Нуякшева Ольга Евгеньевна: другие произведения.

Правило исключения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   ПРАВИЛО ИСКЛЮЧЕНИЯ
   ГЛАВА 1. ОБСЕРВАТОРИЯ
   Карина Брандо была астрономом и по призванию, и по профессии. Астрономами были её отец, дед, прадед. Такая вот династия. Ей повезло с самого начала. Как раз на её детство пришлась перестройка образовательной системы Земли. Начиная с 6-ого курса, то есть с одиннадцатилетнего возраста, детей распределяли по спецобрам (специальным образовательным учреждениям) в соответствии с их наклонностями и способности к тем или другим наукам. К 24 веку образовательная система была поставлена на рельсы геномосиндромной профдоминанты. С учётом новых научных данных, основанных на анализе генетического материала нескольких эпох, были разработаны тесты, позволяющие определить профессиональную склонность детей чуть ли ни с пелёнок. Учёные подсчитали, какой процент в 20 - 21 веках занимал определённый профессиональный генофонд, не реализованный при жизни. Цифра получилась удручающе страшной - 87,9 % от общей численности населения. Планета теряла таланты, гениев, мастеров своего дела только потому, что человечество не умело распознавать, кто и чем должен заниматься в этой жизни.
   Карина была одной из первых в многочисленной когорте детей, которых с младенчества закрепляли за сферой деятельности, соответствующей её профдоминантному геному.
   Отец и мать рассказывали дочери, как при определении профдоминантных качеств маленькой Карины, возникли споры. Мнения учёных, что называется, разошлись. Одни считали, что Карина - прирождённый астроном, другие прочили ей карьеру психолога, третьи настаивали на ориентации девочки как стилиста-модельера. Родители преподносили эту историю, как неопровержимое доказательство разносторонней одарённости дочери. Того же мнения придерживался и консилиум генетиков-профориентаторов. Но поскольку её профгеном указывал на одинаковую способность девочки к трём, совершенно разным, не смежным профессиям, её родителям дали право выбирать. Точку в споре поставил отец ќ астроном. Карина впоследствии всегда была благодарна ему за этот выбор.
   Теперь, к 30-ти годам, у Карины была собственная астрофонкорреляционная обсерватория. Брандо работала над проектом, реализацию которого ждал весь мир. С помощью спроектированной в стенах её лаборатории конструкции она хотела ни много ни мало наладить прямой контакт с далёкими инопланетными цивилизациями. Сам проект назывался "Око", имелось ввиду, конечно же, всевидящее око, способное заглянуть в глубины Вселенной. А разработанная установка, призванная принимать информацию из космоса, носил имя Отоларинголог, сокращённо ЛОР. Сначала в шутку его окрестили так проектировщики, мол, буде всеми доступными органами - ухом, горлом, носом- вынюхивать, нащупывать разбросанный в космосе по планетам Разум. Название прижилось и как-то исподволь, потихоньку проникло в рабочие записки и деловую документацию, да так и закрепилось.
   Проект шёл успешно. ЛОР быстро "поймал" космическое излучение искусственного происхождения со стороны созвездия Онтарио, более точного адреса установить пока не удалось. Это был большой успех. Дело в том, что Земля уже освоила ближний Космос. В их родной солнечной системе не было разумной жизни, кроме представителей погибшей марсианской цивилизации, обосновавшихся в недрах Луны. Близкие к Земле планеты оказались пусты. Их освоение земляне уже начали, кстати в контакте с лунными марсианами.
   Но человечество стремилось дальше, вглубь, в неизвестный далёкий Космос. Земная мечта встретить братьев по разуму в бесконечной Вселенной стала и личной мечтой Карины, астронома от Бога, как говорили про неё окружающие. Первый лучик надежды на осуществление мечты забрезжил с первым лучиком энергетического квазисветового коридорчика, пойманного Карининым ЛОРом. Но дешифраторы битосветовой информации вынесли свой вердикт, но никакой конкретной информации он не несёт.
   - 2 -
   Правило исключения
  Вывод ясен, там, откуда залетел в сети ЛОРа этот луч, без сомнения, есть разум, но он, увы, не пытается найти контакт с Землёй. ЛОР поймал не целенаправленный, а случайный поток энергии, излучаемый какой-то мощной энергетической установкой неизвестных разумных существ. Вполне рабочая версия. На Земле много мощного оборудования, так же излучающего при работе определённый вид энергии - световой, магнитной, электрической, излучения которого наверняка достигают других планет, в том числе и дальнего Космоса. Искусственное происхождение налицо, информации - ноль.
