Новиков Эдуард Александрович: другие произведения.

Граф Малем [в процессе]

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делает человека хорошим правителем? Харизма? Конечно. Образование? Безусловно. Умение договариваться? Несомненно. У Александра нет ни первого, ни второго, ни третьего, зато у него есть... ну... это... желание? И то, желание вернуться домой, а не навести порядок в графстве Малем. К счастью, для того, чтобы достичь первого, придётся заняться вторым. А нам остаётся только пожелать ему удачи. Удачи, Саня!

  Глава 1.
  В просторной комнате со стенами из грубо обработанного камня стоял полумрак. Солнечные лучи время от времени находили путь в комнату, когда через открытое окно ветер нежно покачивал тяжёлые шторы, сделанные из плотной красной ткани. Свет скакал то туда, то сюда - падал на того же цвета, что и шторы, ковёр, на большой платяной шкаф, прочую мебель и, в частности, на дубовую кровать с пологом. Поперёк последней лежало тело. Лежало оно здесь всю ночь и бо́льшую часть утра.
  В это же время за дверью, закрытой с обеих сторон портьерами, шло совещание. Четыре человека - высокий худой мужчина с маленькими аккуратными усиками, низкий мужчина с объёмным животом и зияющей на макушке залысиной, дородная женщина с добрым, красивым лицом и большими бровями, широкоплечий статный мужчина в военном костюме. Они стояли в кругу и шептались, склонив друг к другу головы.
  - Может, перестанете шептать, мне ничего не слышно, Рэль, - громко сказал низкий.
  Высокий с усиками мужчина, которого тот прервал, замолчал, выпрямился и, видимо, хотел что-то сказать, но его опередили.
  - Вам, мой дорогой Галантин, ничего не слышно потому, что ваше пузо давит вам на уши. - это был военный.
  Галантин покраснел. Он сам не знал, от чего больше злился - от самих жестоких слов или от отсутствия в них логики.
  - Вы, Вульж, если хотите меня оскорбить, делайте это хотя бы остроумно.
  - Я не хочу вас оскорбить, - сказал Вульж. - я просто хочу вам намекнуть, что пора переставать жрать и начинать заниматься собой.
  Галантин покраснел ещё больше, а ему, вообще-то, не нравилось краснеть. По какой-то причине, лысая часть его головы не меняла цвета, как это делали лицо, уши и шея, а оставалось настолько же белой, насколько и безволосой. По мнению Галантина, это выглядело немного более нелепо, чем ему хотелось бы, а потому он должен был, обязан был что-нибудь ответить, чтобы отвести от себя внимание окружающих. Желательно что-нибудь очень обидное и в то же время умное. От интенсивных попыток придумать ответ он покраснел ещё больше и уже напоминал помидор, политый сверху майонезом.
  От неизбежного позора Галантина спас Рэль, высокий мужчина с усиками:
  - Друзья, пожалуйста, прекратите. Нам сейчас стоит заняться более важной проблемой, - он кивнул в сторону портьеры. - И я думаю, что мы и вправду не должны пытаться скрыть наш разговор, раз уж сами не слышим друг друга за этим... звуком.
  Звук, о котором говорил Рэль, исходил из той самой комнаты с телом на кровати. Он проходил через два слоя плотного драпа, через слой толстой дубовой двери и, казалось, ничуть не терял в интенсивности. Словно летучий газ, он заполнял весь объём близжайших комнат, он заползал даже в те щели, куда не пролезли бы мягкие лапы любопытного, скажем, кота. Звук полз по полу, взбирался по штанине вверх, к ушным раковинам, там он лез вдоль слухового прохода и неприятно теребил барабанные перепонки.
  - Я не понимаю, что здесь можно обсуждать. Просто зайдите и разбудите его. Я пока схожу принесу чай и печенья, у бедного, наверное, раскалывается голова, - предложила женщина с добрым лицом.
  - Здесь не чай нужен, здесь бы рассолу, - усмехнулся Вульж, но посмотрев вокруг и заметив, что никому больше не смешно, принял обычный строгий вид.
  - Орелье права. Я не понимаю, зачем вы вообще нас здесь собрали, Рэль. У меня... эээ... запланирована строевая подготовка в полдень. До свидания.
