Нуякшева Ольга Евгеньевна: другие произведения.

Чужая мечта

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Фантастический рассказ
   ЧУЖАЯ МЕЧТА
   ГЛАВА 1. ЯВЛЕНИЕ
   Сидор знал, что сегодня она появится снова. Он всегда знал это, потому что каким-то странным образом чувствовал её приближение.
   Так повелось с тех пор, как полгода назад она возникла в его холостяцкой комнате. Возникла, образовалась, материализовалась - как хочешь назови, всё будет правдой.
   Дело было под вечер. Зимой темнеет рано, и за окном уже сгустились синие сумерки. Сидор сидел в кресле под розовым абажуром старенького торшера и просматривал прессу. Это была его многолетняя благоприобретённая привычка - просматривать на ночь газеты. С утра времени на это не было, он торопился в свой компьютерный цех, где работал начальником отдела программирования. Внезапно свет погас, и комната озарилась зеленоватым лунным сиянием. А в кресле, напротив Сидора, возникла она, вся полупрозрачная, сотканная из мерцающих голубых искр.
   Сидор даже не успел испугаться. Он оторопело смотрел на девушку, пропитанную свежим ветром космических далей, сияющую звёздной пылью Млечного пути, и не мог вымолвить ни слова. Такой непостижимо неправдоподобной и неправдоподобно красивой она была.
   Первой его мыслью было: наверное, схожу с ума. Но девушка вполне буднично спросила:
   - Ты кто?
   Её голос был похож на шелест осенних листьев. Вопрос поверг мужчину в ступор и он не нашёл ничего лучше, чем сказать:
   - Я Сидор. Сидор Искаров.
   - Почему? - последовал нелепый вопрос.
   - Что почему? - не понял Сидор.
   - Почему здесь Сидор? - опять непонятно спросила девушка.
   - А кто здесь, по-твоему, должен быть? - ещё больше удивился Сидор.
   - Матвей, - вполне серьёзно заявила девушка
   - Почему Матвей? - глупо спросил Искаров, а сам подумал: разговор сумасшедших.
   - Не знаю, - прошелестела девушка.
   - Вот и я не знаю, с какой такой стати здесь должен жить Матвей, если здесь живу я. Это моя квартира, я взял крупный кредит на её покупку. Эта квартира куплена мной, понимаешь?
   - А где Матвей? - с настойчивостью, достойной стойкого оловянного солдатика, спросила странная незнакомка.
   - Да не знаю я никакого Матвея, - Сидор начинал сердиться. - Кто такой твой Матвей? И почему ты ждёшь его в моей квартире?
   - Не знаю, - дрогнувшим голосом пролепетала она. - Ничего я не знаю.
   И столько беспомощной тревоги было в её словах, что сердце Сидора сжалось от жалости к ней.
   - Как тебя зовут? - спросил он.
   - Елена Прекрасная, - без толики иронии ответила прозрачная незнакомка.
   - Почему прекрасная? - в который раз глупо удивился Искаров.
   - Не знаю... Назвали... - неуверенно сказала она.
   - Лена, а кто ты вообще? Где живёшь? Откуда родом?
   - Родом? - переспросила она. - Не знаю. А живу здесь.
   - Где здесь? У меня в квартире?
   - Да.
   - Но я вижу тебя впервые.
   - Я тут являюсь, - был ответ.
   - Кому являешься?
   - Я думала, Матвею.
   - О Боже, я уже сыт твоим Матвеем по самые уши. Ну ладно, а откуда ты являешься? - продолжал расспрашивать Сидор. - Ведь когда ты не в этой квартире, ты же где-то находишься? На другой улице, в другом городе, на другой планете?
   - Нигде не нахожусь, - непонятно ответила Елена.
   "Сумасшедшая, - вновь подумал Искаров. - Что же мне с ней делать?" Но ответить сам себе не успел, потому что девушка задала ему очередной нелепый вопрос:
   - А ты меня ждал?
   - Нет, - честно признался Сидор.
   - Ждал, - вдруг уверенно возразила Елена.
   - Да с чего ты взяла? Я живу здесь один. Вон газеты по вечерам читаю, а тут ты, вся из лунного света.
   - Вот-вот, Матвей тоже так говорил.
   Имя Матвей стало порядком надоедать Искарову.
   - Ты не ответила на вопрос, Елена Прекрасная. С чего ты решила, что я ждал тебя, если я тебя совсем не ждал?
   - Тебе казалось, что не ждал, - просто пояснила Елена.
   - Откуда такая уверенность?
   - Я не могу являться, если меня не ждут.
   Сидор внимательно посмотрел в глаза девушки. Может быть, она шутит над ним? Или просто хочет заинтриговать? Однако в обморочно синих глазах Елены не было ничего кроме чуткого внимания и какой-то вселенской тоски. "Что за чертовщина, - опять подумал Искаров. - Она явно не притворяется, но говорит так.... непонятно, нелепо, не по-здешнему".
   Сидор, конечно же, не был ни евнухом, ни монахом. И как у любого нормального молодого мужчины, его порой посещали не очень скромные мысли о прекрасной половине человечества. Но воображение рисовало ему вполне реальных женщин из плоти и крови, с округлыми формами, а не полупрозрачных девиц в нимбе голубого сияния. Он попытался объяснить это Елене:
   - Понимаешь, я, конечно, рисую в своих мечтах женщину, но совсем другую. Тёплую, живую, поземному понятную. Ты очень красивая, но не ты предстаёшь перед моим мысленным взором.
   - Ты говоришь о том, что на поверхности твоего воображения, - серьёзно сказала Елена. - А то, что у тебя глубоко внутри.... об этом ты и сам не знаешь. Почти никто не знает своих тайных стремлений.
   - Да ты философ, - искренне восхитился Сидор.
   - Нет, я просто знаю тайные глубины.
   - Психологии училась? - перевёл разговор в прозаичное русло Искаров.
   - Нет, я нигде не училась. Я знаю то, что знаю с самого начала. Я умею чувствовать самую сердцевину твоей души.
   - Только моей? - поинтересовался Сидор.
   - И Матвея тоже. Сейчас я его не чувствую, он далеко от меня. А тебя чувствую.
   - А других людей?
   - Не знаю.
   Они помолчали. Разговор выходил такой странный, что Сидор не знал, как его продолжать. А Елена будто не чувствовала никакой неловкости. Искаров же, погружаясь в омут её синеокого взгляда, словно загипнотизированный, внимал её шелестящему голосу, странным потусторонним каким-то словам и неясному для него течению мыслей.
   Внезапно Сидор заметил, что девушка начала терять и без того размытые очертания, медленно растворяться в воздухе.
   - Ты что? - спросил он невпопад.
   - Я устала, я ухожу, - отвечала она.
   - Ты придёшь ещё?
   - Да, явлюсь. Если ты будешь ждать, - прошептала Елена.
   Фигурка девушки становилась почти невидимой, силуэт - расплывчатым. Наконец, она превратилась в туманное облачко, посверкивающее голубыми искрами. Облачко переливалось и вибрировало, зависнув над головой Искарова, а потом растаяло, как в сказке про Снегурочку.
   Сам собой включился свет, привычной розовой волной поплыл по комнате, высвечивая стеллажи с книгами плоский прямоугольник телевизора, ноутбук на столе и силуэты мебели. Всё, как всегда, как обычно. И будто и не было никакой девушки, сотканной из голубой звёздной пыли. Может, она мне приснилась? - подумал Сидор.
   Искаров подошёл к креслу, наклонился и уловил лёгкий запах первых подснежников. На подлокотнике кресла он увидел маленький узкий шарфик. Кусочек ткани светился и переливался. Сидор осторожно взял его в руки. Шарфик был совершенно невесомый, почти невидимый. Но всё же он реально существовал, его можно было потрогать руками. Значит, не приснилось, девушка-призрак существует, - машинально констатировал Искаров.
   Сидор аккуратно повесил лоскутик ткани на спинку кресла, ещё не подозревая о том, что с этой минуты будет ждать её всегда.
   ГЛАВА 2. ДЛЯ ЧЕГО ОНА?
   Поднявшись утром с постели, первое, что увидел Сидор, был тончайший прозрачно-голубой шарфик на спинке кресла. Искаров сразу вспомнил всё и удивился. Воспоминание о мерцающее неземной девушке, похожей на струящийся чистый родниковый ручеёк, придавало ему удивительную лёгкость, душевную бодрость. Будто сам факт её существования делал светлее и ярче его мироощущение. Радость жизни - вот что через край переполняло всё существо Сидора.
   Нет, Сидор ни в коей мере не мечтал о Елене Прекрасной, как о предмете вожделения и страсти. У него уже была возлюбленная, отношениями с которой он очень дорожил. Они встречались с ней уже больше года, и Сидор на днях принял решение сделать Веронике официальное предложение руки и сердца.
   Ника была уникальной женщиной, женщиной от кончиков волос на голове до пяток и ноготков на пальцах ног и рук. При этом она обладала острым умом, хорошим воспитанием и абсолютным отсутствием капризности в характере. Удивительно редкое сочетание ума, красоты и непритязательности. В такую девушку было грех не влюбиться. И Сидор влюбился.
   Сегодня был выходной и Искаров ждал Нику в гости. Собственно, гостьей Вероника Северцева была относительной. Они уже давно стали интимно близки, и двухкомнатная квартира Искарова превратилась в их любовное гнёздышко. Но у Ники были свои понятия о браке. Она не раздумывая, поддалась порыву страсти, но переехать к Сидору считала для себя невозможным. Он уговаривал, приводил всяческие доводы в пользу совместного проживания, но Ника загадочно улыбалась и говорила: "Не хочу прикипать к тебе раньше времени. И вообще, что тебе не нравится, Сидорушка? Лично я вполне довольна нашими отношениями".