   Но Карина не отчаивалась. Она работала сейчас над модификацией корреляционных отсеков ЛОРа, над матрицами, контролирующими и фиксирующими изгибы пространственно-временного континуума, попадающими в "поле зрения" ЛОРа. Вкупе с последними разработками астродешифраторов, помещённых в пространственные чипы ЛОРа, анализирующих состав энергий Космоса, её работа должна была дать нужный результат. Она очень на это надеялась. С помощью разработанной космопсихологами, фонолингвистами и благодаря энергодешифраторам, а также лингвокибернетикам космической "азбуки" с применением временной петли в космическом пространстве связь с другими мирами будет уставлена. Причём, связь в реальном времени. Человечество сможет говорить с другими планетами, как когда-то в древности люди говорили по междугородному телефону. Конечно, о передачи галлоизображения с таких расстояний речь пока не идёт, но прямой контакт в режиме реального хроновремени возможен. И это уже не только мечты, это - близкая, очень близкая реальность.
   Карина не спала ночами. В немыслимых дозах принимала лучевой тониэкстракт, искусственно продлевая часы работоспособности. Она вообще каждый день жила, как последний день в своей жизни. Не то что бы она об этом думала, просто так жила. Боялась не успеть, недоделать, недодумать. Карина торопилась. Неведомая непреодолимая сила, называемая азартом учёного, влекла её всё дальше и дальше в глубины Вселенной. Её научная деятельность в обсерватории была её добровольным рабством, упоительным, счастливым рабством, как ни парадоксально это звучит.
   ГЛАВА 2. РАСПЛАТА ЗА ГЕНИАЛЬНОСТЬ
   Если в трудовой, научной обсерваторской жизни Карина Брандо была счастлива и успешна, то в личной... В личной жизни она была никакой, потому что в никакой личной жизни у неё просто не было.
   Увы, гениальность накладывает свой отпечаток на характер, поведение, судьбу человека. Карина была гениальна. Причём её гениальность оказалась востребованной в человеческом сообществе. Это ли не счастье?
   Карина отдавала себе отчёт в том, что её увлечённость астрономией пожирает всю её остальную жизнь. Все подруги Брандо по курсам, спецобру, универсумучебке тоже нашли своё прозвание, но все они при этом нашли ещё и мужей и родили детей, то есть живут полноценной, полнокровной женской жизнью. А Карина...Карина всё смотрит на звёзды.
   Понимала Карина и то, что её неудавшаяся личная жизнь, точнее её отсутствие, - плата за её гениальность.
   Сказать, что Карина Брандо была сухарём, синим чулком или дурнушкой, никто бы сказать не смог. Миловидная, натуральная блондинка с тонкой талией и высокой грудью, Карина нравилась мужчинам. И у неё, конечно, время от времени случались романы. Увы, кратковременные. Когда Полина Сергеевна, Каринина мама, спрашивала дочь об очередном отставном поклоннике Карина отмахивалась, отшучивалась: "Ма, да надоел вяло текущий процесс" или "Ма, хороший он мужик, но не орёл". На том все душещипательные разговоры и кончались. Мама вздыхала, укоряла своенравную дочурку в нетерпимости к людям, пугала набившим оскомину "довыбираешься", но всё без толку. Дочь будто и не хотела серьёзных отношений.
   Многие из её окружения считали Карину гордячкой, зазнавшимся гением.
   - 3 -
   Правило исключения
   Другие, более близкие и благосклонно настроенные, говорили, что она просто очень самодостаточная личность. В ней так много талантов, она так наполнена миром науки, миром звёзд и собственным внутренним содержанием, что не в состоянии вместить в себя на постоянку ещё и мир другого человека, слишком свой большой, места не хватит.
   Отчасти это было правдой. Но лишь отчасти. Несмотря на всю свою гениальность, необузданную жажду познания, испепеляющий исследовательский азарт, Карина Брандо было ещё и очень романтичным существом, тонко чувствующим болевые струны человеческой натуры, недаром в ней дремал ещё и нереализованный психолог, любящим и понимающим поэзию, литературу, живопись. Образовательная система её эпохи была отлично продумана: подрастающее поколение, помимо профпредметов, глубоко изучало сферы духовной жизни общества. Поэтому из профучебок выходили гармоничные личности без уродливых перекосов в сторону технарства. Разносторонность Карининых пристрастий не мешала её профессиональным приоритетам. Изучая мир звёзд, она не только постигала и открывала законы астрономической науки, но и любовалась красотой звёздного неба. Карина была в душе романтиком и, как любая женщина, мечтала о большой любви. Под этим словосочетанием она ни в коем случае не понимала охи- вздохи, пылкие признания, обещания верности до гроба. Нет, Карина мечтала о таких отношениях, когда мысли и чувства в унисон, когда любое движение души избранника радует соответствием с твоим душевным состоянием, когда хочется поделиться с любимым не просто кусочком звёздного неба, всем его загадочным, волшебно красивым естеством.
