Норев Никабо: другие произведения.

Прикосновения тьмы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из-за детской травмы жизнь Лизы Песковой напоминает один сплошной кошмар, ведь каждый раз, когда мрак опускается на её город, ей приходится отважно сражаться со своим страхом темноты. В одну из таких беспокойных ночей она обнаруживает в своей постели незнакомого парня. Сосед-романтик или серьёзная шизофрения? На этот вопрос Лизе ещё предстоит ответить...

  Внимание! Все персонажи и события являются вымышленными. Любые совпадения с реальность случайны. В произведении могут присутствовать сцены употребления алкоголя и наркотических веществ, а также сцены курения табачных изделий. Автор этим ни к чему не призывает и напоминает, что все это пагубно сказывается на здоровьи. Также автор не ставит целью разжечь конфликты на политической, расовой или гендерной принадлежности. Точка зрения автора может не совпадать с представленной в тексте. Автор не несет никакой ответственности за жизнь и здоровье читателей. Все права защищены.


Моим друзьям, которые никогда не смеялись над моими страхами...
   - А сегодня очередь Лизы, - сказала, подмигнув остальным, девочка лет восьми. Толпа детей поддержала её и расступилась перед маленькой девочкой с длинными льняными волосами.
  
   - Может кто-то другой? - прошептала своим тоненьким голоском Лиза, с испугом смотря на белую деревянную дверь школьной кладовой.
  
   - Нет, ты должна это сделать, - настояла на своём главная затейница. - Или ты не хочешь, чтобы мы с тобой дружили?
  
   - Нет, очень хочу. - В больших голубых глазах девочки стоял страх того, что эта компания от нее отвернётся.
  
   - Тогда вперёд!
  
   Лиза медленно двинулась по живому коридору. Сейчас эта, ничем не примечательная, советская дверь казалась девочке огромной и страшной. С каждым шагом её маленькое сердечко сжималось всё больше и больше, но она должна это сделать. Ведь она так хочет подружиться с этими ехидно-улыбающимися детьми, которые ей кажутся такими большими и взрослыми.
  
   Тяжело сглотнув, Лиза медленно отворила дверь и вошла в маленькую, тёмную комнатушку со всяким хламом. Это была старая школьная игра. Человек должен был зайти в школьную кладовую, закрыть глаза, произнести считалочку и хлопнуть три раза в ладоши. По легенде, этим он призывал старого призрака. Поговаривали, что в своё время он убил не одного смельчака. Но даже после всех этих "страшилок", школьники продолжали пугать друг друга Призраком Кладовой и пытаться вызвать его в наш мир.
  
   И вот сегодня пришла очередь Лизы. Она, стала в центр комнаты ( подальше от пугающих швабр и вёдер ) и начала шептать, с закрытыми глазами:
  
   - Раз, два, три...
  
   - Громче! - прервали её дети, притаившиеся за дверью. Девочка глубоко вдохнула и начала заново, уже громче и чётче проговаривая слова:
  
   - Раз, два, три, четыре, пять, тебя в наш мир призываю опять. Шесть, семь, восемь, девять, десять, прошу тебя меня не резать. Десять, девять, восемь, семь, шесть, забудь про свою месть. Пять, четыре, три, два, один, теперь и я непобедим.
  
   Закончив, девочка, как того требовал обряд, захлопала в ладоши. Раз, два... С замиранием сердца, её руки сомкнулись в третий раз. Но, открыв глаза, Лиза обнаружила, что ничего не изменилось. Вокруг неё было всё так же: темнота, смутные очертания полок, заваленных всяким хламом... Ничего особенного. И это не могло не радовать её. С облегчением, она улыбнулась.
  
   Но вот она увидела перед собой луч света. Он исходил из замочной скважины, но из-за шока маленькая девочка этого не поняла. Её ослеплённые ярким светом глаза широко распахнулись, а лицо исказил страх.
  
   - Как ты посмела меня пробудить? - раздался громкий грубый голос. Лиза была до дрожи напугана, и поэтому рванулась к двери, однако та оказалась заперта. Тогда девочка принялась колотить в нее своими маленькими кулачками, сбивая костяшки в кровь. От боли и страха, по её щекам побежали слёзы.
  
   - Ответь же, зачем ты меня потревожила? - повторил голос.
  
   - Я не специально! Я не хотела! Прости меня! - закричала, срывая горло, Лиза.
  
   - Меня это не вол... - Раздался звонок на урок, и голос резко оборвался. Затем он добавил:
  
   - Я вынужден покинуть тебя. Подумай о своём поведении.
  
   За дверью раздался топот ног, и маленькая Лиза осталась наедине со своими страхами.
  
  ***
  
  
  
   Звук будильника пробудил ото сна Елизавету Пескову, ученицу 10 класса. Этой ночью она спала очень неспокойно - ей снова снился тот кошмар, старое детское воспоминание. Когда она была в первом классе, связалась с компанией "старшаков". Она отчаянно верила, что им интересно играть с маленькой девочкой. Вот только они видели в ней лишь объект для шуток и розыгрышей. Одна такая их шутка, после которой ей пришлось просидеть несколько часов в тёмной школьной кладовке, пока её не нашла техничка, оставила отпечаток на её душе на всю оставшуюся жизнь. Невинная детская шалость обернулась для шестилетней Лизы в глубокую детскую травму, потерю на некоторое время речи и длительную реабилитацию у психологов. Но как бы не старались врачи, учителя и родители, девушке так и не удалось полностью восстановиться - ей до сих пор порой снились кошмары, а эклуофобия, паническая боязнь темноты, прочно засела в её голове.
  
  ***
  
  
  
   Этим обычным осенним утром в школе Лиза заметила ту самую, из-за которой так долго страдала, - Машку Бубнову. Именно она была тогда, десять лет назад, инициатором злосчастного розыгрыша. Вот только что она здесь забыла? И дело даже не в том, что она должна была уже отучиться 11 классов. После того инцидента родители Лизы добились, чтобы все участники перевелись в другие школы ( впрочем, их родители не особо сопротивлялись ). С того дня девушка никого из их компании больше не видела.
  
   Ускорив шаг, Лиза попыталась смешаться с толпой школьников, дабы Машка её не заметила, но она слишком поздно вспохватилась. Бубнова заметила её и помахала рукой.
  
   - Пескова, вот так сюрприз! - прокричала Машка, расталкивая толпу.
  
   - А, Маша, это ты... - произнесла с наигранной доброжелательностью Лиза. Прямо сейчас она хотела убежать от её "детского страха", но гордость не позволяла ей. Девушка хотела показать, что с ней всё в порядке и произошедшее её никак не задело. - А что ты здесь делаешь?
  
   - Да знаешь за кое-какими документами зашла. - " Какие еще документы? " - подумала с недоумением Лиза, но вида не показала и продолжила улыбаться. - Эх, Пескова, мы ж с тобой лет восемь не виделись.
  
   - Десять, - холодно поправила Лиза.
  
   - Тем более! - Голос Машки был, как и тогда, бодрым и громким. Наверное поэтому к ней все так тянулись. Она всегда была прирождённым лидером. - Пошли прогуляемся, поговорим.
  
   Машка подхватила Лизу под руку и поволокла в противоположную от класса сторону. Девушка хотела отмазаться, мол, урок скоро и всякое такое, но Бубнова была непреклонна.
  
   - Подождут твои уроки. Ты с ними каждый день проводишь, а меня может больше и не увидишь, - громко парировала Машка и с большей силой потащила Лизу по коридорам школы.
  