   Сидор, в принципе, тоже был доволен. Но его почему-то очень тянуло к семейному уюту, может, потому, что он рано остался без родителей. А Ника захаживала только по выходным, и Сидор всегда с нетерпением ждал её прихода.
   Вот и сегодня он выставил на стол коробку конфет, чайные приборы. Никакого спиртного - ни-ни! Ника этого не любила. Лёгкое вино, и то только по праздникам.
   Северцева вошла, как всегда, стремительно. Чмокнув Сидора в щёку, начала быстро снимать шапку и пальто. От неё вкусно пахло морозной свежестью, руки были холодными, Сидор согревал их в своих.
   Пройдя в комнату, Ника хотела сесть в кресло, но на глаза ей попался чудесный из тончайшего шифона, мерцающий голубым и лимонным, шарфик. Ника удивлённо вскинула брови. Во-первых, это был шарфик неземной красоты, во-вторых, это был женский шарфик.
   - Что это? - стараясь быть спокойной, спросила Вероника.
   Сидор растерялся. Он как-то не думал, что присутствие этой вещицы в квартире может вызвать ненужные сомнения у возлюбленной. И уж тем более не подумал, как будет объяснять Нике наличие в квартире женского аксессуара.
   Пауза затягивалась. Сидор не умел лгать, а правду сказать не решался, боясь выглядеть в глазах Ники лгуном или, не дай Бог, ловеласом.
   Ситуацию спасла сама Ника. Она вдруг весело и безмятежно рассмеялась:
   - Сидорушка, да ты что так разволновался-то? Я ведь тебе не цербер. Ни ругаться, ни отстаивать свои права не буду. Говори, как есть. Я в состоянии понять и принять правду.
   Сидор заглянул в проницательные умные глаза любимой и понял, что врать бесполезно, да и смысла нет. Но всё дело в том, что правда была такой нереальной, такой фантастичной, что её можно было смело принять за ложь.
   Сидор вдохнул, набрав воздуха в грудь, и выпалил:
   - Ко мне вчера являлась Елена Прекрасная. То есть .... в общем возникла ниоткуда, так сказать, материализовалась у меня в кресле, вот. Это её шарфик.
   И сам не веря своим ушам, с испугом уставился на Нику. Однако её реакция была на удивление спокойной.
   - Я ничего не поняла, - с лёгкой иронией произнесла Северцева, - но начало интригующее. Расскажи-ка поподробнее. Почему её зовут таким сказочным именем? Кто она и откуда? Зачем явилась тебе? О чём вы вообще с ней говорилди?
   - Обо всём этом и говорили, - ответил Искаров. - Только знаешь, Ника, она сама о себе ничего не знает. Про имя сказала: так называют. В основном отвечала односложно - "не знаю", и зачем-то добавил: - Знаешь, она какая-то прозрачная и не от мира сего. Но очень хорошая.
   - Говорили, стало быть, на нашем языке, - деловито уточнила Ника.
   - Да, иначе, как бы я её понял? И ещё она всё время спрашивала о каком-то Матвее. У меня сложилось такое впечатление, что она хотела явиться этому Матвею, явилась по ошибке мне.
   - Прозрачная, говоришь? - перепрыгнула на другую тему Ника.
   - Да, вот как этот шарфик.
   - Красивая?
   - Угу, - признался Сидор. - Но понимаешь, не для любви. По крайней мере, не для земной любви, - поправился Сидор. - Всё в ней как-то слишком. Слишком красивая, слишком нереальная, слишком бесплотная, слишком невесомая.
   - Итак, что мы имеем, - решительно подытожила информацию Ника. -Девушка-призрак, девушка-видение, девушка-фантом, ждущая встречи с неким Матвеем. Она, кстати, не сказала тебе, зачем ей нужен Матвей?
   - Нет, не сказала. Но она сказала, что является, когда её ждут. И ещё сказала, что мы не знаем своих внутренних потаённых желаний.
   - Так, так-так, - в задумчивости барабаня пальцами по журнальному столику, пробормотала Ника. - Так, так-так. Какой вывод можно сделать отсюда? А вот какой. Девушка-призрак надеялась встретить неизвестного нам Матвея, потому что именно он ждал её, но почему-то попала к тебе. Почему?
   - Не знаю. Елена считает, что я подсознательно, сам того не подозревая, всё же ждал её. Хотя я совсем не ждал, честное слово, - поспешно добавил Сидор. Разве может человек в здравом уме всерьёз ждать встречи с фантомом.
   Ника задумалась, потом веско изрекла очень интересную мысль. Ника вообще была умной, неординарно мыслящей личностью. Она сказала:
   - Это мы её по внешним признакам зачислили в призраки и фантомы, Искаров. Но у неё есть какое-то иное назначение. И я думаю, это назначение - приходить, когда ждут. Ты не ощутил ничего необычного после её ухода?
   - Ощутил. Вечером просто спать сильно захотелось. А утром.... Знаешь такое было радостное лёгкое настроение, приподнятость какая-то. Даже не знаю, как точно сформулировать. Но что-то очень хорошее и светлое в чувствах и ощущениях.
   - Может, это твоё настроение вовсе и не связано с девушкой-призраком? - с замиранием сердца спросила Вероника.
   - Давай не будем так её называть, - вдруг попросил Сидор. - Она, хоть и странная и прозрачная, но живая, реальная. И она как бы подталкивает к жизни, к действию. Вот что я ощутил.
   - Послушай, ты случаем не влюбился в свою Елену Прекрасную? - напрямую спросила Ника.
   - Да нет же, Ника! Я же говорю, она не для любви, она для чего-то другого.
   - Интересно, для чего? - в растяжку пропела Вероника, и Сидору послышались тревожные нотки в её голосе.
   - Для умиротворения, наверное, - ответил Искаров. После неё делается радостно и хорошо.
   - И хочется, чтобы она снова пришла? - продолжила девушка полувопросительно.
   - Она не приходит, она является, - не зная зачем, уточнил Искаров.
   ГЛАВА 3. ПОРОЖДЕНИЕ МЫСЛИ
   Почему Ника так сразу поверила в то, что он ей рассказал, Сидор, честно говоря, не понимал. Но любимая объяснила это просто:
   - Во-первых, я знаю, что ложь и сказки - не твой жанр. А во-вторых, этот шарфик... Он не может принадлежать земной женщине.
   - Ты думаешь, она инопланетянка? - почему-то встревожился Сидор.
   - Да нет, не думаю. Тут всё проще и... сложнее. Матвей - вряд ли инопланетное имя. Тут земные завязки, но какая-то неземная суть, понимаешь? - с чувством говорила Северцева. - Сидор, а ты мог бы познакомить меня с ней?
   - Не знаю, я ведь видел её всего один раз. И потом, я понял, что она является сама, без вызова. Я вообще не знаю, явится ли она ещё раз.
   - А ты ждёшь её?
   - Жду, - честно ответил Искаров.
   - Тогда придёт, - уверенно сказала девушка.
   Так оно и случилось. Правда, не сразу, а через несколько дней после первого появления.
   Сидор, хоть и ждал Елену, но когда вечером погас свет, он как-то переполошился, внутренне напрягся.
   Голубое призрачное сияние поплыло по комнате. Облачко лунных искр, мигая, стало обретать очертания, и на кресле вновь материализовалась она.
   - Здравствуй, - прошелестел тихий девичий голос. - Ты ждал меня, и я появилась.
   Елена грациозно поднялась с кресла, накинула на себя забытый прошлый раз шарфик, откинула назад волосы цвета лунного золота и снова тихонько опустилась в кресло.
   - Может, чаю? - наивно предложил Сидор.
   - Нет, спасибо, мне это не надо.
   - А что тебе надо?
   - Я бы послушала музыку.
   - А какую ты любишь?
   - Тихую, спокойную, ласковую, - подумав немного, ответила девушка.
   - У меня нет сейчас классической, но в следующий раз...
   - Тогда давай так посидим, - мягко предложила она.
   - Лена, а кто такой Матвей, о котором ты спрашивала? - вдруг сменил тему Сидор.
   - Я знаю только, что он был тут и ждал меня. Больше я ничего о нём не знаю.
   - Возможно, он когда-то и жил здесь, - предположил Искаров. - Я эту квартиру недавно купил, а прежних жильцов не знаю. Они вроде уехали куда-то. Так что здесь ты его не найдёшь.
   - Я знаю. Но я могу найти его в любом другом месте, если он будет думать обо мне, - пояснила Елена. Но он обо мне больше не думает.
   - Тебе это обидно?
   - Не знаю. Скорее, непонятно и неприятно. Мог бы хотя бы предупредить, что уезжает.
   - Прости за нескромный вопрос, а какие отношения вас связывали.
   - У вас это называется дружбой.
   - А у вас?
   - Почему ты говоришь обо мне во множественном числе? - удивилась Елена.
   - А что, там, где ты живёшь, кроме тебя никого больше нет? - в свою очередь удивился Сидор.
   - Я живу там, где меня ждут, - непонятно сказала загадочная незнакомка. - Раньше - у Матвея, теперь у тебя.
   - А в промежутках между своими появлениями где ты находишься? - пытался докопаться до сути Искаров.
   - Нигде. Я исчезаю.
   - Куда исчезаешь? - оторопел Сидор.
   - Нельзя исчезнуть куда-то, - назидательно сказала Елена. - Просто исчезаю, в никуда.
   - Я не понимаю....
   - Да что же тут непонятного? - в недоумении пропело небесное создание. - Я растворяюсь, распыляюсь на мелкие частицы и рассеиваюсь в воздухе. У вас это называется дематериализация.
   - А как же тогда ты материализуешься обратно?
   - Я не умею объяснить это по-научному, - смутилась девушка. - Но когда кто-то меня ждёт, сила энергии этого ожидания начинает собирать воедино мои рассеянные в пространстве частицы, и я постепенно уплотняюсь и принимаю свой облик, то есть становлюсь видимой.
