Н. Е. Нормальный: другие произведения.

Кк: Пиво вне закона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ-загадка Украина, Николаевская область, с.Михайло-Ларино

  Пиво вне закона
  
  Удивительная штука - студенческая дружба! Майор милиции Иван Иванов ехал на встречу со своим бывшим однокурсником-радиофизиком и испытывал смешанные чувства. С одной стороны, он радовался этой встрече. Еще бы! Он ехал к другу, своему тезке, причем "двойному", поскольку фамилия у него была, как тот сам говорил, "почти русская, но украинская" - Иваненко. Они дружили с первого курса. И, как часто, это бывает у мужчин, началась дружба с банальной драки. А причиной драки стал вначале безобидный анализ окончаний их фамилий, который перерос в анализ событий трехсотлетней истории. Потом как-то незаметно вместо слов "русский" и "украинец" стали использоваться их синонимы, которые не нравились ни тому, ни другому, а потом...Иванов уже не помнит, как началась драка. Но очень хорошо запомнилась сцена примирения. Это было так трогательно! У него даже сейчас подошел ком к горлу. Потому что тогда он понял, что нашел настоящего друга навсегда. В любое время суток, если надо, они могли обратиться друг к другу за помощью.
  Собственно, сейчас майор Иванов как раз и должен был помочь своему старому другу. Вчера, чуть ли не в полночь, Иваненко позвонил по мобильному телефону и сказал, что надо решить одну проблему с гаишниками. Вот "почти однофамилец" и ехал к другу с радостным чувством своей нужности. Другим чувством, которое он испытывал, была какая-то непонятная вина перед другом. Они не виделись... Сколько же лет прошло? Недавно было двадцать лет после окончания университета. Иванов не смог прибыть на встречу выпускников - служба, "...и опасна и трудна" - невольно зазвучали в голове слова подзабытой песни. Иванов не помнил, как было в оригинале - то ли "не видна", то ли "не нужна". Не мог он вспомнить, и когда виделся последний раз с Иваненко. Вот это и вызывало в нем чувство вины. Жить в одном городе и не видеться столько лет. Раньше хоть с днем рождения поздравляли. А сейчас? Телефон домашний, телефон рабочий, телефон мобильный, автоответчик на работе и дома, факс на работе и дома, пейджер, электронная почта, обычная почта. И тишина!
  Еще одно чувство подмешивалось. Не смотря на долгий перерыв в отношениях с однокурсником, не было ощущения, как бы это выразиться, забытости, что ли. Он сейчас ехал к нему так, как будто, они расстались на прошлой неделе после семинара по политэкономии. Почему-то этот предмет особенно запомнился. Наверное, потому, что в начале восьмидесятых, в расцвет застоя, на семинарах политэкономии молодые технари, ничуть не смущаясь, интересовались, не пришло ли время ввести в СССР двухпартийность. Предлагалась компартия "а" и компартия "б". Вот пусть они, дескать, соревнуются, у кого программа лучше. О демократах, либералах, консерваторах тогда еще не знали.
  Воспоминания молодости прервал мобильник. На экране светилось "Иванко". Сокращенное от "Иваненко" и украинское уменьшительно-ласкательное от "Иван".
  - Слухаю, - по-украински сказал в трубку Иванов. Он знал, что тезка это любит.
  - Ты скоро? - прозвучало в трубке.
  - Я уже возле подъезда.
  - Поднимайся! Код входной двери 666.
  - С ума сойти...
  Вот чего Иванов не ожидал от своего друга, так этих трех шестерек в коде замка подъезда. Жизнь сложилась так, что к сорока годам жизни выпускник радиофизического факультета Иван Иваненко стал священником православной церкви. Служил в небольшом храме в небольшом городке в сорока километрах от столицы. А Иванова жизнь привела в милицию. По этому поводу оба Ивана тоже шутили. Дескать, служим. Только один служит Богу, а другой...Слова песни об опасной и трудной службе снова зазвучали в голове. Насколько Иванов знал своего друга как искреннего христианина, то тот должен был воспрепятствовать тому, чтобы три шестерки стали кодом замка на его двери. Иванов знал, что, встретившись с другом, который всегда любил пофилософствовать, без дискуссий не обойдется, и уже приготовил свой первый вопрос о "числе зверя".
