Nikmaria: другие произведения.

Наследство золотых лисиц

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
  • Аннотация:

    Неспокойно в драконьей империи. То Совет лордов требует от императора завести супругу и наследника, то разгорается мятеж в самом центре исконно верных монарху земель, то в столицу в составе печально известной бродячей труппы прибывает беременная девчонка-циркачка, по слухам самая натуральная девственница и чудо. И все бы ничего, если бы события эти были никак не связаны меж собой. А тут поди разберись, кто в этой свалке враг, а кто союзник и преданнейший друг!
    Ранее этот текст назывался "Мое чужое дитя"
    Роман принят в работу Альфа-книгой. Есть шанс увидеть это в бумаге. Я в восторге ☆*:. o(≧▽≦)o .:*☆ Ориентировочно выйдет в начале июля 2018 г.


Наследство золотых лисиц

  

Пролог. Чудо

   Столица третий день стояла на ушах. Из уст в уста передавался слух об удивительной эквилибристке. Площади были обклеены цветными афишами с изображением тоненькой гибкой фигурки. И все бы ничего - странствующих трупп с хрупкими девушками везде хватает, но эта была особенной. Причудливо изогнувшееся тело, облаченное в откровенное излишне облегающееся трико... Ребенок, балансирующий на огромном шаре. Такой была первая иллюзия. Потом взгляд цеплялся за заметно выдающийся вперед живот. Изогнувшаяся на афише девушка совершенно точно была беременна. Но и это было хоть и редкостью: увидеть женщину на сносях, танцующей на потеху толпе можно нечасто, - не было уникальным. Уникальность циркачки заключалась в ином... и робко зарождающиеся шепотки превращались в слухи, распространяющиеся по столице со скоростью пожара в сухой сезон.
   - Девственница?! Да ты шутишь! - воскликнул крупный рыжеволосый мужчина, почти на целую голову возвышающийся над толпой. Его спутник статью также выдающий воинскую выправку недовольно шикнул на друга.
   - Чуть тише, Гил.
   - И ты в это веришь?! - усмехнулся первый, но глаз от афиши не оторвал. Тонкокостная брюнетка с измазанным театральной краской до полной неузнаваемости лицом притягивала взгляд. Темно-изумрудный облегающий костюм, вульгарно смотрящийся бы на любой другой, на этой эквилибристке выглядел уместно. И даже заметная выпуклость живота ничуть не портила нарисованную циркачку.
   - Я видел это своими глазами, Гил. Она действительно не знала мужчины. Аура девчонки образует очень плотную "фату". Не удивлюсь, если она и не целовалась ни разу!
   Названный Гилом рассеяно запустил пятерню в отросшие за последние - оказавшиеся удивительно напряженными - месяцы ярко-рыжие пряди. У этой загадки должно было быть простое решение. Элементарное. Ну не верить же в чудо непорочного зачатия, верно? Таким лишь гулящие дурочки-дочки перед строгими родителями оправдываться и могут.
   - Ну значит все это фикция. Сценический образ. Возможно эта твоя девица уже месяцев двадцать беременная и все на том же сроке, - рыжий с легким раздражением кивнул в сторону афиши.
   - Повторюсь, Гил. Я ее видел. Она действительно ждет ребенка. И плод в ее чреве сияет так ярко, что даже мне не удалось рассмотреть ни расу, ни пол младенца.
   - Иллюзия?
   - Гил! Ты за кого меня принимаешь?! Я, демоны тебя побери, главный имперский маг, а не уличный шарлатан с тремя классами образования!
   - Шипи громче, Рэдж. Тебя еще не все окружающие слышали. - Рыжий, повернувшись к приятелю, широко улыбнулся и похлопал его по плечу: - Не кипешуй, пойдем лучше глянем на это твое чудо живьем. Уверен, все-таки это какой-то трюк. Кстати, чья труппа-то? - не без интереса сменил тему Гил.
   Главный имперский маг, выправкой и повадками более походивший на бывалого воина, невольно изогнул губы в улыбке.
   - Кошачьего трио.
   Гил удивленно бросил взгляд на изображенную на афише девицу. Как-то не вязалась эта девочка с бродячими кошаками, слухами о похождениях которых не первый год полнился двор.
   - Правда? А девица откуда? Неужели кто-то из них решил-таки остепениться?
   Рэдж, откинув голову назад, засмеялся, да так заразительно, что Гил против воли подхватил. Да уж действительно больше походит на шутку.
   - Это событие будет похлеще данного "чуда", - чуть успокоившись, маг смахнул с ресниц выступившие слезы и пояснил: - Племянница это их. Любимая и единственная. Малышку Рьясу помнишь? - Рыжий без колебаний кивнул. Красавицу гимнастку он помнил. Изящная блондинка с глубокими синими глазами, нежным овалом лица и очаровательными ямочками на щеках. Рьяса всегда смеялась. И этим своим веселым нравом покоряла всех в единый миг. - Это ее дочка.
   Гил лишь задумчиво качнул головой. Как же быстро бежит время для тех, кто не связан кровью с магией мира. Кажется, еще вчера Рьяса бесстрашно танцевала на канате, натянутом под куполом цирка, а теперь уже ее дочь вот-вот приведет в этот мир новую жизнь.
   - Ладно, Рэдж, пойдем поприветствуем старых приятелей. Уже лет двадцать не видел их наглые кошачьи морды. А после можно и на девицу эту твою взглянуть...
   - Ты главное не спрашивай их про племянницу! Они очень за нее переживают. И порвут любого, кто не так взглянет на малышку.
   Гил, видя беспокойство друга, лишь отмахнулся. Этих бродячих котов рыжий знал не первый год, да и помнил, как они тряслись над честью Рьясы... Но не уберегли. Ни сестру, ни племянницу.
  

Часть 1. Циркачка

Глава 1. Под куполом цирка

  
   Я словно лев в клетке шагами мерила комнату, снятую для меня любимыми дядюшками. До выступления оставалась еще пара часов - по-хорошему мне отдыхать надо... Руки по выработавшейся привычке скользнули к животу. Он выпирал не так уж и сильно, в свободном платье и не заметно ничего, но сценический костюм был специально подобран так, чтобы выставить мое состояние на суд общественности.
   Все еще не привыкла. Уже четвертый месяц живу с этим, но привыкнуть никак не выходит. Внутри что-то недовольно дернулось. Это мне мягко напомнили, что такое отношение к такой маленькой драгоценности как это нежданное дитя, недопустимо.
   - Я помню, лисенок, помню, - нервно прошептала я, невольно поглаживая живот. Чужое присутствие сразу же истаяло. Мой лисенок старался не слишком беспокоить свою будущую маму, знал, что мне, чистокровной человечке, тяжело выдерживать его постоянное присутствие. - Обещаю, скоро все закончится. Я не стану затягивать с нашими делами, честно-честно.
   Мне не поверили. По крайней мере, насмешливая тишина внутри была именно такой, многозначительной. Странно, наверно, общаться с эмбрионом, но это был не совсем обычный ребенок. Совсем не обычный. Да и я прежде как-то не бывала беременной, так что на самом деле мне весьма сложно судить, как там все должно быть в реальности. Да-да, я в курсе, что каждая мать стремится наделить свое дитя чем-то особенным, выделить его... Вот только мой лисенок действительно был особенным.
   - Льяса, ты почему еще не переоделась?! И где шляется Марта, когда тебе давно пора делать макияж к выходу?! - Ари ворвался в комнату без предупреждений. Мой младший дядюшка. Трехцветный кот. И не говорите мне, что для мужчин такая расцветка невозможна, ибо передо мной живое воплощение этой "невозможности". Пегая из-за пресловутой "трехцвености" шевелюра обрезана почти под корень - Ари не любит, когда на него обращено слишком много взглядов. Кстати, глаза у него красивые: как и у всех в нашей семье они насыщенного синего цвета. Да и черты лица правильные, их не удалось испортить даже парочке длинных белых шрамов, пересекающих левую щеку - это он неудачно упал на забытый кем-то инвентарь при отработке номера, задолго до моего рождения. Кстати, именно из-за поврежденных мышц улыбка у него всегда выходит немного кривоватой, а вовсе не из-за бесовского нрава. Так что не верьте сплетникам, господа! Из троих братьев Корвир Аринэл самый спокойный, рассудительный и надежный.
   - И тебе привет, Ари. Я тоже рада видеть тебя в добром здравии, - сварливо пробормотала я, выпутываясь из тряпок, в которых полагается ходить благовоспитанной горожанке. Дядя, сжалившись, поспешил прийти мне на помощь. К счастью, опыта в разоблачении дам у него было немеряно.
   Спустя полторы минуты я уже стояла перед родичем в одном нижнем белье. Корсетов из-за особенностей своего положения я не носила, а потому сейчас на мне были лишь шортики до середины бедра и короткая шелковая сорочка с вышитой на подоле герцогской короной. Я невольно приласкала украшенный плотными стежками кусочек ткани. Белье - единственное, что я позволила себе оставить из той, прошлой жизни.
   Внутри снова что-то недовольно дернулось.
   Я механически переложила ладонь на живот. Да-да, лисенок. Я помню о тебе. Но ты не память - ты будущее рождение погибшего рода. И прежде чем привести тебя в этот мир мне нужно успеть еще много чего сделать.
   Ари, заметив мой жест, недовольно поджал губы. Мой младший дядюшка не одобрял моего решения. Он все еще считал меня ребенком, а потому и изменения, произошедшие во мне за недолгое время отсутствия, его совсем не радовали.
   - Одевайся, Льяса, тебе еще встречать гостей. Это была твоя идея, - последнее Ари произнес, почти скривившись. Он воспринял в штыки все озвученные мною три месяца назад решения. И пусть отказывать в помощи дядюшка не стал, это не меняло главного - Аринэл Корвир был против. Полностью и абсолютно. И в отличие от двух его старших братцев переупрямить данного кота было невозможно. Мы пробовали. И мама, и я.
   Воспоминания о матери обернулись тянущей в груди тоской. Еще полгода назад мы всей семьей отмечали мой день рождения... а сейчас ее нет. Никого из них нет. Только лисенок и остался. В напоминание и в укор.
   - Император? - сухо спросила я, окончательно собравшись с мыслями. Труппа братьев Корвир впервые за двадцать лет посетила столицу не из желания блеснуть и снова наделать шума, а по прихоти маленькой эгоистичной девчонки. Благо и повод, подходящий к случаю, подвернулся.
   - Не объявлялся, - качнул головой Ари. - Но я видел лорда Рэджиса.
   - Снова? Я думала, что магу хватит одной демонстрации, - пробормотала я, собирая волосы в высокий хвост. Так скулы у меня казались острее и выше. А еще с такой прической я выглядела солиднее, старше. Что такое семнадцать лет против трех веков нашего императора? Он ведь даже в сторону мою не взглянет при таком раскладе. Что ж, придется немного подтасовать крапленые карты.
   Дядюшка осуждающе качнул головой.
   - То, что Рэдж пришел снова уже хорошо. Ты его заинтересовала.
   - Еще бы, - фыркнула я, начиная самостоятельно накладывать контрастный грим на лицо. - Было бы странно, если бы мой лисенок его не заинтересовал.
   - Думаю, его заинтересовала именно ты, а не этот ребенок, - не согласился со мной Ари. Спорить я не собиралась. Что такое какая-то девица против солнечно-яркого зарева? Даже я видела ауру лисенка, хотя чистокровным человечкам подобное совсем не свойственно. - И, кстати, он сегодня не один.
   - Кто? - Я заинтересованно вскинулась и через зеркало посмотрела на дядюшку.
   - Лорд Баргил.
   - Единокровный брат императора?
   - Он самый. Ты выбрала верную тактику, лисичка, - со вздохом подвел итог Ари. Я невольно улыбнулась, услышав от него детское прозвище. В семье только трое звали меня так - родители и Ари. Прежде меня всегда это раздражало - считала издевкой, злилась... Ну какая из меня лиса? Смех один. Тем более рядом всегда крутились истинные представительницы этого рода...
   Теперь же от знакомого обращения внутри все болезненно сжималось, а на глаза наворачивались слезы. Некому меня больше так звать. И сравнивать мне себя не с кем. Один лисенок и остался.
   - Отлично. Значит, следующим явится сам Сергил, - решительно произнесла я, нанося последние штрихи. Из зеркала на меня смотрела незнакомка. Выбеленное лицо, яркие мазки краски, намеренно подобранные так, чтобы сделать акцент на глазах... Идеально. Даже я готова поверить, что эта большеглазая какая-то испуганная девушка никогда не знала интриг. Я несмело улыбнулась. Незнакомка по ту сторону зеркальной глади сделала также.
   - Ты прекрасна, - произнес Ари, помогая мне встать. В чужой помощи я не нуждалась, но дядюшку было не переубедить. Ну и ладно. Хочет он опекать меня словно неразумное дитя - пусть опекает. Главное, чтобы в саму ситуацию не вмешивался. Лучше пусть и дальше неодобрительно сопит мне в спину. С остальным я разберусь сама. Верно, лисенок? Пока мы с тобой вместе, нам весь мир не страшен.
  

***

  
   Я стояла у самого выхода на манеж за плотной занавесью, отделявшей рабочие помещения от сцены, и наблюдала за происходящем через специально вырезанное для этого отверстие. Следующим был мой выход. И многие в шатре ждали именно его. Я знала это, и это знание мне льстило. Несмотря на годы тренировок, я никогда не собиралась выходить на сцену. Зачем? Меня ведь растили совсем для другого. Но мама со всей возможной скрупулезной тщательностью передала свое умение мне. Семейное ремесло. Одно из двух.
   Резко выдохнув, я на мгновение расслабила тело, чуть прогнулась назад, разминая теперь постоянно затекающие мышцы спины, и, полностью собравшись, устремилась в просвет между тяжелыми темно-алыми занавесями. На короткий миг под куполом шатра воцарилась тишина, взорвавшаяся аплодисментами сразу, как грянула музыка у меня за спиной.
   Ну что, лисенок? Потанцуем?
  

Глава 2. Встреча с судьбой

  
   Гил понял, что слишком увлекся зрелищем лишь в тот момент, когда у него непроизвольно замерло сердце. Одновременно с этим под куполом раздалось слаженное "ах", а пара излишне трепетных барышень даже лишилась чувств. Девушка, балансирующая на канате, подвешенном над самым потолком, опасно качнулась. Снизу казалось, что еще миг-другой и она упадет, сорвется с умопомрачительной высоты и разобьется.
   Рэдж, сидевший рядом, с силой вцепился в предплечье друга. Он просто не мог заставить себя смотреть на то, как рискует жизнью эта яркая темноволосая девочка. И ладно бы она рисковала только собой...
   Шаг над пропастью, другой... и вновь неловкий пируэт... Нога соскальзывает с толстого каната, тело девушки заваливается в бок неловко, неумолимо... лишь для того, чтобы циркачка, встав на мостик, крутанулась назад.
   - Трюкачка, - с облегчением выдохнул маг, осознав, что ни матери, ни ребенку ничего не угрожает. Но сердце все равно продолжало биться где-то в горле, часто-часто, отдаваясь легкой дрожью в одеревеневших пальцах. И даже себе невозможно объяснить, с чего вдруг так важна показалась судьба хрупкой циркачки.
   - Она этим на жизнь зарабатывает, - прохладно откликнулся Гил. Его, как и приятеля, смутили столь сильные и внезапные чувства. Да, когда-то он был привязан к ее матери, даже предложил ей место официальной любовницы... Вот только Рьяса оказалась слишком горда, чтобы согласиться. Обида от того отказа все еще жила где-то глубоко внутри, но она не была чем-то существенным и важным. Другими словами, Гил точно был уверен, что совсем не переносит свои чувства к матери на дочь.
   - Итак, твое мнение? - Рэдж посмотрел на друга. Номер под куполом шатра подходил к концу, а потому тоненькая фигурка в изумрудно-зеленом костюме уже спускалась с высоты на широких голубых лентах словно на качелях.
   - Убежден, что это какой-то трюк, - не отводя взора от очаровательной циркачки, ответил Гил. Магия, являющаяся самой его сутью, помогала без труда взглянуть под любые покровы. Так что мужчина без каких-либо усилий видел то, о чем говорил друг: плотная белая кисея действительно окружала фигурку девчонки жемчужным светом - покров невинности или "фата", как порой называли это явление обыватели. Символ чистоты и непорочности. И прав был Рэдж: такая плотность вероятна лишь для младенцев и праведников, не грешивший даже в мыслях. Вот только и аура младенца просматривалась отчетливо... На редкость сильная и ничем не замутненная, сияющая ярким золотом искренней любви. Любви, сокрывшей свой плод от чужих жадных взглядов. Младенец, укутанный в эту защищающую его от всего на свете пелену, явно желаем обоими родителями. Поэтому даже драконы, рожденные с магией в крови, были не в силах заглянуть под это яркое сияние. Ни пол ребенка, ни его раса не читались. И это напрягало в той же мере, что и удивляло. До сего момента Гил не встречал никого, кто столь самозабвенно любил свое дитя.
   - Может и трюк, - не стал спорить Рэдж. Маг сам до конца не верил в реальность того, что видели его глаза. - В таком случае мне хотелось бы знать, что за трюк. И как его удалось провернуть девчонке-человечке, лишенной какого бы то ни было наследия.
   - Отец ребенка? - предположил Гил, хотя сам не верил в это. Слишком невероятным казалось то, что кто-то из высших мог увлечься обыкновенной циркачкой. Да и берегли драконы свое потомство пуще богатств и сокровищ, не допустили бы творящегося на сцене безобразия. - Кстати, кто этот счастливчик?
   - Неизвестно, - Рэдж покаянно опустил взгляд. Расписываться в своих неудачах всегда трудно, особенно перед близкими. Гил был одним из немногих при дворе его императорского величества Сергила Соулийского, кого маг мог назвать своим другом. - Едва заметив особенность девчонки, я тут же приставил к ней пару наблюдателей, но она кроме дядек ни с кем не общается. Даже подружек-приятельниц у нее в труппе нет.
   - Занятно, - протянул Гил и вновь посмотрел на сцену. Номер под куполом плавно перетек в танец на шаре. Зрители наблюдали за циркачкой, затаив дыхание. Девчонка удивительно умела держать внимание людей. Было в ней нечто такое, что заставляло взгляд раз за разом возвращаться к гибкой тоненькой фигурке. И что удивительно несмотря на вульгарную откровенность костюма смотрели на нее с восхищением, без тени похоти или вожделения.
   Представление подходило к концу. Номер эквилибристки завершал заявленную программу. Для этой труппы девчонка была звездой. Впрочем, в мире, где магическим зрением обладал каждый второй, она не могла не засиять. Девушка-чудо. Девушка-загадка. Половина зала явилась сюда только для того, чтобы самолично подтвердить или опровергнуть слухи. Всего за каких-то три дня циркачка стала легендой. И как бы она это все не провернула, в умении обратить ситуацию себе на пользу ей явно не откажешь.
   Наконец музыка смолкла. Девчонка, изящно поклонившись, убежала за занавес, а на манеже показались три довольных кошака. Гил привычно смерил оценивающим взглядом приятелей. Оборотни этой ветви отличались отменной пластикой и грацией. А еще обаянием. Уймой задарма доставшегося обаяния. И братья Корвир, осведомленные о том, какое впечатление производят, научились мастерски это использовать.
   Сориан, старший из котов, отличался серебристо-серым окрасом. Возможно поэтому волосы в человеческой ипостаси у него казались словно солью присыпанными. Волевое лицо, фамильные синие глаза - совсем не типичный для кошек цвет, да и безукоризненное наследование признака выдавало наличие в предках кого-то из высших. Сори всегда казался самым спокойным и уравновешенным из братьев. Но Гил считал, что этот серый кот просто хитрее и осмотрительнее родичей.
   Дориал. Дори. Отличается самым паскудным характером из всех братьев - слишком любит шуточки, причем далеко не самые безобидные. Окрас черный, недобрый. Поэтому, кстати, его и опасаются простые обыватели. Котов такого цвета никогда не любили, особенно в деревнях и селах. Впрочем, Дори всегда находил способ изменить мнение окружающих о себе.
   И наконец младший из кошаков - Ари. Аринэл. Трехцветный кот, чье существование до сих пор сводит с ума отдельных деятелей науки. Заводила, гуляка и бабник. Лучший спутник в экскурсиях по барам, пабам и борделям.
   В заключительную речь Гил особенно не вслушивался. Зрители взрывались смехом в ответ на остроумные замечания котов, то и дело где-то раздавались аплодисменты... Братья Корвир были в своей стихии.
   Но вот и они закончили. Раскланявшись - на взгляд Гила в этом жесте было слишком много шутовского позерства - кошаки посоветовали гостям почаще заглядывать к ним на огонек и удалились вслед за племянницей.
   Зрители зашебуршались, начали неспешно покидать свои места, негромко обсуждая представление. Тут и там поминали беременную эквилибристку. Те, кто обладал даром видеть, в один голос твердили о ее уникальности. Лишенные дара же слушали их, открыв рты.
   - Хочешь взглянуть на девчонку поближе? - поднимаясь со своего места, Гил оглянулся на друга. Рэдж задумчиво посмотрел в сторону занавеса, за которым несколько минут назад скрылась циркачка.
   Впрочем, Гил явно рвался за кулисы не только ради странной человечки.
   - Собираешься проведать наше кошачье трио? - осознав истинную подоплеку грядущей встречи, улыбнулся Рэдж.
   - Разумеется, тем более они нас уже видели, а потому уклоняться от общения будет неудобно и подозрительно.
   - Ага, и по кабакам вечером тебе будет с кем пройтись, - поддакнул маг, прекрасно знавший привычки друга. Да и коты вряд ли изменились за прошедшие два десятка лет. Не такой уж это долгий срок при их продолжительности жизни. Чай не люди, сгорающие за какой-то век-полтора. Наверно поэтому и жить они так торопятся. Вот как эта девица. Совсем ребенок еще по меркам остальных рас, она уже с полным правом носила в чреве собственное дитя. И ведь гордилась же!
   Рэдж этого не понимал. Для него, прожившего почти три века, такая торопливость была непонятна и чужда. Но люди, лишенные благословения их богов, проживали свои жизни так скоро!.. Поэтому-то все прочие расы старались не связываться с ними. Смешенные пары образовывались крайне редко. И дело было не столько в том, что им потом веками предстояло оплакивать потерю - с этим еще можно было смириться. Главной проблемой были - дети. Гибриды существовать не могут - это доказано уже уйму лет назад. Любое дитя, рожденное в таком союзе - чистокровное, просто наследуют расу одного из родителей: мальчики - отца, а девочки - матери. И пусть продолжительность жизни таких детей была больше их родителей-однодневок это все равно не отменяло главного: рискнувших связаться со смертными в будущем ждала лишь череда потерь...
   - Ладно, - вздохнул Рэдж, вспоминая о трех братьях-котах и их племяннице-человечке. Семья Корвир была одной из немногих смешанных. И тем интереснее должно быть предстоящее общение, - пойдем, посмотрим на наших общих знакомых. Может удастся под шумок разгадать тайну девчонки, как считаешь?
   Когда друзья спустились к манежу и подошли к занавеси, отделявшей сцену от рабочих помещений, в шатре уже почти никого не осталось.
   - Прошу прощения, господа, но дальше мне не велено никого пускать, - пробасил крупный мужчина, до этого выступавший в номере с пудовыми гирями. Выглядел он действительно внушительно и кого-нибудь другого вполне бы отпугнул одним своим видом.
   - Лорды, - мягко поправил совершившего ошибку вышибалу Гил, но холодный взгляд светло-карих, почти золотистых глаз, выдал недовольство. - Разве братья Корвир не оставили на наш счет отдельных распоряжений?
   Силач смешался. Никаких указаний коты не оставляли, но это было вполне в их духе: стравить две стороны и наблюдать.
   - Прошу прощения, лорды. Не могли бы вы чуть подождать. Как вас представить?
   - Скажите, что здесь Рэдж и Гил. Они поймут, - произнес маг прежде чем друг успел представиться полным титулом. Все-таки высшие иногда действовали крайне неосмотрительно и виной всему была их гипертрофированная самоуверенная наглость.
   Оставленный за вышибалу неловко поклонился и скрылся за занавесью. Гил чуть недовольно поджал губы.
   - Почему ты не позволил мне поставить его на место? Он не имел права нас останавливать. И уж тем более не дело держать нас на пороге как каких-то холопов!
   - Хочу напомнить, лорд Баргил, что мы здесь с частным визитом. Не думаю, что во дворце оценят, если один из трех принцев-драконов появится в таком месте под своим именем.
   - Да плевать, - Гил отмахнулся от беспокойства друга как от назойливой мухи.
   - Вам - может быть. А вот мне не хотелось бы терять своего положения при дворе.
   Гил безразлично пожал плечами. Слова Рэджа были сильным преувеличением. Ничего ему не угрожало. Совет лордов хоть и любил пороптать и посплетничать за спинами хозяев, но серьезно не вредил. Давно прошли те времена, когда их решения как-то влияли на политику императорского рода.
   К счастью, серьезно повздорить друзья не успели - вернулся давешний силач и жестом пригласил пройти гостей за кулисы.
   - Я провожу вас до фургона господина Сори.
   Гил на это предложение лишь неопределенно дернул плечом. Рэдж, пытаясь сгладить впечатление от поведения друга, поблагодарил циркача с достаточной искренностью, чтобы им поверили.
   Братья их ждали. В тесном пространстве фургона они расположились со всем возможным удобством. Сори встретил гостей благодушной улыбкой. Дори отвесил шутливо-издевательский поклон. И только Ари остался мрачен. И вот это уже было странно. Странствующие кошаки приятельствовали с Гилом вот уже лет пятьдесят. И как минимум вдвое дольше служили короне.
   - Что скажешь о представлении? Понравилось? - что удивительно разговор начал именно младший.
   - Как всегда на балаганном уровне, - совершенно искренне ответил Гил.
   Дори хохотнул.
   - Я же говорил, что эта ледышка не оценит! Хуже, чем перед ним выступать, - только перед императором.
   - Вообще-то я могу это расценить как клевету на высшее государственное лицо и трактовать как измену, - спокойно напомнил Гил. Разумеется, ничего подобного он делать не собирался, но промолчать - значит сразу капитулировать. Улыбка Дори стала еще шире.
   - А я могу взять тебя сейчас за шкирку и спустить с лестницы. Но я этого почему-то не делаю.
   - А это вполне можно трактовать как угрозу лицу, имеющему прямое отношение к короне, - все тем же скучающим тоном сообщил Гил.
   - А чегой тогда "лицо, имеющее отношение к короне" пришло без синей ленты? На морде у тебя, извини, ничего такого не написано.
   Гил тяжко вздохнул. Он явился сюда не ради препирательств со средним котом. К счастью, сводить все до банальных разборок не пришлось: о раму фургона тактично стукнули и внутрь просочилась девочка-эквилибристка. Костюм сменить она еще не успела, только повязала на талии огромный полупрозрачный платок. В общем, вид был почти приличный. Для борделя. Ну или для цирка.
   - Льяса, не стой на пороге, проходи, - это сказал Сори, - уверен, что эти господа пришли сюда в том числе и с целью познакомиться с тобой.
   Девушка опалила гостей взглядом, ярким, пленяющим, после чего настороженно кивнула.
  