  ***
  
  
  
   Следующие минут 15 девушка выслушивала рассказы Машки, как она стала мастером спорта по плаванью, как окончила школу с золотой медалью и теперь поступила в престижный ВУЗ на бюджет и вообще, что у неё всё хорошо, а вернее ХОРОШО. Когда Бубнова попросила рассказать о себе Лизу, та ни в какую не хотела оставать, но врать не любила и не умела, поэтому избрала тактику "недоговаривания".
  
   - У меня тоже всё отлично, - ответила девушка. - Как видишь, учусь в 10 классе... Да и всё наверное. Больше мне рассказывать не о чем, - усмехнулась девушка. Она не договорила, что из-за еженедельных "свиданий" с психологами у неё не то что парня, подруг не было, кроме одной, такой же "странной" как и она сама. Что у неё, мягко говоря, много "хейтеров". И что её задолбала бессонница из-за постоянных кошмаров, которые у неё, Лизы, появились из-за как раз из-за Машки.
  
   - Ну да, ну да... - таинственно пробормотала Машка, пятясь назад. Только в тот момент Лиза осознала, что находится в той самой кладовой. Тревога тут же накатила на девушку, но было уже поздно - Бубнова рванула щилоколду и прислонилась к заблокированной двери.
  
   - Открой, это не смешно! - завопила Лиза, барабаня, как когда-то, руками по двери. Её мозг полностью поглотила паника. Девушка прямо чувствовала, как тьма дотрагивается до каждой клеточки её тела, перебирает волосы... Как бы психологи не пытались объяснить Лизе, что это всё лишь её фантазии, она продолжала постоянно чувствовать едва ощутимые прикосновения темноты. С наступлением сумерек, она всегда пряталась в хорошо освещённых помещениях, а во время сна её спасало одеяло - старый детский трюк. Но вот она оказалась лицом к лицу со своим страхом и никакого одеяла по-близости видно не было.
  
   - О, ты бы знала, как давно я этого ждала, - раздался из-за двери смех Машки. - Теперь ты ответишь за всё!
  
   - Да что я тебе сделала?!
  
   Но вопроса девушки уже никто не услышал. Щёлкнув пальцами, Машка Бубнова, громко цокая каблуками, удалилась прочь. И как бы Лиза не била кулаками о дверь, как бы не кричала, её никто не слышал. Обессиленная, девушка упала на колени и залилась горькими слезами. Темнота продолжала окутывать её плечи и залезать своими противными пальцами под полы сарафана. Ей ничего не оставалось, как закрыть глаза и сжаться, как птенец на холоде.
  
   Но вот она почувствовала чьё-то бережное прикосновение. Как-будто кто-то легонько ткнул её пальцем в спину, и от этого по её коже побежали мурашки. Это не было похоже на привычные прикосновения тьмы, и поэтому Лиза не решалась обернуться. Ей было жутко, но слёзы на её глазах высохли ( а может она просто уже выплакала дневную дозу ). Она выпрямилась и продолжила гадать, что же такое у неё за спиной.
  
   Некоторое время она ничего не чувствовала и уже начала думать, что ей показалась, когда чьи-то длинные пальцы провели по обоим её плечам, что вызвало новую волну мурашек. Лиза не могла описать на что это было похоже, какие они, эти руки. Они не были тёплыми, не были ледяными... Однако и на обычные руки они не были похожи, ведь от обычных ладоней не идут такие "волны". Было такое чувство, что их обладатель неосязаем. Как-будто он состоит из энергетических или электрических, прохладных волн, бьющих миллионами маленьких иголочек...
  
   Но вот прикосновения стали настойчивее. Чьи-то руки медленно, но уверенно ползли по направлению к груди. Лиза дрожала от напряжения, однако не могла издать ни звука - только тяжёлое, прирывистое дыхание. Но вот руки сомкнулись, обнимая её, и какая-то сила рванула девушку на себя, назад. В этот момент Лиза и потеряла сознание.
  
  ***
  
  
  
   - ...Эй, давай, очнись же! - донеслось до Лизы. Она понемногу стала приходить в себя, но тело всё ещё ей не поддавалось. - Блин, Шизик, да что с тобой такое?!
  
   Услышав свою кличку, которую спокойно могла использовать только одна девушка на планете, Лиза поняла, что это её единственная подруга, одиннадцатиклассница Катька Шмаргунова.
  
   Катька была очень странной личностью, по крайней мере все вокруг так считали. Болезненная худоба, экстримально-короткая стрижка, одежда приоритетно тёмных тонов и макияж в готическом стиле делали её не самой желанной персоной в любой компании. Наверное поэтому Лиза с ней и дружила. Она увидела в этой своеобразной девушке родственную душу. Её тоже незаслуженно не понимало и избегало общество.
  
   - Ладно, Шизик, я попытаюсь помочь, - пробормотала Катька и потянулась губами ко рту Лизы. Но Шизик к импровизированному поцелую явно была не готова.
  
   - Уголёк, - остановила она подругу, назвав по кличке, - полегче, ты не в моём вкусе.
  
   - Лизунчик! - Уголёк радостно кинулась к подруге на шею. При виде её широкой белозубой улыбки, подчёркнутой чёрной помадой, многие бы из школы ущипнули себя - веселье ни в какую не писалось с её образом чёрной вдовы. Но Лизе было не впервой видеть ликование эмоционального Уголька, которая была самым позитивным человеком, которого она когда-либо знала.
  
   - Тише, задушишь! - еле проговорила Шизик, так как подруга очень сильно прижала её челюсть к плечу.
  
   - А, ну да, конечно! - затараторила Уголёк. - Давай, рассказывай, как ты там оказалась?
  
   - Да так, призраки прошлого... - Лиза решила умолчать о подробностях. - Ты давно меня нашла? - перевела она тем, зная, что подруга не упустит возможно поговорить.
  
   - Да нет. Я пришла в столовую, не увидела тебя на привычном месте и пошла на твои поиски. Я обыскала почти всю школу и решила зайти в самые отдалённые места. Тут я и услышала твой плач, но, когда уже была практически "под дверями", он стих. Ты напугала меня не на шутку, особенно, когда я открыла дверь и обнаружила тебя лежащую на полу... Чёрт, Шизик, я чуть с ума не сошла!
  
   - А я была там одна? - задумчиво спросила девушка. Она точно помнила, что кто-то обнял её, из-за чего она, собственно, и потеряла сознание.
  
   - Конечно одна. А кто там ещё должен был быть? - Уголька распирало от любопытства.
  
   - Никого... Знаешь что, я наверное пойду домой. Всё равно сегодня пятница. - Лиза вполне могла физически отсидеть оставшиеся уроки, но её расшатанный мозг всё равно ничего не понял бы из математики или русского. Свалить по-тихому домой и там обдумать всё, был самый лучший вариант.
  
   - Да, конечно, - закивала участливо головой Уголёк, помогая подруге встать.
  
  ***
  
  
  
   Домой Лиза шла очень быстро, даже автобуса ждать не стала. Закутавшись потеплее в пальто, она буквально бежала, постоянно оглядываясь. В каждом тёмном углу ей мерещились страшные вещи. Она их даже толком описать не могла - как только мозг цеплялся за какую-то деталь, она тут же расплывалась.
  
   Вбежав по ступенькам в трёхкомнатную хрущёвку, Лиза, не раздеваясь, кинулась в свою комнату. Лишь там, в своей крепости, она смогла скинуть рюкзак и пальто. В своей комнате она просидела весь день, лишь выходя в туалет или поесть. Каждый раз сталкиваясь с родителями, Лиза им улыбалась и вела себя как обычно - ей не хотелось лишний раз их волновать -- воспитывая психически-больного ребёнка, они и так вдоволь натерпелись.
  