  - Спорим, я знаю, каким будет первым твой вопрос! - без предварительных приветствий встретил Ивана его старый друг.
  - Ну?
  - Ты спросишь, какая проблема возникла с ГАИ.
  От неожиданности Иванов замялся.
  - Правильно? Или ты будешь интересоваться глупостями, типа дверного замка?
  - Ну, ты гад...- только и выдавил из себя Иванов, а про себя подумал, что, действительно забыл о том, что его пригласили помочь решить проблему с гаишниками. А он увлекся воспоминаниями...
  - Я не могу быть гадом по определению, - спокойно и с достоинством ответил второй Иван. - Я священник. А, отвечая на твой вопрос, скажу: Бог шестерок не боится. А я как его слуга это сочетание просто игнорирую.
  - Растешь Иван! Ну да мы тоже... постоять за себя можем. О! Стихи получились. Дело в том, что для нас ГАИ - не проблема. Поэтому я и не волновался. Даже обрадовался, что могу пообщаться со старым другом.
  - Вот и добре! Давай быстренько продемонстрируй свои возможности, а потом пива попьем.
  - Так ведь пост, батюшка! - обрадовано закричал Иванов, решив, что смог подловить друга- священника на промашке.
  - Ай-я-яй! - делано начал сокрушаться изобличенный нарушитель. - Как же это я? Забыл, что начался Рождественский пост. Алкоголь хотел употребить. Увы мне!
  Потом он подошел к холодильнику и достал бутылку пива. Будто бы с сожалением, что не придется выпить свой любимый напиток, посмотрел на нее, а потом, резко изменив интонацию, произнес:
  - Хотя...- и весело посмотрел на друга.
  - Ну! Не томи! Что "хотя"?
  - Читай! - Иваненко поднес к глазам Иванова бутылку.
  - "Оболонь". Ну?
  - Дальше читай!
  - "Премиум бир"...
  - Дальше!
  - "Хай кволити продакт"...
  - Ну, ты настоящий мент. Главное читай! Большими буквами написано!
  - Безалкогольное... А-а-а!
  - Наконец-то! Ты забыл анекдоты про милиционеров? Пиво безалкогольное, то есть не содержащее алкоголя. Это мне Фляк презентовал как священнослужителю. Он сейчас работает на "Оболони". Можно пить и в пост. Был целый ящик! Еще две бутылки остались. Кстати, "Оболонь" позиционирует его как продукт, который можно выпить и сесть за руль. Это ваш брат гаишник должен знать. Кстати, вернемся к вашим баранам!
  - Я посрамлен. Готов выполнить любое Ваше задание, отец Иван. Давай выкладывай, что там у тебя?
  - В Севастополь отправился автобус с паломниками. В Крыму, чтоб ты знал, начиналось христианство, которое потом распространилось дальше на север. В Херсонесе еще остались остатки катакомбных церквей, которые верующие рыли у себя под домами. В Херсонесе были десятки храмов. Вот посмотри! - Иваненко вынул из бумажника украинскую гривну. - Здесь нарисованы развалины такого храма. Правда, художник что-то с колоннами напутал. На одну больше нарисовал. Я считал...
  Ну, да ладно. Короче, поехала группа пенсионеров, прихожане моего храма, за свои деньги, а их не пускают.
  - Как это не пускают?
  - Вот так! Нарвались на какого-то иди...нехорошего гаишника, который заявляет, что трасса закрыта на ремонт, поэтому ехать нельзя.
  - Может, и правда нельзя. Я помню, там действительно собирались ремонтировать большой кусок дороги.
  - Ага! Собираются. Но еще не начали, я выяснял. Пока начнут, они уже назад вернутся. Если ты поможешь, конечно. Автоинспекция просто перестраховывается. А может пива хочет. Безалкогольного.
  - Разберемся! Какой автобус? Номер?
  - Вот шпаргалка! Тут все написано.
