Манацков Николай: другие произведения.

Муста - Тунтури

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отцу, защитникам Заполярья.

  Муста-Тунтури. Высота Погрангзнак [С. М. Львович]
  
   Видеоролик:
   http://www.youtube.com/watch?v=i0Rv9NT4NAo
   Прослушать авторское чтение:
  http://www.realmusic.ru/songs/1133596
  
   Муста-Тунтури это хребет на стыке материка и полуостровов Средний и Рыбачий на Кольском п-ве, в Мурманской обл. Свою печальную известность обрёл в годы Великой Отечественной войны, как одно из немногих мест, где немецко-фашистские войска не смогли перейти нашу, довоенную с Финляндией, Государственную границу. Мой рассказ об этой бесславной странице в истории фашистской армии, о мужестве и героизме защитников Советского Заполярья, о тяжёлой обороне и штурме хребта в ходе операции по освобождению нашей земли от немецких оккупантов. Полное повествование можно найти на моей страничке в Проза.ру: http://www.proza.ru/avtor/nikman
  Фильм студии 'Kinocontest' по мотивам трилогии Николая Манацкова 'Чёрный мох Муста-Тунтури', снятый по заказу Министерства культуры РФ: https://youtu.be/jrKTYUROtjM
  
  
  
  
  
  Отцу, защитникам Заполярья.
  
  
   Муста - Тунтури.
  
  Ты не забыт, гранита монолит!
  Как часовой в молчанье горделивом
  Хребет, что кровью до густа полит,
  Стоит непокорённый над заливом.
  
  Там берег пуст...
   Присядь и закури.
  Послушай, друг, в каком не помню классе
  Я побывал на Муста-Тунтури -
  Глухом плато, каких на Кольском масса.
  
  
   Отец воспоминаний не любил.
  От матери я знал, что он мальчишкой
  В семнадцать лет ушёл на фронт и бил
  На Севере врага без передышки.
  
  Наводчиком - орудия таскал
  По сопкам и болотам Заполярья,
  И где-то здесь - среди угрюмых скал,
  Пропах в боях пороховою гарью.
  
  Он почему-то не носил наград,
  Но видел я, как мертвенно серели
  На скулах желваки, когда подряд
  Мы все тогда Войну в кино смотрели.
  
  Она ещё жила.
   Бедой своей,
  Как поколеньем тем она впиталась
  Мной, с молоком от матери моей,
  Что сиротой в четырнадцать осталась.
  
  
  Нас школьников везли - не довезли -
  Мы к побережью, в след ступая строго,
  Шли по хребту - туда, куда вели
  Сапёры и Немецкая дорога.
  
  Всё ниже тучи, пасмурнее день,
  Нам чудилось дыханье преисподней:
  Вдали - залив, чредою, словно тень -
  За ним два полуострова, как сходни.
  
  Сгоревших сопок каменная твердь,
  Как норы - Дзоты, рваные осколки,
  Себе обитель выбрала здесь Смерть,
  Полярные сюда не ходят волки.
  
  Казалось, не окончилась война:
  Всё на местах, но где-то спят солдаты;
  Немецкой каски ржавая волна,
  Растяжки паутиною распяты.
  
  Ничто зловещей тишины уют
  Не нарушает.
   Только ропот моря.
  И даже птицы гнёзда тут не вьют -
  Сгорело всё от боли и от горя.
  
  Вот он:
   Страны
   единственный
   моей -
  Кусочек Государственной границы,
  Отборными частями егерей
   Не сломленный, как не старались 'фрицы'.
  
  Здесь был форпост советских кораблей
  От Северного Флота -
   в океаны,
  Сквозь сети заградительных полей,
  Шли проводить Ленд-лиза караваны.
  
  Вот потому-то, как бельмо в глазу
  Был тот рубеж, за превосходство споря,
  Стояли: те -
   на склоне,
   мы - внизу:
  У самой кромки Баренцева моря.
  
  Спускалась ночь.
   Прижавшись у костра,
  Внезапно повзрослевшие потомки -
  В огонь бросали, молча, до утра
  Тех караванов скорбные обломки.
  
  Норд-Ост, крепчая, воздух в клочья рвал,
   вещая шторм,
   срывая с гребней пенки,
  А мы глядели на девятый вал,
  Уткнувшись носом в сжатые коленки.
  
  Во мгле бесшумно двигались бойцы,
  А мимо нас, бушлаты сняв - на Доты
   Шёл,
   закусивший ленточек концы,
  В пургу,
   в тельняшках,
   взвод морской пехоты.
  
  Свистели тонко пули у виска,
  Гремел прибой в фиорде, словно фибра,
  А с кораблей, стоявших у мыска,
  Неслись
   снаряды,
   Главного калибра!
  
  Мы были там -
   в штурмующих рядах,
  Вжимаясь грудью в амбразуры Дотов,
  И я запомнил побеждённый
   страх,
  И злой свинец горячих пулемётов.
  
  Жестокою,
   не по годам строга
  Была атака:
   рвалась, как бумага,
  Трещала под штыками плоть врага,
  Кровь на снегу,
   матросская отвага.
  
  Мы победили,
   но, какой ценой?!
  Помилуй, Бог...
   С тех пор мне часто снится
  Обугленный, но защищённый мной,
  Отчизны край на Северной границе.
  
  Я уходил последним.
   И стеной
  О скалы волны рушились с разбега.
   А Смерть?
   - Она осталась за спиной,
  Швыряясь злобно,
   вслед,
   осенним снегом...
  
  Рыбачий, Средний, Муста-Тунтури -
  Сурово побережье океана.
  Здесь редкий гость нечаянный турист:
  Граница на замке.
   Хребет - охрана.
  
  
   Бывало, батя в праздник выпивал,
  Курил 'Казбек', мундштук сминая круто,
  Он никогда при мне не вспоминал
  Свою войну:
   жалел.
   И в ту минуту -
  Прости, отец, я боль не осознал,
  Когда однажды с залпами салюта
   - На Тунтури, сынок, он воевал -
  Мне мать сказала тихо почему-то.
  
  Я всё забыл в житейской суете,
  Но там, в местах, что мне с рожденья святы -
  Есть скромный обелиск на высоте,
  Где спят за нас погибшие солдаты...
  
  И что мне о войне ни говори,
   Когда звенят победные стаканы -
  Я видел страшный бой за Тунтури.
  И в этом ВСЁ.
   Спасибо,
   Ветераны.
  
   27.02.2008 г.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"