  ***
  
  
  
   Ночь - самое страшное время для любого эклуофоба. Когда тёмно-синие сумерки спускаются на город, а в небе появляется сверкающая луна, все страхи таких мучеников выползают наружу и начинают беспощадную охоту на их разум и психику. Вприципе, с этим сталкиваются все люди, страдающими теми или иными фобиями ( а страхи есть у всех ), но с уколами, пауками, кровью или высотой мы встречаемся не часто, а порой и вообще раз или два в год. Темнота же - одна из составляющих нашего мира. И как бы мы не хотели, к несчастью эклуофобов, после заката именно она берёт бразды правления. В этом и состоит сложность их положения - они обязаны находиться в состоянии военного положения постоянно.
  
   Обычно, Лиза укрывалась от своих страхов толстым ватним одеялом и засыпала, ведь какие монстры могут её забрать, если всё её тело, кроме головы, плотно укрыто? А потом и во все можно расслабиться и постепенно скинуть оделяло с плеч или с одной ноги. Но это когда сон поставит свою защиту на сознании, что сегодня не произошло.
  Уже два мучительных часа девушка лежала, натянув одеяло до подбородка, и никак не могла заснуть. Даже барашки, прыгающие через забор, не помогали - на 234-м Лиза сдалась. Теперь она просто лежала, не решаясь открыть глаза. Конечно, на кухне есть снотворное, прописанное врачом, но дойти до него соразмерно подъёму на Эверест. Ведь для этого надо разомкнуть каменные веки, вылезти из своего маленького текстильного рая и пройти по темноте три мучительных метра до выключателя. Нет, к такому её психика не готова.
  
   Но вот Лиза неожиданно почувствовала чьё-то присутствие. Как-будто кто-то лёг рядом с ней, прямо за спиной. Потом что-то тихонько, словно ветерок, просквозило по её щеке и вызвало волну мурашек.
  
   " Может это сквозняк? " - подумала девушка, но вспомнила, что перед сном прочно закрыла дверь. В любом случае, она даже глаза открыть не могла, не то что обернуться. Ей оставалось только лежать и молиться, чтобы это всё прошло.
  
   За прикосновением последовало ещё одно. Теперь оно уже было более настойчивое. Лиза явственно ощутила, как кто-то обнял её за плечи, точно так же, как и в кладовой. Сзади почувствовалось тело, плотно прижатое к её спине. Тот, кто обнимал её, был мужского пола - это было понятно по плоской рельефной груди - и высокого роста. Дрожа, девушка всё ещё не решалась открыть глаза. Но плавно её напряжение перетекло в спокойствие. Она ощутила себя в безопастности и погрузилась в сон. На утро в её кровати она никого не обнаружила.
  
  ***
  
  
  
   Весь день девушке не давали покоя мысли о происшествии в кладовой и ночью. Она ощущала рядом вполне реальное тело, вот только как оно исчезло из закрытой кладовки и проникло к ней в комнату? Как незнакомец каждый раз незаметно оказывается рядом с ней и так же исчезает? А вдруг этот безмолвный гость придёт к ней и сегодня? Проведя весь день дома, Лиза с нетерпением легла в постель.
  
  ***
  
  
  
   Как по сигналу, в полночь ощущения повторились. Кто-то снова проник в её кровать, заставив мурашки устроить марафон на её теле. Он снова просто неподвижно лежал, крепко обнимая Лизу за плечи. Но сегодня она расчитывала хотя бы попытаться приблизиться к разгадке. Глубоко вдохнув, девушка приоткрыла глаза. Во тьме очертания её комнаты казались ей до ужаса незнакомыми. Как-будто она не в комнате, в которой провела всю свою жизнь, а в незнакомой темнице... Или в лесу. Пустая вешалка выглядит в точности, как корявое дерево, тянущее свои ветви к ней...
  
   Она могла бы еще долго придумывать самые разнообразные описания знакомых предметов, но у Лизы была другая цель. Полностью распахнув глаза, она стала водить ими из стороны в сторону, но, к несчастью, не обладала зрением стрекозы.
  Пришлось потратить не мало времени и сил на то, чтобы заставить тело двигаться. Потихоньку, сначала палец на руке, ноге... Затем привести в движение руку. Главное убедить себя, что ничего страшного не случится, если она пошевелится - темнота не сцапает её. Но как вообще можно себя в таком убеждать, когда за спиной кто-то незнакомый продолжает неподвижно обнимать её?
  
   " Я должна... - убеждала себя Лиза. - Ведь назавтра я пожалею, что не решилась. Лучше сделать и пожалеть, чем потом жалеть, что не сделал ", - вспомнила девушка статус из Вконтакте и, мысленно перекрестившись, резко сменила положение.
  
   Так как в комнате было темно, всего детально она увидеть не могла. Рядом с ней лежал однозначно парень. У него были тёмные, насколько это конечно можно разобрать в темноте, волосы и красивые карие глаза. Он молча смотрел Лизе в глаза, но ей казалось, что он проникает намного глубже. Как зазомбированная, девушка смотрела на его улыбающееся и достаточно красивое лицо, боясь пошевелиться. Парень же, наоборот, протянул свою большую ладонь и провёл по мягкой щеке Лизы. Снова между его ладонью и кожей девушки, будто возник разряд, заставивший её зажмуриться и окончательно убедиться, что это тот же парень из кладовки. Затем незнакомец прижал ее к себе и Лиза снова уснула в его таких удобных и безопасных объятьях.
  
  ***
  
  
  
   - Как ты говоришь выглядел твой ночной посетитель? - не без доли иронии спросила Уголёк. Она сидела закинув ноги на письменный стол Лизы с блокнотом и ручкой в руках, готовая записать все приметы. В этот момент она больше напоминала какого-то наглого следователя из американских ситкомов, чем школьницу. В слова подруги о ночных встречах с загадочным парнем ей верилось с трудом, с учётом того, что психическое состояние Лизы уже столько лет было очень шатким.
  
   - Ну... Вообще было очень темно, - протянула Лиза, прохаживаясь по комнате, - но кое-что я рассмотреть смогла. Он выше меня, думаю, на целую голову, а может и больше. У него густые, небрежно растрёпанные, тёмные волосы, карие глаза, худое лицо... - Девушка зажмурилась, пытаясь вспомнить всё до мелочей. - И он достаточно красив.
  
   - Ну куда ж без этого!... - Уголёк закатила глаза, чем немного обидела подругу. - Ещё что-нибудь есть?
  
   - Я не думаю, что тот факт, что у него красивые руки с изящными кистями и длинными пальцами тебе сильно поможет.
  
   - Может ты помнишь какие-нибудь особые приметы? Ну, шрамы, там, родинки... татуировки? - Лиза на секунду задумалась над вопросом, а потом отрицательно помахала головой. - Ну а во что он хотя бы был одет?
  
   - Одет?... Да какая-то простая чёрная футболка.
  
   - Без лого и принтов?
  
   - Мне кажется, или это нам не особо поможет? - слегка взбесилась Лиза. Ей понадобилось очень много сил, чтобы заставить себя рассказать всё это Угольку, а она, похоже, даже и не собиралась воспринимать ее слова всерьёз.
  
   - Ну, что могу сказать? На выходе мы имеем типичного героя из подростковых мистических сериалов.
  
