Инна: другие произведения.

Бумажные лодки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первое место на Нео-Нуаре-2019. The world is turnin', I hope it don't turn away (c)

 Легкий пикап подпрыгивает на ухабистой дороге, мотор нервно чихает, почти захлебывается. Вздрогнув, сжимаю руль побелевшими пальцами: останавливаться нельзя, до Ардена еще далеко. Прислушиваюсь, но мотор уже равномерно поет. Дышу глубоко, чтобы успокоиться. Все хорошо, волноваться не о чем, машина надежная, довезет. То и дело посматриваю на соседнее сидение, вернее на лежащую там коробку. От сильной тряски крышка немного сбилась, и я поправляю ее. С усилием отвожу взгляд, облизнув пересохшие губы.

 Чужак появился ранним утром. Я сидела на обочине, поджав под себя ноги, и сортировала корелли. Хотелось спать. Полночи пришлось рыскать по полю, да еще и фонарь разрядился, последние часы отработала в темноте. Но усилия того стоили. Корелли - удивительное растение, если в воздухе скопилось хотя бы немного влаги, оно вырастало за ночь, покрывая песчаные дюны багрово-красными цветами. Корелли собирали до рассвета и тут же обрабатывали, пока цветы не завяли и не утратили целебные свойства.
 Ловко орудуя ножом, я выхватывала из корзины тонкие стебли, осматривала со всех сторон, отбрасывая порченные. Молодые нежно-розовые побеги требовалось отсечь и сложить в отдельную посудину - их добавят в пищу. Для цветов - а с ними больше всего возни, ведь главное не помять, не испортить - другой лоток. Стебли тоже в ходу: их просушат и перетрут. Знатная настойка выйдет, от любой хвори.
 По дороге стелился туман, а воздух был тяжелым и влажным, как после дождя. Однако дожди в наших краях закончились еще до моего рождения.
 Хотелось пить. Я отложила нож и достала флягу. Бережно отвинтила крышку, поднесла ко рту. Два глотка, достаточно чтобы освежить пересохшую гортань, остальное мне еще пригодится. Вода была солоноватой на вкус и пахла гнилью. Колодец в поселении почти иссяк. Жидкость, которую из него добывали, едва годилась для питья, даже после очистки вкус становился ненамного лучше. Воду экономили, подвергали обработке и использовали вторично.
 Окрашенные розовым дюны все еще тонули в клочьях тумана, когда из-за поворота показалась высокая, закутанная в длинный плащ, фигура. Чужак хромал, сильно припадая на левую ногу, но быстро приближался и словно плыл в розовато-песчаном мареве, поднимая фонтаны пыли. Отчего-то подумала: он - Странник.

 В деревне, откуда я родом, говорили: "встретил Странника - жди перемен". Ибо приходит он, когда меньше всего ждешь и устал надеяться. И приносит дождь. Льется с небес вода, очищает землю. Начинается новая жизнь.

 Улыбнулась, доставая флягу, протянула чужаку. Он откинул капюшон правой рукой. Темные длинные пряди разметались на ветру, с них посыпались песчинки. У чужака было усталое, осунувшееся лицо и разные глаза: правый светло-голубой, холодный, как небо зимой, а левый - белесый, затянутый мутной пленкой.
 - Мой ют сломался, - он мотнул головой в сторону поворота и неловко улыбнулся, словно извинялся.
 Я кивнула, переваривая незнакомое слово "ют".
 - Доброй воды. Ты, наверное, Странник?
 - И тебе того же, милая. Как ты сказала, странник? - он снова улыбнулся, - да, пожалуй. Взял флягу, отвинтил, придерживая левой рукой. Ревниво и жадно я следила как он пьет, отсчитывая про себя глотки: один, два, три... И только потом заметила скрюченные, будто сведенные судорогой пальцы левой руки. Они не двигались. Жутковатое зрелище - кости, обтянутые кожей.
 - Надолго к нам?
 - Ют починю и уеду. Я не доставлю беспокойства, - плотно закрыв крышку, чужак вернул мне флягу.
 - Путь держишь куда?
 - Возвращаюсь в Арден, слышала о таком месте?
 Я слышала и понимающе кивнула.
 - Так как насчет инструментов и пары рук? Хотя и сам управлюсь, передохнуть бы. Я несколько дней в пути, - чужак виновато хмыкнул.
 Я не ответила, лишь махнула рукой, приглашая следовать за мной, подхватила корзины и поспешила к ферме.

