Никольская Е., Зимняя К.: другие произведения.

Дом потерянных снов

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Временно ЗАМОРОЖЕНО! Ключ от страны чудес (рабочее название) Он полон загадок, одинок и... жесток в своем одиночестве. Он просто ждет.... -)


   Дом потерянных снов.
  
   Этой зябкой осенней ночью он был одинок как никогда. Под темным небом с россыпью крохотных, но нестерпимо ярких звезд, среди безмятежного шуршания листьев на поредевших ветвях. Казалось, в целом мире нет никого и ничего, кроме него.
   Слабый ветерок бесшумно трепал траурные ленты на ограде, самые широкие из них чернели на воротах, диагональю обвивая гербы на ажурных створках. Словно ставили финальный росчерк пера в чьей-то рукописи. Впрочем, так оно и было...
   Единственный близкий человек - тот, кто по-настоящему ценил и был готов хранить тайну, покинул этот мир, навеки оставшись в царстве своих грез. Он ушел, не прощаясь, с легкой улыбкой на губах. Отпускать всегда тяжело, особенно, когда не с кем разделить горечь утраты, некем заполнить образовавшуюся внутри пустоту. Но так ли это?
   Осиротевший старый дом одиноко возвышался посреди мрачного сада. Со всех сторон к нему, словно нити к пауку, тянулись посеребренные лунным светом дорожки. Черные глазницы окон зловеще таращились в пустоту. Внутри, за мутными стеклами царило безмолвие. И только на покатой черепичной крыше у флюгера томно потягивалась тощая зеленоглазая кошка. Ей не было никакого дела ни до чьей-то смерти, ни до чьих-то надежд.
   А дом? Дом замер в ожидании...
  
  
  
   Глава 1.
  
