня вечером, кстати, показывать будут, наши против сталинградского "Ротора", чемпионат СССР. Приходите, посмотрите.

Вечером братаны-близнецы действительно заявились посмотреть футбол, и очень скоро оказались втянуты во всеобщее ликование.

...А НАМ ВСЕ ПО БАРАБАНУ, МЫ БОЛЕЕМ ЗА "ЗЕНИТ"!!! - орал Гарик.

"ЗЕНИТ" - ЧЕМПИОН"!!! - вторила жениху Флёр, тоже подхватившая интерес к футболу.

РАЗ, ДВА, ТРИ, "ЗЕНИТУШКА", ДАВИ!!! - вопили остальные ленинградцы из группы. Да и Фред с Джорджем в итоге тоже заразились, уходя к себе в замок лютыми фанатами советского футбола ("Зенит" - "Ротор" - 4:1) и клуба "Зенит" в частности.

Немногим позже снова приехали родители Флёр, которые сагитировали Гарика и его невесту на вылазку во Францию, а именно в Париж.

Долго упрашивать не пришлось.

Арик, так ты едешь? - поинтересовалась Флёр.

Она еще спрашивает! Конечно же, поеду, я тебя никуда не отпущу. Даже не надейся.

Глупый ты, я только шучу, - хихикнула вейла. - Я там уже была, и все тебе покажу.

На следующий день все вчетвером уже были на вокзале города Брюсселя и садились на экспресс TGV, следующий до Парижа.

"Нам бы такие поезда", подумал Гарик, когда поезд разогнался до обычных для себя трехсот километров в час. - "До Москвы не за девять часов, а за два с половиной. Или в Крым ездить не двое суток, а восемь часов".

Дорога до Парижа пролетела очень быстро, и уже через час с небольшим после отправления поезд уже втянулся под дебаркадер Северного вокзала Парижа.

Жан-Поль Делакур успел организовать и номер в гостинице, и ужин в ресторане. Договорившись с отцом обо всем насущном, Флёр схватила жениха под руки и повела на экскурсию по городу.

Флёр оказалась отличным экскурсоводом - сказалось ее увлечение искусством и архитектурными памятниками. Гарик клятвенно пообещал ей, что, как все они приедут в Питер, он проведет ее точно так же.

Париж был великолепен, как и всегда. За день неразлучная парочка побывала в очень многих местах - от собора Парижской Богоматери и до Эйфелевой башни, прогулялась по саду Тюильри и прокатилась на катере по Сене. А вечером, добравшись до отеля, оба повалились на кровати, уставшие и безмерно счастливые.

Последующие дни принесли новые открытия. Холм Монмартра и Большие бульвары, Гранд-Опера и площадь Звезды с Триумфальной Аркой, музей дОрсэ и дом Инвалидов... Перечислять можно было бесконечно. А в последний вечер Гарик и его невеста устроили себе романтический ужин в ресторане с видом на Эйфелеву башню.

По пути бесконечных прогулок Гарик все-таки не удержался и приобрел Флёр обручальное кольцо, с благодарностью принятое. В ответ она подарила ему свое. Чистая формальность, но, тем не менее, Флёр от такого признания чувств натурально светилась от счастья.

После недели, проведенной в Париже, Флёр затащила жениха в фамильный особняк своих родителей на Средиземноморском побережье, где они вдвоем провели еще несколько дней, наполненных радостью и весельем.

Возвращаться из французской теплыни в английскую сырость не хотелось никому. Все же характер погоды на Британских островах был чересчур отвратительным, даже для Гарика, выросшего в Ленинграде и к плохой погоде, казалось бы, привычного. А француженка постоянно ёжилась на холодном ветру, и мягко, но настойчиво подталкивала своего жениха к идее обзаведения домом где-нибудь на юге. По меньшей мере, в Крыму.

Все-таки, Арик, я к холоду не привыкла. Не знаю, как ты живешь там в Ленинграде. Слишком здесь сыро и холодно, - пожаловалась как-то Флёр. - А у тебя там как?

У нас в Питере, наверное, только на Белые ночи хорошая погода, июнь-июль, а потом осень начинается...

Брр! - нервно передернула плечами Флёр. - Не люблю холод.

Что-нибудь придумаем. В крайнем случае, есть же Крым, там уже в мае теплынь...

***

Шотландия, Хогвартс, 21 мая 1995 года

Вернувшись из Франции, неразлучная парочка с изумлением заметила, что весна и сопутствующие ей романтические настроения подействовали не только на них. Никто иной, как Сковородкин, был замечен в первый же день в компании той самой молодой сотрудницы Хогвартса, с которой он танцевал на Рождественском Балу. И, судя по жестам и взглядам, которые оба бросали друг на друга, дело там зашло значительно дальше обычной дружбы.

Дред, Фордж, что тут нового? - спросил Гарик у братанов-близнецов, едва наткнулся на них.

Все отлично...

Только вот ваш профессор Сковородкин...

Стал встречаться с профессором Синистрой...

Что у нас в Хогвартсе преподает астрономию...

До сих пор гадаем...

Что же их так влечет друг к другу!

А, кажется, я знаю, в чем дело, - ответил Гарик. В самом деле, кто же знает астрономию лучше бывалого джедая, не одну тысячу световых лет пролетевшего по далеким и очень далеким галактикам. - Кажется, им точно есть, о чем поговорить... под звездами...

Разве?

Это как?

Не хочешь ли ты сказать...

Что ваш профессор тоже изучает астрономию?

Флёр прыснула.

Ну вы, блин, даёте... Тут не в этом дело, - смеясь, ответил Гарик.

Что вы там уже сказать хотите? - подошел услышавший беседу Сковородкин. - Увлечение... хм, астрономией, мое обсуждаете? А, рыжие?

Мы видели, как Вы...

Гуляете с нашим профессором астрономии...

И нам стало интересно...

О чем же вы ей рассказываете?

О каких звездах?

Ну, знаете, это уже слишком, - наигранно изобразил злую мину Сковородкин. - То, о чем я с этой очаровательной дамой разговариваю, не должно интересовать никого, кроме нас двоих. А вам, если так уж сильно невтерпеж кое-кому, я расскажу кое-что. Только слово дайте, что не разболтаете по всему Хогвартсу.

Даем слово!

Клянемся своей магией...

Что не раскроем...

Того, что сейчас расскажет нам...

Аникей Сковородкин...

Никому из Хогвартса...

Пока он сам этого не разрешит!

Ну, значит, слушайте... - и бывший джедай поведал братанам о том, кто он есть на самом деле и откуда, собственно говоря, нагрянул. А также, опустив кое-какие существенные детали, и о том, какие последствия повлекло его появление для Советского Союза вообще и для него лично.

А результаты нашей работы так вы и сами все видели. Прилетевшая электричка, световые мечи у моих падаванов, это и многое другое мы в СССР уже делаем, - подытожил свой рассказ Сковородкин. - Хотите поучаствовать - я могу вам помочь.

Конечно, хотим...

Он еще спрашивает...

Нам тоже есть, чего подсказать...

Вы просто еще всего не видели!

Ну что ж, юнные падаваны, тогда в один из дней пойдем с вами на беседу. Образцы ваших изделий берите с собой.

Договорились!

Договорились!

Это были не единственные новости, о которых Гарика просветили по возвращению их с Флёр из Франции. Еще раньше он узнал от матери, что в английском магическом банке "Гринготтс" у их семьи имеется некое состояние, до которого в суматохе бегства из Англии ни у кого не было дела. Потом время появилось, да и не забывал никто про хранящиеся в заморских землях сбережения, просто повода не было приехать, и Дамблдора разумно опасались. Теперь же, неожиданно для всех нагрянув в Англию, Лили в числе прочих вопросов, конечно же, занялась и финансовым. В частности, выводом всех средств из "Гринготтса" и перемещением их в банк "Трехлитровый" [28], а по-простому - в зачарованные сундуки на даче. Что-то досталось Сковородкину в награду за помощь, что-то - родителям Флёр, да и сама она получила подарок к грядущей свадьбе.

Выяснилось и еще кое-что. Пока Гарик и его невеста наслаждались красотами Франции, неугомонные братаны подсмотрели у русских друзей схему действия и внешний вид устройства под названием "перегонный куб". А посмотрев и выяснив, тайком устроили и открыли в Хогвартсе подпольную лабораторию по самогоноварению, причем продукт, выдаваемый на-гора, расходился не хуже их же собственных "волшебных вредилок". Достаточно сказать, что все тот же высокомерный блондин, которого, как оказалось, звали Драко Малфой и которого Гарик когда-то поставил на место в коридорах школы, как-то раз глотнул вместо воды подлитого в стакан самогона. Выпив, тут же начал танцевать стриптиз прямо на столе, затем стал приставать к сокурсницам, получил от них по морде, после чего был схвачен Снейпом, коего незамедлительно послал матом. Разъяренный декан на месте снял сто баллов с собственного факультета и даже пообещал написать гневное письмо родителям. Словом, простой и незамысловатый эксперимент заставил похохотать весь Хогвартс.

В общем, жизнь продолжалась. Единственным, что теперь не давало Гарику покоя, была приближающаяся Третья задача. Что седобородый придурок приготовил им на этот раз - до сих пор оставалось загадкой. И насколько его удалось успокоить комитетчикам - тоже.

**********************************************************************************

Глава шестнадцатая.

Когда рак свистнет

Шотландия, Хогвартс, 22 мая 1995 года

Весенние дни пролетали как птицы. Казалось бы, еще недавно вокруг замка и советского лагеря на многие метры вокруг царило непролазное болото - а теперь совсем по-летнему припекающее солнце все высушило.

На дворе стояла середина мая.

Неразлучная парочка продолжала тренировки, одновременно пытаясь выяснить, что же приготовили в качестве третьей задачи. Зная Дамблдора и его компанию, можно было предположить, что ничем хорошим это в очередной раз не кончится.

Разделял это мнение и Саурон. Да, пускай визит к Дамблдору на дом сотрудников в штатском, перешерстивших весь Хогвартс и изъявших в качестве доказательного материала все содержимое библиотеки и директорского кабинета, и заставил радетеля "Общего Блага" немного приутихнуть, но до конца Дамблдор сдаваться не собирался.

Впрочем, Саурон снова и однозначно заявил Дамблдору, что третья задача будет решаться под его, Саурона, личной "крышей". Для Гарика и Флёр персонально сие означало право на использование оружия вплоть до огнестрельного и лучевого. Чем ответят на вызов Седрик и Невилл, третий и четвертый Чемпионы, никто не знал - тот практически не покидал пределов замка.

В последнюю неделю мая сразу после тренировки к Гарику и Флёр подошел Сковородкин.

