Николаос: другие произведения.

It's Christmas Eve

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс Наследница на ПродаМан
Получи деньги за своё произведение здесь
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рождественский спешл, всё после "Пяти ночей" и "Ангелов" (включая сайд-стори). 2008 г.


Предупреждение: местами эротика
   With the lights reflecting in your eyes
   All my dreams are comin' true tonight
   It's Christmas Eve and I can see we're in love
  
   Walkin' with you in a winter's snow
   Kissin' underneath the mistletoe
   People smiling everywhere we go
   It's Christmas Eve and I can see WE'RE IN LOVE...
  
   Селин Дион
  
   * * *
   КЭТРИН ЯМАЗАКИ
  
   Какая все-таки холодная ночь!
   Несмотря на это, я не пожалела, что пошла пешком. Во-первых, я не была в Бостоне десять лет. А во-вторых, приятно было переварить последствия Эркхам и всего увиденного именно во время прогулки, а не сидя в машине.
   Этот аромат я почуяла, еще не дойдя до лифта отеля. Сандал и киара. Ноги сами ускоряют шаг, и я едва не вбегаю в номер.
   - Саэмон!
  
   Разумеется, он должен был лететь сюда со мной, но возникли какие-то неотложные дела в Батон-Руж - а если мой парень говорит "неотложные", то так оно и есть. Зак в свое время метко охарактеризовал местную нежить - с придурью, и проблемы со ставленниками крупных городов штата - обычный рабочий момент. Не знаю, как вышло, что Саэмон такой уравновешенный. Наверное, все дело в том, что его прайм не луизианка. Я быстро поняла, почему его так уважают - быть главой этого штата просто наказание господне, и нужен немаленький талант и железные нервы, чтобы держать этот бардак под контролем.
   Так что все, что мой брат говорил о Саэмоне, тоже оказалось в точку. Кроме того, что он убежденный стрейт - ничего подобного. Правда, в нашей ситуации это не имеет никакого значения.
   В общем, я расстроилась и хотела остаться, однако он настоял - Эркхам показалась впервые за три года, после того как нашла нового опекуна. А три года это немало, так что не стоило пропускать. Скрепя сердце я согласилась, с условием, что после сеанса моментально сажусь в самолет и возвращаюсь в Новый Орлеан. За эти семь лет мы впервые расстались больше, чем на сутки.
   В лицо мне веет обжигающий воздух - окно открыто. Саэмон закрывает его и поворачивается ко мне - глаза блестят, как черные льдинки.
   - Кэт-сан.
   Никогда не привыкну к тому, как он произносит мое имя.
   - Почему ты здесь?!
   - Соскучился, - говорит он просто. Только сейчас я слышу музыку, которая пропитывает эту комнату, оплетает невидимыми нитями - музыку, знакомую настолько, что она становится незаметной, будто тиканье часов. Саэмон как истинное дитя своего города обожает джаз. В результате уже через несколько месяцев совместной жизни я знала, кто такой Фэт Мэрэйбл, распознавала на слух старинные записи оркестра Бадди Болдена и могла отличить диксиленд от чикагского стиля. А сейчас это были Армстронг и Фитцджеральд - "Dream a little dream on me", их голоса ласкали кожу и вызывали желание не танцевать - парить.
  
