stahy: другие произведения.

Сказка или 17 мгновений из жизни Ивана Денисовича, рассказанные им самим в форме анекдота с прологом и послесловием

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жанр моего произведения определен как "Сказка" приблизительно. На самом деле это "пьяный бред". Замысла не было. После третьего бокала родилась первая фраза - и понеслось. События выливались на бумагу, как картины во сне, и в окончательном варианте представлены практически "as is". Под утро только осталось сказать "Уф!". Вечером подредактировал начало, убрав 2 лишних кило и рефлексию, - и вперед.

  Главная, на мой взгляд, беда человека в том, что он не может промолчать.
  Ему обязательно надо что-то сказать.
  Вот и на этот раз я не сдержался: "...что значит "корпоративная политика"? У нас что, ФСБ или ГосДума?!". Очередное начало конца...
  Это был мой начальник. Выездной. Покомандует, наведет свой порядок и уедет, а нам опять целый год разгребать его дерьмо, до следующего явления: "Почему все не так, как я оставил в прошлый раз!?". Мы что-то прибрали, подмели, переделали, чтобы можно было работать, нас бы за это наградить, а не мордой об стол... Ну да ладно, я же говорил, что моя главная беда... ну да ладно.
  Все равно через полчаса я об этом забыл. Ну, то есть, не то чтобы забыл - мне просто стало все равно. Нужно купить зимние ботинки - раз. Свои деньги я все равно получил - два. Ну и это место у меня не последнее - все остальное. Так стоит ли париться, что не был идеальным? "Никто не благ, один только Бог" - с этими мыслями я вскочил во внезапно подошедший совершенно пустой автобус, чтобы ехать по домашним делам - похоже, на сегодня с работой было все.
  
  Станция "Отрадное" - просто улет! Сюда бы туристов водить: гигантский грот, а в потолке рядами - овальные дыры, заливающие все мертвенно-белым светом. Слегка изуродована полукруглыми свесами с аляповатой росписью типа "интеллигенты и Лев Толстой посередине", "жены(?) декабристов(?) на кладбище(?)" или "вот солдаты атакуют, и всего один убитый, да и то случайно, наверное...". Да уж, "ядрам пролетать мешала гора кровавых тел" - творческая вольность, неуместная к изображению в наш "гуманный век".
  
  Удается втиснуться только в третий поезд. Как раз перед выборами? Компрометируют мэра? Неплохо, кажется, получается. "Вклад капитал", какие-то займы - то ли выборный фонд, то ли пенсионный...
  
  Почему все девки с серьгами в носу - такие страшные? Красивой не придет в голову дырявить пупок или еще что непотребное. Отвлекают внимание, чтобы скрыть недостатки.
  
  Выступающий лоб уродует женщину. Как проваленная переносица или плоские скулы. Однако, в профиль вроде ничего, хотя должно быть наоборот. Или кажется?
  
  Монаха, собирающего милостыню можно узнать по бороде, как срочника - по подшиве. Если подстрижена - мирянин, сука!
  
  Черт, опять стали в тоннеле. Душно, народишко нервничает - не повернуться. Вроде снова тронулись. Далеко ли?
  
  Кейс оттягивает руку. Почти онемела. Да и ноги - стоять на одной под наклоном в 80 градусов, конечно, можно... но не полтора же часа!
  
  Почему все так ярко, будто светится изнутри? Откуда этот нарастающий гул? Как странно вибрирует пол вагона.
  
  Свет дернулся и погас. Что-то со скрежетом навалилось сверху - под осевшей породой крыша состава сминала в кашу не успевшую ничего понять толпу.
  Мы с вами, любезные братья и сестры! В одном котлетном фарше.
  Это конец.
  Все.
  Приехали.
  