   С этими словами Уголёк продемонстрировала Лизе свой блокнот. На белом листе бумаги был наскоро нарисованный скетч высокого парня с тёмными, спадающими на лоб, волосами и красивыми глазами. Типичный арт персонажа из какого-нибудь романа... Фотороботом это назвать можно было с трудом, ведь ни одна черта у рисунка не совпадала с картинкой в голове Лизы, но это было уже хоть что-то.
  
   - Ты уверена, что он, - Уголёк стрельнула глазами в сторону портрета, - существует? Может это был всего лишь сон?
  
   - Конечно! - воскликнула Лиза. - Я может и хожу к психологу, но умом ещё не до конца тронулась!
  
   - Так, без паники, - успокоила её подруга, выставляя руки вперёд ладонями, как-будто Лиза взбунтовавшийся психопат. - Я тебе верю.
  
   - Понимаешь, - сказала уже тише девушка, садясь на кровать, - он был настолько реален. И сегодня ночью, и тогда, в кладовке...
  
   - Стоп! - перебила ее Уголёк. - Ты тогда его тоже видела?
  
   - Ну да... Только не видела, а чувствовала. Это от его прикосновения я упала в обморок.
  
   - Слушай, -- начала серьёзно Уголёк, как-будто собиралась сказать ужасающую правду, -- а может это... Призрак Кладовой? - На бледном лице Уголька просияла улыбка.
  
   - Дура, ты! - засмеялась Лиза и швырнула в подругу подушку.
  
  ***
  
  
  
   На этот раз Лиза ложилась спать не боясь. Она знала, что рядом с её кроватью, на полу, спит Уголёк - сегодня она решила переночевать у подруги. Благо родители Лизы позволяли дочери всё, лишь бы она реабилитировалась, а родителей самого Уголька абсолютно не волновало, где она ночует.
  
   Хозяйке комнаты было немного неловко, что её подруга лежит на тонком матрасике на полу, в то время как она нежится в роскошной двухместной кровати. Но когда Лиза предложила Угольку лечь, как раньше, вместе, та ответила:
  
   - Нет. Если ночью к тебе всё таки явится твой призрачный Ромео, я не хочу оказаться, как говорится, в самом центре событий.
  
   Всю ночь они попеременно несли вахту, но таинственный незнакомец так и не объявился. Когда на утро Лиза предположила, что сегодня он был занят и следующей ночью обязательно явится, Уголёк решила с ней серьёзно поговорить.
  
   - Пойми, - сказала она с ноткой переживания, - я ни в коем случае не считаю тебя шизофреником или душевнобольной, но... - Уголёк замялась, подбирая слова. - Но мне кажется, тебе стоит обратиться за помощью.
  
   - За какой помощью?! Ты что, не веришь мне? - вспылила Лиза. Уж от кого-кого, а от неё она такого "предательства" не ожидала.
  
   - Нет, я всегда тебе верила, верю и буду верить, но пойми, это ненормально. Признайся уже наконец, что придумала всю эту историю.
  
   Лиза не могла поверить, что это говорит её подруга, её Уголёк. Девушка была в ярости. Она крепко сжимала кулаки и громко дышала.
  
   - Это нормально, Лиза. Нормально для подростка таким образом привлекать к себе внимание. Я сама так делала, когда родители отвернулись от меня...
  
   - Как ты можешь так говорить? - перебила Лиза. - Ведь ты же знаешь, сколько времени я бежала от всеобщего внимания и как родители опекают меня. Разве я стала бы уверять всех, что псих, когда столько лет я пыталась убедить всех в обратном!?
  
   - Но...
  
   - Уходи, - резко, но тихо сказала Лиза, опустив голову в пол.
  
   - Что? - переспросила, как-будто не понимая, Уголёк.
  
   - Уходи! - закричала девушка, указывая пальцем на дверь, и Угольку ничего не оставалось, как подхватить свой чёрный рюкзак и убежать. В дверях она задержалась и сказала:
  
   - Помни, ты всегда можешь прийти ко мне. Если что, ты знаешь где меня искать.
  
   Но Лиза ничего ей не ответила, и девушке пришлось покинуть квартиру, оставшись последним говорившим в диалоге. И хоть Уголёк и подумала, что Лизу никак не задела их ссора, она просто не знала, что, после её ухода, та залилась горькими слезами и пролежала так ещё не один час.
  
  ***
  
  
  
   Ночью, почувствовав уже знакомое ощущение чьего-то присутствия, Лиза сразу же обернулась и встретилась взглядом с красивыми тёмными глазами. Два поблескивающих в темноте зрачка привлекали внимание, заставляя забыться обо всём. Однако она была настороена решительно, поэтому не стала ждать и заговорила первая.
  
   - У меня сегодня был просто отвратительный день, - сказала она. - Из-за тебя я поссорилась со своей единственной подругой, поэтому настроение у меня паршивое и я не настроена на игры. Как тебя зовут? Кто ты такой?
  
   Удивившись своей решительности, Лиза уставилась в ожидании на красивое лицо парня. Растянув свой рот в лёгкой улыбке, он ответил:
  
   - Я Хартс, Лиза.
  
   - Откуда ты знаешь моё имя? - удивилась девушка.
  
   - О, я много о тебе знаю. Например, что ты боишься темноты. Именно поэтому я прихожу ночью, когда тебе страшно и одиноко.
  
   - Но как ты проникаешь в мою комнату?
  
   - Через окно, - ответил Хартс. Лиза обернулась и посмотрела на окно. Оно действительно было приоткрыто, но девушка не могла вспомнить, оставляла ли его таким. По крайней мере, она жила на первом этаже, и пока слова парня вполне походили на правду.
  
   - Но откуда ты вообще взялся? - спросила Лиза, однако парень снова улыбнулся ( девушка стала замечать, что его улыбка нравится ей всё больше и больше; она не была похожа на обычные голливудские оскалы; в ней было что-то загадочное, неуловимое.. Что-то от Чешира ) и сказал:
  
   - Столько вопросов... Ты узнаешь все ответы позже. А сейчас, давай поговорим о твоей подруге. Почему вы поссорились?
  
   - Почему? - Всё это: его тон, подача вопроса, - напоминали девушке приём у психолога, но Лиза начала свой рассказ, сама того не замечая, соскочив с темы ссоры. Ей стало так весело, что она стала рассказывать про всё подряд, хотя она никогда не умела открываться малознакомым людям (Даже с психологами ей надо было провести несколько сеансов, чтобы заговорить). Но с Хартсом всё было по другом. Он не просто слушал, участливо кивая, как это делают все "слушатели". Он действительно слушал девушку, впитывая всю информацию, как губка. Его интересовало абсолютно всё и казалось поток его вопросов никогда не закончится.
  
   Но вот стрелка на часах приблизилась к 4 и на улице стали гаснуть фонари. Парень прекратил задавать вопросы. Он бережно провёл ладонью по щеке и губам девушки и прошептал:
  
   - Вот и пришло время нам расстаться. Уже поздно, тебе пора спать. Я останусь, пока ты не уснёшь, а потом незаметно исчезну.
  
   - Но ведь ты вернешься? - с надеждой и испугом произнесла Лиза.
  
   - Конечно, вернусь. До скорой встречи, Лиза. - С этими словами, парень придвинул Лизу по-ближе к себе и крепко обнял.
  
   - До встречи, Хартс...
  
   Как бы Лиза не боролась, сон одержал победу и девушка отключилась. Она так не хотела засыпать, чтобы не оставаться снова одной. Вдруг Хартс окажется сном и ничем большим, и они никогда снова не увидятся? Думать об этом было болезненно, к тому же уютные объятья парня вытесняли из её головы все дурные мысли.
  