  Иванов достал записную книгу, тут же превратился из студенческого товарища в грозного майора милиции, набрал на трубке мобильного телефона номер и нахмурил брови.
  - Здравия бажаю! - поприветствовал он кого-то. - А скажи-ка мне, пан сержант, что там пенсионеры в автобусе. Не бунтуют?
  Какое-то время он молчал, слушая объяснения, потом кашлянул и сказал:
  - Ясно. Этих пропустить!
  Наверное, тот, кому предназначались эти слова, что-то возражал, потому что Иван резко и жестко спросил:
  - Ты украинскую мову понимаешь? Про-пу-стить!
  Лицо майора излучало удовлетворение самим собой. Он весело посмотрел на друга и потянулся.
  - Вот и все. А где семья?
  - Не знаю. Жена к кому-то в гости собиралась. А за сыном я уже не успеваю следить. Каждый день с какой-то новой девушкой.
  - Весь в папу.
  - Если иметь ввиду папу образца двадцатилетней давности, то да.
  - А сейчас ты - другой?
  - Седьмой! Не дразни грехами юности! Подождем семь минут.
  - Почему семь? Счастливое число, да? - ехидно спросил Иван.
  - Счастливое число, да! - передразнил Иваненко. - Знаешь, как-то Альберт Эйнштейн прибил на дверь подкову. Его гости спросили: зачем? Как? - ответил ученый, разве вы не знаете, что подкова приносит счастье? - И вы, великий ученый, верите в это, - удивились гости. - Нет, я не верю. Но, говорят, она приносит счастье, независимо от того, веришь или нет.
  - К чему это? - сдвинул плечи Иванов.
  - Да так. На самом деле, я сторонник теории, что каждый получает по своей вере. Во что веришь, то имеешь.
  - Да, я помню. Ты еще на пятом курсе меня в этом убеждал. Слушай! А помнишь, ты мне давал фантастический рассказ читать. Там ученый попадает на какой-то неизвестный никому остров в какое-то племя. Аборигены считают, что земля в центре, а солнце, луна, и звезды - это небольшие шарики, которые кружатся вокруг земли. А ученый соорудил прибор, типа телескоп, чтобы доказать им ошибочность их воззрений. И вдруг обнаружил, что прибор показывает то, что говорили островитяне. А мораль сей басни была такова, что миром управляют не физические законы, а нравственные.
  - Я- то помню. А ты чего вспомнил?
  - Просто я вдруг сообразил, что это ты сам этот рассказ написал. Да?
  - Не зря ты в милицию попал. Через двадцать лет до тебя дошло. Через двадцать лет, глядишь, и подполковника получишь.
  - Ты, Вань, на грубость нарываешься, все, Вань, обидеть норовишь, - хрипловатым голосом "под Высоцкого" продекламировал Иванов. - Сам же учил, что реагировать на жизнь надо радостно. Вот и порадовался бы за друга, который что-то понял, а ты насмехаешься...
  - Извини, Вань! Ты прав...
  - А еще священник!
  - Ну, прости, Иван! - видя, что друг обиделся серьезно, Иван подошел к нему и положил руку на плечо. - Я священник, но я не святой. Ты знаешь, у меня недавно, с пол года тому случай был. Проехал я на красный свет. Глупо, конечно, не дождался секунду-две, пока загорится зеленый. Спешил. И, как назло, ваш брат гаишник. Штраф. Слушай, такая жаба меня задавила! Так платить не хотелось. И понимаю, что я не прав. И формально не прав, ибо нарушил правила. И нарушаю принципы, которые же сам проповедую, а жаба давит. Даже хотел тебе звонить, чтобы ты слово замолвил.
  - Почему ж не позвонил?
  - Победил себя. Хотя досада еще долго оставалась. Я-то думал, что я благородный. А жаба давила. Не святой, я Вань, прости. Нас характеризуют не наши ошибки, а то, как мы их исправляем. Ты же хорошо помнишь "Место встречи изменить нельзя"?
  - Еще бы? Сто раз смотрел. А что?
