Новосёлов Андрей Викторович: другие произведения.

Шестой с половиной этаж

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Через загадочный портал в лифте обычного жилого дома двое мальчишек попадают на космический корабль, прямо в гущу развивающегося конфликта...

Шестой с половиной этаж

У Серёжки была плохая память на лица и имена. Чтобы запомнить, ему нужно было пообщаться с человеком неделю. Или даже две. Поэтому большинство соседей по подъезду он не узнавал и, здороваясь с попутчиками в лифте, для верности всякий раз добавлял: "Мне девятый".

Но этих людей он запомнил быстро. Очень уж колоритно выглядели два здоровенных небритых мужика в промасленных спецовках, зачастившие в подъезд. Они то вежливо извинялись: "Простите, мы все вместе в кабину не поместимся", - и втискивали в лифт заляпанные краской оцинкованные ящики и длинные штуковины в брезентовых чехлах, то молча выходили из лифта с пустыми руками. Наверх - всегда с грузом, вниз - всегда порожняком. "Вы монтёры?" - однажды спросил их Серёжка. "Монтёры, монтёры", - рассеянно ответил один, заталкивая в кабину ящик. А второй добавил: "Строители мы. Сантехники, электрики. Не мешай, мальчик".

 

- Что у них там, склад? - прошипел Петька. Вдвоём с Серёжкой они делали вид, что увлечённо поджигают какую-то дымовуху на первом этаже. А сами, понятное дело, наблюдали за лифтом.

Монтёры-строители погрузили свои коробки. Дверь закрылась, над ней замигали тусклые зелёные цифры этажей.

- Да какой склад! - отмахнулся Серёжка. - Они уже столько навезли, что десяток квартир целиком бы заняли! Ты на этажи смотри!

Действительно, цифры домигали до шестого этажа и... погасли. Сверху донёсся звук открывающихся дверей и сдержанный грохот ящиков.

- На седьмом вышли, да? - понимающе кивнул Петька.

- Да не на седьмом! Смотри, если сейчас кто сверху лифт вызовет...

Им повезло. Наверху зажужжали двери лифта. После паузы мотор снова загудел. Темнота в окошечке сменилась зелёной семёркой, потом восьмёркой... Лифт остановился, кто-то зашёл в него и поехал вниз.

- Понял? - Серёжка взглянул на товарища. Тот таращил глаза.

- И что, всегда так?

- Я уже три раза смотрел, как они поднимаются! Все разы было так.

- Вот что. Надо проследить, как они будут спускаться.

- Так они ещё не скоро вернутся! Что, посменное дежурство устраивать?

- И устроим. Пойдём во двор, остальным расскажем...

Их друзья с радостью ухватились за эту детективную историю. Игры во дворе из-за летней жары не ладились, в ближайших кинотеатрах не показывали ничего интересного, а в дальние их не отпускали. Поэтому дежурство на первом, шестом и седьмом этажах наладили быстро. Взрослые не могли нарадоваться на детей, проявивших неожиданную тягу к уборке лестничных площадок и тихим спокойным играм вроде шахмат.

За неделю выяснили, что электрики-сантехники появляются в подъезде ежедневно, по два-три раза. Ночуют, похоже, здесь, потому что поутру спускаются и выходят на улицу, а вечером поднимаются и остаются. На этом обычные подробности закончились и начались странные.

Монтёры ни разу не появились ни на шестом, ни на седьмом, ни на других этажах. Только на первом. Когда они поднимались, то выходили всегда в тот момент, когда счётчик этажей темнел после шестёрки. Когда спускались - пристальная слежка это подтвердила - вызванный лифт доезжал до темноты между шестым и седьмым этажами. Посовещавшись, ребята сняли дежурство с верхних этажей и усилили наблюдение внизу.

Оказалось, что никому не под силу проследить, куда уходят и откуда возвращаются строители-сантехники. Вот они вышли из подъезда, свернули за угол - хоп! А за углом никого и нет. Если красться следом, то рано или поздно (обычно рано) взгляд соскальзывал с широких спин в грязных спецовках - и мужики тут же исчезали. Так же неожиданно они и появлялись на обратном пути, вдруг выходя из-за угла.

Наконец, наблюдательный Петька сделал последнее открытие: мужики-то разные! С толку сбивали одни и те же спецовки, причёски, комплекция и небритость. Но лица были разные. Получалось, что между шестым и седьмым этажами затаилось не менее дюжины подозрительных рабочих.

Самодеятельные наблюдатели совсем уж было собрались всей толпой (для уверенности и придания веса своим словам) идти в милицию, когда обстоятельства изменились.

 

Серёжка скучал на утреннем дежурстве у дверей первого этажа. Его напарника Ваську позвала обедать мама, и тот убежал, пообещав вернуться как можно скорее.

Лифт загудел, привычно остановился на "чёрном" этаже, поехал вниз... Нетерпеливо протиснувшись между медленно раздвигающимися дверями, из кабины вместо мужиков выскользнула девушка. Серёжка почти ничего не успел разглядеть: ну, смуглая, длинные чёрные волосы, вроде бы по-восточному раскосая, одета в какие-то легкомысленные яркие ленты - простучав сандалиями, девушка вылетела на улицу. Запоздало хлопнула подъездная дверь.

Забыв о конспирации, Серёжка выскочил следом. Девушки во дворе уже не было. Обалдевшая команда наружного наблюдения возвращалась от угла.

- Видели? - задыхаясь, спросил Серёжка.

- Кто это? - спросил его Петька.

- А я знаю?! Дальше её проследили?

- Да без толку! Она за угол так рванула, что мы за ней не успели, а там исчезла, как они это всегда...

Дверь подъезда снова хлопнула. Ребята обернулись. Хмурые монтёры прошли мимо и скрылись за углом. На этот раз не с пустыми руками - с длинными штуковинами всё в тех же заляпанных краской брезентовых чехлах.

Молчание нарушил Петька.

- У левого щетина отклеилась.

- Где?! - Серёжка попытался вспомнить, но наблюдательности ему всегда недоставало.

- Возле левого уха. Она у него на прозрачной плёнке прилеплена. А под плёнкой - чистая щека.

Ребята подавленно затихли.

- Знаете что, - сказал Витька. - Хватит самодеятельности. Пора идти в милицию.

- Точно, - кивнул Серёжка. - Они, наверное, шпионы.

- Да какие шпионы! - засомневался Петька. - Шпионы в прошлом веке были, при Советском Союзе. Кому мы сейчас нужны, шпионить за нами?

- Ну не шпионы, так бандиты. Воры какие-то. Точно, в милицию надо. Пошли!

- Погоди, давай всех соберём.

Петька с Серёжкой остались во дворе, издали наблюдая за подъездом. Витька с вернувшимся от мамы Васькой побежали по квартирам - время было обеденное.

Поэтому только Петька с Серёжкой и увидели, как мужики вернулись. Всё так же молча и хмуро они зашли в подъезд, неся на плечах длинный брезентовый свёрток. Свёрток вяло подёргивался и мычал. У переднего работяги с левой щеки свисал прозрачный лоскут фальшивой щетины. Он рассеянно придавливал лоскут к щеке, через секунду тот отлеплялся и повисал снова. А у заднего в криво застёгнутом чехле блестело что-то чёрное и жутковатое.

Мальчишки старательно сделали вид, что ничего не увидели.

- Они её поймали, - шёпотом сказал Серёжка.

- Точно. Как в "Кавказской пленнице".

- Надо проследить.

- Ты что, придурок?! Видел, какие тут дела? Видел, что у второго в чехле?

- Что?

- Бластер!

- Ага, бластер?!

- Ну... или ружьё. Приклад, точно. Зуб даю, - Петька внушительно сплюнул через дыру на месте выпавшего вчера молочного зуба.

- Ну ладно, приклад. А мы осторожно!

- Стой, придурок! Подожди! Я с тобой!

Полубегом-полуползком они прокрались к лифту. Кабина уже стояла в черноте скрытого этажа. Серёжка придавил кнопку вызова. Мотор загудел, цифры побежали к единице.

Они ввалились в кабину. Серёжка автоматически нажал кнопку своего девятого этажа.

- Ну и что дальше? - Петьке было страшно, но любопытство пересиливало. Чуть-чуть, но пересиливало. "Чуть-чуть" уменьшалось с каждым этажом.

- Есть идея. Погоди... - Серёжка прижался глазом к щели между дверями кабины, держа палец на кнопке "стоп". За щелью проползали светлые полоски этажей. Третий... Четвёртый... Пятый... Шестой...

- Стой, хватит! - взвыл Петька. Серёжка нажал красную кнопку.

Кабина замерла, двери открылись. У мальчишек словно выдернули пол из-под ног. Они кувыркнулись в сумрак выхода, прокатились по... стене и больно ударились о холодный пол. Двери лифта закрылись над их головами, отсекая последний лучик привычного домашнего света.

