Никулин Игорь Владимирович: другие произведения.

"Добро Пожаловать В Ад"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 4.61*50  Ваша оценка:

  Пролог
  
  
  
   Он сидел на скамье задержанных, потирая саднящую скулу. Ссадина кровоточила и при неосторожном прикосновении вызывала неприятное жжение. Поморщившись, он посмотрел на милицейского сержанта, восседавшего с умным видом за столом напротив.
  - Назовите свою фамилию, - произнес сержант, облокотившись на столешницу и лениво поигрывая авторучкой.
   Он поднялся со скамьи и выложил на толстый журнал в потрепанной корочке, лежащий перед сержантом, студенческий билет.
   Сержант развернул удостоверение, пробежался по строчкам, сверил крошечную, заверенную печатью деканата фотографию с разукрашенным лицом задержанного.
  - А просто назваться было нельзя, а, Руслан Адиев?
  - Там же все написано, - он пожал плечами.
   Скривив толстые губы в ироничной ухмылке, сержант переписал данные в журнал. Поднявшись со вздохом грузчика, день таскавшего тяжеленные мешки и присевшего едва на минуту, прошел к компьютеру, стоявшему рядом с пультом дежурного.
  - Умничаешь, значит? – спросил, усаживаясь за клавиатуру. – Сейчас посмотрим, что ты из себя за птица. А может, ты и вовсе в Федеральном розыске?
  - Смотрите, - осторожно коснувшись пальцами разбитой скулы, покривился Руслан.
   Скула опухала. Если в ближайшие полчаса не приложить холод, синяк расползется на пол-лица. Как не исхитрялся, а увернуться не успел от кулака общежитского дебошира…
  А ведь еще какой-то час назад ни сам Руслан, ни его одногруппник и сосед по комнатушке Юрка Турбин и подумать не могли, что коротать остаток вечера придется в участке. Обидно не то – с кем не бывает? Но почему наряд, не разобравшись толком на месте, заковал в наручники и приволок сюда только их, не тронув зачинщиков драки, нажравшихся водки до помутнения рассудка и, вдобавок, чуть не изнасиловавших девчонку?..
  - Чисто, - проворчал сержант, считав короткую запись с монитора. – В первый раз попался, что ли?
  
   В трения с законом Руслану вступать не доводилось. Как пишут в анкетах – не был, не состоял, не имел… Да и в этом сибирском городе он всего-навсего третий месяц.
   Сюда он приехал из Грозного, городка средней руки, угнездившегося у подножья Терского хребта. Еще заканчивая десятый класс, он решился попробовать силы и поступить в государственный университет. Послушал совета отца, согласился на Новосибирск…
   Вступительные экзамены дались исключительно тяжело, хотя в школьном аттестате троек у Руслана не было, и над учебниками он провел немало бессонных ночей. Он поступил - и не ценой стада баранов, как подначивал Славка Иванов, нагловатый сынок шишки областного масштаба. Тому и сдавать ничего не потребовалось. Звонок из Областного Совета, и свято место застолблено. Славка, имеющий в котелке одну извилину, и ту переходящую в прямую кишку, умудрился без усилий сдать такие предметы, где сыпались золотые, не ему чета головы…
  
   Сержант прошел мимо него в коридор и поманил пальцем.
  - Иди сюда.
  - Зачем?
   Задавать вопросы в его положении было делом неоправданно глупым. На невольную реплику сержант отреагировал, как бык на красную тряпку. В глазах его мелькнули искры раздражения:
  - В коридор! – вспылил он, выдергивая из портупеи резиновую дубинку.
   Схлопотав тычок в спину, Руслан проскочил в насквозь провонявший табаком, водочным перегаром и засорившимся сортиром коридор.
  - Ты откуда в Россию приехал? – ноздри сержанта возбужденно раздувались, как у загнанной лошади; костяшки пальцев, сжимающих рукоять "демократизатора" побелели от напряжения.
  - Из Чечни, - набычившись, ответил в тон ему Руслан.
   Дубинка, описав в воздухе кривую, обласкала ему плечо. Зашипев от боли, чеченец отскочил назад, хватаясь за ушибленное место.
  - Не горячо? – осведомился, расплывшись в улыбке, сержант.
  - За что-о?!
  - Было бы за что… - намекнул блюститель порядка. – Все вы скоты! И вы, и братья ваши черножопые – ингуши. Вайнахи хреновы! – сержант ожесточенно сплюнул на грязный пол. – Никогда не забуду кавказского гостеприимства.
  - Что мы такого сделали? – держась на безопасном расстоянии, спросил Руслан с опаской.
  - В прошлом году я был в командировке. Перевозил беженцев в Назрань. Так, гады… камнями забросали. Такой же урод, вроде тебя, на крышу взобрался с гранатометом. Дескать, только шелохнитесь. А бабье – обезьяны в юбках и шпана ваша сопливая - камнями по стеклам!.. Эх… - вздохнул он, остывая. – Всыпать бы тебе как следует. Так ведь жалобу настрочишь. Ничего, шарик-то круглый. Авось, еще и свидимся. А теперь, марш в камеру. Самая вонючая, с клопами, в твоем распоряжении.
   Выдвинув стальной засов, сержант потянул на себя оббитую жестью дверь. Руслана обдало душной волной зловония.
  - Давай! – втолкнул его сержант и замкнул запоры.
  
  * * *
  
   Часам к трем ночи оперативник, вымотанный за сутки от бесконечных мотаний по кражам, опроса свидетелей и потерпевших, и не успевший даже наскоро перекусить, валился с ног. Все, о чем он сейчас мечтал – запереться в кабинете, упасть на сдвинутые в ряд стулья и хоть немного вздремнуть.
   Отдавая дежурному выведенные справки по преступлениям, он с надеждой спросил:
  - Большего ничего?
   Капитан оторвался от пульта, посмотрел на него мутноватыми от усталости глазами.
  - Надо еще двоих опросить.
  - По поводу?
  - Почитай, - капитан подал скрепленные вместе рапорта. – Ситуация, в двух словах, такова… Позвонили из общежития НГУ, вроде драка. Я выслал для разбирательства папуасов. Есть трое потерпевших, свидетельница. Собрались, мол, компанией. Водочка, музыка. В разгар веселья заваливаются соседи. Начинаются претензии: мешаете заниматься. Компанийка уже навеселе, соответственно и ответили. Слово за слово, за грудки…
  - И что? – зевнул оперативник.
  Папуасы (жарг.) – Патрульно-постовая служба милиции.
  
  
  - Хулиганочка вырисовывается. Показания потерпевших подтверждает комендант общаги, она и звонила.
  - А где потерпевшие?
  - Дома дрыхнут. Папуасы заявления сами приняли…
   Опер чертыхнулся, сгребая со стола чистую бумагу.
  - Миша, давай первого…
   Сержант вразвалку прошествовал к клетке, где, навалившись на решетку, дремал худощавый парень лет семнадцати в кожаной куртке и надвинутой на глаза драповой кепочке.
  - Подъем! – крикнул нарочито громко, пнул по стальным прутьям.
   Парнишка подскочил, растирая слипающиеся глаза.
  - Турбин, на выход.
  
  * * *
  
  - Неправда! – горячо воскликнул Юра, выслушав оперативника, зачитавшего заявления. – Полное вранье! Перевернуто с ног на голову.
  - Ты не кипятись, юноша! Разберемся.
  - Разбираться надо было в общаге…
  - Ты учить меня вздумал? – опер угрожающе поднялся из-за стола, нависая над щуплым подростком. – Отвечай только на вопросы. Фамилия, имя, отчество.
  - Турбин Юрий Станиславович.
  - Дата рождения.
  - Десятого апреля семьдесят пятого года.
  - Где родился?
  - В Омске.
  - Ранее судим?
  - Нет.
  - Какие твои годы… - буркнул сыщик, ставя точку. – Итак, коротко и по существу.
  
   А что, собственно, было рассказывать? Просидев до закрытия в университетской библиотеке, они появились в общежитии около восьми. Перекусив еще теплыми, купленными у уличной торговки, беляшами с горячим чаем, завалились по кроватям. Руслан читал детективный роман, а он, Юра, просто отдыхал, стараясь не думать ни о чем…
   За стеной вовсю шла гулянка. К соседям частенько захаживал Славка Иванов, "золотой студент", как нарекли его на курсе, а по большому счету кутила и мот. Деньги, а папаша щедро спонсировал старания отпрыска, "грызущего" гранит науки, у него не переводились, и большей частью тратились на регулярные попойки.
   Магнитофон гремел на полную катушку; казалось, даже стены тряслись и позвякивали стекла. Руслан оторвался от книги, читать стало невозможным, и опустил ноги на пол.
  - Опять… - пробурчал он, надевая шлепанцы. – Никакого покоя.
  - А что сделаешь? – повернулся к нему Юра. – Если даже комендантша боится замечание сделать.
  - Ага… А назавтра очутиться на улице.
   У соседей пьяно заржали, покатилась со звоном бутылка.
  - Черт знает что! – возмутился Руслан. – Надоело…
   Юра достал из-под подушки рулон ваты, слепил заглушки и заткнул уши.
   - Во! – поднял он большой палец. – Почти не слышно.
   За стеной истошно взвизгнули. Визг перекрыл отборный мат, послышался звук сочной пощечины. Еще раз кто-то тонко завизжал, после чего визг перешел в захлебывающийся девичий плач.
  - Не вмешивайся! – посоветовал Юра приятелю, видя, что тот, забросив детектив, пошлепал к двери. – Мы же крайними будем.
   Руслан презрительно процедил сквозь зубы.
  - Ну и сиди. Я тебя не зову…
   Он ушел в коридор; донесся стук в соседнюю дверь.
  - Как же, сиди, - проворчал Юра, слезая с кровати и обуваясь. – Чую, влипнем с тобой в историю.
   Руслан, заметив вышедшего Турбина, не удивился, точно знал, что иначе и быть не могло, и еще раз постучался. Но музыка ревела столь оглушительно, что в комнате его просто не услышали. Повернувшись спиной к двери, он три или четыре раза с силой пнул ее.
   Магнитофон немного приглушили. Внутри затейливо выругались, щелкнул отпираемый замок. На пороге возник по пояс раздетый Стас Милованов, нетрезво уставившись на них.
  - Че надо?! – с вызовом спросил он.
   Юра вошел вслед за Русланом, надеясь уладить назревающий конфликт миром.
   Посреди комнаты стоял стол, заставленный пустыми винными бутылками и закуской. В кресле, под красочным плакатом с изображением Сильвестра Сталлоне, таращился на пыхтящую на диване парочку второй жилец, Гаврилов.
   На диване же шла неравная борьба. Заплаканная девица с растрепанными волосами, перемазанная потекшей косметикой, отбивалась от пристававшего Иванова. Подмяв под себя, зажимая лапой рот, толстяк жадно шарил у нее под юбкой. С силой рванул, отбросил на пол белые кружевные трусики.
  - Сволочь!.. – давилась слезами девушка. – Скотина!
   Руслан шагнул к разрывающемуся магнитофону и дернул провод. Дикий рев, даже отдаленно не напоминающий музыку, оборвался.
  - Немедленно прекратить!
   Славка ослабил хватку, и девица, воспользовавшись замешательством, выкарабкалась из-под него и забилась в угол.
   Отдуваясь и растирая по лбу пот, Иванов взял со стола бутылку "Монастырской избы" и принялся пить из горла. С бульканьем вино проливалось в луженую глотку.
  - Пшли прочь! – оторвавшись от бутылки, выдохнул он.
  - Зря ты так, - сказал Руслан, краем глаза подмечая, что зашевелились подпитые Славкины дружки. Дело пахло заурядной дракой.
   Иванов грохнул об стол опустошенную бутылку и обтер ладонью мокрые отвислые губы.
  - Слышь, чурка! – пыхтя, проговорил он. – Че ты приперся! Уматывай, пока не началось! – И прибавил. – В натуре…
   Руслан оскорблений сносить не привык. Ни брошенных в запальчивости, ни прошептанных с потаенной ненавистью за спиной. Отец учил: "Хочешь, чтобы люди тебя уважали, научись уважать себя сам". Стоит единожды стерпеть унижение, - и неважно, под каким благовидным соусом, - и скоро перестанешь уважать себя…
   Кулаком он достал челюсть обидчика. Бритоголовый толстяк с золотой цепью на шее, неуклюже завалился на стол.
   Стол был древним и держался на соплях. Не выдержав массы обрушившейся туши, он затрещал и развалился. Посуда посыпалась, захрустело под ногами битое стекло.
   Узкоплечий Гаврилов, подлетев с кресла, ринулся на Руслана. Тот увернулся от рассекшего воздух кулака, но неудачно, тут же подставившись под удар Милованова.
  
  Выручил Юрка, схватившийся с ним. Крутанувшись вокруг своей оси, он врезал Стасу по животу. Багровея и силясь продавить в легкие воздух, Милованов сполз по стене.
   Пока кипела заварушка, Иванов очухался и, подобрав валявшуюся бутылку за горловину, шарахнул о стенку. Донышко осыпалось, обнажив кривые стеклянные жала.
  - Убью!.. – промычал он и двинулся на Руслана.
   Потасовка зашла слишком далеко. Руслан исподлобья смотрел на надвигающегося с "розочкой" толстяка и просчитывал возможные ходы. Собственно, можно ретироваться, показав пьяным подонкам спину, а потом костерить себя за малодушие. Или довести начатое до логического завершения…
   Он сделал ложный выпал навстречу Славке. Тот отклонился в сторону, махнув перед собой разбитой бутылкой.
   Юра полетел на пол, делая ногами круговую подсечку, и потерявший опору Славка опрокинулся на спину, издавая нечленораздельные ругательства…
  - Руки за голову! Живо!
   Оглянувшись на голос, Руслан взвыл, получив чувствительный удар по спине. В комнату, отдуваясь после бега, ввалились милиционеры. Коренастый старшина в берете с нашитым триколором замахнулся дубинкой.
  - Живее, я сказал!
   Сцепив руки на затылках, Юра и Руслан уперлись лбами в стену. На правом запястье Турбина немедленно защелкнулись наручники; руку заломили за спину. Туда же последовала левая, в другой браслет.
   Под конвоем их вывели на улицу, к стоявшему у входа патрульному воронку. Водитель отомкнул "собачник" и хмуро подтолкнул их.
  - Залазьте.
  - Вы не тех берете! – возмутился Юра и ойкнул, схлопотав дубинкой.
  - Лезь…
   С трудом сохраняя равновесие, что довольно сложно, будучи закованным в наручники, они взобрались в железную будку. Дверь с зарешеченным стеклом захлопнулась…
  
  - Ладно… - проворчал оперативник и подал ручку. – Расписывайся здесь и здесь… Миша, - крикнул он сержанту. – Выпускай его.
   В дверях Юра нахлобучил кепку и поинтересовался.
  - А когда мне явиться?
  - По повестке, - буркнул опер, подшивая его объяснение к материалам. Разговор был окончен.
  
  * * *
  
   Немногим позже выпустили Руслана. Выйдя на свежий воздух, под моросящий мелкий дождик, он направился к дороге, где сиротливо маячил Юра.
  - Долго же тебя мурыжили.
  - Бр-р… - Руслан передернулся от утренней прохлады, сунул руки в карманы. – Идем отсюда… Спать охота…
   В общежитии они появились на рассвете. Скинув влажную одежду, забрались под одеяла, мгновенно засыпая.
  
  * * *
  
   Разбудил их требовательный стук.
  - Кто там? – высунув из-под одеяла взлохмаченную голову, спросил Руслан.
  - Комендант.
   Натянув непросохшие джинсы, он допрыгал до двери, застегивая на ходу молнию, и впустил комнату моложавую, полнеющую женщину.
   Комендантша хозяйским взором окинула помещение.
  - Все цело? – Казалось, она была нимало удивлена. – Наслышана о ваших ночных похождениях. Кто будет в двести первом стол ремонтировать?
  - Вопрос не по адресу, - не покидая теплого одеяла, ответил Юра. – Хотя, у Иванова проблем с наличностью не возникало.
  - Значит так, - комендантша перешла на повышенные тона. – Идите к декану. Будет вам "Не по адресу", будет вам и "наличность".
  
  * * *
  
  - С чего такая спешка? – обронил Юра, поднимаясь по лестнице. – Какое декану до этого дело?
  - Узнаем…
   … Декан, сверкая гигантской плешью, откинулся на спинку вращающегося кресла и, глядя на них с нескрываемым любопытством, стащил с носа очки в тонкой металлической оправе. Он выглядел неоправданно сытым и лощенным для своей мизерной зарплаты, выдаваемой с постоянством раз в четыре месяца, и кабинет его, перенесший не так давно современный евроремонт, больше походил на офис благополучного предпринимателя.
  - Доигрались, голубчики? – приторно-сладким тоном спросил он.
   Они молчали. Как говорится, и рады бы сказать, да нечего.
  - А потерпевший… Иванов, кажется, обратился по поводу избиения в больницу. Вот справочка… - В руках декана появился бланк с синей и треугольной печатями. – Диагноз врачей… не считая множественных синяков и ушибов – сотрясение головного мозга!
  - Не может быть! – потряс головой Юра. – Нельзя стрясти то, чего не существует?
  - Шутник, - неодобрительно отозвался декан, пряча справку. – Знаете, чем это пахнет? Возбуждением уголовного дела.
  - За что?! – переглянувшись, воскликнули они в голос.
  - За хулиганство! Статья 206 часть вторая, смею напомнить. Вы взрослые люди, и я не собираюсь перед вами кривить душой. Будь Иванов рабоче-крестьянских кровей, вам потрепали бы нервы, потаскали по инстанциям, а если и осудили, то условно. Но вы знаете, кто его отец. Как вы считаете, имеет депутат Областного Совета и президент крупнейшей в регионе корпорации связи в правоохранительных органах?.. Дело не спустят на тормоза, и не надейтесь. И пойдете вы не условно, а на полную катушку… лет на пять.
  - Есть, правда, и иной вариант…
   Декан неожиданно сменил гнев на милость и выдержал театральную паузу, наслаждаясь произведенным эффектом.
  - То, что у нас вы больше не учитесь, уже ясно. Но если вы уйдете тихо, быстро и без скандалов, дадите повод Иванову проявить добрую волю и забрать из милиции заявление. Выбирайте сами. Либо разъезжаетесь по домам, либо отправляетесь на нары.
   Выбор за ними. Поддаться давлению или пойти напролом? Потерять год и на будущий снова попытать счастья, но уже в другом ВУЗе? Или стоять на своем и хлебать тюремную баланду?
   Головой стены не прошибить…
  - Когда освобождать комнату? – спросил Руслан, с презрением глядя в бегающие глазки декана.
   Декан переключил внимание на карандаш, вертя его в руке.
  - Три часа на сборы. Сдать долги, подписать обходной и получить документы.
  - Сука же ты!
   Оторопев от наглости, декан соскочил с кресла, так, будто его зад припекали раскаленные угли.
  - Что?! Что ты сказал?
  - Ты не мужчина! – добавил Руслан. – Дешевка продажная.
  
  * * *
  
   Обходные листы были подписаны лишь во второй половине дня. Получены школьные аттестаты и академические справки. Сложив по сумкам пожитки, они спустились на вахту. Проходя мимо каморки комендантши, Юра приоткрыл дверь и швырнул ключ на стол
  - Казенные вещи на месте? – запоздало крикнула она, выйдя в вестибюль.
   Бухнула на пружине входная дверь…
   Больше получаса она ехали в переполненном автобусе в город. Пересев на метро, добрались до площади Гарина – Михайловского и вышли к вокзалу.
  - Прохладно, - поежился Руслан, взглянув на электронное табло, на котором высвечивалась температура воздуха.
  - Ничего, скоро будешь дома. У вас, поди, и зимы не бывает?
  - Почти, - согласился Руслан. – В горах еще стоят холода, а на равнине… Приезжай в гости, адрес у тебя.
   Отстояв длиннющую очередь в кассу, они купили билеты, и вышли на улицу.
  - Перекусим? – предложил Юра, увидев переминающуюся на промозглом ветру торговку пирожками.
   Жуя остывающие беляши, они нашли пустую скамейку и сели.
  - Чем думаешь заниматься? – жуя плохо пропеченное тесто, спросил Руслан. – Что касается меня, на следующий год попробую поступить в наш нефтехим.
  - А мне дорога одна. Восемнадцать уже стукнуло. – Юра кисло улыбнулся и вытер жирные пальцы обрывком туалетной бумаги. – Придется мерить сапогами плац. Если повезет, зиму отсижусь дома, а весной сдамся военкому. Крути не верти, а служить все равно придется.
  
  
  * * *
  
  
   … Поезд, набирая ход, удалялся от железнодорожного вокзала. Стоя в покачивающемся тамбуре, Руслан прощально смотрел на уменьшающуюся, мокнущую под накрапывающим дождем, одинокую фигуру на пустынном перроне.
   Он вдруг поймал себя на мысли, что до слез жалко расставаться с Турбиным.
   "Может, еще и свидимся, - с грустью подумал он, когда вокзал пропал из поля зрения. – Тот милицейский сержант кое в чем прав. Земля, она и в самом деле круглая".
  
   … Шел октябрь 1993 года.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Часть первая
  
  Добро пожаловать в ад.
  
  
  Глава первая
  
   В пятнадцати километрах от Омска, по соседству с поселком Солнечный, чье население большей частью составляли семьи военнослужащих, располагалась войсковая часть с длинным шестизначным номером, именуемая в народе "учебкой".
   Учебно-мотострелковым полком, в состав которого входили роты по подготовке снайперов, стрелков и командиров отделений, командовал полковник Васнецов…
   В то морозное утро 12 декабря 1994 года командир полка и его ближайшее окружение в лице заместителя по воспитательной работе майора Зверева и начальника штаба майора Некрасова закрывшись в служебном кабинете, ломали голову над шифрограммой с грифом "секретно", принесенной четверть часа назад дежурным офицером.
   Пришедшая из штаба дивизии директива была лаконично краткой. Смысл ее сводился к необходимости в срок до 21.00 четырнадцатого декабря создать подразделение численностью не менее десяти бойцов из числа рядового и сержантского состава, полностью экипировать, выдать суточные и продпаек на неделю и с закрепленным оружием, под командованием офицера, званием не ниже старшего лейтенанта, направить в расположение дивизии, откуда в составе сводной мотострелковой роты им предстоит убыть в распоряжение 42-го армейского корпуса Северо-кавказского военного округа.
  - Что вы на это скажете? – убрав шифровку в стол, спросил Васнецов.
  - По-моему, здесь все понятно, - ответил замполит, теребя лежащую на краю стола кожаную папку. – Вы читали вчерашнюю "Звезду"?
   Скуластое лицо комполка удивленно вытянулось. Отжав блестящий замочек, Зверев извлек из папки свежий номер "Красной Звезды".
   Взяв у подчиненного газету, полковник бросил взгляд на передовицу и негромко прочитал:
  - Обращение Президента к гражданам России…
   Замолчав, уставился в Зверева, словно уточняя, то ли он читает? И, когда замполит кивнул, опустил глаза в текст.
  - Сегодня, 11 декабря 1994 года на территорию Чеченской республики введены подразделения войск МВД и МО Российской Федерации.
   Замполит с трудом скрывал торжествующую улыбку:
  - К тому дело и шло. Довыпендривался Дудаев.
  - … Наша цель состоит в том, - читал дальше Васнецов, - чтобы найти политическое решение проблем чеченской республики, защитить ее граждан от политического экстремизма… Но сейчас мирным переговорам, свободному волеизъявлению чеченского народа препятствует нависшая угроза полномасштабной гражданской войны…
   Сложив газету, он выдвинул верхний ящик стола и, достав сигарету, закурил, по привычке разогнав рукой дым.
  - Стало быть, свершилось?
  - Добром это не кончится, - осторожно высказался начштаба. – Чечены такая дурная нация…
  - Причем тут нация? – возмутился Зверев и заговорил с ожесточением:
  - Не надо преувеличивать плохие или хорошие качества какой-либо нации. Везде живут обычные люди, такие как мы с вами… которым хочется жить и желательно в хороших условиях, сытно кушать… со своими запросами. И русский ничем не хуже чечена, также как белый ничем не хуже негра. Уж извините за сравнение… А зарвавшихся политиканов, вроде Дудаева, давно пора ставить на место. Мне кажется, руководство страны приняло верное решение. Нельзя знать, что на теле зреет нарыв, и не замечать его! Или делать вид, что не замечаешь. Тогда сегодня сепаратизм пройдет в Чечне, а завтра – Татарстан, Башкирия, Якутия… Что дальше? Хаос? Развал государства? Разруха?.. Итак, уже дошли до ручки! Теперь пусть горячие головы немного остынут. Требование поставлено жестко: беритесь за ум и живите в рамках закона. Не справляетесь самостоятельно с положением? Поможем из Москвы.
  - На броне танков? – возразил Васнецов. – До сих пор не навоевались? Мало нам Афганистана, Карабаха, Осетии?..
   Майор зашелся бордовой краской. Сохраняя достоинство, он встал и дрожащим от напряжения голосом произнес:
  - Я так считаю: пошел против воли государства, отвечай сполна за свои действия и поступки. Молчанкой только демонстрируем собственное бессилие…
   Зверев увлекся выдвинутой теорией, продолжая что-то доказывать, и уже не замечал напряженного лица командира, отвернувшегося в искрящемуся шапкой инея окну. За стеклом гудело и завывало, ветер порывами бил фрамугу. Из заткнутых ватой щелей тянуло холодом.
   Погрузившись в раздумья, Васнецов не слушал болтовни замполита, думая о своем, наболевшем…
  
   Еще в конце ноября, отслеживая происходящее в Чечне, он пришел к выводу о начале нечистой политической игры с изрядной примесью крови…
  Российские наемники… У него до сих пор свежо в памяти лицо потерявшего возраст, заросшего щетиной танкиста, клявшегося перед телекамерой, что является капитаном из Кантемировской дивизии, что попал на Кавказ не свергать опального генерала от авиации, а… подзаработать… Такие вот нынче времена настали: русский офицер на заработках. Глупо звучит! Глупо, но не для России.
   И полковник верил этому изможденному танкисту, прошедшему и огонь и воду, а не заплывшим жиром министерским генералам, открещивающимся от своих людей. Начало положено, а чем дальше в лес, как известно, всегда больше дров…
   И все-таки большего его угнетало другое. Его сын Максим, не так давно окончивший артиллерийское училище, умница, сумевший без оглядки на папины погоны и протекции за неполный год подняться до командира батареи, оглушил вчера поздним звонком. Сообщил, что находится в командировке в Моздоке, где-то на осетино-чеченской границе, передавал родителям привет и просил не беспокоиться.
   Полковник не мог не волноваться за единственного сына, ибо знал, чем заканчиваются подобные командировки. Ведь восемь лет назад, отправляясь в Афганистан, также врал жене, прикрываясь затянувшимися учениями в Средней Азии…
  … - разоружить дудаевские вооруженные формирования, эти необученные толпы, которые баранами разбегутся при первом же выстреле. А потом поставить на ключевые посты здравомыслящих людей… И все войдет в свое русло. Народ хочет спокойно жить, работать и зарабатывать, а не бояться быть убитым или ограбленным.
  - Не нравится мне это, - воспользовавшись временным затишьем, пока Зверев переводил дух, повторился начштаба.
  - Хорошо, товарищи офицеры… - Васнецов сделал над собой усилие, отстраняясь личного и становясь прежним жестким и волевым командиром. – Наше дело не обсуждать, а выполнять приказы. Из каких резервов выделим бойцов? Ваши мысли, Некрасов.
   Начальник штаба встал и кашлянул в кулак.
  - Девяносто процентов вверенного нам личного состава составляют курсанты, которые уже приступили к сдаче итоговых экзаменов. Иными словами контингент, нам уже не принадлежащий. Уже пришли разнарядки из войск, и скоро они разъедутся. Далее – командиры строевых подразделение, а это офицерский состав. Остаются тыловики: свинари, повара, банщики. И младшие командиры.
  - Откомандировать десяток сержантов из учебных рот означает фактически оголить целую роту, - отреагировал Зверев. – Не надо забывать, что именно на них мы опираемся в учебном процессе. Они – первые воспитатели молодого солдата! Я категорически против!.. Если только не отобрать из числа несостоявшихся, не справившихся с обязанностями и нарушителей дисциплины. Кстати, они тоже не дети в плане боевой подготовки, прошли курс молодого бойца, многое знают и умеют.
  - Сколько таких наберется?
  - Да есть на примете, - неопределенно намекнул замполит. – К примеру, младшие сержанты Быков и Сургучев.
   Полковник насторожился.
  - Это не те, которые устроили неуставщину в третьей роте?.. Вы же сами, Сергей Леонидович, настаивали, чтобы передать материалы в военную прокуратуру.
   Зверев расплылся в елейной улыбке и разъяснил:
   - Зачем торопиться? Росчерком пера мы избавляемся сразу от двух проблем. Какой нам интерес выставлять полк в неподобающем свете… Да и мало ли у нас таких Сургучевых?
  - Что за люди? – сухо поинтересовался Васнецов.
  - Не далее, как вчера я совершал вечерний обход подразделений. В первом батальоне произошло ЧП, доложить о котором я вам не успел. Трое солдат: сержанты Кошкин, Турбин и рядовой Коновалов при прямом попустительстве ответственного по роте лейтенанта Черемушкина, употребили спиртные напитки. Причем не просто употребили. Все трое не держались на ногах. Они препровождены на гауптвахту, лейтенант отстранен от наряда… Итого, уже пятеро кандидатов. Если принять во внимание, что на "губе" содержится еще один залетчик, из-за которого в полку только неприятности, насчитываем уже шестерых. Думаю, подберем и остальных.
  - С нас, майор, спрашивают подготовленных бойцов, а не кандидатов в дисбат.
  - По-вашему, Иван Макарович, лучше развалить учебный процесс? Что они, в штабе дивизии, не знают, что лишних единиц у нас нет? И отвечать мы, в первую голову, будем за выполнение прямых обязанностей – за обучение молодых специалистов.
  - Да… - Васнецов вышел из-за стола и в раздумье прошелся по кабинету. – Что ж, раз другого выбора у нас нет, придется довольствоваться имеющимся. В обед все десять солдат должны быть у меня. Вместе с Черемушкиным. Займитесь этим, Сергей Леонидович. А пробелы в боевой подготовке будем восполнять. За оставшееся время гонять до седьмого пота по стрельбе и тактике. И готовить к отправке.
  
  Глава вторая
  
   Командиры отделений второй учебно-мотострелковой роты младшие сержанты Турбин и Кошкин считали себя приятелями с детства. Ибо родились они с разницей в несколько часов в апреле семьдесят пятого, жили в одной пятиэтажке на окраине города, ходили в один детский сад, потом в одну школу…
   В отличие от усидчивого дружка, Володька Кошкин знаниями никогда не блистал, учился слабо и с трудом в конце года переползал из класса в класс. Лет в двенадцать, втихую от родителей и учителей, стал покуривать за школой. В пятнадцать, связавшись с компанией таких же оболтусов, попробовал вкус вина.
   В восьмом классе Володька окончательно забил на учебу, и, если бы не соседство с Турбиным, да не его тетради, остался бы наверняка на второй год.
   Сдав выпускные, под облегченный вздох преподавателей, Володька покинул многострадальные школьные стены и подался в монтажный техникум. Надо ли говорить, что учеба его по-прежнему мало интересовала, и свободное время он прожигал в развеселых компаниях с девчонками, вином и драками на дискотеках?.. Пока Кошкин мучился сам, изводя, вдобавок, педагогов и участкового, Юра закончил одиннадцатый класс и уехал в Новосибирск. И хотя по двору ходили слухи, что он сумел поступить аж в Университет, и мать пилила беспутного Володьку, ставя ему в пример, уже в конце октября он вернулся домой злой на весь белый свет и на вопросы о несостоявшейся учебе предпочитал отмалчиваться.
   … Они снова сошлись следующей весной в коридоре райвоенкомата.
   Володьку Кошкина, как уклоняющегося от призыва, доставили под конвоем милиции.
  - И тебя припахали?! – хохотнул он, падая рядом на скамейку. – Что, учеба не помогла?
  - Да я сам пришел, - спокойно ответил Юрий. – Мне отсрочка не нужна.
  - Ну, ты совсем!.. – изумился Володька и выразительно покрутил пальцем у виска.
   … Медкомиссию они прошли без проволочек. На сборном пункте, по странному стечению обстоятельств, преследующему обоих еще с рождения, их зачислили в общую команду, и очень скоро выяснилось, что служить придется под боком у родителей. По крайней мере, первые полгода учебки.
  
   Не зря считается, что армейская служба способна из охламона сделать человека.
   Дурь из Володькиной головы выветрилась вскоре после принятия присяги, в первом же карауле.
  Охраняя склады с боеприпасами, он остался наедине с самим собой и молчаливым наблюдателем – холодным звездным небосклоном, и, возможно впервые задумался, кто он есть и для чего создан. Ведь не просто, чтобы небо коптить, а с особым, пока ему неведомым предназначением…
  Копаясь в себе, он машинально, не замечая прохлады и времени, отходил положенные два часа, и лишь когда у ворот арсенала послышались шаги смены и в свете фонарей блеснули штыки, пришел к интересному выводу.
  Он вдруг осознал себя не просто Володькой Кошкиным – жертвой неудачно сложившихся обстоятельств, попавшим сюда по недоразумению, и отбывающий срочную, как каторгу, а частью сложного армейского механизма, крохотным, но нужным винтиком, без которого эта громоздкая машина не сможет нормально работать. Мало того, может и вовсе сломаться, наделав немало бед, подобно велосипеду, у которого слетела крепежная гайка с колеса.
  Вывод этот странным, но весьма полезным образом подействовал на него. Володька стал меняться на глазах, а к концу учебки стал одним из лучших бойцов во взводе…
  Турбин тоже не плелся в отстающих, наподобие заучившихся маменькиных сынков, достигших совершеннолетия, но державшихся до призыва за спасительную юбку. Стрелял он неплохо, не терялся на "тактике". На полевом выходе, когда "противник" вывел из строя командира отделения, принял командование на себя, сумев захватить опорный пункт неприятеля.
  После сдачи государственных экзаменов ротный вызвал к себе Турбина, Кошкина и еще двух отличившихся солдат и предложил остаться для дальнейшего прохождения службы, командирами отделений.
  Вчерашние курсанты группами разъехались по округу. И вот настал день, когда в пустой и непривычно тихой казарме появились новобранцы – патлатые и стриженные под машинку, еще в гражданской одежде и с гражданскими мыслями.
  Приняв отделения, приятели взялись за молодежь, обучая всему, что знали сами, водили на полигон, на полковое стрельбище, отстаивали сутками в караулах и нарядах, постепенно становясь не просто сержантами, заменяющими молодым бойцам мамок и пап, но воспитателями…
  
  * * *
  
   Учебный процесс завершал трехсуточный полевой выход. Но декабрь завернул такими трескучими морозами и завывающей беспросветной метелью, что командование полка вынуждено было ослабить узду – вместо положенных семидесяти двух часов, проведенных в полевых условиях, роты днями костенели на полигоне, возвращаясь перед отбоем в казармы.
   Утрами Юра просыпался с тоскливым предчувствием, что природа так и не умерила свой суровый норов, вот-вот прозвучит команда "Подъем!" и тогда снова залезать в бушлат, который на сорокаградусной стуже ничуть не теплее матерчатой куртки, и после завтрака, натянув поглубже шапку и закутавшись в воротник из искусственного меха, вести отделение на завьюженный полигон, где и укрыться от пронизывающего до костей ветра негде…
  
   …В последний день учений промерзшая, обветренная, лязгающая зубами рота с гамом вломилась, гремя дверями, в расположение за двадцать минут до отбоя.
   Скинув опостылевший бушлат, от которого ныли плечи, Юра забросил на плечо полотенце и удалился в умывальник.
   Ледяная вода из крана обожгла лицо. На такие мелочи он давно перестал обращать внимание… Кто-то, пристроившись у боковой раковины, с плеском пустил воду и слегка толкнул.
   Смыв мыльную пену, Юра увидел Кошкина. Крякая от удовольствия, Володька растирал полотенцем по-мальчишески плоскую, с редкой порослью, грудь.
  - Чего тебе? – буркнул Юра.
  - Ты не задрыг?
  - Не то слово. Таким макаром не долго в санчасть загреметь. Хлопну пару таблеток аспирина, и под одеяло.
  - Ну-ну… А у меня найдется кое-что получше таблеток. Настоящий сугрев.
  - Это? – Юра щелкнул по кадыку. – Где взял?
  - Из дома. Пошли после отбоя в каптерку к Коновалову.
  
  * * *
  
   Вечерняя поверка подходила к концу. Ответственный по роте лейтенант Черемушкин – высокий, в полевой, перетянутой ремнями, форме и до блеска начищенных сапогах стоял перед замеревшей шеренгой и зачитывал фамилии по списку. Услышав выкрик последнего бойца, он захлопнул журнал и строго приказал:
  - Рота! Отбой!
   Строй сломался, рассыпался. Тишину, в которой было слышно тиканье настенных часов, растоптал дробный топот кирзовых сапог, заскрипели сетки кроватей.
   Погасив свет, за исключением дежурных светильников, Черемушкин прошелся по длинному коридору, про себя отмечая, что команда выполнена не так быстро, как хотелось, и следовало бы ее повторить.
   Но в канцелярии ждал телевизор, и минут как пятнадцать по нему шел душераздирающий фильм ужасов. Он и так проглядел начало, проверяя личный состав…
  
  * * *
  
   На потайной, с оговоренным интервалом, стук из каптерки высунулся Коновалов.
  - Вы где потерялись? – потеснившись, прошипел он Володьке.
   Каптерка представляла собой тесное помещение из двух смежных комнат. Первая именовалась сушилкой: вдоль стен протянуты трубы отопления с вертикально наваренными штырями. По задумке тыловых стратегов на эти штыри надевалась сырая обувь, до полного высыхания. Но по прямому назначению сушилка использовалась редко. Как любил поговаривать ротный: "Солдат должен стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы". Видимо, в его понимании к тяготам относились и непросушенные валенки…
   Попасть в сушилку на перевоспитание считалось равнозначно трем нарядам по столовой, потому как выдерживал испытание далеко не каждый.
   Проштрафившийся д о б р о в о л ь н о облачался в резиновый костюм ОЗК с непременным противогазом, и в этой душегубке, – а рабочая температура в сушилке зашкаливала за плюс пятьдесят, - активно принимался за физзарядку.
   Самых стойких хватало на четверть часа, после чего их на руках выволакивали в умывальник и отливали холодной водой.
   Соседняя комната заставлена под потолок стеллажами, на которых грудами скопилось списанное армейское барахло: подменка, старые бушлаты, ворохи пришедших в негодность одеял.
   Выставив в проходе между стеллажами табурет, Коновалов покопался в завалах старья, достал тарелку подсохших котлет, шмат сала, резанный ржаной хлеб и граненые стаканы.
   Володька, не теряя времени, полез в навал выгоревшего до белизны хэбэ, вытаскивая грелку.
  - Как бы не влипнуть… – волновался Коновалов, не сводя глаз с резиновой горловины, откуда булькая и источая сивушный запах, лилась в подставленные стаканы мутноватая жидкость.
  - Не потравимся? – посмотрев в стакан на просвет, усомнился Юра.
   Володька ответил с уверенностью:
  - Не бойся. Проверено, что называется, на себе.
  - Комиссия еще окружная…
  - Волков бояться… - хмыкнул Кошкин, поднимая чарку. – Это ты в тепле день просидел. А мы… Слышь, как Юрка зубами бренчит?
  - За что пить будем? – Юра понюхал содержимое стакана и передернулся.
  - А ч т о б ы н е б ы л о в о й н ы! – не задумываясь, брякнул Володька и засмеялся.
   Давясь, Юра с великими мучениями одолел самогон. Лицо набрякло краской, выступили слезы. Закашлявшись, он прожевал кусок котлеты, и сипло выдавил:
  - Первач, что ли?
  - Ага! – нарезая сало, подтвердил Володька. – Градусов семьдесят. Дядька сам гнал.
  
   …После третьего тоста, выпитого, кажется, за тех, кто в сапогах, дрожь, пробиравшая Юру еще с полигона, улетучилась. Приятное тепло разливалось по телу. Голова изрядно поплыла.
   Кошкина с непривычки развезло.
   - Д-давай! – сцедив из тощей грелки остатки самогона, он поднял стакан и пьяно икнул.
   Выпив, с трудом поднялся с пыльных одеял и шатнулся.
   - Стоп! – приказал он себе, хватаясь за стеллаж. – Муж-жики, пора спать.
  - Держись за меня, - предложил Юра, подставляя приятелю шею.
  - Юрка-а, б-братан!.. Ик… Д-до сортира.
  
  * * *
  
   В тот самый миг, когда Турбин на неверных ногах тащил к дверям напившегося в дым Володьку, в казарме бушевала гроза. Замполит полка в пух и прах разносил лейтенанта Черемушкина. Ругать его, в сущности, было не за что: не то полудремавший у тумбочки дневальный слишком вяло поприветствовал Зверева, не то взгляд оконфузившегося лейтенанта показался неподобающе дерзким.
   Повод для разноса нашелся, имелось бы желание. А желание у майора Зверева имелось.
   Обнаружив на доске документации отсутствие какого-то приказа (без которого рота, вне всякого сомнения, не могла, согласно устава, нести службу), он распалился не на шутку. Дерзкий взгляд Черемушкина потускнел, а сам лейтенант-скороспелка сдулся, словно из него выпустили воздух.
   Подводя обличительную речь к концу, замполит… успел шарахнуться в сторону. Дверь каптерки, возле которой он имел неосторожность стоять, со шрапнельным треском врезалась в окрашенную стену. На пороге, в обнимку, пьяно покачивались два солдата.
   Зверев побагровел и поперхнулся. Черемушкин остолбенел, его густые брови удивленно взметнулись. Распознав в раздваивающейся пузатой фигуре замполита, Юра судорожно сглотнул кадык.
   В расположении повисла оглушительная, не предвещающая ничего доброго, тишина…
   Дальнейшее Юра помнил смутно. Кажется, майор кричал на Черемушкина, потрясая в гневе пухлыми кулаками и смешивая обычный лексикон с неуставной уличной лексикой. Слова его размытыми обрывками достигали затуманенного мозга младшего сержанта.
  - Этих… на гауптвахту!.. Под арест! Немедленно! Сейчас же!.. Посыльного за командиром роты! Доложите ему о ЧП!.. От службы тебя, лейтенант, отстраняю.
  
  Глава третья
  
   Юра проснулся от накатившей волны слабости и жажды. В черепной коробке вразнобой стучали незримые молоточки. Во рту, как после пожара – спеклось, ссохлось, язык распух, отяжелел, стал шершавее напильника.
   Поднявшись на нарах, сел. Тело вновь обволокла липкая слабость, всколыхнулась дремавшая тошнота.
   Он находился в душном помещении камерного типа – стены с колючим набрызгом, досчатый пол, зарешеченное окно, размером не больше альбомного листа, на уровне потолка.
   "Губа!.. Верно… попались, значит…"
   У стенки, свернувшись калачиком, булькающе храпел Володька. Потянувшись к приятелю, Юра потряс его за плечо.
  - Просыпайся.
   Кошкин болезненно замычал, приоткрыл подернутые дымкой глаза и сделал попытку приподнять голову с лежака.
  - М – м – м… Башка-а раскалывается…
   Переместившись на край, слабым голосом простонал:
  - Слушай… хреново-то как. Чую, вырвет… Водички бы…
  - Вода есть, только там. – Юра указал на запертую дверь
  - Попроси часового принести.
  - Разбежался он. Сам много кому таскал?
  - Так мы ж молодых охраняли.
  - Часовому плевать на твой срок службы… Ты помнишь вчерашнее?
   Володька помотал головой.
   - Не-а… Сплошной туман.
  - Мы нарвались на замполита.
  - На зверюгу?
  - Проясняется?.. Всех троих притащили. Коновалов сидит в одиночке. Да… - Юра вздохнул и почесал стриженый затылок. – Нам не позавидуешь.
  - И черт с ним… Попить бы.
   После настойчивой долбежки, часовой заглянул в глазок и отодвинул засов.
  - Чего вам?
   Кошкин с умирающим видом приподнялся на локтях, простонал:
  - Братан… не дай помереть от жажды.
   Часовой нерешительно помялся. На белом свете он прожил добрых восемнадцать лет, и на гражданке самому приходилось испытывать все прелести похмелья. Душой он страждущих понимал. Как, впрочем, понимал и то, что стоит внезапно нагрянуть начальнику караула, и доля его незавидна. Придется распрощаться с ремнем и занять место в пустующей камере.
  - Ладно, - решился он, озираясь в коридоре. – Только быстрее. Найдете бак с водой. Нарветесь на Килина, мне конец.
   Подставлять добродушного часового в планы приятелей не входило. Шмыгнув в проход, отыскали ведерный оцинкованный бак.
   Володька жадно приник к носику. Кран был крохотный, не больше самоварного, и воду пропускал неохотно – тонкой, то и дело прерывающейся струйкой.
   Поглядывая на делающего редкие глотки Кошкина, Юра нетерпеливо потоптался, дожидаясь очереди. Не стерпев, снял с бачка крышку и принялся пить через край…
  
  - Сколько времени? – подумал вслух Володька, после того, как они заняли места в камере.
   Солнце, восходя в зенит, вовсю светило сквозь решетки, нарисовав на противоположной стене яркий прорешеченный квадрат.
  - Где-то полдень. Как думаешь, Вов, сколько суток нам всыпят?
  - Скоро узнаем, - пообещал Кошкин. – Дождаться только Килина…
  
  
  * * *
  
  
  Мокрое мыло норовило выскочить из-под сапожной щетки, которой ефрейтор Сургучев надраивал линолеум, настеленный в проходе между рядами двухъярусных кроватей. Мыльная пена растворяла грязь, но ничего не могла поделать с черными росчерками подошв солдатских сапог. Обливаясь потом, Сургучев ползал на корточках, с силой елозя щеткой по сажным полосам…
  Он был силен, этот ефрейтор, отслуживший половину срочной, и по-военному подтянут. Брезентовый ремень затянут до отказа на мускулистом торсе, плотно облегающая, налипшая между взбугренных лопаток майка, лишний раз подчеркивала развитые мышцы.
  Поднявшись с колен, он смерил на глаз пройденный щеткой отрезок линолеума, где орудовал тряпкой, собирая мыльную пену, его земляк Валера Быков, оглянулся назад, мысленно прикидывая расстояние до канцелярии. При лучшем исходе, работы еще часа на два с половиной.
  Швырнув мокрую тряпку в ведро, Быков махнул тыльной стороной ладони по блестевшему бисеринками пота лбу.
  - Надоело! – потер он поясницу. – Горбатишься, как молодой…
  Ефрейтор кисло улыбнулся.
  - Все же лучше, чем на "дизеле".
   По коридору к ним шел прапорщик, старшина роты. Увидев его, Сургучев с трудом сдержался, чтобы не выругаться. Итак тошно, еще он будет над душой стоять.
   Но старшина, подойдя, ни словом не обмолвился о чистоте вымытого пола. Окинув взглядом красных от усердия солдат, как бы, между прочим, обмолвился:
  - Хватит дурью маяться. Отдайте тряпки дневальным. Приведите себя в божеский вид, в четырнадцать часов вас ждет Васнецов.
  
  * * *
  
   На полковом плацу, выстроившись шеренгой, взвод занимался строевой подготовкой. Лейтенант в куцей шинели, натянув на уши шапку, мерз в яловых, одетых на обычный тонкий носок, сапогах. Поземка мела по недавно выскобленному до асфальта пространству, бросала в лицо колючий и мелкий, как крупа, снег.
  - Выше ногу! – перекрикивая завывание ветра, командовал лейтенант.
   Бойцы старались, как умели. Опустив, не в пример начальству, клапана ушанок, они вышагивали по невидимой прямой, круто разворачивались на повороте и вновь рубили, печатали шаг.
   Перепрыгнув через сугроб, к лейтенанту подлетел дневальный. Ветер и на этот раз утопил в своем вое слова. Кивнув бойцу, взводный выкрикнул:
  - Рядовой Мавлатов.
  - Я! – донеслось из строя.
  - Ко мне!
  - Есть.
   Выскочивший из шеренги солдат, неуклюже взмахивая руками, подбежал на положенное расстояние, перешел на строевой и, когда до лейтенанта оставалось не более двух метров, вскинул ладонь в трехпалой рукавице к обметанной инеем шапке.
  - Таварищ лейтенант. Рядавой Мавлатов по вашему приказанию прибыл.
   Терпеливо выслушав доклад, взводный приказал:
  - Марш в расположение. У тебя час времени. Подшиться, умыться, погладить обмундирование. В 14.00 должен быть в штабе. Понял меня или нужен переводчик?
  - Никак нет, не нужин! – с заметным кавказским акцентом отчеканил солдат. – Разришите идти?
  - Идите. – Козырнул офицер.
   Перемахнув снежный гребень, солдат на бегу обернулся. Взвод после минутной передышки по-прежнему, черной гусеницей полз по белому полю, и пурга давила еле слышные в ней команды:
  - Р-раз… Раз… Раз, два, три!..
   _______
   Дисбат, "дизель" - дисциплинарный батальон.
  
  
  * * *
  
   В слесарке было тепло и по-домашнему уютно. Стены ее, побеленные лет десять назад, украшали ветхие, еще советских времен, плакаты по технике безопасности. На деревянных полках лежали всевозможные запчасти, валялись мотки провода и известные одним электрикам приборы.
   Рядовой Сумин сидел за столом, млея от тепла раскалившегося калорифера, и перематывал медную бобину двигателя. Не так давно электродвигатель приводил в действие несколько грудных мишеней на стрельбище, но какой-то умник, стреляя из подствольного гранатомета, умудрился перебить осколками кабель. Вместе с кабелем, от короткого замыкания, мотор приказал долго жить.
   Работал Саша Сумин один. Дедок-пенсионер, в помощь которому он и был приставлен командирами, дремал на лежанке, выводя носом такие замысловатые трели, что его самого тянуло в сон.
   Затрезвонил на тумбочке телефон. Сняв трубку, Сумин привычно представился.
  - Говорит подполковник Затеин, - услышал он бас своего непосредственного начальника, заместителя командира полка по тылу. – Время 13.10. Ровно через пятьдесят минут ты должен быть при полном параде в штабе полка.
   Трубка запикала. Вдаваться в подробности неожиданного приглашения подполковник Затеин не пожелал.
  
  * * *
  
  
   Дверь загромыхала железом. Приподняв голову от нар, старшина Максимов покосился на вход. Там торчала тощая фигура первогодка в висевшем мешком обмундировании. Автомат с примкнутым штыком клонил щуплого новобранца на бок.
   Вообще по уставу, когда в камеру входил часовой или, тем более, старший по званию, арестованный обязан был немедля вскочить, вытянуться в ниточку и отрапортовать, кто он и по какому случаю здесь пребывает.
   Но старшина счел ниже достоинством строиться перед "молодым" и продолжал давить нары.
  - Встать!
   Он поднялся на локте, обнаружив около часового начальника "губы" прапорщика Килина и лениво спустился.
  - Выходи в коридор.
   Криво усмехнувшись, Максимов прошел мимо, задев плечом низкорослого прапора.
  Камера за спиной закрылась.
  
  * * *
  
  
   Прапорщика Килина срочники боялись и встречи старались избежать. Попасть в его владения считалось худшим наказанием, потому как под чутким руководством служаки, который пятерней запросто сминал в блин солдатскую кружку, ломались даже нагловатые "старики" и пахали наравне с молодыми товарищами по несчастью.
   Он вошел вместе с худощавым майором, у которого на рукаве кителя краснела повязка: "дежурный по штабу".
   Кошкин и Турбин соскочили с нар и построились.
  - Что, бойцы, головенки бо-бо? – смешливо спросил прапорщик. – Ничего, у нас здесь как в лазарете. Любую хворь лечим.
  - Это потом, - оборвал его майор и выдал ремни. – Приводите себя в порядок.
   В коридоре уже стоял понурый Вадик Коновалов и с ним рослый старшина в ушитой донельзя форме.
  - За мной, шагом марш!
  
  Глава четвертая
  
   Дежурный офицер провел их в приемную. На стульях, составленных вдоль стены, смиренно дожидались аудиенции еще шестеро.
  - Присаживайтесь пока.
   Майор, постучав, вошел к Васнецову.
   Не успела полированная дверь за ним затвориться, сидевший около окна – лица его, затененного лучами солнца, Юра не рассмотрел – голосом лейтенанта Черемушкина пообещал:
   - Ну, орелики, вернемся в роту…
   Чем закончится их возвращение в родную казарму, лейтенант в красках расписать не успел. Майор ужом выскользнул в приемную:
  - Заходите. Вас ждут.
   Нерешительно войдя в начальственный кабинет, солдаты разом поникли, не решаясь смотреть на сидевшего за столом Васнецова.
   Некоторых из них Юра знал. Слева, теребя в смуглых руках шапку, стоял повар Мавлатов. Дагестанец, он только в армии выучился сносно разговаривать по-русски, умел великолепно готовить, за что сразу попал служить в офицерскую столовую. Поговаривали, что недавно его поймали за руку. Не доложил в котел мяса, и попытался сбыть его гражданским. Шуму было много, после чего Мавлатова турнули из поваров обратно в роту.
   Сразу за ним понуро изучали рисунок настеленного на полу линолеума земляки-петербуржцы из третьей роты, оба спортсмены, бравшие призовые места в силовых многоборьях. Силу они испытывали не только на гирях и турнике. Не так давно, наводя в роте "порядок", поколотили шкодившего стукача, а тот, в свою очередь, сдал обоих с потрохами замполиту…
  - Товарищ полковник… - Черемушкин вскинул ладонь к головному убору.
  - Отставить, - отмахнулся полковник. – Ты, лейтенант, немного обожди в коридоре. У нас будет разговор особый… А вы садитесь, что застеснялись?.. Кто из вас вчера употребил алкоголь?
   Юрий невольно вздрогнул и вспотел. Казалось, испепеляющий взор командира полка застыл именно на нем.
  - Устроить пьянку, когда в полку идет проверка, когда представители округа спят и видят, за что зацепиться!.. Мы идем на любые ухищрения, чтобы показать полк с благовидной стороны, а вы своим поведением всю работу списали на нет. Впрочем, после драки кулаками не машут. Допущено серьезное ЧП, бросившее тень на весь без исключения личный состав. Виновные понесут наказание, от моего заместителя по воспитательной работе до взводного, которого вы подставили… - Васнецов умолк, но то была лишь краткая передышка.
  - Не думайте, что только Кошкин и Турбин сумели отличиться. За каждым из вас свой грешок. Вот вы, Быков и ваш приятель. Встаньте!
   Земляки поднялись, уводя глаза от встречи с полковником.
  - Прокуратура потирает руки, жаждет на вашем примере устроить показательный суд. Или вы думали, силенка есть, ума уже не надо? Ошибочка вышла! И она выльется вам года на два дисбата… А где Максимов?
   Сидевший в уголке старшина в узком кителе с блестящими значками на выпуклой груди, и брюках, обтянувших ноги не хуже девичьих лосин, порывисто встал:
  - Я.
  - Вот вам другой архаровец, - не меняя тона, усмехнулся полковник Васнецов. – За что на гауптвахте?
   Максимов выдержал его пристальный взгляд, но не издал и звука.
  - Молчишь?! Тогда скажу я - за отказ от выполнения приказа командира. Ты, верно, забыл, где находишься? Здесь армия, а не детский сад. Здесь не существует слов "не буду" и "не хочу"! Выполнил приказ, а потом изволь обжаловать, если считаешь его несправедливым. Тебе, кстати, тоже светит дисциплинарный батальон.
   Юрию подумалось, что Васнецов не зря собрал полковых залетчиков в одну компанию. Сформирует штрафную бригаду, которой придется ишачить на самых черных работах, и никуда не денешься.
  - … итак можно продолжать до бесконечности. Перспективы у вас не радужные. В отношении некоторых могут быть возбуждены уголовные дела. Другим – в особенности кому скоро демобилизоваться – последняя партия и волчья характеристика, с которой не в каждую шарашкину контору примут. Но и они уйдут не просто последними. Все наряды, вся чернуха – ваша. Об увольнительных забудьте раз и навсегда… Тем, кому служить еще и служить – отошлю из нашей благополучной части по гнилым точкам. Где комарье величиной с воробья, кругом болота и двести верст тайги до ближайшего жилья.
   Васнецов снова замолчал, всматриваясь в унылые лица солдат. Он верно рассчитывал, слова его не пролетели мимо ушей.
  - Хотя возможность исправить положение еще существует.
   Они зашевелились, оживая. Эффект кнута и пряника будет незаменим и еще лет двести…
  - Мы формируем взвод, который в ближайшие дни отправится в командировку на Северный Кавказ. Я думаю, ненадолго. Месяца на два, а может и того меньше. По выполнению поставленной задачи каждому предоставится отпуск тридцать суток. В запас - в числе первых. Плюс ко всему предусмотренные законом льготы. Хочу напомнить, что в зоне, куда убудет взвод, уже два года сохранятся статус Чрезвычайного положения, а срок службы зачитывается из расчета сутки за трое. Грубо говоря, месяц командировки – дембель на три месяца раньше… Обдумайте мое предложение. Мне нужны десять добровольцев.
   И их как раз десять, снова подумал про себя Юра, а значит, все решено давно и заранее, и их согласие - не более чем формальность.
  - Разрешите, - прерывая его мысли, поднялся Кошкин, одергивая складки кителя. – Я готов.
   Взгляд полковника потеплел.
  - Хорошо, - произнес он. – Еще найдутся желающие?
   Против никого не оказалось.
  - Тогда берите ручки, - Васнецов вытащил пачку чистой бумаги. – "Шапку" пишите на мое имя. Ниже – рапорт. И далее… Прошу в добровольном порядке откомандировать меня в зону ЧП… Фамилия, число. Подпись…
  
  Глава пятая
  
   Домой Антон Черемушкин попал уже затемно.
   Калитку замело валившим весь день снегом. Сдвинув ее, он втиснулся во двор, протаптывая тропинку к утонувшей по окна в сугробах бревенчатой избе с прогнувшейся крышей.
   Пригнув голову, вошел в сени, придерживаясь за стену. Хозяева когда-то застелили пол линолеумом, делая домишко хоть отдаленно похожим на благоустроенное жилье. В морозы линолеум становился скользким, как лед, и уже бывало, что Антон опрокидывался на нем…
   Кухня встретила влажным теплом. Возле прокопченной печи подсыхали на бельевых веревках ползунки и распашонки. Ирина, замотавшись в махровый халатик, стирала в цинковой ванне, установленной на табуретках.
   Смахнув с кистей пену, она потянулась на цыпочках, чмокнула мужа в щеку.
  - Как у тебя дела?
  - Нормально, - вздохнув, ответил Антон.
   Посвящать жену в свои неприятности пока он не торопился, да и впереди, вместо
  отдыха после заполошного дня, его ожидала хозяйственная рутина.
   Переодевшись в старье, он выгреб из прогоревшей печи тлеющие угли, ссыпал в зольник за домом. Головешки, угодив в снег, яростно шипели, брызгались кусочками пепла и дымились белесым дымком.
   На обратном пути, чтобы лишний раз не выстужать избу, прихватил охапку дров.
   … То, что печь ложил не профессионал, он уяснил в начале зимы. А может быть, к ней требовался особый подход и сноровка, чего ему, выросшему в тепличных квартирных условиях, не доставало. Первую неделю он мучился, не беря вдомек, отчего полыхающие дрова, стоило подсыпать угля, затухали и тлели, не давая тепла. Ругаясь последними словами, выгребал из топки – с дымящимися головнями, пылью и угаром…
  Ртутный столбик на домашнем термометре держался на отметке в десять градусов и выше не поднимался.
   Со временем он к печке приловчился. Ее ненасытная утроба требовала много дров, сухих как порох. Тогда огонь гудел, выплескивался через трещины в чугунной плите, и она раскалялась докрасна, обдавая нестерпимым жаром…
   Управившись с печью, Черемушкин выволок во двор флягу, устроил на обледеневшие салазки и побрел к колонке.
   Колонка расположена далеко, километрах в двух. Два километра туда и столько же обратно. И ходок нужно сделать никак не меньше трех, чтобы с экономным расходом воды хватило и на постирушки, и на приготовление еды, и на мытье посуды.
   Таща громоздкие салазки с наполненной флягой, Антон в который раз переваривал сегодняшние события и не мог прийти к однозначному выводу: повезло ему или как раз наоборот…
  
  * * *
  
   После того, как "штрафники" вышли от Васнецова, и настала его очередь идти на ковер, он ступил в кабинет командира с повинной, памятуя русскую поговорку: покаянную голову меч не сечет.
   Но избранная тактика не пригодилась. Полковник недолго распекал его за упущения и слабый контроль над личным составом, переходя к репрессиям.
  - Я отдал приказ провести служебную проверку, хотя выводы и без того очевидны. Решение будет жестким – неполное служебное соответствие. А если так, придется отозвать представление на звание. Еще с полгодика походишь в лейтенантах…
   Васнецов прекрасно знал, что означает для молодого офицера третья звездочка: хоть невеликая, но все же прибавка к жалованию, виды на повышение.
   Черемушкину удар пришелся ниже пояса. Он побледнел, на скулах вспучились бугры.
   В учебном полку он успел прослужить немногим больше года, прибыв по окончанию командного училища. В Солнечный приехал не один, с женой и двухмесячной дочкой, и первой же проблемой для Черемушкиных стало жилье. Вернее, полное его отсутствие…
  Бесквартирные офицеры ютились в гостинице, иные снимали комнату, платя немалые деньги. И в общежитие очередь расписана надолго вперед. Ситуацию разряжала новостройка. К весне строители обещались сдать девятиэтажный дом на три сотни квартир.
   А пока Антон довольствовался половиной частного дома, которую снимал у древней старухи…
  - Впрочем, при определенных обстоятельствах мы могли бы сгладить инцидент. Я предлагаю вам возглавить подразделение, убывающее в составе сводной роты дивизии в распоряжение командующего Северо-Кавказским военным округом. Для выполнения каких задач, нужно пояснить? Я считаю, что вы, как человек военный, должны знать складывающуюся обстановку… Обычная для вас командировка дает некоторые девиденты: льготы, звание вовремя, двойной оклад за время пребывания, материальная помощь. И думается, за это время мы положительно решим ваш жилищный вопрос.
   Жилищная проблема и перевесила сомнения Черемушкина. Согласившись с предложением полковника, он сразу написал рапорт о добровольной отправке.
   И началась суета и беготня. Получив для бойцов новенькое обмундирование, Черемушкин заметался между штабом и финчастью, пробивал суточные, сцепился с зампотылу, который пытался всучить сухим пайком давно просроченные консервы.
   Полученные продукты перенесли в штаб, строго настрого наказав часовому не спускать с них глаз…
   Уже вечером, на "ночных" стрельбах, увидев воочию стрелковое мастерство своего воинства, Черемушкин взялся за голову. За исключением двоих, складывалось впечатление, что автомат держали разве что на присяге, и лупили по подсвеченным, по едва просматривающимся в снежной пелене мишеням, на удачу, в белый свет, как в копеечку.
   Нормально отстрелялся Турбин, заваливший все мишени, кроме движущихся. Но внимание Черемушкина привлек не он, а рядовой Бурков – широкогрудый, жилистый, с непропорционально длинными, привыкшими к тяжестям, руками и простым рябоватым лицом, выдававшем в нем сельчанина. Пока отделение стреляло абы как, торопясь скорее растратить боекомплект и уйти греться, он, застыв пятном на снегу, подолгу целясь, ложил мишени подряд.
   Сняв короткой очередью "пулеметный расчет", отвел затвор, демонстрируя Черемушкину пустой казенник и, как бы сожалея, отрапортовал:
  - Стрельбу окончил.
   Он неспешно отряхнулся от снега, забросил на плечо автомат, от горячего ствола которого исходил пар, и потопал на исходную.
  - Ты откуда родом, ворошиловский стрелок? – спросил его Черемушкин, когда взвод возвращался в гарнизон.
  Бурков ответил солидно:
  - Из Забайкалья. Деревня Барсуково.
  - А на гражданке кем был?
  - Промысловиком.
  - Н-да… А в нашу команду за какие грехи угодил?
  - За патроны.
  - За какие патроны?
  - За обыкновенные, - по-мужицки степенно ответил солдат.
  
