Волда Вагнер: другие произведения.

Соян

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.94*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спасение утопающего - дело рук самого утопающего. В этом Соян убедилась на собственном опыте. Сбежав от проблем родного мира, девушка решила, что жизнь ее непременно наладится. Но, увы, даже провидцы иногда ошибаются. Ей предстоит пережить любовь и ненависть и остановить надвигающуюся войну за передел мира.

  

Пролог.

  - Соя, давай быстрее, а то опоздаем. Мне же потом голову оторвут, последнее замечание осталось, сама же знаешь.
  Девушки бежали по пустым каменным коридорам, приподняв юбки. Гулко стучали маленькие остренькие каблучки, волосы развивались за их спинами, утреннее солнце сверкало в прядях и отражалось в глубоких, незамутненных жизнью глазах. Наверное, именно это и заставило одного из Верховных архаиров страны Крайо обратить на них внимание. Точнее, на одну из девушек. Высокая, стройная брюнетка с волосами до середины спины, она имела тонкие черты лица и широкую линию темных бровей. Эдгар прервал разговор с магистром и вышел из тени:
  - Можете не торопиться, девушки. Занятия у вас сегодня отменяются, - раздался низкий голос мужчины.
  В проем открытой двери за его спиной была видна разрушенная аудитория. Часть потолка обвалилась, побелка лежала на полу кусками, столы свалены в кучу, уже поднятые шкафы смотрели на мир пустыми рамами.
  - А я говорила, можно не спешить. Кто б меня слушал, - вторая девушка отбросила рыжие, горевшие огнем в рассветных лучах волосы за спину, карие глаза раздраженно сверкнули на подругу, рядом с которой казалась досадным недоразумением.
  Взъерошенная после сна, она выглядела неопрятно: платье сидело криво, уголок воротника загнулся, растрепанные волосы в беспорядке лежали на плечах. Сама девушка была излишне шумной, не могла постоять спокойно ни минуты: то переступала с ноги на ногу, то поворачивалась, то вздыхала, создавая вокруг слишком много суеты. Взгляд ее, метавшийся по коридору, не задерживавшийся нигде надолго, был тяжел, на дне карих глаз плескалось что-то темное, жесткое, вызывавшее неприязнь.
  Да, девушка не шла ни в какое сравнение с той, что стояла рядом. Высокая, хрупкая фигурка с плавными очертаниями узких бедер, на фоне которых талия особо не выделялась, ласкала взгляд. Запястья были настолько тонкими, что казалось, они сломаются от одного прикосновения. На солнце бледная кожа казалась прозрачной, даже немного болезненной. Голубые глаза смотрели прямо и спокойно. Да и сама она была такой, тихой и незаметной: стояла, молча, не меняя позы, не отвлекая. Эдгару всегда нравились такие женщины.
  - Что случилось? - спросила та, что имела волосы цвета бронзы.
  - Покушение, - к ним подошел магистр Кардаш.
  - Грег? - карие пристально взглянули в лицо главы Академии.
  - Да. Заклинание наложили на розу и подбросили на его стол. А Грег, ты же знаешь Грега, он решил, что это сделала одна из его поклонниц. Никто не успел ничего понять, взрыв случился мгновенно.
  Эдгар удивленно поднял брови. То, что магистр отчитывается перед своей студенткой, никак не укладывалось в голове архаира.
  - Я же его предупреждала. Зачем он ее схватил? Никто меня не слушает, - девушка поджала губы.
  - Ну почему не слушает? Мы сделали, как ты говорила: усилили защиту аудиторий, раздали студентам защитные амулеты. Именно благодаря этому все остались живы.
  - То есть, Грег жив? - она подняла одну бровь.
  - Да, но он сейчас погружен в лечебный сон, так как повреждения очень серьезные. Очнется через несколько дней.
  Девушка кивнула. Она задумчиво жевала пухлую нижнюю губу, смотря куда-то в пространство.
  - Соян, скажи, тебе не снились вещие сны? - магистр немного наклонился и заглянул в глаза.
  - Снились. И довольно скверные. Но они не касаются нашего дела.
  - А чего же? - удивился директор.
  - Кого, - поправила девушка, - Вас, - она посмотрела прямо в глаза архаиру.
  

Глава 1.

  Соян проснулась недавно. Сон оставил тревогу и быстро бьющееся сердце. Затекшие конечности немного покалывало, остывшая за ночь сторона кровати приятно холодила тело, вызывая еле слышные стоны удовольствия. Неприятные ощущения только-только начали отступать, и на губах расползлась счастливая улыбка, как все очарование утра было разрушено звуком хлопнувшей двери.
  Соя резко села. Посреди комнаты стояла Иньяр. Верхние пуговицы мятого платья отсутствуют, губы опухли и налились ярким красным цветом. На щеках сверкал такой же спелый румянец. Глаза ее лихорадочно блестели и смотрели в пол.
  Соян жила со своим даром уже семнадцать лет. Она научилась слушать Мироздание и понимать его, она знала, Вселенная любит своих детей и пытается предостеречь от действий, влекущих за собой беды. Поэтому существуют провидцы, те, кто научились не просто слушать голос Мирозданья, но и понимать его. Соя видела сегодняшнее утро во снах, видела то, что было ночью между Иньяр и архаиром, видела их первую встречу... Лишь развязка всего этого ей неизвестна. Но Соян жила со своим даром уже семнадцать лет и знала, сны никогда не сулят ничего хорошего. Мироздание против этого романа и настойчиво говорит единственному человеку, способному его понять, об этом.
  - Да-да, знаю, ты говорила, почему тебя никто никогда не слушает и так далее по списку. Я знаю. Но пожалуйста, помолчи. Сой, меня не заботит, что ты думаешь, можешь считать меня кем угодно, но серьезно, мне все равно.
  С этими словами Иньяр упала на кровать лицом в подушку. Соян удивленно подняла брови:
  - Ин, я когда-нибудь тебе говорила что-то о твоих похождениях? - она спустила ноги на пол. - Никогда. Я всегда была на твоей стороне, отпаивала тебя вином после очередного расставания. Но сейчас все по-другому. Сейчас ты для него легкозаменяемая игрушка, - Соя встала и подошла к туалетному столику. Лицо девушки было абсолютно спокойно, глаза цвета коньяка смотрели равнодушно.
  Соя взяла расческу. Мягкие пряди волос переливались медью в лучах восходящего солнца. Соян пропускала их сквозь пальцы, ощупывала, аккуратно проводила расческой. Казалось, сейчас ее ничто не волнует, кроме рыжих волн на ладонях. Она перевела холодный взгляд карих глаз на отражение Иньяр.
  - Какое мне дело до твоей репутации? Если ты хочешь вести себя как... дама полусвета - веди. Мне все равно, - девушка бросила расческу на стол. - Но это ничем хорошим не кончится. Мне снился сон. Сегодняшнее утро. Мне снилось все это, даже твои слова. Поэтому я говорю тебе, прекращай пока не поздно.
  - Да?! - Иньяр вскочила на ноги и, взмахнув руками, развернулась к подруге. - И что же будет потом? А, Соян?! Почему ты всегда думаешь о плохом, ведь ты не знаешь, чем все кончится. Может наш союз наоборот, нужен миру? Может, мы вместе с ним сделаем что-то важное? Или наши дети? А? Если так?
  - Я бы на твоем месте не говорила о детях, - Соя отвернулась.
  - Ах ну да! Ты же у нас такая мудрая, всезнающая. Все плохие, злые, все всегда предают, никому нельзя верить, так, да? - Иньяр перешла на крик и принялась расхаживать по комнате, активно жестикулируя. - Ты вечно строишь из себя умудренную жизнью женщину. Ходишь с постным лицом и задранным носом! Но знаешь что? Все это ложь! Тебе всего семнадцать! Ты такая же, как я! Ты еще ничего не знаешь в этой жизни! Или... - Ина замерла, - да ты просто завидуешь мне! Точно! На тебя ведь никто не обращает внимания. Кроме этого твоего однорукого. На бальных вечерах всегда только он с тобой и танцует. Ну еще бы, два дефектных нашли друг друга. Да за все четыре года тебе ни одного письмеца не написали, ни одного цветочка не подарили. Ха! Да это, моя дорогая, простая женская зависть, а не всякие там предсказания и благие намерения!
  Капля упала на полупрозрачную ткань сорочки. Соян закрыла глаза. Слышать все это было больно, особенно от нее. Иньяр знала, куда бить, знала проблемы Сои, ее комплексы и страхи. Сколько ночей она проплакала, страдая от одиночества, рвущего сердце и душу, мечтая о большой и светлой любви? Множество.
  Но все остальное... Девушка никогда не завидовала Ине. По началу, когда та уходила на свидания, Соян радовалась и желала удачи. Но со временем, когда счет кавалеров пошел на десятки, а дверь стала захлопываться каждый вечер, ей стало все равно. Соя не лезла в жизнь подруги, лишь изредка успокаивая ее, когда рушились недолгие отношения. Ей никогда и в голову не пришло бы завидовать, хотя бы потому, что подобный образ жизни был не для Соян, она не представляла, как можно растрачивать себя на такое количество мужчин.
  - Ты ничего не знаешь. Ни обо мне, ни о моей жизни. И ты не имеешь никакого права говорить что-то про Виттара. Считаешь себя лучше нас? Меня? Ну и в чем ты превосходишь хоть кого-то в Академии? Ты обычная, такая же, как и мы все. Единственное твое отличие - это чересчур раздутое самомнение и себялюбие, это то, что ты действительно веришь в то, что твоя внешность поможет тебе устроить твою судьбу. Если хочешь - гуляй, спи, делай, что хочешь. Может, если тебе повезет, он сделает тебя своей женой. Какой ты там будешь, шестнадцатой? Может, вырвешься в разряд любимой. На время. Ведь вкусы людей так переменчивы. Может, даже родишь ребенка. Может, если будешь хорошо стараться, ему разрешат жить. Кто знает, что в жизни бывает. Если тебя это устраивает, дерзай. Но знаешь, мне действительно все равно. Мне плевать. С сегодняшнего дня я не желаю видеть тебя и на расстоянии пяти метров от меня или Виттара.
  Соян скрылась за дверью в ванную. Иньяр осталась посреди комнаты. Из ее голубых, льдистых глаз падали слезы. Опухшие губы тряслись. Ина вдруг почувствовала себя невероятно грязной. Захотелось помыться, но ванная была занята. Девушка осела на пол. В большом напольном зеркале она увидела свое отражение. И понимание всей ситуации накрыло ее с головой. В памяти с запозданием всплывали строчки из учебников по географии народов, когда-то выученные по настоянию Соян. Обычаи архаиров: гаремы по несколько десятков женщин, их бесправность, борьба за выживание с малых лет, ведь неугодных отцу детей убивают. Иньяр не хотела этого ни для себя, ни для своего ребенка. Соян была права во всем.
  Наверное, тогда Ина еще могла все изменить, повернуть назад, и если не вымолить прощение уже бывшей подруги, то уйти от мужчины, который наверняка принесет ей множество бед. Но она лишь с трудом поднялась на ноги, покачиваясь, дошла до кровати и забылась глубоким, тревожным сном.
  
***
  Соян провела в ванной несколько часов. Когда она вышла, время шло к обеду и даже в их комнате, находившейся на третьем этаже, витали ароматы завтрака, обычного, академического завтрака, состоящего, как правило, из каши и пирожков с начинкой. Но сегодня не хотелось ничего этого: ни пирожков, ни каши. На душе было пасмурно и все, чего желала девушка - это забраться под одеяло и плакать.
  Но на исходе двенадцатого света ее ждал экзамен. Соян посмотрела на настенные часы, короткая стрелка приближалась к тринадцатому делению, а длинная застыла на двадцатом. У нее есть чуть более полусвета.
  Соя вспомнила похожие часы. Они были такие же круглые, только сделаны из пластмассы и делений было двенадцать. Тогда за ней должны были приехать в одиннадцать. С тех пор она ненавидит это число. В одиннадцать часов одиннадцатого числа одиннадцатого месяца она потеряла надежду на счастливую семью. Соян застыла, бездумно смотря на стену. В памяти всплывали картины того дня.
  Ее звали Соня. София. Она любила свое имя и неимоверно им гордилась. Соне казалось, что оно звучит по-императорски. Она представляла себя с большой, тяжелой короной на голове, в пышном платье, окруженную толпой слуг и служанок. Соня была бы хорошей императрицей, щедрой. Она непременно бы построила приюты, школы и больницы, так много, чтобы хватило всем нуждающимся. В детстве она делилась своими мечтами с матерью. Та смеялась, гладила дочь по голове и спрашивала: "И где же ты планируешь править?". На что Соня отвечала: "Я построю свою империю!". Маленькая правительница даже пыталась придумать язык своей еще несозданной страны. Но, как следует из истории, часто монархия сменяется республикой, Соня выросла, тетрадки с наработками языка ушли в подвал, как и мечты о короне и толпе слуг. Осталась лишь тихая гордость своим именем, которой она не делилась ни с кем. Соня выросла, Соне было тринадцать. Первая гроза в ее тихой жизни случилась через месяц после дня рождения. "Соня, ты уже взрослая девочка, ты должна понять... Соня, мы разводимся", - сказал вечером отец, сидя на диване. Мама безучастно смотрела в стену, сидя в кресле.
  Наверное, тогда Соня впервые стала Софией. Все ее школьные проблемы, где дурак Васька кинул в нее жуком, а стерва Настя опять обсмеяла ее наряд, отошли на задний план в один момент.
  "Я не люблю твою мать, у меня есть другая семья..."
  Даже став Соян, Соня не забыла той речи отца, как и быстрый развод, переезд в новую семью отца, и встречу с новоиспеченным братом. Олег не был родным для отца, но любви получал больше. Наверное, потому, что был сыном любимой женщины. Олег был старше Сони на три года. Он был первым мужчиной, который оценил ее как женщину. Начались приставания, долгие часы в ванной в ожидании, пока отец или мачеха придут домой. Сальные шуточки, ощущение рук там, где их не должно быть, ссоры с отцом и равнодушие, граничащее с презрением мачехи. Соня становилась Софией.
  Однажды она сбежала обратно, в дом, где они жили раньше, где осталась мама. Вот только не было уже аппетитных запахов еды, светлых обоев и маминой улыбки. Была грязь, стойкий аромат алкоголя в воздухе, куча незнакомых людей в опустевшем доме. И мать, спавшая у грязной, заляпанной чем-то стенки. Она похудела, волосы поредели, рядом ваялись пустые бутылки и шприцы.
  Соне были рады. На нее сыпались грязные намеки, шутки, подробности жизни женщины, которая когда-то была ее матерью. Тогда Соня окончательно повзрослела. Поняла, что в целом мире она не нужна никому.
  В доме отца ее встретили вопросом, где она была. София не скрыла ничего. Тогда отец впервые ударил ее. Он кричал что-то о наследственности, о том, что она пойдет по стопам матери. София не слушала. Она смотрела на выделяющийся живот мачехи и в ее глаза, горевшие брезгливостью и отвращением.
  Никто никогда не скажет, что послужило причиной выброса силы. Возможно, все сразу, все беды налипли друг на друга, как снежный ком. Но факт остается фактом, посреди гостиной на глазах у удивленных, чужих для нее людей открыла воронка, в которую шагнула опустошенная София.
  Грязные улицы Нижнего Тайдира встретили ее равнодушно. Начались тяжелые дни голодных скитаний. Все это продолжалось около одного земного месяца, пока однажды она не увидела сон. В общем-то, сон был обычен. Незнакомый мужчина, знакомый рынок, где она каждый день подбирала объедки, попытка украсть кошель и свет, София проснулась. Ей и раньше снились вещие сны, только они никогда не показывали самых главных событий, лишь то, что предшествует им. София всегда запоминала их. Ощущения, какие-то мелочи, даже мысли, возникшие непонятно когда, в самом ли сне или в момент пробуждения - все это прочно оседало в ее памяти, тускнея лишь тогда, когда событие произошло. За тринадцать лет она усвоила - ей не снится ничего хорошего. Ей снились дни ссор с подругами, день, когда она сломала руку, утро того дня, когда отец сообщил о разводе. Вот и сейчас София поняла, мужчина в опасности.
  Сон начал сбываться ближе к десяти утра. Сначала она узнала ощущения. Тепло солнца на щеке, крик торговки, легкая тревога, ощущение счастья и чуть ускорившееся сердцебиение. Потом начала узнавать людей. София заметалась, оглядываясь вокруг. Мужчина нашелся возле палатки с тканями. Он развернулся и пошел ровно к тому месту, где все должно случиться.
  - Подождите! - она бросилась наперерез толпе, крича что есть сил. На глазах выступили слезы отчаяния. Она догнала его почти у самого места. Мужчина обернулся, присел на корточки и заглянул в ее испуганные глаза.
  - Что с тобой, милая? Тебе помочь? - его светло-серые глаза добро смотрели на нее.
  София задыхалась, из горла вырывались несвязные звуки. Паника захлестывала. С ней никогда такого не было. Опять потекли слезы, София схватила мужчину за большую мозолистую ладонь и потянула назад. Он пошел за ней безропотно, с тревогой вглядываясь в красное от слез лицо.
  Когда они отошли шагов на десять, прогремел взрыв. Людские тела взлетели вверх, послышались крики, а София поняла, что сделала не то, что нужно. Она должна была не спасти мужчину, а предотвратить взрыв. Осознание этого сломало что-то в ее душе. София опустилась на колени и завыла, обхватив себя руками. Мужчина больше не спрашивал ничего, он подхватил босоногую девушку на руки и пошел прочь с площади.
  Позже, сидя в маленьком деревянном доме мужчины, закутанная в шерстяной плед, София пила чай из железной кружки и рассказывала ему о себе, о своей жизни, снах, матери, отце, Олеге, другом мире. Он слушал, не перебивая, когда она начинала заикаться или икать, лишь подливал чай. Лишь в конце сказал:
  - Спасибо тебе, Соня. Ты спасла мне жизнь. И вот что я тебе скажу, девочка, не кори себя, все идет так, как идет, и никто не в силах это изменить. Завтра я отведу в Академию, сдается мне, тебя будут рады видеть. А пока ложимся, спать охота.
  Дерек уступил ей постель, постелив себе на полу.
  В Академии было шумно, то тут, то там сновали студенты, жались к стенам немногочисленные поступающие. София чувствовала себя лишней и, если бы не сильная рука Дерека на плече, она бы убежала без оглядки. Возле Провидческого факультета было пусто. Здание стояло в стороне и выглядело заброшенным. Деревья вокруг засохли, сорняки росли на клумбах вместо цветов, а каменная стена покрылась сетью трещин.
  - Мда, мрачновато.
  Они зашли в открытые двери. Внутри было пусто, в огромном каменном колле на подставке стоял лишь куб из мутного стекла. Дверь в дальнем конце зала открылась, и из нее вышел согнутый и высушенный старостью мужчина. Он медленно подошел к центру и указал рукой на куб:
  - Что видишь?
  София нахмурилась. Ей было крайне непонятно, что он нее хотят.
  - Ну, квадратик.
  - Квадратик? - он с недоумением посмотрел на ее сопровождающего. - Как мило, она увидела квадратик. А вы факультетом не ошиблись?
  - Девочка просто растеряна. У нее очень сильный дар, вчера она спасла мне жизнь благодаря нему.
   - Я рад за вас, - голос старика оставался холоден, - что ты видишь внутри... квадратика? - спросил он Софию.
  Она подошла ближе. Мутное зеленоватое стекло отражало ее похудевшее лицо со впалыми скулами. София всмотрелась внутрь, и замерла, пытаясь разглядеть хоть что-то. Когда глаза начали болеть, она отступила.
  - Ничего, - это был провал.
  - До свидания, - старик повернулся к ним спиной.
  - Да стойте же вы! Ей снятся вещие сны! Она видела вчерашний взрыв во сне!
  - А я сегодня видел во сне, что у меня пятка чешется, и, представьте себе, она утром зачесалась. Мне тоже в провидцы идти?
  - Издеваетесь? Я сейчас серьезно. Ну не увидела она ничего в вашей стекляшке, это же не повод отворачиваться!
  - Айше! - раздался звонкий приближающийся голос. - Айше! К нам сегодня должна прийти девочка. Не смей мне ее спугнуть, она будет в сером платье... - женщина осеклась.
  Она была невероятно красива. Софии она казалась волшебной принцессой или нет, королевой, сошедшей со страниц сказки. Русые волосы спускались ниже пояса, зеленые глаза напоминали яркую летнюю траву. Она смотрела на Софию с невероятной радостью, улыбаясь.
  - Здравствуй, Софи. Не обращай на Айше внимания, по утрам он бывает излишне ворчлив. Дерек, - она подняла на мужчину глаза, отчего он вздрогнул, - спасибо тебе за то, что привел ее. Здесь она будет в безопасности.
  Дерек сел на корточки и заглянул в глаза своей недавней спасительнице.
  - Ну что ж, Сонька, пока. Ничего не бойся, тебя здесь никто не обидит. А если и обидит, ты помнишь, где я живу, - он подмигнул. - Заходи, как время будет, - он осторожно обнял ее за плечи, встал и, еще раз подмигнув, вышел.
  - Добро пожаловать, София, меня зовут Аэлита.
  