  ***
  
  
  
   Следующую ночь Лиза ждала с нетерпением. Почти пол дня она провалялась в кровати, чтобы ночью её не клонило в сон. Перед тем как лечь в кровать, девушка тщательно причесалась и одела свою самую красивую пижаму, состоящую из открытого топа и коротеньких шортиков. На этот раз она и не думала закрывать глаза - почему-то она была уверена, что и без этого ритуала их свидание с Хартсом состоится. И она не ошиблась. Ровно в пол ночь створки её окна приоткрылись и в них бесшумно влез Хартс. С улицы в квартиру поникал свет луны, и теперь Лиза могла рассмотреть все детали. Парень действительно оказался очень высоким. Сквозь обтягивающюю футболку были видны очертания недурственной мускулатуры. Его тёмно-русые волосы прибывали в театральном беспорядке, а глаза были тёплого карего оттенка.
  
   - Привет, - тихо, чтобы его никто из домочадцев не услышал, сказал Хартс и улыбнулся. Лиза заметила, что у него очень большие клыки, прямо как у актёров в тупых мистических мелодрамах.
  
   - Ты вернулся, - обрадовалась девушка и спустила одеяло до пояса - действие, которое она не решалась сделать на протяжении многих лет. Хартс тихонько подкрался к её постели и опустился рядом. Взяв её за руку, он прошептала:
  
   - Не бойся. Это легко.
  
   Встретившись со взглядом его сногсшибательных глаз, Лиза почувствовала, как её сердце начинает биться сильнее, а дыхание учащается. Её грудь вздымалась всё выше и выше, когда парень бережно стягивал с неё одеяло. Вот его рука сдвинулась на сантиметр, и еще, и ещё... Теперь одеяло уже чуть ниже бёдер, выше колен, на коленях... Послав глазами сигнал Лизе, Хартс резко рванул с её ног кусок тёплой ватины. При этом у девушки невольно вырвался стон, а сердце обуял страх. Часто дыша, свободной рукой она скомкала простыню.
  
   Но когда Хартс бережно провёл по её руки пальцами, Лиза отвлеклась. Теперь она смотрела только на него, цепляясь за его взгляд, как тонущий за соломинку. А он, похоже, не собирался останавливаться на достигнутом. Вопреки явным возражениям Лизы, парень встал и поднял её на руки. Медленно, Хартс принялся носить её по комнате, а она лишь сильнее цеплялась за его шею, даже царапала её ногтями.
  
   - Расслабся. Хорошо? - прошептал, с лёгкой усмешкой на губах, парень, подходя к окну. Лиза тяжело сглотнула и кивнула ему в ответ. Тогда Хартс бережно поставил её на пол. Холодный ламинат щекотал ноги, поэтому она стояла на пальчиках. Как маленького ребёнка, парень поставил девушку на свои ступни, прижал к своей тёплой груди и взял за руки. Лиза обвила его руки вокруг своих плеч и затихла. Да, ей было страшно, но не тревожно. Страх завораживал, приятно перекрывал воздух, сжимая лёгкие. Но за спиной у неё был тот, с кем она готова была провести в темноте хоть всю свою жизнь.
  
   - Разве не красиво? - Хартс наклонился очень близко к уху девушки, чем заставил её дрожать.
  
   - Я... Не знаю, - восхищённо произнесла Лиза, глядя в окно. Она никогда не видела ночного города вживую. Луну, звёзды, кое-где горящий свет в маленьких окошках - всё это Лиза видела только в кино. И пусть уровень современных технологий, со всеми их 3D, 5D, очками виртуальной реальности, поражают впечатление, они никогда не заменят этого неповторимого запаха ночи, лёгкого ветерка, треплющего волосы, и прикосновений тьмы, которые могут по-настоящему ощутить только чуствительные эклуофобы.
  
   Так они простояли почти всю ночь, пока первые лучи солнца не приняли вахту у сумерек. К этому времени Лиза уже валилась с ног, поэтому парень отнёс её в кровать, потеплее укрыл одеялом и, поцеловав на прощание, выскочил в окно. И пускай девушка проспала все уроки, спрятавшись за грудой учебников на парте, она ни о чём не жалела. Ведь именно сейчас впервые за столько лет она была счастлив. Причём не где-то в мечтах у себя в голове, а в реале. И даже Уголёк, продолжающая говорить, что она поехала и никакого Хартса нет, ей теперь была не нужна. Ведь под покровом, такой ненавистной ей доселе, темноты её ждал самый любимый человек, чьи чувства были аналогичными.
  
  ***
  
  
  
   Вот уже как несколько месяцев Лиза жила исключительно ночной жизнью. День же она рассматривала лишь как что-то лишнее. Была бы её воля, она и во все отменила дневное время суток, которое она проводила в одиночестве или вообще в состоянии сна. Постепенно, она стала отдаляться от внешнего мира. Да и зачем он ей? Ведь он такой скучный и светлый - для Лизы теперь всё светлое стало синонимами скуки и ненужного. В её одежде и макияже стали преобладать тёмные тона, а свои белокурые волосы она и во все хотела перекрасить в чёрный, да только Хартс отговорил её, сказав, что ей так идёт больше.
  
  ***
  
  
  
   И вот в один из таких скучных понедельников девушка грустила за своей последней партой, когда в двери её класса вошёл высокий парень. Сначала Лиза подумала, что это очередной абсолютно незнакомый ей член общества, но когда парень подошёл к её парте, её удивлению не было предела - перед ней стоял никто иной, как Хартс. Дневной свет, конечно, не мог раскрыть всей его красоты, но и этого Лизе показалось достаточно.
  
   - Хартс... - лишь смогла выдавить она.
  
   - Да-да, собственной персоной. - Парень улыбнулся своей фирменной улыбкой, которая так нравилась Лизе. - Здесь свободно?
  
   - Да, конечно! - Девушка быстро сдвинула все свои вещи на другой край парты и пересела на соседний стул. Хартс грациозно опустился рядом с ней. Обычная школьная парта была для высокого парня "не по размеру". Его колени еле помещались под столом, и выглядело это так, будто отец, вывев на улицу погулять ребёнка, уселся на его маленький велосипедик и покатил по двору.
  
   - Я чем-то тебя рассмешил? - спросил с наигранной серьёзностью Хартс.
  
   - Да так... - Договорить Лиза не успела - раздался звонок и в класс вошла учительница. Дабы "не палиться" перед учителем, Хартс вырвал из тетради лист и положил на середину парты. Перекрестив руки под партой, свободными они начали разговор "на бумаге". Для правши Лизы и левши Хартса это было легче лёгкого.
  
   Но так не могло продолжаться до бесконечности. В один момент, как раз когда писала Лиза, их заметила учительница. В мгновение ока она оказалась рядом со школьниками и вырвала листок из под руки девушки.
  
   - Это что такое?! - закричала она. Поднеся листок по ближе к глазам, учительница принялась читать: - " У тебя такой приятный голос, не то что у этой карги... " Пескова, это что такое?
  
   - А какое право вы вообще имеете читать чужие записки? - Лиза вскочила и вырвала листок из рук учителя, что та конечно не могла не оставить без внимания.
  
   - Да как ты смеешь вести себя так с учителем?! Вон отсюда! И что бы я тебя больше на своих уроках на видела!
  
   Лиза демонстративно собрала вещи и быстро зашагала к выходу. Когда она была почти у дверей, Хартс вскочил с места и прокричал:
  
   - Если уходит она - ухожу и я.
  
   Но учитель не удостоила его ответом, и парень просто вышел из класса.
  
  ***
  
  
  
   - Как же я её ненавижу! - прошипела Лиза, пиная валяющуюся на детской площадке пустую бутылку. - Прибила бы!
  