Глава 3. Огненный принц-дракон

  
   Я знала, на что шла, с самого начала. И уж конечно была готова к тому, что придется многим поступиться ради претворения своих планов в жизнь.
   В первый момент, когда я вошла в фургон дяди Сори и увидела их, у меня в глазах потемнело от ненависти. Кто-то из них... возможно даже из этих... Я была готова убить. Окажись у меня под рукой хоть какое-нибудь оружие...
   От глупости меня спас лисенок. Успокаивающее тепло укутало меня с ног до головы, отсекая от окружающей действительности, давая возможность все взвесить и успокоиться.
   И уже мгновение спустя я с любопытством рассматривала гостей дяди, про себя радуясь, что с самых малых лет научилась держать мину при плохой игре - никто из присутствующих не заметил моей вспышки.
   Но вернемся к пришельцам. Заочно я была знакома с обоими, но вот встречаться лицом к лицу прежде не доводилось. Лорд Баргил Флэмский. Владетель всех южных провинций. Знаменитый огненный дракон, что держит в страхе все королевство. Многие несогласные с политикой нынешнего императора не высовываются только из страха перед его братом. Поговаривают, что этот стоящий сейчас недалеко от меня мужчина почти до крайности жесток. А ведь так и не скажешь: вид у него самый обычный. Ну для дракона. По человеческим же меркам он безумно хорош: высокий, статный, с ярко-рыжей шевелюрой, в свете солнца вспыхивающей подобно пламени. Черты лица привлекательные, хоть и чуть крупноваты, но это следствие дикой драконьей крови. Золотистые, чуть вытянутые к вискам, глаза опушены длинными темно-красными ресницами, того же оттенка брови вразлет. Одет просто, в охотничий костюм из мягкой кожи, - такие носят почти все зажиточные воины столицы. А вот полусапожки у него примечательные - из драконьей кожи цвета венозной крови. Чтобы позволить себе такую вещицу нужно быть либо драконом, либо крайне богатым человеком с великолепными связями в нужных местах.
   Второй был попроще. Лорд Рэджис Инлер. Первый маг империи - хотя это не совсем официальный титул. По крайней мере, никто его на эту должность не назначал. Но так повелось, что рядом с имперским родом в нужный момент всегда появляется кто-то обладающий нужными навыками и талантами. Кстати, он был одет точно так же как и его приятель. Для мага не самый обычный выбор. Да и телосложением он скорее походил на тренированного воина... Впрочем, на фоне огненного принца Рэджис терялся. Не такой мощный, не такой яркий, не такой привлекательный. Возможно, встреть я их по отдельности у меня сложилось бы иное впечатление... Но что гадать о несбывшемся? Русоволосый и темноглазый, он проигрывал Баргилу во всем.
   Впрочем, я тут не мужчину на ночь выбираю, а всего лишь присматриваюсь к тем, кому мне еще предстоит бросить вызов.
   - Господа, - я изобразила легкий поклон в качестве приветствия. Можно было бы и на полноценный реверанс расщедриться, но в моем костюме это выглядело бы смешно. Да и не ждут от циркачки всех знаний придворного этикета.
   - Лисичка, позволь тебе представить наших давних знакомых. Тот, что рыжий и высокий, - это Баргил. Но если лень запоминать, то и Гил подойдет. А рядом с ним - Рэдж. Хороший парень, рекомендую, - дядя Дори выдал это с такой многозначительной улыбкой, что даже мне захотелось его стукнуть. Какое впечатление его речь произвела на лордов, оставалось только гадать.
   Впрочем, как оказалось, обращение их сбило с толку сильнее, чем какие-то издевки.
   - Лисичка? - огненный принц с недоумением посмотрел вначале на меня, а затем на дядю.
   Могу их понять - на ярких красавиц-лисиц я не была похожа вовсе. И это хорошо. Нам и не нужно, чтобы кто-то из наших гостей связал мое имя с этим родом.
   - Это они меня так из-за имени прозвали. Алияса Корвир.
   Рыжая бровь чуть дернулась, выдавая удивление своего обладателя.
   - Разве ваши родители не состояли в браке?
   И чего ему стоило тактично промолчать?! Прости меня, мама, мне сейчас придется запятнать твое доброе имя... Но думаю, если бы ты была жива, то сама согласилась с этим: ради спасения чужой жизни порой приходится поступаться и честью.
   - Мой отец к моменту встречи с матерью был уже женат, - сухо ответила, не соврав даже в малом.
   - И он, стало быть, вас не признал?
   Я стиснула зубы, чтобы не послать этого любопытствующего к демонам в бездну. Мой отец был прекраснейшим мужчиной, добрым и благородным. И он любил всех "своих девочек", как он ласково называл нас.
   - Он признал. Это я против того, чтобы носить его имя, - прозвучало грубо и зло. К счастью, мои эмоции отнесли на счет отца. А ложь... Ну нет в моих словах лжи, а потому дракон ничего не почует. - И давайте на этом закроем тему.
   - Подозреваю, что об отце своего ребенка вы тоже говорить не захотите.
   - Именно.
   - Позволите узнать причину?
   - Подонков не то что упоминать - их и вспоминать не стоит.
   И снова рыжая бровь чуть дернулась. Странно, что этот тип с такой открытой мимикой сумел выжить при дворе.
   Однако высказался не дракон, а его спутник. Маг нетерпеливо влез в беседу.
   - Но, госпожа, ваше дитя явно любимо. Такую защиту может дать лишь полная беззаветная любовь, причем обоих родителей. Я бы поверил, если бы вы сказали, что его отец погиб, спасая вас...
   Беззаветная, да? Любовь-отречение от себя. Лисенок, а ведь нас почти раскусили. Всего один шаг... Маленький толчок - и маг вполне может прийти к верному ответу. А нам это совсем не нужно, для нас обоих это подобно смерти.
   - Моей любви вполне достаточно, - горячо уверила я, всем своим видом давая понять, что дальше продолжать тему не намерена.
   - В таком случае мне сложно представить, на какие высоты вы уже вознесли это дитя. Кстати, вы уже знаете, кого ждете?
   - Девочку, - без колебаний ответила я. Иного и быть не может. В лисьем роду уже много поколений не рождается мужчин.
   - Такая убежденность... У вас есть основания?
   Я невольно закусила уголок губы. Прокололась. Обычная человечка в моем лице уж точно не могла определить пол ребенка без сторонней помощи мага... Вот только ни один чародей не способен заглянуть под покровы, которыми укутан мой лисенок. Вот и получалось, что я либо вру, либо сильно недоговариваю.
   - Я просто так чувствую, - вполне натурально смутившись, пробормотала я.
   Рэджа мои слова успокоили. Многие женщины в период беременности становились мнительными и верили во всякую чушь. Думаю, и я не избежала этой судьбы: все-таки чувствовать присутствие младенца на таком раннем сроке... Бред это. Но мне так проще. Не так сильно чувство потери, не так застилает ненависть глаза. Даже если это просто иллюзия, рожденная гормональной перестройкой организма, то весьма полезная.
   - Лисичка, ты для чего пришла-то? - спросил Ари, тем самым давая мне отговориться делами и сбежать. В каком-то смысле он был даже прав...
   - Да вот выбираю себе жертву, - весело усмехнулась я. - Из вас. Мне нужен спутник. Я сейчас собираюсь на торговые ряды, а час уже поздний... - и многозначительно посмотрела на своих дядек. Если сейчас хоть кто-нибудь скажет, что я сама, кого хочешь, обижу, то ему достанется в первую очередь. В конце концов, сейчас я хрупкая беременная женщина! Имею право на капризы!
   - На меня даже не смотри! - тут же воскликнул Ари, - Я уже сговорился провести вечер в копании со старыми знакомыми, - и младший дядюшка кивнул на двух лордов. Рыжая бровь снова чуть дрогнула. Кажется, Баргил об этом слышал впервые. Впрочем, Ари больше всего ненавидел таскаться со мной по лавкам. Его хватало на первые пять минут, а дальше он начинал искать себе проблемы на голову, флиртуя с продавщицами. А так как мой дядя был неотразим и незабываем, то рассерженных любовниц у него в каждом городе было с небольшую армию.
   В общем, на его компанию я и не рассчитывала. Но это ничего, это можно пережить - у меня еще два кандидата в запасе.
   Несколько долгих мгновений мы провели в тишине. Мои старшие дядюшки старательно перемигивались и, как они думали, незаметно пинали друг друга - мол, твоя очередь выгуливать дитя сегодня. Вот даже не знаю, как реагировать: обижаться на них? или просто рассмеяться?
   - Ладно-ладно, я сам сегодня сопровожу Льясу, - пробурчал дядя Сори, - все равно мне нужно было по делам сходить в торговый район.
   - Спасибо-спасибо! - от нетерпения и внезапно нахлынувшей благодарности я запрыгала на месте и захлопала в ладоши. Дяди посмотрели на меня с ощутимой опаской. А вот у гостей такое поведение юной девицы никаких вопросов не вызвало.
   Но гормоны - это зло. В следующий раз, не дай боги, с поцелуями еще наброшусь. Или позорно разревусь. И большой вопрос, что из этого хуже.
   - Переоденься, егоза. В городе тебя не поймут, если появишься в таком виде, - рассмеявшись, дядя Сори попенял мне на невнимательность. А я что? Я виновата, что в тяжелых юбках и блузе мне неудобно?! Да и новая недавно пошитая одежда все еще пахнет теми составами, которыми травили шерсть и краску. В любом другом состоянии я бы не обратила на это внимание, но сейчас от одного только воспоминания начинает мутить. Я и прежде-то была довольно восприимчива к миру, а уж теперь... Если бы не умение усилием воли абстрагироваться от лишнего - давно бы с ума сошла. Кстати, у огненного очень приятный парфюм - что-то лесное, свежее, с древесной ноткой. А вот от мага тянет лишь солью и ветром. Колдует. Не вижу, не чувствую, но точно знаю. У волшбы свой неповторимый запах. К счастью, аромат нейтральный, он совсем не мешает и не отвлекает.
   А вот дядюшки совсем ничем не пахнут. Они привыкли хорошо и надежно прятаться, а потому даже в обычной жизни прибегают ко всем возможным способам маскировки и отвлечения внимания.
   - Льяса! - Сори прикрикнул на меня, поскольку я за прошедшие мгновения так и не сдвинулась с места, продолжая занимать часть и без того весьма ограниченного пространства фургона.
   - Уже бегу, - уверила я дядю и, быстро развернувшись, выскочила на улицу со всей возможной скоростью. Разумеется, на лестнице я споткнулась, рухнула вперед... Слаженный выкрик "Льяса!" стал мне наградой за удачно выполненный кувырок. Кожа на ладонях, на которые пришелся основной удар, когда я делала колесо, покраснела и теперь горела так, словно я руки в огонь сунула.
   - Все нормально, - прокричала я, продолжая едва не прерванный падением путь. - Через пять минут буду. Дядя Со, не задерживайся тоже!
   К себе в комнату, снятую в ближайшей гостинице, я вбежала с широкой улыбкой на лице. Сердце в груди колотилось часто-часто, разгоняя по жилам пламенем горящую кровь. Наконец, события сдвинулись с мертвой точки. Три месяца ненависти, беспомощности и отчаянных попыток найти хоть малейший шансик отомстить...
   Лисенок, еще немного и мы поднимем занавес на этой сцене. Надо только найти возможность пригласить еще двух-трех статистов.
   Успокаивающее ласковое тепло стало мне лучшим ответом.
  

Глава 4. Книжник и принцесса цирка

  
   - Ты очень рисковала, - произнес дядя, как только мы отошли от шатра цирка на достаточное расстояние.
   - Знаю. Я едва не прокололась, - виновато склонила голову я. Меня столько учили всегда и во всем действовать не просто с оглядкой, а просчитав прежде два-три варианта про запас!..
   Но в первом же серьезном столкновении я едва не пала жертвой собственной болтливости.
   - К твоей удаче, правда настолько фантастична, что проще поверить в сказку, - проворчал Сори в сторону. И ведь не поспоришь. Даже дядюшки мне сперва не поверили... - Кстати, как тебе наши гости?
   - Они... интересны, - пробормотала я, задумчиво глядя себе под ноги. В столицу, прекрасный город Соули, только-только пришло лето. Весенние дожди уже закончились, они хорошенько промыли камни мостовых, а потому сейчас, когда только-только установилась сухая и солнечная погода дороги были почти идеально чистыми. Впрочем, это ненадолго - к концу сезона тут будет пыль стоять стеной.
   - И только? - дядя удивленно посмотрел на меня. - Обычно женщины после знакомства с Гилом куда как более красноречивы.
   - Он красив, если ты об этом. Но он дракон.
   - Это недостаток? - Сори, скривив губы в издевательской усмешке, хмыкнул.
   - Это логичное объяснение его магнетизма, дядя.
   - И?
   - Если знаешь причины своих эмоций, то легко отсечь ненужные.
   - Ты до жути прагматична.
   - Ну должен же хоть кто-то в нашей семье иметь голову на плечах.
   - Для женщины иметь такой взгляд на вещи довольно проблематично, - Сори многозначительно глянул на меня. Я лишь пожала плечами. Если меня раньше не особо волновала вся эта романтическая чушь, то теперь и вовсе можно забыть об этом на ближайшие лет десять-пятнадцать. Прежде всего мне нужно обеспечить стабильное будущее моему лисенку!
   - Льяса, я все понимаю, но идти против императора... Одумайся. Ради чего ты лезешь в петлю?
   - Ради будущего моего лисенка, - негромко произнесла я, положив обе ладони на живот. Я не могла сказать, что любила это дитя. Если честно, я до сих пор не знала, что должна чувствовать и как следует воспринимать всю эту ситуацию, но одно я знала точно: мой лисенок - наследник герцогской короны Исэ-Рей. И он займет предписанное место. Чего бы мне это не стоило.
   - Льяс, - тяжко вздохнул дядя Сори, - пойми ты наконец, даже я не верю в их невиновность. Сердцем понимаю, что они не могли предать империю, но логика и разум выступают против них. Доказательств измены много, очень много. И нет ни одного намека на то, что все произошедшее было нелепой ошибкой или спланированной подставой.
   Я резко остановилась, встала как вкопанная прямо посреди тротуара. Перед глазами потемнело от гнева, а руки самопроизвольно сжались в кулаки. А еще к горлу подкатила горячая, удушливая волна - проклятые гормоны решили подкинуть в топку гнева еще и беспричинную истерику.
   - Алияса, девочка, - голос дяди звучал виновато, он явно уже успел пожалеть о своих словах, но я мириться с ним не собиралась: едва Сори положил ладонь на мое плечо, я решительно смахнула его руку.
   - Я не знаю, кто и как, но в одном я убеждена - их подставили. И я, клянусь, что очищу от клеветы доброе имя герцогинь Исэ! Так или иначе, но каждый, кто причинил им вред, поплатится за это.
   - Но император...
   - Виновен, - убежденно произнесла я. Едва сдерживаемые слезы жгли глаза. Я снова словно воочию видела разграбленный дворец, тела преданных слуг, небрежно сваленные грудой в яме, вырытой вдоль сарая, удушливый запах разложения, погибших родителей, чьи останки были выставлены на всеобщее обозрение в назидание остальным... Но это все мелочи - жестокость живых по отношению к мертвым не так уж и страшна, но вот то, что они сотворили с оставленной в живых... Не забуду. И не прощу. - Тот, кто вырезает верных подданных, не озаботившись выяснением всех обстоятельств, не может быть невиновен. Тот, кто позволяет насиловать и издеваться над последней представительницей рода, веками служившему короне, не заслуживает спокойной жизни.
   - Льяса...
   - Ты меня не убедишь в обратном, дядя. Вы согласились со мной!
   - И мы не отказываемся от своих слов. Я просто хочу, чтобы ты успокоилась и подумала. Император виновен лишь в том, что поверил доказательствам. Держать всех лордов в ежовых рукавицах - его главная задача.
   И ведь я согласна с каждым словом. Но все равно не смирюсь с тем, что всю мою семью уничтожили.
   - Мне надо прогуляться и остудить голову, - бросила я, развернувшись на каблуках. Сейчас находиться рядом с Сори мне было тяжело. Очень-очень тяжело. Я ведь тоже помню, что семья Корвир всегда была скрытым во тьме кинжалом императорского рода... Но семья важнее верности, ведь так?
   Дядя останавливать меня не стал. Волноваться за меня, практически выросшую на улицах городов империи, он не собирался. Да и беззащитной я не была: под тяжелыми юбками были спрятаны два узких легких ножа, обращаться с которыми меня учили чуть ли не с младенчества.
   Отдавшись эмоциям, я как-то незаметно вышла к знакомой площади, расположенной недалеко от торгового квартала. На самом деле это была даже не площадь, а внутренний дворик для трех окруживших его домов. Местечко не очень людное, тем страннее выглядел в этом закоулке книжный магазин. Мое давнее и любимое убежище...
   Интересно, а он здесь?..
   Забыв обо всем на свете, я растеряно посмотрела на покосившуюся вывеску с кое-где облупившейся краской и улыбнулась. На глаза в очередной раз навернулись слезы. С досады я впечатала кулак в ближайшую стену. Боль отрезвила. Содранные костяшки пальцев ныли - и это было хорошо. Что угодно лучше истерики. Есть время для войны - и есть для слез. И порядок нарушать нельзя ни в коем случае: если отпустить себя, позволить боли излиться, то следующей уйдет и решимость.
   - Снова бушуешь, принцесса? - знакомый голос раздался совсем рядом. Надо же так уйти в себя, чтобы проворонить чужое появление рядом с собой. - Кто вызвал твой гнев на этот раз? - Подкравшийся ко мне мужчина, осторожно отстранил мою руку от стены, нежно разжал стиснутые пальцы и ласково провел по кровящим ссадинам.
   На секунду я растерялась от чужой бесцеремонности, но в следующий момент до меня дошло, кто стоит рядом.
   - Несси?! - радостно завопив, я кинулась на шею приятелю. Мы знали друг друга уже лет пять. Высокий худой нескладный парень, годами носивший одну и ту же мантию, выдающую его отношение к люду умственного труда, был для меня кем-то вроде старшего брата и тайной детской влюбленности одновременно.
   Познакомились мы при весьма забавных обстоятельствах: я, устав быть "леди", в очередной раз сбежала из дома, а так как все наше семейство в тот момент пребывало в Соули, то именно в столицу я и попала, громко хлопнув за спиной дверью. Нэсси, заметив праздношатающуюся в одиночестве девчонку, решил за ней, то есть за мной, проследить и в случае надобности защитить. Я же мелкой была, слежку сразу не заметила, поэтому весьма неосторожно показала парочку цирковых пируэтов. Думаю, в тот момент мужчина и заинтересовался мной окончательно. Заслышав аплодисменты в пустом переулке, я сразу же сгруппировалась, меняя траекторию падения, а мгновение спустя вполне решительно встретилась лицом к лицу с незнакомцем. Тогда он выглядел точно так же как и сейчас. В общем, впечатления абсолютно не производил, я расслабилась, завязался разговор... С тех пор всякий раз оказываясь в Соули я стараюсь хоть раз-другой с ним пересечься и поговорить.
   Нэсси обнял меня в ответ, не забыв попутно облапать. Это было частью старой игры. В его жестах никогда не было какого-то интимного подтекста, хотя было время, когда я всерьез обижалась на него из-за этого.
   - Хм, принцесса, а ты, кажется, поправилась. Причем как-то избирательно, - чуть отстранившись без всякого смущения подвел итог проведенному осмотру Нэс.
   Я в ответ сконфужено потупила взор. Говорить ничего не хотелось. Впрочем, у меня был очень начитанный и умный друг, чтобы знать причины, по которым у женщин в определенный период жизни начинает расти живот.
   - Ух ты... - только и произнес он, сообразив, что да как. - И кто это успел меня опередить? Принцесса, ты же клялась, что замуж выйдешь только за меня!
   Ни грамма осуждения или неодобрения. Ни мгновения сомнения во мне...
   Светлые боги! Такого доверия мне даже дядюшки не оказывали.
   - Замуж - только за тебя, - счастливо улыбнувшись, уверила я. А вот Нэсси, напротив, посмурнел. Он и раньше особым румянцем не отличался, а сейчас совсем побледнел и губы сжал в тонкую линию. Я механически подняла руку и кончиком пальца провела по ним. Он совсем некрасив, мой книжный король, но почему-то все равно при взгляде на него у меня сладко щемит сердце.
   И вновь меня сжали в объятиях, крепких, мужских, при этом совершенно бесцеремонно притиснули к твердому телу и, я бы даже сказала, распяли на нем. При всей моей изворотливости и гибкости, я пошевелиться и то не могла, вообще.
   - Если тебя кто-то обидел... - у меня над ухом раздалось угрожающее, со странным присвистом, шипение. И я почему-то сразу же почувствовала себя защищенной. Он ведь совсем не воин, мой книжник, но рвется в бой. А ведь это даже приятно...
   - Никто не обидел, Нэс. Все хорошо.
   - Но ты...
   - Нэс, все правда хорошо, - со всем доступным мне убеждением произнесла я. - Нет ничего, с чем я бы не справилась.
   - Принцесса, тебе никто не говорил, что излишняя самостоятельность женщин не украшает? - пробурчал мой друг, но я поняла - успокоился. По крайней мере, на время. Чувствую, к теме внезапности моего нынешнего положения мы еще вернемся. Эх, значит, надо что-то придумать достаточно правдоподобное, чтобы Нэсси мне поверил. Причем версия должна быть как можно более нейтральной, иначе мой рыцарь влезет в неприятности.
   - Говорили, - отмахнулась я от ворчания Нэсси. - Но мне и так хорошо. Кстати, не накормишь усталую маленькую меня? У тебя ведь еще остался тот южный травяной сбор?
   - Для тебя - найду. Все равно эту гадость никто кроме тебя и брата не пьет.
   - И вовсе не гадость! - встала я на защиту любимого напитка, однако про себя все-таки отметила оговорку друга: о своей семье он при мне вспомнил впервые. - Это напиток бодрости и жизни.
   Нэс чуть слышно хмыкнул, но остался при своих. Ну и ладно - мне больше достанется.
   Так мы и зашли в его магазинчик, опираясь друг на друга, обмениваясь улыбками и шутками. На какое-то время проблемы отступили. Мне нужна была передышка.
  

Глава 5. Братья-драконы

  
   Ночь уже входила в полные права, когда из таверны, полной огней и шума вывалилась группа молодых мужчин. Не тратя время на взаимные расшаркивания, они жестами попрощались и направились каждый в свою сторону.
   Гил, в голове которого приятно шумело, запрокинул голову назад и жадно втянул в себя прохладный ночной воздух. Хмель уходил неохотно. Рэдж с собой справился быстрее.
   - Итак, что скажешь теперь, после личного знакомства с девчонкой? - спросил уже совсем трезвый маг.
   - Скажу, что даже Рьясу они не оберегали столь ревностно. Любая моя попытка свести разговор к его племяннице сходила на нет. А ведь Ари изрядно набрался к тому моменту. С девчонкой точно что-то не так. А у тебя какое сложилось впечатление? - вернул другу вопрос огненный дракон, мысленно прокручивая в голове события сегодняшнего вечера.
   - Она действительно девственница. Я просканировал ее ауру на всех уровнях - результат один, и он неизменен.
   - Занятно, я могу тоже самое сказать и о младенце. Ребенок действительно есть. И, подозреваю, что его родителем был кто-то из высших. Вот только в пресловутое "чудо" я не верю. Здесь должно быть какое-то объяснение.
   - Что собираешься делать? Доложишь императору?
   - Саю не обязательно знать об этом, - Гил безразлично пожал плечами, - это дело не стоит того, чтобы отвлекать его от государственных вопросов. Пусть лучше невесту себе выбирает, а то до смерти надоел этот прекрасный серпентарий во дворце.
   - Правда? А мне казалось, что этому "цветнику" ты радуешься больше всех.
   - Не смешно. Если я не шиплю на них как Сай, это еще не значит, что меня радует этот открывшийся охотничий сезон на мужей. Боюсь, что еще немного и дамы между собой поделят всех нас, припрут к стенке и окольцуют прежде чем мы успеем опомниться.
   Рэдж, не сдержавшись, рассмеялся. Вот только Гил его веселья не разделил.
   - Не смешно. Тем более ты тоже в списке счастливых жертв.
   В таких вот полушутливых разговорах мужчины и добрались до дворца. Прошмыгнув прямо под носом у охраны (на утро их ожидает очередной начальственный разнос за невнимательность), они разошлись на подходе к жилой части дворца: огненный дракон отправился досыпать остаток ночи, а вот Рэдж решил еще немного поработать, благо на утро никаких дел запланировано не было.
   Вот только добраться до кровати ему так и не пришлось. Едва рассвело, на пороге кабинета появился секретарь с пакетом переданных донесений от работающих в городе магов. Пришлось делать над собой усилие и разбирать бумаги. Он уже почти заканчивал, когда на глаза ему попалась короткая записка от приставленного к циркачке наблюдателя. Удивившись столь раннему отчету - обычно такие донесения поступали раз в неделю, если не случалось чего-то совсем уж экстраординарного, - мужчина вчитался в нервно скачущие по бумаге строчки.
   Рэдж пробежал глазами записку раз, другой... наконец зло выругался и, подхватив висевший на спинке кресла китель, выскочил из кабинета. Такие новости надо сообщать сразу и лично.
   До малой приемной, где обычно проводил все свое время Баргил, маг домчался в кротчайшие сроки и, сжигаемый нервозностью и нетерпением, дверь открыл с ноги.
   - Гил, ты не представляешь, что мне удалось выяснить про девчонку!.. - на одном дыхании выдал мужчина, врываясь в кабинет друга. И тут же замолчал, споткнувшись о ледяной императорский взгляд. Сергил Соулийский в столь ранний час изволил находиться в приемной брата. Рэдж словно на каменную стену налетел. Черный дракон - даже человеческая личина не делала его более человечным - смерил вторженца абсолютно нечитаемым взглядом. Представить, о чем думает его величество, не представлялось возможным. Прозрачно-серые, словно озерная гладь зимой, глаза не выражали ничего кроме скучающего равнодушия. Именно это кажущееся безразличие императора к окружающей действительности больше всего мешало магу сблизиться с правителем.
   - Добрый день, ваше магичество, - с едва уловимой иронией произнес Сергил, вот только эта легкость тона совсем не сочеталась с неподъемной тяжестью взгляда. - Позволите поинтересоваться: о какой девушке идет речь? И чем же она вас так заинтересовала, что вы врываетесь в кабинет моего брата в такую рань?
   Гил, находящийся за спиной императора, жестами начал показывать, что другу сейчас лучше заткнуться и убраться.
   Рэдж внимательнее всмотрелся в драконов. Оба мужчины выглядели не выспавшимися и весьма недовольными жизнью. Видимо поспать ночью не удалось никому из присутствующих.
   - Прошу прощения, если я не вовремя... - Маг предпринял попытку отступить в коридор, но император, словно кот, обнаруживший в поле зрения вполне откормленную мышку, это бегство пресек.
   - Что вы, ваше магичество, вы очень даже вовремя. Мы как раз искали тему, на которую могли бы отвлечься.
   Гил хмурил брови и смотрел вниз. Беседа с братом у него явно шла не по лучшему сценарию. Даже интересно, почему огненный дракон так не хочет сообщать об их находке брату? Или он уже в курсе...
   Рэдж, сложив руки на груди, взволнованно впился пальцами в собственные предплечья.
   Как же сложно лавировать во внутренних течениях дворца, когда даже твой собственный лучший друг так и норовит утаить сведения государственной важности!
   Сергил, заметив, что испуганный мышонок вместо того чтобы коситься на голодного кота, поглядывает тому за спину, заинтересованно оглянулся. Брат был напряжен. И было мало похоже, что причиной тому неприятный разговор, что имел место быть здесь несколько минут назад.
   - Гил? Не желаешь сообщить старшему братишке, что тебя так сильно мучит?
   - Сай, я разберусь...
   - Интересно... - задумчиво протянул император, откидываясь на спинку кресла и запрокидывая голову, черные блестящие пряди зазмеились по лазурному кителю. Серебряная заколка, которой Сергил всегда скалывал волосы в домашней, неформальной обстановке, снова не удержала тяжелую шевелюру. В отличие от брата, подстригающегося по-военному коротко, императору по протоколу полагалось носить косу. Но Сай это дело не любил, а потому всячески пытался подобной чести избежать, периодически сооружая на голове совсем уж странные конструкции. - Это насколько же проблемная ваша девица, что тебе необходимо тратить на нее время и усилия?
   - Сай, у тебя и без этого забот хватает. Девчонка - не проблема. Проблема - глупые слухи, что вокруг нее вьются.
   - Девчонка-то хоть стоит таких усилий? - полюбопытствовал император. На какое-то мгновение он даже показался более человечным и понятным.
   - Она дочь Рьясы, - так словно это объясняло абсолютно все, произнес огненный. Сергил однако в дополнительных объяснениях не нуждался.
   - Стало быть, так и не отпустило.
   Баргил неопределенно пожал плечами. Обида осталась - это да, но каких-либо ярких чувств к отвергшей его циркачке он не испытывал.
   - Ее родословная, если честно, меня волнует в последнюю очередь.
   - И чем же ценна эта человечка, если не секрет?
   - Тем, что еще немного и найдется идиот, что додумается объявить ее святой. И, что печально, в Соули действительно отыщутся те, что за ней последуют.
   - Святой, говоришь? Чем же она так выделиться успела?
   - Да девственница она.
   Император, закинув голову назад, расхохотался.
   - Это же как нужно было вам кобелить, чтобы в священные каноны стали записывать по этой причине. Неужели всех девок уже в столице перепортили?
   - Не смешно.
   - Да нет, очень даже. Неужели она такая страшная, что ни один из вас не оказал ей честь своим вниманием?
   - Сай! Девчонка беременна!
   - Которая? И от кого? - император озадачился столь резкой сменой темы.
   - Та самая! Все маги в один голос твердят, что покровы не тронуты даже тенью плотских желаний. А она с пузом!
   Император чуть слышно хмыкнул:
   - И ты в это веришь?
   - Я нет, но вот горожане... Эта девчонка всего за три дня стала самой популярной сплетней столицы!
   Сай, осознав масштабы происходящего, обеспокоенно свел брови. На фоне всех последних волнений им только "знамения" не хватает. А ведь кто-нибудь излишне деятельный и умный непременно найдется - упустить такую возможность это ж проявить полную глупость.
   - Ясно, есть способ незаметно устранить проблему?
   - Сай! - Баргил возмущенно уставился на брата. Власть, конечно, грязная штука, но не настолько чтобы обрекать на смерть двух детей.
   - Успокойся. Я имел в виду: без использования радикальных мер.
   Гил украдкой перевел дыхание. Ссориться с императором из-за такой малости не хотелось.
   - Я над этим работаю, - честно ответил огненный.
   - Ладно, - Сергил махнул рукой, давая понять, что пока не собирается вмешиваться в дела брата. - Но и другие дела не забрасывай. А то уже четвертый месяц на месте топчешься. - Последние слова он произнес даже не раздраженно - зло.
   Рэдж против воли отвел взгляд. Таким видеть их всегда спокойного правителя было неуютно.
   - Кстати, ваше магичество, вы разобрались, в чем причина бездействия камня? Венец Исэ должен был выбрать следующего владетеля в тот же миг, как прервалась прямая линия наследования.
   Рэдж, почувствовав на себе взгляд императора, невольно дернулся. Разумеется, это не укрылось от черного дракона. Улыбка, что скривила губы правителя, не предвещала ничего хорошего.
   - К сожалению, нет, милорд. Но одно я могу сказать точно: найденное тело действительно принадлежит юной герцогине Исэ - янтарь, заключенный в венце, оплакал ее. Таким образом о подлоге не может быть и речи.
   - Может, у Нерунэ были родственницы? - озадачено спросил император, но это было скорее следствием удивления, чем стремлением прояснить и так ясный ответ. В книге рода других имен не было - в этом он убедился в первую очередь.
   Сергил вспомнил упрямую девчонку, что увидел по прибытию во взятое гвардией имение. Прекрасная золотая лисичка была заключена под замок, но встретила своего пленителя с величием королевы. Не зря все-таки юную герцогиню Исэ рассматривали в качестве основной кандидатки на роль спутницы императора. Нерунэ обладала поистине королевской выдержкой. Ее родителей казнили за государственную измену, ее дом захватили посторонние люди, а ее саму превратили в заложницу... Но при всем при этом она держалась получше многих мужчин.
   Единственной демонстрацией ее чувств была попытка убить его. Хорошо продуманная и взвешенная попытка. Не ожидай Сергил от нее подобной глупости - он бы здесь не стоял. К ее чести, поражение лисичка приняла без криков и истерик. Не смирилась, конечно, но мстить решила по-другому. Поэтому-то и торговалась с императором так, словно на кону стояла ее жизнь.
   И вот теперь она мертва. А герцогская корона мертвым грузом лежит в сокровищнице. С какой стороны ни взгляни - неприятная ситуация.
   - Сай, дай мне время. Я найду ее убийцу, клянусь.
   - И как же ты собираешься это сделать, если у тебя под носом решили канонизировать бродячую циркачку? Вытянешь все в одиночку?
   - Разумеется! - огненный самоуверенно распрямился. Беседы этих двоих всегда немного напоминали ссоры. И первое, что уясняли новички при дворе, что встревать между братьями-драконами не стоит. Вот только обстоятельства требовали иного. Рэдж конечно мог промолчать и сделать вид, что ничего не видел и не слышал, однако это могло привести к фатальным последствиям.
   - Прошу прощения, что вмешиваюсь, но у меня есть что добавить в отношении циркачки, - негромко произнес маг, вклиниваясь в беседу драконов.
   - Да. И что же? Ты узнал, как девица все это провернула?
   - Нет, - маг качнул головой, полностью игнорируя язвительный тон правителя. - Зато я могу назвать имя возможного отца этого младенца.
   - Считаешь, нам может быть интересно имя ее любовника? - черная бровь изогнулась. Император был не в настроении.
   - Думаю, да. Наша святая циркачка явно состоит в весьма близких отношениях с лордом Нейсилом, - Рэдж произнес это решительно и быстро, словно опасался струсить и смолчать. И буря не заставила себя ждать.
   - Нэсси?! - два драконьих рыка слились в один.
   - Да. Их видели вечером вместе. Они вошли в магазин вдвоем. Обратно, как вы понимаете, девушка так и не вышла.
   - Ну братец и дает, - нервно хихикнул Гил. Император новость воспринял чуть спокойнее. Он задумчиво откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза, размышляя о чем-то своем, и наконец произнес:
   - Пригласите девушку во дворец. По любому поводу, под любым предлогом. Я хочу взглянуть на нее лично.
   Рэдж и Гил синхронно поклонились. Последние слова принадлежали не другу и брату, но императору.
   - И да, вот еще: Нэсси в известность пока не ставьте. Отправьте его за город с каким-нибудь делом на день-другой.
   И снова Сергилу никто не возразил.
  