- Я же говорил, чтобы на швартовке в рубку не заходили! - сердитый голос ударил по ушам. - Кого принесло, ну?!

Ему никто не ответил. Забыв об ушибах, мальчишки завороженно глядели на крутящееся звёздное поле по сторонам и медленно надвигающийся спереди прямоугольник осевого причала. Космический корабль швартовался к орбитальной станции.


- Это ширт знает что! - подтянутый седой капитан сердито ходил из угла в угол. - Космос не терпит раскиндяйства! Сначала вы упустили Лаонис! Потом забыли закрыть канал! Что дальше?! Разгерметизируете трюм на погрузке?! А, добры молодцы?

Добры молодцы пригорюнились. У одного со щеки всё так же свисала отклеившаяся бутафорская щетина. Переступив с ноги на ногу под взглядом капитана, он наконец-то оторвал этот лоскут и смял в кулаке.

Петька с Серёжкой стояли в другом углу, куда их бесцеремонно запихнули сразу после швартовки. От остальной каюты их отгораживал алый светящийся шнур, висящий в воздухе на уровне груди. Шнур отмечал границу силового поля. Петька уже проверил - вытянутая рука упиралась в невидимую преграду от пола до потолка. Наверное, до потолка. Петька так высоко не доставал.

Но видно и слышно было хорошо. И всё, в общем, понятно.

- Ну вот что, - подытожил капитан. - Объявляю вам строгое предупреждение. Ещё один такой фокус - ещё только один, поняли?! - и я вас лично... - он покосился на мальчишек в углу, - я вам потом скажу, что я с вами сделаю. А потом спишу в ближайшем порту. Всё! Идите работайте, восстанавливайте репутацию.

- Степан Кормионович... - вежливо пригибаясь, в дверях появился низенький лысый толстячок в чёрном комбинезоне.

- Что, Моррис? - успокаиваясь, капитан повернулся к вошедшему.

- Таможенный досмотр, Степан Кормионович, - Моррис виновато развёл руками. В воздухе между раскрытыми ладонями, как у фокусника, раскрылся веер светящихся листочков с подписями и печатями. - Без вас не обойтись.

- Ладно, иди, я сейчас, - капитан поднял с кресла форменный китель и встряхнул его. Блеснули разноцветные нашивки. - А этих, - он небрежно кивнул в сторону мальчишек, - заприте пока. Выйдем в нейтральный вакуум - сотрём им память и отправим обратно.

 

- Ну, проследил? - ехидно поинтересовался Петька, усаживаясь на койке. - "Есть идея, мы осторожно!.." И что теперь?

Серёжка помедлил, оглядываясь по сторонам. "Тюремную камеру" явно соорудили на скорую руку, освободив чью-то жилую каюту. Может быть, даже тех самых незадачливых монтёров-сантехников, которых распекал капитан. Из обстановки остались: две койки с твёрдыми матрасами и без постельного белья, два встроенных шкафчика (запертых, Серёжка проверил), столик у стены, разноцветные огоньки над ним и пара старых ботинок под кроватью. Обувь как обувь, из цельнолитого пластика, на непонятных липучках.

- А что? - невинно ответил он, откладывая ботинок. - Разве плохо попасть на настоящий космический корабль? Убивать нас не собираются, отправят домой - да и всё.

- Ага, отпра-авят! Про стирание памяти слышал? Толку с того, что мы тут увидим, если всё забудем?

- Когда забудем - тогда и будешь жаловаться! - озадачил друга странной логикой Серёжка и направился к столику. - А пока давай исследуем тут всё, что получится. На матрасе сидеть уж точно без толку.

Из чувства противоречия Петька всё же посидел ещё пару минут, но потом не выдержал и соскочил с койки.

Огоньки над столом оказались кнопками. Большинство из них только гасили и зажигали друг друга или недвусмысленно краснели, когда на них нажимали. "Ну, это понятно, кто же нам разрешит тут что-то включать..." - бормотал Петька, пробуя разные комбинации. Словно отвечая ему, очередной огонёк под пальцем мигнул зелёным, и верхняя часть стены превратилась в окно.

- О, телевизор! - удовлетворённо сказал Петька и переполз на койку, не отрывая взгляда от изображения.

Да, это больше всего напоминало большой объёмный телевизор, а может быть, даже и компьютер. Им наверняка можно было управлять, но мальчишки не решились трогать остальные кнопки, чтобы случайно не выключить экран. Показывали бесконечную ленту новостей. Или странный художественный фильм. Дикторы появлялись и говорили что-нибудь вроде: "Мартанская конверция объявила о начале трагруплитной операции", - или: "Лидер ферканов согласен на вытрун базолов". В кадре двигались непонятные предметы - знакомо выглядели только люди и звёзды, но даже и в них не было полной уверенности. Друзьям быстро наскучила эта передача.

- Как ты думаешь, куда мы попали? - спросил Петька, рассеянно глядя на мельтешение цветных пятен. - Я думаю, что в будущее.

- Да, на будущее похоже больше всего, - кивнул Серёжка. - Космические корабли, орбитальные станции, объёмный телевизор... И везде люди, и язык вроде бы русский.

- А может быть, они не люди, - задумчиво предположил Петька.

- И говорят не по-нашему, ага! А что же мы видим и слышим?

- А это всё гипноз. На самом деле они - какие-нибудь осьминоги. Со скользкими липкими щу-упальцами...

- Да ну тебя! - Серёжку передёрнуло. - Перестань! И так не по себе.

Петька славился своим умением рассказывать страшные истории.

- Ну хорошо, - согласился он. - Тогда...

Он не успел закончить. У них над головами зашуршало, и раздался громкий шёпот: "Эй! Вы здесь?" Друзья вскочили и посмотрели наверх. За вентиляционной решёткой кто-то шевелился!

- Ну, здесь, - осторожно ответил Серёжка.

- Ну, мы, - добавил Петька.

- Подождите, я сейчас к вам выберусь, - пропыхтели из-за решётки. Как будто они могли куда-то убежать.

Друзья ещё ни разу не видали, как вылезают из вентиляционной отдушины, и ожидали, что таинственный пришелец как-нибудь ловко спрыгнет оттуда на пол. Но они ошиблись. Отщёлкнув решётку - та повисла на петлях - гость в два приёма вывинтился из узкого отверстия и присел над ним по-паучьи, прилипнув ладонями и подошвами к стене. Вернее, не гость... а гостья.

Мальчишки переглянулись и едва заметно кивнули друг другу: "Она!" Да, девушка сменила карнавальный наряд на облегающий чёрный комбинезон, а длинные волосы стянула узлом на затылке, но сомнений не оставалось: это та самая беглянка, вслед за которой они попали сюда.

"С ли-ипкими щу-упальцами!" - прошептал Петька. Серёжка молча лягнул его, не сводя глаз с девушки. А та перевела дыхание, проворно сбежала на четвереньках со стены на койку, уселась по-турецки и, пробормотав: "Фу, как я запылилась!" - принялась отряхиваться. Серёжка вспомнил вентиляционные решётки в своей квартире - все в чёрной липкой грязи и паутине. То ли на космическом корабле следили за чистотой воздуховодов, то ли гостья лазила там регулярно.

В последний раз поправив волосы, она посмотрела на стоящих мальчишек, улыбнулась и протянула руку:

- Давайте знакомиться. Меня зовут Лаонис... Да вы присаживайтесь, присаживайтесь!

Затаив дыхание - Петькины страшилки про осьминогов назойливо крутились в голове - Серёжка ответил на рукопожатие. И никаких щупалец! Обычная человеческая рука, тёплая и сильная.

- Серёжа, - сказал он.

- Значит, Сергей, - кивнула девушка. - А ты, тебя как зовут?

- Пётр, - с достоинством ответил Петька.

Сейчас, сидя напротив, гостья не казалась такой уж взрослой. Ну, на два-три года старше них, не больше. Это вселяло уверенность.

- А... как ты лазишь по стенам? - вырвалось у Серёжки.

- Ты тоже здесь в плену, да? - спросил Петька.

- И куда мы попали?

- А...

- Стойте, стойте! - Лаонис вскинула руки, заслонясь от вопросов. - Не всё сразу! По стенам ходить легче лёгкого - у меня геккошки вживлены. Вот по воздуховодам пролезть было трудно, я два раза сворачивала не туда, чуть не застряла и едва совсем не заблудилась, - она явно расстроилась, что главное её достижение прошло незамеченным. "Ага, значит, вентиляцию здесь всё-таки чистит не она", - подумал Серёжка.

- Так ты здесь пленница? - настойчиво повторил Петька. У него горели глаза и уши - неизвестно, что ярче. - Они тебя поймали и заперли, как нас?

- Да, но я их обманула и сбежала! - гордо выпрямилась Лаонис, но тут же снова обмякла. - Если честно, то нет. Я - дочь капитана, ребята. И моему отцу угрожает опасность...


