Никоноров Александр: другие произведения.

Десять героев

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Юмористический рассказ, полный абсурда и нелепостей. А также - крутых персонажей. Десять героев из разных миров неожиданным образом встречаются в одном месте. Для чего?

  

Александр Никоноров - Десять героев

  
  - Кушать готово, Мистер!
  Он ополоснул лапы в ручье и понуро поплелся к небольшой рощице. Трава под шаркающими лапами тихо-тихо, на пределе слуха, шелестела, но он готов был поклясться, что слышит в ней шмыганье, точно простуженный человек, хлюпающий носом. Да, даже сама трава оплакивала его грядущий обед. Есть за что.
  Тяжело быть всеядным и не таким привередливым, даже если ты - хорек. Тем более, если ты хорек с измененным генетическим кодом и можешь ходить на двух лапах и вести полноценную жизнь, как у этих тупых людей.
  Именем Великого Биолога, опять ему придется жрать эту стряпню!
  - Что на этот раз, Кристина? - кисло спросил он, не скрывая разочарования.
  Девушка откинула волосы на спину.
  "Во имя ДНК, эта женщина элементарно не знает, что во время готовки волосы надо собирать в пучок!" Мистер Хоря не скрывал гнева. Зачем? Если он будет бороться с собой, то точно снизойдет до чего-нибудь злостного. Например, отрежет этой девке волосы. Вместе с головой.
  - На этот раз у нас что-то новенькое, - с широкой улыбкой произнесла она. - Я там видела какого-то не то ежа, не то оленя...
  - Я правильно тебя понял? Ты не смогла отличить маленький колючий шар от здорового парнокопытного? Или на твоей Земле ежи с рогами?!
  - Нет-нет. Все не так. Я лишь хотела сказать, что он круглый, с копытами, покрыт иглами... В общем, я посчитала, что он съедобный и приготовила его! Я же женщина.
  - Лучше бы женщиной стал я... Ладно, наливай.
  Кристина достала из мешка плошку, на деле оказавшуюся скорлупой от ореха, зачерпнула половником густую жижу и плеснула в посуду.
  - Ну как, от одного запаха можно потерять сознание, да? - довольно поинтересовалась девушка.
  - Ага, точнее и не сказать.
  Нос Мистера Хори пришел в движение, и весь аромат похлебки обрушился на него как метеоритный дождь на город. Последствия, судя по запаху, могли быть схожими. На этот раз пахло чем-то экстравагантным...
  - Такое ощущение, что ты сварила суп на воде, в которой три дня отмокали носки пехотинцев. Послушай, я предлагаю сыграть в игру и поменяться местами. Ты будешь идти, а я готовить. Давай может, а? Ну пожалуйста...
  Мистер Хоря впадал в отчаяние всякий раз, когда девушка звала "к столу". Он встретил ее два дня назад. Его космолет потерпел крушение на неизвестной планете, и хорек, с тоской на сердце, покинул своего верного боевого товарища. Хоря долго плелся в одиночестве среди деревьев и цепких кустарников, мимо быстрых рек и шумных водопадов. В середине дня в липкую вязь жаркого дня вклинилось что-то чужеродное. Запах. Ужасный запах. Мистер Хоря подумал, что там наверняка могут быть люди и ускорился, надеясь выйти прямо на них. Сперва все шло более-менее гладко, но ближе к делу, когда он увидел курящийся дымок, тонкой серой ниточкой торчащий из макушек деревьев небольшой рощицы, Хоря понял, что не дойдет. Столь мерзопакостного запаха ему еще не доводилось встречать. Каждый шаг был тяжелее предыдущего, как будто к подошвам его ботинок прилипала часть цементного раствора. Образно говоря, конечно же, ибо препятствовал ему совсем не вес, а спазмы. Мерзкие рвотные позывы. Усы вибрировали, хвост мотался из стороны в сторону. С горем пополам хорек достиг центра рощи и вышел на небольшую полянку. Но никаких людей там не было...
  А когда длинноногая красавица увидела его, выходящего из кустов, то бросилась к нему с криками приветствия. Он тоже раскрыл рот, чтобы поздороваться, но произошло то, чего никто из них не ожидал. Его стошнило. Прямо на ее маечку. Девушка округлила глаза и залепила ему по морде, а Мистер Хоря, признанный знаток боевых искусств, один из лучших и самых проворных бойцов Биодома, избежать удара просто не смог. И бровью не повел - до того стремительно все произошло. Его мозг уже подбирал конструкцию поудачнее, дабы извиниться за неподобающую встречу и обращение с дамой, но она заявила:
  - Хитрожопый маньяк-извращенец!
  Мистер Хоря стоял и не понимал, сон ли это или нет.
  - Так, ладно. Я могу понять все, - наконец, сказал он, - но не это. Извиниться за некорректное поведения я был готов, женщина, но нарекать меня хитрожопым маньяком-извращенцем... Тут тебе придется хорошенько подумать головой, чтобы аргументировать такое звание.
  - А мне и думать не надо! - в сердцах выпалила она. - Ты прекрасно видишь, что у меня нет запасной одежды, вот и испортил последнее, чтобы поглазеть на мою фигуру!
  - У-у-у-у, дева, а ты о своей фигуре еще большего мнения, чем о собственных кулинарных способностях. Или ты там свое грязное белье кипятишь? Судя по запаху - я близок к правде.
  Девушка сняла майку и, ничуть не смущаясь, поправила лифчик. При этом объемные груди прижались друг к дружке, и Хоря на секунду перепугался, что они покинут свое место и улетят в небо подобно воздушным шарам.
  Курносая мордашка с россыпью веснушек смотрелась очень комично, когда ее хозяйка пыталась изобразить праведный гнев. От этого Мистер Хоря рассмеялся. Девушка сочла это за знак перемирия и тоже улыбнулась ему, сверкая острыми зубками.
  - Я - Кристина.
  - А я - Мистер Хоря.
  Она сжала теплую и мягкую лапу хорька.
  - Какая интересная фамилия... Хоря. - Кристина задумалась, почесала большим и указательным пальцами подбородок с небольшой ямочкой и, изменившись лицом и манерой речи, объявила: - Я не думаю, что сейчас самая подходящая ситуация для деловых обращений. Имя как твое? Больно чести много мистером зваться. Я пережила столько всего не для того, чтобы официальничать! Тоже мне, мистер Хоря.
  - Хоря, - терпеливо повторил Мистер.
  - Ты что, эхо? Имя как твое?
  Он закатил глаза.