   - Не переживай так, она того не стоит, - успокоил её Хартс. - Ну? Иди ко мне, - ласково позвал он, и девушка подошла к сидящему на горке парню. Он усадил её к себе на колени и обвил своими руками. - Всё будет хорошо.
  
   С этими словами он бережно коснулся её своими губами. Лиза ответила на его поцелуй и на душе её стало спокойнее.
  
  ***
  
  
  
  На следующий день в школе Хартса почему-то не было, хотя ночь они, как всегда, провели вместе. Войдя в холл, Лиза обнаружила какое-то большое скопление людей. Сначала она хотела пройти мимо, но потом заметила Уголька и решила приблизиться.
  
   - Привет, что здесь вообще происходит? - спросила девушка, подходя к подруге.
  
   - А, Шизик, это ты. Сама взгляни.
  
   Уголёк отошла, пропуская Лизу вперёд. Девушка заглянула в толпу. Возле стены стоял небольшой столик, засланный чёрной скатертью. На нём стояли ваза с четырьмя гвоздиками и портрет с чёрной ленточкой той самой учительницы, которая вчера выгнала с урока Лизу. При виде всего этого девушку немного затошнило, ведь, желая вчера ей смерти, она не могла подумать, что завтра найдёт этот столик в школе.
  
   - А что случилось, не знаешь? - спросила полу живая Лиза.
  
   - Да говорят самоубийство. Мол, вечером не выдержала и отравилась. Только вот где она смогла достать такое сильное снотворное?
  
   - Надо будет Хартсу рассказать, - пробормотала девушка.
  
   - Опять ты со своим выдуманным парнем! - недовольно сказала Уголёк. Она до сих пор не верила в правдивость слов подруги. - Когда ты уже признаешь, что его не существует?
  
   - Он существует! Он реальный!
  
   - Тогда познакомь нас, - с вызовом кинула Уголёк.
  
   - Не могу. Он сегодня почему-то не пришёл в школу.
  
   - Странно, как только дело доходит до знакомства, он резко исчезает! Тебе не кажется это странным?
  
   - Нет, - поставила точку в разговоре Лиза и удалилась в класс. Она была зла и на Уголька, и на Хартса. Но если первую она видеть решительно не желала, то второго наоборот. Именно поэтому она считала минуты до пол ночи - времени их свиданий.
  
  ***
  
  
  
   - Почему ты сегодня не был в школе? - спросила резко Лиза, уворачиваясь от поцелуев Хартса.
  
   - Ну, скажем так, у меня были свои дела.
  
   - Почему из-за твоих дел я постоянно ссорюсь с подругой? Блин, да она ж не верит, что ты существуешь! - вспылила девушка, но парень обладал, похоже, железной выдержкой. Не смотря на удары и тихие крики ( громко говорить они себе позволить не могли ), он притянул Лизу к себе и поцеловал. Когда он почувствовал, что девушка успокоилась и стала покорной, то отстранился и произнёс:
  
   - Это все всего лишь совпадения. Завтра в школе я обязательно докажу ей, что реален.
  
   Его слова вполне убедили Лизу, и она продолжила с ним целоваться.
  
  ***
  
  
  
   - Ну что, веди меня к своему Угольку, - сказал парень, как только они с Лизой явились в школу. Кличку её подруги Хартс немного интонационно выделил.
  
   Они прождали Уголька до самых уроков, но она так и не объявилась. Подумав, что та просто задерживается, школьники решили прийти на следующей перемене, но так и не обнаружили девушки в школе. На мобильный она не отвечала, а домашнего телефона у их семьи не было, поэтому оставался только один вариант - идти к ней домой.
  
  ***
  
  
  
   - Здравствуйте, а Катя дома, - спросила Лиза мужчину средних лет в грязной майке алкоголичке и старых трениках, который приходился Угольку отчимом.
  
   - Нет, - ответил мужчина и с таким же угрюмым лицом хотел захлопнуть дверь, но девушка его остановила.
  
   - Постойте! Может быть вы знаете где она?
  
   - Не знаю! - гаркнул отчим Уголька, обдавая подростков волной перегара. - Дома она не объявлялась. Если встретите эту падлу, передайте ей, чтоб искала свои вещи по помойкам.
  
   На этот раз мужчина окончательно захлопнул дверь, чуть не прищемив ногу Хартсу.
  
   - Да уж, вот этот экземпляр... - протянул парень. - Ты знаешь где она может быть?
  
   - Да, есть одно место, - ответила Лиза и повела парня на "Пляж".
  
  ***
  
  
  
   Обычная площадка за гаражами называлась в народе замодным названием "Пляж" по одной простой причине - когда-то Уголёк разукрасила одну из стен балончиками, как будто это не грязная окраина города, а настоящий Маями-бич с жёлтым песочком и высокими пальмами. Именно здесь и любила проводить всё своё свободное время Лизина подруга. Вокруг было ещё много пустых стен, которые было так интересно "марать", а потом бегать из-за этого от местных "дядей Стёп".
  
   Заметив на земле бесформенную чёрную груду, Лизе сразу стало не хорошо. Это вполне мог быть какой-то мусор, но что-то подсказывало девушке, что это не так. И чутьё её не подвело. На асфальте, в окружении разноцветных баллончиков, лежал хладный труп Уголька с намотанным на шею шнурком. Когда Лиза всё поняла, то упала рядом и прижалась к окаменевшему телу. Залившись горькими слезами, она долго лежала рядом с подругой на мокром асфальте, пока кто-то из прохожих не услышал её крик и вызвал полицию. Санитары так и не смогли привести в чувство Лизу, поэтому им пришлось вколоть девушке успокоительное и забрать её с собой.
  
  ***
  
  
  
   Очнувшись на больничной койке, Лиза обнаружила рядом с собой Хартса. Тот дремал, сгорбившись в маленьком ободранном креслеце. Но когда девушка попыталась сесть, старая кровать скрипнула и парень проснулся.
  
   - Ты уже очнулась?... - Хартс сонно потянулся. Растрёпанным и слегка помятым, он выглядел таким милым... Но через секунду Лиза вспомнила, что Уголька больше нет, и заплакала.
  
   - Не надо, не плачь. - Хартс залез к ней на кровать и обнял. Лиза прижалась к его плечу и заплакала ещё сильнее. В её голове проносились все воспоминания, связанные с подругой... Столько всего было. И тут эта нелепая ссора. А вдруг, если бы она, Лиза, не ушла, всё было бы по другому. Ведь есть же Теория Хаоса... или ещё что-нибудь! Сейчас девушка готова была поверить во всё. В голове пронеслась флэшбеком фраза Машки, когда та ее заперла в кладовой: " Теперь ты ответишь за всё! " Может это она так нелепо задушила шнурком Уголька? Решила отнять у Лизы самое дорогое? Но друг она не остановится? Тогда ведь следующий Хартс. Нет! Этому не бывать!
  
   От этитх мыслей ей стало не по себе и она крепко вцепилась в байку Хартса. Тот усмехнулся и сказал:
  
   - Знаешь, мне кажется, тебе надо немного повеселиться.
  
   - Что ты имеешь ввиду? - спросила Лиза, посмотрев на парня.
  
   - Прогулку. И не смотри на меня так. Сейчас ночь и, если мы умыкнём серез окно, нас никто не заметит.
  
   Пока девушка сидела в шоке от предложения, Хартс спустил её ноги с кровати и надел, как маленькому ребёнку, кеды. Лиза посмотрела на них и немного удивилась - она совершенно не помнила, чтобы покупала кеды с разными шнурками.
  