Глава 6. Приглашение императора

  
   Я так соскучилась по Нэсси, что проговорили мы едва ли не до рассвета. Думаю, не загони меня друг спать, так бы до утра и досидели. А мне сейчас себя любить и беречь надо - и это, кстати, не мои слова, а его.
   В результате домой я вернулась лишь после обеда. Дяди, разумеется, встретили меня без особой радости.
   - Ну и где ты шлялась, дитя мое? - поинтересовался Дори, встречая меня на пороге моей же комнаты. Особо взволнованным он не выглядел - знал, что обидеть меня сложно, но зол был немеряно.
   - У друга была.
   - Все так говорят, - проворчал он, - а потом...
   - Да-да? - заинтересованно протянула я, когда Дори смущенно замолчал. - Пузо на нос лезет? Так мне об этом волноваться поздно.
   - Льяса, - дядя осуждающе качнул головой. - Это было твое решение.
   И не поспоришь же. Действительно - мое. Никто меня не заставлял. Вот только я не видела другого выхода. Просто месть? Без надежды на благополучное завершение этой грязной истории в будущем? Ну уж нет. Не для того мучилась моя сестра и погибли родители.
   - Ладно, выкладывай, почему ты тут дежуришь. И куда запропастились двое других?
   - Ари и Сори ищут тебя в городе. Я же решил подождать тут. - Улыбнулся дядюшка из вредности отвечая только на второй вопрос. В этом был весь Дори.
   - И что же такого важного случилось, что вы решили поставить на уши целый город? - повторила я свой вопрос, немного его перефразировав.
   - Император случился, - насмешливо скалясь, сообщил дядюшка. Его явно порадовала возможность сообщить подобную новость лично.
   - Здесь?! - удивленно вскинулась я, чувствуя, как в груди взволнованно зачастило сердце. Этого момента я ждала все последние месяцы.
   Дори не по-доброму усмехнулся.
   - Ты сама-то как его здесь представляешь?
   Я сразу же успокоилась. Действительно, рассчитывать, что Сергил Соулийский как какой-то зажиточный горожанин явится к бродячей труппе не приходилось. Драконы просто так к нам, смертным, не нисходят. А вот призвать к себе могут любого - необходимо лишь пробудить в них интерес.
   - Что велели передать? - собравшись с мыслями, спросила я.
   - Для предстоящей императорской свадьбы... - Я чуть слышно хмыкнула: не то что дата этого грандиозного события не была объявлена - даже с невестой еще определиться не успели! - выбирают артистов и увеселителей. Тебя приглашают именно в качестве соискателя на роль одного из выступающих.
   - И кого он ждет? Циркачку? Или "живое чудо"? - язвительно уточнила я.
   - Не знаю, Льяса. Подозреваю, что все это лишь предлог.
   - Это не важно. Для меня это тоже лишь предлог, чтобы подобраться поближе, - легкомысленно откликнулась я, про себя уже прикидывая свои следующие шаги.
   - Льяса! Если не думаешь о себе, то подумай о ребенке.
   - Мой лисенок во всем со мной согласен, - мягко улыбнулась я, легко касаясь живота. Приятное тепло, струившееся по жилам, не могло трактоваться иначе.
   - Одну мы тебя не отпустим.
   - Тащиться всей бандой тоже смысла нет. Дори, я уже большая девочка.
   - Заведешь своих детей - поймешь, насколько это не так.
   - Ну вот и проверим. Но я уверена, что стану для лисенка лучшей матерью, понимающей и принимающей все достоинства и недостатки.
   - Посмотрим-посмотрим. Твоя мать говорила также, пока не появилась ты. Кстати, братьев я позвал сразу, как ты пришла. Они скоро будут.
   Я восприняла это как данность. Коты очень чутко чувствовали родную кровь. Думаю, дядюшки и меня ощущали, просто не так ярко как друг друга. Мне, рожденной простым человеком, этого было не понять. Нет, я знала, что при желании коты Корвир могут обмениваться мыслями на расстоянии, но вечно об этом забывала.
   - Надеетесь взять меня числом?
   - Планируем взывать к твоему разуму до тех пор, пока не дозовемся, - хмыкнул Дори, всячески показывая, что легкой свою миссию отнюдь не видит.
   Описывать все наши ссоры и разборки, я не буду. Одно скажу: на уступки пришлось идти всем. В итоге на семейном совете было решено, что сопровождать незамужнюю и юную меня будет Ари. Он же возьмет на себя все переговоры. Моя же задача сводилась к красивому и яркому танцу. Да-да, именно - к танцу. Императорский двор не место для балаганных трюков. Так что мы решили выбрать кое-что более достойное и экзотичное - балет. В наших краях это искусство не было особо популярным, но мне в свое время нанимали лучших учителей - это помогало не терять форму, да и в глазах общества выглядело не так вызывающе как цирковые умения.
   На выбор достойного платья мы потратили еще день. К сожалению, заявиться во дворец в трико дяди почему-то посчитали недопустимым (зато выходить в нем почти каждый день на манеж - абсолютно нормально, ага), а найти в столице платье, подходящее для балета - вообще фантастика. Пришлось заказывать у надежной швеи, благо у дядюшек были поистине обширные связи среди женской части населения Соули.
   В итоге я стала обладательницей легкого струящегося шелкового платья, цвета ночного летнего неба. Оно приятно льнуло к телу и абсолютно не стесняло движений. Швея, что поначалу совершенно не понимала, зачем я приказала извести столько ткани на юбку, восхищенно вздохнула, едва я примерила получившийся костюм. Помимо собственно самого платья в комплект входили шелковые чулки на полтона светлее и шортики, наподобие тех, что носили аристократки в качестве нижнего белья.
   - Вы - просто фея! - почти в благоговении прошептала портниха. Я, счастливо рассмеявшись, крутанулась вокруг своей оси. Разумеется, юбки тут же взметнулись, на миг обнажив ноги. И вновь наградой мне стал стон восхищения. Сразу же захотелось покрасоваться, да и опробовать удобство нового наряда не мешало...
   Встав в стойку, я на пробу провела малый разминочный комплекс. Ткань нисколько не сковывала движения, послушно следуя волной за каждым взмахом. Отлично. Теперь кое-что посложнее.
   Натянув на ноги балетные тапочки, я закружилась по комнате. Теперь это была не проба и не разминка, я позволяла телу вспоминать разученные когда-то движения.
   - Вы поистине фея, госпожа. Уверена, именно так эти волшебные крохи и скользят с цветка на цветок, танцуя и наслаждаясь каждым мигом.
   Услышав этот голос, практически незнакомый и чужой, я остановилась. Не дело слишком увлекаться. Тем более до конца подготовку мы не закончили. Необходимо прояснить еще пару вопросов.
   - Прошу прощения, госпожа... - я невольно сделала паузу, осознав, что до этого к швее обращался Ари, а вот я даже не потрудилась запомнить ее имя.
   - Анна, - с улыбкой подсказали мне.
   - Госпожа Анна, а не могли бы вы обновить шелк на тапочках, - чуть приподняв подол, я отправила ногу в сторону. Продемонстрированная туфелька действительно выглядела потрепанной и битой жизнью.
   - Разумеется. Вы хотите сделать ее синей, в тон платью?
   Я уставилась на бежевато-розовые тапочки. Менять их ради одного выступления, хоть и в императорском дворце? Нет, слишком много чести.
   - Подберите такой же цвет, как сейчас.
   Девушка кивнула и с каким-то непонятным мне благоговением приняла обувь. За дело она принялась сразу же. Я же осталась один на один с собой, в комнате полной зеркал.
   Что ж, лисенок, давай еще немного потанцуем.
  

***

  
   Во дворец я входила с уверенностью королевы. И пусть встречу нам назначили отнюдь не у парадных ворот - это ничуть не мешало быть уверенной в себе и своих решениях.
   На меня поглядывали с любопытством. Я постоянно чувствовала на себе чужие взгляды. Смотрели все: от лакея, сопровождавшего нас по императорской резиденции, до самого последнего придворного.
   А вот я по сторонам совсем не глядела. Меня сложно удивить пышностью убранства. Признаю, императорский дворец один из признанных шедевров архитектуры, возможно он даже может претендовать на звание произведения искусства, благодаря наличию уникальных витражей в зале Церемоний и росписи стен в Женском крыле... Но всем этим я успею еще насладиться. Сейчас же от меня требуется лишь королевская уверенность в собственных силах и полное отсутствие интереса к пышной красоте дворца.
   Разумеется, от меня ждали другого. Бродячие циркачки просто обязаны восторженно ахать и замирать перед каждой скульптурой. Я же вместо этого строила из себя ледяную королеву. Что ж, моя бабка родилась на далеком севере - и именно ее крови мы обязаны яркой синевой глаз.
   За моей спиной шептались. Я чувствовала это. И слышала - кое-кто не считал нужным понижать тон. Ари, шедший рядом со мной был на взводе. В отличие от меня, улавливающей в лучшем случае треть всех этих шепотков, он слышал все. К сожалению, я сейчас не могла отойти от образа и проявить участие. Что бы он ни слышал - это не имело значения.
   Дорога оказалась долгой. Нас явно вели не самым коротким путем. Впрочем, вполне возможно, что император хотел поразить девочку-провинциалку, а потому приказал показать хоть часть убранства дворца. Так частенько поступают. Например, с торговцами или послами других стран. Почему и меня отнесли к подобным людям? Не знаю, и это заставляет меня вести себя все более осторожно. Раз желают пустить пыль в глаза - значит, я зачем-то нужна.
   Наконец мы пришли. Сопровождавший нас лакей распахнул дверь в небольшую танцевальную залу. Вот здесь я позволила себе осмотреться. Комната явно не парадная - скорее одна из тех, где проводят уроки по пластике и умению чувствовать собственное тело. Отсюда и такое количество зеркал. В углу, спрятанный за резной ширмой, притаился рояль. Судя по отсутствию излишних украшений на стенах и ковров на полу - акустика тут должна быть хорошей. Да и освещение проведено правильно. Замечательно. Эта зала - лучшее, что мне могли предложить. Что ж значит нужно просто выложиться на полную.
   - Пожалуйста, подождите минутку. Ученик придворного музыканта вот-вот подойдет. Как обговорите с ним музыку - можете начинать. Если вам что-то необходимо еще - говорите сейчас.
   Я задумчиво посмотрела на поджавшего губы мужчину. Недоволен. И мной, и своей миссией. Ему явно в новинку сопровождать циркачек. Еще одна любопытная деталь. Возможно, наш лакей и не лакей вовсе. Занятно.
   - Мне ничего не надо, спасибо, - с идеально исполненной придворной улыбкой ответила я.
   Сопровождавший нас мужчина тоже сыграл свою роль четко: он с достоинством поклонился и скрылся за дверьми. Мы с Ари остались вдвоем. Ну, по крайней мере, предполагалось, что мы должны так думать.
   Я посмотрела на дядю. Тот глазами указал мне на три потайных ниши, где обнаружил присутствие посторонних. Я в очередной раз с сожалением признала свою бесталанность: мною был замечен лишь один схрон. Все-таки кошачьи чувства острее человечьих. Что ж я давно смирилась со всеми своими недостатками. Конечно, родись я мальчиком, мне было бы намного проще... Но в таком случае не было бы сейчас лисенка. И герцогский род Исэ-Рей прервался бы. Во всем есть свои плюсы и минусы.
   И уж конечно, пытаясь поквитаться с императором, удобнее быть девчонкой-человечкой.
   Что ж, раз зрители уже заняли свои места, то можно начинать.
   - Ари, помоги мне, пожалуйста, - и я повернулась к дяде спиной, намекая, что серенькой птичке пора одеться в райское оперение. Дядя, недовольно заворчал и словно бы случайно встал так, чтобы закрыть обзор хотя бы одной группе наблюдателей.
   Я же лишь улыбнулась. Мое тело - лишь хорошо настроенный инструмент. Чего мне стыдиться? Это они должны нервничать, а не я. Тем более под грубым повседневным платьем на мне нижнее белье из синего шелка: чулки, короткие шортики и сорочка до середины бедра. Осталось только натянуть верхнее платье и балетные туфли. Но это подождет, потому что нам с лисенком хочется похулиганить.
   - Льяса, -Ари достал из сумки, что нес, аккуратно сложенный и сохраненный его магией костюм. Но я мотнула головой и отпрыгнула от дяди.
   Поиграем?..
   - Льяса! - чувства юмора у младшего Корвир нет как такового. Он бросился ко мне, намереваясь натянуть на меня кусок синего шелка, если придется, насильно.
   Я увернулась раз, другой... Такая игра вместо скучной разминки была предпочтительнее. Правда, тапочки надо было надеть раньше - можно было и элементы танца повторить.
   - Льяса!!
   Я лишь смеялась в ответ.
  

Глава 7. Фея и дракон

  
   Сергил смотрел на девчонку и не мог оторвать глаз. А она игралась, дурачилась и смеялась, лишь усиливая впечатление хрупкой юности. Совсем ребенок. Смешливое дитя.
   Рэдж рядом следом за младшим котом едва слышно повторил "Льяса". Сразу же захотелось выставить всех вон. Конечно же они не видели того, что видел император, но сам факт, что они касались своими грязными взглядами...
   А девчонка все скользила между небом и землей, легко увертывалась от опытнейшего мужчины, воина, и зачаровывала получше многих магов. Тонкий едва уловимый золотистый след, искорками таящий в воздухе... Другие не видели этого. Не могли. Потому что здесь и сейчас девчонка танцевала не одна. Вместе с ней пробовал расправить крылья и будущий дракончик. Еще совсем несмело, неумело, но вместе с тем решительно. Здесь и сейчас дитя заявляло права на свою мать. И бросало вызов ему, своему императору!
   Смотри! Она моя! - почти кричал этот птенец, щедро рассыпая вокруг искры силы. - Моя! А ты ее не получишь!
   Сергил впервые оказался в такой глупой ситуации. С одной стороны, воспринимать всерьез неразумное дитя, почувствовавшее направленный на девчонку вектор заинтересованного внимания и в ревности своей попытавшегося закрыть собой беззащитную родительницу, глупо. Но вот с другой... бунт нужно пресекать в зародыше. Тем более это дитя в будущем по силе вполне возможно будет сравнимо с ним, своим императором.
   А девчонка кружилась в танце, послушно опираясь на чужую заемную силу. И возвращала ее в мир столь же щедро. Она сияла - в этом Рэдж не ошибся. Яркий, почти ослепительный покров... и чистое золото зарождающейся драконьей ауры.
   Братец, хоть и прикидывается тихим да незаметным, а отхватил себе сокровище. В очередной раз.
   И от осознания этого в душе заворочался разбуженный птенцом азарт. Одно дело бросить вызов неразумному ребенку - и совсем другое увести добычу у Нейсила.
   Сергил невольно хмыкнул. Это обещало быть интересным.
   Твоя, да? - император проводил взглядом тающие искорки силы. Танец девчонки подходил к концу. Младший кот почти загнал племянницу в угол. Все-таки в этой игре опыт и сноровка были не на стороне девчонки. - Не тому ты бросил вызов, малыш. И не тебе со мной тягаться в силе.
   То, что это незапланированное представление подходит к концу, поняли и остальные. По рядку придворных и приближенных пошли шепотки. Мужчины обменивались впечатлениями от увиденного...
   И вновь императору захотелось всех выставить за пределы комнаты для наблюдений.
   Абсолютно необоснованное желание. Девчонка пока ему не принадлежит...
   Хотя вот это можно бы уже и исправить.
   - Не знаю, как там пойдут дальше дела с выбором жены, но вот фаворитку я себе уже нашел, - решительно произнес Сергил, расставляя все по своим местам. Понятливые личности иных он в своем окружении и не держал) сразу же отвели взгляды от продолжающей играться девчонки. К сожалению, кое-кто со своим собственным мнением все-таки решил влезть.
   - Но, Сай!..
   - Тебя что-то смущает? - император повернулся к брату. Баргил выглядел действительно встревоженным. Переживает за девчонку? С чего бы это?
   - Но Нэс...
   От сердца сразу отлегло. Не циркачка интересует огненного - брат.
   - Обойдется, - Сергил отмахнулся от чужого недовольства как от незначительной мелочи. - Да и что он может дать девчонке? Третий сын, да еще и бастард - вся ценность лишь в драконьей крови да куске северных земель, что были отданы отцом ему в управление.
   Гил нахмурился. Ему не понравилось то, как быстро загорелся этой девчонкой старший брат. Словно приворожил кто. Драконы никогда не замахиваются на добычу друг друга. А уж дети и вовсе для них были священны - слишком дорогой ценой они достаются.
   Но в одном Сай был прав: пока еще у циркачки нет определенного статуса в их обществе, а значит, любой может попытаться перетянуть ее внимание на себя.
   - Считаешь, девчонка выберет тебя?
   - Если у нее есть хоть капля мозгов - бесспорно.
   Гил и не ждал иного ответа от всегда расчетливого брата. Вот только император явно забыл об одной маленькой, почти незаметной детальке.
   - А ребенок? - сурово спросил огненный. Однако это напоминание не оказало ожидаемого эффекта. Брат лишь равнодушно пожал плечами и посмотрел в сторону девчонки, которую теперь, словно заботливая нянюшка, Ари укутывал в шелковую ткань.
   - Он меня не волнует.
   - Сай!
   - Ты снова услышал что-то отличное от того, что я собирался сказать. Родится этот ребенок. И жить он будет. Возможно, даже во дворце. Мне все равно, - Сергил произнес это чуть резче чем требовалось. И, разумеется, от внимания огненного это не укрылось. А значит, с данной темой пора было заканчивать. Повернувшись к прислушивавшимся к перепалке братьев придворным, император небрежно бросил: - Поторопите музыканта. И пойдемте в зал. Я хочу лично посмотреть на девчонку и ее танец.
   - Но, Сай!..
   Слушать, что ему собирался сказать брат, черный дракон не стал, первым подав пример и покинув потайную смотровую комнату. Гил, проглотив ругательство, поспешил следом. Необходимо было лично проконтролировать, чтобы Сай не совершил непоправимого. А в таком настрое император был способен влезть в любую авантюру.
   В малую танцевальную залу братья-драконы входили вместе. Следом за ними в комнату просочились немногочисленные сопровождающие.
   Девчонка повернулась сразу же. Сегодня она выглядела иначе - это Гил отметил сразу. Все та же тонкая фигурка, все тот же уверенный взгляд, но в то же время она другая: нежнее, невиннее и недосягаемее. Сергил ошибается, если думает, что сможет протянуть к ней руки. Девчонка не дастся. Только если сама снизойдет - иначе никак.
   Сай этого не видел. Как и любой другой дракон, он смотрел на циркачку как на собственность, права на которую уже заявил. Ничем хорошим это не закончится. Ни для девицы, ни для высших, что ее окружают. И что примечательно: она сама об этом знает. Но упрямо идет к цели.
   Гил нахмурился. Решительность девчонки и этот внезапно вспыхнувший интерес - явно звенья одной цепи. Вполне возможно, что эта "святая" циркачка намерено подбирается к императору...
   Огненный не знал причин, не знал конечных целей, но чувствовал: этих двоих нужно держать как можно дальше друг от друга. Для их же блага.
   Сергил же в тот момент о присутствии брата в комнате не думал и не вспоминал. Император рассматривал девчонку. Интересная. Ее нельзя было назвать красивой, но осанка, присущая всем гимнастам и танцорам, заставляла видеть в ней величие. Не слишком высокая, тоненькая, с подростковой едва наметившийся грудью... Далеко не женский идеал. Темные волосы собраны в тугой высокий хвост. Личико миловидное, но на фоне яркой красоты представительниц магических рас девчонка совершенно точно потеряется. И только глаза - слишком яркие, слишком выразительные - выдавали в ней толику крови высших.
   Сергил снова смерил девчонку заинтересованным взглядом. На этот раз он отметил и ровное чистое сияние ее ауры, и щедрые искорки силы, что не мог удержать внутри себя ее ребенок. Это было не очень хорошо. Эти двое, существуя пока в рамках одного тела, почему-то совершено не умели контактировать друг с другом. Во время недавнего танца подобного не было. Теперь же каждый был словно за себя. Придется показать девчонку грамотным целителям.
   Но это подождет. Времени еще много. Серьезные проблемы, если и возникнут, то в конце срока.
   Атмосфера в танцевальной комнате постепенно сменялась: внезапное появление императора со свитой, сбившее с толку, теперь давило на нервы тишиной. Кому-то нужно было прервать это затянувшееся молчание. Вот только Алияса вместо того чтобы склонить голову и приветствовать императора как полагается, рассматривала его в ответ.
   Ари украдкой перевел дыхание и взял управление ситуацией на себя.
   - Ваше величество, - едва заметно дернув племянницу за руку, кот вышел вперед, - прошу прощения, вы нас ошеломили.
   Льяса за спиной дяди неловко поклонилась. Запоздало, но это лучше чем ничего.
   - Я понимаю, - Сергил ответил дежурной, ничего не значащей улыбкой. - Ваша племянница, господин Аринэл, чудесное дитя.
   - Благодарю за лестные слова. Ваше величество очень добры. - Ари был вежлив, но при этом отстранен. Его слова вполне можно было трактовать и как благодарность за оказанную честь, и как насмешку. Впрочем, род Корвир слишком много и слишком часто выполнял грязную работу за своего монарха - им можно было простить и большее.
   - Мы явились, чтобы лично посмотреть на тот номер, что приготовила ваша племянница. И теперь с нетерпением ждем выступления.
   - Разумеется, ваше величество. Алияса готова. Мы ждем лишь музыканта, - вот теперь кот точно издевался. Но Сергил предпочел проглотить и это.
   - Господа, - не оборачиваясь к своему эскорту, бросил черный дракон, - поторопите музыканта. Он всех нас заставляет ждать.
   На несколько мгновений в императорской свите возникло оживление. Так как появление самого правителя в зале не планировалось, то и заготовить шаблоны действий никто не озаботился. И как результат возникла очередная заминка.
   Наконец в дверях появился немолодой мужчина, двигался он неспешно, с чувством собственной значимости.
   - Маэстро, вы заставляете нас ждать, - легко пожурил музыканта император, но того недовольство монарха не смутило. Небрежно поклонившись правителю, вошедший направился к скрытому за ширмой роялю.
   Девчонка, осознав, что к ней обращаться музыкант не планирует, метнулась к нему. Сергил ревниво наблюдал, как она что-то втолковывает вредному старику. Наконец неуступчивый маэстро кивнул.
   Император чуть заметно улыбнулся - у малышки явно врожденный дар убеждения. Что ж, посмотрим, что она умеет еще...
  