Глава 2.

  Соян смотрела на человека, человек смотрел на нее. Так продолжалось уже десять минут.
  - Соян, быстрее, это обычный перелом. У меня еще две группы в очереди, - преподаватель поправил очки, съехавшие на кончик носа.
  - Я знаю, да, но меня интересует кое-что другое, - Соя еще раз всмотрелась в лицо парнишки, который лучезарно улыбался, сверкая черными, как ночь, глазами.
  Она положила ладонь на неестественно выгнутую руку. Девушка чувствовала, как от ее души отделяется кусочек, перетекающий в пациента. Тепло проникало сквозь кожу, заставляя его довольно щуриться. Девушка аккуратно, почти невесомо пробежалась пальцами по уже здоровому предплечью, собирая остатки силы, выпрямилась. Карие глаза пристально смотрели на фигуру сидящего перед ней человека.
  Соя наклонилась. Ее вытянутая рука замерла возле паха мужчины. Магистр хмыкнул, парень растянул губы в шальной улыбке и сказал:
  - Даже так? А может, подождем немного? У меня комната сегодня свободна...
  Девушка промолчала: отвлекаться сейчас нельзя. Она отломила еще один кусочек души.Сила хлынула к ее ладоням, вырвалась, опалив нежную кожу, и устремилась к пораженному месту, подчиняясь мысленному приказу. В этот момент ее подопечный закричал от нестерпимого жара. Ему казалось, что кожа, мышцы, кости - все это плавится. На глаза выступили слезы. Но через один луч все кончилось. Соя выпрямилась.
  -Завязывай с борделями. Для нужных целей лучше найди себе подружку, безопасней будет.
  -Неплохо, Соян, неплохо. Давай билет, заслужила, - магистр протянул ладонь. Она достала маленькую книжечку, похожую на земной паспорт, только чуть более пухлую.
  Она уже было собралась уходить, когда ее грубо схватили за руку:
  - Ну и что это было? - парнишка выглядел злым, его пальцы крепко впились в запястье девушки.
  - Я же сказала, - Соя сбросила его руку, - заканчивай по борделям шастать, там еще не такое подхватить можно.
  Быстрым шагом она вышла из аудитории, хлопнув дверью.
  Последний экзамен сдан, в билете на каждой странице стоит цифра семь - максимальная оценка. Виттар будет гордиться. Когда он приедет, они вместе сходят на ярмарку, и он купит ей сладкого петушка с малиной. Потому что обещал. Вит всегда держит обещания.
  Отдохнуть в тот день у Соян не получилось, вызов к главе настиг ее возле дверей комнаты.
  В кабинете магистра Кардаша царил полумрак. Плотные шторы были задернуты, сверкали магические фонари. На стенах горела сетка защитного заклинания. Глава Академии сидел на своем месте за столом, возле которого полукругом расположились мужчины.
  Соя нерешительно шагнула внутрь помещения. В ее сторону тут же повернулись двенадцать голов.
  - А, Соя, проходи. Господа, позвольте представить - Соян, ученица Аэлиты, по ее заверению, самая сильная провидица нашего континента.
  Стараясь сохранять внешнюю невозмутимость, девушка опустилась в свободное кресло. Как только она подняла взгляд, хлипкая маска холодности Соян едва не дала трещину. Она встретилась глазами с тем, кого хотела бы видеть здесь меньше всего. Любовник Иньяр смотрел на девушку с презрением и непонятной ей ненавистью. Соя поспешно отвернулась.
  Напротив сидел молодой человек. Высокий, гибкий, со средним телосложением, он носил волосы до плеч и не сводил ярко-зеленых глаз с лица Соян. Заметив реакцию девушки на архаира, он повернул голову в его сторону. В ярко горящих глазах мелькнуло что-то опасное, заставившее мурашки покрыть спину Сои. Однако тот, кому был адресован взгляд, не обратил на него внимания.
  В этот момент Соян поняла, что попала в то общество, от которого нужно бежать без оглядки. Однако уже было поздно. Девушка знала, чувствовала: этот странный черноволосый мужчина еще не раз появится на ее пути. Как и архаир. Предчувствие дальней беды кольнуло сердце. Соя не могла сказать, чего ей стоит ожидать от опасного мужчины, по каким-то причинам невзлюбившего ее, но была уверена, с ним будет связан крах ее жизни.
  - А не сильно ли она молода? Сколько ей? Шестнадцать? - прозвучало откуда-то сбоку. Говоривший выглядел молодо, лет на десять старше самой Соян. Однако его волосы были полностью седы. Они лежали пушистым облаком на плечах, а на голове располагался императорский венец драконов.
  Идея сбежать становилась все более заманчивой. Соя только сейчас поняла, что все собравшиеся здесь являются вершителями судеб целых стран. Правители, их советники, регенты. И зеленоглазый незнакомец Соян тоже был не последним в своей стране.
  Вольдемар де Арроен. Приближенный к трону герцог и... брат императора драконов, который уже несколько минут не сводит с нее глаз. И что ей теперь делать?
  - Семнадцать. Пока мне семнадцать, но, уверяю вас, мной уже получен диплом Провидческого факультета Академии магии при Его Сиятельном Величестве. Однако, если Вас не устраивает моя кандидатура, я, пожалуй, пойду.
  Лицо дракона не изменилось ни на йоту, девушка не была уверена, услышал ли он ее, а вот Вольдемар улыбнулся краешком губ. Реакцию остальных она не видела, да и не очень стремилась. Страх парализовал тело Сои, на глаза то и дело наворачивались слезы. Она с тоской вспомнила одеяло и собственную комнату.
  -Сиди, Соян, я уверен, Его Императорское Величество имел ввиду совсем не то. Ты нужна нам сейчас как никогда. Скажи мне, у тебя не было видений, нет никаких предчувствий?
  Провидица прислушалась к себе и обнаружила, что ее сердце начинает учащенно биться в груди, словно в ожидании чего-то радостного. С каждой секундой непонятное волнение нарастало, дышать становилось труднее.
  - Есть, - она подняла голову и улыбнулась. Счастливо и искренне, так, когда улыбалась, думая лишь об одном человеке.
  Вольдемара словно ударило молнией. В этот момент девушка была так прекрасна, что у него защемило сердце. Хотелось сделать все, чтобы эта искренняя, не замутненная ничем радость не покидала ее. Понять причин таких странных мыслей дракон не успел.
  Дверь открылась, и в комнату вошел мужчина. Русые волосы стрижены коротко, дорожный костюм запылен, сам он единственной рукой прижимает к поясу обычную холщевую сумку, с которыми женщины обычно ходят на рынок.
  - Вит! - Соян вскочила и бросилась мужчине на шею.
  Внутри Вольдемара что-то оборвалось. Внезапно стало так больно, как не было еще никогда. Она радовалась. Но не ему, чужому человеку. И тот разделял это чувство, прижимая женскую фигурку к себе и повторяя:
  -Соя! Сойка! Наконец-то, я так скучал!
  Наконец, парочка отлипла друг от друга. Соян дернула головой, вспомнив что-то, и достала из маленькой сумочки, висящей на поясе, академический билет. Девушка протянула его мужчине.
  - Все семерки, как и обещала. Теперь мы с тобой сходим на ярмарку? - спросила она тихо, но царившая в кабинете тишина позволила услышать эти слова всем присутствующим. Вольдемар закусил щеку изнутри, сдерживая рык.
  -Сходим, я же обещал.
  - А ты мне леденец купишь? - девушка невольно шмыгнула носом. Сейчас, без напускной холодности, она не выглядела старше шестнадцати. Перед сильными мира сего стояла девчонка, желающая сходить на ярмарку с... кем? Братом? Другом?
  Вольдемар постепенно успокаивался. Не мог этот мужчина, смотрящий на Соян с почти отцовской нежностью, быть ее любовником. Волна первой злости схлынула, однако, червячок ревности остался. Дракон не мог поверить в причину своих странных чувств.
  Каждый представитель драконьего народа имеет свою нареченную. По приданиям, дав им безграничную силу, Боги сказали, что у каждого из живущих существ есть слабость, поэтому слабостью дракона будет его женщина. Нареченной может стать представительница любого народа и племени, только от нее дракон сможет иметь детей, только она будет являться к нему во снах. После обряда соединения судеб, продолжительность жизни суженной становится такой же, как у ее пары. Поэтому, влюбленные умирают в один день. Буквально. Предел мечтаний романтичных девиц.
  Но не бывает ничего идеального. Иногда случается так, что невеста дракона рождается в другом мире. Говорят, в древности, когда горы только поднимались из земли, а люди были зародышами в чертогах Богов, драконы могли летать сквозь время и пространство и находить своих женщин в любых мирах.
  Когда Вольдемару исполнилось двадцать, он отправился к Аэлите с вопросом, где же его суженная, родилась ли она уже. Он не мог дождаться встречи с той, которую не видел ни разу в жизни, но которая станет его воздухом. Ответ провидицы положил конец мечтам дракона о семье. Его нареченной уже четыре года, она счастлива, здорова, но находится в другой реальности. Возможно, в древние времена драконы действительно могли найти своих невест в любых уголках Полотна. Но сейчас на это не был способен никто.
  Вольдемар пил три дня, летал в горы, срывая крылья, кричал, раздирая горло. Со временем боль притупилась. Лишь иногда ночами он позволял себе разговаривать со своей суженной. Тихо, как самый великий секрет, он рассказывал ей о своей жизни, о том, что очень хотел бы увидеть ее, свою девочку, прикоснуться, что очень хочет большую семью, нескольких детей, о том, что молиться о ее счастье всем Богам. И вот его девочка пришла к нему сама. Стояла всего в нескольких шагах, такая красивая, похожая на янтарь, на солнце, одновременно близкая и далекая.
  Обычно когда драконы встречают своих нареченных, они сразу делают им предложения. О суженных известно всем, и никто не сомневается в честности чувств дракона. Но Соян... Вольдемар боялся спугнуть ее, такую маленькую, беззащитную, пугливую девочку.
  Тем временем, Виттар положил на стол послание, скрепленное печатью светлых эльфов и, отвечая на молчаливый вопрос магистра, покачал головой.
  - Меня буквально выставили с острова, сказав, что им плевать на наши проблемы. До них зараза все равно не доберется.
  Соян нахмурилась. Ей не приходилось слышать о том, что говорил Вит. Она посмотрела на магистра, ожидая разъяснения.
  Кардаш вздохнул:
  - Мы решили это пока не афишировать, но в странах материка происходит что-то опасное. За последние полгода кладбища восставали в два раза чаще, чем за предыдущие десять лет. А после эпидемии чумы, случившейся в Беркии, были зафиксированы случаи оживания покойников, которые вели себя... кровожадно.
  Соян вздрогнула, предметы в комнате стали расплывчатыми, она уже не могла рассмотреть лица. Перед ее глазами замелькали картины будущего. Девушка покачнулась и начала оседать на пол. Вит подхватил ее на руки и усадил в кресло. Из-под опущенных век потекли ручейки слез. Соя открыла глаза, смотрящие куда-то в пустоту, и заговорила:
  - Они уничтожат себя сами. Живое мясо губительно для мертвой плоти, мертвая плоть же - яд для себя самой. Некромант падет от рук крылатых ящеров. Но из-за океана придет другое зло, древнее и могучее. Оно нападет тогда, когда все вы будете заняты в переговорных залах, когда народ ваш будет проливать кровь на полях брани, когда вы, мелочные и завистливые, будете слишком слабы для сопротивления. И грядут темные времена, люди, эльфы, драконы, гномы, все будут умирать одинаково. И опустеет Керисий, не останется здесь никого живого, и Боги уйдут, разочарованные в своих детях. А начнет все... - она замолкла, бездумно смотря перед собой. Карие глаза потемнели, стали похожи на омуты.
  - Что? - все подались вперед, встревоженные предсказанием.
  - Моя смерть.
  

Глава 3.

  А ярмарка пела и плясала. Шел только третий день, самый разгар. Пели и водили хороводы дородные женщины в чужеземных нарядах, полы их платьев развивались от резких поворотов, звучные голоса доносили до каждого, находящегося на площади, историю о бедной иве, пахло выпечкой и травами. Вся эта картина будила в Соян приятные, почти забытые воспоминания о Родине. На губах расползалась блаженная, почти счастливая улыбка, одна ее рука покоилась в сильной ладони Виттара, а вторая сжимала деревянную палочку леденца.
  - Пошли тебе чего-нибудь купим, - Вит потянул ее в сторону лавочек с заморскими украшениями. Ветерок ласково играл с разноцветными лентами, сверкали на солнце гребни для волос. Сеточки для волос, бусы, браслеты, кольца - чего тут только не было. Соян ощущала себя настоящим ребенком, попавшим в страну чудес.
  - Выбирай, - улыбнулся Виттар, смотря в горевшие глаза Сои.
  Из лавки они вышли быстро, нагруженные парой сумок. До этого распущенные волосы девушки были заплетены в замысловатую косу, с вплетенной в нее белой лентой. Люди двинулись дальше, а закутанный в плащ дракон остался на месте. На его поясе висела сумма с купленными безделушками. Ленты, гребни, несколько брошей, он мечтал порадовать свою женщину, но сейчас чувствовал себя неимоверно глупо. Они ушли в сторону помоста для актеров. Вольдемар же отправился к замку.
  В замковых покоях он налил вина, задернул шторы, и сел в кресло, смотря в пространство. Пожалуй, захоти на него кто-нибудь напасть, это был бы идеальный момент.
  Скрипнула дверь. В комнату вошел Рэйден. Он осторожно приблизился к брату и сел в соседнее кресло. Пару лучей царило молчание. Потом император встал и налил себе бокал.
  - Где ты был? - тон его был равнодушен. Холодность - неотъемлемая черта Рэйдена. Он не выделял никого, общаясь со всеми одинаково равнодушно. Даже с семьей. Нет, он любил их, заботился так, как умел, но единственная, рядом с кем он оттаивал, была его пара.
  - Следил за девчонкой, - в тон брату ответил Вольдемар. - Никак не могу понять, что за отношения у нее с этим мальчишкой.
  - Зачем тебе? - император поднес бокал к губам.
  - Она моя нареченнпя.
  Пожалуй, проявлять эмоции Рэйден все же был способен. Например, удивление. И, признаться, делал это весьма не по-императорски. От неожиданности он подавился, и все вино растеклось на полу красной лужей, похожей на кровь. Это пробудило в Даре воспоминания о предсказании Соян. Дракона передернуло. Нет, умереть ей он не позволит.
  - Что?! Ты шутишь? - Рэй наклонился к брату.
  - Я похож на шутника? - Вольдемар раздраженно дернул плечом.
  - Но она же должна быть в другом мире.
  - Верно. Но она здесь. Понимаешь, - он вскочил на ноги и принялся расхаживать из стороны в сторону, - я не мог ошибиться. Все так, как ты рассказывал, ни вспышек, ни искр, ничего, лишь осознание того, что она - та самая. Да, поначалу я не поверил, ведь это просто невозможно. Соян родилась на другой стороне Полотна, никому не под силу открыть туда проход. Но Соя здесь. Понимаешь, она пришла ко мне, преодолев всю Вселенную. Я не могу ее отпустить. Она и так сделала слишком много. Теперь я должен взять все в свои руки. Но я так боюсь ее спугнуть! Да еще этот Виттар. А если они вместе? Что мне делать?
  - Знаешь, не надо думать, что Боги - глупцы. Мы их дети, и они не обрекли бы тебя на такую участь, - сказал спокойно Рэйден, все же делая глоток.
  - Да ты что? А не они ли забросили ее душу неизвестно куда? Если они нас так любят, почему бы ей было не родиться здесь, у меня под боком?
  - Жизнь - это очень сложно. Пойми, - Рэйден встал и подошел к остановившемуся брату, - Они сделали это для чего-то. Значит, так было нужно. И не нам сомневаться в их решениях. Благодари Богов хотя бы за то, что она здесь, как ты выразился, "у тебя под боком". Бери ситуацию в свои руки, добивайся ее, люби, уведи от этого хлюпика. Что угодно, это твоя женщина, и твое счастье стоит на кону, мне ли тебе объяснять это?
  - Я все понимаю, - Дар закрыл глаза, - но как же страшно. Страшно оттолкнуть ее от себя, ведь если она сбежит, я не смогу ее защитить...
  