   Саэмон целует мои замерзшие руки - медленно и нежно.
   - Как все прошло? - спрашиваю я.
   - Идеально - без крови, пыток и почти без взаимных оскорблений. А у тебя?
   - Тоже. Было полно народу - Пенелопа и Улисс, еще Сидди со всей свитой и та блондинка, Мастер Сан-Франциско. И Демон. - При упоминании о нем я начинаю непроизвольно улыбаться. - И те двое его детей, что здесь живут. А еще десяток тех, кого я не знаю. К тому же я впервые видела настоящего аристократа... и даже двоих.
   - Правда? Кто-то был с Лассе?
   - Да, мальчик лет двадцати... такой красивый, что глазам больно. То ли не представлялся, то ли я не услышала. И Эркхам - она какая-то другая, не могу объяснить. Ты обязательно должен это увидеть!
   - Успею. - Он продолжает целовать, оставляя прохладные фантомные оттиски. - Но ты такая довольная, Кэт-сан, случилось что-то особенное?
   - Да нет, - пожимаю я плечами. - Так... подтвердились старые догадки. Голодный? - Скорее не спрашиваю - уточняю, губы едва ли теплее моих рук. - Еще какой. Тебя там что, не кормили?
   Я всегда это вижу, даже не касаясь, - зрачки почти исчезают, а под кожей проступает изморозь голубоватых прожилок.
   - Кормили, - он улыбается. - Но то, что предлагали, мне не приглянулось.
   Кончик языка чертит на моей ладони линию жизни до самого запястья и вокруг него, замыкая в кольцо.
  
   - У меня есть сюрприз для тебя.
   - Сюрприз, какой? - Наконец обнимаю его за шею, и это непроизвольно превращается в танец. Так всегда и бывает. Саэмон двигается как тень от пламени, и поначалу рядом с ним я чувствовала себя жутко неуклюжей. - Купишь мне еще одну оружейную лавку?
   - Лавку ты можешь купить и сама, последняя аудиторская проверка это подтвердила... Кстати, об оружии. Я забрал остатки твоих вещей - наконец-то, и там было ружье. Ты о нем забыла?
   Я скашиваю глаза - да, ружье. И да - забыла. И нет - не хочу вспоминать.
   - Саэмон, - говорю внезапно, - а ты можешь его согнуть?
   Он смотрит озадаченно, но отвечает:
   - Конечно.
   - Сделай это, пожалуйста.
   Не выпуская меня из рук, Саэмон берет ружье и делает из дула прямой угол, оперев прикладом о землю. Металл издает знакомый противный звук.
   - Кажется, его уже сгибали, - замечает он. - И что теперь?
   Я улыбаюсь.
   - У итальянцев есть замечательная традиция - в рождественскую ночь выбрасывать в окно все ненужное. Не правда ли, в этом что-то есть?
   По-прежнему не отпуская меня, он подходит к окну, на всякий случай выглядывает, и последнее напоминание о моей бытности Третьей-из-Лучших летит в морозную ночь. А мы продолжаем свой танец.
  
   Stars shading but I linger on, dear
   Still craving your kiss...
  
   - Так что за сюрприз?
   - Теперь, когда дела улажены, я могу позволить себе отлучиться на пару недель. И мы летим на Хоккайдо.
   - Саэмон...
   Боже, как здорово! Обхватываю его за шею крепче, и он легко поднимает меня над полом. Я парю под звуки сладкого голоса Эллы Фитцджеральд и не могу произнести ни слова.
   - Ты должна увидеть снежный фестиваль в Саппоро, - слышу шепот у самого уха. - И дом, в котором родился мой отец, все еще там.
   - С радостью, - шепчу в ответ и склоняю его голову к своей шее. - Мы так долго этого ждали.
  
   ...I'm longin' to linger till down, dear
   Just saying this...
  
   Прикосновение губ так же легко, как прохладное дыхание, и так же приятно - по телу непроизвольно пробегает дрожь.
   - Кэт...рин...сан...
   - Да?
   - Чем я тебя заслужил?...
   - Тем... что взглянул - и задержал взгляд.
   На мгновение Саэмон замирает, вдыхая мой запах вперемешку с запахом сандала, киары и долгожданной рождественской стужи.
   - Ты ведь... Кэт, ты ведь не считаешь, что недостойна меня?
   - Нет, любовь моя. - Мои пальцы перебирают плотный шелк его волос. - Это невозможно. Рядом с тобой не может быть ничего недостойного.
  
   ... Sweet dreams till sunbeams find you
   Sweet dreams that leave all worries behind you
   But in your dreams whatever they be
   Dream a little dream of me ...
  
   Когда острия впиваются в кожу, я закрываю глаза.
   И вопреки всем законам природы мне становится все теплее.
  