- Наша "Мартакара" - мелкое торговое судно, одно из тысяч, - так начала свой рассказ Лаонис. - Возим конфиденциальные грузы, чьи хозяева не доверяют Панкор Ируне. ("А кто это - Панкор Ируна?" - тут же спросил Петька.) Не кто, а что. Панкор Ируна - межзвёздная суперкорпорация. У них монополия на телепорты. Все кабины отправляют отчёты в Ируну, а там устанавливают цену за каждый переход. Для людей без груза - совсем дёшево, почти бесплатно. За груз - тем дороже, чем выше ценность товара. Но всё равно выходит немного дешевле и намного быстрее, чем возить кораблями. Поэтому торговцам остаются только важные секретные фрахты.

А ещё мы собираем случайные находки. Каналы можно открывать не только между двумя кабинами, но и от одной кабины наугад, к любой планете - куда повезёт. Чаще всего не попадается ничего. Иногда везёт найти что-нибудь ценное и интересное. А иногда мы попадаем в по-настоящему опасные места. Так когда-то погибла моя мама... По правде говоря, я её почти не помню, я тогда была совсем маленькая. Зато отец у меня лучше всех, он меня вырастил, а команда и "Мартакара" помогали.

Да, так вот. Случайные каналы Ируна не контролирует. Что мы найдём - то всё наше. Но потом груз нужно везти в порт, чтобы продать. В разных портах - разные цены, не всё и не везде согласны купить... Ну, это сложно, но можете мне поверить: после перевозки нам остаётся не так уж и много. Но до сих пор мы как-то выкручивались.

А недавно отец связался с Дэвисом Стиросом. Дэвис - тоже капитан торговца, "Исиханы". Отец не рассказывал мне подробности, но у Дэвиса есть сын, Рикер, чуть постарше меня. Зануда, - Лаонис хихикнула, - я с ним переписывалась... переписываюсь. От него я узнала кое-что. Дэвис научился сводить два случайных канала вместе, почти в одну точку. Вы уже поняли, что получилось?

- Не совсем, - пробурчал Серёжка, подавленный избытком новых сведений.

- Ну подумайте. Один из этих каналов ведёт из вашего лифта к "Мартакаре". Второй - из другого лифта, неподалёку от вас - к "Исихане". Теперь Дэвис может брать груз у себя, переправлять через вас - всего-то немного пройти пешком - а здесь отец его продаёт. Без накладных расходов, без панкоровской пошлины. Прибыль - пополам.

- Ну и в чём опасность? - не понял Петька. Он любил экономические стратегии, поэтому схему понял сразу. - Вроде всё честно.

- Опасность в Дэвисе, - вздохнула Лаонис. - Он накрутил вокруг себя какую-то сумасшедшую секретность. Даже отец ни разу не встречался с ним лично, и никто из нас не знает кода его телепорта. Груз они нам спускают в лифте, мы его только принимаем. Это не к добру. Дэвис замышляет против нас какую-то гадость.

- Ты это сама придумала? - с сомнением спросил Серёжка.

- Не я. Моррис. Видели Морриса? Он был у нас первым помощником ещё до моего рождения. Он о торговле всё знает. И о нечестных торговцах - тоже. Это вам я быстро пересказала, а он объяснял мне подробно. И очень убедительно.

- Ну ладно, пусть так, - поколебавшись, согласился Петька. - А мы тут что можем поделать? Слышала - нам скоро память сотрут и отправят обратно.

- Не сотрут! - Лаонис торжествующе улыбнулась. - Я стиралку пересвязала. Она теперь только говорит, что всё в порядке, а на самом деле не работает. Когда вас вернут обратно, вы всё вспомните и сможете мне помочь...

- Как? - почуяв новые приключения, Серёжка разве что не подпрыгивал на месте.

- Просто. Вам нужно добраться до второго лифта, попасть на "Исихану" и ввести в их телепорт код нашей кабины. Тогда я смогу пройти к ним. Дальше - моя забота. Поможете, ребята? Я пыталась сама, но видите, - Лаонис развела руками, - меня поймали, и теперь уже вниз не пустят.

Друзья переглянулись. Петька оценил настроение Серёжки и вздохнул:

- Придурок, что с тебя взять... - и, повернувшись к Лаонис: - Куда нужно идти?

- Адрес - Никольская девять, второй подъезд, четвёртый с половиной этаж. Подниматься лучше всего сразу перед их грузчиками, тогда канал уже открыт. Попадёте туда так же, как попали к нам - уж не знаю, как вам это удалось...

- Никольская? - Серёжка посмотрел на товарища.

- Я знаю, это за Смоленской, второй поворот направо.

- А, действительно недалеко... А какой код и куда вводить?

- Вводить сюда... - Лаонис раскрыла ладонь. В воздухе над ней закрутилась пузатая коробка, похожая на раздутую кабину лифта с прозрачными стенами. - Это кабина прямого телепорта. У нас она стоит в том же отсеке, что и кабина случайного канала. У них, наверное, тоже - "Исихана" из той же серии, что и "Мартакара". Зайдёте внутрь, там простой цифровой пультик. Наберёте код, только не нажимайте на большую зелёную кнопку, а то попадёте сюда. Код длинный. Не запомните. Куда бы вам записать...

- На руке! - Серёжка уже закатал рукав.

- Годится, - Лаонис достала из кармана фломастер - совсем как обычный, земной - и вывела на Серёжкином плече цепочку знаков. Цифры легко узнавались, но были среди них ещё какие-то треугольнички, волны, квадратики и чёрточки.

- Это ваши цифры? - изогнувшись, Серёжка рассматривал руку, пока Лаонис надписывала Петьку.

- Да, в шестнадцатиричной системе. Не беспокойся, там все эти значки на клавишах есть, найдёте легко. Надпись несмываемая. Останется вам на память, - Лаонис прищурилась и хихикнула. В волосах у неё что-то пискнуло и зачирикало. - Шширт... Мы отчалили. Сейчас за вами придут. - Лаонис уже карабкалась по стене к открытому воздуховоду. - Помните: Никольская девять, второй подъезд, четвёртый с половиной этаж! - Она нырнула в отдушину, как в воду, руками вперёд, и рывками начала втягиваться в трубу. Подцепив носком откинутую решётку, попыталась защёлкнуть её за собой, но та отскочила и повисла, болтаясь. - Ширт! Закройте, закройте её скорее!

- Петька, помоги! - Серёжка вскочил на койку и подпрыгнул, но не дотянулся до края отдушины. Поднатужившись, Петька вытолкнул друга повыше. Тот защёлкнул решётку и обрушился вниз.

- Удачи вам... - донеслось из вентиляции.

Мальчишки едва успели рассесться по койкам и уставиться в экран, когда дверь за их спинами открылась.

- О, гляди - визор включили! - прогудел незнакомый бас. - Какая смышлёная мелюзга! Теперь я не удивляюсь, что они к нам пролезли... Ну, мелочь, баиньки - и домой!

В руках вошедшего загудело, и на них упала мягкая вязкая темнота.


Серёжка открыл глаза. Поморгал. Он сидел, скрючившись, в углу лифта. Привычный тускло-жёлтый свет из грязного плафона над головой, привычные исцарапанные и разрисованные стенки кабины. Кнопки, как всегда оплавленные и закопченные. Серёжка сам когда-то их поджигал. С тех пор их уже не раз меняли и снова жгли.

Голова слегка кружилась, а мысли путались, как будто он заснул посреди дня, а потом вдруг вскочил спросонья. Что он вообще здесь делает? Они с Петькой ехали в лифте к нему домой, а потом... выпали... в рубку космического корабля! "Мартакары"! А где же Петька?

Его друг сидел рядом, в другом углу. Он тоже очнулся и сонно моргал.

- Петька! - Серёжка потряс его за плечо. - Ты помнишь? Ты помнишь, где мы были?

- Не тряси меня, - Петька попробовал встать. Со второй попытки у него получилось. - Помню. Никольская девять, второй подъезд...

- Четвёртый с половиной этаж! - Серёжка подтянул рукав. Код был на месте. - У Лаонис получилось! Нам не стёрли память!

- А может быть, у неё не всё получилось, - рассудительно заметил Петька.

- Это как?!

- Ну, а вдруг нам просто стёрли не тот кусок памяти? Ты никогда не узнаешь, что именно ты забыл...

- Бррр... Перестань! - Серёжка поёжился. Если Петька снова принялся за свои страшные истории, значит, с ним всё в порядке. Тут его осенило. - Как ты думаешь, сколько сейчас времени?

- Может быть сколько угодно. Ты фантастику читаешь?

- Ну.

- Они там вечно попадают в другие миры, а когда возвращаются - то или совсем не проходит никакого времени, или столько же, или даже целые годы. Может быть, все наши друзья давно состарились и умерли...