***
  Ближе к пятнадцатому свету ярмарка стала утихать. Новые сутки пришли в Кейсир незаметно. Плотная тьма ночи надежно скрывала высокую фигуру, наблюдавшую за двумя людьми. Проводив Соян до дверей женского общежития, Вит отправился домой. На хорошо освещенных улицах Верхнего Тайдира его худощавый силуэт был отчетливо виден.
  Виттар шел, слегка покачивая единственной рукой, не подозревая о том, что не один. Мужчина миновал границу, отделявшую Верхний город от Нижнего. Домик его был довольно ухожен, крыша покрыта черепицей, начавшаяся было трещина мастерски заделана, петли ворот смазаны и не думают скрипеть.
  - Пригласишь внутрь? - Вольдемар остановился за забором, скинув капюшон. Волосы черного, как сама ночь, цвета трепал легкий ветерок, на темных улицах Нижнего Тайдира его светлая кожа смотрелась пугающе, как и странно горевшие зеленые глаза. Казалось, они смотрят в саму душу. Дракон был похож на Посланника смерти, холодного и жестокого. Вит узнал его сразу.
  - Конечно, Ваша Светлость, мой дом - Ваш дом, - Виттар легко поклонился и распахнул дверь.
  Внутри царил полный порядок, все вещи были аккуратно разложены по местам, кроме одной: шейный платок нежно-лилового цвета. Дар подошел ближе, и его затопила волна гнева - от платка пахло Соян, не слишком сильно, видимо, его не носили уже долгое время, но дракона это не интересовало.
  - Откуда он у тебя? - едва сдерживая рык, он развернулся к человеку. Тот испуганно отступил, неосознанно заведя за спину остаток левой руки.
  - С-соя оставила... кхм... Соян, это ее платок, - совладав с собой, сказал Вит. Кажущийся обычно совершенно бесчувственным, разъяренный сейчас герцог вводил его в ужас.
  - Что у тебя с ней? - Дар приблизился и заглянул в глаза мальчишке. От взгляда дракона у Виттара затряслись руки.
  - Н-ничего, мы просто друзья, - зеленые радужки сверкнули, на длинных пальцах начали отрастать когти. Еще немного, и посреди арендованного Витом у милой старушки домика появится огромный ящер. Тогда ему не спастись, и что бы ни значила Соя для Вольдемара, как ни возненавидела за смерть друга, сейчас его хищную часть не остановит ничего.
  - Послушайте, давайте поговорим спокойно. Сядем, успокоимся, нам обоим это надо. Я понимаю, сейчас вы меня ненавидите, ведь, судя по всему, Соя - Ваша суженная. И я сейчас слишком напуган, чтобы порадоваться этому факту. Поверьте, между нами ничего не было. Мы разве что за руки держались, - дракон все же зарычал. От того, чтобы вцепиться мальчишке в горло, его удерживала лишь мысль о Соян. Вряд ли убийство Виттара, кем бы он ни был для нее, поспособствует налаживанию отношений.
  - Зимой! Чтобы руки погреть! Черт! - выругался он иномирным словом, услышанным как-то от Соян, увидев клыки, выползающие из-под верхней губы. - Так, послушайте, давайте сядем, и я Вам все объясню, все совсем не так, как вы думаете, поверьте, - Вит схватил единственной рукой Вольдемара и, прилагая неимоверные усилия, подтянул его к креслу, куда тот уже сел сам. На щеках Дара горел румянец, на руках под плащом начала проступать чешуя. Виттар плеснул в стакан напиток янтарного цвета. Запахло алкоголем. Дар аккуратно сжал стеклянные стенки и посмотрел на мальчишку, занявшего соседнее кресло. Несколько минут они молчали. Собраться с мыслями нужно было всем. Наконец, Вит заговорил:
  - Мы познакомились три года назад во дворе Академии. Оба заканчивали второй курс. Я - Теоритического факультета, она - Провидческого. Это получилось совершенно случайно, Соя искала площадку для стрельбы, хотела научиться стрелять из лука. Я вызвался помочь. Не скажу, что сразу зародилась такая крепкая дружба, как сейчас, но нам нравилось общаться друг с другом. Мы могли обсуждать что угодно, начиная от учебы, заканчивая цветением одуванчиков. По выходным выбирались в город, покупали пирожки и сидели на площади, на фонтане. Соя вечно кормила птиц, могла отдать им весь пирожок, и мне приходилось делиться. Со временем, она рассказала мне историю своей жизни, я - своей. Знаете, Соян досталось, довольно сильно, ей надо крепкое плечо рядом. Ну так вот. Прошло одно солнце, учеба окончена, мне надо было уезжать домой, а она опять должна была остаться в городе. Я решил взять ее с собой. Это были почти три счастливых солнца. Знаете, - он смущенно улыбнулся, отчего на его щеках появились ямочки, - мы занимались всякой ерундой. Ловили рыбу, разоряли птичьи гнезда. Мама ворчала, что мне почти восемнадцать, уже порог совершеннолетия прошел, а веду себя как дите. Сое она ничего не говорила, она тогда и была ребенком, четырнадцать лет, что с нее возьмешь. Она подружилась с моей сестрой и другими деревенскими девчонками. Хотя большую часть времени мы проводили с ней. Как-то раз они гадали на суженного. Глупость, шуточное гадание, никто и не думал, что оно сработает, но когда Соя капнула в свечку каплю своей крови, пламя вспыхнуло и взвилось вверх. Теперь я понимаю, почему, - он снова улыбнулся. - К десятому солнцу вернулись в Академию, а еще через солнце он спасла мне жизнь, - Вит поднял обрубок левой руки. - Третий курс, первое серьезное задание. Группу собирали из боевиков, целителя и теоретика. В одной из пещер мы ловили вурка. Накануне Соя подошла ко мне и попросила не ходить. Я отказал. Она плакала, умоляла, но как я мог не пойти на первое задание? Я ее успокоил, пообещал быть осторожнее и ушел. Поначалу все шло, как нам казалось, хорошо, мы еще глупые, самоуверенные мальчишки, не знаю, чем думали, но мы загнали тварь в угол. Да, знаю, дураки. Ну, в общем, мы ударили, вурк закричал, пещера начала обваливаться. На меня упал валун, придавило руку. В этот момент открылся портал. Соя пришла с нашим преподавателем. Они буквально выдернули меня из-под падающих камней. Тогда выжил лишь я, и то, руку пришлось отрезать, камень ее просто раздавил. После того случая я пообещал себе прислушиваться к ее советам.
  - Ее тогда посетило ведение? - Дар расслабленно сидел, смотря на незажженный камин. Рассказ этого деревенского мальчишки вызывал в его душе умиротворение. Вольдемар представлял себе Сою, маленькую рыжую девчушку, только начавшую превращаться в девушку. Он словно наяву видел ее озорную улыбку, веснушки на носу и карие глаза, в которых поселилось само солнце. Он был благодарен Виттару за подаренное его девочке счастливое время.
  - Нет, что Вы, первое видение случилось только год назад. До этого момента она видела будущее лишь во снах, либо просто предчувствовала что-то плохое, как тогда, - Вит опустил взгляд в по-прежнему полный стакан.
  - Она точно не влюблена в тебя? - Дар пристально посмотрел на человека.
  Он поднял взгляд и встретился глазами с драконом, вздрогнул и покачал головой.
  - Я не вправе рассказывать Вам об этом, не моя тайна, но поверьте, если бы она испытывала ко мне даже симпатию, вела бы себя по-другому.
  - Например? - Вольдемар изогнул бровь. Виттар вздохнул, разговор принимал опасный поворот.
  - Не вздрагивала бы, когда кто-то шутит про наши отношения.
  На скулах дракона проступили желваки, он прикрыл глаза.
  - Если она Ваша нареченная, она не сможет влюбиться в другого, Вам ли об этом не знать.
  - Она человек и не из этого мира, в ее случае возможно исключение.
  - Да какая разница? В общем, я Вам так скажу, сходите к ней, расскажите все, поговорите, пусть она решение принимает сама. Конечно, у людей приняты ухаживания, долгие предисловия, но они ее только напугают, уж поверьте.
  - Почему? - дракон посмотрел в глаза человеку. Тот покачал головой.
   - Не моя тайна. Она сама расскажет, когда будет готова. Просто послушайте меня.
  - Откуда я знаю, что ты не лжешь, пытаясь устранить конкурента?
  Вит поморщился:
  - Девушки - существа романтичные, и вечная любовь для них - предел мечтаний. Ни один человек не способен тягаться с драконами по силе чувств. Соя все равно узнает, что Ваша нареченная, и сделает выбор. Скорее всего, в Вашу пользу, Ваша Светлость.
  - То есть, если я сейчас приду к ней с признаниями, она примет мои чувства?
  - Не знаю, это зависит уже от Вас. Идите, Ваша Светлость, но постарайтесь не распускать руки, - брови дракона слегка приподнялись, - я имею ввиду, не обнимайте первым, не прикасайтесь. Она... весьма настороженно относится к чужим прикосновениям.
  
***
  Сердце Дара давно не билось так сильно. Его трясло, рот наполнялся вязкой слюной. Ему стало интересно, то же самое ли испытывал Рэйден, когда встретил свою пару? До Академии Вольдемар шел быстро, иногда срываясь на бег. Магическая защита пропустила легко, и через пару лучей дракон стоял возле комнаты, от двери которой слышался запах Сои и еще одной девушки. А об этом он не подумал. Студенты ведь живут по двое в комнате, и соседка может помешать. Вольдемар принюхался. Незнакомый запах, приторный и неприятный, забивающийся в ноздри, был куда слабее нежного аромата Соян. За дверью послышалось шуршание. Дар замер. На полу лежала тонкая полоска света, его девочка еще не спала. Дракон глубоко вздохнул, пытаясь унять бешеное сердцебиение, и постучал. Неожиданно громкий звук заставил его вздрогнуть. Ответа не последовало. Дар попробовал снова.
  - Открыто, - послышался холодный голос Соян. Он аккуратно открыл дверь и прошел в комнату. Соя сидела на кровати и читала при свете магического фонаря. Ее рыжие волосы сверкали, а почти исчезнувшие с носа веснушки были вовсе незаметны при таком освещении. На ней была надета белая ночная рубашка, скрывающая изгибы фигуры.
  - Можно? - голос дракона охрип. Он только сейчас понял, как не вовремя пришел. Соян резко подняла голову и вскочила с легким вскриком. Книга осталась на кровати.
  - А, я-я... здравствуйте, - выдохнула она, смотря на герцога расширенными от страха глазами.
  - Не бойся, - он инстинктивно поднял ладони вверх,- я тебя не обижу. Мне просто нужно поговорить с тобой.
  - Вы пришли за предсказанием? - ее голос сорвался. Легкая хрипотца, пробившаяся в нем, заставила мурашки пройти по позвоночнику дракона. Хищник внутри заворочался, реагируя на близость девушки.
  - Нет, я их немного опасаюсь, - Дар легко улыбнулся.
  Ему шла улыбка. Она делала острые черты лица мягче, глаза - добрее.
  - Почему? - удивилась девушка.
  - Они бывают довольно безжалостны. Знаешь, тринадцать лет назад я пошел к одной провидице с вопросом, где же моя суженная? Она сказала, что моей нареченной уже четыре года, она была еще совсем маленькая, но я был готов ждать ее хоть тысячу лет. Однако, как я думал, нам было не суждено встретиться.
  - Почему? - неожиданное волнение охватило Соян. Ее сердечко забилось чаще, от волнения ли, предсказывая ли что-то, неизвестно.
  - Она родилась в другой реальности, так далеко, что, наверное, сами Боги не смогли бы ее найти. Но она сделала невозможное, пришла сама, преодолела Полотно миров. Я видел ее. Она прекраснее всех женщин всех миров. Маленький огонек, она теплее костра и ярче солнца. Боги сказали, что ей суждено умереть, и что за ее смертью последует конец нашего мира. Но... мне все равно, я уйду раньше, ровно в тот момент, когда сердце ее перестанет биться. Я сделаю все, чтобы изменить будущее, укрою от всех невзгод, убью любого, кто осмелиться даже подумать о том, чтобы причинить ей вред.
  В горле пересохло. Соя покачнулась и схватилась за спинку кровати, чтобы не упасть. Дар дернулся было подхватить девушку, но остался на месте, помня слова Виттара. Расширенными от удивления глазами она смотрела на дракона, не в силах поверить в то, что он говорит. Намеки были очевидны, но Соя упорно гнала от себя любые мысли о том, что может быть его суженной.
  - Соян, - девушка вздрогнула, услышав свое имя из его уст, - я люблю тебя, больше жизни и крыльев. Ты мой свет, мое небо и солнце. Тринадцать лет я говорил с тобой ночами, зная, что ты никогда не услышишь меня, мечтал хотя бы увидеть... - он замолк, не в силах говорить более. Эмоции захлестывали его, никогда Дару не было так сложно.
  - И как тебе? - спросила тихо пораженная девушка.
  - Даже в самой смелой фантазии я не смог бы представить тебя прекрасней, чем ты есть.
  Соян сглотнула и прикрыла глаза. Сердце билось с каждой минутой все чаще. Вот она, та самая любовь, о которой мечтала девушка, зачитываясь ночами любовными романами, вот мужчина, который никогда не бросит и не предаст. Ее опора. Как говорят на Земле? Вторая половинка? По щеке пробежала слезинка, оставляя за собой влажную дорожку, что не укрылось от взгляда Дара.
  - Соя... - поддался вперед дракон, протягивая руку, ему хотелось утешить ее, стереть влагу с щек навсегда. Но он остался на месте, боясь напугать.
  Она посмотрела в его глаза и решилась. Если сама судьба решила, что герцог - тот, кто ей нужен, то противиться ей, кричать и бежать прочь - бессмысленно.
  Соян сделала осторожный шаг вперед. Потом еще один. По мере ее приближения, руки Дара тряслись все сильнее. Он не мог поверить, что вот она, его суженная, нареченная, здесь, и идет к нему осторожно, недоверчиво.
  Наконец их пальцы соприкоснулись. Вольдемар сжал маленькую ладошку и притянул девушку ближе. Она всхлипнула, прячась в его крепких и уютных объятиях от всего мира. И не возникало ассоциация с клеткой, не было отвращения, презрения и ненависти, лишь покой и непоколебимая уверенность в мужчине, осторожно держащем ее за талию.
  Дар зарылся носом в шелк волос. Запах Соян обволакивал со всех сторон, успокаивая настрадавшееся сердце, замедляя его бешеный ритм.
  Они стояли долго, фонарь успел истратить всю энергию и погаснуть. Комната погрузилась во тьму. Лишь тогда Соя отстранилась от своего суженного, вглядываясь в его лицо, освещенное тусклым светом, идущим от окна. Ночь действовала на нее странно, вызывая желания, совсем не свойственные девушке. Ей так хотелось обнять Дара сильнее, поцеловать гладковыбритую щеку, зарыться ладонями в черные шелковые волосы. Сое не могла расстаться с ним сейчас, едва обретя.
  - Ночью в городе опасно... - она замолчала и опустила голову, не зная, как сформулировать просьбу.
  - Останусь, - тихо сказал Дар, касаясь ее щеки кончиками пальцев, и неожиданно улыбнулся, - только на пол не лягу.
  - А... - она заикнулась было о второй кровати, но он опередил ее.
  - Туда тоже.
  - Почему? - нахмурила девушка рыжие брови.
  Вольдемар поморщился:
  - Пахнет плохо.
  Соя непонимающе моргнула.
  - У нас подобные духи самые дешевые, поэтому их предпочитают женщины из домов терпимости. Аромат сильный, стойкий, расход маленький.
  - Серьезно? - удивилась девушка. - Как же так? Ей ведь архаир подарил, говорил, специально для нее привезли.
  - Эдгар? Ну, зная его, да, специально для нее и привез. Ну или той, кто заняла бы ее место.
  Соя замерла, прислушиваясь к себе. Она ожидала почувствовать злость, жалость к влюбленной дурочке, презрение, да хоть что-то. Но внутри было пусто. Воспоминания о бывшей подруге никак не трогали сердце, чувствительное к чужим бедам.
  Девушка не знала, как реагировать на это, но взглянув в лицо ее суженного, отмела мысли об Иньяр в сторону. В конце концов, она сама выбрала свой путь. Знала особенности культуры архаиров и их страны, знала их обычаи, знала, что никогда не станет кем-то более значиным, чем простая любовница, но все равно решилась на это.
  Соя взяла нареченного за руку и тихо пошла к своей кровати.
  Пригревшись в объятиях Вольдемара, Соян уснула быстро, а он еще долго лежал, наблюдая за своей суженной в тусклых лучах магических уличных фонарей. Наконец, утомленный выматывающим днем, уснул и Дар, до самого рассвета крепко обнимая девушку, словно дракон, охраняющий свое сокровище.
  