   * * *
   МАЙК НОРМАН
  
   Какая все-таки холодная ночь.
   И какая сногсшибательная... На тусовку мы не остались - общаться ни малейшего желания. Хотя все были неправдоподобно милы - Калеб и Джорджия так те сами подошли. Улыбались и желали всего самого лучшего в новом году. А Уилли меня даже обнял - помню, последний раз мы обнимались вечность назад, когда он предлагал мне бросить все и уйти. Правда, в этот раз не предлагал... почему, интересно?... Наверное, потому, что за весь вечер я ни на минуту не оставался один.
   Шучу. Не поэтому.
   А вообще надо нам как-нибудь встретиться, выпить, что ли. Мы же все-таки братья. С тех пор, как не стало Барт, я редко вижусь с людьми - хотя, если подумать, и стремлюсь не особо... Нет у меня недостатка в общении.
   И ни в чем другом тоже нет.
  
   Уже подходя к лимузину, я касаюсь руки Демона.
   - Слушай, а давай... на автобусе поедем?
   - На чем? - он смотрит на меня с деланной опаской, как на буйнопомешанного. - Странные у тебя фантазии - это что, Эркхам слегка перестаралась?
   - Хочу я так, и все. Тебе трудно?
   - Да нет, мне-то не трудно, - неожиданно быстро соглашается он и берет меня под руку. - Только я ведь Монтерросом разбалован... и понятия не имею, какой автобус идет в Бикон-Хилл. Ты знаешь?
   - Разберемся.
  
   За эти три года у Демона появился ряд дурацких привычек, которых раньше не было.
   Например - засыпать на мне. Нет, я не против отдыха на тот момент - золотые времена, когда перед сном мы еще добирались до душа, в прошлом. Сейчас выдыхаемся так, что душ кажется не ближе Аляски и не реальней Хоббитона.
   Странно, а ведь я раньше был уверен, что секс ему по барабану - не со мной, а в принципе. Я-то вообще отдельный случай... не так уж давно казалось, что Демон с большей охотой трахнет свою пальму, чем меня.
  
   Но я отвлекся. В общем, когда на тебя сверху давят под две сотни фунтов, спать все-таки не очень комфортно. Сначала пробовал его спихивать, однако я, как правило, слишком обескровлен и обессилен для этого. Потом придумал - тоже усилие, но дается легче. Обхватываю ногами и просто переворачиваю нас обоих на бок - ура, все довольны! Бывает, рука или нога затекают к вечеру, но это мелочи жизни.
   И не сказать, что подолгу - как обычно. Ласкаемся дольше. На это вся энергия и уходит.
   Или еще - кино идет какое-нибудь, или Формула-1, и вдруг замечаю, что он вместо телевизора мою руку рассматривает, пальцы, ногти, будто в первый раз видит. И вообще изредка так странно смотрит, думая, что я не вижу. Не знаю, что этот взгляд значит, но иногда он меня пугает. А иногда - греет, почти физически. Однажды я даже не выдержал и спросил: что так смотришь? А он: как это - "ТАК"? Вот и все объяснение.
   И это далеко не полный список.
  
   Порой мне кажется, что я не выходил из комы и до сих пор сплю. То, что только начиналось до аварии, сейчас развилось так, как я и мечтать не мог. Это будто вечером привьешь магнолию, а утром она уже ошеломляет тебя шикарным цветом и одуряющим ароматом. Не знаю, что случилось за эти два года. Может, кровь и правда работает в обе стороны?.. Да мне, в общем плевать.
   Даже если я проспал самое интересное, претензий не имею.
  