  - Хоря! Послушай, моя фамилия, как это ни парадаксально, Мистер. А имя - Хоря! Уяснила? Запомнишь?..
  Встреча их прошла менее чем гладко. Если подобрать ближайшее сравнение, то выйдет что-то среднее между наждачной бумагой и колючей проволокой. Девушка оказалась выходцем с планеты Земля, и хорьку все стало ясно. Он несколько раз успел пожалеть, что у него с собой был прихвачен походный котелок, а первым встретившимся стала именно Кристина.
  - А что ты тут делаешь? - спрашивала она, когда они покинули рощицу.
  - Мой космолет потерпел крушение, - озадаченно отвечал Хоря. Всякий раз, когда он прокручивал эти трагичные события, сознание замедлялось, будто в черепную коробку выливали клей. - Он безотказно проработал целых пятнадцать лет. А тут, ни с того ни с сего, отказала вся электроника. Кое-как приземлился на автономном режиме, но назвать это приземлением так же громко, как тебя - кулинаром. Мне кажется, ты вообще никогда не была на Земле, раз уж ты элементарно не помнишь, как попала сюда. Нанюхалась своей стряпни и все. Тебе, наверное, привиделось. Не задумывалась над этим?
  Обижаться на зверя-мутанта было выше ее достоинства. Зачем обижать того, над кем жизнь и так изрядно посмеялась? Пускай этот коротышка выболтается и наконец-то заткнется. Она подождет, ничего страшного. Когда она работала в пиццерии, ей тоже приходилось слышать всякое - и болтовню, и поддевки, но пережила же.
  - У тебя часы неправильные. Они показывают 21:71, - насмешливо сказал Кристина, радуясь, что можно контратаковать этого нахала.
  Хорек уставился на нее. Его черные глаза смотрели неотрывно. Сначала начали дрожать усы, потом дергаться нос, а после он смежил веки и распахнул клыкастую пасть, откуда вырвался истерический хохот. Он свалился со ствола дерева и рухнул на землю. Мистер переворачивался туда-сюда, туда-сюда, будто раскатывая тесто для пиццы. Сухие травинки прилипли к его шерсти, но отнюдь не препятствовали его приступу. Отсмеявшись, он уселся и, утирая слезы, пояснил:
  - Это температура. По Цельсию и по Фаренгейту.
  ***
  - Вот, пожалуйста, полюбуйся на этого придурка, - Мистер Хоря указал лапой на короткостриженного здоровяка в меховой жилетке, кожаных штанах и меховых же сапогах. - Мало того что одет не по погоде, так еще и размахивает своей кочергой абсолютно бездумно и неоправданно.
  Мистеру Хоре повезло. Ему не пришлось доедать отвратное зелье, сваренное из полуежа-полуоленя. Их отвлек шум битвы. Деланно насторожившись, хорек отбросил плошку с супом, благодаря удачу, и кинулся на звук.
  Огромный человек дрался в окружении семерых потрепанных жизнью разбойников.
  - Уважаемая Кристина, вашему вниманию представляется живая картина под названием "Двойная человеческая тупость". Семеро идиотов никак не могут справиться с одним - таким же идиотом, иначе бы он выбрал оружие поэффективнее, - при этом ни один из семерых не докумекал прихватить с собой арбалет.
  - Они, может, и идиоты, - вступилась девушка, - но он... Ты только посмотри, как он работает мечом.
  - Как? У меня складывается ощущение, что он случайно раскрутил его и теперь не может остановиться. Тоже мне, воин. Смотри.
  Хорек выудил из-за пазухи пистолет, что-то подкрутил, отрегулировал и нажал на спусковой крючок. Красный луч лазера вылетел из дула и попал аккурат в задницу амбала. То взвизгнул и крутанулся еще сильнее, перерубив сразу трех горемык.
  - Вот тебе и воин, - кисло резюмировал Хоря. - Какой толк от его силы, если его можно прижучить на расстоянии выстрела?.. Постой в сторонке, цыпа, сейчас ты увидишь действительно воина.
  Мистер ринулся в гущу событий. Он запрыгнул на спину одному из разбойников, вцепился в горло, рванул, прыгнул, в полете вытянулся как стрела и расцарапал острыми когтями глаза второго атакующего. Обернувшись, Хоря успел пригнуться, чтобы не быть ополовиненным острым двуручником здоровяка, который перерубил еще одного прямо сверху донизу. С головы до паха. Удар пришелся таким мощным, что лезвие вошло в землю на целую треть. Мистер Хоря закатил глаза, подобрал кинжал, побежал и оттолкнулся от спины согнувшегося в попытке достать меч детины.
  Приземляясь, хорек занес лапу и ударил уже оседающего вниз воина. За его спиной стояла Кристина, замершая в боевой позиции. Пройдет мгновение, подумал Хоря, и она поймет, что произошло.
  - Скотина! - выпалила она.
  "Какая шустрая", - ухмыльнулся про себя Мистер.
  Девушка прижала руки к груди. Распоротая футболка, разрезанный лифчик...
  - Ты чуть меня не убил! - продолжала верещать Кристина.
  - Я тебя не видел! Нечего лезть в бойню, женщина, а то в следующий раз подрежу твои ручки, и тогда ты уже не прикроешь свои прелести.
  - Никогда не думала, что первым встречным на неизведанной планете будет похотливый хорек-извращенец, к тому же жуткая зазнайка и задавала. Я, между прочим, знаток боевых искусств, - не без гордости произнесла она. - И вообще, дайте мне что-нибудь. А ты чего вылупился своими глазками масляными? Смотри, от холестерина не загнись!
  Стоявший столбом мужчина пару мгновений продолжал сверлить взглядом едва прикрытую грудь девушки, затем крякнул, сорвал плащ с мертвого парня и бросил ей, широко улыбаясь. Плаш приземлился около ног девушки.
  - Размечтался, - ухмыльнулась она. - Думал, я ломонусь ловить его, позабыв обо всем? Мужики везде одинаковы.
  - Послушай, женщина, пока этот фургон загружает системные файлы, давай-ка я тебе сделаю деловое предложение: раз ты у нас знаток боевых искусств, то занимайся любимым делом, а готовку я возьму на себя. Ну серьезно, ну?
  - Нет, - отрезала она. - Ты правильно сказал: я - женщина. Оставь готовку мне. Тешь свое самолюбие, выпендриваясь, как школьник. И гореть тебе в аду за испорченную майку!
  "Ну не пропадать же такому хорошему удару", - подумал Хоря.
  ***
  - Как?! - переспросила Кристина.