 Арден. Хорошо бы расспросить. Джед мечтал об Ардене. Свободный город, свободные жители, пристанище художников и поэтов. Говорят, у них решена проблема и воды и питания. Но просто так туда не попадешь, пропуск нужен.

 Я вздохнула, загоняя обиду поглубже - не время о своих проблемах думать, и убедившись, что чужак идет следом, зашагала вперед. Поравнявшись с загоном, чужак поморщился и выразительно потянул носом:
 - Что там?
 - Кайлотов разводим, - пояснила я.
 - Хм. Встречать не доводилось, даже не слышал о таких. Можно взглянуть?
 - Потом, наверное, - неуверенно отозвалась я. Подумала, что у чужака хороший нюх. Запах у загонов ничем не отличался от общих ароматов фермы, по крайней мере, я разницу не замечала. А он учуял. Улыбнулась себе под нос, окончательно уверившись, что чужак - Странник.

 Арден независим от общин. Они живут без Владетеля. Но Владетель - это Закон, а если не Закон, то Хаос. Джед лишь смеялся, уверял, что я не понимаю ничего, глупенькая. У Джеда серые глаза, светлые до прозрачности, пушистые ресницы и очень белая кожа, а волосы угольно-черные и волнистые, слишком темные для таких глаз и кожи. Он немного странный, высокий, худой и весь какой-то вытянутый. Но мне Джед нравился. Позови он тогда, я бы пошла.

 ***В небольшой комнате, примыкающей к загону было тесно и душно. Хотелось побыстрее закончить и уйти. Яркий свет бил в лицо, и я жмурилась. Старшая Мать нависла надо мной, внимательно изучая. Лицо у нее строгое, хмурое, седые волосы выбились из-под платка. Я вытянулась в струнку и не шевелилась, позволяя Матери обойти меня со всех сторон. Видимо осмотр ее удовлетворил, потому что она кивнула и открыла шкаф. Тяжелые металлические двери скрипнули - петли нуждались в смазке. Мать вытащила шлем, нахлобучила мне на голову, убедившись, что он правильно подогнан, и тщательно защелкнула, так что снять эту штуку, как у нас шутили, можно только вместе с головой. Шлем включался автоматически при входе в загон. Мать, прикрывая рукой замок, набрала код. Сквозь неплотно прижатые пальцы я заметила выбранные цифры и невольно запомнила. Дверь отъехала, пропуская в небольшую камеру. Теперь нужно подождать, пока дверь встанет на место, и открыть ворота. Мать осталась наблюдать через камеры. Выпустит меня, когда управлюсь.
 Подхватив бидоны с наполнителем, я шагнула в темноту. Свет включился не сразу, через стекло шлема было видно, как одна за другим вспыхивают лампы. Кайлоты сбились в кучу у дальней стены загона, но почуяв меня оживились, замычали. Я быстро и аккуратно распределила наполнитель по кормушкам и собралась на выход, когда ко мне подскочил один из детенышей. Он ластился и подпрыгивал, не удержавшись, я потрепала его по загривку. Надо же, не боится. Вообще они диковатые, на контакт неохотно идут. Кайлоты - настоящие уродцы и выглядят агрессивными. Огромное рыхлое тело увенчано некрупной головой с острыми ушами и сплющенным носом, маленькими, заплывшими жиром глазками и торчащими из пасти клыками. А еще от них исходит вредное излучение, влияющее на головной мозг, вынуждающее носить шлемы. Я жалела кайлотов, они казались безобидными, особенно детеныши. От мысли, что мы их едим, становилось противно. Но мясо кайлотов - пропитание для всех общин.
 Старшая Мать выглядела недовольной, сунула мне в руки неполную флягу, и на мой немой вопрос, резко бросила:
 - Следующий раз не будешь мешкать.