  Вульж развернулся на каблуках и направился в сторону выхода. За ним заторопился пухлый Галантин.
  - Мне тоже пора на кухню, пока мои говнюки опять не спалили обед. Удачи вам с... вот этим, - он махнул рукой в сторону спальни и быстрым шагом пошёл прочь от стоящего в одиночестве Рэля.
  
  *****
  
  Он видел сон. Он видел странный, местами неприятный, но всё ещё такой желанный сон. В этом сне он ходил в гости, но не был уверен к кому именно; он катался на скейтборде, хотя вроде бы совсем даже и не умел; в конце концов, он пошёл ко врачу сделать укол, но женщина, которая встретила его в кабинете, сказала, что уколы ему вовсе не требуются. Он немного расстроился, ведь пришёл сюда именно за уколами, а их не оказалось. Затем она сказала, что ему требуется тепло человеческого тела, и начала снимать с себя халат. Впрочем, после халата женщина-доктор начала снимать с себя блузку и он совсем забыл и об уколах, и об обиде от их отсутсвия. Теперь его внимание было приковано к ползущему вверх краю блузки. Сначала обнажился пупок, потом показались нижние части объёмных грудей и наконец...
  В лицо ему ударил свет. Яркий и горячий, свет причинял неудобство даже сквозь толстые бледные веки. Владелец век попытался сжать их ещё сильнее в тщетной попытке искусственно увеличить их толщину, но и этого не хватило. Пришлось перевернуться на другой бок. Первый раунд был за ним.
  В фортификации сна есть несколько уязвимых мест и одно из них - глаза - уже выстояло. Следующим был черёд ушей. На них внезапно обрушилось полчище звуков, издаваемое человеческим речевым аппаратом. В любой другой ситуации он бы назвал этот голос приятным настолько, что отсутсвие подобной приятности в его собственном голосе вызывало бы зависть, но сейчас было не до зависти. Сейчас на кону был сон. Воспользоваться этой ушной брешью в стене сна армии голоса не дала подушка, ловко надвинутая на обнажённую сторону головы. Второй раунд был за ним.
  
  *****
  
  Рэль почти никогда не выходил из себя. И в этот раз он не вышел из себя. Человек, лежавший на кровати в странной позе и с подушкой на голове, не вызывал в нём ни капли злости. За 15 лет службы разным хозяевам, Рэль выработал в себе невероятные способности к умению будить людей разных состояний, ментальных и физических. За 15 лет службы, Рэль ни разу не потерпел неудачу в том, чтобы разбудить человека. Даже в тот раз, когда барон Палевуазин - тогдашний его хозяин - не до конца проснувшись полез драться, Рэль не злился и даже не волновался. А сейчас перед ним всего лишь похмельный молодой человек.
  Мажордом взял с прикроватной тумбочки тяжёлые настольные часы. Он замер на секунду, думая о том можно ли называть часы, что стоят на тумбочке, настольными или лучше называть их "натумбными". Однако, его замешательство длилось недолго и, отбросив за ненадобностью дурацкую мысль, Рэль поднёс заведённые часы к голове жертвы, одновременно он пытался оторвать подушку от уха сопротивляющегося молодого человека.
  Между двумя извечными противниками - похмельным сном и исполняющим свой долг мажордомом - завязалась принципиальная борьба, в которой не было места отступлению. Боролись две стихии такие же непремиримые, как свет и тьма, но такие же несуществующие друг без друга, как... тоже свет и тьма. Впрочем, в отличии от борьбы света со тьмою, в борьбе сна с мажордомом всегда есть победитель и Рэль поставил себе целью быть этим победителем.
  
  *****
  
  Третий, решающий раунд, был проигран.
  Он обнаружил себя сидящим на кровати совсем без одежды, а у левого его уха визжал будильник.
  - Остановитесь. Пожалуйста, хватит! - он хотел крикнуть, но получилось лишь неразборчиво просипеть. Тем не менее, высокий мужчина, что держал у его уха будильник, просьбу услышал, повернул ремонтуар, снимая с часов завод.
  - Кто вы? Где я? - испуганно спросил молодой человек, натягивая под подбородок тяжёлое одеяло. Даже в стрессовой ситуации, он не мог не заметить насколько приятное на ощупь было это одеяло. Он даже немного потёр его между пальцев, чтобы сполна прочувствовать его приятность.