   - А можно я до тебя дотронусь? - попросил Сидор.
   - Пожалуйста, - девушка протянула Сидору свою тонкую, голубовато прозрачную руку.
   Искаров хотел дотронуться до неё, но его пальцы словно прошли сквозь плотный вязкий туман, не задержавшись на руке призрачно-прекрасного существа.
   - У меня не получается материализоваться плотнее, - сконфуженно произнесла Елена. - Энергии не хватает.
   - Откуда ты знаешь такие термины? - спросил Сидор.
   - Но вы же мыслите, - обескуражено пожала плечами девушка, мол, что тут непонятного.
   - Ты хочешь сказать, что черпаешь знания из наших голов?
   - А вы откуда их черпаете? - наивно удивилась Елена.
   - Учимся, книги читаем.
   - А-а, понятно, - прошелестела девушка. - А я из голов, ты правильно сказал. Мы же разговаривали на эти темы с Матвеем. Вот я и знаю.
   - Лена, а зачем ты всё-таки являешься мне?. Только не говори, что я тебя ждал. Первый раз точно не ждал.
   - Я уже поняла. Но другого объяснения у меня нет. Я могу появляться и откликаться только на мысль. Первый раз я попала к тебе по ошибке. Думаю, что мысль Матвея сконцентрировалась где-то в этой комнате, и я на неё отозвалась. А сегодня я явилась не по ошибке. Ты ждал меня.
   - Это правда, - согласился Искаров. - я почему-то хотел тебя увидеть.
   - У тебя хорошая девушка, Сидор, - вдруг резко переменила тему Елена. - Ты не должен её потерять.
   - Я и не собираюсь её терять, - уверенно заявил мужчина.
   - В душе ты колеблешься. Слушай себя внимательнее, - дала Лена странный совет.
   - Да нет у меня никаких колебаний. Я люблю Нику и собираюсь сделать ей предложение.
   - Но почему-то всё время откладываешь.
   - Да просто некогда. Нельзя же с бухты-барахты. На такое дело настрой нужен, слова правильные и важные.
   - Любить нужно, - тихо сказала Елена. - А любовь - это, когда нет сомнения, что любишь. И ещё, Сидор. По поводу твоей работы. Человек по имени Семён Глебов не желает тебе зла. А вот Влад Нестроев... Он ворует урывками идеи твоего проекта офисной программы. Он тебе не друг, будь начеку.
   - Ты соображаешь, что говоришь? - вдруг рассердился Искаров. - Да мы с Владом с детства друг друга знаем.
   - Очень соображаю, - без тени недовольства или намёка на обиду сказала Елена. - Внимательнее рассматривай людей изнутри. Проверь завтра компьютер Влада, и сам всё поймёшь.
   - А это ты откуда знаешь? - уже примирительно поинтересовался Сидор.
   - Я настраиваюсь на мысль, - был ответ.
   - А как ты можешь настроиться на мысли тех, кто о тебе не думает? Ты же сама говорила...
   - Сначала настраиваюсь на твою, - перебила Лена. - Но потом ты подумал о Владе, и я нашла его мысль.
   - Как так нашла? - Сидор уже устал удивляться, но не спрашивать не мог, до того уникально фантастичными были речи этого неземного существа, сидящего перед ним в его квартире.
   - Между людьми существуют тонкие коридоры взаимодействия или информационной связи, как хочешь назови. Ты подумал о Владе и тут же обозначил этот коридор. А я по этой ниточке добралась до мыслей Нестроева. А разве у вас не так?
   - У нас совсем не так. Мы не умеем искать людей по коридорам мыслей, да ещё и читать эти мысли.
   - Вам сложнее, - посочувствовала девушка-фантом. - В таком случае надо прибегнуть к логике, раз другого вам не дано. А жаль. Мой путь и проще, и надёжнее.
   - Скажи, а почему ты обо мне заботишься? - опять перевёл разговор в русло их взаимоотношений Сидор.
   - Это форма моего существования. Я должна помогать. Иначе, вообще, зачем я нужна?
   - А я зачем нужен? - задал сакраментальный вопрос Искаров.
   - В масштабе твоего мира - не знаю. А в пространстве наших отношений ты для того, чтобы я жила.
   - ? ? ?
   - Ну что же тут непонятного, Сидор? - с искренним недоумением воскликнула Елена Прекрасная. - Энергия твоей мысли собирает меня из разрозненных частиц пространства, потом твоя энергия подпитывает меня, мой уплотнённый образ, форматирует его, не даёт снова распылиться. Одной своей энергией я не смогла бы удержать себя в материализованном состоянии. Моя энергия работает изнутри, твоя снаружи. За счёт этого я и существую здесь в этом облике.
   - Облик у тебя прекрасный, что и говорить, - удовлетворённо проговорил Искаров. - А внешний вид ты сама себе подбираешь?
   Елена мелодично рассмеялась, словно нежные звуки колокольчиков разлетелись трелью по пространству комнаты.
   - Нет, конечно. Создатель моего облика - тот, кто меня ждёт. В данном случае им был Матвей, ведь изначально я материализовалась силой его воображения.
   Они говорили долго. О разном. Сидор поражался каждому слову Елены и внимал ему с благоговением только что посвящённого в тайны мироздания. Его воображение будоражила мысль, что он столкнулся с удивительной формой жизни в лице девушки-призрака. Явленная из воздуха силой человеческой мысли, Елена была так неправдоподобно реальна, что Сидору уже не казалось всё с ним случившееся чем-то из ряда вон выходящим, мистическим. Порождение мыслительного процесса людей, это нереально-реальное создание имело свой взгляд на мир, свою систему ценностей, свой, особый способ бытия и знало цель своего существования. Эта девушка была его былью, странной, непонятной, непривычной, но всё-таки былью.
   ГЛАВА 4. СРАВНЕНИЕ
   С тех пор Елена стала являться Искарову с определённой периодичностью. Он заметил некую закономерность её появлений. Девушка материализовывалась, когда у Сидора было плохое настроение или когда он нуждался в совете и помощи. Но ни разу она не посетила его холостяцкую обитель, когда его мысли были заняты чем-то другим, её не касающимся, когда он куда-нибудь спешил, или принимал гостей. Выражение "нежданный гость" было не про неё. Елена Прекрасная являлась только тогда, когда в ней была нужда.
   "Очень удобная разновидность дружбы", - думал про себя Сидор. Другие могут прийти, когда их не ждёшь, другие не прийти, когда они тебе позарез нужны. Елена всегда была к месту и ко времени. И советы, которые она давала, были тоже к месту.
   С Владом Нестроевым она была права на все 100 процентов. Заглянув в его компьютер Искаров обнаружил там свои кровные идеи. Дело усугубляло ещё и то обстоятельство, что Нестроев был записан на отчёт первым. В этой ситуации именно Искаров будет выглядеть пройдохой и плагиатором. Увидев истинное лицо коллеги, Сидор решился на отчаянный шаг. Он записался на приём к своему боссу, чего тот откровенно не любил, особенно перед заслушиванием, под предлогом необходимости поделиться некоторыми важными мыслями и идеями по поводу проекта и по сути выложил ему весь свой замысел от начала до конца. Так что, когда на следующий день Нестроев выступил с отчётом о "своём" проекте, босс посмотрел на него с явным пренебрежением и голосом, нетерпящим возражений изрёк:
   - Плагиаторствуешь, любезный? Нам нужны программисты, а не аферисты. Уволен.
   Так Нестроев навсегда исчез из офиса и из жизни Искарова. Зато Семён Глебов, которого Сидор считал раньше злопыхателем и занудой, накануне слушания подсказал ему несколько отличных формулировок, дополняющих идею Сидора. И это решило исход дела: проект Сидора был принят за основу, сам Сидор назначен руководителем службы программного обеспечения и премирован приличной денежной суммой.
   С Семёном Искаров подружился. Глеб оказался не критиканом, как думал некогда Сидор, а вполне толковым справедливым критиком, и критика его была не злопыхательская, а здоровая, полезная для общего дела.
   Предсказания Елены сбывались одно за другим. А главное. Её советы преображали жизнь Искарова к лучшему.
   - Тебя надо было назвать Еленой Премудрой, - шутил Сидор, рассказывая ей перипетии последних событий.
   - Твоя воля, можешь и так называть, - охотно соглашалась девушка.
   Однако, когда однажды Сидор попросил Лену заглянуть в мысли ещё одного сотрудника, та решительно отказалась.
   - Тебе это знать не надо, тебя это не касается, - спокойно. Но с твёрдой решимостью сказала она.
   И Сидор понял, что Елена Прекрасная мудра ровно настолько, чтобы не превратиться в орудие мести или каких-либо склок в руках своего создателя. Несмотря на всю свою внешнюю покладистость, желание помочь или даже услужить тому, от кого зависит её существование, Елена не желала становиться фискалом. Она не подчинялась слепо Сидору. И хотя была порождением его мысли и энергии, имела за душой свой багаж знаний и представлений о том, что такое хорошо и что такое плохо. У неё был свой характер, свои принципы, свой внутренний стержень. Будучи зависимой от создателя, она была личностью, имела свою ярко выраженную индивидуальность. И вот это сочетание в ней нежной покорности и видимой беззащитности с твёрдостью характера и жизненных установок особенно умиляли и восхищали Сидора.
   А вот об отношениях его с Никой Елена почему-то больше разговора не заводила.
   - Почему ты не спрашиваешь меня о Нике, - спросил её как-то Искаров.
   - Зачем? - пожала плечами Елена. - Я и так всё знаю.
   - Всё, да не всё, - не унимался Сидор.
   - Что надо, знаю, - спокойно ответила девушка. - А знаю главное - ты сомневаешься.
   - С чего ты это взяла? - горячился мужчина.
   - Я же читаю твои мысли, разве ты забыл?