  - Ундугру, - невозмутимо повторил здоровяк.
  - Это имя или ругательство?! - недоумевал Мистер Хоря.
  Ундугру насупился и перехватил меч поудобнее.
  - Это будет последним, что ты услышишь, если не заткнешься.
  - Вот у нас на планете люди выражают благодарность по-иному.
  Кристина хрюкнула, а Ундугру наклонился и хотел было схватить хорька за грудки, но проворный Мистер отскочил.
  - Я поблагодарю тебя только после того, как ты мне купишь новые штаны.
  - Зачем? Ты настолько лохматый, что вполне можешь обходиться без одежды. Не зря же отдал жилетку нашей воительнеце.
  - Тихо! - гаркнула Кристина и встала между ними. - Давайте лучше остынем и присядем. Я неподалеку видела стадо непонятных зверей. Могу вам отбивные пожарить.
  Ундугру убрал меч в ножны и улыбнулся во все свои двадцать с чем-то зубов.
  - Это можно. Я проголодался. С удовольствием бы закусил твоими дыньками.
  Возмущение девушки подавил предостерегающий выкрик Хори.
  - Нет! Парень, серьезно, лучше ягодок покушай каких-нибудь. Или погоди, я сам чего-нибудь сварганю. Вчера вечером она приготовила что-то и назвала это салатом. Слово мне хорошо знакомо, да вот только я до сих пор гадаю, не поменялось ли на Земле значение этого слова с последнего моего прилета туда. Может, это означает "дерьмо собачье"? Как минимум, это было бы ближе к правде, если вспоминать тот ужин.
  - Я даже не знаю. Есть еду, приготовленную хорьком...
  - Да у меня руки чище, чем твоя рожа!
  - Мальчики! Не ссорьтесь. Переубиваете друг друга, а кого я кормить потом буду? Нельзя... Нельзя вам так. Не для того Добронрав напутствовал нас.
  Перепалка волшебным образом иссякла.
  - Добронрав. Ха, тоже мне, скромняжка, - рассмеялся Мистер Хоря.
  - А мне знаком такой, - сообщил Ундугру. - Приходил тут ко мне вчера. Говорит, мол, встретишь ты компанию странную, да только не пугайся. Наверное, имел в виду тебя, - он кивнул на хорька.
  - Думаю, он про Кристину и ее готовку, - не остался в долгу Мистер.
  - Ну так вот. Сказал, что на нас сисия какая-то возложена. Но, по-моему, сисии тут только на тебя, дынечка моя, возложены.
  - Вот придурок, - закатила глаза Кристина. - Во-первых, у меня имя есть, во-вторых, не "сисия", а миссия, болван!
  - Да хоть бы и так. Сиськи у тебя что надо. Я буду звать тебя Лягушонок.
  - Это еще почему?
  - Была у меня в детстве лягушка одна, а у нее на пузе две бородавки большие были, вот прям как у тебя.
  ***
  Ульмуйя сидела на самом краешке земли, опустив ноги в прохладную воду пруда. Она болтала ими, а потом замирала и ждала, когда с воды сойдет рябь и можно будет в очередной раз полюбоваться собой.
  Там, на поверхности пруда, отражалась девушка с кривым носом, тонкими прядями волос и разными по размеру глазами. Девяносто процентов наблюдающих сказали бы, что виновник всему - водные искажения. Если бы. Вины природного озера здесь нет и быть не могло - Ульмуйя была жуть как уродлива. И проблема заключалась в том, что сей факт она не то что не хотела признавать - она помыслить не могла, что такое вообще возможно в принципе!
  Девяносто процентов умников наверняка предположило бы, что бедолаге страшно доставалось в школе от других девчонок - подколы, шуточки, издевки...
  Ну-ну.
  Ее одноклассницы так и не смогли забыть тех гадостей, что невозмутимая Ульмуйя порождала в ходе очередной попытки донести до нее правду. Она находила столько приемов, что невольно задумаешься - а не стоит ли у нее генератор острейших оскорблений? Ведь ранила она ими так, что диву даешься! Ульмуйя исхитрялась абстрагироваться от любой внешности и даже первую красавицу обставила на ее же поле так, что у девчонки до двадцати трех лет во всех местах свирбил комплекс неполноценности.
  Ульмуйю не беспокоил тот факт, что она оказалась то ли в другой стране, то ли в другом мире, а то и, быть может, на другой планете. Наоборот, обрадовавшись, что здесь-то ее красоту точно оценят, она вскинула голову, задрала кривой нос и на косых ногах зашагала вперед.
  Мимо нее пролетали диковинные существа и что-то кричали.
  - Пхиветствуют, - хмыкнула Ульмуйя.
  Стоило ей улыбнуться - набекрень и не очень умело, - густая струя слюны капнула ей на плечо. Она спохватилась и одним движением стерла предательскую слюну и почесала голову.
  - И вам пхивет, милые кто-то! - отвечала Ульмуйя. Лицо ее еще оставалось красным.
  - Твою мать, конец света! - верещал своему товарищу мухаза, представитель симбиоза мухи и стрекозы.
  - Врата ада отворились. Вестник апокалипсиса! - судорожно вопил другой.
  - Братья, валим отсюда!
  Ульмуйя слушала их речь и умилялась.
  - Ишь ты, страховидло, лыбу давит. Думает, мы тут рады и песни поем в честь ее визита. Не отставать!
  Как бы то ни было, а мир, очевидно, был волшебным, ибо где еще ей повстречались бы всякие необычные твари вроде тех самых мухоз или диких чешуйчатых хомяков, свирепых на вид, но робких, стоит только приблизиться к ним.
  "Смерть-смерть-смерть-смерть-смерть!" - проносилось в голове у чешуйчатого хомяка, едва только нечто на двух ветках приблизилось к нему. Убежав от напасти, он пообещал себе обзавестись новым домом. Надо только проследить, в какую сторону пошло чудовище и выбрать обратное направление, потом бежать три дня, перевести дух и со спокойной хомячьей душой приниматься за рытье нового дома.
  - Чудный пхудик, ну, скажи да всю пхавду доложи. Я ль на свете всех пхекхасней? И не лги мне понапхасну!
  Ульмуйя часто сидела дома. Она не считала нужным гулять с подружками - уродицы могли обижаться на нее за то, что она затмевает их своей красотой. Конечно же они называли ее страшной, куда же без этого. Как им еще защищаться? Пф-ф, решили взять ее количеством. Думают, если сто человек будут твердить, какая Ульмуйя уродина, то что, она тотчас же пострашнеет? Ох и наивные. Ульмуйя ухмылялась, роняла слюну на плечо или грудь и в перерывах между киданием с балкона гниющих помидоров или протухших абрикосов сочиняла стишки. Это было ее хобби наряду с метанием чего-нибудь в кого-нибудь.