- Перестань, я сказал! Лаонис говорила, что они постоянно носят товары через этот канал. Значит, время здесь идёт так же, как и там. Сколько мы там пробыли?

- Меньше дня, точно. Несколько часов. Сейчас, наверное, вечер.

- Тогда, может, никто и не заметил, что нас не было.

- Ага, жди. Помнишь, куда мы все собирались пойти?..

- В милицию... Думаешь, все остальные пошли?

- А чего бы они нас стали ждать? То есть, конечно, подождали, потом поискали...

- ...А потом пошли рассказывать, как загадочные бандиты-монтёры нас похитили. А мы тут возьмём - и вернёмся!

- ...Прямо в руки милиционерам!

- Думаешь, они там внизу сидят?

- Давай думать, что сидят. И что мы им скажем?

- Сделаем вид, что стиралка сработала. Мы, значит, ехали ко мне домой, а потом бац! И не помним ничего. Очнулись в лифте, спустились вниз. Всё.

- Ага. Ничего не знаем, ничего не помним. Ничего не видели. Ну, поехали.

Вдохнув поглубже и задержав дыхание, Петька нажал кнопку первого этажа. Кабина послушно поехала вниз.

Внизу их действительно ждали. И милиция, и нервные родители, и любопытные друзья, которых постоянно шугали подальше от лифта. Ребят допросили, ничего полезного не узнали и вернули их родителям. Те тут же растащили детей по домам, накормили их ужином, померяли температуру и уложили спать.

 

Серёжка нервно бегал по квартире. В десятый раз подёргал ручку входной двери. Ничего не изменилось - всё так же заперто. В десятый раз пошарил на полочках, под полочками и под ковриком. Ключи не появились. Вздохнув, он добрёл до телефона и набрал знакомый номер.

- Алло! А можно... а, это ты, Петька? Как ты там?

- Никак. Меня дома оставили. И бабушка за мной смотрит. А ты?

- То же самое. Только без бабушки. Но все ключи позабирали, я выйти не могу. Ты бабушку никак... уговорить не сможешь?

- Нет шансов. Она у меня знаешь какая? - Петькин голос выдавал напряжённую душевную борьбу. С одной стороны, ему ужас как не хотелось пропускать дальнейшие приключения. Да и чувство долга - ведь и Лаонис обещали помочь, и друга нельзя оставлять одного... Но, с другой стороны, это ведь всерьёз! Кто знает, чем всё может закончиться? Боязно!

Будь они сейчас вместе на улице, Петька бы пошёл с Серёжкой куда угодно, без вопросов. А вот так, наедине с собой, поутру, когда напряжение вчерашних событий улеглось, а голос разума стал слышнее... В общем, бабушка давала Петьке железный повод сохранить лицо. Серёжка это отлично понимал. А Петька понимал, что Серёжка понимает, и поэтому только вздохнул в трубку.

- Ну ладно, - с великодушием сеньора, прощающего вассалу его прегрешения, Серёжка сменил тему. - Как бы мне выбраться из дому? У тебя есть какие-нибудь идеи? Но учти, по верёвке из окна я спускаться не буду!

- По верёвке не надо, - избавившись от тягостной дилеммы, Петька сразу повеселел. - Есть выход получше. Лёнька где живёт?

- О! - только и сказал Серёжка. И как он мог забыть?

Лёнька жил в соседнем подъезде, тоже на девятом этаже. Их квартиры разделяла только одна стена. Они немало времени провели на балконах, болтая и заглядывая друг к другу за бетонную перегородку. Серёжка даже однажды пытался перелезть к Лёньке по перилам, но тогда его вовремя перехватили родители.

Сейчас останавливать его было некому.

 

- Ты осторожнее там! Попрочнее ставь! - не имея возможности помочь другу, Лёнька суетился и нервничал.

- Сам знаю!

Серёжкино сердце колотилось где-то в районе горла и, казалось, собиралось выскочить через уши. Он сглотнул. Пирамида из табуреток выглядела надёжно. Он проверил ещё раз - все стоят хорошо, ни одна не шатается. Верхняя табуретка - вровень с перилами. Всего-то и нужно: аккуратно взобраться наверх, прижаться к сплошной гладкой стенке, протянуть руку на ту сторону, ухватиться за пожарную лесенку - по идее, такие лестницы позволяли вылезти на верхний этаж через люк в потолке, но эти пожарные люки у всех были заварены и замурованы - сделать пару шагов по перилам и спрыгнуть на Лёнькин балкон. Сейчас, когда пришло время действовать, этот простой план уже не казался таким безупречно надёжным.

Серёжка глубоко подышал, изгоняя предательскую дрожь из голоса.

- Я иду! - громко сказал он.

- Давай! - ответил Лёнька. - Я тут стол пододвинул, ты просто перейдёшь на него!

Серёжка встал на нижнюю табуретку. Пошаркал ногами. Нет, в сандалиях слишком скользко. Он разулся и, крикнув: "Лови!" - забросил сандалии на соседний балкон. Лёнька ойкнул - то ли от неожиданности, то ли получил по голове.

Верхняя табуретка. Пока ещё ничего страшного, пока он ещё на своём балконе. Серёжка прижался к перегородке, стараясь прилипнуть к ней. Эх, ему бы такие геккошки, как у Лаонис - он бы без труда перелез хоть на соседний балкон, хоть прямо вниз по стене! Осторожно, чтобы центр тяжести не сместился наружу, он просунул руку на ту сторону. Ну где же, где же эта лесенка...

- Ну, ещё пару сантиметров! - Лёнька переживал не меньше его.

Серёжка потянулся... Есть! Он намертво вцепился в стальную перекладину. Теперь несколько шажков... Облупившаяся краска с рассохшихся перил прилипает к пяткам... Наверное, если он сейчас поскользнётся, то так и повиснет на одной руке. Серёжка сжал пальцы изо всех сил. Обогнуть перегородку между балконами... Ещё шаг - и под ногами уже не перила, а столешница! Гладкая, скользкая... ширт! Серёжка вцепился в лесенку второй рукой и, присев на столе, перевёл дыхание.

- Здорово! Молодец! - Лёнька, кажется, не дышал вместе с ним.

- А, плёвое дело! - гордо ответил Серёжка, слезая со стола на пол. Оставалось сделать всего ничего: найти дом на незнакомой улице, пробраться на "Исихану" и открыть канал для Лаонис. Плёвое дело.

 

Никольская девять оказалась точно таким же домом, как и его собственный. Да здравствует типовое строительство! На лавочках возле дверей и напротив сидели несколько мальчишек - покрупнее Серёжки, и наверняка сильнее его. Он прикинул свои шансы. Что лучше: просто зайти в подъезд как ни в чём не бывало или сначала заговорить с местными? Как здесь относятся к незнакомцам из соседних дворов?

Решившись, Серёжка подошёл к лавочке. Адреналин после балконного трюка ещё не выветрился, и он чувствовал себя бесшабашно-храбрым.

- Привет! - дружелюбно сказал он. - Меня зовут Серёжка.

- Привет, - лениво-настороженно ответил мальчишка постарше. - И чего тебе тут надо... Серёжка?

"Как бы поступила Лаонис?" - подумал Серёжка. А затем широко улыбнулся и сказал:

- Мне очень нужна ваша помощь! Хороший человек в опасности...

 

- А ты точно не выдумываешь? - в который уже раз переспросил Федька. Этот старший мальчишка с лавочки оказался совсем даже неплохим парнем.

- Честное слово! - заверил его Серёжка. - А если и выдумываю - ну что ты теряешь? Давай пойдём вместе!

Федька задумался и помотал головой.

- Нет, если ты не выдумываешь - тогда ты точно псих. Иди сам к этим пришельцам.

- Ну, как знаешь... - Серёжка расстроился, но не слишком. Кто его знает, этого Федьку, как он поведёт себя в опасной ситуации. Самому всё сделать будет легче. Наверное. - Тогда давай повторим. Когда эти монтёры покажутся из-за угла, вы посвистите. Когда они вызовут лифт, мы тут затеем возню, я закидываю мячик в кабину, - он поднял руку с одолженным у ребят теннисным мячиком, - бросаюсь за ним и еду наверх. А ты, если что, путаешься у них под ногами и не даёшь зайти следом...

- Замётано, - ребята скрепили уговор рукопожатием.

Ждать пришлось недолго. Минут через пятнадцать с улицы тихонько свистнули.


Отсчитывая этажи в ползущем кверху лифте, Серёжка до последнего момента не был уверен, что у него снова получится попасть куда надо. Но всё-таки повторял про себя: как только двери откроются - выскочить, осмотреться и бегом в кабину телепорта, вводить код.

Как это всегда бывает, тщательно составленный план дал осечку на первом же шаге. Двери открылись - на этот раз даже не на потолке, а как полагается, Серёжка выскочил... и с разгону врезался головой в чей-то живот.