Глава 4.

  А утром пришло срочное сообщение из Беркии. Число восставших из мертвых стремительно сокращалось. Ходячие трупы умирали, поедая человеческое мясо, нападали друг на друга, и опять умирали, только уже от трупного яда, выделяемого разлагающимися телами.
  Предсказание Соян начало сбываться. В замке короля Тайдира собрались представители правящих династий государств Кейсира. Они били себя в грудь, восклицая: "Мы не допустим войны! Не бывать смерти мира!". Подписывались договоры, заключались соглашения о династических союзах. Лишь Рэйден сидел спокойно, равнодушно, полуприкрыв глаза. Казалось, он дремлет, хотя, возможно так и было. Вся эта бессмысленная возня раздражала его. Император ни на миг не верил, что люди сдержат свои обещания, что принца оборотней сдержит женитьба на человеческой девчонке, которой, к тому же, еще нет семнадцати. Рэйден не собирался надеяться на кого-то. Сразу после окончания этого фарса, он отправиться в Закатную империю. Нужно усилить гарнизоны на границах, объявить военные учения, мобилизацию магов. Он тихо вздохнул. Сейчас Рэйден должен быть у постели беременной жены, на заседании министров, да хоть где, но никак не здесь.
  - Ваше Величество, а что Вы предлагаете для решения вопроса? - гном в синем сюртуке, обтягивающем внушительный живот, пригладил растрепанные волосы и вопросительно посмотрел на дракона.
  - Разойтись, - Рэйден на секунду приподняв веки, снова опустил их.
  - Да как же это? Как? Ваше Величество! На кону жизнь мира! А Вы предлагаете... разойтись?! - взвизгнула леди Пульхерия, делая между слова длительные паузы, видимо, думая, что это придаст им драматичности. Ее высокий голос больно резанул по слуху дракона. Он поморщился и демонстративно постучал себя по правому уху.
  - Ваше Высочество, я не собираюсь принимать в этом спектакле участие. Если бы вы действительно хотели остановить то, что надвигается на нас, действовали бы совсем по-другому.
  - Например? - спросил мастер Лешбо, правитель подгорного народа, поправив сюртук.
  - Например... Ну Вы, например, - произнес дракон издевательским тоном, - включили в свой, безусловно, замечательный договор пункт о спорных территориях между Терпсиром и Тайдиром. Чтобы в ответственный момент ваши интересы не переместились немного в другую область. И я ведь не ошибусь, если скажу, что каждый из вас пропустил пункт о спорных моментах в договорах? Какой тогда смысл создавать союз, если каждый его участник может в любой момент предать?
  - Вы не доверяете нашему слову? - мрачно спросил король Тайдира.
  - Ничуть,- Рэйден встал, - прошу меня простить, дела, - он легко поклонился.
  Щелкнули небольшие каблучки начищенных ботинок, сверкнула воронка портала, и в кабинете стало на одно существо меньше.
  
***
  Дар злился. Пусть новости для кого-то и были хорошими, его они совершенно не радовали. Предсказание Соян начало сбываться, и никто не знает, сколько у них еще времени.
  Она спала в кровати. Дар приблизился. Рыжие волосы растрепались, сорочка съехала с одного плеча, открывая чуть загорелую кожу, покрытую веснушками, на пухлых губах играла блаженная улыбка. Ее запах, со сна еще более сильный, безумно нравился дракону. Мужчина наклонился, осторожно, стараясь не побеспокоить чуткий сон своей нареченной, коснулся губами щеки, провел носом по коже, вдохнул аромат волос и поспешно отстранился. Встал.
  - Соя, соня, вставай, солнце уже, конечно, высоко, но мне не хватает его света.
  Она приоткрыла глаза, подернутые поволокой сна, и потянулась, невольно издав стон сквозь сомкнутые губы. Дар улыбнулся. Впервые за несколько лет открыто и счастливо. Дракон смотрел пристально, стараясь впитать каждой клеточкой тела образ лежащей на кровати девушки.
  Она встала и, слегка покраснев, поправила сбившуюся за ночь сорочку. Соя спит очень беспокойно, то и дело поворачиваясь, пинаясь, несколько раз за ночь она пыталась убежать из объятий Вольдемара, но он все равно возвращал ее назад.
  - Иди завтракать, пока все теплое, - Дар отодвинул стул и похлопал по его спинке.
  - Ты серьезно накрыл завтрак на моем рабочем столе? - спросила Соя, улыбаясь.
  - А почему бы и нет? - пожал плечами дракон. - Я не хочу, чтобы ты спускалась в столовую, а есть на полу - не лучшее занятие.
  - Почему не хочешь? - девушка села, Вольдемар придвинул ее стул к столу и опустился на соседний.
  - Не хочется расставаться с тобой, - пожал плечами дракон,- а содержание суженных студенток не прописано в бюджете, да и не думаю, что твои сокурсники обрадуются такой компании.
  - А где ты взял блинчики? Неужто сам испек? - Соян положила парочку на тарелку, щедро полив медом.
  - Нет, сходил утром домой, Агнесса собрала корзинку.
  - Домой? - Соя недоуменно посмотрела на дракона.
  - Порталом, у Рэйдена были кое-какие новости, нужно было встретиться. Вот и зашел на кухню, хотелось порадовать тебя, - Дар улыбнулся и коснулся пальцем своего лица, - у тебя здесь мед.
  - Где? Здесь? - она провела ладонью по левой щеке.
  - Нет, - он еще раз улыбнулся и протянул руку, - позволь помочь, - дракон осторожно снял янтарную каплю с ее кожи. Соя смущенно улыбнулась и опустила взгляд.
  То, что происходило с ней, пугало девушку. Еще вчера утром все внутри переворачивалось от страха, когда дракон смотрел на нее, а уже вечером она сама попросила его остаться на ночь. И сейчас сидела с ним за одним столом в одной сорочке, чувствуя себя совершенно счастливо и свободно.
  Дар провел тыльной стороной ладони по ее щеке. Сою будто током ударило, она вздрогнула и отстранилась, опустив глаза в тарелку.
  Дар замер. Кажется, именно об этом предупреждал Виттар. Но Вольдемар не мог понять, ведь она провела ночь в его объятиях, сама попросила остаться, а теперь пугается простой ласки.
  - Соя...
  - Прости, я сама понимаю, как это глупо, но не могу ничего с собой поделать. Мне страшно, - девушка сидела, низко опустив голову, и комкала в руках подол ночной рубашки. Дар опустился на пол рядом с ее стулом, заглянул в глаза и тихо сказал:
  - Соя, небо мое, я никогда не обижу тебя и не позволю никому это сделать. Все, что было в прошлом, осталось там и никогда больше не повторится.
  - Я знаю, но... - она всхлипнула. Дар снял ее со стула и усадил на свои колени.
  - Тише, любовь моя, тише, все хорошо, все просто замечательно. Прости, я не должен был этого делать. Обещаю, не дотронусь до тебя, пока ты сама не разрешишь. Только не плачь.
  Соян спрятала лицо на его груди, чувствуя, как широкая ладонь дракона гладит ее по волосам. Они сидели так долго. Слезы уже высохли, и Соя просто насаждалась теплом тела Дара, его руками и тонким запахом мужчины.
  - Давай доедим. Больше плакать не буду, - она посмотрела ему в глаза и улыбнулась.
  Вольдемар кивнул и посадил ее на стул. Завтрак продолжался.
  - Давай сегодня сходим куда-нибудь? Если ты, конечно, не занят, - сказала Соя, откладывая вилку.
  - Ничуть. Давай сходим на ярмарку? Ты видела представление бродячих артистов, талантливые ребята, - Дар откинулся на спинку стула.
  - А как же новости от твоего брата? Твое присутствие не нужно?
  - Нет, Рэй справится сам, я ничем ему не помогу.
  - А что, все-таки, случилось?
  Дар поморщился, но ответил:
  - Новости из Беркии, восставшие из мертвых люди умирают.
  Соян побледнела.
  - Соя, ничего не бойся, я не позволю предсказанию сбыться, - он наклонился вперед, осторожно взял ее за руку и замер, ожидая реакции. В ответ она сжала его пальцы. Дар улыбнулся:
  - Собирайся, пойдем пораньше.
  В этот момент дверь открылась. В комнату вошла Иньяр. Волосы растрепанны, пуговицы платья застегнуты лишь на половину, обнажая совершенно голую грудь, губы опухли, а под глазами залегли тени бессонной ночи. Она остановилась и ехидно улыбнулась, увидев, как Соян, сидя в одной сорочке, держит за руку мужчина.
  - Ну что, подруга, на меня грешила, а сама недалеко ушла? Как ночка? Понравилось? Ну, рассказывай, как все прошло, сколько вас было, какой он по счету... - девушка не договорила, закашлялась и схватилась руками за горло. Она не могла сделать вдоха, глаза слезились, в грудь сдавило тисками.
  - Это кто? - на скулах Дара вновь заходили желваки, взгляд стал жестким, цепким.
  - Пусти! Ты же ее убьешь! - Соя вскочила на ноги. Иньяр перестала задыхаться и задышала глубоко, судорожно хватая ртом воздух.
  - Кто это? - повторил Дар, вставая рядом с суженной. Он хотел положить руки ей на плечи, но на полдороги опустил ладони, помня свое обещание.
  - Соседка, - сквозь зубы проговорила Соян. Испуг ушел, осталась лишь злость и презрение к той, что раньше была ее подругой. Дракон заметил состояние Сои, наклонился и нарочито громко сказал:
  - Небо мое, не трать время на подобных ей, собирайся, у нас с тобой сегодня много дел.
  Соян отошла к своему шкафу, а Дар посмотрел на девушку, все еще сидящую на полу. Простое платье, серое сверху, с черной юбкой, было сшито из дорого шелка гномей работы. Ни ожерелья, ни колец, лишь в ушах изумрудами сверкают серьги. Они совершенно не шли сероглазой, бледнолицей брюнетке. Очевидно, были куплены для другой. Кажется, Соя вчера говорила об Эдгаре. Дракон криво усмехнулся, смотря на девушку глазами, горевшими ненавистью и презрением. Игрушка, считающая себя любимой, нужная лишь на время пребывания Эдгара в Тайдире. В другое время Дар не обратил бы на нее внимания, однако, она посмела оскорбить Соян, да и ее появление само по себе взволновало его девочку. Скорее всего, раньше они были дружны, но потом что-то произошло, отчего дружба разрушилась. Судя по свежим, еще не притупившимся эмоциям обеих девушек, это случилось недавно. Возможно, из-за архаира. Соя пыталась предупредить подругу, а та решила, что она пытается помешать ее счастью. Как глупо и неоригинально. Дар отвернулся. Девушка больше не представляла для него интереса. А вот открытый шкаф, точнее, наряды, висевшие в нем, очень даже.
  Платьев было немного, все темных оттенков и простого кроя. Никаких украшений, бантов, кружев. Дракон подошел ближе и коснулся ткани. Самая дешевая, натирающая кожу и не пропускающая воздух. Даже на форму Академии закупают более качественную. Дар подавил раздражение. Сегодня же они зайдут к портному.
  - Пошли? - Соя вышла из ванной и улыбнулась. На ней было коричневое приталенное платье без всяких украшений. Рыжие волосы она заплела в обычную косу, которую отбросила за спину. Дракон улыбнулся и положил ее руку локоть. Уходя, он поймал взгляд девушки, так и не поднявшейся с пола. Он горел чувством собственного превосходства и пренебрежением. Дар подавил волну ярости.
  - Соя, представление начнется только в четырнадцать света, у нас еще много времени. Давай с тобой зайдем кое-куда? - сказал он на выходе из женского общежития. Встречные студенты провожали их взглядами, в которых смешались самые разные эмоции: недоумение, восхищение, злость, презрение. Дар старался не обращать на них внимания.
  - Куда? - она поставила ладонь козырьком, защищаясь от солнца, и взглянула на дракона.
  - К портному. Тебе нужны новые платья. Потом зайдем к башмачнику и купим пару новых туфель. Если успеем, можно еще к ювелиру, я думаю, тебе подойдут гранаты.
  Соя опустила голову и тихо спросила:
  - Тебе стыдно за меня?
  Дар опешил. Вопрос был столь неожиданным, что он сначала не нашелся, что ответить.
  - Что? Нет! Да как ты могла такое подумать? - они остановились, дракон бережно взял ее за плечи и заглянул в глаза. - Мне совершенно все равно, как ты выглядишь, что на тебе надето, я буду любить тебя хоть в лохмотьях. Но мне очень хочется дать тебе все самое лучшее. Твои платья... они очень грубые, я уверен, они натирают тебе кожу, особенно в жаркую погоду. И туфли стоптаны, и опять же, я уверен, тебе совсем неудобно в них ходить. У тебя нет ни одного украшения, а мне так хочется увидеть тебя в каком-нибудь ожерелье. Хочется, чтобы ты носила платья из эльфийского шелка и туфли гномей работы, чтобы красота твоя сияла еще ярче, чем теперь. Пожалуйста, не думай плохого, я лишь желал порадовать тебя.
  - У меня нет столько денег... - не меняя громкость голоса, сказала Соя.
  - Не обижай меня, ты - моя женщина и ты не заплатишь за себя ни серебряного.
  Соя удивленно посмотрела на него. То, что говорил Дар, никак не вязалось с напутствиями матери, которая говорила о том, что женщина должна быть материально независима от мужчины, чтобы потом, когда станет ему не нужна, не остаться у разбитого корыта.
  - Что? - спросил он.
  - Я... знаешь, мать всегда мне говорила, что мужчина не должен содержать женщину, что она должна обеспечивать себя сама.
  - Почему? - Дар
  - Мой отец... он был богат. Мама нигде не работала, воспитывала меня, оберегала уют дома. А потом... он бросил нас. Ушел к другой. Мама не могла найти работу, потому что у нее не было образования, она бросила учебу ради семьи. Мы жили бедно, он не давал денег... - Соя всхлипнула.
  Дар поднял девушку на руки и зашел вместе с ней за здание конюшен, где опустил ее на землю.
  - Соян, - дракон наклонился к ее уху, положив руки на плечи, - я не знаю порядков твоего мира. Но если твой отец был... - он запнулся,- плохим человеком, это не значит, что я такой же. Начнем с того, что твои мысли о том, что я могу предать тебя - не просто оскорбительны, они причиняют боль. Ты - мой мир, Соян, я ждал тебя тринадцать лет и просто физически не смогу теперь отказаться от тебя. И я дам тебе все самое лучшее, что есть в этом проклятом мире, и если ты еще раз заикнешься о независимости от меня, клянусь, я...
  - Что? - Соя посмотрела ему в глаза. Признаться, такой Дар пугал ее. Конечно, она не верила, что он может причинить ей вред, но все же, тон его был слишком жестким, и Соя боялась услышать что-то ужасное, унизительное.
  - Ничего. Ничего я тебе не сделаю. Никогда. Не смотри на меня так испуганно. Твой страх причиняет мне не меньше страданий, чем речи о том, что я предпочту другую тебе. Просто, молча, проглочу обиду.
  Соя опустила голову. Ей не хотелось обижать Дара. Она просто сказала, не подумав.
  - Прости, - Соян коснулась его щеки, отчего дракон вздрогнул. - Язык мой - враг мой. Больше об этом не заикнусь.
  
***
  В комнате царил полумрак. Тьму разгонял лишь огонь, горевший в камине, да пара свечей. На измятой постели спала, запутавшись в одеяле обнаженная девушка, на столе стояли еще неубранные фрукты и вино.
  Архаир сидел в кресле, задумчиво катая по деревянной столешнице виноградинку. Щетина темнела на загорелой коже, темно-русые волосы рыжились в свете огня. Он поднял серые, темные как предгрозовое небо, глаза на своего собеседника, по всем правилам тайных ночных встреч закутанного в черный плащ с головы до ног. Глубокий капюшон скрывал лицо.
  - Так что, ты говоришь, девчонка опасна для меня? - он остановил виноградинку, придерживая ее пальцем.
  - Да, - раздался мелодичный женский голос, фигура шевельнулась, переставляя под плащом ноги, - она приведет тебя к краху. Все, что имеешь, будет похоронено под ее словом. Ты причинишь ей боль, за которую она отомстит стократно.
  - Что я сделаю?
  - Я не знаю, мне не дано видеть все.
  - А как же ее предсказание?
  - Ты ей действительно веришь? - насмешливо спросила женщина. - Ее душа - выжженная пустыня, в ней нет ни капли силы, даже на то, чтобы зажечь свечку. Мне кажется, она давно сошла с ума, и все, что она "видит" просто плод ее воображения.
  Эдгар молчал. Сейчас он стоял на распутье, и от его решения зависело многое, жизнь его и, возможно, всего мира.
  - Ты издеваешься? Я хоть раз ошибалась? Да все, что есть у тебя, все это - моя заслуга! Ты...
  - Хватит, - архаир раздавил виноградинку. - Не забывайся. Я даровал тебе большее, жизнь. Я приму меры, а теперь иди.
  Женщина осталась на месте.
  - Мое слово для тебя вообще ничего не значит? - раздраженно спросил Эдгар.
  - Милая девушка, - она пристально посмотрела на кровать. Иньяр заворочалась во сне. - Она ведь подруга той девчонки?
  - Я не знаю, - архаир дернул плечом, словно смахивая что-то, - соседка.
  - Что будешь с ней делать?
  - Мне скоро уезжать. Подарю пару украшений, пообещаю навещать при случае, все как всегда. А что?
  - Да нет, ничего.
  Она встала и тихо вышла за дверь. На губах, скрытых капюшоном, играла улыбка.
  