Глава 8. Лицом к лицу - первое столкновение

  
   Император. Черный дракон. Как сказала бы моя Ози - жалкое зрелище. Красный - цвет разделенной страсти. Сизо-серый - оттенок принятого долга. И только черный достается нежеланным детям. Тем, кого собственные матери прокляли еще в утробе.
   В народе бытует мнение, что лишь любовь может привести в мир нового высшего. В принципе - все верно. Любой рожденный дракон - дитя любви... своего отца-дракона. Желания и чувства женщины во внимание принимаются редко.
   К сожалению, об этом мало кто знает. Как и об истинном значении всевозможных цветов, ношением которых столь гордятся выходцы из магических родов. Моя Ози любила повторять, что золотистый оттенок ее меха - не дань природе, а результат чистой и искренней любви. И Нэ, моя драгоценная солнечная Нэ, была такой же. Лисички Исэ никогда не предавали себя. Они любили жизнь и искренне радовались, разделяя ее мгновения с теми, кого ценили и берегли.
   Настроение сразу испортилось. Мой лисенок золотым не будет.
   И в этом виноват стоящий напротив мужчина. Красивый мужчина, кстати. Впрочем, на то он и дракон. Я перевела взгляд с темноволосого императора на его ярко-рыжего брата. А ведь в черном куда сильнее чувствуется порода: черты лица скульптурнее, взгляд уверенней и тверже. Да и эти глаза, серые, холодные... Мне они понравились гораздо сильнее озорных золотисто-карих глаз огненного. Баргил меня всерьез не воспринимал - смотрел лишь как на куклу человеческой породы. А вот император... он видел именно меня. Возможно, слишком юную, взбалмошную девицу, отказавшуюся опускать взгляд при появлении августейшей особы и теперь в наглую его разглядывающую. Он видел ту меня, какой я хотела в тот момент быть.
   И - что скрывать? - нам обоим нравилось увиденное.
   К счастью, додумать эту мысль до конца, мне не дали - вмешался Ари. Небрежно потеснив меня, он вышел вперед.
   - Ваше величество, прошу прощения, вы нас ошеломили, - Дядюшка ну просто образец вежливости - на первый взгляд. Вряд ли кто-то назвал бы его так, увидев его далекие от галантности действия по отношению ко мне. Он мне незаметно всю руку исщипал!
   Пришлось вспоминать правила приличий и свое благородное воспитание. Поклон получился гротескным и неправильным, но как нельзя лучше подходил впервые очутившейся при дворе циркачке.
   - Я понимаю, - император чуть обозначил улыбку. У меня зачастило сердце. Не от ослепительной красоты перед глазами счастью, я не падка на смазливые личики) - от тембра голоса, тягучего, околдовывающего. А ведь он даже не пытался очаровывать. Дракон. Не стоило забывать, что высшие просто не могут быть обычными.
   - Благодарю за лестные слова. Ваше величество очень добры, - дядя снова принял огонь на себя. Что ж, я даже рада, что вести эту беседу придется не мне. Довольно и того, что император не сводит с меня глаз. Нет, не стану спорить: я именно этого и добивалась... Но все равно не по себе. А этот внутренний раздрай непременно бы отразился на ведении беседы. Сейчас мне лучше молчать и не светиться.
   - Мы явились, чтобы лично посмотреть на тот номер, что приготовила ваша племянница. И теперь с нетерпением ждем выступления, - император продолжал неторопливо обмениваться любезностями с Ари. Я привыкала к его голосу. Заставляла себя привыкать. Это не так уж и сложно - главное поставить перед собой цель.
   - Разумеется, ваше величество. Алияса готова. Мы ждем лишь музыканта, - с без труда читаемой издевкой ответил Ари. Уж больно он любит дергать тигра за усы, проверяя границы дозволенного.
   К моему удивлению, император принял и это. Хм, думала он хуже контролирует себя. По крайней мере, необдуманные и поспешные действия в герцогстве Исэ говорили сами за себя.
   - Господа, - через плечо бросил черный дракон, - поторопите музыканта. Он всех нас заставляет ждать.
   Я с улыбкой наблюдала за внезапно воцарившемся хаосом. А ведь теперь речь идет не о каком-то ученике, а о личном маэстро правителя. Растем. Так, глядишь, и до придворной примы дорасту. Вот только подобная судьба меня совсем не прельщает. Впрочем, ради достижения своих целей я готова побыть кем угодно: хоть циркачкой, хоть убийцей.
   Что ж, посмотрим, что мне в итоге предложит его величество черный дракон.
   Придворный музыкант появился в зале сравнительно быстро - его ученика нам с Ари пришлось ждать дольше. Им оказался уже довольно пожилой мужчина неопределенных кровей. Вряд ли при дворе оставили бы человека - наш век слишком короток, чтобы в совершенстве овладеть каким-либо навыком в достаточной мере.
   - Маэстро, вы заставляете нас ждать, - все с той же несуществующей улыбкой пожурил пришедшего правитель. Музыкант и не думал смущаться или оправдываться, вместо этого, приветственно кивнув императору, он проследовал в сторону скрытого ширмой рояля.
   А ведь он даже не спросил, какую музыку я подобрала для танца!
   Пришлось догонять, а потом еще и применять весь свой дар убеждения, чтобы мою небольшую просьбу исполнили.
   Но главное, что своего я все-таки добилась. Быстренько скинув за ширмой обувь, я натянула обновленные балетные тапочки, после чего подала сигнал маэстро - можно было начинать.
   Ну что, лисенок? Потанцуем?
   Первые шаги на пальцах были неуверенными и осторожными. Это предполагал и рисунок танца, и чувство самосохранения - я не так часто вспоминала об этом своем умении, чтобы сразу бросаться в исполнение сложных элементов.
   Впрочем, я зря наговариваю на свое тело - как любой хорошо настроенный инструмент оно лучше знало, как действовать. Так что уже спустя пару минут я вплела в рисунок танца первое вращение. Обожаю балет. Понимаю, что до нашего консервативного общества подобное увлечение никогда не станет нормой, но эта чувственная грация движений бесподобна. Каждое па выверено, красиво и понятно. Танцовщица, даже находясь на сцене одна, может передать всю гамму чувств без лишних слов. И при всей откровенности здесь нет пошлости и эротизма. Да, из-за элементов танца частенько обнажаются кое-какие части тела (что даже в страшном сне не представит ни одна из актрисок императорского театра - а ведь нравы в том заведении весьма вольные), но только абсолютно незнакомый с искусством идиот назовет балет вызывающей пошлостью.
   Вот только легкую ткань юбки, скользящую сейчас вниз по моей ноге, провожают совсем не невинными взглядами. Не на такой прием я рассчитывала. Хотя к чести императора, в его глазах нет и тени жажды обладания - один лишь сдержанный интерес. Баргил и вовсе взирает на меня со скучающим выражением лица. И только во взгляде Рэджиса застыло столь искреннее восхищение, что это почти окрыляет.
   И я снова меняю рисунок танца. Взглядом нахожу Ари и скольжу к нему. Здесь и сейчас мне хочется взлететь. Пусть не под самый купол, но хоть немного оторваться от земли. А дяде я доверяю - он сможет обеспечить необходимую поддержку. Ари меня понимает без слов - пусть он и не оценил мое увлечение этим северным искусством, но не раз наблюдал за уроками, а изредка и с исполнением парных элементов помогал. В общем, на дядюшку я могла положиться - во всех смыслах.
   Прыжок. Я отрываюсь от земли, я лечу, нисколько не сомневаясь, что меня поймают, удержат и направят. В зале слышится напряженный вздох. Я улыбаюсь, прикрыв глаза и запрокинув голову к небу. Ари держит меня уверенно и крепко - привычка к цирковым силовым поддержкам сказывается.
   Он отпускает меня сразу же, как мои ноги касаются пола. И отступает. Уж Ари-то точно понимает, что здесь и сейчас сиять должна я. Но это не значит, что он не готов подхватить меня вновь - готов, в любой момент. Что и демонстрирует пару минут спустя, когда меня вновь охватывает бесшабашное желание взлететь.
   И тут музыка обрывается, внезапно без всякого перехода. А я понимаю, что все еще чувствую мужские руки у себя на талии, и лежат они по-собственнически властно. Ари бы так не делал. Дядюшка вообще отказывается видеть во мне женщину, считая малолетней соплячкой, по глупости влезшей во взрослые проблемы.
   Глаза на стоящего почти в плотную ко мне мужчину поднимаю с опаской. Впрочем, сердце обрывается сразу, как замечаю лазурную ткань перед носом. И ладно если это была бы лента!.. Но нет, сомнений не осталось - император. Поэтому и глаза я поднимаю с опаской - отчего-то страшно увидеть своего врага так близко. Любой другой убийца радовался бы на моем месте, а у меня все цепенеет внутри.
   - Леди Алияса, - явно пытаясь польстить провинциальной девочке в моем лице, произносит император. Он впервые прямо обращается ко мне. И от того, как он управляет своим голосом, какие интонации подбирает, у меня мурашки бегут по телу. Эх, знал бы этот дракон, насколько прав, обращаясь ко мне сейчас как к благородной даме... - Леди Алияса, я бесконечно рад нашей встрече. Я вами пленен. Надеюсь, вы согласитесь остаться во дворце в качестве моей гостьи. Я был бы счастлив видеть вас подле себя.
   Ох ты ж!..
   Внутри все окончательно обрывается и замирает. Где-то рядом грязно и зло ругается Ари, наплевав и на обстоятельства, и на общество. Я молчу. Просто смотрю на стоящего напротив мужчину и совершенно по-глупому хлопаю ресницами.
   Мне кажется или пару мгновений назад мне предложили стать официальной любовницей нашего монарха?!
   Многого я ждала от встречи с императором, но к такому оказалась не готова. И, что прискорбно, отказать я не могу. Юлить, изворачиваться, всячески ускользать от ответа - сколько угодно, но раз и навсегда сказать окончательное "нет" не имею права. Не поймут. Потому что даже гордостью не оправдать глупость. Для девчонки-циркачки место фаворитки - не просто фееричный взлет, это практически сказка в один миг претворившаяся в жизнь.
   А вот для Алиясы Исэ-Рей подобное предложение не просто унизительно, оно оскорбительно. И я рада, что отец не дожил до того момента, когда кто-то ему мог с полными на то основаниями заявить, что я недостойна имени, что он мне дал.
   - Ваше величество, Льясе только семнадцать. Ей рано... - Ари бросился на защиту моей чести сразу же, как смог связно излагать свои мысли не только на языке портовых грузчиков и базарных торговок.
   - Мне кажется, Аринэл, что вы поздно вспомнили об этом, - насмешку в голосе императора не заметит лишь полный дурак. О моем интересном положение напоминает. Гад.
   - И все-таки я настаиваю на том, что сейчас ей думать о подобном рано, - в упрямстве моему младшему дядюшке нет равных.
   - Может, позволите Алиясе самой определиться с ответом? - и черный дракон снова посмотрел на меня. Он стоял по-прежнему слишком близко ко мне, чтобы можно было счесть это расстояние безопасным. Отвергнуть не могу - такими возможностями не разбрасываются. Попросить отсрочку? Полная глупость. Любая другая на моем месте уже составляла бы партнерский договор, чтобы не дать такому мужчине времени все обдумать и пойти на попятный. Нет, тут надо действовать тоньше...
   Я растянула губы в растерянной улыбке. Тут даже играть особо не надо было - я действительно чувствовала себя рыбой, внезапно оказавшейся выброшенной на берег.
   - Прошу прощения, милорд, - именование далекое от безлико-официального "ваше величество", кокетливый взмах ресниц, легкий румянец на щеках - пожелай бы, не смогла сыграть лучше! - Все это так внезапно... Мне лестно ваше предложение, но я... - Намеренно мямлю и недоговариваю, а еще словно бы случайно прикрываю чуть выступающий живот. Пусть думают, что мне неловко. Здесь меня никто не знает, а потому никто и не поймает на лжи.
   - Вам нужно время, чтобы все обдумать. Я понимаю, - император сам предлагает мне выбор. На это и был расчет. Драконы слишком ценят детей, чтобы пытаться вклиниться между мной и лисенком. - Что ж, в таком случае я даю вам срок в три дня, чтобы все обдумать. Надеюсь, что вы примете верное решение, - и черный дракон, мазнув по мне напоследок взглядом, кивнул на прощание и удалился. Вслед за правителем залу покинула и большая часть свиты.
   Что ж, первую битву можно считать сыгранной. В ничью.
  

Глава 9. Осколки прежних жизней

  
   - Ты понимаешь, куда вляпалась сама и втравила еще и нас за компанию? - наконец спросил Ари. От дворца мы убрались уже на достаточное расстояние, так что с началом этого разговора он даже задержался.
   Я вместо ответа неопределенно пожала плечами. Дяде нужно дать высказаться - тогда ему будет проще смириться с моим произволом.
   - Надейся, чтобы ему на глаза попался кто-то более интересный до вашей следующей встречи.
   - Нет, - упрямо мотнула я головой. - Эту его увлеченность можно использовать.
   - И ты готова лечь под него из мести?!
   Я неопределенно пожала плечами. Мое тело - всего лишь инструмент, созданный и отлаженный для работы. Не вижу причин, почему бы я не пошла на подобное, если бы это действительно было единственным решением. Но здесь и сейчас такая возможность мною даже не рассматривается.
   - Он дракон, Ари. Он не тронет меня пока я жду ребенка от другого. Сейчас лисенок - для меня лучшая защита из возможных.
   - А если Сергил не столь щепетилен в этих вопросах? Ты не думаешь, что император вполне может позволить себе отступление от некоторых неписаных норм? Особенно в отношении девчонки, которую никогда не признает равной!
   Я хмыкнула. Как будто драконы когда-либо признавали у своих избранниц право на собственное мнение. Для высших любая женщина - лишь вещь. И любимая от прочих отличается лишь большей удобностью и уютом. Так что отношения с императором не могут быть равными по определению. И только верящие в чудеса дурочки считают, что им удастся прогнуть ситуацию под себя. У нас никогда не было императриц. Да и особой верностью монархи не отличались - использовали по полной свое право иметь двух жен и официальную фаворитку. Я уж промолчу про всякие мелкие интрижки, что случаются при дворе всякий раз в начале сезонов. Неопытные девицы, воспитанные в дальних имениях, частенько попадаются на крючок драконьего обаяния.
   Высшие вообще редко противятся своим желаниям, предпочитая брать от жизни все, не думая о последствиях. Даже мой отец был таким. Пусть в меньшей степени, пусть он постоянно оглядывался на Ози и маму... Но даже он отказывался слышать что-либо идущее в разрез с его планами и желаниями. Поэтому мне и приходилось бороться за каждый глоток свободы. Отец любил всех нас, но драконья любовь частенько напоминает наброшенную на шею удавку: и чем сильнее чувство, тем отчетливее затягивающаяся петля.
   - А что ты предлагаешь, Ари? Отказаться от прошлой жизни? Перечеркнуть воспитание и годы тренировок? Тебе напомнить, что вы сами решили сделать из меня преемницу? Или я должна позабыть, что они сделали с Нэ?!
   На последнюю фразу реакция была. И меня настолько поразил сам факт, что я сбилась с мысли.
   Хм, а ведь и в первый раз, когда я только вернулась из имения три месяца назад...
   Я на мгновение прикрыла глаза, воскресая в памяти тот разговор. Меня слушали внимательно, но каждый из дядек реагировал по-своему. Сори был собран и хмур - он уже владел кое-какой информацией о событиях, имевших место в имении. Дори нервно комкал в руках какую-то салфетку или платок. А вот Ари был бледен настолько, что мне казалось: он вот-вот упадет. И отреагировал он так отнюдь не на известие о смерти сестры - к тому моменту новость о падении герцогского дома Исэ разлетелась по всей империи. О нет, столь яркую реакцию вызвал мой рассказ об участи Нэ. Неужели...
   Да нет, не может быть. Отец бы никогда не позволил будущей герцогине связаться с бродячим котом. Он все мечтал, что красавица-лисичка займет свое место при дворе. Возможно, так и было бы. Нэ наверняка бы приглянулась императору. Уж тогда бы этот черный дракон остановил свой выбор на ней. Уверена, не приключись вся эта история, - именно моя золотая Нэ стала бы супругой нашего монарха. Совсем немного времени, каких-то пара-тройка месяцев - и вся эта история с предательством никогда бы не случилась.
   И все-таки Ари не нормально реагирует на имя Нэ. Из всех дядюшек он появлялся в нашем имении чаще всего, да и возился с нами, детьми, гораздо охотнее...
   Хм, а когда он заглядывал в последний раз? Полгода назад где-то, тогда же впервые пошли разговоры о том, что Нерунэ стала бы идеальной партией для императора. Что ж, в одном отец точно был прав: золотая лисичка Нэ смотрелась бы просто великолепно рядом с черным драконом.
   Вот только будущая невеста совсем не выглядела радостной от таких вестей. Она даже с отцом разругалась.
   - Ты зря рискуешь. Причем не только собой.
   -Ари, только один вопрос. Позволишь? - Кот кивнул. И я продолжила: - А ты сам бы смог отступить? Если бы оказался на моем месте, там, в завоеванном имперской гвардией поместье?
   На мой вопрос он не ответил, смолчал. Но я наблюдала за ним достаточно пристально, чтобы заметить, как на мгновение сузились зрачки, а губы упрямо сжались в линию. Среди котов Корвир никто не отличатся благостью и всепрощением. Уж как-то не вяжутся подобные достоинства с профессией тайного убийцы на службе короны.
   - Не смог бы, - наконец глухо признал Ари. - Но, лисичка, речь сейчас идет не только о тебе. Этот ребенок не только средство защиты, но и вероятный элемент воздействия. Считаешь, заполучив такой рычаг давления, Сергил его упустит? Уверена, что, приняв его предложение сейчас, ты сможешь убежать через полгода? Дадут ли тебе хоть шанс уйти? И ведь тогда ты будешь уже не одна.
   Я хмуро опустила взгляд. Это было худшим из рассматриваемых мною сценариев. Поэтому-то я твердо решила не затягивать с расследованием и разобраться со всем в ближайшие два-три месяца. После надо делать ноги. В любом случае и при любых результатах. Я просто не могу позволить, чтобы лисенка взяли в заложники.
   - Я не собираюсь до этого доводить. Но и не использовать так удачно подвернувшийся шанс - глупость.
   - Лисичка, не дури. Я прекрасно понимаю твои чувства, но гораздо логичнее было бы обождать. Здесь и сейчас тебе лучше исчезнуть. Пусть этот ребенок появится на свет в дали от драконов столицы. Тебе ли не знать, насколько это может быть опасно.
   Я неловко обняла свой живот. Жест мне абсолютно не свойственный. Я все еще не привыкла. Да и привыкну ли когда-нибудь? Вряд ли. Я не считаю это дитя своим. Не меня оно должно звать матерью. Но я дала слово, что приведу его в мир. И я стану его тенью, как должна была стать тенью женщины, что его столь безмерно любила. Моя золотая Нэ умерла у меня на руках лишь бы только сокрыть последнее дитя рода Исэ-Рей.
   - Я не могу отступить, Ари. Я обещала, что верну герцогскую корону законным владельцам. И я уничтожу любого, кто будет мне препятствовать. Даже если передо мной окажется сам император. Если я выясню, что именно он провел ту грязную игру, то он заплатит за это жизнью. Во мне нет верности и преданности правящей династии. Я не Корвир и не Исэ, чтобы слепо служить стране и короне.
   - Тебе дали слишком много свободы, - дядя с сожалением покачал головой.
   - Напротив. Это вы слишком далеко зашли в своей вере в непогрешимость правящих драконов. Какая разница, кто будет на троне? По мне так высшим не место в нашем мире. Лучше бы они сгинули все и разом! - в запале произнесла я.
   - Льяса! - резко остановившись, Ари схватил меня за плечи и даже чуть встряхнул. - Не смей говорить этого. Тем более - вслух! - практически прошипел мой младший дядюшка. Злость и ярость исказили черты его лица почти до полной неузнаваемости. - Хочешь присоединиться к Исэ? Если подобное услышат - долго ты не проживешь. Не повторяй за дураками глупости, что они несут! - Запал спал. Теперь Ари говорил спокойнее, да и хватка на моих плечах чуть ослабла. - Не мы выбираем правителей - за нас это делает земля. Она питает нас, она дает нам жизнь. А взамен требует полной преданности.
   - Старые сказки, - фыркнула я, отворачиваясь. Но Ари упорствовал в своем желании донести до меня свои идеалы.
   - Запомни раз и навсегда, лисичка, в основе любой легенды лежит истина. Этот мир был безжизненной пустыней, когда в него пришли первые поселенцы. И если бы не контракты, что заключили сильнейшие из пришедших, так все и осталось бы. Мы все живы лишь благодаря самоотверженности и самоотречению своих предков.
   Я, не сдержавшись, хмыкнула. Никогда не верила в эти глупости. Да, земля привязана к правящему роду, - это известно каждому, кто хоть раз приближался к носителям корон. Вот только нет в этом никакого сакрального смысла. Это просто старая традиция: каждый новый хозяин земли кровью окропляет драгоценный камень, впаянный в венец, символизирующий его власть и долг перед подданными. Размеры фамильных территорий разные. Кто-то владеет всего лишь парой деревенек, кто-то целыми герцогствами. А все эти сказки, что, мол, земля плодоносит исключительно за счет связи с лордом, придуманы для того, чтобы держать чернь в узде. А для пущей убедительности рассказчики всегда припоминают названия двух-трех территорий, ныне ставшими пустынями. Сказки все это. Если бы хоть крупица правды в этом была - рощи в герцогстве Исэ уже бы сбросили всю листву, а плодородные поля поразили бы засухи и пожары.
   - Меня это не волнует, Ари. Если придется, я готова жить и в пустыне, сражаясь за каждый миг своей жизни.
   - Ты - возможно. Может быть, твоего упрямства даже хватит, чтобы продержаться. А младенец? Его ты готова обречь на такую долю?
   Кажется, нас тут не понимают, лисенок.
   - Этого не случится, Ари. По твоим же собственным словам. Если герцогский венец вернется в род - ничего подобного не случится.
   - Лисичка...
   - Ари, тебя не было там. Не ты, борясь с рвотными позывами, пробирался сквозь изничтоженное поместье. Не ты в невольном страхе увидеть лишнее десятой дорогой обходил место, ставшее последним пристанищем близких людей. Мне на это смелости не хватило, понимаешь? А Нэ была обречена сидеть в четырех стенах, в маленькой комнатке, единственное окошко которой выходило в сторону хозяйственных построек и на этот трижды клятый склад! Целый месяц она видела только это!
   И снова мне удалось достучаться до него. Кажется, моя драгоценная лисичка сумела-таки зацепить неприступное сердце Аринэла Корвир. Жаль. Им было бы хорошо вместе. Пусть из них вышла бы и не такая великолепная пара, как в случае с императором, но дядя бы дал Нэ то, что не смог бы дать ни один из драконов - счастье.
   Жаль, что я не заметила этого раньше... уж мне бы точно удалось убедить отца...
   Украдкой вздохнув, я отвернулась. Думать об этом было больно. Никого из них уже не было в живых.
   - Я не могу оставить все так, Ари. Я же вам уже объясняла. Мне необходимо вернуть корону. Да и предателей вывести на чистую воду обязана. И, если говорить откровенно, я не думаю, что император лично замешан в этом деле - не его стиль. Пожелай он уничтожить герцогство Исэ, то не стал бы прятаться за все эти обвинения и приказы.
   - Простишь его?
   - Нет, - качнула головой я. - Не смогу. Но и мстить ему не стану. Слепому оружию не мстят. Рубят руку, что его направляет. И это еще одна причина, почему я приму его предложение. Мне необходимо попасть во дворец, чтобы разобраться во всех подводных течениях. Уверена, что не все так благостно в нашей империи, как кажется.
   - Эх, лисичка, и когда ты только успела так повзрослеть, - с печальным вздохом Ари потрепал меня по голове. Я неловко улыбнулась. От меня не ждали ответа - и так все было ясно.
  

Глава 10. Знакомый незнакомец

  
   На вторую встречу с императором я собиралась гораздо тщательнее. Не было больше синего шелка одежд - под такими тряпками даже шпильку лишнюю не спрячешь, не то что нормальный нож. Зато на кровати передо мной появился ларец с тремя потайными отделениями. В каждом ящичке яд определенного типа. Рядом шкатулка с украшениями, столь любимыми современными горожанками. Бижутерия. Красивая, яркая, но насквозь фальшивая. И снова за соблазнительной наружностью спряталась смертоносная начинка. Я нежно погладила простенький браслетик. Его мы с мамой плели вместе. Достаточно знать маленький секретик, чтобы превратить эту миленькую побрякушку в удавку. А вот восточные шпильки для волос - подарок отца. В деревянных есть потайное отделение для яда. Наконечники металлических заточены достаточно, чтобы ими без труда можно было убить...
   Забавно, но вся моя жизнь, все прошлое можно уместить в этой вот шкатулке. Метательные звездочки - подарок Нэ на мой последний день рождения. Маленький дамский кинжал, что так удобно прятать за корсажем, - дала мне Ози уже почти на пороге... Я так рвалась на встречу новым приключениям, что, не задумываясь, сунула его в дорожную сумку, и нашла уже буквально на днях.
   В какой-то момент стало себя так жалко, что я разрыдалась. Почему-то от родных у меня не осталось ничего иного - только оружие. А ведь в детстве папа не терял надежды воспитать из меня леди. Яркие куклы, красивые наряды... не вышло. Не помогли ни крики, ни уговоры, ни ссоры. Кровь Корвир - не водица. Не мои слова, мамины. Она без конца повторяла это отцу. И он в итоге смирился.
   Захлебываясь слезами, я всеми силами прижимала к себе плоскую гостиничную подушку. Это было впервые. До этого я как-то держалась, на ослином упрямстве и непомерной гордости. И все-таки...
   Сжавшись в комок на кровати, я едва не выла от боли. Меня не готовили к этому. Всю свою жизнь я была любимым младшим ребенком, которому все вокруг потакали. Я могла бы стать благородной леди, блистающей от приема к приему. Могла бы на равных стоять с Нерунэ, встречая гостей поместья. Но вместо этого с ранних лет я решила беречь ее, мою сияющую золотую лисичку. Она была так добра и так беззащитна...
   У Ози были мама и отец - они направляли ее, укрывали от всего на свете. А вот Нэ была одна. В тот момент, когда я это поняла, я твердо решила стать тенью моей драгоценной сестрицы.
   И не уберегла. Я столько времени и сил потратила, чтобы стать ей полезной, но так и не смогла ее спасти. Но несмотря на это, в последние мгновения своей жизни она меня благодарила. Благодарила и просила прощения, словно в чем-то провинилась передо мной. А ведь это я - я! - должна была каяться и молить о снисхождении!
   Не знаю, сколько я пролежала так, упиваясь жалостью к самой себе. Но, к счастью, слезы ушли, оставив после себя лишь пустоту внутри и давящую на виски головную боль. Чувствовала я себя отвратительно. Выглядела, должно быть, так же.
   Вспомнив о предстоящей встрече с императором, я заставила себя встать на ноги и подойти к умывальнику. Я должна выглядеть достойно. Нельзя допустить, чтобы все сорвалось из-за какой-то бабьей истерики. У меня еще будет время оплакать их. Вот как закончу со всеми делами здесь, вернусь домой...
   Лисенок, мы вернемся туда вместе. Я хочу, чтобы ты рос в том же доме, что и мы. Я восстановлю поместье для тебя. И мы обязательно, непременно посадим желтые розы во дворе у хозяйственных построек. И все лето будем наслаждаться их ароматом. Мы будем счастливы, я уверена. Всего-то и нужно вернуть корону в род. А потом мы заживем вместе - только ты и я.
  