   Автобусная остановка недалеко - за углом. Каждый выдох оборачивается облачком густого пара.
   - Тебе не показалось, что Кэтрин как-то загадочно на нас смотрела? - спрашиваю вдруг первое, что приходит на ум. Просто - чтобы услышать его голос.
   - Какая Кэтрин?
   - Ну, фаворитка Саэмона. Бывшая Третья.
   - А, эта Кэтрин! Да нет. Не обратил внимания, - пожимает плечами Демон. - Может, она просто не сразу тебя узнала? Ты отпустил волосы, она постригла... к тому же все-таки лет десять прошло.
   - Нет... тут дело в чем-то другом. У нее было лицо, будто она с ходу диссертацию защитила или что-то такое... - Внезапно у меня пропадает охота говорить о Кэтрин или о ком-либо еще. Мы приходим на остановку - она пуста, что в это время суток и в канун Рождества немудрено в особенности. Демон останавливается и внимательно смотрит на меня сверкающими, еще неспокойными после сеанса глазами.
   - Замерз?
   Я отрицательно качаю головой, но это неправда, и она очевидна. Он притягивает меня к себе, потом, будто раздумав, отталкивает.
   - Расстегни пальто.
   - Зачем?
   - Расстегивай давай. Увидишь.
  
   И где логика? Расстегиваю пуговицы - он тоже. Потом снова тянет меня к себе, обнимает под пальто, и наконец понимаю задумку. Мое по покрою шире, хотя этого само собой не хватает - я укутываю им Демона поверх, придерживая полы.
   Так значительно теплее. Губы мягко касаются уха, и неожиданно меня бросает в жар.
   - Лучше? - шепчет он еле слышно.
   Не отвечаю, вжавшись в него лицом. Мои-то руки заняты - зато его, как оказалось, более-менее свободны, и недолго помедлив, пробираются мне под рубашку, гладят по спине и везде, куда достают. После Эркхам чувствительность всегда сильно повышена... и я начинаю жалеть, что мы не в лимузине.
   - Генри...
   - Молчать. Ты же хотел ждать автобус - вот и жди.
   Каждое слово прямо в ухо заставляет меня непроизвольно вздрагивать. В это время он уже расстегнул все, что хотел. Перед глазами вспыхивают рваные яркие пятна, я невольно дергаюсь, но пальцы тут же напрягаются.
   - Тишшш... мы в общественном месте...
   Ну да - а то, что он греется у меня под пальто, со стороны нормально... Прохожих на самом деле почти нет - люди в это время елки наряжают. Но мне уже глубоко наплевать на всех вокруг, потому что притихшая было ладонь вдруг начинает помалу шевелиться и разом заплетает в макраме все разумные мысли.
  
   В процессе Демон целует мне шею, ухо, за ухом, а это уже немножко выше моих сил. Впечатываю лицо в его шарф, руки, удерживающие полы пальто, смыкаются все крепче, притискивая его к себе, почти мешая.
   - Я... тебя испачкаю...
   - Я тебя тоже, - выдыхает он, и все-таки я издаю какой-то звук, потому что иначе у меня бы просто взорвались мозги.
   Ненормальные... Мы - ненормальные.
  
   Все еще сильно не отстраняясь, Демон на ощупь использует край рубашки как полотенце. Не знаю - его или моей. Не важно.
   - Купим новую. - У него почти обычный голос, только немного хриплый. - Хуже то, что мы, кажется, пропустили автобус.
   - Да?..
   Ноги не держат, по телу расползается истома - сладкая и бесконечная, как патока. Демон кладет голову мне на плечо, и я понимаю, что разразись сейчас атомная война - не пошевелюсь. Будем стоять, пока оба не развеемся в радиоактивную пыль.
   - Ничего... подождем следующего.
   Он усмехается.
   - Знаешь что, Майк Норман?
   - Что?
   - Ты вьешь из меня веревки...
  
   Нет, не помню, чтобы когда-то на Рождество было так тепло.
   * * *
  
   ДЖОШУА ЛОТ
  
   Какая все-таки холодная ночь...
  