   - Ну и что ты в них прочла? - допытывался Сидор.
   - Если ты настаиваешь, скажу. Ты не готов к женитьбе. Тебе кое-чего не хватает в Нике.
   - Ну чего, чего мне не хватает? - закусил удила Искаров.
   - Тебе не хватает в ней меня, - мягко сказала Елена.
   Такого поворота в разговоре Искаров не ожидал. Недоумение, испуг отразились на его лице.
   - Разве ты сам этого не знал? - Лена вскинула в недоумении брови. И вдруг как-то скорбно и жалостливо посмотрела на Сидора и тихо произнесла:
   - Бездельники, вы все тут бездельники. Ладно вы не умеете читать чужие мысли, не дано, но свои-то... До чего же сложно вам живётся, я бы, наверное, так не смогла.
   Сидор был ошарашен искренним состраданием этого бесплотного беспомощного существа к ним, реальным людям реального мира. Но ещё больше он был ошарашен своим внезапным открытием: оказывается, Елена живёт совсем по иным не только физическим, но и нравственным законам. Она, способная улавливать любые хитросплетения мыслей, никогда не употребит эту способность во вред людям, только во благо. Если бы человечество имело возможность читать чужие мысли, оно бы превратилось в клубок интриганов и аферистов. У Елены была чистая светлая душа. И было странно осознавать, что эта девушка является созданием греховных людских мыслей. Как же так могло случиться, что она, чистая и непорочная, есть плод фантазии простых смертных грешных? Сидору вдруг пришла в голову идея, что Лена, такая, как она есть, - некое производное от Матвея, коль скоро он был изначально её создателем. Быть может, этот парень исключение из правила и имеет чистую и светлую душу, которая и породила себе подобную. Найти бы этого Матвея, - мелькнула мысль.
   Когда он поделился этими соображениями с Никой, она, подумав, изрекла:
   - Не понимаю, зачем тебе нужен этот Матвей. Какая разница, чья именно мысль сотворила её?
   Откровенно говоря, Сидор и сам толком не знал, зачем ему так нужна встреча с Матвеем. Ведь не ревность же это в конце концов к.... бывшему сопернику. Да и о каком соперничестве может идти речь в случае с Еленой, девушкой, возникающей ниоткуда и исчезающей в никуда. Не для мужской любви создано это непостижимое существо. Но вот поди ж ты, тянет Сидора к ней, хочет он узнать о Лене побольше и ждёт, постоянно ждёт её появления. Даже Ника уже обижается. Впрочем, имеет право. Она живая и реальная. А он... он слишком часто торопится теперь домой, слишком часто поглядывает на часы.
   И Сидор опять мельком глянул на циферблат, а Ника, уловив его взгляд, нарочито бодро спросила:
   - Опять к Елене торопишься? Когда меня с ней познакомишь? Мне бы хотелось узнать, что там за небесное создание такое, что жить мой Сидорушка без него не может.
   Сидор отметил про себя эту их несхожесть с Еленой. Та была деликатна, осторожна, всегда считала приоритетными желания других. А Ника была бесцеремонна и вела себя как-то уж слишком по-хозяйски, что ли, будто Сидор уже являлся её собственностью, а заодно и Елены, как приложения к Сидору.
   - Зачем тебе с ней знакомиться? - в упор спросил Искаров. - Ради любопытства? Или ты не веришь, что между мной и Леной чисто дружеские отношения?
   Ника задумалась. Была у неё такая черта. Она никогда не говорила первое, что приходит в голову. Она осмысливала, взвешивала варианты ответов и лишь потом отвечала. Вот и теперь она заговорила после затянувшейся паузы:
   - Пожалуй, всё же любопытство.
   - Я так и думал, - почему-то расстроился Сидор. - Пойми ты, Елена такой же человек, как и мы. Она мыслит, чувствует, сострадает, переживает. Да, она почти бесплотна, но она живая, у неё свои принципы и убеждения. Она не кукла, не музейный экспонат, она личность! И она, в отличие от тебя, не позволит себе явиться к кому бы то ни было только ради удовлетворения собственного любопытства.
   - Всё, всё, сдаюсь! - пытаясь остудить пыл Сидоровского красноречия Ника. - Я и правда, воспринимаю её как некую диковинку. Никогда не видела бесплотных существ, интересно же.
   - Человек как человек, - бросил Сидор, поднимаясь со стула и направляясь к выходу.
   - Да уж очень ты её от меня оберегаешь. Подозрительно как-то, - вставила Ника своё веское слово.
   - Да, не от тебя, Ника, не конкретно от тебя. От людской бестактности, - тяжело вздохнул Сидор.
   - Это я-то бестактная?! - взвилась вдруг всегда уравновешенная, сдержанная Ника. - Я уже полгода терплю твой платонический роман с этой потусторонней особой, изо всех сил деликатничаю, боясь оскорбить твои романтические чувства, и я же после этого бестактная?! Совести у тебя нет Искаров.
   Сидор как-то растерянно презрительно глянул на Северцеву. Раньше она никогда не позволяла себе повысить голос, а тем более сорваться на крик. Он не знал, как реагировать на этот внезапный выпад. В его душе клокотало негодование. Поэтому он безнадёжно махнул рукой и тихо вышел за дверь, осторожно прикрыв её за собой. Хлопать дверьми Сидор себе не позволял, считая это ниже собственного достоинства.
   Он не видел, как плакала дома Ника, плакала тяжело, с надрывом, навзрыд. Она давно своим женским чутьём поняла, что теряет Сидора. Теряет из-за этой взявшейся ниоткуда, сказочно нереальной особы.
   А Сидор шёл домой и думал:"Вот Ника и показала своё истинное лицо. Права была Елена, когда говорила, что мне не хватает в Нике её, Елены Прекрасной. Только теперь он понял, что имела в виду ангелоподобная девушка. Ника была самодовольной, напористой, самодостаточной. А Лена... Лена - мягкой, предельно растворяющееся в его, Сидора, интересах и желаниях. Елена Прекрасная... Вот почему Матвей так назвал её. В ней жила прекрасная чистая душа с вектором направленности на того, кто в ней нуждается. Елена была образцом самоотдачи. Ни одна земная женщина, вероятно, не сможет быть такой преданной и самоотверженной. Сравнение с Еленой было явно не в пользу Ники.
   Вот что понял Сидор, возвращаясь домой после первой ссоры с возлюбленной. Сделанное открытие ошеломило. Искаров ещё не знал, насколько усложнит оно его жизнь.
   ГЛАВА 5. ОБЪЯСНЕНИЕ
   Когда Сидор вошёл в квартиру, голубое облако уже мерцало над креслом, вибрируя и с каждой вибрацией обретая очертания Елены.
   - Здравствуй! - радостно воскликнул Сидор.
   Он был действительно несказанно рад видеть её. И впервые вдруг чётко осознал, что эти вечерние посиделки стали необходимой частью его жизни. Оказывается весь день, и на работе, и у Ники, он только и делал что ждал этого мгновения, когда он придёт домой и увидит голубовато-лунное свечение и скажет "Здравствуй!"
   - Добрый вечер, - тихо отозвалась девушка. - Ты ждал меня как-то особенно. Я правильно сделала, что явилась раньше обычного?
   - Очень, очень правильно, - с чувством вскричал Сидор. - Ну рассказывай, что нового.
   - Смешной вопрос, - прошелестела Елена. Что может быть нового у меня, помимо твоих новостей? Ведь я живу только твоей жизнью. Было бы уместнее спросить, что у нас нового.
   - Ну и что же у нас нового? - рассмеялся Сидор, так ему было хорошо оттого, что это неземное существо живёт его интересами и заботами.
   - Я не вижу повода для веселья, - печально произнесла Елена. - Ведь ты сегодня в первый раз поссорился со своей невестой.
   - Ника пока мне не невеста, - как-то слишком поспешно сказал Искаров.
   - Не цепляйся к словам, - урезонила его Лена. - Ты уже считал её невестой.
   - Ну да, считал, - потупил взгляд Сидор. - Но Лена не такая, как я её себе представлял.
   - Не правда, Сидор, - грустно улыбнулась Елена. - Дело не в Нике, в тебе. Ника просто ревнует тебя ко мне.
   - Но это абсурд! Ника не должна ревновать.
   - Это интересно почему? - обиделась Лена. - Только потому, что у меня нет такой плоти, как у неё? А ты представь себе меня в уплотнённом телесном варианте и ответь себе честно на вопрос: если бы я была по-земному телесной, ты бы предпочёл иметь со мной дружбу или любовь?
   Сидор окинул девушку оценивающим взглядом и смутился, отвёл глаза в сторону. Конечно, он предпочёл бы любить её земной мужской любовью.
   - Вот видишь, - укоризненно покачала головой Лена, - сейчас твои мысли далеки от дружеских. А это значит, что ты уже находишься в состоянии влюблённости. И ты хочешь, чтобы Ника тебя не ревновала? Вот это как раз и есть абсурд. В Нике вполне закономерно проснулась ревность.
   - И что же мне теперь делать? - совершенно по-детски спросил Сидор.
   - Забыть меня. И помириться с Никой. А нам с тобой больше не следует видеться.
   Елена задумчиво посмотрела куда-то вдаль мимо Искарова и добавила:
   - Но мне трудно сопротивляться твоему ожиданию, стремлению к встрече со мной. У меня не хватит на это энергии. Ты сильнее, понимаешь? А пока ты будешь думать обо мне, я не смогу не реализовываться здесь, в твоей квартире. Вот почему ты должен забыть меня. это единственный выход и шанс расстаться.
   - Лена, а нельзя оставить всё как есть? - с надеждой спросил Сидор. - Я помирюсь с Никой, а с тобой мы, как прежде, будем разговаривать по вечерам.