***

  
   За мной пришли, едва часы внизу пробили полдень. Это было почти забавно. Да уж, успокоилась я достаточно, чтобы смотреть на всю эту ситуацию словно со стороны. В другой раз это могло бы меня насторожить или испугать, но сейчас я была слишком нестабильна, чтобы хоть как-то себя оценивать.
   Когда я открыла дверь своей комнаты, на пороге оказались двое: Рэдж, явившийся явно по приказу императора, и Ари. Дядюшка упрямо не хотел отпускать меня в драконье логово, чем несказанно меня веселил. Как будто у кого-то из нас был выбор!
   В общем, в новую жизнь меня сопроводят по всем правилам. По крайней мере, Ари вполне сойдет за заботливого отца. Причем отца, совершенно не горящего желанием отдавать любимую дочурку какому-то постороннему мужику.
   Забавно, что такие крепкие моральные принципы не мешают ему самому кобелить. Ведь девок клеит направо и налево. И совсем не оглядывается на то, что это чья-то дочь или сестра!
   Впрочем, такая забота дяди мне даже на руку. Меньше подозрений будет. Да и приятно знать, что о тебе так волнуются, что теряют всякий здравый смысл.
   На улице нас ждала крытая карета. К счастью, без заметных гербов на дверцах. Боюсь, императорскую коляску в здешних краях столь равнодушно не приняли бы. Шуму было бы!.. Хотя с другой стороны - посмотреть на это было бы забавно.
   На сей раз во дворец я входила через главный вход. Вот это честь! Нас оценили по заслугам, лисенок. Не в силах сдержаться, я криво улыбнулась. Подобного я не ждала. Нет, умом я понимаю, что это вполне логично, если ставишь целью пустить пыль в глаза провинциальной дурочке, но всему же должны быть пределы!
   Однако, здравым смыслом здесь и не пахло. В сопровождении Рэджа и Ари меня провели парадными залами до главной часовни. Не зал Церемоний, слава богам, но тоже настораживающее место. В таких вот маленьких молельнях обычно освящают важные сделки.
   - Алияса, я рад, что вы приняли мое предложение! - император встретил меня скупой улыбкой. Я едва удержалась от того, чтобы не рассмеяться ему в лицо.
   Приняла? Мне еще даже не задали вопроса! Впрочем, всем здесь собравшимся заранее известен правильный ответ, поэтому и реагируют они спокойно. Никому и в голову не может прийти, что от подобной чести может отказаться какая-то брюхатая циркачка.
   Отчаянно захотелось разбить все эти надменные маски на чужих лицах. И надо-то для этого всего лишь отказать. Одно-единственное слово, а столько шума поднимется!..
   В любой другой момент так бы и сделала. Еще и комментарием бы снабдила пообиднее и злее. Но здесь и сейчас нарываться на неприятности для меня будет глупостью. Я пока не настолько уверена в себе, чтобы бросать вызов императору лично. Нет, я не мужчина и не рыцарь, чтобы действовать согласно дуэльному кодексу чести. Я всего лишь девчонка, носящая в своем чреве единственного наследника угасшего рода. А потому и играть я буду по другим правилам.
   - Ваше величество... разве я могу вам отказать? - уклончиво ответила я, не спеша приближаться к стоящему у небольшого домашнего алтаря мужчине. И шага не сделаю ему на встречу, пока он не сойдет со своего пьедестала. Таково мое последнее слово!
   Черный дракон бежать ко мне не спешил. Он слишком хорошо помнил протокол, чтобы пойти навстречу какой-то девчонке. Впрочем, я ведь всего лишь циркачка - откуда мне знать такие тонкости придворного этикета?
   Император наблюдал за мной. Я отчетливо чувствовала его взгляд, изучающий, внимательный. Он не был окрашен какими бы то ни было чувствами, но в то же время отчего-то заставлял себя чувствовать не в своей тарелке. Меня пытались просчитать. Даже сейчас меня анализировали. Этот дракон очень умен. И крайне осторожен. Он и близко меня не подпустит к себе, пока не сумеет понять. Опасный соперник. Достойный.
   Я бы предпочла чванливого гада, полностью погрязшего в любви к себе и власти. Вот только такие на троне обычно надолго не задерживаются.
   - Алияса, - тон мягкий, обволакивающий, так и хочется поддаться его воздействию и шагнуть навстречу. Но я терплю. Мне нельзя прогибаться под него. Если позволю себе хоть раз расслабиться рядом - меня просто растопчут. - Вы чувствуете себя здесь неловко? - Всего один миг, всего одна фраза, а я понимаю, что здесь и сейчас победа останется за мной. Он сделал шаг вперед. Не я уступила - он. И даже эта нелепая забота, что звучит в его голосе сейчас, не раздражает.
   Император приближается ко мне в каких-то три шага. И, заглянув в серые глаза, внезапно оказавшиеся слишком близко, я понимаю, что он действительно беспокоится. Обо мне. Жуткое ощущение. Сродни страху, липкому и холодному, неприятной тяжестью оседающему в животе.
   Этот дракон не должен смотреть на меня так! Для этого нет никаких оснований! Мы и видимся-то второй раз в жизни!
   Однако он сама галантность. Обеспокоенно заглянув мне в глаза, мужчина осторожно берет меня за локоть, скорее просто поддерживая, чем направляя. Я настолько растеряна, что даже не пытаюсь отстраниться. Да и глупо птице, добровольно нырнувшей в силки, пытаться вырваться из клетки.
   Несколько шагов до противоположного края часовенки для меня прошли как в тумане. Я действительно еще плохо понимала, во что влезла, но уже не ждала от чужого авантюризма ничего хорошего.
   Наконец мы остановились. Бедром я почти упиралась в алтарный камень. Он неприятно холодил даже сквозь несколько слоев ткани. Сильное место. Клятвы, произнесенные здесь, отнюдь не простая формальность.
   - Алияса, - проникновенно начал император, зачем-то хватая меня за руки, - я понимаю, что спешу, но не могу отказать себе в этом удовольствии. Это чистая формальность, но прошу вас дать официальный ответ на мой вопрос. Его засвидетельствуют и здесь, и на небесах, - и мужчина взглядом указал сперва на своего мага, а затем и на маленький домашний алтарь.
   Н-да, не так я ожидала начать семейную жизнь. Да и статус официальной любовницы как-то мелковат для дочери рода Исэ-Рей. Впрочем, сия судьба ждет и не ее, а циркачку Алиясу Корвир.
   Я краем глаза глянула на валяющиеся на алтаре бумаги. Уже составлены и даже подписаны одной стороной. Императору явно неймется. А ведь я надеялась, что этот момент удастся оттянуть до рождения ребенка. Одно дело пребывать в статусе потенциальной фаворитки и совсем другое засвидетельствовать подобное желание перед лицом богов. Не могу сказать, что я особо верующая... но как-то меня не радует перейти в чужой род здесь и сейчас. И дело даже не во мне - я бы научилась с этим жить. Мой лисенок должен быть Исэ-Рей. Без всяких приставок и дополнений.
   Вот только возможности сбежать - ни единой. Остается лишь смиренно принять судьбу, надеясь, что моя связь с лисенком окажется не настолько сильной, чтобы это событие могло изменить его судьбу.
   - Алияса, если вы согласны, то, прошу, подпишите бумаги. Не волнуйтесь, их составлением занимался не только я, но и господин Сориан. - О, как. Меня продал родной дядя. И ведь даже не сказал ничего, морда кошачья! Не удивительно, что Ари был таким мрачным сегодня!
   Я потянулась к бумагам. Не подумайте ничего такого, я не горела желанием их подписывать, но глянуть по какой цене тебя продали всегда интересно и крайне поучительно.
   Вот только ознакомиться с содержимым документов мне было не суждено. Едва я взяла в руки один из контрактов, как где-то позади меня с грохотом распахнулась входная дверь.
   - А ну стоп! - прорычал кто-то явно недовольный увиденным зрелищем.
   Ну да, обряд так себе. Ну он же и не свадебный. Тут происходит всего лишь передача женщины из одной семьи в другую без особых прав для упомянутой жертвы.
   В общем, оглядываться на возмущенного придворного я не стала. Мало ли кто хотел на мое место свою дочь-сестру пропихнуть... Почитать, что там нафантазировал Сори гораздо интереснее. Не мог же он продешевить, верно? Я, между прочим, у них одна!
   - Я сказал "стоп!", - уже даже не крик, а раскатистый рык, от которого все волоски встают дыбом на теле. - Сай, ты не можешь настаивать на ответе Льясы, поскольку она все еще не дала ответ на мое предложение. А я был первым. Соблюдай очередность, брат.
   - Нэсси, ты тут лишний - исчезни.
   Нэсси?!..
   Я медленно повернулась к дверям. Голова отчего-то кружилась, да и мир как-то странно плыл перед глазами... Однако не узнать своего книжного рыцаря я не могла. Впрочем, моего ли? Что я знала о нем? Ничего, как оказывается.
   Дракон. И не простой, а один из трех братьев. А ведь я ему доверяла... я едва не рассказала ему всю правду...
   Боги уберегли.
   - Напротив, Сай. Это ты тянешь руки к чужому. Принцесса, ну скажи ты уже ему! Ты ведь не можешь действительно стать его игрушкой!
   Ага, значит, твоей игрушкой, милый друг, я быть могу, а кого-нибудь другого - нет?!
   Злость вспыхнула внезапно. Она разогнала муть недомогания и помогла собраться. В конце концов, я не кисейная барышня, чтобы позволять себе обмороки. Я всего лишь беременна, а не смертельно больна!
   - Прошу прощения, лорд, разве нас представляли друг другу раньше? - порой вежливость лучшее оружие. Этому меня моя Ози научила.
   - Принцесса, ну не дуйся ты. Подумаешь, не сказал раньше... Разве это что-то меняет?
   Меняет. И абсолютно все.
   Но не объяснять же тут это, верно?
   - Исчезни, Нэс. Дама тебя не хочет, сам же видишь.
   Как будто я желаю его самого. Впрочем, если я собираюсь отсрочить неизбежное, следует использовать все возможности.
   - Прошу прощения, ваше величество, - негромко произнесла я, обращаясь напрямую к черному дракону, - но лорд прав. Я все еще связана с ним обещанием. И мне... мне необходимо все взвесить и решить. Не хочу рвать связи, поддавшись сиюминутному гневу. Если вы будете столь благосклонны, что позволите вашей верной рабе обдумать произошедшее и принять взвешенное решение... - намерено не договаривая, я подняла взгляд полный мольбы на императора.
   Ну же, тебе ведь жаль меня. Ты видишь перед собой испуганного ребенка. Чего тебе стоит еще разочек уступить?
   - Моя милая леди, вы рвете мне сердце.
   Наверно, меня все-таки принимают за наивную дуру. Печально. Мне казалось, что с императором можно будет договориться.
   Ладно, это даже к лучшему. Быть недалекой дурочкой выгоднее во всех отношениях. Например, я с полным правом могу неверно трактовать чужие слова.
   - Милорд, я так счастлива, что вы готовы проявить благородство и подождать, несмотря на доставляемые вам неудобства!
   Ари где-то на периферии заржал. Вернее, безуспешно попытался замаскировать кашлем душивший его смех. Вот же кошак трехцветный! Он мне тут всю игру порушит своим поведением!
   Впрочем, я сама с трудом сдерживала улыбку. Император выглядел таким ошеломленным моими словами, что даже не нашелся, как возразить. Не разбивать же мою детскую веру в его святое благородство.
   Не так уж вы и не прошибаемы, ваше величество. Удивительно, но вами можно управлять. В разумных пределах, конечно, но я даже о такой малости не мечтала.
   - Хорошо, моя драгоценная леди, я дам вам время. Столько, сколько вы пожелаете. Единственное, о чем я прошу: не лишайте меня вашего общества. Будьте моей гостьей. Я хочу иметь возможность хоть изредка развлечь себя беседой с вами.
   Ну разве можно отказать, когда тебя столь проникновенно просят? Тем более его слова полностью соответствуют моим собственным желаниям.
   - Разумеется, ваше величество, не смею отказывать вам в такой малости, - смущенно потупив взор, пробормотала я.
   Черный дракон изобразил благодарную улыбку. Глянув через его плечо на замершего в тени от декоративной полуколонны Ари, я увидела, как дядюшка с усмешкой жестами выказывает мне свое одобрение. Я польщенно опустила ресницы, принимая столь лестную оценку моим способностям.
   Итак, по итогам встречи счет в мою пользу. Теперь главное не расслабляться ни на минуту, чтобы не потерять преимущества.
  

Глава 11. На женской половине

  
   Испокон веков во дворце женщины жили отдельно. Такие уж порядки у высших. Когда тебе законом позволено приблизить к себе трех женщин, как-то нелогично их прописывать на своей территории. Очень редкие пары придерживались видимости моногамии, да и зачастую причиной тому было не сильное взаимное чувство, а грамотно составленный со стороны невесты брачный договор.
   Да, император вполне мог позволить себе завести трех женщин на постоянной основе: двух жен, старшую и младшую, а также официальную фаворитку. Дети этих женщин считались равными перед законом, хотя преимущество в престолонаследии обычно отдавалось сыну первой супруги. Так что статус императорской фаворитки действительно давал очень многое. И среди придворных за право подсунуть правителю свою дочь-сестру хотя бы на третьих ролях велась настоящая закулисная война. Для многих леди это место было пределом мечтаний и желаний.
   Но нынче здесь шла совсем иная битва. Зачем быть третьей, если все еще свободны первые две вакансии? Вот и съехались во дворец со всех сопредельных земель благородные леди в надежде заполучить если и не корону, то хотя бы императора.
   Почти дюжина невест. Одиннадцать прекрасных дев, что своими достоинствами доказали, что могут претендовать на внимание самого черного дракона.
   И пятеро из них лисы. Словно в насмешку надо мной. Вот только золотых - нет. Буро-черная Айнэ. Пламенно-рыжая Самирэ. Пестрая Лалэ. Снежно-белая Сумиэ. И иссиня-черная Кайлэ.
   Природу остальных претенденток я раскусить не смогла. Это к лисицам я привыкла настолько, что вижу их насквозь, с прочими так просто не выйдет.
   Ослепительная блондинка Фриа. Русоволосая и тихая Мэль. Ослепительно красивая Асоль, обладательница трехцветной гривы. Она мне сразу приглянулась - уж больно походила на Ари. Кошечка? Вполне возможно. И наконец Викки. Ее я за глаза прозвала русалкой, поскольку ее заплетенные в косу волосы отливали болотной зеленью.
   Итого девять очаровательных леди.
   Последних двух я пока не встречала. Девчонки посмеивались, за глаза называя их болезненными неудачницами. Но я столь скоропалительно судить их не стала. Прежде всего необходимо самой на них посмотреть, а потом уж и делать выводы.
   В общем, на женской половине меня встретили ослепительно красивые женщины. И встретили, сразу скажу, настороженно, ибо мой статус в силу его неопределенности объявлять не спешили. Самые умные из невест сразу поняли, что на их место я не претендую - не берут императоры в жены циркачек. А вот самые осторожные мою персону сбрасывать со счетов не спешили. Единственное, что объединяло всех невест - любопытство. Даже те, что относились ко мне с настороженным беспокойством, не скрывали самого искреннего интереса.
   Кажется, так ловко запущенные мной слухи уже успели достигнуть и дворца. Почти горжусь собой. Всего каких-то три месяца, и я из никому неизвестной девчонки превратилась в сплетню года.
   - Значит, ты та самая, - заинтересованно поблескивая черными глазками, любопытствовала Кайлэ. Лисья непосредственность в деле. Хуже - только кошки.
   - Смотря, что вы имеете в виду, - намеренно держа дистанцию, отвечала я. Обычно на этом месте я стремилась завершить беседу и сбежать в отведенную мне комнату. Глупо, не скрою. Но я все еще не определилась с тем, кого из этих девиц имеет смысл приблизить, а кого следует использовать в темную.
   Не имея четкого продуманного плана, любой диалог мог в итоге выйти мне боком. Невесты здесь уже больше месяца живут, они давно разделились на группы... Мое появление не могло не внести определенный разлад. И сейчас главное не ошибиться с выбором стороны. В каком бы статусе я тут в итоге не осталось, а ссориться с фаворитками отбора мне не стоит.
   - Эй, Льяска, не скромничай! Мы же сами видим!..
   Из всех лисиц Кайлэ была самой настойчивой и въедливой. На ее фоне всегда сопровождающая ее Сумиэ терялась. Впрочем, белая лисичка была самой младшей из претенденток, а потому ее желание держаться поближе к старшим товаркам было понятно. Не ясны мне были пока лишь причины, побудившие хрупкую и тонкую как тростинка Сумиэ выбрать именно черную.
   На мой взгляд, самым слабым гораздо логичнее прятаться в тени наиболее ярких и заметных. Из лисиц на эту роль могла претендовать Айнэ. Черно-бурая красавица была самой старшей в группе. Ее я без сомнений определила в фавориты. Очень осторожная, расчетливая женщина, привыкшая в большей степени полагаться на разум чем на чувства...
   Возможно, в других обстоятельствах мы бы даже сумели найти общий язык. Но речь сейчас не о том.
   Айнэ была бесспорным лидером для всех лисиц, но более юные и непосредственные Кайлэ и Сумиэ хоть и подчинялись ей во всем, все-таки частенько поступали по-своему. Не со зла, разумеется, всему виной непоседливость и живость характера. В общем, последних двух я сразу сбросила со счетов - даже совершенно не влияющей на политику супруге императора стоит обладать такими полезными чертами как рассудительность, расчетливость и трезвость мышления. Да и вряд ли внимание черного дракона сумеют завоевать вчерашние дети.
   Что же касается оставшихся двух лисиц, пока я ничего определенного сказать не могла. Они держались со мной настороженно, полностью позволяя вести диалог Айнэ и младшим товаркам.
   Так же не торопились сближаться со мной оставшиеся особы. Некоторое любопытство проявляла Асоль, но привлекать к себе мое внимание она не спешила, предпочитая для начала составить мнение издали.
   А вот Мэль я оставила равнодушной. Впрочем, эту леди не интересовало ничто из происходящего. Это безразличие не самая худшая черта для супруги императора. На месте Сергила я бы остановила выбор именно на Мэль - она удобна. У нас женщин к власти не допускают, на титул мужа они так же рассчитывать не могут, поэтому главным и основным умением должна быть незаметность.
   Оставшиеся же две леди проявляли ко мне диаметрально противоположные чувства: Фриа не скрывала отвращения, почти брезгливости, в то время как "русалочка" Викки тайком дарила мне благожелательные улыбки.
   Вот посмотрю на двух затворниц и определюсь. На данный момент мне кажется логичным присоединиться к группе Айнэ. Однако самому императору я все-таки посоветую присмотреться к Мэль. Если уж мне предстоит долгое время существовать с супругой дракона, то следует это существование сделать хотя бы сносным.
   - Эй, Льяска, ну не молчи! Скажи хотя бы, кого ждешь! Мальчика? Или девочку? - Кайлэ без устали крутилась рядом. Сумиэ почти не отставала от подруги. Вот ведь неугомонные лисички! И куда только смотрели их родители, посылая детей в логово дракона?! Загрести побольше власти чужими руками захотели?!
   - Не знаю, - пробурчала я, лишь бы от меня отстали. Второй раз на том же вопросе я не проколюсь.
   - А что так? Срок же достаточный, чтобы любой маг смог ответить на столь простой вопрос.
   Я безразлично пожала плечами. Разве объяснишь ей, что мой лисенок намеренно сокрыт от любых любопытных глаз.
   - Да ладно, оставь ты уже эту убогую. Нагуляла где-то пузо, а теперь святую из себя строит, - фыркнула Фриа. Северная красавица - а я была уверена, что она уроженка именно северных провинций - на миг оторвалась от вышивания и с презрением посмотрела на меня.
   Я встретила ее взгляд с доброжелательной улыбкой. Не вижу причин, почему я должна стыдиться лисенка. Я никому себя не обещала и никого не предавала. Что же касается бытующего мнения о недопустимости вольных нравов.... Я выросла в обществе двух лисиц. И несмотря на все благородство рода они не стеснялись своих чувств, даже сиюминутных порывов и хороводов взрывных, но быстро тающих страстей.
   Я посмотрела на держащихся чуть в стороне лисиц с Айнэ во главе. Да и здешнее общество, уверена, процентов на семьдесят состоит из дев, давно скинувших "покровы".
   Так что тут еще большой вопрос: кому из нас и чего следует стыдиться.
   - Фри, но ее аура действительна не тронута! Ты же сама видишь!
   Моя улыбка стала натянутей. Вот именно в такие моменты я сильнее всего жалела, что лишена какого бы то ни было дара. Все здесь собравшиеся леди были представительницами сильных родов, они жили магией, они ей дышали. Я же даже не могу сказать, все ли в порядке с моим лисенком.
   - Подумаешь! - фыркнула северянка. - Уверена, что это какой-то балаганный трюк.
   - Да ладно, Фри, - голос Айнэ тек словно патока. Вот уж кто смог бы составить императору конкуренцию на ниве подобных чар. - Что нам еще обсуждать? Из всех новостей, что до нас доходят, лишь эта и осталась. Не обсуждать же по седьмому кругу падение рода Исэ.
   Я невольно застыла. Вот уж чего не ожидала так это подобного скучающего равнодушия, тем более от лисицы. Словно гибель целого рода была незначительной мелочью!
   - Ты права, эта тема уже приелась. Хотя поговаривают, что если бы не эта история с изменой именно дочка старой герцогини стала бы супругой правителя, - поддакнула Самирэ.
   - Ха! Да кому нужна была эта бледная моль, - раздраженно вскинулась Фриа, хотя и ее нельзя было назвать особенно яркой. Красивой - да, но никак не яркой. Блондинкам вообще сложно с этим: светлая кожа, светлые волосы... Если не сделать акцент на губах или глазах, образ получается довольно слабеньким. Особенно проигрывают юные девы, которым этикетом предписывается ношение платьев приглушенных тонов.
   - Прошу прощения, - неловко улыбнувшись, в беседу вклинилась я. - С леди Нерунэ случилось что-то плохое? Наша труппа частенько бывала в герцогстве Исэ. Юная госпожа была очень добра.
   Вот уж когда я порадовалась, что лицедейству училась с ранних лет. Говорить про Нэ было сложно, еще неприятнее было говорить о ней с этими пустыми куклами, но мне необходимо было вытянуть из них всю возможную информацию.
   - Может, она и была хорошей "госпожой", но в политике явно ничего не смыслила раз пошла против императора.
   - Не она, Фри. Речь шла исключительно о старой герцогине и ее муже. - Подала голос отмалчивавшаяся прежде Викки. - И если бы Нерунэ не погибла при более чем загадочных обстоятельствах, то была бы сейчас здесь.
   Я, до боли закусив губу, опустила голову. Волосы занавесили лицо - и это единственное, что меня утешало. Маска трещала по швам. Хотелось вскочить и закричать, что ничего они не знают. Что над моей драгоценной Нэ по приказу императора издевались целый месяц. Что ей не дали даже шанса на то, чтобы выжить и войти в этот дворец если и не полноправной хозяйкой, то хотя бы кем-то близким к этому.
   Она могла бы быть здесь - да. И эта атмосфера, этот мир принял бы ее без остатка. Прекрасная золотая лисичка, словно наполненная чистым светом изнутри, она бы многое изменила здесь.
   Но ей не дали и шанса.
   - Эй, Льяска, это из какой дыры надо было выползти, чтобы не слышать о судьбе рода Исэ? - между тем Фриа вновь вернулась к моей персоне. И сейчас, даже не смотря на то, что это именно я спровоцировала ее начать эту тему, мне как никогда хотелось заткнуть ее каким-нибудь радикальным способом. Так чтобы сразу и навсегда.
   Но вместо этого приходилось молчать и улыбаться. Есть такие вопросы, на которые словами лучше не отвечать, чтобы не подставить себя в дальнейшем.
   - Да ладно, Фри, - в беседу вновь вернулась Айнэ. - Не думаешь же ты, что простому люду сделали официальное объявление? Вернее, объявление-то как раз сделали, но дальше пары сухих строчек об исполненном приговоре там вряд ли дело зашло. Далековато столица от границ герцогства находится, чтобы здесь обсуждали подробности произошедшего среди черни. Да и не волнует большую их часть судьба какого-то провинциального герцогства.
   А вот тут я была в корне не согласна. Слухи ветер носит. Да, существуют лица, не слишком следящие за происходящем, но при желании и умении вызнать кое-что интересное можно в любой точке мира и о любом событии. Не спорю, по мере отдаления от места события концентрация домыслов и предположений увеличивается в разы, но и это порой на пользу.
   Впрочем, сейчас чужие заблуждения играют мне на руку. Прикидываться полной дурой мне не хотелось бы.
   - Стало быть, госпожа Нерунэ умерла, - печально подвела итог я. - Жаль, она действительно была лучшей.
   Айнэ, на которую я смотрела, произнося эти слова, лишь неопределенно пожала плечами.
   - Ее убили, - вместо лисицы ответила Фриа. - Причем сделали это прямо под носом у императорской гвардии. Сергил рвал и метал. Кажется, кого-то из офицеров даже под замок посадил.
   - О чем я и говорю: Нерунэ должна была быть здесь, среди нас. Юная герцогиня Исэ явно сумела тронуть сердце императора.
   - Да какое там сердце? Расчет один. Для дракона Сергил слишком хладнокровен. Не удивлюсь, если трон в итоге унаследуют потомки Баргила.
   А вот тут я задумалась всерьез. Император даже со мной держался сдержанно и отстраненно. И это при том, что явно был заинтересован! Драконам подобное не свойственно. Обычно они плюют на все и вся и просто потакают собственным капризам и желаниям. Собственное "я" для высших всегда было и будет стоять на первом месте.
   Но утверждать, что он совсем не подвержен страстям я бы не стала.
   О нет, готова спорить, что все как раз наоборот. Так хорошо держать себя в рамках общепринятого поведения могут лишь те, кто легко и быстро за них выходит. Лишь зная собственные слабые стороны, можно научиться их держать в узде. И это переводит черного дракона в число крайне неприятных противников.
   Но что-то я отвлеклась. Не дело уходить в себя, когда вокруг столько объектов для всестороннего изучения находится. Так и что-то важное пропустить можно! Как, например, реакцию отдельных кандидаток в невесты на имя огненного дракона.
   Интересненько...
  

Глава 12. Драконья правда

  
   Сергил лениво смотрел на брата. По десятому разу выслушивать претензии младшего дракона желания не было никакого - и так уже все нервы ему измотал. Да, девчонка интересна, но это же не повод переходить дорогу своему императору! Разочек мог бы и уступить. Нейсилу и так слишком много всего досталось без каких бы то усилий с его стороны.
   Вот только Нэсси упорно стоял на своем. И если поначалу это немного забавляло, то теперь несказанно бесило.
   - Исчезни, - резко бросил император, устав видеть перед собой строящего страдальца брата. Довольно и того, что из-за него Алияса выторговала себе отсрочку. - По-хорошему прошу.
   Нэйсил, не сводя глаз, смотрел на своего повелителя. И то, что он видел, ему не нравилось. Сай и прежде особой сдержанностью не отличался, а тут словно какой-то демон в него вселился! Хорошо еще, что он умеет держать себя в руках... ну, относительно, конечно. Впрочем, Нэсси было с чем сравнивать. Он помнил старшего брата во времена его юности... И очень не хотел, чтобы Сергил вновь вернулся в то свое состояние.
   - Сай, да что с тобой?! Ты же сам понимаешь, что твое поведение не нормально! Да если бы я не знал Льясу, сказал бы, что тебя приворожили!
   Император криво улыбнулся.
   - Если бы это было так, - неторопливо, намеренно растягивая слова, произнес черный дракон, - твоя Льяса уже была бы мертва. Ты не хуже меня знаешь, как реагируют высшие на любовные заговоры или привороты.
   Нэс невольно сглотнул. Видел он как-то, как вырвавшийся на волю обезумевший от страсти зверь порвал на лоскуты девчонку, что возомнила себя самой умной. Случай тот, конечно, замяли, чтобы не нервировать народ лишний раз, но от этого менее показательным эпизод не стал.
   - Сай, послушай...
   - Заткнись, будь добр. У меня от тебя уже второй день болит голова, - Сергил раздраженно махнул рукой. В висках действительно гудело. Но это было не столько из-за постоянного навязчивого внимания брата, сколько от необходимости увидеть Алиясу. Отчего-то это казалось важным. Наваждение, мания - все так и есть. Но не приворот. Тогда бы не был император столь обеспокоен странным несоответствием огненно-золотистой ауры ребенка и белоснежной безмятежности покрова матери. Тут что-то другое. Понять бы еще, что именно.
   - Сай... - Нэйсил приблизился. Он чувствовал себя виноватым. Брат действительно выглядел измученным, но младший дракон совершенно не принимал это на свой счет. Сергил частенько загонял себя работой почти до полной отключки, особенно когда его что-то не на шутку беспокоило.
   - Исчезни уже, - устало приказал Сай, ладонями сдавливая голову. Кровь шумела в ушах, да и лицо почти горело. Душно. Хотелось выйти в сад и заблудиться среди тенистых аллей. - Хватит действовать мне на нервы. Не волнуйся, пока я не буду уверен, что полностью контролирую себя, к девчонке я не сунусь.
   И это было максимумом, на что Нэйсил мог рассчитывать. Драконьи инстинкты сложно побороть. Чувства второй части души всегда были доминантны. Это вам не кошку на привязи держать! Тут самоконтроля побольше нужно.
   - Спасибо. - Нэс действительно был благодарен.
   - Брысь, я сказал! - Сергил даже голоса не повысил, но вибрация, рожденная немного измененными драконьими связками, ударила по нервам. Нэйсил сам не понял, как оказался за дверью.
   Жуткий дар.
   Все еще чувствуя, как под кожей гуляет холодок от внезапного внушения, Нэсси устало привалился спиной к двери. Колени дрожали. Да и сердце билось где-то в горле, мешая сделать полноценный вздох. Не зря из троих сыновей отец именно Сергила выбрал наследником. И первородство тут совсем не играло роли.
   - Нэс? Ты чего такой? - Баргил чуть обеспокоенно посмотрел на младшего брата. Все это время он стоял в коридоре, ожидая, когда же настанет его очередь беседовать с императором. Необходимо было предоставить отчеты по всем делам, проходящим под грифом "взяты на личный контроль". Это сейчас Сай вялый и ничем не интересующийся, но ведь как придет в себя - сразу же по шее надает за отсутствие инициативы.
   - Сергил, - односложно ответил Нэсси, прикрывая глаза. Сбитое дыхание никак не желало возвращаться в прежний спокойный ритм.
   - Вот значит как... - протянул Гил, с опаской поглядывая на двери личного кабинета монарха. - С каким хоть результатом?
   - Все так же. Он не желает слушать.
   Услышав этот ответ, огненный невольно вздохнул. Значит, и ему встречаться с императором смысла нет. Сай просто не станет воспринимать всерьез его опасения.
   - Тебя это удивляет? - отступая назад, поинтересовался у младшего брата Гил.
   - Скорее вызывает досаду, - пробурчал Нэсси, следуя примеру и убираясь подальше от раздраконенного императора. И в случае Сергила это совсем не было речевым оборотом.
   - Может, он еще успокоится, - предположил Баргил лишь для того, чтобы поддержать беседу.
   - Ты сам-то в это веришь?
   Гил с сожалением покачал головой. Не верил. Но очень хотел бы, чтобы все само собой уладилось.
   - Нэс, ты в курсе того, что случилось в герцогстве Исэ четыре месяца назад?
   - Ты про казнь взбунтовавшихся владетелей?
   - Не совсем, - Баргил качнул головой. Его взгляд, устремленный куда-то прямо перед собой, был пугающе пуст. - Я про юную герцогиню. Еще до того как покинуть дворец, Сай планировал уничтожить весь очаг восстания полностью. Даже несмотря на то, что прямых доказательств участия в мятеже леди Нерунэ не было, он планировал отправить ее на плаху вслед за родителями. Сразу скажу, я был против этого решения. Мне казалось гораздо логичным просто выдать девчонку замуж за лояльного к власти дворянина и дождаться рождения новой наследницы Исэ. Сам понимаешь, куда проще сохранить старую линию владения, чем потом искать того, на кого среагирует камень. Вот только Сай был слишком зол из-за предательства, а потому даже слушать меня не стал.
   - Что-то изменилось?
   - Да. Едва он увидел леди Нерунэ. Даже для лисицы девчонка оказалась очень красивой, а еще какой-то трепетно-нежной, из тех, кому хочется дарить цветы и носить на руках.
   - Гил, для чего ты мне это рассказываешь?
   - Я просто пытаюсь объяснить, почему считаю увлечение Сая твоей девицей ненормальным. Он собирался жениться на герцогине Исэ. Более того она согласилась. Правда, выдвинула ряд смехотворных требований и составила весьма жесткий брачный контракт, но... - Баргил махнул рукой, давая понять брату, что тот и сам в состоянии домыслить несказанное. Впрочем, Нэйсилу никаких дополнительных пояснений и не требовалось.
   - Так не бывает. Это не нормально.
   - Именно. Ни один дракон не оправится от гибели избранницы так быстро. И уж конечно же он не переключится на новую девицу столь скоро. Здесь что-то не чисто, - Гил нахмурился. Нэсси, заметив эту гримасу, поспешил внести ясность:
   - Что бы ты там ни думал, но Льяса ни при чем! Тем более привороты на драконов не действуют!
   - Это обычные. А кто знает, что могла найти в своих странствиях эта циркачка, - фыркнул Баргил, давая понять, что так просто в невиновность подозрительной особы, сумевшей окрутить сразу двух его братьев, не поверит.
   - Гил!
   - Нэс, ну не думаешь же ты, что у нее ребенок от святого духа! А раз она это смогла провернуть, то и...
   А вот это уже запрещенный прием.
   - Заткнись! - внезапно прорычал всегда спокойный Нэйсил. - Ты не знаешь, о чем говоришь.
   - Нэсси? - Баргил удивленно уставился на брата. На его памяти столько агрессии разом он демонстрировал впервые.
   - Такие случаи известны, - негромко произнес младший дракон и отвел взгляд. Сложнее всего это было произнести вслух. Почему-то он чувствовал за собой вину. Словно должен был ее защитить, но не уберег.
   - Известны?!
   - Да. Чаще всего среди детей, вернее среди девчонок, близких к ним по возрасту.
   - Да не тяни ты уже! - Гил начал терять терпение. Нэсси часто закрывался, уходил в себя, но сейчас подобное точно было не к месту.
   - Насилие. Чаще всего этих детей брали, предварительно чем-то опоив. В результате в их сознании не оставалось и тени воспоминаний. Покров, брат, практически никак не связан с телом, зато зависит от разума и сознания. Впрочем, такие случаи действительно редкость. И дело не в том, что у нас в стране давно искоренили насилие, как ты понимаешь. Просто мало кто из этих детей смог принять случившееся, просто принять, ни мгновения не колеблясь и не сомневаясь.
   Баргил задумался. Если Нэсси не врет (а врать младшему дракону просто не за чем), то у загадки появляется вполне логичная разгадка. И это уже хорошо. Ломать голову из-за какой-то девчонки ему уже наскучило.
   - Наследил кто-то из высших, - задумчиво произнес огненный. - Не самый лучший для нас вариант. Придется искать иголку в стоге сена.
   - Хочешь его найти? Зачем?
   - Просто Сай рано или поздно осознает, что за ребенка носит эта девчонка. И тогда затребует голову его отца, причем вряд ли он изменит себе и станет образцом терпения. В общем, в этом направлении мне стоит начать рыть уже сейчас. Нэс, ты ведь понимаешь, что ни с кем из высших Сергил делить свою девчонку не будет? Осознаешь, чем рискуешь сейчас, переходя ему дорогу?
   Младший дракон кивнул. Пусть и действовал он в тот момент необдуманно, но не вмешаться не мог. Тем более Льяса действительно обещала себя ему. Пусть это было шуткой и нелепой игрой - важны сами слова, а не звучащие за ними интонации.
  