 Ночь была жаркая, безветренная и, как часто бывает, глухая, беззвездная. Я положила голову Джеду на колени, уставилась в душное небо, а он заглядывал мне в глаза и шептал: "Луноликая. Волосы твои подобны волне, ласкающей берег... Щеки похожи на цветы корелли, щедро напоенные водой. Губы - ягоды, сочные и сладкие. Глаза твои - два бездонных озера. Нырнув в эти воды, уже не вынырнешь".
 - Да ты поэт! - воскликнула я.
 - Я видел луну. У нее твое лицо, - грустно сказал Джед.
 Я покачала головой. Глупый мальчишка, известно же, что лунный свет сводит с ума.
 - Ухожу в Арден. Хочешь со мной? - осторожно спросил Джед.
 Я тогда рассмеялась, решив, что он шутит. Куда же пойдешь без разрешения, и где мы, а где Арден? Лишь после того как он исчез, задумалась.

 ***Сегодня мой черед идти к Владетелю - главная наша обязанность и предназначение. Девочки поглядывали на меня с завистью, эти восторженные курицы ни о чем другом думать не могут. Хотя, им проще.
 По такому случаю мне разрешили помыться, не обтереться влажной тряпкой, как обычно, а именно помыться. Вода колодезная, очищенная, первый проход, специально для меня. Использованную жидкость соберут, обработают и применят для чего-то еще. Мысль об этом вызывала гадливость.
 Прямо на голое тело надели рубашку: простую, белую, до пят, в руки всунули свечу. И вот так, с идиотской свечой в руке, я стояла перед дверью Владетеля и ждала, пока он откроет. Пол холодил босые ноги. Знобило, зубы выбивали дробь, я по очереди грела руки над пламенем, вскоре не выдержала, уселась на пол, поставила рядом свечку и сидела, обхватив колени руками. Кажется, удалось задремать.
 - Чего расселась, проходи, - голос раздался над ухом.
 Владетель. Я вскочила и склонилась в поклоне, помня наставления: смотреть в пол, глаза не поднимать.
 - Проходи, повторил он.
 Зашла. Свет приглушен. Кровать огромная, как жертвенный камень или разделочная доска. Знаю для чего это все, не в первый раз уже, и все равно дрожь не унимается.
 - Пей, - голос властный, как приказ.
 Под нос ткнули чашу.
 - Все пей, до капли.
 Жидкость тягучая, соленая, пить тяжело. Я судорожно глотала, пока чаша не опустела. Меня толкнули в сторону кровати так, что я сразу на нее повалилась. Тело перестало подчиняться, чувствовала-то я все, а вот шевелиться не могла. В ушах шумело и жутко хотелось пить, но не этой дряни, а воды. Я лежала на животе, рубашка задрана, а Владетель занимался "процессом осеменения", а попросту ритмично меня ебал.
 - Жаждешь? - громыхнул он.
 - Жажду, - эхом отозвалась я. Так положено повторять, это ритуал.
 Ко рту придвинули поилку с соломинкой.
 - Пей, - властно прогрохотал голос.
 И я втянула кристально прохладную жидкость, стараясь сделать глоток побольше: один, два. Поилка исчезла так же молниеносно, как и появилась. Всего-лишь два. Откуда у него настолько чистая вода? Владетель не останавливался, а я могла думать лишь о том, когда соломинка появится снова, и мне удастся урвать три или даже четыре глотка.
 - Жаждешь? - гремело в затылок.
 - Жажду...

 Не знаю, как я научилась отстраняться, думать о разных вещах во время процесса. Но используют не меня, а мое тело. Ребенка я не хотела, хотя рано или поздно это случится, со всеми случается. Но каждый раз с наступлением дней, радовалась, что у Владетеля не получилось. Крамольные мысли, ведь если не получилось - вина моя.
 