   Проводив тоскливым взглядом уехавшее прочь такси, закутанная в серый плащ девушка толкнула кованную створку ворот. Та тихонько скрипнула и послушно сдвинулась, открыв вид на двухэтажный каменный дом с тремя остроконечными фронтонами и массивной двустворчатой дверью. Колесики чемодана с противным скрежетом покатились по мелкому гравию. Они были рассчитаны на гладкие полы аэропортов и вокзалов, а не на местные дорожки, но хозяйку мало волновали их жалобные "стоны". Ей не хотелось осматриваться, отмечать произошедшие изменения или их отсутствие. Ей просто не хотелось тут быть! Слегка припадая на правую ногу, поглубже втянув голову в поднятый воротник и упорно не отрывая взгляда от тропы, Кайла приближалась к ненавистному Дартхэм Холлу. Обогнув неработающий фонтан, в треснувшей чаше которого пестрели желто-красные листья, девушка с трудом протащила чемодан по высоким ступеням парадного входа и, немного поколебавшись, осторожно тронула кнопку звонка. Раздавшуюся трель было слышно и на улице. Но открывать гостье не спешили. И, в ожидании этого момента, она все же принялась изучать здание. Все те же серые стены, увитые диким плющом, большие окна первого этажа, узкие - на втором, и совсем уже крошечные прорези в белой оправе рам - на чердаке.
   Впервые Дартхэм Холл Кайла увидела в двенадцать лет. Тогда тоже была осень... холодная и дождливая. А еще это была самая страшная осень в жизни маленькой мисс Грин. В начале сентября ее родители погибли в автокатастрофе, а спустя неделю умерла от сердечного приступа и бабушка, приютившая малышку. И только через неделю одиночества и беспробудной тоски на пороге дома, в котором временно проживала Кай, появился мистер Каллахан с фарфоровой куклой в руках. Самой красивой куклой, которую ей доводилось когда-либо видеть. Этот пожилой мужчина с добрыми глазами и обаятельной улыбкой довольно быстро уладил все формальности и забрал осиротевшую родственницу вместе с ее немногочисленными пожитками в Дартхэм Холл. Дом-сказку для ребенка, привыкшего ютиться в маленькой городской квартирке. Дом-мечту для молчаливой девочки с грустными глазами, которая так мечтала о том, чтобы у нее снова была семья. Дом-проклятье для перепуганной глупышки, однажды перепутавшей сны и явь.
   Целый месяц юная мисс Грин привыкала к новой обстановке и новым родным. Потом освоилась, привязалась к дяде Марку и даже умудрилась наладить отношения с его высокомерным сыном Виктором, который учился на тот момент в старшей школе. И все бы было замечательно, если... Кайла моргнула, отгоняя вставшие перед глазами образы далекого прошлого. Почти тринадцать лет минуло, а она по-прежнему помнила каждую мелочь из той фантастической истории, героиней которой оказалась. Что это было: сон или мистическая реальность - девушка так и не смогла до конца понять. И хоть Эмма сеанс за сеансом убеждала свою клиентку (и по совместительству подругу), что те давние события - лишь плод ее разыгравшегося воображения, призраки прошлого ожили, стоило Кай вновь оказаться на пороге Дартхэм Холла. Где-то там, в большой гостиной есть огромный камин, а за ним... за ним сказка, в которой живут розовые крокодильчики и лиловые бегимотики, а еще там летают голубые медузы, черные мохнатые шарики с желтыми глазами, и странные крылатые лодки. Но, главное, там, как и положено любой стране Чудес, обитает "шахматная королева" с бордовыми волосами и позолоченным моноклем на длинной цепи.
   - Бред, - выдохнула мисс Грин, криво улыбнувшись.