  И сейчас она посчитала, что недостаточно четко сформулировала вопрос. Она вообще не знала, ответит ли ей пруд или нет - с чего бы ей знать, что он волшебный? Но тем не менее...
  - Ну а если ты солжешь - этот мих ты не тхевожь. Скажешь ты, что я стхашна, и душа твоя ушла!
  Несколько секунд пруд находился в неподвижном состоянии, если не считать легкую рябь, идущую от ног Ульмуйи. Затем ярко полыхнуло синим, ее ослепило, ноги обожгло, словно она окунула их в кастрюлю с кипящим маслом. Стало душно и влажно, как будто ее швырнули в прогретую баню и щедро плеснули на каминку. Она мигом вспотела.
  Протерев глаза, Ульмуйя обнаружила, что пруд... Исчез. И там, где раньше была вода, теперь находилось пустое пространство, уходящее глубоко вниз. На дне не осталось даже тины - будто все это как минимум окатили из напалмовой пушки.
  "Даже вода не выдерживает моей красоты. Еще одно весомое доказательство. Тьфу, неудачники".
  ***
  Трюкокрут взвизгнул от неожиданности. От двух неожиданностей: он перепутал кнопки, и из глазка камеры телефона вырвался синий луч, который разросся до размеров дома и лопнул, унося за собой целый пруд вкупе с его обитателями. Посмотреть бы Орегано на его фокус - признал бы магом в одночасье, будьте уверены! Заносчивый хиляк пятнадцать лет все никак не мог разоблачить Трюкокрута и уличить его в жульничестве. А Трюкокрут успешно скрывался и подстраивал все как никогда выгоднее для своей же репутации... Вторая неожиданность была посерьезнее и пострашнее - это девушка на том берегу с просто катастрофической внешностью.
  Трюкокрут было испугался, что это он изуродовал ее своей оплошностью, потом пришел к выводу, что любое вмешательство извне усугубить это не могло никак. Он оправил мантию, откинул со лба крашенные в пепельный цвет волосы, вонзил в землю посох и направился к ней.
  "Святые микросхемы! До чего же она..."
  - Кхасива? - самодовольно спросила Ульмуйя, глядя ему в глаза. Ее рука совершила молниеносное движение в сторону волос, но быстро заняла исходное положение.
  "Только если ты говоришь антонимами, страшила", - подумал Трюкокрут, но в ответ лишь натужно улыбнулся и промолчал.
  - Маг что ли?
  - Ну... Да, конечно маг, - растерявшись, ответил Трюкокрут.
  - И что же ты умеешь? Я вот озехо спалила только что.
  - А я... Чего?!
  - На самом деле оно само, но я поспособствовала, споху нет.
  "Ну-ну. Поспособствовала она. Что же ты не плавала-то там в тот момент?"
  - Значит, ты будешь первой, - сказал ей Трюкокрут.
  "Давай, спроси же, в чем первой, почему первой, удивись, испугайся..."
  - Я всегда пехвая, маг!
  Они зашагали прочь от былого пруда.
  ***
  Трюкокрут прокручивал в памяти разговор, произошедший с ним намедни. Он подумал, что беседа - последствия перехода через Междумирье, ибо этот придурок Орегано что-то напутал. Но нет. Если разговор с непонятным стариком был сном, то Трюкокрут до сих пор спит, а его тело болтается где-нибудь между мирами. Или скотина-Орегано подстроил все самым подлым образом и пришиб его. Да нет, вряд ли. Стоит признать, что старик был настоящим, но нес полную ахинею. Он велел ему двигаться на юг, а по пути, с его слов, к нему присоединятся герои, такие же, как и он.
  - Ступай на юг, избранный воин, дабы свершить правосудие и разрушить цитадель зла. Ждать вас будет многотысячная армия, но пусть она не страшит тебя, ибо с тобой вместе в пути будут отважные воины, чья доблесть, прыть и отвага окажутся сильнее скопища супостатов.
  - И сколько же их будет?
  Трюкокрут прикидывал, хватит ли ему технических приемов и заряда нескольких гаджетов для совершения чего-нибудь эффективного.
  - Разум подскажет тебе, когда следует остановиться.
  Если Ульмуйя первая из четверки отважных воинов, то Трюкокрут готов выстрелить себе в голову прямо сейчас...
  ***
  - Девы всегда клюют на такие здоровые штуки, животное, - твердил Ундугру. - Вот скажи-ка, Лягушонок, как тебе моя большая штука?
  - Заткнись, пошляк, не то я из нее суп сварю! - пригрозила Кристина, помешивая очередной отвар.
  Мистер Хоря закатил глаза. Он стоял недалеко от костра с кипящим над ним котелком и проклинал все на свете. Каждый фут, каждый акр этой горе-планеты. Он же этого не заслужид!
  - Я боюсь, он о своем мече, женщина. И кто после этого озабоченный?
  Кристина посмотрела на него, поджав губы.
  - Погляди на этого скунса, Лягушонок, - не умолкал Ундугру, - что у него? Когти, клыки? Кинжал, если силенок хватит поднять? И кто на него посмотрит? Чумная ласка? А я! Да девы шеренгой маршировали за мной, желая отведать мою здоровую штуку!
  - Мистер Хоря, он опять о мече? - не поднимая головы спросила Кристина.
  - Явно не о мозгах, - скривился Хоря. - Смотрите, кажется, кто-то идет.
  - Двое, - отметил Ундугру.
  - Браво.
  Мужчина и женщина. Первый не то в плаще, не то в мантии. Седые волосы свисают спутанным космами, деревянный посох с острым наконечником врезается в землю с едва уловимым хрустом, но сам человек выглядит комично и нелепо, точно сбежавший прямо со сцены актер со всем сопутствующим реквизитом. Его спутница - продукт генетической мутации и биологического издевательства. Кривой нос, кривая ухмылка, кривые ноги, сжатые плечи, неровные, хаотично выщипанные брови больше походят на поле брани с подпалинами и трупами в виде коротких темных волосков.
  Бр-р.
  - Мих вашему дому, уходцы.
  - Косметолог твоей харе, красавица, - не остался в долгу Мистер Хоря.
  - Вот и познакомились, - заключил маг.
  Кристина поднялась, вытерла руки о зад и поравнялась с четверкой готовых сорваться друг на друга собеседников.
