Нуякшева Ольга Евгеньевна: другие произведения.

Любовь по заказу

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Фантастический рассказ
   ЛЮБОВЬ ПО ЗАКАЗУ
   ГЛАВА 1. ДРАМА СЕРДЦА
   Когда жена бросила его и ушла к другому, Назар Коннери очень страдал. Казалось, что горе заполнило каждую клеточку его мозга, лишило воли, напрочь выбило из привычной колеи каждодневных мыслей и забот.
   Нет, это не бросалось в глаза окружающим. Внешне Назар выглядел вполне обычно: выбрит, подтянут, костюм с иголочки. И взгляд по-прежнему умный, пронзительный. Но вся эта внешняя атрибутика была, скорее всего, данью привычке. Привычке ежедневно заниматься утренним туалетом, носить стильные добротные вещи, вежливо общаться с людьми. Вряд ли кто подозревал, что на совещаниях по вопросам КПД предприятия или стандартизации изготовляемых изделий, зам. главного инженера Коннери думал не о заводе и его продукции, а о том, как же это с ним могло случиться.
   Ему было, действительно, непонятно, как. Молодой, преуспевающий, без пяти минут главный, хорош собой, респектабелен, удачлив в отношениях ч женским полом и вдруг - бац! - как гром среди ясного неба - жена разлюбила.
   Он ведь даже не подозревал, что в маленькой, прелестной, в облаке белых кудряшек, головке Лили помещались такие сложные понятия, как душа, честность, любовь. Она, уходя, так и сказала:
   - Назар, я хочу быть честной с тобой. Я полюбила другого человека, душой полюбила. Да ты всё равно не поймёшь. Я ухожу к нему.
   Ничего себе честность! Наставляла мужу рога, а он и думать не думал, что Лилька может от него уйти. Красивая пара, хорошая семья
   - К кому, если не секрет? - стараясь скрыть нахлынувшую злость, спросил Назар.
   - Ты его не знаешь. Так, один аспирант, - ответила неверная жена.
   - И чем же он лучше меня? - поинтересовался обманутый супруг, не скрывая в голосе гневного сарказма.
   - Тем, - резко отчеканила Лиля, - что он меня заметил.
   - Будь добра, объясни, пожалуйста, повергнутому мужу, что значит "заметил". Я вроде тоже честно исполнял свои супружеские обязанности.
   - О, да! Слишком честно. Ты исполнял, а он любил. Душу он мою заметил. Ты не мучайся, Назар, не напрягайся, это для тебя, как для меня высшая математика. Всё равно не осилишь. - Лиля взялась за ручку чемодана.
   - Нет, ты подожди, ты объясни мне, чем я-то так плох. Какие у тебя ко мне претензии?
   - Ты не плох, ты даже хорош. И какая-нибудь другая женщина, наверняка. Будет счастлива с тобой. Но не я, Назар. Нет у меня к тебе претензий, понимаешь? Нет. Я даже была бы рада, чтобы мы остались с тобой друзьями, если б это было возможно.
   - Какие мы с тобой, к чёртовой бабушке, друзья?! - взвился Назар. - Я с тобой спал, теперь с тобой будет спать другой. Неужели ты всерьёз думаешь, что между нами возможна дружба?
   - Ну вот, видишь... - Лиля обречённо опустила плечи, будто сгорбилась. - А ты говоришь "претензии". Нет претензий, ты просто другой, не тот, кто мне нужен.
   - А он - тот? - из какого-то садомазохизма спросил Коннери.
   - Да, он тот.
   И Лиля, вскинув вдруг голову, выпрямилась и резким, почти чеканным быстрым шагом пошла к выходу, будто боясь, что он её сейчас остановит, не пустит. Через щёлку в оконных шторах Назар видел, как она вышла из подъезда и проголосовала Машину. С тех пор они не встречались.
   Прошло полгода с того памятного вечера, а боль в душе саднила, хоть и притупилась немножко, но совсем не ушла. Только потеряв Лилю, он понял, что любит её. И ничего, ровным счётом ничего не могло изменить этого обстоятельства. Кратковременные связи с женщинами не служили утешением, а, наоборот, будили ревность и жажду мести.
   - 2 -
   Любовь по заказу
   "Господи,- думал Назар, - ну почему мне мало быть ей другом? Почему мне нужна от неё только любовь. Не жалость, не дружба, не уважение, не забота, а именно любовь? Что это за чувство такое, от которого нет спасения?"
   Он попытался пить. Но ему не понравилось. Алкоголь тоже не успокаивал, а лишь будоражил больное воображение, вызывая образ Лили той поры, когда они ещё были близки и, как ему тогда казалось, счастливы. И это было невыносимо.
   Пить пришлось бросить. Женщины надоели. Так и жил с открытой раной в сердце, пряча её от друзей и коллег за ироничной улыбкой и умным прищуром проницательных глаз.
   Однажды совершенно случайно, на улице он увидел Лилю с её аспирантом. Аспирантик оказался худеньким, длинненьким молодым человеком с прямыми, как солома, волосами и смешными круглыми очками на длинном носу. Лиля крепко держалась за аспиранта, буквально повиснув на его руке и, заглядывая ему в глаза снизу вверх, приподнимаясь на цыпочках, что-то говорила. Назар расслышал только одну фразу: "Ты прав, Толик, надо отстаивать своё право на..." На что надо было отстаивать своё право аспиранту, Назар так и не разобрал. Да это было и не важно. Он впервые увидел Лилю такой... такой любящей, обещающей, растворённой в своём мужчине и... счастливой. Это было видно во всём. В том, как она ухватилась за его руку, будто боялась потерять своё сокровище, как нежно и преданно заглядывала ему в глаза, с каким живым интересом говорила о каких-то неведомых Назару правах своего Толика.
   "Может, он какой-то половой гигант?" - подумал Коннери скорее так, по привычке ёрничать, не всерьёз, потому что понимал, что сексуальные способности этого худосочного плейбоя здесь совершенно ни причём. "А что при чём, - обречённо пульсировало у него в мозгу, - что при чём?" Он не находил ответа.
   После этой встречи Назар стал сам не свой. Он представлял Лилю в объятиях этого тщедушного недоучки, и ревность ослепляла его душу, а желание мести было столь острым, хоть прямо сейчас беги и откручивай голову поганцу. А тот факт, что, в силу своего воспитания и интеллигентской либеральности, он никогда не сделает этого, только подливало масло в огонь, заставляя страдать ещё и от бессилия.
   Временами, в тоскливую минуту, он думал о том, что, если бы вдруг Лиля вернулась к нему, он плюнул бы на свою гордость, на светские условности и общественное мнение и простил бы ей всё. Назар сам от себя не ожидал подобного кульбита сознания. Если бы раньше ему кто-то сказал, что он способен простить измену женщине, Коннери рассмеялся бы тому в лицо. А вот теперь.... Теперь он готов был полжизни отдать за возвращение блудной жены. "Я слова упрёка ей не скажу, - обречённо думал Назар. - Только бы вернулась, только бы вернулась..."
   Но Лиля не возвращалась и даже не звонила, несмотря на всю свою готовность остаться с ним друзьями.
   ГЛАВА 2. ДРУЗЬЯ ПО НЕСЧАСТЬЮ
   Несмотря на душевные терзания, Назар не опускался до небритых щёк и небрежностей в до мелочей продуманном распорядке дня. Утром обязательная зарядка вкупе с холодным душем, чашка кофе с молоком и пара бутербродов. Затем работа с обедом в заводской столовой. Вечером были варианты: иногда женщина, редко - театр, ещё реже - мужские посиделки за пивом, а то и за водкой, ну а чаще всего - телевизор в домашних условиях.
   Последнее время, чтобы развеяться, отвлечь себя от тяжёлых мыслей, он решил чаще бывать на людях. Поэтому, когда обнаружил в почтовом ящике открытку с приглашением на вечер встреч выпускников школы, который он не посетил ни разу за все 13 прошедших лет, Назар даже обрадовался. Почему-то ему вдруг захотелось увидеться с одноклассниками, вспомнить "школьные годы чудесные", побалагурить с приятелями, потанцевать со своей первой любовью Натой Ведерниковой.
   - 3 -
   Любовь по заказу
   Одним словом, в назначенный день и час Назар Коннери, тщательно выбритый, благоухающий дорогим мужским парфюмом, одетый с лёгкой демократичной небрежностью светского льва, вошёл в стены альма-матер.
   После первых рукопожатий, шутливых приветствий, поклонов и комплиментов, все расселись, наконец, по своим местам. Тут-то он и увидел Нату, всё такую же красивую, повзрослевшую, налившуюся красотой цветущей зрелости. Ната весело ему подмигнула через стол. И вполне естественно, что, когда заиграла музыка, Назар пригласил на танец свою первую любовь. А потом они вместе вышли в коридор перекурить и, как водится, разговорились.
   Наталья всегда была умной девочкой. В ней удивительным образом сочетались женская притягательность и трезвый мужской склад характера. Назар до сих пор не мог понять, почему он тогда уступил её своему сокурснику Мишке Дробышеву. Ведь в те далёкие годы Ната явно отдавала предпочтение ему, Назару. Правда, замуж она вышла не за Мишку, а за профессора-историографа Артура Линде, мужчину старше её на 12 лет, но, как говорили знающие люди, очень толкового, если не сказать гениального, учёного и к тому же сердцееда. Больше Назар о Нате ничего не знал. Но вид покойного довольства на её лице говорил о благополучии и процветании семьи Ведерниковой.
   - Прекрасно выглядишь, - бросил Назар дежурный комплимент, затягиваясь сигаретой и по-мужски, заинтересованно наблюдая за Натой.
   - Узнаю Коннери, - весело сообщила Наташа. - Всё такой же дамский угодник, как и прежде.
   - Наташка, как жизнь? - с места в карьер задал вопрос Назар. - Я имею ввиду, конечно, личную. Муж, дети? Всё в норме?
   - Всё хорошо, - почему-то сухо ответила Ната. - Дети растут, муж тоже, профессионально. Вырос уже до ректора.
   - И ты, конечно, его любишь?
   Что-то насторожило Назара в убегающем, скользящем взгляде сокурсницы. Может, показалось?
   - Конечно, люблю, - вежливо улыбнулась Ведерникова. - А иначе, зачем бы он мне был нужен? Я не люблю разменивать жизнь на мелкие пошлые отношения. Я выходила замуж по любви и рассчитываю прожить с мужем до конца своих дней.
   Коннери присвистнул:
   - Ничего себе принципы! - восхитился он. Ты мне казалась более современной и мобильной в вопросах любви.
   - Когда-то мне и самой так казалось, - вздохнула Ната. - До тех пор, пока не встретила своего мужчину.