 Светила луна. Не опасаясь, что нас застукают, мы занимались любовью. Я плыла на волнах нежности, тонула и выныривала, в какой-то миг, оказавшись на поверхности, открыла глаза. Надо мной лицо Джеда, темные зрачки, светлые радужки, а вверху, прямо над нами огромный фонарь луны. И звезды - яркие россыпи драгоценных камней. Удивительно прекрасно! Кто придумал, что от этого сходят с ума?
 - В Ардене есть озеро с пресной водой, - говорил Джед. - Но я бы хотел жить у моря, в небольшой хижине прямо на берегу. Знаешь какое оно, море? Прозрачное, бирюзово-синее и переменчивое, как твои глаза. Каждый вечер на закате я рисовал бы картины на песке, которые за ночь унесет прибой.
 - Мечтатель и выдумщик! - воскликнула я.
 - Нет, - Джед покачал головой. - Я помню жизнь до того, как родился.

 По дороге заглянули в мастерскую. Раз чужаку нужна помощь, по закону гостеприимства, мы должны ее предоставить и хорошо бы обсудить поломку с механиком.
 В помещении, размерами напоминающем здоровенный ангар, стоял полумрак, пахло машинным маслом, железом и топливом. В глубине угадывались силуэты агрегатов всевозможных конструкций. Чувак - имя нашего механика - вернее, это он сам так себя называет, причем говорит - "Чувак" то, "Чувак" се, будто речь идет о ком-то другом. Но мы привыкли, не обращаем внимания. Однажды Чувак с гордостью демонстрировал мне и Джеду останки летательного аппарата. Небольшая машинка такая, движок над хвостом, одно крыло целое, второе слегка помятое, а в брюхе дыра. Джед назвал его амфибией универсалом, потому что садиться и взлетать может с любой поверхности, даже с водной.
 "Это же сколько нужно воды, чтобы с нее взлететь?" - удивилась я тогда.
 Джед заинтересовался, ведь если запустить, можно улететь куда угодно. Чувак смеялся, поясняя что топлива для хреновины нет, нужно какое-то особое, но если парус прихерячить, то по песку побежит. О да, "хреновина" - любимое словечко Чувака, но он не дурачок и дело свое он знает. А то, что двинутый слегка, так и мы не лучше.

 Чувак с чем-то возился, по своему обыкновению, бубнил под нос. Вкручивал нечто похожее на шипастый цилиндр, в другой побольше и без шипов. Рядом валялась велосипедная цепь. Чего он там задумал, не разберешь. Все-таки техника не мое.
 - Приладим эту хреновину вот сюда, и захерячим по ней... хреновиной. Вот так... - Чувак на мгновение остановился, почесал затылок. - Хреновина какая-то выходит.
 - Эй, Чувак, доброй воды, - позвала я.
 - Чувак занят. Отвали, Мона, - Он склонился над столом, любовно огладил цилиндр, и снова забормотал.
 - Помощь нужна, здесь по твоей части, - от меня так легко не отделаешься.
 Чувак оторвался от созерцания цилиндра, вытер потный лоб промасленной тряпкой и вышел из мастерской, на ходу выключая фонарь. Заморгал, захлопал глазами и уставился на Странника. Выражения лица удивленно-детское.
 - Кто? - ткнул в приезжего пальцем.
 - Странник он, не видишь? Кузов нужно починить, - важно сообщила я.
 - Чувак да, может. Чувак все умеет. Показывай хреновину.
 Кузов, или как Странник называл его "ют", уже отбуксировали в поселение. Им оказался легкий автомобиль с удлиненным корпусом и двухместной кабиной. Багажник накрыт, к нему солнечная батарея приделана. Угу, неплохая машинка. Днем сама бежит, а для ночи топливо имеется. Глаза у Чувака аж разгорелись, подхватив ящик с инструментами, он резво принялся за работу. Там вроде что-то не так с подачей топлива было, и пока Чувак, высунув от напряжения язык, ласково ворковал под капотом, я подобралась к Страннику с вопросами. Солнце еще не начало шпарить, и мы устроились под широким навесом мастерской. Мой новый приятель удобно развалился в старом кресле, достал из кармана плаща, который он так и не снял, портсигар, вытащил самокрутку и закурил. Я потянула носом, сладкий дымок - трава.
 - Будешь?
 Взяла самокрутку двумя пальцами, затянулась и зашлась в кашле.
 - Не привыкла? - Странник отобрал у меня травку.
 - Я молчала, все еще кашляя. Привыкла, но не к такому, наша трава полегче. Посмотрела на него. А ведь красивый мужик... был. В сизом дыме казалось, что второй глаз у него нормальный, ярко-синий, лицо не такое худое, да и выглядел он моложе. Я взяла самокрутку, затягиваясь уже осторожнее. Получилось без кашля. Едкий, сладковатый вкус... забойная дурь. Стало хорошо и спокойно.
 Странник говорил. Тихо, почти шептал. В прошлом он гонщиком оказался. Даже участвовал в знаменитой гонке в Солтвиле. Местечко на севере от нас, туда, на высохшее озеро, со всей окрестности народ съезжается. Скоростная трасса, проложена прямо по соляной поверхности озера. Как раз по нашей территории проезжают участники. Это взаимовыгодно. Участники платят за проезд, общины гарантируют безопасность. Раньше на дорогах были мародеры, а сейчас, когда территория принадлежит общинам, даже поселения на одного Владетеля могут существовать без проблем.
 Обожаю смотреть на участников. Лейкстеры, родстеры, похожие на сигару реактивные стримлайнеры, чего только ни встретишь.
 Я доверительно заглянула Страннику в глаза:
 - Какая у тебя машина была, стримлайнер?
 - Не-а, байк. На нем и навернулся. Байк в труху, и я почти. Всю левую половину тела покрошило. - Он улыбнулся, затягиваясь.
 - Дай мне, не жадничай, - сказала я.
 - Смотри, жажда замучает, - он потянулся за флягой у меня на поясе. Один, два, три... Целых четыре глотка. Облизала губы - пить действительно хотелось. Странник поднес флягу к моему рту и бережно поил водой, не проливая ни капли. А я считала глотки: один, два, три... потом перестала, глотала не останавливаясь, пока не напилась.

