Новопольцев Игорь Андреевич: другие произведения.

Россия во мраке ума, времени, Мироздания.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Балуюсь пьесками...

  Россия во мраке ума, времени, Мироздания.
  Пьеса в трех актах и девяти действиях.
  
  Главные Действующие Лица:
  
  Илья Муромец.
  1-ый умник.
  2-ой умник.
  3-ий умник.
  4-ый умник.
  5-ый умник.
  6-ой умник.
  Иван III.
  Мужик.
  Петр Первый.
  Президент Пудин.
  Холеный европеец.
  Бог.
  Судья.
  Славянофил.
  Автор.
  Мама.
  Аналитик.
  И прочие, уже второстепенные лица, не заслуживающие нашего внимания.
  
  АКТ I.
  
  Действие первое.
  
  Сцена первая.
  
  Илья Муромец на коне посреди темного леса. В болоте неподалеку топится Дональд Дак.
  Из-за дерева появляется репортер. Тычет микрофон богатырю в бороду.
  Репортер: Кто вы по национальности?
  Илья Муромец (смущаясь): Ну, кто-то считает, что я русский, другие думают, что украинец.
  Репортер (возбужденно потирая руки): Ага, элемент неопределенности!
  Илья Муромец сторонится от возбужденного Репортера.
  Из ниоткуда выныривает Аналитик, ковыряясь в носу.
  Аналитик: Собирательный образ Ильи Муромца относится к Киевскому периоду истории России, но к тому времени ни русская, ни украинская нация еще не сформировались, да
  что там, должной консолидации народа не было!
  Илья Муромец (возмущенно): Это я собирательный образ?!
  Аналитик: Радуйтесь, что в историю вошли. Как гласит поговорка, в историю трудно войти, но легко вляпаться.
  Илья Муромец сдвинул брови.
  Илья Муромец: Вы, мне кажется, вышли за рамки стилистики своего образа, тем самым ломая структуру повествования.
  Аналитик (радостно тыкая обличающим пальцем в богатыря): Ага, вы тоже нарушили!Бе-бе-бе!
  Высовывает язык, снимает штаны, убегает за голую сосну. Прячется.
  Репортер уходит, Илья Муромец продолжает путь.
  
  Сцена вторая.
  
  Темная келья летописца. Летописец спит. Над летописью нависают шесть умников. Перебивая друг друга, записывают в летопись фразы.
  1-ый умник: Россия- оплот автокефального православия.
  2-ой умник: Россия- третий Рим, Третий Рим- это амбиции, амбиции - это Иван III, Иван III- это Россия.
  Появляется Иван III, недовольно хмыкает:
  Иван III: Не надо тут про меня говорить.
  Исчезает.
  3-ий умник: Россия- это то, что умом не понять и аршином не измерить.
  Появляется какой-то поэт, возмущенно машет ногами, дрыгает руками, но остается незамеченным.
  4-ый умник: Россия- витязь на перепутье.
  Входит Петр Первый, за ним семенит Холеный европеец.
  Петр Первый: Этто что такое? Пр-рекратить, итить!
  Умники испуганно вскакивают.
  Петр Первый: Па-а-чч-ему записываем пером разлохмаченным?! Вот в Европе все пишут перьями не разлохмаченными, а мы - наоборот! Непорядок!
  Входит Славянофил.
  Славянофил: Зато в Европе не моются! А у нас в баню ходют!
  Растворяется во мраке.
  Петр Первый, долго подыскивая слова, дергает глазом. Подсказывает Холеный европеец: Про бороду...
  Петр Первый: О! П-па-а-ччему борода не по европейской моде, а?! Вот 14ый век на дворе, Генрих Англицкый приказал всем бороду носить! Мода!
  Аналитик (материализуясь): Налицо временной переход. Петр жил в 18ом веке. И летоисчисление в этих веках не совпадает. У Петра разум помутнился.
  Вспомнив про логику и рассудок, все, кроме Умников и спящего Летописца исчезают.
  5-ый умник: Россия не отсталая, как твердят западные высоколобые интеллектуалы, она непонятная - для них в первую очередь.
  6-ой умник молчит.
  