  … Мужское население затерянной в глухой тайге деревеньки Барсуково издревле занималось промыслом: шишковали и брали ягоду, когда приходил сезон; месяцами высиживали в урмане, добывали зверя, сдавали меха наезжающим дважды в год заготовителям.
   В семье Бурковых шестеро: дед Сафрон, которому недавно стукнуло семьдесят пять, Иван – старший внук, его мать и три сестренки. Отец пропал в чащобе еще пять лет назад, а когда и Ивана призвали, кормилец остался и вовсе один – дед. И все бы ничего, тайга не даст сгинуть с голоду, да настала напряженка с патронами к карабину. В магазинах цены задраны непомерно, продавцы требуют охотничий билет, а его старый Сафрон отродясь не имел.
   Съездив в Читу, дед впервые за свою жизнь угодил в милицию. Попал на барахолке под облаву, а когда милицейский чин заглянул в его потрепанную сумчонку, аж руки затряслись: там три с половиной сотни патронов. Следователь и так и эдак крутил старика, допытываясь, чьей криминальной группировки он курьер. Старик твердил одно: купил для охоты. А то, что калибром они подходят под снайперскую винтовку, не его в том вина.
   Прокурор деда Сафрона пожалел и не подписал арест, ограничившись подпиской. Выйдя на свободу, тем же вечером старик по-молодецки рванул в родное Барсуково, а оттуда – прямехонько в тайгу, где свой закон и свои прокуроры.
   Безнадега вылилась в слезное письмо внуку: чай, в армии, проще с патронами, выручай…
   Служа плотником на мишенном дворе, Бурков стал втихую собирать оставшиеся после стрельб патроны. Но нашелся в батальоне трезвон, нашептал замполиту про тайник в столярке, и нагрянула проверка - Зверев с начальником вооружения и понятыми – солдатами из третьей роты.
   Перевернув столярку вверх дном, отыскали тяжеленный посылочный ящик, полный патронов.
   Зверев лично, с рвением, взялся за дознание, "колол" рядового, давил, требуя выдать сообщников. Иван молчал.
   Закончилась история почти полюбовно. Замполит получил благодарность и премию за проявленную бдительность. Буркова из сержантов разжаловали в рядовые, сняли с теплой должности и готовили к отправке в тмуракань. Доносчик был жестоко избит земляками-питерцами, а те, в свою очередь, готовились предстать перед трибуналом…
  
  * * *
  
   Втащив флягу с плескавшейся, через неплотную крышку, водой в дом, Черемушкин устало присел на пороге. Детская ванна, свободные ведра и тазы наполнены. Раздевшись, он ушел в спальню и лег на продавленный, застонавший скрипучими пружинами, диван.
   "Два часа провозился", - подумал, глянув на часы.
  - Знаешь, Ир, - повернувшись к жене, гладившей детскую кофточку, сказал он. – Может так статься, что скоро съедем из этой халупы.
   Она радостно встрепенулась, выдернула шнур из розетки и присела к нему.
   - В самом деле? Ты не шутишь?.. Знаешь, Тоша, какая у меня мечта? Горячая вода! Какое это удовольствие мыть посуду вольной водой! А залезть в ванну…
   Черемушкин приподнялся на локте, обнял рукой ее теплые плечи и мечтательно продолжил:
   - А я не буду таскаться с флягами, печку кочегарить по три раза на дню. Ведь классно, когда батареи постоянно теплые, нет ни копоти, ни пыли от золы.
   - Подожди… - уловив подвох, насторожилась Ира и внимательно посмотрела на мужа. – С чего бы такая щедрость?
   - Потом объясню. Васнецов обещался выделись комнату в гостинице. Целых двадцать квадратов!
  - Честно, мне даже не верится.
  - Просто так ничего в этой жизни не дается, - сказал Черемушкин и завалился на подушку. - Всему есть цена.
  Радость слетела с ее лица. В васильковых глазах засветилась тревога.
  - И какая цена э т о м у ?
  - Командировка на полтора – два месяца.
  - Что-то серьезное?
   Черемушкин промолчал. Воспользоваться киношными советами и брякнуть, что едет на учения, куда-нибудь в Воркуту? Врать жене – самому близкому человеку?.. А вдруг сам проболтается, или по его отъезду она правду узнает от чужих людей?.. Лишние вопросы. Если скрыл, значит, что-то не так, значит, есть что скрывать.
   - Еду на курорт, - он попробовал перевести неприятный разговор в шутку. – Помнишь, мы мечтали слетать в Пятигорск на нарзаны? Вот и выпал случай, да еще за казенный счет. Там почти лето, грецких орехов, груш вам с Машкой привезу… Есть, правда, во всем этом минус. Новый год придется порознь встречать.
  - Курорт… Телевизор включишь, не Кавказ, а большая "горячая" точка… Пятигорск, Теберда… Когда все это было?… Ох, смотри, Тоша, как бы дочь сиротой не оставил.
   Вскочив с дивана, Черемушкин ушел на кухню. Подсев к печи, приоткрыл дверцу, задумчиво глядя на пламя, лижущее оплавленные кирпичи.
   "А куда деваться? – мог бы он ей ответить. – Свои же воины подставили. Неужели лучше еще месяцев шесть бегать в лейтенантах с запятнанной репутацией, потому как Васнецов отступного не простит?.. "
   Отшвырнув бычок в огонь, обжигая пальцы, закрыл заслонку и вернулся в комнату. Подсев к Ире, крепко обнял ее.
   - Не бери в голову. Прорвемся! Как поговаривала бабка Пьера Безухова, можно и с печи вусмерть расшибиться, а можно и с войны вернуться без царапины…
  
  * * *
  
   Похожие разговоры в это же самое время велись в расположении второй роты между Юрой Турбиным и Кошкиным.
   Развалившись на кровати, Володька царапал пальцем по панцирной сетке и рассуждал:
   - Что нам, Юрка, терять, кроме оков? Верно?.. Здесь нас сгноят, уж помяни мое слово. И главное, все будет законно, по уставу. Не придерешься. В наряды через сутки. В промежутках между ними - гнилье на складах перебирать да сортиры чистить…
   - Ты прав, - отвлекся Турбин, пришивавший на рукав нового камуфляжного бушлата шеврон. – Я через такое уже проходил. Хватит!
   - Это когда ты успел?
   - Ба! – Юра перекусил нитку. – Забыл, как летом полк с дизентерией слег? Вы тогда по караулам долбились, а наше отделение - по столовой. Мне больше всех повезло, определили в посудомойку. Руки постоянно в кипятке, в соде, вот и поразъело. На ладонях ожоги вздулись, крошечные, вроде прыщиков. Врач во время осмотра криком кричал: " В столовую не допущу! Будет заразу разносить". Я сдуру обрадовался. А он, медик хренов, подначил: "А в свинарник можно". Вот и послали с бинтами таскать парашу, свиней кормить, пол от дерьма чистить. Грязь, вонища, крысы. Ожоги полопались, загноились. Потом еще месяца на перевязки ходил.
   Закончив шитье, он прикинул, ровно ли нашит шеврон и повесил бушлат на плечики.
   - Казарму хоть не видеть… Опостылела хуже горькой редьки. Да и что мы, в самом деле, теряем? Черный список? Штрафкоманду?.. Да, может, со льготами я без проблем в любой институт поступлю?
  - Все бы ничего, - Володька заворочался на кровати, почесывая пятку. – А Черемушкин? Душу из нас вытрясет. Видел, как в штабе зыркал? Думаешь, простит залет?
   - А по-моему, он мужик нормальный. А залет… так из-за нас он без вины виноватый.
  Глава шестая
  
   В Грозном, уже обозначенном на армейских картах опорной базой мятежного генерала Дудаева и его вооруженных, незаконных с точки зрения Москвы, формирований, к которому кольцом – через Дагестан, Северную Осетию и Ингушетию стягивались федеральные войска, время текло в ином измерении.
   Город жил обособленной, за его пределами мало кому понятной жизнью. С высоты птичьего полета он сильно напоминал встревоженный неразумными туристами муравейник.
   На аэродроме ДОСААФ валялись обгоревшие обломки учебных самолетов, расстрелянных с воздуха налетевшими из-за гор штурмовиками без опознавательных знаков…
  Черные дымы тянулись в хмурое небо из объятых пожарами пятиэтажек в восточной части города, заселенных поровну и чеченцами и русскими...
  Распугивая легковушки, с лязгом проносятся по улицам танки с зелеными флагами на антеннах…
  Митинг у президентского дворца…
  Возня на окраинах. Ополченцы, используя автокраны и тягачи, стаскивают, загромождая дороги, бетонные блоки и отслуживший свое железный хлам. Там же роют окопы, готовя передовые рубежи обороны…
  Людьми движет единый порыв – подготовка к войне. Большой Кавказской войне с имперской Россией. И день ото дня эта война из призрачно далекой принимает все более отчетливые очертания.
  Настроившееся на худшее население сметает с прилавков продукты. На городских рынках, рядом с картошкой и сигаретами, идет бойкая торговля оружием. Пистолеты, автоматы, гранаты - поштучно. Патроны ведрами.
  Вооружившись, многие вступали в ополчение. Другие, предвидя, что в огне брода не будет, собирали пожитки и детей, и бежали от войны в соседние республики.
  Были и те, кто до конца не определился, кто не разобрался в себе и своих убеждениях: за оружие не брались, и из города не бежали, ожидая дальнейшего развития событий.
  
  * * *
  
  К числу последних относился и Руслан Адиев, младший сын нефтяника Шамиля.
  Адиевы никогда богато не жили, но и не бедствовали. Свое подворье, к чему располагал частный сектор, хороший дом, живность… Жизнь текла относительно спокойно до осени девяносто первого.
  После московского путча генерал Дудаев с верными ему людьми без излишнего шума и пыли разогнал Верховный Совет республики и провозгласил себя президентом независимой Ичкерии. Нельзя сказать, что людям такой приход пришелся по душе – счастье на штыках не приносят. Удивительно, но прошло совсем немного времени, и во всеобщей эйфории суверенитета Джохар снискал славу национального героя. Волнения улеглись.
  Но республику уже расколола трещина. Кто моложе, наглее и предприимчивее, познав вольницу, развернулись в полную силу, проворачивая немыслимые по дерзости операции с фальшивыми авизо, нагреваясь на торговле наркотиками, оружием, нефтью и людьми. Трудяги в городах и селениях, наоборот, постепенно забывали, как выглядят живые деньги.
  Уезжать в Россию на заработки Адиевы не спешили. Отец стар, ему не до бизнеса и криминала, коим грешили за пределами республики соотечественники. Руслан оканчивал школу и бредил высшим образованием, не обращая внимание на насмешки сверстников, заезжающих к родственникам на собственных роскошных авто, с тугими пачками долларов в кармане.
  Не ехал и его старший брат Умар, у которого, правда, имелись на то свои причины.
  Умар беспредельно верил Дудаеву, верил каждому его слову. А так как разговоры генерала все чаще заходили о неизбежной войне, которая уже не за горами, готовился защищать Ичкерию…
  Руслана никто не неволил. Отец, поддержав его желание учиться, насоветовал ехать в Новосибирск; город, в котором сам когда-то служил и о котором оставил самые теплые воспоминания.
  В сентябре 1993 года Руслан прислал родителям восторженное письмо. Он сумел, выдержал проходной балл и поступил в государственный университет…
  И через еще два месяца огорошил родных, вернувшись без предупреждения домой.
  
  * * *
  
   Летом девяносто четвертого прикрыли нефтеперерабатывающий комбинат, где работали Адиевы. Настали совсем тяжкие времена.
   За три года мнимого суверенитета народ стремительно обнищал, и поднимался недовольный ропот. Может в недалеком будущем и стряхнули бы с шеи такого правителя, да вот беда – сбываться стали его самые зловещие прогнозы…
   Руслан категорически не верил в войну с Россией. Не верил, и все. Как не представлял себе, что однажды дверь в дом распахнется от пинка, ввалится солдат с закатанными по локоть рукавами и калашниковым наперевес, поставит его на колени и выстрелит в затылок. Такой вот образ вырисовывался у него при упоминании слова ОККУПАНТ. Надо иметь недюжинную фантазию, чтобы узреть в том солдате Юрку или даже толстого увальня Славку Иванова.
   Неверие в войну стал подмывать ручеек неопределенности, сложившейся к осени между Дудаевым и невесть откуда появившейся оппозицией: Временным Советом в лице Автурханова и командующего ее войсками Беслана Гантемирова. По Грозному ползли слухи: оппозиция не вырастает на ровном месте, как гриб после теплого дождя. Кто ее взлелеял, на чьи деньги закупались танки и вертолеты? А еще говорят, что в рядах оппозиционеров немало российских военных, хотя непонятно, им-то зачем внутричеченские разборки?
   И все же, помня, что слухи выгодны тому, кто их распускает, Руслан продолжал верить только собственным глазам.
  
  * * *
  
   Но три недели тому назад, утром 26 ноября, глину неверия окончательно размыло. Руслан проснулся оттого, что дом, а вместе с ним и кровать, на которой он лежал, сотрясло с легкостью спичечного коробка, и стекла в окне тонко тренькнули.
   В отдалении слышалось басовитое буханье, дробный перестук – точно мальчишки пуляли по крыше горстями камней – и гул моторов.
   Он порывался из дома, чтобы посмотреть, что происходит в городе, но не посмел ослушаться отца. Старик и так за день сильно сдал, волнуясь за старшего брата, охранявшего с отрядом гвардейцев президентский дворец. А пушечные раскаты и частая стрельба доносилась как раз из центра. В том же направлении летели боевые вертолеты. Утром, когда перестрелка на улицах стихла, вернулся Умар – взъерошенный, чумазый, пропахший потом и вонью горелого пороха.
   Повесив на спинку стула автомат, дуло которого покрывал налет копоти, снял с себя разгрузочный жилет, с гранатами и рожками, и подсел к столу.
   Заметалась мать, выставила перед ним тарелку дымящегося супа, наложила горкой хлеб. Умар набросился на еду с жадностью голодного пса, ложка бренчала о фарфор, угрожая разбить. Он и глотал по-собачьи, не жуя.
   Насытившись, отрыгнул и, поманив Руслана, вышел на крыльцо.
   - Ты до сих пор не веришь, что на нас давит Москва?
   - Нет, - прямо ответил Руслан.
   - Тогда собирайся. Сходим кое-куда. Заодно на город посмотришь.
   Уже скоро Руслан догадался, что они направляются на площадь Свободы. По пути им часто встречались группы вооруженных людей, многие знали Умара, здоровались с ним, возбужденно делясь новостями.
  
   … Руслан дико смотрел на раздавленный жигуленок, на подсохшую кровь, растекшуюся на покореженном, белеющим глубокими свежими царапинами, капоте. Поодаль, взгромоздившись гусеницей на тротуар, траурно дымился танк. Его башня помечена белой полосой, дым вился из трансмиссии и открытого люка.
   От впечатавшихся в тротуар танковых траков тянулась кровавая дорожка. Она привела Руслана к углу жилого дома, откуда пестрила чугунными прутьями декоративная ограда сквера.
   Привалившись спиной к прутьям, мучительно запрокинув голову и оскалив желтые зубы, лежал убитый в промасленном комбинезоне и шлемофоне. Карманы комбинезона вывернуты наизнанку, на груди расползлось бурое пятно.
   "Кровь! – думал он, не отрывая глаз от этого пятна. – Человеческая кровь…"
   Он перевел взгляд на сведенное предсмертной гримасой лицо танкиста, силясь определить национальность.
   Подошел Умар, смачно плюнул в труп и бросил с неприязнью:
  - Наемник, б…
  - Почему? – машинально переспросил Руслан.
  - Видишь обручальное кольцо? – Умар пнул правую кисть убитого.
   На безымянном пальце виднелась желтоватая полоска.
  - Наши таких не носят. Российский он…
   Напоминания о вчерашних событиях по мере приближения к центру попадались все чаще. Воронки на проезжей части. Перебитые, обвисшие провода. Дома, темнеющие пустыми глазницами окон. Отбитые куски штукатурки, мазутные пятна, кирпичная крошка…
  - Хотели на испуг взять! – возмущался Умар. – Думали, пройдет московский сценарий. Введут танки, окружат дворец, и будут молотить. А мы с крыш глазеть. Балбесы!.. Хватило ума сунуться танками. "Абхазцы" Шамиля отсекли пехоту. Танкисты, будто так и надо, поперли дальше…
   Он засмеялся, небритые щеки затряслись. Нервный его смех был Руслану неприятен, лицо мертвого танкиста все еще было в памяти. Он ничего не сказал брату, но ощутил к нему странную неприязнь.
   _________
   "Абхазцы" - абхазский батальон Шамиля Басаева.
  
  
  
  Казалось, с ним стоял не прежний Умар – весельчак, задира и хулиган, а совершенно незнакомый человек, очень похожий на брата – прожженный, жесткий, стрелявший в людей и возможно уже убивавший. Может и танкист, скорчившийся у ограды городского парка, его рук дело. И как он смог после минувшей бойни, пролив чью-то кровь, как ни в чем не бывало сесть за стол и спокойно прихлебывать суп?
  - Вертолеты обстреливали не дворец, а высотку в квартале от нас. Зенитчики сбили один, захватили летчика. Верещит, собака: "Приказали уничтожить самое высокое здание в центре!"
  Город вымер. Дороги пусты, на улицах патрули ополченцев.
   Площадь Свободы, на которую вышли братья, заторена подбитой бронетехникой.
   Два тягача, зацепив тросами подбитый танк, рывками волокли его прочь. Воздух пресыщен смрадом. Пахнет не только жженой резиной, но и мерзко, до тошноты, горелым человеческим мясом.
   Руслан наткнулся глазами на источник зловония. Шагах в десяти от них лежала бесформенная обгорелая куча. Только железная, оттого и уцелевшая пряжка – почерневшая, испытанная огнем – беззвучно кричала: перед тобой прах еще вчера жившего человека!..
   - Тут мы их и добили, - оскалился в усмешке Умар. – Кто сдался, выжил. Кто не успел… А пусть не лезут! – добавил он с ожесточением.
   Они миновали громадную толпу, месяц митингующую на гранитных плитах перед дворцом. Поднявшись по ступеням, Умар обменялся рукопожатиями с пулеметчиком, охранявшим вход.
  - Заходи, братишка.
   Умар повел по мраморной, застеленной красной ковровой дорожкой, лестнице на четвертый этаж, обнялся с бородатым автоматчиком в залитом солнцем холле, свернул в коридор и толкнул прикрытую дверь.
  - Пришли.
   Руслану открылась просторная комната. Около окна стояли телевизионные прожектора, ослепляя сидевшего на стуле сгорбленного человека в рваной болоньевой куртке. Пальцы его подрагивали, сжимая вязаную шапочку. Неживые глаза слепо смотрели на столпившихся журналистов, губы плотно сжаты.
   Репортеры навели камеры в измученное небритое лицо. Плюгавый мужичок, растолкав собравшихся, пробрался в первые ряды, щелкая фотоаппаратом.
   Человек в куртке на движение вокруг не реагировал, сидел недвижно, как мумия.
  - Представься! – приказал ему стоявший в стороне автоматчик.
   Мужчина вздрогнул, словно получил удар хлыстом, и невнятно пробормотал:
  - Капитан Григорьев.
  - Громче! – автоматчик повысил голос.
  - Капитан Григорьев!
  - Из какой вы части? – поднес ближе микрофон парень в безрукавном ярко-красном пуховике. На шее его висела пластиковая карточка ПРЕССА.
  - Танковый полк Гвардейской Кантемировской дивизии, - выдавил, преодолев внутреннее сопротивление, человек и уставился в пол.
  - Как вы попали в Грозный? Вы наемник?
  - Я капитан российской армии. – Он поднял на телевизионщика чугунный взгляд, просочив слова сквозь сжатые зубы. – Наемником никогда не был!
  - Тогда каким образом вы попали в ряды оппозиции?
  - Какие, к черту, ряды? Какая, на хрен, оппозиция? – Пленный едва не стонал. Поросшее рыжей щетиной лицо скривилось, скрипнули зубы. – Я шесть лет отдал армии. И оказался никому не нужным. Сокращение!.. А у меня двое детей, жена на восьмом месяце. Врачи сказали, роды будут сложными, нужны импортные лекарства. Командир предложил: "Хочешь, заработай. Нет – катись на все четыре…"
  - Заработать? Это как?
  - Технику… в смысле, танки, обслуживать на Кавказе. Мне ли выбирать? Понятное дело, согласился. Получил три "Лимона", почти до копейки дома отложил, и самолетом в Моздок.
  - Дальше! – нетерпеливо затеребил его телевизионщик.
  - Дальше?! Дальше нас, командированных, собрали в кучу, сформировали экипажи, выделили технику и дали команду перегнать в Знаменское. Сделали. Новый приказ: "С полным боекомплектом войти в Грозный и передать танки чеченской оппозиции". За эту работу еще по три миллиона обещали. Мы и пошли… дураки. А тут… такое началось!..
   Судорога исказила лицо танкиста. Не желая показывать на публику слабость, он отвернулся, провел рукавом по глазам.
  - Из экипажа только он уцелел, - прокомментировал журналистам автоматчик у окна. – Повезло, что над ним люк был открыт. Выбросило волной. Остальные заживо сгорели.
   Объективы камер ненасытно пожирали пленного, не отключались стыдливо, став невольными свидетелями обычной человеческой слабости, упивались ей до конца.
   Руслана подмывало расшвырять прожектора, пинками разогнать назойливых, лишенных элементарного сострадания репортеров, разбить вдребезги видеокамеры. Но он стоял и не шевелился, и, как эти камеры, неотрывно смотрел на закрывшегося ладонями танкиста.
  - Можете вы как-то прокомментировать утверждение командующего войсками Московского военного округа? Генерал уверяет, что никто из его подчиненных в Чечне не воюет, а если среди пленных и есть бывшие военнослужащие его частей, которые после физического воздействия могли назвать себя солдатами срочной службы, так за дальнейшую судьбу вчерашних солдат армия ответственности не несет.
  - Что?! – на лице танкиста вновь появилась болезненная гримаса. Теперь не камера, он нацелился в объектив, еле сдерживаясь от душившей ярости. – Я не солдат-срочник, а офицер элитной танковой дивизии, капитан Григорьев Сергей Васильевич, тысяча девятьсот шестьдесят второго года рождения, военнослужащий войсковой части Љ 43162. Со мной еще несколько офицеров, служивших в Солнечногорске. Учитывая, что командование отрекается от нас, мы предупреждены: если до 10 часов 29 ноября Москва нас не признает своими, в 12.00 того же дня нас расстреляют как наемников, по законам военного времени.
  - А если генералы признают их, это будет прямым признанием вмешательства российской армии в чеченский конфликт! – заявил автоматчик. – Чего ваш президент никогда не позволит.
  - Мне уже все равно, - устало проговорил танкист. – Обидно за погибших ребят. Вы и их назовете призраками, господа?..
  
  * * *
  
   Пасмурным днем 1 декабря Умар принес домой "Комсомольскую правду", подаренную приезжим журналистом, и бросил ее на стол перед отцом, припечатав ладонью.
  - Нате, читайте!
   Усевшись с краю, выложил фланелевую тряпочку, банку с оружейным маслом и принялся разбирать автомат.
   Напялив на нос перемотанные изолентой очки, старый Шамиль по слогам прочитал:
   - К уча-стни-кам воо-руженно-го конфлик-та в Чеченской рес-публике…
  - Ультиматум! – пробурчал Умар, надраивая шомполом ствол. – Бить, значит, будут.
   Зная, что отец не больно силен в грамоте, Руслан отобрал газету и отыскал нужный текст.
   - На древней кавказской земле, неотъемлемой части нашего Отечества, льется кровь. Несмотря на все усилия Федеральных органов государственной власти, авторитетных на Северном Кавказе старейшие, лидеров живущих здесь народов, призывы российской и мировой общественности остановить конфликт в Чечне не удалось. Ширится масштаб, увеличивается ожесточенность вооруженных столкновений. Противоборствующие стороны привлекают к участию в боевых действиях наемников, в том числе из зарубежных государств…
  - Да ну! – округлив глаза, не сдержал смешка Умар. – Ни одного негритоса не видел…
   Поймав на себе негодующий взгляд брата, он умолк, шаркая тряпочкой механизм.
  - … По вине безответственных политиков, ради их корыстных интересов, неутоленных амбиций гибнут ни в чем не повинные люди…
  - Смотрите, как Борис самокритично…А?
  - …Множится число сирот. Попираются конституционные права и свободы граждан. Тысячи обездоленных…
  - Кончай!
   Умар со щелчком загнал на место ствольную коробку, дернул затвор и спустил курок.
  - Читай вот здесь! – и ткнул пальцем абзацем ниже.
  - … Выражая волю нашего многонационального народа и в соответствии с полномочиями, данными мне Конституцией Российской Федерации, статьей Љ7 закона "О Чрезвычайном положении", обращаюсь ко всем участникам вооруженного противоборства в Чеченской республике с предупреждением и требованием в течение сорока восьми часов, считая с момента моего обращения, прекратить огонь, сложить оружие, распустить все вооруженные формирования, освободить всех заключенных и насильственно удерживаемых лиц.
  - А в противном случае?.. - Умар сложил руки на скатерть.
  - Если в течение установленного срока это требование не будет выполнено, на территории Чеченской республики будет введено Чрезвычайное положение и использованы все имеющиеся в распоряжении государства силы и средства для прекращения кровопролития.
   Закончив чтение, Руслан сложил и убрал газету.
  - Сорок восемь часов… - задумавшись, произнес он.
  - Да, братишка! И время уже пошло! Газета за вчерашнее число. А теперь подумай головой, к чему дело идет. Скоро будет война, и поверь мне, она также реальна, как и эта газетка!.. Но то будет не просто война, будет борьба за нашу независимость. Не прячь голову в песок, оглянись по сторонам. Конфедерация по всему Кавказу открыла пункты приема добровольцев. Открыто! Легально! А если мы и в правду в составе России, почему власти закрывают на это глаза? Да потому, что Власти нет, Россия слаба, ее поставили на колени. Чем не время снять вековое ярмо?!
  - Вот ты как заговорил? – покачал головой Руслан. – Как по писанному шпаришь! Что ж ты раньше ярма не замечал, когда в пионерские лагеря бесплатно разъезжал, когда отец зарабатывал столько, что ни в чем нам не отказывал? Или жил ты, как индеец в резервации, за колючей проволокой, и в школу ходил под конвоем?
  ___________
   Конфедерация – Конфедерация Народов Кавказа, занимающаяся в 1994 г. открытой вербовкой добровольцев для ведения боевых действий в Чечне.
  
  
  - А правду мы знали?! О депортации, о Казахстане? А прадеды наши за что воевали с Ермоловым? Ты просто прячешься за красивыми словами, а на деле не хочешь защитить свою республику!.. Землю, мать!..
  - Землю?! – вскричал Руслан, срываясь со стула.
   Они стояли с пеной у рта, два брата, готовые вцепиться друг другу в глотку, доказывая собственную правоту.
  - Землю? – снова выкрикнул Руслан в лицо старшему брату. – Мать?! Их – согласен! Но не твоего Дудаева с шайкой прихлебателей! Ты вспомни, что еще недавно о нем люди говорили. Вспомни! Голову даю на отсечение, что еще пару месяцев, и началась бы действительно гражданская война. Потому как мне твой Джохар – по барабану, а тебе – дороже отца! И таких, как мы, много. Вот и сошлись бы…
   Теперь Умара колотило от бешенства. Сжимая кулаки, он надвинулся на Руслана.
  - Трус! Ты не видишь очевидных вещей! Бесланский аэропорт для гражданских рейсов закрыли. Военные самолеты принимает. А в Моздоке? Люди говорят, территорию порта колючкой обнесли, кругом палатки, часовые… Ты знаешь, что у дворца ополченцы в очереди за оружием выстраиваются? Женщины рвутся воевать, из них спецбатальон формируют!..
   Перепалка дошла до того пика, за которым словесные аргументы кончаются, и в ход идут кулаки. А драться с братом Руслан не хотел.
  - Пусть каждый остается при своем мнении! – хлопнув дверью, он ушел в другую комнату.
  
  Глава седьмая
  
   Ту-ту… ту-тук… ту-ту… ту-тук… ту-ту… ту-тук… Монотонно, усыпляюще стучат колеса на стыках. Локомотив, влача дюжину вагонов, растянувшихся на добрый километр, врывается в морозную ночь… Ту-ту… ту-тук… ту-ту… ту-тук… ту-ту… ту-тук… Светящиеся окна отбрасывают квадраты света на безграничную снежную равнину, вырывают из чернильного мрака диагонали проводов… От столба к столбу… От столба к столбу…
   Тускло горит дежурное освещение в вагоне.
   Стучат, стучат колеса… Вагон легонько потряхивает, колышется занавеска на затянутом льдом окне…
   На верхней полке, закутавшись одеялом, ворочается лейтенант Черемушкин. Сон не шел. Виной ли тому богатырский храп капитана Меньшова, командира сводной роты, спавшего внизу, непривычное ли покачивание вагона, или мысли о доме…
   Черемушкин натянул на голову одеяло, стараясь расслабиться и ни о чем не думать.
   … Тоска. Необъяснимая ему тоска по дому, по маленькому, родному тельцу дочки, ее симпатичной, часто хнычущей мордашке, ее ручонкам… Тоска по жене… Вроде и прошло всего три дня, а на душе…
   Штабная машина должна забрать его в 12.30, но время шло, а ее все не было. Он совсем не торопился скорее улизнуть из дома, но не выносил прощальных церемоний. Ира уже сейчас готова разрыдаться. А что будет, когда он сгребет сумки с провизией и теплыми вещами и пойдет к двери?
   Проснулась, заплакала Машка. Ира взяла ее на руки, заходила по комнате, качая и убаюкивая…
   Ту-ту… ту-тук… ту-ту… ту-тук… ту-ту… ту-тук… Покачивается, матерински убаюкивая, плацкартный вагон. Ту-ту… ту-тук… Ту-ту… ту-тук…
   … В окне мелькнула тень, посигналил клаксон. Застегнувшись, он подошел к жене и, глядя в полные слез глаза, пробормотал:
  - Что, мать, будем прощаться?
   И нехорошая мысль немедленно обожгла его:
   "Господи, почему прощаться?! Лезет же дурь в голову…"
   Ира прижалась к нему, уткнулась мокрым лицом в грудь. По щекам скатились две прозрачные горошины…
  - Ну что ты?… Перестань… Пожалуйста… - просил он ее, почти умоляя, и неловко гладил одеревеневшей вдруг ладонью по вьющимся волосам. – Все будет нормально!
   Она отозвалась глухим грудным всхлипом, сжав воротник бушлата. Черемушкин силой отнял ее от себя, нагнулся за сумками. Но, едва распрямился, она повисла на нем и в голос зарыдала. Испугалась и закричала в кровати дочка.
  - Прекращай… прекращай… - шептал он, отступая к порогу.
   У двери он сумел оторвать ее, и ринулся в скользкие сени. Выбежав за калитку, к машине, забросил сумки на заднее сиденье и зарычал на водителя:
  - Поехали! Чего ждешь?!
  
   И сейчас Черемушкин явственно видел ее – вздрагивающее мокрое лицо, челку каштановых волос, упавших на пушистые ресницы. Сжав зубы, он зарылся в подушку…
   Нехорошо уехал, ох, нехорошо…
  
   В штаб дивизии его взвод, единообразно пятнистый, нагруженный ящиками с касками, бронежилетами и оружием, привезли на Урале.
   Дежурный по штабу увел его в типовое панельное здание, где на приеме у комдива он и познакомился с Меньшовым и лейтенантом Барановым, командиром второго взвода.
   Рота… Язык не поворачивался так окрестить собранное с миру по нитке подразделение. Тридцать пять человек, включая командиров. Чуть больше строевого взвода…
   Замерев в строю, они ждали появления комдива. Но генерал не вышел, занятый более важными делами, отправив на мороз своего заместителя, розовощекого упитанного подполковника.
   А морозец крепчал. Крепчал так, что колко дышалось, и воротники обметывала снежная бахрома. От роты густо поднимался пар.
   Подполковник обошелся короткими напутствиями. Большего не позволила стужа. С пафосом напомнив об отведенной им миссии, и чаяниях, возложенных на них – лучших из лучших – которые стоило оправдать, он поспешил назад в штаб. Отогревать побелевшие щеки…
   Выслушав пламенную речь, под марш "Прощание славянки" - музыканты горбились на ледяном ветру, но мужественно выдували мель – рота погрузилась в грузовики и в сопровождении ВАИ, под вой сирены, выехала за ворота КПП. Минуя крупные магистрали, они ехали на окраину, в район сортировочной станции "Московка".
   На "солдатской площадке", отгороженной от любопытных бетонным забором, стоял, курясь из трубы дымом, плацкартный вагон.
   Прогибаясь под тяжестью громоздких ящиков, бойцы перегрузили их в вагон. Угловатый, с грустным лицом интеллигента Меньшов проверил людей и загнал на места. В тамбур прошла проводница, замкнула дверь на ключ.
   … На путях послышался гул. Пронзительно свистнул подкативший маневровый взял вагон на абордаж и потащил на станцию к формирующемуся составу…
  
   Так она начиналась, командировка.
   В день отъезда, втайне от Меньшова с Барановым, Черемушкин достал из кителя семейную фотографию, с календариком на обратной стороне. И перечеркнул крестиком день первый.
   Сегодня на календарике появился третий крест…
  
  * * *
  
   Звонко стучат колеса на стыках, зыбкой покачивается плацкартный вагон. Дребезжит переходная площадка в тамбуре. Вместе с вагоном, как в морскую качку, покачивается камуфлированная фигура с автоматом.
   Юра, назначенный в ночной караул, изредка посматривал на часы. Медленно, медленно тянется время…
   Сонно клюя носом, он думал:
   "С чего ради взводный выставил пост охранять запертый вагон? Тем более, что станций в ближайшие пять часов не предвидится".
   Кому сдался этот тамбур, когда поезд летит в ночи, как на крыльях, и никому нет дела, кого он везет и куда?..
   Он вздохнул. Караул придумали командиры, чтобы народ лишний раз не расслаблялся. И против ничего не попишешь - присягу принимали, чтобы самым стойким образом переносить трудности. А тяготы эти уже начались, шли третьи сутки подряд.
   Везет же гражданским в тех, купейных вагонах! Получают от дороги максимум удовольствия.
  Желаете скрасить муторный переезд? Извольте! Тут вам и видеозал с выбором на любой вкус: от слезливых индийских мелодрам до крутой порнографии, по ночам. А откушать горячего, под рюмочку водки? Нет проблем!.. Любой каприз, имелись бы деньги.
  Захотелось в промежутках между трапезами в вагоне-ресторане, культпоходом в салон и скукой испить фирменного чайку – шепни проводнику, и не забудь про чаевые.
  Прибежит в наспех надетой фуражке и в синем форменном кителе, с подносом на растопыренных пальцах, с салфеткой через рукав. А на подносе не захватанные граненые стаканы с мутным безвкусным пойлом, который и хлебнуть-то тошно, а вытащенные на божий свет из запасника – хрустальной чистоты, с ароматным цейлонским чаем.
  Шаркнет ножкой, улыбнется подобострастно, поинтересуется:
  "Не желаете еще чего-нибудь? Водочки или коньяка с шоколадными конфетами для вашей спутницы?"
  Вот где сервис, вот где настоящая жизнь!..
  Но это там, в других вагонах, куда вход им заказан под страхом дезертирства.
  Им же приходится довольствоваться китайской лапшей быстрого приготовления; раздобрело тыловое начальство, выдав дефицитный продукт. Хотя, если в лапшичку бросить стылый кусок тушенки, да терпеливо перемешать, выждав, пока безвкусный китайский полуфабрикат пропитается ничем не заменимым мясным ароматом – выйдет довольно сносное по вкусовым качествам блюдо. Вот только беда – приедается быстро такой шедевр кулинарии, когда изо дня в день, да трижды за него…
  Покачивается вагон… В такт ему колеблются за окном завьюженные российские поля, беснуется в бессильной злобе декабрьский ветрина. А мороз все держится. Крепчает морозец…
   В тамбур, набросив на плечи бушлат, вышел Мавлатов.
  - А тебе чего не спится? – Юра был рад его появлению. Все же будет с кем перекинуться словом. Оно и время быстрее летит.
  - Холадина… - изрек повар, открывая заслонку котла. – Ты сматри, они на ночь печку ни тапили, что ли?
   Из топки повеяло могильным холодом.
   Покачав рыжей головой, Мавлатов вооружился кочергой и стал выгребать золу.
  - Пьют и пьют, - сокрушался он, имея в виду проводниц. – И эта женьщины?..
   Рожденный в горах Дагестана, где в аулах женский люд забит и имеет прав не больше, чем баран на закланье, он искренне удивлялся способности проводниц, достигших бальзаковского возраста (молодок по понятным причинам с солдатами не пустили), третьи сутки подряд, без тени зазрения, глушить водку.
   Стоит заметить, что едва состав покинул Омск, обе проводницы налегли на спиртное, начисто позабыв о служебных обязанностях. И если немытый пол еще можно было сносить, то никак не размороженный вагон...
   Ссыпав в ведерко шлак, Мавлатов натолкал в топку щепок, подсунул скомканную газету и похлопал по карманам в поисках спичек.
  - На. – Юра протянул ему зажигалку.
   Веселый огонек с потрескиванием охватил тонкую щепу. Задвинув заслонку, Мавлатов поднялся.
  - Разгарится, забросим уголь… - он передернул плечами, достал сигарету.
   Закурив, они какое-то время молчали.
  - А ты чем начальству не угодил? – нарушил молчанку Юра, привалившись к настывшей стене.
  Мавлатов потер крупный нос и без притворства вздохнул:
  - Глупа паступил. Хадил в самоволка. В "чайник". Вижу, пацаненок сидит на крыльце, миластыню просит. Савсем малой пацан, лет шесть. "Дай, - гаварит, - дядя-солдат, булочку". Мне не жалка! Купил пять, атдал ему.
  - И попался патрулю?
   - Да нет… Спрашиваю: папка, мамка есть? "Есть. Только папка деньги не палучает, дома кушать нечего"… И так мне тошно после его слов стала… Взял в собой в сталовку. Думал, не обеднеют афицеры, если досыта накармлю.
   - Накормил?
  - Накармил, - согласился дагестанец. – Через дыру в заборе правел, от дневной пайки мясо отрезал, нажарил. Накинулся как валчонок. Смел, что в скавародке была… Хватила у меня ума – отрезал еще кусок, завернул в газету, чтобы дамой отнес.
   - А он попался? – уточнил Юра, потому как продолжение этой истории краем уха не так давно слышал.
   - Папался. Пашел через пралом в заборе, а там каменданский патруль. Самахотчиков лавили. Привели его на КПП, праверка. Зампалит. Сразу вапросы: "Где взял? Кто дал?" Напугали пацана, он с перепугу и наплел, будта мясо я за деньги продал. В сталовку камиссия притащилась, праверили закладку в катле. Падняли начальника сталовой…
   Поправив соскользающий с плеча автомат, Юра затоптал дымящийся окурок.
  - Одного не понимаю. Зачем ты на командировку согласился?
   - Как зачем? Камандир пригрозил: " В Итатку паедешь!"
   Название этого находящегося в дебрях Забайкальской тайги гарнизона пользуется недоброй славой среди солдат. И хотя толком никто не знал, где находится сей населенный пункт, но слухи порождали слухи. Поговаривали, округляя для пущей убедительности глаза, что летом там нет жизни от гнуса и комаров размером с воробья, а зимой заворачивают морозы под минус пятьдесят, когда не то, что службу нести, из казармы носа не высунешь.
   - … Зачем мне эта нада? А Кавказ… почти дома, - продолжил он мечтательно. – Тепло, снега мала.
   Позевая, он забросил в гудящую топку несколько совков угля, прокачал насос и с чувством выполненного долга ушел обратно в вагон…
  
  * * *
  
  Старшина Максимов впал в немилость командирам еще в конце сентября, когда солдатская молва разнесла по полку радостную весть – вышел осенний приказ министра! На гражданку Михаилу Максимову было рановато, но перешедшее по сроку службы звание "дед" возвысило его в собственных глазах, возведя в ранг не ниже комбата.
   Жизнь, согласно неписаного "стариковского" регламента потекла сладкая, как мечты о доме…
   Теперь он не вскакивал наравне с другими по команде "подъем"; не спеша одевался, а не влетал в обмундирование за сорок пять секунд; в строю шел враскачку, не заботясь о ширине шага и отмашке рук, и напрочь забывал открывать рот, когда рота, маршируя мимо учебного корпуса, в сотню глоток горланила полюбившуюся комбату песню. В столовой Максимов не молотил ложкой, торопясь опустошить тарелку до команды, и ел медленно, смакуя, к тому же мог запросто послать бойца помоложе за добавкой или заменить столовый прибор – у вилки, которой он вяло ковырялся в бигусе, погнут зуб.
   Законная, казалось бы, привилегия и сыграла с ним впоследствии злую шутку.
   Гоняя взвод по плацу в преддверии строевого смотра, лейтенант обратил внимание на старшину, который – не в пример марширующей шеренге – самым независимым образом грел руки в карманах шинели, словно занятия его не касались.
   Взводный покраснел, поймав на себе испытующие взгляды молодых бойцов, вызвал старшину из строя.
   Максимов подошел вразвалку; нехотя, как бы делая одолжение. Лейтенант вспыхнул, вернул его в шеренгу и повторил прием. С тем же успехом.
   В строю замелькали язвительные улыбочки.
   Дрессировать и дальше принародно зарвавшегося "дедка" взводный не стал, оберегая авторитет. Но, вернувшись в казарму, отвел в умывальник, указал на швабру и приказал до блеска вымыть полы.
   Максимов взбрендил и, не выбирая выражений, послал его… Взводный не поверил своим ушам и, уже официально, повторил приказ. Старшина плюнул и ушел в расположение, хлопнув дверью перед носом сконфузившегося лейтенанта.
   Тем же вечером его препроводили на гауптвахту…
   Проблемы продолжали преследовать и в дороге. Заняв место на нижней полке, он трое суток не поднимался, разве что покурить, похлебать распаренной лапши да сходить по нужде.
   Рота мучилась от безделья. Газеты, захваченные капитаном Меньшовым, зачитаны до дыр. Книг, не считая устава караульной службы, в наличии не имелось.
   С этим потрепанным талмудом и явился ко взводу лейтенант Черемушкин. Такой же тюха, считал Максимов, как и прежний, в полку, взводный.
  - Будем изучать! – жизнерадостно заявил Черемушкин, бесцеремонно сдвинув его ноги и устраиваясь на высвободившемся месте.
   Максимов потянулся с хрустом, скучающей физиономией выражая свое отношение к предстоящей затее.
  - Зачем, лейтенант?
   Упоминание звания без предшествующего эпитета - "товарищ" задело Черемушкина.
   - Затем!.. Мы не знаем, какие задачи придется выполнять по прибытии в пункт назначения. Видимо, займемся охраной каких-либо объектов, а потому е г о – он потряс уставом - должны знать, как Отче наш.
   Он и правда верил, что на Кавказе их ждет относительно мирная миссия. По крайней мере, так писал в письмах сокурсник по Омскому командному училищу, которого распределение забросило в Ингушетию.
   "Сопровождаем беженцев, выставляем посты на электроподстанцию в Назрани. А так, больше охраняем сами себя, чтобы, не дай Бог, абреки не выкрали…"
  - Чего ерундистикой маяться?! – скривил кислую мину Максимов, устраиваясь по удобнее.
   И, ища поддержку, оглядел сослуживцев.
   Черемушкин только входил в контакт со взводом, внушая, что он – командир, и его приказы выполняются без рассуждений. Еще в полку, полистав личное дело старшины и узнав, что он собой представляет, он понял, что сладить будет непросто и стычки не миновать. Но не рассчитывал, что произойдет это так скоро…
   Лейтенант напряженно чувствовал – взвод следит за его реакцией. Смолчать и сделать вид, что ничего экстраординарного не произошло, - и авторитет обрушится подобно развалюхе под ковшом бульдозера. Наорать, применить власть – уважения не прибавится.
   Он поднялся и слегка хлопнул по одеялу, укрывавшему ноги Максимова.
  - Выйдем?
   Не оглядываясь, пошел к тамбуру, зная, что вконец оборзевший "дедок" притащится следом.
   Максимов – руки в брюки – ввалился в тамбур и нахально ухмыльнулся.
  - Ну, че?
   Забыв о педагогике, Черемушкин сгреб его за грудки и хорошенько встряхнул:
  - Слушай, ты! Ты будешь делать то, что я говорю, и так, как я говорю! Усвоил?!
   Закусив губу, старшина вырвался из объятий и оттолкнул взводного.
  - Да пошел ты!..
   Он никогда не слыл драчуном, лейтенант Черемушкин, но любому терпению, каким бы прочным оно ни было, порой приходит конец. Пороховой заряд рванул в черепной коробке, затуманив сознание. Когда густой дым, застивший глаза, развеялся, он обнаружил себя на полу, давившим коленом горло старшины. Тот беспомощно барахтался, силясь освободиться от удушья.
  - Ты угомонился?! – свистящим голосом спросил Черемушкин.
  - В-все… все… - прохрипел Максимов, сдаваясь.
   Черемушкин слез с него, поправил выбившуюся из брюк камуфляжную куртку. Смахнув с себя пыль, старшина тихо, но отчетливо процедил:
   - Твоя взяла, лейтенант. Только учти: там, куда мы едем, иногда стреляют. Как бы не списали на боевые потери…
   - Вали! - Черемушкин толкнул его к двери. – Поживем, увидим.
  
  * * *
  
   Утром 20 декабря поезд, сбавляя скорость, втянулся в предместья незнакомого города. Замелькали в отдалении жилые микрорайоны, которые тут же сменила унылая картина, присущая любому крупному железнодорожному узлу. Потянулись километры товарных вагонов, угольные насыпи и краны на платформах, сброшенные под откос и отслужившие свое шпалы и ржавеющие парные колеса…
   Впереди завиднелось строение, напоминающее вокзал.
  - Вокзал! – прилипнув к окну, сказал Коновалов. – Точно…
  - А где мы?
  - Да кто его знает…
  - Вокзал, - выйдя в тамбур, где толпились в синеватом дыму курильщики, сообщил Юра.
  - А то мы не видим? – буркнул Максимов, пытаясь рассмотреть сквозь разводы на стекле название станции.
   Там, далеко справа, еле просматривался угол высотного строения и перрон с мельтешащими фигурками.
   - Самара! – прочитав, наконец, надпись на фронтоне, авторитетно заявил Максимов. – Стал быть, недолго осталось…
   Заскрежетав колесами, состав остановился.
   … Вагон потряс несильный удар. Подкравшийся сзади толкач, зацепил его и потянул на запасные пути.
  
  * * *
  
   Прозябание в тупике не входило в планы капитана Меньшова, который в душе считал, что в связи с известными событиями на Кавказе их обязаны мчать туда с курьерской скоростью, и никак уж не бросить на станции в отстойник.
  - Странно, - пробормотал он, выглядывая в окно. И спросил лейтенантов, словно они были информированы лучше его:
  - С чего бы это?
   Щуплый Баранов всем своим видом показывал, что удивлен не меньше. Черемушкин, на ком задержал раздосадованный взгляд ротный, покраснел, словно в незапланированном простое крылась его вина.
  - Черт знает что!
   Меньшов надел бушлат и шапку и полез в проход.
  - Пойду, узнаю, в чем дело.
   Взяв у проводниц ключ, он отомкнул дверь и спрыгнул на насыпь.
   "Ох, и дыра…" - озираясь, подумал он.
   Слева от него вплотную примыкали к путям приземистые кирпичные ангары. Возле платформы, загруженной щебнем, возились рабочие в оранжевых жилетах поверх телогреек, стучали кувалдой по стальному колесу. Звонкое эхо, сопровождавшее удары, разлеталось по занесенным снегом крышам…
   От вокзала к вагону шли двое, железнодорожник и военный.
   Капитан в длиннополой шинели и куцей шапке, козырнув, уточнил:
  - Вы старший подразделения?
  - Я, - ответил Меньшов, оглядывая визитеров. – Вы кто будете?
  - Комендант вокзала, - капитан протянул удостоверение личности.
   Бегло просмотрев документ, Меньшов кивнул.
  - Все верно… Надолго мы здесь?
  - Часов на восемь, - ответил железнодорожник и простужено закашлялся. – Сейчас… кхе-кхе… идет переформировка. Дальше пойдете с другим составом. Имейте в виду, ориентировочно в 18 часов по Москве трогаемся.
   Меньшов задрал рукав и сверился с часами.
  - Вы солдат не выпускайте, - посоветовал комендант. - Потом не досчитаетесь. И часовых выставить не забудьте.
   С их уходом озадаченный Меньшов влез по ступеням в вагон.
  - Таварищ капитан, разрешите обратиться? – подошел к нему в тамбуре Мавлатов.
  - Валяй. Что у тебя?
  - Если долга будем стоять… может, успею гарячее сгатовить?
  - Где? – не понял Меньшов. – На чем?..
  - А пряма на рельсах! Вы толька прикажите, чтобы вады и дров натаскали.
  - Воды? Дров?!
  - Ну да… Палок сухих… деревяшек.
   Убеждать его долго не требовалось. Еда всухомятку разбередила застарелую язву капитана, а тут повод убить сразу двух зайцев: и поесть по-человечески, не обрыдевшей тушенкой, которая поперек глотки встала, и бойцов хоть чем-то занять, опухли уже от безделья…
   Спустя двадцать минут вдоль вагона с оружием прохаживался Быков и, попинывая пустые консервные банки и камешки, изредка смотрел на близлежащий пустырь, где орудовал повар.
   Мавлатов где-то отыскал липкие, пахнущие дегтем, шпалы. Водрузив на них пяти-ведерный алюминиевый бак, подсунул сухие ветки и поджег, прикрывая затрепетавший огонь от ветра.
   Заметалось пламя, затрещало, пожирая ветки и промасленную ветошь; набирая силу, жадно лизало бак.
   Скучающие солдаты собрались у костра, кто просто поглазеть на огонь, кто подсобить повару.
   Вода забурлила, вспенилась, плеснулась через край. Посыпалась в нее резанная квадратиками картошка, морковь и консервированная капуста. Поплыл аппетитный запах варева. Путейцы, возившиеся у товарной площадки, прекратили долбежку, глотая слюну…
   Мавлатов кружил вокруг бака, уклоняясь от лезшего в глаза дыма, колдовал над борщом: что-то добавлял, мешал, пробовал на вкус.
  - Ну, скоро?.. – теребили его самые нетерпеливые.
  - Когда?... Не томи, Рустам.
  - Имей совесть!
  - Жрать охота…
   Мавлатов лишь помалкивал, подсыпал соль и специи. Закрасив прозрачный бульон томатной пастой, зачерпнул ложкой и поднес к губам, дуя. И, улыбаясь довольной улыбкой, вынес вердикт, которого ждали все:
  - Тепер гатова!..
  
  * * *
  
   - Кто взял мои часы?! – гремел в вагоне крик Сургучева. – Лучше сознайтесь! Найду, плохо будет!
   Сумин, отодвинув миску с горячим еще борщом, с любопытством высунул голову в коридор.
   По проходу, заглядывая в отсеки, шел взбешенный ефрейтор.
   - Я спрашиваю, кто часы подрезал?! Что, крыса у нас завелась? В последний раз добром спрашиваю, чья работа?
   Валера Клыков – невзрачный парнишка лет девятнадцати, еще недавно несший службу на полковом подсобном хозяйстве в должности свинаря, покривил щеку:
  - Ну, вот… чего и следовало ожидать. Нашлись-таки ухари…
   Сумин согласился с ним, неопределенно кивнув головой.
  - В нашей роте тоже гад такой был. По тумбочкам, по карманам шарил. И ведь знал, к кому лезть. Кто без копейки, не трогал. А кому перевод пришел – лучше на ночь прячь под подушку.
   В краже часов никто сознавался. Сургучеву казалось, что его претензии не просто игнорируют, но и втихую подсмеиваются над ним. Ищи, мол, ветра в поле.
  - Ты! – возникнув в отсеке, он обличительно ткнул пальцем в Сашу Сумина. – Я видел, когда ты шел с полотенцем в умывальник…
  - И что из этого?
  - А то! – брызжа слюной, взорвался ефрейтор. – Задирай матрас! Вываливай все из вещмешка.
   Клыков побледнел, не сводя глаз с соседа по купе.
   Саша через силу улыбнулся, не собираясь скандалить.
  - Я у тебя ничего не брал. А умываться – да, ходил. Не зарастать же!
  - Давай сюда мешок! – выкрикнул Сургучев, протягивая руку.
   Сумин сполз с лежанки и встал босиком на холодный пол.
  - Я у тебя ничего не брал! Понял?
   На шум из дальнего конца вагона на шум подошел лейтенант Черемушкин.
  - В чем дело?
  - Часы сперли! – разминая пальцы, пробухтел ефрейтор. – В умывальнике снял, чтобы не намочить, положил на полку. И забыл. Хватился минут через десять. Думал, с людьми еду, никто не возьмет. Черта с два…
   Он нервно повел скошенными плечами. Под майкой заиграли мускулы.
   Черемушкин призадумался.
  - Так… А кто заходил после тебя?
  - А я откуда знаю. Вот и пытаюсь выяснить. Надо весь вагон перетрясти. У кого найду – убью!
  - Тихо, терминатор! – цыкнул на него Черемушкин. – Обыск устраивать не будем. Взял кто-то один, а подозревать будем всех? И, думается мне, под подушкой он вряд ли их хранит. Оставим на его совести… Хотя жаль! – он посмотрел на собравшихся у купе солдат. – Жаль… Я рассчитывал, что дорога нас сблизит, хоть немного притрет. Только о каком коллективе заводить речь, когда сами у себя воруете?! У меня остается надежда, что тот, кто пригрел часы, спохватится. И пусть не открыто, коль кишка тонка, но подбросит… Ежели нет, мне трудно даже представить… А!..
   Он рубанул ладонью воздух с такой обидой, будто часы украли именно у него, и ушел к себе…
  
  * * *
  
  
  Уже начало темнеть, когда с вокзала вернулся Меньшов. Отведя рукой занавеску, отгораживающую офицерский отсек от прохода, он выложил на столик пачку газет. Раздевшись, подсел к слабенькому светильнику.
   - Видали передовицу? – он развернул "Московский комсомолец", на первой полосе которого аршинными буквами пестрело: "Срыв российско-чеченских мирных переговоров. Россия на пороге полномасштабной кавказской войны".
   Баранов оторвался от книжки и свесил голову вниз.
   - Борисыч, а не попадем мы, как… хм… в рукомойник?
   - Ты думаешь, я больше тебя знаю?
   Он поскоблил ногтями шершавую щеку, вчитываясь в мелкий шрифт.
   Баранов слез на нижнюю полку и вытащил из пачки другую газету.
   - О-о! Почти то же самое… Под райцентром Шали совершено вооруженное нападение на войсковую колонну. Есть погибшие, число которых командование пока не раскрывает.
  - И все-таки я надеюсь, что мы не туда, - подал голос Черемушкин. – Слух шел, что в Чечню в основном танкистов и десантников гонят. А мы же так… залатывать дыры.
  - Угу… На бога надейся, да сам не плошай. Чем же тогда объяснить скрытность нашего следования? Из дома отправляли втихую, как каторжников. И здесь прячут, как бы кто не увидел…
  - Понятия не имею, господа офицеры, - захрустел газетой Меньшов. – Не дело, конечно, ехать туда, не зная куда и делать то, не зная что. Наше дело солдатское. Прикажут, пойдем и в Чечню. Хотя мне, признаться, такой поворот нравится меньше всего.
  
  
  * * *
  
   Как командиры не пытались скрыть от людей информацию, она все же просочилась в вагон. Проводница, растапливающая котел, сболтнула лишнего часовому, тот не удержал язык за зубами и, едва сменившись, поделился ею с приятелями.
  К вечеру в вагоне пересказывали одну и ту же новость…
   - Грозный бомбят… Дудаев джихад объявил.
  - А что это такое?
  - Не знаю, спроси у Черемушкина…
  - Давно пора к ногтю. Совсем оборзели черножопые!
  - А у меня брат в Афгане…
   Весть о возможном участии в боевых действиях не только никого не смутила, но наоборот, возбуждала нездоровый ажиотаж. Голоса стали какими-то торжественными, причем воевать хотели все: и Сургучев, враз забывший о украденных часах, и молчун Клыков, и Володька Кошкин, и таежник Бурков… За исключением разве что Мавлатова. Услышав известие, повар еще больше потемнел лицом и молча, не впадая в общую возбужденную эйфорию, ушел в тамбур…
  
  * * *
  
  
  Коновалов, завалившись на полку, мечтательно глазел в потолок.
  Теперь все изменится, и ему не будет стыдно за проведенные в ротной каптерке время.
   В каптенармусы он попал случайно. Прежний каптер увольнялся на гражданку, и ему срочно подыскивали замену. Вадима призвали, когда он пребывал в академическом отпуске, отлынивая от учебы в институте народного хозяйства.
   Заполняя личное дело, он сгоряча сознался, что учился на экономиста, и эта его несостоявшаяся специальность и стала причиной армейских злоключений.
   Попав в каптеры, на блатную, вообщем-то, должность, он только и занимался, что получал, пересчитывал и сдавал на склады белье и обмундирование, сутками не вылезал из четырех стен, не познав настоящей службы, тогда как его погодки мерзли на полигоне, выматывались на маршах и вкалывали на хозработах. Нет, ему претензий никто не высказывал: кто на что учился. Но сам он ощущал собственную неполноценность, и даже в мыслях краснел, предвидя расспросы о службе старшими братьям.
   И вот появился исключительный шанс изменить все к лучшему, хоть как-то отличиться, сдвинув на задний план упоминания о непыльной каптерной жизни.
   Он вдруг представил себе поле боя, явственно слыша стрельбу и артиллерийские разрывы…
   Рота засела в окопах, не решаясь даже высунуть голову. А надо вперед! Туда! На пулеметы!…
   И именно он, Вадим Коновалов, студент-недоучка, опередив замешкавшегося Черемушкина, с кличем: "За мно-ой!.." перемахивает через бруствер. Пули свистят так близко, но минуют его…
   Та… та… та… та… Стучит на вражеской стороне пулемет. Позади топот, хрипы… Кто-то падает. Пуля ударяет его в плечо, но… совсем небольно. Он врывается на чужие позиции, крушит прикладом горбоносые лица и ликует, когда противник, в панике бросая оружие, беспорядочно бежит…
   Бой окончен. Красивая медсестра, похожая на Клаудию Шиффер, перебинтовывает ему рану. Появляется ротный.
  _________
  Джихад – священная война мусульман.
  Он вскакивает с земли и начинает докладывать, чуть морщась от слабой боли в плече. Но Меньшов не дает ему выговориться, сминает в объятия и объявляет о награждении его – Вадима Коновалова, боевым орденом. Орден вручает смущенный личной несостоятельностью лейтенант Черемушкин…
  
   Картину эту сменяет другая, не менее красочная.
  
   Весна, - Коновалов даже ощущал ее тепло. В новеньком камуфляже, с дембельским дипломатом в руке, он идет к родному дому. На расправленной груди сияет орден, под ним желтая нашивка за ранение.
   Окна настежь, собравшиеся на скамейке старухи, гонявшие его в босоногом детстве, пооткрывали от удивления беззубые рты.
   Весть о том, что он вернулся, мгновенно облетает дом. Из подъезда с распростертыми руками спешит плачущая от радости мать, а за ней он видит Катю Камышову, самую недоступную девочку их класса, на которую раньше он боялся и глаз поднять…
  
   Красивые, обжигающе красивые грезы…
  
  * * *
  
   Но никому из них, тридцати пяти, не могло и присниться в самом кошмарном, неправдоподобном сне, в какую мясорубку судьба забросит в самое ближайшее время. Война, казавшаяся отсюда, из этого плацкартного вагона, загнанного в железнодорожные тупики Самары, невинным развлечением, увеселительной прогулкой, напрочь перевернет сознание, отношение к жизни, да и саму жизнь…
   Но пока разве что Всевышнему ведомо, кому суждено выжить, а кому умирать под зимним небом, щедро полив кровью чужую и в то же время свою, российскую, землю, проклиная все и вся и задаваясь запоздалым вопросом: ЗА ЧТО?..
  
  Глава восьмая
  
  
   Двадцать пятого декабря, в разгар дня, скорый поезд "Самара – Владикавказ" прибыл на станцию назначения.
   Снега почти не было, да и откуда ему взяться, когда теплое южное солнце по-осеннему пригревало, и складывалось впечатление, что зима обошла стороной курортный город.
   Воинский вагон (что стало привычным) оттянули на запасники.
  На разгрузочной площадке их уже ждали. Около насыпи стояли замызганные Уралы, рядом притулился тентованный внедорожник с еле читаемой забрызганной надписью: "Сев. Кав. в. окр.".
   Выровняв вагон с площадкой, маневровый издал пиратский свист и умчался. Меньшов критически осмотрелся в зеркало, потрогал шершавую синеву щек и досадливо подумал, в каком неприглядном виде предстанет перед встречающими. Судят, ведь, по одежке… В лоб, конечно, не выскажут, но мыслишка у кого мелькнет: " И это капитан российской армии?! Да какой он подает пример подчиненным?!"
   Проиграв в воображении подобную сцену, Меньшов еще больше помрачнел. Но делать нечего – ждут! – и спустился по ступеням на площадку.
   Из уазика вышел плотный офицер в пятнистом, незатегнутом бушлате и неспеша направился навстречу.
   Обнаружив, что на его погонах отсутствуют знаки различия, Меньшов пришел в замешательство, не зная, как обратиться. Но встречающий, ничуть не смутившись, протянул огрубелую ладонь и отрекомендовался:
  - Майор Серебров. Начальник штаба Љ - ского полка.
   Меньшов представился, зацепившись взглядом за несвежий подворотничок Сереброва…
  - Как добрались?
  - Без происшествий.
  - Хорошо, - майор улыбнулся уголками губ, внешне оставаясь серьезным. – Припозднились что-то вы…
   Меньшов потускнел. Фразу он воспринял как упрек в свой адрес.
   - Да… сначала в Самаре, потом в Минводах проторчали… черт знает что!
   - План-график сбился. Не теряйте времени: начинайте разгрузку и следуйте в поселок Чермен. Это близко, минут сорок езды. Поступаете в распоряжение командира третьего батальона майора Сушкина. Он на месте доведет все подробности. Я пока в полк, доложу о вашем прибытии. Бывай, капитан. И удачи тебе.
   Меньшов козырнул вслед начальнику штаба.
   Майор залез в машину, уазик зафырчал и, разбрызгивая грязь, вырулил на дорогу.
  