   Одним словом, Карина была романтиком от науки и романтиком от души, которую она и рада бы отдать в дар другому человеку, да только не видит на горизонте того самого, который мог бы оценить этот дар.
   Карина вообще хотела от жизни многого. Она не умела что-то делать вполнакала, не умела дозировать свой азарт и талант, она выплёскивала золотые брызги гениальности направо и налево, не считая нужным вести им подсчёт и усмирять фонтанирующий поток своих идей. И именно поэтому была счастлива в своём деле и не имела в нём себе равных. Такой же гениальной расточительности она ждала и от любви. Она хотела любить, как и работать на полную катушку, выкладываясь до самого конца, до самой последней капельки своей наполненности и неисчерпаемости.
   Да, Карина Брандо хотела того, что называется затёртым до дыр словосочетанием - Большая Светлая Любовь. Но такая, именно большая и именно светлая, почему-то не приходила.
   Правда, однажды ей показалось, померещилось, почудилось, что вот оно, наконец, то самое - попала в десятку. "То самое" было 25-летним юношей по имени Стас Фаберже. Да-да, потомок того самого знаменитого Фаберже. К ремеслу своего прославленного предка Стас отношения не имел. Он был учёным - ядерщиком, достаточно известным в своих кругах. Но кроме того он был до безобразии, просто неприлично красив утончённой красотой древне-греческих статуй. Гениальность красоты и изыск гениального мышления слились в тандем "Стас - Карина", в гармоничное соединение... тел. И первое время их совместной жизни можно без натяжки назвать счастливым, упоительным, волшебным.
   Но когда поутих угар первых ночных страстей, когда кончился период узнавания телодвижений, когда на арену любви должна была выйти Её величество Одухотворённость, душевная теплота понимания, на этом месте сказка завершилась. Ядерщик был силён в физике, в плотских утехах любви, но был безнадёжно мелок душой. Он почти с недоумением смотрел на возлюбленную, когда она, любуясь звёздным небом, на полном серьёзе предлагала ему в дар открытую ею новую звезду, уже названную в её честь Кариной. Стас вежливо, но с неуловимо ехидным подтекстом, говорил:" Благодарю. Это поистине бесценный дар", делая ударение на слове "бесценный".
   - 4 -
   Правило исключения
   Было понятно, что в качестве подарка он бы предпочёл, к примеру, вошедшие в моду запанки с самоцветами в тон манжетам рубашки.
   А однажды вечером перед сном Карина вдруг вспомнила стихи безвестной поэтессы 21 века, которые ей очень нравились:
   "Спасибо, за то, что ты был
   В жизни моей безгрешной
   И, как умел, так любил
   Поздней любовью, нежной.
   За то, что любил вопреки
   И в любви был не очень смел,
   Но однажды коснувшись руки,
   К душе прикоснуться посмел".
   Выслушав цитату полюбившихся Карине строк, Стас пошло усмехнулся и произнёс несусветную вульгарность: "Нашёл к чему прикасаться., женщину надо трогать не за руку и не за душу, есть места поукромнее". И с этими словами он потянулся к Карине, пытаясь привлечь её к себе. Нет, Карина не оттолкнула его, они тогда переживали период освобождения от розовых очков, но период как-то затянулся, вероятно, тяга тел тогда была ещё недостаточно обуздана. Но впервые в тот вечер Карина в момент наивысшего апогея слияния ощутила не радость, а пустоту, незавершённость, несоединённость, а попросту неудовлетворение от близости. И это было началом конца.
   Стас недотягивал до человека тонкой душевной организации. Нет, он не был жесток, но ему не дано было быть чутким, он не был груб, но у него не получалось быть по-настоящему нежным. Да, он любил, но любил не душой. Вибрировало его красивое тело, но совершенно неподвижной оставалась душа. Гармония, сказка, Большая Светлая любовь не состоялись.
   Их союз ещё агонизировал какое-то время, но в один прекрасный момент Карина совершенно отчётливо поняла, что Стас её раздражает. Она была не только романтиком, но ещё и гениальным учёным. Она умела ценить и оценивать окружающий мир. И она поняла, что не хочет тратить силы, время, свой душевный багаж на Стаса, будь он хоть трижды Фаберже.
   Стас был очень удивлён, раздосадован и даже несчастен от предложения любовницы расстаться. Однако Карина проявила непреклонность и была безнадёжно холодна. Это Стас своим мужским нутром уловил сразу. Они расстались. Карина с лёгким сердцем, Стас - с затаённой обидой незаслуженно обиженного мальчика.
   Это было пять лет тому назад. С тех пор у Карины случались любовные приключения (иначе она их не называла), но у неё вошло в привычку прерывать отношения на начальной стадии "разочаровательного" периода. Карина просто не хотела, чтобы её память заполнялась неприятными воспоминаниями. Карина больше не верила в Большую Светлую Любовь. По крайней мере для себя.