   - А это точно безопасно? - спросила девушка, с недоверием смотря вниз из окна. До земли было метра 2-3, и Хартс смело прыгнул вниз.
  
   - Конечно.
  
   - А я потом обратно залезу?
  
   - Ну, не залезешь, так залетишь, - усмехнулся парень. - Не трусь, прыгай. Я словлю.
  
   Зажмурив глаза, Лиза прыгнула в неизвестность. Она уже ожидала ощутить боль в ногах или ещё где-нибудь, если вообще не удачно приземлится, но всего этого не было. Она просто продолжала парить в невесомости. Открыв глаза, она обнаружила, что Хартс, как и обещал, поймал её. Аккуратно ступив на землю, Лиза взяла парня за руку, и они побрели куда глаза глядят.
  
  ***
  
  
  
  Уже несколько дней Лиза днём лежала в больнице, а ночью выбиралась в окно и бродила по тёмным улочкам под ручку с Хартсом. Если бы ещё какой-то месяц назад ей сказали, что она будет сбегать через окно и гулять "во тьме ночной", то она скорее всего посчитала бы это бредом сумасшедшего. Да и в то, что у неё появится парень, и не калека там какой-то, а вполне симпатичный и умный, девушка тоже не поверила бы. Она бы ответила: " Что за бред? " Однако вот он, Хартс, сидит рядом с её кроватью и рассказывает какие-то смешные истории. Каждый раз Лиза громко хохочет, совершенно не боясь, что её услышат медсёстры. Ведь на счастье в больнице запретов нет.
  
   Но вот дверь палаты отворилась, и на пороге возник высокий мужчина представительного вида. На нём было чёрное дорогое пальто и золотые часы, а в руках он держал небольшой дипломат.
  
   - Елизавета Пескова? - спросил он. По этому вопросу девушка поняла, что он следователь - ей уже доводилось давать показания после смерти Уголька.
  
   - Да, - спокойно ответила Лиза, думая, что это очередной допрос на счёт смерти подруги, хотя представительный вид и смущал девушку - неблагополучная семья Уголька могла позволить себе лишь бесплатного следователя, от которого так и несло нафталином.
  - Елизавета Пескова, вы обвиняетесь в трёх убийствах. Пройдёмте со мной.
  
   С этими словами мужчина надел Лизе на руки железные наручники и повёл на выход. Бросив взгляд через плечо, девушка увидела, что Хартс последовал за ней.
  
  ***
  
  
  
   В полицейском участке, куда её привезли, было невыносимо жарко. Ото всюду несло дешёвыми сигаретами и слащавыми духами. Когда они проходили мимо обезьянника, из него высунули свои грязные руки бомжи. Они просили "копеечку" и громко бренчали решёткой. Испуганно, Лиза отшатнулась в сторону, но крепкая рука следователя не дала ей далеко уйти.
  
   Вскоре Лизу ввели в небольшую комнатку. Стены в ней были выкрашенны в синий цвет, а посередине стоял большой железный стол. Не снимая наручников, следователь попросил девушку сесть, а сам принялся закрывать двери, за которыми остался Хартс.
  
   - Постойте! - крикнула Лиза. - Я не буду ничего говорить без Хартса.
  
   - Хартса? - переспросил мужчина.
  
   - Ну да, тот парень за дверью.
  
   Следователь посмотрел в сторону Хартса, и тот приветливо помахал ему рукой. Какая-то женщина в деловом костюме кивнула, и следователь впустил Хартса. Сев напротив подростков, мужчина рассказал все права и прочий формальный бред Лизе и начал допрос.
  
   - Вы обвиняетесь в убийстве Градской Марии Ивановны, Шмаргуновой Екатерины Андреевны и Бубновой Марии Алексеевны. - Следователь выложил вряд перед девушкой фотографии трупов. - Вы признаёте свою вину?
  
   - Нет, я этого не делала, - ответила совершенно спокойно Лиза, ведь она действительно была уверена, что здесь ни при чём. То, как Хартс под столом сжал её закованные руки, придало девушке ещё больше уверенности.
  
   - Хорошо. Кем вам приходилась Мария Градская?
  
   - Мария Ивановна? Учителем.
  
   - В каких вы были отношениях? - От вопроса к вопросу серьёзный тон следователя не менялся.
  
   - Ни в каких. Так, одна из бесячих преподавателей.
  
   - Значит, в натянутых? - Следователь пытался зацепиться за каждую мелочь. Казалось, шаг вправо, шаг влево и её приговорят к расстрелу.
  
   - Ну выгнала она меня с урока. Что мне её теперь убивать? - Лиза еле сдерживалась, чтобы не заорать.
  
   -- Это правда, что вам было прописано тоже снотворное, что было найдено в крови вашей покойной учительницы?
  
   -- Да, разве криминально хранить дома лекарства?
  
   - Нет... Поговорим о следующей убитой, Екатерине Шмаргуновой. Задушена на улице шнурком от кед... Что вы можете о ней расказать?
  
   - Абсолютно всё. Мы были лучшими подругами и знали друг друга наизусть, пока кто-то... - Договорить Лиза не смогла - слёзы хлынули из ее глаз, и следователь протянул ей салфетку. Когда она успокоилась, допрос снова продолжился.
  
   - Самой последней была убита Мария Бубнова. Её нашли в собственной постели с ножом в груди.-- Следователь пододвинул к Лизе фотографию с места преступления.-- Что вы можете рассказать о ней?
  
   Тут Лиза сопоставила все факты и осознала, что действительно могла бы убить Машку. Ведь именно из-за нее она столько лет мучилась, "путешествуя" по психологам. Именно она недавно возобновила в ней все прожитые эмоции, повторив свою "шалость". Но она, Лиза, никогда бы не смогла кого-то убить. Тем более таким зверским способом - как сообщил следователь, Машку нашли заколотой в собственной постели.
  
   - Она была моим детским страхом... -- прошептала Лиза. -- Но клянусь, я не убивала её!
  
   - Хорошо-хорошо. - Это "хорошо" уже начинало бесить девушку. - Как вы тогда объясните эти снимки с камер наблюдения возле общежития, в котором проживала гражданка Бубнова? - Мужчина пододвинул к Лизе новый снимок. На нём была запечатлена она в ночь убийства. Поверх её фланелевой пижамы была накинута чёрная куртка с капюшоном, а на ногах - её кеды с разными шнурками. Она определённо помнила, что в тот день они с её парнем сбежали из больницы и пошли гулять. Но вот чтобы они проходили мимо общежития... Ничего не понимая, Лиза выронила снимок и посмотрела на Хартса. Тот продолжал смотреть на неё своим обычным взглядом.
  
   - Где вы были во время убийства вашей учительницы? - задал вопрос "в лоб" следователь.
  
   - Дома, - ответила Лиза.
  
   - Кто-нибудь может это подтвердить?
  
   - Да, Хартс.
  
   - Хартс? Это ваш молодой человек? - спросил мужчина, что-то подозрительно помечая в своём блокноте.
  
   - Да.
  
   - Хорошо. А где вы находились в ночь убийства вашей подруги Екатерины?
  
   - Дома, Хартс подтвердит.
  
   Про убийство Машки было спрашивать бесполезно - камеры засекли Лизу как раз за 10 минут до убийства. Девушке вдруг стало страшно - все улики указывали на неё, даже её разные шнурки на кедах и то, что в её доме хранилось сильнейшее снотворное.
  
   Заплакав, Лиза прошептала:
  
   - Я никого не убивала... Хартс может подтвердить.
  
   - А есть кто-нибудь кроме вас, знакомый с вашим молодым человеком.
  