  - Когда взяли Ручечника с шубой англичанина, и коллеги опасались, что будут ненужные разговоры, твой любимый Жеглов заявил: "Правопорядок в стране характеризуется не наличием воров, а умением властей их обезвреживать". Давай обезвредим нашего вора, который хотел украсть наше хорошее настроение.
  Заиграл мобильник. Иваненко взял трубку:
  - Ну что, Мыкола Петрович? Вот и хорошо. С Богом!
  - Все нормально?
  - Да. Позвонил старший группы, сообщил, что пропустили. Спасибо тебе!
  - Не за что. Обращайтесь, отец Иван, если что. - Иванов был доволен, что не упал лицом в грязь перед товарищем, что тема ментов была замята, и решил перевести разговор в другую плоскость. - Слушай, а как правильно - отец Иван или отче Иван?
  - Слово "отче" используется при обращении. Это звательный падеж. В украинском языке он используется до сих пор, а в русском вышел из употребления. Вот в церкви при обращении к священнику говорят "отче" и еще при обращении к Богу говорят "Боже", а в остальных случаях используют именительный падеж.
  -Все-то ты знаешь!
  - Многое забыл уже. Закон Гей-Люссака с законом Бойля-Мариотта уже путаю.
  - Слушай, а ты на двадцатилетии выпуска был?
  - Да. А ты даже не позвонил...
  - Служба. Два убийства было. Я даже забыл. Мне староста звонил, поздравил... А много наших было? Белый был? Я знаю, он крутой предприниматель... А Монч, знаешь, куда сына учиться направил? На радиофак! Класс! Учится по тем же книгам, что и тато. А Фляк был?
  - Нет. Он как раз с "Океном Эльзы" в туре был по Украине.
  - Ты ж говорил, он на "Оболони".
  - Вот "Оболонь" и спонсировала. А он типа представитель фирмы. Мне Бабич рассказывал. Они дружат. А тебе нравится "Океан Эльзы"?
  - Да. Особенно эта: "Ты машина и я машина..."
  - Любимая песня гаишников?
  Иван не ответил. То ли напевал про себя, то ли думал о чем-то.
  - Да-а-а, - задумчиво произнес он через какое-то время .- А я все понять не могу, как ты стал священником. Учился хорошо. Фантастикой увлекался.
  - Я и сейчас увлекаюсь.
  - А как же православие? Не противоречит?
  - Ты, Иван, хочешь за семь минут постигнуть азы православия? Это - как курс физики за ночь перед экзаменом.
  - Ну-у-у, я немного все-таки подкован. Читал Евангелие. Знаю Символ Веры. Знаю, что христиан два миллиарда. Из них православных что-то чуть больше десяти процентов, а католиков - почти половина. Мне, кстати, католическая церковь тоже больше нравится. Там как-то уютнее. Сесть можно. А у нас стоять надо.
  - Хм. Ты, все-таки, сказал "у нас".
  - А еще меня раздражает старый стиль. Что наша церковь себе думает? Путаница! Я как-то пару лет тому назад хотел поститься. Помнишь, ты меня убеждал, как это полезно для души и тела и все такое...Ну и что? Новый год, все пьют, гуляют, веселятся, столы ломятся от жратвы, а наши святоши сурово так пальчиком - низзя! А католики - молодцы. Все по-людски. Вот ты можешь это объяснить?
  - Могу. Католики хотят, чтобы человеку было лучше, а православные - чтобы человек был лучше. Это более трудная задача. Католическая церковь ближе к людям, а православная - к Богу. Поэтому нас и меньше. И я считаю неправильным, что бокал шампанского и миска оливье в ночь с тридцать первого на первое стали наивысшей ценностью. Хотя, если бы было какое-то голосование, какой-нибудь православный референдум, проголосовал бы за переход на новый стиль, конечно. А пока православному человеку предлагают выбор: жить по светским законам или по церковным. И каждый имеет право выбора.
  - Нет, меня другое интересует! Вот смотри! Рождество: когда оно правильно наступает - у католиков или у нас?
  - Вань, ну ты же технарь, хоть и бывший! У каждого своя система координат.