  * * *
  
   За дорожным указателем: ЧЕРМЕН показалась бетонная, раскрашенная черными полосами, коробка блокпоста. Тлел хилый костерок, на скамье грелись трое заросших бородами автоматчиков в милицейских серых куртках.
   Заслышав шум моторов, один из бородачей шевельнулся и встал, привычно поправляя сползающий с плеча ремень автомата. Но, увидев армейские грузовики, опустился на скамью.
   Миновав мост, переброшенный через речушку, именуемую Камбелеевкой, машины объехали второй блокпост, где влажная, вытаявшая из-под снега земля желтела ободранными мандариновыми корками.
  Оседлавший бревно автоматчик, втыкая в землю штык-нож, скучающе покосился на них.
  - Кто они? – спросил водителя Черемушкин.
  - А, менты… - коротко ответил белобрысый парень, переключая рычаг скорости. – Командированные…
  - Хм… - не нашелся, что сказать лейтенант. – Ну и видок у них. Как партизаны… прямо. Не хватает красной ленты наискось.
   При въезде в поселок шоссе сузилось в грязную улочку, раскатанную колесами большегрузов.
   Черемушкин смотрел на разрушенные дома, на обваленные каменные ограды, за которыми виднелись запущенные и поросшие бурьяном огороды, впервые видя последствия войны. Не той, давно вошедшей в историю, и саму ставшую историей, где все было понятно – здесь друг, а там враг, и его надо убить. Спустя неполные полвека эту землю обожгла война другая: не менее жестокая и беспощадная, лишенная всякого здравого смысла…
   Урал свернул в проулок, утопая колесами в жирной грязевой каше. Грязь была всюду – на дороге и на тротуаре, на сапогах заросшего щетиной пьяного в распахнутом милицейском бушлате, что матерясь и тщетно выбирая места посуше, пробирался к металлическим воротам – облезлым, ржавеющим, до сих хранящим от прошлой, забытой уже жизни, отпечаток пятиконечной звезды.
   Обгоняя пьяного милиционера, грузовик окатил его брызгами. Вдогонку понеслась разухабистая русская брань.
   В прилегающей к воротам, обложенной мешками с песком, будке возник автоматчик, снова исчез и, появившись уже на дороге, налег на железную створку, со скрежетом сдвигая ее.
  - Видали? – водитель мотнул головой на обгоревший пятиэтажный дом, с пустыми оконными провалами.
   Утопив педаль газа, он въехал на территорию комендатуры.
  - Снайпер туда забрался. Засел на пятом этаже и давай сверху лупить наших. Пятерых уложил. Раненые орут, а не вытащить. Только сунешься, бьет на поражение. Вывели из бокса бронетранспортер. Из пулеметов считай в упор дал. Только что толку? Снайпер за плитами укрылся, не достать. И штурмовать не полезешь. Пока к нему доберешься, больше людей потеряешь…
   Давя колесами раскисшую землю, грузовик подъехал вплотную к серому трехэтажному строению, имеющему весьма мрачный вид.
  - Так чем закончилось? – спросил заинтригованный историей Черемушкин.
  - Танк запросили! – солдат положил на руль руки. – Против лома нет приема. Подошел ближе, да как шарахнул! Этаж почитай снес… Вместе со снайпером.
   Черемушкин молодецки спрыгнул из кабины, утонув в податливом чавкающем месиве. Начищенные до самоварного блеска берцы враз потеряли щегольский вид, сроднившись кирзачам скотника.
   Грязь непролазнейшая! В ней утопало и серое здание с облупившейся штукатуркой, и разлапистые густые ели, росшие под стенами...
   "М-да… - окинув заложенные мешками окна, подумал Меньшов, осторожно сойдя на землю. – Как тут запущено! И это – армия?!"
   Ему пришелся на память дивизионный плац, который летом дневальные начищают сапожными щетками, чтобы выглядел как новый; чисто выметенные дорожки – ни пылинки, ни спичинки, зимняя окантовка сугробов… Все для порядка! Ведь говоря "порядок", подразумевают армию, а, упоминая армию - подразумевают чистоту и порядок.
   Картина запущенности, представшая перед ними, ни в коем случае не могла отождествляться с армейским бытом. Не в каждом захолустье встретишь такой свинарник!..
   Стукнув дверями, из здания выплыл солдат и, не разбирая брода, прошел мимо Меньшова, не замечая его и не изъявив желания отдать честь или иным образом поприветствовать офицера.
   Первым желание капитана было вернуть его на исходную и поупражняться строевой, но он тут же отказался от затеи. Кто знает эти местные порядки?!
   Кроме поразительного безразличия к старшему по званию, воин имел вид весьма диковатый и более подобающий бомжу, нежели армейцу. Лицо небрито, бушлат в прорехах, никогда не видевших штопки, и в масляных пятнах, как комбинезон тракториста.
   Отыщи-ка подобное убожество в частях поближе к первопрестольной, где не всякая рабочая подменка выглядит затрапезнее этой повседневки!..
   - Побудь здесь, - велел ротный высунувшемуся из кабины лейтенанту Баранову. – Черемушкин, пойдешь со мной.
  
  * * *
  
   В помещении было темно и сыро, застоявшийся воздух отдавал плесенью. Черемушкин растеряно завертел головой, выискивая в пустоте коридора признаки жизни. Крохотный луч света, в котором роилась и клубила пыль, пробивался в выложенную мешками бойницу, высвечивал в конце коридора приоткрытую дверь.
  - Нам туда, - сказал он Меньшову.
   На двери висела табличка с расплывшейся надписью: "Дежурная часть".
   Комната, в которую они попали, освещалась подслеповатой, стосвечовой лампой. Обстановка скуднейшая: пошарпанный стол, которому место давно гнить на свалке, на нем старый телефон, тумба с рацией, возле которой, уронив голову на сложенные руки, сонно сопел дневальный.
   Меньшов взял стул, подсел к спящему, выводившему заливчатые трели и деликатно кашлянул.
   Спавший вздрогнул, оторвал растрепанную голову от рук. В мутных глазах пустота. На низком лбу краснел впечатавшийся кругляш наручных часов. От него явственно попахивало свежачком.
   "Сверхсрочник!" - уверенно определился Черемушкин.
  - Ну? – промычал он, спросонья тупо рассматривая офицеров.
  - Где командир батальона?
   "Сверчок" потер заскорузлым пальцем соловелые глазки и, немного очухавшись, спросил:
  - А вы кто?
  - Где комбат?! – сухо повторил Меньшов.
  - Да кто его знает…
   "Бардак!" - в который раз прикинул Черемушкин, по крупицам собирая увиденное в общую картину: и небритых, одетых непонятно во что, милиционеров, и непролазную грязь, на которую, похоже, всем начихать, и бойца во дворе с обмороженными глазами, и этого полупьяного сверхсрочника.
   В Омске "сверчок" стоял бы перед ними навытяжку и дышал в пуговицу, боясь шелохнуться. А за расхлябанность, за опухшую от беспробудной пьянки морду не вылазил бы с гауптвахты.
   Зарождающий конфликт разрешился мирно, без шумных разбирательств и выяснения отношений.
   В комнату вошел невысокий мужчина с подстриженными усиками, в поношенной куртке, имевшей прежде песочный цвет, заправленной в пятнистые брюки.
  - По вашу душу, товарищ майор, - не поднимая задницы, буркнул "сверчок".
   Вошедший с интересом посмотрел на них, безошибочно признал в Меньшове старшего и поздоровался.
   - Командир батальона майор Сушкин.
   - Капитан Меньшов. С пополнением… Хороши, однако, у вас подчиненные, - не умолчал ротный, покосившись на трезвеющего сверхсрочника.
   Комбат неприязненно глянул на виновника. Тот весь подобрался.
   - Опять наклюкался, Иванов?
   - Никак нет… Виктор Петрович, - с трудом ворочая языком, нагло врал "сверчок". – Ночью – было дело… В свободное от службы время… Спал плохо. И температура. Болею я…
   - Такой контингент нам и попадает. Кого-то сокращают, а на их место… таких вот, по контракту.
   Он взгромоздился на стол.
  - Пополнение – это хорошо! Главное, что ко времени. Я получил приказ прибыть к тридцатому числу в станицу Петропавловскую. Это в трех километрах от Грозного…
  - Значит, все же Чечня? – взволнованно перебил его Черемушкин.
  - А вы думали, вас на минеральные воды послали?.. Там, на месте, будем ждать дальнейших указаний.
  - Какова наша функция? – спросил капитан Меньшов.
  - Ребята, вы откуда приехали?.. Будем разоружать бандформирования и обеспечивать конституционный порядок… Сколько с вами людей?
  - Тридцать три человека.
  - Не густо, - качнул головой Сушкин. – А узкие специалисты? Гранатометчики, снайпера?
  - Нет, - пожал плечами ротный.
  - Что у вас за вооружение?
  - Стрелковое оружие, - с обидой за насмешливый тон, заявил Черемушкин.
  - И все?! Ну, блин, спасибо. Удружили…
   Он слез со стола и пружинно прошелся к единственному в кабинете окну, превращенному мешками в огневую точку. Остановился, разглядывая яркую отдушину.
  - В запросе я требовал классных специалистов. Понимаете, именно классных. Нам не в бирюльки играть предстоит.
  - А мы и не за тем приехали! – огрызнулся Черемушкин, которому не пришелся к душе ни этот потертый майор, ни его пренебрежительный тон.
   Сушкин обернулся, обливая его сожалеющим, отцовским взглядом.
  - Эх, лейтенант. Ты еще не знаешь, в какие помои попал. Думаешь, наша дорога в Чечню усыпана розами? Или боевики добровольно сдают оружие и встречают с хлебом-солью?.. За каждый шаг будем драться. Только они к войне готовились, оружием владеют с пеленок. И там не восемнадцатилетние салаги. Там спецы, уже обкатанные в боях... Твои люди для меня, уж извини за прямоту – мясо. Мясо, поставленное на убой.
   Достав пачку сигарет, комбат закурил, выдохнув струю дыма.
  - Отчего, думаете, уже потери пошли? И это еще вначале, пока мы до Грозного не добрались? Потому как посылаем пацанов, что автомат только на плакате видали, а к пулемету без инструкции не подойдут… А когда придется убивать, не всякий переступит через себя. Не так оно просто – стрелять в человека.
   Черемушкин молчал.
  - А ты говоришь, не за тем приехали. Ваша первейшая задача – солдат уберечь… Ладно, хватит демагогии. Пожитки сносите на второй этаж, там есть свободное расположение. К вещам приставьте часового… Ребята у меня ушлые служат, упрут и не заметишь… Через пару часов будут гости из штаба, с напутственной речью, - майор слепил подобие улыбки, продемонстрировав золотую коронку. – Когда клерки уберутся, жду у себя. Поломаем голову, как быть дальше.
  
  * * *
  
   Приняв из тента нагруженный ящик, Турбин с Кошкиным, кряхтя от тяжести и отбивая ноги, потащили в здание.
   Первый этаж, после солнца, казался кромешно темным. Спотыкаясь, они дотелепались в правое крыло, с передышками поднялись по лестнице, попав в более светлый и просторный коридор.
   Покраснев от натуги, внесли в открытые двери. Казарма, заставленная двухъярусными кроватями, с тремя квадратами окон – пыльных и засиженных мухами, сквозь которые слоился свет – такая же мрачная и нелюдимая, как и все вокруг.
   Поставив ношу к стене, они завалились на койки передохнуть.
   На скрипучих панцирных сетках из постельных принадлежностей имелись разве что списанные, судя по виду, матрасы и подушки, в которых пыли больше, чем пера. Ни белья, ни привычных штор, ни шаров-светильников. Впрочем, светильники заменяла лампочка, свисавшая на шнуре с потолка …
   - Хоромы не люкс, - оценил обстановочку Кошкин, вытягиваясь на кровати в обуви.
   - А ты чего ждал? Японский телевизор, сотовый телефон и девочек по вызову?.. Нормальные полевые условия.
   - Точно. Не хватает валуна вместо подушки и тумана взамен одеяла.
   В коридоре послышалась возня. Пятясь задом, появилась обтянутая бушлатом спина, втаскивая очередной ящик. Распрямившись, фигура превратилась во взмокшего Клыкова.
   Отдышавшись, и видя, что предыдущие носильщики не спешат вниз, за оставшимися ящиками, он упал на свободную кровать.
   - Идем, - позвал перетянутый в поясе ремнем Бурков, встав в дверях. – Там еще таскать и таскать.
   - Без нас народу хватит, - проворчал Валера, отвернувшись от напарника.
  - Как хочешь, - без эмоций ответил Иван и вышел.
  - Занесло же нас! – удрученно произнес Клыков.
  - А ты чего ждал?.. Сдается мне, через недельку и такому будешь рад.
   Турбин открыл форточку, проветривая в казарму, и, смахнув пыль, устроился на потрескавшемся подоконнике.
  - Я где-то читал, что здесь два года назад заваруха была…
  - Какая? – не к месту хихикнул Клыков, уминая плоскую подушку.
  - Такая! – оскорбился за смешок Юра. – Ингуши передрались с осетинами. Конфликт застарелый меж ними, еще с тех пор, как Сталин депортировал ингушей в Казахстан… Землю не поделили, кровь взыграла. Разругались, дома пожгли, людей – кого в заложники, кого под автомат и к стенке.
  - Впервые слышу, - зевнул свинарь. – И чем дело закончилось?
  - Наши вмешались. Аккурат по этому селу границу провели. Писали, - живут по-дурацки. На каждой половине своя власть, своя школа, свой магазин. Пешком границу пересекать опасно, только с сопровождением.
  - И как они распознают, кто из них кто? – удивился Володька. – По мне все кавказцы на одно лицо.
   В коридоре вновь зазвучали шаги. В дверях выросла тень. Касаясь плечом косяка, стоял Черемушкин, строго глядя на них.
  - Что, сачки?.. Вот где ваше товарищеское отношение проявляется? Пока там парни корячатся, вам трава не расти. А ну – живо вниз!
   Сетки недовольно заскрипели. Три силуэта безмолвно проскользнули мимо лейтенанта и загремели топотом, сбегая по вниз лестнице.
  
  * * *
  
   Пролетел день, и покрасневшее солнце сместилось к тающим в дымке горным хребтам, окрашивая в багрянец легкие облака и равнину. Сумерки густели, просыпав на темнеющем небе алмазную россыпь звезд…
   Из полка так никто и не приехал. Отужинав в сухомятку, уставшая от переезда рота впадала в сонную дремоту.
   Устраиваясь в спальном мешке, Черемушкин мысленно отдал должное родным тыловикам: здешний старшина наотрез отказался выдать не то, что постельное белье, но даже одеяла.
   - Вы на вещевом довольствии не состоите. Не имею права!
   В половине десятого, когда в расположении отчетливо звучал храп, по коридору пробежал дневальный, заглядывая во все закутки и оповещая:
  - Сбор в актовом зале!
   На кроватях завозились, но вставать никто не торопился. Наконец, с неохотой, поднялся Меньшов.
  - Хорош валяться! – гаркнул он, подгоняя разморенное воинство. – Или команды не слышали?..
  
   … В актовом зале неярко горел свет; с входной двери предусмотрительно сняли пружину.
   Помещением пользовались редко, нетронутая пыль бархатистым слоем устилала длинные, составленные рядами, скамейки, цепочка следов вела на помост, где двое бойцов устанавливали под выцветшим транспарантом: "Народ и армия едины!" крытый сукном стол.
   Влившись вместе с шумной толпой, Юра занял место в углу и самоотверженно боролся со сводящей скулы зевотой. Вокруг громыхали, передвигая скамьи, рядились из-за мест. Под потолок потянулся жидкий табачный дым.
  - Глянь на Максимова! – толкнул его Кошкин.
   Спрятавшись за чужими спинами, старшина втихомолку курил, утаивая сигаретку в ладони и выпуская дым в пол.
   По проходу шел майор Сушкин, и долговязый боец в первом ряду подскочил, визгливо закричав:
  - Встать!
   Майор поднял руку, делая знак оставаться на местах, и выжидающе посмотрел на вход.
   В дверях возник низкорослый, но широкий в плечах военный с заметным брюшком, в пятнистом одеянии и каракулевой шапке.
  - Смирно!!!
  Колобком прокатившись мимо почтительно застывшего батальона, он шустро взобрался к столу и, забыв о положенной здравице, упал на стул.
  - Вольно, садись! – скомандовал комбат и удалился в зал.
   Порывшись в кармане, Колобок выложил перед собой исписанный лист. Прокашлявшись, устремил масляные глазки на темную галерку.
  - Товарищи…
  - Товарищи давно в Париже! - прыснул Володька, с трудом сохраняя серьезное лицо.
  - … я прибыл к вам с целью наиболее полно разъяснить важность задач, которые в самое ближайшее время нашей дивизии, согласно приказа Министра Обороны и Верховного Главнокомандующего, придется выполнять в Чечне. Предлагаю разговор наш начать с краткого экскурса в недавнее прошлое… Что представляла из себя так называемая независимая Чечня на рубеже 1991 года?
   Выждав паузу, полковник воззрился в зал, словно ждал от него правильного ответа.
  - После свержения в республике законной власти в лице Верховного Совета, там махровым цветом расцвела преступность: бандитизм, убийства, торговля наркотиками. Сотни миллионов рублей, заработанных вашими родителями, старшими братьями и сестрами, и столь необходимых стране в наше непростое время, нелегально, путем банковских афер, перекачаны туда. Попраны законы! Местные власти не в состоянии или же не хотят навести порядок… С проявлениями государственного бандитизма, имеющего чеченские корни, приходится сталкиваться повсеместно. Тому примеры – захваты заложников, попытки угона воздушного транспорта… Преступники, уйдя под крыло Дудаева, остаются недоступными для российского правосудия. А каково живется простым чеченцам, которые с правовым беспределом сталкиваются ежедневно, ежечасно, ежеминутно?..
   Голос оратора то накалялся и торжественно звенел под низкими сводами актового зала, то театрально стихал, и тогда - на секунды - устанавливалась напряженная тишина. В передних рядах внимали страстной речи высокопоставленного оратора, но уже дальше, в полумраке, кто-то просто дремал, улучив лишнюю минутку, на галерке шепотом обсуждали свои проблемы, более повседневные и близкие, чем абстрактная Чечня…
   Сон окончательно сморил Юру. Глаза помимо воли смыкались, и разлепить их не было сил. Речи полковника доходили до него, как бы издалека…
   - … ваш путь проляжет через Ингушетию. С чеченской республикой… единым целым… Кровь смешалась…
   Уперевшись локтями в колени и обхватив голову, он поддавался сладкой дремоте… Но стоило расслабленным локтям соскользнуть с упора – вздрагивал и просыпался.
  - … Отсюда и негативные настроения! Группы экстремистов организуют беспорядки. Под Хасавюртом заблокировали колонну внутренних войск… заложники… Оружие против мирного… не имеем… возлагается… Командиры… вы…
  
   … Юра порывисто вскочил, интуитивно почувствовав, что сидевшие рядом бойцы разом встают. Политинформация закончилась.
  Полковник сгреб со стола тезисы, нахлобучил шапку и спустился к проходу.
  
  * * *
  
   Давно потушен в казарме свет, рота спит. Кто беспокойно, ворочаясь и бормоча бессвязно, кто дышит мерно и ровно под аккомпанемент раскатистого храпака соседа.
   Луна – бледное пятно с проступающими пятнами материков, повиснув над Черменом, заглядывала в окно, очертив на полу скошенный силуэт рамы.
   Меньшов крутился на кровати, силясь откреститься от лезущих в голову нездоровых мыслей и заснуть…
   Еще будучи в Омске, он предполагал, что предстоящая командировка мало чем будет отличаться от повседневной службы с ее нарядами, караулами и патрулями. И никак не думал, что нужда заставит всерьез взяться за автомат, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Нет, чтобы быть до конца откровенным, он и такой поворот считал возможным, но в глубине души надеялся, что чаша сия их минует…
   Выходит, зря надеялся…
   После длившегося два с половиной часа совещания, у его накопилась масса вопросов, вызывавших жгучее раздражение.
   Почему, когда Дудаев взял власть в свои руки, никто из правящей верхушки не задумывался: конституционно это или нет? Почему спохватились только сейчас, три года спустя, будто враз прозрели?..
   Расшибиться в лепешку, но разоружить! Но кто вооружил бандформирования? Откуда у них самое современное оружие, включая танки? Ведь не из карамультуков времен грузинского абрека Дато Туташхиа сшибают они вертолеты! И если эти формирования имеют приставку: "банд - ", отчего кашу не расхлебывает МВД? Чья, в конце концов, прерогатива – сажать преступников за решетку?!
   И опять недомолвки… Если верить словам Президента, весь многонациональный народ хором сказал: "Одобрям-с!!!" его решению о вводе войск. Так почему для комбата стало головной болью предстоящее прохождение по Ингушетии?
   Приказ поставлен: огня не открывать! Разве что при явном нападении. И то с малюсенькой и хитрой оговоркой – когда и н ы м и способами оборониться нельзя. Что подразумевает командование под термином "иные"?.. С кулаками идти на пулеметы?…
   И почему в дивизии, наверняка догадываясь, с чем придется столкнуться на Кавказе сводной роте, ему вверили не с о л д а т, а штрафников, от которых не знали, как избавиться. Подвернулся случай…
   Вопросы, вопросы, вопросы… От них только муторно на душе…
   Прав комбат, прав на все сто! Его вояки – натуральное пушечное мясо, присланное сюда на убой. Никаких шансов! Стреляют так – лучше не видеть. Такое впечатление, что те год-полтора, проведенные в армии, только строили, чистили, драили и занимались строевой… Как поведут себя, угодив в серьезную переделку?
   … Перспектива вырисовывалась перед капитаном в самых черных цветах. Чечены народ известный. Как еще примут новую власть, да и примут ли вообще?.. Конечно, как не были бы профессионально подготовлены боевики, им физически не сдержать натиска военной машины. И выбор у них невелик: умереть в боях, поднять лапы и отправиться в Сибирь возводить за Полярным кругом цветочные плантации, или тихо закопать топор войны и взяться за соху…
   Однако, соха - это далекое будущем. А пока суд да дело, будут пакостить исподтишка, постреливать ночами. Крови попортят… И будет великим везением, если при таком раскладе, рота в прежнем составе вернется в Омск…
   … Луна с любопытством заглядывала в казарму, нарисовав на полу крестообразный контур рамы. Желтый и неживой ее свет падал на кровать возле окна, на смутное пятно на подушке, отражаясь в глазах, задумчиво устремленных в потолок.
   Меньшов не спал…
  
  Глава девятая
  
   В салоне бронетранспортера полумрак. Тускло подсвечивает синий плафон, которого хватает разве что до кресла наводчика. Теряя силу, он окончательно рассеивается там, где сидит лейтенант Черемушкин, смотревший на выхваченную фарами из темноты дорогу. Монотонно гудит за перегородкой мотор, нагнетая в салон сухое тепло.
   На проселке машина мягко покачивается, как устойчивая лодка на волнах. Восемь солдат, одетых в неудобные, сковывающие движения бронежилеты, покачиваются ей в такт.
   Дремлет Максимов, неловко запрокинув стриженную под "бобрик" голову на спинку кресла, выпирающий комком кадык дергается вверх-вниз. На коленях покоится каска, обтянутая серой маскировочной сеткой. Автомат, прислоненный к сидению, при тряске сползает и валится на днище. Приоткрыв мутноватые глаза, старшина нашаривает его рукой, возвращая на прежнее место…
   Ссутулившись, насколько позволял бронежилет, мается Клыков. С непривычки его укачало. Мутило, но останавливать же из-за этого всю колонну, и справляться с приступами тошноты приходилось внушая, что и самочувствие ничего, и вообще все здорово… Пока помогало…
   Обливаясь потом у моторного отсека, с закрытыми глазами сидел Юра, переваривая потрясшие его сегодняшние события…
  
  * * *
  
   Армейская колонна в сопровождении бронетранспортеров тронулась от стен комендатуры в три часа по полудню.
   …Взводу лейтенанта Черемушкина вместо теплого БТРа с мягкими поролоновыми креслами и защитой брони, достался Урал с рваным тентом, под которым ничуть не теплее, чем на улице.
   Черемушкин забрался в кузов и, осмотрев его, приказал обложить борта бронежилетами. Этому решению были только рады: за полчаса, что после построения провели в "брониках", плечи без привычки ныли …
  
  _________
  БТР – бронетранспортер.
  Сидеть в них и вовсе казалось невозможным, не то что – случись чрезвычайщина – перемахнуть через борт и занимать оборону.
   Пока Черемушкин отдавал последние распоряжения, водитель опустил боковое стекло, перекинул через него бронежилет.
  - Это зачем? – усаживаясь в кабину, спросил лейтенант.
   Солдатик посмотрел на него так, будто ничего глупее в жизни не слышал:
   - Снайпера! Двоих водил уже сняли…
   "А почему бы и нет?", - подумал Черемушкин и завесил свое окно таким же макаром…
  
  * * *
  
   … Мимо поплыли частные дома, сельчане, спешившие по своим делам. Проехав мимо строения с выбитыми, обтянутыми полиэтиленовой пленкой, витринами, с кривой надписью: "Магазин", они пересекли границу, разделившую поселок на два национальных лагеря. Правда, Юра представлял ее несколько иначе: в виде конкретно очерченной черты, пограничного полосатого столба или даже окутанного колючей проволокой заслона. И никак не пирамидальным тополем с набитой к толстому стволу фанеркой, изображающей осетинский флаг.
   Кавалькада выехала на черменский круг – дорожную разверстку республиканской трассы "Ростов-Баку" и менее значимой, направлением на Моздок.
   Все четыре направления наглухо перекрыты шлагбаумами, посреди дороги разложены бетонные блоки. Водители невольно сбросили скорость и проползали опасный участок, выписывая затейливые пируэты.
   Из укрытий вышли милиционеры, обязанные досконально досматривать транспорт и пассажиров…
   Перед шлагбаумом с указателем на Назрань колонна застопорилась.
   Юра высунулся из-за трепещущегося на прохладном ветру брезента. От головного бронетранспортера отходил бородатый милиционер с калашниковым на груди; не торопясь, отвел полосатую стрелу к обочине.
   … Они ехали дальше по трассе, вдоль которой росли потерявшие листву пирамидальные тополя. Слева виднелись черепичные крыши какого-то поселка, справа простиралось огромное поле с редкими оазисами густого кустарника.
   Смолкли разговоры. Посматривая на мелькающие в поле кусты, Юра подумал: "А ведь в этих зарослях может быть засада?"
  И может быть в этот самый момент, неприятельский гранатометчик ловил в прорезь прицела их грузовик. Достаточно легкого прикосновения к спуску, чтобы Урал подпрыгнул зайцем и вознесся над асфальтом в обжигающем куполе разрыва…
   Закурив, он посмотрел на Володьку, потом на сидевшего напротив Коновалова – не заметили ли его страхов? Но и они выглядели не столь уверенно, как сегодняшним утром…
   Свернув с шоссейного полотна на грунтовку, грузовик затрясся на колдобинах…
  
  * * *
  
   И хотя о маршруте движения знали лишь избранные, и утечка информации вроде бы исключалась, за Назранью их уже поджидали.
   Путь преградила толпа в добрых две сотни человек. Завидев приближающиеся армейские грузовики, она закипела гневными выкриками и двинулась навстречу.
  - Твою мать! – не сдержал досады комбат и вгорячах стукнул кулаком по колену.
   Объехать толпу невозможно. Если броневики еще и сползут по крутой насыпи на поле, а потом и заново преодолеют отлогий подъем, Уралам, перевозящим личный состав, подобные кульбиты повторить не удастся. Да и рискованно…
   Вдобавок, перед зеленой мордой бронетранспортера выросла цепочка детворы – мал мала меньше, сопливых, в неопрятной одежке. Подражая взрослым, они тоже что-то выкрикивали и воинственно вскидывали над головенками сжатые кулачки.
   … В воздухе пролетел камень, треснулся в лобовое стекло, не причинив вреда, скатился на броню. Механик испуганно переглянулся с комбатом и полез опускать бронированные щитки.
   А толпа волновалась, кипела истеричными возгласами:
  - Оккупанты!
  - Вон!
  - Вам здесь не пройти!..
  - Аллаху Акбар!!!
   Камни затарабанили по стальному корпусу, в триплексы виднелись совсем близкие разъяренные лица.
  - Убирайтесь! – визжала молодая женщина в слетевшем на затылок платке.
  - Изверги! – потрясал клюкой старик в бараньей папахе.
   Майор растерялся, не ведая, что предпринять. Стоять нельзя. Толпа почувствует свое моральное преимущество и их бессилие, и кончится как неделю назад в Хасавюрте, когда также вот разоружили и взяли в заложники полтора десятка ребят из внутренних войск. Однако, и давить взбунтовавшихся людей – мирное, по сути, население – он права не имел.
   Нерешительность военных утверждала толпу в своей агрессивной правоте.
   К откидному борту Урала подбежала ингушка в черном платке, из-под которого выбилась седеющая прядь волос и, обливая сжавшихся солдат испепеляющим взглядом, возбужденно закричала:
  - Дальше дороги вам не будет! Под колеса ляжем, а не пропустим. Не уйдете добром – разоружим. Убирайтесь!
   Не потерявший чувства юмора Кошкин хамски ухмыльнулся в ее вытаращенные гляделки и показал средний палец.
   Бабенка захлебнулась, завертела платком, призывая свидетелей и, в сердцах плюнув в Володьку, запустила непонятным предметом. Предмет пролетел мимо и разбился вдребезги о стальной болт, оказавшись обыкновенной бутылкой.
  - Ты ж… стерва! – яростно выпалил Максимов и вскинул автомат. На испуг.
   Отпрянув, ингушка заверещала и растворилась в волнующейся толпе. Из всей ее мало понятной без переводчика тирады, Юра уловил одно: "Каратели!"
   Он смотрел на совершенно безумных, озлобленных людей, на сгорбленного годами аксакала в кожаных сапогах с загнутыми носками и наброшенном на поникшие плечи коричневом матерчатом плаще, из-за которого виднелась орденская колодка. Сучковатой палкой, бормоча под нос невнятные ругательства, он истово колотил о деревянный борт.
   Слова обиды так и вертелись у него на языке. Его подмывало спросить старика, наверняка прошедшего войну: "Это мы, мы – каратели?.."
   Быков заерзал на скамье.
   - Чего время тянем? Потихоньку надо ехать, потихоньку… На понт берут. Эх, командира толкового нет.
   А толпа разрасталась, пополняясь стекающими к несанкционированному митингу зеваками. С мигалками подъехал милицейский воронок.
  - Сейчас поедем! – сказал Кошкин, разглядывая подъехавших в прореху тента. – Оттеснят только этих козлов…
   Но милиционеры даже не вылезли из машины, открыв лишь двери и чего-то выжидая.
   - Да они все заодно! – пробормотал Клыков, обиженно оттопырив нижнюю губу. – И что теперь?..
   - Не переживай, - Максимов щелкнул флажком предохранителя. – Отобьемся!
   У замыкающего колонну бронетранспортера откинулся боковой люк. Пригнувшись, на слякотную дорогу выбрался офицер.
   Юра его не знал, видел лишь сегодня на построении, и о звании мог только догадываться – носить знаки различия в батальоне Сушкина считалось признаком дурного тона…
   Поправив шапку, офицер решительно направился к толпе. Толпа вновь забурлила и обтекла его полукругом.
   Что он доказывал этим людям, оставалось загадкой. Слова его тонули во враждебном гуле, и лишь по выражению лица, почти по губам, Юра читал, повторяя как завороженный: "Что же вы делаете?! Поймите, у нас приказ…!
   Реплика вызвала всплеск негодования, и парламентер торопливо добавил:
  - Мы не воевать пришли, а восстанавливать закон…
   Всколыхнувшись, толпа тысячерукой губкой втянула его в себя. И сомкнулась. Внутри началось движение, замелькали кулаки.
   - Смотри, гады, что делают! – Максимов передернул затвор и, высунувшись за тент, полоснул поверх голов очередью.
   Перемахивая через борта, посыпались бойцы, залязгали затворами и, не дожидаясь запоздалой уже команды, открыли беспорядочную стрельбу в воздух.
   Народ шарахнулся, откатился в сторону, давя друг друга, посыпался в кювет, отбегая на безопасное расстояние.
   К лежавшему на щебенке парламентеру спешил белый, как известь, комбат.
   Офицер скрючился на боку, обхватив руками живот. Утонув рукоятью в грязи, валялся брошенный нож.
   - Га-а-ды-ы!!! – закричал во все горло Максимов, разворачивая автомат на отбежавших в поле людей.
   Ингушские милиционеры, бросив перекур, бежали к ним, вспомнив, наконец, о своих обязанностях.
   Комбат склонился над раненым, осторожно отогнул полу его бушлата. Пятнистая куртка на животе напиталась кровью. Расстегнув пуговицы, майор задрал льняную майку. Из пореза пульсирующими толчками проливались красные струйки.
  - Ах, Спирин, Спирин… - покачал головой майор и, подняв голову, вскричал:
  - Медик! Медика сюда-а!…
   Расталкивая столпившихся солдат, к нему пробился фельдшер – почти еще мальчик. Достав из брезентовой сумки с нашитым красным крестом индивидуальный пакет, зубами надорвал прорезиненную оболочку, вытащил белоснежный бинт.
   Спирин тяжело дышал, закатывал глаза. Лицо его побелело, на нем отчетливо прорезались синие тонкие нити. Из стиснутых зубов вырывался утробный свист.
   Мальчишка-фельдшер замер, впервые столкнувшись с р е а л ь н о й, а не изображенной на учебном плакате, раной. Собравшись с волей, прижал к порезу марлевый тампон. Бинт стремительно пропитывался. Руки фельдшера мелко дрожали, и он не успевал накладывать на расплывающееся пятно новые и новые стежки.
   В круг протиснулся смуглый милиционер в помятом, словно изжеванном кителе с сержантскими лычками, поправил смоляной чуб, выбившийся из-под шапки, стрельнул рачьими глазами по раненому и по солдатам, спросил:
  - Кто стрилял? Кто?!
  - По-шел ты на хер! – громко ответил Сургучев.
  - Что?.. – опешил сержант и потянулся к кобуре. – Что ти сказал?
   Посеревший, с вымазанными кровью руками майор поднялся с колен и прорычал:
   - Вали отсюда! Вали по-хорошему… Или я за своих людей не ручаюсь.
   Словно подтверждая его правоту, на сержанта наставили автоматы. В лицах солдат появилась недобрая решимость. Ждали команды. И скомандуй комбат: "Огонь!", выполнили бы без тени сожаления.
   Сержант скис и поспешно смотался.
   Майор, глядя на беспамятного Спирина, что-то обдумывал.
   - А ну, давайте переложим его в машину. Астанин (водителю), разворачивайся и дуй на всех парах во Владик… Знаешь, где госпиталь?
   - Знаю, - неуверенно сказал Астанин.
   - Чтобы быстрее ветра, значит…
   Раненого парламентера подняли на руки и перенесли на предусмотрительно расстеленный в кузове бушлат.
   Астанин влез в кабину. Запустив мотор, развернул Урал и погнал в направлении черменского круга…
  
   Черемушкин с виноватым видом подошел к расстроенному комбату:
  - А как быть с моими людьми? В этой машине ехали.
  - Как?! Сажай в любой БТР. Ничего, поместятся. И пошустрее! Нам бы добраться засветло…
  
  * * *
  
   Неприятность не приходит одна. Прописная, знакомая каждому с детства истина, в который раз подтвердила свое право на существование. Еще час после трагического инцидента колонна беспрепятственно следовала по ингушской земле. Пока…
  Погруженный в невеселые раздумья комбат даже выматерился, когда механик вновь ударил по тормозам.
   - Ты что… водила чертов?! – дернулся майор, едва не состыковавшись лбом с панелью рации.
   - Смотрите, - показал механик на дорогу, где поперек стояла видавшая виды "Волга".
   Из "Волги" вышли. Ее владелец – средних лет, в солидном костюме при белой рубашке и строгом галстуке, старательно обходил разлившиеся лужи, чтобы не запачкать лакировано сияющие туфли. Приблизившись к бронированной машине, поднялся на носки, заглядывая в стекло. Постучал костяшками по броне.
   Водитель выжидательно смотрел на комбата. Комбат сидел неподвижно, обдумывая, как быть; затем приподнялся и откинул люк над головой, впуская в салон поток влажного воздуха.
   По броне застучали каблуки. Он спустился к буртику, спрыгнул, подошел к незнакомцу.
   - В чем дело?! – спросил он с металлом в голосе. И, не дожидаясь ответа, хрипло потребовал: - Уберите машину!
   Владелец "Волги" не спешил выполнять указание, и вообще держался непринужденно.
  - Вы кто по званию? – с акцентом спросил он. – Как к вам обращаться?
  - Неважно. Уберите машину, - повторил комбат.
  - Послушайте, уважаемый. Я обращаюсь к вашему здравомыслию. Подумайте, куда вы…
  - Машину!
  - Подумайте о будущем! Неужели вы не догадываетесь, что ждет вас и ваших подчиненных? Одумайтесь! Поворачивайте назад, пока не поздно.
   Его речь была отрывиста и сумбурна. Незнакомец явно старался выговориться, зная, что времени на переговоры у него нет, и придется либо самому откатить машину с проезда, либо за него это сделают другие.
  - Вы знаете, что т а м происходит? – повернувшись боком, он махнул рукой в сторону чеченской границы. – Вы должны знать! Не верьте газетам!.. Там боевики, они отчаянно сражаются… Каждый пройденный метр ваши юнцы польют кровью. Многие не вернутся… Против кого вы идете? Против народа… против россиян. Не позволяйте втянуть себя в авантюру… Политики за вашими спинами греют руки, а отдуваться за их ошибки придется вам! В Грозном вооружились… и ждут вас. Подумайте… вы отвечаете за жизни ваших людей.
  - Прочь! – сжимая кулаки, проговорил майор. – Убирайся с дороги, или я за себя не ручаюсь.
  - Подумай о солдатах! Не о себе, ни о других офицерах… Война – ваше ремесло. В чем провинились восемнадцатилетние юнцы, которым кормить вшей, сидеть в окопах по уши в дерьме, без тепла, питания и надежды?! Выживут единицы. А те, кто уцелеет – не жильцы. Не будет им нормальной жизни от ран телесных и душевных. Я – врач! Я знаю, что говорю. Разворачивайся, командир. Разворачивайся и уходи. Уходи!
   Последняя фраза вырвалась у незнакомца в приказном, обидном комбату тоне. Комбат сам не понял, что на него нашло – досада ли, желание оторваться за порезанного Спирина? – размахнувшись, он от души врезал смуглолицему советчику.
   Грязь превратила дорогу в подобие жидкого мыла. Не устояв, обладатель кофейного авто опрокинулся на спину. Деловой костюм, мокнувшись в жижу, потерял представительный вид.
   Он попытался привстать, из разбитого носа устремились к подбородку извилистые дорожки…
  - Одумайтесь…
  - Убирайся!
   Выплескивая из себя обиду, комбат пнул лежащего по ребрам. Ингуш, как и раненый час назад под Назранью старший лейтенант Спирин, переломился пополам. Побагровев лицом и шеей, зашелся в надрывном, раздирающем кашле.
   Отшвырнув комбата к бронетранспортеру, на избитого медика налетели бойцы, наблюдавшие за сценой из машин и до сих пор мучимые за собственное бессилие перед оголтевшей толпой. Но под Назранью перед ними предстали старики, женщины и дети, ответить которым не поднималась рука. Здесь же, в грязи, валялся мужчина…
   Кровь за кровь! Око за око! Разбитая морда за умирающего Спирина!..
   Удары посыпались со всех сторон. В спину, в живот, по почкам и голове… Вскряхтывая, мужчина пытался заслониться от ударов, измазанный и жалкий. Волосы слипшимися сосульками растеклись по распухающему от побоев лицу.
  - Оду-у-май-те-есь…
   Но они уже вошли во вкус, каждым ударом, каждым пинком мстя за минувший позор…
   Он перестал стонать и закрываться, и лишь ватно дергался от ударов. А вскоре и вовсе обмяк, не реагируя на окружающее.
   Турбин стоял у бронемашины, не принимая участия в групповом избиении. Мордобой ему виделось не менее диким, лишенным смысла и человечности, сколь и предательский удар ножа в живот Спирина. Но он не вмешивался в избиение и не отводил взгляда от распластанного в луже тела. И ничего при этом не испытывал. Не было ни жалости, ни сострадания. Ничего…
   Над ингушем нагнулся Максимов. Хищно дыша, наслаждаясь одержанной победой, перевалил его на спину.
  - В отключке! – удовлетворенно сказал он и, обернувшись, позвал курившего Клыкова. – Валерка, берись за него. Пусть в канаве агитирует.
   Нескладный Клыков ухватился за облепленную штаниной ногу, старшина взялся в левую и, волоча по грунту – пиджак мокрой тряпкой задрался, оголив белый живот и спину – перетащили на обочину.
  - Туда ему и дорога! – пыхтел Клыков.
   Перевалив бездвижного мужчину на бок, он примерился и с силой зарядил пинком в поясницу, отпечатав на коже ребристый след подошвы. Тело, разбрасывая руки, скатилось в поросшую жухлой травой придорожную канаву.
  - И машину… туда же! – приказал комбат.
   Отворив пассажирскую дверь, он уперся в стойку. С другой стороны на помощь подбежал Черемушкин. Они с трудом скатили ее на обочину.
  - Ехать надо! – Черемушкин облизнул сухие губы. – Вдруг кто видел?
  - Плевать! – прохрипел, туша окурок, майор. – По машинам!
   Заговорчески подмигнув Черемушкину, прыжком заскочил на колесо бронетранспортера.
  
  
  * * *
  
  … Бронетранспортер затормозил, дернулся корпусом, прервав полусонные видения Турбина. Сорвавшись с сиденья, Кошкин прилип к триплексу, выглядывая наружу.
  - Уже приехали?
  - Похоже на то…
  
  Глава десятая
  
   Цветов и духового оркестра при въезде в Петропавловскую комбат не ждал, как не ждал и толпы встречающих с румяным караваем и солонкой на вышитом рушнике…
  Присматриваясь к десяткам светящихся в ночной темноте огней, непроизвольно вздрогнул, когда буквально в десяти шагах от бронемашины воздух вдруг прошили красные нити трассеров.
  - Тормози! – воскликнул он: - Что за чертовщина?
   Впереди, скрытый ночью, кто-то орал и дергал затвором:
  - Пароль! Стрелять буду!.. Пароль!
   "Свои, - успокоился комбат. – Чечены пароль бы не спрашивали…"
   Приподнявшись, он откинул люк, но наверх, под пули перетрусившего часового, не полез, и, оставаясь под защитой брони, выкрикнул в отдушину:
  - Свои, мать твою!.. Свои!
   Переполошившийся караульный никак не брал в толк, откуда во враждебном краю, да еще ночью, которая, как известно, самое время для рыскавших в округе боевиков, могли оказаться свои, и продолжал драть глотку:
  - Назад! Стрелять буду! Пароль!
   Комбат матерно выругался и сокрушенно подумал:
   "Боже, какой идиот! Такой вояка страшнее танка, настолько же предсказуем, как обезьяна с гранатой".
  - Нарожают же… - проворчал вслух и снова крикнул в открытый люк. – Командира зови, живо!
   А командир уже сам спешил на выстрелы. Из темноты, где орал часовой, выплыла неясная фигура, и другой голос – ниже и спокойнее – запросил:
  - Слышь, кто там?
  - Да свои… говорю же! – обрадовано отозвался майор и выбрался на броню. – Я командир мотострелкового батальона. Прибыл, что называется, для выполнения поставленной задачи... Хорошо же встречаете, славяне!
  - Командир батареи старший лейтенант Васнецов, - в свете фар предстал крепкий малый в бушлате и шапке без кокарды, и крепость эту комбат испытал в рукопожатии. - А что касается встречи, так кто ж знал, свои вы иль чужие? По рации запрашиваем – тишина. Ждать, никого не ждем. А у вас даже бортовые номера замазаны…
  - Закрасишь, когда прикажут. А со связью ты прав… На прежней волне до сих пор работаем.
   Колонна уже расслабилась, захлопала дверями, ожила голосами и смехом. Уставшие солдаты спрыгивали из грузовиков, разминаясь.
  - Пошли ко мне, - предложил Васнецов и повел гостя в поле наискось от дороги.
   Диковинными шатрами выплывали из темноты ряды палаток, сразу за ними, на молочной пороше поля, темнели контуры тягачей с прицепленными орудиями.
   Васнецов поднялся по приставленной лесенке в кунг ЗИЛа, потянул дверь. Яркий свет, хлынувший из будки, на мгновение ослепил комбата.
  - А ты неплохо пристроился, - позавидовал он.
   На жестяном поддоне шаяла, обдавая теплом, буржуйка, около нее сохла поленница дров. Возле занавешенного окошка приспособлена лежанка, застланная шинелью. Стол с оперативной картой. На вмонтированной в стену полке, рядом с открытой банкой тушенки, парился в стакане чай.
  - Так жить можно…
  - Ничего, - согласился старший лейтенант и, прихватив тряпкой створку, подбросил в огонь полено.
   Он был совсем не богатырского роста, каким показался в темноте, но плотный сложением. Широкое, по-мальчишески круглое лицо с приплюснутым носом. Серые глаза приветливо смотрели на майора из-под густых пшеничных бровей.
  - Давно ты здесь? – спросил комбат, принимая от Васнецова кружку с чаем.
  - Пятые сутки пошли.
  - И как?..
  - Пока не на что жаловаться
   Майор отхлебнул кипятка, и, обжигая пальцы, поспешно отставил кружку.
  - А местные?.. Ладишь с ними?
  - Соседствуем. – Пожал плечами Васнецов. - Населения в станице меньше половины осталось. Из чеченов, как прочуяли, что дело пахнет жареным, многие ушли. А русским деваться особо некуда…
  - Но не тревожат?
  - Боевики-то?.. В станице их нет, в Грозный подались. А вот оттуда ночами наведываются. Ходьбы, по-доброму, минут сорок… Иногда постреливают.
  - Значит, живешь, как на пороховой бочке? Не зная, когда рванет…
  - Ага… - согласился Васнецов. – Мне вот что интересно. Что в России обо всем этом говорят? Тут ведь, как на необитаемом острове Даже газет не привозят.
  - У тебя можно курить? – спросил комбат. Достав из хромированного портсигара папиросу, постучал желтым ногтем по бумажному мундштуку, выбивая крошки табака. Смяв гармошкой гильзу, сунул в зубы.
  - А на будущее… вы бы с куревом поаккуратнее, - посоветовал Васнецов. – В темноте категорически не советую. У меня вчера боец погиб. Хватило ума ночью закурить. Только спичкой чиркнул – бац, и прямо сюда, - он ткнул майору в мягкую ложбинку между выцветшими кустиками бровей. – Снайпер!.. В ночи уголек от цигарки за версту видать. Мой совет, лучше бросьте…
  - Учту, - Комбат развеял зависший над столом клочковатый вонючий дым. – А насчет того, что о нас пишут… Я, брат, сам не знаю, чему верить. Вроде бы во Владике ведут мирные переговоры с Дудаевым, и в то же время наводняют Чечню войсками. Где логика? Или в этой дискуссии кулак – лучший аргумент?!. Не забивай себе голову… Поживем, увидим.
   Комбат встал, застегнул пуговицы бушлата.
  - Благодарю за угощение. Надо идти людей обустраивать. Покажешь, где можно палатки разбить?
  - Ночью?! Нигде. Не надо недооценивать "чехов"…
  - Кого? – переспросил майор.
  - "Чехов"!.. Афганцы такое прозвище боевикам приклеили. Они раньше как душманов называли? Духами!.. И здесь малость подсократили. Чечены пока не жаловались… Так вот, если ночами они поблизости ошиваются, нет гарантии, что мину или растяжку не поставят. Дождись утра. А пока я распоряжусь, чтобы мои гвардейцы потеснились. Если кому из ваших не достанется места, пусть дрыхнут в БТРах. В них тоже тепло и мягко…
  Глава одиннадцатая
  
   Зазвонивший в восемь утра телефон разбудил Якушева. Толком еще не продрав глаза, он дотянулся до трубки и, зевая, сказал тихо, чтобы не разбудить спавшую Вику:
  - Да… слушаю…
  - Виктор, это вы? – он узнал по бархатному, грудному голосу Марину Павлову, секретаря филиала и ответил:
  - Слушаю, Марина.
  - Шеф ждет. У него снова возникли какие-то грандиозные планы…
  - А претворить в жизнь их должен непременно я?
  - Вы догадливы! – засмеялась секретарша.
  - Буду через полчаса.
   Проклиная редакционное начальство, поднявшее его ни свет, ни заря, и марочное красное вино, выпитое накануне вечером, от которого трещала голова, Якушев одевался.
   Вика, щурясь от яркого лучика, пробивавшегося между плотных штор, приподнялась на локте:
  - Ты куда?
  - Дела, - ответил Якушев, затягивая ремень.
  
  * * *
  
   … До девяносто третьего года он жил в провинции, и в Москву переехал, когда двоюродная бабка в завещании квартиры упомянула его имя. Так, неожиданно для себя, он стал обладателем однокомнатной хрущевки в спальном районе столицы.
   Переезд многое значил для него, причем не столько в личном, сколько в профессиональном плане…
   Лет с шестнадцати, получив в подарок от матери шикарную по тем временам камеру ФЭД, он увлекся фотографией. Занятия в кружке в Городском дворце пионеров, хотя он давно уже перешагнул пионерский возраст, настолько втянули, что теперь свободного времени хронически не хватало.
   Сначала у Якушева ничего не клеилось, что вызывало болезненную реакцию старого преподавателя, и когда он уже подумывал об уходе из студии (вращался семнадцатилетний лоб среди подростков), как вдруг в нем проснулась творческая жилка. Купив штатив, он зимними вечерами, когда на город опускались сумерки, бродил по улицам с фотоаппаратом…
  Отечественная техника на удивление стойко вынесла сибирскую стужу. А седой мастер, рассматривая пачку свежеотпечатанных фотографий от восторга прищелкивал языком.
  - Ты же в курсе, что идет конкурс среди фотокружков? Первое место – твое! – с уверенностью заявил он воспитаннику, не отрываясь от запечатленного в ореоле вечерних огней здания Приборостроительного завода, где на табло горела надпись:
   "Температура воздуха – 35 градусов".
   Якушев радовался, уже предвкушал победу, считая дело свершившимся. Еще бы, старик-фотограф не просто входил в жюри, но и был его председателем…
   Но, когда состоялась долгожданная церемония и он, затаив дыхание, ждал, когда в числе призеров назовут его фамилию – ударил гром! – среди отмеченных его не назвали. Ни на первом, ни на втором, ни на третьем месте… Это был настоящий шок! Удар! Потрясение!..
   И хотя мастер внушал ему, что его снимки профессиональны, и вся загвоздка в его далеко не пионерском возрасте, отчего жюри предпочло более юных и перспективных, глотая от обиды слезы, он уходил с твердым намерением никогда больше не брать в руки фотоаппарат.
   Зря зарекался… Фотография лишь вывела его на новую стартовую прямую – он заболел кино.
   И опять пошли съемки, проявочные бачки с реактивами, нетерпеливое дрожание над сохнувшей пленкой…
   Как-то, насмелившись, Якушев отнес несколько минутных этюдов на местную телестудию. И был по настоящему счастлив, когда спустя неделю его кинозарисовки прошли заставкой прогноза погоды.
   Скопив денег, со временем он приобрел видеокамеру. Но теперь, работая на профессиональном уровне, он не только получал внутреннее удовлетворение – камера кормила его.
   Наставшие рыночные времена расплодили волков, а где волки – там грызня, разборки, кровь. Превратившись в криминального репортера, не связанного по рукам мнением начальства или недовольством правоохранительных органов, он сам находил свои сюжеты и своих героев. Репортажи его отличались остротой и жесткостью, готовясь к очередной "операции", он уже редко обходился одной видеокамерой. В арсенале его были и запрещенные законом способы добычи информации…
   Разгромные статьи с шокирующими порой фотографиями время от времени появлялись в областных газетах. По городу ползли слухи о пронырливом журналисте Якушеве, который знает все и обо всех, и потому опасен, как заграничный папарации. Редакторы СМИ, включая телестудию, разросшуюся за годы до солидной телекомпании, звали его в штат. На предложения Якушев отвечал вежливым отказом: свобода дороже денег.
   Перебравшись в Москву, он и там занялся прежним промыслом, благо спрос на криминальную продукцию не ослабевал. Но столичная братва оказывалась круче, и несколько раз заставала Якушева в "засадах". Его крепко били, засвечивали пленку, топтали кассеты…
   А осенью приключился путч, и Якушев сломя голову полез в пекло.
  Его опять лупцевали. И защитники Белого дома, считая президентским лазутчиком, и те, кто готовился к штурму Парламента – приняв за мятежника. У Останкино он в кровь разбил лицо, успев залечь на асфальт за мгновение до ожесточенной стрельбы.
   А спустя трое суток в редакциях крупнейших изданий появлялся юркий худощавый мужчина со следами побоев на лице и предлагал фото, от беглого просмотра которых мурашки бежали по коже: защитник демократии добивал из автомата раненого мятежника (следующий выстрел предназначался Якушеву, неосмотрительно вылезшему с камерой из своего укрытия). Или же штурмовики, застывшие в строю перед атакой, вскинувшие перед командиром руки в нацистском приветствии…
   Отснятые видеокассеты и снимки с комментариями за хорошие деньги скупило московское бюро агентства "Рейтер", а после и предложило сотрудничество.
   Первое время он работал с агентством внештатно, но уже не в свободном поиске как раньше, а по конкретному заданию. Спустя год ему сделали официальное предложение.
   Якушев колебался недолго: свобода свободой, а деньжата на поддержание штанов всегда нужны. Точку в сомнениях поставила сумма гонорара, естественно в долларах. Сумма по российским меркам очень даже приличная.
   Он подмахнул контракт, и с витиеватой подписью жизнь его превратилась в сплошные разъезды.
  И снова встречи, съемки, интервью, перегон отснятого… В рабочей суете он почти забыл о личной жизни, а годы шли, и ему было уже почти тридцать.
   Но и на личном плане как-то незаметно выровнялось. В бюро он познакомился с Викой, работавшей корректором, и два месяца их романа, прерываемого краткосрочными командировками, навели его на мудрую мысль – пора остепениться и обзавестись семьей.
   … От вчерашнего его сбивчивого признания Вика слегка обалдела, но, в конце концов, обещала подумать. И после волшебного вечера при свечах под тихую музыку и молдавское вино – телефонный звонок поднимал его (рубль за сто), в очередную командировку.
  
  * * *
  
  Сергей Лукьянов – сутуловатый, с невыразительным лицом, работал на компьютере за рабочим столом, заваленным ворохом нужных и ненужных бумаг – творческий беспорядок, присущий хоть районной малотиражке, хоть солиднейшему агентству.
   Утреннее солнце, игнорируя матерчатые жалюзи, заглядывало в кабинет, отблескивая в круглых лукьяновских очках.
   Не дожидаясь приглашения, Виктор уселся за стол, налил стакан минералки и с жадностью осушил. Похмельный мандраж все еще пробирал его.
   Шеф бросил на него из-под очков внимательный взгляд и отвернулся от монитора.
  - Дома еще не засиделся?
  - Не-а, - с детской непосредственностью ответил Якушев, догадываясь, к чему он клонит.
  - Есть работенка!
  - Я так и понял… Когда выезжать?
  - Ты не спрашиваешь, куда?
   Якушев притворно вздохнул:
  - Партия сказала – надо!..
  - О-кей, - шеф хмыкнул и тут же посерьезнел. – Вчера звонил Варанов. Возникла поблемка. Говорит, подвернул ногу, требует срочной замены. Вроде как даже в больницу собирается ложиться.
   Варанов – спецкор, откомандированный в начале месяца на Кавказ освещать тамошние события. Якушев толком его не знал. Столкнулся однажды в дверях, извинился… Вот и все знакомство. Наглый и скользкий как угорь парень ему сразу не понравился. В бюро поговаривали, что папа Варанова – крупный московский чиновник – пригрел для отпрыска местечко исключительно благодаря связям. Молодой с грехом пополам вытянул журфак МГУ, как журналист представлял собой полнейший ноль, с чрезмерным избытком самолюбия...
  - Подвернул, значит? – машинально переспросил Якушев. – Бывает… Да, хотел спросить, он работал по аккредитации?
   Шеф иронично улыбнулся и снял с носа очки.
   - Работал… Сидел в Моздоке, гнал непроверенный материал из генеральских источников. А те ребята ушлые, дезу пускать горазды… Мне нужна объективная информация, какой бы она ни была. И не только из официальных кругов. Ты, Виктор Петрович, спец в таких делах. Собирайся. Скатаешься недельки на две, а там… видно будет.
   - Но не на больше, - Якушев сразу выставил условие.
   - Никак намечаются значительные перемены?
   - Как знать?.. – Он вытянул под столом ноги и мечтательно представил разметавшуюся в постели Вику. – Пути Господни неисповедимы.
   - Ладно! – шеф стал предельно деловым. – Вылетай сегодня. Есть возможность с Чкаловского до Моздока, военным бортом. Быстрее и удобнее, но… я бы не советовал.
   - А я легких путей не ищу, - встал Якушев. – Забронируйте рейс до Минеральных Вод, а на месте я как-нибудь разберусь.
   Лукьянов протянул ему влажную ладонь.
   - Смотри, со своими переменами на рейс не опоздай. Ни пуха!
  - К черту! - рассмеялся Якушев, сплюнул через плечо и трижды постучал по столу.
  
  * * *
  
   Вот она, прелесть журналистики – нежданно-негаданно, вопреки собственным планам на ближайшие дни, по первому требованию шефа срываться с места и лететь куда-то к черту на кулички. Прошло то время, когда, получив задание, он ни секунды не раздумывал: работа есть работа. Но теперь в его жизнь вошла Вика, вошла, чтобы остаться в ней и изменить устоявшийся холостяцкий уклад раз и навсегда. И именно сейчас ему как никогда не хотелось уезжать.
   "Варанов, - думал он с неприязнью, – папенькин сынок. Так и готов в рай на чужой шее проскочить. Не ногу он вывихнул – задницей почуял, чем с Чечни напахнуло. Вот и решил перестраховаться, пока не поздно".
   … Вика уже встала и, запахнутая в халатик, теплая и домашняя, встречала его в прихожей. Приподнявшись на цыпочках, чмокнула его в щеку.
   Якушев знал, что под тонким халатиком на ней ничего нет, и это его возбуждало…
  - Шеф вызывал?
  - Ага…
   Он провел ладонью по ее гибкой спине. Вика затрепетала, прикрыла томно большие, небесного цвета глаза, и дыхание ее сделалось прерывистым сладострастным. Пальцы сами собой скользнули под халат, коснулись упругого и горячего, вздрогнувшего от желания бедра. Впившись поцелуем в ее тонкие сочные губы, он поднял девушку на руки и понес в зал…
   Они расслабленно лежали на смятой простыне, Якушев курил, разглядывая безукоризненно побеленный потолок.
  - Ты надумала? – повернувшись к подруге, спросил он.
   Она счастливо кивнула.
  - Выйдешь?.. – переспросил он так, будто она могла передумать.
   Улыбнувшись, она опустила голову на его грудь, нежно перебирая скрученные волоски.
  - Выйду.
  - Вика! – восторженно вскричал он, швыряя окурок в пепельницу.
  - Еще не успел жениться, а уже голос повышаешь?
   Якушев вскочил, с ходу запрыгивая в брюки, застегнул молнию и обернулся с наигранным возмущением:
  - Ты еще не одета? Вставай, иначе опоздаем.
  - Куда? – удивленно спросила она, но привстала. Сдернув с кровати простыню, обернулась ей.
  - Куда, куда?! – передразнил Якушев. – В ЗАГС.
  
  * * *
  
   В ЗАГСе пыл жениха остудила служащая – престарелая тетка с равнодушным лицом человека, видавшего за годы работы всякого. На взволнованную реплику Якушева: "Нам бы расписаться!", оторвавшись от очень важной справки, сурово посмотрела сначала на него, потом на кутавшуюся в песцовую шубку Вику. И вынесла приговор:
   - У нас жесткая очередность. На ближайшее время все окна заняты.
   При чем тут окна, и кем они заняты, Виктор спросить постеснялся, теряясь под насмешливым взглядом служительницы.
   Тетка раскрыла толстый журнал, порылась в нем и предложила:
   - Пожалуйста, конец января вас устроит?
   - Ждать целый месяц?! – горячо возмутился Якушев, счастье которого напрямую зависело от расположения тетки. – Нам бы поближе…
   - Ничем не могу помочь, - ответила та и уткнулась обратно в справку.
   Якушев боялся взглянуть на Вику. Губы ее обиженно дрожали, и в глазах блестела подозрительная влага.
   - Подожди меня за дверью, хорошо?
   Вика кивнула и ушла в коридор.
   Якушев статуей вырос над теткиным столом и устремил на жрицу Гименея, профессионально изображавшую крайнюю занятость, преисполненный праведного возмущения взор. Но тетка в жизни была не новичок, и его гипнотическим усилиям не поддавалась.
   - Я, кажется, все ясно разъяснила. На январь…
   Якушев решился на испытанный прием, достал из кармана дубленки загодя приготовленную стодолларовую банкноту. Положил ее поверх справки.
   Трюк сработал. Тетка дрогнула лицом и посмотрела на него уже с интересом. И накрыла деньги страницей.
   - Ой! Как я сразу не заметила!.. – удивилась она собственному ротозейству и расцвела июньским тюльпаном. – Есть окно на пятое января. Если вам подойдет, пожалуйста.
   "Две недели, - подсчитал Якушев. – Надо шефа известить, а то заменит месяца через полтора".
   - Мы согласны.
   Неприметным мановением руки, которому позавидовал бы Копперфильд, банкнота исчезла в недрах стола. На теткином лице расплылась заказная учтивость. Подав чистые бланки и взирая на Якушева как на ожившее божество, умиленно пропела:
  - Заполните, пожалуйста…
  
  Глава двенадцатая
  
   Получив багаж – спортивную сумку с теплыми вещами, фотопленкой и чистыми видеокассетами, Якушев сдвинул мешающие при ходьбе кофры с камерами и вышел на площадку перед аэропортом. День еще только зарождался, но было достаточно тепло и тихо и немноголюдно. Надувал слабый ветер, шевелил облысевшие ветви высоченных тополей.
   Со стоянки к нему подошел, наигрывая ключами, парень в кожаной куртке.
  - Куда, командир?
  - В Моздок.
  Парень задумался, прикидывая в уме расстояние и сумму.
  - Четыре сотни.
   Якушев сгоряча отказался, в кармане командировочными лежало каких-то два миллиона.
  - Смотри! – кисло предупредил парень. - Автобусом туда часов пять пилить, больше потеряешь. Темнеет рано, на каждом блокпосту шмонать станут. Доберешься к завтрашнему дню.
   Не зря ли он отказался от предложения Лукьянова лететь бесплатно с Чкаловского аэродрома? Поговаривали, правда, что иногда армейцы часами не выпускали репортеров из самолета, а то и вовсе, подчиняясь чьему-то нелепому приказу, заворачивали назад. Да и шагу потом не давали ступить самостоятельно. Якушев же хотел работать независимо, и быть независимым с самого начала.
  - По рукам, - нехотя согласился он. – Расчет по приезду.
   Водитель кивнул и направился к прижавшемуся к тротуару жигуленку.
   Ехать пришлось около двух часов. Якушев дорогой молчал, разглядывая окрестности. Водитель, поймав на приемнике музыкальную волну, мурлыкал себе под нос…
   Им велели остановиться на блокпосту у поселка Прохладное. Водитель достал из бардачка документы и вышел к перекрывшему проезд бородатому автоматчику. Второй проверяющий открыл дверь со стороны Якушева.
  - Документы, - потребовал он, придерживая съезжающий автомат.
   Виктор предъявил редакционное удостоверение, паспорт. Автоматчик, увидев штамп с московской пропиской, буркнул:
  - А вас что сюда тянет?..
  - Работа, - ответил он тем же тоном.
   Осмотрев салон и не найдя в нем ничего подозрительного, военный отошел к блокам и сделал пометку в регистрационном журнале.
  - Проезжай! – разрешил он водителю.
   Захлопнув багажник, тот прыгнул за баранку и запустил двигатель.
   Отъехав от поста метров на пятьдесят, заслышав позади глухой гул, водитель свернул к обочине.
   Мимо пронесся зеленый уазик, за которым, растянулись боевые машины пехоты. Трещали моторы, выбрасывая в небо клубы сизого дыма. Гремели, отбрасывая ошметки грязи, гусеничные траки. Из башни головной машины по пояс торчал танкист в шлемофоне, равнодушно глядя на прижавшиеся к обочине жигули.
   … На въезде в город, развернувшись, не доезжая бетонного контрольно-пропускного пункта, где вытянулись в ожидании досмотра машины, водитель затребовал плату:
  - Дальше не поеду! – заявил он категорично. – Проверка за проверкой. Пока до гостиницы доберешься, измахратишь нервы…
  
  * * *
  
   В самом центре Моздока, возле типового трехэтажного здания комендатуры, царило постоянное движение. Входная дверь поминутно бухала. Показав часовому пропуск, за ней то и дело исчезали военные, с хмурыми лицами выныривали назад и расходились пешком или же уезжали на машинах, в зависимости от ранга.
   На площадке перед комендатурой прохаживался гражданский, которого Якушев отчего-то сразу принял за коллегу-журналиста.
   - Не подскажешь, где пресс-центр? – подойдя, спросил он.
   Мужчина болоньевой куртке, поверх которой висела пластиковая аккредитационная карточка, показал на дверь.
   - Второй этаж.
   Поблагодарив, Якушев поднимался по крыльцу, решая, что лучше: нагло проскочить мимо часового – преисполненного собственной значимостью пацана, вооруженного калашниковым, или удариться в пространные объяснения, к кому он прибыл и по какому поводу.
   Часовой с бесстрастным лицом демонстративно передвинул автомат на живот.
  - Я в пресс… - заявил было Якушев, но солдатик невежливо перебил:
  - Пропуск!
  - У меня пока нет…
   Договаривая последнюю фразу и надеясь на благосклонность часового, Виктор уже взялся за ручку входной двери.
  - Руки за голову! – фальцетом вскричал воин.
   Поневоле он выполнил команду. Часовой довольно грубо прошелся по одежде, потом по карманам.
  - Нет у меня оружия, - слепил улыбку Якушев и скосил глаза на грудной карман. – Там мое редакционное удостоверение. Проверьте.
   Вояка запустил руку в карман, вытащил карточку. Долго перечитывал ее, сверил фотографию. Поскучнев, засунул ее обратно.
  - На втором этаже. Правое крыло.
   Якушев подсказку принял без благодарностей, молча вошел в холл и, поднявшись по лестнице, попал в длинный коридор.
   Десятки дверей предстали ему, без номеров, табличек или других опознавательных знаков. Догадайся как хочешь, что за службы скрываются за этими дверями…
   На пресс-центр объединенной группировки он наткнулся случайно. Внутри разговаривали, он постучал. Ответа не последовало.
   Войдя в комнату с зарешеченным окном, он увидел представительного полковника в камуфлированном, благородного покроя, бушлате (не путать с тем жалким подобием, что носят срочники и средний офицерский состав), слушавшего атлетичного офицера с чеканным обветренным лицом.
  - … и не дает носа высунуть. Лежим в снегу, а он с пулеметом, да патронов, видно, не меряно…
  - Погоди, Саша, - отвлекся на посетителя полковник. – Что вы хотели?
  - Получить аккредитацию…
  - Одну минуту. Сядьте пока, подождите. Товарища вот встретил, только с передовой вернулся…
   Атлет, гоняя пальцами по столу спичечный коробок, продолжал как ни в чем не бывало:
  - Солдаты лупят в ответ, да наобум. Толку никакого. Благо, старшина с нами ехал из ОМОНа, возвращался со штаба. Отобрал у бойца гранатомет и на звук шарахнул. Рвануло… и тишина. Поднимаем хари – молчок. Встаем – не стреляет. Кончили с-собаку… В БТРе хмырь прокурорский ехал, кабинетный, чистенький. Как пальба поднялась, завалился за колеса, про автомат забыл. А тут сразу осмелел: "Найдите труп и снимите отпечатки пальцев". Старшина ему: "На хрена"? "А вдруг он в розыске, по оттискам идентифицируем". Омоновец плюнул, покрыл его матом и ушел в рощу. Вернулся в крови. В одной руке нож, в другой отрубленная кисть чечена. Швырнул ее прокурорскому: "Тебе надо, сам и откатывай…"
  - А тот?
  - Позеленел, бедолага. Не успел отойти, вытошнило.
   Полковник покачал головой и, вспомнив о Якушеве, спросил:
  - Так откуда вы?
  - Агентство "Рейтер". Вот мои документы.
  