   - Ну... Вы можете познакомиться с ним прямо сейчас. Хартс скажи что-нибудь. - Лиза толкнула парня локтём в бок, но тот продолжил молчать. Тогда она взглянула на него, но тот лишь улыбнулся ей. - Хартс!...
  
   - Елизавета, вам пора понять, что никакого Хартса, - произнёс следователь, делая акцент на имени парня, - никогда не существовало.
  
   - Как это не существовало? - Никак у следователь поехала крыша. - Он же сидит перед вами.
  
   - Ошибаетесь. Передо мной сидите только вы. - Быстро сфотографировав подростков, следователь развернул свой телефон экраном к Лизе. Она заглянула в него и потеряла дар речи - на фотографии было всё: стол, стена, она сама, - но не Хартс.
  
   - Я оставлю вас наедине с вашими мыслями, но скоро приду, - сказал следователь и вышел. С минуту Лиза продолжала молча сидеть, смотря перед собой на стол. На глаза ей попался бланк, который заполнял следователь. У него был не слишком аккуратный почерк, но, впринципе, всё было понятно. Вот её, Лизы, имя, список жертв, а вот и Хартс... Но что это? Лиза пригляделась и заметила, одну странную вещь: имя Хартс, перевёрнутым, образовало слово "страх".
  
   - Страх?... - прошептала она. В её голове вдруг что-то щёлкнуло. Все её мысли и воспоминания, словно стали меняться местами. Теперь она вспомнила всё. Абсолютно всё. И от этого Лизе стало жутко.
  
   - Ну вот ты всё и поняла, - сказал Хартс, вставая со стула и отворачиваясь к ней спиной. - Теперь всё встало на свои места? - с усмешкой спросил парень.
  
   - Да. Ты всего лишь часть меня. Мой страх, - ответила Лиза, и Хартс похлопал ей в ладоши. - Но откуда ты вообще взялся?
  
   - О, я всегда был с тобой. Такие как я, вообще, сопровождают всех людей на протяжении их жизни. Просто кто-то умеет с нами бороться и держать нас за спиной, а кто-то нет. - Хартс, а вернее Страх, развернулся и наклонился очень близко к лицу Лизы. - Пока ты сопротивлялась мне, я был невидим. Да, я мог в темноте до тебя дотрагиваться, это как раз были те ощущения, которые ты называла "прикосновениями тьмы", но я не мог говорить с тобой, влиять. И вот, попав в ту кладовку несколько месяцев назад, ты была настолько сломлена, что перестала бороться. Моему счастью не было придела! По мере того, как ты подпускала меня ближе к себе, я крепчал. Лиза, спасибо тебе за мою жизнь!
  
   Страх улыбнулся своей фирменной улыбкой, которая теперь не то что не вызывала у Лизы любви - от этой белозубой ухмылки у девушки пробуждался рвотный позыв. И как она вообще могла его полюбить? Почему она раньше не замечала, какой он приторный? Вся его красота настолько банальна, что, наверное, поэтому он легко втёрся ей в доверие.
  Каким бы презрительным взглядом Лиза не смотрела на Страха, он продолжал ей победно улыбаться, что заставляло девушку трястись от страха. В её голове всё продолжали восставать из мёртвых ужасающие воспоминания.
  
  ***
  
  
  
   - Я готова дать показания, - сказала тихо Лиза, когда следователь вернулся.
  
   - Отлично. Расскажите мне всё, что знаете об этих убийствах.
  
   - После того, как Мария Ивановна выгнала меня с урока, я была в бешенстве. Тогда Хартс... Мой Страх и предложил мне её убить. Захватив своё снотворное, которое мне прописал врач, я пошла к ней в гости. Не смотря на все недопонимания, училка открыла дверь. Улыбаясь, я принялась извиняться за своё поведение, и эта одинокая женщина на всё повелась. Когда та отвернулась, я подлила снотворное в её чай. Дабы она сама закрыла за мной дверь, я сказала, что не выключила дома утюг и убежала. - В голове Лизы яркими красками играли воспоминания. Детская площадка, шкафчик в ванной, пластиковая бутылочка, звонок в дверь, немолодая учительница впускает её в квартиру... Вот только в воспоминания план продумывала не она, и злополучное снотворное она тоже не подливала. Всю грязную работу выполнял за неё Хартс. Именно он и толкнул её на преступление и помог боязливой Лизе убить без крови и следов.
  
   - Вскоре мне пришла на ум мысль убить Уголька, Катю, - продолжила Лиза, глядя в пол. - Она не верила, что у меня есть парень, говоря, что я свихнулась. Я нашла её поздно вечером, даже ночью, за гаражами. Осмелев, я решила задушить её. На помощь мне пришёл обувной шнурок. - Девушка вспомнила, как они с Хартсом лежали на её кровати. Он бережно обнимал её, а она рассказывала о том, как несправедлива Уголёк. А потом он предложил найти её и преподать урок. Обнаружив девушку на улице, Хартс вытянул шнурок из кедов Лизы и задушил Уголька. Умирая, она молила подругу о пощаде. Дома он втянул в обувь девушке свой шнурок и сказал, что так даже лучше.
  
   - И вот совсем недавно я решила поквитаться со старым врагом - Машкой Бубновой. Я сбежала из больницы, прихватив столовский нож, и пришла к ней. Я убила её быстро и без раздумий, не заставляя мучиться - я же не она, я -- не монстр. - На самом деле идея свести счёты пришла не ей, а Хартсу. Это он попросил её украсть нож и помог найти через Интернет Машку. Когда они пришли к ней, та рассказала, почему снова заперла Лизу в кладовой. Она никогда не хотела девушке зла. В детстве одна маленькая шалость поставила крест на всей Машкиной жизни - из-за скандала ей пришлось сменить школу, где все относились к ней предвзято и не хотели оценивать её знания, что привело к плохому аттестату и учёбе в ненавистном ПТУ. Мечту о карьере пловчихи пришлось тоже забыть - из-за учёта и испорченного личного дела она так и не смогла стать мастером спорта. Еще и родители в придачу ко всему возненавидели её, как позор их интеллигентной семье. Как только пришло время, они вышибли её из отчего дома. Именно поэтому она решила отомстить, как ей казалось, более счастливой Лизе. Не смотря на все извинения, Лиза так и не смогла её простить, и Хартс вонзил Машке в грудь нож.
  
   - Что-то ещё? - спросил следователь.
  
   - Что меня ждёт? - спросила испуганно девушка.
  
   - Тюрьма. Но если вас признают невменяемой, то психушка.
  
   Кинув последний взгляд на улыбающийся Страх, Лиза вздохнула и позволила увести себя в камеру. Неизвестность будущего пугала её, но по крайней мере у нее теперь не было груза на сердце.
  
  ***
  
  
  
   Нажав пару кнопочек на камере, психолог взглянула в объектив: за столом сидела молодая девушка в спортивном костюме. Ее растрепанные белокурые волосы были наскоро заплетены в косу, а под красивыми голубыми глазами залегли тени от синяков. Девушка слегка сутулилась и смотрела куда-то с торону.
  
   - Лиза, - обратилась к ней психолог, - ты в нашем реабилитационном цетре уже 10 лет. Привело ли это к каким-то изменениям?
   - Изменениям? - повторила Лиза и уставилась своими пустыми глазами в объектив. Психолог мысленно поёжилась, но она просто не знала, что девушка смотрит во все не в объектив, а за него, где стоял высокий улыбающийся парень с красивыми карими глазами и растрёпанными волосами, видимый лишь ей одной.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"