   - Неужто так хорош?
   - Судить, конечно, можно по-разному, по мне так очень. Да у меня с собой есть... - И Ната протянула Коннери фотографию
   Назар вгляделся в изображение, со снимка на него смотрели большие умные глаза мужчины лет 45-ти, с намекнувшимися залысинами на лбу, крупным горбатым носом и ямочкой на подбородке. Мужчина как мужчина, ничего особенного, не красавец, не урод. Но не глуп - это однозначно.
   - Красивый, правда? - с гордостью промолвила Ната.
   - Да, примечательная внешность, - выкрутился Назар, а сам подумал: "С собой фотоморду мужа носить, эх, вот втюрилась Натка, по самые уши. Не дай Бог, вильнёт хвостом её красавец. Что она делать-то будет?" А вслух сказал: - Рад, очень рад за тебя. А вот за себя не очень. Я-то втайне надеялся за тобой приударить по старой памяти, а вышел полный облом.
   Наталья оценила шутку и громко рассмеялась.
   - 4 -
   Любовь по заказу
   - Ты неисправим, Назарчик. Всё порхаешь? А ведь на такой славной девушке женился. Другой на твоём месте...
   - Мы с Лилей в разводе, - резко прервал Нату Коннери.
   - Извини, не знала, - пробормотала подруга. - Но я тебя не понимаю. Променять Лильку на другую - это надо умом повредиться, Назар. Ведь твоя Лиля девушка редкая, штучный экземпляр.
   - Давно же ты не виделась с подругой, - хмуро произнёс Назар. - Это Лиля меня на другого променяла, а не я её. Это она ушла от меня, а не я от неё.
   - Господи, ушам своим не верю. Чтобы Лилька, и такой кульбит.... Ведь она всегда прямо пуританкой была. Да и влюбилась тогда в тебя по-настоящему. Что же это за принц на белом коне объявился?
   - Видела бы ты этого принца, - тусклым голосом прошипел Назар. - Сутулый, долговязый аспирантишка в очках.
   Ната внимательно посмотрела на бывшего ухажёра и вдруг отчётливо поняла, что Назар страдает, что это он пострадавшая сторона. Это было так не похоже на него. Он всегда имел славу дон Жуана, репутацию баловня судьбы, удачливого ловеласа. До чего же не предсказуем человек, когда любит, в который раз удивилась Наталья.
   - Назар, я вижу, ты переживаешь разрыв с Лилей, - как можно мягче сказала она. - Хочешь я переговорю с ней. Нет, не в лоб, а так, по старой памяти, просто разузнаю, как там у неё с этим аспирантом, насколько серьёзно. Ты меня не стесняйся, Назар. Я предлагаю свою помощь искренне. Ведь я сама была в подобной ситуации, - потупив глаза, добавила Ведерникова.
   - Наташка, какое уж тут стеснение, - безнадёжно махнул рукой Коннери. - Я уже давно плюнул на свою гордость, на условности. Да я бы с великой благодарностью принял твою помощь, будь у меня хоть мизерный шанс на удачу. Но я абсолютно уверен, что такого шанса у меня нет. Если бы ты видела, какими глазами она смотрит на своего очкарика, как ловит каждое его слово, ты бы это поняла. Лилька влюблена, её любовь сейчас в самом разгаре, понимаешь? Послушай, Натка, ты сказала, что была в подобной ситуации. Не могу себе это представить. Ты и в роли брошенной женщины?! Для такой роли ты слишком красива и успешна.
   - Да, ты ведь, Назар, тоже не урод, и не лаптем щи хлебаешь. Не зависит это от того, как мы выглядим.
   - А отчего же зависит?
   - А Бог его знает?
   Они грустно помолчали, объединённые одним и тем же опытом семейных бед.
   - Как же ты вышла из этой ситуации? - вдруг очнулся Назар. - Говори шь, муж. Дети и всё у вас в порядке.
   То ли поддавшись общему печальному настроению, то ли из чувства сострадания, а может, и от выпитого шампанского, Ната рассказала приятелю свою историю, без утайки и без прикрас.
   Она, действительно, выходила замуж за своего великовозрастного профессора по большой любви. И первые полтора года была счастливейшей из женщин. Однако вскоре стала замечать, что её Линде несколько поостыл, охладел к ней. Дальше больше - какие-то странные внеурочные переговоры и совещания, внеплановые командировки и симпозиумы. Сердце Наты судорожно сжималось всякий раз, когда муж, пряча глаза, начинал оправдываться и нести какую-то чушь про очередную срочную деловую встречу.
   Быть может, Ната и смогла бы убедить саму себя в невиновности супруга, но Линде стал холоден с ней и в постели. Ната очень не хотела верить в то, что муж встал на путь измены. Однако супруг не дал ей шанс на иллюзии. Он сам открылся ей, бросился на колени и умолял, просил: "Наточка прости, если сможешь, но ради Бога отпусти".
   - 5 -
   Любовь по заказу
   Простить Ната ещё бы могла. Но отпустить.... Это было выше её сил. Да и с какой стати она должна была отдавать любимого мужчину, отца её ребёнка, другой? И Ната твёрдо сказала мужу:
   - Развода не дам. Я уверена, Артур, твоё мимолётное увлечение скоро пройдёт и забудется. А у нас с тобой семья, ребёнок.
   Артур Линде понуро собрал свои вещички и ушёл в ночь. До утра Ната проплакала, а за завтраком решила: надо действовать! Но как? Можно было разузнать о пассии мужа и устроить ей небольшой скандальчик, небольшой ровно настолько, насколько нужно, чтобы дамочка забыла даже думать про Артура. Можно было пожаловаться Артуровой матери, женщине старомодных строгих взглядов на жизнь, любовь и брак. Ещё можно было постепенно исподволь отравлять жизнь любовнице Артура, названивая ему вечерами по телефону и "выдёргивая" его из нового семейного гнёздышка под различными предлогами, касающимися сына.
   Короче, вариантов было много. Но Ната понимала, что все они могут не дать желательного эффекта. Ей хотелось чего-то кардинального, быстрого и чтобы раз и навсегда.
   И по совету подруги Ведерникова отправилась к мастеру по любовным делам, экстрасенсу, магу каких-то там оккультных наук Платону Верейскому.
   ГЛАВА 3. МАГ И ВОЛШЕБНИК
   Кабинет Верейского абсолютно ничем не напоминал обиталище мага. Здесь не было ни крутящихся сверкающих шаров, ни зажженных свечей, ни полумрака. Нормальный современный рабочий кабинет с компьютером, стеллажами книг и какими-то странными металлическими приборами, сверкающими разноцветными панелями управлений.
   Будучи от природы женщиной наблюдательной, Ната отметила про себя обилие книг на темы психологии, химии, физики и кибернетики. И подумала при этом, что маг нынче пошёл не только читающий, но и разносторонне покованный.
   Да и в обличье самого Верейского не было ничего загадочно-мистического. Слегка мешковатая фигура склонного к полноте человека, старомодные очки в роговой оправе, пробивающаяся лысина на голове странно контрастировали с его довольно молодым возрастом. На вид магу не было и сорока.
   Хозяин кабинета перехватил пытливый взгляд Наты, шныряющий по книжным полкам, и очень миролюбиво сообщил:
   - Вы не ошиблись, Наталья Николаевна, я вовсе не маг, я обыкновенный учёный. А магом называюсь в угоду моде. Ведь людям легче поверить в волшебство, чем в умение управлять чувствами людей с помощью науки. Вот, если приворотное зелье или ворожба, чтобы присушить или отвратить кого-то, это да, в это верят. А в научно-разработанную методу - нет. Таков парадокс нашего времени. Ведь по логике вещей науке должно быть отдано предпочтение перед бабкиными заговорами, вызыванием духов, дикими обрядами снятия сглаза и порчи. Ан, нет! Подавай нам белую или чёрную магию, вызывай потустороннюю силу. Я к чему это говорю, Наталья...
   - Можно, просто Ната, - вставила словцо клиентка.
   - Так вот, Ната, если, идя сюда, Вы рассчитывали на волшебство, то наш разговор не имеет смысла продолжать. В моём арсенале только научные открытия и разработки, кстати, сделанные мной, - не без гордости добавил Платон. Если Вас устраивает научный подход к проблеме, я готов взяться за Ваш случай.
   - Конечно, устраивает, - воскликнула Ната. - Я даже рада, что Вы учёный, а не какой-нибудь магистр околовсяческих наук. Честно говоря, я им не очень доверяю. А сюда пришла от безысходности. Но, честно говоря, - замялась клиентка, - я не вполне понимаю, о каких научных разработках идёт речь. Вы хотите испробовать на мне новый психологический тренинг?
   - 6 -
   Любовь по заказу
   - Мне нравится этот стереотип мышления, - от души рассмеялся Платон. - Раз речь о любви, то уж непременно психология! Да, вероятно, существуют психологические тренинги, способные заставить разлюбить, но я ещё не слышал о том, что наука психология может заставить полюбить. А я так понимаю, Ната, что Вам нужно именно это, чтобы Ваш муж снова полюбил Вас. Ведь Вы хотите вернуть мужчину в лоно семьи?
   - Да, так, - подтвердила Наталья. - Но разве есть наука, способная помочь полюбить человека, которого.... Которого когда-то разлюбил?
   - Такая наука есть. Правда, ей пока не придумали названия, она на стыке многих известных наук. Физика, биоэнергетика, биология, математика - вот основные составные науки, которая зарождается в моей лаборатории. По образованию я физик и математик, а биологию и всё остальное изучал, можно сказать, факультативно.
   Наталья была удивлена заявлением учёного. По её мнению, точные науки не могли помочь в столь неточной и алогичной сфере, как любовь.
   - Это - очень распространённое и, к счастью, неверное мнение, - серьёзно сказал учёный в ответ на её сентенции. Если Вы готовы меня выслушать...
   - Конечно, готова, - в нетерпении перебила Ната.
   - Тогда немного предыстории, чтобы Вам было понятнее, - с готовностью продолжил Платон. - Когда-то давно моя мать покончила счёты с жизнью из-за того, что отец ушёл из дома к другой женщине. Я был тогда маленький и не понимал весь трагизм происходящего. Но этот факт не мог не отразиться на моей дальнейшей судьбе. Я до своего совершеннолетия должен был жить в новой семье своего отца, где уже подрастал их общий с другой женщиной ребёнок. Не скажу, что меня обижали, но в любимчиках я явно не ходил и своей дозы родительской любви в детстве недополучил, это очевидно. Отсюда многие мои теперешние комплексы. Впрочем, речь не о них.