  * * *
  
   Оформление бумаг много времени не заняло, чему Якушев был откровенно удивлен. Ведь в Москве, в журналисткой среде, ходили слухи, что иной раз аккредитации можно ожидать дни, а то и недели, и порой вопрос стоял не в расторопности военных, а в отношении начальства к конкретно взятому СМИ.
   Полковник покрутил карточку, с кем-то созвонился, заполнил вручную пару бланков, заверил печатью и один отдал Якушеву.
   - Вечером в 18.00 мы раздаем пресс-релизы. Там вся информация, которая может вас интересовать. Но вам же этого мало?.. Можете не отвечать, я и так знаю. Но в Чечню поезжать не советую. Если мы в состоянии обеспечить вашу безопасность, там за вашу жизнь никто не даст ломаного гроша. Пугать не буду, но уже бывали случаи, когда вашего брата-журналиста ставили к стенке, заподозрив в сотрудничестве с контрразведкой…
   Во дворе комендатуры Якушев подвернул к курившему мужичку в болоньевой куртке уже как к давнему знакомому.
   - Подскажи, друг, где тут можно устроиться на ночь?
  - Давно из Москвы?
  - Утренним рейсом.
  - А от какой конторы? – поинтересовался он, имея в виду издание, на которое работал Якушев.
   - "Рейтер".
  - Ого! – воскликнул он. – Будем знакомы. Олег Малышев. Представляю "Ведомости"… Уже оформился? Тогда советую карточку носить на видном месте, хотя бы как я… Документы на каждом углу проверяют.
   - Обязательно воспользуюсь советом… Так где здесь гостиница?
  - Гостиница? – переспросил Малышев. – Гостиница-то есть, да не про нашу честь. Армейскими чинами забита, что сельдью бочка.
  - А как тогда быть?
  - Что-нибудь придумаем. Я снимаю комнату у бабушки. Если хочешь, можешь остановиться у меня. И мне не так скучно.
  - Неудобно… - засомневался Виктор.
  - Брось ты! Места в комнате хватит. Только, если у тебя время терпит, давай немного обождем. В штабе идет совещание… Хочу перетолковать с командиром десантного полка.
  - Интервью?
  - Своего рода. Хотя обычно армейцы нас вниманием не жалуют. Кстати, продаю совет: на диктофон или блокнот не рассчитывай. И не вздумай кого из офицеров фотать. В лучшем случае разобьют морду.
  - А в худшем? – спросил Якушев.
  - Камеру!
  - С чего ради?
  - Времена нынче такие. Все имеет свою цену, а значит, покупается и продается. Даже военная тайна. Думаю, не открою для тебя Америку, если скажу, что чеченцы скупают в штабах информацию о прибывающих подразделениях, их численности, маршруте движения. Вплоть до фамилии командира и его домашнего адреса. Потом в нужный момент настраиваются на радиоволну и вещают: "полковник Иванов, не уберешься к такой-то матери, вырежем семью под корень. А живешь ты там-то…". Как думаешь, что после этого у Иванова на душе? А если еще и фото в газете?.. Все равно, что чеченам визитку оставить… Видишь, как приходится работать?
   Малышев поднял клапан кармана куртки, показав позолоченный колпачок шариковой ручки. Отвернувшись от скучающего часового, он осторожно потянул колпачок, - и он превратился в тонкий шнур, исчезающий в недрах куртки. Журналист с загадочным видом расстегнул молнию. Шнур появился из обметанного нитками тайника в подкладке, уходя к оттопыренному карману пуловера, где судя по всему, лежал диктофон.
  - Чудо шпионской техники! Пишет в радиусе пяти метров, причем чище, чем на родной микрофон.
  
  …Совещание в штабе объединенной группировки вскоре закончилось.
   Входная дверь распахнулась и больше не закрывалась. На крыльцо хлынул сплошной пятнистый поток. Малышев присматривался к выходившим из комендатуры. Увидев в числе последних кряжистого военного в краповом берете, включил диктофон и двинулся навстречу.
   Орлиный взор офицера упал на репортерскую карточку, вызывающе болтавшуюся у него на шее.
  - Корреспондент еженедельника "Ведомости", - отрекомендовался Малышев. – Товарищ полковник, пару слов о поставленной вам задаче…
   Десантник журналистов недолюбливал и, оттеснив могучим плечом Малышева с пути , прорычал:
  - Без комментариев.
   Кивнув коллеге – видал? – Малышев нагнал шагающего к машине полковника и быстро заговорил:
  - Обсуждался ли сегодня вопрос о штурме Грозного?
   Открыв дверь, краповик уперся бычьим взглядом в надоедливого репортера.
  - Что вас тянет сюда, как мух на навоз?! Сидел бы в Москве, черкал о проститутках и тампаксах!..
  - Минуточку! – невозмутимо перебил Малышев. – Президент в своем обращении акцентировал внимание, что войска в Чечню входят с целью наведения правопорядка. Поясните, о наведении какого порядка идет речь, если это сопряжено с гибелью мирных жителей?
   Полковник вскипел:
  - Мирные?! Ты сам-то в Чечне был, губошлеп? Встречал там таких?! Это не тех ли ты, шрайбикус драный, называешь мирными, что исподтишка долбят нам в спину?.. А?.. Это для вас, писак, старухи и ребятня – жертвы войны. А в моем полку такая бабуля, после того как бойцы накормили и напоили чаем, вместо спасибо – троих взорвала гранатой!.. Миндальничаем с ними… Дали бы срок: не хочешь воевать, убирайся. Остался – лови на полную!.. На войне правил нет.
   Запрыгнув на сидение, он с треском захлопнул дверь. Водитель утопил педаль, уазик влетел в лужу и обрызгал брюки Малышева.
  - Вот и все, - он отключил запись, подошел к Якушеву. – Пошли, здесь недалеко.
   Перейдя дорогу, они свернули в переулок и зашагали вдоль кирпичных и железных оград вглубь частного сектора.
   - Давно вы здесь? – нарушил молчанку Якушев.
  - В Моздоке? Второй день как вернулся из Грозного.
  - И как там?
  - А!.. – Малышев отмахнулся и полез в брюки за куревом. – Двумя словами не опишешь. Тут прочувствовать надо, на собственной шкуре.
  - Но как вы туда попали? Пишут, что город в плотном кольце, птица не пролетит.
  - Ну если пишут… - съязвил Малышев и засмеялся. – Дорога на юг, в горы, открыта. Туда, в Грузию и Дагестан, уходят беженцы. Обратно – на замену – наемники… Ты брат, меньше официальщину слушай. У армейцев ведь тоже своя политика. Хочешь пример из жизни?.. По ОРТ передают: "у совхоза Долинский колонну федеральных войск поджидала засада…" Чечены начинают ее лупцевать "Градом". Убитые и раненые, само собой… Что делать? Пока бойцы отстреливаются, командир запрашивает звено вертолетов, и те в течении получаса равняют с землей и залповые установки и совхоз… Какие у обывателя при этом возникают ассоциации? Боевики – сугубо отрицательные личности. А уж раз они наших бьют, то и с ними нечего чикаться.
  - Что, есть и другая точка зрения?
  - Пожалуйста, тот же хрен, только вид сбоку… Кстати, второй версии я склонен больше доверять. Федералы тихо и без всякого сопротивления входят в Долинский и… начинают шмон домов под предлогом поиска оружия и боевиков. Не забывают и о своих карманах. Набивают деньгами и золотишком, пока не нарываются. Парень из местных, после того, как схлопотал прикладом по морде, кинулся в драку. Пристрелили, как боевика. А чтобы прокуратура за дышло не взяла, гранату за пазуху подложили… По совхозу поднялся крик. И тогда выяснилось, что мужички давно сформировали отряд самообороны. После убийства схватились за автоматы … На счастье, вертушки вовремя подоспели. И пошла наука, Родину любить. Кто виноват в случившемся? Командир? Тогда тень на всю группировку. И как объяснить общественности, что десятки человек погибли при разграблении российского поселка?.. Сумели оформить, красиво и… убедительно. Возможно, командира еще и к ордену представят.
  - Да ну?..
  - А чему ты удивляешься? Тут много чего интересного… Возьми, к примеру, заигрывания правительства с Дудаевым. 13 декабря во Владикавказе проходят переговоры, и в тот же день самолеты обрабатывают Грозный. Впрочем, я понимаю, если речь зашла бы о стратегических целях. Аэродром, где боевики собирались переделывать учебные самолеты на боевые, танковый полк под Шали. Но зачем бомбить городские кварталы, хоть убей не пойму.
   Погода испортилась. Небо посерело, затянулось мутными клоками туч. Солнце пропало, и в воздухе отчетливо запахло снегом.
   По дороге брели двое солдат. Рослый, грея руки в карманах, огибал подернутые хрустальной паутиной льда лужи. Второй, довольно щуплый, утопая в не по размеру большом бушлате, поспевал за ним.
  - Закурить не найдется? – пробасил, поравнявшись, рослый.
   Якушев выкроил из своих запасов полпачки и отдал ему.
   Рассовав сигареты, рослый закурил.
  - Кайф, - затянувшись, глубокомысленно произнес он. – Давно таких не пробовал. Нас всякой дрянью, вроде "Луча", пичкают…
  - Откуда вы, если не секрет?
   Солдат насторожился, но Якушев развеял его опасения, показав карточку журналиста.
  - Аэродром охраняем, - ответил за товарища щуплый, попыхивая сигареткой. – Но, говорят, скоро на Грозный пойдем.
  - И есть желание?
  - А кто будет спрашивать? Приказ…
  - Чеченцев не боитесь? – на полном серьезе спросил Виктор.
  - Ха… Стадо баранов.
  - А если придется штурмовать?
   Рослый стряхнул пепел на носки заляпанных берцев, задумчиво собрав на лбу гряду морщин.
  - Скажут, значит будем.
  - Мы из ВДВ! – гордо заявил щуплый, кутаясь в воротник. – Этим все сказано.
  - Но боевики оказывают ожесточенное сопротивление…
  - Пока… Кто с ними воюет – пехтура! Ни стрелять, ни драться… С двадцати шагов по слону не промажут.
   Якушев скептично поджал губы, не оспаривая доводы солдат. И сменил тему:
  - Живете в казармах?
  - Казармы, они в части остались, - сказал щуплый. – У нас палатки.
  - Недавно статья в "Комсомолке" вышла, - влез в беседу Малышев. – Какой-то тыловой генерал распинался, будто бы подразделениям выданы универсальные палатки, способные удерживать температуру на уровне комнатной.
  - Ага?.. – не поверил рослый, шмыгнув носом. – А что, и вправду такие бывают? Не… мы в обычных. Холодно в них, как на улице… Только, вы про это не пишите… Добро?
  
  
  * * *
  
   Подойдя к синим металлическим воротам, Малышев нажал на звонок. Во дворе, под живым навесом из переплетшихся виноградных лоз, загромыхала цепью собака. Калитку открыла ветхая старушка в меховой безрукавке.
   - Входите, - признав квартиранта, пригласила она.
  - Моя квартирная хозяйка Анна Ивановна. – Сказал Малышев. - Необыкновенной доброты женщина…
   Сопровождаемые хриплым лаем рвавшегося с цепи кобеля, они поднялись на веранду. Разувшись в прихожей, Якушев прошел через тесную кухню, где вкусно пахло жареной картошкой, в комнату Малышева, и прикрыл за собой дверь.
   - Неплохо устроился, - заметил он, усаживаясь на край застеленной прозрачным покрывалом кровати.
   Повесив куртку на округленную спинку венского стула, Малышев достал из холодильника початую поллитровку водки, маринованные помидоры и резаный хлеб. Сходил на кухню за стаканами.
   - За знакомство? – он вытащил из горлышка бумажную пробку и расплескал водку по стаканам.
  - Я совсем немного! – запротестовал Якушев и накрыл его ладонью.
  - Как хочешь, - пожал плечами Олег и наполнил свой до краев.
  - Вечером еще в комендатуру идти.
   - За сводкой? На кой… она тебе сдалась? Думаешь, напишут что-нибудь дельное?.. Ладно, неволить не стану. Вздрогнем.
   Нюхнув водку, Якушев собрался с силами, выпил. Взяв мятый помидор, надкусил тонкую кожицу и всосал в себя кисловатую, растекающуюся во рту мякоть.
   Малышев крупными глотками осушил стакан, шумно занюхал горбушкой хлеба.
  - А знаешь, что меня больше всего бесит? – покраснев, спросил он.
   Якушев промычал нечленораздельное, управляясь с капавшей соком помидоркой.
  - Вранье правительства! Наглое! В глаза… Наш дорогой Министр по делам национальностей божился, что к ночи пятнадцатого, от силы к шестнадцатому с бандитами будет покончено. Пророческие слова, не правда ли?.. А двадцатого в Грозный пошли танки, и также убрались назад. Дюжина догорала в городе… не считая убитых солдат… А Паша Грачев… - он криво улыбнулся. – Паша изволит подвергнуть сомнению само понятие штурм, который мы – продажные писаки – применяем к предстоящим событиям. Штурм – оказывается – есть массированные бомбовые удары по городу, а подобного… не было и не предвидится. И боевиков в Ичкерии – всего ничего, и большинство воюет за Дудаева под угрозой расправы. Надо лишь убрать со сцены его самого и его приспешников в республике настанут мир и порядок. Только кто тринадцатого бомбил Грозный? Марсиане?! А двадцать первого, после чего Дудаев отдал приказ начать повсеместные боевые действия?..
  - Почем я знаю? – честно признался Якушев, у которого от обилия противоречивой информации уже пухла голова. – Костиков, пресс-секретарь Президента уверяет, что никакого штурма не предвидится.
  - Тогда скажи на милость, с какой стати в аэропорт ежедневно прибывают десятки бортов?.. Послушать того же Егорова, так войска вводят только для создания изоляционных колец вокруг Грозного и вокруг всей Чечни… Вранье! Складывается впечатление, что генералы вообще плохо понимают, что происходит. Один обещает расправиться с Дудаевым двумя десантными полками. Другой, блаженный, плетет, что не в характере чеченцев вести партизанскую войну. Бред сивой кобылы! Он, наверное, в школе двойки получал.
   Замолчав, Малышев наполнил стакан водкой, посмотрел на собеседника и, получив молчаливый отказ, залпом выпил. Отломив корочку хлеба, забросил в рот, медленно работая челюстями.
  - Наши неверно строят политику. Дурацки неуклюжие телодвижения обращают даже тех чеченцев, на которых собирались опираться в будущем, и которых вроде бы защищаем от дудаевского произвола – в смертельных врагов. Сами все поганим!.. Мне иногда становится страшно, какое будущее нас ждет... Мы становимся свидетелями великой ошибки. Великой трагедии, которая виток за витком началась раскручиваться… И я не верю, что война закончится, пусть задавят Дудаева и зальют кровью Грозный… Это только начало…
   И он потянулся к бутылке, вытрясая в стакан последние капли спиртного.
  
  * * *
  
   Вечером Малышев пригласил его в баню…
   Сидя в душной парилке, Якушев истекал потом. Внизу, где жар слабее, Малышев, постанывая от удовольствия, хлестался березовым веником. На ступень выше млели двое спортивного склада парней, которых Виктор по бритым, окантованным затылкам и нехитрым татуировкам с группой крови, принял за военнослужащих.
   - Не замерзли еще? – отложив растерявший листву веник, спросил красный как рак Малышев.
  - Поддай-ка еще, старина…
   Отправившись в моечную, Малышев вернулся с полным ковшиком воды и, примерившись, выплеснул на раскаленные камни. Вода яростно зашипела на каменьях, к потолку взвился клуб пара. Дышать сразу сделалось нечем.
   Парень помоложе, с нательным крестиком на плоской груди, не выдержав температуры, пулей покинул парилку.
   - Эх, только выстужает, - проворчал вслед Малышев.
   Беглец скоро вернулся с двумя запотевшими бутылками пива.
   Якушев завистливо глотал слюну, глядя, как ребята поглощают ледяное пиво. Терпения хватило ненадолго. Выйдя из парной, он вскарабкался по лесенке на скользкий край бассейна, ухнул в воду, охлаждая распаренное тело. Обмотавшись вокруг бедер полотенцем, отправился к банщику за пивом.
   В гардеробной он застал не спеша раздевающихся местных, скинул полотенце и нырнул обратно в парную.
  _________
   Н. Егоров, в 1994 г. Министр по делам национальностей
  
   Малышев вновь поддавал жару. Вновь шипела на каменке вода, и пар белым облаком устремлялся к набрякшему крупными каплями потолку.
   Кавказцы немного потеснили парней, и тоже заблаженствовали, растирая блестевшие от пота смуглые тела…
   После пары ковшиков, чрез меры выплеснутых на камни, они не долго продержались в стоградусной душегубке. С воем сорвался кавказец с багровым шрамом на спине и унесся за дверь к бассейну.
   Плеснула на пол вода, следом донесся облегченный не то стон, не то вздох. Как по команде, они бросились прочь из парилки; долго плескались в бассейне, и переполнявшая его вода перехлестывала через выложенные кафелем бортики.
   Растеревшись полотенцами – красные, горячие, заново рожденные – расположились за общим столом. Банщик принес водку, пиво с фисташками и фарфоровую тарелку с кусками жареной баранины.
   Тот, что со шрамом, оделся в черный джинсовый костюм, ловко скрутил крышку и разлил спиртное по пластиковым стаканчикам. Внимание Виктора привлекла его серебряная печатка с изображением оскаленного волка и арабской, смахивающей на якорь, буквы.
   - За дружбу? – поднял тост кавказец.
  - За дружбу! – согласился молоденький армеец с лейтенантскими звездами на пятнистой хэбэшной куртке, наброшенной на голые плечи.
   Под такой тост не отказался от чарки и Якушев. Водка немедленно обожгла желудок. Раскусив зеленую фисташку, он сплюнул шелуху и хлебнул вспенившееся пиво прямо из бутылочного горла.
   Бутылка водки, пройдя по кругу, опустела. Ей на смену, из-под стола, появилась вторая. Появлению ее никто не возражал…
   Первым раскис молоденький лейтенант. Осоловев, он уже плохо отдавал себе отчет.
   - Ты здешний? – он обнял за шею сидевшего сбоку кавказца. – К-как зовут тебя, друг?
   - Нет, я не осетин, - рассмеялся тот, сверкнув частоколом золотых зубов. – Мы с Вахой приехали из Аргуна.
  - Тогда еще по м-маленькой? – икнув, предложил лейтенант.
  - Витька, тебе хватит, - урезонивал его сослуживец.
  - Отстань!.. Я хочу выпить с ними! – возбужденно выкрикнул лейтенант Витя, и полез обниматься с чеченцем. – Д-давай, а?
  - Хватит, Витя, - сказал тот, кого звали Вахой – жилистый, с крупным горбатым носом. – Ты уже и так хорош.
  - Да… пора собираться, - засуетился второй офицер, вытаскивая пьяного из-за стола и помогая ему одеться.
   Дергаясь телом, пытаясь сохранить шаткое равновесие, Виктор кое-как затянул ремень и снова пристал к чеченцу.
  - Ты боевик?… Воюешь с нами? Ну… скажи…
  - Я в спецназе "Черные волки".
   Лейтенант скрипнул зубами:
  - Эх… жили бы спокойно. Нет, воевать… Видишь крестик? – он выдернул из-под куртки капроновую нитку. – Когда сюда уезжал, сестренка надела. П-пигалица, десять лет всего, а… соображает. Не драться нам надо, а так вот… за одним столом… Эх!..
   Поддерживая лейтенанта, приятель вывел его на освежающий воздух.
  
  
  
  
  * * *
  
  "Жизнь замысловатая штука, - думал, засыпая на разостланной на полу постели, Якушев. – Только она могла свести за одним столом людей, сегодня поднимающих тост за дружбу, а завтра готовых сойтись с беспощадной и бессмысленной схватке, сгорая от обоюдной ненависти и желания уничтожить друг друга… Как жесток и несовершенен мир!.."
   Минувший день для него оказался весьма насыщенным разными событиями и встречами, которые еще предстояло осмыслить. Но самое важное удалось договориться с новыми знакомыми – Вахой и его старшим братом Мамедом, и уже завтра, за символическую сумму, его отвезут в Грозный.
   Процесс, что называется, пошел…
  
  Глава тринадцатая
  
   Наступив обросшим грязью берцем на штыковую лопату, Коновалов поплевал на ладони и принялся взад-вперед раскачивать отполированный до блеска черенок.
  - Чего ты возишься? – подгонял Кошкин, держа за углы матерчатый мешок.
  - А попробуй сам, - огрызнулся каптенармус. – Штык толком не присобачили, вон как гуляет…
   Черенок лопаты и впрямь не был должным образом закреплен, и при неловком нажатии металл вдавливался в него, грозя переломить.
   Выворотив ком земли с торчащими сухими стеблями, Коновалов перебросил его в мешок.
  - Хватит пока, - заглянул внутрь мешка Володька и попробовал его на вес. – Мы же не Гераклы. Хватит, а, Юр?
   Они едва оторвали мешок от земли и сразу бросили.
  - Ну, на фиг, так надрываться, - проворчал Кошкин, скручивая горловину. – Бери тесемку, завязывай.
   Тащить его было с десяток шагов к проселку, ведущему на Петропавловскую. Комбату пришла в голову мысль построить подобие блокпоста, а так как бетонных блоков не предвиделось, в качестве строительного материала было велено использовать заранее припасенные мешки. Песка в окрестностях станицы также не наблюдалось, и потому, после недолгих сомнений, майор приказал засыпать их землей.
   Надо сказать, что морозы и снег приходили только ночами, тогда как с восходом солнца устанавливалась вполне весенняя, плюсовая температура. Выпавший ночью снежок к обеду таял, а поле, в котором расположился мотострелковый батальон и артиллеристы, раскисало.
   Мешок то и дело вырывался, падал в грязь. Чертыхаясь, они волоком подтащили его к выложенному в четыре яруса оборонительному сооружению, где возился, поправляя мешочную кладку, старшина Максимов.
  - Помогай! – срывая голос, крикнул ему Кошкин.
   Подхватив тяжеленный куль, втроем раскачали, забросили наверх. Максимов поправил его, отошел, любуясь на свою работу. Выложенные в ряд мешки приходились ему по грудь.
  Володька слегка навалился на стену, качнул, испробуя на прочность, и усомнился:
  - Хлипковато. Если снаряд или мина прилетит, все завалится. И тех, кто будет внутри, завалит.
  - Ты еще про танк вспомни. Мешки прежде всего от пуль защищают. Осколки сдержат. А бункер нам не из чего строить.
   Стащив с плеча автомат, Максимов подсел к будущей бойнице, нацелился на далекую станичную окраину, покрутил стволом, проверяя сектор.
  - Оба на… - застыл он, смотря на дорогу. – К нам, похоже, гости.
   Солнце входило в полуденный зенит, растопив на лужах лед. Лучи его отражались от разлитой воды, создавая вокруг двух приближающихся силуэтов слепящие нимбы. Приставив ладонь ко лбу, пряча глаза под козырьком, старшина различил в фигурах мужчин: старика и помоложе, лет тридцати пяти.
   Визитеры направлялись именно к ним. Максимов посмотрел на приятелей и снял оружие с предохранителя.
   - Еще не легче…
  - Здравствуйте, ребята, - подойдя вплотную, поздоровался аксакал.
   Он был в короткой меховой куртке и каракулевой папахе; лицо избороздили глубокие морщины, в уголках слезящихся глаз скопился гной.
  - И вам день добрый, - кивнул Турбин.
   Сопровождавший старика – обросший неопрятной рыжей бородой, в белой мусульманской шапочке, пожал им руки.
  - Как дела?
  - Нормально, - недоверчиво ответил Кошкин.
   Кто знает, с какими намерениями пришли эти двое, и чего от них ждать?
  - Курить будете? – мужик достал пачку "LM", предложил солдатам.
  Подошел Коновалов, прислонил лопату к мешкам и вытянул из пачки цивильную сигарету.
  - А вы?
  - Спасибо, - ответил за всех старшина. – У нас есть.
   Чеченец хмыкнул: мол, не хотите, как хотите, убрал пачку в карман.
  - Надолго вы здесь расположились?
  - Не знаем, - отозвался, наслаждаясь ароматным дымом, Коновалов. – Прикажут, дальше пойдем.
   И прикусил язык. Турбин незаметно саданул его локтем, прошипев:
  - Чего мелешь, дурак?
   Бородатый слова каптера мимо ушей не пропустил.
  - Дальше куда, в Грозный?
   Сообразив, что лучше помолчать, Коновалов пожал плечами.
  - Ребята, как нам увидеть вашего командира? – просипел сквозь редкие зубы аксакал, опираясь на палку.
  - А с какой целью? – спросил Максимов.
  - Да вы не бойтесь! – бородатый осклабился. – Мы его не украдем.
   Не нравились старшине эти непрошеные гости, что-то исходило от них, вызывающее неясную тревогу. Он мог бы послать их подальше, сослаться на занятость комбата, на несуществующее совещание или полевые занятия, но вместо этого, помня наказы взводного не конфликтовать с местным населением, попросил Коновалова сбегать за комбатом.
   Коновалов отбросил дымящийся окурок, раздавил башмаком, и быстрым шагом направился к палаточному городку.
   Он сразу сунулся в офицерскую палатку; перед тем как войти громко откашлялся и спросил разрешения.
   В палатке было тепло. Вовсю грела буржуйка, на которой фыркал закопченный чайник. Кровати, составленные ближе к печи, аккуратно застелены, и лишь на одной, укутавшись с головой в одеяло, спал Черемушкин, сменившийся с ночного караула.
   Комбат занимался не присущим ему делом– наряжал елку. Возле накренившегося стола, заставленного посудой, на земляном полу стояла латунная снарядная гильза. Из гильзы торчало корявое уродливое деревце, изображавшее елку. Елочных украшений с собой не захватили, впрочем, как и самой елки.
  В тот самый момент, когда Коновалов, отогнув брезентовый полог, входил в палатку, комбат обвешивал голые ветки разноцветными крышечками от осветительных ракет. На столе валялась пустая пулеметная лента, которой предстояло в канун Нового года изображать гирлянду.
  - Чего тебе? - не оборачивался комбат, недовольный, что его потревожили.
  - К вам ходоки… Из станицы.
  - Кто-о?! – комбат выронил зеленую заглушку, и та закатилась под стол.
  - Старейшина местный. И с ним еще один…
  Сняв с гвоздя бушлат, майор одевался.
  - Чего им надо?
  - Не могу знать, товарищ майор. Требуют вас.
  - Требуют… - проворчал комбат, выпроваживая его из палатки. – Сейчас приду.
   Застегнувшись, он поправил ровнее шапку и вышел, плотно задернув занавеси. Пройдя мимо палаток, лишний раз укорил себя, что не привез добрых досок. Настелили бы тротуары, не месили бы грязь. Но досок нет. Нет ни для растопки, ни для палаток, где бойцам, вопреки всем уставам, приходится спать на земле, в ватных спальных мешках.
   Ботинки налипли комьями, ноги разъезжались, точно он брел по раскисшему мылу. И это у палаток, где тропинки уже более-менее были натоптаны.
   На дорогу он выбрался, по уши в грязи, с силой потопал на прошлогодней траве, отбивая от подошвы липкие ошметки. И пошел к строящемуся блокпосту, где дожидались его сельчане.
   Он представился, вежливо отдав под козырек. Старшина Максимов, верно поняв ситуацию, обошел чеченцев со спины, держа автомат на взводе.
  - Слушаю вас, - сказал комбат.
   Но разговор начал не аксакал, чему комбат был немало удивлен, наслышанный об уважении горцев к старшим, а небритый чеченец.
  - Люди послали нас узнать, сколько вы здесь еще будете стоять?
  - Я вам так сразу не отвечу. Начистоту – не знаю сам. В зависимости от складывающейся обстановки.
  - У нас там, - старик поднял палку, тыча на станицу, - старухи, дети и женщины. Нам непонятно, зачем у вас пушки и автоматы? Вы по нам будете стрелять? Вы пришли убивать?..
   "Опять – двадцать пять! – с раздражением подумал комбат. – Как мне надоела эта песня, снова да ладом…"
  - Добром предлагаем, валите отсюда, - комбату сделалось неуютно под горящим взглядом рыжебородого. – Не доводите до греха.
   А он снова закипал, как тогда, на пути в Чечню. Но сорваться, как было с ингушским врачом, права не имел. Хоть из кожи лезь вон, но сумей, докажи этому колхознику с тремя классами образования, что ничего против него не имеешь, как и против его сородичей. Дебильная ситуация, он должен оправдываться за то, чего не совершал, и чего вряд ли совершит…
  - Никуда мы не уйдем, - сказал он, выдерживая тяжелый взгляд нохчи. – Я человек военный, я ношу погоны и не имею морального права оспаривать приказы. Как бы вы к этому не относились.
  - Тогда скажи мне, зачем вы пришли? – пошел по второму кругу старейшина.
   - Восстанавливать конституционный порядок. Нельзя, чтобы в одном государстве часть населения жила так, будто не существует закона…
   - Ельцин, когда его выбирали, говорил: берите суверенитета, сколько унесете. – Заспорил старик. - Почему теперь нас загоняют в общее стойло?
  - Повторяю, я не политик, я военный. Мне поставили приказ – я пришел. Прикажут вернуться в казармы, уйду.
  - А прикажут стрелять – тоже будешь?.. Смотри, - с угрозой произнес бородатый. – Мы предложили тебе по-хорошему… Если до тебя не доходит, можем и по-плохому. Два дня тебе времени. Не уберешься, пеняй на себя. И не надейся на технику, у нас тоже есть чем… сожжем!
   Сплюнув под ноги майору, он круто развернулся и потопал к станице. Старик, опираясь на клюку, засеменил следом.
  
  Глава четырнадцатая
  
   Будильник задребезжал в половине седьмого. Потянувшись, Якушев встал (на кровати заворочался, просыпаясь, Малышев), сложил на стуле подушку и свернутое стеганое одеяло, скатал матрас.
   Тихо ступая, чтобы не потревожить квартирную хозяйку, сходил на кухню и умылся; заглянув в зеркало, потрогал колючую поросль на щеках и решил не бриться. Вернувшись в комнату, застал Малышева одевающимся и борющимся с зевотой.
  - Поставлю чайку, - Олег потер помятые щеки и удалился на кухню.
   Но попить бодрящего чая Якушеву не довелось. За окном завизжали тормоза – он ждал этого и сразу прилип к стеклу – из подержанной "шестерки" высунулся горбоносый Ваха и трижды посигналил.
   - Мне пора! – столкнулся в дверях с Малышевым Виктор. – Машина подъехала.
   - Что ж, - тот протянул растопыренную пятерню, и они обменялись крепким, мужским рукопожатием. – Удачи тебе. Даст Бог, свидимся. Я сам на неделе собираюсь в Чечню наведаться. Но теперь уже с "федералами".
   Повесив на шею футляр с видеокамерой, Якушев забрал спортивную сумку и вышел за ограду.
   - Садись, - Мамед открыл ему заднюю дверь.
   Забросив сумку на сиденье, Якушев прощально махнул показавшемуся в окне репортеру…
   Они выехали за окраину города, успев за какие-то двадцать минут дважды подвергнуться досмотру. На выезде, у КПП с бронетранспортером, загнанным по башню в капонир, машину еще раз досмотрели.
   Военные с видимым неудовольствием полистали паспорта чеченцев, но придраться было не к чему; сверили номера.
   - А ты зачем туда едешь? – спросил Якушева прапорщик, дыша водочным перегаром. – Баксы зарабатывать?..
   Спорить, что он не продался, и едет с чеченцами искать правду, а не за большими деньгами, Виктор не стал. Молча забрал документы и уселся в машину. Наигрывала магнитола, из динамиков лилась восточная мелодия.
   Выехав за границу поста, Ваха нажал на тормоза. На обочине голосовала белокурая девушка в спортивной куртке, у ног ее стоял кожаный рюкзачок.
   Подбежав к машине, она улыбнулась очаровательной улыбкой водителю.
  - До Грозного не подкинете?
  - Почему нет? – воскликнул Мамед, не сводя глаз с ее ладной фигурки. – Садись.
  - Нет, правда, мальчики? – переспросила она.
   Якушев открыл дверь и потеснился. Она села рядом, обдавая его сладким ароматом духов.
   - Поехали? – обернулся Ваха.
   Жигуленок взревел и сайгаком помчался вперед…
  
  * * *
  
   - Вы тоже журналист? – повернувшись к попутчице, спросил Якушев.
   Поправив ладошкой сваливающуюся челку обесцвеченных волос, она удивилась:
  - А что, у меня на лбу написано?
  - Не-ет, - отвлекаясь от дороги, обернулся Ваха. – Просто нормальные люди стараются уехать из Чечни, а не наоборот.
  - Что же, - она пожала худыми плечиками. – Вы правы. Я корреспондент радио "Свобода"…
  - У вас в редакции мужиков не нашлось? – задал вопрос Якушев.
   Ваха снова забыл о руле; машина меж тем с приличной скоростью неслась по шоссе.
  - Вот еще, - фыркнула она. – Как будто только мужики в состоянии делать нормальные репортажи?.. Наш главный в этом смысле без предрассудков. Дал команду послать от отдела человека, и ему по барабану, кто поедет: в штанах или в юбке. Лишь бы материал приходил вовремя, да стоящий материал…
  - Вы, поди, еще и жребий бросали?
  - А это выглядит смешным?
  - В некотором роде… Некоторые правдами и неправдами отмазываются от таких командировок. Я не берусь, конечно, утверждать со стопроцентной уверенностью, но наш спецкор, которого пришлось заменять, неприкрыто закосил… Сейчас уже в Москве, рад не рад, что успел сделать ноги.
  - О-о, как все запущено, - протянула она. – Нет, в нашем коллективе скоты не задерживаются… Когда я вытянула короткую спичку, ребята проходу не давали: откажись да откажись. Черта с два! Я не феминистка, но считаю: в некоторых обстоятельствах женщина даст фору любому мужику.
   Ваха, прислушивавшийся к разговору, только и покрутил головой.
  - И вы сумели уже воспользоваться своей неотразимостью? – на полном серьезе спросил Якушев.
  - Да где уж там, - ответила она, покусывая пухлую губку. – Я же хотела по нормальному. Военные плачутся, что журналисты больше внимания оказывают не им, а повстанцам. Про армию забыли и наплевали. Даже депутаты Госдумы, наведываясь в Чечню, навещают не увязшие в полях войска, а генерала Дудаева, и ведут с ним невнятные переговоры.
  - Так значит, вы надеялись работать с военными?
  - Вот именно!.. Да только зря! У пресс-центра информацию клещами не выудишь. Комсостав на контакт не больно идет. К одному полковнику из штаба пыталась подмылиться, так он открыто сказал: "За все надо платить". Причем, ему нужны не деньги, а натура…
  - Знакомая картина, - согласился Якушев. – Как я понимаю, "гражданских" журналистов здесь кидают повсеместно …
  - Правильно подметили… В нашей гостинице жили ребята из "Военного вестника". Им – никаких препонов. Поверите, даже вертолет выделяли, чтобы в какую-то удаленную часть смотаться.
  - Остается по-доброму позавидовать. Как один мой знакомый, редактор областной газеты, в свое время завидовал редактору "Гудка". Не надо изворачиваться, придумывать что-то новое, иногда не брезговать желтизной, чтобы не потерять своего читателя. Что бы не написал, и как бы не написал, все равно разберут – в подписчиках все МПС ходит.
   Она негромко засмеялась.
  - А я полторы недели провела в Моздоке. Сначала пыталась договориться со штабистами, потом пошла в "народ", к ребятам, которых со дня на день сюда отправят. Бесполезно, шарахаются, как бес от ладана. Интервью не возьмешь, по каждому вопросу требуют письменного разрешения начальства или ссылаются на все тот же пресс-центр.
  - И вы решили работать самостоятельно…
  - Абсолютно верно. Никто за меня ответственности не несет, никто не будет контролировать каждый шаг. Я ни от кого не завишу, и качество материала, и его полнота - все только от уровня моего профессионализма.
   Замолчав, она немного опустила боковое стекло и полезла в рюкзачок за сигаретой.
  - А я вас, журналистов, не понимаю, - гортанно заговорил Мамед. – И чего не сидится на месте, чего вы все ищете приключений на свою голову? Вот слушаю вас и диву даюсь: ради какой-то статейки собой рисковать? Там идет война, там не шутят, а убивают, и не смотрят, во что ты одет. Поверьте, пуле до лампочки: ополченец или журналист. И бомбе без разницы, на кого свалиться.
   - Хорошо, ты нас не понимаешь, - возразил Якушев. – Тогда давай напрямую, без кривотолков. Я вот тоже вас не возьму в толк. Чего вам мирно не жилось? Чего вам не хватает? Просили суверенитета, получили! Только независимость, это не просто принятие каких-то решений без оглядки на чужого дядю. Это еще и ответственность за принятые решения. Кто сказал, что можно безнаказанно грабить поезда, угонять самолеты, проводить финансовые аферы…
   - Аферы?! Поверь мне на слово… - Мамед просунулся между сиденьями, ткнул себя большим пальцем в грудь. – Я автослесарь. Жил неплохо и при Советской власти, и при демократах. Пока у людей есть машины, пока машины бьются, такие как я, без куска хлеба не будут сидеть. И меня не касалось, кто управляет республикой, и как. Но что мне, простому "костоправу" делать, когда кто-то пришел на мою землю с оружием, чтобы учить меня, как нужно жить. Прикажете любить летчика, который сыпет бомбы на город, в котором я родился и вырос? Нас поголовно назвали бандитами, поставили вне закона. А нам ничего не остается, как объединяться в ополчение. Армия идет уничтожать бандформирования, то есть нас. Так мне сидеть сложа руки и ждать, когда войска войдут в город, когда любой солдат сможет поставить меня к стенке? Или я имею право защищаться? Какой вы оставили мне выбор?
  - Ерунда! – заспорил Якушев. – Послушать тебя, так наша армия, в которой, наверняка, когда-то и ты служил, состоит не из восемнадцатилетних салаг, а из палачей и убийц. И попробуй поставить себя на их место. Идешь по своей, исконно российской земле, в тебя стреляют, кому не лень. Извини, но и я бы дрался за свою жизнь, а на войне – ты же не станешь отрицать, что идет настоящая гражданская война? – прав тот, кто раньше выстрелил.
  - Значит, ты признаешь…
   - Хватит! – рявкнул на младшего брата Ваха. - Лучше готовьтесь, за поворотом будет "контроль".
  
  * * *
   На пониженной скорости "жигуленок" медленно подъезжал к блокпосту. От полосатого шлагбаума, перекрывшего дорогу, к машине шел омоновец в пятнистой куртке и в лихо заломленном черном берете. Автомат с откинутым металлическим прикладом висел у него на плече; подняв ладонь в беспалой кожаной перчатке, он велел остановиться.
   С поля, что виднелось сразу за деревьями, раздавался сухой треск, будто медведь бродил по куче слежавшегося валежника.
   - Стреляют, что ли? – завертел головой Якушев.
  - Не бойся, - успокоил его Мамед и кивком подбородка показал на густые заросли придорожного кустарника. – Ребята дурью маются.
   Сквозь переплетенные ветви Якушеву удалось разглядеть недалекую фигуру, стрелявшую из автомата по составленным в ряд бутылкам.
   Омоновец, не дойдя нескольких шагов до "жигулей", пальцем поманил к себе водителя. Ваха выбрался на дорогу и полез во внутренний карман за документами.
   - Руки! – выкрикнул омоновец, хватаясь за автомат. – На капот, живо! Все из машины!!!
   Ваха в нелепой позе прошествовал к "жигулям", разложил руки на забрызганном капоте. Держа его на мушке, милиционер пинком заставил шире раздвинуть ноги и приступил к досмотру.
   От блокпоста подошел его долговязый напарник в раздутом от автоматных рожков разгрузочном жилете, наставил дуло на пассажиров.
  - Вам неясна команда? – холодно спросил он.
   Им пришлось последовать примеру Вахи, встав на раскоряку возле машины и попирая ее руками.
   Созерцая крышу автомобиля, пока боец обшаривал его одежду, Якушев покосился на кустарник, откуда, ломая ветки, вывалил едва живой боец в камуфляжной хламиде. Берет его, сложенный вдвое, покоился на плече, пристегнутый погоном. Нетвердой походкой он приблизился к машине и, встав напротив напряженной спины Вахи, взвел затвор.
  - Чеченец? – заплетающимся языком спросил он.
   Ваха оставил пьяный вопрос без ответа.
  - Молчишь? – взбрындил боец, дернул его за плечо, разворачивая лицом к себе. – А может тебя кончить, пока ты по нашим т а м стрелять не начал? А? Хороший чечен – мертвый чечен! Ведь верно?!
   Ваха продолжал молчать, хотя по нему было видно, что он не прочь проверить челюсть обидчика на прочность.
  - А, старшой? – окликнул тот товарища в беспалых перчатках, который рылся в машине. – Нарисовать третий глаз во лбу… Во, - он вынул из клапана гранату и взвесил ее на ладони. – И никакая проверка не докопается… Да?!
  - Как вам не стыдно? – возмутилась корреспондентка, отталкивая от себя омоновца. – Проверяйте! Я – Мария Логинова, радио "Свобода"! Я гражданка России, и на каком основании вы смеете так обращаться с нами?.. А этот?! – она обличительно показала пальцем на покачивающегося автоматчика. – Вы же армию позорите, роняете ее авторитет своими выходками!
  - Ах ты, стерва! – зверски кривя лицо, воскликнул пьяный. – Ты нам за основания заяснять будешь? А ты постой здесь, постой хотя бы сутки. Да каждую ночь, когда эти ублюдки тебя обстреливают. Посмотрим, как бы заговорила. Но ты же с нашими стоять не станешь! Тебя же "чехи" с потрохами купили. Все вы туда катитесь, мудаков этих расписывать Робин-гудами. А герои ваши – нашим пацанам бошки режут, яйца кастрируют. А вы их превозносите… Сволочи! – закончил он тирадой, трясясь от бешенства.
  - Юрка! – Одернул его товарищ. – Заткнись! Иди проспись!..
  - Да чего проспись, Петрович?! Что я, разве не прав?.. Журналисты, это ж твари продажные! Сталина нет на вас. Я не представляю… чтоб в сорок первом попробовали интервью у Гитлера взять… До лагерей бы не дожили!
  - Я сказал, спать! – выдавил сквозь зубы старший и толкнул его к блокпосту, сказав тихое:
  - Дурак, на всю страну прославишь…
   И махнул перчаткой, разрешая следовать дальше.
   Сев за руль, Ваха в сердцах хлопнул дверкой. Мария вцепилась наманикюренными пальчиками в рюкзачок.
   Запустив движок, он проехал под задранной в небо полосатой стрелой, прибавил газу и, когда контроль скрылся из виду, выругавшись по-своему, ударил ладонями по баранке.
   Навстречу с надсадным тарахтением, медленно катил трактор с привязанным к дымящейся трубе белым флагом. В прицепе тесно сгрудились беженцы.
   Засмолив сигарету, Ваха понемногу отходил от напряжения. Спалив ее в пять добрых затяжек, выбросил надкусанный фильтр за стекло и сказал брату:
   - Повезло, что с нами они едут.
  - Это почему? – подавшись вперед, поинтересовалась Мария.
  - А запросто могли убить.
  - Как? Среди бела дня? Прямо на посту?
   Ваха изобразил усмешку, похожую на ту, которой взрослые одаривают ребенка, мало чего смыслящего в жизни.
  - Нет, зачем? Пропустили бы дальше. И тут же по рации связались с соседним постом. Вроде как не остановились для досмотра, возможно, ехали боевики. Или… обстреляли и скрылись в их сторону. И встретили бы автоматами.
   Подпрыгивая на ухабах, "жигуленок" мчался по пролегающему среди леса шоссе на юг. Туда, где в далекой туманной дымке, обласканные солнцем, виднелись белоснежные шапки высокогорных хребтов.
  
  Глава пятнадцатая
  
   Вторые сутки станицу заметало снегом. Небеса разверзлись, снег валил нескончаемо, пушистыми хлопьями, порядком всем надоев. Он устелил белым ковром поле, прорезанное извилистой лентой дороги; шапкой осел на шатры палаток, прогнув своим весом; припорошил вздернутые к затянутому тучами небу стволы орудий… Бронетранспортеры пятнами выделялись на снежной целине, превратившись в удобные мишени.
   Стоя посреди дороги, Турбин изнывал под тяжестью бронежилета; зеленая каска нелепо торчала поверх шапки. После проведенной без сна ночи, зверски хотелось спать, но прежде сбросить обрыдевший броник и каску и перекусить.
   Дымятся во влажном утреннем мареве полевые кухни, порывы ветра приносят запахи готовившегося завтрака.
   - Ну и погодка, - приплясывал на ветру Кошкин. – И зима не зима, и осень не осень. Я, признаться, ждал морозов. Думал, хоть маленько прихватит грязь. Обувка, и та уже отсырела.
   Турбин пошевелил в берцах стынущими пальцами. Сырость, которую земля уже не впитывала, просачивалась через трещины в подошве, носки намокли.
  - Скорее бы смена, - мечтал Кошкин. – Минут еще двадцать…
   Охранять пустую, никому не нужную дорогу, попросту скучно. В день по ней проезжали с десяток машин. Не взирая на недовольство пассажиров, их досматривали и пропускали…
   По ночам местные взяли моду постреливать. Первое время, заслышав отдаленные хлопки, они суетились, забивались за укрытие, готовились к отражению. И ждали… Стрелять ответно – категорически, под страхом трибунала – запретил комбат, до сих пор не разобравшись, что относится к "явному нападению", а что нет. Попасть под жернова особого отдела ему не улыбалось. Не отвечала огнем и батарея старшего лейтенанта Васнецова. Но с ними понятней, у артиллерии свои законы.
   А потому, как постреливали чеченцы ночами и наугад, и пули – посланные на дурика - разлетались по округе, не причиняя вреда, постепенно на обстрелы перестали обращать внимания.
   То относительное спокойствие, в котором пребывал батальон, долго продолжаться не могло. Грозный, а до него рукой подать - в ясную погоду городские кварталы видны невооруженным глазом - взят в плотное кольцо блокады. Не зря в районе пригородного поселка Ханкала скапливаются войска, туда же, судя по радиоперехватам, подходит бронетехника и артиллерия. Не зря в небе проносятся тени бомбардировщиков, а после эхо приносит далекий гул разрывов.
  
   … Вечером двадцать девятого декабря радист принял шифровку и с ней явился в штабную палатку комбата.
   Комбат при свете лампочки – за палаткой бесперебойно тарахтел генератор – с трудом разобрал написанный как курица лапой текст:
   - Встречайте "четвертого". Будет утром, около 8.00.
   От приезда начальства доброго не жди, тем более, когда посетить их был должен никто иной, как начальник штаба объединенной группировки полковник Рюмин, непосредственно разрабатывающий боевые операции. Не желая ударить лицом в грязь, комбат лично предупредил наряд на КПП: ни в коем случае, как бы ни устали, не снимать средства индивидуальной защиты, а по приезду начальства докладывать ему незамедлительно…
  
  …Приближающийся шум двигателя нарушил устоявшуюся тишину. Турбин сощурился, вслушался в зыбкий туман. Свернув за мешки, высунул в запорошенную снегом бойницу дуло автомата.
  Шум тем временем нарастал, в бледной пелене соткалось темное пятно, сформировываясь в зеленый корпус "уазика". Переваливаясь с ухаба на ухаб, он подъехал к КПП, скрипнул тормозными колодками.
  На дорогу выскочили амбалы в "сферах" и бронежилетах, с короткоствольными АКСу в руках, тревожно шаря глазами по сторонам.
  Хлопнув дверями, вышли еще двое.
  Офицер с лощеным лицом штабиста, с щегольски подстриженными усиками, в добротном бушлате с меховым воротником, выдававшим его принадлежность к старшему комсоставу, и высокой полевой фуражке шел к контролю, и Турбин, разглядев его, вспомнив вчерашние назидания комбата, мысленно ахнул: "Никак полковник!".
  Повесив автомат на плечо, строевым шагом направился к проверяющему, заметив, что Володька поспешно схватился за рацию.
  - Товарищ полковник! За время несения службы происшествий не случилось.
   Из-за полковничьего плеча вышел гражданский в болоньевой куртчонке и смешной шапочке-петушке, наведя на него объектив фотоаппарата.
   Выслушав солдата, проверяющий сказал с простудной хрипотцой:
   - Командира ко мне.
   От палаточного городка уже бежал, поскальзываясь, неодетый комбат. Подбежав, вскинул ладонь к голове, только сейчас замечая отсутствие головного убора. Сконфузившись, доложил:
   - Командир Љ-ского батальона майор Сушкин. - И добавил. – Заждались вас, товарищ полковник.
  
  * * *
  
   В штабной палатке царили потемки. Лампочка горела в полнакала, едва освещая стол, за которым, напротив друг друга, сидели Сушкин с Васнецовым и полковник с заезжим журналистом.
   - Тревожат чеченцы? – осведомился Рюмин, выслушав доклад об оперативной обстановке.
   - Случается, - коротко ответил комбат. – Ночами, как правило.
  ___________
  "Сфера" - каска из титановых пластин, применяется в спецподразделениях МВД,ВВ
  
  
  - А вы что же?
   - Мы? На провокации стараемся не отвечать.
   Полковник ухмыльнулся и бросил журналисту, черкающему в потрепанном блокноте:
  - Видал? А вы нас в газетках зверьем расписываете. Его, понимаешь, на пулю пробуют, а он не поддается… У нас что, сороковой год на дворе? Какие, к лешему, могут быть провокации?.. Чего ты боишься, майор? Бандитов? Так ведь они твою нерешительность уже восприняли как слабость. А если завтра твоих бойцов поставят под автоматы и уведут, тоже спустишь?
  Убитый полковничьим сарказмом, комбат виновато потупился в стол.
  - Да вы что, мужики? Вы в своем уме? Что-то я не разберу, кто здесь хозяин: вы, представители федеральных властей или криминальные отщепенцы? Стрельнули они раз – отвечайте массированным огнем. Не поняли – артиллерией. Чтобы навсегда зарубили на своем носу – нарываться чревато!
  - Но в Петропавловской полно гражданских, - вставил Васнецов.
  - Что-о?! – полковник с маху врезал ладонью по столу. Стол жалобно сотрясся. - Мирного населения здесь нет! Кто воевать не хотел, давно в лагерях беженцев. Пора это уяснить! А вы все сюсюкаете, играетесь в поддавки! Так дело не пойдет. Тем более, в свете складывающейся обстановки.
   Понимая, что все сказанное прежде являлось лишь прелюдией, и начальник оперативного штаба группировки наверняка прибыл с куда более значимой миссией, чем дать разгона проштрафившимся подчиненным, комбат весь превратился во внимание.
  - Какими бы не были наши потери, операция идет по заранее разработанному плану. Войска повсеместно давят боевиков и вынуждают их отойти в Грозный. Разведка сообщает, что среди бандитов наметился раскол, некоторые предлагают уходить в горы, другие сложить оружие и сдаться властям. Третьи, совсем малочисленные, настаивают на обороне города. По сему командованием принято решение: в ночь с 31 декабря на 1 января ввести в Грозный армейские подразделения… Приготовьте карту города.
  Комбат поднялся, не смея взглянуть в глаза Рюмину.
  - Нет у нас… товарищ полковник.
   Начальник штаба уперся в него бычьим взглядом и, будто недослышал, переспросил:
  - То есть как?
  - Командир полка не знал задачи, с которой мы убывали сюда. Поэтому нас снабдили только оперативной картой Чечено-Ингушетии.
  - Покажите…
   Комбат достал из тумбочки, в которой хранилась документация, эдакую бумажную простыню, размером полтора на два метра.
   Полковник глянул на нее и возмутился.
  - Образца семидесятого года… Как вы по ней ориентироваться будете, майор?
   Опустив руки по швам, комбат молчал.
  - Вот как мне прикажете на ней показать отведенный вам район?! – Рюмин уставился на квадрат не больше спичечного коробка, пересеченный извилистой линией реки. – Безобразие! Вы еще бы атлас автомобильные дорог мне принесли. Черт знает что!..
   Он замолчал, и в палатке нависла напряженнейшая тишина. Журналист, не влезая в разборки военных, деликатно рисовал в блокнотике.
  - Разрешите, товарищ полковник? – встал из-за стола старший лейтенант Васнецов. – У меня имеется кое-что и поновее.
  Покинув палатку, он довольно быстро вернулся с кожаным планшетом.
  - Уберите это! – начштаба брезгливо отодвинул допотопную карту и забрал у артиллериста планшет.
  - Смотрите внимательно, - остро отточенным карандашом он показал на центр города. – Цель нашего мероприятия - блокировать город по квадратам. Основная нагрузка ложится на ваших соседей – 131 Майкопскую бригаду. Они берут по свой контроль стратегически важные узлы Грозного: железнодорожный вокзал, площадь Минутка, дворец Дудаева, почтамт. Так как все решающие действия будут происходить там и в прилегающих к центру районах, задача приданных сил – всемерное способствование выполнению операции… Твой батальон, майор, должен полностью перекрыть вот эти кварталы… - Рюмин обвел карандашом местность на окраине. Как сам видишь, это частный сектор. Здесь, по нашим предположениям, больших сил боевиков быть не должно. Поэтому, рассредоточиваешь солдат по дворам, тщательно зачищаешь их, чтобы не ударили исподтишка в спину. Особое внимание на перекрестки и вот на этот отрезок дороги…
  Заточенный грифель карандаша коснулся прямой, ведущей от окраины в город.
  - Хоть в лепешку разбейся, но чтобы ни одна живая душа без твоего ведома не могла уйти в центр, ни наоборот, выйти из него. Ничего сложного в этом не вижу. Главное, до утра держать плацдарм!.. Сколько у тебя людей?
  - Восемьдесят человек, вместе с офицерами.
  - Броня есть?
  - Четыре бронетранспортера.
  - Нормально, - сказал полковник, вставая. – Сегодня в 21.00 из штаба передадут таблицу позывных. Обязательно доведите до каждого бойца. Каждому выдать по четыре боекомплекта, по две гранаты. О начале операции вас известят шифровкой в 15 часов 31 декабря… И еще. Общественность пристально следит за событиями вокруг Грозного, и мы должны показать, что пришли сюда не покорять чеченский народ, а освобождать его от засилья преступников. В этом помощь нам оказывают представители СМИ. По согласованию с командующим группировкой, в вашем батальоне несколько дней поживет журналист из московской газеты… как ее…
   Начштаба наморщил лоб, силясь вспомнить название. Скрывая неловкость, кивнул на фотографа.
  - Он вам сам расскажет.
   Репортер чуть заметно улыбнулся, привстал, театрально поклонившись смотревшим на него офицерам.
  - Моя фамилия Малышев. Зовут Олегом Петровичем. Представляю еженедельник "Ведомости".
  - Проводи меня, майор, - позвал начальник штаба, выходя из палатки на свет.
   За какой-то час погода изменилась. Ветер разорвал обложившие небо снеговые тучи и унес их далеко на восток. Выглянувшее солнце засверкало больно, выжимая слезу. Воздух потеплел, подтаивая ноздреватый снег.
   "Опять грязь развезет", - подумалось комбату.
   - Ты меня понял, майор, насчет журналиста. Содействие содействием, но если что с ним случится, отвечать в первую очередь тебе. Погонами!.. Держи его хоть на привязи, но дальше кухни ни на шаг не отпускай. И никаких авантюр! Усек?
  - Так точно. Только ведь и он не дите малое, чтобы за ним глаз да глаз…
  - Считай, что получил приказ! И все, хватит разговоров.
   Он проводил полковника до машины. Телохранители, мыкавшиеся около нее, разом закончили перекур, распахнули перед начальством дверцу. Погрузившись в теплый салон, Рюмин дождался, пока охрана займет места сзади и отдал комбату под козырек.
   "Уазик" фыркнул, крутанулся на месте и, мотаясь на скользкой дороге, скрылся за лесным поворотом.
  
  Глава шестнадцатая
  
   Мир для Руслана перевернулся за два дня до Нового года, обычным зимним утром, ясным и морозным…
   Он валялся в своей комнате на тахте, без всякого интереса листал книгу, слушая за стеной оханье приболевшего отца. Старика хватанула поясница, да так, что вторые сутки он не поднимался с постели. Мать хлопотала по хозяйству, успевала накормить птицу, прибраться в доме и втирать в отведенные часы в отцовскую спину желтую, отдающую камфорным спиртом, мазь. В доме от нее держался стойкий больничный запах.
  Последние дни почти не появлялся дома старший брат. Где Умар пропадал, догадаться не трудно – канонада, ранее грохотавшая за окраиной, теперь вплотную приблизилась к городу.
   - Руслан, сынок, - мать вошла в его комнату, устало опираясь морщинистой рукой о косяк. – Сходил бы на рынок, за продуктами.
   А рынок тот – скопище коммерческих киосков и лотков под открытым небом, был в каких-то пятнадцати минут ходьбы.
   … Он закупился по полному списку, плечо оттягивала сумка с пластиковой бутылкой подсолнечного масла, пакетами с крупой, макаронами и тушенкой. Но возвращаться домой, выслушивать стоны мающегося радикулитом отца, Руслан не торопился.
   Покрутившись по рынку, он набрел на кучку зевак, окруживших пожилого ополченца. Как революционный матрос он крест на крест опоясался пулеметной лентой, из-под ремня, перехватившего в поясе брезентовую ветровку, торчала противотанковая граната. Щеки его куржавились седой щетиной, тяжелая рука, словно о трость, облокачивалась на пулемет.
  - Даем мы им жизни! – охотно рассказывал ополченец, польщенный вниманием к собственной персоне. – Подбираемся поближе к позициям, наш снайпер – хлоп! – солдата в ногу. Тот верещит, по земле катается. Глядишь, двое или трое к нему на выручку лезут. Тут уж гранатометчик вступает…
   Распаляясь красноречием, ополченец положил пулемет и поднял руки к правому плечу, изображая шайтан-трубу. Он даже прищурил левый глаз, так, будто на деле целился в невидимого противника.
   - Р-раз!.. Двоих, а то и троих отправил на небеса!
   Зеваки одобрительно зашумели.
  - Они только танками и пушками умеют воевать! А сойдись сам на сам, - он сплюнул под ноги, демонстрируя полное пренебрежение, угодив при этом на пулемет.
  - Они не воины. Я сам пленил троих…
   Ополченец на полуслове оборвал хвастливую речь и задрал глаза на небо.
   Над головой послышался пронзительный рев, и стрелой, непонятно откуда взявшись, пронесся самолет, разбрасывая тепловые ракеты. Он мгновенно ушел в точку, но звуковая волна, как ветер палую листву, сметала любопытных. Бросая товар на прилавках, врассыпную разбегались торговцы. Кто-то уже сидел в припаркованной рядом машине, спешно запуская мотор…
   Земля содрогнулась, с грохотом раскололось небо. Падали, закрываясь руками, истерично визжали женщины. Над крышами домов - там, откуда недавно явился Руслан – вспучились клубы дыма, разрастаясь, словно ядерные грибы.
   Под ложечкой противно екнуло. Выронив сумку с продуктами, он опрометью бросился к дому.
  