 Вода, ее всегда не хватало. И поселение у нас небольшое. В основном девочки и Старшие Матери, из ребят: Жак - повар и Чувак. Охранники имелись, но они - тени, на глаза не попадались. Вот Джед еще был... Жак - рыжий, веснушчатый. То, с каким остервенением он разделывал мясо, как держал нож короткими толстыми пальцами, вызывало у меня отвращение. Хотя, понятно отчего Жак нервничал, скоро возраст, а из поселения его вряд ли отпустят. Выбор, он не для всех. Разрешение уйти давал Владетель, оставшихся же холостили, ведь мужчина в нашей общине всегда один.

 - Что это? Не может быть, сякухати! Откуда?
 Странник нашел мою дудку. Вернее, не мою, Джеда. Я носила ее в длинных ножнах на поясе. Флейта, так Джед назвал свое творение и рассказал, что раньше здесь были дождевые леса, рос бамбук. Обломок старой удочки - все, что осталось от бамбуковых зарослей. Джед отрезал подходящий кусок, выжег пять отверстий, одно внизу для большого пальца и четыре сверху. Музыка у него выходила печальная. Я закрывала глаза, раскачивалась, представляя шелестящий бамбук с зелеными и черными стволами: забавные коленца, тонкие мелкие листья. И явственно слышала звук - стучащий, бьющий, растекающийся. Звук воды, падающей на бамбуковые листья.

 Джед не стал дожидаться решения, сбежал. В одно утро я проснулась, а его нет. Розыск не объявляли и не искали даже, видимо не очень Джед ценен для общины. Дудка - все что от него осталось. Или не совсем все... Ну почему он не подождал меня?

 Странник поднес флейту к губам, неуклюже поддерживая покалеченной рукой.
 - Когда-то играл неплохо. Давно, до аварии еще. Можно?
 Я не возражала, только отобрала у него самокрутку, с сожалением заметив, что осталось меньше половины. С первым звуком, легким как дуновение ветра, прикрыла глаза. И услышала тихий шелест листьев и голос Джеда:

 Ветер играет в цветах по весне,
 Летом колышет сухие травы,
 Срывает последний осенний лист,
 Скулит в метели зимою снежной...
 Уйду, чтобы вновь весной вернуться.

 В пустоте, где звучит колокольчик,
 Я закрою глаза, рот и уши.
 Прошу, сожги мою лодку...