   Платон задумался и замолчал, уставившись отрешённым взглядом куда-то мимо Наты, вероятно, пытаясь заглянуть в бездну собственной памяти. Затем вдруг вынырнул мз этой бездны, вскинул голову и продолжил:
   - Уже в более зрелом возрасте я задал себе вполне конкретный вопрос - почему мать не смогла жить дальше? Потом, позднее, в моей практике общения с людьми было много эпизодов, когда любовь творила и чудеса и беды. От неразделённой любви люди вешались, травились, спивались или просто чахли физически и психически. Неразделённая любовь провоцировала рост иммунодефицита и даже возникновение ряда серьёзных заболеваний, например, опухолей. И наоборот, любовь взаимная, счастливая, исцеляла, пробуждала в человеке неведомые доселе способности: кто-то начинал писать стихи, кто-то рисовать, петь, даже научные открытия совершались, благодаря любви. У меня, например, была знакомая женщина, у которой раньше напрочь отсутствовал музыкальный слух. Так вот, влюбившись впервые в 40 лет, она вдруг запела, причём, запела хорошо, правильно, не фальшивя. Любовь творит чудеса - так говорят в народе. Жизнь убеждала, что это не метафора, не пафосное утверждение лириков, а самая что ни на есть реальность.
   У меня есть друг, медик. Так вот он для своей докторской собрал уникальный статистический материал, который позволяет с помощью цифр проанализировать воздействие любви на индивида. Я спросил у друга, как он объясняет столь ярко выраженный феномен. И он ответил, что официальная медицина уже давно признала, что любовь - это определённый биохимический процесс в организме человека. Но этот факт объясняет лишь половое влечение друг к другу. А, по мнению моего друга, существует некая специфическая сила с мощным зарядом энергии, которая, обеспечивая половое притяжение, ещё и активизирует в человеке внутренние психические процессы, чем и объясняется взлёт многих человеческих возможностей и способностей именно в период любви. И это не вымышленная, а вполне реальная сила, именно она и творит чудеса.
   - 7 -
   Любовь по заказу
   Те самые чудеса, о которых говорится в народных преданиях и сказаниях. Так что чудеса эти вовсе не чудеса, а результат воздействия на организм этой силы. Я задался вопросом, что это за сила. Изучая квантовую физику и энергетику, проводя некоторые аналогии с данными статистики, фиксируя с помощью флюидоскопа поля, излучаемые людьми, я пришёл к выводу, что сила любви есть ни что иное как особый вид психической энергии,, генерируемый в процессе взаимодействия двух индивидов. И тут уже вступали в силу законы физики и энергетики только на более тонком уровне материи. Я не буду утомлять Вас множеством терминов и научными выкладками и подробностями. Коротко, суть моего изобретения сводится к тому, что, если подогнать энергетику определённой женщины под энергетику определённого мужчины, в результате их взаимодействия непременно родится новый особый вид энергии, который и есть носитель силы любви.
   - Вы хотите сказать, что, манипулируя энергиями людей, можете заставить полюбить одного человека другим человеком?
   - Вы правильно поняли суть моего открытия, - радостно сообщил Верейский. - Только я бы не стал употреблять слово "манипулируя". Корректируя, исправляя - так будет точнее.
   - Любовь по заказу?! - ошарашено воскликнула Ната. - Неужели это возможно?
   - А почему нет? - в свою очередь удивился Платон. Если бы моё изобретение существовало во времена моей бедной мамы, я бы мог предотвратить трагедию и вернуть отца в семью. Если вдуматься, ничего удивительного тут нет. Ведь человечество научилось исправлять ошибки природы, мы корректируем зрение, внутренние органы, лицо и тело. Коррекция человеческой энергетики - следующий этап развития научной мысли.
   - Вы хотите сказать, - теребя в волнении свой шифоновый шарфик, пробормотала Ната, - что можете вернуть мне моего мужа?
   - Совершенно верно. Это я Вам и объясняю.
   - Но как это сделать практически? Ведь, вероятно, в этом деле нужно согласие обеих сторон?
   - Видите ли, я знаю по опыту, что такого согласия от ушедшего члена семьи добиться практически невозможно, - робко пояснил Платон. - Нам с Вами придётся пойти на хитрость, чтобы заманить в свои сети Вашего Артура. Но это уже второй этап работы. На первом этапе я сниму показания с вашей психической энергии, как составной части ауры. Ведь именно на Вашу энергетику я буду потом настраивать энергию Артура Линде.
   - Но как же я затащу его в Вашу лабораторию? - в вопросе Наты звучали истерические нотки, она очень волновалась.
   - Да разные есть способы. Один, можно сказать безотказный. Вы сообщаете мужу, что беременны. Вы ничего не требуете и готовы воспитывать ребёнка одна. Но Артуру. Как биологическому отцу, надо пройти через тест-установку для выявления возможных патологий у ребёнка или предрасположенности к ним. Это очень важно знать, дабы ещё в материнской утробе исключить нежелательные проявления наследственности. Но этот вариант пройдёт лишь в том случае, если Ваш муж не медик.
   - Нет, нет, не медик, он историограф, - воодушевилась Ната.
   - Вот и отлично. Назовёте мужу мой адрес или сами вместе с ним приедете. А я сыграю роль эскулапа. Мой флюидоскоп вполне сойдёт за оборудование последнего слова медицинской техники.
   - План хороший, отличный, можно сказать, план. Только... - Ната замялась, продолжая судорожно тискать в руках свой шарфик, - только меня смущает этическая сторона дела, - наконец, выдавила из себя она. - Ведь это получится любовь вопреки желанию, любовь, как насилие, что ли, как повинность какая-то.
   - Э-э, милая Вы моя, - снисходительно улыбнулся Верейский, - это у Вас воображение разыгралось.
   - 8 -
   Любовь по заказу
   - Что Вы имеете в виду? - не поняла Ната.
   - А то, что его скорректированная энергия привзаимодействии с Вашей вызовет не поддельное, а самое настоящее чувство. Артур будет любить Вас со всей страстью и нежностью, на какую только способен. А заставить любить насильно ещё никому не удавалось. Я ведь буду делать из него не артиста, а любящего супруга для Вас. В конце концов, мы тем самым восстановим справедливость, вернём отца ребёнку и супруга любящей жене. Тут нет никакого подвоха, дорогая моя. Я гарантирую Вам, что его чувства будут самыми искренними.
   ГЛАВА 4. ОБЕЩАНИЕ УЧЁНОГО
   Назар слушал рассказ Наты, затаив дыхание.
   - Ну так что дальше-то было? - в нетерпении спросил он.
   - Да так и было, как мне предсказывал мой маг и волшебник Верейский, - улыбнулась Ната. Его метода сработала. Как видишь, теперь у меня всё в порядке.
   - А как.... Как долго тебе пришлось ждать возвращения мужа?
   - Недолго, чуть больше месяца. Хотя мне они тогда казались вечностью. Но Платон сказал, что супруг дозревает, на это тоже надо время, - пояснила одноклассница. - И дозрел. Вечером пришёл, поздно уже было. "Скучаю, - говорит по тебе. - все мысли с тобой и сыном". Каялся, прощение просил, на коленях стоял. А я только того и ждала. В общем, в этот вечер он никуда не ушёл, и в последующие тоже. Мы же с ним официально развестись не успели. Так и живём, будто ничего такого и не было. Душа в душу живём. Я так решила: уж если прощать, так совсем, без всяких там напоминаний, подытожила рассказ Ната.
   - А как же ты потом со своей мнимой беременностью выкрутилась?
   - Взяла и забеременела. А потом сказала, что на месяц раньше срока родила от нервного перенапряжения. Он ничего не заподозрил. Благо, и второй сын - копия папаши, - Ведерникова.
   - Ната, а ты могла бы ....
   - Конечно, помогу, о чём речь, Назар. Записывай адрес. Платон только рад будет. У него грандиозные планы на будущее. Он мечтает со временем открыть своего рода бюро по управлению семейными узами. В это бюро будут приходить молодожёны, чтобы подогнать друг под друга свою энергетику и укрепить тем самым свою любовь. Верейский уверен, что за его открытием будущее, ибо оно поможет уменьшить количество разводов и исключить возможность энергетически ассиметричных пар, поскольку подобные браки заранее, априори обречены. Есть, оказывается, и такие. Они изначально подвержены спонтанной флуктуации и поэтому обречены на разрушение.
   - Ну, ты даёшь, Натка, - восхитился Коннери. - Терминами так и сыпешь. Я половину не понял.
   - С кем поведёшься, - весело сказала Ведерникова, - Платон, действительно, многому меня научил. Он задумал проводить профилактику заведомо неудачных браков. Он говорит, что, когда дело будет поставлено на поток, все пары, подающие заявления в Загс, должны будут пройти через его лабораторию. А он, Верейский, будет, в зависимости от результатов флюидотестирования, либо давать добро на брак и при этом укреплять будущую семью с помощью своего метода, либо давать запрет.
   - Да, масштабно мыслит, - с уважением произнёс Назар. - Я так понимаю, что это услуга платная?
   - Конечно, - и Наталья назвала нужную сумму. Коннери с облегчением вздохнул. Такими деньгами он располагал.
   Стоит ли говорить, что уже на следующее утро Назар помчался по указанному Натой адресу.
   Верейский принял его радушно, а, выслушав, сказал, что его метод чисто научный.
   - 9 -
   Любовь по заказу
   И добавил, что ситуация, с которой столкнулся Коннери, типичная, поэтому помочь он, Платон, Назару сможет, сталкивался с подобными проявлениями дисгармонии в развитии отношений супружеской пары.
   - Я знаю, знаю, - в нетерпении перебил учёного Назар. - Вы корректируете энергетику людей, подстраивая их друг под друга.
   - Вы хорошо осведомлены. Если не секрет, кто порекомендовал Вам меня? - поинтересовался Верейский.
   - Да нет секрета. Мне рассказала о Вас и Вашем методе Наталья Верейская, моя бывшая одноклассница.
   - Отлично, отлично! - непонятно чему обрадовался Платон. - В моей классификации ваши пары проходят под группой "Б".
   - А что это означает? - поинтересовался Назар.
   - Для этой группы характерно взаимное влечение друг к другу до свадьбы и где-то 2-з года после, а потом - резкое охлаждение одного из супругов и уход к другому партнёру.
   Это зависит от личностных параметров темперамента до сформировавшихся поведенческих структур индивида. Я не хочу утомлять Вас лекцией на данную тему. Вряд ли Вы разберётесь в анализе синусоидальных кривых волновых колебаний энергии. У каждой группы и подгруппы они свои.
   - А какие группы ещё есть в Вашей классификации? - с любопытством спросил Назар. Как ни странно, но разговор с Верейским успокоил его. Назар понял, что с такой бедой, как у него, живут многие люди, он не одинок в своих мучениях и терзаниях. И это почему-то было ему приятно.