Так, юнные падаваны, сегодня в девять вам нужно быть на хозяйском стадионе. Там вам расскажут о том, что вы будете делать через месяц.

Этот стадион Гарик видел и раньше. Поле, окруженное трибунами, непонятно зачем поднятыми на высоту девятиэтажного дома, а вместо знакомых очертаний футбольных ворот - две пары по три кольца. Позже братаны-близнецы объяснили ему, что это все нужно для игры под названием "квиддич", главного и чуть ли не единственного вида спорта среди английских чародеев.

Основные принципы игры остались Гариком не поняты. В самом деле, что это за игра, где выигрывает не тот, кто за определенный момент времени успеет наколотить сопернику как можно больше голов, а тот, кто раньше других словит непонятную шарообразную летающую хрень с крыльями. Причем размером эта хрень меньше кулака, а летает как бабочка, где попало и как угодно.

Фред и Джордж это мнение немного даже разделяли. Все дело было в том, что команда их факультета, в которую до этого года входили и они, никак не могла выиграть школьный чемпионат. Всегда находились те, кто, пока все остальные заколачивали голы, ловил крылатый мячик и выигрывал матч. Футбол же в исполнении "Зенита" понравился братанам намного больше. Видимо, "квиддич" был популярен среди британских магов лишь из-за отсутствия конкуренции.

Однако со времен последнего визита стадион немного изменился. Трибуны и кольца еще весной за какую-то неделю спилили под ноль, а само поле оказалось совершенно преображенным. Всего за месяц (вот уж действительно - магия!) на некогда гладком газоне выросли настоящие стены из переплетенных ветвей, пройти через которые можно было только с бензопилой. Ну, или световым мечом, по растительности он работал не хуже.

Вот блин! И что нам с этими стенами надо будет делать? Помня предыдущие задачи, явно не подстригать.

Ты прав, Арик, у меня какое-то нехорошее предчувствие, - поддержала жениха Флёр.

Эй, вы там! - окликнул их знакомый голос.

Мистер Бэгман, успевший с зимы залечить синяки и шишки, уже был на поле, Седрик и Невилл стояли рядом с ним. Чтобы подойти поближе, Гарику и Флёр пришлось перебираться через несколько живых стен. Хорошо, они не успели пока вырасти слишком высоко - так, где-то около метра на глаз.

Ну как? - спросил Бэгман, едва Гарик и Флёр оказались рядом с ним. - Чудно растут, правда? Готов поспорить, что через месяц они будут до двадцати футов высотой.

"Двадцать футов. Шесть метров. Они там как, в своем уме?"

Я думаю, вы уже догадались, что вас ждет?

Лабиринт? - предположил Седрик.

Точно! - воскликнул Бэгман. - Лабиринт! Третье задание очень простое. Кубок будет расположен в центре лабиринта. Тот из Чемпионов, кто первым прикоснется к Кубку, становится победителем.

Мы должны будем пройти чеез лабиринт? - спросила Флёр.

Здесь будут препятствия, - поведал им Бэгман, словно хозяин положения. - Лесничий Хогвартса согласился предоставить нам парочку своих питомцев... Потом будут еще заклинания, которые необходимо разрушить... ну и дальше в этом роде, понимаете. И еще. Чемпион, имеющий наибольшее количество очков, войдет в лабиринт первым, - он кивнул Гарику, но, наткнувшись на нахмуренный взгляд, продолжил. - Потом мисс Делакур за ней мистер Диггори и последним мистер Лонгботтом. Но все вы будете иметь одинаковые шансы на победу, все зависит от того, как вы справитесь с препятствиями. Будет весело!

Я не оставлю тебя, - прошептал Гарик своей невесте, легонько сжав ее руку. - Пусть думают что хотят. Я не собираюсь итти куда бы то ни было без тебя.

Нам надо войти туда вместе.

Так и сделаем. Правила создаются, чтобы их нарушать, а победителей не судят.

Ты прав.

Пошли, Флёр, просветим учителей. Может, и натаскают они нас за месяц.

Что такое? Говорите, лабиринт из стадиона сделали? - переспросил Сковородкин, когда неразлучная парочка вернулась в лагерь.

Да, лабиринт. Живая изгородь, пока еще невысокая, обещают, что метров шесть в высоту будет, - ответил Гарик.

Вот...! - бывший джедай крепко выругался на всех известных ему языках. - Сначала драконы.

Потом русалки. Теперь лабиринт с диковинными тварями. Зашибись! Хорошо, товарищ Саурон весь этот чародейский бардак под контроль взял, пойдете на дело со стволами. Если что, палите не раздумывая, по ту сторону своих нет. Надеюсь, вы решили выходить вдвоем?

Конечно же! - обиделся Гарик.

Тихо, угомонись. Короче, разобрались мы. Давайте по своему плану, с завтрашнего дня начнем вас двоих натаскивать.

***

В одном из кабинетов Хогвартса тоже размышляли над ходом задачи.

Хвост, отправляйся в русский лагерь и разузнай, что же мальчишка Поттер думает сделать в ходе задачи. Он должен заполучить Кубок любой ценой, - Бартемиус Крауч Младший все еще прикрывался личиной профессора.

Будет сделано, сэр, - крысоподобный человечек согнулся в поклоне.

И доложи Повелителю о том, что все идет по плану.

Будет сделано, сэр.

Но Крауч Младший напрасно ждал возвращения Хвоста.

В крысином обличье тот пробрался на территорию лагеря, надеясь подслушать разговор Поттера.

Э, слющий, щто ты тут дэлаищ? - внезапно послышалось над самым ухом.

Смуглый носатый человек в белом переднике склонился над Хвостом, сжимая в руке нож.

Стой, крыс, куда пащол, да? А ну иди сюда!

Хвост обреченно заметался по узкому пятачку земли, куда он попал, но вырваться от странного азиата, или индуса, было невозможно. Отчаянный писк вскоре стих, а через какое-то время довольный Вартан Ованесян вышел из кухни, потирая руки.

Вай, вай, вай, какой харощий мясо палучилса, сдэлаю чебурек и продам, - проговорил он, добавив что-то по-армянски.

И впрямь, из Хвоста получилась пара чебуреков, которые по пути в Хогсмид сожрали Крэбб и Гойл, что отправило их на унитаз еще на неделю. Таков был конец бывшего Пожирателя, некогда предавшего своих лучших друзей.

***

Шотландия, Хогвартс, 24 июня 1995 года

За тренировками пролетел остаток мая и почти весь июнь. В день Третьей задачи учеба не проводилась. Собственно говоря, по советским законам все обучение закончилось ровно месяц назад, и тех из студентов, что хотели уехать домой, отпустили безо всяких сомнений. Другое дело, что уехать захотели не все - большинство осталось поболеть за свою пару Чемпионов, искренне переживая как за Гарика, так и за его невесту.

Рано утром, после завтрака, в лагерь неожиданно для всех заявилась Лили, а вслед за ней и старшие Делакуры, пришедшие поболеть за свою старшую и ее жениха.

Весь день Гарик и Флёр провели, общаясь с родными. А ближе к вечеру, когда пришло время отправляться на торжественный ужин, куда делегацию гостей попросили непременно явиться, пара Чемпионов переоделась в камуфляж - по всей вероятности, потом это сделать не дадут. Хотели взять с собой и винтовки, но отговорил Сковородкин, сказав, что вручит оружие обоим на выходе.

Ужин был великолепен, выбор блюд просто поражал. Время от времени Гарик бросал взгляды на стол преподавателей, где присутствовал неизменный Бэгман, светящийся от золота на мантии, а вместо памятного по "встрече" мистера Крауча восседал непонятный мужик с рожей полнейшего дебила. Что это был за персонаж - Гарик так и не узнал.

Когда заколдованный потолок над головой начал от голубого плавно переходить к сумрачно-фиолетовому, Дамблдор встал со своего места и призвал зал к тишине.

Дамы и господа! Через пять минут я приглашу вас спуститься на квиддичное поле на третье и последнее испытание Турнира Трех Волшебников. А сейчас, господа Чемпионы, пожалуйста, пройдите на стадион с мистером Бэгманом.

Гарик и Флёр поднялись с места, провожаемые аплодисментами. Советские и французские товарищи, остающиеся в зале, пожелали им удачи.

На выходе парочку Чемпионов подловил Сковородкин, вручив каждому по комплекту оружия из винтовки, запасных аккумуляторов заряда, гранат, ракетницы, а также достаточно мощной лампы - все же уже стемнело. Джедайские мечи и так уже висели у обоих на поясах. При виде вооружающихся Чемпионов из красного блока Бэгман недовольно нахмурился, но припомнил выговор, сделанный ему лично Сауроном, и поставленные тем же Сковородкиным синяки, и не сказал ничего.

Они вышли на стадион, который стал совершенно неузнаваемым. Как и обещали, зеленые стены теперь поднимались на шестиметровую высоту. В зеленой массе сияло отверстие - вход в лабиринт, от которого начинался темный коридор жутковатого вида.

Через пять минут трибуны начали заполняться людьми. Небо совсем стемнело, появились первые звезды. К Бэгману подошли давешний великан по имени Хагрид и еще несколько человек, на шляпах у которых светились огромные красные звезды.

Мы будем патрулировать вокруг лабиринта, - сказала Чемпионам та самая строгая дама, что встречала их на Балу. - Если у вас возникнут серьезные неприятности и вам понадобится помощь, пошлите в воздух красные искры и один из нас придет вам на помощь. Понятно?

Все трое синхронно кивнули.

В таком случае - разойдись! - скомандовал Бэгман.

Четверка патрульных заняла места по углам лабиринта. Бэгман направил на шею волшебную палочку, прошептал "Сонорус", и его магически усиленный голос начал разноситься над трибунами.

Дамы и господа, с минуты на минуту начнется третье и последнее состязание Турнира Трех Волшебников. Позвольте напомнить вам счет. Первое место, набрав восемьдесят баллов, занимает Игорь Чернофф, лицей "Китежград", Советский Союз!

Аплодисменты зрителей вспугнули стаи птиц, взмывших с деревьев Запретного Леса в ночное небо.

Второе место, семьдесят четыре балла, занимает Флёр Делакур, академия "Шармбатон", Франция!

Аплодисменты продолжались.

Третье место с общим счетом в семьдесят один балл занимает Седрик Диггори, школа чародейства и волшебства "Хогвартс"!

Только теперь аплодисменты перешли в овацию. Все же "своего" Чемпиона поддерживали намного больше.

На четвертом месте с общим счетом в двадцать два очка находится Невилл Лонгботтом, школа чародейства и волшебства "Хогвартс".

Вместо аплодисментов на этот раз послышались смех и улюлюканье. Все же жиртресту не прибавило уважения даже участие в Турнире.

Итак, по моему свистку, мистер Чернофф, прошу... три... два... один...