  
  
  
  * * *
  
   Еще на подходе к дому он с ужасом понял, что случилось непоправимое. Высокая ограда, выложенная отцом лет двадцать назад, обрушилась, открывая обзор на огромную, курившуюся желтым кисловатым дымом, воронку.
  Вокруг суетились, бегали с ведрами соседи, звали на помощь, кто-то громко рыдал. Ступая по дымящимся обломкам, запинаясь за глыбы опаленного кирпича и разбитые в щепу балки, он подобрался к краю. На дне воронки блестела, набираясь, вода.
   Машинально нагнувшись, он поднял из-под вороха сломанных досок фотографию в рамке – молодой еще отец с суровым видом сидел в кресле, и мать стояла рядом, положив руку на его плечо – стер рукавом осевшую на стекло рыжую пыль.
   …Мать он отыскал в огороде, на морковных грядках. Подбежав, упал перед ней на колени, попытался поднять. Но она резко вскрикнула, схватилась за живот. Байковый халат, что он год назад подарил ей на день рождения, мокрым пятном прилип к животу. Непослушными руками Руслан отстегнул пуговицу и закусил до боли губу, чтобы самому не закричать.
   Белел оторванный, обескровленный лоскут кожи, под ним шевелились, дышали сизые внутренности.
   - Сы-но-о-к… - шепот матери чуть слышен, глаза до краев наполнены страданием. – Сы…но-о-к…
   Он завертел головой, призывая помощь. Но горели, застилая улицу удушливым дымом, соседние дома, и люди метались, не замечая его.
   - Где отец? – спросил он, гладя ее серое, обескровленное, лицо.
   - Он…в доме…
   Заскрежетав зубами, Руслан поднял глаза к беспощадному, принесшему смерть небу, шепча:
  - За что… За что…
   Мать на руках вздрогнула и вытянулась. Он с ужасом опустил ее на землю. Тягучая струйка просочилась из приоткрытого рта.
  - Мама, - затеребил ее за плечи, не желая верить в свершившееся. – Мама… Ма-ма-а!.. – изо всех сил закричал Руслан, и крик его – вой раненого в душу волка, унесся в прозрачную высь.
  - Ма-ма-а-а!!!
  
  * * *
  
  … Он шел как в тумане. Пошатываясь, выбрался на улицу, вырвал у соседского мальчишки лопату. Отойдя от тела матери, принялся копать могилу.
   Земля была мягкой, податливой. Но он не видел ни самой земли, ни вонзающегося в нее штыка – все расплывалось. Углубившись на метр, ушел на руины, вытащил из-под обломков ковер, еще недавно висевший у родителей, устелил им яму. Подняв отяжелевшее тело, перенес в последнее ее пристанище. Уложил, закрыл ладонью глаза. Снова рылся в развалинах, нашел покрывало и накрыл им сверху, как саваном.
   Закопав могилу, опустошенный, он рухнул на грядки и бил по ним кулаком, рычал и грыз землю, изливая свое бессилие.
   Поднялся он другим человеком.
  Он долго копался в обломках кирпича, пытаясь найти хоть что-то, оставшееся от отца. Располосовав чем-то острым палец, перевернул кучу шифера, извлекая дедовский кинжал. Кинжал был фамильный. В прошлом веке, умирая от раны, полученной в сражении с войсками Ермолова, его передал своему сыну пра-прадед Руслана. Тот, когда время пришло, своему. И так из поколения в поколение.
   Он принял реликвию, ощущая руками холодящую сталь, выдвинул из ножен клинок. И пошел прочь. Куда, не зная сам.
  
  * * *
  
   - Эй, осторожнее! – раздался девичий окрик, возвращая его в действительность.
  Он словно стряхнул с себя наваждение, увидел девчонку в длиннополой кожаной куртке. Ей было не больше восемнадцати, в руках она держала тяжелый автомат с обмотанным резиновым жгутом прикладом, на боку висела сумка с красным крестом.
  - Смотри под ноги! – насмешливо добавила девчонка, смерив его с ног до головы. – А то расшибешься ненароком.
   Оглядевшись вокруг, он обнаружил, что находится во дворе Нефтехимического института. Занятия давно не велись. Во время бомбежек институту изрядно досталось. Упавшая в скверике авиабомба воздушной волной вынесла на фронтоне все стекла, местами вместе с оконными рамами; возле воронки чудовищная сила исковеркала, переломала тонкие деревца. Другая зацепила пристройку, оставив от нее груду развалин.
   Над вышибленными дверями еще висела стеклянная табличка со сколотым краем, как напоминание о тех золотых днях, когда в этих стенах кипела студенческая жизнь, в аудиториях шли вступительные экзамены, а абитуриенты, вчерашние школьники, толпились возле доски объявлений, на которой старшекурсники, дуясь от важности, вывешивали списки счастливцев.
   Но это все в прошлом. Где сейчас те студенты, и где придирчивые педагоги; кто бежал из республики, ища мира и спокойствия за порогом родного дома, кто взялся за оружие, кто уже убит - в боях с федеральными войсками, под бомбами, или мародерами, шакалами рыскающими по брошенным домам в поисках наживы?..
   Около уцелевшей скамейки перед выломанными дверями собрались ополченцы. Их было немного, человек десять. Разномастная толпа, одетая кто во что горазд, с таким же разномастным вооружением. Небритый мужик в китайском пуховике, сгорбившись над зеленым деревянным ящиком, извлекал запаянные в полиэтилен заряды к гранатомету, тут же складывая их в брезентовый рюкзак. Ветер гонял по дорожке шуршащую вощеную бумагу, стоял вскрытый цинк, возле которого, раздирая обертку, набивали магазины патронами. Худой пулеметчик, откинув ствольную коробку, неумелой рукой жирно смазывал маслом механизм.
   - Пропусти его, Лейла! – крикнул сидевший на спинке скамьи парень в белом маскировочном халате со снайперской винтовкой, зажатой между колен. Возле ног его белела каска. – Пусть бежит. А то опоздает на последний автобус… Беги, беги… крыса с тонущего корабля.
   Девчонка отступила с его пути и фыркнула с ехидцей:
   - Ну, валяй, чего встал?
   - Что ты ска-зал?! – растягивая по слогам, Руслан надвинулся на насмешника. – Повтори…
   Ополченцы, снаряжавшие автоматные рожки отвлеклись от своей работы, наблюдая за ними.
   Снайпер передал винтовку сидевшему рядом:
  - Подержи, Али.
   По-кошачьи мягко спрыгнул на землю, повел плечами, разминаясь перед дракой.
  - Крыса, - спокойно повторил он, поднял кулаки к груди и принимая боксерскую стойку, поманил Руслана. – Хочешь со мной разобраться? Давай…
   Руслан успел по касательной задеть его острый подбородок, парень профессионально уклонился и встретил сильным ударом в подвздошье.
  Больше ударить не удалось ни тому, ни другому.
   Между ними влез одетый в милицейский бушлат ополченец, руками развел в стороны, как на ринге.
  - Отставить! – рявкнул он. Что-то властное было в его голосе, заставляющее безропотно подчиниться.
   Руслан, получив тычок ладони в грудь, отлетел назад, чуть не сбив девчонку.
  - Тебе, Карим, больше заняться нечем?
  - А я драку затеял? – с нахальством в глазах возмутился снайпер. – Бежит, так и бежал бы дальше. Кто ему мешал?..
   И вразвалочку подался к скамейке. Товарищи по оружию встречали его одобрительным шумом.
  - А ты иди… иди, - подтолкнул Руслана бывший милиционер, на погонах которого до сих пор желтели металлические лычки старшего сержанта. – А то действительно… невзначай опоздаешь.
  Но Руслан не уходил, и в карих, навыкате глазах боевика появилось любопытство.
  - Ну?
  - Можно мне с вами? – глухо попросился Руслан.
  - А как же автобус? – хохотнул со скамейки снайпер Карим.
  - Ты хочешь воевать? – он пронзительно посмотрел на Руслана. – Похвально… Но среди нас все смертники. И Карим, и они, и даже Лейла, - он коснулся ладонью девчонки. – Пуля свою жертву не выбирает. Подумай…
  - Мне уже не о чем думать. Дайте автомат, не пожалеете.
   Старший сержант приобнял его за плечи и указал на смуглого ополченца в вытертой норковой формовке. Матерчатая куртка его была опоясана охотничьим патронташем, из-под локтя торчал приклад обычной двустволки.
  - Автомат… Где их на всех напасешься? Видишь, с чем в бой пойдем?
  - Мне все равно, - сказал Руслан и вытащил из-за пазухи кинжал. – Резать буду…
  - Похвально… Но кинжалом много не навоюешь.
   Он полез в бушлат, отдал ему "лимонку".
  - Пользоваться умеешь? Граната Ф-1 называется. Вот это колечко выдергиваешь, бросаешь из укрытия. Не спрятался, сам попал под осколки. Сильная граната, на двести метров бьет... Тебя как зовут?
  Руслан назвался.
  - Я меня Шамалом. Давай так. Раз ты без оружия, приставим к кому-нибудь вторым номером…
   Пулеметчик оторвался от чистки, махнул по лбу тыльной стороной ладони, оставляя грязный след.
  - Давай его ко мне, Шамал. Подсумки таскать некому.
   Старший сержант не ответил. Потом хитро улыбнулся, кончики черных, как смоль, усов, поползли вверх.
  - Будешь с Каримом…
   Снайпер приподнялся и попытался воспротивиться, но Шамал не терпя пререкательств, рыкнул:
  - Я сказал!
   Руслан прошел к скамейке, кто-то пододвинулся, давая ему место. Карим, не обращая внимания на новичка, обматывал лейкопластырем винтовку.
  - "Ангел", ответь "Барсу", - заговорила японская рация, которую держал в руке Шамал. – "Ангел" - "Барсу", прием…
  - На связи, - отозвался Шамал и поднес рацию к уху.
  - "Ангел", передвигайтесь в квадрат "пять", занимайте оборону. Квадрат "пять". Как приняли меня, прием?
  - Вас понял. Выдвигаемся.
   Закончив радиообмен, бывший старший сержант вытянул из голенища ялового сапога сложенную карту, развернул, выискивая на ней указанный квадрат.
  - Октябрьский район, - произнес он задумчиво. – Значит, начинается.
  
  * * *
  
  Гурьбой, ничем не напоминающей воинское подразделение, они высыпали на проспект Победы. Движения почти не было. Изредка на скорости проносились легковушки, на противоположной стороне, толкая впереди тележку с пожитками, плелась семья беженцев.
  - На, - покосившись на шагающего впереди Шамала, снайпер всучил второму номеру железную коробку с пластмассовой ручкой. – Только не шарахни обо что-нибудь.
   - А что там, стекло?
   - Ночной прицел.
   До указанного района пешком около часа ходьбы, но время не ждало. Было около трех часов по полудню, солнце, висевшее над горами, уже багровело, и совсем скоро оно закатится за хребты, отдавая город во власть сумерек. А им предстояло еще определиться на местности, подготовить позиции. Кто знает, быть может, именно сегодня пробьет час "Ч", и русские снова бросят танки в город?
   Из-под железнодорожного моста выехал бортовой Камаз. Шамал вышел на проспект и требовательно повел рукой, словно в былое время останавливал для проверки нерадивого водителя.
   Грузовик затормозил. Запрыгнув на подножку, Шамал приоткрыл дверь, о чем-то договариваясь с шофером. Повернувшись вполоборота к отряду, зычно крикнул:
  - Нохчи, садитесь!
   Торопясь и помогая друг другу взобраться в высокий кузов, они кое-как разместились. Карим застучал по кабине, крикнул водителю:
  - Поехали.
   Камаз толчком тронулся, выдохнув облако солярочной гари.
   Руслан отсутствующе смотрел на пустую, проплывающую мимо улицу, не думая ни о чем. Сердце его переполняла тоска. Тоска не по тому неизвестному будущему, какое ожидало его и людей, ехавших вместе с ним. Рассудок не хотел мириться с гибелью родителей, и хотя он сам, своими руками, похоронил во дворе дома мать, не верилось, что больше ее никогда не увидит, не услышит ее вкрадчивого голоса…
   Они ему за все ответят, за ставший чужим город, за бросивших нажитое, спасающих себя и своих детей женщин и мужчин, что до последнего сидели на чемоданах, и теперь в спешке покидают Грозный, за кровь матери, и за отца, которого он не смог даже по-человечески погрести.
   Словно в насмешку над его мыслями, в воздухе совсем низко пролетел штурмовик, то ли выискивая цель, то ли совершая разведывательный облет.
   Выругавшись, Карим сорвал с оптического прицела чехол, загнал патрон и вскинул винтовку, ловя в перекрестие серебристый зализанный фюзеляж. Не секрет, что на таком удалении бронированным плоскостям самолета его пули, что слону дробина, но он жал и жал на спусковой крючок, ощущая толчок в плечо после каждого выстрела до тех пор, пока в магазине не иссякли патроны.
   А штурмовик описал дугу и ушел к востоку, стремительно растаяв в прозрачном небе.
   Свернув с проспекта, грузовик проехал застроенный современными девятиэтажками жилой массив, поднырнул под изогнутым дугой газопроводом, въезжая на узкую улочку. С боков потянулись частные дома под позеленевшими шиферными крышами, сараи и гаражи, забрехали за заборами собаки.
   Миновав два или три похожих, как братья-близнецы, квартала, впереди завиднелся просвет. Там протирался заснеженный пустырь, и где-то на этом пустыре, не так уж и далеко, располагались сейчас осаждающие город войска.
   Сойдя из кабины, Шамал еще раз сверился с картой и отпустил водителя.
  - Ну вот, нохчи, здесь мы и будем… - не завершив до конца фразу, он замолчал, оглядывая их лица, давая повод лишний раз взвесить все и поразмыслить, какая участь их ожидает спустя какие-то дни, а может быть, и часы.
   Ополченцы молчали, но в их напряженных лицах он не увидел нерешительности или страха. И это был добрый знак ему, командиру…
  - Имам, - позвал он гранатометчика, державшего на плече трубу. – Видишь тот дом?.. – пальцем указал на красивый, недавно отстроенный особняк, в котором раньше жили нувориши. – Сверху обзор – что надо. Присмотри себе место.
   Тот кивнул, направился к воротам, толкнул калитку. Ворота были на замке. Сняв рюкзак с выстрелами, и прислонив к забору гранатомет, он подпрыгнул, ухватившись за верхний край, и оседлал забор.
  - Никого, - сообщив Шамалу, спрыгнул вниз.
   Со стуком отбросил сдерживающий калитку засов, распахнув ее настежь.
   Шамал вошел в палисадник, присел на корточки перед слуховым окном, чуть выше уровня земли, обернулся к ополченцу, державшему на весу пулемет.
  - А тебе повезло, вот он и дот.
  
  * * *
  
   Шамал не был стратегом, и нигде не учился военному ремеслу. И все-таки интуиция ему подсказывала, где и как рассадить людей, чтобы в бою подольше контролировать улицу и снизить до минимума потери.
   Звонко стучали ломы, пробивая бреши в кирпичных оградах, отличные бойницы для стрелков. Дома превращались в крепости, а взять такую с наскока не получится.
  Пройдясь к пустырю, где пролегла припорошенная колесная колея, он попытался представить продвижение по ней армейской техники, возможно и танков; как они въезжают на квартал.
  А там их ждет засада, неожиданный, разящий огонь. Дорога узкая, на ней не развернуться. Поджечь переднюю машину, потом замыкающую, и куда они денутся?.. На их стороне сила и мощь, на его – смекалка, внезапность и знание местности.
  "Я вас сюда не звал, - с неприязнью подумал он, покусывая сухую травинку. – Но и вы от меня пощады не ждите".
  
  * * *
  
   Отдельно стоявшее трехэтажное здание привлекло внимание Карима Беноева. Присмотревшись к нему с дороги, он позвал Руслана.
   - Идем. Кажется то, что нужно.
   Тонкий ледок звонко ломался под ногами, рассыпаясь в белое крошево. Колыхающаяся, обмотанная лейкопластырем винтовка сливалась с маскировочным халатом, Карим то и дело поправлял каску, тоже обтянутую белым.
   - Снайпер всегда работает в одиночку, - поучал он. – Пусть ребята как следует, там шумят, а наше дело потихоньку и незаметно выбивать пехоту. Да так, чтобы ни подняться, ни засечь не успели.
   Обогнув металлическое, в пояс высотой, ограждение, он ступил на засыпанный палой листвой дворик и подошел к бетонированному крыльцу, читая вывеску над входом.
   - Средняя школа…
  Вскрыв дверь, они вошли в утонувший в потемках холл. Шаги раскатистым эхом отдавались в пустых коридорах, от этого мертвого, гуляющего в потолках, эха Руслану стало немного не по себе.
  Поднявшись по лестнице, Карим заглянул в первый попавшийся класс, прошел к окну, открыл раму, пустив в кабинет холодный воздух.
  - А ничего местечко… Как тебе, а?
   Руслан, казалось, не слышал его. Опустившись за парту, он провел ладонью по гладкой поверхности, коснувшись вырезанной перочинным ножичком рожицы, перевел взгляд на темный прямоугольник доски, где белела выведенная старательной рукой надпись: "Двадцать пятое декабря". И ниже: "Сочинение на тему…"
   Над доской висели портреты русских классиков. Смотря на одухотворенное лицо Пушкина, Руслан вдруг вспомнил себя на несколько лет моложе, всего на несколько лет, когда в такой же школе размышлял над темой заданного сочинения, и великий поэт с портрета, казалось, наблюдал за ним…
  - Чего приуныл? – усевшись на подоконнике, спросил Карим. – Или к мамке захотелось?
  - Не захотелось, - бесцветно ответил он. – Я мать сегодня похоронил.
   Карим неловко замолчал. Потом, скрашивая неловкость, произнес озлобленно:
  - Мы многих теперь хороним… Может скоро и сами… того. Ну да ладно, я перед тем, как предстать перед Всевышним, дам им просраться.
  - Ты уже стрелял в человека?
  - А ты думаешь, мне сколько лет?
   Посмотрев на напарника, Руслан с сомнением сказал:
  - Года двадцать два.
   Карим захохотал, откинув голову. Неудобную каску он уже стащил; как походный котелок, она валялась рядом на подоконнике.
  - Значит, молодо сохранился! Мне двадцать шесть, до войны успел в Абхазии побывать. Вместе с Шамилем…
  - И тоже снайпером?
  - Тоже. Поначалу боялся к винтовке подойти, а потом…
  - И скольких ты?.. – спросил Руслан, не договаривая.
  - Грохнул-то? Шестнадцать. И ничего в этом сложного нет. Навел, представил, что перед тобой обычная мишень, притаил дыхание, и мягко на спуск… Выпить хочешь?
  Руслан отказался.
  - Зря, - Карим полез под балахон, отстегнул от ремня фляжку. – Чистый спирт.
   Открутив крышечку, налил в нее прозрачную жидкость и, выдохнув, выпил глотком. Скривился так, будто проглотил таракана.
  - Фу-у… - выдохнул из себя с шумом, часто моргая глазами. – Похлопав по карманам, достал сигарету и закурил, блаженно привалившись к стене.
   За окном быстро темнело. Огромный пустырь, граничащий с окраиной, растворялся в вечернем сумраке, белея неразличимым пятном. На дальней кромке этого пятна моргали, зажигались и потухали огни, огни передвигались, ветер обрывками доносил едва различимый гул моторов.
  - А давно Шамал вами командует?
  - Со вчерашнего дня. Мы у штаба сопротивления собирались, те, кто хотел вступить в ополчение. Нас пятнадцать человек набралось, Шамал шестнадцатый.
  - Но ведь он не военный…
  - Да, в ГАИ работал. Полжизни палочкой махал, шоферов на бабки раскручивал. Зато в восьмидесятых воевал в Афгане. Сам видел, таскает "звезду" и медаль. Ничего, с ним не пропадешь. Сразу видно, калач тертый…
   Высосав вторую крышечку спирта, Карим посидел немного в тишине и неожиданно предложил:
  - Значит, у тебя теперь есть кровники? Не хочешь отомстить?
  - Что ты предлагаешь?
  - Смотаемся туда, - он кивнул на мигающие за стеклом огоньки. – Шлепнешь кого-нибудь, и обратно.
  Руслан раздумывал недолго.
  - Пошли.
  
  * * *
  
   Раскрыв платяной шкаф, Карим бросил на диван пачку постельного белья. Отбросив ненужные цветастые пододеяльники, нашел белую простынь, перегнул вдвое и ножом сделал небольшой надрез.
   - Меряй, - он стащил с Руслана вязаную шапочку и заставил надеть простыню.
   Получилось нечто, напоминающее плащ французского мушкетера.
   - Нормалек, - одобрил Карим, от другой простыни отхватил тонкую полоску и подал второму номеру. – Ну-ка, обвяжись…
   Теперь балахон не развевался полами, и со стороны выглядело очень даже ничего. Но этим дело не закончилось. Раскромсав остатки простыни, Карим сварганил подобие косынки, и сам повязал ее на голову Руслана.
   - Вполне пригодно, двигаем.
   Закрыв брошенный дом, в который зашли по пути, они направились в поле. Крупные синие звезды высыпали на низком небосклоне, и луна предательским фонарем висела над пустырем.
  На той стороне только на луну не надеялись. Взлетали и распадались в морозном воздухе осветительные ракеты - простые, гаснущие спустя несколько секунд, и на парашютах, уносимые в поле легким ветром.
   Иногда загорался прожектор и мощным, режущим темноту лучом водил по подступам, нашаривал ямы и возвышения, казавшиеся в ночи чем-то пугающим. Вяло стучал пулемет.
   Углубились на пустырь; пробираться и дальше в полный рост стало опасно. Опустившись на колкий снег, поползли, Карим с винтовкой - впереди, Руслан за ним. Чем ближе они подползали, тем явственнее делались черные контуры танков и зависшее над ними облако гари, монотонно шумели моторы и даже – если напрячь слух – слышались голоса обслуги.
   Карим скатился в неглубокую, поросшую по краям прошлогодним бурьяном, канаву. Сопя, выложил на скат винтовку, отстегнул чехол.
   - Наши прадеды четыреста лет с Россией воевали, - он тряпочкой протер линзы. – Теперь пришел и наш черед… Аллаху Акбар! – закончил он с яростным шепотом и стиснул кулак.
   - Аллаху Акбар! – вторил ему Руслан, высовываясь из канавы.
   Наведя прицел на лагерь военных, Карим какое-то время высматривал жертву. Оптика вплотную приблизила выстроенные в ряд танки, стелящийся за ними дым с красными вылетающими искрами. Видимо, за броней, раскинулся целый городок, но подбираться к нему ближе слишком рискованно.
   И тут он нашел то, что искал. Справа от танков, в вырытой яме непонятного предназначения, пылал костер. Ветер раздувал языки пламени, в воздухе пахло жженой резиной. Внимательно приглядевшись, он заметил в яме несколько людей, и тот час понял ее предназначение. Это было нечто вроде курилки, места отдыха для солдат, обслуживающих бронетехнику. За земляным отвалом, если основательно скрючиться, можно отогреться у полыхающей автомобильной покрышки, спокойно покурить, не боясь схлопотать пулю.
   - На, - он отвалился от винтовки, подзывая Руслана. – Видишь костер?
   Руслан сразу наткнулся на цель и замер. Несмотря на крепчающий ночной морозец он вдруг вспотел, и струйка пота скатилась из-под косынки за воротник.
   - Вижу, - прошептал он.
   Карим прикинул расстояние, подкрутил оптический прицел
   - Кто-нибудь подымется, наводи на центр и жми. Только сильно не дергай.
   Он замер, вжал в плечо приклад, не отрываясь от резинового наглазника. Томительно тянулись секунды…
   Распрямился на фоне жаркого костра силуэт, палец сам потянул собачку.
   Выстрел грянул громко, как выстрел пушки, приклад больно саданул в плечо. Бездумно распрямившаяся фигура сломалась и пропала, кто-то закричал, призывая врача.
   Ударила автоматная очередь, ударила наугад, взрыхлив снег далеко в стороне. Давясь смехом, Карим дернул напарника за куртку, стащив в укрытие.
  - Попал?
  - Вроде…
   На той стороне поднялась шальная стрельба; из канавы носа не высунуть.
  - Пускай побеснуются, - ухмыльнулся Карим. – Минут через двадцать закончится. Только бы не минометы…
   Сверкнул луч прожектора, пополз желтым кругляшом по пустырю, ощупывая каждую кочку. Тявкнул автоматический гранатомет, и первая серия мин захлопала слева метрах в сорока.
  - А теперь пора сваливать, - встревожился Карим. – Быстрее…
   Выбравшись из канавы, они быстро поползли к околице, застывая неподвижно лишь тогда, когда луч прожектора подбирался совсем близко и вот-вот должен был пройтись по ним, и когда в небо, с шипением, взлетала очередная ракета.
   Выли мины, взметая землю и снег, трассирующие очереди прошивали пространство, срезая сухую полынь, раскаленными искрами рикошетили, уносясь в небо…
   Вымотанные до предела, они доползли до окраины, и уже здесь, недосягаемые для противника, откинулись на снегу, прерывисто дыша.
  - Молоток! – Карим толкнул Руслана, одобрительно показав большой палец. – Экзамен прошел… Нате вам, суки!
   Стоя на вымазанных землей коленях, он ударил ладонью по сгибу руки и хрипло захохотал…
  
  Глава семнадцатая
  
  
  - Жратва, дрянь! – возмущался Сумин, соскребая ложкой со стенок алюминиевого котелка подгоревшую гречневую кашу. – Набрали не поваров, а дегенератов. Что сложного, стой да помешивай веслом… Так нет же, из конфетки дерьмо варганят…
  - Согласен с тобой, дружище, - отозвался с матраса Иван Бурков, ковыряясь спичкой в зубах. – Но, с другой стороны, голод не тетка. Жрать захочешь, так не будешь привередничать: съедобно, не съедобно.
   Каша действительно была ни к черту. Повара, привыкшие к электропечам и прочим удобствам гарнизонных столовых, в полевых условиях мучились с походными кухнями. Мавлатов, уходивший в хозвзвод затемно и возвращавшийся в палатку задолго после отбоя, жаловался:
   - Что ти будишь делать?! Вроди все по правилам… А чуть пиридержишь, сгарело. Потушишь раньше, сирое, на зубах хрустит. Ох, марока…
   Сломав о колено толстый сук, Турбин прихваткой открыл накалившуюся дверцу буржуйки - лицо обдало сухим жаром, он невольно отодвинулся. Печь уже прогорела, на колосниках тлели красные угли.
  Подбросив дров, поправил накренившуюся в консервной банке свечу, с которой беспрестанно капал расплавленный парафин. Крошечное пламя заметалось от движения, грозя погаснуть…
  Суконная занавеска на колечках отъехала, пригнув голову, в палатку вошел Черемушкин и потеснился, пропуская следом Коновалова, тащившего вещмешок.
  - Как дела, архаровцы? – весело спросил он, всматриваясь в полутьму, где завозились в спальниках, устроившиеся ко сну бойцы. – Дрыхните?.. Рановато. А ну, подъем!
   В правой руке лейтенант держал ружейный чехол, он снова всмотрелся в белеющие смутными пятнами лица солдат, кого-то высматривая.
  - Темно, как у негра… Эй, Бурков, ты здесь?
  - А где мне быть? – не по-уставному проворчал Иван, поднимаясь с матраса.
   Он полез ко свету, стараясь не наступить на лежащих.
  - Аккуратнее! - повысил голос Максимов, когда ботинок Буркова ступил в сантиметре от его локтя.
  - Не боись, Михаил, я ж аккуратненько…
  - Знаю я твое аккуратненько. Ухо отдавишь, и будто не при делах.
  -
   Хорошей была водка,
   И славный вечер был,
   Но кто же мне в палатке
   На морду наступил?…
  
  - продекламировал кто-то из потемок, и палатка взорвалась от хохота.
   Смеялся и Черемушкин. Смеялся, хотя самому было не до смеха.
  Бойцы ведь еще не знают, что предстоит в новогоднюю ночь. А задача, какой бы простой со слов полковника Рюмина она не представлялась, на деле может статься кровью. Кровь, она уже льется, соседи, стоявшие в пяти километрах от Петропавловской, несут потери. Какой-то час назад, в будке у связиста, он сам слышал в эфире сбивчивый доклад об обстреле, о "трехсотом", которого необходимо срочно переправить в госпиталь. А потом на волну вклинился чеченец, перемежая картавую речь отборным матом, клялся устроить ночь длинных ножей…
  - Держи, - подал Буркову тяжелый чехол.
  - Что это? – принимая сверток, спросил солдат.
  - Подарок к Новому году!
   Бурков отвел молнию и в наступившей тишине вынул из чехла снайперскую винтовку Драгунова, с удивлением посмотрел на взводного.
  - Принимай, промысловик. Тебе нужнее будет.
  - Откуда? – поразился Бурков, усаживаясь под трепещущий фитилек свечи.
   Он любовно огладил сверкающее лаком цевье, отвел затвор, заглядывая в пустой казенник.
  - От Деда Мороза! – посмеялся стоявший за взводным Коновалов. – Комбат подогнал. Ихний снайпер еще тот, со ста шагов в мишень не попал. Сушкин списал его в автоматчики, а чтобы добро не пропадало – тебе. Товарищ лейтенант дюже тебя нахвалил.
  - Спасибо, - просто сказал Иван, любуясь винтовкой.
  - Да, чтобы не забыть, - Коновалов запустил пятерню в вещмешок и бросил ему прицел в брезентовом футляре.
  - Сдурел?! Кто ж так с оптикой обращается? - Бурков едва поймал его на лету. – А если посбивал?
  - У тебя скоро появится шанс пристрелять ее, - ответил за каптера Черемушкин.
  - А патроны?
  - Ты думаешь, Дед Мороз, в моем лице, только тебе подарки притаранил? – залыбился Коновалов. – Подходи, братва, только не все разом. Соблюдайте очередь!..
  Из вещмешка он достал четыре пачки патронов, выложил на стол.
  - Лишнего не берите, каждому по сто двадцать штук. Все под роспись…
   Очереди не получилось. Вокруг него сгрудилась толпа, Коновалов только и успевал нырять рукой в мешок, раздавал пачки, и распрямил порядком затекшую спину лишь тогда, когда увесистый мешок опустел.
  - Вроде все, - он скатал вещмешок и убрал за пазуху. – Никого не обделил? Значит, нормально. Завтра еще гранаты получите, и будете круче Рембо.
   Проследив за раздачей боеприпасов, Черемушкин вышел под вызвездившееся небо. Коновалов с явной неохотой последовал за ним, старательно задернув полог.
  - Во навалили! – разложив пачки на тумбочке, почесал бритый затылок Кошкин. – В учебке больше трех не выпросишь, а тут… девать некуда.
  Турбин надел бушлат, нагнувшись к изголовью постели, выдернул заменявший подушку бронежилет. Набросив сверху, подогнал ремнями по размеру, всунул в пустые кармашки автоматные магазины. Нагнулся вперед, вбок. Подпрыгнул на месте.
  - Решил на ночь глядя аэробикой заняться? – подначил его Володька.
  - Дурак… Я вот смотрю, неудобно в нем. Ни упасть, ни перекатиться…
  - Ага… Когда разрабатывали, о наших удобствах никто и не думал. Да и не верю, что толк от него будет. Мужики поговаривают, прошивает листы насквозь. Потом пуля теряет скорость, проходит тело, от задней стенки отлетает и начинает скакать туда-сюда. Мясорубка совкового разлива.
   Клыков, перевернув свой броник, поднес ближе свечу, читая нашитую памятку.
  - Предохраняет от осколков, пистолетных пуль, автоматов калибра 5,45 и 7,62. От винтовки СВД с расстояния 15 метров.
  - Понял?! – развел руками Кошкин. – Мощная защита, оказывается. Даже от снайперской винтовки. Только писано для дураков. Какой идиот в тебя из СВД с пятнадцати шагов стрелять будет? Правильно, не прошибет пластину, потому как пуля разгона не набрала. А немного дальше, метров со ста, и квакнуть не успеешь…
   Стащив с себя бронежилет, Турбин снова подложил его под матрас, не раздеваясь, залез в спальник.
   Володька скрипнул притвором, забросил в топку дров. На его щеках зарделись, заиграли жаркие отблески.
   Ветер, гулявший снаружи, волнами гонял слабо натянутый брезент палатки, выдувая тепло. К утру опять выстынет, до пара изо рта…
  - Как оно все получится, когда в Грозный войдем? – произнес Турбин, созерцая вытянутое, подрагивающее и розоватое пламя свечи.
  - Нормально получится, - ответил сбоку Быков. – Порода такая, только силу и понимает.
   - С чего ты взял?
  - Вспомни Назрань. Привыкли брать нахрапом, на глотку. И еще, знают ведь, что детей и баб ихних не тронем. Тогда на дороге ни одного здорового мужика не увидел. Прячутся за бабьими юбками и бьют трусливо. Пока мы жевали сопли, вон что вытворяли, а показали твердость – всё, вразбег. И здесь также будет. Пускай возмущаются, кулаками трясут, грозят, а войдем – и затихнут. Против лома нет приема…
  - Если нет другого лома, - укладываясь, пошутил Володька. – Не все так просто. И еще я думаю, ждут они нас.
  - А у меня там знакомый…
  - Где?.. В Грозном?
   Турбин без слов кивнул.
  - Ты ему еще новогоднюю открытку не отправил?
  - Отстань ты, Вовка, со своими глупыми шуточками!.. Я вот все думаю, не столкнуться бы нам.
  - Чего в жизни не бывает?
  - И как это будет выглядеть?..
  - В прицеле автомата очень даже ничего.
  - Не хотелось бы...
  - Мало ли кто что хочет. Человек предполагает, а старшина располагает.
  - То-то и оно…
   … Через несколько минут в палатке установилась дремотная тишина. Только потрескивали в буржуйке пылающие дрова, да за окном, тщательно завешенным снаружи, продолжал нудно, по северному, завывать ветер.
  
  Глава восемнадцатая
  
   Проспав до одиннадцати, Якушев заправил постель и умылся холодной водой. Воткнув штепсель в розетку, с недоумением посмотрел на молчавшую электробритву и, вспомнив вчерашние сетования горничной на перебои со светом, поскреб прилично отросшую щетину. Бритвенными станками он не пользовался, а потому оставалось ждать вечера, когда часа на два подадут электричество.
   Планов на будущее у него еще не было. Вылетая из Москвы, он наипервейшей задачей ставил попасть в Грозный, и уже на месте, исходя из обстановки, определиться. И вот он здесь, провел ночь в заштатной гостинице, по сервису уступающей пэтэушной общаге. Пора было приниматься за работу.
   Одевшись, он взял видеокамеру и уже направился к двери, когда в номер постучали. Открыв замок, он увидел пожилую администраторшу – оплывшую старушку в пуховике горчичного цвета и темном платке, покрывавшем седые волосы.
  - Вы уходите? – поинтересовалась она.
  - Да, дела…
  - Звонили из штаба. На полдень назначена пресс-конференция, просили оповестить всех постояльцев.
   Он поблагодарил тетку, запер комнату и спустился во двор.
  Гостиница переживала не лучшие свои времена. Двухэтажная постройка не сильно пострадала от бомбежек, и лишь местами лишилась остекления. Уцелевшие стекла заклеены бумажными полосами; пригодные для проживания номера заселили исключительно журналисты, съехавшиеся в город в поисках сенсаций.
   Во дворе он встретил французов, обступивших бежевый квадратный броневик с толстенными стеклами, и латинскими буквами "TV" на борту. У машины спустило колесо, водитель из грозненцев, постелив дерюгу, возился на карачках, устанавливая запаску. Французы стояли над душой и нетерпеливо поторапливали его.
   - Э-э, репортёрь… - окликнул Якушева лысоватый иностранец в коротком дутом пуховике. – На пресс-конференсьональ?..
  - В самую точку, - ответил он. – Только еще знать бы, куда?
  - Подождать… - сказал француз и потер пальцы, подбирая подходящие слова. – Как это?.. опасно.
  - Подвезти хочешь? – Якушев подошел к нему. – Надолго поломка?
  - О, не… Скоро пойедем… Пьер Люврье, "Франц-пресс".
   Якушев представился и пожал его холеную ладонь с коротко стрижеными ногтями.
   Шофер, поставив запасное колесо, уже закручивал гайки. Затянув их до отказа, пнул по покрышке, проверяя на вшивость, открыв бронированную дверь, бросил ключи под сиденье.
  - Готово, месье…
   Погрузившись в урчащий бронемобиль, они выехали из гостиного дворика. Французы закрутили головами, выглядывая в многослойные стекла и оживленно переговариваясь.
   Им, приехавшим в Грозный из далекой европейской республики, где жизнь на протяжении десятилетий течет размеренно и скучно, где потрясением вселенского масштаба становится забастовка водителей грузовиков, здесь все поражает воображение. Разве увидишь на улицах Лиона разгуливающих среди бела дня, вооруженных до зубов боевиков, добивающихся отделения провинции от остальной Франции? И мыслимо ли, чтобы авиация, выполняя лишенные всякой логики приказы генералов, в ответ сыпала бомбы на головы французов, не разбирая: кто прав, а кто виноват, кто сепаратист, а кто просто очутился не в том месте, и не в то время. И только в кошмарном сне представишь тихую парижскую улочку, с ее шатрами летних кафе, в которых любят отдыхать горожане, с ее бесчисленными магазинчиками, бутиками и бистро, с раскидистыми кленами вдоль заставленной машинами мостовой – не по живому безлюдной, где на каждом шагу встречаются вооруженные люди, а в воздухе слышится запах гари, запах пожаров, на которые никто не обращает внимания…
   На перекрестке шофер ударил по тормозам. Перед капотом застывшей, как вкопанная, машины прополз на провисших гусеницах танк (Люврье схватил фотоаппарат, вылез в люк на крыше броневика, вращая объектив), крутанулся на месте, не щадя асфальта, и ушел, теряясь в завесе гари, к президентскому дворцу.
  Завидев впереди, возле разбитых витрин гастронома людей, столпившихся вокруг бортового Зила, Люврье пролез к водителю, хлопнул по плечу, показав на сборище. Тот крутанул баранку, сворачивая.
   Выйдя вместе со всеми, Якушев достал камеру и поймал в кадр стоявшего в кузове мужчину, раздававшего ржаной хлеб. С хлебом в городе дела обстояли плохо, магазины не работали, а на сотню тысяч оставшегося населения, которому уходить было некуда, работала одна-единственная пекарня. Вытаскивая из мешка буханки, он совал их в протянутые руки. Кто-то, заполучив хлеб, отходил, но толпа от этого не становилась меньше.
   - Вы посмотрите, до чего довели! – завидев объектив камеры, зарыдала чеченка, прижимая к груди хлеб. – Издеваются, как хотят…
   Пьер Люврье, цокая языком от восторга, вился вокруг нее, щелкая и щелкая затвором фотокамеры. Для него это были всего лишь удачные снимки, за которые дома он получит приличное вознаграждение, а может даже повышение по службе. И не более того...
   Хлеб в мешках закончился. Вытряхнув последнюю, раздавленную буханку, мужчина кинул людям. Вертлявый мальчишка поймал ее, засунул за отворот куртки и полез из толпы.
  - В шесть снова приеду.
   Люди, кому хлеба не досталось, в молчаливой покорности отошли от деревянного борта.
  - Привози больше! – попросил оставшийся ни с чем русский дедок в стареньком полушубке и кроличьей шапке. – Не хватает же всем.
  - Это ты Ельцину скажи! – гневно сверкнул глазами мужчина и спрыгнул из кузова. – Сколько будет муки, столько будет и хлеба. Не от меня зависит.
   Посигналив, грузовик сдал назад, вывернул лысые покрышки к проезжей части и, газанув, скатился с поребрика на дорогу.
   А дедок, еле переставляя ноги в валенках, подошел к стене дома, бессильно прислонился плечом к серой штукатурке.
  - Что, плохо отец? – спросил его, подойдя сбоку, Якушев.
  - Да што хорошего?.. – с тяжелым придыханием ответил старик. – Смерти нету… Давно бы пора в могилу. Штобы не видеть всего этого…
   Впалые, колючие щеки затряслись, прозрачная капля скатилась к траурно пролегшей складке у рта.
  - Я всю войну на фронте, до последнего дня… Не знал, што под старость придется все заново…
  - Уезжай, отец. Уезжай отсюда, пока не поздно, - глотая встрявший в горле ком, выдавил Якушев. – Дети у тебя есть, старуха?
  - Старуха есть… Вдвоем и держимся. И сын был.
  - Был? – машинально переспросил Якушев.
  - Пропал ишшо год назад. Так и не нашли. А мы со старой все живем… Все смертушка не возьмет.
  - А родня?.. Есть родственники в России?
  - Родственники? – шамкнул беззубым ртом дед и посмотрел на журналиста пустым взглядом. – Есть… в Перми. Токо кому мы сдались, старичье? И на што ехать, когда пенсию стоко времени не получали?.. Нет, никуды мы с бабкой отсель не поедем. Будем здесь помирать.
   С дороги призывно вякнул клаксон. Высунувшись в люк что-то кричал Люврье, маша ему рукой. Не найдя слов утешения – да и нуждался ли в них старик? – Якушев в мрачном расположении духа вернулся в машину.
  
  * * *
  
   Въехав на площадку перед административным зданием, где прохаживался часовой, водитель заглушил двигатель. Откатилась на шарнирах дверь, вслед за французами Якушев вылез из пропахшего соляркой салона.
   По крыльцу к ним спускалась женщина в сиреневом мохеровом капоре.
   - Я сотрудница пресс-службы президента Дудаева, - представилась она прежде, чем поздороваться. – Пройдемте, господа.
   Чеченка была довольно симпатична: неплохая фигура, которую скрадывало мешковатое платье турецкого пошива, правильные черты лица, приятный голос.
  - По какому вопросу будете нас просвещать? – на ходу осведомился Якушев.
   Убрав капор на затылок, она слегка повернула к нему лицо.
  - Вам все разъяснят…
   Они вошли в полупустой актовый зал. В первых рядах сидели человек восемь репортеров, в проходе выставлены на штативах видеокамеры, настроенные на длинный стол посреди сцены. На столе, помимо пластиковой бутылки с минеральной водой, собраны в кучу микрофоны, чьи провода свисали вниз и стелились по полу.
   Пройдя ближе к сцене, Якушев пощелкал кнопками, проверяя, не сели ли батарейки у диктофона. Но зеленая лампочка исправно горела; поставив рычажок в нужное положение, он выложил его на стол. Приготовил камеру. Конечно, его любительская аппаратура ни в какое сравнение не шла с бетакамовскими прибамбасами, но ему в одиночку, без оператора, было бы накладно таскаться с такой тяжестью. Да и его "Сонька" неплохо зарекомендовала себя, за качество съемок он был стопроцентно уверен.
   Полыхнула по глазам фотовспышка, озаряя вышедшего на сцену. Плотного сложения мужчина в барашковой шапке прошел к столу, сел и пододвинул ближе микрофон.
  - Я заместитесь начальника штаба обороны города Грозный подполковник Узуев, - глуховатым голосом произнес он. – А собрали вас, работающих в Грозном журналистов с тем, чтобы ознакомить с текущей обстановкой. Как вам известно, российские войска взяли город в кольцо. Однако, несмотря на все их заверения, мы способны маневрировать. Для нас не существует проблемы выбраться за его пределы, вывести или, наоборот, ввести сюда боевые подразделения.
  В последние дни участились авианалеты, в которых страдают в основном мирные жители. Причем в большинстве русские, которые продолжают оставаться в городе. Более того, группировка российских войск постоянно пополнялась свежими силами, проводилась разведывательная деятельность. На сегодня мы имеем информацию о готовящемся штурме города.
   В зале поднялась рука.
  - Пожалуйста, - разрешил Узуев. – Хотя вы не дали договорить до конца.
  - Что вы имеете в виду, говоря о штурме? Насколько нам известно, командование федеральных войск пока не рассматривает возможность ввода войск в Грозный.
  - Мы обладаем данными радиоперехватов, - подполковник поднял над столом лист бумаги и потряс им. - Вот расшифровка некоторых, передаваемых условным кодом. Это сообщение поступило во многие армейские подразделения, независимо от родовой принадлежности. Смысл везде одинаков: необходимо быть в готовности Љ 1, в которую – для непосвященных – включается нахождение на боевых позициях в полной боевой готовности: пехоты с двойным боекомплектом, самолетов, уже заправленных, на взлетной полосе, танков… Час "Икс" назначен на ночь с тридцать первого на первое января. То есть, в ночь на сегодня…
  - Откуда такая точность? – выкрикнул сидевший справа от Якушева журналист. – Уже не раз назывались различные сроки, потом снова переносились…
  - Информация получены из достаточно осведомленных источников, чтобы им верить. В том числе произошла утечка из высшего военного ведомства.
  - Тогда каковы будут ваши действия?
  - Защищаться! – жестко ответил подполковник. – План обороны у нас детально проработан. Каждое подразделение: будь то регулярная гвардия, будь ополченцы, знают поставленную задачу.
  - Как долго вы надеетесь продержаться?
  - Сдавать город мы не собираемся. По крайней мере до приказа Верховного главнокомандующего.
  - Вы реально просчитываете свои шансы? Что могут сделать несколько тысяч разрозненных человек против мощной армейской группировки?
  - Наши отряды мобильны, мы хорошо знаем город…
  - Но самолети?.. – поднялся из кресла Пьер Люврье. – Как вы будете противьёстоять авьиации? У вас же нет стингеров…
   Сидевший за столом гордо вскинул голову.
  - На все воля Всевышнего, - и провел ладонями по подбородку, как бы сотворяя молитву. – Мы способны защищаться, и мы будем защищаться до последнего патрона, до последнего человека. Чего бы это нам не стоило. Мы готовились, каждая улица превращена в укрепрайон, каждый дом станет бастионом, о который врагу придется обломать зубы, прежде чем взять.
  - Где находится генерал Дудаев? – спросил с места Якушев. – Ходят слухи, что он покинул Чечню, убыв не то в Азербайджан, не то в Турцию.
  - Это все слухи! – отрезал подполковник. – Президент находится в городе, и никуда не выезжал за его пределы… Еще есть вопросы?
  - Конечно, - сказал кто-то из зала. – Давайте рассмотрим худший сценарий: несмотря на ваши усилия, войска берут Грозный. Что дальше? Сложение оружия или партизанская война?
  - Сдаться? – нервно дернул щекой подполковник Узуев. – Наши деды пятьдесят лет воевали с Россией, и ничего, выстояли. Выстоим и мы. Надо будет, будем воевать десять, двадцать, пятьдесят лет…
  
  * * *
  
   "…будем воевать, - переваривая слова подполковника, размышлял Якушев, прогуливаясь по проспекту. - С кем? С теми щуплыми солдатиками, что встречались мне по дороге в Чечню, и которые даже для себя не определились, зачем они здесь? Зачем эта свара? Зачем это непонятное, никому ненужное кровопролитие? В чем корень зла?.. Политика? Мышиная подковерная возня, чьи-то стратегические ошибки, за которые расплачиваться придется зеленым солдатам?.. Спираль за спиралью… Так, кажется, говорил Олежка Малышев… Ошибка, великая ошибка…"
   Дыша прохладным воздухом предгорий, он пытался и для себя найти оптимальное решение. Свернуться и уехать, от греха подальше, пока еще не поздно? Но как же материал, который и впрямь намечается сенсационный, как же его журналистское честолюбие, где же та хватка, благодаря которой он попал в столь серьезное агентство?.. Писал бы о бабочках – до сих пор прозябал бы в какой-нибудь районной малотиражке.
   Он уже рисковал, и сам любил повторять, что риск - благородное дело, и кто не рискует, тот не пьет шампанского. У него есть шанс отличиться, и шанс этот упустить нельзя, другого случая может не выпасть.
   Затягиваясь сигаретным дымом, он шел по улице, занятый своими мыслями. С ревом оторванного глушителя, мимо пронеслись "жигули" с цветной фотографией Дудаева, вырезанной с обложки журнала, на заднем стекле. Генерал был при параде и смотрел на журналиста чуть насмешливо и свысока.
   … Дальше улица обрывалась. Впереди, на площади Свободы, в которую Якушев уперся, высился президентский дворец.
  
  
  
  Часть вторая
  
  Оставь надежду всяк сюда входящий
  
  
  Глава девятнадцатая
  
  
   - Раз, два, взяли! Еще раз!.. Порезче, мужики, что как сонные мухи возитесь?
   Трое красных от усердия артиллеристов огромным шомполом начищали до блеска жерло орудия. Ствол его покорно опущен к земле, прапорщик Дедовский, исполняющий обязанности, как заместителя Васнецова, так и старшины батареи, из квадратной канистры заливал в казенник смазку. Бурая пахучая жидкость нехотя стекала по каналу.
  - Не завтракали сегодня? – наблюдал за чисткой Васнецов. – Сергиенко, ты же гири тягаешь. Неужели силенки не хватает?
   Квадратный сержант в запятнанной "пэша", с жарко распахнутым воротом, из-под которого синела полосками неуставная тельняшка, уперся каблуками во влажный грунт, поднатужился. Единым движением шомпол прогнали от казенника до среза ствола.
  
  ___________
  П/ш, Пэша (армейский сленг) – полушерстяное зимнее обмундирование.
  
  
  
  
  - Сверкает, как у кота!.. – с удовлетворением заметил сержант, заглядывая в орудийный ствол. – Принимайте работу, товарищ старший лейтенант.
   Васнецов с пристрастием осмотрел играющее солнечными зайчиками жерло с полосками нарезов, провел пальцем по внутренней поверхности.
  - Насухо протрите.
   Он присел на стылую станину, порылся в кармане, доставая сигареты.
  Внимание привлек далекий гул и завывание моторов, доносившиеся со стороны леса. Мелко задрожала земля.
  - Никак танки, Максим Иванович? – прапорщик щупал глазами кромку леса и проселочную дорогу, что, подобно жалу змеи, раздваивалась возле палаточного городка, одним ответвлением уходя в станицу, другим на Грозный.
  - Да кто их знает? - сломав пальцами неприкуренную сигарету, произнес Васнецов.
   Огибая прицепленные к тягачам орудия, он добрался до узла связи, обстучал грязь с подошвы о металлические ступеньки, и вошел в натопленную будку. Накурено было так, что впору топор вешать. Наигрывала музыка. Связист, забросив ноги на тумбу, мурлыкал под нос мотивчик, пойманный на радиоволне.
  - Гончаров! – низким голосом рыкнул Васнецов. – Ты что, вконец обнаглел?
   Связист, как ошпаренный, подорвался со стула, застегивая воротничок.
  - Так я… товарищ старший лейтенант… - Он потянулся к рации и щелкнул переключателем.
  Музыка сменилась сухим эфирным треском и посвистыванием.
  - У тебя на подходе танковая колонна. Запроси позывной, маршрут следования.
  - Есть, - услужливо дернул цыплячьей шеей Гончаров, подсел к защитного цвета рации, надел резиновые наушники. Поднес к обметанным простудой губам тангетку и, отжав кнопку, запросил:
  - Я – "Ворон-2", я – "Ворон-2". Вызываю на связь "Змейку"… - он оглянулся на Васнецова, уточняя, все ли верно делает. - Назовите свой позывной, выйдите на связь…
   Он отпустил кнопку, в микрофоне вновь засвистело и затрещало. Прошло еще несколько секунд, прежде чем помехи прервались. Васнецов услышал:
  - "Ворон-2", я "Броня". Со мной семь "коробочек". Будем у вас через четверть часа.
  - Шесть, - забрав у связиста тангетку, бросил в эфир Васнецов.
   Заминка была недолгой.
  - Пять, - отозвался динамик.
   "Все верно, одиннадцать. Пароль знает", - подумал старший лейтенант и добавил от себя в эфир: – Ждем.
   Сунув в уголок рта мятую сигарету, он выбил кремнем огонь, глубоко затянулся и открыл дверь, проветривая помещение.
   Завывание танковых моторов надвигалось всё ближе, подавляя в округе другие звуки. Над кронами деревьев, - Васнецов это уже отчетливо видел – голубоватой пеленой вздымалась выхлопная гарь.
   Проходя мимо штабной палатки мотострелков, он повстречал майора Сушкина, одевавшегося на ходу.
  - Ты на КПП?
  - Надо же встретить…
  - Как бы не по мою душу, - пробормотал майор.
  Выйдя на дорогу, они обтерли о траву обувь; из-за мешков, пружиной, выскочил Быков.
  - Танки, товарищ майор…
  - Знаю, - отмахнулся комбат, всматриваясь в петляющий изгиб дороги.
   С устрашающим ревом из леса появилась головная бронемашина, выбрасывая инжектором густой шлейф дыма. С гусениц летели комья земли и снега, на антенне трепыхался российский вымпел. Придерживаясь за открытый люк, на башне сидел танкист в шлемофоне, в куртке с меховым воротником.
   А из леса, подминая траками тонкое дерево, с уключным лязгом выворачивала следующая машина…
   Подойдя к КПП, колонна застопорилась. Из башни шедшего в авангарде танка Т-72, выбрался старший, спустился по пологому лобовому скату, встал перед машиной, делая знак механику заглушить двигатель.
   Взревев напоследок, "семьдесятдвойка" дохнула в лицо комбата удушающей гарью, от которой спазмом перехватило дыхание.
  - Кто из вас пушкарями командует? – вместо приветствия, пожав офицерам руки, - спросил танкист. Поверх шлемофона с написанным неровно бортовым номером задраны на резинке горнолыжные очки. Лицо танкиста покрывал слой копоти, и только часть лба, тронутая морщинами, живые глаза и нос, закрытые в движении прозрачным импортным пластиком, оказались недоступны гари.
  - Мужики, у меня мало времени, - проговорил он, обнажив безукоризненно белые зубы. – К ночи я должен быть в Грозном…
  - Я, - ответил старший лейтенант, и тут же, поправившись, доложился по всей форме.
  - Подполковник Гриньков, - отрекомендовался танкист. – Вообщем так, старлей. Времени у нас в обрез. Заводи свою "кашэемку" и пристраивайся к нам.
  - С какой целью? – До Васнецова сразу не дошел смысл сказанного. – Я приказа на передислокацию не получал. Как это… самовольно сняться…
  - Ничего не знаю, - отрезал танкист. – Я утром лично получил распоряжение насчет тебя. Хозяйство твое остается на месте, а ты следуешь с нами в качестве корректировщика огня.
  - Бред! И на кого я батарею брошу? На прапорщика?
  - Повторяю для непонятливых, - повысил голос подполковник. – Все это делается для того, чтобы твои бойцы не лупили наобум, когда потребуется накрыть конкретные цели. И еще, пойми правильно, это не моя прихоть. Начальству в штабах, видимо виднее, что лучше, а что хуже. Полемику разводить не будем, у тебя десять минут на сборы.
  Огорошенный свалившейся новостью, Васнецов крутанулся на каблуке и размашистой походкой ушел к палаткам.
  Скидав в вещмешок шерстяные носки, толстый свитер, пять пачек дешевых сигарет и консервы, завязал на горловине узел, забросил на спину автомат и, распахнув пинком дверь, ушел к орудиям.
  В командно-штабной машине, видом напоминающей БМП, подняв ребристую крышку, копался в трансмиссии механик-водитель.
  - Жданов! – не скрывая раздражения, закричал Васнецов.
  Из машинного отсека высунулся чумазый солдат.
  - Машина на ходу?
  - Так точно, - ветошью оттирая пальцы от мазута, ответил тот.
  - Пять минут времени. Заправить под завязку, чтобы соляры и масла как положено. У старшины получишь паек на троих дня на два…
  - А что, куда-то едем? – полюбопытствовал механик, с грохотом обрушив люк.
  - Много будешь знать, скоро состаришься.
   Открыв десантную дверь, Васнецов забросил в пахнущее железом и дизельным топливом нутро машины увесистый мешок. Механик опустился в люк, крутанул стартер, запуская движок. КШМ ожила с пол-оборота.
   Круто развернувшись на месте, с тракторным треском она покатила к топливозаправщикам.
  - Остаешься за меня, - встретив старшину, сказал Васнецов. – Смотри, Коля. Теперь все на тебя ложится. Главное, чтобы без ЧП. По карте работать умеешь, там все по квадратам разбито. Так что, тьфу-тьфу, конечно, - Васнецов сплюнул через левое плечо, - но если прижмут где в городе, и кричать начну - выручай.
  - Не нравится мне это, Иваныч, - внимательно посмотрел ему в глаза прапорщик Дедовский.
  - Думаешь, мне по душе?
   Снабдив старшину инструкциями и отправив за башенным стрелком, сержантом Сергиенко, сам вернулся на дорогу, где уже нервничал подполковник-танкист.
  - В чем проблемы, старлей? – возмутился он, показывая на часы. – Двадцать пять минут прошло.
  - Я тоже не заведенный, - огрызнулся Васнецов, следя за остромордой КШМ, что неслась по полю позади палаток; на броне гарцевал, придерживая шапку, Сергиенко.
  - Удачи тебе, Максим, - попрощался комбат.
  - Ай… не поминайте лихом. И еще, товарищ майор… Если вы тут подзадержитесь, присмотрите за моими. А то ведь расслабятся…
  - Присмотрю. Бывай…
   Танкист прыжком заскочил на передний скат брони, придержался за ствол пушки.
  _________
  
  Ступая по шипам активной защиты, взобрался на башню, и, прижав ларингофон к горлу, скомандовал трогаться.
   Окутавшись вонючей наволочью, танк дернулся с места, подполковник на башне качнулся. Одна за другой боевые машины проехали мимо комбата, уходя к Грозному. Последней тормознула, клюнув носом, "кашеэмка". Отворилась дутая задняя дверь, в проем выглянул солдат.
  - Садитесь, товарищ старший лейтенант.
   Согнувшись, Васнецов пролез в тесный от заставленной аппаратуры отсек, сдвинул Сергиенко, закрывая тяжелый люк.
  
  * * *
  
   Сигнал к общему построению прозвучал в половине десятого вечера. Батальон, по ротно, выстроился на дороге возле КПП, ожидая командиров. Холодно подмигивали в небе созвездия, крепчал мороз, ударивший ближе к ночи.
   Разгулявшийся ветер мел по обледенелой дороге колючей снежной порошей.
  - Долго еще тут торчать? – ворчал Клыков, постукивая подошвами берцев.
  Володька Кошкин обернулся из передней шеренги.
  - Ты куда-то торопишься?
  - А он ждет, когда Мавлатов стол накроет!
  - Размечтался…
  Клыков обиженно засопел, но смолчал.
  - Чего ты кандалами бренчишь? – потешался над ним Максимов, давно и непонятно за что невзлюбивший свинаря. – Пятки отморозил?
  __________
  КШМ, кашэемка (арм. сленг) – командно-штабная машина.
  
  
  Клыков делал вид, что не замечает насмешек, и смотрел куда-то вбок.
  - Это тебе не на свиноферме ласты парить. Ничего, иногда надо, чтобы служба медом не казалась…
  - Эх, мужики, - вздохнули из глубины строя. – А ведь до Нового года два часа осталось!
  - Не трави душу. – Заворочался Турбин, пританцовывая на морозе. – Зажал старшина… грамм бы двести водочки, да под пельмешки…
  - На губу не наступи! А то будут тебе пельмешки…
   Между тем, в штабной палатке, разложив перед офицерами перенесенную на кальку с васнецовского оригинала карту Грозного, комбат легким касанием карандаша обозначал движение колонны.
  - До окраины будем выдвигаться в следующем порядке. Головной бронетранспортер, на котором буду я с первым взводом первой роты. Сзади нас - Урал со вторым взводом. Вторая рота, как самая малочисленная, уместится в одной машине. Замыкать движение будут ваши люди, - он поднял строгие глаза на изучающего карту Меньшова. - На тридцать пять человек, думаю, хватит Урала и "брони". До этой точки, - комбат очертил стык проселка с окраиной, - идем вместе. Здесь расходимся. Я со своим личным составом продолжаю двигаться прямо, в глубину квартала. Вы же, по объездной, огибаете квартал, направляетесь вот сюда, к этому аппендиксу и отрезаете его от дороги. Всяческие передвижения как гражданских, так и транспорта запрещаются. Всем все понятно?
  - А если местные начнут высказывать свое недовольство? – уточнил лейтенант Баранов. – Тогда какие наши действия?
  Комбат оперся руками о стол и медлительно, сверля его взглядом, произнес:
  - Адекватные! И бросьте задавать глупые вопросы. По прибытию со мной держать постоянную связь. Постоянную! – он взглянул на циферблат часов и выпрямился. – Все. Времени на болтологию у нас нет. По коням.
  Выйдя из палатки, Баранов дождался Черемушкина.
  - Чего мы туда на ночь премся? – вполголоса спросил он. – Ведь так, по большому счету… города мы не знаем, "шанхай" видели только на карте, и то нарисованной бойцом. Мне кажется, и на свету бы блудили, не то, что впотьмах.
  - Не бери в голову, Стас. Недооцениваешь наше мудрое начальство. Чечены, как и все нормальные россияне, - не брать в расчет нас! – уже сидят за столами, водочку кушают под холодную закуску, праздник отмечают. Ночью, по пьяному делу, им будет до всего по барабану. Зенки продерут не раньше обеда, полезут в магазины за опохмелкой, а тут - здрасьте! Власть сменилась… Когда у нас народ отходит с новогоднего бодуна?
  - Числу к третьему, - не понимая, к чему он клонит, сказал Баранов.
  - Ну вот… До третьего января живи спокойно, помереть не дадут. А дальше видно будет.
  По протоптанной тропе он вышли к дороге. Батальон, предоставленный сам себе, сломал строй, в ночном воздухе раздавались громкие голоса, вспыхивали и гасли красные точки сигарет.
  - Становись! – скомандовал Черемушкин.
   Искры полетели под ноги, и подхваченные ветром, уносились, растаивали в темноте…
   По машинам расселись быстро, без излишней суеты и шума.
   Закрыв борт, Турбин набросил на защелку толстую цепь, то же сделал с другой стороны Сумин.
  - Что, братцы, с Богом?! – в наступившей тишине негромко произнес Кошкин.
  Из темноты появился Черемушкин, спросил, подойдя к борту:
  - Все на месте, никого не потеряли?
  - Дезертиров нет, командир.
  Он влез в кабину, машина заворчала и тронулась.
  
  * * *
  
   Подсвечивая путь маскировочными фарами, колонна черепашьим шагом приближалась к Грозному. Город уже был визуально виден. Включив прибор ночного видения, комбат рассматривал близкие городские кварталы, до которых было всего несколько сот метров.
   Улицы были пустынны, по крайней мере, он не замечал движения. Не горели фонари, что вполне понятно для окраины; и ни в одном окне, ни малейшего намека на свет.
  А вот это уже странно. Светомаскировка, или жители ушли, побросав дома, не дожидаясь штурма?
   Слева, из-за островерхих крыш, взвилась и повисла, сыпля желтыми брызгами, осветительная ракета. Она горела недолго, всего несколько секунд, оставляя дымный след, и, погаснув, вновь погрузила предместье в темноту.
   "Вот и все, - подумал комбат, подтянув за ремень автомат. – Считай, что приехали".
  
  * * *
  
   На кочке грузовик тряхнуло. Клыков схватился за борт, удерживаясь на скамье, и уронил на пол автомат.
  - Эй, поаккуратнее! – пробасил сидевший напротив старшина. – Надеюсь, ты его с предохранителя не снимал?
  - Не-а, - подобрав автомат, промямлил Клыков.
  - И не трогай! А то раньше времени нас перестреляешь, вояка.
   Клыков завозился на скамье, глядя на старшину исподлобья.
  - Был у нас в роте один такой. Пошли как-то на огневую отрабатывать метание гранат. Там все чин чинарем: пока инструктор таскал "духов" за шкварник на исходную, гранатки по мишеням швырять, остальные в рове сидят, ждут очереди, чтобы, значит, случайными осколками не задело. Там же взводный гранаты раздает: саму болванку и запал отдельно. Пока суд да дело, перекуры – растабары, этот дебил без всякой команды запал вворачивает, продевает кольцо на палец и начинает крутить. Лейтеха, как увидел, в лице поменялся. По шее ему врезал, обласкал душевно…
  - И это все? – хмыкнул Кошкин.
  - Кабы так… Про него уже все забыли. Вдруг как заорет: "Ложись!". И роняет гранату. А мы-то все помним, - видели, - что она с запалом была! Какая первая мысль? "Доигрался, придурок, довертел кольцо!" Кто на землю, кто нормативы перекрыл, выскочил из этого ровика. Взводный на гранату упал, брюхом закрыл. Секунда, другая… Тишина. Взрыва нет. Лейтенант встает, весь в пыли. Поднимает пустую болванку, без запала. Пошутил, выходит, гаденыш.
  - Рожу ему не набили? – поинтересовался Турбин. – За такие подлянки стоило…
  - И наш Клык такой же воин, сто пудов гарантии. Следи, как за малым дитем. Лишняя обуза. Крутил бы и дальше в своем хлеву поросям хвосты… И не косись ты, прикладом ненароком приласкаю, таким и останешься.
   Отвернувшись от обидчика, солдат полез за сигаретой. Под тентом зажглось маленькое зарево, выхватывая из покачивающегося мрака насупленное лицо, и потухло.
  _________
  "духи" (арм. сленг) – отслужившие менее полугода.
  