  Действие второе.
  
  Сцена первая.
  
  Стол, монитор с надписью "FLATRON f700p", чашка кофе, кресло на колесиках, ночь.
  Автор: Я давно хотел написать что-то про Россию. У меня на этот счет много мыслей.
  Я патриот.
  Входит Мама.
  Мама: Ты спать собираешься?
  Автор: Нет.
  Мама молча уходит.
  
  Сцена вторая.
  
  Дремучий, заповедный, страшный муромский лес. Илья Муромец едет на коне. На макушке огромной ели поверх красной звезды сидит Соловей-разбойник, в чертах которого легко угадывается Холеный европеец. В клюве - посланный Богом кусок сыра брынзы.
  Илья Муромец (рупором складывает ладони, кричит): Эй, супостат! Слезай давай!
  Соловей косится на Эзопа, примостившегося на ветке. Эзопа за долгополые одежды хватает Крылов.
  Крылов (хрипит): Отдай сюжет, раб античный!
  Это происходит на скрытой от Ильи Муромца стороне ели. Там еще и пили. И причмокивали от удовольствия.
  На ели появляется водолаз (такое реально было в Японии) с рыбой-пилой подмышкой.
  Водолаз: Распилить ничего не желаете? Рыбу-бревно, рыбу-ДСП?
  Крылов (краснея): А рыбу-ЛСД?
  Илья Муромец (обойдя дерево): Рыба-пила? А рыба закусывала?
  Водолаз обижается, умирает.
  Крылов отрывает Эзопа от ветки, оба умирают.
  Соловей-разбойник умирает за компанию.
  Илья Муромец тронул коня. Конь тронулся. Богатырь помчался на спятившей лошади.
  
  Сцена третья.
  
  Славянофил и Мужик сидят в избе. Пьют. Кругом в ризах образа, только синь сосет ...глаза. Есенин брыкается и плюется.
  Мужик в рубахе. Славянофил - неважно в чем.
  Мужик: А чаго ты хотел, мил-человек? Выпить?
  Славянофил: Явился поведать о житии старорусском.
  Мужик: Ну ведай. Я "ведомостей" последний номер не читал.
  Славянофил: Петр Первый - дурак!
  Мужик: Говорят, он новую жисть насаждал! А мы по-старому хотим.
  Славянофил: Бороды рубит!
  Мужик: Да ты чаго, мил-человек? Кто в нашей глуши за обрубанием волосни следить будет? Петр бы тогда сначала управление сделал с головой, а потом - бороды! А так нам
  и хорошо!
  Славянофил: Мужик, налей еще!
  Мужик (подозрительно косится): А почему тебя Славянофилом прозвали? Ты не охоч ли до славян? А то развелись тут, понимаешь, зоофилы, некрофилы, славянофилы...
  Славянофил (раздраженно): Ах ты, пассивный некрофил!
  Мужик: Пойду к еврею в гости схожу. Ну тебя!
  Славянофил (радостно): Плохая идея быть гостем еврея!
  Встает, уходит в гости к узбеку.
  
  Сцена четвертая.
  
  Иван III сидит и думает. У него длинная зеленая борода, на нем шапка и тулуп. Ноги в валенках. На полставки - Дедом Морозом подрабатывает.
  В зал вводят Холеного европейца, оживленного.
  Холеный европеец: Тьфу на вас! Никакой свободы слова!
  Иван III: Ну да. А зачем?
  Холеный европеец: Народ должен иметь права!
  Иван III (усмехается): Зачем?
  Холеный европеец: Если вы хотите стать частью Европы, то вы обязаны...
  Иван III: А кто сказал, что нам оно надо? Это у вас Иоашку Безземельного к стенке приперли! А нам тут кулак нужен! Только от татар отделались! Есть Европа, есть Азия, а
  есть Россия!
  Холеный европеец: Вы же стадо рабов!
  Стадо рабов поет из оркестровой ямы: Мы стадо рабов! Закон тут таков! Нам это по кайфу! Ведь Царь наш суров!
  Холеный европеец (восклицая): Мазохисты!
  Один раб из толпы: А тебя вообще не спрашивали, морда иноземная!
  Стадо рабов поет дальше: Наш Царь как и мы - все пред Богом равны! И это круто - мы все-все равны!
  Иван III (ухмыляясь): Слыхал?
  Холеный европеец (в отвращении): Деспотия!
  Иван III: Ну давай заглянем в будущее, как Петр в прошлое. На шесть веков вперед!
  Заглядывают.
  