   Я стою у окна, и в отражении мне видно все, что происходит в комнате. А происходит обычная предрождественская суета, смех и туда-сюда-шныряние. Хотя разве можно назвать обычным то, что каждый год кажется таким разным?
   Еще в прошлом году Престон едва держался вертикально и знал всего одно слово, а сейчас носится, путаясь под ногами и болтая без умолку.
   Еще в прошлом году Лиззи внимания на мальчиков не обращала - а сейчас в ее комнате висит плакат как там его... да не важно. И еще она начала вести дневник.
   Еще в прошлом году Фрэнси только училась плавать, а сейчас у нее лучший брасс, чем у меня когда-либо будет.
   Так что нынешняя ночь - никакая не обычная.
  
   Я смотрю в отражение, словно наблюдая со стороны. Кира, Перри и Джереми тоже здесь - это их первое Рождество без Криса. Но если им и грустно, то скрывают это просто превосходно. На самом деле они рассказали нам совсем недавно... как выразился Перри - думали, что я не одобрю, хотя с какой стати? Только потому, что Лассе всегда пугал меня сильнее, чем вся дрянь, что нам за жизнь встречалась?... Да и в любом случае - мне ли бросаться камнями... Я думаю, все они сделали правильно. Думаю, что нельзя даже сравнивать Криса с кем-то из нас. Его будущее - мы не имеем на него права.
   Мы можем только распоряжаться своим, да и то не всегда.
  
   Еще пришла Анн-Мари, конечно. Наша бизнес-леди. Никто вообще не ожидал от домохозяйки таких талантов - Аттилы нет уже четыре года, а она не только не потеряла ни цента, но еще и умножила прибыль. Надо сказать, что быть главой империи Утор ей идет гораздо больше, чем распивать чаи в женском клубе.
   А Вилли с новым бойфрендом ждем с минуты на минуту. Мама в своем репертуаре - последние билеты на последний рейс в последнюю минуту...
  
   На софе Лиззи кормит Джереми с рук - в прямом смысле, он с закрытыми глазами угадывает конфеты на вкус. Рядом с ней этот сорвиголова становится просто шелковым, не нарадуешься. Моей красавице скоро четырнадцать. Она обладает даром влиять на людей и пока что пользуется им разумно. Лиззи отмеряет куда больше семи раз, прежде чем отрезать. Лиззи не просит прощения и всегда, в любом конкретном случае может объяснить, почему.
   Лиззи против домашних животных в доме. Она говорит, что любить многих - значит лишний раз плакать.
   Лиззи хочет стать юристом, а если точно - то главным прокурором города. И она никогда не меняет своих решений.
  
   У елки Перри играет с Престоном - наперегонки собирают пирамиду. Часто говорят, что в два года рано говорить о характере, но у моего сына он определенно есть. По крайней мере, он точно не любит проигрывать.
   Престон не притронется к шоколадке, если ее разломил не он. Получив целое, он делится со всеми даже в ущерб себе, но никогда не принимает часть. Не уверен, что именно это говорит о его характере, но подозреваю, нам придется несладко...
   Престона почти невозможно вовлечь в драку. Когда начинается потасовка, он отходит в сторону и взирает на происходящее с... я бы сказал, слегка брезгливым интересом.
   А еще Престон не боится темноты, и еще ни разу не звал нас ночью.
  
   В гостиную входит Имоджен и забирает Киру на кухню, мимолетно встретившись со мной глазами и улыбнувшись. Я улыбаюсь ей в ответ.
   Моя Имоджен умеет читать мысли. Не все - те, что считает нужным. Она всегда оставляет мне право на приватность. Имоджен не помнит того, что так внезапно закончилось за день до ее пятнадцатилетия, и мы никогда больше не слышали от нее о наших ангелах. Но во сне она иногда говорит странные вещи, о которых не помнит утром и не может объяснить ни слова.
   Надеюсь, я не говорю во сне... я люблю ее больше жизни, но есть вещи, которые не хотелось бы объяснять никому, даже ей.
   Она никогда не узнает все до конца об одной ступеньке в моей биографии - как Кира никогда не узнает о Перри и Эли. Он рассказал только мне, и иногда я понимаю, почему, а иногда - нет.
  