  
  
  - Я не напрашивался, - не глядя ни на кого, сказал он. – А за свинарник нечего на меня наезжать. Сами то мясо в столовке ели.
  - Мясо? Ни разу не видел, чтобы в котел повара вырезку опускали. А вы, свинари, точно рыла наедали.
  - Да по нему не скажешь, - сказал Сумин.
  - Ему по сроку службы не положено! А так, не служба – мечта. Подъема и отбоя нет, контроля никакого. Поросенка забили, на сковородку. Кто считать будет? А и начнут, отговорка есть. Сдох или крысы сперли. Верно?
  - Бывало, - сознался Клыков.
  - Да ладно, будешь заливать. Нужна увольнительная, ротному принес кусок мяса…
  - И как ты с такого рая с нами угодил? – перебил старшину Турбин. – Кому дорогу перешел?
  Клыков шумно вздохнул, до сих пор, видно, сожалея о сделанной оплошности:
  - Как раз именно ротному с поросенком отказал!
   Слова его потонули во всеобщем хохоте.
  
  
  * * *
  
   - " Гавана три" – "Гаване один", как слышишь меня, прием? – затрещал динамик рации.
   Приложив к уху резиновый наушник, Меньшов нажал кнопку вызова.
  - На приеме "первый".
  - Разделяемся. Следуйте оговоренным маршрутом. Расходимся, как принял?
  - Понял вас, "Гавана один".
   Тентованный "Урал", ослепленный фарами бронетранспортера, тронулся вперед. Кто-то из солдат, держась за металлическую перекладину, забросил наверх прорезиненный материал, мешающий обзору. Головной БТР неспешно заползал на застроенную частными домами улицу, острый луч прожектора утыкался в заборы, перескакивал на кирпичные фасады, отражаясь в темных квадратах стекол; рыскал по земле, по трубе газопровода …
  
  Глава двадцатая
  
   - А! Незваные гости! Заждались уж вас. - Карим слез с подоконника и взял прислоненную к стене винтовку.
   В чернильной темноте блеснул луч фар, опасливо шаривший по улице. Подсвеченный этим вороватым светом в просвете между домов возник контур чего-то большого, надсадно воющего мотором.
   Снайпер приник к оптическому прицелу, следя за медленно ползущим бронетранспортером, за которым также медленно и осторожно ехали два грузовика.
   - Вон… кандидаты на тот свет, - насмешливо обронил стоявшему сбоку Руслану. – Идут, как на параде.
   - Чего ты медлишь? – осипшим от охватившего волнения голосом, спросил Руслан.
   - Э, не торопись раньше времени. Дождемся сигнала.
   Представив себе, что еще немного, какие-то секунды, и обманчивая ночная тишина взорвется стрельбой, и будет бой – его первый бой - Руслан ощутил незнакомую дрожь в коленях. Он сглотнул слюну, полез за пазуху, доставая кинжал.
   Карим, поймав в сетку перекрестия кабину замыкающего автомобиля, неотрывно вел за ним стволом.
   На той стороне домов полыхнуло, взрывной раскат заложил уши. Бронетранспортер слепо дернулся на обочину и сходу врезался в тополь, окутываясь дымом. Из засады ударили автоматы, трассирующие очереди полосанули по грузовикам…
   Облокотившись на подоконник, Карим посылал пулю за пулей по кабине Урала. Когда дверца распахнулась, и водитель попытался выскочить из-за руля, снял его выстрелом в голову и перенес огонь на топливный бак грузовика.
  После третьего или четвертого попадания, "Урал" подбросило. Охваченный пламенем, он запылал гигантским костром, освещая подбитый броневик и разбегающихся, стреляющих наугад солдат. Захлебываясь, безостановочно строчил пулемет, доставая не успевших залечь. И те, кто не успевал, валились под пулями, с криками и предсмертными стонами.
  - Хана им, - Карим сменил опустевший магазин. – Перещелкаем, как куропаток.
  
  
  * * *
  
  Очнувшись от боли, комбат не сразу понял, что произошло. Бронетранспортер был полон едкого дыма, трещал огонь, пожирая внутреннюю обшивку.
   Зайдясь в раздирающем легкие кашле, комбат попытался подняться из кресла и охнул. Бедро пронзили сотни раскаленных иголок.
   "Ранен… - осев, подумал он. – А где остальные? Что с людьми?"
   Водителя на месте не было, зиял открытый над его сиденьем люк, в который вытягивало дым. Придерживая ногу, комбат полез в проход между кресел, сразу наткнулся на наводчика, безжизненно свесившегося из кресла. Комбат взял его за висевшую плетью кисть, попробовал нащупать пульс. Пульс не пробивался.
  Салон был пуст, не считая еще двух тел, лежавших на полу сразу возле откинутых сходней. Там, в десантном отсеке бушевало пламя, припекая, и дышать было нечем.
  Он высунулся наружу, вцепившись пальцами в нагревшуюся броню, и тут же отпрянул назад.
  
  …Подхватив обмякшего наводчика, сдерживая крик от тупой боли в бедре и жарящего спину огня, положил в проход. Каска звякнула, коснувшись днища, в отблесках подбирающегося пламени был виден перекошенный предсмертной агонией провал рта.
  Комбат влез на вращающееся кресло, закрутил рычаг маховика. Башня с легкостью поддалась, разворачивая пулеметы на низкую кирпичную ограду, из-за которой, в полный рост, безнаказанно расстреливали его бойцов дудаевцы. Он нажал на кнопки электроспусков, посыпались гильзы, но, оглушенный взрывом, комбат не слышал ни звона падающих гильз, ни грохота очередей, видя лишь, как крупнокалиберные пули веером прошлись по ограде, разбивая в пыль старый кирпич, и скрылись за ним стрелявшие, давая солдатам спасительные секунды.
  Корпус броневика сотрясло, в трансмиссии взорвались баки с соляркой, и тугой огненный вал накрыл его.
  - А-а-а-а… - застонал он от невыносимой боли.
   Оторвавшись от наглазников прицела, он увидел собственную руку – рукав дымился, а на пальцах, обхвативших рукоять маховика, вздувались волдыри.
   Он не бросил горящую машину, отчетливо в те секунды понимая, что ему не жить, но тем давая шанс спастись уцелевшим солдатам. Вращая маховик, он вел пулеметами и, улавливая одиночные вспышки, лупил по ним из обоих стволов, заставляя заткнуться.
  - Что, суки?! – засмеялся он, счастливый маленькой победой. – Не по зубам?!
   Вжав горячие кнопки, комбат крутил башней, не давая противнику высунуться из укрытий…
   Фугасный заряд гранатомета пробил тонкую, как лист картона, броню и взорвался в салоне. Взрывная волна выбросила комбата из кресла, горячим пронзило поясницу. Он закричал, понимая, что это конец. И захлебнулся вязкой, хлынувшей ртом, кровью.
  
  * * *
  
  - "Первый", "первый", ответьте "третьему". "Гавана один", почему молчите?! "Первый" - "третьему"… - запрашивал и запрашивал связист.
  Рация со школьный ранец, с выдвинутой длинной антенной, стояла у крыльца заколоченного магазина. Связист сидел на щербленной ступени.
  - Ну, что? – тая в ладони тлеющую сигарету, спросил подошедший капитан Меньшов. – Есть связь?
  - Никак нет, товарищ капитан, - покачал тот головой. – Молчат.
  - А ты вызывай, вызывай! Не сиди сиднем! – вспыхнул раздражительно Меньшов.
  - "Первый", "первый", как слышите меня? Ответьте "третьему", прием.
   Прислушиваясь к стихавшим отголоскам боя, направлением южнее, в котором ушел с людьми комбат, Меньшов шел по улице, терзая себя.
  Имел ли он права нарушить приказ и перебросить своих бойцов на выручку попавшим в беду ротам? А сидеть, сложа руки, сознавая, что в двух кварталах отсюда бандиты убивают ребят, и пальцем не пошевелить для их спасения?
  Подойдя к пролому в каменной ограде, вывороченной заехавшим во двор БТРом, он позвал к себе Черемушкина.
  Лейтенант вышел из темноты, придерживая сползающий с покатого плеча автомат. Вместо форменной ушанки на самые брови натянута вязаная шапочка.
  - Значит так, Антон, - взяв лейтенанта за рукав, Меньшов отвел его в сторону. – Ты видишь? – он показал на багровое зарево, разлившееся над крышами. – Возьмешь своих, и махом туда. Шибко не рисуйся, но если есть возможность…
  - Понял, командир.
  - Забирай радиста. Тебе он больше понадобится.
   Черемушкин потер квадратный подбородок, глядя на зарево. Закинув автомат на плечо, свистнул в непроглядную темень:
  - Турбин, ко мне.
   Солдат, сидевший на корточках возле палисадника, и незаметный с нескольких шагов, подбежал к нему.
  - Собирай народ. Только поживее.
  На сборы ушло минуты две. Лейтенант, слушая оглушительно громкую в ночи топотню, поморщился: слыхать за версту.
   - Что вы как стадо слонов?! – Приглушенно заворчал он. – Всю округу переполошите. Турбин, где связист?
   - Здесь я, - отозвался боец, высовываясь из-за квадратной фигуры старшины Максимова.
  - Связь проверил, работает?
  - Работает, - вздохнул тот, поправляя на плечах брезентовые лямки.
  - Смотри, не дай тебе подвести…
  
  * * *
  
   Растянувшись вереницей, они неслышно шли мимо дворов. Выплывшая из-за туч луна повисла над поселком, предательски заливая мертвым отраженным светом пустынную улицу.
  Выйдя к перекрестку, Максимов, шедший в дозоре, отделился от забора и просмотрел дорогу. Перебежав ее, растворился во мраке.
   Присев на корточки, Турбин слышал стук собственного сердца. В затылок дышал Володька, тихо засмеялся:
   - Ну, блин, прямо как в боевике…
   Взводный на шепотки погрозил кулаком.
   С той стороны негромко свистнули. Пригнувшись, они по одному пересекли дорогу. Стрельба слышалась все отчетливее, и судя по ней, до эпицентра боя совсем недалеко.
   Черемушкин нагнал старшину, тормознул за плечо, показал пальцем на металлические ворота. Максимов стащил с плеча автомат и передал взводному. Ступив носком на стальной шарнир, схватился за витиеватый проволочный узор сверху, подтянулся, заглядывая во двор. Перебросив ногу, оседлал ограду, тихонько спрыгнул на землю.
   Лейтенант не услышал даже щелчка открываемого замка. Створка ворот отошла, в неширокую щель проскочил Сумин, добежал до веранды, взяв на себя огород.
   Пока все шло удачно, Черемушкин даже боялся сглазить. Двор был пуст. Дальше они двинулись огородами. В саду случилась заминка. Наткнувшись на ограждение из сетки-рабицы, старшина озадаченно спросил Черемушкина.
  - Что будем делать, командир?
   Лейтенант отодвинул солдата, подсел к сетке, пробуя пальцем толщину проволоки. Приподняв полу бушлата, снял с ремня штык-нож, соединил отверстие в лезвии с ножнами и, без особых усилий, перекусил первую ячейку. Работал он не торопясь, с каждым новым щелчком опускаясь все ниже. Взявшись за верхний край, оттянул вырез на себя.
  - Пошли.
   Клыков зацепился штанами за острый крючок, дернулся, выдрав приличный клок. Как не были все в напряжении, не удержались от приглушенного смеха, взирая на его попытки приставить на место оторванный лоскут.
  Луна светила ярко, отбрасывая по дневному контрастные тени. Держась теней, они миновали двор, уперевшись в кирпичную ограду. Турбин опустился на карачки, подставляя плечи товарищам.
   Наступая на прогибающуюся спину, взвод преодолел и это препятствие. Коновалов, лежа животом на ограде, подал ему автоматный ремень. Схватившись за прочную лямку и упираясь в кирпичи, Юрий с трудом, в неудобном, стесняющем движения бушлате, взобрался наверх и перевалился в кусты.
  - Тихо ты! – зашипели на него.
   А стреляли совсем близко, чудилось, в том же дворе. Вжимаясь в стену сарая, лейтенант выглянул за угол. Указательный палец сам нашел спусковой крючок.
   Возле ворот, выходящих на улицу, удобно примостился на ящике автоматчик, стреляя в бойницу.
  - Приготовиться, - шепотом приказал лейтенант, проверив взглядом двор.
   Похоже, больше никого не было.
   Подняв автомат, он поймал сидевшего у бойницы на мушку и выстрелил. Короткая очередь, оглушившая его, ничем не выделилась среди других, звучавших повсеместно. Чеченец отвалился от забора, уткнулся в землю.
  - Есть! – обрадовался Черемушкин.
   Не разгибаясь, он выскочил из-за угла и в несколько прыжков достиг середины двора.
   Со звоном вылетело разбитое стекло. Вспышка в окне выдала неизвестного; трасса прошила воздух над лейтенантом. Он вдруг окаменел, прирос ногами к земле, потеряв способность двинуться. Стрелок из дома вновь наводил автомат, и промахнуться с такого расстояния второй раз не мог.
  - Командир! - Темная фигура рванулась к лейтенанту от стены сарая, ударила всей массой, сшибла с ног.
  Застучал автомат...
  
  * * *
  
   Замешательство было секундным. К дому, согнувшись в три погибели, ринулся Турбин. На ходу запнувшись, он полетел кубарем, чем… спас себе жизнь. Автоматчик переключился на него, и пули просвистели, не задев самую малость. Подхватившись с земли, Турбин перекатился к дому, трясущимися от волнения руками вырвал из клапана гранату и, вытащив чеку, забросил в окно.
   В доме шарахнуло так, что разбитая в щепы рама с остатками стекла, вылетела на крыльцо.
   Он поднялся, ноги предательски подламывались в коленках.
  
  * * *
  
   Окруженный бойцами, лейтенант Черемушкин стоял подле распростертого тела, опустив голову.
   - Как же так, Максимов? – не замечая никого, шептал он. - Как же так?..
   Полуприкрытые глаза старшины смотрели мимо него на бледный диск луны, теряя живой блеск.
  Стащив со стриженой головы шапку, лейтенант провел ладонью по его теплому еще лицу, закрывая веки. Расстегнув бушлат, вытащил из кармана военный билет и пачку писем, переложил к себе.
  - Прости, Максимов…
  * * *
  
   Разведя створки ворот, они высыпали на дорогу, готовые немедленно вступить в бой. С перекрестка по ним открыли огонь, заставив залечь.
   Упав за тополем, Турбин бесцельно высадил рожок по перебегающим боевикам, автомат заглох. Думая, что перекосило патрон, он еще раз передернул затвор, но "калаш" вновь ответил сухим щелчком бойка. Отстегнув, отбросил пустой магазин, угодив в забившегося в придорожную канаву Клыкова.
   - Ты!.. – прохрипел, пихнув его берцем в плечо. – Ты чего не стреляешь?!
   Клыков поднял на него обезумевшие глаза, невнятно пробормотал.
  - Струсил, сволочь?! Стреляй!
   Схватив сдрейфившего свинаря за болтающийся по спине капюшон, дернул к себе. Материал не выдержал и с треском оторвался. Повизгивая побитым щенком, Клыков подполз к нему, высунул измазанный ствол и выпустил очередь по крышам.
   Матерясь, Турбин всовывал снаряженный рожок в автомат, и не попадал. Руки тряслись, как с похмелья. Сделав над собой волевое усилие, он вставил на место проклятый рожок, загнал патрон и подсел к тополю.
   Боевик в болтающемся фалдами белом балахоне перебегал улицу, метя укрыться за поддоном кирпича. Поймав его на мушку, Турбин нажал на спуск, и автомат забился в руках, как живой. Чеченец на бегу запнулся, словно зацепил проволоку, полетел на землю.
  - А! – торжествующе вскричал Турбин – Можно вас, сук, бить, можно!.. Стреляй, Валерка, ну!..
   Клыков ответил какой-то жалкой, вымученной улыбкой.
  - Ты держи их, чтобы ни одна сволочь... А я счас…
   Уперевшись ладонями в заледеневшую грязь, он порывисто вскочил и зигзагами побежал к пылающему "Уралу". Брезентовый тент уже начисто выгорел, огонь пожирал деревянные борта, чадили занявшиеся покрышки.
  Пули противно запели над самой головой, он упал и пополз.
  Извиваясь всем телом, Турбин подобрался к лежащему возле дымящегося колеса солдату, перевернул к себе.
  Рука его одеревенело упала, грязные пальцы не по живому скрючены. Помочь ему было уже нечем.
  Он пополз дальше, от тела к телу, теряя им всякий счет, не находя живых.
  - Куда, Турбин?! – окликнул засевший за водопроводной колонкой лейтенант. – Назад! Убьют, дурак!
   Собравшись с духом, Турбин добежал до уткнувшегося в дерево бронетранспортера. В салоне гудело пламя, вырывалось наружу, облизывая броню.
   В метре от десантного люка лежал обгоревший человек, от его одежды все еще исходил дымок. Турбин не сразу распознал в изуродованном ожогами лице комбата. Волосы и брови его обгорели, водянистые пузыри вздулись на лбу и на впалых щеках, с ладоней лохмотьями отставала кожа…
   Он не поверил, услышав слабый стон; наклонился к комбату, пытаясь уловить признаки жизни. Боясь причинить лишнюю боль, коснулся пальцами шеи, нащупывал артерию. Под огрубевшими подушечками почудились слабые толчки.
  - Лейтенант! – высунувшись за бронемашину, позвал он. – Здесь товарищ майор.
   Услышав зов, Черемушкин опрометью перебежал дорогу, вбежал под защиту брони.
  - Жив? – склонившись над комбатом, спросил Турбина.
  - Вроде дышит.
  - Как же его… Промедол есть?
   Турбин вытащил из бушлата оранжевую пластмассовую аптечку. Открыв крышку, извлек крохотный пузырек, скрутил колпачок.
  - Дай-ка мне, - взводный отобрал у него шприц.
  Примерившись, не закатывая штанину, вонзил иголку в бедро комбата.
  - Сматываться надо, - не сводя глаз с обезображенного лица, облизнул губы Турбин. – Иначе нас тут всех...
  Лейтенант промолчал. Вскинул автомат на чье-то тяжелое топанье и выругался, когда к бронетранспортеру, в сбитой набекрень шапке, подбежал ефрейтор Сургучев.
  - Товарищ лейтенант, - переводя дыхание, доложил он. – Чечены отходят. Как шакалы, в натуре. Исподтишка куснули, а как стало горячо… Может, в погоню?..
  - Куда?! Иди, собирай народ. Будем уходить.
  - Зря, - пробормотал ефрейтор. – Упустим момент.
  - Исполняйте! И поправьте головной убор. Что за вид?
  - Есть. – Обиженно засопел Сургучев, сдвинул шапку как положено, и исчез также внезапно, как появился.
  
  … Стрельба с новой силой разгорелась минут через десять, в тот момент, когда взвод скучился за бронетранспортером.
  Стащив рацию с плеч, связист вызывал Меньшова:
  - "Гавана три", ответьте "Иволге".
   Сквозь электрическое потрескивание эфира пробился далекий голос:
  - На приеме, на приеме "Третий".
   Черемушкин забрал у связиста тангетку, сбивчиво передавал:
  - Первой роты нет! Нашли только "двухсотых". С нами Первый… "трехсотый", тяжелый. Срочно нужна помощь. Срочно! Как приняли меня, прием?
  - Вас… очень плохо… повторите… помехи…
  - Ты же говорил, что проблем со связью не будет? - прорычал Черемушкин, бросая солдату тангетку. – Что хочешь делай, но чтобы связь мне была! Ты понимаешь, от тебя сейчас зависит, будем мы жить или нет.
  Сказать в свое оправдание связист не успел. Очереди затрещали справа, отрезая группе отход.
  
  * * *
  
   - Уходим к трехэтажке! – мгновенно оценив обстановку, скомандовал Черемушкин. – Турбин, Коновалов, забирайте раненого. Да поживее, мать вашу!..
   Укрытый броней, он длинно застрочил по улице, и там, крича, засуетились, разбегаясь, боевики.
   - Б…, скорее!..
   Подняв комбата с земли, солдаты под руки поволокли его мимо догорающих, Уралов в проулок. От жесточайшей боли майор пришел в себя и мучительно стонал сквозь сцепленные зубы.
   Последним в проулок залетел Черемушкин; прислонившись к ограде скверика, полоснул из автомата. Оглянулся назад.
  - Сургучев! – крикнул, срывая голос. – Прикрой!..
   Бежавший вместе со всеми ефрейтор вернулся к нему, вставляя в автомат новый рожок.
  - Уходи, лейтенант.
   Черемушкин отдал ему два снаряженных магазина. Он командир, он властитель их судеб, он вправе приказывать, послать любого из них на смерть. Как не было от этого тошно…
  - Держись, - ободрил он Сургучева и поспешил за людьми.
  
  
  * * *
  
   Зарядив автомат, ефрейтор выглянул на красную от зарева улочку. Для себя он уже все решил: пути назад нет, по крайней мере, до тех пор, пока ребята не отойдут в безопасное место. Так оно всегда было, - приходится жертвовать одним, чтобы спасти многих.
  
   Нет, он не был в обиде на лейтенанта, за то, что выбор пал на него. Кому-то все равно бы пришлось сделать это, и он справится не хуже других…
   Пули стриганули по кустарнику, отбивая сухие отбитые ветки. Искры прогулялись по железной ограде, заставив отпрянуть. Он саданул в ответ, и, похоже, попал. На улице истошно заголосили.
  - Получили… по зубам? - пробормотал он, полез в карман за сигаретой.
  И закурил, затягиваясь полной грудью, удовлетворенно слушая вопли раненого.
  
  * * *
  
   - Шайтан… - распсиховался Карим, тщась поймать в прицел автоматчика, прикрывавшего отход федералов.
   ________
  "трехсотый", он же "груз 300" - раненый.
  
  
  
  Они уже были вне его досягаемости, в мертвой зоне, и пора было сматываться, чтобы не встретиться с ними нос к носу. Встреча та ничего доброго не сулила. В ближнем бою от его винтовки проку мало, а двое против десятка – счет не в его пользу. Но, снимаясь с выгодной позиции, он должен сделать последний удачный выстрел, убрать стрелка, не дававшего Шамалу добраться до солдат прежде, чем они засядут в стенах школы.
  * * *
  
   Выстрел ударил со второго этажа, и стрекот сургуческого автомата оборвался.
   - Борька! – обернувшись, воскликнул сдавленно Быков.
   В проулке, озаренном языками пламени, распласталось на подтаявшем снегу недвижное пятно.
   Он бросился было назад к дороге, но лейтенант схватил его за руку.
   - Стой… Куда?
  - Там же Борька!..
  - Отставить! Назад!
  * * *
  
  Зашвырнув гранату в оконный проем, Турбин выждал, пока осядет поднятая взрывом пыль, перелез в холл, настороженно поводя стволом. Под подошвой хрустело стекло, рассыпались в прах куски штукатурки.
  - Кажется, чисто, - присев за колонну, доложил он взводному.
  - Давай в правое крыло и на второй этаж. Коновалов, пойдешь с ним.
   В коридоре хоть глаз выколи. Запинаясь о всякий разбросанный хлам, придерживаясь за стену, они прошли до упора, уткнулись в тупик.
  - Кажется, лестница, - нащупал ступени Коновалов.
   На цыпочках, поднялись на площадку, выглянули в коридор.
   На фоне светлеющего окна, на противоположном краю коридора, маячили два человека. Турбин, не задумываясь, выпустил очередь. В замкнутом пространстве выстрелы прозвучали особенно громко.
  В них полетела граната.
   Солдаты кубарем скатились по лестнице за доли секунды до взрыва.
  С потолка дождем посыпалась известковая пыль. Чихая от нее, они взбежали наверх, поливая коридор свинцом.
   Но там уже никого не было.
  - Смотри, Юрок, - присев на корточки, Коновалов мазнул пальцами по мокрому пятну на крашеных половицах, поднялся, растирая его. – Кровь. Зацепили, значит…
  Потянув на себя белеющую в темноте дверь, он прошел в класс. Турбин остался возле двери, пытаясь прочесть прибитую табличку.
  - Кабинет русского языка и литературы.
   Коновалов стоял возле открытого окна, вертя стреляную гильзу. Зачем-то понюхал ее и бросил на пол. Гильза закатилась за парту.
  - Отсюда стреляли…
   Из окна открывался обзор на расчерченную на квадраты площадку возле школьного крыльца, на проулок, на углу которого остывал убитый Сургучев. Хлопали редкие выстрелы, но штурмовать школу в лоб боевики не отваживались.
  - Смотри, Толстого расстреляли, - хмыкнул непонятно чему каптер, кивнув на косо висевший, издырявленный пулями, портрет. На побеленной стене росчерк пулевых отметин.
   Следуя проложенной раненым бандитом кровавой дорожке, они спустились на первый этаж, к распахнутому окну в торце коридора. На пыльном подоконнике отпечатался протектор подошвы, свернулась капелька крови.
  - Упустили, - Коновалов сплюнул с досады.
   В холле возился с рацией связист. Черемушкин с сигаретой в зубах стоял поблизости, наблюдая за его тщетными попытками реанимировать станцию. Две пули угодили в нее, разворотив корпус. Рация спасла солдату жизнь, но, ощущая на себе разгневанный взгляд взводного, он не спешил этому радоваться.
  - Звиздец, - выматерился Черемушкин, отшвыривая окурок в угол. – Теперь-то уж точно приехали.
  Увидев подошедших Коновалова с Турбиным, с плохо скрываемым раздражением, бросил:
  - А вы какого… здесь шаритесь? Приказа не слышали?! Занять круговую оборону.
  
  Глава двадцать первая
  
   В то самое время, когда комбат в мучениях умирал в окруженной боевиками школе, когда бойцы лейтенанта Черемушкина, разобравшись по классам, готовились к отражению атаки, неподалеку от центра Грозного, на веранде старой, облупившейся мазанки, в полузабытье лежал раненый в живот Максим Васнецов.
  Застекленная ячейками веранда пестрела пустотами, морозный воздух беспрепятственно проникал внутрь, где было ничуть не теплее, чем под открытым небом.
   Васнецов не чувствовал собственного тела: ноги сделались чужими, налились свинцом, и он был не в силах пошевелить пальцем. Укрывавший его матрас давил на порванный осколком живот, в кишечнике тлел пожар, и очень хотелось пить. Но воды не было. Васнецов облизнул потрескавшиеся губы и пошевелился, сдвигая матрас с раны. Но ничего не вышло, он слишком много потерял крови, и слишком обессилел.
   Запрокинув голову, Васнецов смотрел в пустой треугольник ячейки на звездное небо. Он без труда разбирался в хаотичной россыпи звезд, прошелся по ковшу Малой Медведицы, отыскивая в завораживающей пустоте космоса красноватую точку. Жжение ненадолго отпустило, и он не думал ни о чем, кроме как об этой красной звездочке, манившей его воображение еще с детства. Красная планета… планета цвета крови, названная в честь бога войны…
  
  * * *
   Бог войны… Артиллерия…
   Он закрыл глаза и будто заново увидел городскую улицу, выхваченную из ночного мрака факелами горящих танков, "семьдесятдвойку" впереди, уже пылавшую, в которой сдетонировал загруженный под завязку боекомплект. Многотонную, обвешанную ящичками "ЗИПов" башню сорвало и отбросило на жилую постройку. Стена под массой обвалилась, осыпалась кирпичами. Ствол танкового орудия пролег во всю комнату, раздавив шифоньер…
   А ведь еще недавно, каких-то двадцать минут назад, следуя колонной по спокойным улицам Грозного, он сглупа подумал, что все закончилось и не начавшись, что никакого штурма не будет, и в людях возобладал разум. Город встречал тишиной, и не было и намека на такой исход.
   Все изменилось в считанные секунды, началось так внезапно, что сначала он растерялся. Танки, эти бронированные чудовища, слепыми котятами тыкались между домами, и отовсюду стреляли, строчили, летели гранаты. Задымил головной. Закрутилась на разорванной гусенице вторая машина. В провале окна возник моджахед с гранатометом, сверкнуло пламя, и ее трансмиссия исчезла в густом облаке дыма.
   Прижав к горлу ларингофоны, Васнецов приказал механику давить забор и прорываться вглубь частного сектора. "КШМка" вынесла железные ворота, давя ограждения и парники, влетела в огород.
  И тут машину сотрясло, мотор заглох, и она заполнилась дымом. Что было дальше, он уже не помнил…
  Боль в развороченном животе на короткое время вернула его в сознание. Васнецов видел себя словно со стороны, обвисшим на руках Жданова и Сергиенко, что бегом тащили его по двору. Сзади, с обхватившим за шею раненым товарищем, поспешал танкист.
  Происходящее казалось нереальным, недоступным до разума, ночным кошмаром, который обязательно улетучится с лучами восходящего солнца, сценой из навороченного спецэффектами боевика, невольным участником которой он стал. Но пекущая боль заставляла поверить в реальность. Это был не сон, и что случилось, то случилось. Он ранен, ранен серьезно, от кровопотери кружилась голова…
  Его снова вырубило, и, видимо, на этот раз ненадолго. В память врезались звучные удары - Жданов выносил хлипкую дверь халупы, построенной на манер украинской, обмазанной снаружи глиной и побеленной. Замок отлетел на пол, вырванный вместе с кривыми шурупами.
  - Его надо перевязать, - звенел в ушах голос Жданова. – Он же кровью изойдет.
   Потом он чувствовал неловкие, причиняющие боль прикосновения. Его неумело перебинтовали, вкололи шприц промедола. Наркотик подействовал, горячая волна обволокла его, закружила голову, потолок вдруг стронулся, и комната завертелась в дьявольском хороводе.
   Голоса достигали его разума искаженными, он плохо понимал, о нем ли идет речь, или о танкисте, лежавшем рядом.
  - Не дотянет…
  - Как его угораздило?..
  - Наводчик мой. Только подбили, полез из танка, а тут …
  - Два пулевых…
  - Легкое задето…
  - Загнется…
  - Я не загнусь… - зациклившись на услышанном и боясь, что его бросят, закричал Васнецов. – Не загнусь, слышите?!
  - Чего он там шепчет? – перегнулся к нему танкист. – Воды хочешь? Нельзя тебе воды…
  - Я не загнусь, - упрямо зашептал Васнецов. – Жданов, Жданов, ты слышишь меня?
  - Слышу, товарищ старший лейтенант…
   Лицо механика расплывалось перед ним; глубоко вздохнув, он проговорил:
  - Плохо мне Жданов… Воды бы… Дай воды…
  - Нет воды, - Жданов затряс головой. – Нету…
  - Воды… Немного воды…
   Размазывая по грязному лицу слезы, Жданов выскочил за порог. Вернулся он спустя секунды, и на него яростно зашипел танкист:
  - Чего ты рисуешься? Хочешь, чтобы "чехи" нас засекли? Приткни свою жопу.
   Механик приподнял голову Васнецова, приложил к пересохшим губам носовой платок со снегом.
   Он ощутил живительный холод на губах, сглотнул кадык.
  - Пить… Хоть капельку…
   А рядом прерывисто дышал раненый танкист. Из простреленной грудины вырывался утробный свист.
  - Резину ему наложи… Прижми сильнее, чтобы воздух не попадал.
   Скосив глаза, Васнецов мутно видел раздетого по пояс бойца, перемазанную кровью нательную рубаху. Сергиенко наматывал бинт, неровно ложа белоснежные стежки на подсыхающие кровавые подтеки…
  
   Чернота навалилась на Васнецова, закружила, втягивая в бездонный, стремительно вращающийся колодец.
  
   … Видимо, он долго провалялся в отключке, на дворе уже стемнело. Кишки по-прежнему пекло огнем, жар волнами распространялся по телу. Он обливался потом, жажда сделалась невыносимой. Васнецов хотел попросить у Жданова воды, но не сделал этого, прислушиваясь к шепоту спорящих солдат.
  - Пока темно, надо пробираться к нашим.
  - Надо, а куда? Где сейчас наши?
  - Где, где? В город мы шли с севера. Значит, и обратно на север.
  - На север… - передразнил говорившего голос, без сомнения принадлежащий Жданову. – На всех один автомат и двое раненых. Далеко мы с ними уйдем?
  - В том то и дело! Придется оставить здесь.
   Васнецов напрягся, и тело отозвалось накатом боли. Он заскрипел зубами, и спорщики замолчали, повернувшись к нему.
  - Заткнись! – произнес Жданов. – Я бросать командира не собираюсь!
  - Ну и сдыхай вместе с ним…
   "Нет, это вроде не Сергиенко, - притворяясь беспамятным, думал Васнецов. – Это не он… Голос не его…"
  - Если мы пойдем одни, налегке, и то мало шансов… А если с обузой? Себя погубим и их.
  - Раненым нужна помощь. Иначе до обеда не протянут.
  - Вы придурки! Кто сказал, что мы их бросим? Мы найдем наших и приведем сюда.
   Наступила тишина, в которой стало слышно хриплое дыхание лежащего сбоку танкиста. Где-то вдалеке безобидно, как молотком по гвоздю, простучали выстрелы.
  - Пошевелите своими извилинами. Утром "чехи" прочешут дворы, и тогда всем кранты. А так мы можем успеть, опередить их. И поймите вы, другого выхода нет.
   "Все верно, - рассуждал Васнецов с закрытыми глазами. – И я, и этот пацан с пулей в груди для них только балласт, связываем по рукам и ногам. С нами уже кончено… А у них еще есть шанс уцелеть, выбраться…"
  - Жданов, - он приподнял голову. – Он прав… Уходите…
  - Ты все слышал, командир? – виновато спросил из темноты механик.
  - Я… командир… - с трудом выговорил он. – И я… приказываю… Уходите…
  - А как же ты?
  - Подойди ко мне…
   Худощавого склада механик в пропахшем маслом комбинезоне опустился с ним рядом.
  - Достань из кобуры пистолет.
  - Зачем это? – спросил тот с подозрением.
  - Автомат вы… заберете с собой… Это приказ… А я им в плен даваться… не должен. Не имею права…
   Жданов отстегнул кожаный ремешок, открыл клапан и достал из кобуры вороненый ПМ.
  - Вложи его мне в руку.
   Ребристая рукоятка привычно легла в мокрую от пота ладонь. Он слабо сжал ее, нащупал указательным пальцем спусковой крючок.
  - Только ты чего… не удумай, командир. – Заговорил Жданов. – Ты не думай, мы ненадолго. Мы обязательно вернемся.
  - Да… обязательно… Идите…
  - Накрыть бы их чем, - озаботился танкист, мерзливо передергиваясь. – Поморозятся. Надо в доме глянуть.
  Он вышел на крыльцо, в мозг Васнецова вонзился оглушительный звон бьющегося стекла. За дверью затопали шаги, загремело железо.
  Откинулась щеколда, на веранду вывалился танкист с матрасом на плече.
  - Сразу видно, русские жили, - сказал, накрыв им Васнецова. – Нищета, взять нечего. Даже одеял нет.
  Укутав второго раненого каким-то тряпьем, они замялись на пороге.
  - Командир… - с неловкостью произнес Жданов. – Ты это…
   Васнецов, собравшись с силами, приподнялся на локтях и, стараясь, чтобы голос звучал тверже, проговорил:
  - Да… Идите, за нас не беспокойтесь.
  
   Так они остались вдвоем. По большому счету, Васнецов никакой помощи не ждал. Он просто развязал руки солдатам, дал им свободу, и призрачный, но шанс выжить.
   Им уже не помочь. С развороченным животом и под присмотром медиков мало кто выживал. Его смерть – дело времени, как и стонущего рядом парнишки. С дырявой грудью тот тоже не жилец. Так стоило ли быть эгоистами, тянуть за собой в могилу уцелевших ребят? А так… быть может, им повезет больше…
   … Красная звезда загадочно сияла, а он все не сводил с нее глаз, открестившийся от всего земного.
  За огородами сухо затрещали очереди, громыхнул взрыв. Разгоралась дробная, давящаяся ненавистью, перестрелка.
  
  Глава двадцать вторая
  
   Съехав белой от извести спиной по стенке, Коновалов достал из разгрузочного жилета последнюю пачку патронов, разодрал пергаментную бумагу, просыпая патроны на засыпанный штукатуркой пол.
  - Что дальше будем делать? - бормотал он, торопливо подбирая патроны и заталкивая в опустевший магазин.
   - Песни петь! – съязвил от окна Турбин и выстрелил одиночным по дому напротив, откуда вели огонь боевики. У тех проблем с боеприпасами, похоже, не было. Ответили в несколько стволов, щедро, от души.
   Пуля вгрызлась в штукатурку в сантиметре от его лица, обдав фонтанчиком выбитой пыли. Турбин отпрянул за стену, стряхнул с ресниц серый налет.
   Самая длинная в его жизни ночь подходила к концу. Небо над крышами заголубело, прореживая темноту; проступили причудливые кроны тополей, догорающие остовы грузовиков, тела убитых. Хлестало пламя из простреленной трубы газопровода.
   Он сел к стене, устало вытянул ноги, стащил каску.
   - Шея занемела, - поморщился он, потирая ее ладонью.
   Защелкнув магазин, Коновалов на коленях подобрался к подоконнику, выглянул во двор. Никто не стрелял.
   - Видишь… похоже снова отбились, - через силу улыбнулся Турбин. – А ты боялась…
  - Отбились? Патронов с гулькин нос! Еще одна такая атака…
  - А ты не забивай себе голову. Радуйся, что пока живой.
  - Вот именно, - Коновалов надул губы, - что пока. Только где подмога? Что, Меньшов стрельбы не слышал, или думает, мы здесь по консервным банкам тренируемся?
  - По-твоему, он там чаи распивает? Такая свистопляска сейчас по всему городу. Так что, спасение утопающих – дело рук самих утопающих.
   Положение было дрянь, и Турбин это прекрасно понимал. Патроны на исходе, придется драться врукопашную, или… Гранаты еще есть. Не в плен же идти после ночи боев? Чечены встретят аккурат с распростертыми объятиями…
  - Кому я что такого сделал? – бормотал под нос Коновалов, взявшись за голову. – За что такое наказание?
  - Ты о чем?
  - Бабка меня учила: "Не делай людям пакостей, зло сторицей вернется". Вот я и пытаюсь понять, в чем провинился, раз попал сюда? Вроде жил, как все, грешить не грешил…
  - У тебя крыша поехала?! – Турбин постучал согнутым пальцем по виску. – Чего ты мелешь?
   Но каптенармус, глядя вникуда, продолжал бессвязно бормотать.
  - Не наркоманил, не воровал, не грабил… С предками не грызся, не то, что другие. Девчонка была… Не пойму, за что?!
  Турбин на коленях подполз к нему, сгреб за плечи и хорошенько встряхнул.
  - Приди в себя, Валька!.. Слышь, что я говорю?
   Коновалов поднял на него пустые глаза, несколько секунд смотрел так, точно не узнавал.
  - Это все ты! Ты и дружок твой Кошкин. Все из-за вас. Не та бы самогонка, ничего бы этого не было. Ничего!.. Угораздило же меня… Дурак, во-о дура-ак… - Простонав, он покачал головой. – Знаешь, Турбин, о чем я мечтаю? Знаешь?.. Вырваться отсюда, вырваться любой ценой, вернуться в учебку. Разбить морду замполиту, в кровь! Чтобы он, падла, в ногах валялся…
  - Прекрати!..
  - Он знал, мразь, куда посылал… Ему наплевать, что будет с нами. Мы сдохнем здесь, все сдохнем! Так же, как Максимов и Борька Сургучев… Все сдохнем!
  - Заткнись! – прохрипел ему в лицо Турбин и, размахнувшись, залепил звонкую, отрезвляющую пощечину. – Все будет хорошо, ты понял? Мы выберемся, выберемся… И ты набьешь Звереву харю. Мы все вместе набьем!..
   Коновалов издал задавленный смешок, подобрал к груди колени.
  - Ты мне не веришь? Гадом буду…
  - Будешь… - каптер кисло улыбнулся, но глаза его приобрели осмысленность. – Тут не имеешь понятия, что случится через пятнадцать минут, а ты… загадывать. Куда мы без патронов, а?
  - Будут патроны. Обязательно будут. Ты только не дергайся, сиди где сидишь. Я мигом…
   Подхватившись с пола, Турбин вышел в коридор, задев плечом дверь. Дверь возмущенно загрохотала…
  Он спустился на первый этаж. Возле окна, через которое сбежал подстреленный снайпер, на лестничных ступенях сидел Володька Кошкин, вкручивая запал в гранату. На засыпанном пылью и щепой подоконнике лежали заготовленные автоматные рожки.
  - Живой?
  - А что мне будет? – с напускным оптимизмом ответил Кошкин. – Ты бы возле окошечка не светился, ребята во дворе больно ушлые.
  - Курить у тебя есть? Уши пухнут.
  - Да есть…
   Покопавшись в кармане, Кошкин достал мятую пачку "примы", вытащил полупустую сигарету.
  - Последняя, - вздохнул он и, высыпав остатки табака в ладонь, скомкал пачку. – Покурим.
   Турбин с осторожностью выровнял края папиросной бумаги, ссыпал в нее табачные крошки, прижег кончик о дергающийся огонек зажигалки. Затянувшись, сел к приятелю и блаженно выпустил ноздрями дым.
  - Как думаешь, продержимся? – спросил он.
  - А у нас есть выбор?.. Меня к "чехам" калачом не заманишь. Уж лучше сразу… - Кошкин кивнул на гранату. – "И дорога-а-я не узна-ает, какой у парня был конец".
  - Патронами не богат?
  - Вон все мое богатство.
  - Не густо, - Турбин втянул в себя горький дым и передал ему дымящийся чинарик. - А мы с Коноваловым совсем на мели.
   Обжигая губы, Володька дососал окурок, сплюнул его в лестничный пролет.
  - На, - он вытащил из бушлата горсть патронов. – А уж больше… извини.
  - И на том спасибо. С миру по нитке, голому одежда. Кстати, ты взводного не видел?
  - Откуда? Я из этого закутка никуда.
  Минуя раздевалку, Турбин услышал близкий хлопок и присел. В комнате, откуда потянуло сгоревшим порохом, сидел Бурков со снайперской винтовкой.
  - Пригнись…
   Во дворе затарахтел автомат, защелкало по стене; цвикнув, пуля высекла искру о рожок вешалки.
  - Четвертый. - Бурков острием гвоздя процарапал черточку на полированном прикладе винтовки.
  - Где взводный? - сидя на корточках, спросил его Турбин.
   Снайпер неопределенно повел рукой:
  - Где-то там…
  
   …Он нашел Черемушкина в бывшей столовой.
  
  * * *
  
   Комбат умирал в поварской на узком топчане, и Черемушкин, застыв над ним, видел приближение смерти, и был бессилен чем-то помочь. Запас промедола, поддерживавшего жизнь в обезображенном огнем теле, на время избавляя от адских мук, заканчивался, и лейтенант знал: случись быть раненым кому из бойцов, снять болевой шок будет нечем.
   Даже в такой момент, когда каждый солдат, и каждый патрон ценятся на вес золота, он позволил себе роскошь оставить при бесчувственном комбате рядового Клыкова, следить за его состоянием
   …Клыков прибежал с выпученными от страха глазами: комбат пришел в сознание и зовет к себе.
   Стоя над майором, Черемушкин силился разобрать, дышит он или уже нет. Обмотанные бинтами руки покоились на его груди, лицо – жуткая вздувшаяся маска, искаженная гримасой страдания.
   Веки комбата, дрожа, приоткрылись; красные от полопавшихся капилляров глаза прошлись по потолку, нашли лейтенанта. Распухшие, губы приоткрылись.
  - Вас зовет, - подсказал стоявший за спиной Клыков.
   Лейтенант нагнулся к умирающему, ощутил на щеке его горячее дыхание, слыша слабый шепот.
  - Обста…новка… Как обстановка?..
  - Плохо, - ответил он, считая, что не имеет права скрывать истинную картину. – Но пока держимся.
  - По… тери…
  - Двое убитых.
   Покрытые коростой губы вновь шевельнулись.
  - Спа… спасай людей, лей-тенант…
  В глазах Черемушкина пронзительно защипало.
  - Я уже решил. Будем прорываться. Иного выхода я не вижу.
  - С-спа… - по лицу комбата прошла судорога, он мучительно изогнулся.
  - Комбат… Товарищ майор… Товарищ…
   Комбат обмяк, перебинтованная рука упала с груди.
   Всхлипнув, Клыков выскочил из поварской, оттолкнув появившегося в дверях Турбина.
  - Что это с ним? – задал Турбин глупый вопрос, входя в каморку.
   Увидев лежавшего без признаков жизни комбата и окаменевшего возле него лейтенанта, сорвал с головы шапку.
   За стеной раздался взрыв, пол качнулся под ногами. Совсем близко застрочили автоматы.
   Лейтенант развернулся, уперся беспощадным, налитым ненавистью взглядом в солдата.
  - А ты чего стоишь? На позицию! Держаться до конца!
  
  Глава двадцать третья
  
   Сначала Васнецов подумал, что голоса ему послышались, что они просто плод его галлюцинаций. Он напряг слух, и сердце заколотилось. Ему не мерещилось, поблизости разговаривали.
   "Неужели не бросили?!" – мелькнула у него мысль.
   Он снова прислушался к тому, что происходило за верандой. Вне всякого сомнения, во дворе ходили, он слышал даже шаги.
   Прозвучавшая гортанная фраза на чужом языке бросила Васнецова в пот. Он с трудом поднял руку, пошевелил лежащего танкиста:
   - Похоже, чечены… Слышишь?..
   Танкист дернулся от толчка. Деревянно, как манекен.
   - Ты живой? – зашептал Васнецов, потянул с него матрас.
   И осекся, увидев серое лицо, открытые стеклянные глаза.
   "Готов!.."
   Он пошарил подле себя рукой, ища пистолет. Голоса звучали совсем рядом, чеченцев было не меньше двоих.
   Нащупав рукоятку, Васнецов попытался поднять пистолет. Но силы давно покинули его, пистолет стал не легче гири.
  Сжав зубы, двумя руками поднял ПМ, уперся в пол и переместил непослушное тело ближе к застекленным ячейкам. Так незаметнее. Быть может, боевики пройдут мимо, не удостоят вниманием веранду.
   Двинувшись, он пробудил забытую было рану, и крик сам вырвался сквозь сведенные зубы.
  
  * * *
  
   Новенькая "шестерка", с наклеенной на лобовое стекло фотографией генерала Дудаева, стояла у обочины с работающим двигателем. Шумела печка, нагнетая в салон прогретый воздух. В замке зажигания торчал ключ с болтающимся брелоком в виде оскаленного волка, гонял кассету магнитофон.
   Карим расслаблено сидел на заднем сидении. Сцены из ночного боя продолжали преследовать его, он вновь видел коридор школы, и ту автоматную вспышку с лестничной площадки, что по всем законам должна была сразить его и Руслана.
  Он неловко пошевелился – перетянутое бантами плечо пронзило шилом - и схватился за рану.
   - Больно? – повернулся к нему Руслан.
   У него забинтована рука, не ранение, а царапина. Но Шамал, командир ополченцев, настоял, чтобы обоих отвезли в госпиталь.
   - Зачем? – возмущался Руслан, стараясь не смотреть на рану, которую, хмуро сведя смоляные брови, бинтовала Лейла. – Я молодой, заживет, как на собаке.
   Он рвался в бой, жаждал ворваться в школу, где засели федералы, и биться с ними. До победы последний рывок, и, как назло, его снимают с дистанции.
  - Ты поедешь вместе с Каримом, - непреклонно сказал Шамал, выгребая ножом из консервной банки сайру. – Пусть врачи обработают рану. Иначе, попадет какая зараза – загнешься.
  Муса, хозяин "шестерки", уже сделавший рейс в госпиталь, пробовал воспротивиться:
  - Опасно! Российские корректировщики. Обратно ехал, чуть не накрыли. Улицы простреливаются снайперами.
  - Все равно придется, хочешь ты того или нет. Им помощь нужна, не пешком же тащиться через весь город. Хватит, кончай трепаться. Поезжайте.
   Муса в сердцах хлопнул дверью, скрежетнул коробкой передач. Круто развернувшись на узком пятачке, машина понеслась по улице.
  - Сделать погромче? – он вопросительно посмотрел на пассажиров в зеркало, потянулся к магнитофону, добавляя звук.
  
   Что такое Грозный? Это камни!
   Плачущие камни под ногами
   Грозный, ты напомнил душе о самом главном,
   Что свобода будет все же с нами…
  
   …распевал бард на манер "Осени" Шевчука. Непрофессионально поставленный голос резал слух. Мусу "переделка", похоже, устраивала. Он подпевал и при том умудрялся ладонями отстукивать на баранке подобие лезгинки.
  
   Город Грозный вечно во мгле,
   Триста лет ты был в кабале.
   Знаю точно – солнце взойдет.
   Свобода в Чечню к нам придет.
  
  "Шестерка" вылетела на проспект и прибавила скорости.
  - Куда мы так гоним? – завозился Карим.
   Водитель, с ловкостью лавируя разворотившие асфальт воронки, воскликнул:
  - Теперь иначе нельзя. Если не хочешь без пересадки к Аллаху попасть.
   Руслан смотрел по сторонам, узнавая и не узнавая родной город. Висели на столбах оборванные электропровода, горели дома. На углу, возле кинотеатра застыла подбитая БМП. Задние ее двери открыты, изнутри валил черный дым.
  - Их ночью много набили! – глазея не на дорогу, а на горящую бронемашину, хохотнул Муса. – Говорят, целую бригаду расхлестали.
  Он виртуозно обрулил валяющийся труп в солдатском бушлате.
  На следующем перекрестке горел бронетранспортер, броня его была сплошь в прострелах из крупнокалиберного пулемета. На асфальте расползалось мазутное пятно. И снова убитые, рассыпанные гильзы…
  Не доезжая до площади Минутка водитель тормознул машину, восторженно разглядывая разметанный взрывом танк.
  - Вот это да!.. – он вылез из машины, любуясь зрелищем.
   Открыв дверцу, Руслан присоединился к нему. Подойдя к дымящемуся остову, он представил, какой силы был внутренний взрыв, если башня отлетела шагов на десять, завалив стену дома. Повезло, если не было хозяев. Чего не скажешь об экипаже…
  - Смотри-ка…
   Муса перепрыгнул сточную канаву, подошел к забору, под которым лежал труп и поднял с земли автомат.
  - Трофей! – он передернул затвор, задрал ствол в небо и нажал на спуск. – Работает… Почему у вас винтовка на двоих?
  - Не досталось.
  - Забирай, - Муса всучил ему автомат. – Бери.
  - А ты?
  - Еще найдем. Надо по дворам посмотреть, тут такого барахла должно быть навалом.
  Раздавливая ледовые корочки на застывших лужах, они пошли вдоль забора и впереди, на пересечении двух дорог, увидели другой мертвый танк, безвольно опустивший длинный хобот орудия.
  - Сколько же их здесь?.. – поразился Руслан.
  - Много… Видишь ли, Масхадов, в ночь на первое, запретил любые передвижения машин по Грозному. А эти… напрополом с включенными фарами. Грех было не заметить и пропустить.
   Они остановились перед выбитыми воротами. Исцарапанная траками, створка валялась на земле, другая – погнутая мощным ударом, висела на одном шарнире.
   Во дворе, подмяв гусеницами парник, курилась бронемашина.
  - Что это за хреновина? – озадачился Муса и обошел ее вокруг. – Похожа на БМП, но точно, не она. У той вроде на башне пушка…
  Машина, чего и следовало ожидать, была пуста.
  - Сбежали, - присел возле заснеженной грядки водитель, показывая прутиком на вдавленный в мягкую почву след. – Солдатский сапог. Пойдем, поищем их. Далеко не ушли.
  - Карима надо срочно в госпиталь.
  - Брось ты, какая срочность? Я же видел, пуля прошла навылет. Думаешь, врачи с ним долго валандаться будут? Заклеют дырку лейкопластырем, поставят укол от столбняка, и гуляй дальше. У них палаты тяжелыми завалены.
  Следы вели в конец огорода, отгороженный редким штакетником. Муса внимательно осмотрел набухшие от сырости заостренные кверху доски, снял с выступающей шляпки гвоздя прядь зеленоватых нитей и торжествующе сказал Руслану:
  - Здесь они и перелезали.
  Перебравшись в соседний двор, он как опытный сыскарь, нашел следы, уверенно повел к старому, побеленному на украинский манер, домишке.
  - Подбитые танки, это еще фигня, - бахвалился он на ходу. – В госпитале слышал: наши захватили "восьмидесятку", целую и невредимую, с полным боекомплектом.
  
  
  __________
  БМП – боевая машина пехоты.
  
  Отстала от своих, солдатня захотела куревом запастись. Подъезжают к остановке, а там наши. Вылазит механик и спрашивает: "Мужики, где киоск поблизости?" Ребята не растерялись, подманили его пачкой и, не отходя от кассы, отправили в расход. Те двое гавриков, которые в башне сидели, выстрелов не слышали. А потом им в люк гранату показали и пообещали бросить, если не вылезут.
  - Вылезли?
  - Как миленькие. Жить хотели... Их тут же, возле остановки, в распыл. Каково, а?
   Он вдруг посерьезнел, завертел головой, прислушиваясь.
  - Ты слышал?
  - Что? – не понял Руслан.
   Цепким взглядом водитель Муса окинул примыкающие к дому пристройки, скользнул по крыльцу.
  - Нашел! – тихо произнес он.
   Теперь и Руслан заметил на крыльце комки грязи, принесенные явно обувью.
  - Проверим?
  Взяв автомат на изготовку, он поднялся по ступенькам и пинком распахнул дверь. В грудь ему смотрел пистолет, что держал обеими руками сидевший на полу человек. Ствол пистолета дрожал. И медленно опустился.
  Руслан прошел на веранду, вырвал из кисти ПМ. Мужчина не шелохнулся, лишь закрыл глаза, ожидая развязки.
  - Вставай! – рявкнул от двери Муса.
   Но он продолжал сидеть, пот крупными каплями выступил на измазанном копотью лбу.
  Руслан потрогал окоченевшую шею лежащего рядом с ним армейца:
   - Мертвый.
   - Подъем! Кому сказал?..
  - Да какой ему подъем? – усмехнулся Руслан и, присев к федералу, развел полы его камуфлированной куртки, показав водителю коричневые в подсыхающей крови бинты. – Забираем его.
  - Зачем?! Пусть сдыхает. Собаке собачья смерть.
  - Остынь ты… Все же человек. Отвезем его в госпиталь.
  - Делать мне нечего! – заупрямился Муса и демонстративно скрестил на груди волосатые руки. – Там нашим места и лекарств не хватает, на него еще переводить. Кто их сюда звал?! Ты? Или я? Вот и пусть гниет, пока дерьмом своим не захлебнется.
  - Помогай!
  - Ага, жди.
   Руслан выщелкнул из рукоятки пистолета магазин, посмотрел на патроны и вогнал его назад. Подержав на ладони, протянул водителю.
   - Отвезешь, будет твой.
   Глаза у Мусы загорелись. Еще бы, в перенасыщенном оружием Грозном пистолеты до сих пор считались роскошью, их не хватало командирам, не говоря уже о рядовых ополченцах. Руслан знал, на что давить.
  - Шут с тобой! – проворчал Муса, запихивая пистолет за пояс. – Отвезу, только все равно он сдохнет.
  
  * * *
  
   Васнецов уже приготовился к смерти, и ждал пулю, как избавление.
  …Когда дверь от удара распахнулась, он превозмог себя и поднял пистолет, ловя дрожащим стволом размытую фигуру.
  __________
  ПМ – пистолет Макарова.
  
  И он нажал на собачку, но выстрела не последовало. Пистолет стоял на предохранителе.
   Размытое пятно сформировалось в стройную фигуру молодого чеченца, наставившего на него автомат. Уронив ПМ, Васнецов отрешенно закрыл глаза. Будь теперь, что будет.
   Но его не торопились убивать. Молодой о чем-то спорил с появившимся в дверях приятелем, сути спора Васнецов не разобрал, догадываясь лишь, что спор идет о нем.
   Его подняли с пола, поставили на ноги. Голова пошла кругом, пол покачнулся, и он наверняка бы рухнул, не подхвати его чеченцы. Они вынесли его во двор, повели огородом.
   Чеченец постарше грубо дергал его за локоть, в его голосе сквозила неприкрытая злоба.
  - Перебирай ногами! – то и дело рявкал он, и Васнецов, в чьем воспаленном мозгу билась единственная, обжигающая мысль: "ПЛЕН", сожалел лишь о малом. Была бы граната! Ему бы хватило сил вытащить чеку.
  Но гранаты у него не было, как не было и сил сопротивляться. Его провели мимо подбитой командно-штабной машины, из люков которой тянулся в чистое утреннее небо дым…
  Еще сутки назад ему все виделось по другому, о плене не могло быть и мысли, как и о том кошмаре, что ему довелось и еще доведется пережить.
  Какие-то сутки, двадцать четыре часа…
  
  * * *
  
  - В салон его не посажу! – категорично заявил Муса, отпуская пленника.
  Вынув из зажигания ключ, открыл багажник, с трудом вытащил запаску и закатил ее между пассажирским сиденьем и приборной панелью. Туда же, на резиновый коврик, бросил кожанку с инструментами.
  - Полезай, урод.
   Вдвоем с Русланом они запихали пленного в багажник.
  - На что он тебе сдался?! – усевшись за баранку, проворчал он.
   Руслан только пожал плечами.
  
  Глава двадцать четвертая
  
   Канонада раскатами бухала на северной окраине Грозного, но здесь, ближе к центру города, где сейчас находился Якушев, было обманчиво тихо. Тишина, которой Якушев не верил.
   К обеду потеплело, запрыгали на ветках притихшие воробьи, наполняя улицу звонким весенним щебетом. Галдела лазившая по погибшему российскому танку ребятня. В передний каток "семьдесятдвойки" угодил снаряд. Гусеницу сорвало, машину развернуло поперек. Экипаж успел покинуть ее; и теперь башенные люки откинуты, орудие нацелено куда-то поверх домов. Поверженный монстр, застывший монументальным изваянием на всеобщее обозрение.
   Якушев отснял несколько кадров. Мальчонка лет десяти, свесившийся в разверстый люк и укающий в него, как в колодец, заметив внимание репортера, поднял кулак над головой и, подражая взрослым, закричал:
   - Смерть российским оккупантам!
   Пряча фотоаппарат в футляр, Якушев случайно обратил внимание на жестяную табличку на воротах ближнего к нему дома.
  - Улица Мира, - прочитал он.
  Еще вчера подобное совпадение всколыхнуло бы его, но сегодня, после бессонной ночи, проведенной под сводами подвального ресторанчика "Лозанна", ставшего убежищем для десятка оставшихся в Грозном, не смотря ни на что, журналистов, и часовой "прогулки" по городу, трудно было чем-то поразить его воображение.
   В недалеком прошлом это был модный ресторанчик, оформленный в готическом стиле, где любила собираться молодежь, и вечерами, на крохотной сцене играл джаз-банд. Потом начались бомбежки, город окружили войска, и ресторанчик опустел. Где теперь те веселые компании, что собирались за столиками, и вино лилось рекой?.. Где виртуозы-музыканты, послушать которых вечерами сюда стекалась публика?..
   Нынче ресторан выживал только за счет репортеров (туристов в Грозный не влекло), и национальные блюда, которыми славились здешние повара, сменились обыденными, столь же лишенными изюминки, как жареная картошка.
  
   …Потолок дрожал, металось пламя толстой парафиновой свечи, выставленной на барную стойку. Снаружи грохотало, и кирпичные стены не могли подавить звуки выстрелов. Якушев неудобно лежал в углу, прислушивался к артиллерийским раскатам, и до утра не сомкнул глаз.
  Утром сон его все-таки сморил, и когда он проснулся, подвальчик опустел. Коллеги – журналисты, едва в городе стихло, подались за сенсациями…
   Якушев грыз подсохшую булочку, запивая горячим чаем, когда зазвенел над входом колокольчик, и вниз спустился парень в маскхалате и армейской каске, на которой синим фломастером крупными буквами было выведено: УКРАИНА.
   Он подошел к стойке и бросил хозяину десять долларов.
  - Сто грамм водки. – И подмигнул Якушеву. – Жарковато наверху.
   Тот неопределенно пожал плечами.
   Залпом хлопнув стопку, наемник без спроса отломил кусок от его булки, бросил в рот, работая челюстями.
  - Журналист? – взгляд его зацепился за видеокамеру. – Туда собрался?.. Одному не советую.
  - Почему?
  - Угодишь под горячую руку. Стреляют!.. Лучше прибейся к какому-нибудь отряду и работай с ними. Материалу будет во-о, - он провел ребром ладони по шее, - хоть отбавляй.
   Якушев поблагодарил за совет, хотя воспользоваться им пока не собирался. Расплатившись с хозяином, он выбрался из подземелья на свет.
  
   Он бродил по обезлюдевшему городу, поражаясь масштабу трагедии, разыгравшейся ночью на его улицах. В воздухе витал запах дыма. Без преувеличения, на каждом углу он сталкивался с последствиями ночных боев: с подбитой, кое-где догорающей, техникой, телами убитых – как солдат и противостоящих им боевиков, так и мирных горожан…
   Перед ним предстал разваленный попаданием снаряда шлакоблочный жилой дом, досчатый скелет крыши, груда кирпича и досок, возле которых, упав на колени, выла семидесятилетняя старуха.
   Якушеву сделалось жутковато от ее подвываний, захотелось зажать уши и немедленно уйти, но в нем воспротивился журналист, и пальцы полезли в кофр за фотоаппаратом. Он уже представил этот снимок, и шагнул вправо, чтобы улучшить ракурс. Под ногой сломался сучок, старуха вздрогнула, точно услышав выстрел. Она обернулась к нему, серебряные пряди выбились из пуховой шали, упав на затертый норковый воротник пальто.
   Опустив фотоаппарат, он почувствовал себя неловко, как мальчишка, пойманный за подглядыванием.
  - Вы здесь жили? – спросил он.
   Старуха поднялась с колен, промокнула кончиком шали мокрые от слез дряблые щеки.
  - Ничего не осталось… За что нам такая напасть?.. Чем Бога прогневили?
   Якушев молчал, ответа на этот вопрос у него по-прежнему не было.
  - Я всю жизнь в Грозном прожила… Мужа здесь схоронила. Куда мне теперь?..
   Он развернулся и ушел, оставив ее наедине со своим горем, потому, что не мог хоть чем-то помочь, а главное, не знал, чем. На душе было гадко.
  