   - Таких групп много. Случаи из группы "А", например, предполагают взаимное охлаждение супругов спустя какое-то время. Правда, в этих случаях мужья и жёны редко обращаются ко мне за помощью, ибо ни тот, ни другая не страдают. Оба любили, оба разлюбили, то есть перестали нуждаться друг в друге. И кстати, зря не обращаются, особенно, если к моменту взаимного охлаждения уже успели обзавестись детьми. Я бы мог спасти их брак, хотя бы ради ребёнка, который одинаково нуждается и в отце, и в матери. Я мог бы восстановить гармонию чувств в семье. Не склеить, как разбитую чашку, а именно воссоединить тончайшими энергетическими нитями, пробудить с новой силой любовь и влечение друг к другу.
   Есть и категория отношений, обозначенная мной буквой "С". Это случаи взаимного или единичного охлаждения супругов, но не сопровождающиеся разводом или уходом из дома. Такая пара привычно тянет лямку семейной жизни. Ситуация опасна тем, что когда-нибудь эта лямка перетрётся и держать супругов уже будет нечем. Начнётся резкая реакция отторжения энергий. И пара плавно перетечёт в подгруппу "D-a".
   Ещё есть пары, разводящиеся не от охлаждения друг к другу, а от ревности, или несходства жизненного кредо. К ним надо применять совершенно иное по мощности и качеству флюидоизлучение. Но Ваш случай, повторяю, наиболее типичный.
   - И всем этим несчастным Вы можете помочь? - не скрывая восхищения, воскликнул Назар.
   - Представьте себе, да, - спокойно, со знанием дела произнёс Верейский. - Практика показывает, что могу. Вы же знаете историю Натальи Ведерниковой. Ведь женщина пришла ко мне в состоянии, близком к помешательству. Её горе было искренним и, казалось, неизбывным. Поверьте, я знаю, что говорю, она была близка к суициду. Теперь у неё благополучная семья, двое детей, любящий супруг. Подчёркиваю - любящий. Я не просто механически склеиваю развалившийся союз двух людей. Я возвращаю им любовь.
   - Вы - гений! - убеждённо сказал Назар. - Я буду с Вами откровенен. Я ничуть не меньше Наты склонен сейчас к сумасшествию. Лиля стала моей навязчивой идеей, непреходящей больной раной. Что бы я ни делал, я думаю о ней.
   - 10 -
   Любовь по заказу
   - Да, я вижу Ваше состояние. Вы очень хорошо сделали, что пришли ко мне. Ну, что, начнём действовать, молодой человек?
   - Начнём! - с готовностью отозвался Назар.
   - Вас, конечно, беспокоит предлог, с помощью которого можно заманить ко мне в лабораторию Вашу супругу. Скажите, она не медик?
   - Слава Богу, нет.
   - Тогда сделайте так. Скажете Лиле, что Ваши анализы крови показали превышение нормы эритроцитов и Вас обследуют в лаборатории частной клиники. Врачи просили проверить кровь и у ближайших родственников. Это необходимо для правильной диагностики, чтобы исключить инфекцию. Приведёте свою жену ко мне, а дальше уже моя забота.
   - Скажите, - смущённо произнёс Коннери, - а как долго мне придётся ждать результата эксперимента.
   - Это зависит от многих факторов, от психотипа Вашей Лили, её темперамента, поведенческих стереотипов. Если результат долго не проявляется, я советую своим клиентам самим организовать или спровоцировать встречу и вывести разговор на нужную стезю. Не каждый ведь способен на быстрое раскаяние и откровенную беседу с человеком, перед которым чувствует свою вину. Иногда к этому надо подтолкнуть. Впрочем, это дело техники. Ну а в целом сбоев в этой схеме ни разу не было. Подробнее о Ваших формах общения с Лилей мы поговорим уже после флюидокоррекции ваших энергий. А пока пройдёмте в соседнее помещение. Я сниму параметры Вашей психической энергии.
   - С удовольствием, доктор, - Назар явно повеселел. Разговор с Верейским вселил в него надежду. Ведь учёный пообещал ему, Назару, вернуть любовь Лили.
   ГЛАВА 5. НОВЫЙ ВИТОК СПИРАЛИ
   Лиля и Анатолий Арзамасцевы жили в общежитии семейного типа, занимая однокомнатный квартирный отсек на втором этаже. Не ахти что, но жить можно, по крайней мере, пока у них нет ребёнка.
   Лиля с любовью и теплотой вила новое семейное гнёздышко. Торшер с оранжевым абажуром, нежный натюрморт с цветами на стене, ковровый палас в тон мебели и много всяких милых мелочей - вазочек, статуэточек, шкатулочек - нашли своё место в некогда холостяцком жилище аспиранта.
   Лиля поливала цветы, когда раздался телефонный звонок. Звонил бывший муж:
   - Здравствуй, Лиль. Как жизнь?
   - Вряд ли тебя интересует, как я живу. Давай сразу к делу, Назар.
   - Давай, - почему-то сразу согласился Назар. - Я, Лиль, с не очень хорошими вестями?
   И он слово в слово озвучил бывшей супруге версию Верейского. На том конце провода воцарилось молчание. Затем тревожный голос Лили зазвенел нервной струной:
   - Это опасно, Назар? У тебя какая-то инфекционная болезнь? Ты заразил меня?
   - Да, нет же, Лилька. Это делается скорее для проформы. Им нужен сравнительный анализ твоей и моей крови. Они объяснили, что для диагностики. Я, Лиль, не врач, толково разъяснить не смогу. Хочешь, сама спросишь у доктора. Он лучше объяснит. Но он твёрдо сказал, что тебе опасаться нечего.
   - Куда и когда надо ехать? - по-деловому спросила Лиля и вздохнула, мол, одни неприятности от тебя, Назар. Так растолковал этот вздох Коннери.
   ... В этот же день они оба предстали пред ясны очи Верейского, который произвёл коррекцию Лилиной энергетики и привёл её в соответствие с энергией Назара.
   Вернувшись в общежитскую квартиру после спокойного, почти дружеского общения с Назаром, Лиля никак не могла унять зародившуюся в ней тревогу. Ей самой была не понятна её причина. Просто её не покидало ощущение какой-то недосказанности.
   - 11 -
   Любовь по заказу
   А может быть, ошибки. Будто она должна была что-то сделать, а что именно, ускользало из её памяти.
   Толик в этот вечер припозднился, пришёл немного навеселе.
   - Отметили Юркин юбилей, - весело сообщил он жене. - Тридцатник, как никак.
   - Это какой Юрка, Литвинов, что ли? - поинтересовалась Лиля. У неё вошло в практику каждый вечер интересоваться делами мужа, его отношениями в коллективе. Поэтому многих приятелей Анатолия она знала либо заочно, либо была им представлена.
   - Ну да, Литвинов, - подтвердил супруг. - Он работает сейчас над законом энтропии в космическом масштабе, - лицо Толика искривила невесёлая ухмылка. - Парню 30 лет, а ведь ни единого нового слова в науке не сказал. Всё топчется, как пацан, на общих местах. Нет, не будет с него толку, нутром чую, не будет. Только и может, что интерпретировать чужие мысли.
   Раньше, услышав подобные слова, Лиля преисполнилась бы чувством гордости за своего Толика, который не чета всяким там Юркам, и ликовала бы от одной только мысли, что её Анатолий - гений от Бога ни в пример остальным. Но сегодня нелицеприятная оценка чужого ей Литвинова почему-то резанула слух Лили. И вдруг ни с того, ни с сего. Совсем не к месту, ей пришла в голову мысль: "Назар никогда бы не позволил себе такой уничижительной тирады в адрес приятеля. Правда, Назар и не гений, как её Анатолий. И всё же всё же..." Всё же было что-то отталкивающе-неприятное в ироничной, с высока, улыбке Толика. Усилием воли Лиля заставила себя улыбнуться и мягко сказала:
   - Ты слишком строг к своим коллегам. Я понимаю, твой талант не терпит посредственности. Но ведь не всем же быть талантами.
   - В науке не должно быть бездарей и посредственностей, - резко парировал Анатолий. - Твоя интеллигентская мягкотелость в данном случае неуместна.
   Но, увидев несколько недоумённый, настороженный взгляд жены, Толик быстро сменил интонацию:
   - Либералочка ты моя, ведь ты готова всех и вся примирить. За это я тебя и люблю. Извини, что я не такой, как ты. У меня так не получается, Лилька. Не предназначен я для всепрощенчества.
   В эту ночь Лиля долго не могла заснуть. Почему-то она совсем не думала о возможной болезни, из-за которой пришлось сегодня идти на осмотр в лабораторию. Быть может, потому что врач уверил, что ей никакая опасность не угрожает. Нет, не состояние здоровья волновало сейчас Лилю. Перед её мысленным взором всё время стояли глаза Назара, какие-то потерянные по-щенячьи грустные, несчастные глаза. Неужели он до сих пор меня любит - удивилась Лиля пришедшей в голову мысли. Это было так не похоже на Назара.
   Через два дня ей позвонили из лаборатории. Она сразу узнала вкрадчивый голос доктора. Он сообщил, что его предположения подтвердились, Лиле ничего не угрожает. На вопрос женщины, какой всё-таки диагноз поставили её бывшему мужу, врач сказал какое-то непонятное слово по латыни и уверил её, что современная медицина справится с этим заболеванием в два счёта. Лиля с облегчением вздохнула. Она вдруг поняла, что ей совсем не безразлична судьба её бывшего.
   В течение последующего месяца Лиля заметила за собой одну существенную странность. Она с каждым днём обнаруживала всё больше изъянов в поведении своего аспиранта. Так, мелочи.... Но они отравляли ей жизнь. То Анатолий слишком долго высчитывал и рассчитывал их семейный бюджет, то вдруг проявил непонятную агрессию по отношению к соседям из-за перегоревшей в коридоре лампочки. Были и другие шероховатости в его поведении. А ещё, как выяснилось, он считает женщину домохозяйкой от природы и позволяет Лиле работать лишь потому, что пока их семейный доход очень скромен, но скоро всё изменится, благодаря его гениальному открытию.
   - 12 -
   Любовь по заказу
   - Да ты у меня домостроевец, - попыталась шуткой сгладить острые углы Лиля.
   - Домострой, - отрезал Толик, - естественная и единственная форма сосуществования мужчины и женщины в семье. Это - нормально, Лиля. Ненормально общество, в котором мы не можем себе его позволить.
   И опять Лиля невольно сравнивала Толика с Назаром. Назар был, без сомнения, менее талантлив, зато более терпим и не так категоричен. Кроме того, несмотря на все свои недостатки, он признавал за Лилей право быть не только женщиной, женой, но и личностью.