  - Не то! Вот смотри! Помнишь кто-то нам говорил, что на Крещение, когда воду святят... Так вот, в этот день, 19 января, крещенская вода изменяет свои физические свойства, поляризацию, или что-то в этом роде. Помнишь?
  - Ну?
  - Так вот, если перейти на новый стиль, то, выходит, что вода будет менять свои физические свойства через 13 дней после праздника. А в чем же тогда будет праздник? Или ты хочешь сказать, что если проголосуешь за новый стиль, то и поляризация начнется на 13 дней раньше? Это же нонсенс!
  - Я могу только повторить то, что говорил раньше, - немного грустно произнес священник. - Миром управляют не физические законы, а нравственные.
  - Достал ты! - возмутился милиционер. - Мы же в реальном мире живем, а не в фантастическом. Вань, ну ты же технарь, хоть и бывший! Ну? При нагревании тело расширя-я-яется. Молекулы в нем есть такие, помнишь? Когда человек выпьет, молекулы спирта попадают в кровь. Изменяется ее биохимия. Кровь попадает в мозг - изменяет его среду, измененная среда меняет процессы мышления. Человек становится пьяным. Ну? Все из-за молекул спирта. При чем здесь нравственность?
  - Да при том, что решение пить или не пить - это результат нравственного закона, а не физического.
  -Хорошо, а если...- майор замолчал.
  - Что, если?
  - Ничего! - Иван Иванов был рассержен. - Давай прервем наш диспут! Давай пиво пить! Ты обещал.
  - Давай. Только, слушай, ты ж на машине. Раз уж ты приехал, подбрось меня в одно место. Тут недалеко, а потом попьем, поговорим спокойно.
  - Ты ж говорил, можно пить за рулем.
  - Ну не в прямом же смысле.
  Сев в машину, майор, вставил ключ зажигания и рванул с места. Было видно, что он еще возбужден.
  - У тебя бензин на нуле! - взглянув на панель, робко предупредил Иваненко.
  - Ну и что? Буду думать, что у меня полон бак. Каждый получает по своей вере! Так?
  - Ты же не веришь.
  - Верю!
  - Неужели?
  - Верю! Я залил сегодня полный бак. Просто индикатор поломан, не показывает, - настроение милиционера улучшилось.
  Оба Ивана приехали к какой-то древней старушке. Священник что-то говорил с ней, потом подошел к другу и попросил:
  - Иван, я деньги забыл. Хотел помочь немного. Съезди ко мне домой! Там в письменном столе внизу. Все забери!
  Вернулся Иванов каким-то уж сильно веселым.
  - Ты так гордишься своим приколом с бензином? - видя его возбужденные глаза, спросил Иваненко. - И что ты так долго? Половина седьмого уже.
  - Код замка забыл, - отшутился милиционер. - Поехали домой?
  Всю дорогу Иванов молчал, только насвистывал, что-то из репертуара "Океана Эльзы", периодически возвращаясь к теме "Як же так? Як же так?"
  Дома, он, как хозяин подошел к холодильнику.
  - Давай-ка попробуем твоей "Оболони"!
  - Давай!
  Майор внимательно осмотрел бутылки, будто выбирая, в какой больше пива. Потом одну протянул хозяину.
  - Ты наливай мне, а я - тебе! Будем так ухаживать друг за другом. В знак уважения.
  Он налил полный бокал пива и протянул Ивану. Тот сделал то же самое.
  - Будьмо!
  - Гей! - поддержал майор. И чокнулся с другом.
  - Хорошо, что ты не чураешься нашей мовы, - отпив пол бокала и облизав губы, благодушно сказал Иваненко. -А то каждый считает своим долгом поприкалываться. Ну, как пиво? Правда, класс? Как настоящий "Премиум". Фляк говорил, что на заводе, не мудрствуя лукаво, варят настоящее пиво, а потом с помощью специальной мембраны извлекают из него спирт. Поэтому в нем есть все, что должно быть в пиве, кроме спирта. Хотя...
  Он снова пригубил бокал, будто пробуя пиво на содержание алкоголя.
  - Что "хотя"? - насторожился Иванов.