   Эмма права, все это лишь детские фантазии, лунатизм и прочие отклонения в душевном здоровье маленькой девочки, потерявшей родителей. И тот кошмар, преследовавший ее после посещения "Страны Чудес" - тоже одно из научно-доказанных заболеваний, от которого девушку лечили несколько лет. Вылечили! Довольно фантазий, робости и страха. Это всего лишь дом дяди Марка, старый каменный дом с большим камином в гостиной - не более того!
   После второй, более продолжительной и настойчивой трели звонка дверь гостье, наконец, открыли. Правда, на пороге появилась не чопорная Грэта в своем любимом форменном платье и с затянутыми в строгий узел волосами, а молодая женщина с ассиметричным карэ насыщенно-бордового цвета.
   - Доброе утро, мисс, - улыбаясь, проговорила эта леди, а Кай молча смотрела на оживший персонаж своего детского сна и не могла найти сил, чтобы ответить хоть что-то.
   - Я Фанни, - представилась такая знакомая незнакомка, - занимаюсь тут... оживлением интерьера, - она чуть повела плечом, затем плавно отступила назад, и скорее жестом хозяйки, нежели наемного работника предложила Кайле войти: - Вы, вероятно, мисс Грин? Грэта сказала, что вы должны приехать первой. Проходите же, не стойте! На кухне чай и совсем свежий морковный кекс. Уверена, что вам понравится.
   - Кай, - представилась девушка, дождавшись, когда в бесконечной болтовне женщины появится хоть один "просвет". - Зовите меня Кай, мисс Фанни, - и, приподняв за железную ручку свой чемодан, вошла в просторный холл старого дома, где больше не было улыбчивого мистера Каллахана-старшего, зато вот-вот должен был приехать младший. И этой встречи девушка ждала особенно.
   Спустя несколько минут, она уже стояла на пороге своей старой комнаты, где почти ничего не изменилось с того дня, как дядя Марк отправил новоявленную подопечную в частную школу-пансион для девочек. Отправил после странной травмы ноги и участившихся приступов паники, причиной которых был Дартхэм Холл. В последствие Кайла приезжала сюда лишь дважды, и оба раза не задерживалась на ночь. С опекуном же и его сыном девушка предпочитала встречаться на нейтральной территории, а также поддерживала отношения через переписку. Но после смерти дяди ей все-таки пришлось вернуться в этот мрачный дом. Такова была его воля, его последнее желание, выполнение которое девушка считала своим долгом.
   Проводив задумчивым взглядом визитершу, женщина с бордовыми волосами прислонилась спиной к стене и легко побарабанила по ней кончиками пальцев.
   - Первая птичка явилас-с-сь, - тихо проговорила она. - Ты доволен, Азазэлл?
   Ровная поверхность пошла едва заметными волнами, отталкивая руку той, что назвалась Фанни, а похожий на свист ветра шепот ответил:
   - Катись в пекло, Левиаф-ф-фанна.
   Расхохотавшись, женщина легонько треснула ладонью по взбунтовавшейся стене, и, продолжая ехидно улыбаться, отправилась на кухню, есть свое любимое лакомство. В этом мире было много всего вкусного, но особенно сильно Фани любила морковный кекс. Тем более, что экономка Дартхэм Холла готовила его просто божественно.
   Пока странная особа уплетала десерт в Лодже*, который выделил ей мистер Каллахан около месяца назад для работы и проживания, Кайла распаковывала свой чемодан, раскладывая по полкам шкафа аккуратные стопки взятых в поездку вещей. Сверху на нее взирали сидящие в ряд игрушки, среди которых особенно выделялась одетая в шелка кукла с большими синими глазами на фарфоровом личике. Когда-то Кайла ее очень любила, потом стала испытывать к ней непонятную неприязнь, а теперь просто игнорировала, твердо решив преодолеть свои детские фобии раз и навсегда. Смотреть на темноволосую красавицу с белым бантом девушка лишний раз не желала. Зато кукла, не в пример хозяйке, внимательно следила за каждым ее движением, продолжая мило улыбаться нарисованными губами.
  