   Едва за братом закрылась дверь, Сергил покинул ставшую слишком душной для него комнату. Нестерпимо хотелось выйти в сад. В такие моменты император сам не понимал, что им движет: давняя привычка или капля дриадской крови в жилах.
   Вечерело. Заря уже красила небо в пурпур и золото. Оказавшись за границами стен, Сергил с жадностью втянул в себя немного посвежевший воздух. Дневной зной почти ушел. И это было просто замечательно! Прохладный ветерок чуть остудил пылающее лицо. Еще немного - и с пульсирующей болью в висках тоже можно будет проститься.
   Отчаянно тянуло в глубь аллей, к спрятанному от чужих глаз серому пруду. Вот только где-то в той стороне была и синеглазая циркачка. Ее он чувствовал отчетливо и ясно. Даже братья не фонили так, как девчонка и ее ребенок.
   Сай обеспокоенно нахмурился. Несмотря на заверения придворных лекарей, что-то определенно было не так. Не должен этот ребенок так щедро сыпать силой. Он же перегорит. Почему Алияса ничего не делает? Неужели не чувствует?
   Впрочем, возможно это он сам стал слишком мнительным и осторожным. Смерть Неринэ не могла оставить его равнодушным. Золотая лисичка, что так забавно торговалась с ним за каждый глоток свободы, умерла. Этого уже не исправить. Но отомстить за нее его святая обязанность.
   Точно так же как и убедиться, что Алияса в полном порядке. Лично. И плевать на успокаивающие речи придворных лекарей - эти и соврать могут.
   Еще ребенком Сергил выучил все тайные тропы на территорию женского крыла. Он часто пробирался через сад и издали рассматривал женщину, что дала ему жизнь. И вот теперь это знание пригодилось.
   Внутренне посмеиваясь над абсурдностью ситуации, Сергил прокрался в примыкающий к женскому крылу садик. Он был не так велик, как основной, но бесспорно был красочнее и ярче. Аромат цветов почти опьянял.
   Вспомнив расположение комнат, император запрокинул голову и посмотрел на окна второго этажа. Алияса была где-то рядом. Вблизи ощущения смазывались, а потому и направление столь точно как до этого он определить не мог, но она точно была неподалеку. Вероятно даже в своей комнате, на окна которой он сейчас и смотрел.
   Напряжение, державшее в тисках все последнее время, понемногу отпускало.
   Сай невольно усмехнулся. Он сам себе напоминал влюбленного мальчишку, который не в силах удержаться от прихода под окна неприступной дамы сердца. Подобное было не в его характере, совсем, поэтому и забавляло своей новизной. Пока. Император прекрасно понимал, что волнение за девчонку ненормально. Но избавляться от этих эмоций до поры до времени не хотел.
   Алияса действительно уже была у себя - это Сай понял, когда увидел ее силуэт в окне. Сердце, на мгновение сбившись с ритма, зачастило в груди, когда он понял, что девчонка разминается, используя окно в качестве заменителя зеркала. В одном нижнем белье! Тонкая шелковая сорочка нисколько не скрывала изгибов девичьего тела, со спины подсвеченного лампой.
   Она вообще понимает что творит?! А если ее тут кто-то увидит?! Хоть бы каплю стыда имела!
   О том, что находиться на территории женского крыла с наступлением темноты никто посторонний не мог, император в тот момент не помнил. Зато он осознал одну простую вещь: лишать девчонку привычного окружения не стоит. Завтра же он прикажет слугам показать ей две-три танцевальные комнаты. И одежда... надо обеспечить ее на время занятий чем-то более приличным!
  

Глава 13. Вариант спасения

  
   Жизнь шла своим чередом. Драконы меня не трогали, я пока отвечала им взаимностью. Прежде чем влезать в неприятности имперского масштаба, необходимо было как-то обеспечить себе тылы здесь.
   С девчонками я по-прежнему держалась ровно, да и не перетягивали они меня к себе - не того полета я птичка, чтобы прилагать много усилий.
   Пару раз видела одну из двух затворниц. Если бы не яркие рыжие волосы ее вполне можно было принять за привидение, настолько бледна она была. По слухам, звали ее Ольха, и она была не то нимфой, не то дриадой. В общем, вдали от своих лесов-полей ей было тяжело.
   Вторую я так и не видела. Алеша тоже была родом из западных лесов. Но про нее мне ничего определенного не сказали. Впрочем, о первой говорили не многим больше.
   Но вскоре мне стало не до двух таинственных кандидаток. Сперва мне показали удобную танцевальную комнатку на женской половине дворца. Было видно, что залом давно не пользовались: позолота кое-где облупилась, стерся лак с паркетных досок... Но мне было важно не это. Здесь было достаточно места! И здесь были зеркала! Одно дело - чувствовать свое тело, и совсем другое - видеть. А сейчас мне было особенно важно отслеживать все изменения. Я не могу потерять свой лучший инструмент! А беременность - кто бы что ни говорил - меняет тело значительно. И я уже совсем не так как прежде доверяю собственным ощущениям.
   В общем, это действительно был королевский подарок.
   Вторым внезапным поворотом стал приход известной столичной модистки. Та мало того, что выслушала и приняла все мои требования, но и исполнила их, почти не пойдя против правил приличий. Наверно впервые в жизни у меня была одежда, полностью устраивающая меня по своей функциональности и почти не привлекающая стороннего внимания.
   Вот только все эти изменения в моей жизни не могли не остаться незамеченными. Разумеется, девушки-кандидатки подметили оба события. А так как их никто не баловал, несмотря на статус возможных императорских невест, то внимание на меня обратилось самое пристальное.
   И, разумеется, они задались вопросом, чем таким особенным я выделяюсь. А главное - чье же внимание я привлекла.
   В обличие от них, ответ на этот вопрос я знала точно. Распоряжаться на женской половине могла только законная супруга императора. Или сам монарх. Мнение всех остальных в расчет не бралось ни в коей мере.
   Чем я заслужила столь трепетное отношение? Не знаю. Но это настораживало. Прояви участие Нэсси - я бы это поняла. Им бы двигало чувство вины и стремление хоть чем-то сгладить неловкость ситуации. Сергил же действовал молча. Он не выставлял свои действия на показ, не стремил показать себя в лучшем свете, а просто поступал так, как хотел. Словно имел полное право обо мне заботиться!
   И рано или поздно это будет замечено. Вероятно, кое-кто из девушек, не хуже меня осведомленных о порядках во дворце, уже что-то заподозрил... И это было не слишком хорошо. Я еще не обзавелась подругами, чтобы находить соперниц и врагов.
   Вдвойне плохо было отсутствие со стороны Сергила какого бы то ни было внимания к потенциальным невестам. Мало того, что девушки маялись от скуки на женской половине, так еще и конца-края этим мучениям видно не было. До тех пор, пока император не определится, все они должны были оставаться здесь. А чем еще заниматься скучающим девицам как не плести интриги против своих товарок?
   Из всех развлечений здесь был традиционный воскресный ужин с императором и его приближенными. В общем, несложно понять, что деятельные девушки практически изнывали от скуки.
   Впрочем, и здесь я отличилась.
   Принц-дракон Нэйсил появился на пороге общей женской гостиной, как раз тогда, когда девушки лениво раскладывали рукоделие. Я, в жизни не державшая в руках швейных игл, смотрела на их действия почти с суеверным ужасом. А еще я то и дело ловила себя на мысли, что даже эти тоненькие острые кусочки металла можно использовать. Например, портняжное шило вполне себе нормальное оружие. Вышивальные иглы тоже можно пустить в дело, хоть это и потребует определенного уровня мастерства...
   Я как раз представляла, как бы изловчилась в этом нелегком деле, когда девушки взволновано зашумели. Заведенный порядок был нарушен. Мужчиной. Драконом.
   - Льяса, можно тебя на пару минут? - не обращая внимания на собравшихся красавиц, Нэс обратился ко мне. Все-таки общение с женщинами никогда не было его сильной стороной. Всего лишь парой слов он перечеркнул все, чего я добилась за время пребывания здесь! Мне ведь почти удалось убедить кандидаток в своей полной безопасности!..
   То, что начал император, продемонстрировав свое излишнее внимание к моей персоне, закончил Нейсил. Н-да, теперь-то мне точно не удастся прикинуться девчонкой, оказавшийся в этих стенах совершенно случайно. Циркачки не водят дружбы с драконами.
   Впрочем, Нэс - не самый обычный лорд. Да и я далеко не так проста, как стремлюсь казаться.
   Хотя... играть - так до последнего!
   - Разумеется, лорд, - поспешно вскочила я на ноги, едва не опрокинув стоящую рядом на полу высокую вазу. Громко ойкнув, я суетливо ее подхватила и огляделась. Все взгляды, разумеется, были прикованы ко мне. Я виновато потупила взор, шаркнула ножкой... и монстр гончарного происхождения все-таки с грохотом упал на пол.
   - Льяса! - взволнованный Нэсси тут же оказался рядом. От черепков меня в один момент оттеснили, словно те действительно представляли для моей особы какую-то опасность. В общем, мой старый приятель был готов на все, лишь бы я не покалечилась. Вот интересно, он за кого меня принимает? За малое дитя?
   - Извините, я случайно, - по-детски тоненьким голоском пропищала я.
   - Да забудь ты уже. Не обеднеем, - отмахнулся от моего беспокойства Нэс. Удивительно, но он воспринял все всерьез. А ведь я была уверена, что он раскусит мою игру на раз... Занятненько.
   Мужчина увел меня из комнаты. Я без малейших колебаний или сопротивлений позволила это, из-под полуопущенных ресниц наблюдая за тем, кого привыкла считать другом. Сейчас, остыв и взвесив все за и против, я поняла, что он в общем-то передо мной ни в чем и не виноват. Да, он не раскрыл своего инкогнито, но и я не спешила делиться с ним подробностями своего происхождения. Так что мы с ним были в равных условиях.
   Нэйсил уверенно печатал шаг рядом. Серый дракон. А ведь нет в нем ничего такого. Его братья приковывают взгляды, а вот Нэс... он обычный. Не удивительно, что я не распознала в нем высшего.
   Впрочем, сейчас даже моя невнимательность играет мне на руку. Нэсси чувствует себя виноватым, он смущен, хоть и пытается всячески это скрыть. А еще он взволнован. Очень сильно.
   - Нам надо поговорить, - припечатал дракон, едва за нами закрылась дверь маленького кабинета. Комната эта вряд ли относилась к помещениям, в которые допускали жительниц женского крыла, - для этого слишком скудным было убранство. Скорее всего это была одна из вспомогательных хозяйственных зал, где обитали незримые управляющие и слуги.
   - Только поговорить? - хмыкнула я, намеренно напоминая, что извинений или объяснений я до сих пор не получила. Даже в письменной форме! Да я здесь уже почти полную неделю! И обо мне лишь только что соизволили вспомнить!
   - Льяса, извини, я... - Нэсси смешался. Я видела, с каким трудом ему дается подбор нужных слов. Было даже неловко, что я намеренно вгоняю друга в нужные мне рамки. Одно могу сказать в свое оправдание: я росла среди лисиц, а те не считают чем-то зазорным исподволь управлять любимыми.
   - Забыли! - я рассерженно топнула ножкой и отвернулась, давая понять, что обида все еще жива, но я готова сделать вид, что все нормально. Нэсси тяжко вздохнул. Никогда прежде я не использовала полученные от лисиц знания против родных и друзей. По крайней мере, не в темную.
   - Льяса... - растеряно произнес мужчина, делая шаг ко мне. Уверенности в его словах и действиях не было ни капли. Странный дракон. Просто исключение из всех писаных правил.
   - Говори то, что собирался Нэс. Мы и так привлекли к моей персоне слишком много ненужного внимания, - я повернулась обратно. Друг стоял где-то в паре шагов и растеряно теребил лазурную ленту, перекинутую через его плечо. Символ королевской крови совершенно ему не подходил.
   - Я хотел поговорить о Сае... об императоре.
   Я, чуть приподняв брови в немом удивлении, склонила голову к плечу. Наблюдать за Нэсси было интересно. Прежде я никогда не видела его с этой стороны.
   - Я хочу, чтобы ты ему отказала, - со свойственной ему прямотой заявил дракон.
   Я рассмеялась невеселым, чуть каркающим смехом. Нервное, наверно.
   - И как ты себе это представляешь? Хочу напомнить, что я не в том положении, чтобы иметь право голоса в подобных вопросах.
   Нэс смешался. Он растеряно опустил взгляд и стиснул ленту в кулаке. А я поняла, что он совсем не привык быть здесь. Не было трех братьев-драконов никогда. Было два принца и один книжный рыцарь.
   - Ты должна стать моей женой, - решительно произнес он, поднимая голову. Серебристые, как у его старшего брата, глаза смотрели на меня твердо и без сомнений. Думаю, это было единственное, в чем он не сомневался. Глупый рыцарь.
   - Нет, - я качнула головой. Губы против воли растянулись в нежной улыбке. Еще пару лет назад, я наверно захлебнулась бы счастьем от такого предложения, но это уже прошло. Переросла. Да и Нэсси меня не любит...
   - Льяса, если ты думаешь, что быть фавориткой император выгоднее, чем законной женой его брата...
   Договорить я ему не дала, запустив прямо в голову попавшейся под руку книгой.
   - Ты всерьез думаешь, что меня это волнует?! - возмутилась я. Первая истинная эмоция за очень долгий срок. И обида на сей раз не наигранная, настоящая. За кого он меня принимает?!
   К счастью, Нэс все понял. Виновато потупив взор, он повесил голову.
   - Прости, я не подумал... просто Сай... он столько раз уже это повторил, что...
   - Думаешь, император знает меня лучше, чем ты? Не могу понять, откуда такие сомнения. Дело не в том, что я предпочитаю твоего брата тебе, Нэсси, - я качнула головой и скривила губы в натянутой улыбке. Надетые маски трещали по швам. В конце концов, я не лисица, чтобы в совершенстве уметь использовать все шансы и возможности. - Честно говоря, меня не привлекает ни один из вас.
   Нэсси вытаращился на меня так, словно эти слова стали для него откровением. Да уж, нечасто должно быть женщины признаются, что их драконье великолепие нисколько их не интересует.
   - Не удивляйся так. Это всего лишь мое субъективное мнение. Природного магнетизма ни ты, ни твои братья не растеряли. Просто теперь, когда я знаю, кто стоит передо мной, я отсеиваю то, что считаю лишним.
   - Ты слишком прагматична.
   - По-прежнему считаешь, что это минус для женщины? - невольно хмыкнув, спросила я.
   Нэсси отрицательно качнул головой. В серебристых глазах плескалось восхищение.
   - Ты великолепна, принцесса. Как жаль, что я не разглядел этого раньше.
   Да, жаль... Если бы он увидел во мне женщину, а не ребенка, которого следует защищать... Если бы это еще можно было бы обратить...
   К сожалению, привычка обратной силы не имеет. И мой книжный рыцарь уже никогда не увидит во мне избранницу. Да и мне подобное давно не нужно.
   - И, принцесса, я действительно серьезен, когда говорю, что хочу видеть тебя своей женой.
   Вот ведь упрямец!
   Я, сжав губы в тонкую линию, покачала головой.
   - Послушай меня, Льяса, я хочу помочь. Именно тебе. Поэтому и говорю - соглашайся. Всего одно твое "да" сумеет тебя оградить от императора. Поверь, сейчас это действительно необходимо. Тебе необходимо.
   - Я... - мне нечего было сказать. Я ведь верила ему. И расчетливая часть меня даже понимала, что подобное решение было бы идеальным для меня. Но как же он сам?.. Он ведь жизнь себе сломает. Я же знаю, что он меня не любит. И не полюбит. Нет между нами страсти. Для любого другого брака - это было даже хорошо, но он ведь дракон...
   Не хочу лишать его будущего. А наша возможная связь лишена будущего, поскольку никаких плодов не принесет.
   - Принцесса, я все обдумал. Это решение не сиюминутный порыв. Пойми уже, что от дракона тебя сможет защитить лишь другой дракон!
   - Считаешь, мне есть чего бояться? - окончательно потеряв связь с реальностью, негромко спросила я. Едва ли не впервые в жизни, мне действительно хотелось кому-то довериться, переложить часть ответственности на чужие плечи. Разве плохо совсем чуть-чуть побыть эгоисткой? Драконы же всегда ставят свое "я" во главу угла - и живут как-то!
   Нэсси же продолжал увещевать, мягко так, словно упрямого ребенка убеждал принять горькое лекарство.
   - Сай околдован тобой. Он днем и ночью думает лишь о том, как бы тебя заполучить. Это не нормально. Но мы ничего не можем сделать.
   Я закусила губу, радуясь про себя этой боли. Она отрезвляла.
   - Я должна остаться во дворце, - выдала я свою самую главную тайну. Если Нэс сейчас спросит зачем - между нами все будет кончено.
   - Останешься. На правах моей супруги.
   - Не спеши так, для свадьбы я, знаешь ли, немного не в форме, - хмыкнула я.
   - Проведем церемонию без лишнего шума, - убежденно. Мой рыцарь действительно все продумал.
   Я отрицательно покачала головой.
   - Нет, Нэс. У этого ребенка будет моя фамилия. Это мое главное условие.
   Да, мой лисенок должен быть Исэ-Рей. Последний в роду не может уйти в другую семью.
   - Хорошо. Дождемся его рождения. Статус невесты, конечно, не так надежен, как статус жены, но, думаю, рассудительности Сая хватит, чтобы не лезть к тебе. Хотя бы первое время. А там уж точно станет не до романтики.
   Я только ухмыльнулась, без труда расшифровав его слова: беременные женщины на поздних сроках страсть не пробуждают. А драконья любовь всегда замешана на страсти. Иной для них не существует. Они не знают нежности, не ведают трепета сердца... их любовь эгоистична и разрушительна. А еще ее можно легко как разжечь, так и остудить.
   Император охладеет ко мне.
   И прежде чем это случится мне необходимо еще очень много всего сделать.
   И первым пунктом в этом плане по-прежнему стоят союзники.
   Я подняла глаза на своего верного рыцаря. Я доверяла ему настолько, насколько это вообще было возможно в моем положении.
   - Нэс, позволишь один вопрос? Только ответь честно, хорошо?
   Дракон кивнул. Несмотря на ленту, пересекающую его торс, он вновь стал тем самым книжником, к которому я бежала сразу, как оказывалась в столице.
   - Разумеется. Тебе я не стал бы врать.
   - О ком ты сейчас печешься? Обо мне? Или о брате?
   Темно-серые, словно припорошенные пеплом брови, удивленно дернулись.
   - Об обоих, - со вздохом произнес он, а потом добавил: - Вы не должны были сталкиваться. Я чую это всей своей драконьей сутью, понимаешь? Что бы вас ни связывало - этому не место в нашем мире. И так чувствую не только я. Рэдж и Гил места себе не находят, пытаясь разгадать эту загадку... - и снова вздох, почти болезненный. - Видишь ли, Сай был влюблен. Еще совсем недавно он сгорал от страсти к другой женщине. Для драконов не свойственно так быстро остывать. Боюсь, ты просто стала заменой. Он только спроецировал на тебя все, что испытывал к другой. Но чувство недавней потери еще не ушло, а потому он пытается всячески привязать тебя к себе. Как можно скорее и как можно крепче. Это сломает его. Да и от тебя в результате мало что останется.
   Я задумчиво кивнула. Это было логичным. Если я просто оказалась похожа на его погибшую возлюбленную... если только предположить, что он перенес на меня нерастраченные чувства...
   Это меняло дело. Полностью. В таких обстоятельствах дополнительная осторожность лишней не будет.
   - Хорошо. Повтори свой вопрос сегодня вечером, - озвучила я принятое решение.
   - Принцесса? - серый дракон растеряно посмотрел на меня. Он был слишком прямолинеен и открыт, чтобы поспевать за моими мыслями.
   - Повтори свой вопрос, Нэс. А уж я найду, что ответить.
   - Но...
   - Ужин, мой рыцарь. Сегодня тот самый день, когда за столом соберутся все заинтересованные лица. Есть ответы, которые следует слышать всем.
   Нэсси просиял счастливой улыбкой. Он понял.
   Какой неправильный дракон... он теряет возможность обрести семейное счастье, но вместо того чтобы злиться и ненавидеть меня и ситуацию в целом, как ребенок радуется возможности защитить двух близких ему существ: неразумную девочку, однажды приблудившуюся к его двору, и брата-императора, с которым уже давно утратил общий язык.
   Тяжело вздохнув, я вымучила из себя улыбку.
   Боги, разве можно быть таким хорошим?..
  