  - Я Рэль, мажордом. Вы находитесь в замке Малем. - сказал тот приятным голосом.
  - А что, рядом с Бременом есть замок? В буклете не было никаких замков. - он попытался вспомнить получше то, что читал в туристической брошюре накануне, отчего голова разболелась ещё сильнее. Он сильно потёр глаза и лицо. Теперь болело ещё и лицо.
  - Как я могу к вам обращаться?
  - Александр, меня зовут Александр. Есть попить? - в поисках чего-нибудь жидкого он энергично завертел головой, о чём тут же пожалел - мозг болтался в черепной коробке, как маринованные грибы в жестяной банке.
  - Орелье, наша экономка и ответсвенная за помощь нуждающимся, уже на пути сюда с чаем и, кажется, печеньем.
  - А как я сюда попал? - спросил Александр нервно. Он нечасто пил так много и в последний раз напивался до беспамятства ещё в школе. Ему было страшно, что он мог наделать чего-нибудь постыдного, потому продолжил:
  - Я хорошо себя вёл?
  - О, не беспокойтесь, Александр. Вы вели себя отменно. Были вежливы и довольно... любвеобильны, - на этих словах молодой человек покраснел. - Перед тем, как потерять сознание на кровати, вы убедились, что рядом поставлен тазик, а окно открыто для проветривания. Вы ещё что-то пытались сказать, но язык вас подвёл.
  - Я хотел сказать про воду. Я обычно ставлю стакан с водой на тумбочке прежде, чем пьяным пойти спать. - где-то на середине предложения Александр осознал, что не знает зачем это говорит и потому к концу стушевался и закончил довольно неловко.
  В разговоре наступила естественная пауза. Так как Александр наконец сумел продрать глаза, он теперь с открытым ртом рассматривал декор спальни. Он никогда раньше не видел такой мебели вживую, только в сериалах и фильмах, но там они выглядели в некоторой степени более игрушечными. Рэль же с лицом, лишённым каких либо эмоций, наблюдал за гостем. Хоть лицо мажордома того не выражало, ему было очень любопытно каким человеком окажется Александр и пытался угадать, как примет его хозяйка.
  Приглушённый стук прервал размышления двух мужчин. Рэль прошёл через комнату к двери, отодвинул портьеру и открыл её. Дородная женщина со сверкающим металлом подносом прошла в комнату. Её добрая улыбка удивила молодого человека своей искренностью и теплотой.
  - Вот вам чаю, господин. И ещё печенья. Если чаю мало, то в чайничке ещё много есть. Как вы себя чувствуете? Болит голова? Может, вам обед в постель, если вы не в настроении спускаться, я могу принести сюда. Я Орелье, а вас как зовут? - она вдруг замолчала и, ожидая ответа, уставилась на парня.
  Опешив от такого напора, он поспешил ответить и заверить её, что сам спустится к обеду. Удовлетворённая, женщина ушла.
  - Я оставлю вас наедине, пока вы завтракаете. Вашу одежду унесли стирать, можете заглянуть в гардероб, там есть рубашки и штаны, - сказал мажордом, направляясь к двери.
  - Подождите, не уходите, пожалуйста? Простите, я забыл как вас зовут.
  - Рэль.
  - Рэль, а почему я в замке?
  - Вы приехали вчера вечером с герцогом Бором Батаром.
  Александр хорошо помнил Бора, но не имел понятия, что тот был герцогом. Приятный молодой человек подсел к нему в баре и заговорил хоть и с акцентом, но на русском языке и совсем без ошибок. Он сказал, что случайно услышал акцент Александра и угадал в нём русского. Они много говорили и пили. Казалось, что пили они больше, чем говорили, но и говорили они тоже много. Всё больше об Александре, но тогда это не казалось странным вообще.
  После пива молодые люди перешли на Ягермайстер и вскоре уже пытались клеить местных дам, сидевших за столиком позади. Спутники этих дам почему-то не были в восторге от планов Александра и Бора и поспешили об отсутствии восторга сообщить им в форме простой и понятной. Ни Бор, ни Александр такой формы не оценили, но и отвечать не решились, только Бор залез на свободный стол неподалёку, объявил бар недостойным их в нём присутствия и побежал на улицу от недовольного объявлением бармена.