   *** обновление от 25.04!
  
   После долгой дороги, большую часть которой девушка находилась в сидячей позе, правая нога нестерпимо ныла. Врачи говорили, что природа травмы психосоматическая, а потому избавиться от нее с помощью хирургического вмешательства было, увы, нельзя. Да и лекарства помогали лишь отчасти. А ведь к вечеру должен появиться Виктор и другие. И представать перед ними в виде беспомощной калеки Кайла не желала. Младший Каллахан, кажется, упоминал, с кем именно он приедет, но Кай слушала в пол уха, ошеломленная известием о смерти дяди, похороны которого, согласно последним распоряжениям покойного, состоялись накануне и... без ее присутствия. Телефонная связь тоже была не на высоте: голос кузена в трубке звучал глухо, отрывисто и больше походил на механический, нежели на настоящий. А может, это горечь потери так исказила его приятный баритон? Трудно, ох трудно терять родителей. Даже если живешь с ними в разных странах и встречаешься раз в год по заветам. К разлуке привыкнуть легко, когда тебе давно не пять лет, к смерти - нет. Душевная боль отдалась эхом физической, сжав в своих невидимых тисках колено девушки. Поморщившись, она присела на край аккуратно застеленной кровати и, раскрыв сумку, принялась искать обезболивающее. Конечно, хромота от него волшебным образом не исчезнет, но нога будет беспокоить значительно меньше.
   Вытащив из сумки белый флакон, девушка тихо выругалась - таблеток оставалось всего четыре, а пополнить запас в Дартхэме было проблематично. Ни рецепта с собой, ни аптеки поблизости. До ближайшей деревни - миль десять, до врача - и того дальше. Достав еще одну пластиковую баночку, Кайла слабо усмехнулась. Второй флакон, в отличие от первого, был практически полон. Что ж... вариант проспать почти все время пребывания в старом доме - тоже не так и плох. Три дня в полусне и больше никогда, НИКОГДА, не переступать порог этого "каменного склепа", с призраками прошлого внутри!
   Кай привычным движением вытряхнула на ладонь по таблетки из обоих пузырьков и закинула их в рот, запив водой из графина, что стоял на прикроватной тумбочке. Завела будильник на четыре. Раздеваться до нижнего белья не стала, растянулась прямо в брюках и блузке, набросив на себя край легкого покрывала. Девушка закрыла глаза, окунаясь в до боли знакомый запах лавандовой воды, которой миссис Фокс щедро сбрызгивала постельное белье. Экономка была строга и консервативна, а еще она свято верила, что ничто так не успокоит маленькую напуганную девочку, как веками проверенное средство. Кай ненавидела этот аромат.
   Стрелки старинных часов, будто прокрученные чьей-то рукой, обежали два полных круга и застыли на месте. По стене, над каминной полкой, заставленной статуэтками, пошла рябь. А кукла на шкафу повернула в сторону кровати свое фарфоровое лицо и растянула розовые лепестки губ в предвкушающей улыбке.
  