- Ой! - сдавленно донеслось сверху. - Ты кто?!

- Ой! - в тон ответил Серёжка, чувствуя, как его берут под мышки и приподнимают. - Куда это я попал?!

Он быстро осмотрелся. Действительно, ой. Конечно, "Мартакару" ему разглядеть толком не дали, но, по крайней мере, там всё было гладко, чисто и аккуратно. Здесь же - голые стальные стены с приваренными там и сям заплатами, потёки масла и краски, груды каких-то деталей, змеящиеся по полу толстые кабели... "Исихана" выглядела куда роднее и привычнее, совсем по-земному. Даже звёзды за широкими щелями окон не сбивали впечатления.

За спиной зашипели двери. Прибыли монтёры-грузчики. Ой. Да, ой. Он совсем не подумал, что те не останутся внизу в подъезде.

- О, вот он, кхирныш! - сердито прокомментировали прибывшие. - Я, говорит, мячик упустил! И в кабину! Ну, нашёл свой мячик?

Он вяло помахал рукой - вот, мол - и разжал пальцы. Теннисный мячик упал на пол, пару раз гулко стукнул и куда-то покатился. В образовавшейся паузе Серёжка наконец-то взглянул на поймавшего его мужчину. Высокий, усатый, сильный (Серёжка уже почувствовал, что вырываться бесполезно), но молодой. До могучих широкоплечих мужиков ему ещё расти и расти. Как будто от этого легче.

- Не нравится мне это, Сэм, - сказал молодой и усатый. - Вчера двое мальчишек пробрались на "Мартакару", теперь вот к нам... Нельзя было сводить каналы посреди города.

- Можно подумать, у нас был выбор, - проворчал Сэм. - А мы, кстати, с полными руками вернулись. Второй канал перекрыт снизу, там местные шершни всё оцепили. И кабину выключили. Как бы не из-за тех двоих.

- Да наверняка из-за них, - вздохнул молодой. - Сорвали нам весь график переброски. А теперь, чую, и этот выход прикроют. Ну, горе, что мне с тобой делать? - он приподнял Серёжку и слегка встряхнул. Серёжка благоразумно промолчал.

- Ты сейчас на борту старший, Рикер, - ответил Сэм. - Тебе решать.

"Ага, это тот самый Рикер, сын капитана Дэвиса!"

- Я сейчас не старший, я сейчас единственный. Отец с остальными - внизу, ведут переговоры с поставщиками... Вот что, спускайтесь к ним. Когда капитан освободится, расскажете всё ему. Да не торопите попусту, дело не срочное! А я этого мальчишку тут постерегу.

- Как скажешь, Рикер, - судя по звукам, мужики опустили на пол свои ящики и отошли. Зашипели двери, и стало тихо.

Серёжка почувствовал, что его ставят на пол. Он глянул снизу вверх на Рикера.

- Ну, горе, придётся тебе подождать. Тебя как зовут?

- Сергей, - ответил Серёжка.

- А я - Рикер, как ты уже понял. Ну, присаживайся.

- Куда?

- Да где стоишь, там и садись... - подавая пример, Рикер сел на пол напротив.

Посидели молча. Решив, что он уже достаточно навертелся головой - а кабина-то телепорта совсем рядом! Пузатая, прозрачная! Только как туда попасть? - Серёжка собрался с духом и спросил:

- А... Рикер... а можно спросить?

- Ну? - тому явно было скучновато просто сидеть и смотреть на безвредного пленника.

- Так куда я попал?

- А сам ты как думаешь?

- Да я никак не думаю! Я в гости к другу ехал, а тут лифт застрял. Я начал по кнопкам стучать, - выдал Серёжка заранее приготовленную легенду, - двери и открылись. Я выскочил, думал, на другой этаж попаду... А тут... - Серёжка выразительно покрутил головой.

- Ну, считай, на другой этаж ты и попал. На совсем другой этаж... Это, Сергей, торговый космический корабль малого тоннажа "Исихана".

- Ничего не понимаю, - потряс головой Серёжка. ("Я не переигрываю? Да вроде нет...") - Это только в фантастике бывает, чтобы из лифта в космос попадали. Тем более на такие корабли, которые у нас ещё строить не умеют.

- А ты уверен, что не умеют? - огорошил собеседника неожиданным вопросом Рикер. Серёжка задумался.

- Не-е... точно, не умеют. Я наши корабли по телевизору все видел. Если и есть какие-то секретные, то военные, а не торговые. Да и зачем нам торговые космические корабли? С кем торговать?

- Умный ты человек, Сергей, - Рикер задумчиво подпёр голову кулаком. - Владеешь информацией и умеешь думать. Можешь теперь начинать думать над тем, что не всё в фантастике сочиняют. Потому что у вас такие корабли и правда не делают, а "Исихана" - вот. - Он похлопал ладонью по некрашеной палубе.

Серёжка почувствовал, что его притворный интерес сменяется неподдельным. И правда, Лаонис не успела им объяснить, откуда взялись все эти корабли и телепорты - так, может, Рикер расскажет? Ему, похоже, и самому хочется поговорить, только наводящие вопросы подбрасывать надо...

- А таких кораблей ещё много? А с кем вы торгуете? Это что, будущее? А...

- Стой, стой! - Рикер замахал руками, совсем как Лаонис. - Давай по очереди. Кораблей много. Но совсем таких, как этот - мало... - Рикер вздохнул. - Вообще-то раньше "Исихана" была куда красивее. Только мы на фрагов напоролись.

- Фраги - это вроде пиратов? - понимающе покивал Серёжка.

- Фраги, Сергей - это вроде лейкоцитов. Они даже не разумные, но стреляют - только держись. Мы нашли разбитый военный крейсер. Старый, его наверняка все потеряли и забыли. Загрузили трюмы... всяким. А потом оказалось, что антиабордажная защита у крейсера ещё очень даже живая. Ну вот и... - Рикер неопределённо повёл рукой вокруг себя. - Уйти - ушли, но к другой звезде нам в таком виде не добраться. Торгуем кое-как через каналы да чинимся. Чинимся и чинимся... Ольсен говорит: главное, чтобы никто из партнёров не узнал, какие мы сейчас беззащитные и беспомощные. А то съедят.

- А Ольсен - это кто?

- Ольсен - это наш первый помощник. Главный человек после капитана. О торговле всё знает, я у него учусь. Ну мы, значит, и следим за секретностью. А другие торговцы будто чуют, что с нами неладно... Вот, к примеру, та же "Мартакара". Я с дочерью их капитана переписываюсь. Славная вроде девушка, но туда же... А, ладно, хватит об этом, - Рикер махнул рукой. - О чём ещё ты там спрашивал?

Серёжка ответил не сразу. За минуту всё так запуталось! Лаонис - и правда хорошая, сразу чувствуется. Но и Рикер хороший! Тоже видно. А друг другу не доверяют. Как тут поступить? Наверное, надо всё-таки открыть канал, а потом объяснить Лаонис, что она ошибается... Только как добраться до кабины?

- Я ещё хочу узнать: это будущее, или?..

- Это, Сергей, вопрос сложный. С одной стороны - это наше общее настоящее, машины времени у нас нет. А с другой стороны, ваше настоящее - это наше давнее прошлое... Непонятно, да?

- Непонятно.

- Это нормально, этого никто сразу понять не может. Погоди, я сейчас атлас принесу, по картинкам легче будет разобраться.

Рикер вскочил, но вспомнил, что Сергей - всё-таки пленник, а он - его сторож.

- Ты тут сиди, понял? Я быстро вернусь. Сбежать отсюда тебе всё равно некуда, только хуже себе сделаешь. Обещаешь себя хорошо вести?

- Я тут буду, никуда не сбегу. Честное слово! - Серёжка изо всех сил старался не выдать радости.

- Я сейчас, - и Рикер быстрым шагом скрылся в коридоре.

Серёжка выждал три... нет, пять секунд, а потом, стараясь двигаться бесшумно, бросился к телепорту. Дверца щёлкнула, открываясь. Серёжка затаил дыхание, забираясь вовнутрь. Кажется, Рикер не услышал. Где же этот пульт? А, вот. Цифры, чёрточки, значки. Где кнопка "сброс" - непонятно, и наугад её лучше не искать. Значит, код нужно ввести правильно с первого раза. Он закатал рукав и присмотрелся к надписи на плече. Два, семь, треугольник... Серёжка нажимал клавиши по одной, посматривая то на экранчик над пультом, то на плечо. Сколько у него ещё времени? Надо спешить! Нет, точность важнее! Глубоко вздохнув, он постарался прогнать торопливость. Три, волна, чёрточка, ноль, семь. Всё! И... ничего не произошло? Нет, вот: справа внизу засветилась большая зелёная кнопка. Как говорила Лаонис? "На зелёную кнопку не нажимайте - попадёте к нам". Значит, канал открыт. Теперь скорее вернуться на место!