  Когда Бор убедился, что за ним никто не гонится, кроме запыхавшегося Александра, он вытащил из-за пазухи тёмно-зелёную бутылку травяной настойки и пригласил того к себе для продолжения вечера. Вот где-то по дороге к Бору Александр память и оставил.
  - Разве в Германии ещё существуют герцоги? - спросил парень.
  Рэль вопрошающе глянул на Александра и в свою очередь спросил:
  - Прошу прощения, господин, что такое "Германия"?
  Александр, который собирался выпить чая из кружки, остановился.
  - Ну Германия, - он махнул рукой в сторону, будто показывая Германию, которая их сейчас окружала и в которой они сейчас непосредственно находились. - страна, в которой находится ваш замок?
  - Наш замок находится в королевстве Бопаи́ и если вы и вправду приехали из страны под названием "Германия", то вы должно быть приехали издалека, так как в соседях у Бопаи́ такой страны нет.
  У Александра по спине пробежал холодок, а в груди червяком заёрзал страх. Если над ним шутят, а шутка не очень смешная как на неё не посмотри, то мажордом говорил правду и его либо выкрали и привезли куда-то в Юго-Восточную Азию (он мог назвать лишь пару стран из той части света), либо он становился персонажем очередной истории о попаданце. Он не был уверен, какой из вариантов был хуже. Наверное, всё-таки было бы лучше, если бы его украли.
  - Господин..?
  - Могу я поговорить с графом Бором?
  - Герцог Батар, - поправил Алксандра Рэль. - покинул замок рано утром, но не переживайте - он оставил мне указания. Сначала вы познакомитесь со своей будущей женой, затем мы...
  - Стоп-стоп-стоп, с какой женой? - прервал собеседника Александр, его голос теперь звучал жалобно просяще. - Я не собираюсь ни на ком жениться.
  - А зачем же вы здесь, в таком случае? - Рэль склонил голову набок.
  Если бы Александр умел, он бы ударил мажордома в живот с разворота за такой вопрос, ведь он не должен был задавать такие вопросы - он должен был на такие вопросы отвечать.
  Через секунду мысль об ударе в живот не казалась молодому человеку столь привлекательной, а через две секунды и вовсе заставила почувствовать неприязнь к самому себе. Теперь уже украшенное любопытством лицо Рэля не раздражало, но вызвало сочувствие. Мажордом ведь был таким же заложником ситуации, как и сам Александр. Вряд ли ему были нужны все эти проблемы с голым, похмельным и неприятно пахнущим незнакомцем в его повседневной работе, вряд ли ему было приятно прислуживать голым, похмельным и неприятно пахнущим незнакомцам в принципе.
  - Простите Руль, я...
  - Рэль.
  - Точно! Простите, Рэль, я не знаю зачем я здесь и мне нужно одеться и ещё помыться и одеться, - он заговаривался. - А потом вы проводите меня к будущей жене, которая, я надеюсь, знает зачем я здесь лучше нас с вами.
  - Как пожелаете, господин. Я думаю, что к этому моменту девушки уже натаскали воды для ванны.
  - Натаскали, да? Отлично.
  Конечно, *****, натаскали, ведь не мог же Александр попасть в какой-нибудь мир будущего с настоящей виртуальной реальностью, межпланетными перелётами и сексуальными персональными ИИ. Это обязательно должен был быть мир средневекового фэнтези, в котором нет ни водопровода, ни электричества, зато есть вши и инквизиция. Ему, видимо, повезёт, если к концу дня он не заразится тифом или бубонной чумой.
  Мажордом оставил Александра одного, перед уходом не забыв сказать, что будет ждать за дверью. Парень очень глубоко вздохнул, так глубоко, как никогда не вздыхал. Такие вздохи вздыхаются исключительно по очень важным событиям. Это не тот вздох, что следует за уронеными ключами перед входной дверью после тяжёлого дня на работе, и не тот, что издают перед сложным экзаменом, и даже не тот, что вздыхают, когда уже удобно уселись на диван перед телевизором с бутербродами и пивом, но забыли взять с собой пульт. Нет. Это был вздох не разочарования или усталости, а вздох обречённого человека.