   ...Худенькая черноволосая девочка с двумя короткими косичками и пластырем на правой коленке осторожно спускалась по большой лестнице с каменными ступенями. Одной рукой она держалась за перила, а другой прижимала к себе любимую Пегги. Если бы малышка была одна, то сбежала бы вниз вприпрыжку. Подумаешь, упала бы: пара лишних царапин - это полная ерунда! Но Пегги ронять нельзя ни в коем случае. Изящные фарфоровые ручки и милое личико обладали всего одним недостатком - они были хрупкими. На последней ступеньке маленькая Кайла все-таки споткнулась и полетела на пол, больно стукнувшись недавно разбитым коленом. Падая, она так и не выпустила из рук любимую куклу.
   Убедившись, что Пегги цела, и задорно улыбнувшись собственной неуклюжести малышка попыталась подняться. Но ушибленная нога не желала слушаться хозяйку, раз за разом подворачиваясь. Вокруг квадратика белого пластыря разливалось уродливое пятно темно-бордового цвета. Вслед за ползущим вверх по бедру кровоподтеком, так похожим на причудливую медузу, усиливалась боль. Положив куклу на пол и обхватив колено двумя руками, девочка беззвучно всхлипнула и принялась покачиваться взад-вперед, словно пытаясь убаюкать рану. "Бом-м-м..." - большие напольные часы бесстрастно объявили полдень. С их последним ударом в комнате воцарилась настороженная тишина, откуда-то налетел ветер, вздымая в воздух столпы пыли с идеально чистого ковра. Но ведь так не бывает! Округлившимися от удивления глазами Кай смотрела на происходящие вокруг чудеса. Она даже о боли временно позабыла, увлеченная творящимися несоответствиями. Ясный, непривычно солнечный день за окнами сменился непроглядной ночью. Настенные лампы вспыхнули сами собой, и свет их был каким-то хищным, красным... неестественным. Очередной порыв ветра взметнул ковровую дорожку. Пегги, мирно лежавшая на ней, вдруг начала медленно подниматься, она встала на свои аккуратные башмачки, выглядывавшие из-под подола нарядного платья, и чуть покачнулась, будто проверяя устойчивость. Приняв вертикальное положение, кукла пару раз хлопнула длинными ресницами, склонила голову к плечу, поправила фарфоровой ладошкой алый бант на темных волосах и улыбнулась... обнажая ряд мелких острых зубок. Кайла невольно попятилась, неловко ерзая по полу, и сразу же уперлась спиной в препятствие. Девочка обернулась - вместо ожидаемой ступеньки позади нее была пышная полосатая юбка. Над юбкой черный атласный корсет. А выше -обнаженные плечи, шея и лицо, обрамленное бордовыми волосами. Обладательница этого странного облика склонилась над девочкой и погладила ее ледяными пальцами по бледной щеке, а затем ласково спросила:
   - Ушиблась, крошка? Хочешь, я тебе помогу? - Кай заглянула в темные глаза незнакомки, в которых вместо зрачков плясали крохотные язычки пламени, и отрицательно помотала головой. Экзотичного вида леди ей совсем не понравилась. - Не бойся, - улыбнулась женщина, - больно не будет! Смотри: тик-так, тик-так! - она принялась раскачивать перед лицом малышки оправленную в золото линзу на тонкой цепочке. - И не больно не будет! Ничего не будет! - чуть слышно добавила эта особа. - Ты ведь отдашь тете Левиафане ключ? Правда, детка? - голос ее стал громче и приобрел сиропную сладость. - Отдай! Отда-а-ай мне, ключ!
   Кайла, наконец, осознала, что глаза невольно следят за моноклем - влево-вправо, влево-вправо. А голос загадочной леди звучит все дальше и дальше, словно сквозь пелену густого тумана, и боли уже почти нет, но почему-то страшно. Так страшно, что хочется провалиться сквозь землю, лишь бы не находиться тут. Девочка зажмурилась и зажала уши руками, чтобы не слышать этого приторного, как тягучий мед, голоса. Поток ледяного воздуха подхватил ее хрупкую фигурку и, закружив по комнате, отбросил в сторону. "Так не бывает, не бывает, не бывает!" - стучало в висках. Кай открыла глаза и обнаружила, что лежит уже не у лестницы, а посреди просторного холла. А еще она поняла, что ей больше не двенадцать лет, а двадцать пять, но волосы по-прежнему заплетены в смешные косички, а одежда - увеличенная копия детского наряда. Сглотнув, мисс Грин огляделась и принялась с трудом подниматься на ноги. Колени тряслись, боль вернулась.
   - Противная девица! - перейдя на осуждающий тон, произнесла Левиафана. Ее полосатая юбка превратилась в уродливое паучье тело, нетерпеливо перебирающее тонкими мохнатыми лапами. - Отдай ключ, кому говорю!
   Кайла попятилась, не отрывая взгляда от надвигающегося чудовища. Ее большие серо-зеленые глаза от страха стали совсем огромными, а обычная бледность обрела болезненный сероватый оттенок. Вдруг кто-то дернул девушку за юбку. В кружевную оборку, идущую по подолу, требовательно вцепилась маленькая белая ручка.
   - Ключ, Кай, ты знаешь, где ключ, - заговорщическим шепотом произнесли идеальные губки. - Ключ! Хи-хи-хи-хи! - Пегги, словно пиранья, защелкала мелкими острыми зубами.
   Девушка отшатнулась, оставив в удивительно сильных фарфоровых пальчиках кусочек платья, и бросилась прочь. Дверь в коридор, ведущий на кухню, захлопнулась прямо у нее перед носом. "В кабинет! - подумала Кайла. - Там дядя Марк!". А следом за этим пришло обреченное - "Нет больше дяди Марка, он умер".
   - Ключ, ключ! Спрятала Ключ? Всем нужен ключ! - тоненько хихикая, бубнила Пегги.
   - Отдай ключ! - грозно вторила ей Левиафана.
   - Отдай! Отдай! - словно эхо, слышались отовсюду чужие голоса.
   На стенах проступали зловещие оскалы, возникшие ниоткуда, портреты оживали, меняли облик и тянули к загнанной в ловушку Кайле свои костлявые руки. Девушка заскочила в призывно распахнувшиеся двустворчатые двери гостиной. Паучиха и кукла не замедлили последовать за ней. Несчастная попятилась, зацепилась подвернувшейся ногой за решетку и... полетела в черноту огромного камина. "Мама-а-а-а" - потонул в беспросветной пустоте ее пропитанный ужасом крик.
  