  * * *
  
  Беда человека в том, что он не может промолчать.
  И доверить суд Богу.
  Ему обязательно надо высказать свое суждение. Или совет. Или пожелание. На худой конец, сочувствие.
  Просто стань и промолчи. Ничего не говори, будь спокоен. Тебя это не касается. Не твое это дело.
  Ты только себе навредишь. Своею мыслью, желанием, действием.
  Ну вот, опять не сдержался. Пинок под зад: "Не готов!".
  Возвращение.
  Очухиваюсь в каше. Из мяса и крови. Дышать почти нечем, зато еды и питья - хоть лопни. Правда, лопаться некуда. Ничего, пообъемся - станет просторнее.
  Смрад с каждым днем все невыносимее. Хорошо хоть, что кроме меня тут кажется больше никто не дышит - вдвоем знаете ли, вдвое быстрее... Да еще эти разговоры. "Как спалось", да "как делишки". А если немного поссориться, а там слово за слово, недалеко и до смертоубийства... А впрочем, трупом больше, трупом меньше... Интересно, начнут нас когда-то раскапывать? Или ограничатся монументом в честь памяти павших в борьбе роковой? А тоннель по соседству пророют. Новый. И светлый.
  Интресно, у меня хоть что-нибудь цело? Костей почти не осталось - да и зачем - опорная функция переложена на непосредственное окружение, двигательная отсутствует. Позвоночник, похоже, смят - боли не чувствую. Руки так затекли, что высвободи я их - не замечу. Можно чуть шевелить головой, ловя капли, сочащиеся через трещины в крыше. Рот наполовину забит землей, а выплюнуть ее некуда. Приходится сосать влагу через этот "естественный фильтр". Может, все проглотить? Но куда? После глотка обычно некуда дышать, на вдох просто не остается места, свободного объема.
  Сны какие-то снятся. Дурацкие. Мрачные, как сама жизнь.
  
  Вытащили!
  Откопали!
  Вдвоем с какой-то бабой. С сережкой в правой ноздре. Тоже "осталась", как я теперь это называю. В метре за моей спиной.
  Отвезли в Склиф. Говорят, "ходить будешь", не все так плохо - шок и все такое. Многое "чудом осталось" цело. Или "чудом стало"? Я же помню тот хруст, с каким все сокрушалось. Не могло уцелеть. Не должно было. По логике реального мира не имело права остаться в порядке. Но что реально?
  Интересно, как там та баба. Говорят, в коме. Без подробностей. Не знают или не хотят говорить. Может, так и нужно? Может, скажешь "Господи помоги!" - встанет и пойдет, как ни в чем не бывало. А забудешь про нее - сообщат потом, что кончились деньги и ее отключили, потому что "живая котлета" доже в доноры не годилась - ни одного целого органа.
  Доходят слухи, обрывки разговоров: "в тяжелом", "безнадежно", "умирает" - кто, что, о ком это - не ясно. Или так ясно, что не хочется верить. Я же знаю, о ком...
  Попробую попросить. Жалко ее все-таки. Почему-то.
  Хреново получается. Фальшиво и лживо. Но я же хочу, чтобы вышло. "Господи, помоги мне и в этом! Помоги научиться просить тебя о помощи!" - тьфу, замкнутый круг, тафтология.
  
  После обеда приходит кто-то. Ну ясно же кто! С дыркой в носу. Сережку сиделка заныкала. "Я за тебя молилась. Как могла. Просто очень хотела, чтобы еще хоть кто-нибудь выжил. Как будто на необитаемом острове и больше нет никого. Или кругом инопланетяне какие-то и с ними не то что общаться, разглядеть их как следует даже не можем - настолько мы с ними разные. И это одиночество на всю жизнь... Только не теперь, когда все позади!"
  
  Что позади и что впереди, непонятно. Хотя бы потому, что мы этого не знаем. Прошлое переменчиво, как и будущее. Меняются наши воспоминания - как будто так и было. Или не было. Не важно.
  
  Больше я ее не видел.
  Хотя нет, еще только раз мы встретились. В приемном покое. Нас выписывали в один день. Ей выдали назад ее ржавую сережку - даже не золотая оказалась, обоим - кое-как выстиранное шмотье вместо больничного хлама.
  Открылись стеклянные двери...
  Первый глоток свежего воздуха и вся земля перед нами: то ли в саване, то ли во младенческих пеленах. Тоненький колокол больничной церквушки. Рождество.
  Ну что же, пойдем, дорогая. "По снегу, летящему с Неба".
  Последний раз мы встретились. Чтобы больше не расставаться. Наверное...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"