Глава 5.

  Несколько тысячелетий назад, когда деревья подпирали небо, а Боги только учились ходить, на месте нынешней Закатной империи существовало тринадцать разрозненных княжеств, населенных драконами. Тогда они были слабы, размеры вторых ипостасей не превышали лошадиных, необузданная магия не желала подчиняться и часто восставала против своих хозяев. Поэтому княжества часто сотрясали пожары и ураганы, гибли урожай и скот, а земля могла разверзнуться прямо под ногами.
  Каждое племя драконов обладало неповторимой силой. Кто-то повелевал водой, кто-то огнем, кто-то мог чувствовать камни и горные породы. Время размыло границы этого разделения, однако в империи и в настоящее время существуют дома - потомки первых племенных старейшин, самые сильные маги, которые составляют цвет аристократии.
  Страдая от набегов людей и степных орков, князья приняли решение объединиться в одно государство - Единое королевство. В него вошли двенадцать мелких княжеств, а одно, самое сильное и гордое, навсегда осталось независимым. Его населяли и населяют до сих пор стальные драконы. Они известны своей гордыней и воинственностью, главное их занятие - война.
  Было время, когда Тринадцатая земля была сильнее любого королевства континента. Стальные драконы умели не просто говорить с металлом, но и сливаться с ним, отдавать часть жизненной силы. Оружие, изготовленное даже слабым мастером, стоило так дорого, что за эти деньги можно было купить город. Мечи будто были живыми и разили сами, повелеваясь одной воле хозяина, щиты преданно защищали от самых яростных стрел, словно возлюбленных.
  Но все проходит, прошло и время Тринадцатой земли. Княжество хирело. Один за другим, перевороты ослабляли его, вспыхивали революции, мятежи и восстания. Один за другим, Единое королевство отнимало у княжества города. Магия стальных драконов угасала. Теперь они не были способны даже отыскать месторождения металлов, не то, что ковать оружие.
  А тем временем Единое королевство росло, его границы расползались словно грибница, все новые и новые территории присоединялись к нему. Люди были изгнаны на восток, орки на север. Королевство превратилось в империю. Наступило мирное время для двенадцати драконьих княжеств.
  Несмотря на многочисленные предложения императоров войти в состав государства, гордая Тринадцатая земля оставалась независимой, занимаясь единственным, что получалось у ее жителей, - войной. Оно славилось лучшими наемниками во всем Кейсире и лучшими боевыми школами континента.
  В тот день Рэйден де Арроен проснулся до рассвета. Он не зажег свет в рабочем кабинете, лишь открыл шторы, и комната постепенно светлела, наполняясь лучами восходящего солнца.
  Элиза спала в их комнате, и Рэйдену ужасно хотелось вернуться к жене в постель, обнять теплое тело, положить руку на круглый, плотный живот и заснуть долгим, глубоким сном. Однако он остался неподвижен. Дракон сидел в массивном кожаном кресле, положив острый подбородок на скрещенные руки. Он ждал правителя Тринадцатой земли.
  Пропавший артефакт стальных драконов всколыхнул многолетнюю вражду между двумя странами. Княжество объявило мобилизацию, Закатная империя усилила патруль на границах.
  В коридоре послышался шум: слуги начали работу. Рэйден поднялся и вышел за дверь. Отслеживающий кристалл на стене оповестил его о пересечении Кларком границы.
  Князя и его свиту император встречал на рассвете в окружении придворных драконов. Женщины улыбались легко и открыто, не жеманничая и не кокетничая, гордо подняв голову. Мужчины стояли спокойно. Кто-то обнимал за талию своих жен, кто-то держал на согнутых локтях плащи, отдавая дань древней традиции. Если кто-то из жителей дома держит в руках плащ, значит, они готовы дать приют и обеспечить комфорт гостю.
  Кларк Ангосский был крупным широкоплечим мужчиной, лицо гладко выбрито, правую щеку пересекает вертикальный шрам. Ноздри слегка приподняты, словно в гримасе ярости, темно-серые глаза презрительно прищурены и смотрят с затаенной злостью. Одежды он предпочитал подстать себе: массивные и простые. Тяжелые кожаные сапоги гулко стучали по камню, из-под куртки виднелась небрежно расстегнутая рубашка и сверкала серебром броня из чешуи степной жилки. Свита Кларка выглядела не менее "празднично". На каждом были потертые куртки с выглядывающими доспехами, у многих на поясах покачивались ножны, отнюдь не пустые. В свите Кларка не было ни одной женщины. Намек был ясен каждому: настроены гости воинственно.
  Лица свиты Рэйдена охладели. Теперь драконы смотрели на чужаков с пренебрежением, на скулах некоторых ходили желваки, они были в ярости: если император не сможет договориться - будет война, многие умрут, а следом уйдут и их женщины, не сумев перенести боль потери. Тысячи судеб зависели от двух фигур застывших напротив друг друга.
  Рэйден был выше и тоньше Кларка. Седые волосы лежали на плечах. Они были очень легкими, поэтому пушились, отчего Рэй немноготерял свое императорское величие. Однако это компенсировалось холодным взглядом зеленых, как у брата глаз. Только если у Вольдемара глаза были цвета свежей травы, то зелень глаз императора была темной, тягучей, хвойной. Зауженный терлик из темно-синего бархата, расшитый по вороту золотой нитью, подчеркивал широкие плечи и тонкую талию императора, оттенял изящность его фигуры. Когда Рэйден сжимал зубы, его острый бледный подбородок выдавался чуть вперед, делая вид дракона еще более грозным. Два таких непохожих правителя, которым придется договориться.
  Свита Кларка отправилась отдыхать, а он вместе с Рэем поднялся в представительный кабинет, предназначенный для приема гостей. Обошлись без церемоний и балов, всем хотелось закончить быстрее.
  Рэйден расположился в своем кресле, Кларк встал возле окна, не желая садиться в неудобную мебель напротив рабочего стола.
  - Буду краток, ты знаешь, что нам нужно, де Арроен. Верни нам артефакт и войны не случиться.
  - Ваше Сиятельство, - Рэй слегка поморщился, - давайте не будем нарушать рамки этикета и...
  - Да в гробу я видел твой этикет! - князь дернулся и завел руки за спину, упираясь ими в подоконник. - У меня украли артефакт, питающий магию целого княжества, а ты мне про этикет говоришь. Отдай Слезу, и разойдемся. Мои люди устали, как и я.
  - Вы пришли порталом, - император изогнул бровь.
  - Сюда - да, но у нас, знаешь ли, были дела в княжестве.
  - Раз так, не буду вас задерживать. Мертвой слезы у нас нет, мы не причастны к ее исчезновению, как я Вам уже сказал. В поисках содействовать не будем, у нас, знаете ли, есть дела мирового масштаба, - Рэйден поднялся и подошел к окну.
  - Ах да, слышал-слышал. Мировая война, рыжая девчушка предсказатель... и что, ты ей правда веришь?
  - У меня нет причин сомневаться.
  - А если она врет? Вдруг у нее свои мотивы. А вы сейчас побежите, как овцы на заклание, будете жертвовать подданными... - Кларк наклонил голову, улыбаясь левым уголком губ.
  - Что мы сделаем? - Рэй вздохнул. - Пока исполнился лишь одна часть предсказания. Соян жива, так что пока поводов для беспокойства нет.
  - Ну да, нет, верно говоришь. Ну что ж, если говоришь, что нет у вас Слезы, значит, нет. Пойдем мы. Нас женщины ждут, дети.
  Кларк хлопнул Рэйдена по плечу и растворился в воронке портала. Дракон поджал губы. Этот князёк нарушил все мыслимые правила приличий. Рэйден не любил неуважения к себе и пообещал отомстить наглому дракону.
  
***
  В Тринадцатой земле третий день подряд шел дождь. Пасмурное небо давило на макушки драконов низкими тучами, закидывало за воротники мелкие холодные капли мороси. Сотни пар сапог месили грязь, сотни пар рук раскрывали деревянные двери ангаров, вынося на свет новое доказательство величия стальных драконов. Княжество мобилизовывалось.
  Открылась воронка портала, из нее вышел Кларк. Находящиеся во дворе драконы, как по команде замерли и не двигались, пока ладонь, затянутая в кожаную перчатку не поднялась вверх. Дисциплина в армии Тринадцатой земли была лучшей во всем мире. Еще дед Кларка говорил: " Дисциплина - фундамент победы".
  Князь прошел на середину двора и остановился. Перед ним стояло открытие стальных драконов, способное поставить на колени весь мир. Мелкие бисеринки мороси оседали на длинном круглом стволе, закрепленном на украшенном орнаментом лафете.
  Драконы выкатывали все новые пушки, выстраивая их в ряды, в распахнутые двери ангара виднелось множество ящиков, поставленных друг на друга.
  - Ваше Сиятельство, - к нему подскочил молодой офицер, одетый в серый кафтан. На поясе его висела сабля, а шапка на голове сбилась набок, открывая мокрые волосы, плотно облепившие высокий лоб юноши, - вооружение готово к смотру.
  - Приведите себя в порядок, офицер, - процедил Кларк, направляясь к пушкам. Металл стонал, заключенный в непривычную для него форму, он чувствовал себя преданным теми, кого любил всем сердцем тысячи лет. Князь дотронулся до холодной, влажной поверхности, чувствуя, как немногочисленная сила внутри него отзывается на близость и страдание родной стихии.
  Кларк был доволен, напротив него стояло ровно тридцать отличных стволов, способных обрушить стены любого города. Он пошел дальше, в ангар. За ним семенил поправивший шапку офицер.
  Подняв крышку первого ящика, князь довольно улыбнулся. На него смотрело несколько десятков мушкетов. Этот металл был рад своим метаморфозам, он пел и звенел, благодаря хозяина за новую жизнь. Ружей была ровно тысяча.В следующих ящиках лежали сабли.
  По докладам, первая партия нового обмундирования уже поступила в полки. Оставшаяся часть дошивалась. Кларк был очень доволен.
  Он быстрым шагом вышел во двор и запрыгнул на одну из пушек.
  - Подданные! Сыновья мои! - головы драконов тут же повернулись в сторону правителя. - Работа, проделанная с вашей помощью, - поистине колоссальна. Мы вместе сделали то, что было не под силу никому во всем Кейсире. Мы создали будущее. Имена наши останутся на страницах истории. Мы сами будем писать историю! Вместе мы сможем вернуть нашу надежду на счастливое будущее - Мертвую слезу!
  Гулкое: "Да-а!" разнеслось по двору. Офицеры, рядовые поднимали вверх кулаки, кто-то подбрасывал шапки, из окон замка высовывались женщины и дети, на глазах их блестели слезы. Неизвестно, от речи князя ли, от скорой разлуки ли.
  Кларк покинул двор. За его спинами переговаривались драконы, обнимали друг друга, радостно хлопали по пушкам. Они стояли на пороге новой эры. Эры величия Тринадцатой земли.
  Князь зашел в свою комнату. Шторы были задернуты, темнота заполнила все пространство. Ориентируясь на ощупь, он подобрался к комоду, вынул нижний ящик и протянул руку. Острая игла, торчащая из стены, нашла палец дракона. Щелкнул замок, маленькая железная дверца отворилась, и в руках дракона оказался маленький бриллиант. Грани его сверкали даже в кромешной тьме комнаты. Сила переливалась в артефакте, ей было тесно, и часть ее выливалась через край, впитываясь в кожу дракона. Мертвая слеза очень хотела отдать свою магию Тринадцатой земле, восстанавливая княжество, приходившее в упадок.
  Кларк ухмыльнулся. Если план его осуществиться, былое могущество княжества не просто вернется, оно преумножится в разы. Захватив Закатную империю и источник силы, находящийся на ее территории, князь обеспечит своему племени безбедную жизнь на вечность вперед. Он станет первым правителем страны, построенной на обломках Закатной империи.
  
***
  Совет. Император не верил в то, что Кларк просто так отступиться. Очевидно, дело было не только в артефакте, но и в самой войне. Магия княжества хиреет. У Закатной империи есть источник, способный обеспечить его магией на тысячелетия вперед. Рэйден начинал сомневаться, действительно ли Слеза пропала, или это просто предлог для начала боевых действий.
  Гайры наполняли рабочий кабинет, рассаживались кругом возле карты мира, тихо переговаривались. Император поднялся, в один момент голоса стихли. Заседание началось.
  Рэйден занял место свободное место и кратко посвятил советников в подробности разговора с князем. Споры не были долгими. Двенадцать гайров сразу же согласились с императором в его теории относительно планов князя. Решение об объявлении мобилизации уже было почти принято, как один из представителей высшей аристократии поднялся со своего места и сказал:
  - Господа, лично я думаю, что в ближайшее время войны можно не ждать. Ситуация в княжестве скверная, у них нет ресурсов для начала сражений, - он оперся ладонями о деревянный край карты и наклонился вперед так, что его длинная, торчащая во всех стороны борода, коснулась стола.
  - Постойте, - подал голос седовласый полноватый мужчина в красном камзоле, - но со временем положение их будет становиться все хуже. Вполне логично ожидать удара сейчас, когда они имеют хоть какой-то запас сил.
  - Крыса, загнанная в угол, способна на многое, - многозначительно протянул первый.
  - Вот и я про то же, сейчас они находятся почти в этом углу, и будет глупо им загнать себя туда полностью. А князь не глуп, удара нужно ждать в ближайшее время.
  Рэйден поднял руку, прерывая спор.
  - Есть новости от разведчиков? Гайр де Брон?
  - Наши люди, посланные в Тринадцатую землю, сообщают о бунтах против власти и брожении в обществе. Крестьяне не работают на полях, рабочие бастуют, солдаты тоже. Очередной кризис, страна находится в упадке, - сухощавый мужчина с гладко выбритым лицом и молочно-белыми радужками глаз.
  - Что насчет Мертвой слезы?
  - Никаких новостей. Ее не могут засечь ни в одном конце Кейсира.
  Как только гайр де Брон закончил предложение, император поднялся и сказал:
  - Объявить мобилизацию.
  Рэйден вышел из комнаты. Заседание было окончено.
  

Глава 6.