 Горький дым, поющая флейта, звенящие колокольчики, синие, как глаза Странника, хрустальный звук. Меня уносит и я уплываю. Где-то там существует озеро. Бескрайнее, бесконечное. На его зеркальной глади горят бумажные лодки.

 - Готово, Чувак справился, - радостно сообщил механик.
 Я подпрыгнула, вырываясь из дурмана. Вечер скоро, солнце к закату клонится. Покурили называется.
 - Опробуем? - Странник подмигнул, сверкнув белесым глазом.
 Я проворно забралась в кабину. Руль у юта находился справа. Непривычная, неправильная машина. Вопросительно глянула на Странника.
 - Даун Андер, мой ют родом оттуда, - усмехнулся он. А я так и не поняла, что он имел ввиду.
 - Как водишь с одной-то рукой?
 - А чего-там? - хмыкнул. - Автомат, выставил и поехал.
 Странник ловко стащил с шеи цепь, поцеловал брелок, висевший на ней. Протянул мне. Брелок в форме черепа, отчего-то черный, в глазницах красные камешки.
 - Надави на глаза.
 Я нажала, из черепа снизу выдвинулся ключ. Странник воткнул его в замок зажигания, мотор взревел.
 - Ви-Эйт! - улыбнулся Странник, утопил педаль в пол так, что машина рванула с места, но вскоре остановился, резко ударив по тормозам.
 - Работает и хорошо. Но днем я на солнечных, аккумулятора нет и топливо нужно беречь, - он что-то переключил, машина покатилась медленно и бесшумно. Было весело, мы кружили по ферме, Странник объяснял, как все работает и даже разрешил порулить.
 - Стильная штучка, этот твой ключ, - заметила я.
 - Киннеидай - уродливая голова, - хмыкнул Странник.
 - Мы с приятелем собирались удрать в Арден, - неожиданно выпалила я.
 - Непросто это. Пропуск нужен, - Странник нахмурился.
 - Приятель ушел, я осталась. Где пропуск взять?
 Сложно сказать. У каждого свой путь. Я пропуск заработал там родившись. Ну почти, - он рассмеялся. - Долгая история, потом расскажу.
 - Видел когда-нибудь дождь? - спросила я.
 - Слышал. Когда ночами путешествую, случается. У меня и ловушки для воды на крыше предусмотрены. Дождевая вода вкусная, добрая.

 В стекло постучали. Чувак.
 - Странник пить будет? У Чувака первач, отличная хреновина, - изрек он.
 Мой спутник кивнул и улыбнулся. Я потерлась щекой о его плечо.
 - Приходи ко мне, когда все улягутся.
 - В общинах типа вашей не принято же? - удивился он.
 - Да мне похуй, что принято. Придешь? Или у тебя там тоже покрошило? - я хихикнула.
 - Приду, - серьезно пообещал Странник.
 Что-то казалось неправильным. Позже поняла, смутило то, как Чувак к Страннику обратился. Не иначе за своего признал.