  - Так, тихо, тихо! Давайте начнем все заново. Пожалуйста, простите нас. Мы только после сражения, еще все на взводе... Меня зовут Кристина, это Мистер Хоря и Дунду... Рунгу... Бурунд...
  - Ундугру! - рявкнул здоровяк.
  - Очень приятно, - учтиво кивнул маг. - Зовите меня Трюкокрут, а эту замечательную девушку - Ульмуйя.
  Ундугру свистнул.
  - Я такое хрен запомню. Будешь У.
  Трюкокрут закашлял, не давая Ульмуйе ответить на колкость.
  - Я - маг и чародей. А эта красавица...
  - Что?! - всполошился Мистер Хоря. - Красавица? Парень, кто из вас чародей? Может, она тебя околдовала? Или ты сделал ее красавицей только для себя, а об остальных забыл, бездушный?!
  - Тебе ли говохить о кхасоте, кхыса?
  - К столу! Все готово!
  - Ага, - Ульмуйя посмотрела на Кристину, - тут такой же стол, какая и еда. Послушай, замахашка, твоя еда под стать тебе - такая же жуткая. Тебя мы опхеделим в кахаул, будешь вхагов отпугивать...
  ***
  После еды отряд предпринял попытку узнать друг друга получше. Мистер Хоря сидел и смотрел на них, подперев голову рукой. Сперва он отмалчивался, глядя на деяния его спутников, а затем начал цокать, а после перестал сдерживаться и расщедрился комментариями.
  - Браво, Ундугру. Еще пару недель, и ты сможешь выучить ее имя полностью.
  Ульмуйя так и не смогла смириться с тем, что ее, первую красавицу, даже по имени назвать не могут. Трюкокрут показывал фокусы разминавшейся после чистки котла Кристине. Что-то Мистеру Хоре в нем не понравилось - все эти фокусы... Какие-то они искусственные.
  - Послушай, чем тебе У не нравится? Я вон ту Лягушонком прозвал и ничего, не жалуется, - пробурчал раздосадованный Ундугру. - Будешь у меня Плоскодонкой. Или... Эй!
  Ульмуйя кинула в него камнем. Снаряд безошибочно попал в цель - лоб здоровяка.
  - Катапульта! - победно закричал Ундугру. - Я буду звать тебя катапультой...
  Сам Мистер Хоря вспомнил старца, который явился к нему после крушения космолета. Неясно откуда он взялся, но что-то с ним было не то - Хоре становилось не по себе, было жутко, одолевала паника. Пара фраз заело в памяти, и они прокручивались, как мелодия на поломанном магнитофоне.
  - Что ж, герой, вот и настал твой черед. Следуй зову сердца. Тебе дано противостоять армии тьмы, и только вместе с союзниками ты справишься с ними...
  Упала тень. Кто-то заслонил солнце. Мистер Хоря поднял голову и увидел Трюкокрута. Тот приподнял полы мантии и присел.
  - Послушай, мне тут один умный человек правильные слова поведал. Говорил, что разум подскажет мне, когда следует закончить набор. На башку я не жалуюсь и, пожалуй, с меня довольно. Эй, вы! Идите сюда.
  Троица подошла к ним, и Трюкокрут отошел немного назад, чтобы лучше видеть их всех.
  - С меня хватит. Два дня тому назад я столкнулся со странным существом под обличием человека... Он велел следовать на юг и противостоять армии...
  - И мне велел! С бородой такой, да? - уточнил потрясенный Мистер Хоря.
  - Он самый.
  - Добронрав! - воскликнула Кристина.
  - Сказал, что разум даст знать, когда надо закончить собирать союзников для сражения. Так вот, достаточно. Что мы имеем? Похабный хорек-мутант, слабоумный качок, таскающийся с огромным мечом даже когда ходит отлить, помешанная на готовке красотка и...
  - Я не люблю готовить, пхидухок! - вклинилась Ульмуйя.
  - И хамская уродина по кличке Катапульта... Прелесть! Пожалуй, что хватит. Дальнейшего я просто не выдержу. Если мы продолжим идти, и к нам будут присоединяться новые, то наш героический поход против сил зла обернется каким-то парадом уродов! Я не потерплю - у меня сердце слабое, а нервы не железные. А также...
  Камень прилетел неожиданно и врезался в его нос.
  ***
  - Добрый ров и мост, ты в готовке прост! Сотворись скорей, время не жалей!
  Из воздуха появился деревянный мост длиной в пятнадцать футов, поставленный стоймя. Руки-цепи протягивали Орегано бутерброд с ветчиной и сыром. Он взял его, и мост растворился.
  - Ну ты и придурок. Как есть придурок. Боже, таких придурков надо еще поискать.
  Господин Суря пребывал в полнейшей удрученности. Сумасшедший маг второй день не мог придумать нормальное заклинание, чтобы облегчить им жизнь. Суррикат пытался было помочь ему, но Орегано отвечал, что только мысли мага имеют вес в среде волшебства, так что нечего ему подсказывать.
  Пытался подсказать и Амбарга, тощий парень, вооруженный двумя дагами. Он очень напоминал ему давнего приятеля, а ныне злейшего врага - Мистера Хорю. Но, слава Великому Биологу, его здесь не было. Правда, компания и без того выдалась забавной: помимо бездарного мага и трудяги-парня, что строил из камней некое подобие стены, с ним в одной команде были две девушки - Памелла и Урдаглы. К последней Господин Суря старался не обращаться по имени, ибо оно звучало как ругательство.
  - Будешь у меня Помело, детка, - сказал Амбарга Памелле, когда они только познакомились. - Так правдивее. Уверен, имя тебе дали в честь сисек, гадом буду!
  Памелла не обиделась, ибо ее бюст по размерам вполне мог потягаться с этим фруктом. В отличие от ее сестры Кристины грудь Памеллы начала расти очень рано, и ни о каком спорте не могло быть и речи - гимнастические трюки выполнять не удавалось, драться тоже, костюм для фехтования был ей слишком тесен. И она выбрала стрельбу из лука. В итоге добилась того, что ее кубки делили одну полку с косметикой ее сестрицы за неимением места.
  Судьбы пятерых свелись одной волей - построить оборону и подготовиться к битве.
  - Страшная армия движется в вашу сторону. За вашими спинами - там, за горизонтом, - Хранилище. Кристалл Мира, сердце этой планеты. И если недруги прорвутся сквозь вас, конец всему. Вы - стражи последнего рубежа. Мощь противников велика, но вы справитесь. Запаситесь стрелами и каменьями. Последними вы будете строить укрепления, но не всеми. Оставьте несколько десятков.