  Дар сидел на широком диване в лавке готовых платьев госпожи Лери. Соя скрылась за дверью примерочной комнаты двадцать лучей назад вместе с Лайлой, работницей госпожи Лери, и охапкой разных платьев.
  Дракона тревожили новости. Хоть брат и не настаивал на его возвращении, прекрасно понимая, что Дар не может оставить сейчас суженную. Но Вольдемар не мог бросить страну, когда она находится на грани войны. Он успокаивал себя мыслью о том, что Соя не предсказывала этого, по крайней мере, до момента ее смерти. Это еще больше пугало Дара. Он не мог потерять нареченную, едва обретя ее, когда он даже не успел сделать ей предложение.
  Вольдемар думал о том, чтобы забрать Соян в Закатную империю. Этот выход был бы самым лучшим: Соя будет рядом с ним, в безопасности. Но как она отреагирует на это предложение?
  Соян стояла перед трюмо в примерочной комнате. Голубое платье с белой вышивкой по лифу сидело идеально, подчеркивая тонкую талию и высокую грудь. На фоне ткани рыжие волосы горели еще ярче. Она улыбнулась и покрутилась перед зеркалом. В голову снова лезли мысли о драконе, так быстро ворвавшемся в ее жизнь. Соя не могла объяснить, почему так быстро свыклась с мыслью, что он оплатит ее новые наряды, почему она, ни разу не целовавшаяся девушка, желала, чтобы он остался с ней на ночь. Она не могла определиться, рада ли она появлению этого мужчины в ее жизни, как не могла понять, какие чувства испытывает к нему.
  Она не могла поступить по-другому, оттолкнуть его, хотя бы потому, что это было бы слишком жестоко. Ей нравились прикосновения Дара, нравился он сам, его бледная кожа и глаза цвета летней травы. Соя чувствовала, она будет счастлива с ним. Да что там говорить, даже сейчас рядом с ним ее наполняло странное чувство спокойствия и радости. Девушка улыбнулась, провела еще раз рукой по гладкому шелку и открыла дверь в главный зал.
  Как только Дар увидел ее, его лицо озарила счастливая улыбка, глаза сверкнули, и дракон поднялся навстречу своей суженной. Но за ту секунду, что менялись эмоции на лице дракона, Соя увидела, что он чем-то сильно взволнован.
  - Ты такая красивая, - Дар, забывшись, подался вперед, чтобы поцеловать девушку, но вовремя опомнился. - Тебе нравится? Берем?
  - Да, мне очень нравится. Если честно, я никогда не чувствовала себя такой... красивой, - сказла Соян тихо и застенчиво улыбнулась, чуть опустив голову.
  - Выбери еще хотя бы два. А потом пойдем к башмачнику, - Дар ласково улыбнулся, любуясь нежными чертами лица своей возлюбленной. Она лишь кивнула и быстро скрылась за деревянной дверью.
  Купили они ровно три наряда, на что Дар нахмурился. Зато, какие это были платья. Соя выбрала лучшие, что были у госпожи Лери. Каждое из них подчеркивало плавную фигуру девушки, оттеняло ее огненные волосы и загорелую кожу. Обычно щедрый на комплименты Дар мог лишь улыбаться и повторять одну фразу: "Ты такая красивая". От этого Соян чувствовала некий дискомфорт, думая, будто недостаточно нравиться дракону, чтобы он сказал что-то другое. А дракон едва сдерживался, чтобы не привлечь ее к себе и не поцеловать пухлые губы, ставшие за время примерки ярко-красными.
  От башмачника они вышли быстро, не прошло и полусвета, как три пары туфелек были отправлены в дом Дара.
  - Почему вещи в твой дом доставляют? - спросила Соя, когда они шли по площади, освещенной предзакатным солнцем.
  Дар остановился.
  - Соя, я знаю, что нужно было сначала спросить тебя. Я собирался, правда! Но... Не осмелился. Ты согласишься переехать ко мне? У меня есть дом в городе, не очень большой, но вполне уютный, я подумал, что тебе бы там понравилось, - Дар замолчал, не зная, что сказать еще. Рядом с Соей он терял все свое красноречие. Дракон не представлял реакции на подобное самоуправство. Внезапно он осознал, что совсем не знает свою суженную. Особенности ее характера, любимый цвет, день рождения и множество подобных вещей, в сущности мелочных, но очень важных оставались для Дара тайной. Совершенно незнакомая девушка стала для него воздухом, и он был лишь рад.
  - Ты поэтому весь день такой странный? - спросила Соя тихо, едва справляясь с быстро забившимся сердцем.
  - Что? - Дар нахмурился.
  - У меня чувство, будто тебя что-то гложет. Это оно? Ты из-за этого весь день волновался? - Соян коснулась его ладони. Мужчина легко сжал ее пальцы.
  - Знаешь, - дракон улыбнулся, - говорят, что суженные могут чувствовать своих партнеров. Не осознанно, а на уровне ощущений и догадок. Я в это никогда особо не верил, но сейчас вижу, это правда. Я ведь старался скрыть свои эмоции. У меня всегда это хорошо получалось, работа такая. А от тебя вот не смог, почувствовала... - он погладил короткие пальчики девушки. - Пойдем сядем? Мне нужно тебе кое-что рассказать.
  Он подвел ее к парапету фонтана, снял камзол и постелил на прохладный камень. Соя лишь смущенно улыбнулась, не смея возразить. Такая забота трогала до глубины души и обидеть мужчину, настолько любящего ее, было очень страшно.
  - В Закатной империи проблемы. Тринадцатая земля желает войны. Об этом не говорят вслух, даже наоборот, уверяют в дружбе и мире, да и по докладам разведчиков в княжестве не все спокойно, не до войны сейчас. Но Рэйден ждет нападения, а гайры разделились во мнениях. Большинство поддерживает императора, но вот гайр де Кольман выступает против мобилизации, и мы опасаемся, что он не предоставит свое войско. Рэй не просит меня вернуться, но я должен быть там, помочь. Но и оставить тебя здесь я не могу. Не сейчас, когда только нашел тебя, когда... тебе предсказана смерть. Я понимаю, что тебе это не за чем, это не твои проблемы, и там может быть опасно, но я хотел бы, чтобы ты поехала со мной.
  Соя была в замешательстве. Девушка поняла, что сейчас стоит на пороге выбора, определяющего ее дальнейшую жизнь. Часть своей жизни Соян жила в гармонии с Мирозданием, училась слушать и понимать его. За время учебы Соя поняла одно: оно никогда не ошибается. Все то, что происходит в жизни для чего-то нужно, а то, что не должно случиться, видят провидцы, чтобы попытаться исправить. И если Мироздание связало ее с этим драконом, сделало так, что она оказалась его нареченной, то он никогда ее не обидит. Ведь как можно ранить часть себя?
  - Дар, - она подняла на него взгляд, - посмотри, пожалуйста, мне в глаза и скажи, ты правда меня любишь?
  - Ты сомневаешься? - он криво улыбнулся.
  - Просто ответь, пожалуйста, - Соя напряженно посмотрела в его лицо.
  Он лишь покачал головой. Потом приблизился вплотную, аккуратно поднял ее подбородок и заглянул в карие глаза.
  - Клянусь всеми Силами Мирозданья, своими крыльями и жизнью, ты - самое дорогое в моей жизни. Ты та, что я не надеялся найти, та, что я звал ночами, срывая голос, та, за которой я поднимался в небо, пытаясь долететь до края Полотна, ты - моя суженная, и я люблю тебя больше мира и всех Богов.
  Говорят, что если тот, кто клянется Мирозданием, лжет, небо разверзнется, молнии покроют землю, и спустятся Великие Боги, чтобы покарать лжеца.
  Но мир остался прежним: все те же люди вокруг, все то же солнце, тот же ветер. Лишь в душе Соян поднялась буря, переворачивающая все с ног на голову, ломающая старые убеждения, стирающая боль, почти сросшуюся с душой, и страх, отравляющий ее жизнь.
  Соя всхлипнула, по щеке скатилась бриллиантовая слезинка, которую Дар неожиданно поймал губами. И не осталось никого вокруг, лишь два связанных между собой существа. Длинные опущенные ресницы Соян намокли, нос покраснел, а Дар сделал то, что обещал себе оттягивать до последнего, давая девушке время привыкнуть.
  Тонкие бледные губы мужчины накрыли полные девичьи. Поцелуй этот был поход на патоку. Медленный, долгий, он приносил утешение двум настрадавшимся сердцам, успокаивал уставшие души, стирал любые страхи и недомолвки. Один поцелуй сделал то, чего не совершили бы и тысячи разговоров.
  Дар бережно прижал девушку к себе, утыкаясь носом в ее макушку и вдыхая запах солнца, идущий от ее волос.
  Соян прижалась горящим лбом к крепкой груди своего мужчины, выравнивая дыхание. Губы ее тронула мечтательная, счастливая улыбка, казалось, давно забытая девушкой.
  А вокруг все было так же. Ходили люди, кричали торговки, пели птицы и солнце, особенно ласковое сегодня, нежно касалось щек.
  

Глава 7.