Он свистнул, и Гарик, сняв винтовку с плеча, направился ко входу в лабиринт.

Высоченная живая изгородь откидывала черные тени на тропу. Изнутри не доносилось ни единого звука - то ли оттого, что заколдовали, то ли оттого, что зеленая стена действительно была высокой и толстой.

Гарик включил лампу, машинально зарядив винтовку.

Свисток повторился вновь, ко входу в лабиринт направлялась Флёр, тоже держащая оружие в руках. Дождавшись ее, Гарик пошел вперед.

Двое шли молча, освещая перед собой путь. Вот и первая развилка.

Флёр, идем вместе, я тебя не оставлю. Куда, как ты думаешь?

Пойдем налево, компас показывает, что север где-то там.

Тогда пошли.

Дорога оказалась пустынной, и отсутствие препятствий начало настораживать. Ничего хорошего это не предвещало. Похоже, лабиринт решил убаюкать пару Чемпионов ложным чувством безопасности.

Вот и первая преграда. Завернув за угол, Гарик и Флёр наткнулись на странную тварь - похожую на мертвеца, с черепом, закрытым капюшоном, неслышно плывшую в их сторону.

А вдоль дороги мертвые с косами стоять... И тишина... - вырвалось у Гарика. Флёр, спрятавшаяся у него за спиной, не могла не хихикнуть.

А, ладно. БРЕХНЯ!!! - вскинув винтовку, Гарик нажал на курок.

Зеленый луч, вырвавшийся из ствола, развеял тварь в пыль. Луч Флёр, последовавший секундой позже, прожег большую дыру в изгороди.

Арик? Что это было?

Не знаю, Флёр. Но однозначно что-то недружелюбное. Вот и подумал, мол, гроб с покойничком летает над крестами... - теперь хохотали оба.

За очередным поворотом встретилось препятствие посерьезнее. Живые лианы медленно шевелились, стремясь ухватить незваных гостей за ноги или за руки. Пришлось отступать немного назад, за угол.

Погоди, Флёр, сейчас прочистим... - с этими словами Гарик снял с пояса гранату и швырнул ее в сторону щупалец. Секунда, две, три... БУМММ!!! Там, где раньше змеились лианы, теперь ничего не было, а прожженная дорога открывала проход дальше.

Далеко уйти не удалось, еще пара поворотов и развилок - и пара Чемпионов наткнулась на невиданный доселе гибрид рака со скорпионом, больше трех метров в длину, угрожающе шевелящий клешнями и поднимающий жало на хвосте. Гигантский ракоскорпион тоже их увидел, моментально выпустив из хвоста огненную струю.

Немного отступив, Гарик и Флёр выстрелили по паре раз в сторону странного рака. Попали раз, другой, тварь опустилась на брюхо и больше не двигалась. Можно было проходить дальше.

А потом на них вышел Седрик, третий из Чемпионов. Первое, что заметил Гарик в свете лампы, это какое-то пустое выражение глаз - такое чувство, что над их соперником поработал сильный гипнотизер.

Седрик наставил на них палочку.

КРУЦИО!!!

Гарик едва успел увернуться от красного луча.

Э, Седрик, ты чего? - джедайские мечи сами прыгнули Гарику и Флёр в подставленные руки.

КРУЦИО!!! - теперь красный луч летел в сторону Флёр, но был отбит световым мечом Гарика, который теперь уже разозлился не на шутку.

Тем временем Седрик, видя неудачу своих попыток приложить конкурентов заклинаниями, бросился бежать прочь.

Да твою же ж мать! А НУ СТОЯТЬ!!! КОМУ СКАЗАЛ, Б...!

Реакции не последовало.

Блин, это уже что-то новое. Флёр, ты как, цела?

Все в порядке, Арик. Он меня не задел.

Только бы попробовал, я б его голыми руками задушил. И ты это знаешь.

Они выключили мечи и двинулись дальше, освещая путь светом ламп. Сгущающаяся тьма говорила о том, что приближается центр лабиринта, а с ним и кубок.

Огненная стена, открывшаяся в одном из коридоров, преградила путь.

Арик? Дежа-вю? Что скажешь? - спросила Флёр.

Оно то и оно, только вот компас говорит, что кубок не за стеной, а сильно сбоку. Нормальные герои всегда идут в обход! Смотри, сейчас дверь будет! - и Гарик, включив меч, начал прорезать в живой изгороди ход, достаточно широкий, чтобы туда можно было пролезть. Ветки и листья подавались хорошо, и вскоре в стене зияла превосходная дыра, достаточная, чтобы Гарик и Флёр могли пролезть в нее вдвоем, ничего не задев. Что они и сделали.

Взорам открылся новый коридор, в дальнем конце которого блестел заветный Кубок. До него оставалось совсем немного, на глаз метров так сто.

Когда же Гарик и Флёр подобрались совсем близко, из другого коридора выскочил Седрик, все так же стеклянно блестящий глазами. Бежал он быстро, намного быстрее, чем могла Флёр - а Гарик даже не собирался бросать свою невесту, что бы то ни было. В конце концов, не в кубке дело, а участвовать он не собирался с самого начала. Любовь Флёр стоила намного дороже.

Внезапно из другого коридора выскочила некая черная тень и ринулась наперерез третьему Чемпиону. Тень при внимательном рассмотрении оказалась громадным пауком. Седрик попытался выхватить палочку - и без толку, никакие заклинания на паука не действовали.

Гарик и Флёр синхронно вскинули винтовки. Два зеленых луча вырвались в один момент и поразили паука точно в брюхо. Это оказалось более действенным, хищник подломился в ногах и рухнул, подняв тучу пыли.

Седрик лежал на полу, сжимая раненную ногу. Видать, паук все же достал его. Потом кое-как встал, неуклюже отряхнулся, как бы забыв о Кубке, и вихляющей походкой зомби побрел прочь в темноту.

Странный какой-то. Что, ему уже и не надо? - спросил Гарик.

Навеное, нет. Пусть ищет, - отозвалась Флёр.

Во-во, может, и найдет... когда рак свистнет.

Четвертого Чемпиона, Невилла, они так и не встретили.

Кубок стоял на каменном постаменте, сверкая колдовским светом. Вот она, цель Турнира.

Ну что, Флёр, что делать будем? Бери, я уступаю тебе это право. Кубок твой.

Нет, Арик, я бы не дошла сюда, если бы не ты. Никто, кроме тебя, не стал бы помогать мне с самого начала. Ты спасал мне жизнь, и согласился принять мою любовь. Ты - настоящий Чемпион, иди.

Нет, Флёр. Может, я и чемпион, но никогда не сделал бы этого без тебя. Но если ты так хочешь, то... может, давай тогда поднимем его вместе?

Что?

Мы возьмем этот кубок вдвоем. Пускай будет ничья, пускай. Меня не волнует результат. Свой приз в этом турнире я уже получил. Это - ты, Флёр. Ты - мое главное сокровище, без которого я не смог бы жить. Так что, коли суждено нам с тобой быть вместе, то и победу нашу мы разделим на двоих. Пойдем.

Они подошли к Кубку, протянув руки к блестящим ручкам.

На счет "три"... Раз... Два... Три!

И они одновременно схватили Кубок за ручки.

В то же время Гарик почувствовал, как что-то сильно рвануло его за живот. Ноги оторвались от земли, и все закружилось в круговерти, поднимая куда-то ввысь. Флёр летела рядом с ним...

**********************************************************************************

Глава семнадцатая.

Восставший из зада

Шотландия, Хогвартс, 24 июня 1995 года

О том, что оба иностранных чемпиона исчезли неизвестно где, Саурон узнал тут же на месте.

ЧТО? Куда их, мать.... занесло? Ничего не понимаю, - то, что что-то пошло не так, злило и раздражало.

Товарищ Саурон, как Вы это определили?

У них на одежде маячки, которые позволяют их найти. Так вот, я их прямо здесь не вижу. Сейчас передам сигнал на флот, авось посмотрят.

Как флот?

А вот так. Французы вывели в море под видом учений авианосец "Шарль де Голль" из своего Бреста, плюс наших эсминцев парочка в этих же водах вертится. Как знал, что понадобятся. Еще радар летающий в воздух подняли, частоту маячков им сейчас передам.

Ответа моряков ждали недолго. Вскоре пришло сообщение.

Графство... Место... Деревня... Все понятно, товарищи. Всем - туда и срочно! Кажется, именно там все и решится.

Отдав приказ, Саурон сотворил портал на палубу французского авианосца и шагнул туда.

Ход Турнира приобретал новый окрас.

***

Место неизвестно, 24 июня 1995 г.

Гарик почувствовал, как ноги ударились о землю, а Кубок выскользнул из рук.

Где мы? - спросил он.

Флёр ничем помочь не могла.

Они вдвоем стояли в совершенно незнакомом месте. И далековато от замка, поскольку холмов и гор, окружавших распроклятый Хогвартс, не было видно и в помине. Вокруг расстилалось темное заброшенное кладбище. Направо, за высокой лиственницей, виднелся силуэт маленькой церкви, слева возвышался холм, на котором во мраке ночи различались очертания внушительного старого дома.

Вот те на... Это что, типа какой-то портал был?

Похоже, что да, Арик, кубок превратили в портоключ, - ответила Флёр.

Н-да, перспектива невеселая. Теперь вообще ни черта не понимаю. Ладно, там увидим. Винтовки при нас? Значит, пробьемся.

Ой, смотри, кто-то идет.

Держи его на прицеле. Шевельнется - стреляй. - Гарик поднял винтовку и сам. - РУКИ ВВЕРХ! СТОЙ! КТО ИДЕТ!!!

Из темноты показалась тень, закутанная в капюшон, несущая в руках нечто, похожее на младенца - или просто сверток из пеленок.

Незнакомец остановился метрах в трех от них, рядом с большим надгробием. Теперь Гарик, Флёр и человек в плаще смотрели друг на друга.

Внезапно Гарик согнулся от дикой головной боли, ничего подобного он еще никогда не испытывал.

С... Стреляй, Флёр! - сдавленным голосом простонал он, падая на землю.

Откуда-то издалека, сверху, он услышал высокий ледяной голос.

Убей лишшшшшшшшшнюю.

И второй, прохрипевший в ночи.

Авада...

Звук выстрела не дал закончить заклинание. Краем глаза Гарик увидел, как у Флёр все же хватило смелости нажать на курок своей винтовки, отправив одного из нападавших в небытие. Во всяком случае, без головы, взорвавшейся от прямого попадания луча энергии, не живут даже зомби.

Сверток упал на землю, испустив сдавленный крик.

Жшшшшшалкий мальчишшшшшка, как ты сссссмеееешшшшшшь перессссступать мне дорогу! И ты, полупомесссссь, не сссссмошшшшешшшшь помешшшшшать мне возссссссссродитьссссссся!