Серёжка прикрыл дверь кабины, но не решился защёлкнуть её. Перебежал назад к выходу из лифта и уселся на пол. Рикер всё ещё копался в дальней комнате, перекладывал вещи, что-то уронил...

Серёжкины волосы шевельнул ветерок. "Спасибо, Сергей", - сказала Лаонис. Он обернулся на голос. Пусто!

- Не вертись, - хихикнула она из пустоты. - Я в маскировочном костюме. Как же иначе ходить на разведку?

- А, нашёл! - крикнул Рикер из своей комнаты. - Сергей, я уже иду! - Он зашуршал вещами.

- Это Рикер, - сказал Сергей. - Лаонис, я узнал, почему они прячутся! Всё очень просто...

- Это он тебе рассказал? - хмыкнула Лаонис. - А ты не думаешь, что он мог и обмануть?

- Меня? - удивился Сергей. - Меня-то ему зачем?..

- На всякий случай. Ладно, он уже возвращается. Сиди и не подавай виду, что я здесь. Я всё узнаю сама.

- Будь осторожнее! - сказал в пустоту Серёжка.

- Обязательно. Я буду очень, очень внимательна.

Серёжка обхватил колени руками и приготовился ждать.

 

- Гляди, Сергей, - Рикер уселся рядом. - Мой школьный атлас. Давно я им не пользовался, еле откопал.

- Такой маленький? - Серёжка вытянул шею. Атлас оказался коробочкой размером со спичечную, с единственной кнопкой посредине.

- А какой же ещё? Больше и не нужно...

Рикер нажал кнопку. Их окутало звёздное облако. Перед глазами среди огней поплыли надписи: "Древняя история", "История расселения", "Химия", "Ксенобиология"... Некоторые слова выглядели хоть и понятно, но как-то неправильно. А может быть, это Серёжка был не в ладах с грамматикой. Он не был уверен.

- Нам нужно начало истории расселения, - Рикер тронул одну надпись, за ней вторую и третью. На них надвинулась схема Солнечной системы. - Много веков назад, когда люди изобрели межзвёздные перелёты...


Человечество впервые вышло в космос в двадцатом веке. Шаг за шагом, продвигаясь вперёд и отступая, люди десятилетиями осваивали Солнечную систему. Потом они изобрели гиперпространственный двигатель и отправили первых разведчиков к ближайшим звёздам. Там они обнаружили множество диковинок и сделали немало открытий, и даже нашли колонии инопланетных цивилизаций - дружелюбных, безразличных и не очень-то - и обеспечили работу поколениям дипломатов.

Они не нашли только одного: свободного места. Все пригодные для жизни планеты были уже заняты чужими, все астероидные месторождения - помечены и разобраны. Человечеству вежливо, но твёрдо указали его место: родная планетная система, а больше - ничего.

Люди отступили. Возможно, ущемлённая гордость и растущее напряжение вылились бы в межзвёздную войну. Возможно, человечество победило бы в ней или погибло. Но история пошла по иному пути.

За орбитой Плутона обнаружили Аномалию. ("А что такое аномалия?" - спросил Серёжка.) Аномалия - это что-нибудь необычное, неправильное, чего не ожидают встретить. Эта оказалась выходом естественного канала-червоточины. Изучив её, люди смогли изобрести телепортацию. Те исследовательские лаборатории потом объединились и основали корпорацию Ируна. ("Ту самую Панкор Ируну?" - чуть было не спросил Серёжка, но вовремя удержался.) Но Аномалия отличалась от каналов, которые открывали люди: она вела не в другое место, а в другое время. В прошлое, примерно на полторы тысячи лет назад.

Звёзды и планеты живут миллиарды лет. Что такое полторы тысячи лет в масштабах космоса? Мелочь. Но для людей эта мелочь изменила всё: полторы тысячи лет назад ближайшие звёзды ещё были свободны.

- И люди переселились в прошлое, да?

- Да. Ну, не все, конечно. Миллионов пятьдесят.

- Пятьдесят миллио-онов! - уважительно протянул Серёжка. - Ого!

- Да, немало. Население всей Земли в те прошлые времена было меньше, чем количество переселенцев! Тысячи больших кораблей год за годом летали туда-сюда через Аномалию. Хотя в Солнечной системе будущего тогда жило уже двадцать миллиардов человек. Даже пятьдесят миллионов в таких масштабах - это совсем незаметно. А потом... потом Аномалия неожиданно схлопнулась, и переселенцы остались в прошлом насовсем.

- И их никто не спас?

- Никто. Мы так и не научились открывать каналы во времени. Но как ты себе представляешь спасение такого множества людей и техники? Их и не нужно было спасать! Они просто сделали то, ради чего отправились в прошлое: заселили десятки ближайших звёзд. Теперь Земля - центр обширной Человеческой Федерации. Правда, вы, земляне, об этом ещё не знаете... Но когда выйдете в дальний космос - исторический круг замкнётся, и две половины человечества наконец-то объединятся.

- Вот здорово! - Серёжка был в восторге. - А когда это случится?

- А вот это - секрет! - Рикер отключил атлас. - Людям нельзя узнавать будущее раньше времени, понимаешь? Может измениться ход истории, и тогда всё пойдёт наперекосяк. Я могу рассказывать это только потому, что нам всё равно придётся стирать твою память. Ты и так уже слишком много увидел.

- Ну вот, - Серёжка расстроено засопел и чуть было не продолжил: "Опять стирать память!.."

- Не грусти, - Рикер потрепал его по плечу. - Будешь ты об этом помнить или нет - а у человечества впереди всё равно замечательное будущее!

- Но я-то об этом не буду знать, - вздохнул Серёжка. - Рикер... а вы уже повстречали инопланетян в этом новом времени?

- Конечно. Восемь разумных рас, не считая местные формы жизни на планетах. В атласе есть целые отдельные разделы о них. Хочешь посмотреть?

- Ага! - Серёжка улыбнулся.

Рикер перехватил коробочку атласа поудобнее.

- Не делайте резких движений, пожалуйста, - прозвучал голос. - Я не хочу никого убивать. Медленно встаньте и отойдите в сторону. Я собираюсь сжечь эту кабину.

В пустоте перед ними висел бластер, чёрный, страшный и блестящий. Ствол был нацелен на них.


Серёжка не разбирался в бластерах, но этот выглядел таким тяжёлым и мощным, его лампочки и окошечки горели таким ослепительно-белым светом, что сразу верилось: Лаонис действительно хватит одного выстрела, чтобы сжечь что угодно. "А как же я вернусь?" - растерянно подумал он и глянул на Рикера. Рикер побледнел. Уж он-то, наверное, в бластерах разбирался.

- Знакомый голос... - сказал он и осторожно отложил коробочку атласа. - Сергей, делаем, как она сказала. Медленно встаём и делаем три шага в сторону.

Но сам в сторону не отступил, а, развернув руки ладонями вперёд, шагнул к бластеру.

- Не стреляй, пожалуйста, - попросил он. - Капитан и вся команда внизу, с той стороны случайного канала. Ты навсегда отрежешь их от корабля!

- Это мне и нужно, - процедила Лаонис. - Обезвредить вас, пока не поздно!

Рикер сделал ещё шажок к ней.

- Не подходи! - взвизгнула Лаонис. Бластер дрогнул.

- Лаонис, не надо! - не выдержал Серёжка. - Ты ошиблась!

- Лаонис? - пробормотал Рикер и остановился. - Да, точно. Я узнал. Теперь понятно. Ольсен был прав: вы хотите захватить наш корабль.

- Нет! - крикнула Лаонис. Наверное, она сдёрнула с головы капюшон, потому что над бластером появилось её лицо, раскрасневшееся, со спутанными взмокшими волосами. Шея скрывалась в искривлённых радужных складках невидимого костюма. - Мы не такие, как вы!

- Да, не такие! - закричал в ответ Рикер. - Мы не пираты! Мы не захватываем чужие корабли!

- Ваши трюмы забиты запрещённым оружием и добычей! На вашей обшивке - следы перестрелок! Не говори мне, какие вы!

- Ай, да что тебе объяснять! - забывшись, Рикер махнул рукой.

Серёжка не понял, что случилось дальше. То ли Рикер хотел прыгнуть и отобрать бластер, то ли просто поскользнулся - а у Лаонис то ли не выдержали нервы, то ли просто дрогнула рука.

Бластер дёрнулся и выстрелил. Белый луч перечеркнул отсек, опалил Серёжку жарким ветром и расплылся раскалённым красным пятном на обшивке. Беззвучно. Бластеры шумят только в кино. По дверям кабины Лаонис промахнулась. Серёжка зажмурился: "Сейчас она выстрелит снова..." Но она не выстрелила.