  Сцена пятая.
  
  Аналитик и Автор сидят за воображаемым столом переговоров.
  Аналитик: И все-таки были у нас зачатки демократии - Новгород.
  Автор: Но ведь их задушили на корню. Тот же Иван III и задушил.
  Аналитик: А если бы не задушил?
  Автор: Сами бы завяли. Психология у нас рабская. Так уж сложилось.
  Аналитик: В общем, мы по уши в...
  Автор (горячо возражая): Не надо просто сидеть и поносить Россию. Что вот ты сделал для ее блага? А? Сейчас везде - на радио, на телевидении - говорят о том, в чем мы сидим.
  А что говорить? Действовать надо! Родину поднимать!
  Аналитик (вкрадчиво и ехидно): И в армию с радостью пойдешь служить?
  Автор (раздосадовано): Ч-ЧЕРТ! Поймал же!
  Встают из-за стола и расходятся в разные стороны.
  
  Сцена шестая.
  
  Президент Пудин и Иван III с Холеным европейцем встречаются на необитаемом острове. Шелестят раскидистые пальмы. Шум прибоя, бриз. Две чайки над горизонтом.
  Иван III (потирая руки): И что тут у нас?
  Президент Пудин: Демократия...
  Иван III зеленеет, Холеный европеец улыбается.
  Президент Пудин добавляет: ...на словах.
  Иван III улыбается, Холеный европеец зеленеет, как доллар.
  Президент Пудин вздыхает: И вообще, все достали!
  Иван III придерживая его за плечо: Вам ведь полагается официально говорить...
  Президент Пудин (огрызаясь): Вам так вообще полагается на древнерусском разговаривать! И полагается мне не на острове быть, а у себя в кабинете! И достали все, говорю! Штаты со своей гегемонией, Евросоюз, НАТО! Все куда не просят, лезут. Другие, сепаратисты хреновы, вопят о "старых обидах"...А народ? О, демократия! Интересно-то как! Игрушечка новая! После тысячи лет жесткой власти!
  Здравый смысл опять вступает в свои законные права, и поэтому данная ситуация исчерпывает свой запас реалистич- ности.
  
  Действие третье.
  
  Сцена первая.
  
  Судья с важным видом поправил свои черные одеяния и уселся за судейский стол.
  Зал пуст.
  Судья сумасшедший, поэтому каждую ночь приходит сюда.
  
  Сцена вторая.
  
  Аналитик во фраке и фартуке, с пирожками. В одиночестве.
  Аналитик: Что есть сцена? На открытом для обозрения пространстве ломаются или укрепляются амбиции. Это эшафот для бездарных и тронный зал для талантливых. Не зря же она возвышается над зрителем- этим обывателем, который снизошел до созерцания бутафорских переживаний. Хотя, наверное, актеры в героях видят и часть себя? Но до того ли зрителю? Он пришел увидеть картинку, а не психологическую подоплеку. Да-да, что бы вы там ни говорили, эстеты, это так.
  Зритель: А за кулисами можно получить нож промеж лопаток!
  Аналитик: О, как точно подмечено, это достойно похвалы! Для вас это достижение.
  Зритель бросает в Аналитика помидор и уходит.
  Аналитик бросает помидор в зрителя и тоже уходит.
  Свет гаснет.
  
  АНТРАКТ.
  Зрители могут пойти в буфет и смести все пирожные.Кое-кто для этого сюда и пришел.
  
  Действие прервано на середине.
  
  Сцена третья.
  
  АКТ II.
  