   Постепенно в Лиле скапливалось какое-то неясное смутное раздражение и тревожное напряжение. Она не понимала, что с ней происходит. Ещё совсем недавно она смотрела Анатолию в рот, ловя каждое его слово и совершенно искренне полагая, что её Толик всегда и во всём прав, хотя бы потому, что он гениален от природы. Теперь всё стало иначе. Гениальность Анатолия была сама по себе, а его слова, поведение, поступки сами по себе. Лиля начала осознавать, что гениальность и человечность, гениальность и справедливость совсем не одно и то же, что между этими понятиями нельзя ставить знак равенства. Жизнь с Толиком перестала казаться раем, а сам Толик Богом во плоти. "Ничего, - думала Лиля, - просто первый этап влюблённости прошёл. Начался новый - этап узнавания, осмысления, притирки и привыкания друг к другу. Это надо просто пережить". Но делать это с каждым днём становилось всё труднее.
   Однажды вечером, когда Анатолия ещё не было дома, ей позвонил Назар. Она почему-то обрадовалась, услышав знакомый голос. Оказывается, сама того не подозревая, она ждала этого звонка.
   - Лиль, мне тут надо бы посоветоваться с тобой, - неуверенно сопел в трубку Назар. - У меня же тут ни родных, ни близких, кроме тебя, нет. А добрый совет нужен. Может, встретимся? ...
   - Давай, - с готовностью ответила Лиля. - Чем смогу - помогу.
   - Спасибо тебе, Лилька, я всегда знал, что ты человек, - радостно приподнятым голосом воскликнул Коннери. - Слушай, погода на улице жуть, давай встретимся в кафе что ли...
   - Для кафе у меня что-то нет настроения, - ответила Лиля. - Лучше уж я к тебе приеду. Если не возражаешь, конечно.
   Ещё бы он возражал! Да он готов был прыгать до небес от счастья, что сейчас здесь окажется Лиля. Он, конечно, обеспечит скромный, но мило продуманный ужин за накрытым столом. И всё будет красиво, так, как любит она: и синие ирисы в тонкой китайской вазе, и вышитые салфетки, и сухое белое вино под запеченного судака. Это блюдо Назар освоил ещё при жизни с Лилей.
   - Я жду тебя, Лиль, - закричал он в трубку. - А если позволишь, даже ужином накормлю.
   - Это что же, в благодарность за совет, который я ещё не успела тебе дать? А вдруг он тебе не понравится, - улыбнулась Лиля в трубку телефона. И Назар это почувствовал, хоть и не мог видеть.
   - Нет, за то, что ты согласилась приехать ко мне, - произнёс Коннери очень серьёзно.
   Через 40 минут Лиля зашла в до боли знакомую квартиру. Внутренне ахнула, увидев накрытый Назаром стол. А когда сели за ужин, спросила:
   - Так что у тебя стряслось? Рассказывай. Вместе будем думать.
   И это трогательное "вместе" окончательно растопило его и без того горячее, отбивающее чечётку под рёбрами сердце. Назар опустил горящие глаза и смущённо торопливо заговорил:
   - Лиль, соврал я, ничего у меня не случилось. То есть случилось, но давно, сразу, как ты от меня ушла. Я так захотел тебя увидеть сегодня, так захотел, что думал, волком завою от тоски. Извини ты меня за эту маленькую хитрость. Мочи не было терпеть, понимаешь?
   - 13 -
   Любовь по заказу
   Не уходи, пожалуйста, Лилечка.
   И Лиля не ушла. Они долго говорили о том, о сём, вспоминали эпизоды своей прошлой совместной жизни, и оба были рады и этим воспоминаниям, и разговору, и встрече.
   Задушевную беседу прервал телефонный звонок. Звонил Анатолий. Услышав его недовольный голос в трубке мобильного, Лиля как-то растерялась, съёжилась и виновато пробормотала:
   - Я тут задержалась немного. Скоро буду, - и быстро, не дожидаясь ответных слов, отключилась.
   Назар посмотрел на Лилю серьёзно и сочувственно и вдруг выпалил, сам холодея от своей смелости:
   - Ты ведь не хочешь к нему возвращаться. Оставайся, Лиль, совсем оставайся. Навсегда. Начнём всё с начала, с нуля. Я чем-то не устраивал тебя, я знаю, но ведь это поправимо. Я, Лиль, буду стараться стать таким, каким ты хочешь меня видеть. Ты только подскажи мне, в чём я должен измениться. Ведь всё в наших руках. А жизнь короткая, Лилечка, такая короткая. Я только теперь это начал понимать, когда пожил без тебя. День за днём, день за днём, как вода, сквозь пальцы... утекает жизнь, и ведь не вернуть. Давай попробуем хотя бы то удержать, что в наших силах. У нас получится, вот увидишь, я чувствую это. И ничего не бойся. Я сам ему позвоню и всё объясню. Он же парень не глупый, поймёт.
   - Нет уж, - твёрдо сказала Лиля, - позвоню я сама. - И набрала номер телефона.
   - Толя, я больше не приду, - тихо, но отчётливо сказала, как отрезала она. И, не вступая в объяснения, нажала кнопку пульта.
   Назар всей своей почти двухметровой махиной навис над ней и заключил в свои объятия. Эта их ночь была по-настоящему страстной и нежной, бурной и трогательной, удивительно счастливой, наполненной новыми чувствами и новым содержанием.
   Назар и Лиля возвращались друг к другу на новом, ещё неизведанном витке отношений.
   - Я люблю тебя, Назар, - прошептала Лиля, засыпая на плече бывшего мужа.
   - Это я люблю тебя, - серьёзно ответил Назар.
   Наутро Коннери съездил в общежитие за вещами Лили. Уязвлённый аспирант, вероятно, как все гении, не унизился до выяснения отношений, лишь молча протянул Назару чемодан с Лилиными вещами, видимо, собранный им заблаговременно.
   - Всё в порядке, - доложил Назар жене по приезде домой, ставя чемодан на пол.
   - Без скандала? - коротко спросила Лиля.
   - Без.
   - Я так и думала.
   ГЛАВА 6. СТРАДАЛЬЦЫ ОТ ПРИРОДЫ
   Платон Верейский, сидя за рабочим столом, пристально всматривался в лицо Назара. Коннери пришёл к нему, как и было условлено ранее, во второй четверг месяца. Учёный хотел знать всё о развитии отношений своих пациентов. Первые месяцы после воссоединения с женой Назар полыхал чувствами восторга и счастья.
   - Платон, ты настоящий гений, - говорил он учёному, радостно хлопая его по плечу. Они уже давно перешли на дружеское "ты". - Это же надо умудриться придумать такую штуку, которая притягивает людей друг к другу как магнитом.
   - Это ваши ауры притягивают вас друг к другу, - поправлял Назара Верейский. - Правда, не без моего посильного вмешательства.
   - Нет, ты волшебник, - в пылу благодарности продолжал восторгаться счастливый влюблённый. - Я ведь точно знаю, что она тогда меня разлюбила. Это ощущение покинутости любимой женщиной не спутаешь ни с каким другим. Слушай, я правда не понимаю, как тебе удалось влюбить в меня Лилю обратно.
   - Не льсти ни себе, ни мне, - смеялся Платон. - А волшебства здесь нет и в помине. Есть добротная научная идея и точные выверенные расчеты.
   - 14 -
   Любовь по заказу
   - Я так благодарен тебе, дружище! - ликовал Назар. - Это ж только такая золотая голова, как у тебя, может родить такую идею. Ты способен возвращать утраченную любовь! Ты можешь делать людей счастливыми! Какое счастье, что я пошёл тогда на встречу выпускников, встретил там Нату, разговорился с ней и по её совету явился к тебе. Мне иногда бывает страшно, когда я думаю, что было бы, если б хоть одно из этих звеньев оказалось нарушенным. Ну, например, если б я решил не ходить на вечер встреч. Или бы Ната по каким-то причинам не пришла. Или бы я не решился к ней подойти, не стал бы откровенничать, ну и т.д., ты меня понимаешь. Ходил бы я тогда по сей день как подранок с окровавленной душой. И не умирал бы, и не жил. Представить страшно.
   - Чему быть, того не миновать, - философски изрёк Платон, довольный и результатами своей работы, и похвалой "пациента".
   Но сегодня, вглядываясь в осунувшееся лицо Назара, Верейский вдруг почувствовал шевеление тревоги у себя внутри, где-то за диафрагмой. Он знал это ощущение надвигающейся беды или, по крайней мере, неприятности.
   - Ты что-то неважно выглядишь, Назар, - вместо приветствия произнёс Платон. - Вы поссорились с Лилей?
   - Да нет, не ссорились мы, - опустив глаза, ответил Коннери.
   - Ты почувствовал охлаждение с её стороны?
   - Нет. Лиля меня любит как никогда раньше.
   - Может быть, ты охладел к ней? - допытывался учёный. - Так это дело поправимое. Я могу подогнать по нужному образцу и твою ауру.
   - Не надо больше ничего подгонять. Я тоже не охладел, - с нервозностью произнёс Коннери. - Я люблю Лилю так... в общем как перед смертью, сильнее не бывает.
   - Типун тебе на язык, - Платон сплюнул через плечо. - Живи долго и счастливо со своей Лилей, раз оба любите друг друга. Чего же тебе ещё-то не хватает?
   - Не знаю, - глубоко, как-то обморочно вздохнул Назар. - Ты понимаешь какая штука, мне всё время кажется, что Лилька любит меня ... ну как бы вместо своего аспиранта. Я разговариваю с ней, целую, занимаюсь любовью, а ощущение такое, будто я занял не своё место. Оно случайно опустело, а я тут как тут - взял и занял. Чувство такое пакостное, будто я ворую чужую любовь. Получается любовь вместо, любовь вопреки, любовь, не мне предназначенная, не моя.
   - Ты занимаешься самоедством, Назар, - изрёк Верейский. Всё это пустое, мой друг. Разве ты не чувствуешь, как откликается её душа, её тело на порывы твоего тела и твоей души? Ведь именно твоё, а не чьё-нибудь чужое тело, именно твоя душа побуждают её любить тебя. Это ли не счастье?
   - Счастье, - согласился Назар. - Но это счастье омрачено моими мыслями.
   - Разреши полюбопытствовать, какими такими мыслями?
   - Да такими, - выпалил Коннери, - не будь у Лили этой, как ты говоришь, подогнанной ауры, любила бы она сейчас своего аспиранта. Получилось, что мы украли у Лили её любовь, лишили её права выбора. Мы обманули её, понимаешь? И знаешь, мне кажется, узнай Лиля об этом нашем с тобой... заговоре, она бы снова разлюбила меня.