Глава 14. Невеста серого дракона

  
   К ужину девушки готовились так, словно собирались на войну. Столько нарядов не сменяла даже Нэ перед балом середины года. Впрочем, лисицы везде одинаковы. Или здесь вернее будет сказать - женщины?
   Тут судить не возьмусь. Меня окружали лисицы, меня обучали лисицы... Мама дала мне возможность заняться семейным ремеслом, но быть и чувствовать себя леди меня наставляли Нэ и Ози. Впрочем, не могу сказать, что у них получилось... Нет, я умею вести себя в обществе, но это скорее одна из лисьих масок, чем настоящая я.
   И все-таки в образе дочери рода Исэ-Рей я чувствовала себя вполне комфортно. Невозможно тяготиться днями, которые были наполнены счастьем. А дома я хоть и была гадким утенком, но мой выбор уважали. Да, постоянно намекали, что будут не против, если я передумаю и сменю образ жизни, но на меня не давили. Меня просто любили и принимали такой, какой я была - упрямой, упертой, взвалившей на свои плечи непосильную для женщины ношу...
   И меня всего этого лишили. В одночасье. Не знаю, кто и как это провернул, но когда выясню... Ни жалости, ни пощады от меня не дождутся.
   Но это все потом. Сейчас я не могу себе позволить и тени ненависти или злобы на лице. Да и со сборами надо бы поторопиться.
   Я с выбором наряда почти и не мучилась. Благодаря императорской щедрости у меня была парочка подходящих платьев. В итоге я остановилась на серо-голубом наряде с серебряным шитьем по горловине и рукавам. Нижняя рубашка, белая до синевы, пикантно выглядывала из-под воротничка. Юбка тоже оказалась с секретом: вроде бы цельнокроеная, она при ходьбе удивляла парой смелых разрезов. Правда, правил приличий ничто не нарушало: лазурный шелк нижней юбки не позволял в разрезах мелькнуть ногам, лишь очерчивал их, но не обнажал.
   Эффект, если честно мне нравился. Во-первых, полная свобода движений, а во-вторых, прилично же! Хорошо-хорошо, условно в рамках приличий. Но я же сейчас и не Алияса Исэ-Рей, чтобы следовать предписанным догмам полностью.
   Собственно, поэтому собирать волосы в прическу я не стала, ограничившись простой укладкой. Темные локоны, обрамляя светлое личико, делали меня бледнее, хрупче и невиннее. Этакое дитя, готовое вот-вот свалиться в обморок.
   Не совсем тот эффект, который стремятся произвести женщины, когда открывают охоту на обладающего определенным потенциалом жениха... Но мне ведь и надо пробудить не страсть, но жалость. Блистать на сегодняшнем вечере полагается другим.
   Лакей появился ровно без четверти шесть. Ему предстояло сопроводить дюжину девиц до столовой залы. Впрочем, он был не один. Просто, в комнату зашел тот, кто возглавлял колонну. По каким-то седо-древним правилам леди на ужин должен сопроводить мужчина, пусть даже и слуга.
   - Хэй, красавица, - кто-то дернул меня за край рукава, едва я вышла из гостиной. Девушки большей частью еще не были готовы, вернее не считали себя таковыми, хотя, на мой взгляд, уже давно навели красоту. - Может, я тебе подойду?
   Я чуть повернула голову, чтобы посмотреть на наглеца, и едва удержалась от того, чтобы не прыгнуть ему на шею. Ари. Мой младший дядюшка нашел способ пробраться даже на женскую половину дворца.
   С силой вцепившись в его руку, словно он мог исчезнуть в любой момент, я улыбнулась.
   - Разумеется, я окажу вам эту честь.
   Ари ответил мне теплым взглядом. Сейчас дядя совсем не был похож на себя. Удобный костюм циркача и тайного убийцы остался дома, а его место заняла ливрея королевских цветов - серо-голубого и белого. Прическа тоже изменилась трехцветный взрыв и фейерверк, имеющий место обычно, сейчас был прилизан и лежал волосок к волоску. Так, глядишь, и из бродячего кошака сделают приличного человека.
   - Ты как здесь? - легко придерживая меня за локоть, поинтересовался Ари.
   - Нормально. Только скучно здесь. Совсем себя занять нечем.
   - Ну и слава всем богам. Хоть угомонишься чуток, - дядюшка произнес это столь покровительственно, что я незаметно впечатала локоть аккурат ему между ребер.
   - А вы там как?
   - Как-как... Скучаем. Без тебя нам некого воспитывать.
   - И как только вы раньше жили?
   - Раньше братья воспитывали меня... И я не желаю, чтобы мы к этому вернулись. К хорошему, лисичка, быстро привыкают. Поэтому - возвращайся. Эти стены не удержат тебя, если захочешь сбежать.
   Я кивнула - не удержат. Вот только нет во мне желания покинуть дворец. Не сейчас. Сначала нужно разрешить все спорные вопросы...
   - Льяса, одумайся. Пока еще не поздно исчезнуть.
   Я покачала головой. Поздно. Да и не могу я оставить своего лисенка без короны. Не может род Исэ-Рей прерваться. Не для того заплачена такая цена.
   - Упрямая, - не то с осуждением, не то с восхищением произнес Ари.
   Вся в родню!
   Так, негромко обмениваясь фразами и полуулыбками, мы приблизились к столовой зале. Со всех сторон меня окружал обеспокоенный женский щебет. Девушки волновались. Пусть это и не первый ужин в обществе императора, но одна из немногих возможностей привлечь к себе внимание венценосного дракона. Не могу сказать, что многие из них так уж рвались в спутницы жизни нашего монарха, но выбор невесты уже изрядно подзатянулся, поэтому девушки обрадовались бы любому разрешено ситуации, лишь бы поскорее.
   Но что-то я отвлеклась от основного действа.
   Итак, нас сопроводили до стола и даже разместили в каком-то порядке. Я почему-то оказалась в самом центре прямоугольного стола. Не знаю, с какой стороны кто из братьев-драконов разместится, но не могу отметить удобности моего расположения.
   Ари ушел, как и остальные сопровождавшие девушек слуги. Это я отметила краем сознания, пока изучала общую диспозицию сил. Итак, напротив меня расположились младшие лисички. Девчонки, заметив мой взгляд, тут же разулыбались. Удивительно позитивные создания.
   По правую и левую руки от меня расположились Фриа (встретившись со мной глазами, северянка брезгливо поморщилась) и "русалочка" Викки (эта лишь вежливо улыбнулась). А вот основная лисья масса разместилась ближе к голове стола. По крайней мере, я так решила, потому что с другой стороны места остались свободными. Две девушки снова отсутствовали. Еще немного и я действительно заинтересуюсь этими неуловимыми дамами. Впрочем, праздное любопытство - это не то, что позволяет жить долго и счастливо.
   Братья-драконы появились в зале ровно в тот момент, когда нам всем надоело исподволь рассматривать друг друга. Девушки тут же подскочили с мест, приветствуя монарха стоя. Я, разумеется, замешкалась. О протокольной части мне никто не сообщал, а так как при всей моей врожденной грации чувство собственного тела я постепенно утрачивала, то моя заминка не могла остаться незамеченной.
   Впрочем, император в любом случае заметил бы: он ни на миг не сводил с меня глаз. Я отчего-то растерялась. Нет, я привыкла к тому, что на меня постоянно смотрят, но тут... такие эмоции в чужих взглядах я ловила редко. Жажда, самая настоящая. И это не столько пугало, сколько смущало.
   Не знаю, как бы я повела себя, если бы не Баргил. Огненный дракон, осознав, насколько очевидно внимание брата к какой-то циркачке, поспешил отвлечь часть его внимания на себя. И только, когда меня от императора отделила мощная спина рыжего принца, я осознала, что все это время не дышала. Просто невозможно было дышать, когда к тебе обращен такой взгляд.
   Осторожно выдохнув, я посмотрела на Нэсси. На фоне братьев он терялся. А еще не было в нем ничего такого, драконьего. Он был ниже и заметно уже в плечах, явно чувствовал себя во дворце не слишком уютно, а еще постоянно пытался меня подбодрить и поддержать - это чувствовалось в том, как он смотрел, как улыбался уголками губ...
   Совершенно неправильный дракон.
   Мой книжный рыцарь.
   В этот момент меня затопила такая благодарность к этому мужчине, к тому, что он делает для меня и на что готов пойти, что я с трудом сдержала слезы. Да, я помню, что в моем положении резкие эмоциональные всплески считаются нормальными, но привыкнуть вряд ли смогу. Такой уж выросла - прагматичной и сухой, черствой. На самом деле - черствой. Меня ведь нисколько не беспокоят посторонние лица. В отличие от Нэ я никогда не рыдала над телом мертвой птички. Даже от смерти близких и дорогих людей я смогла отгородиться, поставив перед собой цель, к которой и иду, без колебаний жертвуя всем, что попадается на пути.
   И вот теперь в мое обычно спокойное, уравновешенное бытие добавился фактор неожиданности. Впрочем, нечего искать оправдания. Надо просто учитывать все обстоятельства и держать себя в руках.
   Как только Сергил с братьями и сопровождающими их лицами (а таковых еще с десяток набралось, включая уже знакомого мне Рэджа) заняли свои места, кандидатки в невесты все также дружно сели. Я, чувствуя себя неповоротливым медведем, последовала их примеру. Вот удивительно: танцевать мне беременность нисколько не мешает, а вот такие несложные действа даются с некоторым трудом.
   Император снова смотрел на меня. Я чувствовала это всем телом. Этакий взгляд-прицел. При моей профессии довольно быстро начинаешь чувствовать, когда на тебя направлен вектор чужого внимания. Вот и сейчас я знала, что на меня смотрят. А так как этот взгляд рождал под кожей табуны нервных мурашек, то я без труда могла назвать имя этого бесцеремонного наблюдателя. Сергил. В очередной раз и снова.
   Вот что, спрашивается, его во мне заинтересовало? На фоне отобранных невест я совсем не выделяюсь. Ну разве что пузом, но сильно сомневаюсь, что мужское внимание можно привлечь столь сомнительным образом.
   Прав Нэсси: это не нормально. И мне действительно стоит принять его предложение, хоть и не верю, что это сможет остановить императора. На одно надеюсь, что его безумие еще не зашло слишком далеко. В противном случае он вряд ли обратит внимание на то, что в соперниках у него числится его же брат.
   От всех этих взглядов кусок не лез в горло. Время текло медленно, словно постепенно вмерзая в тягучую смолу янтаря. И если сперва мне мешал только жадный взгляд императора, то со временем добавились и другие: недовольный Баргила, почти ненавидящий кого-то из девиц-лисиц, странный, с оттенком непонятного восхищения Рэджа, обеспокоенный Нэсси...
   Вот именно последний я предпочла встретить прямо. Подняв глаза, я посмотрела на серого дракона и вымученно улыбнулась. Не дело ему так волноваться из-за меня. Может, я и кажусь хрупкой девчонкой, но на самом деле я сильная.
   Подали, кажется, десерт. По крайней мере, ничем иным эта фруктово-ягодная композиция на подушке белоснежного мусса быть не могла. Желудок отозвался сосущей болью. Организм как бы напоминал: нервы нервами, а кушать надо. Не задумываясь, потянулась к плоской десертной ложечке на длинной ручке, созданной специально для этого лакомства. И только почувствовав, как негатив чужого внимания сменился внезапным удивлением, осознала, как промахнулась. Не должны циркачки знать таких нюансов! Их провинциальные аристократы-то не всегда знают! Уж лучше бы я схватила обеденную ложку!
   Но исправляться было поздно. Если сейчас замешкаюсь или покажу, что осознала, какой промах совершила, то это будет полным провалом. Мало ли, вдруг мне случайно повезло. Или подсмотрела за кем... Сейчас главное не подать виду, а там за меня все и так додумают.
   И все же я слишком расслабилась. Сытость и нега последних дней сделали меня неосторожной.
   Чтобы хоть как-то исправить произведенное впечатление, я зачерпнула ложкой столько лакомства, сколько смогла, и, поднеся ко рту, с удовольствием начала ее обсасывать. Даже зажмурилась от удовольствия, вспомнив, как в детстве мы с Нэ получали за такие вот вольности... И ведь не докажешь никому, что так вкуснее!
   Вот только насладиться моментом мне не дали. Император как-то странно закашлялся. Да и во взглядах, направленных на меня, прибавилось осуждения. А вот Нэс смеялся, не вслух, разумеется, но вот глаза его излучали веселье. Правда, оно было сильно разбавлено беспокойством. И как только он не устает обо всем волноваться?
   Ладно, перехвачу что-нибудь на кухне. В такой атмосфере мне поужинать точно не удастся. Да и фруктовый десерт - это не еда. А моему лисенку для нормального развития мясо нужно. И побольше.
   Н-да, никогда не отличалась повышенным аппетитом, но тут видимо придется менять рацион и предпочтения.
   Неохотно поковыряв десерт еще немного, я все-таки отодвинула его от себя. Есть хотелось зверски, но при этом от одного вида фруктово-ягодного десерта начинало подташнивать. Когда уже эта пытка ужином закончится-то?
   Развязка наступила неожиданно. Нэсси, словно почувствовав, что еще чуть-чуть и из меня собеседник будет никакой, решительно взял ситуацию в свои руки. Не дожидаясь, пока император закончит трапезу и всем можно будет разойтись, младший дракон встал.
   Разумеется, все взгляды тут же оказались прикованы к нему.
   Нам только это и было нужно.
   Удивительно, но Нэйсил, обычно старающийся избегать быть в центре внимания, сейчас выглядел уверенным и спокойным. Даже я не смогла бы сыграть лучше.
   В наступившей тишине были отчетливо слышны его шаги по мрамору пола. Ему не потребовалось и минуты, чтобы оказаться рядом с моим местом. Галантно подав мне руку, Нэс помог мне выбраться. Молчание вокруг становилось все гуще, напряженнее. Но я этого почти не замечала, полностью потерявшись в серых глазах своего книжного рыцаря. Он смотрел на меня так, словно в целом мире кроме нас никого не существовало.
   - Льяса, принцесса, - я смущенно вспыхнула, осознав, что ни разу не называла Нэсси полного имени. Нет, разумеется, на улице я никогда не представлялась именем рода Исэ-Рей, но хотя бы свою принадлежность к клану Корвир могла бы не скрывать, - не хочу показаться слишком навязчивым, но ты так и не дала своего ответа.
   Я замешкалась. Вот сколько не просчитывай моменты, а иногда оказываешься выбит из колеи чем-то слишком личным, интимным. Вот сейчас меня смутил его взгляд. А еще отголоски чего-то давнего, почти исчезнувшего...
   - А в чем собственно суть дела? - недовольно подала голос Фриа, тем самым разрушая неловкость и волшебство момента.
   - Я просил эту леди стать моей супругой и спутницей жизни. Неоднократно. Но она упрямо продолжает молчать. Может, хоть здесь и сейчас я получу ответ.
   Ох, Нэсси, а ведь играть настроением толпы ты умеешь не хуже меня.
   Каким-то образом я почувствовала, как изменились настроения в зале. Взгляды, обращенные к нам, стали более заинтересованными. Все, кроме одного. Сергил, со скрежетом отодвинув свой стул, стал подниматься.
   - Нэйсил! - тон и голос говорили сами за себя. Еще немного и все будет разрушено. Я не могу упустить и этот шанс!
   - Да, - едва слышно произнесла я, до тянущей боли в костяшках пальцев вцепившись в ладонь Нэсса. Отчего-то казалось, что отпусти я сейчас его руку, и все будет кончено. - Я стану твоей женой, - усилием воли отогнав нерешительность и смущение, я подняла глаза на стоящего передо мной дракона.
   Нэс мне улыбался. Уверенно и открыто.
   Император зло выругался. И это вернуло меня с небес на землю.
   Мне уже давно не тринадцать лет. И я совсем не влюблена в стоящего рядом со мной дракона. Я всего лишь пытаюсь защитить своего лисенка и вернуть то, что и так принадлежит нам.
   - Нэйсил, давай выйдем, надо поговорить, - вроде и тон выбран нейтральный, и слова подобраны самые простые, но все равно за ними слышатся отдаленные раскаты надвигающейся бури. Сергил явно не горит желанием уступать и отступать.
   Я испуганно посмотрела на своего рыцаря. Неужели мы все-таки ошиблись, и император уже окончательно погряз в своем безумии?..
   Улыбка Нэсси была уверенной и спокойной. Он словно говорил мне, что все будет хорошо.
   - Принцесса, меня зовут, - мягко произнес мой рыцарь, взглядом указав на мои руки, продолжавшие до боли стискивать его ладонь. И уже совсем неслышно, только для меня: - Ничего страшного не произойдет, веришь?
   И я поверила. У меня просто не было иного выбора.
   Неохотно разжав пальцы, я отпустила его.
  

Глава 15.Просьба императора

  
   Сергил закрыл глаза и медленно выдохнул.
   Дракон рвался наружу, готовый убивать, почти обезумевший от ревности. И зверю было плевать, что рядом стоит не соперник, а брат. Тот, кто покусился на чужое сокровище, не имеет права зваться родной кровью.
   Баргил, не посмевший оставить братьев одних, приблизился и положил руку на плечо императора, оттягивая часть чужих эмоций на себя. Сай расставаться с гневом не хотел, сопротивлялся, закрывался, но Гил продолжал упрямо биться об эту стену, зная, что рано или поздно старший одумается.
   - Когда ты уже научишься не тянуть лапы к тому, что тебе не принадлежит?! - смахнув с плеча ладонь огненного, Сергил повернулся к Нэйсилу. Тот стоял в дверях и смотрел с той самой прямотой, что несказанно бесила Сая с детства. Некрасивый, какой-то слишком нескладный для дракона, Нэсси при этом каким-то образом раз за разом умудрялся перетягивать чужое внимание на себя. Чем он их всех брал? Этой прямотой? Честностью? Чем?!
   - Это ее выбор, Сай, - убежденно произнес младший дракон. Ни тени сожалений. А главное нет в нем дерзости, нет триумфа победителя. Он просто подводит итог. И от этого желание вцепиться ему в глотку становится сильнее. - Ты слышал. Все слышали.
   - Считаешь, я так просто с этим смирюсь? - в горле зарождается рычание. И речь уже мало похожа на человечью.
   Всего-то и надо приказать, вложить в голос каплю силы...
   Но Сергил не ведется. Подобное будет равноценно поражению.
   И дракон, осознав это, наконец уходит в тень.
   - Ты должен смириться! - Нэйсил по-прежнему уверен в каждом своем слове. Он и в брата верит столь же сильно, как в этот мир.
   - Я никому и ничего не должен, - успокоившись, произносит император. Нэсси хмурится. Ему не нравится, как легко брат произносит такие речи. Вседозволенность вседозволенностью, но даже у драконов есть свой кодекс чести.
   - Не трогай ее, Сай, - теперь в голосе младшего слышится мольба. - Я прошу тебя. Оставь Льясу в покое. Ей и так пришлось натерпеться... - последние слова Нэйсил уже почти шептал.
   Вновь внутри заворочался зверь, на сей раз он был недоволен болезненной нежностью, которой полнился голос собрата. Сразу же вспомнился тот момент, когда испуганная девчонка не хотела от себя отпускать этого серого уродца. Она переживала. Она боялась...
   И этот страх бесил. Он лучше всяких слов говорил об истинных чувствах циркачки. Ар-рьяс-са. Дракону нравилось, как звучало это имя. Он не мог произносить его правильно, но это и не имело значения. Она - они - должны принадлежать ему. И девчонка, и самоуверенный драконыш, щедро рассыпающий вокруг себя солнечно-золотые искорки силы.
   - Исчезни, - приказал-прорычал Сергил. Перед глазами почти темнело от присутствия зверя. Запахи стали слишком отчетливыми, яркими, словно свежие мазки красок на холсте. А самоконтроль напротив становился все тоньше и хрупче. От Нэсси пахло Алиясой. Едва уловимо, но этот аромат цеплялся за брата, вился вокруг него. Это было неправильно.
   - Сай...
   - Исчезни! И не попадайся мне пока на глаза, если жить хочешь, - Сергил снова зажмурился. Вот только одного этого уже не хватало. Стоило закрыть глаза, как остальные чувства стали еще острее. Обоняние в том числе.
   - Нэс, боюсь, он не шутит. Тебе сейчас лучше уйти. - Баргил. Миротворец, мать его. Сай и злился на брата и одновременно был ему благодарен. Пусть тот и вмешивался не в свое дело, но его присутствие точно убережет от необдуманных поступков.
   Нэйсил пусть и с большой неохотой, но все-таки ушел. Это и к лучшему. Опускаться до братоубийства не хотелось, а грань была где-то рядом.
   Устало опустившись в свое любимое кресло, Сай откинул голову назад. Дракон нехотя отступал в глубь души.
   Баргил приблизился к нему, прислонился бедром к подлокотнику и обидно дернул за выбравшеюся из сложного плетения черную прядь.
   - Ну и что за сцену ты тут устроил? Что такого в этой девчонке, что вы ведете себя как дети, не желающие делиться игрушкой?! Она ведь даже не красива, так серединка на половинку.
   Сай приоткрыл один глаз и недовольно глянул на брата.
   - Гил, не нервируй.
   Но огненный отступать не желал. Если не он, то кто образумит этих двоих? Сай и Нэсси с детства не могли договориться. Вот и теперь они охотнее видят друг в друге врагов, чем братьев.
   - А то что? Бросишься защищать честь своей ненаглядной? - Гил недовольно поморщился. Он не собирался скрывать, что циркачка ему нисколько не нравилась. Было в ней что-то настораживающее, фальшивое... А своим чувствам огненный привык доверять. Как никак профессия обязывала. - Предпочтешь безродную девчонку брату?
   - Гил, не надо, я и сам знаю, что не прав. Но когда вижу их вместе, когда чувствую след ее запаха на нем... мне хочется убивать.
   - Эк тебя накрыло... - Гил, не ожидавший таких откровений, щелкнул языком. Видеть обычно хладнокровного Сая в таком состоянии было странно. - Понять бы еще в чем причина. Нэсси уверяет, что девчонка на глупость типа приворота не способна.
   - Не способна, - без колебаний подтвердил Сергил.
   Защищает. Точно так же, как и Нэс. И чем она их околдовала? Баба как баба. Беременная. А ведь и Рэдж косится на девчонку. Вида не подает, понимает, что с драконами не ему тягаться, но меж тем...
   Настораживающий ажиотаж.
   - Гил, я серьезно, не надо этого.
   - Чего? - огненный попытался уйти в несознанку.
   - Ты знаешь. Не надо песочить прошлое девушки. Вернее, надо. Но не так.
   Сай устало потер виски. В голове снова гудело, а еще тянуло вернуться в столовую. Может, Алияса еще там...
   Действительно, какое-то наваждение.
   - Напоминаю, девчонка выбрала не тебя, - без особой надежды на успех, произнес Баргил.
   - Невеста - это еще не жена, - император упрямо стоял на своем. Вот же упертый. И Нэс такой же. Вероятно, поэтому они никак и договориться не могут - слишком похожи, чтобы научиться существовать в пространстве одного дворца. Оттого и сбегает один без конца в город, а другой всячески этому потворствует.
   - А если они все-таки поженятся? - негромко предположил Гил, готовый к тому, что Сай вот-вот взорвется. Как бы не прятал черный свой темперамент, сколько бы замков не ставил на свой проклятый дар, а этого все равно не отнимешь.
   - Не допущу, - даже не шепот, тень его. Можно даже сделать вид, что подобных крамольных речей от императора и не слышал.
   - Не считаешь, что так будет лучше? Ребенку нужен отец...
   Договорить Баргилу не дают. Император весь подбирается и сразу становится похож на растревоженного хищника. Его дракон снова где-то рядом, волнуется, перекатывается с боку на бок в своем тревожном сне... Один толчок - и проснется. Расправит черные крылья, посмотрит безмятежным серебром глаз - и отмахнется, словно от какой-то надоедливой мушки. Ему ведь даже убивать самолично не надо - достаточно лишь приказать...
   Вот только ничего подобного не происходит. Сай хмурится, в беспокойстве кусает губы, но не больше.
   - Это не его ребенок, Гил. Не его.
   Так вот что удерживает дракона. Отсутствие жертвы на горизонте!
   Да, Нэсси при всех своих достоинствах на героя-любовника не тянет. Он из тех, что девушку уложит в постель на третью ночь после свадьбы, испросив благословения всех богов во всех окрестных храмах.
   Вот только и Гил отступать не собирался. Надо вразумить брата. Хоть одного из двух. И лучше того, кто носит императорский венец.
   - Прости? Да какая нам разница?! Это дело Нэсси. Хочет он растить чужого бастарда - пусть. Тем более в ребенке чувствуется потенциал.
   - Не просто чувствуется. Он - дракон, - убежденно ответил Сергил. И задумчиво добавил: - Странный, но дракон.
   - Странный?
   - Самоуверенный, независимый, чувствующий свою силу уже сейчас. Он пробует этот мир. Еще не успел родиться, а уже пытается перестроить его под себя.
   Баргил нахмурился. Это действительно было странным. У драконов очень сильны родственные связи, а потому родитель всегда сдерживает силу своего дитя. Это не зависит ни от расстояния, ни от желаний. Собственно, поэтому от дракона не удастся спрятать его ребенка - он почует его из любого конца мира.
   Но что получается? Если этот ребенок без колебаний сыплет искрами силы, как говорит Сай, то его отец - мертв? Или просто не желает связываться с нежеланным отпрыском?..
   Нет, невозможно. Ни один дракон не бросит свое дитя.
   - Гил, у меня к тебе будет просьба, - огненный ждал этих слов уже давно. Вероятно, с тех самых пор как Сергил возвысил девчонку до статуса фаворитки. - Личного характера.
   - Хочешь, чтобы я нашел ухажера этой девицы? - полувопросительно произнес он, изучая находящегося рядом мужчину. Сейчас Сай совсем не походил на императора. Как и на дракона, обреченного вечно держать свой проклятый дар в узде.
   - Да. Найди его и уничтожь, - без малейших колебаний император вынес приговор кому-то из своих подданных. - Но в этом заключается лишь часть моей просьбы.
   Баргил склонил голову, принимая приказ. Рыжие волосы, завесив лицо, спрятали от чужих глаз выражение беспокойства.
   - Тебя интересует что-то еще?
   - Да. Алияса. Узнай про нее все, что сможешь. Раскопай все, что возможно. Любые мелочи, любые подробности... Я хочу понять, что она представляет собой. Но - без грязи. При желании очернить можно любого. Так что меня интересуют лишь факты. Ее семья. Окружение. Привычки. Любимые мелочи. Все в таком духе.
   Гил понял. Возможно даже слишком хорошо понял, что стояло за этими словами Сергила.
   - Но зачем? Ты ведь не собираешься?..
   Собирался. Это было понятно уже по тому, как брат встретил его взгляд. Этой упертой прямоты Гилу сполна хватало и в младшеньком. Когда же в подобное настроение входил император...
   Проклятье! Уж лучше бы это была та лисица!
   - Я не отступаюсь от своего, Гил. А Алияса - моя. Кто бы не мечтал об обратном.
   - Сай...
   - Я не допущу этой свадьбы. Хочет Нэсси поиграть в большого сильного дракона - пусть. Но как только я пойму, что он преступил черту...
   - Сай! Он наш брат! - уже ни на что не рассчитывая, воскликнул Баргил.
   Сай, чуть сощурив заледеневшие серые глаза, хмыкнул:
   - Хорошо бы и он это помнил.

Часть 2. Невеста

Глава 1. В новом статусе

  
   После того ужина все изменилось. В один момент я из статуса безродной циркачки перешла в ранг благородной дамы, невесты одного из трех драконов. Стремительный взлет. Отныне мой статус был повыше, чем у остальных девиц, живущих на женской половине. Они всего лишь кандидатки, тогда как я - уже невеста.
   И не могу сказать, что это понравилось всем. Вернее будет сказать, что такие известия никому не пришлись по душе. Я чувствовала это. На редких приемах, в которых я должна была участвовать, постоянно ловила на себе завистливые и злые взгляды. Я ощущала негатив, скапливавшийся вокруг, но вида не подавала. Ждала первого шага с той стороны.
   И дождалась.
   Очередной совместный ужин с императором. Я, как и прежде, сидела в обществе девушек-кандидаток. В принципе в жизни у меня никаких особых изменений и не наметилось... Только врагов стало больше.
   Блюда сменяли друг друга, по зале растекалась неторопливая беседа. Рядом со мной были те же лица, что и прежде. Викки все так же приветливо улыбалась, но сближаться не спешила. Фриа отмалчивалась, с непонятной мне брезгливостью взирая на меня. Сомневаюсь, что причиной был мой лисенок - северянка не походила на девушку, трясущуюся над своей репутацией.
   В общем мне оставалось довольствоваться компанией двух малолетних лисичек. Они щебетали, не останавливаясь обо всем на свете, время от времени пытаясь втянуть в беседу и меня, и других своих соседей по столу.
   В очередной раз в комнате появились услужливые люди в ливреях императорских цветов. Они прошлись вдоль стола, обновляя вино в бокалах и подкладывая закуски. В моем бокале, разумеется ничего хмельного не было. Только желто-рыжий сок, выжатый из каких-то жутко полезных тропических фруктов. Мое меню теперь сплошь состояло из всего полезного - это королевский лекарь постарался.
   Меня не столько раздражал вкус блюд - ничего вовсе уж отвратительного или странного мне не подавали, - сколько эта опека. Не люблю, когда мне что-то навязывают, особенно аргументируя это чем-то настолько незначительным как фраза "так надо".
   В общем, меню у меня было особенное. Впрочем, соки и морсики, которыми меня потчевали, были кисло-сладкими и довольно приятными. Чего уж никак нельзя сказать о пресной склизкой овсянке, что подавали по утрам.
   Впрочем, сейчас передо мной стояла тарелка с тушеными на курином жиру овощами, украшенная листиком салата и маленьким кусочком самого настоящего мяса. Вот уж чего хотелось постоянно. А нас с девушками в основном птицей да рыбой кормили. Не диетическая пища мясо, не женская. Вот и приходилось ждать воскресных ужинов с императором, чтобы побаловать себя кусочком-другим.
   Есть хотелось страшно, да и поднимать глаза было как-то боязно. Император не преследовал меня, не беспокоил, но при этом так смотрел, что встреться я с ним взглядом, кусок бы в горло не полез. Нэсси этого словно не замечал. Он отчего-то считал, что брат ко мне поостыл. Он ошибался. Сергил затаился, как умеют это делать хищники, видящие перед собой столь желанную добычу...
   Жуткое чувство. Прежде мне как-то не приходилось оказываться по эту сторону прицела. Я привыкла сама выслеживать добычу, а не играть роль покорной жертвы.
   Но что-то я отвлеклась. В последнее время Сергил появляется в моих мыслях слишком уж часто. И происходит это явно не по делу. Надо отвлечься.
   Итак, очередной круг никому не нужной услужливости. Большая часть присутствующих даже внимания не обратила на слуг, вероятно считая, что еда на тарелках и вино в бокалах появляются сами по себе.
   Меня тоже не обошли стороной, плеснув в высокий стакан терпкого тропического сока. Я, поблагодарив кивком, потянулась за бокалом, не задумываясь поднесла его ко рту... И поставила обратно.
   Едва уловимый запах почти растворился в фруктовых нотах, но все же...
   Спасибо дорогой Ози, она знала, что может понадобиться при дворе столь активной девушке как я.
   Прикрыв глаза, я попыталась понять, чьи взгляды сейчас сошлись на мне. И что эти взгляды выражают. Императорский - привычно обжигал. А так как его внимание к моей скромной персоне давно стало очевидным, то и взгляды многих потенциальных невест цеплялись за меня.
   Нет, не выяснить мне так ничего. Слишком многие из присутствующих здесь в тайне надеются на то, что я бесследно исчезну.
   Тогда зайдем с другой стороны.
   Не подавая виду, я снова поднесла стакан к губам. Аромат не сильный, концентрация может и не быть смертельной. Хотят спровоцировать выкидыш? Или считают, что беременной и этой дозы хватит? В принципе - вполне вероятно, что любая другая на моем месте умерла и от меньшего. Да и смерть тогда выглядела бы естественней.
   Итак, что мы имеем? У кого-то неплохие знания ядов соседствуют с расчетливостью и организованностью. Сомневаюсь, что дозу уменьшили по глупости или недосмотру - отравители-новички обычно напротив частенько перебарщивают.
   К сожалению, яд хоть и мало распространен, но сам по себе простенький. Готовится из травки, что растет почти повсеместно. Так что у меня от силы одна-две зацепки, чтобы раскрутить этот клубок.
   Не лучшая новость.
   Никогда не любила яды. И дело не в том, что это нечестно или неблагородно. Напротив, большинство аристократов считает, что надежнее и лучше средства нет. Просто яды более непредсказуемы. И чаще их используют женщины. Мужчины обычно привлекают к такому нехитрому делу как устранение помех профессионалов.
   Ладно, сыграем на грани разумного. Дядюшки меня за подобное не похвалят. Они вообще не любят дилетантство и мои глупые выходки, но тут выбора нет: два дела я не вытяну. Тут бы с убийцами семьи разобраться, потенциальные недоброжелатели обождут.
   - Льяса, ты чего такая бледная? - обеспокоенно спросила сидящая напротив черная лисичка. Я вымучила улыбку. Конечно, бесчестно использовать это невинное дитя, но глупо было бы не воспользоваться моментом.
   - Неважно себя чувствую, - ответила я тихо, но с расчетом на то, чтобы услышали меня все заинтересованные лица. - Голова немного кружится и пальцы немеют. - В принципе симптомы весьма безобидные. И если бы не некоторые трудности, связанные с хранением и транспортировкой этого состава, вероятно он сыскал бы славу в определенных кругах. К счастью, изготовить этот яд можно только из свежего сырья, да и хранится вытяжка недолго - от контакта с воздухом довольно быстро приходит в негодность. В общем, мало кто утруждает себя возней с ним, предпочитая пусть и более очевидные, но менее капризные средства.
   - В твоем положении это естественно, - отмахнулась от моих недомоганий Фриа. Кто-то из соседей по столу ее поддержал. Действительно, что может быть проще? Легко спихнуть всю вину на лисенка. А то что с виду здоровая девица ушла в лучший из миров - так мало ли, кому что на роду написано.
   - Да-да, разумеется, - растеряно пробормотала я в ответ, рассматривая кончики собственных пальцев. Ногти стали ломкими и сухими. Я и прежде постоянно мучилась с ними, а теперь и вовсе кошмар. Да и волосы как-то истончились, утратили прежний блеск. Нет, возможно, это все моя мнительность... Или я поздно спохватилась.
   Очень надеюсь, что все дело в недостатке витаминов. Это мой организм еще худо-бедно переварит какой-нибудь простенький яд. Лисенок моей невосприимчивостью похвастаться не может. Клянусь, я сравняю этот дворец с землей, если хоть что-то случится с ним! И мне плевать, кто или что будет стоять между мной и целью! Или я не Алияса Исэ-Рей!
   Но здесь и сейчас эмоциям поддаваться нельзя. Надо остыть.
   - Прошу прощения, - неловко отодвинув свой стул, я встала. Разумеется, в процессе этого действа я смахнула со стола пресловутый бокал с соком, за компанию с ним на Фриа (я не мстительна, но злопамятна) полетела и розетка с овсяным десертом. Краем глаза отметила, что северянка прикрыла рукой лицо. Жест весьма понятный, инстинктивный, но я его подметила. С этой блондинкой отношения у меня не заладились... не думаю, что это является поводом для убийства, но внимательнее к ней присмотреться все-таки стоит.
   - Али? - взволнованный чуть напряженный голос. Сергил оказался рядом прежде замешкавшегося брата. Нэсси обеспокоенно хмурился, но вперед не лез - понимал, что сейчас это будет глупостью, причем в его случае очень опасной глупостью, потому что в данный момент император ко мне никого не подпустит. Драконьи инстинкты, будь они неладны!
   Все это я подметила совершенно автоматически. Думаю, эта маленькая встряска пошла мне на пользу. Впрочем, это не мешало какой-то части меня полностью растеряться. И опять всему виной стал голос черного дракона...
   Взволнованное "Али" для меня почему-то прозвучало немного иначе, раскатистее, - Аррри. Всего лишь неясный отголосок прошлого, но он болезненно ранит.
   Меня ранит.
   Отец частенько терялся в непривычном звучании местной речи, некоторые звуки ему почти не давались, а уж в моменты волнения... Ари. Совсем не мое имя, чужое, помню я вечно обижалась на это, твердила, что уж имя родной дочери мог бы и научиться выговаривать...
   Теперь же готова разрыдаться от одного лишь звучания, неправильного, неверного, но такого близкого и родного. Предательские слезы жгут уголки глаз. Еще чуть-чуть - и они прольются, вырвутся из меня неуправляемым потоком.
   Усилием воли беру себя в руки. Это все проклятые гормоны. Я в последнее время совсем расклеилась. Надо успокоиться, а то ведь так и правда отравить могут. Я-то это может и переживу, а вот мой лисенок вряд ли.
   - Все в порядке, милорд, честно, - голос звучит сдавленно и слабо. Всему виной комок, все еще стоящий в горле, но император явно списывает это на недомогание. А потому он продолжает меня поддерживать, осторожно, почти нежно. Интимно.
   Демонстрировать подобную заинтересованность Сергила в моей персоне мне совсем не хотелось. К сожалению, управлять драконом далеко не так просто, как кажется на первый взгляд.
   - Сай, - привычно поправил император, обеспокоенно заглядывая мне в глаза. В этот момент я почти готова поверить, что в этой зале мы одни, - настолько этот дракон сконцентрирован на мне. От осознания этого становится одновременно и лестно, и жутко. - Мы практически одна семья.
   Моя улыбка стала еще натянутей. Этот разговор действительно возникал каждый раз, едва я обращалась к нему как-либо иначе. Но тогда хоть возможность проигнорировать императорскую просьбу была. Теперь же - при таком количестве свидетелей - я этого сделать не смогу. Загнал-таки в угол, гад чешуйчатый.
   Медленно выдыхаю, пытаясь унять бешено колотящееся сердце. Реакция на голос императора слабее не становится. Но если уж я тело к ядам приучила, то и к этому как-нибудь привыкну.
   Но сейчас мне надо думать о другом. Необходимо ответить Сергилу, причем так, чтобы мои слова никто не смог истолковать превратно.
   - Да, разумеется. Но разве я в праве... Я не смею... - ложная скромность никогда не была моей сильной стороной, но в случае необходимости сыграть я могла, что угодно.
   - Ты должна, - непреклонно заявил император. Интонации его говорили за себя. Я с трудом удержалась от того, чтобы не растечься по мраморным плитам пола радостной лужицей. Ему нельзя отдавать приказов. Совсем. - Господа, продолжайте ужин без нас, - пока я пыталась прийти в себя, Сергил принял какое-то решение. Уверенно поддерживая меня за локоть, император направился к выходу из столовой залы. Провожало нас потрясенное молчание.
   Что я могу добавить? Я сама была потрясена не меньше.
  