К... Кто ты, нечисть? - пробормотал Гарик. Голова все еще раскалывалась.

Я - лорд Волдеморт! И я хххотел убить тебя ещщщщще чшшшшетырнадцать лет назссссссад!

Так вот оно что! Э... Это из-за тебя моя мама бежала из Англии!

Ссссссука... Я жшшшшшалею, шшшшшшто не убил ее!

Нет, это ты - сука. Ты не посмеешь трогать мою мать!

Я восссссьму, шшшшшшшто зссссссаххххххочу. И ты мне не помешшшшшшаешшшшшь. Мои люди ушшшшше ссссдесссссь, и они сссскоро восссссродят меня!

Не возродят, сволочь!

Я воссссссстал иссссс небытия, шшшшшшшштобы править миром!

Не бывать тому! - неожиданно боль на момент утихла.

В ночной темноте показались черные силуэты. Их было много, десятка два, не меньше.

Гарик повернулся к невесте.

- ФЛЁР! БЕЖИМ!

Они сорвались с места. Вдвоем они кое-как перебрались через поваленные надгробия и битые камни. Вопли, исходившие из свертка, все так же валявшегося на земле, теперь слышались не так отчетливо.

Два Чемпиона приготовились к последнему бою.

Они заняли позицию за поросшим мхом каменным саркофагом, наполовину ушедшим в землю. По крайней мере, шансы на то, что заметят, так немного меньше.

Приклады винтовок привычно уткнулись в плечи. По паре гранат выложено рядом, чтобы рукой достать. Пара запасных магазинов, заранее набитых.

Все почти как на тренировке, с одной лишь разницей - теперь в прицеле настоящие враги.

Те, кто желает им смерти.

Это из-за них Гарику пришлось бежать в далекую страну, давшую ему приют и ставшую новым домом.

Это из-за них Флёр пришлось переносить оскорбления и отбиваться от насильников.

"Ну же, покажитесь, сукины дети! Покажу я вам, как ленинградцы воюют!"

На помощь надежды никакой. Двое против целой оравы - шансов тоже нет.

Все пошло не так с самого начала.

Да, они искренне радовались, когда их включили в состав делегаций от родных школ на этот турнир, будь он трижды неладен. Как плакали учителя, радуясь, что лучшие из лучших удостоены такой чести.

И как их здесь встретили. Гостеприимство, мать их.

С корабля на бал, мать-перемать, причем на бал к Сатане.

Если бы не уроки товарища Сковородкина, их обоих уже убили бы как минимум трижды. А то, что удалось пробраться сквозь чертов лабиринт, не особо и поцарапавшись, приходилось объяснять не иначе как везением, счастливой случайностью. Могло быть и хуже.

Черные тени, практически неразличимые в ночной мгле, появились совсем близко.

"Ну же, в три загиба да в Господа Бога душу мать! Подходите за расчетом! За Ленинград!!! За Родину!!!"

Кладбищенскую тишину разорвали первые выстрелы...

АВАДА КЕДАВРА!

Зеленый луч пролетел прямо у Гарика над головой, разбившись о надгробие.

Выстрел - и голова черной тени взрывается, словно гнилой арбуз, а туловище падает на землю.

КРУЦИО!!! АВАДА КЕДАВРА!!!

Зеленый и красный лучи снова пронеслись рядом, теперь уже с другой стороны.

В ответ полетела граната. Одна из четырех оставшихся.

БУМММ!

КРУЦИО!!!

Кричавший голос был явно женским. На этот раз зеленый луч из винтовки не нашел своей цели, видать, кричавшая успела увернуться.

Откуда-то издали послышалось четкое стрекотание.

"Как будто вертолет летит".

И точно, с юга действительно показался вертолет, а за ним еще один, а потом еще парочка.

Флёр... Кажется, это наши. Из того, что я о чужих слышал, они не стали бы летать на вертолетах.

Арик, а ведь и точно! Подай им сигнал, пускай снижаются!

Нащупав на поясе ракетницу, Гарик выпустил в черное небо красную ракету. С вертолетов ее увидели и подлетели ближе.

Командир, ракета с земли! Они нас видят!

Точно, это, скорее всего, они. Уверен, - ответил пилоту Саурон, находившийся на первом вертолете. - Снижаемся. Остальным - занять позицию и быть готовыми к стрельбе.

Винтокрылые машины с опознавательными знаками французского ВМФ становились все ближе.

Арик! Это наши! Я вижу, это же Marine Franзaise ! Мы спасены!

Вертолеты, может быть, и французские, а народ в них точно наш. Вон, смотри, морпехи однозначно русские.

Один из вертолетов опустился совсем низко, из него выпрыгнули бравые ребята в черных бушлатах и с такими же винтовками в руках, как и у Гарика с Флёр. А вслед за ними выбрался и товарищ Саурон.

Привет, бойцы. Подмоги просили? Так вот она, пришла!

Товарищ Саурон!

Да, это я. Удивлены?

Как же Вы нас нашли?

Обыкновенно, по радару. Думаете, зря в окрестных водах добрый десяток кораблей нашего блока болтается? Вертолеты, что за нами прилетели, с палубы французского авианосца "Шарль де Голль". А морпехи - наши, балтийцы. Кому в этот раз морду бить будем?

В... Волдеморт... Он там, его хотели возродить...

Возродить? Ну что ж, значит, мы вовремя подоспели, - Саурон обернулся к ждавшим приказа морпехам. - Гвардия! ЗА МНОЙ!!!

А мы? - спросил Гарик.

Ваша работа на этом закончена. Дуйте оба в вертолет и сидите там, обратно в замок мы вас довезем.

Морские пехотинцы продвигались по кладбищу, методично зачищая все, что движется. Неслышная тень скользнула по земле - но Саурон протянул руку, и гигантская, длиной метра три, змея поднялась в воздух, бессильно пытаясь схватить нападавших своими зубами. Три вспышки выстрелов - и змея взорвалась, рассыпавшись брызгами по всей округе. Сверток, все так же лежавший на земле, нестерпимо заорал.

А это еще что такое? - Саурон приблизился к источнику шума.

Жшшшшшалкие твфффффари, вы не ссссссмошшшшшшете оссссстановить меня! Я - лорд Волдеморт! Я - Темный Лорд!

Это кого ты тут "жалким" назвал? А, самозванец?

Какой сссссамосссссванецсссс? Кхххххто ты?

Вообще-то Темный Лорд - это я. Мое имя Саурон Гортхаур!

Ссссссаурон? Кххххакой Сссссаурон? Он шше даффно умер?

Кто умер? - Саурон изобразил на лице удивленную мину.

Ссссссаурон... Он шшшшшше пал.... Ссссссорок веков насссссад...

Ну, предположим, слухи о моей смерти оказались несколько преувеличены.

Не ффферю! Это ты сссссамосссссванецссссс! Я - темный Лорд! Я восссстал иссссс мира мертвыххх, я восссстал иссссс ада!

Не из ада ты восстал, а из зада, самозванец! В этом мире есть только один Темный Лорд - это я, Саурон Гортхаур! Ты же - ничтожество, попытавшееся оспорить мой титул и мою силу. И ты проиграл, ибо не смог справиться даже с годовалым пацаном! Что скажешь, самозванец? Для чего тебе твоя мощь - для того, чтобы мучить невинных женщин и детей? Так это не Темным Лордом называть надо, а как-то по-другому...

Кхххххак?

Воины воюют с воинами. С женщинами и детьми воюют только трусы. Так что не лорд ты. Имя твое - трус, мучитель и убийца. Во грехе жил ты и во грехе сдохнешь, и не будет тебе прощения.

Я бесссссмертен! Тебе не победить меня!

Тебе твое бессмертие не поможет, ибо ты уже проиграл, самозванец. Восставший из зада и да отправится обратно в зад!

Шшшшшшшто? Неееееееет!

Вместо ответа Саурон поднял сверток с зародышем Волдеморта в воздух, заключив в незримый кокон.

Товарищ Саурон! Зачистка закончена. Потерь нет. Взято двое пленных, остальные убиты.

К ногам Саурона подтолкнули беловолосого субъекта с сильно побитым лицом, некогда надменным, а теперь жалким.

Вот, полюбуйтесь, один из прихвостней это самого Валдеморда или как его там. А вот и вторая, - рядом с беловолосым принесли и положили все еще бьющуюся в конвульсиях фигуру, на вид явно женскую. - Немного, хм, нервничала, пришлось оглушить да связать, чтобы не вырывалась.

Та-ак, двое остались. А остальные где?

А остальные, того, скончались. От травм, несовместимых с жизнью, полученных во время сопротивления задержанию, - дружный хохот морпехов заглушил последние слова.

Ясно. Так, этих двоих спеленать и в вертушки. А с этим, - Саурон покачал в воздухе кокон с Волдемортом. - С этим я разберусь по-другому. Пока он связан и не движется, а как доберемся на место, пускай приготовят колбу с бронестекла и формалина бочку. Догадываетесь, для чего?

Товарищ Саурон, вы его, что, заспиртовать хотите?

Именно. Претендует, что бессмертный, вот пускай и живет себе в колбе. Колдовать он не сумеет, ибо нечем. Сейчас хоть какой мешок есть?

Есть, товарищ Саурон. Зачем он вам?

Да вот пациента туда сложить. Сдается мне, что не всех мы еще переловили. Есть и другие. И он нам на них укажет.

Как Вы об этом догадались.

А вот как. Чернов! - позвал Саурон Гарика.

Я! - тот подбежал от вертолета.

Вы-то вдвоем как здесь оказались?

Кубок. Его превратили в "портоключ". Поэтому, когда мы с Флёр до него дотронулись, то и оказались здесь.

Слышали? Вот что, коли увидите, что предмет, напоминающий чашу, где-то здесь валяется, не трогайте его ни в коем случае. А то улетите черт-те куда, потом еще хрен найдут.

А что делать, если найдем?

Показать мне, я попробую его размагнитить.

Товарищ Саурон! Нашли! - крикнул кто-то.

Нашли? Не трогайте никто, сейчас посмотрю.

Осмотрев Кубок, Саурон сделал вывод.

Что ж, действительно заколдованный. Вот что, переносящее заклятие я испортил, а след остался. Кто сделал, когда и как - проследить можно. Давайте еще один мешок под вещдоки, отвезем обратно в Хогвартс. А там и предъявим прилюдно.

Получив требуемое, Саурон отдал команду.

Все по машинам! Чернов, Делакур - вы в головную, со мной. Взлет по готовности, курс на север!

Два десятка вертолетов поднялись с места и взяли курс на Хогвартс.

**********************************************************************************

Глава восемнадцатая.