  - Хотя эффект такой, будто пьешь обычное пиво. Сам расслабляешься, "життя стає світлішим", жена приветливее, дети послушнее, друзья, типа тебя, добрее.
  - А я что, злой что ли?
  - У тебя сначала было такое лицо, будто ты мне яду подсыпал.
  - Не понял! - закричал милиционер.
  - Теперь я шучу. Просто я вспомнил, откуда пошел обычай чокаться стаканами. Знаешь?
  - Не задумывался.
  - Правильно, за тебя же начальство думает...Стоп-стоп-стоп!!! Я ж шучу. Слушай про обычай! В средние века, когда было модно подсыпать яд в вино, для того, чтобы продемонстрировать доверие друг к другу, за столом переливали вино с бокала в бокал. При этом бокалы ударялись. Позже, когда мода на яд прошла, обычай переливать с бокала в бокал как символ уважения остался. Только трансформировался в простое чоканье.
  - Класс! Буду теперь за столом рассказывать. А пиво и правда действует, как обычное. Может, тут все-таки есть алкоголь? А то мне кажется, что мое "життя стає світлішим" тоже.
  - Не трусь, майор! Меньше пол процента! Допустимо.
  - И гаишники не придерутся?
  - Проверено.
  - Точно?
  - Чего ты прицепился? "Точно-точно?"
  - Да потому, что ты захмелел уже, отче Иван!
  - Баран ты, ваше благородие. Я ж тебе пояснял, что пиво без спирта. Это чисто психологическое состояние.
  - Да?!
  - Балда! Утомил ты меня, старый друже. Может, действительно, тебя обычным "Премиумом" угостить? Тебе ж можно. Хотя нет. Ты ж за рулем.
  Иванов, вскочил, поправил пиджак и неожиданно заявил:
  - Поехали!
  - По "Премиум"?
  - За премией! Победителю диспута... Поехали! Что-то покажу.
  - "Ладно, я буду покорным...", - хрипловатым голосом "под Высоцкого" согласился Иваненко.
  В машине, которая летела со скоростью больше ста километров в час, Иванов снова начал напевать "Як же так?"
  - Я не понял, что это за игра слов: "Премиум"-премия? - чтобы прервать какую-то странную молчанку, спросил Иваненко.
  - Погоди!
  Они как раз подъехали к посту ГАИ.
  -Посиди! - скомандовал майор и побежал к будке.
  Через минуту он вернулся с трубкой.
  - А ну дыхни!
  - Ты вспомнил, что у тебя в дипломе записано "инженер-исследователь" и решил проверить действие безалкогольного пива? Будь ласка!
  Иван смиренно взял трубку и сильно начал дуть.
  - Ну хватит-хватит! Отличник...- майор взял трубку в руки и поднес к глазам. - Не поня-ял... А ну еще раз! Ты не сачкуешь?
  - Да пожалуйста! - Иван, сделав страшные глаза и надув щеки, со всей силы начал снова выпускать воздух из легких.
  Трубка цвет не поменяла.
  - Черт! - воскликнул майор.
  - Не чертыхайся! - прикрикнул Иван.
  - Блин, неужели я бутылки перепутал?
  Иванов сам начал дуть в трубку.
  Трубка цвет не поменяла.
  - Черт! - снова сказал майор.
  - Изыди! - не то шутя, не то серьезно скомандовал священник.
  Майор, не спеша, пошел к будке, унося бесцветную трубку. Возвратившись, он как-то отрешенно сел за руль и потихоньку тронул с места.
  - Что трапилось? - спросил Иваненко. - Ты ведешь себя неадекватно. Тебя так поразило, что безалкогольное пиво действительно оказалось безалкогольным? "Оболонь" - фирма честная. Фляк говорил...
  - Надоел ты со своим Фляком! - резко прервал милиционер.
  - Ва-аня! - голосом, каким мама предупреждает ребенка, что поставит в угол, произнес священник.