Глава 2. Под светом звезд

  
   До этого момента наедине с Сергилом я как-то не оставалась, а потому чувствовала себя одновременно и неловко, и настороженно. Император вел меня уверенно, ни секунды не колеблясь и не оглядываясь на то, как эта его выходка может быть воспринята. Впрочем, он и к моему мнению относился все с тем же безразличием. Одним словом - дракон.
   Проведя меня какими-то не слишком популярными коридорами, Сергил толкнул нарисовавшуюся в конце пути перед нами дверь... в сад.
   Я против воли втянула в себя чуть сладковатый воздух. Стоящий рядом мужчина едва уловимо улыбнулся. Если бы не моя настороженность - я бы этого и не заметила. Но обостренное недавней встряской восприятие теперь подмечало все даже самые скромные изменения вокруг.
   - Ну как? Тебе лучше? - и столько заботливого участия в голосе, что я не могла не кивнуть. Улыбка на лице императора проступила отчетливее. Не могу сказать, что так он стал привлекательнее (драконы по природе своей обладают потрясающим магнетизмом), но гораздо живее это точно. - Этот сад - хорошее место. Когда я начинаю задыхаться во дворце, всегда прихожу сюда.
   А вот такой откровенности я не ждала. Подобные речи нам свойственно вести с самыми близкими... Я же до сих пор не теряла надежды, что рано или поздно эта императорская блажь пройдет. В какой бы из своих многочисленных ипостасях я не пребывала - пара для дракона из меня никакая.
   - Пройдемся? Уже вечереет, конечно, но я знаю одно место... Там лучше именно ночью. - И не дожидаясь моего ответа, меня схватили за руку и потащили напрямик через кусты. Было в этом порыве что-то такое, что заставило меня подчиниться. Подобные детские открытость и непосредственность не должны сталкиваться с желчным цинизмом незадачливых убийц.
   По бездорожью мы пробирались минут двадцать. Если учесть, что к этому моменту уже почти полностью стемнело, а я вообще-то беременная... В общем, о своем решении потворствовать чужим желаниям я пожалела сразу же. Но ругаться на императора вслух пока не спешила. Тем более в конце концов мы все-таки вышли на какую-то более-менее хоженую тропку.
   Вот только расслабилась я рановато.
   Внезапно, поскользнувшись на опавшей листве, я полетела куда-то в сторону, прямо на плотно стоящую растительность. За какие-то мгновения перед глазами пролетели все возможные последствия этой моей неосторожности: от легких травм до летального исхода. Одновременно с этим в стороне раздался испуганный возглас императора... и меня окружил глухой треск.
   Разумеется, из всех деревьев леса головой я влетела в ветки сухостоя. К счастью, каким-то чудесным образом Сергил удержал меня от падения и от серьезных травм. Не причислять же к таковым букет местного гербария в волосах. Все могло быть и в тысячу раз хуже.
   - Ну как? Жива? Ничего не потянула? - взволнованно спросил дракон, дерганными, нервными жестами смахивая с меня сухие листья.
   - Вроде жива, - невольно смущаясь, пробормотала я. Честно, сама себе бегемота напоминаю. Видела я как-то этого чудного зверя в городском зоосаде. Огромный, с трудом переваливающийся с боку на бок, он лениво шествовал из одного края вольера в другой и полностью игнорировал любопытную публику, собравшуюся поглазеть на подобное диво.
   - Ты осторожнее. Тропки тут не самые хоженые, поскользнуться на опавшей листве легче простого.
   - Я уже поняла, - негромко произнесла я, пытаясь понять, так ли мне неприятна эта забота, как я привыкла показывать. Почему-то в исполнении Сергила она казалась почти приемлемой. Он не пытался меня задушить бесконечными "нельзя" и "делай так", он просто поддерживал, когда это было необходимо, и отступал в тень, если видел, что я вполне справляюсь сама.
   - Ладно, давай приведем тебя в порядок, - и император принялся заботливо выдергивать из моих волос сухие былинки.
   Я же окончательно потерялась. Уж больно невозможной мне казалась вся эта ситуация в целом: полумрак, обступившие нас со всех сторон деревья, мужчина, стоящий рядом...
   Чужие пальцы в моих волосах не столько избавляли от мусора, сколько поглаживали затылок, легко и приятно, посылая стайки мурашек по позвоночнику. Такая близость почти смущала. А я не привыкла чувствовать себя так. Наверно, от этого и сглупила. Вместо того, чтобы отступить, я подняла глаза и поймала чужой взгляд. На меня смотрели с такой жаждой, что я невольно начала чувствовать нечто схожее...
   Неловко облизываю пересохшие губы. Хочется отвернуться, спрятаться от этих пылающих серебряных глаз... не выходит. Он не дает, уверенно удерживая мой затылок в ладони. Всего какой-то миг - и мои губы жалит прикосновение чужих.
   Далеко не первый мой поцелуй, но первый - такой. До этого момента ни к чему не обязывающий флирт был моей работой. Я отвлекала на себя внимание, я очаровывала, я опьяняла... Но в то же самое время сама головы не теряла. Да и прикрывали меня всегда. Я точно знала, что из засады за мной следят любимые дядюшки, которые в обиду никогда не дадут. Сейчас все было не так. Я была один на один с мужчиной. И почему-то относиться к нему как к работе у меня не получалось.
   Вот только это не отменяло того факта, что, возможно, передо мной был один из мучителей Нэ. Не исключено, что именно он...
   Это подействовало отрезвляюще. Во дворец я пришла не для того, чтобы романы с драконами крутить. Да, эти твари бесспорно привлекательны, но природный магнетизм - это не истинные чувства. Там, где бал правит страсть зачастую нет места нежности и любви. Я ничего не имею против свободных отношений, но только не при таких вводных значениях.
   - Не очень похоже на родственный поцелуй, - отстранившись, недовольно произнесла я. Не смотря на внутренний трепет голос прозвучал достаточно прохладно, чтобы у Сергила и сомнений не возникло: продолжения моя особа не желает. Осталось еще и себя в этом убедить. Мое тело, конечно, послушный инструмент, но порой попадаются куда более ловкие настройщики...
   - Прости, не сдержался. Сама же знаешь, что мои желания далеки от родственных.
   Знаю. И вот сейчас очень сильно жалею, что сглупила настолько, что осталась с этим драконом наедине. Как выяснилось, даже мой статус невесты его брата императора не остановит.
   - Али, не хмурься. Я тебя не трону. Обещаю.
   Я все еще сомневалась. По-хорошему, мне сейчас следует развернуться и уйти. Вот только позади был неосвещенный дикий уголок дворцового парка, а я совсем не знаю дороги. Нет, раньше бы меня подобное не остановило... Но сейчас я не в том положении, чтобы лазить по оврагам и буеракам ночью.
   - Али, я не вру тебе. Да, не сдержался, но давить на тебя я не собираюсь, - словно поняв, какие мысли бродят в моей дурной головушке, Сай схватил меня за руку. Странно, но именно в этот момент я поверила. Абсолютно нелогично, безосновательно - поверила.
   Впрочем, вру. Были у меня основания. Пожелай император меня остановить - приказал бы. И я подчинилась бы, против своей воли, но подчинилась бы. А раз не пускает в ход драконьи чары, то действительно контролирует себя.
   - Ну? Успокоилась? Не рвешься больше куда глаза глядят? - с легкой насмешкой поинтересовались у меня, давая понять, что мою особу просчитать оказалось не так уж и сложно. Хотя вряд ли найдется много дурочек, не поспешивших бы унести ноги при таких обстоятельствах...
   Или дура - это я, не воспользовавшаяся таким прекрасным способом привлечь к себе внимание августейшей особы?..
   В голове полная каша. Вот и целуйся после этого с драконами!
   - Успокоилась, - недовольно пробурчала я, старательно избегая встречаться с мужчиной взглядом.
   - Вот и хорошо. Нам совсем немного дойти осталось. Буквально пару шагов.
   Я посмотрела на маячащее впереди в просвете между деревьев озерцо. Темная вода казалась густой, смолистой, а потому и выходить на берег не хотелось. Казалось, что в глубине затаилось что-то зловещее. Жуть, а ведь я совсем не впечатлительная барышня. Или это на меня так присутствие рядом Сергила действует?
   - Али, осторожнее, здесь довольно крутой спуск, - подавая мне руку, произнес император. Я немного замешкалась, но помощь приняла. Такое отношение было для меня в новинку. С самого детства я стремилась стать щитом для своей сестры. Это было моей маленькой миссией. Теперь я возложила на себя обязанность стать опорой для лисенка... Принимать чужую помощь - это ново. Нет, я не говорю, что всегда действовала одна. Это, разумеется, не так: за моей спиной всегда были родители и дяди. Но они, зная мой характер, с помощью не лезли, дожидаясь, пока я окончательно увязну в своей самостоятельности.
   Подведя меня к самой кромке берега, Сергил отпустил мою руку и потянулся к застежкам лазурного императорского кителя. Пара заученных резких движений - и вещь летит в траву. Мужчина же остается в одной свободной сорочке. Прохладный ночной ветерок задувает за ворот, заставляя ткань идти пузырями. Мой взгляд приклеивается к проглядывающей линии ключиц, а щеки пылают жаром. Мысленно благословляю окружающую нас темноту. Объяснять столь бурную реакцию мне не хочется даже самой себе, что уж говорить о посторонних.
   - Присядь, - Сергил кивнул на сброшенную одежду. - Надо немного подождать. Не возражаешь?
   Я словно зачарованная медленно качнула головой из стороны в сторону. На фоне насыщенно-синего неба и темно-серых деревьев фигура императора казалась чем-то нереальным и чужим. Сама эта ситуация выглядела настолько бредово, что я не решалась в нее поверить. Не должно быть так. Просто потому, что так не бывает!
   Сай на меня не смотрел. Он подошел к самой кромке берега и поднял глаза наверх, на постепенно разгорающиеся звезды. Едва ли не впервые я пожалела, что не могу сейчас принять стимулирующие составы. Пусть и ненадолго, но я могла бы приблизить свое зрение к драконьему. Вот только до рождения лисенка мне пришлось завязать с ними. Большая часть средств из моей аптечки была высокотоксична. Но ради того, чтобы быть полезной сестре, я была готова пойти и не на это. Подумаешь год-другой жизни отнимает, зато на полдня зрение сравнимо с кошачьим... К счастью, благодаря отцу-высшему срок жизни у меня располагает к глупостям и неумеренности. Хотя лет так сто я наверно уже от своей жизни отняла. Но иначе бы и не выучилась за такой короткий срок. Я же по сути своей еще сопливая девчонка, а все на равных лезла с дядюшками в поле...
   Может, хоть лисенок добавит мне каплю здравомыслия. А то так недолго за полвека сгореть...
   И все-таки каким это небо видит Сергил? Наверняка оно расцвечено для него разными огнями. И звезд уж точно больше! Ярких, цветных, больших!.. А для меня они все тают в шлейфе уходящего солнца. Минут через десять и я увижу небесные огни, но их все равно будет неисчислимо меньше...
   Никогда не смотрела наверх, когда была под действием зелий. Теперь вот жалею. Глупо это как-то. И мысли какие-то глупые.
   - Присаживайся, Али, не стой, - обернувшись через плечо и заметив по-прежнему растеряно стоящую меня, Сергил повторил свою просьбу.
   Я без особого изящества опустилась на расстеленный китель. Вроде и живот не сильно выпирает, и тело свое я чувствую по-прежнему идеально... А вот некоторая скованность уже проявилась. И от осознания этого жаром пылают щеки. Я не стремлюсь ему понравиться - ведь не стремлюсь же! - но все равно чувствую себя до обидного неловко.
   - Все нормально?
   - Я не хрустальная, - недовольно ответила я, сминая пальцами дорогую ткань имперских цветов. Носить этот оттенок лазури разрешалось только тем, в ком текла чистая монаршая кровь. Сейчас это был Сергил и его братья. Причем принцам позволялось иметь лишь ленту из этой ткани, тогда как императору шилось полное облачение. Секрет красителя, кстати, известен лишь одному человеку в мире - императорскому портному. И я сейчас попираю такую ценность седалищем. Забавно.
   Впрочем, Сергил явно не придавал этому кого-то значения. Для него этот жест не был чем-то из ряда вон выходящим. По крайней мере, в отношении меня этот дракон был более чем предупредителен.
   - Не хрустальная, - подтвердил дракон, устраиваясь рядом прямо на голой траве. Я сразу представила во что превратятся его одежды к концу вечера и мысленно посочувствовала прачкам. - Но это не мешает мне переживать.
   - Это лишнее, - убежденно ответила я.
   - А вот тут позволь решать мне самому, - довольно жестко произнес Сергил, тем самым напомнив мне, что драконы не приучены цацкаться со своими девицами. Император и так дает мне очень много свободы. Впрочем, это скорее заслуга Нэсси - мой статус чужой невесты удерживает Сергила от глупостей. Пока. - Не хмурься так, тебе не идет. Лучше посмотри на озеро - они начинают.
   Они?
   Я неохотно перевела взгляд на темную смолянистую поверхность...
   Внутри водоёма постепенно разгоралось жемчужное сияние. Вот маленькие завихрения прорезали толщу воды... И в небо с задорным перезвоном устремились маленькие создания. Их тонкие тельца испускали приглушенный свет, как и пыльца на тонких стрекозиных крылышках. От красоты открывшегося зрелища у меня перехватило дыхание. Вот они те воздушная легкость и грация, к которым я стремилась в каждом своем танце.
   А крошечные феи, совершенно не обращая внимания на непрошеных зрителей, все продолжали рисовать в небе световые узоры. Они просто радовались жизни, просто дарили этот свой танец миру... Вот оно настоящее волшебство.
   Сай, словно понимая, что мне сейчас не до него, молча был рядом. Единственный раз он напомнил о себе, когда помог устроиться поудобнее, подставив плечо. И это было правильно - для той волшебной сказки, в которую внезапно превратилась обычная летняя ночь.
   Я на секунду прикрыла глаза, чувствуя себя почему-то преступно счастливой... и, кажется, провалилась в сон. В самый обычный здоровый крепкий сон. Впервые за последние месяцы кошмары отступили.
  

Глава 3. Сокровище

  
   Уснула. Наконец-то.
   Жемчужные феи всегда насылают самые крепкие сны. Но девочка сильна, раз продержалась столько времени. Да и драконыш еще не угомонился до конца. Ворочается, нервно дергает крылышками, рассыпая вокруг искорки силы, но лениво, в полусне.
   Сокровища. Только его.
   Украсть бы их... спрятать... запереть ото всех в далекой-далекой башне...
   Нельзя.
   Не сейчас.
   Сергил подтянул девушку повыше, теперь уже без опаски обнимая ее. Это чувство чужого тела рядом было правильным. Именно так и должно было быть с самого начала.
   Но время насладиться всем этим еще будет. Сейчас же необходимо заняться тем ради чего и была задумана эта прогулка.
   Переливчатым свистом подозвав круживших над озером фей, Сергил начал настраиваться на работу. С некоторых пор окружающим его людям император не доверял. Вот и сейчас поводов сомневаться в чужих заключениях у него было предостаточно.
   Феечки тем временем подлетели ближе и в любопытстве своем кое-кто из них даже опустился на спящую девушку, при этом самого императора они боязливо сторонились. Впрочем, в отличие от Алиясы он и не мог похвастаться "покровом", а многие создания подобные этим придавали невинности особое значение.
   Но долго раздумывать о поведении крылатых пиявок император не стал, ему предстояла слишком ответственная работа, чтобы забивать голову глупостями и отвлекаться по пустякам...
  
   Полностью расслабиться Сергил смог лишь у себя в комнате. От усталости и истощения перед глазами прыгали темные пятна, но вместо того, чтобы лечь спать, как следовало бы, он сидел на краю своего ложа и рассматривал спящую девушку. Сейчас, избавленная от многослойного платья и необходимости постоянно держать себя настороже, она казалась еще невиннее и хрупче. Даже животик, отчетливо очерченный лежащим поверх одеялом, нисколько не портил этого впечатления.
   А главное смотрелись они - и Алияса, и ее драконыш - в личных покоях монарха удивительно правильно. Раньше Сая постоянно раздражало слышать чужой запах в комнате, теперь же это наполняло нейтральное прежде пространство домашним уютом. Совершенно нелогичное впечатление. По-хорошему, надо было приказать доставить спящую девушку на женскую половину сразу же по возвращению во дворец...
   Не смог. Это колдовское притяжение ни на секунду не отпускало и, казалось, становилось день ото дня лишь сильнее. Магия. Самое очевидное решение. Но могла ли девчонка отыскать где-то средство, оказывающее на драконов такое воздействие? Вряд ли. Да и избирательностью подобные привороты не отличаются. И если поведение Нэсси еще как-то можно посчитать ненормальным, то Гил был с самого начала настроен против Али. Мог ли огненный в силу каких-то своих особенностей избежать участи братьев? Нет. Невозможно. Столь мощные заклинания обращают на объект взгляды всех драконов, что оказываются поблизости.
   Алияса не виновата. Просто так случилось. И сейчас, когда она рядом, - стоит лишь руку протянуть, чтобы коснуться! - даже размышлять о причинах этой одержимости не возникает желания.
   Шелест отодвигаемой потайной панели заставил Сая резко вскочить с кровати. Почему-то в тот момент он чувствовал себя подростком, застигнутым родителями на заднем дворе в обнимку с соседской девчонкой. И ведь ничего предосудительного не делал, но сердце все равно частит, а кровь приливает к шее.
   Баргил привычно появился на территории брата. Этот ночной визит не был первым, если говорить откровенно, то он не был даже чем-то из ряда вон выходящим. Всеми срочными донесениями братья обменивались незамедлительно, в любое время дня или ночи.
   - Сай, тут такое дело, - начал было Гил, но зацепившись взглядом за смятую постель, замолчал. Как-то не привык средний дракон видеть в личных покоях императора посторонних. - Что она здесь делает?! - и не думая понижать тона, потребовал ответа мужчина.
   - Спит, - без колебаний ответил Сергил. К этому моменту он уже успел взять себя в руки.
   - Ты с ума сошел?! Она же невеста Нэсси!
   - Гил, она только спит. Мы прогулялись к Жемчужному пруду.
   - И? - напряженно уточнил огненный, теперь он подметил и уставший вид брата, и немного рассеянный взгляд. Как бы там ни было, но свою цену маленькие пиявки взяли.
   - Все сложно. Такое чувство, будто Али на ранних сроках беременности пережила покушение. Причем угрожали именно ребенку. Кто-то хотел оборвать энергетическую нить между ними, но, к счастью, ничего не вышло. Однако, чем дальше, тем заметнее будет становиться этот надрыв. Боюсь, в определенный момент это может стать опасным.
   - Но ты же подлатал ее?
   - Да, - удовлетворенный проделанной работой, Сай кивнул. Он действительно сделал даже больше, чем мог. Теперь есть надежда, что все окончится благополучно. - И не поинтересуешься даже, что именно я сделал? - удивился он отсутствию интереса к подробностям со стороны всегда щепетильного и внимательного к мелочам брата.
   - Тут и спрашивать нечего, - хмыкнул Гил. - Ты наверняка взял на себя обязанности ведущего по отношению к ребенку. А ведь достаточно было просто все объяснить лекарю! Но ты решил привязать к себе не только девицу, но и младенца. Поистине, драконья жадность не знает границ!
   - Я не настолько доверяю этим коновалам, чтобы допускать их к драконьей сути.
   - Возможно, этот ребенок и не дракон вовсе! - отмахнулся от чужой мнительности Гил.
   - Он - дракон! - рыкнул Сергил, на миг потеряв контроль, но почти сразу же взял себя в руки. - Извини. Но после того, что я ощутил сегодня у меня не осталось и тени сомнения. Кто-то из наших слишком зарвался. И это уже попахивает преступлением против расы.
   Баргил с невольным волнением наблюдал за братом, чьи черты заострились и даже кожа чуть потемнела, пойдя темно-серебристым ячеистым узором. Серые глаза на миг прорезал вертикальный зрачок...
   Вот это действительно вызывало опасения. Сергил уже лет сто как перестал пугать окружающих спонтанными переходами ипостасей.
   - Зато ты ведешь себя так, словно этот драконыш твой. Держи зверя на привези, Сай. И девчонка, и ребенок - не твои. Даже у Нейсила прав на них больше, - Гил успокаивающе похлопал брата по плечу, одновременно оттягивая часть чужих эмоций на себя. Раздражение и злость послушно потянулись к нему. Компанию им составила едкая ревность... Во рту как-то сразу стало кисло. Никогда прежде огненный не ловил чувство такой силы. Но удивило мужчину не это: среди всех этих ярких отданных эмоций не было и тени любви. Страсть, жажду обладания, одержимость - да даже любовь! - он легко оттягивал и заглушал! Но не сейчас. Сергил был упрям в своем желании оставить все это себе.
   - Прекрати. Я вполне себя контролирую, - раздраженно смахнув с плеча ладонь брата, император направился обратно к своему ложу. Сейчас близость Али успокаивала его гораздо сильнее врожденного дара алых. - Лучше вспомни о причинах своего визита.
   Баргил прекрасно понял недосказанное: "...и убирайся к демонам!". Император сейчас как никогда напоминал дракона, которого застали на пороге сокровищницы. Даже позицию он выбрал такую, чтобы брат не смог видеть его наваждение. Оберегает. И одновременно предупреждает. Сейчас любой неверный шаг будет истолкован не в его пользу - это Гил понимал со всей отчетливостью.
   Ладно, возможно, момент выбран и правда не самый удачный.
   - Архет мертв, - произнес огненный, усилием воли заставив себя вернуться к изначальной цели визита.
   Вот только его слова на императора никакого впечатления не произвели. Сай был полностью сосредоточен на своем "сокровище".
   - Кто? - без особой заинтересованности переспросил Сергил. Умом он понимал, что из-за смерти незначительной пешки посреди ночи беспокоить бы брат его не стал, но названное имя ничего в памяти не будило. В любой другой момент это вызвало бы досаду и попытку углубиться в себя и вспомнить, но сейчас его мысли были заняты более насущными вопросами.
   - Так и думал, что ты уже забыл про него, - устало выдохнув, Гил запустил в волосы пятерню и чуть потянул. Легкая боль помогла собраться с мыслями. Как и император, мужчина был уже порядком вымотан и нуждался в отдыхе. - Тот офицер, что возглавлял операцию по взятию имения герцогинь Исэ.
   А вот это было уже интересно. Сай оторвал взгляд от безмятежного спящего личика его невольной гости и посмотрел на брата.
   - Мертв? Почему?
   Баргил неопределенно пожал плечами, в два шага преодолел расстояние, разделявшее его и кресло, и устало откинулся на столь манящие подушки.
   - Мне бы самому хотелось это узнать, - полностью расписываясь в собственном бессилии что-либо выяснить, вздохнул он. - Спецы в один голос твердят, что это самоубийство и что все чисто. Даже некрос подтвердил факт добровольного ухода из жизни. Вот только тянет от всей этой истории гнильцой. И чем сильнее принюхиваюсь - тем отвратнее пахнет.
   Вот с этим Сай спорить не собирался. Уж больно грамотно убрали со сцены герцогинь Исэ. Сначала старшую - матерую, хитрую лисицу, что водила за нос еще их отца. Затем и юную, очаровательно-беззащитную, но умеющую вовремя показать зубки. А ведь род этих лис был древний, сильный. Земли обширные и плодородные, находящиеся в самом центре империи. Что примечательно, в политику леди Исэ лезли редко. Но это не отменяло того, что при необходимости эти красавицы могли так вцепиться в горло, что многие шли у них на поводу, не доводя конфликт до открытого противостояния.
   И вот теперь их нет. Имение разорено и разграблено. Земли постепенно хиреют. А герцогская корона, что венчала собой прелестные золотые головки, мертвым грузом лежит в сокровищнице.
   Не так император представлял итог той операции. Да, Сергил понимал, что совсем без крови обойтись не удастся, но он не думал, что выживших в той истории не будет совсем.
   - Кто-то ведет грязную игру, - наконец подвел итог своим размышлениям император. Баргил согласно склонил голову. За всеми этими волнениями явно скрывалось нечто большее чем просто желание расчистить путь к императорскому ложу для своих дочерей-сестер. Впрочем, одно другому никогда не мешало. - Считаешь, я подставляю их своим вниманием? - Сай легко провел ладонью по обозначенной одеялом женской руке и озабочено озвучил мысль, что не давала ему покоя с самого начала.
   - Я не думаю, что такую сложную партию стали бы разыгрывать лишь ради статуса императорской жены. Никакой власти пребывание на женской половине не дает. Чуть больший почет в Совете лордов для родственников счастливицы? Глупости, слишком бедный куш для такой игры. Я скорее поверю, что вся эта ситуация действительно является тем, чем кажется, то есть чередой безумных случайностей.
   Сергил покачал головой. Вот именно с этим заявлением он согласен не