  Действие первое.
  
  Сцена первая.
  
  На большом мягком облаке сидит Бог в просторных белоснежных одеяниях.
  Вокруг висят огоньки звезд, летают ангелы. Тишина и бесконечность.
  Бог: Ангел, друг мой!
  Ангел: Да, Господи!
  Бог: Я думу имею.
  Ангел: Хватит высокопарно выражаться, мы не на людях.
  Бог: Ладно. Вот думаю я. По сути, я же не обязан оказывать особое внимание какой-либо стране?
  Ангел: Нет, конечно.
  Бог (задумчиво): А почему тогда русские люди считают, что их земля пользуется особым покровительством?
  Ангел: Это пережиток Средневековья.
  Ангел, не говоря больше ни слова, улетает.
  Бог остается в молчаливом и тоскливом одиночестве.
  
  Сцена вторая.
  
  Бог: Скучно что-то стало. Пойду умру.
  Появляются Аналитик и Автор.
  Аналитик: Не пойму я никак - почему у тебя все персонажи на одно лицо?
  Автор: Да я сам над этим только что задумался. Буду лепить индивидуальность каждого.
  Бог (удивленно): Вы еще кто такие?
  Автор (смущаясь): Понимаете, вы задействованы в части моей абсурдной пьесы...
  Бог: Какой еще пьесы?! Что за безобразие.
  Бог дергает бороду, он всегда так делает в волнении.
  Аналитик: Мы пошли. Вы тут не умирайте, Вы еще пригодитесь.
  Уходят.
  Бог остается в одиночестве.
  
  Сцена третья.
  
  Бог: О, как мне быть, мне скучно стало! Творить опять мне не пристало. Вот атом, вот магнитные поля, нейтрино, Солнце, три рубля. И колбаса, Вольтер, селедка. Собака, черепаха, лодка. Квадратный корень, огурец, электролиты и валентность, мамонта бивень, кладенец, отряды, виды, турбу- лентность. И популяция, примат, Война Столетняя, коляска...
  а впрочем, к черту это все. Как в США вошла Аляска.
  Уходит.
  
  Действие второе.
  
  Сцена первая.
  
  Черт и Бог сидят за столом переговоров.
  Черт: Кто-то пустил слух, что Россию мне продали. Но мне такого счастья не надо.
  Бог: А что Россия? Ты о всей Земле думай. Россия- это только часть Земли. Тот, кто хочет мыслить глобальными категориями, должен отрешиться от осознания своего патрио-
  тизма и принадлежности. Ну ты не русский, я что-то того...
  Черт: Как сделал это Роберт Хайнлайн? В смысле отрешился?
  Бог: Да. Круто писал мужичок.
  Черт: "Звездный Десант" вообще вещь. Даже фильм сняли.
  Бог (морщась): Говорят, что "Звездный Десант"- это апология фашизму.
  Черт: Те, кто так думает, имеют односторонний взгляд.
  Бог: Ладно, почесали языками, и хватит.
  Встают со стульев, расходятся.
  
  Сцена вторая.
  
  Черт стоит посреди пепельной пустыни.
  Черт: Мне маску зла нацепили, а ведь это только роль. Как у Бога- место добряка. Это несправедли-и-и-и-во-о! (срывается с баритона на фальцет). Я тоже думаю о лучшем, светлом и добром! (прочищает горло). А Россия? Что Россия? Эта пылинка в погребе Мироздания! У народа русского амбиции! Недаром зовет себя Великоросским!
  Заканчивает арию, покидает пустыню.
  
  Действие третье.
  
  Сцена первая.
  
  Человек, в котором угадывается Аналитик. Сидит посреди пустоты и спит. Пробуждается.
  Аналитик: Мир необъятен.
  Играет музыка.
  Аналитик (недовольно): Не надо музыки, тут вам не дешевый попсовый мюзикл!
  Музыка стихает.
  Аналитик продолжает: Нам не понять всего устройства Вселенной, как дурак не поймет постулаты Бора. Как таракан не разберется в микросхеме.
  Сраженный своим пафосом, замолкает. Встает и засыпает.
  