  - Извини! - Иван расслабился. - Дело в том, что хотелось мне тебя сегодня наказать. Каюсь, отче! Завидую я тебе. Есть у тебя своя философия. Легко тебе с ней. А я хотел приколоться. Короче, достал ты меня, извини, своими нравственными принципами. Поэтому... Когда ты послал меня к себе домой за деньгами для бабушки...
  Иван умолк. Наверное, решал, продолжать или скрыть какую-то свою страшную тайну.
  - Когда ты послал меня к себе домой за деньгами для бабушки, - все-таки продолжил он, - я по дороге заехал в магазин и купил бутылку "Оболонь-Премиум". Дома я выпил твое безалкогольное, а в пустую бутылку налил свой "Премиум". Там пять процентов спирта. Аккуратно закупорил. Когда мы приехали, я налил его тебе под видом безалкогольного, чтобы потом доказать приоритет физических законов. Трубка должна была показать, что в твоей крови есть молекулы спирта. Ничего не понимаю. Трубка исправная была.
  - Откуда знаешь?
  - Проверил! Дал там одному сержанту дыхнуть. Да он только в руки ее взял, она уже посинела. Как таких в ГАИ держат?
  Потом было семь минут молчания. Потом Иванов вздохнул и сказал:
  - Извини за эксперименты! Я еще немножко остался физиком.
  - Физик-радиофизик... - Иван был слегка ошарашенный проделкой старого друга.
  - А ты фантастические рассказы еще пишешь? - неожиданно спросил Иванов.
  - Так...Раз в пятилетку. И то только на мотивы христианства. А что?
  - Вот тебе как раз идея для рассказика. Чем не по теме? Столкновение Веры и безверия. Что скажешь? Или пиво, не подчиняющееся законам физики. Или пиво вне закона. Красиво? Пиши! Сейчас, как раз, в Самиздате проходит конкурс на лучший рассказ о пиве. Гонорар на двоих.
  - Подумаю...Может, лучше - "Пиво в законе"?
  ***
  Дома Иваненко застал жену и сына. Увидев мужа, супруга, спросила:
  - Есть будешь?
  - Да.
  - А пиво?
  - Да. А что есть?
  - Твое безалкогольное.
  Она пошла к холодильнику, открыла дверцу и уставилась в середину. Через минуту она крикнула:
  - Андрюша! Сынок! Я тебя просила папе пива безалкогольного купить.
  - Я купил две бутылки, как ты просила, - донеслось из комнаты.
  - И где оно?
  - В холодильнике!
  Супруга Иваненко еще раз заглянула во внутрь, потом закрыла дверь и, пожав плечами, сказала:
  - Не верь глазам своим...
  - Что такое? - поинтересовался Иван.
  - Пива нет.
  - Какого?
  - Твоего. В холодильнике.
  - И где оно, по-твоему?
  - Не знаю. Я сегодня задержалась. Прибежала домой уже в начале седьмого, взяла детектив Платовой. Оксане обещала. Она детективы любит. Какого-то милиционера встретила... Дай, думаю, захвачу пива холодного из холодильника. Она еще безалкогольное не пробовала. А Андрея попросила сгонять в магазин купить новое. Думаю, пока ты придешь, оно как раз холодное будет...А сейчас его нет.
  - Когда, ты говоришь, дома была? В начале седьмого?
  - Да.
  - Сынок! А ты когда за пивом ходил?
  - Как только мама сказала. Я ж исполнительный.
  - Молодец! Теперь мне все ясно.
  - Что тебе ясно? - спросила супруга. - Ты объясни! А то я боялась, что пиво пропало.
  - Не волнуйся! - спокойно ответил Иван. - Все в порядке. Просто...Считай, что оно не подчиняется законам физики. Это пиво вне закона.
  Он взял телефонную трубку:
  - Алло, Иван? Я подумал и решил написать рассказ. Сюжет у меня уже есть, а название пусть будет твое - "Пиво вне закона". Гонорар на троих: на тебя, меня и Фляка.
  На кухню зашел сын Андрей. Он пошел к холодильнику, открыл дверцу и уставился в середину. Через минуту он крикнул:
  - Что вы чудите? Пиво есть! Вот две бутылки на верхней полке.
  ***
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"