   - Пап?
   Это Фрэнси просовывает голову мне под руку. Я поднимаю ее на подоконник.
   У Лиззи много от матери, но Фрэнси - стопроцентно моя дочь... и годика через три-четыре она еще скажет мне "большущее спасибо" за такие волосы. Кроме этого, у нее моя кожа, мой нос и моя улыбка. Только оттенок глаз другой, неясно знакомый - темная зелень, как трава по кайме трясины...
   Меня непроизвольно передергивает, как будто я только вошел с мороза в тепло.
   - Кто-то прошел по твоей могиле!
   - Что?
   - Так говорят, когда вот так вздрагиваешь, - авторитетно заявляет Фрэнси. - Кто-то прошел по твоей могиле. Думаю, это значит, что кто-то вспомнил о тебе. Ты знаешь, кто?
   - Нет. - Я прижимаю ее поближе, и тонкие ручки обвивают мне шею. - Без понятия.
  
   Фрэнси запоминает все. Она добрая и великодушная, но не забывает зла. Не для того, чтобы отомстить, а просто для статистики.
   У Фрэнси есть тайна. Тайна хранится в маленькой шкатулочке, а ключик висит на шее на цепочке. Разумеется, никто не смеет на нее посягать, а Фрэнси пока не готова ею делиться. Я не сильно любопытен от природы, но иногда просто извожусь по это поводу - почему-то мне кажется, что моя дочь не стала бы делать шоу из ничего.
  
   - Ты мой Хартиган? - спрашивает она тихонько на ухо. Понимаю, что "Эта Желтая Мразь" Фрэнка Миллера - не лучшее чтиво для девочки десяти лет, но я бы жестоко оскорбил ее, считая обычной десятилетней девочкой.
   - Да. Я - твой Хартиган.
   - А я - твоя Нэнси Каллахан? Скажи!
   - Абсолютно точно.
   Фрэнси мало интересует реальный мир, ее стихия - иллюзия, ее кумиры - Миллер, Баркер и Миязаки. Фрэнси не станет искать себя - она уже есть. Фрэнси будет искать лишь свое место в этой жизни. Ей мало лет, но я точно знаю, что, в конце концов, приму любое ее решение.
   Каждому - свое.
  
   - Нет, скажи!
   Я целую ее в щеку, пахнущую ванилью. Да, ты моя Нэнси. И твой Хартиган разорвет голыми руками любое чудовище, что посмеет обидеть тебя.
   - Фрэнс, печенье! - зовет Имоджен, и та, чмокнув меня в ответ, вприпрыжку уносится на зов.
  
   А я все смотрю в отражение, и внезапно - в который раз - мне становится страшно до тошноты. Страшно до слабости в ногах и головокружения, что их могло... не быть. Всех троих. Просто НЕ БЫТЬ - и все. И в какой-то альтернативной вселенной Лиззи, Фрэнси и Престон Лот не существуют и не существовали никогда.
  
   - Что с тобой? - обеспокоенно спрашивает невесть откуда взявшаяся Имоджен, когда я поворачиваюсь. - Ты бледный как стена, что-то случилось?
   - Случилось. В том-то и дело, что случилось... - Я обнимаю ее, и она больше не задает вопросов. Моя жена читает мысли, и порой это очень удобно. А может, она услышала пение ангелов, как сейчас слышу его я.
   - Пойдем к столу, мы уже накрыли.
  
   Я вдруг снова непроизвольно вздрагиваю, но кто бы ни прошел по моей могиле - он отправился дальше своим путем.
   Иногда нужно умереть, чтобы стать собой. А иногда - остаться жить.
  
   Уверен, даже если мы откроем все окна - у нас будет тепло. Не только этой ночью. Всегда.
   * * *
  
   ЗАКЕРИ МИРРЕН
  
   Какая все-таки холодная ночь, охренеть просто. Хотя я сам виноват - забыл включить отопление.
   Правда, пока лежишь по горло в горячей воде, проблема температуры так остро не стоит.
  
   Ванна - замечательное место для релакса, остается только позаботиться, чтобы в голову не лезли неправильные воспоминания. А это не всегда так уж просто. А может, не так много у меня правильных воспоминаний.
  