  Закатная империя пылала в лучах заходящего солнца. Белокаменные здания были словно сотканы из полотна ветра, в воздухе витал аромат моря, кричали горластые чайки. Мир вокруг словно застыл в едином мгновении, не желая расставаться с волшебством заката.
  Сильные кожистые крылья разгоняли воздух, ход дракона был плавным, так что Соя совсем не чувствовала усталости. Наоборот, душу ее переполняло счастье и радость, на губах играла улыбка, а веснушки на носу стали еще ярче в закатном свете. Она сидела на шершавой, мощной спине дракона цвета малахита. Вольдемар хотел соблюсти древнюю традицию и внести свою женщину в город на своей спине. Поэтому они перенеслись порталом не в замок, а в соседний со столицей город.
  Традиция эта была старше самой Закатной империи и пришла от одного из южных племен. Женщины этого племени были намного слабее мужчин, некоторые из них даже не могли обращаться. Поэтому в южных землях женщины оберегались особо тщательно. Мужчины любили их сильнее, нежнее и ревнивее остальных. Когда пара женилась, будущий муж был обязан внести в свой город суженную на спине, будучи в облике дракона, а в дом на руках, тем самым обещая ей вечную защиту и любовь. А женщины, в свою очередь, надевали на нареченных рубашку, сшитую собственноручно, и подносили чарку вина, опять-таки, собственного производства. Этим мужчине сообщали о готовности оберегать семейный уют и быть надежным тылом, где он всегда найдет понимание и поддержку.
  Соя не могла знать об этой традиции, а если бы и узнала, невероятно смутилась бы и попыталась убежать. Ведь она так боится зависеть. Поэтому Дар хранил молчание. В конце концов, ему не нужно обещаний и гарантий от нее, он отдаст ей все, что есть у него, лишь потому, что любит.
  Связь между ними день ото дня становилась крепче, и теперь дракон мог чувствовать отголоски ее эмоций. Счастье, радость, спокойствие. Дар купался в ее чувствах, словно в море света, согревающего настрадавшееся сердце мужчины. Чувствуя восхищение своей суженной, он по-новому взглянул на Ноактар, столицу империи. Здания построены в основном из белого камня, так что они казались парящими в воздухе, особенно те, что стояли на холмах. Замок императора возвышался в середине города. Величественный и вместе с тем невероятно воздушный, он был построен из золотого мрамора, а барельефы покрыты золотом и серебром. Окна на первых- третьих этажах занимали почти половину стены, а четвертый этаж отличался маленькими оконными проемами - дань военному прошлому драконом и предосторожность на случай осады. Дар знал, что лестницы, ведущие на последний этаж, были зачарованы настолько сильно, что даже самым сильнейшим магам не справится с защитой быстро.
  - Ой, да у вас тут царствует рококо, - сказала Соя, когда они приземлились во двор замка. Ноги девушки затекли, так что она едва не упала, когда оказалась стоящей на земле. К счастью, Дар успел удержать ее за талию.
  - Что? - не понял дракон незнакомое слово.
  - Ну, в моем мире какое-то время существовал стиль, который назывался рококо. Знаешь, этакая свалка золота и шелка. Не такая, конечно, как барокко, но на мой вкус тоже слишком. Но у вас тут лучше, все в меру. И красиво. Я опять много болтаю, да? - Соя говорила быстро и сбивчиво, стараясь донести до Дара свои мысли, боясь, что могла задеть его каким-нибудь высказыванием. Девушка опустила голову, чувствуя себя донельзя глупо. Дракон лишь улыбнулся и обнял ее.
  - Перестань меня бояться. Я прекрасно понял, что ты имела ввиду.
  - А если бы нет? Я бы тебя обидела... - Соя посмотрела ему в лицо, невольно шмыгнув носом.
  - Давай так, если ты меня чем-то ненароком обидишь, я сначала у тебя уточню, что ты имела ввиду, а потом уже буду обижаться. Хорошо?
  Она кивнула, а Дар, не удержавшись, быстро чмокнул ее в нос. Соя опешила и непонимающе посмотрела на него. Лицо дракона осветила такая счастливая улыбка, что девушка смутилась и опустила голову. Ей было хорошо здесь, возле замка, похожего на обитель нежных фей, возле ненормально нежного и чуткого мужчины, который с каждой минутой становился ей все роднее.
  Возможно, кто-то сказал бы, что это несерьезно, так быстро влюбляться. Да и сама Соя так думала. Раньше. Но сейчас она чувствовала, что так правильно. Даже не так, она знала, что так должно быть. И не потому, что много читала про обычаи драконов, и не потому, что сам Дар рассказал ей даже больше того, что есть в учебниках. Это знание шло от той части ее сущности, что была гораздо старше и мудрее Сои. Той, откуда приходили предчувствия и предсказания. Словно само Мироздание помогало своей дочери.
  - Хочешь есть? - спросил Дар.
  - Не очень, если честно, я бы прогулялась, - она посмотрела на дворцовый парк, зеленеющий вдалеке.
  - Хорошо, только сначала, солнце мое, я хочу тебя кое с кем познакомить. Ты не возражаешь?
  Девушка прищурилась:
  - С братом?
  - Не только, - Дар улыбнулся, - сейчас в замке собрались многие мои родственники. Даже бабуля приехала.
  Соя замерла, ее карие глаза испуганно округлились.
  - К-кто? Какая бабуля? Не-ет, давай попозже? Я кушать хочу. Ну Да-ар, - она несильно дернула дракона, улыбка которого становилась все шире, за рукав.
  - Чего ты боишься? - спросил он, перехватывая ее ладони и поглаживая нежную кожу.
  - Что я им не понравлюсь. Ты, все-таки, брат императора, дракон, а я... - Соя опять опустила голову.
  - А ты самое дорогое для меня существо во всем мире, - Вольдемар усадил девушку на парапет фонтана, присаживаясь рядом. - Соя, пойми, для дракона нет ничего важнее настоящей любви. Как бы это слащаво не звучало, это наша природа. И пойти против нее - настоящее самоубийство. Медленное и мучительное. Семья дракона просто не может не принять его суженную, ведь она уже, можно сказать, часть семьи. Какой бы ни была девушка, семья мужчины примет ее с радостью. Также и наоборот, семья женщины примет любого мужчину, если он будет ее нареченным. Не переживай. Ты замечательная. Самая красивая, умная, добрая девушка из всех, что я встречал.
  - Ты необъективен, - Соя улыбнулась. Дар непонимающе посмотрел на нее, чуть приподняв одну бровь.
  - Я имею ввиду, ты так говоришь потому что ты... - она замолчала, смущаясь сказать дальнейшее. Девушка не привыкла говорить о чувствах, тем более, о таких сильных.
  - Я? - Дар заглянул в ее лицо. - Я люблю тебя.
  - Вот и я о том, - Соя вздохнула и посмотрела прямо в глаза своего дракона.
  Как там говорится? Мир перестал существовать? Наверное, это самое точно определение того, что чувствовали сейчас эти двое. Как бы банально это не звучало. Дар купался в янтарном море, впитывая в себя солнечный свет, поселившийся в глазах Сои. Она наслаждалась яркой свежей зеленью, лежала на мягкой весенней траве. Той, которая бывает в мае. Первая зелень после нескольких месяцев серости становится особенно желанной, пробуждающей чувство свободы в людях, вселяющей в них силы.
  Дракон протянул руку и коснулся чуть загорелой нежной щеки своей женщины. Соя чуть наклонила голову, прижимаясь к широкой, чуть шершавой ладони своего мужчины. Это все заняло не более двух лучей, но сказало наблюдавшим из окон замка многое.
  - Познакомишься с ними? Я уверен, они будут рады тебе, - сказал тихо Дар.
  Соя улыбнулась. С той самой ночи дракон окружал ее такой любовью и заботой, что девушка до сих пор не могла до конца осознать то, насколько ей повезло. Неужели она, не нужная никому в своем мире, выгоревшая дотла, достойна настолько сильного чувства? Соян легко улыбнулась, лаская взглядом черты лица Дара, и кивнула.
  - Тогда пошли скорее, - воскликнул дракон, вскакивая на ноги. Он подхватил девушку на руки, и легко побежал вверх по главной лестнице. Массивные позолоченные двери раскрылись перед ним, и Дар вместе с Соей на руках оказался в просторном холле. Две белокаменные лестницы уходили вверх, здесь начинались и сюда же приводили многочисленные коридоры.
  Дар, не медля, направился к одной из лестниц. Соя лишь улыбалась, видя нетерпение, отразившееся на бледном лице дракона. Дойдя до третьего этажа, он свернул в правый коридор. Двустворчатые двери распахнулись при его приближении, и пара оказалась в просторных покоях, посреди гостиной. Соя недоуменно нахмурилась, ее сердце кольнул страх, ведь комната была абсолютно пуста. Тем временем, дракон поставил ее на пол и поцеловал.
  Соян опешила и в первое мгновение попыталась вырваться. Но стоило Дару провести ладонью по ее спине, как все сопротивление девушки исчезло.
  - И что это значит? - спросила Соя, когда дракон оторвался от нее.
  - Мне нужно было закончить одно дело, - довольно улыбнулся Дар.
  - Серьезно, мы за этим сюда пришли? - удивилась девушка.
  - Тебе не понравилось? - на этот вопрос она лишь покраснела и спрятала голову на груди мужчины. А ему подумалось, что не стоит рассказывать ей про традицию сейчас, может испугаться. В конечном счете, она ничего не значит, просто красивая сказка для пар. Возможно, стоило подождать свадьбы и сделать все официально, но Дар все еще не мог осознать то, что его суженная здесь. И этот глупый, в общем-то, поступок, был попыткой убедить себя в этом.
  Но перед свадьбой он обязательно все расскажет Сое и торжественно внесет ее в город, в замок, в эту самую дверь и также поцелует, на глазах у свидетелей их чувств, которые будут толпиться в коридоре.
  - Пойдем, ты, кажется, есть хотела, - он потянул ее к выходу.
  - Э-э, а как же родители? А бабуля? Ты же так хотел нас познакомить.
  - Бабуля уже ждет в столовой, как и родители. Сейчас время ужина, Соя, все едят.
  - Стой-стой, - Соя остановилась, - как это все? То есть за столом будут еще драконы? Не-ет, я хочу в парк!
  Дар улыбнулся.
  - Небо мое, мы не люди, у нас нет такого строгого этикета. Каждый ест в своих покоях, ну или в парке, на улице. И императорская семья тоже, только у нас есть своя столовая. Никого, кроме родных и близких. Не бойся, ты им понравишься, можно сказать, уже понравилась. А потом пойдем в парк, там есть замечательный фонтан с золотыми рыбками, - пока дракон говорил, они миновали коридор и вышли к лестницам, однако не ступили на них, а пошли дальше. Столовая императорской семьи располагалась в левом коридоре. Отгорожена от мира она была высокими резными дверями. Во время их пути к еде, Соя, ощущая свою ладошку в руке Дара, думала о том, что сейчас происходящее с ней напоминает дешевый любовный романчик, где на совершенно обыкновенную девушку, не блещущую умственными способностями, сваливается все и сразу. И богатый жених, любящий больше жизни, и шикарный дом, и вообще все, чего пожелает душа. Это было странно. Ощущение нереальности происходящего окутывало девушку с головой.
  Проходя мимо столик со стоящей на нем вазой, Соя уловила свое отражение в позолоченном зеркале. Среди роскоши дворца оно показало девушку с простой косой, одетую в простое, без всяких украшений, платье цвета красного дерева.
  - Дар, - она остановилась, - ничего, что я в таком простом платье? И прическа у меня обычная... Ничего такого, красивого...
  - Во-первых, - дракон улыбнулся, - ты и так красивая, а во-вторых... сама увидишь.
  Резные створки двери распахнулись, впуская их в столовую средних таких размеров. Не было километрового стола и стульев больше похожих на троны. Да и сами обитатели не были такими, как их представляла Соя. Несомненно, платья женщин были красивы, особенно бабулино, сделанное из розового шелка и усыпанное мелкими бриллиантами. Но фасоны их не были слишком замудренными. Не наблюдалось ни пышных юбок на кринолине, ни высоких причесок, ни яркого макияжа. Казалось, они должны были потеряться на фоне окружающей роскоши, но нет, дорогие ткани подчеркивали достаток семьи, индивидуальные фасоны превращали каждую женщину в богиню. Они казались главным украшением этого замка.
  - Наконец-то, милый, что же вы так долго? Твой отец уже несколько раз порывался начать, - сказала светловолосая драконница с пронзительными зелеными глазами, почти такими же как у Дара, только чуть темнее. Мужчина, сидевший рядом с ней, согласно кивнул. Он был облачен в серый халат до пола, длинные волосы его лежали в беспорядке на плечах. Казалось, он только встал с кровати, несмотря на то, что скоро в нее нужно будет ложиться.
  Соя нерешительно замерла рядом с Даром, настороженно разглядывая родню.
  - Это и есть твоя избранница? - продолжила светловолосая. - Здравствуй, меня зовут Ирида, я -мать этого бесстыжего дракона. А это Аскарон, его отец. Мы очень рады с тобой познакомиться. Ты даже не представляешь, какое этой счастье - видеть, как Дар улыбается.
  Соян расширенными от удивления глазами смотрела на женщину, которой нельзя было дать более тридцати лет. Как и сидящему в халате брюнету.
  - Прошу любить и жаловать, - Дар обнял девушку за плечи, - Соян, моя суженная.
  К ним подошла молодая девушка в персиковом платье:
  - Привет, я Ариэль, сестра Дара. Добро пожаловать в семью, - она улыбнулась, - если захочешь отдохнуть от этого зануды - буду рада тебя видеть.
  Ариэль подмигнула и вернулась за стол. Если честно, при других обстоятельствах эта девушка не понравилась бы Сое. Ари выглядела как типичная дама света: поднятый подбородок, глаза, смотрящие свысока, печать скуки и презрения на лице. Скорее всего, за дверями этой комнаты, вне семьи, она ведет себя соответствующе. Однако, кровные узы для драконов - святое, и даже самая высокомерная и самовлюбленная дама в кругу родных превращается в милую и добрую девушку.
  - Добро пожаловать в семью, - к ним подошел император. Голос Рэйдена был тих и спокоен, однако в нем не звучала та холодность, что запомнила Соя с последней их встречи. Рэйден вежливо коснулся губами костяшек пальцев Соян. Тут же перед ней оказалась пышнотелая брюнетка с косой, спускавшейся ниже пояса.
  - Привет! Я Дарья, я очень рада, что вы с Даром встретились, добро пожаловать, - проговорила она на одном дыхании, задорно улыбаясь. Дарья была похожа на порывистый ветер: такая же подвижная. Несмотря на крупное телосложение, походка ее была легкой, пружинистой.
  Императорская чета вернулась к столу. Соя заметила, как осторожно Рэйден поддерживал жену, как заботливо усаживал на стул. Кажется, скоро у империи появится наследник.
  Соян вдруг подумалось, что и ей придется вынашивать их с Даром ребенка. Подумала, и тут же удивилась, как легко и радостно воспринимается мысль об их с драконом будущих детях.
  Тем временем, Вольдемар подвел девушку к столу и отодвинул для нее стул.
  Руку Сои тут же накрыла чуть морщинистая ладонь бабули. "Бабуля", как называл ее Дар, никак не выглядела ею. Не было ни сгорбленной осанки, ни морщинистой кожи, ни дряхлости. Перед Соян сидела уверенная в себе женщина лет пятидесяти, чуть полноватая, с тонкими нитями седины в смоляных кудрях.
  - Добро пожаловать в семью, девочка. Называй меня тетушка Роза. Я так счастлива, что ты пришла.
  Сое почудился двойной смысл слов, сказанных женщиной. Они ведь знают, что она не из этого мира? Должны, ведь они - семья Дара, вряд ли бы он скрыл от них такую весть.
  - Я тоже, - Соя скромно улыбнулась, - спасибо вам за теплый прием. Я счастлива с вами познакомиться.
  Она обвела взглядом собравшихся. На их лицах цвели такие искренние улыбки, что Соян начала расслабляться. Видимо, ей действительно нечего бояться.
  - Ну что ж, раз все в сборе, предлагаю начать, - сказала Ирида.
  Аскарон довольно потер ладони и взмахнул ими. Тут же, по мановению его рук, блюда поднялись вверх и подлетели к нему.
  Соя расширенными глазами смотрела на то, как драконы магией подносят к себе тарелки, с которых уже накладывают еду. По столовой летали блюдца, чашки, чайник метался от одного члена семьи к другому.
  Девушка вцепилась в ладонь Дара и посмотрела на него увлажнившимися глазами. Дракон не мог понять, в чем дело и лишь обеспокоенно вглядывался в лицо своей суженной.
  - Милая, а ты почему не ешь? Не стесняйся, бери все, что хочешь, - сказала Ирида.
  К этому моменту все пришло в норму: чайник стоял посреди стола, блюда - вокруг него. А каждый член семьи ел из наполненных тарелок.
  - Я... я не могу, у меня не хватает сил, - проговорила Соя тихо, почти шепотом. Однако, ее услышали. Дар сжал ладонь Соян и легко поглаживал ее большим пальцем, стараясь успокоить ее. Сосредоточившись на этих размеренных движениях, девушка смогла отогнать слезную пелену с глаз.
  - Погоди... Так это не амулет? - удивилась Роза.
  Соян покачала головой и криво улыбнулась:
  - Ну, как вам сказать. Смотря что вы имеете ввиду. Амулет на мне есть, но не блокирующий магию, а маскирующий ауру, - в комнате повисло тяжелое молчание. Соя опустила взгляд в пустую чашку.
  - Да так не бывает! Не может человек родиться без магии. Хоть что-то то есть, я уверена.
  - Что-то то и было. Я не говорила, что родилась без магии.
  Находившиеся в комнате начали понимать. Открытие портала между мирами - занятие очень энергозатратное. В древние времена десятки магов выжигали себя ради открытия одного минутного портала.
  - Ты учишься на целительском факультете, как ты лечишь людей без магии? - спросил Рэйден.
  - Я... я не знаю, как объяснить. У меня осталась часть магии, но она настолько мала, что я не могу использовать ее для чего-то кроме целительства.
  В столовой повисло тягостное молчание.
  - Соя... Соенька, покажи, пожалуйста, - тихо попросил Дар. Он испытывал невероятную смесь эмоций и чувств. Нежность, благодарность, досада, вина, злость - все это смешалось в его душе. На скулах ходили желваки, вены на руках вздулись, по шее пробежала цепь малахитовых чешуек.
  Соя мотнула головой и с мольбой посмотрела в глаза своего дракона. От нее не укрылась реакция остальных, а особенно, дарова. Это всколыхнуло в девушке ту стену, что она давно выстраивала между ней и окружающими, которую сломал дракон одним своим признанием. Соян захотелось исчезнуть, спрятаться ото всех, лишь бы не чувствовать опять себя калекой.
  Дар кивнул и посмотрел на остальных драконов. Они кивнули и опустили глаза в свой ужин. Вольдемар встал и собственноручно налил в чашку Сои еще теплый чай и наложил еду в маленькое белое блюдце с росписью по краю. Соян дернула его за рукав и указала на блюдо с булочками. Дар улыбнулся и подал ей пару.
  Постепенно разговор за столом возобновился. Драконы сделали вид, будто ничего не произошло, и Соя была благодарна им за это. Столовая горела в закатных лучах, они играли в украшениях дам, путались в волосах. Рыжие волосы Сои вспыхнули ярким огнем, и Дар залюбовался солнечными бликами на мягких ее прядях.
  Ужин прошел в теплой семейной обстановке. Каждый член семьи исподволь, осторожно, осматривал новоприбывшую пару. И ни от кого не укрылась безграничная нежность, плескавшаяся в глаза Вольдемара и милый румянец на щеках Сои, вспыхивающий, когда она ловила взгляд Дара. И каждый дракон в этой комнате был счастлив за эту пару, нашедшую друг друга.
  Разошлись они только через один свет, когда солнце полностью скрылось за горизонтом.
  Соя и Дар направились в те покои, куда они зашли по прибытии.
  - Пока поживем в моих покоях, там достаточно места для двоих, но если тебе не понравятся, в замке есть еще несколько свободных, - сказал Дар, впуская Сою в гостиную.
  - Да ты что? Только из-за этого переезжать? Нет уж, не вздумай. Тем более, здесь красиво. Уютно так, - улыбнулась девушка, садясь на темно-синий диван.
  - Здесь довольно мрачно, я устраивал все под себя, не рассчитывал на женщину, поэтому розвого здесь нет вообще, а из белого только мои рубашки, - Дар подал Соян бокал вина.
  - Я не люблю розовый, особенно его обилие, - она легко тронула своим бокалом стенку дарового, - а вот коричневый очень даже уважаю, и синий тоже.
  - Соя... Позволь мне посмотреть.
  - Зачем? Там нет ничего приглядного, - она мотнула головой.
  - Я должен знать, на что ты пошла ради меня.
  Соян усмехнулась, отставила вино и потерла ладонями лицо.
  - По правде говоря, я не знала тогда ни про драконов, ни про магию, тем более, ни про то, что я чья-то суженная. Я спасала тогда себя. Не думаю, что моей жизни что-то угрожало, но я просто... устала. Понимаешь, моя семья... была довольно таки своеобразной. До тринадцати лет я жила спокойно, можно сказать, счастливо. У меня были папа, мама. А потом он ушел к другой женщине. У нее был сын. Олег. Я не знаю почему, может, потому что его мать была любимой для отца, но он был любимчиком. Я же... Не знаю, зачем меня забрали. Говорили, так решил суд, у матери нет средств на мое содержание и так далее по списку. До меня никому не было дела. Кроме Олега.
  - Он... - Дар сжал челюсти, чтобы не зарычать. Соя опять мотнула головой:
  - Нет, не успел. Но приставал. Я говорила отцу, но без толку, становилось только хуже. Однажды я сбежала домой. В тот дом, где была мама. Знаешь, я никогда не думала, что моя мать может опуститься. Для меня алкоголь, наркотики - все это было далеким и незнакомым. Вот живешь ты и думаешь, что это никогда не коснется тебя, а потом раз, и обнаруживаешь свою мать, лежащую под кайфом в твоей бывшей комнате. Оттуда вынесли все: кровать, шкаф, все. И со всей квартиры тоже. Остались лишь стены да стол. Но пришли мужчины. Множество пьяных сальных ртов. И куча женщин, таких же, как мама. Знаешь, я бежала оттуда со всех ног. А дома, в том доме, где есть мебель и чистые стены, ждали отец, мачеха, Олег. Я до сих пор не понимаю, что плохого сделала, но они кричали, отец замахнулся, а я... Я так испугалась, что во мне что-то сломалось. Вспышка света, и я стою посреди улица Нижнего Тайдира. С тех пор где-то здесь, - она коснулась груди, - пустота.
  Мокрой щеки Сои коснулись теплые пальцы Дара. Она обнаружила себя сидящей на его коленях, прижимающейся к крепкой груди. Дракон гладил ее по волосам осторожно, стараясь не задеть отросшими когтями.
  Соян видела его глухую, бессильную ярость, его боль и чувство вины, пусть он ни в чем не был виноват. Она взяла в свои ладошки его руку, покрытую шершавой чешуей, и коснулась ее губами. Соя целовала каждую чешуйку, стараясь не пропустить ни миллиметра. Дар попытался забрать руку, но она не позволила. Соян так хотела стереть ярость и боль своего дракона. Наконец, когти исчезли, а кожа вновь стала гладкой, родной и знакомой.
  - Соя...
  Она понимала, что ему нужно это, он должен видеть то, во что превратилась ее душа. Амулет легко соскользнул с шеи, и руки дракона опять стали зелеными.
  Аура Соян сияла золотом заката, играла солнечными лучами в водной глади, горела лесным костром в темной ночи. Дар на мгновение залюбовался, но потом увидел то, что осталось от большей ее части. Она висела серыми, безжизненными лоскутами.
  Сила Сои была велика, она могла бы стать сильнейшим магом Кейсира, но в ней осталось ничтожно мало магии. Почти все ушло на разрыв пространства, на то, чтобы перейти из одного мира в другой. Соян исцеляла не магией, а силой души, именно той, что сияла ярче тысячи солнц.
  Дар целовал руки девушки, собирал губами ее слезы, шептал что-то успокаивающее на ухо, и благодарил Богов за то, что он нашел ее, клялся в том, что защитит ее от всего.
  Тот вечер был терпок. С привкусом горечи и боли, злости и любви, сдобренный нежностью и счастьем, он стал началом истинных отношений Дара и Сои. Началом любви Соян и счастья Вольдемара.
  

Глава 8.

  То утро было необычайно красиво. Грязно-серые тучи собирались стайками в небе, готовые в любой момент отправиться на юг. Ярко-оранжевое солнце освещало Тринадцатую землю и то, что происходило на ней. Драконы видели в этом знак Богов, одобрение их задумки.
  Пушки выкатывались во двор, ящики с оружием грузили на телеги, еле двигавшиеся по свежей грязи. Недавно прошел дождь и где-то вдалеке, на юге появилась хиленькая радуга, манившая воинов за собой.
  Женщины провожали мужей и сыновей с улыбками на лицах, дети дарили отцам резные фигурки лошадей - на удачу. Никто не сомневался в удачном исходе мероприятия. Кто-то уже собирал вещи для переезда: на захваченных землях нужно отхватить лакомый кусочек.
  Во двор вышел Кларк Агносский. Двухдневная щетина покрывала лицо, глаза смотрели прямо и решительно. Кожаная куртка из шкуры пустынной саламандры застегнута на все пуговицы, штаны из того же материала заправлены в сапоги.
  К нему начали стекаться его солдаты. Одетые так же, как и их предводитель, они больше напоминали банду наемников. Но это только на первый взгляд. Чешуя саламандры - очень редкий материал. Эти животные, большие коричневые ящерицы водятся только в пустынях Крайо. Поэтому верховные архаиры дерут баснословные деньги. Но цена компенсируется отменным качеством. Вещи из чешуи саламандры не пробьют обычные стрелы, их сложно проткнуть мечом или, тем более, кинжалом.
  В армии Закатной империи из нее шьют накладки на грудь и спину, а остальные части тела покрывает обычная ткань. Кларк надеялся именно на это.
  Пусть его войско меньше, но оно хорошо экипировано, один воин, одетый полностью в чешую пустынной саламандры стоит трех одетых в обычную форму. А еще на их стороне фактор неожиданности. Вычислить разведчиков Закатной империи было легко, а еще легче - подкупить их. В империю утекали данные о бунтах и восстаниях ,о недоверии к власти и предреволюционной ситуации в Тринадцатой земле. На деле же все было иначе. Драконы работали день и ночи, не покладая рук, они отливали пушки и мушкеты, женщины шили форму раскаленными иглами, потому что обычные не могли проткнуть прочный материал.
  Вечерами мужчины обрабатывали ожоги своих суженных, смотрели в их измученные глаза и ненавидели все сильнее. Ненавидели тех, кто жил на юге в огромной, богатой империи, а они были вынуждены ютиться на неплодородном, суровом клочке северной земли. Они все сильнее утверждались в мысли о необходимости войны.
  Пожалуй, ненормальная привязанность драконов к своим семьям сделала большую часть дела. Мужчины шли в бой не ради себя, но ради своих жен, детей, родителей. Они бы выжили и в этом черством мире, но хотели, чтобы родные не знали нужды, были счастливы.
  Сам Кларк не верил в эти байки про суженных и нареченных. Он вообще считал, что любовь - самое омерзительное чувство в мире. Она отупляет, ломает всех: и людей, и драконов, превращает сильного, уверенного в себе мужчину в беспомощного сосунка, носящегося вокруг бабы, которая и рада командовать дураком. Сколько раз он видел, как его командиры, суровые драконы, прошедшие с ним не одну пограничную заварушку, превращались в бесхребетных ящерок, утирающих сопли своим женам.
  Но Кларк не был идиотом, он знал, что его взгляды не примут, поэтому молчал и покровительственно улыбался, когда очередной помощник уходил со службы домой, потому что его женщина приболела.
  Он вышел на середину. Его окружали воины, готовые внимать каждому его слову. Они пошли бы за ним через огонь и воду, вырезали бы всю империю, кинули к ногам Кларка головы всех де Арроенов. Преданные цепные псы, чья цепь - семья.
  - Дети мои! Настал тот день, что вы так долго ждали. Сегодня мы перепишем историю, перекроим мир, мы покажем, на что способны стальные драконы! Нас ждет победа. Вас ждет светлое будущее, сытость и привольность. Ваших детей ждет счастье и процветание! Мы шли к этому так долго, терпели лишения и боль. И вот мы готовы поднять голову и заявить о своих правах!
  Громогласное "Да-а-а" разрезало тишину утра. Драконы улыбались, обнимали своих жен и детей, оглядывались на юг, туда, где сверкала радуга символом радостного будущего.
  