Вор должен сидеть в тюрьме

Шотландия, Хогвартс, 24 июня 1995 года

Ситуация, которую переживали в Хогвартсе после внезапного исчезновения двоих Чемпионов из школ гостей и столь же внезапного отбытия Саурона в неизвестном направлении, больше всего напоминала пожар в бардаке во время наводнения. Еще больше вопросов появилось, когда через несколько часов в коридорах Лабиринта был обнаружен Седрик Диггори, живой, с потерянным взглядом - и без Кубка. На вопрос, где же Игорь Чернофф и Флёр Делакур, Чемпион Хогвартса не смог выдать понятный ответ.

Обнаружили и Невилла, неуклюжий жиртрест оказался живым, хотя и немного поджарился. Сейчас незадачливый Чемпион отходил от пережитого в больничном крыле.

В чем дело? - спросила Дамблдора его заместитель, Минерва МакГонагалл.

Ничего не понимаю. Я видел вспышку света там, где стоял Кубок. Могу лишь предположить, что кто-то сделал из него портоключ.

Как? Кому это было нужно?

Понятия не имею.

А почему тогда Чемпионов осталось только двое? Ведь если мистер Чернофф или мисс Делакур схватили Кубок, они бы исчезли в одиночку.

Минерва, неужели ты забыла о факте магической связи между нашими гостями? Их души - единое целое, они не могут жить друг без друга.

Это я помню, но...

Значит, они схватили Кубок вместе.

Тогда не менее странно - куда именно они могли исчезнуть?

Вот на это я ответить не могу. Хотя... Что это за шум?

С юга послышалось непонятное стрекотание. Из-за холмов, практически неразличимые в ночном сумраке, показались несколько механизмов, вращающих винтами.

Маггловские геликоптеры! Откуда они?

Я объясню, - вставил слово товарищ Сковородкин. - Безопасность Турнира охраняется Военно-морскими силами союзных стран. Товарищ Саурон говорил мне, что где-то на границе территориальных вод Англии находится авианосец "Шарль де Голль" французского флота, возможно, вертолеты взлетели с его палубы. Сейчас они подлетят поближе, и мы все увидим.

Действительно, на опускающихся машинах стал различим опознавательный знак, три концентрических круга - красный, белый и в центре синий.

Что я говорил? Это французы, свои! - радостно сказал Сковородкин.

Вертолеты опустились на землю, и из распахнувшихся дверей стали выпрыгивать люди в форме советских морских пехотинцев. А из одного из вертолетов выбрались три человека - один постарше и два молодых.

Мерлин Бессмертный... Саурон... И оба пропавших Чемпиона... Как он их нашел?

Значит, как-то нашел...

Тем временем Саурон подошел к Дамблдору, держа в руках какой-то странный мешок. Гарик и Флёр подошли следом, в руках у Гарика был еще один мешок.

Удивлены, мистер Дамблдор?

Честно признаться, да. Как же Вы их нашли?

Гарик, предъяви доказательство. И можешь быть свободен, тебя, поди, заждались уже.

Тот не замедлил открыть мешок и показать Кубок. А показав, отступил в сторону, и Флёр немедленно схватила его в объятия, принявшись жарко целовать.

Этот предмет, Кубок то бишь, был заколдован, - объявил Саурон.

КАК?

Так, что того, кто коснулся его, переносил в определенное место. Как раз туда, откуда мы сейчас и прилетели.

И что там было?

А вот что, - открыв второй мешок, Саурон движением руки поднял в воздух его содержимое.

Все собравшиеся ахнули, кто-то даже упал в обморок.

Да-да, объявляю всем здесь присутствующим о поимке опасного преступника, скрывавшегося под именем "лорд Волдеморт". Захвачен нами сегодня при попытке возрождения.

ПОВЕЛИТЕЛЬ!!! - один из профессоров Хогвартса кинулся к плавающему в воздухе существу, но был ошеломлен Сковородкиным.

Аластор! Что такое? Как ты...

Повелитель... Как Вы здесь оказались...

ПРОЯВИСЬ!!! - прокричал Саурон, заставив задержанного показать истинное обличье. И сила, выплеснутая истинным Темным, сработала. На глазах у всех собравшихся лицо лежащего на земле человека начало меняться. Шрамы исчезали, кожа становилась гладкой, искорёженный нос стал целым и начал уменьшаться. Длинная грива седых волос укоротилась до русого ёжика. С громким стуком отвалилась деревянная нога, и на её месте появилась нормальная, а в следующий миг из глазницы выскочил волшебный глаз и покатился по земле, продолжая бешено вращаться.

Крауч! - воскликнул Дамблдор. - Барти Крауч! Младший!

Мерлин Святейший, как это может быть?

Сейчас узнаем... - Саурон пристально посмотрел на меняющего цвет преподавателя. - От Саурона еще никто не уходил... И сейчас не уйдет... Врать мне, между прочим, бессмысленно - я тебя, скот, насквозь вижу... Так, вопрос первый. Как тебя звать?

Барти Крауч.

Как ты с зоны сбежал?

Меня спасла моя мать. Она знала, что умирает, и попросила отца вытащить меня в качестве последней воли. Они пришли навестить меня, и дали выпить оборотного зелья с волосом моей матери. Мы поменялись. Отец вывел меня из тюрьмы, а мать осталась там, и до последних дней пила оборотное зелье, чтобы выглядеть, как я.

Имеешь ли ты какое-то отношение к лицу, именующему себя "лордом Волдемортом"?

Да, я один из его слуг. Мой Повелитель считал, что я - один из самых преданных его сторонников.

Как Вы проникли на территорию школы "Хогвартс"? - удивленно спросил Дамблдор.

Мне удалось захватить профессора Аластора Грюма, заманив его в ловушку. Я оглушил его и спрятал в его же собственном сундуке.

Какие поручения давало Вам лицо, именующее себя "лорд Волдеморт"?

Он спросил, готов ли я рискнуть всем ради его возрождения. Я сказал, что готов. Тогда он поручил мне отправиться в Хогвартс. Он потребовал, чтобы я помог доставить Гарри Поттера к месту его возрождения. Я заколдовал Кубок, превратив его в портоключ. Мне помогал Хвост, который был моим разведчиком. Он узнал, что Гарри Поттер прибыл в составе делегации из России под именем Игорь Чернофф...

При этих словах все ахнули. Разгадка тайны исчезновения Гарри Поттера оказалась прямо у них под носом.

Игорь Чернофф, - продолжал задержанный. - Я положил его имя в Кубок Огня, чтобы Поттер был выбран Чемпионом от своей школы. Но все пошло не так, мальчишка оказался очень умен и образован. Мне стоило большого труда поймать Седрика Диггори и наложить на него заклятие Империус, чтобы он не брал в руки Кубок, его должен был найти и взять Поттер.

Где сейчас Хвост?

Он исчез несколько дней назад, когда я отправил его в русский лагерь узнать, что же приготовил Поттер на третью задачу. Следы Хвоста были потом обнаружены мной в палатке с названием "Ша... Шаварма"...

"Шаверма-чебуреки"?

Да, именно так. Тамошний продавец лицом напоминает индуса, и у меня создалось такое чувство, что именно он и убил Хвоста.

Вартан Ованесян, - сказал Сковородкин Саурону. - Этот может.

Угу. Про эпидемию, что он тут учинил в компании с местными хулиганами, много тут шумели.

Где сейчас мистер Крауч Старший? - задал вопрос Дамблдор.

Я убил его. Он пытался сбросить заклятие Империус, которое наложил на него Повелитель, он мог стать опасен.

Что было необходимо для возвращения Волдеморта?

Темный ритуал... кость отца, плоть слуги и кровь врага... для этого нам и был нужен Поттер.

Каковы были планы вашей организации после воскрешения самозванца, известного под именем "лорд Волдеморт"?

Мы хотели закончить то, с чего начали тринадцать лет назад. Мы хотели подчинить себе магический мир, вся власть должна принадлежать чистокровным, аристократам. Магглорожденные недостойны заниматься магией. Затем Повелитель хотел подчинить себе и маггловский мир...

Ясно, - перехватил управление Саурон. - Вот что, товарищи, этого типа как общественно опасного спеленать и доставить в Москву, в КГБ, для допроса. По обвинению: во-первых, в покушении на жизнь и здоровье гражданина СССР и гражданки Франции, во-вторых, в соучастии в деятельности национал-социалистической организации, именуемой "Пожиратели Смерти", в-третьих, соучастии в террористической деятельности, массовых убийствах из идейных или религиозных побуждений. На смертный приговор он себе уже заработал.

Нет! - заорал Крауч. - У Лорда есть верные слуги, они освободят его!

Какие слуги? Вот эти двое, что ли? - по знаку Саурона из вертолета принесли и поставили на ноги двоих пленных, влятых во время боя на кладбище.

О, Мерлин Бессмертный... Мистер Малфой... - субъект с лицом идиота метнулся к задержанному. - Вы не можете его арестовывать! Это произвол! Люциус Малфой - честнейший человек! Он был прощен по всем статьям!

ТИХО!!! - прогремел голос Саурона. - Полегче, гражданин, а то и сами окажетесь среди арестованных. Этого субчика мы взяли с поличным, прямо на месте преступления - и ВЫ теперь смеете утверждать, что он НЕВИНОВЕН?

Я отказываюсь верить в эту чушь! Откуда вы взяли эти показания? Крауч - полнейший псих, а в возвращение Волдеморта я и подавно отказываюсь верить!

Кто вы вообще такой, кстати?

Я Корнелиус Освальд Фадж, Министр магии, - оскорбленным тоном проговорил тот. - А вот Вы кто такой?

Мое имя Саурон, также некогда был известен как Гортхаур. Последний Истинный Темный Лорд, если Вам угоден такой титул.

САУРОН? Быть такого не может, Саурон давно пал! Со времен его падения прошло четыре тысячи лет! Вы самозванец!

Скажу Вам по секрету, слухи о моей смерти немного не соответствуют действительности. А самозванец - это вот он, ваш Волдеморт. И за свое самозванство он заплатит по закону. Как и те из его прихвостней, кого нам удалось захватить. Это граждане Крауч, Малфой и... кто такая? - он показал рукой на связанную женщину.

Лестрейндж!!! Это же Беллатрикс Лестрейндж!!!

Вот именно. Этих троих вместе с самозванцем мы доставим в Советский Союз, где ими займутся соответствующие органы.

Отпустите мистера Малфоя! Он ни в чем не виноват!

Вор должен сидеть в тюрьме! Если тот, кого вы объявили "невиновным" и "честным", был пойман нами на месте преступления и за его, преступления, совершением, то он считается виновным автоматически. Равно как и те, кто потворствовал деятельности такового.

Так, значит, мистер Малфой...