  Так говорил непонятный бородатый тип, вроде бы и пожилой, но озорные глаза смотрели с явной смешинкой и каким-то наслаждением.
  - Мы надерем им задницы, будь спокоен! А потом натрем их перцем, поджарим и заставим сожрать их! - гудела Памелла, не стесняя себя в выражениях.
  Она немного недолюбливала тихую красотку Урдаглы, ибо пользы от нее не было никакой. Практически. В первый день их обустройства отряд лазутчиков темных людей предпринял попытку напасть на них, но боя как такового не получилось - исход быстро предопределила серая мышка по имени Урдаглы, на деле оказавшаяся мастером по бесконтактному бою.
  - Мне не повезло родиться и стать не только сиротой, но и красивой. На моей планете было просто не возможно пройти, оставшись без внимания. К несчастью, девушки с той планеты редко рождались красивыми. Чего стоит одна моя лучшая подруга Ульмуйя, до сих пор злящаяся на меня за то, что ее постоянно называли страшной. А она такой человек, что не верит в собственное уродство... Думает, что она-то как раз красивая, а остальные - жертвы лицемеров. И когда ты идешь, особенно ночью, а тебя пожирают и раздевают глазами сотни похотливых мужиков, волей-неволей предпримешь что-нибудь в целях самообороны... Так вышло, что в одной из критических ситуаций во мне проснулись задатки бесконтактного боя... С тех пор мужчины ограничивались одними взглядами.
  Всякий раз, когда Амбарга и Господин Суря проходили мимо с очередным камнем, они ненароком поглядывали на прелести красотки, робко притулившейся в тени большой глыбы. Откровенно говоря, Суря не находил в ней ничего привлекательного, однако с упорством продолжал разглядывать ее. Может, присмотрится и поймет.
  - Нет, не мое, - заключил он.
  - Куда тебе! Я ходил отливать и вон на том пригорке видел мертвого суслика. Не ты ли там его до смерти того?.. Засмотрел!
  - Ужас просто, - не стерпел Орегано, отдыхающий после очередного неудачного заклинания, - такая красивая девушка и с таким жутким именем. Что ж это за наказание такое?! То ли дело мое...
  - Послушай, шалфей, ты, наверное, не знаешь, что означает твое имя? - влезла Памелла.
  - Оно означает "красивый, мудрый, храбрый, любимый девушками", - самодовольно начал Орегано. - Ты только вслушайся, какая мелодия слогов: О-ре-га-но!
  - А у нас на Земле это обычная трава. Приправа. Так что хорош халтурить, давай-ка ты, китайская копия Копперфилда, заморочься и принеси пользу обществу. Карри, твою мать!
  Маг потупился и направился к россыпи булыжников, что лежали за их спинами. Острые, круглые, неправильной формы камни напоминали черепа неизвестных животных, сложенных в одну кучу. Откашлявшись, Орегано воздел руки и нараспев завел песнь магии:
  - Волшебство, о, силу дай мне, чтоб подвинуть эти камни! Возвести врагам преграду, чтобы знали эти гады, как на святое посигать. Сложитесь в стену, чтобы злая рать не смогла прорваться за этот барьер! Заклинаю вас мощью своей карьеры!
  - Кретин, - бросил Суря.
  - Святые кудри Иисуса Христа! Сейчас этому базилику все хмели-сунели оторвут, - сквозь зубы процедила Памелла.
  Сперва ничего не произошло, и Господин Суря совершенно этому не удивился. Мало того что слабоумный человек-маг произнес полную ахинею, он к тому же сбился с ритма и наверняка где-то на середине, а то и на первой трети заклинания забыл слова и действовал экспромтом.
  Магия - штука коварная, со знанием дела говорил Орегано. Магия - ваш лучший друг и злейший враг. С ней надо быть обходительным, тактичным и действовать продуманно. Кажется, он усвоил эти слова, но совершенно к ним не прислушался. Вот и получил: камни зашевелились, с них посыпалась пыль и мелкая крошка, с ленивым хрустом - как у людей с больными щелкающими суставами - булыжники поднялись в воздух и полетели к кое-как возведенной стене.
  - Амбарга! - крикнул Амбарга и что есть мочи побежал к Орегано. Он оттолкнулся от небольшого пригорка, прыгнул и накрыл своим телом незадачливого мага.
  Подбежали остальные. Даже Урдаглы.
  - О чем ты думал, ослоголовый?! - разразилась гневной тирадой Памелла. Дальнейшее члены команды предпочли провести мимо ушей, ибо ругательства грудастой девы были столь черны, что никакого отбеливателя не хватило бы, дабы отмыть того, кто в тот момент вслушивался в ее речи.
  - Я не выдержу с вами... - ошарашенно произнес Господин Суря. - А я думал, ты представился.
  - Я и представился, - просто ответил Амбарга, пожав плечами.
  - А зачем орал свое имя? Что за боевой клич?
  - Я бы и рад кричать за королевство, если бы оно не носило названия Андармабалайна. Имя как-то сподручнее.
  - Ну да, пока такое выкрикнешь, уже без рук и без ног останешься, - согласился Суря. Затем повернулся к Орегано: - Вот! Бери пример с этого человека, идиот! Что ж ты не додумался лечь на сами камни? Они б тебя пришибли!
  Маг выглядел подавленным.
  - Я... Я просто хотел помочь. В конце концов, они встали так, как нужно!
  - Помочь... Какое милое самопожертвование, клянусь рукколой! Ее-то ты и благодари за спасение жизни.
  - Ой, ребята...
  Тишина. Потмоу что голос подала не шибко словоохотливая Урдаглы. Наверное, четвертый раз за эти два дня.
  - Там кто-то идет.
  Господин Суря и Амбарга, не сговариваясь, помчались к насыпи.
  - Вот сволочи, - резюмировал суррикат, хмуро осматривая пятерку приближавшихся. И один из них был ему очень хорошо знаком. И это ему не нравилось. - Готовьтесь к обороне!
  Компания вскочила на ноги и сгруппировалась в центре.
  - Орегано! Ты, жертва неудачных фантазий писателя-графомана! Ты не выполнил навет старика! Сказано было наколдовать стрелы, идиот. Давай-ка соизволь разродиться запасами, только, чур, поаккуратнее. Не хватало только, чтобы ты превратил себя в дуршлаг, отсохни твоя волшебная палочка!
  - Я думаю, волшебная спичка, - вклинился Амбарга и громко рассмеялся.