 Я проснулась среди ночи от собственного крика. Приснился кошмар, но я не помнила о чем, остались лишь ощущение опасности и желание бежать. Странник не появился, что, впрочем, естественно, законы гостеприимства нарушать не принято.
 В незашторенном окне пылало зарево. Душно, волосы слиплись от пота. Открыла окно и высунулась наружу. Гроза, но далеко, грома не слышно. Сухая, без дождя. Они очень опасны, эти сухие грозы, если молния попадет в строение, пожара не миновать. С улицы доносилось негромкое пение. Наверное, Матери собрались в Святилище, просят, чтобы гроза прошла стороной. Затем послышался сдавленный крик, и все стихло. Подождала еще немного, чтобы не попасться на глаза, и осторожно вылезла наружу, порадовавшись, что сплю отдельно от других девочек.
 Тишина, сонная, почти мертвая. А вот небо полыхало как никогда. Бессознательно я искала Странника, но как-то незаметно добрела до Святилища. Из-за неплотно закрытой двери мягко стелился свет, теплый, мерцающий. Застыла в нерешительности, а в голове две мысли: если там кто-то есть, успею ли убежать, и когда еще представится возможность попасть в Святилище? Я ведь здесь никогда не была. Владетель считал, что девочки, не достигшие возраста Старших Матерей, оскверняют место.
 Осторожно толкнула дверь. Просторная овальная комната, крошечное окошко под потолком. Сейчас темно, но я знаю, что оно, трехцветное, узорчатое, выложенное из красных, зеленых и синих стекол.
 Никогда не видела столько свечей сразу. Высокие, недавно зажженные и почти догоревшие, толстые и тонкие, они располагались в небольшие гнезда в стенах, оставляя середину помещения в полумраке. С нарастающим волнением и каким-то благоговейным трепетом, я рассматривала дрожащие огоньки, оплывший воск, неплотные струйки дыма. В центре темнел алтарь, на нем что-то лежало. В нос ударил тяжелый, приторный запах, вызвавший тошноту. Пол был черным и липким, я чуть не поскользнулась. Присела, осторожно коснулась пальцами. Что это? Кровь? Страх сковал тело. Вытащила из стены высокую, не успевшую оплыть, свечу. Горячий воск побежал по пальцам, заставив зашипеть. Боль в обожженной руке добавила решимости, и я шагнула к алтарю. Там на плоском деревянном помосте распласталось, вывернутое в неестественной позе, человеческое тело. Странник. Длинные тонкие крючья, словно когти железного зверя, прошили кожу, пригвоздив руки и ноги. Из ран все еще сочилась кровь, растекаясь по полу темной лужей. А вокруг алтаря белели кости: человеческие ребра и черепа. Так вот какое оно гостеприимство общины?
 Удивительно, но Странник был жив. В раскрытой, развороченной груди все еще билось сердце. Я осторожно приблизилась, не зная, что делать. Заплывшие веки дрогнули, светло-голубой глаз уставился на меня.
 - Отпусти, - прохрипел он, - сделай... милость.
 Он шептал что-то еще, но я не расслышала и наклонилась поближе.
 - Ключ, это... про...пуск.
 Он стал отключаться. Я осторожно вытащила один из крюков, терзающих его плоть, и вонзила в судорожно пульсирующую мышцу, даря единственно возможное милосердие - отпуская то, что осталось от Странника - его душу.
 Следовало позаботиться о теле. На глаза попалась обрядовая книга. Я вырвала стопку страниц, сложила их кучками вокруг Странника. Задумавшись на секунду, поцеловала его в губы, и лишь затем подожгла бумагу. Посмотрела, как вспыхивают листы, дождалась, чтобы разгорелось, и пошла прочь.
 "Прости, Странник, ты был добр ко мне. Прощай".

 Очнулась возле дома Владетеля. Так же, как и во время обряда, я стояла возле его двери в одной рубашке, но вместо свечи держала окровавленный крюк, который умудрилась прихватить из Святилища. Дверь оказалась не заперта. Я толкнула и вошла. Свет ночника тускло освещал комнату. Голый Владетель спал, раскинувшись на кровати, и громко храпел. Чем он нравится девочкам? Низкий лоб, жидкие волосы. Толстое, рыхлое тело немолодого человека. Ебарь моего тела во всей красе. Замутило. Сжала крюк так, что ногти впились в ладони. Грохот за окном заставил подпрыгнуть. Гроза добралась до поселения. Владетель открыл глаза, уставился на меня и заорал:
 - Что ты здесь делаешь? Пошла прочь.
 Я хотела убежать, но тело не слушалось, почти как после напитка. С ужасом смотрела на встающего с кровати мужчину. Его рука тянется к моей. Толстые пальцы вот-вот сожмутся на моем запястье. Я зажмурилась и махнула, почувствовав сопротивление, будто крюк прошел сквозь что-то. Раздался крик вперемешку с бранью. Открыла глаза. Владетель, прижав руки к животу, визжал как резаный кайлот. По его пальцам и ногам текли тонкие струйки крови. Крюк распорол живот. Бешено вращая глазами, Владетель ринулся на меня и начал выкручивать руку. В глазах потемнело, я упала навзничь. Очутившись на полу, осознала, что чужие пальцы больше не держат мое запястье, а крюк застрял в шее Владетеля. Он захрипел, рванул крюк обеими руками и повалился на бок, из раны фонтаном хлынула кровь. Все закончилось быстро. Владетель, непогрешимый, неотразимый и самый-самый, издох. Я засмеялась, представляя лица этих глупых куриц, когда его найдут. Я хохотала как безумная и не могла остановится. Внезапно поняла, что неотрывно сверлю глазами прикроватную тумбу, стоящую на ней канистру с водой.