   - Милый, наивный Сидор, ты не понимаешь, что происходит на самом деле, голос Елены дрогнул. - Я - часть твоего сознания. Если ты очень этого захочешь, я начну уплотняться помимо даже своего желания, сообразуясь только с твоим стремлением.
   - Так значит, это возможно! - ликующе выкрикнул Сидор. - Что же ты раньше мне не сказала? Или... ой, извини, может, я тебе просто не нравлюсь, и ты не хочешь земных отношений со мной?
   Елена опустила голову, золотой завиток упал ей на шею, и было в этом жесте столько беззащитной прелести, что у Искарова защемило в груди.
   - Глупенький, по-матерински ласково произнесла Елена, - ты как малое дитя, ну ничегошеньки не понимаешь. Я могу быть такой, как ты захочешь, но я не создана для этого. И мой плотный телесный вариант будет зависеть только от твоего желания. Но ведь ты же не можешь думать обо мне постоянно, не отвлекаясь ни на минуту на другие мысли, и постоянно по-мужски желать меня. Значит, в промежутках между твоими желаниями я буду превращаться в бесплотный дух. Ты не сможешь представить меня своим друзьям, не сможешь ходить со мной в гости, в театр, в кино, да просто по улицам. Кроме того, чтобы восстановить свой энергетический потенциал, я должна буду исчезать, дематериализовываться. Подумай сам, нужна ли тебе такая спутница жизни, которая в любой самый неподходящий момент будет растворяться в воздухе? Мой тебе совет, Сидор, выбрось меня из головы. Ника - твоя женщина, она то, что тебе нужно. И не надо постоянно сравнивать нас. Есть вещи, которые сравнивать бесполезно и глупо. Не будешь же ты сравнивать радугу в небе с коробкой акварельных красок. Мы с Никой просто разные. У нас разная форма существования, разные способы жизни, разная телесная структура, происхождение и назначение. Я полностью зависима от твоих мыслей, она самостоятельна. Она проживёт без тебя, а я нет. Вы с ней одного поля ягоды, а мы с тобой разного.
   - Подожди, Лена, - перебил гостью Сидор, - но ведь если я забуду тебя, ты перестанешь существовать.
   - Да, мой век короток, я жива, пока меня помнят, - со спокойным достоинством ответила девушка. - Но ведь вы тоже не вечны. У всего есть свой жизненный круг. Это данность, я её принимаю.
   - Но я не хочу, чтобы тебя не было, - в отчаянии простонал Сидор. Он только теперь начал понимать, какую меру ответственности несёт за это неземное создание.
   - Я тебя предупредила, Сидор, - твёрдо и решительно сказала Елена и поспешно растворилась в воздухе, оставив Искарова наедине с его невесёлыми думами.
   Этой ночью Сидор долго не мог уснуть. В его возбуждённом мозгу бродили смутные тревожные мысли.
   Итак, Елена не может существовать без него и вне его. Потому что он источник энергии, которая незримо собирает Елену из частиц небытия в единое целое в его, Искарова, реальности. И прекратить это можно одним единственным способом - забыть Елену, и одной единственной ценой - жизнью Елены. Он не хочет, чтобы так было. Но если бы и хотел, не смог. Как можно заставить себя не думать о человеке, встречи с которым ждёшь ежеминутно. Даже если всё время твердить себе "не думай, не думай не думай!", получится, что как раз о нём-то ты и думаешь. Интересно, как удалось это сделать загадочному Матвею. И почему именно он, Сидор, стал его преемником в отношениях с девушкой-призраком? Нет, надо решительно искать этого Матвея. Он может прояснить ситуацию.
   Сидору постоянно казалось, что Елена что-то недоговаривает, утаивает от него. Он понимал, что, если это и так, то делает она это лишь ему во благо, в его же интересах. Причинить ему боль и неприятность она просто не может в силу специфики своего назначения в этой жизни. Уж так она была кем-то задумана. Но даже это не успокаивало Искарова. Он жаждал, мечтал о любви к бесплотной женщине. Понимал несостоятельность этих мечтаний, но ничего не мог с собой поделать. Земная, из плоти и крови Ника вдруг померкла перед бестелесной призрачно лунной девушкой-мечтой. Это был заколдованный круг. Он знал, что надо любить Нику, а Елену нельзя, но для этого надо было прекратить явления Елены, а чтобы она перестала являться, надо было о ней не думать, надо было её не любить, а он не мог не любить, хотя понимал всю безнадёжность этого чувства.
   ГЛАВА 6. ПО СЛЕДАМ ПРИЗРАКА
   Найти, точнее - вычислить Матвея, оказалось не так-то сложно. Через риэлтерскую контору Сидор узнал нынешний адрес прежней хозяйки своей квартиры. Ей оказалась некто Оксана Ферзева. Он не встречался с этой женщиной во время сделки купли-продажи, потому что все дела вели её доверенные лица.
   В первый раз дверь ему не открыли. Вероятно, дома никого не было. Сидор пришёл ещё раз, потом ещё и ещё. Увидеться с Оксаной удалось только в выходной. Он застал её дома утром.
   - Ну что ещё? - раздражённо звучал за дверью голос женщины. - Кому там неймётся с утра пораньше? После командировки и то выспаться не дадут.
   Ключ в скважине лязгнул в последний раз, и на пороге появилась заспанная, с взлохмаченной головой молодая, лет 30-ти, женщина.
   - Простите за ранний визит, - вежливо произнёс Сидор. - Просто я уже неделю пытаюсь встретиться с Вами, но, увы...
   - В командировке была, - недовольно пробурчала Оксана. - А ты кто такой будешь? Я тебя что-то не припомню.
   - Я - Искаров. Сидор Искаров, - поспешно начал представляться Сидор. - Я, собственно, ищу Матвея Ферзева.
   - С этим бесхребетным захребетником я никаких дел не имею, - отрезала Оксана. - Мы, слава Господу, развелись с ним.
   - Чем же так насолил Вам бывший супруг? - заинтересовался Сидор.
   - Да ты чо, он и насолить-то не может, интеллигентик хилый. Просто надоел своим занудством во как, - Ферзева энергично черканула по шее ребром ладони. - Всё у него философии какие-то, всё рассуждаем, книжки заумные читаем. А как гвоздь забить - это я к соседу. Не мужик - недоразумение сплошное. А тебе-то он зачем понадобился? -Вдруг спохватилась хозяйка.
   - Да ему тут на старый адрес письмо пришло, я подумал, может, что важное, - выдал Сидор заранее заготовленную легенду.
   - А-а, да что там важного, - беспечно махнула рукой Оксана. - Сеструха из Омска письма шлёт. Больше некому. Так, значит, это ты в нашей хате теперь живёшь?
   Сидор кивнул.
   - А-а, понятно, - протянула женщина, прикрывая ладошкой растянувшийся в зевоте рот.
   При этом полы её халатика слегка разъехались, обнажив крепкие красивые ноги, а вырез на груди предоставил взору Искарова два упругих розовых полушария. Женщина, несмотря на всклокоченный заспанный вид, была хороша собой. Пепельные локоны до плеч, тонкая талия, широкие бёдра, высокая развитая грудь - всё в ней было зрелым, напоказ аппетитным. "Боже мой, если природа столь щедро наделила эту женщину красотой, почему она не дала ей ума или просто деликатности?" - подумал Сидор. Оксана разговаривала и вела себя, как базарная торговка. Неудивительно, что Матвей её оставил, мелькнуло в голове.
   - А ты в нашей хате ничего странного не замечал? - вдруг ни с того, ни с сего спросила Оксана.
   - А что я должен был заметить? - насторожился Сидор.
   - Облако голубое у тебя по комнате не летает? - выпалила Ферзева.
   - Какое такое облако? - осторожно спросил Сидор.
   - Да мой бывший ополоумел совсем, всё какие-то опыты над собой производил. Говорил, что образ вызывает. А никакой образ у него не получился. Я ж говорю, ни на что мужик не годен. Вместо образа, смотрю, облако под потолком висит.
   - Простите, а какой именно образ он вызывал, Вы его не спрашивали?
   - Интересовалась, как же. Чай, всё же муж, мне не без разница какие он там образы себе в хату запускает. Сказал, что образ абсолютной любви.
   - А что он под этим подразумевал? - с живейшим интересом спросил Искаров.
   - Ой, смешно говорить. Объяснил, что это такая бескорыстная, неэгоистичная любовь. Во как! Вон чего захотел - любви бескорыстной! А сам эгоист до мозга костей. Кроме себя и своей философии знать ничего не хочет. Я, как рыба об лёд, бьюсь. За любую работу хватаюсь. А его в институте сократили, так он, вместо того, чтобы побольше репетиторских часов набрать, образы абсолютной любви вызывает, облако какое-то наворожил. А облаком-то сыт не будешь.
   - Ксюха! - раздался из комнаты властный мужской окрик. - Сколько тебя ждать? Иди давай.
   - Мой волнуется, больно долго тут с тобой гутарю. Всё, пока, - заторопилась Оксана
   - Подождите, - остановил её Сидор. - Вы мне адрес-то Матвея можете дать?
   - А чего же не могу, могу. На Крыловском бульваре он жив1т, дом 19. Квартиру не помню, а этаж 4-ый, - и Оксана захлопнула за собой дверь.
   Короткий разговор с Оксаной Ферзевой дал пищу для размышлений. Однако та скудная информация, которую он получил из уст этой недалёкой, неумной женщины, мало вписывалась в нарисованную им картину происходящего. По словам Ферзевой получалось, что Матвей не довёл начатое дело до конца, ему не удалось вызвать образ Елены Прекрасной. Почему же тогда Елена появилась в квартире, когда Матвей уже съехал. Может быть, Оксана что-то не поняла или просто чего-то не знает?
   Дом, 19 на Крыловском бульваре Искаров нашёл быстро. На 4-ом этаже ему подсказали квартиру Ферзева.
   Дверь ему открыла хрупкая миловидная девушка с большими глазами и прелестными ямочками на щёчках.