  Я смогу, я смогу, я смогу, заклинал себя Орегано, судорожно рифмуя слова и играя с ритмикой.
  - Мне нужны стрелы... Нужны. Для Памеллы ведь важны! Нужно очень много стрел, чтоб устроить ей отстрел. Только, чур, меня не бить, не хочу себя убить. Жду запасов и припасов. Орегано - маг прекрасный!
  Рядом с Памеллой выросла целая гора стрел, а маг внезапно похорошел и стал более ухоженным. Господин Суря осмотрел кучу и шлепнул себя ладонью по лицу.
  - Признайся, что ты пропел свое заклинание ради последней фразы? - хмыкнул Амбарга, поигрывая дагами.
  Орегано не дали ответить. Его фразу подавили крики Памеллы.
  - Во имя метлы, зелий и Гарри Поттера! Ты, шафран чертов. А стрелять я чем должна?Титьками?!
  - Прости... Прости... Я сейчас исправлюсь! Так... Так... - он наморщил лоб, подпрыгнул победно улыбнулся и набрал в грудь побольше воздуха. - Дабы избежать нам мук, попрошу у вас я лук! Он поможет победить этих тварей и убить.
  - Еще один стишок и я расплачусь, - горестно проговорил Суря.
  На них сверху посыпался дождь из... Лука! Его падало так много, что благой мат Памеллы приглушился и звучал как сквозь толщу поролона.
  - Ну тут я теперь вижу целых два способа расправы. Убить их овощным дождем или мы в спешке нарежем лук, чтобы слезы застлали глаза противнику. Можем еще нажраться его и подышать в морды лиходеев, - задумчиво произнес Амбарга.
  - Со своими ножами можешь приступать прямо сейчас, - обратился к нему Господин Суря, - ни на что другое они не пригодны.
  Памелла поднялась, потирая лоб. На нем уже набухала шишка. Ее ноздри раздувались, она шумно дышала ртом, и с каждым выдохом липкая от пота прядка волос подпрыгивала, точно не решалась взлететь и взмыть вверх.
  За последние полчаса Орегано успел изучить нрав пылкой девицы в полной мере и все, что он сейчас мог сделать, это предотвратить тираду, которая вполне возможно могла закончиться для него печальнее некуда. Он одернул мантию и проорал чуть ли не ей в лицо:
  - Лук-то нужен боевой! С этим в бой мы ни ногой! Призываю вас исправить это все и будет... Круто.
  Господин Суря не сдержался и захныкал, прыгнув на Амбаргу и обхватив передними лапами его шею, а задние скрестил за спиной парня. Морда сурриката уткнулась в рубаху бойца...
  Потому что каждая головка лука превратилась в лук.
  - Выбирай! И нечего мне тут претензии свои высказывать, глупая баба!
  - Готовьтесь.
  На пригорке показались пять силуэтов.
  - Это... Этого не может быть... Это иллюзия! - шептала Урдаглы. Ее поднятые руки дрогнули, но не опустились.
  - Я понял. Старик говорил с нами намеками. Нам следует быть настороже - не зря же он окрестил пятерку жалких особей многотысячной армией. Предстоит тяжелая работа, - прокричал Господин Суря.
  - Может, это наши союзники? - с надеждой в голосе спросила Памелла.
  - Ну какие из них союзники? Он же обращался к нам, помните? - сказал Амбарга. - Он называл нас защитниками.
  - А кому еще он мог это сказать, если там были только мы?! - подал голос Орегано.
  - Ты, щавель, лучше готовь заклинание какое-нибудь, а не языком чеши, - осадила его Памелла. - С луком, признаю, вышло неплохо, если бы он не искалечил нас еще до боя.
  - Хватит вам ныть! Раз армия, значит, есть за что. Давайте, ребята, подышите напоследок мирным воздухом...
  - Который кто-то уже успел испортить, - пробурчала Памелла.
  ***
  - Кажется, старый бабуин нас обманул, - кисло резюмировал Мистер Хоря.
  - Тебе ли о бабуинах тхындеть, хомяк? - окрысилась Ульмуйя.
  - Прости, о великий цвет генофонда.
  - Почему обманул? - спросил Ундугру.
  Мистер Хоря окинул его испепеляющим взглядом.
  - А у тебя что, в глазах троится? Хотя в любом случае мало... Старик говорил об армии. О том, что нам предстоит встретить войско и противостоять ему.
  - Эй, ты, повариха-проститутка! - крикнула Кристина и побежала вниз по склону.
  - Не стрелять! - бросил Господин Суря.
  - Ах ты, отрыжка барсучья, и ты тут! - возопил Мистер Хоря, прыгнул и, прокрутив в воздухе тройное сальто, приземлился и побежал к встречающему его суррикату.
  - Вот и ты, мой злейший враг! Что ж я делаю не так? Я с тобой сейчас расправлюсь, потому что...
  - Именем магии! Ослепните!
  Трюкокрут оббежал кучу-малу и встал с боку. Он исподтишка достал мобильник и сделал фотоснимок. Ярчайшая вспышка ослепила всех, и они поумерили пыл. Руки инстинктивно потянулись к глазам, натирая их и смахивая подступившие слезы. Трюкокрут выждал время и торжественно сказал:
  - Я, великий маг Трюкокрут, дарю вам возможность видеть.
  - Кто бы тебе талант подарил, шарлатан поганый! - гаркнул Орегано.
  - Помолчал бы, ты, рифмоплет-что-сам-себя-убьет. Гляжу, у вас тут луков больше, чем вас самих. Что, кто-то ярый коллекционер? Ах, да, я забыл, с вами сам мастер-волшебник...
  Через час у Господина Сурриката и Мистера Хори болели уши. Им повезло - они вволю наругались самыми первыми и даже успели подраться, если можно считать дракой то, что они изобразили: подобие танца с размахиваниями всеми четырьмя конечностями. Ни одного удара они так и не совершили. Выросшие в одном учебном заведении, бывшие боевые партнеры, разработавшие собственный неповторимый стиль, они знали самые хитрые и потаенные уловки друг друга. В конце концов звери выбились из сил.
  Ундугру и Амбарга показали им, что бывает, когда здоровяк с огромным мечом и худощавый парень с парными клинками решают давние конфликты при помощи оружия - покружили друг перед дружкой на манер хорька и сурриката и сели наземь. Так что, по сути, ничего они и не показали.