   - Эй! Э-эй, мисс? - Кто-то бесцеремонно тряс Кайлу за плечо. Она распахнула глаза и резко села на кровати, чуть не стукнувшись лбом о голову склонившегося над ней мужчины.
   - Вы кто? - хриплым со сна голосом спросила девушка. Ее все еще потряхивало от кошмарного сна, тем не менее, она пригладила дрожащей рукой растрепавшиеся волосы и рефлекторно одернула мятую от недавних метаний блузку. - Вы...
   - Аарон Свифт, к вашим услугам! - ухмыльнулся незнакомец, заправляя за ухо чуть длинноватую прядь огненно-рыжих волос, которые были будто прошиты серебряными нитями ранней седины. Мисс Грин прекрасно знала, кто такой этот мистер Свивт. Вот только лично никогда его не видела. До этого момента.
   - Что вы тут делаете? - смутившись, пробормотала Кай.
   - Вы кричали! - невозмутимо ответил мужчина.
   - Но это моя спаль... - попыталась возмутиться девушка, однако ее снова перебили.
   - Громко кричали!
   - И?
   - И звали маму! - пропитанные не то ехидством, не то, бог знает чем улыбочки рыжего начинали потихоньку бесить его собеседницу. Ей казалось, что подвижный рот мужчины будто живет своей собственной жизнью на худощавом длинноносом лице, складываясь в неприятные гримасы, которые вызывали у Кай досаду.
   - Не очень-то вы похожи на мою маму, мистер Свифт, - сухо сказала она.
   - Неудивительно, в родстве с ней не состоял. С вами, кстати, тоже. И, да, мисс Грин. Зовите меня просто - Аарон! - уже не так неприятно ухмыльнулся мужчина, затем протянул девушке стакан с водой и сочувствующе добавил: - Кошмар приснился?
   - Да! - отрезала она, но стакан взяла.
   - Расскажете?
   - Нет!
   - Зря, такие вещи лучше в себе не держать...
   - Вы мне не пастырь, не подруга и, как мы уже выяснили, не мама, мистер Свифт! И вы все еще не объяснили, как здесь оказались!
   - Вы кричали так, что я думал, кого-то режут! Постучал, а дверь распахнулась! - пожал плечами Аарон, поднимаясь.
   Кай подозрительно покосилась в сторону входа. Неужели она не закрыла? Но вот же ключ, торчит в замочной скважине. Значит, открыть замок снаружи, будь он закрыт, было невозможно.
   - Приводите себя в порядок, мисс Грин, и спускайтесь вниз! - распорядился мужчина. - Вас там кое-кто жаждет видеть, - добавил он с усмешкой и, помедлив на пороге, оценивающе посмотрел на нее с ног до головы, после чего развернулся и скрылся в коридоре.
   Кай покраснела, машинально поправляя несчастную блузку. Она буквально ощущала, как вспыхнули ее обычно бледные щеки. Жар растекался по коже, неприятно обжигая. Плеснув на руку немного чистой воды, девушка прислонила влажную ладонь к своему лицу и вздохнула. Она всегда следила за аккуратностью и чистотой внешнего вида. Строгая прическа, идеально отглаженная одежда... И вот пожалуйста! Лучший друг дяди Марка узрел его родственницу в таком виде! День... то есть вечер, судя по небу за окном, начался паршиво. Кайла снова взглянула на прикрытую Свифтом дверь и, безжалостно смяв пальцами покрывало, нахмурилась. Ведь ей послышался звук проворачиваемого в замке ключа, да?! Не мог же этот тип вломиться в ее спальню, а потом закрыть за собой дверь? Ведь не мог? Или ЭТОТ мог?
   Тряхнув черными, как южная ночь, волосами, девушка поднялась на ноги и, достав из шкафа чистый комплект вещей, принялась переодеваться. Ее уже ждут, а заставлять ждать людей - дурной тон. Перед тем, как выйти из комнаты, Кайла спрятала подальше флакон со снотворным, твердо решив, что в этих стенах лучше пить много крепкого кофе и не спать вообще, чем видеть такие вот "добрые" сны.
  
  
   Продолжение, возможно, будет...
  
   Что прячешь, коварный,
   За веками-ставнями,
   Встречая пришедших
   Холодными гранями?
  
   Отточены остро
   Шипы на ограде.
   Ты каменно жесток,
   Всегда при параде.
  
   За маской фасада
   Холеного - ложь.
   Ты каждому гостю
   Особо соврешь.
  
   Обманешь, окрутишь,
   Надежду внушив
   И душу чужую
   До дна осушив.
  
   Окутаешь дымкой
   Невидимых снов
   И пленником сделаешь
   Этих оков.
  
   Загадок ты полон,
   Цинично жесток.
   И тайны твои
   Защищает замок.
  
   Надежен, бесспорно,
   Засов на двери,
   Но каждого тянет...
   Взглянуть, что внутри.
  
   (Крисс)
  
  
  
  
   *Пояснения к тексту:
  
   Лодж - домик привратника у главных ворот. Это полностью автономный дом с кухней и большой комнатой на первом этаже и спальней, иногда двумя на втором. Его часто сдают в аренду или используют для проживания прислуги.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   6
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"