Новикова Ольга Николаевна: другие произведения.

Нюся

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    После первого освобождения Керчи, 30 декабря 41-го года под Керчью был вскрыт ров у села Багерово. В нем больше 7000!!! трупов. Именно с этого рва начались расследования немецких зверств советскими следователями. Ров в Багерово фигурировал как одно из доказательств на Нюренбергском процессе. После второго освобождения города в 43-м вскрылись немецкие зверства в Аджимушкае. Наверное, не уйди бабушка в эвакуацию, не было бы на свете ни моей мамы, ни меня... Сами Керчане вспоминают, что в сорок третьем встречать освободивший город Эльтигенский десант вышло всего чуть больше 800 человек. Страшная цифра. До войны это был крупный портовый город.

  Нюся
   Нюся Стякова не любила вспоминать детство. Слишком велика была разница между отрочеством в казачьей станице, на отцовской мельнице и юностью в пыльном городе, будучи дочерью частника-сапожника.
   Только став взрослой, она оценила мудрость отца. Еще в двадцатых годах, прекрасно понимая, к чему все катится, уважаемый всей станицей, уральский казак, мельник, Василий Стяков продал свое хозяйство за полцены и перебрался с семьей в город. Руки у него были золотые, посему он открыл маленькую сапожную мастерскую. Денег было не много, да и жилось в городе голоднее чем в станице на всем своем. Зато сохранил Василий в целости семью. Не попали они ни под репрессии Свердлова с Тухачевским, ни под раскулачивание с высылкой в Сибирь. Правда , будучи дочерью частника, все на что могла Нюся расчитывать в смысле образования - это учительские курсы. Их она и окончила. К тому времени, чтоб окончательно запутать власти, и не дать им разобраться в своем кулацком прошлом, Василий перевез семью в Крым. Там Нюся и устроилась на работу в школу. Учительницей начальных классов. Удивительно, но в Керчи, куда они переехали, случайно на улице мать встретила свою старинную станичную подружку - Глашу Мухину. Говорят гора с горой не сходятся, а вот человек с человеком... Муж Глаши работал на Судоремонтном заводе. Был не маленьким человеком - начальником цеха, коммунистом.. Однако семьи сошлись, начали тесно общаться. Два казака, выросшие в одной станице, оба не из голытьбы. Только Сашка Мухин сумел лучше устроиться. Как и Василий он уехал из станицы еще до всех расправ с казаками. Так же скрыл свое прошлое. Да еще и в партию вступил. Устроился на завод, прошел весь путь от рабочего до начальника цеха. Но станица крепко сидела в обоих мужиках, общение семьями помогало скрасить тоску по прошлому.
   Там Нюся и познакомилась с Иваном. Был он не высоким, но крепким. С вьющимся казацким чубом, умелыми рабочими руками. Токарь-модельщик, плотник, Ваня был очарован голубоглазой с длинной толстой косой Анной. Отношения развивались своим чередом и в тридцать восьмом Анна с Иваном поженились. Через девять месяцев после свадьбы родился маленький Василек. Жили они не плохо, хотя свекровь немного недолюбливала слишком на ее взгляд образованную невестку. В сороковом пришла беда. Василек заболел скарлатиной. Как не билась Нюся, не спала ночей над кроваткой, но спасти сына не удалось. Даже в церковь тайком бегала, свечки ставила - не помогло. Спасло то что уже тогда она была на первых месяцах беременна следующим ребенком. Поплакала, погоревала, но жить надо было дальше. Пополнение семьи ждали к концу июня сорок первого.
   Самая короткая ночь в июне стала для Керчи одной из самых страшных. Портовый город бомбили с первого дня. Может и не так часто и густо как Севастополь, но тоже основательно. Судоремонтный завод, паромная переправа к Кавказу - объекты стратегические.
   Двадцать шестого числа Нюся родила Люську в подвале городского роддома, куда перевели все родовые на случай бомбежек. Ивана мобилизовали сразу же после родов. Хотели в первые дни, но отец смог задержать на неделю, договорившись с военкомом. Так и ушел Иван на фронт, только раз в окно посмотрев на новорожденную дочь.
   Выписавшись из роддома, Анна как все женщины, завернув Люську в пеленки, выходила на строительство укреплений вокруг города. Судоремонтный завод готовили к эвакуации. Во время одной из бомбежек погибли отец с матерью. Братьев забрали в армию, из родни остались только свекр со свекровью. Писем от Ивана не было.
   Соседка, помогавшая присматривать за Люськой, получив в очередной раз по карточкам, введенным через неделю после начала войны, манку, принесла туго набитый мешочек Анне.
   -Да зачем же?!
   -Бери, Аня, -жестко сказала соседка,-бери! Никто не знает что завтра будет. У меня родня в деревне, уеду к ним, с земли прокормлюсь. А у тебя Люська!
   Эх, какими же добрыми словами Анна поминала эту соседку всю жизнь.
   Свекр с женой уехали в эвакуацию с первыми же отправленными цехами завода. Нюсе места в этом обозе не досталось.
   Наступала осень, немцы подходили все ближе к городу, паром за паромом из него уходили люди, вывозили оборудование, а Нюсе все никак не удавалось попасть на один из транспортов.
   Как то вечером, незадолго до комендантского часа, она возвращалась с рытья окопов. Накормленная Люська спала, привязанная к груди. Вдруг, около нее остановилась военная машина.