 Меня отрезвил грохот, нужно выбираться, как-то отмыть кровь и переодеться. Гроза была как раз над поселком. Молнии остервенело лупили во все стороны, и я бежала, петляя как песчаная мышь, в надежде, что меня не заденет. Огненный столб с грохотом обрушился на землю, вспыхнуло строение недалеко от загона с кайлотами. Если пламя туда доберется, они сгорят. И не важно, что это еда, они ведь живые!
 Успела, пожар едва начался. Остальное просто: набрать код, подпереть дверь, чтобы не захлопнулась полностью, открыть ворота. Рванула дверцы шкафа, чтобы взять шлем, но их заклинило. Ну и ладно, за один раз ничего не случится. В загоне включился свет. От ужаса почувствовала, как волосы на голове встают дыбом. Кайлоты, а на самом деле ничем не отличающиеся от нас люди: подобранные бродяжки, путешественники, забредшие на огонек фермы, те, кого я считала ушедшими во взрослую жизнь. Они все были здесь, обезображенные, покалеченные и невероятно откормленные. Жирные складки, слюна, текущая из уголков рта, все еще человеческие глаза... Мы. Это. Ели. А они ели самих себя. Можно только догадываться из чего состоит наполнитель. Согнулась пополам, меня вывернуло.
 Кайлоты испуганно жались к стене и мычали, а по стенам ползло пламя. Я в панике заметалась по загону.
 - Все вон, - кричала, боясь поднять голову и увидеть серые глаза Джеда, повторяя про себя: "его нет среди них, ему удалось сбежать".
 - Не выживут на воле, из них выбили все человеческое, процесс необратим. - Спокойный и отстраненный голос прозвучал за спиной.
 Я обернулась. Чувак. Встрепанный какой-то, и взгляд жесткий. В руках, я не поверила глазам, миниган Владетеля.
 - Отошла, - Чувак зарядил магазин, щелкнул предохранителем.
 Я поспешно отскочила в сторону, он начал стрелять, целясь в головы, кайлоты визжа метались по загону. Я стояла и смотрела, не в силах отвести глаза. Потом села на землю, зажала уши и так просидела, пока Чувак не потряс меня за плечо.
 - Все кончено. Моне пора уходить, - сказал он.
 - А ты? - порывисто обняла его. - Ты же со мной?
 Он молчал и сопел, тогда, я уткнулась носом ему в грудь, и всхлипнув, прошептала:
 - Странника убили...
 - Знаю, Чувак не успел, - он посмотрел в сторону Святилища. Пожар охватил уже все строение. - Чувак остается, прибраться нужно. А Мону ждет кузов.
 В руку скользнула цепочка, та самая с брелоком в форме черепа. Ключ от машины и пропуск в Арден.

 Я не удержалась, вернулась за канистрой. Сложила ее в первую попавшуюся коробку, плотно закрыла крышкой и унесла с собой. А еще забрала флейту - все свое имущество. В машине нашлась расписка об оплате за проезд. В графе - "имя владельца транспортного средства" - стоял пропуск. Повезло. Аккуратно вписала свое имя: Мона, и подумав, добавила, Даун Андер. Приколола листок на лобовое стекло. Теперь можно не беспокоиться, через границу меня пропустят. Канистра, полная чистой, удивительно вкусной воды, лежала на соседнем сидении и грела душу. Еще немного я остановлюсь, сделаю пару глотков.

 Меня будит странный, непривычный шум, будто что-то стучит или скребется. Подскакиваю, положив руку на живот, и всматриваюсь в серовато-молочную зыбь. Звук нарастает, становится громче и громче, что есть силы колотит по крыше. Подаюсь вперед, протираю запотевшее стекло юта. За окном, в предрассветном сумраке нового дня, идет дождь.


Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com LitaWolf "Жена по обмену. Вернуть любой ценой"(Любовное фэнтези) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"