  Александр доел печенье и допил чай. Чаю пришлось доливать из чайника, а то печенек было много и они были вкусные, хоть и практически несладкие. Завершив завтракать, он оделся в первые попавшиеся ему в шкафу брюки и рубашку, потянулся, подошёл к окну.
  Он был не готов к тому, что ожидало его за плотными тёмно-красными шторами. Он ожидал увидеть там что угодно, вплоть до безжизненной пустыни окрашенной зелёным трупным светом и кладбищами через каждые десять метров. Представший же перед ним пейзаж был очень красив, но совершенно прост. Что-то вроде рабочего стола на виндоус экспи. Холмы и холмы, чуть поодаль начинался лес, а слева гряда каких-то низких-низких гор, Александр не знал, как называются такие элементы ландшафта. По холмам сновали ослепительной белизны барашки, отражая солнечный свет от чистых шкур, а высоко над ними тоже барашки, только ненастоящие, ну то есть облака. Эти большие облачные замки пятнали пейзаж своими тенями и изменяли форму прямо на глазах - видимо там наверху дул сильный ветер.
  От увиденной картины у Александра перехватило дух. Увидеть подобное на картинке и вживую было далеко не одно и то же. Он стоял у окна уже какое-то время, когда вспомнил, что его ждут за дверью. Александр вышел в полутёмный коридор, где его терпеливо ждал Рэль и сказал:
  - Где здесь моя будущая жена?
  - Вам сначала нужно помыться.
  - А, ну да.
  
  Глава 2.
  - От меня не слишком сильно пахнет? - спросил Александр.
  - Не волнуйтесь, от вас пахнет не слишком сильно. - ответил Рэль.
  Парень только что вышел из комнаты, в которой принимал ванну. Помыться ему помогали две симпатичные и одна несимпатичная барышни. Александр бы предпочёл, чтобы ему вообще не помогали принимать ванну. В том, что три человека тратили своё время на купание четвёртого, было по его мнению что-то неестественное, но Александр решил не лезть в чужой монастырь со своим уставом. И ещё его смущало количество одеколона, вылитого на него одной из девушек.
  - Следуйте, пожалуйста, за мной, - пригласил Александра Рэль. - Я думаю, что было бы честно, если бы я посвятил вас в кое-какие детали прежде, чем вы увидитесь с мадемуазель Малем.
  Мужчины двинулись по коридору. Это был такой же коридор, как дома у Александра, только намного более длинный, более высокий, более широкий и выглядел он совсем по-другому. Каждые пару метров потолок подпирали арки, ничем не украшенные. Всё здесь было выложено из того же серого камня, что и в остальных комнатах, где уже побывал Александр. В одной из стен находились узкие окна, по глубине которых можно было судить о внушительности толщины здешних стен. На другой стороне каждые несколько метров располагались небольшие белые шары на коротких штырях. Александру они очень напоминали плафоны освещения.
  - Что это за шары, Рэль?
  - Это лампы, мсье.
  - Электрические?
  - Я не знаю что такое "электрический", мсье, - ответил Рэль и продолжил. - Это обычные Световые лампы.
  Александр был не слишком удовлетворён ответом, но решил не продолжать расспросы. Видимо, такие лампы были здесь в порядке вещей. Если бы он умел отличать на слух слова, пишущиеся с большой буквы, от слов, пишущихся с прописной, то он бы заметил, что "Световая" лампа не то же самое, что лампа "световая" и обязательно бы разобрался в их отличии.
  - Нам сюда, - у развилки Рэль повёл гостя налево.
  - О чём вы хотели мне рассказать? - спросил Александр.
  - Мне видится, будто вы приехали сюда издалека за сердцем мадемуазель, не имея понятия о положении дел в графстве.
  - Честно говоря, я не приехал сюда за её рукой и вообще мне кажется, что я не из этого ми...
  - ВЫ ПРИЕХАЛИ... - чуть не кричал Рэль - ...сюда издалека за рукой и сердцем мадемуазель Малем.
  Мажордом остановился и многозначительно посмотрел на Александра. Парень сильно перепугался от такой реакции мужчины, до того казавшегося в крайней степени профессиональным и уравновешенным. Он сразу понял - не ему одному было очевидно, что он здесь не по своей воле и что в этом мире он был чужаком. Видимо, говорить о таком вслух здесь было то ли нежелательно, то ли небезопасно.