Серёжка приоткрыл один глаз и увидел, как падает на пол бластер. Лязг раскатился по отсеку, вернулся эхом из коридоров. Сердце наконец-то вспомнило, что нужно испугаться, и забухало в груди.

- Рикер! - вскрикнула Лаонис.

Рикер? Он всё так же стоял между Лаонис и кабиной. Только его поза как-то неправильно изменилась. У него... не хватало... правого плеча. Рикер обернулся - наверное, он ещё не успел почувствовать боль - перехватил левой рукой правую, бессильно повисшую на дымящемся рукаве. Его лицо неожиданно побелело, он осел на пол и молча завалился на бок. Из потревоженной обугленной раны брызнула струя алой крови. Комбинезон вздулся буграми, стянулся, как жгут, передавив грудь и ключицу. Струя сникла до вялого тонкого ручейка, но не прервалась.

- Рикер, прости... прости! - лицо Лаонис метнулось к упавшему, склонилось над ним. - Я сейчас всё исправлю! Исправлю...

Из невидимого кармана выскочил блестящий длинноногий паучок, перебежал на раненого, обхватил края раны, подтянул их и требовательно зажужжал. Из пустоты появились баллончики, тюбики - Лаонис лихорадочно опустошала походную аптечку, отбрасывала лишнее, скармливала паучку нужное. Тот проворно залил рану какой-то мазью, остановив кровотечение, сделал укол, другой... и зажужжал снова.

- Не хватает! - Лаонис рывком обернулась к Серёжке. - Сергей, нужна большая аптечка! Беги в тот коридор, первая дверь направо!

- В какой коридор?! - Серёжка рванулся и замер в нерешительности. Из отсека разбегались пять коридоров.

- В тот!.. Ширт!.. - Лаонис вспомнила, что её всё ещё не видно, и сдёрнула с правой руки перчатку. Кисть с вытянутым пальцем повисла в воздухе. - Там! Серая коробка с голубой снежинкой, их там несколько! Скорее, Сергей!

Серёжка рванул со всех ног, влетел в коридор, поскользнулся, ударился плечом о край двери. Полки, полки... Где эти аптечки? Вот они! Ряд серых ящиков. Он сдёрнул за ручку ближайший, едва не уронил - тот оказался тяжёлым, словно набитый железками - и на подгибающихся ногах потащил в отсек, чувствуя себя маленьким вертолётиком, который тянет на тросе огромный грузовой контейнер.

Лаонис подхватила коробку с другой стороны. Серёжка чуть выпустил ручку - бежать в такт с невидимой помощницей оказалось неожиданно трудно.

Паучок на плече лежащего Рикера жужжал всё громче и настойчивее. Лаонис брякнула аптечку на пол, откинула крышку. Обгоняя друг друга, оттуда выскочили ещё два блестящих паука, потащили за собой трубки, провода...

И вдруг стало не нужно никуда спешить.

Серёжка посмотрел, как паучки быстро-быстро счищают чёрную обожжённую корку и заливают страшную яму прозрачным гелем. Его замутило, и он отвернулся к Лаонис. Ту всё ещё скрывал невидимый костюм, но по склонённой голове и сжатой в кулак руке было понятно, что она сидит на коленях рядом с раненым.

И всхлипывает.

- Лаонис... - неуверенно сказал Серёжка. - Ну не надо, ведь всё обошлось...

- Ничего не обошлось! - вскрикнула она. - Ты не понимаешь!..

"Да, я не понимаю", - согласился Серёжка. А вслух спросил:

- Он будет жить?

- Что?.. Да, будет. Не волнуйся, с ним всё в порядке. Сейчас мибы сделают протез, через тысячу секунд он застынет и будет лучше настоящего плеча... У меня самой два протеза, я знаю.

- Ну так что же?..

- Ты не понимаешь! Я ведь его чуть не убила!

- Но ведь не убила же!

- Чуть не убила! Это значит - почти убила, понимаешь?! Случайно повезло! - Лаонис вытерла слёзы невидимой перчаткой. Та ненадолго стала видимой, мокрая прозрачная плёнка в форме руки. - Так ничего делать нельзя! Нельзя ничего оставлять на случайность! - Лаонис сгорбилась и закрыла лицо руками. То есть половину лица - прозрачная кисть ничего не скрывала.

- Ничего у меня не получается, - шмыгая носом, бормотала она. - Не смогла сама пройти сюда. Ничего толком не поняла. Канал не сожгла. Человека чуть не убила... - слёзы стекали по ладоням на запястья и капали на пол. - Бездарная я девчонка, что за несчастье... Не смотри на меня! - всхлипнула она. - Лучше принеси ещё одну аптечку... на всякий случай.

Серёжка послушно поднялся и отправился на склад.

 

Выйдя из двери со второй аптечкой в руках, Серёжка услышал гомон голосов. Поставив коробку на пол, он осторожно выглянул из коридора.

Люди в разноцветных комбинезонах столпились вокруг лежащего Рикера. "Капитан вернулся!" В просвет между переступающими ногами Серёжка заметил Лаонис. Стянутая блестящей сетью, больше не прозрачная, она лежала, уткнувшись лицом в пол. В узлах сети потрескивали синие искорки.

Серёжка даже не задумывался о том, что с ней сделают. И так было понятно, что ничего хорошего. Как же помочь?! Он растерянно посмотрел на спины людей, на голые стены, на звёзды за окнами, на кабины телепортов... Кабины. Телепортов. Прозрачные, пузатые. В какой из них он набирал код? Вот в этой, крайней. Дверца всё так же приоткрыта. Никто на неё не смотрит, дорога свободна.

Серёжка набрал полную грудь воздуха и метнулся к телепорту. Люди начали оборачиваться на топот бегущих ног, поднимать руки с чем-то блестящим - но он уже был внутри и с разбегу ткнул пальцем в большою зелёную кнопку! И только когда свет за стенками кабины мигнул, запоздало испугался: а что, если код на пульте сбился? Что, если его нужно каждый раз набирать заново?

Ему повезло. Выскочив наружу, он увидел гладкие стены "Мартакары", людей поблизости, и среди них - знакомый подтянутый профиль!

- Капитан! Капитан! - закричал Серёжка. - Степан... Кормионович!

Капитан обернулся и скривился, как от приступа головной боли.

- Опять ты! Откуда?..

- Капитан, потом! Лаонис поймали! Помогите, скорее! Она на "Исихане"! Сюда, канал открыт!


Первыми из телепорта вышли капитан "Мартакары" и Серёжка, которого капитан крепко держал за руку. Он боялся, что этот зловредный мальчишка опять сбежит и устроит очередную пакость. За ними потянулась команда корабля. Степан оставил только двоих вахтенных.

Их уже ожидали. Хозяева "Исиханы" молча смотрели, как пришельцы занимают другую половину отсека. Две группы высоких широкоплечих людей обменялись оценивающими взглядами.

- Я не приглашал гостей, - вперёд вышел худощавый седой человек с резкими чертами лица. "Наверное, эту гордую осанку капитанам выдают вместе с нашивками", - подумал Серёжка.

- Ты не приглашал, Дэвис, но нас позвали, - медленно ответил Степан. - Я слышал, что моя дочь у тебя?

- Вот, полюбуйся, - Дэвис указал на связанную Лаонис. Та сжалась, насколько позволяла сеть. - Твоя дочь едва не убила моего сына. Теперь, по закону, мы вправе выбирать её судьбу. Ты согласен?

- Я согласен, - капитан "Мартакары" склонил голову. Серёжка только теперь понял, что тот уже стар. - Что вы решили?

- Мы ещё ничего не решили. Ты вовремя пришёл, Степан - теперь никто не сможет обвинить нас в нечестности.

- Лаонис!.. - гулко вздохнул Степан. - Зачем ты это сделала?

Та не ответила. За неё сказал Рикер:

- Она думала, что мы пираты, которых надо обезвредить, - он криво усмехнулся. Его лицо уже не белело так страшно, только синяки под глазами напоминали о перенесенном шоке. Сидя на полу рядом со спеленутой Лаонис, Рикер шевелил пальцами правой руки, разминал кисть и локоть. Паучок на его плече заканчивал чинить комбинезон.

- Что ж, наш вид и вправду наводит на подозрения, - Дэвис усмехнулся так же криво, как и его сын. - Но внешность - ещё не преступление. Степан, ты не учил свою дочь тщательно собирать доказательства, прежде чем действовать?

- Сам не понимаю, что её подтолкнуло, - капитан развёл руками, забыв, что держит Серёжку. Дёрнувшись, тот выпалил:

- Она говорила, что Моррис подозревал "Исихану" в предательстве! - и осёкся под внимательными взглядами множества глаз.

- Кто это, Степан? - с любопытством спросил Дэвис.

- Это наша общая головная боль, - буркнул тот.

- Ну, это я уже и сам понял. Кто такой Моррис?