   - Матвей, это к тебе, - крикнула она в глубину квартиры.
   Через несколько мгновений перед Сидором появился высокий, слегка сутулый мужчина лет 35-ти. Он приветливо смотрел на гостя добрыми, с близоруким прищуром очками. Было какое-то необъяснимо притягательное обаяние в его долговязой фигуре, аскетичном лице и открытом взгляде.
   - Заходите, - без церемоний пригласил он Сидора в дом.
   Когда все трое расселись за столом, уютно покрытом льняной в розовую клетку, скатертью, Матвей безо всяких предисловий спросил:
   - Что-то не так в квартире? Может, облако?
   - Понимаете, - неуверенно начал Сидор, - я не уверен, об одном или о разных явлениях мы с Вами говорим.
   Искаров многозначительно глянул на сидящую за столом девушку. Матвей понял его деликатный намёк и, приобняв её за плечи, сказал:
   - Это моя жена Анюта. И у меня нет от неё секретов. Так что можете смело говорить всё, о чём думаете.
   - Я понял, - кивнул Сидор. - Дело в том, что облако да, оно бывает. То есть оно... сопутствует появлению Елены Прекрасной.
   - Не может быть! - воскликнул Матвей. - Мне же не удалось вызвать образ, я смог лишь материализовать информационно-энергетическую субстанцию личности.
   - Какой личности? - быстро спросил Искаров.
   - Придуманной, вымышленной, выстраданной мной, - с жаром заговорил Матвей. -Личности, в которой были сконцентрированы все параметры абсолютной любви, как я её себе представляю. Полная самоотверженность, отсутствие эгоцентризма, бескорыстие, желание делать добро и нежелание сеять зло, деликатность, в общем всё, что и составляет истинную абсолютную любовь. Эта выстраданная мной мечта имеет даже имя. Я назвал её Еленой Прекрасной. По моему замыслу она должна быть одинаково прекрасной и обликом, и душой. Она должна была любить до самоотречения, приходить на помощь любимому в любую минуту, обеспечивать ему душевный комфорт.
   - Она такой и получилось, - восторженно глядя на Матвея, изрёк Сидор. - Именно любящей до самоотречения. Но... она не способна любить, как... как земная женщина из плоти и крови.
   - Естественно. Плотская любовь всегда эгоистична. Она в принципе, априори не может быть идеальной. Елена Прекрасная не создана для плотской любви. Послушай, так, значит, ты её видел! - вдруг осенило Ферзева.
   - Конечно. Мы общаемся с ней уже скоро полгода. Она так же прекрасна внешне, как и внутренне. Но она почти бесплотна. Она... мерцающая, прозрачная, лунная, совсем неземная, понимаешь?
   - Ещё как понимаю! Ведь такой я её и задумывал.
   - А я вот многого не понимаю, - перебил собеседника Сидор. - Например, почему она не являлась тебе, своему создателю, а мне явилась? Она сама говорит, что является только тому, кто о ней думает и ждёт её. А я не думал и не ждал.
   - Меня это тоже несколько удивляет и озадачивает, - признался Матвей. - Я с помощью специальных мантр создал пространственное поле для её появления, я пользовался методикой йогов и рекомендациями наших биоэнергетиков. И у меня почти получилось. Я силой мысли вызвал энергетический субстрат её души, которая предстала передо мной в виде голубого сияющего облака. Иногда мне даже казалось, что я слышу её мысли. Но воплощения Елены Прекрасной в конкретном человеческом образе я так и не увидел. Я посчитал, что мой эксперимент оказался неудачным. Вот, собственно, и всё.
   - Простите, Матвей, быть может, мой вопрос покажется Вам и неуместным, но зачем она была Вам нужна?
   Ферзев тяжело вздохнул и, обратившись к сидящей за столом Анне, сказал:
   - Анюта, подсуетись, пожалуйста, на счёт чайку.
   - Хорошо, - легко согласилась Анна и, встав из-за стола, вышла на кухню.
   - Это совсем другая история, Сидор, - убедившись, что жена хлопочет по хозяйству, начал рассказ Матвей.
   ГЛАВА 7. В ПОИСКАХ АБСОЛЮТНОЙ ЛЮБВИ
   Рассказ Ферзева был сумбурным, эмоциональным и очень искренним. Если коротко, то вся его суть сводилась к неразделённой и непонятой любви.
   Матвей женился рано, в 21 год. Его избранница Оксана Глушко была и того моложе. Ей едва исполнилось 18. Девушка необыкновенной красоты, весёлого нрава, в меру разговорчивая, непосредственная, она покорила сердце юноши умением восторженно молчать, когда говорил интеллектуальный начитанный умный Ферзев. Тогда влюблённый Матвей объяснял это молчание искренним интересом девушки к предмету разговора. Ему казалось, что Ксюша, как никто другой, умеет слушать. Лупая большими карими глазами, она смотрела на него с восхищением и обожанием. И молчала, молчала, молчала. А Матвей говорил, говорил, говорил. Чего только он не преподнёс любимой на блюдечке с голубой каёмочкой - гиперответственность Гиппократа, красивый, стройный идеализм Платона, тяжеловесный материализм Аристотеля, суперсубъективный мир Канта, одиночество Диогеновой бочки, всего и не перечислить.
   Ксюша слушала молодого Ферзева, открыв рот и затаив дыхание. Матвей сделал предложение, она согласилась.
   Но очень скоро молодой супруг понял, что заинтересованное молчание Ксюши, которое так нравилось ему в период жениховства, не имеет ничего общего с интересом к теме разговора. Ксюша просто не понимала, о чём идёт речь, не могла принять участие в разговоре и вполне благоразумно предпочитала молчать, всё лучше, чем выказывать своё невежество.
   Открытие было не очень приятным, но Матвей пережил его. Не всем же знать и любить философию, Ксюша никогда и не скрывала от него, что у неё за плечами десятилетка и та, как выяснилось, "увешанная" тройками вперемежку с двойками, с небольшим преобладанием троек.
   Однако дальше - больше. Как-то незаметно из весёлой, простоватой хохотушки стала "прорастать" грубая, вульгарная, скупая, себе на уме девица. Но он всё ещё продолжал любить её страстное красивое тело и задорный в добрую минуту дробно-переливчатый смех.
   Но Ксюша, уверовавшая в свою исключительность и безоговорочное влияние на мужа, начала требовать с каждым днём всё больше и больше: больше денег, больше привилегий, больше покорности и повиновения. Мягкий, покладистый Матвей и это терпел. Долго терпел. Но дискомфорт в душе всё накапливался, а Ксюша становилась всё разнузданнее в своей грубости и требовательности.
   Матвей всё ещё надеялся, что со временем это пройдёт, что когда она родит ему ребёнка, всё переменится к лучшему. Но ребёнка почему-то всё не было. Он боялся заговорить с женой на эту тему, а она, похоже, ничуть не стремилась к материнству.
   Вот тогда в голове у Матвея и возник образ Елены Прекрасной, девушки с чистой душой и ангельской внешностью. Это был образ Абсолютной Любви, не омрачённой ни семейным бытом, ни сексуальным опытом. Это была чистой воды нежность, самоотречённость, деликатность. Всепонимающая чистая душа в обличье красавицы. Полная противоположность Оксаны Глушко. Любовь, как таковая, как основа Мироздания, как светлое голубовато-лунное облако, которое стало появляться у него в комнате, когда он бывал один. Матвей знал, чувствовал, что это облако и есть его концентрированное представление об идеальной любви. Ферзеву очень хотелось, чтобы его просто понимали и ценили. И лучше, если это будет прекрасная в своей первозданности девушка, которая станет ждать его с работы, выслушивать, сочувствовать, сопереживать. Молодой философ делал всевозможные опыты, чтобы облечь облако в нужную ему форму. Создал специальное энергетическое пространство у себя в комнате с помощью чтения и рисования мантр, работал со своими чакрами, читал молитвы. Но добился только того, что облако стало менее прозрачным, оно уплотнилось, сгустилось и приблизилось от потолка ближе к полу. Но всё равно это было облако, а не девушка. Но присутствие даже этого голубого нечто возле себя приносило Матвею какое-то странное успокоение, умиротворение, душевный комфорт. Он чувствовал, что облако понимает и разделяет его мысли и чувства, потому что оно пульсировало в такт его биоритмам, его дыханию. И Матвей начал ждать, каждый день ждать появления облака. Он не терял надежды, что оно примет облик прекрасной девушки
   С появлением в его жизни облака, Матвей вдруг понял, что ему надо расстаться с Оксаной. Расстаться не на время, насовсем. Но по своей интеллигентской мягкотелости он никак не решался сказать ей об этом. Поэтому, когда Ксюша первая заговорила с ним о разводе, он, вместо того, чтобы опечалиться, совершенно искренне сказал:
   - Правильно, так будет лучше.
   Ксюша была ошеломлена такой реакцией мужа. Она ждала сцен ревности, слёз, объяснений в любви. Но ничего подобного не происходило. И жена затаила злобу на бывшего супруга, чему и стал свидетелем Сидор при первом знакомстве с этой женщиной.
   - Ну а что потом-то было? - нетерпеливо спросил Искаров. - Почему она перестала тебе являться?
   В этот момент из кухни вышла Анюта с подносом в руках, на котором стояли чайные приборы и розеточки с вареньем.
   -Объяснение, вероятно, простое, - с любовью глянув на жену, сказал Матвей. - Я встретил Анюту и полюбил её. Да Вы сами посмотрите, разве её можно не полюбить?
   - Нельзя, - искренне согласился Сидор.
   Анна действительно была хороша. Но не ослепительной красотой, а каким-то удивительно ровным тёплым светом, который излучали её глаза, перламутр кожи, жемчужная улыбка, вся она с головы до пят. Про таких, наверное, говорят "светлый человек".Хотя Анна и была темноволосой.