***
  Неделю назад Беркия потребовала прекратить мобилизацию. Рэйден послал их к Дитриху.
  Беркия потребовала прекратить мобилизацию. К Подземному Богу их послал уже Вольдемар.
  Обстановка в столице накалялась. Драконы были обеспокоены опасностью войны. В сторону Соян нет-нет, да посматривали, ожидая предсказания.
  А Соя не чувствовала ничего, кроме сжимающего сердце страха за Дара. Хоть он и обещал ей, что постарается не соваться на передовую, девушка не успокаивалась. Ночами, готовясь ко сну, она неожиданно оборачивалась, ища глазами дракона, лежа в кровати, подолгу всматривалась в его лицо, впитывая в память черты лица. Бывало, она касалась щеки Дара, осторожно, словно боясь последствий. А он лишь поворачивал голову, чтобы коснуться кубами ее нежной ладони. Хоть дракон и предпочел бы, чтобы Соя не мучила душу волнением за него, беспокойство девушки было приятно. Он видел зарождающееся чувство Соян, ее робкие ласки и взгляд, полный нежности и немого восхищения.
  Сегодняшний вечер был особенным, Сою терзало плохое предчувствие, она то и дело поджимала губы и принималась искать глазами Дара. Для этого она даже перебралась в его кабинет, забралась в большое кресло с ногами и принялась читать книгу. Соян понимала, что отвлекает дракона от работы, но ничего не могла с собой поделать, страх был сильнее ее. Девушка только-только начала чувствовать себя счастливой, любимой и очень боялась потерять не столько ту сказку, где оказалась, сколько дракона, снившегося ей ночами.
  Дар передал Рэйдену сообщение о предчувствии Сои. Пограничные гарнизоны были усилены.
  Когда Соян тихо прокралась в кабинет и уселась в кресло напротив, Дар разбирал доносы. Ничего срочного и важного, но это его работа. Он краем глаза ловил ее беспокойные взгляды, чувствовал страх девушки. Дракон вытерпел не более пяти лучей.
  Он встал, подошел к девушке и аккуратно поднял ее из кресла. Соя замерла у него на руках и, только когда Дар опустился в кресло у камина в их спальне, тихо сказала:
  - Прости, ничего не могу с собой поделать.
  - Ничего и не надо, не извиняйся, это все равно было не важно, - он зарылся носом в волосы Соян. Дар любил ее волосы. Да и всю ее. Он чувствовал, как маленькие пальчики нервно крутят пуговицы его рубашки, выводят узоры на белой ткани. Перехватил их и поцеловал.
  Зажегся огонь в камине, и волосы Сои вспыхнули новым солнцем. Дар пропускал их сквозь пальцы, любуясь переливами, водил кончиками по оголенному плечу девушки. А Соян просто наслаждалась уютом и близостью этого вечера.
  Она вдыхала свежий запах своего мужчины, нежилась в его объятиях и не желала, чтобы это прекращалось. Ей хотелось сделать что-то смелое, неожиданное, такое, что сделает этот вечер поистине особенным.
  Соя подняла голову и посмотрела в лицо своего дракона, встретилась с ним глазами и утонула в майской зелени. На губах Дара играла легкая улыбка, которая и навела девушку на мысль.
  Надо сказать, Соя совершенно не умела целоваться. Да и где ей было учиться? Не с Олегом же... Хотя, один раз это, все-таки, случилось. Тогда было лето, отец с мачехой уехали на дачу, а детей оставили дома. Соя встала пораньше, предвкушая целый день свободы. Олег тоже встал рано, возможно, предвкушая то же самое.
  Он настиг ее в коридоре, резко развернул и прижался своими губами к ее. Тот поцелуй был слюняв и противен. У Сои возникли ассоциации с улитками.
  С тех пор она не горела желанием целоваться, да и вообще иметь отношения с мальчиками. Из них она общалась только с Виттом, и то, они были друзьями.
  Но один дракон перевернул ее представления о мире, мужчинах и поцелуях настолько, что ей захотелось поцеловать Дара первой.
  Она развернулась к нему лицом, прямо смотря в зеленые глаза, владелец которых догадывался о планах девушки, но не мог в них поверить. Соя положила руки на его плечи и поддалась вперед. Губы Дара были сухими и теплыми, приятными. И совсем непохожими на улиток.
  Конечно, дракон целовал Соян и раньше, но из тех поцелуев она запомнила только приятную истому в низу живота. И поэтому боялась, что они, все-таки, похожи на улиток.
  Но нет, это было похоже, скорее, на мед, на сладкую патоку, которая тянется и тянется. Это было что-то очень теплое и только их собственное. И не было понятно, в чьих руках инициатива, это просто было и было прекрасно.
  
***
  Камин догорал, и в комнату забрался приятный полумрак. Соя лежала на плече Дара, дракон задумчиво водил пальцами по шелку ночной рубашки и раз за разом проматывал в своей памяти этот вечер. Дар чувствовал, что он изменил их с Соян отношения, сделал их более похожими на то, о чем мечтал дракон. Он скосил глаза. Девушка не спала, она лежала, задумчиво смотря в одну точку.
  - Соя, - позвал Дар.
  - М? - девушка положила подбородок на его грудь.
  - Как тебя звали? Тогда, в прошлой жизни? - он заглянул в ее глаза, окрашенные полумраком и погибающим огнем в цвет красного дерева.
  - София.
  - София... Красиво. И ты красивая, - Дар улыбнулся и погладил ее по щеке. - Хочу порадовать тебя. Ты с момента приезда грустная. Тебе здесь не нравиться?
  - Наоборот, здесь замечательно. Я будто очутилась в сказочном замке. Просто мне тревожно. Не знаю, почему. Я даже не знаю, что это, мой дар или мнительность, - Соя подтянулась и чмокнула дракона в подбородок. - Дар, все вокруг говорят о войне...
  - Я знаю, небо мое, не бойся, я приложу все усилия, чтобы не допустить ее.
  - Эта мобилизация... Ты уверен, что это необходимо? Беркия требовала ее прекратить. Что если остальные страны объявят вам войну?
  - Мы с Рэем думали об этом, но над нами висит опасность войны с Тринадцатой землей, если они нападут неожиданно, то сумеют продвинуться глубоко в наши земли. А это будет удобный момент для нападения других стран. Ситуация очень сложная.
  - А что говорят гайры?
  - Сначала против нее был только де Кольманн, но сейчас большая часть его поддерживает. В любом случае, войска готовятся, гарнизоны усиленны. Не переживай, у нас сильная армия.
  - Эх, не знаю, Дар, предчувствие у меня плохое. Пообещай мне, если война начнется, не рискуй собой, пожалуйста.
  - Да? Неужто я тебе так дорог?
  - Ага, сама удивляюсь - как так, - она улыбнулась и положила голову на грудь дракона.
  - Дар, - посреди комнаты возник Рэйден. Император выглядел совсем не по-императорски: в рубашке, штанах и с распущенными волосами, которые, как всегда, пушились и торчали во все стороны.
  - Какого Дитриха? Рэй! - Вольдемар вскочил, поспешно накидывая на Сою покрывало.
  - Извини, брат, у меня срочные новости. Беркия объявила нам войну.
  
***
  Они шли весь день, чеканным шагом, иногда распевая бодрые песенки. Они прошли все княжество и подошли вплотную к границе. Они видели стены Закатной империи, а стены не видели их.
  К тому, что произошло, вело множество случайностей и нелепостей. Например, если бы бравый солдат Ганс не сказал матери невесты что-то вроде: "Вы настолько хорошо выглядите, что на вас можно пахать", они бы не поссорились. Если бы бравый солдат Ганс не поссорился с нареченной, он не напился бы в трактире. Если бы он не напился в трактире, он смог бы нести караул на северной стене. Если бы он смог нести караул на северной стене, приближающийся отряд был бы замечен вовремя, ведь бравый солдат Ганс не имеет привычки спать на работе. Когда трезв, конечно.
  Множество и множество случайностей привели к тому, что большая часть караула северной стены спала. Можно ли говорить, что дурацкий комплимент привел к прорыву границы? Или лишняя кружка эля, выпитая Дереком, из-за чего он уснул на посту? Наверное, можно, но в официальных документах напишут: "халатность караула".
  Первый выстрел пушки прозвучал словно гром. Караульные не смогли вовремя сориентироваться. Старые, толком не укрепленные стены стремительно пали. Гарнизон вскочил в панике: многие спали, многие умерли во сне.
  Войско Тринадцатой земли ворвалось на территорию Закатной империи. Пограничный гарнизон был буквально вырезан, некоторые успели схватиться за оружие, но и это не помогло им.
  Выжил лишь один новобранец, Карл. Ему было около двадцати, в нем бурлил восторг и ощущение важности миссии, возложенной на него. Наверное, именно они не дали Карлу заснуть в ту темную, роковую ночь. А страх первой битвы загнал его в стог сена возле конюшни, благодаря чему он остался жив.
  Карл забрал лошадь и ускакал на ней из горящей пограничной заставы. Яркий костер был видел с дальних пунктов, командиры скомандовали: "К оружию".
  Но пушки не оставляли шансов. В гарнизонах было, в среднем, по два мага и команда из пяти целителей. Но чешую саламандры магия брала с трудом, она долго плавилась и отлично переносила прямой удар силовой волной. Правда, его не переносил позвоночник солдат, но до силовой волны, как правило, дело не доходило.
  Армия Кларка уверенно продвигалась вглубь земель Закатной империи.
  
***
  Во время заседания Совета пришла весть с северных застав: " В четыре света войска Тринадцатой земли, без объявления войны, напали на северные рубежи империи".
  По приказу императора во главе первой армии встал гайр Адис де Кольманн, второй армии - герцог Вольдемар де Арроен, как самый талантливый полководец. Войска стекались к столице, выступить должны были на следующем рассвете.
  Соян плакала на груди Дара. Он обнимал ее, целовал волосы, плечи, все, до чего мог дотянуться. Она держалась за его шею, то и дело оглаживая плечи, проверяя здесь ли Дар.
  - Соя... Соенькая, не плачь, я здесь, я вернусь, я вернусь к тебе, - дракон повторял это, словно молитву.
  День для Сои прошел как во сне, она не помнила ничего, кроме одуряющей боли где-то в душе, горя, застилающего глаза, и настойчивого: "лейре, лейре...", кажется, это звала ее служанка.
  Ближе к вечеру Соян немного успокоилась, тогда ее навестили будущие родственницы. Женщины имели не менее печальный вид. Лучше всех выглядела Дарья. Правильно, ведь не ее возлюбленный отправляется на войну. Лица тетушки Розы, Ириды и Ариэль были насыщенного алого оттенка, глаза опухли. Но, судя по их сочувственным взглядам, сама Соя выглядела хуже.
  - Все будет хорошо, поверь, Дар сильный, он выживет, тем более, ему есть, ради кого жить. Он вернется к тебе, Соян, вернется с победой, ведь не сможет он отдать землю, на которой ты живешь. Все у вас будет хорошо, и дом, и дети, ты, главное, жди его, верь в Дара. Твоя вера будет для него лучшей поддержкой, - Ирида держала Соян за руку, а тетушка Роза поглаживала ее плечи, успокаивая.
  - Хорошо, я... скажу ему сегодня, обязательно, придумаю целую речь о том, какой он замечательный и непобедимый, - Соя кивнула. На ее красном личике проступила решимость, сделавшая заплаканное личико девушки еще милее.
  Женщины рассмеялись.
  - Это очень замечательно, но, увы, недостаточно. Понимаешь, доченька, - начала тетушка Роза, - у драконов очень чувствительная связь, ваша еще не совсем укрепилась, но, поверь, Вольдемар может чувствовать твои эмоции. Поэтому тебе нужно всем сердцем поверить в его замечательность и непобедимость. Мальчик, конечно, ничего не скажет, будет рад и тому, что дадут, но лучше, если твоя вера в него будет не только на словах.
  - Я... я верю в него, просто боюсь, - Соя опустила голову.
  - Значит, недостаточно веришь, когда поверишь всем сердцем, страх отступит.
  Женщины посидели еще немного, обсуждая будущее, а ближе к закату начали собираться. Совместный ужин решили не устраивать, Вольдемар и так устал, да и все, что можно было, сказали за завтраком.
  Все время посещения женщин Соян думала о Даре, и с каждой мыслью, с каждым воспоминанием об этом невероятно нежном драконе девушка утверждалась в мысли, что он точно не может погибнуть. Ведь такие, как он не должны умирать.
  А еще она решила, что сегодня должна подарить Дару то, что хранила на протяжении семнадцати лет. Это было похоже на проявление отчаяния, но Соя решила, что это должно произойти именно сейчас.
  Когда женщины уходили, девушка придержала за руку Ариэль.
  - Ари... скажи, а это очень больно? Ну, то, что происходит между мужчиной и женщиной...
  Девушка удивленно подняла брови:
  - А у вас еще не было? - Соян помотала головой. - Да-а, что-то братец хватку потерял. Нет, Соя, не очень, а Дар, я уверена, постарается принести тебе максимальное удовольствие.
  Соя покраснела еще больше, до самого декольте ее нежно-голубого платья.
  - А, у него много было женщин? - девушке важно было это знать.
  - Много, очень. Он когда узнал, что ты родилась в другом, далеком мире, вообще с цепи сорвался, в борделях ночевал, несколько любовниц при дворе имел. Потом вроде успокоился немного, но все равно, интрижки случались
  - А-а-а, - расстроено протянула Соян. Ей было отчего-то обидно и стыдно, а еще страшно, страшно, что она не пойдет ни в какое сравнение с его пассиями, ведь она ничего не знает и не умеет.
  - Не расстраивайся, сестренка, ты для него теперь лучше всех, кто только был и может быть. Я тебе так скажу, я считаю, то, что ты задумала - правильно, не нужно тянуть с этим, да и братец расслабиться.
  Соя вздохнула и поблагодарила Ари. Та встала и вышла за дверь, оставив девушку в полном раздрае.
  
***
  Готовилась Соя словно к сражению. Она приняла ванну с пахучими жидкостями, с помощью служанки вымыла волосы и натерла их всяческими бальзамами, и в итоге, к полному своему сожалению, обнаружила, что все это дало лишь легкий, едва уловимый аромат. Но время поджимало, и девушка поспешила к шкафу.
  Ночных рубашек было множество. В самом дальнем углу она обнаружила тщательно спрятанную короткую прозрачную сорочку. Сверху Соя накинула халат.
  Дар пришел к исходу двадцать седьмого света. Уставший, вымотанный до предела, он осторожно, стараясь не шуметь, вошел в спальню. И очень удивился, увидев, что Соя даже не ложилась.
  - Ты почему не спишь? Уже поздно, - он поцеловал ее в щеку.
  - Тебя жду, я соскучилась, - девушка улыбнулась, встала, усадила его в кресло и поставила на стол ужин, до этих пор хранившийся под заклинанием сохранения тепла.
  - Кушай. Как ты? Сильно устал? Спина болит? - она обеспокоенно заглянула в его лицо.
  Дар посмотрел на нее со смесью благодарности и нежности и кивнул.
  - Хорошо, тогда я сделаю тебе массаж.
  - А ты умеешь? - удивился дракон.
  - Ну да, я маме делала, у нее спина часто болела.
  Дар улыбнулся и принялся за еду, которая кончилась до обидного быстро.
  - А теперь иди и ложись, буду тебя лечить, - сказала Соя, до этого наблюдавшая за своим мужчиной с соседнего кресла.
  Дракон снял рубашку и с наслаждением растянулся на кровати. Соян уселась на его поясницу и принялась растирать окаменевшие мышцы. Это давалось с трудом, все-таки, руки ее были не такими уж сильными. Но с каждым ее движением дракон расслаблялся, а на губах его расползалась блаженная улыбка. Наконец, когда руки устали совсем, Соя наклонилась и коснулась поцелуем его шеи. Дар дернулся от неожиданности, а она двинулась вниз, лаская кожу своего дракона.
  Он резко перевернулся, заключив девушку в свои объятия. Дракон непонимающе смотрел на нее, а Соя поддалась вперед, коснувшись его губ поцелуем.
  Этот поцелуй не был похож на предыдущий, в нем появилось что-то острое, жадное, что еще больше удивило Дара.
  - Небо мое, что ты делаешь? - хрипло спросил он, когда девушка оторвалась от его губ.
  - Знаешь, я тут подумала и решила, что я люблю тебя и хочу, чтобы в этом походе ты сохранил обо мне как можно больше приятных воспоминаний.
  Сказав это, Соя встала и медленно развязала пояс халата. Шелковая ткань скользнула к ее ногам. В глазах дракона вспыхнуло такое восхищение и желание, что девушка немного стушевалась.
  - Ты уверена? - спросил Дар тихо, любуясь своей нареченной.
  Соян была прекрасна. Рыжие волосы водопадом спускались до пояса, укрывая ее плечи, прозрачная сорочка подчеркивала чуть загорелую кожу и открывала взгляду мужчины все, что только можно было открыть: невероятно тонкую талию, пышную, тяжелую грудь, крутые бедра. Но, тем не менее, ее хотелось снять не меньше, чем обычную.
  - Да, - ответила Соя неожиданно охрипшим голосом.
  Дар протянул руку, в которую девушка безбоязненно вложила свою.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 8.94*6  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Г.Ярцев "Хроники Каторги: Цой жив еще"(Постапокалипсис) LitaWolf "Жена по обмену"(Любовное фэнтези) Н.Ручей "Керрая. Одна любовь на троих"(Любовное фэнтези) А.Демьянов "Горизонты развития. Адепт"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) L.Wonder "Ветер свободы"(Антиутопия) М.Олав "Мгновения до бури. Выбор Леди"(Боевое фэнтези) Л.София, "Как вылететь из Академии за..."(Любовное фэнтези) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Я - мама! Ильина Оксана_Вейн_. Суржевская Марина \ Эфф ИрОшибка старой феи. Анетта ПолитоваАльфа напрокат, или Сделки бывают разными. Делия РоссиВыбор Архимага. Ольга РыжаяВам конец, Ева Григорьевна! ПаризьенаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаHigh voltage. Виолетта РоманПленница для сына вожака. Эрато Нуар✨Ин и Яла: Техника соблазнения. Ева Финова
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"