  - Я именно так и сказал. - быстро протараторил парень.
  - Вы именно так и сказали, мсье. - Рэль опять был самим собой, будто ничего не случилось. Ему очень хотелось рассказать всё молодому человеку, но он мог поделиться лишь частью. Он сопереживал Александру и надеялся, что графиня сумеет рассказать тому намного больше. - Нам сюда.
  Они повернули налево.
  - Если всё пройдёт хорошо, то вы будете пятым мужем у мадемуазель Малем.
  - Пятым? - Александр сказал это чуть громче, чем хотел. - Сколько ей лет?
  - Думаю, она моложе вас. Дело совсем не в её возрасте, дело в том, что четверо её мужей не жили дольше полугода после свадьбы. К сожалению, многие в королевстве несправедливо связывают эти смерти с самой графиней.
  Александр начинал понимать почему он здесь. Новости о смертельной опасности совсем не прибавляли уверенности в себе, но он всё ещё не осознал серьёзность этой угрозы. Она была где-то там, на краю сознания.
  - Вы уверены, что несправедливо?
  - Абсолютно уверен.
  - А герцог Бор...?
  - А герцог Батар является сюзереном графа Малем.
  - Сука.
  Они шли молча минуту. В эту минуту не произошло ничего интересного.
  - Нам сюда.
  Они повернули налево.
  - Рэль?
  - Да, мсье?
  - Мы что, ходим кругами?
  - Да, мсье.
  - Почему?
  - Потому что вход в покои мадемуазель Малем находится здесь.
  Рэль показывал на дверь в трёх метрах от той, из которой Александр вышел десять минут назад. За дверью оказалась винтовая лестница, ведущая наверх. Мужчины поднялись на площадку с ещё одной дверью и Рэль сказал приглушённым голосом:
  - Мсье, я вас попрошу не говорить графине о том, что вы узнали от меня. Пожалуйста, сделайте вид, что вы ничего не знаете и не понимаете зачем вы здесь.
  - Да, конечно.
  Мажордом улыбнулся, кивнул и взмахом руки пригласил гостя к двери.
  
  *****
  
  Если бы Александра попросили описать графиню, то он бы начал с её умения держать себя. Она была бы грациозна и нежна, как лань. В улыбке её таилась бы загадка, более волнующая, чем в улыбке Моны Лизы, а изгибам точёной фигуры позавидовала бы Венера Милосская.
  Графиня Малем не была похожа на ту графиню, что описал бы Александр.
  Она сидела за столом, склонившись над бумагами и что-то усердно в них записывая. В позе её не было грации лани, она больше походила на коршуна, нависшего над обедом в виде дохлого кролика. Она совсем не улыбалась, но была сосредоточена, а за большим платьем, серой трубой скрывающим фигуру девушки, нельзя было рассмотреть никаких изгибов. У неё было обычное лицо, в меру симпатичное, но никто бы не назвал его красивым. Самое обычное неграфинистое лицо.
  Был ли Александр разочарован? Ну, наверное, был. Что-то подсказывало ему, что он здесь в лучшем случае задержится надолго и с этой девушкой ему предстояло жить.
  Графиня никак не показывала, что заметила появление гостя. Александр думал, что она всё-таки заметила его, но не могла себе позволить оторваться от письма в середине процесса. Парень решил подождать, тем более что убранство комнаты было очень любопытным. Во-первых, сама комната имела интересную форму. Стена перед ним была длиннее, чем та, что за его спиной, а стены по сторонам находились под углом друг к другу. Форма комнаты повторяла форму дугообразного мазка, оставленного на полотне широкой кистью. Во-вторых, здесь были столы заставленные металлическими аппаратами, колбами странных форм и непонятными инструментами. Вдоль одной из стен стояли шкафы, полные книг.
  Один из аппаратов привлёк особое внимание Александра. Это была на вид бронзовая, а может и медная, кастрюля с большой плотно прилегающей крышкой. Она будто бы вибрировала и оттого имела как бы две линии очертаний. Парень потянулся к ней рукой.
  - Не трогай!
  Александр на два метра отскочил от непонятной штуки.
  - ...-те. - добавила девушка спокойно. - Она может руку оторвать.