   - Мы с Анной поженились, - продолжал Матвей. - Я очень счастлив с ней, понимаете? А когда мы разъехались с Оксаной, и я стал жить с Анютой здесь, я и вовсе забыл про голубое облако, про свою мечту о Елене Прекрасной. Просто забыл, вот и всё. А Вы ведь уже знаете, что она появляется только, когда её ждут, - как-то виновато опустил глаза Матвей.
   - Понятно, - печально обронил Матвей. - Но мне-то что делать? Я пришёл к Вам в надежде, что Вы знаете способ, как избавиться от этого наваждения.
   - Я не очень понимаю Вас, - осторожно произнёс Матвей. - в чём, собственно, проблема? Если Вы не захотите видеть Елену Прекрасную, она не появится у Вас. Она так задумана.
   - В том-то всё и дело, что я хотел бы не хотеть, но я хочу её видеть. Я постоянно думаю о ней, жду её.
   - Ну и видьтесь на здоровье, если хотите, - опять не понял Ферзев. - Ведь Елена абсолютно безвредна. Она может только помогать, оберегать, любить. Чем же она Вам не угодила?
   - Чем, чем! - в сердцах вскричал Искаров. - Я люблю её, понимаете? Люблю, как только может мужчина любить женщину. Понимаю невозможность этой любви и всё равно люблю. Она прозрачна, как стекло, бесплотна, как воздух, а я хочу обнять её, прижать к себе. Я не могу о ней не думать, понимаешь ты это?! - вдруг перешёл он "на ты". - Из-за неё у меня теперь вся жизнь наперекосяк. Я даже со своей невестой Никой порвал. А ты говоришь "хочешь - не хочешь". Мои хотения уже ни причём. Я не могу о ней не думать и не хотеть её.
   - Вот что, Сидор, ты успокойся. Я говорю тебе с полной ответственностью за свои слова - Елена не может принести тебе несчастье. Она запрограммирована моей мыслью, моей мечтой на то, чтобы нести добро и делать жизнь своего друга душевно комфортной. Она сама найдёт выход из создавшегося положения. И это будет решение исключительно в твоих интересах и ради твоего благополучия. Елена - твой советчик, Твой помощник, твой оберег. Так я её задумывал. И мой тебе добрый совет - пересмотри своё отношение к невесте. Судя по всему, она не плохая девушка. Да, она не Елена, но она и не может ей быть. Это две разные формы жизни, две разные жизненные установки. Елена живёт в тебе и для тебя. Ника, помимо любви к тебе, выполняет массу других функций. И она не виновата, что представляет собой форму жизни, отличную от Елениной. У Ники жизненное пространство шире и она многофункциональна. Елена имеет клочок твоего жизненного пространства в твоей комнате и вся сосредоточена только на тебе. Елена - мечта, моя мечта об идеале. А Ника реальная женщина, способная реализоваться и вне тебя. Я думаю, что тебе в спутницы нужна реальная женщина, а не призрачное воплощение чьей-то мечты, какой бы красивой она ни была.
   - Тебе хорошо говорить, - угрюмо пробурчал Искаров, - у тебя есть Анюта. Ты нашёл воплощение своей мечты в реальной женщине. Тебе просто повезло.
   - Вы думаете, у меня нет недостатков? - вдруг услышал он весёлый смех молчавшей до сих пор Анюты.
   - Но у тебя их, действительно, нет, - с искренней убеждённостью вскричал Ферзев.
   - Ты просто предпочитаешь их не замечать, - возразила женщина. - Я, к примеру, очень педантична и поэтому ругаю тебя, если твои вещи лежат не на месте.
   - Это правда. Но это достоинство, а не недостаток, парировал Матвей.
   - Посмотрим, что ты скажешь об этом лет так через пяток, - улыбнулась супруга. - А ещё я ревнива и эгоистична, и в тайне мечтаю, что когда-нибудь ты подаришь мне норковую шубку и кольцо с бриллиантом.
   - Ого, запросы!
   - А ты как думал? Ведь я обыкновенная земная женщина, а не мечта о совершенстве.
   - Вот видишь, сколько у неё, оказывается, недостатков, - обратился к Искарову Матвей. А я ведь всё равно люблю её и буду любить. Подумай об этом. Ни одна самая распрекрасная мечта не заменит реальную женщину. Извини, что даю тебе банальные советы. Но я, знаешь ли, чувствую теперь ответственность за тебя, за твою судьбу. Ты всё-таки как никак влюбился в мою мечту, которая теперь стала и твоей.
   - А я чувствую ответственность за судьбу Елены, - резко перебил Ферзева Сидор. - Ты её бросил, забыл, перестал ждать, тем самым обрёк на смерть. Если её забуду и я, то как же ей существовать, ведь её жизнь питает моя энергия. И тогда она погибнет. Разве это справедливо?! Елена ради нас была готова на всё, она жила ради нас. Разве могу я теперь её бросить?
   - Ничего ты не понял, - в отчаянии махнул рукой Матвей. - Во-первых, мечта не может умереть, это - вечная субстанция, возникающая в недрах человеческих мыслей и чувств. Мечты, как и идеи, витают в воздухе. Не ты, так кто-то другой подхватит. А во-вторых, если ты будешь несчастлив, Елена будет несчастлива вдвойне - и за тебя, и за себя. Она сделает всё возможное и невозможное, чтобы сделать тебя счастливым. Стань счастливым, Сидор! Тогда жизнь Елены будет не напрасной, ведь только так она может реализовать себя в рамках своего бытия, цель которого - твоё благополучие.
   ГЛАВА 8. ТАК НАДО!
   - Я сегодня виделся с Матвеем, - прямо с коридора оповестил Сидор Елену. Голубое сияние распространялось по всей квартире, поэтому он знал, что она уже здесь.
   - Я знаю, - спокойно ответила Елена. - Я слышала ваш разговор.
   - Как слышала? - по привычке удивился Сидор. - Тебя там не было, даже облака твоего не было.
   - Глупенький. Облако - это уже первый этап уплотнения, а я могу и вовсе не уплотняться, для меня это не обязательно.
   - Ну, да., ну, да, - растерянно произнёс Искаров. - Значит, ты в курсе.
   - Сидор, я давно всё про тебя знаю, - печально сказала девушка.
   - Лена, а может быть, ты всё же попробуешь уплотниться до нужной стадии, так, чтобы мы могли быть вместе как нормальные мужчина и женщина? - прямо спросил Сидор. - Ведь я знаю, ты тоже любишь меня, и нас разъединяет лишь разная форма бытия..
   - Да, ты - моя жизнь, - был ответ. - Я, конечно, могу попробовать, но не знаю, что из этого получится. Но ты должен мне помочь. Ты должен представить меня как можно более реально, со всеми подробностями. Закрой глаза и думай обо мне, как о реальной земной женщине. Вибрации твоих мыслей и чувств дойдут до моей энергетической субстанции, и я, почувствовав прилив твоей энергии, в ответ напрягу свою и начну уплотняться в соответствии с твоими импульсами. Я буду действовать изнутри, ты снаружи.
   - Сидор закрыл глаза и представил себе Елену. Сделать это было несложно, ведь он столько раз в своих мыслях воссоздавал её облик, но почему-то целомудренно боялся дойти до сокровенных подробностей. Сейчас внутренним взором он видел перед собой всю её - молодую, красивую, с телом цвета молодого нежного персика, с полуприкрытыми глазами, с заманчивой округлостью бёдер, со всеми интимными подробностями таинственного притягательного женского естества.
   Когда он открыл глаза, перед ним стояла Елена, живая, сильная, пышущая здоровьем, точь в точь такая, как он представлял себе в своих мечтах. Все её прелестные округлости легко просматривались сквозь прозрачный голубовато-лунный шёлк ниспадающих одежд. Только эта одежда и напоминала теперь о недавней девушке-призраке. Елена была настоящей, живой.
   Сидор, не в силах сдерживать переполняющую его страсть, рванулся к Елене и сжал в своих крепких жадных руках. Она тоже подалась к нему, нежно обвила руками сильную мужскую шею, запрокинула голову, стараясь заглянуть в его прищуренные от пульсирующего желания глаза. Их губы нашли другу друга, поцелуй был страстным и сладким. Потом Сидор начал целовать её глаза, шею, плечи, склоняя голову всё ниже, к вздымающейся груди. Его руки всё настойчивее, всё требовательнее касались её тела. И уже не было терпеть эту сладостно-прекрасную муку, как вдруг в одно мгновение Сидор, нет, не увидел, ощутил, что обнимает пустоту. Мужчина отшатнулся. Перед ним вновь стояла полупрозрачная девушка-призрак.
   - Извини, - заплакала она. - У нас не получилась. Не хватило энергии. Трудно переделать природу, а моя природа такова, что я не создана для плотской любви. Видит Бог, я хотела сделать, как ты хочешь.
   Прозрачные слёзы катились по её прозрачным щекам. Сердце Сидора сжалось от жалости.
   - Давай попробуем ещё раз, - потерянно сказал он, тяжело дыша от возбуждения и перенесённого потрясения.
   - Бесполезно, - тихо прошелестела Елена Прекрасная. - Я готова для тебя на всё, но есть вещи, над которыми я не властна. Не создана я для плотской любви.
   Елена как-то очень тяжело, по-земному вздохнула и уже спокойнее продолжила:
   - Есть и другое препятствие нашему сближению. Дело в том, что очень редкие люди владеют своей психической энергией в полной мере. Некоторые не владеют вовсе. Тебе она в какой-то мере всё же подвластна, раз ты сумел уплотнить меня хотя бы до видимого предела. А вот Матвею даже этого не удалось. Люди и не подозревают, что их мечты, в буквальном смысле слова, витают рядом с ними в воздухе. А управлять физическими свойствами своих мыслеобразов они, увы, не умеют. Это не вина, это - объективно существующая характеристика человеческой расы на данном этапе развития цивилизации. И поделать с этим ничего нельзя.