Будет сидеть! И Вам я бы посоветовал нанять хорошего адвоката, чтобы и самому не оказаться в соседней камере. Здесь налицо прямые улики и факт покушения на убийство. Ни один суд не отмажет.

Чушь! Полная и совершеннейшая чушь! Я никогда в это не поверю! Вы обращаете в руины все то, что мы с таким трудом создавали тринадцать лет!

Ага, ага, все, все, что нажил непосильным трудом, все погибло... три магнитофона, три кинокамеры заграничных, три портсигара отечественных, куртка замшевая... три... куртки... - Саурон уже откровенно издевался над Фаджем. - И они еще борются за почетное звание дома высокой культуры быта.

Смешки, появившиеся среди собравшихся, переросли в откровенный гогот. Фадж юмора не понял и, по-видимому, понимать не желал.

Вы еще ответите за свои слова! Вы оскорбили честь и достоинство Древних и Благородных родов Магической Британии... Вы оскорбили честь и достоинство самой Магической Британии!!! - с красным от гнева лицом древний и благородный английский министр подскочил на месте и начал размахивать кулаками, стремясь попасть кому-нибудь по лицу.

Психиатрическая больница? У моего мужа белая горячка, на людей кидается... с ножом... - скрипучим голосом проговорил Сковородкин, чем вызвал новый приступ смеха.

От неожиданности Фадж потерял дар речи. Он привык, что ему подчиняются и выполняют его повеления - но он никак не ожидал, что его перед всем Хогвартсом публично выставляют на посмешище.

Красного от ярости, машущего кулаками и плюющегося во все стороны министра кое-как утихомирили, спеленали и отнесли в больничное крыло, влив в глотку лошадиную дозу успокоительного.

Отсмеявшись, Саурон вернулся к делу.

Теперь, когда один из подозреваемых отдыхает в ШИЗО, можно и поговорить. А говорить мы будем на тему, кто и как поспособствовал появлению на свет самозванца, именующего себя "лорд Волдеморт".

Как появлению? - переспросил Дамблдор очень удивленным тоном.

А так, не всегда же он лордом был. И, если сильно захотеть, все это можно было предотвратить в зародыше.

Как в зародыше?

А вот так. Как с Гитлером было. В двадцатые годы он проявился, дал о себе знать. Не пожелали английские и французские капиталисты пресечь появление гадины в зародыше, дали волю, условия создали в виде экономического кризиса, к власти дорогу постелили в тридцать третьем. Все на нас, на Советский Союз натравить хотели. Не вышло, джинн вырвался из бутылки и ополчился на своих создателей, растоптав Францию и почти поставив раком Англию. Потом на нас войной пошел, выполняя волю хозяев. Не вышло, остановили его в белорусских болотах да на подступах к Киеву. И в сорок третьем в плен попал фюрер бесноватый, да и повесили мы его после Победы.

Я все это помню, но при чем тут Гитлер?

Как это при чем? А при том, что история с Волдемортом похожа на восхождение бесноватого фюрера как две капли воды. Точно так же униженный и оскорбленный, люто ненавидящий всех и вся субъект дорвался до власти и стал крушить всех подряд, мстя за детские обиды. Но, в отличие от Советского Союза, у вас под рукой не нашлось Красной Армии, чтобы отпор дать. Наши товарищи кое-что накопали в ходе разбора дел, и кое-что выяснили. Что это за силы для отражения натиска - семья Поттеров, семья Лонгботтомов, и так далее, и тому подобное. Десятки против сотен. На основании чего семьи вырезали подчистую? А только лишь затем, чтобы самозванец свою власть утвердил, да забыли все, что самозванец он.

К чему Вы мне это говорите?

А к тому, гражданин Дамблдор, что вина на возникновении феномена с самозваным "темным лордом" лежит персонально на Вас. Первые свидетельские показания мне еще Лилия Чернова дала, бывшая Лили Поттер. Та самая, которую Вы обрекли на смерть из-за какого-то тупого предсказания. Так дела не делаются. Более того, именно Вы причастны к тому, что Волдеморт стал Волдемортом. Конкретно, обнаружив такового, во младенчестве звавшегося Томом Марволо Риддлом, именно Вы определили его в сиротский приют, по сути отбросив в сторону, все "во имя Общего Блага", конечно, как Вы любите повторять. В результате, чем, извините, удобряли, то и выросло. И на выходе получился очередной бесноватый фюрер, ненавидящий всех вокруг и мечтающий все искоренить и построить очередной "новый порядок".

Нет! Это ложь!

Та же самая судьба, согласно показаний свидетельницы Черновой, ожидала и ее сына, тогда еще звавшегося Гарри Поттером. Никто иной, как Вы, прикрываясь все теми же идеями "Общего Блага", намеревались после смерти свидетеля Черновой передать потерпевшего на попечение ее сестры, будучи в курсе, что та и ее семейство люто ненавидят все, что хоть как-то расходится с их собственным понятием о "нормальности". И хорошо, что повезло парню, избежала его доля горькая. Выжившая мать, договорившись с крестным отцом своего сына, тогда имевшим имя Сириус Блэк, бежала из Англии в Советский Союз, где Черновы в настоящее время и проживают.

Вы не понимаете! Я должен был обезопасить Гарри! Это для Общего Блага!

Ну вот, опять Общее Благо. А теперь скажите мне, чем именно Вы лучше того самого Волдеморта?

Я - лидер Света! Я предвидел возвращение Волдеморта и собирал силы для того, чтобы его уничтожить!

Силы - это, конечно хорошо. А теперь объясните, с какой целью лично Вам был нужен Гарри Поттер? - тоном следователя продолжал задавать вопросы Саурон.

Было пророчество... Родится дитя на погибель Темному Лорду... Родится на исходе седьмого месяца в семье, трижды бросавшей вызов Тьме... И отметит его Владыка своей рукой, как равного, и придет час, когда сойдутся они лицом к лицу... И дарована ему будет сила, которой не ведает Темный Лорд... Ни одному из них не жить, пока жив другой...

А теперь, гражданин Дамблдор, извольте снова, коль, вижу, страдаете склерозом, выслушать самого Темного Лорда. То бишь меня самого. Лично я никого не отмечал и не собирался. Такие избранники мне не нужны. Нашему Чернову, вон, еще самое время с девушками целоваться, - Саурон кивнул в сторону Гарика, как раз этим в настоящий момент и занимавшегося. - А вы его башкой вперед тигру в пасть кинуть хотели. Нехорошо, гражданин, нехорошо.

Так что же вы тогда имеете в виду?

А вот что. Не дело это - ставку на одного-единственного пацана делать, в то время как взрослые по норам прятаться будут. Как вы и прятались, вон, гражданин Фадж тому яркий пример. И в результате вашего доморощенного Темного Лорда пришлось другим отлавливать. Ну да ладно, с этим мы справились. Что же до вашего "Общего Блага", то в революционном Петрограде семнадцатого года сию фразу помнили очень хорошо...

При слове "Петроград" все охнули. Дамблдор опустил голову. Немногие знали, что Дамблдор в 1917 году был в Петрограде, умудрившись быть советником и Керенского, и Троцкого сразу. А потом, за день до Октябрьской Революции, умудрился сбежать обратно в Англию, убоявшись последствий.

Ну что молчишь, сволочь? - вопросил Саурон. - Али забыл, как тебе революционные матросы задницу надрали? Хорошо было, поди, за счет партии большевиков в "Астории" от пуза наедаться, когда рабочим в городе жрать было нечего? Забыл? Вижу, что забыл. Только вот мы не забыли. Ничего не забыли. Я тебе уже один раз это говорил, причем не так уж и давно. Ни черта ты не понял, судя по всему. Да и не поймешь уже.

Как? Как вы об этом узнали?

Как узнал, говоришь? К твоему сведению, я все это собственными глазами видел. И как ты гоголем по Питеру ходил, на лихаче по Невскому разъезжал, в то время как петроградцы в очередях за хлебом давились. И как ты на митингах разглагольствовал, под великого партийного деятеля шифруясь. И как двадцать четвертого октября, за день до нашего выступления, ты вдруг внезапно исчез бесследно, как испарился. Ничего мы не забыли. Искали мы тебя, долго искали. За базар, вообще-то, отвечать надо. Не так ли, Альбус Батькович?

При этих словах краска отхлынула с лица старого директора.

Такого он ожидать точно не мог.

Он думал, что с него спросят за Гриндевальда и Гитлера.

Он думал, что ограничатся только Риддлом.

Но революционная Россия и Октябрьское восстание?

Короче, - прервал измышления директора Саурон. - Думал я тебя оставить под подпиской о невыезде, да вот не получится. Придется тебе, гражданин подследственный, в Москву ехать. Там тоже сильно хотят задать тебе пару вопросов. И не думай, что получится соврать. Как врал ты родителям Игоря Чернова, как врал ты родителям тех детей, кто осиротел в ходе предыдущей разборки с Волдемортом, как врал и врешь ты сейчас всем и каждому. Хватит. Шутки кончились.

По тону своего визави Дамблдор понял, что тот действительно не шутит. И теперь ему, директору Хогвартса, кавалеру ордена Мерлина и многих других орденов, придется заплатить по грехам своим. Ни к чему хорошему это привести не могло.

Это какая-то ошибка... Я всю жизнь служил делу Света...

Помолчал бы уж, светлый ты наш, - укоризненно произнес Саурон. - По вновь открывшимся обстоятельствам... товарищи, вы там как?

Мы на месте, - ответили лица в штатском, ткнув Дамблдору в нос уже знакомыми комитетскими корочками.

Альбус Персиваль Дамблдор, именем Союза Советских Социалистических Республик Вы арестованы. Сдайте оружие.

Директор Хогвартса поник головой. Игра проиграна. Шах и мат...

**********************************************************************************

Глава девятнадцатая.

Домой

Шотландия, Хогвартс, 25 июня 1995 года

Последние дни на английской земле прошли достаточно буднично. Объединенная советско-французская делегация собиралась отправляться по домам. Большинство временных построек уже было разобрано, брезент с крыш вагонов стянули и смотали. Вартан Ованесян закрыл свой успевший уже прославиться ларек с пирожками и шавермой, подарив братанам-близнецам копию своих рецептов "чебуреков с сюрпризом".

Сами братаны, собственно, тоже паковали чемоданы, добившись посадочного билета в одном из вагонов пепелаца. Москва сочла творчество Фреда и Джорджа достаточно ценным для советской чародейской науки, вытребовав обоих изобретателей для более подробного разговора. С намеком, что после этого братанам ясно светил если не собственный НИИ, то лаборатория как минимум. Саурон и Сковородкин обещали поддержать, так как близнецы им и самим понравились.