  Голос у девушки был низкий, но с тем и нежный. Только нежный он был не к собеседнику, а сам по себе обладал естественной нежностью.
  - От вас слишком сильно пахнет одеколоном.
  Александр поджал губы и промямлил что-то про Рэля и девушек, двух симпатичных и одну не очень.
  - Значит, вы мой новый жених? - ровным тоном без эмоций спросила она.
  - А это теперь точно решено? Я бы лучше обратно домой. - Александра начинал волноваться и говорить бессвязно. Она выбивала его из колеи своей непонятностью и холодностью.
  - Я бы тоже предпочла, чтобы вы отправились домой, но в настоящее время это, к сожалению, невозможно.
  Александр был готов к такому ответу. Теперь ему казалось, что другого ответа и не могло быть.
  - Насколько я понимаю, герцог вам не рассказал ни зачем вы здесь, ни почему именно вы.
  - Нет.
  - Почему именно вы я и сама не знаю. Пожалуйста, присаживайтесь, - девушка показала Александру на стул. - Но зачем вы здесь вам уже, должно быть, известно?
  - Вам нужен муж? - полуспросил - полуответил парень.
  - Герцогу нужен мне муж. В Бопаи́ женщинам запрещено руководить феодами, поэтому графство стало его головной болью.
  - Я так и думал.
  - Сами додумались или Рэль?
  Александр ничего не ответил, всё равно не смог бы соврать убедительно.
  - Значит, вы уже знаете о судьбе ваших предшественников, - она потянулась к ближайшему столу, взяла одну из колб. - Вы должны знать, что я не имею отношения к смертям.
  - А кто имеет?
  - Я не знаю. В графстве много людей, кому выгодно, чтобы здесь и дальше не было хозяина. Вы можете узнать у Рэля, чем занимались мои мужья, чтобы научиться на их ошибках и протянуть подольше.
  Она вдруг закашляла, откупорила колбу и маленькими глотками выпила содержимое. Александр смотрел на неё и думал о том, что ни этот разговор, ни её поведение даже и не намекают на нормальные супружеские отношения. Не то, чтобы он хотел жениться на девушке, которую видел впервые, но раз уж им предстояло жениться, то можно было быть друг к другу и потеплее.
  - Прошу прощения, - она поставила колбу обратно на стол. - Я знаю, что вы не хотите здесь быть и я знаю, что вы не подготовлены к управлению графством, но выбора у вас нет. Думаю, вы понимаете, что вы очень далеко от дома и я уверяю вас - вернуть вас туда будет очень дорого. В графстве есть деньги, но они уходят куда угодно, только не в казну этого замка. Вам придётся это изменить. Рэль посвятит вас в дела, я сама знаю мало из того, что происходит в стенах этого замка, не говоря уж о том, что происходит вне их.
  Она замолчала.
  - Никому ни в коем случае не говорите, что вы не из нашего мира. - она на секунду задумалась, сощурив глаза и повернв голову в сторону. Александр подумал, что так она выглядит более привлекательной. - говорите, что вы из Лавани. В наших краях мало людей видели лаванье. А если кто-то и видел и не признает в вас лаванье, скажите, что вы из южной её части, ну или соврите что-нибудь.
  - Почему нельзя об этом говорить? - парню было действительно интересно.
  - Церковь не признаёт существование других миров. Хотя каждый монах знает об их существовании.
  - У вас, наверное, и инквизиция есть, - ухмыльнулся Александр, вспоминая утреннюю мысль.
  - Есть. Именно поэтому и не стоит об этом говорить. - девушка стала ещё холоднее и совсем не улыбалась. Александр теперь тоже не улыбался. Она продолжила:
  - Вам нужно идти. Я сказала вам всё, что могла сказать. Рэль посвятит вас в остальное.
  - Мы ведь не представились, - вспомнил Александр. - Меня зовут...
  - Александр. Герцог мне сказал. Я Амели, но называйте меня, пожалуйста, графиня Малем.
  - Хорошо. - парень встал и двинулся к двери.
  Прежде чем закрыть за собою дверь, он спросил:
  - А эта штука правда может оторвать руку? - он кивнул на вибрирующую кастрюлю. - Не может. Мне просто не нравится, когда трогают мои вещи.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"