   Пушистые островки пены искрятся прямо у моего подбородка, и в голову приходит совсем уж далекое - не Рождество, и даже не его канун, но каждая наша встреча была для меня куда более серьезным праздником... Эта - пятая (да, я считал), он водил меня в кино на ночной сеанс, крутили какой-то хаммеровский ужастик. Хотя не помню ровным счетом ничего. И не потому, что такой уж плохой был фильм.
   По возвращении в отель он уложил меня, одуревшего от поцелуев, в полную пены ванну - я принимал ее впервые в жизни... и это был такой кайф, что мне не снился в самых сладких снах. А он отмывал меня, ласкал мочалкой по всему телу... а потом перевернул на колени и трахал намыленными пальцами, пока на пике я не потерял сознание.
   ...Черт... Нервно фыркая от пены в носу, опускаюсь в воду еще глубже. Не то воспоминание. Не то...
   Следующее не заставляет себя ждать.
  
   Тоже ванна, кстати, эта самая - но тело в ней другое, гибкое и горячее. Ногти чертят на груди какую-то вязь.
   Будто издали, слышу собственный голос:
   - Ты ведь знаешь, о чем нам надо поговорить?
   Он кивает и тихо добавляет:
   - Но ты обещал подождать до завтра... Четвертая ночь только завтра... ты же мне пообещал.
   Да, я обещал. Это безответственно, но так и есть.
  
   Чтобы закрыть тему, он берется одной рукой за бортик ванны... и медленно скользит на меня сверху вниз. Мы в воде, но ему все равно больно - судорожный вдох, на глазах выступают слезы. Я опускаю веки, чтоб не видеть этих слез. Завтра мне их не избежать, завтра их будет много. Достаточно, чтобы ванна оставалась горячей...
   Это все завтра. Не беспокойся, сегодня я весь твой. Сегодня я даже лягу под тебя, и не раз, по одной простой причине - мне так хочется.
   Но я все равно слышу вкус слез в поцелуях. И запомню его надолго. Навсегда - слово не для нас.
  
   ...Не то воспоминание. Не то, не то... Стиснув зубы, рывком опускаюсь под воду с головой. И лежу так, пока не надоедает.
   А под толщей воды и пены вдруг накатывает что-то третье. Ванна, сладкий запах дыма... и еще почему-то сеновала и пекущегося пирога. Теплые руки вокруг меня. Сонное марево, и в нем шепот - я тебя прощаю...
   Я так тебя люблю.
   Так сильно тебя люблю.
  
   Выныриваю и открываю глаза. То, что надо. Домо аригато, Кэт, на тебя всегда можно положиться...
  
   С той стороны двери слышится шевеление и несмелый стук.
   - Открыто.
   - Прости... я не нашел у т-тебя джин. Т-только бурбон и т-текилу.
   - Сойдет. И дверь закрывай - тепло выпускаешь.
  
   Он входит осторожными шажками, сжимая бутылку за горлышко. Нет, ну надо же, как тесен мир. Не Большое Яблоко, а большая деревня. Непостижимо в таком городе, как наш, взять и просто столкнуться на улице.
   Хотя со мной такое уже случалось. Наверное, чем дольше живешь, тем реже называешь совпадения совпадениями.
  