- Мой первый помощник.

- Он и правда говорил, что мы можем предать?

- Мне - никогда. Он всегда опасается подвоха, верно, такой уж у него характер. Но чтобы настолько... Нет, - покачал головой Степан.

- Я говорю правду! - крикнул Серёжка. - Моррис предупреждал о предательстве!

- Да? - иронично поднял брови Дэвис. - Может быть, ты скажешь нам ещё какую-нибудь правду, маленькая головная боль?

- Вы мне не верите, - хмуро ответил Серёжка. - Ольсен сказал вам, что вас все хотят обмануть и захватить, вот вы и не верите никому!

- Ольсен? - переспросил Степан.

- Мой первый помощник, - пояснил Дэвис. - Он тоже всегда опасается подвоха. Удивительное совпадение, не правда ли?

Степан хмыкнул:

- Ты думаешь о том же, что и я, капитан?

- Похоже на то, капитан. Я хочу поговорить с нашими первыми помощниками. Ольсен!

- Моррис! Куда он делся? Он шёл сразу за мной!

Толпа в отсеке заволновалась. Люди озирались по сторонам.

- Капитан! - крикнул кто-то позади. - Они...

Дэвис обернулся на голос и, прежде чем Серёжка успел что-то понять, выхватил из кобуры бластер. Сверкнул белый луч. Половинки перебитого силового кабеля со звоном упали на пол. Вспыхнула и погасла дуга короткого замыкания.

- Надеюсь, что я не перепутал кабель, - в наступившей тишине Дэвис опустил руку с бластером.

Люди расступились, открыв капитанам обзор. Моррис повернулся к ним от погасшей кабины телепорта.

- Вы звали меня, капитан?

- Да, Моррис, - Серёжка почувствовал, что Степан отпускает его руку и отодвигает назад. - У меня есть к тебе просьба... Отойди, пожалуйста, в сторону от этой кабины. Медленно и осторожно!

- Капитан, обратите внимание: вашему первому помощнику угрожают бластером! Я протестую! - тем не менее, Моррис послушно отошёл. Тёмная фигура в кабине выпрямилась.

- Ну, выходи, выходи, Ольсен, - сказал Дэвис. - Ты не успел. Познакомься с капитаном "Мартакары". Они хотели обмануть и захватить нас, но мы отбились.

Ольсен неохотно вышел и встал рядом с Моррисом. В толпе зашептались. Серёжка и сам увидел, насколько похожи первые помощники двух кораблей.

- Когда видишь их поодиночке, это не так бросается в глаза, - кивнул Дэвис. - "Исихана"! Изолируй их.

Светящийся шнур силового поля окружил Морриса и Ольсена. Капитаны заметно расслабились.

- Просто счастье, что бюрократы Ируны экономят на мелочах, - Дэвис повернулся к Степану. - Ты раньше видел панкоровских клонов-агентов?

- Только слышал о них, - капитан "Мартакары" потёр висок. - Моррис, Моррис! Я же летаю с ним уже двадцать лет! Неужели всё это время?..

- Может быть, так, может быть, нет, - Дэвис вздохнул. - Я знаком с Ольсеном тоже не со вчерашнего дня. Но теперь, я надеюсь, мы всё узнаем. Позже. Ты не возражаешь, если я одолжу твоему помощнику один из своих гибернаторов?

- Будь так добр, - кивнул Степан.

Когда клонов увели, капитаны повернулись к своим детям.

- Ну, Дэвис, что ты решил? - хмуро спросил Степан.

- Давай спросим у пострадавшего, - ответил тот. - Как с ней поступить, сын?

Рикер поднялся с пола.

- Давайте её простим, - сказал он. - Она ошиблась, но ведь ничего страшного не случилось, верно?

- Так ты ручаешься за неё? - усмехнулся Дэвис.

- Ручаюсь, - ответил Рикер.

- Что ж, я отпускаю её - под твою ответственность. Проследи, чтобы она не натворила больше ничего... страшного, - Дэвис отключил сеть. Рикер помог Лаонис сесть.

- Я думаю, этого недостаточно, - заметил Степан, глядя на дочь. Её мокрое лицо собрало на себя всю грязь с пола, и теперь было ненамного светлее волос - только белки глаз настороженно сверкали из-под бровей. - Лаонис, ты должна слушаться Рикера. Понятно?

- Понятно, - тихо ответила Лаонис.

- Ты согласна?

- Согласна.

- Все слышали? - Степан обвёл взглядом толпу. - Сказано и подтверждено при свидетелях!

- Меня это устраивает, - кивнул Дэвис. - Для начала, сын, я бы посоветовал вам умыться. Ну что, Степан, вроде бы мы разобрались с этим недоразумением?

- Осталась только одна мелочь, - ответил тот, подталкивая Серёжку на открытое пространство.

- А, мелкая головная боль, - Девис скрестил руки на груди.

- Крупная, Дэвис, крупная... Как тебя зовут?

- Сергей, - ответил Серёжка. Если так пойдёт дальше, он привыкнет называть себя только полным именем.

- Ну, Сергей, что нам с тобой делать?

- Отпустите меня, а? - с надеждой сказал Серёжка.

- Просто отпустить? - капитан "Мартакары" неторопливо прошёлся вперёд и назад. - Давай-ка подведём баланс. Ты сорвал нам поставки, - он загнул один палец. - Дважды проник на корабли. Из-за тебя Рикер чуть не погиб, а я чуть не лишился дочери. Наконец, ты открыл прямой канал между кораблями без разрешения капитанов - это тоже серьёзное нарушение, - капитан остановился перед Серёжкой. - И после всего этого ты хочешь, чтобы мы тебя просто отпустили?

Серёжка молча опустил голову. "Убьют и выбросят в космос", - вертелась в голове фраза из какого-то романа.

- Продолжим, - капитан зашагал снова. - Ты помог моей дочери, когда она попросила тебя, хотя это было непросто. Ты помог спасти Рикера. Ты вовремя привёл нас сюда и спас Лаонис. Благодаря тебе мы ликвидировали двоих шпионов в наших командах. В итоге выходит плюс - как ты думаешь, Дэвис?

- Думаю, ты не ошибся, - улыбнувшись, кивнул второй капитан.

- Значит, так просто мы тебя не отпустим, Сергей, - сказал Степан. - Тебе полагается награда. Что бы тебе дать?

- А можно... не стирать мне память? - спросил Серёжка.

- Что ж... Тебе хватило ума заварить и расхлебать эту кашу. Надеюсь, хватит ума и не болтать попусту. Прощай, Сергей. И надеюсь никогда больше тебя здесь не увидеть!

- Я провожу его, - сказала Лаонис. Умыться она ещё не успела, но попробовала оттереть грязь с лица. Результат получился жуткий.

- Мы проводим, - поправил Рикер.

- Жаль, не успел я тебе рассказать об инопланетянах, - добавил он, пока Лаонис, склонившись над пультом в кабине, набирала код канала. Серёжка почувствовал, как ему вкладывают в руку маленькую коробочку. Он недоверчиво взглянул на Рикера. - Ну, как-нибудь в другой раз, - подмигнул тот.

- Спасибо... - сказал Серёжка, глядя через закрывающуюся прозрачную дверь. Капитаны, по-дружески беседуя о чём-то, шли к выходу из отсека. - Прощайте!

Он нажал большую зелёную кнопку.

А потом - кнопку первого этажа.


- Здорово! - с завистью сказал Петька. - Жаль, что меня с тобой не было!

Они сидели на ковре в Серёжкиной комнате. Серёжка мужественно выдержал головомойку за побег через балкон и был посажен под домашний арест. На следующий вечер за примерное поведение к нему пустили в гости друга.

- Они точно не вернутся? - спросил Петька.

- Они сказали, что нет. Свернули каналы и ушли куда-то в другое место.

- И тебе нельзя никому ничего рассказывать?

- Ну вот тебе же рассказал! Теперь и ты должен хранить секрет... А когда я вырасту, - Серёжка улёгся, заложив руки за голову, - я стану писателем-фантастом и напишу об этом книгу. Фантастам никто не верит, так что история не нарушится.

- Жаль, что Рикер не успел показать тебе инопланетян, - Петька улёгся рядом, глядя в окно на темнеющее ночное небо. Уже показались первые звёзды.

- Серёжа, Пете не пора домой? - спросила из кухни мама.

- Ещё полчаса, мама! - крикнул Серёжка.

- Ну ладно, но только полчаса!

- Ну и что, что не успел, - тихонько сказал другу Серёжка. - Мы сами посмотрим!

Он хитро улыбнулся и достал из кармана маленькую коробочку с единственной кнопкой.

Звёздная карта отразилась в оконном стекле, смешавшись с настоящими звёздами за окном.


Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) Е.Решетов "Игра наяву 2. Вкус крови."(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) А.Алиев "Ганнибал. Начало"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"