   - Совсем не факт, - уверенно сказал Платон. Может, наоборот, ещё сильнее полюбила бы. Хотя бы за то, что ради любви к ней ты решился пойти на такие решительные действия. В конце концов, всё оказалось к лучшему, всё сделано во имя твоего и её блага. Она ведь тоже любит и любима, а значит, счастлива.
   - Откуда тебе знать, где для неё большее благо? Может, как раз для неё было бы большим благом остаться с аспирантом, - мрачно выдохнул Назар.
   - Твои интеллигентские слюни, право слово, выглядят комично и непрезентабельно. Ты любишь её, она любит тебя. Да такая семейная пара просто восьмое чудо света в наше время. Мой тебе совет - не копайся ты в себе, Назар, в своих мыслях и ощущениях.
   - 15 -
   Любовь по заказу
   Это опасно для психики. Просто люби и позволяй любить себя. Люби и будь любимым. Разве этого мало? Да тебе обзавидуется добрая половина человечества, если не больше. И вот что я тебе ещё скажу. То, что Лиля снова полюбила тебя, - твоя заслуга. Это ты, Назар, не побоялся откровенного разговора с бывшей одноклассницей, это ты, наступив на горло собственной гордости и презрев всякие условности, пришёл ко мне, это ты действовал наперекор всему и всем во имя своей любви. Я был только орудием в твоих руках, умным скальпелем. Воля и целеустремлённость были твоими. И твоя Лиля не могла не почувствовать интуитивну эту твою силу, мощный напор в достижении поставленной цели. Поверь мне, женщины любят в нас, мужчинах, именно силу, сметающую на своём пути все преграды ради того, чтобы заслужить любовь единственной и желанной. Ты поступил по-мужски, Назар. И за это вознаграждён любовью любимой женщины.
   Верейский говорил с таким пылом, с таким азартом, с такой убеждённость в правоте своих слов! И Назар подумал, что, вероятно, учёный прав. Он, Назар, создаёт проблему на пустом месте, занимается самокопанием вместо того, чтобы полной грудью вдыхать в себя счастье любви.
   - Пожалуй, ты прав, - сказал он Верейскому. - Нервишки что-то расшатались в последнее время. В целом у нас с Лилькой, действительно, всё хорошо. Она меня любит, я это чувствую.
   - Ну, вот и отлично! - обрадовался Платон, с подозрением вглядываясь в лицо Назара. - Я бы рекомендовал тебе куда-нибудь поехать, отдохнуть, сменить обстановку. Подбери себе какой-нибудь санаторий, да и махни туда на пару-тройку недель.
   - Без Лили не поеду, - твёрдо заявил Назар. - А она ехать не согласится. У неё на предприятии новая программа управления производством разрабатывается, она - руководитель.
   - Ну, тогда успокоительные попей, возьми рецепт, - Платон нацарапал что-то на листке бумаги и протянул Коннери.
   Домой Назар вернулся даже в хорошем расположении духа. Разговор с Верейским пошёл ему на пользу, как-то смикшировал острые углы его мыслей и эмоций.
   Но ночью после очередной близости с Лилей, во время которой они оба парили в заоблачных высотах новых чувств и ощущений, уже обмякнув после страстной неукротимости тел, Назар, глядя на спящую Лилю, не мог отделаться от чувства, что это не она была сейчас с ним так раскованно нежна и неукротима. У него было ощущение, что той, прежней Лили нет, она есть, но другая, отремонтированная и сделанная по другому лекалу. И если бы не этот "ремонт", она никогда не была бы с ним столь страстной, как сегодня, её страсть предназначалась другому, просто после "ремонта" в ней что-то заклинило, произошёл сбой программы.
   Ощущение, что с ним живёт не его Лиля, что та, настоящая, просто затаилась в этой, новой, до поры до времени, не покидало Назара и днём.
   Когда жена деловито складывала в его кейс пакеты с бутербродами для перекуса на работе, когда чмокала его в щёку перед уходом, когда поправляла ему шарф на дорогу, когда спрашивала, чего бы он хотел на ужин, Назар за нарочито бодрой довольной улыбкой скрывал затаённый страх. "Это не моя Лиля,- билось у него в мозгу, - не моя. Эта женщина живёт со мной не своей, чужой жизнью, и это я отнял у неё свою, не оставив ей права на выбор. Ах, если бы она пришла ко мне просто так, сама по себе, без вмешательства в её аура Платона! Просто сама бы однажды осознала, что любит меня, а не своего аспиранта, и пришла. Господи, какое бы это было счастье!"
   Мысли были болезненные, тревожные, смутно опасные и противоречивые. И Назар не знал, что с ними делать.
   Однажды совершенно случайно на улице он встретил Нату Ведерникову.
   - 16 -
   Любовь по заказу
   - Я слышала, у тебя в семье всё в порядке, - после короткого приветствия сказала Ната.
   - Да, всё в порядке, - вяло, как-то вымученно улыбнулся Назар. - А ты как, Ната? Счастлива?
   - Да, вполне, - спокойно ответила Ведерникова. - А вот ты что-то неважно выглядишь. Что случилось, Назар?
   В глазах Натальи было столько искреннего участия, что Коннери, как в первый раз, на встрече выпускников, рассказал ей всё о своих переживаниях, муках совести, о своём ощущении нереальности Лилиной любви, которое он испытывает последнее время. Ната молча выслушала Назара, чуть набок склонив голову и сочувственно поддакивая его словам.
   - Понятно, - наконец, подытожила она. - Проходили мы всё это, Назар. Ты вот рассказывал, а я вспоминала, как всё это у меня было.
   - И как? - живо заинтересовался Назар.
   - Да так же, как и у тебя.
   - А как же ты тогда с такими мыслями умудрилась быть счастливой? У меня не получается.
   Ната поднялась на цыпочки, дотянулась до Назара и зашептала ему в ушко:
   - Я сумела это в себе преодолеть. Хочешь совет? Ведь это мы с тобой страдаем, Назар, а не они. Мы были пострадавшими изначально, когда они от нас ушли. Потом страдали, не зная, как их вернуть. Страдаем и сейчас, когда они вернулись. Я подумала-подумала и решила: раз мой ялинде не страдает, если он чувствует себя счастливым и довольным, то почему я-то опять должна страдать. Это, в конце концов, просто не справедливо. И всё, и перестала страдать. Моё теперешнее нестрадание расцениваю как компенсацию за его нестрадание, когда он жил с другой, и моё страдание в тот же период. Я ясно излагаю?
   И теперь даже думать на тему возможных страданий себе не позволяю. И ведь в целом-то у нас всё хорошо. Да мне подруги все обзавидовались. Какой у тебя муж! Как любит! Чего страдать-то? Что я, мазохистка что ли? Нет, душевным стриптизом больше не занимаюсь. Хватит, пора пожить спокойно.
   Ты пойми, Назар, мы с тобой из породы страдальцев, клеймо на нас такое. Надо с корнем его выкорчёвывать, понимаешь!. Это, как зуб больной, вместо тебя и за тебя его не вылечат и не удалят, перепоручить это дело некому. Только сам. Так что кончай страдать, а то зависнешь в этом страдании, как компьютер, а перезагрузиться не сможешь. Понял?
   Назар понял. И принял к сведению. Но принять к сведению не значит принять душой.
   Вечером, глядя на хлопочущую возле плиты Лилю, Назар поймал себя на мысли, что жена неуловимо меняется внешне. Может, с изменением ауры должна меняться и её внешность, и вообще всё - лицо, характер, темперамент, то есть всё то, что и составляет человеческую индивидуальность. Эта мысль напугала его. Да её ли, Лилю, он теперь любит?
   ГЛАВА 7. ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ
   Лиля заметила настороженный взгляд мужа. Но растолковала его по-своему:
   - Ты что так смотришь, Назар? Я изменилась, да?
   - Ну что ты? Ты ничуть не изменилась, - бодро соврал Назар.
   - Не ври, - обиженно пролепетала Лиля. И Назар с удивлением заметил слёзы у неё в глазах. - Я вижу, что становлюсь некрасивой. Сначала мне казалось, что это вроде обмана зрения, потом я испугалась, что начинаю стареть. А оказалось...
   - Что оказалось? - обречённо спросил Назар.
   - Я не хотела тебе говорить ... пока.... В общем, я беременна, - выпалила жена. - А беременные все дурнеют, мне мама рассказывала. Назар, ты меня, наверное, разлюбишь теперь, - совсем по-детски, чуть не плача, - пролепетала Лиля. - Я ведь замечаю, что ты последнее время всё смотришь на меня, будто разглядываешь.
   - 17 -
   Любовь по заказу
   Назар вздохнул с облегчением. "А ларчик просто открывался, подумал он. Все перемены в её внешности результат беременности, а вовсе не эксперимента Верейского. Я навоображал себе, Бог весть что. Вот дурак!"
   И тут до него вдруг дошло: Лиля беременна, он скоро станет отцом. Бог мой, это же счастье! Как говорится, не было ни гроша, и вдруг алтын. Ещё совсем недавно жизнь казалась ему, уж если не доконца конченной. То, по крайней мере, никчёмной и беспросветно одинокой. И вдруг - раз! - у него есть Лиля, у него есть ребёнок. Да-да, уже есть, этот комочек жизни, который зреет в утробе его женщины, в котором сосредоточены кровь, нервы, энергия, плоть их обоих - Назар и Лили. Бог что ли этот Верейский, что может раздавать направо - налево не только любовь, но и жизнь. Как это возможно, чтобы от обычного земного человека, пусть даже и гениального, зависели такие непреходящие ценности, как Любовь и Жизнь?!
   - Ты что молчишь, Назар? - услышал он, словно издалека, голос жены. - Ты рад или не рад?
   - Я рад, я очень рад, - поспешил успокоить супругу Коннери. - Я поэтому и молчу. Это, Лиль, от радости, что всё случилось так и не иначе.
   Назар немного кривил душой. К искреннему чувству радости примешивалась и какая-то странная неудовлетворённость происходящим. Он понимал, в чём корень зла. Ощутить себя в полной мере счастливым он мог лишь в том случае, если б знал, что Лиля вернулась к нему сама, по своему желанию, а не под воздействием научно обоснованных манипуляций Верейского. Его не покидало ощущение , что всё с ним происходящее - нечто не настоящее, не им сотворённое. Не он сотворил Лилину любовь, А Платон. Не он вернул Лилю, её вернул ему Платон. Значит, не он, Назар, хозяин своей судьбы, своей семьи. "О, Боже, так ведь можно сойти с ума, - пронеслось у него в голове. - Ведь эдак невозможно жить!".