  * * *
  
   … Многоквартирная девятиэтажка на проспекте, подобные которой в народе метко называют "китайской стеной", попав под ночной обстрел, горела. Из многих окон вырывалось пламя, коптя узорчатые балконы и панельные стены.
  Но внизу не суетились пожарные расчеты, не бежала по асфальту ручьями вода из неплотно соединенных брезентовых рукавов, не хлестала напористые струи по объятым пламенем окнам. Дом горел, и никому не было до этого дела…
  
  * * *
  
   И вот этот поверженный танк на улице Мира, с бортовым номером "835". Вездесущие мальчишки, лазающие по его броне; малец, оседлавший некогда грозную пушку. Картина, вызывавшая в Якушеве ассоциацию с кадрами послевоенной хроники, где русские дети на только что освобожденной территории облюбовывали для игр брошенную в спешке врагом технику.
   Так он подумал, и отогнал от себя эту мысль, уж очень откровенным получилось сравнение…
   По проспекту пронеслась машина. Уже скрывшись за домами, притормозила и сдала назад. Из водительской двери Якушева окликнули:
   - Эй, ты журналист?
   - Да.
   - Иди туда, - водитель махнул в сторону, откуда только что ехал. – "Градом" людей побило. Иди, посмотри…
  
  * * *
  
   Он растолкал зевак, протискиваясь к смятому кузову "жигулей", захватывая видоискателем покореженное, в рваных пробоинах, железо, гнутые стойки и месиво из обшивки, металла и человеческой плоти. Специальных инструментов у людей не было, а потому извлечь изнутри убитого не могли.
  Камера прошлась по гнутой, заклинившей дверце, крупным планом взяв подсыхающий на белой краске кровоподтек.
   - Видишь, что творят?.. – возмущались позади, толкая Якушева и мешая ему работать.
   Он выбрался из толпы, обходя изрывшие дорожное полотно воронки, приблизился к тротуару, где лежали убитые. Навел камеру на неловко подогнувшего колени мужчину - гражданского, если судить по одежде, чье лицо закрывала норковая формовка. Несколько тел валялись на дороге, вблизи воронок. Там, где их застала смерть.
  _________
  "Град" - Установки залпового огня, состоящие на вооружении МО России.
  Тягуче стонала пожилая женщина. Рейтузы на коленях были разорваны, торчали перебитые кости и порванные сухожилия, хлестала кровь.
  Загудел приближающийся грузовик. Ополченец в милицейской длиннополой шинели выбежал ему навстречу, замахал руками. Перетолковав с шофером, он откинул борт и вскарабкался в кузов.
  - Тащите сюда убитых! – гаркнул оттуда собравшимся.
   Трупы поднимали за руки, за ноги, несли к машине и, раскачав, забрасывали наверх, как мешки. Пачкаясь в крови, ополченец цеплял их за ворот, оттаскивал к кабине.
   - А ты чего стоишь? – спросил Якушева мужик в кожаной куртке. – Давай этого…
   Превозмогая брезгливость, Якушев взялся за обезглавленного чеченца, лежавшего в шаге от воронки. Стараясь не вдыхать мутящий запах, помог донести до грузовика. Передав тело ополченцу в шинели, отошел за машину, справляясь с приступом тошноты.
  - А старуху забыли? – крикнули из кузова.
  - Да она русская!..
  - Пусть Ельцину скажет спасибо…
  - Несите сюда!
   Ему подчинились, и женщину переложили в машину. Ополченец вскользь оглядел ее раны, стащил с приклада жгут и охотничьим ножом перерезал пополам. Обрезками крепко перетянул ноги выше колен.
   Спрыгнув на асфальт, поднял борт, набросил на крючья цепь.
  - Поедешь с ними, - приказным тоном сказал он Якушеву.
   Тот подчинился и полез в кабину.
  
  * * *
  
   Городская больница была в пятнадцати минутах езды. Подрулив к крыльцу, шофер выключил двигатель и посмотрел на Якушева.
   - Ищи санитаров. Пусть забирают трупы.
   Он вошел в дверь, где висела табличка "Приемный покой". На расставленных вдоль стен стульях сидели четверо пациентов.
   - Я убитых привез, - обращаясь сразу ко всем, сказал Якушев. – Не знаете, куда…
  - С торца вход в морг, - ответил ему рыжебородый мужчина, чья левая рука покоилась на перевязи.
  Еще у входа он почувствовал специфический запах разложения. Якушев достал носовой платок, закрыл им нос и спустился в подвальное помещение. Внизу зловоние усиливалось, платок уже не помогал.
  Он попал в отделанную кафелем каморку, где стояли у стены носилки с расплывшимся на матерчатом ложе пятном. Тошнота подкатила к горлу.
  - Чего тебе? – вышел из закутка санитар, который с запахом, видимо, уже свыкся.
  Он, как ни в чем не бывало, дымил папиросой, с усмешкой глядя на бледного лицом Якушева.
  - Я трупы доставил.
  - Ну так тащи их сюда. Думаешь, они мне нужны? Все завалено жмуриками, девать некуда. Света нет, холодильники не работают…
  - У меня еще раненая, надо к врачам… Не заберете, выгружу прямо перед крыльцом.
   Угроза, как ни странно, возымела успех. Санитар заглянул в закуток, позвал напарника, а Якушев вылетел на воздух, зашел за угол и, держась за стену, опорожнил желудок.
   Сплюнув горькую слюну, обтер платком рот, скомкал в карман.
   Водитель возился в кузове.
  - Бабка живая? – подойдя, спросил репортер.
  - Живая… Только ног-то у нее, вроде, тю-тю…
   Они спустили ее на землю. Женщина охала, тупо смотрела мимо.
  - Старая! – затряс ее за плечо шофер. – Слышишь меня? Держись за шею. Крепче!..
   Посадив бабку на руки, понесли в приемный покой.
   В коридоре врач в несвежем халате и накрахмаленной шапочке осматривал ожидающих приема раненых.
  - В операционную! – ему хватило беглого взгляда.
   Старуху положили на хирургический стол, из-за ширмы выпорхнула медсестра, легкими касаниями ощупала раздробленные колени, ослабила правый жгут. Алая струйка обрызгала ей халат.
   Промокнув рану тампоном, сестра бросила его в обычное эмалированное ведро, до верха забитое окровавленными бинтами и марлечками.
   У Якушева откровенно подгибались ноги, когда он отходил от стола.
  - Выйдите! – рявкнул на него хирург, держа за кисть пациентку. – Немедленно.
   Он ушел на крыльцо, сел на холодный бортик парапета. Через двор к подвалу уходили санитары с носилками, с которых свешивалась рука. Водитель уселся за баранку и посигналил.
   - Езжай! – махнул ему Якушев.
   Он еще долго сидел на крыльце, стирая с ладоней засохшую чужую кровь…
  
  * * *
  
  Карима завели в процедурную, усадив на кушетку. Он с недовольством на лице отстранился от Руслана, помогавшего сесть поудобнее, буркнул:
   - Чего ты меня лапаешь, как девицу? Сам, что ль, беспомощный?..
   В коридоре Руслан поймал за рукав Мусу, позвал на выход.
  - Ты про русского забыл? Давай приведем.
   Муса вложил ему в руку ключи.
  - Я к нему больше не коснусь. Хватит с меня того, что привез сюда.
   Спорить Руслан не стал. Сойдя к припаркованной к крыльцу машине, отпер багажник. Пленный скорчился внутри и не шевелился.
  - Вылазь, - Руслан потряс его за плечо. – Слышишь?
   Из багажника напахнуло мутяще сладковатым. Дорогой раненого растрясло, рана открылась, и под него натекла лужа крови. Вытаскивать его самому было не по силам.
   Руслан позвал сидевшего на парапете мужчину, вдвоем они с трудом извлекли Васнецова из багажника. Он был без сознания, висел на руках, подбородок безвольно упирался в грудь. Берцы его бороздили по асфальту, задевали тупыми носами о выщербленные ступени.
   В проходе расступились, давая внести его в приемный покой. Стуча каблучками, вбежала медсестра. Взяв за кисть, нашла пульс, сосредоточенно сверилась с секундной стрелкой наручных часов. Потемнев и без того смуглым лицом, полезла в стеклянный шкафчик, загремела склянками.
   Она вытащила коробочку ампул и никелированный ящичек с инструментами. Подняв блестящую крышку, вынула обычный шприц, ловким движением снесла запаянную головку ампулы, закачала в него бесцветную жидкость. Засучив Васнецову рукав, мазнула наспиртованной ваткой по плечу и вонзила иглу под кожу.
   Неспешно вышел хирург; не тот, уже в возрасте, которому Якушев сдал обезножившую старушку. Ему был года двадцать четыре, в очках с круглыми стеклами, чем напоминал студента.
  - Ранение в живот, Турпал Шамильевич, - откладывая использованный шприц, сказала сестра.
  - Вижу. Что у нас там? – он взял со стола медицинские ножнички и взрезал слой заскорузлых бинтов. – Так…
  Осмотрев рану, он задумчиво потрогал острый нос:
  - На операционный стол.
  - Как же так, доктор?! – возмутился у него за спиной Муса. – У нас тоже раненый, только что с передовой привезли. А это федерал, оккупант. Он обождет. Давай сперва нашего!..
   Якушев предпочел не вмешиваться, оставаясь сторонним наблюдателем, и ждал вердикта врача. Решение это для него многое значило, ибо в нем крылся ответ на до сих пор мучавший вопрос: кто же они есть, эти чеченцы? Поголовные преступники, без малейшего понятия о жалости, или обычные люди, для которых сострадание к ближнему – не пустой звук?..
  - Я на работе, - ровно ответил хирург. – И мне без разницы, кто из них кто. На моем столе все одинаковы, и первым на операцию пойдет тот, кто более в ней нуждается.
  Медсестра выкатила в комнату передвижные носилки. Васнецова переложили на них, мягко скрипнули резиновые ролики, увозя пациента по переходам больницы.
  
  * * *
  
   Занявшись раненым, о Кариме не забыли. Вернувшаяся медсестра помогла ему снять куртку. Ножничками разрезала повязку, открыв припухшую пулевую рану, из которой тут же протекла струйка крови. Обмакнув марлевый тампон в пузырек с перекисью водорода, она осторожно обработала края. Карим закусил губу и отвел глаза в сторону.
   - Больно? – заметив движение, спросила его сестра.
   Он вымученно улыбнулся и соврал:
   - Не-ет…
   - А что ж ты тогда напрягся? Ранка пустячная, больше крови… Посмотрим, что у нас сзади…
   Она отодрала присохший к выходному отверстию тампон, не забывая следить за состоянием пациента.
  - Голова не кружится?
  - Не-а, - снова соврал Карим, хотя хотелось взвыть от пекла, разгорающегося под ребрами.
  - Вы легко отделались. Пуля не задела легкого. Можете пошевелить пальцами?
   Карим с некоторым содроганием шевельнул указательным, было не так уж и больно.
  - А другими?
   Он пошевелил и другими пальцами.
  - Ничего серьезного, - констатировала сестра и отошла к шкафчику, доставая рулон марли.
  Якушев, стоявший в дверях, спросил:
  - У вас проблемы с перевязочным материалом?
   Сестра повернула к нему хорошенькую головку, теми же ножницами, что недавно кромсала окровавленные бинты, выкроила квадрат марли, сложила ее втрое.
  - Запасы же не резиновые, - ответила она на его вопрос. – О чем говорить, когда инструментарий обрабатываем на костре в кастрюле.
  С помощью лейкопластыря она прикрепила заплату под ключицей Карима, затем на груди. Кровь уже не шла. Несильно натягивая бинт, перевязала его.
  - Можно уже идти? – пошутил Карим, пытаясь подняться.
  - Если только в палату, - на полном серьезе сказала сестра милосердия. – Денька три придется побыть у нас.
  - Да вы что?! Некогда мне…
   Она прикрикнула:
  - Больной! Ведите себя пристойно.
   Руслан, подавливая улыбку, отвернулся к окну. Около ограды трепетал крохотный костер. На двух кирпичах, поставленных на ребра, кипела кастрюля. Вспенившаяся вода то и дело проливалась через неплотно прикрытую крышку.
  - Проводите своего друга, - заполняя карточку, попросила медсестра Руслана. – Ему в травматологию, в левом крыле.
  Когда дверь за ними закрылась, Якушев подсел к столу.
  - Вам чего? – подняла на него влажные глаза сестричка.
  - У меня к вам будет пара вопросов. Я журналист. – Для пущей убедительности он показал ей зашитую в целлулоид карточку.
  - Задавайте, - кивнула она подбородком.
  - Условия, в которых вы работаете, не самые лучшие. Вы справляетесь с наплывом раненых?
  - Наша больница не имела предназначения госпиталя. Раньше мы принимали людей с обычными болячками: аппендицитами, язвами, воспалениями. Но вы же видите, что вокруг творится?..
  - А если бомбежка или обстрел? У вас есть куда эвакуировать больных?
   Она внимательно посмотрела на него.
  - Были и бомбежки, и обстрелы. Если идет операция, куда отойдешь от стола? А больные… Кто спускается в подвал. Там надежнее. Сами понимаете: над головой целых четыре этажа.
  - Простите за бестактный вопрос… Рано или поздно, ценой любых потерь, армия войдет в Грозный. Вы же понимаете, что это вопрос нескольких дней.
  - Если они придут с ю д а, - сделав ударение на последнем слове, девушка вышла из-за стола и, раскрыв настенный шкафчик, вытащила гранату. – Я убью себя. Но я одна не умру. Двоих, троих солдат уведу за собой на тот свет.
  - И вы не боитесь? – спросил Якушев, пытаясь представить на ее месте свою Вику. Смогла бы она, приди час, с такой же решимостью говорить о смерти, а если надо, и пойти на смерть, как эта девочка?.. Наверное нет… Она столь же избалована столичной, беззаботной жизнью, как, впрочем, и он. И ей, как и ему, есть, что терять…
  Медсестра убрала гранату в шкафчик с тем же небрежием, как если бы в руках ее была простая картофелина.
  - Нет!.. Еще вопросы будут?
  
  * * *
  
   Отдав снайпера на попечение медикам, Руслан длинным коридором, путаясь в переходах, вышел во двор. На левой руке его белела свежая повязка, болезненно ныло плечо, куда ему только что вкололи укол от столбняка. Он почесал за ухом, представив, сколько придется добираться к отряду, и подумал, где бы поймать машину, чтобы не шлепать через весь Грозный пешком.
   Удача подвернулась в виде облезлого "Москвичонка", что, тарахтя разбитой коробкой передач, подкатил к крыльцу. Из-за руля вылез парень, обойдя машину, подсобил выбраться товарищу с толсто обмотанной бинтами шеей. Фигура его и движения были Руслану очень знакомыми. Поднимаясь с раненым по крыльцу, парень обернулся, и взгляды их встретились.
   Сомнений не было, перед Русланом был его старший брат Умар.
   - Ты?! – в голосе Умара было столько удивления, точно он лоб в лоб столкнулся с тенью отца Гамлета.
  - Я, - кивком ответил Руслан.
   Брат сильно изменился, и вроде бы даже постарел. Он осунулся, густо зарос курчавой щетиной. Солдатская телогрейка, явно с чужого плеча, едва сходилась на нем, висел на плече автомат со смотанными в спарку магазинами.
  - Погоди минуту, - справившись с замешательством, сказал Умар. – Отведу только…
   Он скрылся за дверью. А Руслан подумал, как ему рассказать о родителях. Сразу, выложив всю правду в лоб, или подвести постепенно…
  - Так кто из нас прав? – спросил, выйдя на крыльцо, Умар. – Курить будешь? – он достал пачку "Ичкерии", воткнул в складку рта сигарету. – А… - он поморщился. – Ты же не куришь… С этими заморочками скоро забудешь, как звать.
  - Дай, - попросил Руслан и закашлялся, затянувшись крепким дымом.
  - Не майся дурью, - посоветовал старший брат. – Ты как здесь очутился? Что с рукой?
  - Мелочь… Ночью немного повоевал.
   Судя по выражению лица, Умар был нимало удивлен.
  - Так ты что, не из дома?..
  - Нет дома, - дрогнувшим голосом сказал Руслан. – Разбомбили.
  - То есть как?.. Подожди, а родители?.. Что с ними?
   Руслан молчал, посасывая бумажный фильтр.
  - А ты… ты где был в это время?!
   Опустившись на холодную ступень, Умар дожег сигарету, полез за новой. Руслан продолжал молчать.
  - А мы на Коране поклялись, что не отступим. Будем держать дворец до последнего. Ночью тоже дали русским дрозда. Танк спалили, что на площадь выехал. Только и успел из пушки по дворцу стрельнуть, спалили… к едреной матери! С утра уже два раза бомбили… Ничего, у нас подвалы. Пока терпимо.
  Руслан слушал брата, который за этими ненужными словами пытался скрыть растерянность и горечь потери самых близких ему людей. Он молча слушал, не перебивая.
  - Мы крепко держимся. Шиш вам, а не Президентский дворец.
   Он резко встал, взял брата за плечи.
  - Поедем со мной. У нас с людьми сложновато. Хоть при мне будешь.
  - Извини, не могу.
  - Почему?
  - Меня ждут. Шамал, Лейла… Ребята… Я своих не брошу.
   Умар покачал головой, точно иного и не ждал.
  - Что ж… Я понимаю. Прощай.
   Обменявшись рукопожатиями, братья, следуя внезапному порыву, обнялись.
  - Будь жив, братишка. Надеюсь, еще увидимся.
  
  Глава двадцать пятая
  
  Не сумев выбить из школы забаррикадировавшихся федералов чередой ночных атак, боевики Шамала Исрапилова изменили тактику. Воспользовавшись временной передышкой, пробираясь дворами, они незаметно подошли вплотную к зданию, и по команде, бросились на штурм.
   Первым об этом узнал связист, первогодок весеннего призыва Женя Желуденко. В окно крошечной комнатушки завхоза, где, оставив за ненадобностью вышедшую из строя рацию, он контролировал свой сектор, влетела граната.
  ___________
  Спарка – смотанные автоматные магазины.
  
   Он не успел даже испугаться, заворожено глядя на крутящуюся на линолеуме круглую, с белым пластмассовым запалом, болванку. И лишь когда от запала с тихим щелчком отлетела скоба, и время повело обратный отсчет, безжалостно глотая отведенные ему секунды, он вдруг завизжал, страшась смерти, и закрылся руками, словно это могло спасти…
  
  * * *
  
   Раскат взрыва смешался воедино с чьим-то воплем:
   - Че-хи-и!!!
   Сорванная с петель воздушной волной дверь вылетела в коридор, под потолком заклубился ядовитый дым.
   Турбин вывалился в холл, упал на четвереньки, давясь разрывающим грудную клетку кашлем. Едкая чесночная вонь тротила жгла внутри, он жадно хватал перекошенным ртом воздух и не мог его протолкнуть в легкие.
   Отовсюду стреляли, оглушающе звенело в ушах. Он видел, как в дальнем конце коридора, где был Кошкин, оседал дым, и трассеры блеклыми светляками дробили стены, высекая кремневые искры.
   В выбитое окно полез чеченец. Он лез, не замечая Турбина; зацепившаяся за широкий подоконник разгрузка мешала ему.
   Турбин вскинул автомат. Боевик поздно заметил наставленный на него ствол, что-то закричал, хрипло и страшно. Приклад привычно дернулся от выстрела. Крик оборвался.
   Тотчас на него налетели сзади; чужая лапа развернула к себе. Турбин увидел обросшее колючей щетиной лицо, зеленую повязку с арабской вязью на лбу, сверкающие бешенством вытаращенные зенки.
  Крепкая зуботычина опрокинула его на спину. Перекувыркнувшись через голову, Турбин ударился о стену. Рот наполнился вязкой соленой жидкостью. Сплюнув сгусток вместе выбитым зубом, он бросил быстрый взгляд на приближающегося врага и на свой автомат, что выронил возле колонны.
  Опираясь спиной о стену, Турбин поднялся. И вновь задохнулся, получив профессионально поставленный удар в солнечное сплетение. Боль захлестнула его, он побагровел и, схватившись за живот, осел. Сгребшая за воротник лапа не дала ему стечь на замусоренный пол, держала на весу, как паршивого котенка.
  Новый тычок в челюсть послал его в нокдаун. Барахтаясь под массой здоровенного чеченца, Турбин сопротивлялся из последних сил. Но силы были неравные; после нескольких ощутимых плюх, на которые чечен не скупился, в голове поплыло.
  Нохча оседлал его и скалил прокуренные желтые зубы, с которых летела слюна. Он уже победил, это дохляк-солдат – не борец; он и не с такими справлялся на ринге. Растягивая удовольствие, он выдернул из узорчатых ножен заточенный клинок кинжала и, читая ужас в округлившихся глазах мальчишки, чиркнул большим пальцем по шее.
  - Ты сдохнешь! – осклабился он и повел жало кинжала к шее солдата.
   Турбин обеими руками вцепился в сжимавшую кинжал кисть, не давая ей опуститься ниже. Но чеченец загоготал, налег всем телом, преодолевая сопротивление. Медленно, по миллиметру, жало опускалось.
  Высвободив левую руку, Турбин уперся в колючий подбородок чеченца, задирая ему голову. Тот затейливо выругался, но делал свое дело.
   Мир для него сфокусировался на поблескивающем острие, которое, несмотря на все усилия, безудержно приближалось. Вот оно проткнуло ткань пятнистой куртки, кольнуло льдом кожу. Сламывая последнее сопротивление, чечен сдавил ему горло…
   Хватка внезапно ослабла, душившая пятерня соскользнула с потного горла. Боевик захрипел, из приплюснутого носа потекли извилистые струйки.
  Затухающим взором Турбин успел увидеть появившегося рядом Кошкина, державшего автомат за ствол, как дубину…
  
  * * *
  
   Хлесткие пощечины привели его в себя. Он с трудом приподнял налитую свинцом голову, озираясь на убитого боевика, что лежал у стены, разметав руки.
   - Вставай! – тормошил его Кошкин.
   Взявшись за протянутую руку, Турбин поднялся.
  - Да давай же… - Кошкин всучил ему автомат и потащил по коридору. - Уходить надо… "Чехи" повсюду!
   Непонятно откуда вынырнул грязный, как черт, лейтенант, закричал дурным голосом:
  - Какого?..
   Добавив разухабистым матом, он швырнул Кошкина к лестнице.
  - Убирайтесь отсюда!!! Живо!..
   Перевалив до сих пор пребывающего в прострации Турбина через подоконник, Володька следом выпрыгнул наружу.
   В школе продолжали трещать очереди…
  
  * * *
  
   Вымотанный ночным противостоянием Шамал Исрапилов шел по школьным коридорам. Он выдавил отсюда федералов, но вынужден признать: они дрались отчаянно. И обречено.
  Он потерял за ночь троих убитыми и пятерых ранеными, и школу брал горсткой людей, не дожидаясь обещанного подкрепления. Он пошел ва-банк, и он выполнил приказ. Квартал до сих пор под контролем. А то, что он не стал преследовать отступивших солдат, имелись свои причины.
   С лестничной площадки к нему сошел пулеметчик Али.
   - Ваха погиб.
   - Знаю…
   Ваха был хорошим бойцом. И до войны, когда крушил соперникам зубы на боксерском ринге, и минувшей ночью. Он не был военным, оружия до этого в руках не держал. Но умер красиво, как полагается настоящему мужчине и воину.
   В столовой его ждал неожиданный сюрприз. Возле раздачи, на коленях, сведя пальцы на затылке, лицом к стене стоял пленный.
  - Что нам с ним делать? – спросил командира армянин Вахтанг, сидевший с автоматом на обеденном столе.
  - Кончить, - высказал свое мнение Али и взвел затвор.
   От металлического щелчка механизма солдат содрогнулся, повернул вполоборота голову.
  - Отвернись, сука! – приказал Вахтанг и заржал, когда пленный поспешно исполнил команду.
  Ополченцы стекались в столовую посмотреть вблизи недавнего противника, и этот вздрагивающий от страха солдат вызывал у них презрительные смешки.
  - Как твоя фамилия? – задал вопрос Шамал.
  - Клыков. – Солдат развернулся, в готовности отвечать на любой вопрос. – Рядовой Клыков… Я… я никого не убивал! Я даже не стрелял… Вы спросите у него, - он с мольбой посмотрел на давящегося смехом Вахтанга. – Он вам подтвердит.
  - Чего же ты здесь делаешь?! – рыкнул на него Али.
  - Я исполнял приказ! Я не мог отказаться… Командиры велели…
  - А если бы они тебе велели биться об стену, тоже бы стал?
   Солдат опустил голову.
  - Вы думали, что нохчи такие бараны? Что их на испуг возьмете? А?..
  - Нет… - промямлил тот, не поднимая головы. – Не убивайте… я ранен.
   Правая его штанина была и самом деле намокла от крови, липла к ноге. Вахтанг, завернув в столовую, успел подранить его.
  "Жаль, - думал Шамал. - Жаль, что не убил сразу".
  - Где твоя войсковая часть? Номер? Фамилия и звание командира? – вел допрос Али, хотя всем до лампочки была фамилия российского военоначальника, приведшего в их город солдат, как и номер войсковой части. Али попросту издевался над пленным, опуская его на самое дно унижения, и сам от того получал моральное удовлетворение.
  Солдатик шмыгнул носом.
  - Командир батальона майор Сушкин. Но он погиб… Там лежит. – Показал на комнату отдыха поваров. – Я правду говорю, можете проверить!
  Али сходил в поварскую и вышел, брезгливо плюясь.
  - Точно. Там он… Поджаренный, как шашлык.
  - Ну вот, - оживился пленный. – Я же говорил… Я не вру…
   И от его сбивчивых фраз Шамалу сделалось еще более тошно. Этот цирк пора было кончать.
  - Идем со мной.
   Взяв солдата за бушлат, выдернул его к выходу. Тот захромал, с испугом косясь на обступивших дудаевцев.
   Вытолкав пленного в конец коридора, Шамал показал на стену.
  - Вставай.
   Прочитав на его лице приговор, рядовой Клыков затрясся. Колени его не держали, он сполз на пол.
  - Не убивайте… - просил он, с ужасом глядя в черный зрачок автомата. – Я же ничего не сделал… Я не стрелял! У меня мама…
  Отвернувшись и ненавидя самого себя, Шамал спустил собачку. Прогрохотала короткая очередь.
  - У… меня… же… мама… - заваливаясь, непослушными губами прошептал Клыков.
  Но его никто не услышал. Раздраженно гоняя по скулам желваки, Шамал уходил по пустынному школьному коридору.
  
  Глава двадцать шестая
  
   Рядовой Степанов топтался в тесном окопчике, разминая озябшие ноги. По земляным стенкам, неровно обрубленным штыками саперных лопат, стекала на дно талая вода. Отсыревшая обувь противно хлюпала.
  Он нес службу в качестве наблюдателя и часто посматривал на поле, что разделяло их батарею и городскую, окутанную дымами пожаров, окраину. Снег устилал поле белым ковром, выделяя черные островки редкого кустарника и вымахавший в человеческий рост чертополох. В городе постоянно ухало, и даже здесь, вдали от него воздух подрагивал.
   "Все-таки повезло, что попал не в пехоту, - рассматривая в бинокль очертания Грозного, размышлял Степанов. – Не представляю, что бы делал, окажись т а м ?.."
   Т а м шли жестокие бои, а им, артиллеристам, пока не довелось вблизи узреть реального противника.
  Зато стреляли много.
  Пришлось попотеть, таская из ящиков тяжеленные снаряды и забрасывая их в казенник. Орудия били залпом, земля подскакивала под ногами. Потом из казенника вылетала дымящаяся гильза. Степанов нанизывал ее на палку и оттаскивал, складывая в кучу. В ушах до сих пор сидели тугие пробки…
  "Скорее бы смениться. До темноты…"
   В обязанностях наблюдателя (что днем не так уж и сложно) - не проворонить чеченцев, если они дерзнут напасть на батарею.
  Иное дело ночью.
   Ночи здесь непроглядные, слабенький ПНВ дальше, чем на двадцать шагов, не берет. И прожектор не выход, действует на боевиков как приманка. Прошлой ночью снайпер постреливал на огонек. В ответ высадили пять коробок из АГСа. В стрелка вряд ли попали, потому как посланная с рассветом разведгруппа лежку его обнаружила, а следов крови – нет…
   Смеркалось. Небо потемнело, от снеговых ли туч, или от стелящихся дымов разбомбленного нефтекомплекса; потянуло северным ветром. Взяв бинокль, Степанов бегло осмотрел поле.
  Видимость уже не та, все сливалось, но на дороге ему привиделись люди. Он подкрутил диоптрии, настраивая резкость.
   Зрение его не подводило. По направлению к батарее двигалась какая-то группа.
  
  
  * * *
  
   - Где? – Дедовский шумно спрыгнул в окоп и вырвал у него бинокль.
   - Да вон… товарищ прапорщик. Возьмите правее.
   Он не сразу увидел их, потом, пристально вгляделся.
   - Не похоже не боевиков… А, Степанов?
   - Не могу знать, товарищ прапорщик.
  - Не похоже… - повторил и снова поднес окуляры к глазам.
   Слишком открыто они передвигались. Не маскируясь, в отличие от дудаевцев. Тех хлебом не корми, дозволь подползти как можно ближе.
   "А вообще, кто их разберет…"
  - Тащите АГС! – скомандовал он. – Наряду занять позиции.
   Команду исполнили незамедлительно. Автоматический гранатомет на трехногой станине установили на бруствере. Наводчик подцепил круглую коробку с гранатами, рванул на себя стальной тросик затвора.
   Отодвинув его, Дедовский сам поймал в оптику движущуюся группу, прикинул расстояние, подкрутил наводку. По окопу, задевая узкие, оплывшие от влаги стенки, пробежали бойцы, защелкали автоматами.
  - Без моего приказа не стрелять! – оповестил Дедовский.
   "Свои или нет?! – маялся он. – А вдруг это Васнецов?.."
   Достав сигнальную ракету, выстрелил ее в сгущающееся небо. Рассерженно шипя, она взвилась над окопом и повисла зеленым маяком.
  - Машут, товарищ прапорщик! – не отрываясь от бинокля, воскликнул Степанов. – Неужели наши?
  - Ваши, - пробурчал прапорщик, и без того слыша доносимые ветром крики:
  - Не стреляйте…
  - Свои!..
  * * *
  
   Перескочив через бруствер, Черемушкин, не сдерживая чувств, сграбастал прапорщика в объятия.
  __________
  ПНВ – прибор ночного видения.
  - Всё! – выдохнул он, оглядываясь на бойцов. – Вышли, братцы!
   Шестеро прорвавшихся вместе с ним солдат стояли особняком.
   - Меньшов жив?
   - Здесь, - ответил Дедовский. – Позвать?
  - Не надо. Я сам.
   Засунув обветренные ладони в карманы бушлата, лейтенант зашагал к офицерской палатке. Он шел мимо полевой кухни, где возились у парящихся котлов повара, покрикивая на нерасторопный наряд; где сидели вокруг бачка дневальные, стругая ножами картошку, где стучал топор. Краем зрачка отметил застывшего с деревянной толкушкой Мавлатова.
   Сдвинув провисшую на колечках плотную штору, вошел в палатку. Капитан, сгорбив плечи, сидел возле печи. Он обернулся на шаги, порывисто встал.
  - Антон?!
   Черемушкин смотрел на командира исподлобья. Во взгляде его было нечто такое, что капитан смешался, точно за ним имелась какая-то вина. На обтянувшей висок пергаментной коже запульсировала жилка.
  - Живой…
   Взводный поднес ладонь к вязаной шапочке и медленно, чеканя каждое слово, доложил по всей форме:
  - Товарищ капитан. Вверенный мне взвод в количестве шестерых человек в расположение батальона прибыл. Раненых нет. Погибших двое. Один пропал без вести.
  Не дав закончить, Меньшов шагнул к нему и протянул руку.
  - Ну, здравствуй, Антон.
  - Здравствуй, командир.
   И снова между ними возникла секундная неловкость.
  - Где личный состав? – изменившимся голосом спросил Меньшов.
  - На батарее. Люди устали. Голодны…
  - Все организуем. Идем.
   Сыпал пушистый новогодний снег. Шагая за лейтенантом, Меньшов думал, в каком свете предстанет перед бойцами, и что скажет им в оправданье. Но когда офицеры вышли на батарею, и сидевшие на земляном бурте срочники поднялись перед ним, спешно туша бычки, спазм свел ему горло, и вертевшаяся на языке заготовленная фраза забылась.
  - Благодарю за службу, - только и сказал, пожимая холодную, как ледышка, руку стоявшего с края солдата. И пошел вдоль короткого строя, отдавая каждому дань признания.
   Не было речей. Не было громких слов.
  - Отдыхайте. Я распоряжусь насчет бани.
  
  * * *
  
   Раздевшись догола, Турбин прихватил обмылок, казенную вехотку и, ступая по решетчатому настилу, вошел в "помывочную". Жарко пылала буржуйка, накалившись до красна и стреляясь по металлу искорками. За палаткой шумела санитарная машина, подавая шлангами нагретую в котле воду.
   Было довольно зябко. Налив ковшиком горячей воды, Турбин не стал разбавлять ее. Грязная пена хлопьями полетела с намыленных волос, серые ручейки сбегали по телу. Мыться пришлось в трех водах, шоркая покрывшееся мурашками тело колючей мочалкой. Окатившись из тазика начисто, стуча зубами, он выскочил в предбанник. На скамейке, вместо старого исподнего лежала стопка свежего нательного белья. Турбин насухо вытерся и с удовольствием влез в чистое, чувствуя себя в этих спартанских условиях заново рожденным.
   В палатку возвращались все вместе.
   Плясал огонь в печи, предусмотрительно затопленной дневальным. С непривычки слепила лампочка, подсоединенная в их отсутствие к дизельному генератору. На прежних местах лежали личные вещи, матрасы и спальные мешки; в том нетронутом порядке, что и двое суток назад, перед ночным рейдом в Грозный, когда все еще были живы и полны оптимизма…
   - Надо бы убрать спальники ребят, - проговорил Сумин.
   Быков молча подсел к печи, доставая пачку папирос.
   В полной тишине, в которой было слышно пощелкивание углей в прогорающей буржуйке, ненужные теперь матрасы скатали.
  Развязав вещмешок Клыкова, Кошкин достал лежавшие сверху перетянутые резинкой письма.
  - Кто его последним видел?
  - Наверное, я. – Отозвался Турбин. – В столовке, когда комбат умер. Потом "чехи" поперли…
  - Убили его наверняка! – высказал свое мнение Сумин. – А в бумаге напишут, без вести пропал. Будет теперь маманя его всю жизнь искать.
  - Может и живой. Затаился где-нибудь… Или в плен попал.
  - В плен?.. Тогда ему точно кранты. Хорошо, если пристрелят сразу. Не мучая… А если кастрируют, как других пацанов? И жить потом не захочешь…
  Вскрыв конверт, Кошкин развернул исписанное ровным девичьим почерком письмо к свету.
  - "Здравствуй, любимый… - прочитал он вслух. – Что-то долго ты не писал. Почта плохо работает, или забыл обо мне?"… Н-нет, не могу.
  Из конверта выпала фотография. Взяв ее за уголок, Кошкин смотрел на улыбающуюся со снимка немного полноватую девушку с переброшенной на грудь косой. На обороте прочел: "На долгую память Валерию от Кати. Люблю, целую, жду. Сентябрь 1994 г."
  - А ничего была у Евсея подружка. Надо бы отписать ей как было…
  - Чего ты напишешь, когда сам ни хрена не знаешь?! – напустился Сумин. – Чего ты вообще в чужих вещах роешься?
  - Ладно, не нервничай. Надо собрать все ценное и отдать командиру. Пусть домой отошлют. Все ж, какая-никакая память будет.
  Кошкин выгреб из вещмешка теплые носки, две чистые тетрадки, авторучки, шерстяные перчатки, пошарил на дне.
  - А это что? – он нащупал что-то круглое и вытащил.
   На ладони лежали наручные часы "Сейко" в позолоченном корпусе с кожаным ремешком.
  - Я на нем таких не видел.
  Быков привстал с табуретки и потянулся за часами.
  - Дай-ка сюда.
   Взяв за ремешок, глянул на поблескивающий стеклышком циферблат.
  - Это ж Борькины! Помните, которые в поезде пропали?..
   Подержав на ладони, бросил их назад. И не добавил ни слова.
  - И куда их?.. – недоуменно спросил Кошкин.
  - Все равно. Борьке они больше не понадобятся…
  
  * * *
  
   Нависнув над столом, Меньшов ножом вскрывал банку тушенки. Отогнув жестяную крышку, молча взял фляжку и разлил по кружкам спирт.
  - Помянем ребят!
   Черемушкин поднялся, выпил. Спиртовая жидкость, от одного запаха которой прежде его воротило, показалась безвкусной. Градусами не крепче воды.
   Он не стал закусывать, откинулся на спинку стула.
  - Баранова ранило первым, - жуя кусок тушеной говядины, сказал Меньшов. – Скоро после вашего ухода. Откуда только они навалились, сволочи?..
   Лейтенант, подперев выскобленную бритвой щеку кулаком, смотрел мимо него на цветную вырезку из "Плейбоя".
  "Это мой психоаналитик", - смеялся в свое время, клея картинку скотчем, Стас Баранов…
  - Нас зажали во дворике, где стоял БТР. Но загнал я туда его правильно. Иначе бы всем амба. Стас прикрывал ребят, потом сам побежал в укрытие, а тут граната. Осколками задело. Перевязали, как могли. Помощь запросили. А где там помощь, когда такая заварушка с этим штурмом вокруг закрутилась… Со штаба отвечают: крепитесь, держитесь, не вам одним туго. Сказано, держимся. Броневик не дает "чехам" подлезть ближе… Где только они минометы достали? Я, честно говоря, тогда подумал: отвоевались. Бойцов в подвал загнал, сам чуть не молюсь, чтобы перекрытия выдержали.
  Он разлил еще по одной.
  - Будем…
   Перекривился, выскреб ножом из банки капающий соком шматок мяса.
  - Хороший хозяин дом строил, во век спасибо. Вот и дожили до света. Только стихнет - все, кроме раненых, наружу. К бою. Начнут минами ложить, обратно в подвал. Вот только не знаю, с чем связано, а с рассветом ушли они. Помнишь, как у Гоголя, вся нечисть разбегалась с третьими петухами?.. Я сначала думал, хитрят, сволочи. Нахрапом не взяли, пробуют выманить. Людей еще часа полтора в готовности держал. А потом, когда дошло, что "чехи" отстали, но на время, и вернутся снова, уже с новыми силами, загрузил бойцов на броню и вернулся на базу.
  - Без приказа?
  - А ты осуждаешь?! – завозился на стуле Меньшов.
   Он отвернулся, по скулам загуляли желваки.
   "Осуждаю! – так и подмывало Черемушкина. – Если бы ты не свалил домой, а пробился к нам, все могло быть иначе… Иначе…".
   Но мысли эти вертелись у него в голове, и вслух лейтенант ничего не сказал. Не хотел быть судьей Меньшову, потому что не знал, как поступил бы сам, окажись на его месте.
  - Кроме Баранова у меня еще пятеро "трехсотых" было. Двое в крайне тяжелом состоянии. Вызвали в лагерь вертолет. Медик, когда их осматривал, был не уверен, что доставит живыми до госпиталя. По крайней мере, слова его: еще бы немного потянул, и эти двое – груз "двести".
  "Что ты передо мной оправдываешься? – снова подумал Черемушкин. – Я не поп, грехов отпускать не умею".
  - … Вышел на связь с Моздоком. Рюмина не нашли, какой-то штабной полковник толком доклада не выслушал. Такое ощущение, что им безразлична вся эта бодяга. Велел взять командование остатками батальона на себя и ждать указаний.
  - Указаний? – Ироничная ухмылка скользнула по губам Черемушкина.
  - Не больше, не меньше… А ты что думаешь, в ночь на первое, когда мы с тобой последние патроны считали, они в штабе мозги грели над картами? Все же было заранее мудро спланировано!.. Какой только идиот догадался ввести танки в город?! Улицы, дома кругом, не развернешься. Это ж не полигон, не поле. Натворили дел… мать их, стратегов! В Грозном мясорубка, неразбериха. Не поймешь, кто с кем воюет. Рассказывают, рота пехотинцев в темноте наших танкистов с чеченскими спутала. Бились несколько часов, дошло до потерь. И те, и другие от штаба поддержки требуют. А в штабе пьянка в честь Нового года; да ордена предстоящие обмывают. Не до них, короче… Когда пехота с гранатами на танки пошла, разобрались, что свои. И то, услышав русский мат.
   На входе послышалась возня. Сдвинув локтем закрывающую проход занавеску, вошел Мавлатов, выставил на стол два котелка с дымящейся кашей.
  - Что приготовил? – нюхнул Меньшов поднимающийся парок.
  - Пирловка с мясом.
  - Достали твои каши, - буркнул капитан, ковырнувшись ложкой. – Изжога после них давит… Ладно, свободен.
  Но повар не торопился уходить.
  - Чего еще? – недоуменно поднял на него взгляд Меньшов.
  - Таварищ капитан. Я прашу, снимай с кухни! Разреши вирнуться к ребятам.
  - Зачем?.. Тебе у старшины плохо служится?
  - Никак нет. Не в том дело… - Он заволновался, подбирая русские слова. – Сургучев, Максимов пагибли… Раниных много. Пачему меня на кухню?! Чем я хуже ребят?
  - Понимаешь, Мавлатов…
  - Патаму, что я сам с Кавказа? Патаму, что я тоже мусульманин? Боитесь, что придам, перебигу к бандитам? – Карие глаза повара влажно блеснули обидой. – Не верите мне?
  - Верю… Иди, Мавлатов… Я подумаю.
  - Видал? – спросил Меньшов, когда повар покинул палатку. – Воевать он хочет… Возьмешь к себе?
  - Возьму, - проронил Черемушкин, загребая ложкой кашу.
  Перловка подгорела, на вкус была сухой. Он отодвинул котелок на край…
  Поговорить по душам в тот вечер им так и не дали. На огонек забрел журналист, которого полковник Рюмин привез на базу за сутки до начала штурма.
  - Не помешаю?
  - Проходи, Олег.
   Меньшов вынес к столу табуретку, которой еще недавно пользовался покойный комбат. – Как насчет пары капель?
  - Не откажусь.
   Капитан налил спирт, стряхнул в кружку последние капли, убрал опустевшую фляжку.
  - Ну, мужики, - журналист оглядел своих собеседников. – Выпало вам, не приведи Боже… За вас. Будьте живы.
  - Ты же в Грозный собирался? Я думал, ты уже там, - закуривая, сказал Черемушкин.
  - Да ну… Я же не мальчишка, с дури лезть под пули. Созвонился с редакцией, так, мол, и так. Дайте команду. Скажите, поеду и туда. Где наша не пропадала?
  - Не пустили?
  - А смысл? – журналист искренне удивился. – Чтобы набрать материала, необязательно в пекло соваться. Я с тобой переговорю, с капитаном, с вашими бойцами. Кое-что уже наберется. В конце недели подготовлю статью…
  - А отошлешь как? Не почтовыми же голубями. Или через Моздок?
  - Э, братцы, - Малышев загадочно улыбнулся, вытащил из-под куртки мобильный телефон в кожаном чехольчике. – Видали? Связь так себе… но терпимо. Не хотите домой позвонить?
   Меньшов забрал у него трубку, тронул пальцами подсвеченные мягким зеленым светом кнопки.
  - Так ведь в копеечку обернется?
  - Брось ты!.. Редакция оплатит, не обеднеет.
  - А мне звонить некуда, - лейтенант сплевывал приставшие к губам крошки табака.
  - Холостой?.. Так звякни предкам.
  - Почему холостой?! У меня жена и дочь. Только телефон в нашу дыру никто не проводил.
  - Потише! – шикнул на них Меньшов, набирая номер.
   Сквозь шипение помех до его слуха донесся слабый щелчок.
  - Марина?! – крикнул он в трубку, боясь, что его не услышат. – Марина, это я, Сергей. Ты слышишь меня?..
   Голос жены ему слышался не громче комариного писка, большую часть слов он не разбирал.
  - Марина! – перебил он ее и заговорил по складам. – У ме-ня все нор-мально. Да… Не вол-нуй-ся. Жи-вем в гости-ни-це, пи-тание хо-ро-шее. За ме-ня не пе-ре-жи-вай.
  Мембрана донесла еле различимое:
  - Я поняла…
   В этот самый момент воздух содрогнулся от грохота. Земля загуляла под стулом; звякнули ложки, составленные в стакан. Черемушкин вскочил.
  - Это артиллерия… - бросил ему вдогонку журналист, но лейтенант уже выбежал наружу.
   С орудийной площадки ветер относил клочья дыма, донеслась команда, и вновь черноту ночи разорвали вспышки, красные метеориты уносились к озаренному пожарами городу.
   Он вернулся к столу. Капитан Меньшов, закончив разговор, задвинул антенну, вернул телефон. Потянулся к фляжке и, вспомнив, что она пуста, полез за куревом.
  - Соврал… - пробормотал он, косо усмехнувшись репортеру. – Ночные стрельбы… Я же для нее не в Чечне, а в Чите. На сборах...
  
  Глава двадцать седьмая
  
   Последующая неделя для Якушева стала богатой на события; события зачастую неоднозначные, которые еще предстояло трезво осмыслить. Забыв об эмоциях, на свой страх и риск, он побывал на всех горячих направлениях, не раз попадал под обстрел, и мало-мальски научился нехитрым премудростям выживания. Уже не из книжек, и не из кино про войну, а на собственной опыте, он на звук определял: рванет снаряд близко или улетит к черту на кулички, а, исходя из этого, спокойно шел дальше или, позабыв обо всем, падал на асфальт, прикрывая руками аппаратуру. Дороги и перекрестки перебегал стремглав; многие из них простреливались. Заслышав над крышами шум пролетающего штурмовика, скрывался в подъезде или, если зданий поблизости не было, прижимался к деревьям, сливаясь с ними.
  Каждый из этих прожитых дней стоил года, и каждый из них мог стать ему последним…
  За неделю боев войска взяли под свой контроль северную часть Грозного. Боевики, чего и следовало ожидать, вынужденно отступали, но отвоеванные метры давались слишком большой ценой. Грозный завален трупами. Убитых чеченцев еще подбирали и предавали земле. Павших солдат хоронить было некому. Рыскавшие по городу стаи голодных собак пожирали их, оставляя после себя обглоданные скелеты и клочки обмундирования.
  Занятые кварталы, как ни странно, никто не зачищал. Ночами, зная в городе любую подворотню, сепаратисты возвращались на утраченные позиции. Обстрелянным с тылу "федералам" вновь приходилось, теряя время и людей, выбивать их. Иные кварталы брали по три-четыре раза. В армейский лексикон входил новый термин, термин "слоеного пирога".
  Железнодорожный вокзал несколько раз переходил из рук в руки. Неказистое, одноэтажное зданьице, волею рока оказавшееся центре человеческих страстей...
  Чеченцы, в очередной раз отбив его, вывесили на крыше зеленый флаг и пригласили журналистов осмотреть "достопримечательность".
  Иностранцы от рискованной экскурсии отказались: в районе вокзала стрельба не стихала. Они вообще вели себя разумно, не лезли на рожон, носили легкие бронежилеты и даже каски, чем вызывали смешки российских коллег и горожан.
  Жизнь российского репортера в "горячей точке" стоит малого; с боевиками согласились пойти лишь Якушев да парень из НТВ.
  
  * * *
  
  Привокзальную площадь пересекали перебежками. Заскочив в пролом в кирпичной стене, прошлись по пустым комнатам.
  - Смотрите! – обличительно показывал бородач в папахе, перевязанной зеленой лентой, на труп бойца, свернувшегося возле батареи.
  Возле засохшего бурого пятна рассыпаны отстрелянные гильзы.
  - Убегали как зайцы, даже убитых не забрали…
   В соседнем помещении, где когда-то размещалась комната милиции, в пыли валялась шинель с красными петлицами, на которых желтели эмблемы с гербом Советского Союза.
  - А здесь сидели менты. - Автоматчик с лицом закоренелого зека поддел ногой шинель. – Пошли дальше.
   В зале ожидания, возле сломанных кресел, стоял пустой ящик из-под выстрелов к гранатомету, в углу лежали скомканные окровавленные бинты.
   "Зек" вышел к путям, весело заржал, увидев что-то, и вкатил в зал такелажную тележку с мертвым солдатом.
   Он был совсем юн, этот застывший в предсмертной агонии солдат. Из-под расстегнутой гимнастерки с замызганным подворотничком выглядывал гражданский свитер с вышитой цветными нитками надписью.
  - Тут мертвяков!.. – оскалился чеченец и пихнул сапогом тележку.
   Скрипя несмазанными колесами, она откатилась, ударилась об испещренную пулевыми выбоинами стену.
   Якушев уже привыкал к виду покойников, и даже осознание того, что снимал на видео он не пришедших из-за кордона захватчиков, а русских пацанов, попавших сюда не по своей воле и принявших смерть непонятно за что, не столь тронуло его черствевшее сердце.
   Защемило другое. Когда он вышел на перрон, где выпавший ночью снег таял под лучами солнца, и крупным планом снимал панораму станции: деформированные взрывами топливные цистерны, расстрелянные плацкартные вагоны и обвисшие со столбов обрывки проводов, в видоискатель попала старушка, бредущая с сумкой по рельсам.
   Увидев направленную на нее камеру и сослепу приняв за оружие, она ойкнула и застыла на месте.
   Камера продолжала работать, запечатлевая для потомков неподдельный испуг в старушечьих глазах. И отрешенность, в то же самое время.
  Живя в проклятом городе, старуха успела свыкнуться со смертью. Как и с мыслью о том, что сама в любое время могла отправиться на небеса. И уже не важно, от чьей руки.
  - Вы не стрельните? – заискивающе спросила она, поразив Якушева этим вопросом, и, видя, что опасности нет, заковыляла дальше по шпалам…
  
  * * *
  
   Перегнать отснятый материал в агентство у него не было возможности. За все время он лишь раз напомнил о себе, и то выручили французы, дав воспользоваться спутниковым телефоном.
   Он попытался дозвониться домой, надеясь застать Вику. Но трубка выдавала длинные гудки. Тогда он набрал номер агентства. Слышимость была нормальной, если не брать в расчет маленькую тонкость. Звук от абонента доходил секунды за четыре.
  Сразу попросив Лукьянова его не перебивать, сообщил, что жив и здоров, отснятой пленки хватит часов на двенадцать, и чтобы срочно искали ему замену, потому как у него назначено бракосочетание.
   Фразы директора доносились эхом, но Якушев все же разобрал, что о нем все волнуются и желают благополучного возвращения.
  - Как там у вас? CNN сообщает в неудавшемся штурме Грозного… Передают, что войска понесли большие потери, уничтожена целая бригада?
  - Все правда! – выждав секунды, ответил Якушев. – А что наши? Наши обо всем этом что говорят?
  - Тишина… По ящику концерты попсовые крутят. "Рождественские встречи". Страна Новый год гуляет, Сережа… Народ с бодуна еще не оклемался. Кто будет праздники портить?
  - Так совсем ничего? – не сдержавшись, воскликнул он. – Что, в верхах насрать на сотни загубленных россиян?.. Насрать на город, который превращают в развалины?
  Лукьянов поспешил отговориться:
  - Вика о тебе постоянно справляется. О ней не переживай, все пучком. Что касается замены, решаем…
  - Как решаем?! У нас на завтра назначено!..
  - Мы тут договорились… Перенесли на двенадцатое. Вика не против. Пойми, сейчас новогодние праздники, потом Рождество. Благословение силовиков пробить не так-то просто. Думаю, числа десятого тебя сменим.
   Появившийся перед ним Пьер Люврье постучал ногтем по стеклышку наручных часов. Якушев вздохнул и положил трубку.
  
  * * *
  
   В Рождество, возвращаясь с площади Минутка, Якушев попал под артобстрел. Когда зашелестел на подлете первый снаряд, он, не раздумывая, упал на тротуар. Взрыв прогремел около девятиэтажной "китайской стены", взметнув в воздух куст черного дыма, пыли и кусков асфальта.
   Воздушная волна больно шибанула по барабанным перепонкам; завыл новый "подарочек". Земля дергалась под Якушевым, он смещался куда-то вбок, потом его отбросило к растущему возле поребрика клену. С кроны сыпались обрубленные осколками ветки.
   Когда взорвалось позади, и жаркий вал прокатился над распластанным Якушевым, он сорвался с места и, подгоняемый страхом, побежал. Побежал, не ведая куда, стремясь скорее покинуть опасное место. Страх гнал его в спину, и он уже не падал при новых и новых разрывах, и лишь на бегу втягивал голову в плечи.
   Неведомая сила, прежде чем он услышал за собой громоподобный раскат, швырнула его за угол. Якушев полетел кубарем, ударился затылком о камень и, на секунды, потерял сознание. Впрочем, подсознательный страх погибнуть под снарядами не дал ему долго отлеживаться. Он пополз по пешеходной дорожке, ничего не видя перед собой.
  Постепенно оранжевые круги, плывшие перед глазами его, рассосались. Когда муть сошла, он увидел впереди православный храм.
   Инстинкт самосохранения придал ему сил. Он подбежал к крыльцу и затарабанил кулаками по дверям.
  - Откройте!
   Из-за плотно закрытых дверей доносилось церковное песнопение. Думая, что его внутри не слышат, но вновь изо всех сил треснул кулаком по дереву.
  - Откройте!..
   Дверь поддалась его усилиям. Он протиснулся в открывшуюся щель, наступив на рясу священнослужителя, закрыл створки и обессилено прислонился к ним спиной.
   В сумраке истово шептали молитву, отбивая земные поклоны, старушки, да потрескивали свечи перед ликами святых.
  - Слава Богу, - усмиряя дыхание, вымолвил Якушев.
   Ему хотелось верить, что снаряды, лопающиеся за стенами храма, не смогут теперь причинить ему вреда. Святые стены защитят, укроют…
  - С вами все нормально? - спросил его настоятель.
   Якушев только кивнул.
  - Тогда проходите.
   Обходя молящихся старушек, священник прошел к алтарю.
   Взяв книгу в серебряной обложке, он повернулся к изображению распятого Христа, сотворил крест и низким голосом начал читать.
   Якушев никогда не причислял себя к истинно верующим. Он соблюдал церковные каноны, и то, относящиеся к вечным: не укради, не убий, почитай отца и мать твоих; собор посещал разве что на Пасху, да и жизнь вел далеко не безгреховную. Но теперь, стоя под сводами храма Архангела Михаила и слушая проповедь настоятеля, он невольно повторял его слова. Ибо не было сейчас иной силы, которая могла бы уберечь его и спасти жизнь.
   "Жизнь… - пришла ему мысль. – Булгаков был трижды прав в своих рассуждениях. Все зависит от случая. Еще недавно я загадывал какие-то глупые планы, но понял только теперь, насколько… мелки мы, люди. Мы ставим себя над Природой, считаемся высшими существами, мечтаем перевернуть Вселенную, а на деле… Не можем сказать, что произойдет завтра".
   Он опустился на стоявшую возле дверей скамейку и провел на ней до конца службы. Случайность тому или нет, но за это время обстрел прекратился. Старушки поднимались с колен, оглядывались на незнакомца, перешептываясь.
  - Как же вы в… таких условиях службу ведете? – спросил он после у священнослужителя, пройдя к алтарю. – Кругом война, убийство…
   Тот посмотрел на Якушева с грустью:
  - А что делать? Моя паства, мои прихожане здесь. Видите, молодых среди них нет. Молодежь, кто имел возможность, давно покинули город. А старым куда? Дома у многих сгорели, куска хлеба нет. Ночуют прямо в храме, надеются, что Господь защитит.
  - Но ведь нет гарантии, что однажды и вас не накроет.
  - На все воля Господа, - развел руками священник. – Но пока последний из прихожан в городе, я буду здесь. С ними…
  - Чем же вы питаетесь?
  - Готовим в трапезной. Так, чтобы ноги с голоду не протянуть. Как в блокадном Ленинграде – мучная болтушка, сухари, пшено…
  - А о чем молятся, если не секрет? – заиграла в Якушеве журналистская жилка.
  Батюшка степенно ответил:
  - Какие секреты? За здравие… За упокой, у кого родных убило. Против войны, чтобы скорее закончилась.
  Шаркая обутыми поверх валенок галошами, к стойке с горящими свечками прошла сгорбленная бабулька с тряпкой, протерла серебряное покрытие.
  - Вот Елизавета Семеновна. – Представил ее настоятель. - Прожила в Грозном в пятидесятых, тридцать пять лет проработала в школе учителем биологии. Сын давно на Ставрополье, у него своя семья. Муж еще в девяностом умер. Была в двухкомнатной квартире в центре…
  - Пока не отобрали… - прошамкала старуха. – Пришли с ружьями…
  - В девяносто третьем, - рассказывал за нее батюшка. – Дали сутки сроку, чтобы выселялась. Но не на улицу выбросили, и на том спасибо. Три года провела в комнате на коммуналке, а позавчера, когда бомбили, ее дом накрыло.
  - Ничего не осталось. И все подчистую сгорело.
  - Скажи человеку, бабуля, что у Бога просишь?
   Она троекратно перекрестилась на икону, около которой, на серебряной чаше, догорали тонкие свечи.
  - Чтобы войны не было. Измучились мы… Токмо русские люди страдают. То чеченцы изводили, гнали… Теперь свои, бомбами. Никакой жизни нету. О, Господи…
  Тяжко вздохнув, она пустила слезу.
  - А вы, я понял, журналист? – сложив ладони на рясе, уточнил священник.
  - Да… Снимаю.
  - Вы же, наверное, скоро в Москве будете? Я не верю в успех, но… расскажите там обо всем, что вы видели. Пусть мужи государственные не только о политике, но и о душах людских задумаются. Люди, они почему страдать должны?
  - Я бы рад передать, - невесело ответил Якушев. – Только… нет в том уверенности. Сейчас разговариваю с вами, а через пять минут прилетело.
  - А вы молитесь, - посоветовал батюшка, огладив пышную бороду. – Душе оно помогает. Вы крещенный?
   - Кажется, нет.
  - Если желаете… давайте окрестим.
   Еще месяц назад Якушев отказался бы от предложения, потому что не был готов к столь серьезному шагу. Он не верил внезапному пробуждению веры у людей, до селе пропагандирующих атеизм. И повальное крещение, как и венчание, поставленное на поток, считал данью времени, и только.
   Так он полагал тогда: в мирное время, в мирной Москве. Но только не теперь. На память пришло чье-то высказывание:
  "В окопах атеистов не бывает".
   Обряд много времени не занял. Купелью послужил медный церковный таз, наполненный до половины водой. Батюшка нараспев читал над ним молитвы. Старушки нестройным хором подпевали ему.
   Якушев опустился на колени. Волосы ему смочили водой, через голову продели суровую нить с крестиком. Поднявшись, он перекрестился. Поцеловал лик иконы, поднесенной настоятелем.
   … Он покидал храм с абсолютным спокойствием на душе. Казалось, церковная вода не просто пролилась ему на волосы, но смыла тяготившие его неуверенность и напряжение. Отворив двери, он вышел на улицу, обернулся, прощаясь с прихожанами. Батюшка от алтаря крестил его вслед, благословляя.
  
  * * *
  
  Ресторанчика "Лозанна", ставшего ночным прибежищем журналистов, больше не существовало. Днем микрорайон подвергся массированному артиллерийскому налету. Проспект изрыли глубокие воронки, у фасада дома Мод торчало хвостовое оперение неразорвавшегося снаряда от "Града". Возле металлического турникета, огораживающего проезжую часть, огонь неспешно расправлялся с потерявшими ветки тополями.
   Якушев в растерянности стоял у развалин, перед грудой кирпича, похоронившей подвал. Положение его еще больше осложнялось. Солнце скрывалось за сопкой. Пройдет совсем немного, и город отдастся во власть ночи. А ночью, как известно, все кошки черные. Запросто напорешься на меняющих дислокацию боевиков или на разведывательную группу федералов. И тогда, без знания паролей, разговор короткий. И те, и другие наперед стреляют, а потом разбираются: свой ты или чужак.
  