  
  АКТ III
  
  Действие первое.
  
  Сцена первая.
  
  Зал суда. Судья, как всегда, на месте. День. В зале присутствуют: Илья Муромец, шесть умников, Иван III, Мужик, Петр Первый, Президент Пудин, Холеный европеец, Бог, Сла-
  вянофил, Автор, Аналитик, Летописец, стадо поющих рабов, Репортер, Черт, Ангелы и прочие неофициальные лица.
  Судья: Встать! Суд идет!
  Зал встает.
  Судья: Встать! Суд идет!
  Зал встает.
  Судья: Встать! Суд идет!
  Зал встает.
  Судья: Встать!!! Суд идет!!!
  Зал опять встает, кто-то ругается, возможно, даже матом.
  Судья довольно потирает руки. Ему нравится издеваться над залом.
  Судья: Сидеть!
  Зал садится.
  Судья: Лежать! Служить! Апорт! Фас!!!
  Все молча сидят и виляют хвостами.
  Репортер: Давайте уже ближе к делу! Мне материал нужен!
  Судья: Ах ты, назойливая каналья!
  Репортер (обиженно): А вы какую газету читаете?
  Судья: "Ведомости".
  Репортер: А я в "Ведомостях" работаю. Вот скажу, чтобы вам газету не разносили!
  Судья в испуге достает пистолет и убивает Репортера топором.
  Умники: А когда будем судью судить - за убийство?
  Иван III: Когда рак на горе свиснет.
  К сожалению, как рак ни старался, с горы его никто не услышал.
  Илья Муромец: Ах ты, супостат!
  Аналитик: Кого вы имеете в виду?
  Славянофил: Очевидно, это он про Холеного европейца.
  Аналитик: Кому очевидно, а кому...
  Летописец: Я так понял, мне тут придется за стенографиста работать.
  Судья (сжимает голову руками): Хватит! Разбираем дело!
  Все примолкли.
  Петр Первый выступил вперед.
  Петр Первый: У нас речь идет о России, как я понял. Моей любимой России.
  Скептический смешок из зала.
  Петр Первый: Вы должны быть благодарны мне за реформы.
  Славянофил, Мужик, Иван III в один голос: А кто курево завез?!
  Черт: Молодец!
  Бог: Тебя не спрашивали.
  Судья: Вас тоже.
  Петр Первый: А что тут плохого?
  Славянофил: Только моду и ухватки европейские завез! Дворяне - заносчивые стали, а простой мужик так и остался...
  Мужик (перебивая): Я сложный!
  Аналитик: Алексей Михайлович запретил курить. Значит, не Петр это затеял. Но зато распространил.
  Президент Пудин: Нам нужна четкая вертикаль власти.
  Судья и Аналитик: Вас не спрашивали!
  Президент Пудин (возражая): Сейчас все от меня зависит, а не от демократии дутой.
  Славянофил: Мы сейчас про другую эпоху разговор ведем.
  Мужик: Энта вертикаль на вышку сторожевую похожа!
  Автор: Надо рассматривать проблему в перспективе.
  Все смешивается в акустическую кашу.
  Судья в негодовании вскакивает с места: Хватит! Перерыв!!!
  Все смолкают и рассасываются по углам.
  
  Сцена вторая.
  
  Все шушукаются по углам.
  
  Действие второе.
  
  Сцена первая.
  
  Внезапно с толпой стали происходить метаморфозы.
  Илья Муромец, Мужик, Иван III, Славянофил, Автор, Аналитик, Летописец превращаются в одно целое -в символ Старой России.
  Петр Первый и Холеный европеец обнимаются и уходят с засе- дания.
  Остальные ложатся спать.
  Судья молчит.
  Мироздание застывает в своем подавляющем величии, все погружается в состояние статики. Замирает словно во сне, жизнь.
  И туманные образы уходят в даль, к грядущим временам, овеянные эфиром Вечности.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Шихорин "Создать героя 2. Карманная катастрофа"(ЛитРПГ) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"