   -Анна!-она узнала парторга завода, которого встречала несколько раз у свекра.
   -Ты почему здесь? Немцы рядом с городом, а у тебя свекр партийный, муж в армии...
   -Не могу уехать, нет места на паромах...
   -Так! Чтоб к утру собрала вещи, которые возьмешь с собой. Только самое необходимое. Я за тобой заеду.
   Дома Нюся начала лихорадочно собираться. Здесь, в Крыму не смотря на начало ноября было тепло, но ей- то придется добираться как минимум до Бузулука, к двоюродному брату отца, Евграфу Николаевичу. А там уже глубокая осень. Положить теплые вещи, навязанные на Люську носочки и кофточки, все что есть из еды, тоже с собой. В узел опустился соседкин мешочек с крупой. Теплую одежду для себя.
   Утром к калитке подкатила все та же, вчерашняя машина, узел закинули в кузов, туда же отправилась Анна, парторг подал ей завернутую Люську.
   На паромной переправе было столпотворение. Все, кто еще не успел уйти из города, сидели на узлах. Немцы могли войти в Керчь с часу на час... Вот загрузился паром и отошел от пристани, тут же его место занял следующий... По толпе пролетел гул: "это последний...", все ринулись занимать место на сходнях...
   -Ну что стоишь-то?! - парторг резко дернул Нюсю за руку, подтащил расталкивая толпу к спасительному трапу...В другой руке у него был пистолет. Толпа расступилась и молодая женщина с привязанной к груди дочерью и зажатым в руках узлом оказалась на палубе. Слышен был шум канонады вокруг города, крики толпы и... в общую какофонию звуков вплелось, доносящееся сверху, гудение.
   -Воздух!!! -народ частью кинулся в укрытие, самые умные наоборот ломились на борт. Паром ощутимо просел под грузом людей.
   -Все, ватерлиния! Убираю сходни!-толпа ахнула, но трап уже заполз на борт парома. Тяжело груженый паром отвалил от причальной стенки и медленно начал отрываться от берега, оставляя между ним и собой все расширяющуюся полоску воды. Метрах в двухстах перед ним была видна корма предыдущего парома, в небе натужно выли идущие на штурмовку юнкерсы.
   Бабы на пароме голосили, закрывая собой детей. Нюся как окаменела. Губы шептали молитву. Кричать не было сил.
   "Все в воле божьей! Господи не дай нам с дочкой погибнуть". Ни на что другое сил не было, и эти фразы она повторяла про себя. Вокруг рвались бомбы, слышались звуки пулеметных очередей. Один из взрывов прозвучал особенно громко, народ на пароме ахнул.
   -Попали, попали...- пронеслось гулом по палубе...
   -Ну вот и все,- обреченно мелькнуло в голове. Однако, паром продолжал плыть. Нюся сидела на узле у правого борта, прикрытая им от ветра и хотя бы части осколков. Рядом с ей сидели два пожилых еврея-ортодокса. Бородатых, в черных шляпах. Один из них, пару раз глянув на маленькую Люську, щурившую глазенки под ярким дневным солнцем, вытащил из баула огромный черный зонт, раскрыл и молча протянул молодой матери.
  -Спасибо, -прошептала пересохшими губами Анна. За бортом послышались крики, какие то стоны, плач, и она поняла, что попали не в них, а тот паром, который ушел перед ними...
   Так под непрерывным воем штурмовиков они и добрались до берега. Юнкерсы улетели, на другом берегу стояли зенитные батареи.
   Заплакала Люська. "Надо бы покормить",-отстраненно подумала Нюся и привычным жестом освободила грудь. Малышка ухватила сосок, зачмокала и через минуту, выплюнув, возмущенно заорала. Молока не было.
   Дальше была трудная дорога до Поволжья. Люську кормила сваренной на воде жидкой манкой. Вот когда пригодился соседкин мешочек. Шли слякотные дожди со снегом, к середине декабря Нюся наконец то постучалась в дверь дома двоюродного дядьки. Потом прошла зима в Бузулуке, слава богу, относительно спокойная, немцы пробивались южнее, к Сталинграду, а здесь был тыл. Здесь не было налетов. Голодно и холодно провели зиму. Работы для Анны не было и она получала иждевенческий паек. Весной Евграф Николаевич посадил как-то вечером Нюсю за стол на против себя:
   -Анна, я получил письмо от твоих. Они на Урале. В Первоуральске, это рядом со Свердловском. Тебе надо ехать туда. И Иван, если напишет или вернется, будет искать тебя там. Я был в военкомате, у меня военком знакомый. Он выписал тебе сопроводительный документ. Так что собирай Люсю и езжайте. Там, с семьей будет легче.
   Через две недели Нюся с почти годовалой дочкой стояла на улице маленького уральского городка. В Поволжье, когда она уезжала, уже вылезли первые листочки, здесь же под завалинками и в канавах еще лежал серый снег. Зато здесь было тихо и казалось, что война осталась где то далеко-далеко...
   -Ну что Люся, теперь мы точно будем жить,-впервые за последний год улыбнулась Нюся.
   ***
   Моя бабушка, Анна Васильевна, до конца своей жизни помнила эвакуацию из Керчи. Жаловалась, что иногда ей и по ночам снится тот паром. После её рассказа я наверное впервые( что с меня было взять, 12-ти летняя школьница) поняла, почему у наших стариков главной фразой в любых неурядицах было: "Лишь бы не было войны!" И до конца жизни она ставила свечку за ту соседку....
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"