   А он все стоит у входа - зубы стучат, сюда слышно, и сердце колотится. За эти три года вообще не изменился - только волосы светлее, чем я запомнил, пепельные. И длиннее. Выглядит не старше Гарри Поттера шестого курса Хогвартса...
   - Ты начал заикаться или просто холодно?
   Помедлив, отвечает:
   - Холодно...
   - Сиди здесь тогда... вылезу - включу отопление. Там такая система - сам не разберешься.
   Кивает. Его очки запотели, и ему приходится снять их, чтобы протереть. Без очков лицо меняется до неузнаваемости и в лучшую сторону - если бы не этот взгляд. Ну, блин, за руки его никто сюда не тянул - где дверь, знает.
   - Лайнус, - говорю с легким раздражением, - бога ради, не смотри на меня так. Я не сделаю тебе больно. Я тебя пальцем не трону, клянусь. Веришь?
   Молчит. Умница и всегда им был.
   Протягиваю руку, и он подает мне бутылку - неловко, едва не уронив, когда наши пальцы соприкасаются. Делаю глоток и возвращаю.
   - Грейся.
   Он отпивает немного, потом еще и еще. Что, решил нализаться до отключки?
   Ну да, мы расстались не лучшим образом. Та неделя вообще была для него не лучшей - особенно финал. Но не я это начал, во-первых, и могло быть гораздо хуже, во-вторых. Так что наипозитивнейшим выходом будет забыть все, как давний кошмар. Тем более что такие, как Лайнус, не мстят. Они в меру подлые, в меру верные, воюют бесчестно, но умеют проигрывать без мысли о реванше и быть благодарными, а также очень ценят собственную жизнь. И предпочитают оставлять прошлое в прошлом. На самом деле я хорошо таких знаю и во многом даже завидую.
   Если правильно с ними обращаться - они будут тебя боготворить.
  
   - Подойди ко мне. Пожалуйста.
   Лайнус глубоко и прерывисто вздыхает, но подходит. Садится на край ванны. Я отбираю у него бутылку.
   - Повторяю Для Особо Одаренных. Я не собираюсь ни убивать тебя, ни насиловать, ни проливать твою невинную кровь. Если только сам не пожелаешь чего-то из перечисленного.
   Улыбается - наконец-то. Проснулось чувство юмора. Улыбка беззащитная и какая-то трогательная - если не знать его, можно и обмануться.
   - И хорош трястись, сам напрягаться начинаю. Хочешь - залезай сюда, здесь реально теплее.
   Потупив глаза, он начинает расстегивать пуговицы, неловко, руки не слушаются. На этот раз вздыхаю я - почти обреченно.
   - Лайнус... Это НЕ ПРИКАЗ. Не хочешь - кутайся в плед и сиди себе, напивайся. Или повозись с моей е...нутой отопительной системой - ты умный, может, и поладите.
   - Нет, я хочу, - отвечает он, не поднимая взгляда, - спасибо...
   Закрываю глаза ненадолго, чтоб его не смущать. А когда открываю, он сидит напротив меня, по шею в воде, обняв колени. Пена просто замечательная, не соврала реклама - удивительно долго не спадает.
  
   В принципе не люблю лишних вопросов. И если этот юноша с глазами плотоядного Бэмби предпочитает мое общество шумной родне и камину с полосатыми носками, то у него есть на это очень серьезная причина. Иначе просто не может быть. Но по телу почему-то разливается тепло, медленно и верно, до самых кончиков пальцев. Будто я не лежу полчаса в этой ванне, а влез в нее с холода секунду назад.
  
   Снова передаю Лайнусу бутылку и снова отнимаю после одного глотка.
   - Можно спросить? - почти шепчет он.
   - Мгм.
   - Как тебя зовут?.. Тот парень... доктор... кажется, называл твое имя... но я не уверен, что расслышал правильно.
   Я улыбаюсь. Мне становится все теплее.
   - Тот парень, доктор, имеет пожизненное право называть меня какими угодно словами в каких угодно выражениях. А ты можешь звать меня Зак. И только не надо про "приятно познакомиться".
   Лайнус секунду молчит, а потом так же тихо говорит:
   - Даже если это правда?..
   Не выдерживаю - фыркаю с усмешкой, закрыв глаза. Горячая вода и алкоголь делают свое дело - он потихоньку расслабляется, вытягивается - благо места тут для пятерых. При этом случайно задевает меня ногой.
   Случайно, уверен...
  
   Наверное, ночь все же не такая холодная, как мне показалось.
   * * *
  
  
   энд
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com GreatYarick "Время выживать"(Постапокалипсис) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Все хотят меня. В жены"(Любовное фэнтези) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"