   …Люврье как-то в разговоре обмолвился, что неплохие подвалы есть во дворце Дудаева. Конечно, там опасно. Войска стремятся во что бы то ни стало завладеть им, обстреливают денно и нощно из всех калибров, забрасывают глубинными бомбами, которые имеют свойства разрываться не сразу, а предварительно проломив своей массой несколько этажей.
   Это минусы. Но в каждом минусе есть свой плюс. Именно во дворец, где засел штаб мятежников, стекается вся информация о положении в городе. Именно во дворце проводят свои пресс-конференции генерал Дудаев и полковник Масхадов. Именно там, следуя приказам министра по делам печати Удугова, журналистам выделяют охрану, чтобы они могли беспрепятственно работать на подконтрольной боевикам территории Грозного…
  
   Якушев свернул во дворы, рассчитывая переночевать в пустующей квартире. Хотя и в этом имелся свой риск. Ночами по домам шарили банды мародеров.
   Проходя мимо панельного дома, Якушев заметил свет, пробивающийся из неплотно завешенного подвального окна.
   Подвал был обжит. Мигала под стеклянным колпаком "летучая мышь", висевшая на крюке над кухонным столом. Крохотный ее фитилек не в силах был полноценно осветить бетонный склеп, и Якушев не сразу различил в могильных потемках кровать у стены, на которой кто-то лежал, застеленные тряпьем раскладушки, сумки, составленные в углу.
   - Не помешаю? – обратил он на себя внимание он.
   К нему подбежал мальчик не старше лет десяти.
   - А вы кто? – с недетской серьезностью посмотрел на незнакомца.
   - Журналист.
   Ответ предназначался не столько мальчишке, сколько ждавшим в молчании взрослым.
   - Мне бы только переночевать.
  - Ночуйте, нам места не жалко, - разрешил малец. – А это что у вас?
   Якушев снял с шеи фотоаппарат.
  - На. Только не урони!
   Заполучив камеру, он повертел ее в руках и вернул назад.
  - Не надо. Дорогая, наверное. У меня тоже раньше такой был. До войны. Правда, мама?
   Возившаяся у стола женщина с подобранными в пучок волосами, обернулась.
  - Правда… Ночуйте, если больше негде. Только у нас все занято, придется на полу.
  - Я непривередливый.
   Вблизи он смог лучше разглядеть обитателей подвала. Их было пятеро, по каким-то своим причинам не ушедших из осажденного Грозного.
  - Васильевы. - Поздоровался с Якушевым худощавый парень, не отходивший от кровати с беременной женой. – У Алены была угроза выкидыша. До тридцатого лежала на сохранении, потом, когда начался весь этот сыр-бор, забрал домой. Мы жили в девятой квартире. Как раз в подъезде над нами.
  Алена, лежавшая в верхней одежде под стеганным ватным одеялом, улыбнулась и взяла его за руку.
  - Врачи ставили срок на конец января, но боюсь, не доходит. У нее и до войны здоровьишко слабое было… А с таким животом дальше двора не уйти. Вот дождемся, когда родит…
  - Не долго теперь ждать, - она приподнялась на подушках, бережно придерживая огромный живот.
  Мерцание фонаря выхватывало из тьмы ее бледное лицо, заостривший нос, выпуклые глаза, в которых отражался огонь.
  - Здесь нормально. Не так опасно, как наверху. Сегодня вот только… сильно бомбили…
   Она ойкнула, прижала ладонь в животу и повернула к мужу излучающее счастье лицо.
  - Толкается маленький. Футболист… Врезал мамке.
  - У нее боли вчера начались, - сказал на ухо Якушеву парень. – Хотел за врачом сбегать, носа не высунешь. До проспекта минут двадцать добирался. Пережду налет, дальше. Начинают стрелять, прячусь.
  - Ты больше не ходи, - услышав его, Алена подняла голову. – Я и так… сама. Убьют, куда мне деваться?
  - Тем более, что больницы уже нет.
  - Как? – вырвалось у парня.
  - Там бои тяжелые. По слухам, даже раненых эвакуировать не успели. – рассказывал Якушев. – Сначала вроде как войска заняли, потом пришли боевики, потом снова войска… Настоящая каша, словом.
  - Петя, послушай меня. – Молодая женщина сжала руку мужа. – Ты не бойся. Я сильная. Я смогу… Мне только за ребеночка страшно. Он же все чувствует, все видит моими глазами. Хоть бы на нем этот кошмар не отразился.
  - Ты, главное, роди, - он наклонился к беременной, погладил по волосам. – Я все сделаю!.. Любую лазейку найду, но вытащу нас отсюда. Ты верь мне! Я обязательно нас вытащу.
  - Попить бы…
   Питьевой воды не было. Колонка, как узнал Якушев от Петра, давно не работала. Воду ведрами обычно приносили с Сунжи, набирая прямо из проруби. Но это в прежние, относительно спокойные, без обстрелов, дни. Сегодня идти к реке форменное самоубийство.
  - Что-нибудь придумаем, - подала голос мать мальчишки, орудуя у стола.
   Татьяна Петровна, так ее звали обитатели подвала, позвала к себе Якушева и попросила помочь.
  - Держите тряпочку над банкой.
   С недоумением он растянул над горловиной трехлитровой банки обрывок плотной материи.
  - Не так сильно. Проливаться будет.
   Он сделал, как она попросила. Нагнувшись, Татьяна Петровна, которая если была и старше Якушева, то года на два, не больше, достала кастрюльку и, убрав ненужную крышку, тоненькой струйкой стала сливать на материю ржавую жидкость.
  - Что это за дрянь?! – спросил он.
  - Держите!
   Бурая жижа не спешила просачиваться через ткань, затем мутные капли закапали на дно.
  - Вы это пить собираетесь?! – возмутился Якушев.
  - Аккуратнее. Не пролейте…
   Она слила воду, следя за тем, чтобы из кастрюли не тряпку не попал осадок. Выпрямившись, дунула на спадавшие из-под газового платка на лоб волосы, убрала кастрюлю.
  - А вы думали, мы тут нарзаны потребляем? Есть вода, хорошо. Нет – мы тоже не баре, набираем из лужи.
  - Да это ведь антисанитария!
  - О чем вы говорите?! Мы выживаем, как умеем. Или лучше лечь, да помирать?
   Процеженная в банке жидкость смахивала на застоявшуюся воду в садовой бочке, где для полного счастья не хватало хвостатых личинок. От нее и пахло так же дурно.
   Татьяна Петровна выставила еще одну банку, оторвала кусок материи и всучила Якушеву.
  - Думаете, это все?.. Еще раза на три фильтровать будем.
   После всех процедур содержимое банки перелили в чистую, с налетом копоти на стенках, кастрюлю.
  - Несите во двор, - Татьяна Петровна отдала ее журналисту.
   Она вышла следом, неся в охапке порубленные топориком сучья и обломки мебели, сложила все это на прогоревшей золе у подъезда, где не единожды уже жгли костры.
  - Спички у вас есть?
  - Зажигалка, - брякнул Якушев.
   Он подгреб к кострищу кирпичи, сунул под щепки обрывок бумаги и запалил. На затрепетавший огонь водрузили кастрюлю.
  - А теперь идемте отсюда, - она потянула его в подвал. – Мало ли, найдется какой придурок, стрелять начнет.
  Вода закипела. Обжигаясь о ручки, Якушев отнес кастрюлю вниз и выставил на стол.
  - Крупы нет, - возвестила, обращаясь ко всем сразу, женщина. – Будем швыркать чай. Есть кто-нибудь против?.. Нет? Будем считать, все за.
  Ужин был более, чем скромный. Татьяна порезала булку ржаного хлеба; захрустев целлофановой оберткой, высыпала на стол галеты.
  - На десерт, Миша! – прицыкнула на вившегося возле стола сына.
   Чай запаривали в фарфоровом, расписанном цветами, чайничке. Заполучив кружку с кипятком и две сухие галеты, мальчишка уселся на табурет и с жадностью захрустел.
   - Это я позавчера добыл! – дуя на горячий чай, похвалился он Якушеву. – У гастронома Красный крест гуманитарку раздавал…
   Мать ласково потеребила его за вихор, отдала посыпанный солью кусок хлеба.
  - Ешь, добытчик…
   Не обделили и Якушева. Хлебая несладкий чай, отдававший мерзким привкусом ржавчины, с непропеченным клейким хлебом, из которого впору лепить фигурки, он, тем не менее, насытился.
   "Надо же, как мне стало мало хватать. Еще пару-тройку дней на голодном пайке, и запросто перейти на питание святым духом…"
   Отдав матери пустую кружку, Миша соскользнул с табурета, убежал в темноту, куда не доставал слабенький свет фонаря и, вернувшись, показал Якушеву рваный кусок металла.
  - Осколок от бомбы. Возле школы здоровенная воронка. Шарахнуло, аж целая стена обвалилась.
  Журналист подержал зазубренный, гнутый осколок, на котором просматривалась затертая маркировка.
  - У меня еще и патроны целые есть! А у Сашки из шестьдесят шестого дома граната была. Настоящая. Хотели ее подзорвать, да тетя Галя, Сашкина мать, увидела. Отобрала, и ему ремня всыпала. – Он вздохнул с сожалением. – А зря. Ее бы рвануть на речке, вон, сколько рыбы можно было наглушить.
  - Мишка, отстань от человека, - проворчала Татьяна. – Трындычишь и трындычишь…
  - Да что вы…
  Мальчик забрал у него осколок и неохотно унес в свой тайник.
  - Чересчур общительный. Голова уже болит от его болтовни.
  - И вовсе я не болтун, - донеслось из угла. – А гранату жаль. Я бы ее обменял у Сашки на трансформера. А потом, когда приехали бы к дяде Вите, хлопцам бы показывал…
   Татьяна Петровна опустилась на свободную табуретку, устало потерла ладонью лицо.
  - Хотели к брату уехать. Поначалу-то думала, все образуется. Да куда теперь. Переждем еще немного, а как станет поспокойнее, соберемся.
  - Далеко ехать? – спросил Якушев.
  - Далеко. На Урал. Только вот нужны мы ему? Своих четверо ртов, еще мы обузой. Живут в совхозе; писал, работы нет. Денег не платят.
  - Сейчас везде так… Но все же лучше, чем здесь ждать с моря погоды. Вам о Мишке думать надо.
   Она слегка улыбнулась.
  - Мишка… Он все, что у меня есть. Теперь вот на второй год остался.
  - Почему? – подал голос мальчик. – Я же первую четверть без троек закончил.
  - Школу нашу еще месяц назад закрыли. Сколько уже пропустил. И сколько еще пропустит, пока на новом месте устроимся.
  На столе остывал нетронутый чай, отдельной кучкой лежал нарезанный хлеб и стопка галет. Татьяна прошла к раскладушке и затормошила лежавшую под ворохом тряпок старуху.
  - Баба Люба. Вставайте кушать.
  Старушка зашевелилась, приподняла голову.
  - Спасибо, дочка. Не хочу я… Ешьте сами.
  - Ничего не знаю. Вставайте. Специально для вас оставили.
   Заскрипели растянутые пружины, старуха с кряхтением слезла с лежанки. Придерживая ее за локоть, Татьяна довела до стола.
  - Ох, - простонала бабушка, осаживаясь на табурет. – Совсем ноги не ходят.
  Она отщипнула мякиш от хлеба, без всякого желания пожевала.
  - А сухарики ты Мишеньке отдай, - отодвинула от себя галеты. – Зубов на них нет.
  - Миша уже поел. А галеты вы макайте в чай.
   Бабе Любе было за семьдесят, на преклонные ее годы и на подорванное здоровье накладывались дни, проведенные в сыром и зябком подвале. Высохшие, узловатые пальцы ее тряслись, обмакивая в чай неподдающуюся зубам хлебную корочку…
  - Она у нас письмо Президенту написала, - обмолвилась Татьяна, отойдя от стола, чтобы не смущать бабушку. - Вот здесь, при свете керосинки. Надеется отправить, только вот загвоздка – почтамт не работает.
  - Отправить не проблема, - подхватил тему сидевший у постели жены Петр. – Дойдет ли? Адрес, как у Вани Жукова: на деревню, дедушке.
   Татьяна повернулась к нему:
  - А почему нет? Москва, Кремль…
  - Да там посмеются и выбросят. Или вы думаете, получит наш Борис Николаевич послание бабы Любы, почитает, прослезится и прекратит войну? Двести процентов гарантии, он его даже не увидит. Какой-нибудь человечишка из Администрации посмеется, и на корзину. Мало в стране таких писарей…
   Размочив в чае галету, бабушка торопливо доела ее, вытерла пальцы о подол юбки.
  - Не должон! – осержено косясь на парня, сказала она. – Он на государственной службе. Обязан ответы давать… Я за него голосовала.
  - Вот и доголосовались,- фыркнул Петр.
  - Отдайте письмо мне. Я, конечно, не почта, но, буду жив, в Москве сброшу в ящик.
   Петр только недоверчиво потряс головой.
  - Ну, ну…
   Баба Люба черепашьими шагами добралась до раскладушки, из-под подушки достала порядком помятый конверт.
  - Возьми, милок… Я свое отжила, так и так помирать. За детей страшно. Им за что такие мытарства?
  Якушев убрал письмо в футляр видеокамеры.
  - Вы, наверное, устали? – спросила Татьяна. – Давайте постелю.
   У стены разложили картон, бросили отслужившую свое шубу, старые пальто. Расположившись на жестком ложе, Якушев натянул на лицо пахнущий нафталином воротник и, согреваясь своим дыханием, быстро заснул.
  
  * * *
  
   Ему снилась песчаная отмель, накатывающиеся с шелестом волны и высокий обрыв, на котором шумели, качая пышными кронами, белотелые березы. Вода рябила, и зависнувшее солнце преломляло в ней лучи, слепя жгучими искорками.
   Он шел по кромке берега, закатав до щиколотки штанины, и теплая вода омывала, ласкала ноги. Навстречу ему бежала девушка. Еще не видя ее лица, Якушев узнал в ней Вику. Она была в старомодной шляпке с развевающейся на легком ветру лентой, в кружевном платье, которое он ни разу не видел на ней. В ореоле солнечного света она казалась ему богиней.
   Раскрыв объятия, он побежал к ней. Налетевший ветер упруго стегал его в грудь, ступни увязали в мокром песке.
   Она вдруг исчезла во взметнувшейся в небо стене песка и воды. Остолбенев, он смотрел, как дождем сыпется в воду взвихренный взрывом песок, а когда ядовитую пелену снесло на середину реки, открыв ему дымящуюся еще воронку, он рухнул на колени и не своим голосом закричал…
  
   …Якушева разбудил собственный крик, не сразу сообразив, где находится. Взмокший от пота, он поднялся.
   Хило светила "летучая мышь", возле стола копошилась Татьяна.
  - С добрым утром, - заметив, что "постоялец" проснулся, поздоровалась она. – Кошмары снились?
  - Снились…
   Он повел затекшей шеей.
  - Есть попить?
   Татьяна подала ковшик с водой. Вода оказалась студеной, от нее заломило зубы и перехватило дыхание. Но самое главное, на зубах не чувствовалось ржавчины, точно ему поднесли колодезную воду.
  - Откуда? – Он отрывался от ковшика.
  - Сходила на Сунжу. Тихо, почти не стреляют.
   Якушев отряхнулся, привел себя в порядок.
  - Пора и честь знать, - поскоблив отросшую щетину, засобирался он.
  - А позавтракать?.. День сегодня удачный. Поднялась к себе в квартиру, пачку с гречкой нашла. Представляете, делала летом на кухне ремонт, все поперетаскала на балкон. А сейчас полезла смотреть, и вот везение… Я поставила кашу, минут через двадцать будет готова.
  - Не хочу вас обременять. И так вчера последнее отдали.
  - Тю… От тарелки каши богаче станем.
  
  … Схватки у Алены начались внезапно. Судорога свела ей низ живота, захлестнула с такой силой, что, зажмурившись, она вскрикнула:
  - Петя!
   Он схватил ее за руку, заглядывая в глаза.
  - Что? Уже началось?
   Алена только кивнула, и новый приступ заставил ее застонать. Она откинулась на подушку, закусив губу.
   Приступ понемногу отпустил, но вместе с тем она почувствовала мокрое, и испуганно прошептала:
  - Воды отходят…
   Петр побледнел, бросился к Татьяне Петровне, не зная, что делать.
  - У нее воды пошли!
   Так завертелась предродовая суета, таинство всегда радостное и с нетерпением ожидаемое в тысячах семей, и связанное с воем сирены кареты скорой помощи, мчащейся по городу, с томлением в коридоре роддома взволнованного будущего отца, и материнским счастьем при первом крике новорожденного.
   Но это там, в другой России… В Грозном все было иначе.
  - Кипяти воду! Быстро! – командовала Якушевым Татьяна, и тот с ведром бежал во двор разводить костер.
  - Я здесь рожать не буду!.. – закатывая глаза, кричала роженица. – Петя!!!
  - И не надо здесь! – уговаривала ее Татьяна, поднимая с кровати. – Потерпи. Сейчас поднимемся в вашу квартиру, там чисто и светло… Петька, да помогай же!
  Вода долго не хотела закипать. Якушев извелся, подбрасывая в пламя сухие ветки и подсчитывая, сколько ушло времени. Когда, наконец, на поверхности забулькали буруны, потащил ведро в подъезд, проливая кипяток на джинсы.
  На третьем этаже раскрыта дверь, из комнаты неслись сдавленные стоны. Роженица лежала на раздвинутом диване, Татьяна подстилала под нее свежую простыню. Петр рылся в плательном шкафу, выбрасывая к подоконнику тряпки.
  В квартире еще был порядок, не нарушенный войной. В окнах, как ни странно, уцелели стекла; видимо, за счет полос бумаги, наклеенных крестами. В комнате довольно прохладно, отопление давно отключено.
  - А-а-а!!! – пронзительно закричала Алена, хватаясь за раздутый живот. – Мамочка!… Больно.
  - Дыши… дыши глубоко и тужься. Тужься…
   В поле зрения Татьяны попался Петр, как вкопанный, застывший у окна.
  - Принес воду? – спросила она Якушева. – А теперь идите отсюда!
  - Петя!..
  - Идите, кому сказано!
   Она насильно вытолкала их на лестничную клетку и захлопнула перед носом дверь.
   Петр заметался по площадке, теребя пальцы.
  - Как там? Ну, как там? – бормотал он и, время от времени, прикладывал ухо к двери.
  - Закури, - предложил ему Якушев.
  - Да я вообще не курю… Ай, ладно!
   Он дрожащими пальцами вытянул из пачки сигарету и неумело прикурил. Затянувшись, зашелся кашлем.
  - Никогда не думал, - он мусолил слюной фильтр, - что наш первенец так родится. Хотел все по уму, чтобы с охапкой цветов под окнами… И на машине к дому…
   За стеной раздался истошный вопль – выронив тлеющую сигарету, Петр остолбенел – и секундную тишину разорвал детский крик.
   Рывком распахнув дверь, он ворвался в зал. Алена лежала с усталым, но умиротворенным лицом, а на столе, за которым в праздники хозяева принимали гостей, Татьяна Петровна пеленала простыней орущего младенца.
  - Вот он, твой сын, Петя. Глянь, какой бутуз!
   Новорожденный захлебывался криком, личико его было еще синим и сморщенным.
   За окном завыло, и на крыше пятиэтажки напротив взвилось облако дыма. Вниз полетели обломки досок и шифера.
  - Обстрел!!! – охнула Татьяна, прижимая к груди новорожденного. – Мужики, забирайте ее!.. Да поживее вы…
   Они успели убраться из квартиры, когда во дворе разорвался новый снаряд, и оконные стекла не выдержали напора воздушной волны. Рассыпавшись в раме на сотни осколков - острых, как лезвие бритвы, - затарабанили по столу, где еще минуту назад кричал, встречая первый свой день, новый гражданин Российской Федерации.
  
  Глава двадцать восьмая
  
   Мощные линзы оптического прицела в упор придвинули бронзовую чашу "Вечного огня" на лежащей перед снайпером площади Свободы. Он повел стволом, перекрестие стронулось и плавно легло на мемориальную доску с высеченным "1941".
   Он ждал. Он ждал оплошности, нечаянного движения укрывшихся за барельефом солдат. Двоих, уцелевших после провальной, второй с утра, атаки федералов…
   Атаке предшествовала артподготовка, которую Руслан пережидал в подвалах дворца. Здание ходило ходуном, с потолка сыпалась штукатурка. Сверху что-то обрушалось.
   Едва обстрел стих и прозвучала команда, он взбежал на пятый этаж, где в кабинете, когда-то занимаемом статистами, оборудовал огневую точку.
   Бронетранспортер, въехавший на покрытый инеем газон, и поливавший дворец пулеметами, гранатометчик сжег с первого выстрела. Пехота рассредоточилась и залегла, огрызаясь ответно очередями.
   А вот уйти ей не дали. Разгорелась такая стрельба, головы не поднять. Под эту дудочку лихо сработал Руслан, выкашивая солдат одного за другим. Последнего он намеренно убил не сразу, лишь покалечил, раздробив пулей коленную чашечку. Боец орал благим матом, живой мишенью катался по асфальту.
  Трюк сработал. Из арки жилого пятиэтажного дома на помощь поспешил какой-то безумец, и Руслан в душе ликовал, ловя в перекрестие мотыляющуюся из стороны в сторону фигуру.
   Но случилось то, чего он никак не ожидал. В винтовке заело патрон. Пока он выбивал бракованный, пока загонял в патронник новый, федерал успел оттащить раненого за чашу Вечного огня, в недоступную для него зону.
   "Никуда вы не денетесь, - думал Руслан, приникнув к прицелу. – А мы никуда не торопимся…"
   Любуясь пылающим броневиком, он оторвался от наглазника,. Чадный дым шел от охваченных пламенем колес, с треском рвались внутри боеприпасы.
  - Руслан! – заглянул в комнату старший брат. – Не дай им подняться. Сейчас ребята их тепленькими притащат.
  
  
  * * *
  
  Прислонившись к барельефу, Саша скрипел зубами, отводя глаза от рваной раны. Кошкин перетянул жгутом ногу выше колена, кровь хлестать перестала, но кровотечение не прекращалось.
   - Плохо дело, - пробормотал он, выуживая из заначки промедол.
   Всадил шприц в ляжку приятелю, выкинул ненужный тюбик.
  - Легче?
  - Покурить бы…
   Испачканными кровью пальцами Володька прикурил сигарету и вставил ее в посиневшие губы раненого.
  - Ты-то, зачем сюда полез? – сузившиеся от боли зрачки уставились на Кошкина.
  - Не бросать же тебя, дурака, - невесело отшутился Володька. – Фигня, Санька! Выберемся, поедешь в госпиталь. Врачи махом поставят на ноги.
  - Ага?.. Им бы только резать. Оттяпают по колено…
  - Ты это брось. У нас медицина знаешь какая?.. А сестрички там… я тебе скажу.
  Кошкин отстегнул магазин и пересчитал патроны.
  - Негусто, - вслух подвел он счет. - Ну, да наши не дадут пропасть, что-нибудь придумают.
   Он высунулся из-за литого бронзового венка, увидев перебегающих от здания боевиков, вскинул автомат и выпустил короткую очередь. В то же мгновение пропела пуля, выбив искры из мемориальной доски.
  - Обкладывают, сволочи! – выругался он.
  - Беги… Ты здоровый, ты сможешь. Оставь автомат и уходи.
  - Дурак ты, Сумин, - зло сплюнул Володька. – Ох, и дурак! Еще раз такое брякнешь, не посмотрю на твою ногу…
  
  * * *
  
   Автомат перегрелся от беспрерывной стрельбы. Мушки Турбин уже не замечал; она тенью плясала перед глазами. В считанные секунды опустошив магазин, он с горечью отметил, что боевики, подбирающиеся к Кошкину и Сумину, вновь поднялись.
   Он вприпрыжку сбежал по лестнице в подвал, оборудованный капитаном Меньшовым под КП.
   - Надо что-то делать! – сдвинув мешающуюся каску, с порога выпалил он. – "Чехи" вот-вот до ребят доберутся.
   Меньшов отошел от окуляров стереотрубы, выведенной в слуховое окно.
  - Знаю. Но ничего пока сделать не могу.
  - Как не можете?.. Дайте мне двоих человек…
  - И куда?! Тоже в "двухсотые"? Я не имею права ради них других подставлять.
  - Запросите десантников. У них есть "броня".
  - Свободен, Турбин, - взорвался Меньшов. – Без тебя разберемся…
  - Вы разберетесь, - процедил солдат сквозь зубы.
   Проклиная в душе ротного, он не хотел мириться с тем, что друзья брошены на произвол судьбы. Они ждут помощи, а помочь нечем, и Меньшов в своем отказе, как не крути, прав.
  - Буркова не видел? – спросил Коновалова, снаряжающего на лестнице автоматные рожки.
  - Где-то там, - махнул этажами выше.
  __________
  Броня (арм. сленг) – бронированная техника.
  
  
  Ивана он нашел в брошенной квартире на четвертом этаже. Снайпер сидел в кресле-качалке и перематывал бинтом предплечье.
  - Царапнуло, - виновато улыбнулся, зубами завязывая узел.
   Забрав прислоненную к дивану винтовку, Турбин подошел к подоконнику. Он никогда раньше не стрелял из СВД, она показалась тяжелее и неудобнее автомата. Отыскав в прицеле силуэт чеченца, ползущего к постаменту, грубо дернул за спуск.
   Он промахнулся, земляной фонтанчик взвился далеко позади боевика. Он жал на курок раз за разом, пока боек не ответил щелчком. Чеченец уже не полз, а лежал, раскидав руки, словно обнимал взявшуюся изморозью землю.
   От фасада дома Мод отбежал человек, нацеливаясь в окно из гранатомета.
  - Ложись! – Бурков толкнул его на пол, и сам упал рядом.
   Заряд "мухи" не пробил стены, но комнату заволокло дымом, с потолка посыпалась штукатурка.
   Отплевываясь, завозился Бурков. Стащив каску, сдул известковый налет. Потряс головой:
  - Бр-р… Немного бы в сторону и…
  
  * * *
  
   Когда "калашников" заглох, Кошкин сгоряча несколько раз дернул затвор, надеясь, что патроны у него еще есть. Но чуда не свершилось. Отложив бесполезный автомат, который стал не опаснее дубины, он подполз к Сашке.
  - Что, братан? Помирать, так с музыкой?!
   Сумин молча смотрел на гранату, что он торопливо извлекал из разгрузки. Ребристая Ф-1 легла на ладонь.
  - В углу заплачет мать старушка, - звенящим от напряжения голосом произнес Кошкин, прижимая пальцами скобу к округлому корпусу. – Как, Сашка?! Или сдадимся?.. Слезу стряхнет старик-отец...
   Охнув, он схватился пятерней за плечо. Между пальцев протекли густые ручейки.
  - А-ах, суки! – зубами он вынул чеку. – Думаете живьем взять? Как, Сашок, не дадим им такой радости?!
  Сашкины ресницы задрожали, с уголка глаз скатилась крупная горошина, тут же высыхая.
  - Прощай, друг… - слова давались ему с великим трудом.
   Они обменялись рукопожатиями. Прерывисто дыша, Сумин завел глаза к небу.
  - Где вы там?! – выкрикнул, приподнимаясь на колено, Володька. – Ну?.. Чего ждете?!
  Боевики бросились на него скопом, удар прикладом в зубы отбросил его к подножию монумента.
  - Аллах Акбар!!! – завизжал выросший над ним детина, замахиваясь автоматом.
  - Да пошел ты, - выплюнул выбитые зубы Володька и отпустил скобу.
   Черные, как угли, глаза моджахеда полезли на лоб…
  
  
  * * *
  
  
  А война гигантским катком катила по Чечне, подминая под себя все новые и новые жертвы, не разбирая правых и виноватых, военных и гражданских, взрослых и детей.
  __________
  "Муха" - ручной одноразовый гранатомет.
  
  
  
  Утром десятого января, когда приняли смерть на площади перед Президентским дворцом Сумин и Кошкин, - на выходе из города, в Старопромысловском районе пуля снайпера нашла Татьяну Митрохину. Ту самую Татьяну Петровну, что переживала не лучшие времена в подвале собственного дома и решившую воспользоваться временным затишьем, чтобы спасти себя и сына.
  Сложив в школьный ранец Миши детские вещи, она не устояла перед уговорами и засунула туда же толстый том Жюль Верна "Таинственный остров". Это была любимая книга сына, подаренная в прошлом, довоенном году, на десятилетие. Упаковав документы и наиболее ценное в хозяйственную сумку, она распрощалась с соседями, взяла ребенка за руку и пошла по проспекту Победы в направлении поселка Ханкала.
  Сутками отсиживаясь в подвале, где не было света, не говоря уже о телевизоре, газетах или радио, она не знала, да и знать не могла о начавшейся снайперской войне, о том, что на улицах стреляют по любой движущейся цели, и всякое передвижение небезопасно.
  И когда на улочке в частном секторе Миша вдруг полетел с размаху в грязь, а на ранце вздулась рваная дыра, она оттолкнула его в безопасное место, подставляясь под летевшую вдогонку пулю.
  Миша кричал, тянул к ней ручонки, а она не могла ступить шагу, словно ноги приросли к земле. Дома поплыли перед ней, обволакивал туман. Последней вспышкой рассудка она вдруг поняла, что спасло сына – томик Жюль Верна в портфеле, который не смогла пронзить пуля.
  - Беги, сынок… - отсылала его от себя.
   …Снайпер ушел, сделав свое черное дело. А еще часом позже отряд ополченцев, пробивающийся к окруженному Президентскому дворцу, наткнулся на плачущего мальчика, сидевшего у бездыханного тела матери.
   … Война гигантским катком катила по Чечне, сея горе и страдания, не разбирая правых и виноватых, военных и гражданских, взрослых и детей…
  
  Глава двадцать девятая
  
   - Командир, к нам гости! – сообщил Коновалов, выглянув в обложенную мешками с песком бойницу.
   Через двор бежали двое. В подъезд заскочил заросший, с ободранной щекой мужик в камуфляже, зычно крикнул:
  - Эй, славяне. Кто тут у вас старший?
   Вбежавший следом принадлежал журналистской братии. Помимо аккредитационной пластиковой карточки, висевшей под курткой, на плече он держал профессиональную видеокамеру.
  - Документы, - потребовал Черемушкин.
   Чем черт не шутит, ведь разгуливают по городу переодетые в форму российских военных наемники из стран СНГ. Уже были случаи, когда они выводили попавшие в беду, отбившиеся от своих группки солдат в засады, устраивая затем резню, когда предательски стреляли в спину, когда наводили на вызнанные позиции артиллерию.
  - Я капитан ВДВ Плотников. – Военный показал удостоверение личности офицера, дав время бдительному лейтенанту сверить его заросшую недельной щетиной физиономию с фотографией. – Соседи. Стоим через два дома.
  - А к нам какими судьбами?
  - Репортера привел. Из центрального телевидения. С утра трясет, предоставь ему героев.
   Черемушкину показалось, что он ослышался.
  - Чего-о?! – переспросил он.
  - На интервью склоняет, а у нас с этим делом строго. Командование, - капитан сделал зверское лицо, - дало четкие указания: кого увидит по телеку, строгач в личное дело.
  - Ребята, вы что, смеетесь? – Черемушкин переводил взгляд то на одного, то на другого.
  - Да какие шутки! – всплеснул руками репортер. – У меня командировка заканчивается, а я путного ничего не снял. Полдня десантников на материал раскручивал… Как о стену горох. Выручайте, парни, - он просил чуть не слезно. – Редактор с меня голову снимет.
   Десантник отвел глаза в сторону, силясь не рассмеяться.
  - А причем здесь мы?
   Репортер, нутром уловив слабинку, оживился.
  - Ну как же?.. Вы же недавно из боя. Наверняка есть что рассказать.
   И на камере загорелась красная точка.
  - Как вы считаете, с падением дудаевского дворца наступит переломный момент операции в Грозном?
  Черемушкин ответил не сразу, борясь с искушением высказать все, что нагорело на душе по поводу этой самой операции. А сказать ему действительно было что… Но он начал с другого.
  - Зря вы делаете такие ставки. Дворец - не гитлеровский рейхстаг, и помяните мое слово, война не закончится, если мы завтра над ним вывесим российский флаг. Вы посмотрите, что мы натворили. Посмотрите, что сделали с городом! Посмотрите, что сделали с людьми… Мы ожесточили, настроили против себя целый народ… С нами воюет регулярная чеченская армия, а мы ее называем бандформированиями, выставляем против пацанов – срочников. За одиннадцать дней боев наш батальон потерял семьдесят процентов личного состава. Сегодня у меня убили еще девятерых, и их трупы лежат там, на площади! И я не могу их забрать оттуда… - лицо Черемушкина перекосила ярость. – Кто скажет мне, за что гибнут эти ребята?.. За чьи интересы расплачиваются они жизнями…
  - Но генералы… - неуверенно сказал репортер.
  - А что генералы? Когда в ночь штурма громили целую бригаду, когда на улицах гибли солдаты, где они были? В Моздоке водку жрали? Или в Москве под елочкой с Дедом Морозом обнимались?.. – Черемушкин перевел дух и заговорил спокойнее. – Я не знаю, договорятся о чем политики или мы дальше будем лить кровь. Уверен в другом, крайней останется армия. Нас уже сейчас чернят: и чечены, и, что самое страшное, вы, наша свободная пресса. А мне плевать. Плевать потому, что я ношу погоны. Я выполняю приказ, и сегодня снова поведу солдат в бой…
   Красный огонек погас. Репортер отнял камеру, поставил к ногам.
  - Наговорил совсем не то, что ты надеялся услышать?
  - Да уж…
  - Тогда извини. Съезди в штаб группировки. Там тебе более оптимистическое кино покажут.
  Десантник удивленно покачал головой: не ожидал, дескать, и протянул мозолистую ладонь.
  - Уважаю. В самое яблочко…
   Послышался шум, в подъезд буквально скатился Мавлатов. Он был в красной кирпичной пыли, помятая шапка без кокарды съехала на оттопыренное ухо.
  Задев телевизионщика, он смутился.
  - Я, таварищ лейтинант, люк нашел.
  - Что за люк? Объясни толком.
  - Я только падумал…
  - Где он?! – перебил его капитан Плотников.
  - На плащадке.
  - Веди, - скомандовал десантник и, выйдя из подъезда, объяснял Черемушкину. – У них здесь ходами напичкано: теплотрассы, канализация. Некоторые ведут прямо ко дворцу. Но нам не везло, которые находили, были уже взорваны. А представь, пройти по ним незаметно. А потом, как дать, так дать!
  Держась выгоревшей коробки дома, они приблизились к детской игровой площадке. Плотников опустился на колени перед чугунной крышкой, огляделся вокруг и, увидев валяющийся в кустах гнутый металлический прут, велел Мавлатову принести.
  Поддев за литой выступ, он убрал крышку, посмотрел на Черемушкина.
  - Проверим, лейтенант?
  В колодец полетела граната. Не успел осесть еще веющий толовой копотью дым, десантник прошил ход автоматными трассами. Забросил короткоствольный АКСу за спину, нащупал во мраке выступающие из кладки скобы и спустился на дно.
  - Вроде чисто…
   Вооружившись факелами, они тронулись вперед. Продвигаться пришлось в узком проходе между тепловыми трубами, капитан прислушивался и внимательно смотрел перед собой, выискивая следы пребывания боевиков.
  - Стоять! – приглушенно приказал он, подсаживаясь к тонкой проволочке, растянутой поперек хода, которую Черемушкин, шедший следом, сразу и не заметил.
  Огрубевшие пальцы работали с ювелирной точностью. Заблокировав взрыватель противопехотной мины, он попросил лейтенанта подать штык-нож.
  Черемушкин вспотел, наблюдая за движениями десантника. Малейшая неточность могла привести к взрыву, что в этом коридоре равносильно смерти. Чавкнул штык-нож, перекусив проволочку.
  - Грамотно ставили, - заметил Плотников.
   У стенки, приваленная мусором, стояла обезвреженная мина в зеленом пластиковом корпусе.
  - Рассчитывали на группу.
   Черемушкин сглотнул слюну. МОН – 50, мина направленного действия, знакома каждому мальчишке по американскому боевику "Командо". Развернутая к колодцу, она запросто смела бы десяток человек, не говоря уже о двоих. Проворонь ее Плотников, и хоронить было бы нечего…
  - Интересно. - Накручивая на затухающий факел полоску материи, проговорил десантник.
  - Думаешь то, что мы ищем?
  - Будем надеяться.
  Шагая след в след, Черемушкин мысленно ориентировался, куда ведет ход. По всем примеркам, выходило в аккурат к дворцу Дудаева.
  Капитан Плотников в том уже не сомневался. Не стали бы боевики столь тщательно минировать обычную теплотрассу. За те двадцать с небольшим минут, что они шли по коридору, он снял еще две растяжки – гранаты с повышенном радиусом поражения на тонких, почти невидимых обычному глазу проволочках. Но майор воевал уже вторую войну, и подобные "сюрпризы" научился различать.
  Дальше их ждал тупик, заложенная кирпичом стена и небольшой лаз над трубами, уходящими, по-видимому, в подвал. Стащив верхнюю одежду, задевая за нависающий край, они проползли по трубам в подсобное помещение. Капитан затушил факел и, подсвечивая зажигалкой, чтобы не загреметь на захламленном полу, подошел к двери.
  - Тс-с…
   Приложив к двери ухо, он сделал знак Черемушкину не шевельнуться. Тот замер, как вкопанный, весь превращаясь в слух. Казалось ему, или так было на самом деле, но за дверью были людские голоса.
   Ступая на цыпочки, капитан бесшумно вернулся к Черемушкину, подсадил его на трубы. Также ползком, они убрались из подсобки в коллектор.
  
  * * *
  
   Сматывая отснятую фотопленку, Якушев мучился самыми мрачными предчувствиями. Минувшие сутки существенно изменили расклад сил. Боевиков изрядно потеснили, и если еще позавчера он без особых затруднений попал в Президентский дворец, то сегодня он в кольце федеральных войск, а потрепанные отряды сепаратистов спешно уходят из руин Грозного на юг, в горы.
  
  Получается, он сам загнал себя в ловушку. Дворец держали те, кому терять было нечего. И Якушев по собственной глупости угодил в их число.
  Последний дудаевский форпост методично долбила дальнобойная артиллерия, над ним кружили боевые вертолеты, обстреливая неуправляемыми реактивными снарядами.
  Страшнее было при бомбежках.
  В глубоких подвалах, куда спускались переждать мятежники, все напряженно вслушивались в происходящее наверху. Обваливая перекрытия, рвались бомбы. От взрывов здание трясло, как щепку. Из окон пластали пожары, заволакивая небо пеленою дыма.
  Но это пока цветочки. Ягодки будут потом, когда начнут применять вакуумные бомбы. Тогда не спасут и глубокие подвалы…
  В который раз он жалел о сделанном, непродуманном до конца шаге. Не сюда надо было, а вместе с беженцами идти к войскам. Он журналист, каких в Грозном немало. После проверки все равно отпустили бы… Теперь близок локоть, да не укусишь. Военные ожесточены потерями, для них засевшие во Дворце - враги, которых надо уничтожать. Даже выйди он с белым платком.
  А отснять он успел немало. Он общался с украинцами, членами радикальной организации УНА – УНСО. Плели, конечно, с три короба, рассказывая о причинах, приведших в Чечню. Деньги, доллары – вот, что их влекло.
  За все рано или поздно приходится расплачиваться. Теперь у них карманы пухнут от зеленых банкнот, а воспользоваться ими вряд ли придется. По крайней мере, не всем. И они это понимают.
  - Я Микола, - подбоченясь, сидел на двухъярусной койке перед объективом симпатичный парень лет двадцати трех, с зеленой повязкой, опоясавшей вихры. – Родился в Львове, сейчас живу во Владивостоке… - и сразу поправился. – Жил…
  Они не питают никаких иллюзий на будущее. Будущего у них нет…
  Кроме наемников дворец защищают гвардейцы, поклявшиеся на Коране умереть, но не сдать его. Они и умирают, одно из дальних помещений подвала, служащее мертвецкой, забито трупами. Туда же стаскивают перешедших в мир иной раненых, представившихся в лазарете. Раненые поступают после каждой атаки.
  В отдельной комнате содержат пленных. Хотят они того или нет, снаряжают патронами пустые магазины. Патронами, которыми боевики будут стрелять в их сослуживцев. За отказ, пуля сразу. Или распятье на окне, да стрелок позади, укрывающийся за тобой от пуль.
  У этих ребят будущее тоже весьма туманно.
  
  "Господи, как глупо!.. Кому все это нужно? Сумасшествие! Мы все сошли с ума…".
  Подумав так, он вспомнил картину, запечатленную на видеопленке. Дорога в Грозный, клубы черного дыма, развалины построек вдали и плакат на обочине. Лист ватмана с надписью, начертанной школьными перьями: "Добро пожаловать в ад".
  Плакат тот приглашал и его.
  "Что же, Виктор Николаевич Якушев. Вот ты и в аду. В земном аду".
  
  * * *
  
   - Вы так уверены в результате, капитан?..
   Капитан Плотников и вытянувшийся в ниточку лейтенант Черемушкин стояли перед столом, устеленным масштабной картой Грозного. С карандашом в руке, сидя за этим столом, задумчиво изучал карту полковник в камуфлированной форме с идеально белым подшитым подворотничком.
  - Что вы молчите? – поднял на Плотникова внимательные глаза.
  - Уверен.
   Полковник бросил карандаш на карту.
  - Уверен он… По подсчетам разведки в здании не меньше полусотни дудаевцев. Вы собираетесь силами разведвзвода выбить их оттуда?..
  - Со мной пойдут только опытные бойцы. Большого количества людей там не потребуется, иначе перестреляем друг друга… Вот лейтенант просит, чтобы его включили в группу.
  - Так точно, - отчеканил Черемушкин. – Товарищ полковник, мой батальон имеет ту же задачу, что и ваши десантники. Они так же ходят в атаки, они так же гибнут на площади. И потом, мои бойцы обнаружили этот ход… Я считаю, было бы несправедливо запретить нам участвовать в операции.
   Грузно поднявшись, полковник вышел из-за стола.
  - Спелись? – улыбнулся он одними глазами, подойдя к Плотникову.
  - Никак нет, - ответил тот. – Я присоединяюсь к просьбе лейтенанта. К тому же, вылазку мы делали сообща.
  - В этом есть здравый смысл. Вы поднимаете переполох, боевики вынуждены переключиться на вас, а в это время основные силы совершают бросок…
  - Нас оттуда не ждут. Сыграет фактор внезапности.
  - Стратеги, - пошевелив плечами, полковник вновь подошел к карте. – Вы должны отдавать отчет, что я не имею право полагаться только на рисковые рейды. На час ночи замечен массированный огневой налет на дворец, который даст начало общей атаке. Исходя из этого, вы должны действовать до обозначенного времени. И знайте: если до 00.50 от вас не поступит сигнала – двух зеленых ракет, я отдам приказ на штурм.
  
  * * *
  
   Потрясенный гибелью Кошкина, Турбин держался от всех в стороне. Он ушел в пустую, некогда детскую, комнату, швырнул на пол подушку и, повалясь на нее, не хотел никого видеть и слышать.
   Воспоминания нахлынули на него, и помимо воли Турбин мысленно перенесся в детство, в четвертый, если не изменяет память, класс.
   … Он проболел тогда гриппом недели две. Температуру едва сбили антибиотиками, врач настаивала еще минимум на трех днях постельного режима. Но начались четвертные контрольные, и мать, скрипя сердцем, отпустила его в школу.
   Вторым уроком была физкультура. Юра никогда и раньше не слыл спортсменом, едва тянул на четверки, но в то утро, подходя к перекладине, чувствовал, что не подтянется и раза. Он мог сослаться на болезнь и уйти на скамейку, наблюдать оттуда за одноклассниками. Но в классе презирали хиляков, смешками изводили до уровня изгоев. Собравшись с духом, он запрыгнул на турник.
   Его сил хватило на два жима. Повиснув червяком, он дрыгал ногами в воздухе, силясь еще подтянуться, потом под дружный смех спрыгнул на матрасы. Обидной была не двойка в журнале. На перемене к нему подвалил Витька Васильев и принародно обозвал сморчком.
   Витьку в классе боялись. Он был развит не по годам, и нагл, как два танка. А оттого считал вправе насмехаться над всяким, кто по его мнению был того достоин, без опасения заработать в ответ.
  - Дохляк ты! – презрительно хохотнул он, окруженный дружками. – Ты всех нас опозорил перед девчонками. Может ты и в самом деле девка? А? Не Юрка, а Юлька? Во!.. Теперь ты Юлькой будешь.
  Драться Юра не любил, да и чем закончится стычка, было ясно сразу. Из драк Витька выходил победителем, а те, кто решался сойтись с ним один на один, еще долго ходили с синяками.
  - Юлька! – пользуясь безнаказанностью, заулыбался тот. – Давай мы тебе косички заплетем.
  Кошкин подлетел к нему, пихнул в плечо так, что Витька отлетел к стене. Заступничества Юра не ждал, но уроком раньше дал Кошкину добросовестно сдуть контрольную по математике, и это обстоятельство не дало Володьке права отмолчаться в стороне.
  - Не лезь к нему.
  - А ты что, заступник? – ощетинился Васильев. – Без тебя разберемся.
   Перепалка привела к тому, что сопровождаемые болельщиками, они отправились в туалет сводить счеты.
   Драка запомнилась многим, ибо она доказала, что на силу всегда отыщется другая сила. Витька залепил Кошкину в глаз, но того это не смутило, и ответная серия ударов, пришедшаяся по Витькиной физиономии, закончилась обильным кровотечением из разбитого носа. Испугавшись вида крови Васильев вдруг заныл.
   Кошкин, с расцветающим под глазом фингалом, в синей курточке с надорванным рукавом, подвел ноющего острослова к Юре и заставил просить прощения.
   Утирая кровавые сопли и потупившись в пол, Васильев промямлил: "Извини, я больше не буду". И больше Турбина никогда не домогался.
   Был и восьмой класс, и тоже весна, когда Володьке было не до занятий, и урок английского. Старая англичанка, очкастая, сухая, и прямая, как столб, недолюбливала его за неуспеваемость. Кошкин отвечал взаимностью, и за учебник английского принципиально не брался.
  - Кошкин, translate into English. The twentieth lesson.
   Володька смотрел на нее как баран на новые ворота.
  - Андестенд? – спросила она с далеко не британским акцентом.
   Кошкин продолжать изображать партизана, попавшего к врагу на допрос.
  - Тупица! Пень! – завизжала англичанка. – Вон из класса.
   Он демонстративно собрал портфель и, проходя мимо доски, довольно отчетливо, так, что услышали даже на задних партах, выдал:
  - Сама… тупица очкастая.
   Класс напрягся, ожидая всплеска учительских эмоций. Но престарелая англичанка стянула с носа очки и посмотрела на Кошкина так, словно видела его впервые и хотела надолго запомнить. Затем вышла, хлопнув от души дверью.
  - К директору пошла жаловаться, - прокатился по классу шепоток.
   ___________
   Translate into English. The twentieth lesson. (англ.) – Переведи на английский. Урок номер тридцать.
  
  
  
  Юра помнил испуганное лицо Марины Викторовны, Володькиной матери, когда, к концу занятий, она входила в приемную директора школы.
   Кошкина пожалели и из школы не выгнали, до конца учебного года оставался неполный месяц. Но из квартиры Кошкиных в тот вечер летели то иступленные крики матери, то ее плач над несчастной судьбой и сыном – придурком, по которому тюрьма плачет.
   … Володька не был придурком, и тюрьма его обошла стороной. Его растерзанное осколками тело до сих пор лежало на площади, а Турбин, вытирая набегающие слезы, гнал и гнал от себя видение, как он поднимается по лестнице, где знакома каждая ступенька и каждый выцарапанный гвоздем рисунок на побеленной стене, как открывает дверь Володькина мать, как слова застревают у него в горле, и он не в силах сказать ей о том, что сына ее больше нет.
   Наступая на сорванную с петель дверь, вошел Бурков, сел рядышком, сохраняя молчание.
   - Ты как? – выдержав паузу, спросил он, слегка хлопнул по колену Турбина.
   Турбин продавил комок и пробормотал нечто нечленораздельное.
  - Вот жизнь… - нарушая его уединение, продолжал Бурков. – Никогда не знаешь, что ждет.
  Потянувшись к тумбочке, он вытащил картонную коробку с елочными украшениями. Достал шарик, обсыпанный стеклянными искорками.
  - А мы дома елку не наряжаем. В сельпо игрушки не завозят. Да и деньги не тратили на безделушки.
  Он выпустил игрушечный шар и тот, ударившись, разбился.
  - Вот и всё. Одна только видимость…
   Глядя на обои, расписанные веселыми мишками, барабанящими зайцами и пирамидами, Турбин вымолвил:
  - А ведь здесь люди жили…
   Бурков со вздохом согласился:
  - Жили.
  - А теперь здесь мы.
   Разговаривать было не о чем. В комнате опять нависло молчание.
  - Чурок ненавижу! – поменял позу Турбин. – На гражданке душить буду. Если вернусь домой, сразу на рынок. У нас только чурки торгуют. Я им за все…
  В коридоре заслышались шаги. В проеме появился лейтенант Черемушкин.
  - Турбин здесь? – не различая в вечернем сумраке лица солдат, спросил он.
  - Здесь, - ответил за приятеля Бурков.
   Черемушкин прошел в комнату, бойцы поднялись перед командиром, бросил Турбину пачку патронов.
  - Возьми гранату и собирайся.
   Турбин, не задавая лишних вопросов, сунул гранату в кармашек разгрузки.
  - А ты, Бурков, смотри в оба. Мы "чехов" шумнем, а будут разбегаться – мочи. Мочи без разбора. Чтоб ни одна тварь не ушла!
  
  Глава тридцатая
  
   В помещении, отведенном под лазарет, стоял тяжелый запах крови, гниющей плоти и лекарств. С тумбы затухающе трепетала свеча, на тесно составленных кроватях не было свободных мест. Мгла подземелья давила, не хватало воздуха, или, по крайней мере, Руслану так казалось.
   На кровати возле него лежал со сломанной лодыжкой Умар. Гражданская мирная травма, если не брать в расчет характер ранений его соседей по лазарету. Еще днем, когда над дворцом закружились штурмовые вертолеты, расстреливая из ракетных установок, он попал под обрушившуюся стеновую перегородку, и в подвал, в укрытие, прыгал, подволакивая травмированную конечность.
   Лейла, до войны окончившая медучилище, на обычном письменном столе вправила ему кость, отчего Умар, как не кусал губы, заорал. Зафиксировав перелом двумя обломками досок, накрепко перевязала старыми бинтами.
   С бинтами, как и с прочими медикаментами, было туго. Новые, в стерильной заводской упаковке закончились, а потому она стирала использованные в бывшей бойлерной, под краном, из которого вода бежала тонкой струйкой.
   Умар вконец оброс щетиной, став похожим на дикого абрека.
   - Костыли бы где найти, - ворчал он, валяясь на койке. – А то я здесь до пролежней…
  - Посмотрю, - обещал Руслан.
  - Посмотришь… Ты мне дай гранату.
  - Зачем?..
  - Если сюда придут русские, мне что – лапки кверху?
   Пожав плечами, Руслан отдал ему РГД-5.
  - Вот и ладненько, - Умар спрятал ее под подушку. – Все ж не с пустыми руками. Ну, рассказывай, что нового?
  За те несколько часов, что Умар провел на госпитальной койке, обстановка вокруг дворца не изменилась. Войска по-прежнему стоят в трех сотнях метров и чего-то тянут. То ли собираются с силами для окончательного удара, то ли ждут, когда защитники сдадутся.
  - Нормально, - ответил он, заметив, как, слушая, напряглась Лейла, поившая тяжелораненого из носика чайника. – Жратва еще есть, патроны. Пару деньков еще запросто продержимся.
  - Два дня, - повторил Умар, укрыв одеялом больную ногу.
  - А там что-нибудь придумаем. Наши коридор пробьют. Или перемирие устроят, якобы чтобы убрать с улиц трупы. И мы, под этот шумок, тихо слиняем.
  - Русские на мировую не пойдут, - дал о себе знать раненый в грудь пулеметчик Али, лежавший в крайнем ряду.
  - Зря так говоришь. Им тоже нужна передышка.
  - Как только мы выйдем, нас сразу перебьют, - сомневался Али.
  - Это вряд ли. Их силы нацелены на нас, точно мы всё, что осталось от сопротивления. Поговаривают, что с генералов трясут сроки, когда они возьмут дворец. Да они сделают вид, что не замечают нашего ухода, лишь бы быстрее и без потерь овладеть зданием.
  Попрощавшись с братом, Руслан ушел на пост. С полуночи до двух ночи ему стоять в холле за мешками с песком, наблюдая за пустынной площадью.
  Продрогнув на холодном воздухе, он застегнул на все пуговицы куртку, пристроил винтовку на мешках, составленные за декоративной, в виде серпа и молота, решеткой. И прижался бровью к резиновому наглазнику, прощупывая площадь метр за метром.
  
  * * *
  
   При отсвете факелов капитан Плотников возился в подсобке с дверью, приматывая тротиловую шашку к ручкам. Прикрепив, воткнул в гнездо детонатор с бикфордовым шнуром, полез за зажигалкой.
   - Отойдите к стене, - приказал он, снимая с нее крышечку. – Зажмите ладонями уши и зажмурьтесь.
   Стоявший слева от него десантник в защитного цвета косынке, с пулеметом, чья забитая патронами лента свисала чуть не до пола, дистанцировался от своего командира.
   Турбин, стоя за Черемушкиным, послушно воткнул пальцы в ушные ямы и закрыл глаза.
   Рвануло с такой силой, что всех обдало волной горячего дымного воздуха, дверь щепкой выбросило в коридор.
   В задымленный проем ринулся пулеметчик, всадил короткую очередь в опешившего от неожиданности боевика, и пошел дальше, переступив агонизирующее тело.
   Коридор раздваивался, широкая мраморная лестница вела наверх. Десантник поднимался по ней, прочесывая трассами пространство. И упал. Турбину показалось, что он просто споткнулся и сейчас поднимется. Но пулеметчик продолжал лежать в прежней позе, а наверху запульсировали злые вспышки, насыщая воздух пулевым свистом.
   Метнув в обороняющихся гранату, Плотников подтянул к себе пулемет и слился со стеной, контролируя лестницу.
  - Зачищайте коридор! – закричал он солдатам. – Чего ждете?!
   Турбин побежал по боковому ответвлению. Наткнувшись на дверь, сорвал с гранаты кольцо и забросил ее внутрь. Дым еще не осел, а он уже с порога строчил по проступающим из тумана кроватям, что-то падало и катилось по полу.
   Он отпустил спусковой крючок, когда с находившимися в комнате было покончено. С брезгливостью смотрел он на размозженную пулями кудрявую голову дудаевца, раскинувшегося на столе, на дырявую армейскую каску с надписью "Украина", что откатилась к порогу.
   Наемники лежали там, где их застала смерть. Многие так и не узнав, что произошло.
   По коридору пробежал Коновалов, свернул влево. Турбин, перезаряжая автомат, двинулся за ним.
  
  * * *
  
   Якушев в панике метался по цокольному этажу, лихорадочно ища выход. Отсюда надо было срочно бежать, бежать, куда глаза глядят, если он хочет остаться в живых. В потемках он нашел железную дверь, ведущую на площадь, в отчаянии задергал ручку.
   Дверь была заперта, отрезая ему путь к спасению.
   Из-за колонны вынырнула фигура. Страх парализовал Якушева; обмирая сердцем, он закричал:
   - Не стреляйте! Я журналист.
   Фигура вблизи оказалась боевиком, тоже искавшем, куда скрыться.
   - Замок! – возбужденно сказал Якушев, когда тот, как и он, минуту назад, задергал ручку.
   Выматерившись по-русски, чеченец отступил от бронированной двери и выстрелил по запорам. Замок был безнадежно испорчен, и дверь легко поддалась.
  
  * * *
  
   Бурков застыл, держа под прицелом площадь. Во дворце трещала остервенелая стрельба, глухо рвались гранаты. А он, вместо того, чтобы быть там вместе с друзьями, сидел на безопасном удалении, карауля невесть кого.
   Когда мимо остова выгоревшего бронетранспортера мелькнула и исчезла тень, он сначала подумал: привиделось. Оно так иногда бывает, когда чего-то очень ждешь. Он щелкнул тумблером на прицеле, включая подсветку шкалы, взял немного левее, куда стремилась тень.
  - Шалишь… - удовлетворенно хмыкнул, поймав в перекрестие силуэт бегущего человека.
   Приклад привычно боднул в плечо…
  
  * * *
  
   На войне умирают по разному.
   Загибался на лестнице, получив свинец в незащищенную бронежилетом грудь, капитан Плотников. Он знал, что его ждет. Знал, что за его спиной пацаны-солдаты, многим из которых еще нет и девятнадцати, и которым еще жить и жить. И закрывая их собой, бил и бил из пулемета, истекая кровью, пока вторая пуля снайпера, ударившая в голову, не нашла его.
   Знал, на что шел и чеченец Умар Адиев, подрывая себя гранатой, когда в дверях лазарета возник российский солдат…
   Журналист Виктор Якушев хотел жить. Он не держал оружия и ни в кого не стрелял на этой мало кому понятной войне. Он был лишь сторонним наблюдателем, фиксируя на пленку все, что видел. Выкладываясь в беге и с непривычки задыхаясь, он страстно мечтал скорее достичь домов, где, как ему верилось, он будет в безопасности. И даже когда пуля калибра 7, 62 пробила ему сердце, и он повалился на асфальт, разбивая аппаратуру, остатками угасающего сознания ему еще казалось, что он еще бежит, и до спасительных стен осталось совсем немного, совсем чуть-чуть…
  
  * * *
  
   Осколок взорванной в лазарете гранаты, с ноготь размером, прошил ватную подстежку бушлата Коновалова и ушел под ребра.
   - Сильно? – посочувствовал, сдирая примотанный к прикладу перевязочный пакет, Турбин.
   - Ерунда, - кряхтел каптер, зажимая рану. – Перетерплю как-нибудь. Не возись со мной. Дуй за лейтенантом, а то бросили одного…
   - А ты как?..
  - Валяй! Что я… поди не помру.
   Взводного он нашел в дальнем крыле, у бокового, ведущего на первый этаж, выхода. Выглядывая из-за угла, Черемушкин царапал ногтями по разгрузке, вытаскивая Ф-1.
   Наверху захлебом лаял пулемет, трассирующие очереди неслись к парадной лестнице, секли стены, рикошетя во все стороны.
  - Сейчас я тебя, - бормотал Черемушкин, срывая кольцо. – Сейчас я тебя успокою…
   Граната полетела к колонне, за которой залег чеченский пулеметчик. Он слишком поздно заметил опасность…
  В холле стихло. Повисла непривычная, звенящая тишина. Выждав еще немного, лейтенант отступил от стены и стал подниматься по ступеням.
  Все было кончено. В воздухе еще ощущался кисловатый запах пороха; россыпью, у заваленного пулемета, валялись стреляные ленты. Черемушкин, на всякий пожарный, пинком отодвинул пулемет подальше от безжизненного тела, прошел к мешкам с песком, заглянул за них, найдя и там убитого.
  - У кого ракетницы?! – окликнул Турбина десантник, возившийся под лестницей с погибшим Плотниковым.
  - Понятия не имею?
  - Должны быть ракетницы, - десантник разогнулся, так и найдя искомого в разгрузочном жилете капитана. – Сколько времени?
  - Без пятнадцати час.
  - Сколько?! Ищи ракетницы! Скоро наши по дворцу жахнут, если отмашку не дадим.
   В холле хлопнул выстрел снайперской винтовки. Ее ни с чем другим не спутаешь. Что- то мягко шлепнулось на пол.
   Турбин обернулся, ища лейтенанта Черемушкина.
  - Командир! – Он подбежал к ничком лежавшему взводному, перевернул его лицом к себе. – Командир…
  В темноте не разобрать, куда попала пуля. Он принялся лихорадочно расстегивать пуговицы, не вытерпев, рванул полы бушлата, и пуговицы посыпались на мраморный пол. Рану обнаружил не сразу, лишь когда залез во что-то липкое.
  - Меня… кажется… убили… - разомкнув губы, просипел Черемушкин.
   Он прожил еще около двух минут и умер спокойно и без мучений. Бережно опустив на пол убитого офицера, Турбин поднялся с колен и в слепой ярости закричал:
  - Кто стрелял?! Кто?
   Эхо насмешливо отозвалось под высокими сводами зала.
  - Он по той лестнице смылся! – показал автоматом десантник. – Давай за ним, а я с этой стороны…
  Турбин на одном дыхании взлетел по засыпанным бетонной крошкой ступеням на второй этаж. Дальше чеченцу бежать было некуда: лестничный пролет обрушился и бесформенные куски его провисли на гнутой арматуре. Держа оружие на изготовке, он прошел к окну, глянул вниз. Высоко, выпрыгни отсюда, боевик непременно переломал бы ноги.
  Щелчок впустую ударившего бойка поверг его в испарину. И как он его проморгал? Чеченец никуда не скрывался, он просто ушел в темный угол, куда не доставал бледный свет нависшей над площадью луны, и там оставался для Турбина незамеченным. Теперь он вышел из тени, и всадил бы в спину солдата пулю, не подведи механизм.
  Турбин поднимал автомат. В нем все кипело и клокотало от ненависти к боевику, только что застрелившему лейтенанта.
  Но что-то подспудное не давало Турбину нажать на курок. Он вглядывался в лицо снайпера, и был готов поклясться, что уже встречал этого парня. Он не просто где-то мельком видел его, на тех же улицах Грозного, но безусловно, знал его… Но откуда?..
  Прозрение стало ему шоком.
  - Руслан? – не веря себе, спросил Турбин. – Не может быть… Это ты?
  - Юрка?! – снайпер был поражен не меньше его. – Ты как здесь?.. Ах, да…
   Он бросил винтовку и тоном смертельно уставшего человека произнес.
  - Вот мы и встретились. Земля, видно, и в самом деле, круглая. Ну, чего стоишь, стреляй.
  - Это ты… внизу? Ты… лейтенанта?
  - Я. И не только его. А ты чего хотел?! Вы разрушили мой город, разрушили мой дом. Вы убили моих родителей, брата… Что ты смотришь на меня, Юрка, стреляй! Ты ведь за этим сюда пришел.
  Чем ожесточеннее выкрикивал обвинения Руслан, тем сильнее Турбин понимал, что не сможет забрать жизнь у своего прежнего друга. Перед ним стоял снайпер, на чьей совести не одна загубленная душа, еще минуту назад Турбин готов был порвать его голыми руками.
  Перед ним стоял враг. Но убить его не поднималась рука.
  Он задрал ствол автомата к потолку и нажал на спусковой крючок. А потом, колеблясь, скомандовал Адиеву:
  - Беги!
   И кивком подбородка показал на коридор.
  - Я тебя отпускаю. Но запомни… - решение давалось ему нелегко, - следующая наша встреча будет последней. В счет старой дружбы… беги.
  - И ты не выстрелишь в спину? – без всяких эмоций спросил Адиев.
  - Беги… Сюда идут наши. Могут застать.
   Артиллерийский снаряд пробил стену и взорвался, угодив в потолочные перекрытия. Ослепленного вспышкой Турбина швырнуло на бетонный обломок, ощетинившийся, словно спрут щупальцами, прутьями арматуры. Напоровшись на острый прут и теряя сознание, он успел запомнить, как переломленная плита с ужасающим треском обрушилась на то место, где секунду назад стоял Руслан, погребая под собой.
  
  ЭПИЛОГ
  
   Тюлевая штора колыхалась от сквозняка, в палате было свежо, но рамы никто не закрывал. Нежданно нагрянувшее майское тепло пробудило природу. На ветках с проклевывающейся листвой расчирикались птицы, радуясь солнцу; в парке, за высоким забором, играл духовой оркестр.
  - Весна, - откладывая на тумбочку книгу в глянцевой обложке, потянулся Коновалов.
   Он слез с кровати, сунул босые ноги в больничные, пронумерованные шлепанцы и подошел к подоконнику.
  - Хорошо-то как, а, Юр?
   Юра Турбин откинул одеяло и пошарил за спинкой кровати, доставая костыли. Опираясь на них, он допрыгал до окна и потеснил приятеля.
  - Тебе, Юр, везет, - завистливо вздохнул Коновалов. – Если комиссуют, месяца черед два дома будешь. А мне еще как медному чайнику трубить.
  Турбин ничего не ответил, полной грудью дыша настоянным на цветении воздухом.
  Внизу, у входа в корпус, орудовал метлой дневальный, наводя перед приездом командования блеск и красоту. Метла ритмично вжикала, скребла лысыми прутьями по асфальту.
  Вжик, вжи-ик… Вжик, вжи-ик…
  Дневальный вдруг замер и вытянул шею, глядя в сторону ворот КПП.
  - Похоже, приехали, - озаботился Коновалов.
   Спустя минут десять, приоткрыв дверь, в палату заглянула медсестра.
  - Мальчики, по кроватям. Евгений Николаевич с генералом идет.
   Евгений Николаевич – это полковник медицинской службы, начальник госпиталя, в котором, после эвакуации из Грозного, они чалились четвертый месяц. У Коновалова после операции, оставались проблемы с задетым осколком легким, а у Турбина плохо заживала правая нога, пробитая ржавой арматурой. Эта ржавчина, хоть рану ему прочистили хирурги в полевом лазарете в Ханкале, и была причиной теперешних его бед. Рана дважды воспалялась, нога отекала, и врачи уже подумывали об ампутации. Но, Бог миловал, обошлось и без крайностей, не беря в расчет тупых, ноющих болей и медицинской прилады, названия которой он не помнил, что стальными спицами заковала бедро.
   Что касается генерала, так слух пронесся еще неделю назад: 9 мая госпиталь посетит командующий округом и, кроме сопутствующих дате поздравлений и подарков, вручит отличившимся правительственные награды. Этот же слушок довел до сведения пациентов пятой палаты, а именно в этой палате лежали Турбин и Коновалов, что в списках награжденных значатся и их фамилии.
   Но все это были лишь слухи…
   Повинуясь сестричке, они разошлись по кроватям и только успели занять горизонтальное положение, как в палату вошел генерал, без фуражки и в наброшенном белом халате, за ним начмед со штабным клерком в чине капитана, несшим гвоздики и какие-то картонные коробочки.
  - Как здоровье, герои? – спросил генерал, вставая в проходе между кроватями.
  - Нормально, - ответил Коновалов, порываясь подняться, но командующий остановил его жестом.
  - Кротов, - позвал он клерка, и тот услужливо подал картонную коробочку и коричневую орденскую книжку. – Указом Президента Российской Федерации номер 1054 от пятнадцатого февраля 1995 года за мужество, проявленное при выполнении воинского долга по защите конституционного строя, наградить младшего сержанта Турбина Юрия Станиславовича орденом "Мужества".
  Он прошел к Турбину, достал из коробочки серебряный крест на планке, лично прикрепил на лацкан госпитальной пижамы.
  - Поздравляю от всей души, - он потряс влажную от волнения ладонь, сунул удостоверение и переданные штабистом цветы.
   Та же участь постигла Коновалова. Командующий вручил ему медаль "За отвагу", наскоро пожелал обоим выздоровления и, в сопровождении свиты, отправился по другим палатам.
   Едва дверь закрылась, Коновалов легко соскочил с кровати, и, хлябая тапочками, ушел к зеркалу. Покрутился перед ним и так, и сяк, поправил висевшую, как казалось, криво, медаль.
  - А ничего смотрится! – выгнул грудь колесом. – К дембелю. Как считаешь, приятель?..
  Турбин отстегнул с лацкана орден, подержал на весу, точно примеряя, сумел ли вместить в себя крест все пережитое последних месяцев, выдвинул из прикроватной тумбочки ящик и забросил его туда.
  Ему было не до наград…
  
  
   Новосибирск.
   январь – май 2001г.
Оценка: 4.61*50  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Черчень "Счастливый брак по-драконьи. Догнать мечту"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"