   - Господи, какая же ты умная! - искренне восхитился Сидор. - Откуда у тебя такие познания о мироздании? Ты же говорила, что черпаешь информацию из наших голов. Поверь, наши с Матвеем головы такую информацию не содержат.
   Елена слабо улыбнулась. Сидор заметил, что она выглядит очень устало. Вероятно, потратила слишком много энергии на своё преображение в телесную оболочку, подумал он.
   Елена между тем продолжила:
   - Видишь ли, я соткана из тончайших энергий, поэтому бестелесный мир по ту, не- материальную, сторону жизни, являясь моей родной стихией, оказался открыт для меня. Это можно считать побочным, незапланированным эффектом опытов Матвея по материализации энергетической сущности. Поэтому я легко контактирую не только с вашими головами, - улыбнулась девушка, но и с информационными секторами космического поля общих знаний. Не сомневайся в том, что я тебе говорю, ибо я - носитель знания вселенского масштаба по своей природе. Я, кстати, совсем недавно это поняла. Нам никогда не быть вместе, Сидор, сегодняшняя попытка приближения к земной любви доказала это окончательно.
   - Но я не хочу тебя терять, Лена, - взмолился Искаров.
   - Нам придётся расстаться, - тихо, но твёрдо произнесла девушка.
   - Нет, ни в коем случае. Ты не должна меня покидать, я не переживу этого. Леночка, я буду учиться управлять психической энергией, пойду на курсы биоэнергетики, эзотерики, йоги, куда надо будет, туда и пойду. Я научусь. Ты только не оставляй меня, ладно? Ведь ты не можешь причинить мне боль.
   - Глупенький, иногда приходится выбирать боль меньшую, чтобы избежать большей.
   - Расставание с тобой - большее зло, слышишь, большее! - вскричал Сидор.
   Елена отвернулась и еле слышно прошептала:
   - Как жаль, что я не твоя мечта, как жаль, что ты энергетически бессилен...
   В этот момент раздался телефонный звонок. Сидор машинально поднял трубку. Звонила Ника.
   - Сидор, тебе не кажется, что наша ссора несколько затянулась.
   - Мы не ссорились, - вяло пробормотал Искаров.
   - Не криви душой, - заплакала в трубку Ника. - Да, я виновата перед тобой, я прошу у тебя прощения. Бессмысленно было ревновать тебя к твоей бестелесной фее. Но я же женщина, Сидор, я хотела, чтобы ты уделял внимание мне, а не этому прозрачному недочеловеку.
   - Замолчи! - резко перебил её Искаров. - Прошу тебя, не говори о Елене ничего, ты мизинца её не стоишь.
   - Так значит, ты всё-таки влюбился в эту призрачную бомжиху, которая живёт, где её приютят, в этого энергетического вампира.
   - Прекрати! - взревел Сидор. - Не смей! Елена кто угодно, только не вампир. Она - совершенство. Тебе этого просто не понять.
   - Я, конечно, выражаюсь фигурально, - запальчиво заговорила Ника. - Кровь из тебя она не пьёт. Зато по капле выпивает твою молодость, жизнь, любовь. Что она может дать тебе взамен твоей любви? Ничего. Она не может любить тебя по-земному, по-женски, она не может родить тебе детей. Легче всего давать добрые советы и смотреть глаза в глаза с романтической нежностью. Пусть попробует носки, да рубашки мужику постирать, суп сварить и котлеты пожарить, родить и воспитать детей, прощать любимому мимолётные слабости и увлечения, терпеть его несправедливые попрёки. Ничего не умеет твоя Елена Прекрасная, ничего!
   Нику понесло. Она уже не могла остановиться. Она нанизывала, нанизывала друг на друга обидные хлёсткие слова и сама понимала, что делает это в запале, что уже переступила допустимый Рубикон и говорит во вред себе, а не сопернице, но остановиться не могла и с каким-то сладостно-садистским наслаждением продолжала подбирать всё новые и новые обидные слова, захлёбываясь ими и душившими её слезами горя, обиды и отчаяния.
   Сидор не мог больше это выносить. Чертыхнувшись в сердцах в телефонную трубку, он отключил аппарат и резко обернулся. В комнате никого не было.
   Сидор поднял глаза вверх, в надежде увидеть голубое свечение, но его тоже не было. Окружавшее его пространство было пусто, безжизненно, серо. Он опустился в кресло и, обхватив голову руками, бездумно механически закачался: вперёд-назад, вперёд-назад.
   Сидор не знал, сколько он так сидел, качаясь и постанывая от душевной боли, раздирающей его нутро. Звонил телефон, но Сидор не подходил. Внезапно его взгляд наткнулся на клочок бумаги, небрежно брошенный на соседнее, Еленино, кресло.
   Искаров вскочил, схватил сложенный листок, развернул и впился глазами в размытые, будто еле нацарапанные строчки:
   "Любимый, не сердись, что не попрощалась. Долгие проводы - лишние слёзы. Я люблю тебя, очень люблю, но не так, как ты того хочешь и заслуживаешь. Так уж получилось, что я всё же - чужая мечта. Матвею не нужна была от меня физическая близость, он изначально создал меня с другой целью. Но знай, никого ближе и дороже тебя, у меня на свете нет. Именно поэтому я прошу, умоляю тебя выполнить мою просьбу - помирись с Никой. Она говорила резко, быть может, даже грубо, но абсолютно правильно по существу. Я, действительно, не умею готовить обеды и рожать детей. В одном только ошиблась твоя Ника - прощать я умею. Прости и ты свою Нику. Так надо для тебя. Рано или поздно ты это поймёшь. Но лучше раньше, чтобы не было совсем поздно.
   Прощай, Сидор. Не пытайся вызвать меня силой своего воображения, я всё равно не явлюсь, ты только сделаешь мне больно. Ника очень хорошая девушка, и она любит тебя. А это дорогого стоит. И ещё. Ты уже знаешь, что я не умею лгать. Поэтому доверяешь моим словам. Так вот запомни: её любовь ценнее моей. Ты скоро в этом убедишься. Будь счастлив! Ты этого достоин. Любящая тебя Елена".
   Сидор уткнулся лицом в клочок бумаги и заплакал, безудержно, горько, как ребёнок. Он прощался с мечтой. С чужой? А может быть, со своей? Это было уже неважно. Важно было другое. Он осознал, почувствовал высокую себестоимость поступка девушки-призрака, которая ради его благополучия, по существу, лишила себя жизни. Ибо её жизненным пространством на земле был он, Сидор.
   Искаров был мучительно зол на себя. Ну зачем, зачем он просил её уплотнить своё тело? Пусть бы являлась в своём прозрачно-голубом обличье призрака. Пусть бы была даже синим облаком. Лишь бы знать, что она здесь, рядом.
   Он ещё раз перечитал её письмо. Бедная моя, как же трудно тебе было царапать эти строчки неумелой бесплотной рукой.
   "Прости и ты Нику", - прочёл он заново слова Елены. Эта строчка была подчёркнута. Значит, это очень важно для неё, Елены.
   Сидор тяжело поднялся с кресла и взял телефонную трубку.
   - Ника, это я, - произнёс упавшим голосом.
   - Господи, Сидор, какое счастье, что ты позвонил. Ты прости меня, любимый. Я говорила такие страшно неправильные, несправедливые вещи. И это вместо того, чтобы...
   - Не оправдывайся, Ника, ты говорила правильные вещи, хотя и в резкой форме, - повторил он слова Елены Прекрасной.
   - Это потому что.... В общем, Сидор, мне было очень обидно. Ты так защищал её, а я.... Я ведь беременна, Сидорушка, понимаешь? Я считала, что защищать надо меня, то есть нас с сыном....
   - С сыном? - по-детски глупо переспросил Искаров. - Как с сыном, почему с сыном?
   Сидор изо всех сил силился понять слова Ники, но смысл их не доходил до сознания, терялся где-то в недрах смятённой души.
   - Сидор, ты что, не понял? У нас с тобой будет сын. Я сегодня у врача была. Уже три месяца.
   До Сидора не сразу дошло сказанное. Усталое сознание отказывалось понимать очевидное. Искаров напрягся, пытаясь выдавить из себя хоть слово и вдруг его, как молнией, пронзило: сын!
   - У меня будет сын! - завопил он в трубку что есть мочи. - Ника, у нас будет сын!
   - Так я тебе об этом и говорю, - пролепетала Ника сквозь слёзы. - Значит, ты рад!? - боясь поверить своему счастью, задала женщина свой главный вопрос.
   - Я еду к тебе, - вместо ответа выпалил Сидор и бросил трубку.
   Рванув с вешалки куртку и перепрыгивая через ступеньки, он пробежал по лестнице. Ждать лифта не было никакого терпения. Своими ногами быстрее.
   Сын, у меня будет сын! - билось у него в голове. - Так вот значит, о чём писала Елена в своём прощальном послании! Вот что означают слова "Её любовь ценнее моей"! Лена, Леночка, Елена, ты знала всё. Чужая ты мечта или уже моя, но ты оказалась сильнее и умнее нас, тебя породивших. Спасибо тебе, Елена Прекрасная".
   Внезапно в его голове прозвучало: "Твои мечты и ты есть одно и то же, но мечты запрятаны глубже всего остального, что лежит на поверхности каждодневного бытия. Я просто помогла тебе это понять".
   - Лена, - закричал Сидор, - Лена-а-а! Но ответом была тишина. Только перед глазами на секунду сверкнуло и так же быстро растаяло голубовато-лунное облачко. И рассыпались, расплескались в пространстве мерцающие искры, обволакивая Сидора радостным ощущением счастья и умиротворения. Жизнь только начиналась. И всё ещё было впереди!
  
   Ольга Нуякшева (март 2011 г.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"