   Успокоив Лилю поцелуем и словами благодарности за будущего сына (почему-то он был уверен, что это сын), Назар под предлогом съездить на рынок за "витаминами" для маленького выскользнул из дома. Он бесцельно шагал по улицам и думал. Думал о том, почему же он всё-таки несчастлив, несмотря на видимое благополучие и взаимную любовь. Как там сказала Ната, "Мы - страдальцы от природы"? Но ведь Ната сумела уговорить себя, убедить в том, что всё правильно и справедливо. Она вычеркнула из своей головы и из жизни свою природную "страдальность". А вот ему это никак не удаётся. Он страдал до возвращения Лили, страдает и после её возвращения. Что же нужно предпринять, чтобы разомкнуть этот порочный замкнутый круг собственных переживаний и мучений?
   И Назар вдруг понял, что нужно делать. Он резко развернулся и быстрым шагом пошёл в другую сторону.
   В окнах лаборатории горел свет. Назар взбежал по ступенькам на второй этаж и рванул на себя дверь. Слава Богу, Платон Верейский был на месте.
   - Платон, - вместо приветствия с порога закричал Коннери, - я хочу, чтобы ты обратно раскорректировал ауру Лили.. Я не могу с этим жить, не могу, понимаешь? Лиля беременна, у нас будет сын. А я, как дурак, маюсь. Я ведь понимаю, Платон, что и Лиля, и будущий ребёнок - это не моя заслуга. Я будто украл её любовь. Верни всё обратно. И будь что будет. Уйдёт, значит, уйдёт. А уж если останется, то я буду самым счастливым человеком, потому что буду точно знать, что она со мной не из-за твоего метода подгонки аур, просто со мной, без твоего участия. Я приведу её под предлогом сдачи анализов, ну а там ... Короче, ты сам знаешь, как всё вернуть на место.
   - Прежде всего, успокойся, Назар, - тревожно глядя на нежданного посетителя, сказал Верейский. По-моему ты нуждаешься в медицинской помощи больше, чем Лиля. Да забудь ты про её откорректированную ауру и живи спокойно, наслаждайся счастьем.
   - 18 -
   Любовь по заказу
   - Да к чёрту такое счастье! - гневно сверкнул глазами Коннери. - Ты не понимаешь, я больше так не могу. Я пробовал не страдать, я пробовал быть счастливым. У меня не получается. Как ты думаешь, пришёл бы я к тебе сейчас, почти ночью, если бы в душе у меня царили мир и покой? Правильно рассуждаешь, не пришёл бы. Нет у меня больше сил терпеть эту муку. За толику счастья с любимой я каждый день плачу несоизмеримо высокой ценой своих страданий. Да я скоро руки на себя наложу! А ты говоришь "наслаждайся счастьем". Рад бы, да грехи в рай не пускают.
   Платон был ошарашен мощным натиском Назара. Он не знал, что сказать, как объяснить ему невозможность выполнения его просьбы.
   - Хорошо, будь по-твоему, - с нажимом сказал Платон. - Скажи, какой у твоей жены срок беременности.
   - Она сказала, месяц. А что? - удивился Назар вопросу.
   - Да, так, ничего. Значит, твой ребёнок.
   - Конечно, мой.
   - Назар, а ты не боишься, что последствия обратной флюидотерапии могут оказаться не в твою пользу. И тогда ребёнок останется без отца.
   - Боюсь, - твёрдо сказал Назар. - Но ещё больше я боюсь попасть в психушку или жить с чувством вины перед Лилей. А от сына я никогда ни при каких обстоятельствах не откажусь. И хватит меня агитировать, Платон. Чтобы меня понять, надо оказаться в моей шкуре. Ты в ней не был. Тебе не понять.
   - Ну ладно, ладно, не кипятись, - невнятно промычал Верейский. - Похоже, я исчерпал все свои аргументы. И поэтому вынужден сказать тебе правду. Не было никакой корректировки ауры.
   Глаза Назара чуть не выкатились из орбит. Он был ошарашен, растерян, подавлен. Ошеломлён!
   - Что?! - растерянно спросил Коннери.
   - То, что слышал. Я не корректировал энергетику твоей жены, не подстраивал её под твою, не вмешивался в её биополе. Я всё это выдумал.
   - Но зачем, Платон?
   - Я провёл такой психологический эксперимент.
   - Да как ты посмел? Как можно играть чувствами людей. Это.... Это подло, жестоко, безнравственно.
   - Разве? - ухмыльнулся Платон. - Я убедил тебя, что Лиля вернётся к тебе в результате биофлютерапии, я подвиг тебя тем самым на решительные действия, на встречу с бывшей женой, на разговор с ней. Не моя вина, что ты не верил и не веришь в свои силы. Зато я вывел интереснейшие психологические закономерности поведения человека твоего психотипа в предлагаемых обстоятельствах. Я заранее предполагал, что ты "взорвёшься", но выжал из твоей ситуации всю интересующую меня информацию. Я сказал тебе правду только сейчас, после того, как исчерпал все возможные аргументы. Ты оказался весьма, просто весьма интересным экземпляром. Я собрал на тебе уникальный материал для своей научной деятельности, - Платон хищно потёр руки, выказывая довольство и удовлетворение от проделанной работы. - Вот что значит сила внушения! Ты так уверовал в мою идею корректирования энергетики, что даже сломал некоторые стереотипы мышления и кардинально изменил своё психосоматическое состояние. Зато, окунувшись в омут переживаний и страданий, ты теперь вынырнешь из него здоровым и счастливым, когда осознаешь, наконец, что твоя Лиля пришла к тебе сама, без всякого вмешательства в её психоэнергетику с моей стороны, не под воздействием новой ауры, а просто так, по любви. Разве не стоят твои страдания этого осознания Лилиной любви? И что же ты видишь в этом подлого и безнравственного. Ты получил то, что хотел - свою женщину и
   знание о том, что её любовь настоящая, а не по заказу, как ты думал до сих пор.
   - 19 -
   Любовь по заказу
   Право, стоило немного пострадать ради этого знания.
   Назар, обескураженный, растерянный, удручённый и... счастливый, во все глаза смотрел на Платона, ловя каждое произнесённое им слово. Да, пожалуй, такого полного счастья он не испытывал никогда. Злость на Платона улетучилась, снова уступив место обожанию и благоговению.
   - Платон, у тебя в холодильнике есть какие-нибудь витамины? - вдруг спохватился Назар.
   - Какие ещё витамины? Ты всё же рехнулся, Назар.
   - Ну, там... яблоки, груши и всё такое.
   - А-а-а, ты об этом.... Есть. И даже ветка винограда и персики.
   - Давай сюда, завтра верну, - радостно завопил Назар.
   - Да ладно, привет будущей мамаше, - махнул рукой Верейский и устало стёр со лба бисеринки пота.
   ГЛАВА 8. НЕВИДИМОЕ ПРАВИТ МИРОМ
   Только спустя полтора года Верейскому довелось вновь увидеть чету Коннери. Это произошло случайно, на улице. Честное семейство в полном составе, с ребёнком в коляске, прогуливалось по аллее парка. Только слепой мог не понять, что эти трое счастливы и довольны жизнью. Супруги были так самозабвенно увлечены друг другом, что не заметили в тени деревьев фигуру Платона, наблюдавшего за ними издали. Глядя вслед удаляющемуся вглубь аллеи семейству, Верейский подумал: "И всё же я был прав, когда солгал этому чистоплюю Коннери. Вон какие счастливые оба. Ложь во имя спасения? Извечный вопрос. Хорошо это или плохо? Да вот же ответ - два счастливых человека, родивших новую жизнь".
   Он вспомнил тот вечер, когда Назар вломился к нему в лабораторию с требованием вернуть энергетику Лили в исходное состояние. Верейский тогда сильно растерялся. Он не ожидал такого психологического эффекта. Собственно, эксперименту подвергалась Лиля. Назар был лишь заинтересованным в исходе дела наблюдателем. Результат превзошёл тогда все ожидания. Платон своим методом флютидовоздействия на ауру Лили вернул мужу неверную жену в рекордно короткий срок. И всё было хорошо, всё шло как по маслу, пока Назар не начал комплексовать и заниматься изнуряющим психику самоедством.
   Верейскому было искренне жаль Коннери, не сумевшему, как в своё время как Наталья Ведерникова, перешагнуть через комплексы вины и неполноценности. Платон мог бы тогда пойти Назару навстречу и раскорректировать энергетику Лили. Но при одном условии - если бы она не была беременна. Подвергать флютерапии женщину с плодом во чреве означало подвергать серьёзной опасности жизнь и судьбу ещё не родившегося дитя. Ведь материнская энергетика является питательной средой для формирования психики ребёнка. По существу у Верейского не было выбора, ибо Назар находился в психически нездоровом состоянии и мог наломать много дров. Он был неадекватен.
   Когда Верейский понял это, ему в голову пришла счастливая мысль - убедить Назара в том, что никакого эксперимента над Лилей он не ставил. Да, Платон солгал. Но что ему оставалось делать.
   "Какое счастье, что Назар поверил всей этой галиматье", - подумал Платон. Ловко сфабрикованный обман осчастливил мужчину, тогда как правда могла его убить, разрушить семью, оставить ребёнка без отца.
   Странная это вещь - психическая энергия человека. Ни цвета, ни запаха, глазом не увидеть, рукой не пощупать. А какое огромное влияние оказывает на его жизнь и судьбу. Стоит чуть усилить движение частиц, или ослабить силу других, слегка изменить вектор заданности, как тут же меняется весь человек - его психика, эмоции, чувства, духовная эволюция.
   - 20 -
   Любовь по заказу
   Невидимое нечто правит Миром. Поступками и судьбами людей. И что такое правда или ложь в сравнении со счастливой судьбой трёх человек?
   Платон Верейский был доволен результатами своей работы. Но было одно "но", которое слегка мешало его удовлетворённому самолюбию. Да, Лиля вернулась к Назару. Вернулась, на 99,9 % процента благодаря методу Верейского. Но почему нельзя предположить, что она вернулась бы к нему и без вмешательства Платона, по своей воле. Где гарантия того, что именно коррекция человеческой энергии заставила женщину поступить так и не иначе? Такой гарантии Верейский, положа руку на сердце, дать бы не мог. В его практике экспериментатора было пока всего три подобных случая: знакомая Ведерниковой, сама Ната Ведерникова и Назар Коннери - его единственные клиенты. Нет, тенденция, конечно, прослеживается, все три случая дали положительный искомый результат. Но экспериментального материала явно маловато, чтобы однозначно без колебаний ответить на вопрос: что победило во всех трёх случаях - наука или человеческий фактор.
   "Надо продолжать опыты, - рассуждал учёный. - Надо накапливать экспериментальный материал. Необходимо охватить моим методом как можно большее число пар. Только тогда статистические данные заговорят языком чистой науки и логики".