Ну, а Гарик уже ждал, с нетерпением ждал, когда сможет снова пройтись по улицам родного Ленинграда. И как Дора, так и Флёр этого тоже ждали, если первая скучала по родному городу, то вторая очень хотела увидеть тот самый Ленинград, о котором ей жених так много рассказывал.

Последний день, прощальный ужин. Вместо арестованного накануне директора Дамблдора во главе стола восседала заместитель - та самая строгая шотландская леди.

Вот и еще один год закончился, - объявила она. - К своему удовольствию сообщаю, что Турнир Трех Волшебников закончился вничью, место победителя разделили Игорь Чернофф, СССР, и Флёр Делакур, Франция!

Советско-французский стол аплодировал громче всех. Отношения Гарика и Флёр ни для кого не были секретом.

Также хочу Вам объявить, что по ряду причин, не зависящих от учебного плана, директор Альбус Дамблдор временно отстранен от исполнения своих обязанностей, до его возвращения управлять школой буду я.

Теперь взгляды за столами были скорее вопросительными. Куда делся Дамблдор - никто не понимал. Еще вчера сидел здесь и читал речь - а сегодня исчез. Появление лиц в штатском после окончания Третьей задачи видели немногие.

В связи с тем, что Третья задача Турнира Трех Волшебников повлекла за собой..., хм, последствия, Министр магии Корнелиус Фадж сошел с ума и пребывает в больнице.

Миссис МакГонагалл, позвольте уж правду раскрыть, - со своего места поднялся Саурон.

Прошу, мистер Саурон.

Мистер Фадж сделался буен в связи с тем, что не желал признавать очевидного. А именно того факта, что самозваный Темный Лорд, известный под именем Волдеморт, в девичестве - Том Марволо Риддл, был вчера вечером захвачен в плен при попытке возрождения. Также при этом были задержаны соучастники преступления, в частности, Бартемиус Крауч Младший, Люциус Малфой и Беллатрикс Лестрейндж...

НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! МОЙ ОТЕЦ... МОЙ ЛОРД... - из-за стола "зелено-серебряных" подскочил все тот же беловолосый хорек.

Ваш отец, уважаемый, был взят с поличным на месте преступления. И за его, преступления, совершением. Не вижу причин, почему мы должны были его пощадить. Его отвезут в Москву, где будут судить по нашим, советским законам.

Вы пожалеете об этом!

Пожалею? О чем это я пожалею? А? - по мановению руки младший Малфой взлетел из-за стола, зависнув в воздухе, отчаянно трепыхаясь, а потом рухнул на пол, став похожим на амебу.

Ваше семейство стало на неправильный путь, служа самозванцу. Истинный Темный Лорд - это я, Саурон Гортхаур!

Практически все в Хогвартсе впали в шок. Оживление наблюдалось только за советско-французским столом, там о происхождении своего неофициального предводителя все прекрасно знали.

Настроение младшего Малфоя и других "зелено-серых" на глазах поменялось, сделавшись из надменного умоляющим. Пав на колени, те попытались приблизиться к Саурону, моля о прощении.

Но тот был глух к их мольбам.

Убирайтесь вон! Не нужны мне такие сторонники! Лишь те, кто не запятнал себя пытками и убийством невинных, предательством и трусостью, могут быть на моей стороне!

Теперь слегка оживились другие столы.

Так что позвольте объявить, что те, кто хочет прийти к нам как друг, для тех дорога к нам, в Советский Союз, всегда открыта. Некоторые из вас, кстати, этим шансом уже воспользовались.

А не некоторые? - послышались голоса в зале.

Завтра в обед мы отправляемся домой. Кто желает - поговорите с товарищем Сковородкиным, который поведет наш транспорт по обратному маршруту, или же в свободное время обратитесь ко мне лично. На этом позвольте откланяться.

Саурон попрощался со всеми и вышел из Большого Зала. А за ним постепенно потянулись и остальные гости. Те же, кто оставался в зале, задавались вопросами. В частности, куда же делись пленные Пожиратели, ведь еще накануне их связали и под конвоем увезли куда-то на вертолетах.

***

...Откуда-то издали раздался вой сирены.

Шевельнувшись, Беллатрикс открыла глаза.

Дико болела голова, а руки и ноги отказывались слушаться.

Оглянувшись, Беллатрикс поняла, что ее действительно связали и замотали в некое подобие кокона.

Судя по всему, она находилась в салоне маггловской машины, причем машина эта, судя по покачиванию и вою сирены, двигалась.

Развяжите меня! Отпустите! Мой Лорд вам этого не простит!!! - отчаянные крики пленной Пожирательницы заполнили салон.

Марк Иосифович, а что это за дикие вопли? - молодой водитель "скорой помощи" обратился к сидящему рядом пожилому врачу.

А, не обащай внимания, Сёма, это наша пациэнтка таки поснулась. Ты еще молодой, певий аз ездишь, а я, бивало, каждую неделю по десятку таких офомлял. И эту сейчас офомим туда, где ее вилечат...

Микроавтобус "РАФ" ленинградской "скорой помощи" летел по Садовой...

***

...- Принимайте нового пассажира, - железная решетчатая дверь открылась, впуская нового постояльца одной из камер "Крестов".

О, новенький, по какой канаешь?

Тихо вы, - прервал охранник, закрывая дверь. - Это английский аристократ, взят в плен как фашист. Канает по полста-восемь.

Во как! Бугор, ты вроде как по-ненашему умеешь. Ну-ка, переспроси его, как звали-то на воле, - приказал местный "авторитет".

Он говорит, что зовут его Люциус Малфой, и что он богатый и знаменитый.

Люся, что ж ты раньше-то молчала? Мы-то думали, и впрямь фраер грамотный... А ну иди-ка сюда, Люся...

Люциус Малфой сначала не мог понять, что же именно хотят от него обритые наголо и татуированные обитатели камеры. Когда понял, было уже поздно. Крики аристократа, переходящие в стоны, заглохли под сводами питерской тюрьмы...

***

...Альбуса Дамблдора ввели в темную комнату. Из всей мебели там была только одна табуретка, стол и лампа на нем. За столом сидел следователь в синей форме при незнакомых погонах.

Итак, гражданин подследственный, начнем допрос. Ваше имя?

Альбус Персиваль Ульфрик Брайан Дамблдор.

Год рождения?

Тысяча восемьсот тридцать девятый.

Прежнее место жительства?

Покои директора в школе чародейства и волшебства "Хогвартс" в Шотландии.

Гражданство?

Магическая Британия.

Происхождение?

Полукровка, отец - магглорожденный, мать - чистокровная волшебница.

Ваш так называемый статус по крови нас не волнует. Повторяем вопрос, происхождение?

Потомственный волшебник, аристократия среднего уровня.

Ясно. Мелкопоместное дворянство, значит. Прежняя должность?

Директор школы чародейства и волшебства "Хогвартс", Верховный Маг Британского Визенгамота, Почетный председатель Международной Конфедерации магов.

Так. С какой целью Вы появились в Петрограде двадцать второго марта одна тысяча девятьсот семнадцатого года?...

***

Шотландия, Хогвартс, 26 июня 1995 года

- Улетаешь, Лили? - печально переспросила МакГонагалл любимую ученицу.

Да, Минерва, улетаю. Нам пора домой, - Лили взъерошила волосы сидевшему рядом с ней Гарику. - Год, считай, сын дома не был.

Гар... Гарик, я просто не могу поверить. Я же чувствовала тогда, когда вы появились, что что-то не так, и видела же тебя вблизи... Ты, может, этого не знаешь, но я часто бывала в вашем доме до той ночи...

До какой ночи, миссис МакГонагалл? Вы имеете в виду...

Да, ту самую ночь, когда Волдеморт пал в первый раз. И когда вы вдвоем исчезли на тринадцать лет.

Я ему об этом не рассказывала, Минерва, - ответила за сына Лили. - Мы потому и не писали, что знали, что риск велик и информация о нашем местонахождении может дойти до Дамблдора. А после того, что мы слышали от Хагрида...

Да, я помню. Он вас тогда заочно похоронил. Я же ему говорила...

Ничего, Минерва, они все теперь получили свое. Теперь можно ничего не бояться. Приезжайте в гости.

Обязательно приеду.

Будем ждать. Ну что ж, нам пора, - сказала Лили, поднимаясь с места. Гарик поднялся вслед за матерью.

До свидания, Лили, до свидания, Гарри, - попрощалась с ними МакГонагалл.

До свидания, Минерва! До свидания, миссис МакГонагалл! - в два голоса попрощались с ней мать и сын.

***

"ПЕПЕЛАЦ" стоял на своем прежнем месте, гудя моторами и сверкая тремя красными огоньками на первом вагоне, ставшем теперь последним по ходу. Русские заканчивали разбирать последние постройки, а французские подруги им помогали. Вот, наконец, и последние штрихи, и теперь только вытоптанная там и сям земля напоминает о том, что здесь раньше был обжитой лагерь.

Советские студенты начали подниматься в вагоны, а те из Хогвартса, кто пожелал улетать в СССР, выстроились в очередь к первому вагону, где запись новых пассажиров и продажу билетов вел лично Сковородкин.

Но вот очередь иссякла, и последние из добровольных эмигрантов поднялись на борт, заняв места в своих купе. Гомон старых и новых друзей наполнил вагоны. Перекрывая шум, раздался голос бывшего джедая, вновь занявшего кресло машиниста:

Внимание, уважаемые пассажиры, наш электро...пепелац следует по маршруту "Хогвартс-Ленинград" без остановок по пути следования. В поезде запрещается проезжать без билета, курить, распивать спиртные напитки, играть в азартные игры, провозить вещи, запрещенные к перевозу действующими правилами...

Мадам Максим в этот раз улетала в своей карете одна. Все ее ученицы находились в вагонах русского пепелаца со своими женихами.

Деканы всех четырех факультетов Хогвартса с удивлением обнаруживали солидные бреши в рядах своих студентов. Отсутствующие махали им руками из окон зеленой электрички.

Те, кто оставался на земле, провожал тех, кто улетал домой. Махали руками и флагами, просили писать и не забывать старых друзей. А в ответ из открытых окон раздавались слова прощания и надежды скоро увидеться.

Минерва МакГонагалл смахнула с глаз непрошеную слезинку. Вот, любимая ученица появилась, и теперь снова улетает, и ее сын вместе с ней. Хорошо, что она, по крайней мере, успела с ними повидаться перед отлетом, пообещав при случае приехать к ним в Ленинград. И она поклялась, что обещание свое сдержит. Рано или поздно.

И вот он, момент отправления. Разом захлопнулись двери всех десяти вагонов пепелаца. Гудение стало сильнее. Свисток - и зеленый состав нехотя сдвинулся с места, заскользив по траве. Вой разгоняющихся гравицапп перерос в свист - и в конце разбега состав оторвался от земли, взмыл в воздух, слегка покачиваясь, и направился на восток.