  - Посоветовал девку, дрянной человек, - не унимался Ундугру, рассказывая животным-мутантам причину конфликта. - Говорит, клюет на мужиков как рыба на перловку. Ну я забрался к ней в постель, а тут кто-то доложил страже, что во дворце посторонний. Выбраться я и не успел - ну куда с таким мечом?
  - Да зачем же ты его за собой потащил?
  - Настоящий мужчина свое оружие носит с собой! - гордо ответил Ундугру.
  - У настоящего мужчины оружие всегда при себе, если он идет к даме. И меч для этого не подойдет, если только ты не собрался ее рубить на кусочки, - возразил Мистер Хоря.
  - Другое дело, что дама - извращенка... - добавил Господин Суря.
  - Просто кое-кто хотел, чтобы меня взяли под стражу, а его, как единственного оставшегося кандидата, определили для возглавления спецотряда!
  Эта парочка давала жару. Ундугру проклял все на свете, когда Урдаглы представилась им. Он сплюнул и решил называть ее Ы, чтобы Ульмуйе было не так обидно. Памеллу он хотел было назвать Лягушонок Второй, но понял, что это очень долго и остановился на Дыньке.
  - Почему у вас такие странные имена? - вопрошала Кристина.
  - Приучение к вежливости. Жители Вивисити не отличались хорошими манерами, а оценочная комиссия отмечала и этот пункт в анкете на государственную дотацию. Наши создатели-биологи вышли из положения таким вот образом - давая вместо имени вежливые обращения, как у вас на планете. Там и Мсье Енот, и Дон Питон...
  - Сложно все как... Пойдемте лучше кушать. Я нашла суслика, вроде как свежего, такой бульон наваристый сделала!
  Стряпню Кристины не оценили, зато Амбарга, поев, наконец-то смог сказать, что в чем-то старик был прав по поводу армии - Кристина была сексуальна как вся женская армия вместе взятая.
  ***
  А потом появился старик.
  Стояла ночь, но никто не спешил ложиться. Горел яркий костер, бывшие друзья-однополчане Амбарга и Ундугру, выбивая орудием ритм, запели песню, мрачную и очень долгую. К ним решил присоединиться Орегано, попутно впечатлив слушателей-зрителей своим волшебством.
  - Я пою, и птицы вокруг меня летают. Что творится на душе моей, они не знают. Ах, гадайте птички-птички, я скорблю-скорблю-скорблю, потому что птички-птички, вас я что-то не люблю...
  Представление закончилось тем, что появившиеся во время песни птицы обгадили его, обклевали и улетели. Собравшиеся были не в силах помочь ему по причине истерического припадка.
  Десять героев обсудили свои проблемы, поутихли, но некоторые еще таили былую обиду. Ульмуйя, например, все не могла упокоиться, что ее называют страшной. Ее страшно бесило, что на планете собралось восемь незнакомцев с других же планет и продолжают лицемерить и при этом совершенно не краснеть.
  У них созрел план - как только появится таинственный бородач, спросить с него за ту ложь, что он влил в уши двух отрядов. Они хотели разделаться с ним, как следует прижучить и выпытать. Надо было только подождать. Но старик облегчил им жизнь и явился сам. Он просто вышел из темноты, бесшумно, словно призрак.
  - Смотрю, у вас тут большие планы. Тихо, тихо!
  Он поднял руки, и подорвавшиеся Суря и Хоря застыли, а потом плюхнулись на задницы.
  - Очень рад, что вы собрались здесь. Я бы даже сказал, как здорово, что все мы здесь... Но это уже другая история. Предпочту, если вы выслушаете меня в тишине и спокойствии. Поверьте, мне есть что сказать. Кстати, пользуйтесь случаем - пока вы трындели без умолку, перебивая друг друга и распевая песни, которые, слава Сиолирию, точнее... Неважно... Которые закончились только лишь птичками, вам и в голову не пришло забраться на сотворенную насыпь и посмотреть на горизонт. А также прислушаться - а не топает ли кто громче положенного? А не дрожит ли земля? А не слышны ли звуки барабанов?
  - Тьфу ты, а я-то думал, у меня творческий подъем, - пожаловался Амбарга. - Сижу себе, сижу, слышу стук. Ну, думаю, это у меня стук сердца ритм отбивает. Как раз под нашу песню подошло.
  - Не совсем, но хоть в чем-то Армия Конца оказалась полезной. Герои, я призываю вас объединиться. И отбросить старые обиды. Солгал я вам для того, чтобы свести вместе и показать, что все ваши обиды и вражда - гонение за фантомами и надуманными иллюзиями, бегство за эмоциями и комплексами. Господин Суря, Мистер Хоря - вы же были лучшими друзьями, шикарными бойцами. Подумаешь, дал списать тебе на экзамене, Мистер Хоря, неправильные ответы, а сам потом исправил... Твоя жизнь стала хуже?.. А ты, Ундугру? Уверен ли ты, что тебя подставил твой друг и боевой товарищ? Сам себе создал виновника и сам же себя в этом и убедил. Взгляните, вы, четверо! Вы хотели убить друг друга! Позор вам. А ты, Орегано, стоило ли тебе поддевать Трюкокрута? Каким бы шарлатоном он ни был, это не повод винить его в том, что он своей зрелищностью заклинаний, вернее, спецэффектов, забирал всю славу себе. Надо было не дуться на него, а работать над собой! А вам, девушки, я просто-напросто скажу - будьте проще и не придумывайте себе ничего, когда знаете, что без этого все могло быть спокойнее. И сегодня я призываю вас сплотиться. Забыть о вражде. Сплотитесь! Ведь вы - герои. Каждый из вас уникален, каждый из вас в бою представляет угрозу врагу. Мне очень дорог этот мир, и я перенастроил ход ваших судеб так, чтобы вы оказались на этой планете, нашли друг друга - не без моих недомолвок - и стали командой. Взойдите наверх, друзья. Взойдите и посмотрите! Видите ли вы эти тучи, подкрашенные багрянцем? Слышите стук десятков тысяч ног, что сотрясают землю? Они - разрушители мира, приспешники Карателя Миров. И я - коллега - прошу вас помочь мне. Спасете мир - и он достанется вам. Не захотите - я без проблем отправлю вас обратно. А пока - берите оружие, готовьте заклинания, сосредотачивайтесь и встречайте соперников. Вперед, герои, в бой! Вы - последний рубеж, вы - десяток спасителей, сплотившихся у самого края бездны. Так пусть ваша дружба, ее новый виток, скрепятся узами битвы. Вы - Союз Спасения. Приготовьтесь защищать сердце мира, ибо бесчисленные рати тьмы идут вам навстречу.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"