   Платон не знал тогда, что через 6 лет супруги Коннери разведутся, на сей раз уже окончательно. Что Лиля вновь уйдёт к своему аспиранту, успевшему стать к этому времени доктором физико-математических наук, светилом в области квантовой физики. А Коннери от горя сопьётся, а много позже умрёт, как большинство алкоголиков, от алкогольного отравления. Вот так повернёт его жизнь второй уход Лили из дома.
   Не знал Платон и о дальнейшей судьбе Наты Ведерниковой. А судьба её оказалась ох, какой нелёгкой. Она не развелась с мужем. Семейная пара продолжала " скрипеть" вместе ради детей. Но Линде со своими мопассановскими наклонностями, притихнув на какое-то время в семейной обители, вдруг неожиданно для Наты пустился во все тяжкие, стал вести откровенно разгульный образ жизни, почти открыто менять любовниц, не ночевать дома. А Ната ради детей делала вид, что ничего не происходит, терпела выходки супруга, день ото дня теряя былую привлекательность и радостное мироощущение. Она быстро подурнела, постарела, стала раздражительной, перестала следить за собой и в один прекрасный день, возвращаясь домой с сумками, набитыми продуктами, попала под машину. Живой до больницы её не довезли. Артур Линде плакал на её похоронах, а знакомые судачили за его спиной: "Она и жить-то уже не хотела", "А мне кажется, что она могла и сама под машину сигануть, от беспросветности своей жизни", " Да ладно вам, она же с сумками шла из магазина. Кто же ходит в магазин перед тем, как сигануть под машину?", " Могла, могла, под влиянием минутки, знаете, как это бывает..."
   Так ли всё это было на самом деле или иначе, кто ж теперь может знать...
  
   * * *
   ... Однажды вечером дверь в лабораторию распахнулась, и Верейский увидел перед собой странного мужчину. Он не сразу понял, что перед ним Назар. В поношенном, лоснящемся на рукавах и коленях костюме, небритый, взъерошенный, Коннери сам походил на старый, видавший виды костюм. Потрясая худой рукой, сжатой в кулак, Назар выкрикнул в ярости:
   - Это ты разрушил мою семью, Верейский! Ты! Ты - не учёный, ты лжеучёный, ты подлец от науки. Гореть тебе в аду!
   От Коннери за версту разило спиртным. Его глаза горели недобрым огнём отчаявшегося человека, которому нечего было терять.
   - Что ты несёшь, Назар?! - в ужасе вскричал Платон. - Ты в своём уме? Ты просто пьян. Мне не о чем с тобой говрить. Протрезвеешь - придёшь.
   - 21 -
   Любовь по заказу
   - Я тебе и трезвый скажу то же самое. Лиля ушла к своему аспиранту. Ната погибла под колёсами машины, не выдержала, бедняжка, кобелиной сущности твоего откорректированного Линде. Вот результаты твоей научной методы. Ты - монстр, Платон. Как я раньше-то этого не понял.
   - Я не могу быть в ответе за дальнейшую судьбу каждого своего клиента. Я обещал вернуть тебе Лилю и я вернул её. Я не подвязался быть нянькой в вашем честном семействе всю оставшуюся жизнь.
   - Вот я и поймал тебя на слове, Верейский, - Назар вдруг резко протрезвел. - Значит, всё-таки ты вернул мне Лилю, а не сама она вернулась. Я догадывался, я давно догадывался, что ты соврал мне в нашу последнюю встречу. Не было никакого психологического эксперимента надо мной. Ты изуродовал, искромсал Лилину энергетику на свой лад. Лилька стала, как зажатая в кольцо пружина. Она держалась, держалась в таком противоестественном для себя положении, а потом взяла и "выстрелила", выпрямилась, И всё вернулось на круги своя. И с Наткиным мужем то же самое произошло. Ты, учёный хренов, разве ты не мог своей умной голвой заранее высчитать, предусмотреть такой вариант?!
   - Но я хотел как лучше, - в смятении лепетал Платон.
   - Благими намерениями дорога в ад вымощена, Верейский, - жёстко ответил Назар. Он наступал на Платона шаг за шагом, приближался, протягивая к нему свои худые жилистые руки. И когда уже, было, сомкнул их на шее несчастного, услышал слабый хрип:
   - Я только хотел помочь... Я желал людям добра. Мне надо всё пересмотреть и... надо предупредить остальных...
   - Так в твои сети попались не только мы с Натой? - ослабляя хватку рук на шее Верейского, в ужасе воскликнул Назар.
   - Дай мне завершить дело всей моей жизни, - вместо ответа умолял Платон. - Если я ошибся, я признаю это. И тогда... тогда можешь делать со мной, что хочешь. Бить, стрелять, убивать. Но я должен докопаться до истины. Моя метода мне казалась безупречной. Я видел своими глазами, как ранее несчастные люди становились счастливыми, как воссоединялись разрушенные семьи, как рождались дети в счастливом браке. В моих опытах не было ни одного сбоя. Люди благодарили меня. Не бери грех на душу, Назар. Вдруг ты казнишь сейчас невиновного. Разве мало людей сходится и расходится без моего участия? Почему ты считаешь, что в людских бедах, в неумении жить друг с другом виноват я один?
   - Потому что я, как и многие другие, уверовал в то, что твоя биофлютерапия гарантирует мне...
   - Вечную любовь? - подхватил Верейский. Да ведь этого, вероятно, не сможет гарантировать даже сам Господь Бог.
   - Ты, а не Господь Бог, кромсал ауры людей, препарировал их души, - жёстко отвечал Назар.
   - Я прошу тебя об одном - дай мне время понять, в чём я допустил ошибку, если таковая всё же была. Мне надо знать истину.
   - Чёрт с тобой! - сплюнул Назар и, резко развернувшись, вышел из лаборатории.
  
   * * *
   Лишь спустя 4 года Верейскому удалось выявить побочный эффект своего эксперимента. Изучая психическую энергию людей подвергшихся его методе воздействия, он обнаружил одну важную закономерность. Оказалось, что флючастицы энергетической субстанции людей, приобретшие в процессе эксперимента огромную массу сконцентрированности, через 2-3 года (это зависело от индивидуальных особенностей энергетики испытуемого) начинали быстрый процесс расширения.
   - 22 -
   Любовь по заказу
   Сравнение с зажатой спрессованной пружиной, сделанное некогда Назаром Коннери, оказалось почти точным. Зажатые, насильственно сконцентрированные частицы "терпели" противоестественность такого положения не более трёх лет, а потом, влекомые силой противодействия, начинали с удвоенной скоростью разлетаться в разные стороны, неудержимо стремясь обрести статус-кво, данный им изначально от природы.
   Как и следовало ожидать, в борьбе с Создателем, учёный Платон Верейский, хороший учёный, талантливый учёный, но всё же не Господь Бог, потерпел поражение. Его попытки вернуть флючастицам прежнюю достигнутую сконцентрированность заканчивались полным крахом. Частицы "бунтовали" и распадались ещё быстрее, чем раньше. В результате ускорялся процесс отторжения психической энергии супругов друг от друга, что приводило к скорому и болезненному разрыву.
   Платон Верейский, потерпев фиаско в споре с Природой, отказался от своей методы и предупредил недавних испытуемых о неминуемых последствиях. Однако, к его удивлению, ни один из клиентов не принял его предложение вернуть аура своего возлюбленного (возлюбленной) в исходное состояние. Просители, потерявшие голову от потери любимых, не хотели расставаться с призрачной мечтой о счастье и любви. Таков человек - подай ему всё, сразу и сейчас, а будущее.... До него ещё дожить надо. Главное - скорее вернуть себе утраченное, а там... будь что будет.
   Трагизм положения Платона заключался ещё и в том, что сравнительно недавно он подверг флютерапии свою любимую женщину, когда почувствовал, что она готова уйти от него к счастливому сопернику. Отлично понимая неизбежность побочного эффекта и нового более болезненного разрыва, Платон, тем не менее, не смог заставить себя отказаться от Алины. Гениальный учёный был в любви банален, как любой смертный грешный. "Пусть два года, да мои, - думал Верейский. - А там... кто знает,... может он сумеет заслужить любовь этой женщины, сам заслужить, может, он ещё научится быть таким, какого она способна любить. Может, получится...
   Не получилось. Не сумел. Не заслужил. Разрыв был невыносимо мучителен. Тем паче, что Верейский всё же предвидел его как учёный.
   Крах надежд на личное счастье, крах своей научной идеи навалились на Платона с такой невероятной, непреодолимой мощью, что просто раздавили его.
  
   Эпилог
   ... За пластиковым столиком уличного кафе под открытым небом, где обычно собирается жаждущий выпить люд, сидели двое. Неряшливая одежда, небритые щёки и неуместно громкие голоса выдавали в них завсегдатаев этого заведения.
   - Я слышал, у твоей Алины внук родился, - говорил один.
   - Я это тоже слышал, - вторил другой.
   - Давай за твоего внука! Пусть, Платоша, он здоровеньким растёт.
   - Да он не мой, а Алинкин и Васькин. Впрчем, какая раз-з-зница, давай за младенца и пусть ему в любви повезёт больше, чем нам с тобой.
   - Хороший тост!
   Звяканье стаканов, хлюпанье "целебного" напитка, хруст надкусанного огурца.
   - А что твоя Лиля?
   - Да, ничего нового. В очередной раз замуж вышла.
   - Чё, аспиранта бросила? Следующ-щую-у жертву нашла?
   - Не-е, просто не вез-зёт Лильке. Зап-путлась баба.
   - С тобой бы жила, не запуталась бы, чай поди...
   - Ладно, что уж тепер-рь. Дай Бог им счастья.
   - Хороший тост, Назарушка! Ты всё же человеч-чище!
   - Слушай, учёный, ты бы поднапрягся и выдал тор-рию, кому надо сходиться, кому нет.
   - 23 -
   Любовь по заказу
   - То есть, кому жениться про-ти-во-по-ка-зано, - с трудом выговорил товарищ по несчастью.
   - Так а я о чём? - многозначительно поддакнул другой.
   - А что, мысль!
   - Слушай, а хорошо всё-таки, что я тебя тогда не убил, а, Платошка? Давай за это выпьем, друг.
   - Хороший тост!
   "Кафе закрывается, - загундосил голос официантки. - Освобождайте столики, дедули".
   - Вот так всегда, прервут на самом важном месте.
   - Точно, Назар. Только мысль зар-ро-дилась, и на-те вам, отчаливайте, дедули.
   - Давай за твою мысль, Платон!
   - Хаар-роший тост!
  
   Ольга Нуякшева (январь 2011 г.)
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"