Домой.

В купе летящего над морем пепелаца как всегда было шумно. Как водится, Гарик и Флёр находились в центре внимания, от чего почти всю дорогу пытались улизнуть. Дора повторила неизменный жест с выдачей гитары, и петь песни его просили уже обе девушки сразу. Не уступить невесте Гарик не мог, не в его правилах это было.

Проведя руками по струнам, он запел песню как раз под стать настроению, "Прощальное письмо" любимого "Наутилуса".

Гуд бай, Америка, о-о-о,

Где я не был никогда...

Прощай навсегда,

Возьми банджо, сыграй мне на прощанье...

Молодец, Гарик, а еще можешь? - послушать приходили из соседних купе и даже вагонов.

Еще? Могу... - и начал вторую, на этот раз "Родину" Шевчука. В этот раз подпевали все:

Родина,

Еду я на Родину,

Пусть кричат "уродина",

А она нам нравится,

Спящая красавица...

И так все они веселились, пели и гомонили, коротая время в ожидании прибытия в Ленинград. Они летели домой...

Вся ночь и весь день прошли в полете, и вечером в окнах показались знакомые места.

Берег Финского залива... Дачи... Петергоф и его фонтаны... Стрельна и кольцо пригородного трамвая... Дымящий трубами Кировский завод... Грузовой порт со стоящими у причалов кораблями... Морской вокзал... Васильевский остров... Золотой купол Исаакиевского собора... Стрелка с ростральными колоннами... Зимний дворец... Петропавловская крепость... Кировский и Литейный мосты... Площадь Ленина и Финляндский вокзал... Смольный... Александро-Невская Лавра... А вот и испытательный полигон чародейского лицея, и пепелац заходит на посадку.

Уважаемые пассажиры, наш электро...пепелац прибывает на конечную остановку "станция "Ленинград". Просьба всем занять свои места, пристегнуть ремни.

Посадка прошла безупречно. И, когда состав замер в конце пробега, раскрыв двери всех вагонов, на поле высыпала толпа встречающих. А из вагонов с не меньшей скоростью кинулись прибывшие.

Гарик не был исключением. Вместе с матерью, сестрой и невестой он выскочил на поле, чтобы поприветствовать Сириуса, выбравшегося встретить из Хогвартса своего сына. Собственно, Сириус и радовался больше всех.

Ну, наконец-то! Наконец-то мой сын понял, где находится его счастье. Молодец, не посрамил честь Мародеров!

Папа...!

А я что? Я говорю, что вижу. И я горд за тебя. Пойдем, машина у подъезда, отвезу вас домой.

Папа, а мы в дом-то влезем?

Конечно, влезем! Ты что? А не влезем в квартиру - так есть дача, передохнёте, так и на шашлыки поедем. Надо же отметить...

Так, шутя и веселясь, они попрощались со Сковородкиным и Сауроном, пригласив их всех на дачу, дошли до "Волги" Сириуса и поехали домой.

Ну, Гарик, рассказывай, - потребовал Сириус, когда все добрались до дома и уселись за столом.

О чем рассказывать, папа?

Обо всем. Как ты в Чемпионы попал, как вот с этой синеглазой познакомился, - Бродяга кивнул головой в сторону Флёр, прижимавшейся к жениху. - Да как в итоге тот ваш турнир закончился, а то я тут не в курсе, а мама наша не успела рассказать.

Боюсь, что вечера может и не хватить.

А мы никуда не торопимся.

Ну, тогда слушай. Началось все вот с чего...

***

Лето 95-го Гарик запомнил навсегда как один из лучших моментов своей жизни. Да и Флёр, наверное, тоже. Она вдоволь нагулялась по Ленинграду, узнав очень много нового о городе, его памятных местах, обычаях и традициях. Прокатились они с Гариком и на катере по Неве, и Гарик понял, что тот его сон, что он видел после Бала в Хогвартсе, стал, наконец, реальностью. Та очаровательная девушка, которую он там видел, теперь была с ним рядом.

О свадьбе пока речи не заводили, на совместном совещании Черновых и Делакуров решили немного подождать, пока жениху не исполнится хотя бы шестнадцать. Но в том, что свадьба таки будет, все были абсолютно уверены. И Гарик тоже. Он уже и не представлял себе жизни без этой синеглазой красавицы, так внезапно ворвавшейся в его жизнь - и оставшейся там навсегда.

Если июль неразлучная парочка провела в Питере, то в начале августа, сразу после дня рождения Гарика, Флёр опять затащила жениха во Францию, где они и провели остаток лета. А потому, когда в сентябре Гарик и Флёр прибыли в Ленинград, все удивлялись их ядреному южному загару.

Флёр в Питере не теряла времени зря. За июль она отлично сдала вступительные экзамены в Ленинградский архитектурный институт, куда ее приняли без вопросов, и с сентября уже приехала учиться. Жила она, конечно же, на квартире у Черновых на Лиговском проспекте, и с Гариком более не расставалась.

Сам же Гарик осенью пошел в десятый, последний, класс чародейского лицея. Теперь он углубился в изучение точных наук, так как своего желания поступать в Кораблестроительный институт он не оставил. Конечно, Сковородкин обещал посодействовать и в чем-то помочь, но всё же основной труд по поступлению зависел только от самого Гарика. Хотя чародеи в институтах и конструкторских бюро и ценились.

Словом, жизнь продолжалась. Но бояться уже было нечего.

**********************************************************************************

Послесловие.

За нами слово - до встречи снова...

Вторая война волшебников против Волдеморта закончилась, не начавшись. Самозваного Темного Лорда после устроенного Сауроном развенчания действительно заспиртовали, и опечатанную тару под конвоем увезли специалисты КГБ. Точное местонахождение стеклянной колбы с тушкой Волдеморта неизвестно, по некоторым неподтвержденным слухам, предмет похожей формы видели в одном из "почтовых ящиков" где-то в Сибири.

Корнелиус Фадж так и не пришел в себя. Из больничного крыла его отвезли прямиком в больницу Сент-Мунго, где он и провел остаток своих дней в палате для неизлечимых. Кресло министра перешло к преемнику, и потекла мирная жизнь, хотя все знали, что после столь сенсационного завершения Турнира Трех Волшебников магический мир уже никогда не будет прежним.

Фред и Джордж Уизли дома, в "Норе", больше не появились. Лишь через какое-то время взволнованная мать получила от них письмо с обратным адресом "Ленинград - НИИМХ МЧ СССР", что означало "Научно-исследовательский институт Магического Хулиганства Министерства чародейства СССР". Близнецы сообщали, что довольны своей работой, создают мелкие и крупные чародейские пакости, торгуют своей продукцией в одном из ленинградских магазинов и в ус не дуют, а их институт во всем Союзе на очень хорошем счету.

Рон так и не понял, почему Гарри Поттер, ну, или Игорь Чернофф, отказался с ним общаться. Ревность к великой славе "Мальчика-Который-Выжил" глодала его до конца дней.

Невилл Лонгботтом вылетел из Хогвартса, как пробка из бутылки с шампанским, после ареста Дамблдора и на фоне полнейшей собственной неспособности сдать даже простейшие экзамены. Опозоренный Чемпион еще долго был посмешищем у всей магической Британии. Со временем он, конечно, пытался взяться за ум, но не преуспел в этом. К следующему Турниру следы бывшего героя пророчества затерялись окончательно.

Минерва МакГонагалл сдержала свое слово, появившись в Ленинграде через год после отбытия домой советской делегации, приехав в просторную квартиру семьи Черновых как раз ко дню свадьбы Гарика. Старой учительнице все были, конечно, рады. Вернувшись в Хогвартс, она какое-то время управляла старой школой, пытаясь отмыть ее от следов влияния Дамблдора. Что-то ей удалось, а что-то - нет.

Альбус Дамблдор так в Хогвартс и не вернулся. Все лето и всю осень 1995 года Комитет госбезопасности СССР брал у бывшего директора показания по возобновленному троцкистско-зиновьевскому процессу. На суде, впрочем, директор не отрекался от своих убеждений и упорно не желал признавать своей вины, суля советской стороне большие преимущества при восприятии "Общего Блага". Но советский суд остался глух к этим посулам, а попытка подкупа судебных работников приговор только усугубила. Впрочем, высшую меру социальной защиты усугубить было сложно. Дата приведения приговора в исполнение и место захоронения бывшего директора Хогвартса неизвестны.

Люциус Малфой и Барти Крауч Младший исчезли бесследно, и никто больше их не видел. По отрывкам сведений, просочившимся "на волю", некогда гордый аристократ Малфой Старший кончил свои дни в "петушином" углу, а Крауча Младшего судили и приговорили к высшей мере социальной защиты, то есть расстрелу, и приговор был приведен в исполнение в тот же день.

Беллатрикс Лестрейндж суда избежала. Избежала, потому что находилась на излечении в ленинградской городской психбольнице. Вышла она оттуда только через три года, и если бы не Сириус, согласившийся дать приют двоюродной сестре, век ее был бы короток и печален. Колдовать Белла больше так и не смогла, и прожила оставшиеся ей годы, постепенно смиряясь с участью обычного человека.

Саурон оставил работу в Ленгоруправлении чародейства и волшебства и перешел в Правительство СССР, которое со временем и возглавил. Под руководством Саурона в Советском Союзе было совершено еще много славных открытий и достижений, страна вышла за пределы Солнечной Системы и приступила к изучению иных планет.

Сковородкин тоже со временем ушел из чародейского преподавания, став в конечном итоге министром нарождающегося космического флота. Дорогу к звездам вместе с ним прошла Аврора Синистра, бывший преподаватель Хогвартса, сбежавшая оттуда вместе с полюбившимся ей джедаем.

Гарик и Флёр поженились в Ленинграде год спустя, в августе 96-го, и провели медовый месяц во Франции. После окончания лицея Гарик поступил в Ленинградский Кораблестроительный институт, который и закончил с отличием через пять лет. Связи со Сковородкиным он не терял, и после выпуска оказался во вновь создаваемом КБ космического корабле- (а точнее - пепелаце-)строения. Имя Игоря Чернова стояло на чертежах первого межзвездного пепелаца "Юрий Гагарин".

Его супруга Флёр стала архитектором, и по ее проектам было построено несколько зданий, кое-какие из которых стали впоследствии визитной карточкой Ленинграда.

Судьба была благосклонна к семье Черновых. Гарик и Флёр воспитали четверых детей, и каждый из них впоследствии продолжил славные семейные традиции. Но это уже совсем другая история.

КОНЕЦ


Оценка: 7.05*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Шторм "Сильнее меня"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война. Том первый"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Т.Серганова "Танец с демоном. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"