  
   ГЛАВА 3. ЕСТЬ КОНТАКТ!
   С тех пор, как на большое светлое чувство было наложено табу, Карина Брандо головой, сердцем, телом, всеми фибрами души ушла в работу.
   Сложнейший механизм обсерватории работал строго под её контролем. Каждое структурное подразделение, каждое связующее звено, каждый сектор и подсектор научной деятельности выполнял отведённую ему функцию грамотно, профессионально, продуктивно.
   Центром обсерваторского комплекса был полигон, на котором размещался сам ЛОР, главное действующее лицо на сцене её научного театра. ЛОР представлял собой зеркальную полусферу, состоящую из мельчайших мозаичных зеркальных кусочков.
   - 5 -
   Правило исключения
  Сфера была направлена в космос не вогнутой, а выгнутой стороной. А маленькие зеркальца, покрытые сверхчувствительным сплавом никеля и амальгамы, находились под невероятно разнообразными углами друг к другу так, что в "поле их зрения" попадал весь видимый небесный свод от горизонта до горизонта. А это означало, что пропустить, случайно не уловить сигнал из космоса, из какой бы точки пространства он ни исходил, ЛОР просто не мог. Возможность работы вхолостую была исключена самой конструкцией, её инженерным решением.
   "Отоларинголог" был соединён по типу мобильной связи с компьютерным отделом, , принимающим в свои компьютерные сети все без исключения сигналы, излучения, световые потоки, "пойманные ЛОРом. Эти данные обрабатывались в общем отделе кодирования, где космическая информация классифицировалась на природную, искусственную, волновую, пунктирную, линейную, спиралевидную и т.д. и т.д. Видов космоизлучений было множество.
   Излучения искусственного происхождения представляли особый интерес. Именно ради них и была возведена вся эта махина. Данные об "искусственниках" по внутриведомственной Интернет - сети подвергались компьютерной обработке, проходили через сложнейшие дешифровальные программы. После чего Учёным Советом Главного компьютера выносился вердикт: искусственное излучение механического характера - загоралась зелёная линза, поток информационного характера - красная. "Искусственный характер" изобиловал во всех компьютерах и отчётах. "Информационного характера", то есть луча, несущего информацию от разумных цивилизаций, все только ждали. Пока он не попадался в зеркальные сети ЛОРа, а это значит, что его не было вовсе.
   Отдел обратной связи обсерватории занимался , точно в соответствии со своим названием, обратной связью, то есть посылал с Земли закодированную в лучевом потоке информацию от земной человечества. На этот отдел работало множество лабораторий, отсеков и подотсеков. Главная из них - лаборатория пространства-времени, высчитывающая траекторию вектора связи с учётом запланированных пространственно-временных петель, перемещения луча в под- или над- пространстве. Это Каринино изобретение в случае обнаружения "разумного" излучения позволяло осуществить контакт с вышедшей на связь планетой в рамках безусловного хроноисчисления, другими словами двусторонний контакт может проходить в режиме реального времени. В это было трудно поверить. Разделённые пространством и временем космического масштаба, бесконечным круговоротом галактик, планет, миров, звёздной пыли Млечного пути, миллиардами световых лет, планеты могли общаться напрямую, мгновенно задавая вопросы и получая ответы. Фантастика!... И звезда с звездою говорит...
   Всё это могло бы быть, если бы... если бы ЛОР принял "разумную" информацию. Но её пока не было. Красная линза ещё ни разу не загоралась ни на головном компьютере, ни в кабинете Карины Брандо.
   Когда Карина Брандо вместе с лингводешифраторами, кодировщикаи, астрофизиками пространства только разрабатывала принципы прямой сиюминутной связи в космосе, мало кто верил, что это достижимо. Однако Брандо и её сторонники были убеждены в возможности её осуществления. В конце концов появившаяся в 20 веке телефонная мобильная связь, обеспечивающая мгновенное чистое общение абонентов в режиме реального времени на территории всего Земного шара, тоже кому-то когда-то казалась недостижимой. Так же как казалась фантасмагорической идея общения через Интернет - сеть, а позднее через галлографию.
   Карина была убеждена, что космическая связь - дело не далёкого будущего, а уже завтрашнего дня. Оказалось, не завтрашнего, а уже сегодняшнего.
   Хоть Брандо и ждала этого момента, тем не менее красная линза над её столом загорелась так неожиданно, что Карина не успела ни испугаться, ни обрадоваться.
   - 6 -
   Правило исключения
   Ликование пришло позже. А пока зав. обсерваторией, как девчонка, сорвалась с места и понеслась в фонорубку на полигоне, соединённую "сосудами" электрических токов с ЛОРом. Там уже собралось много народа, все, затаив дыхание, вслушивались в голоса космической безбрежности, в эхо вселенских мыслей, продуцируемое и усиленное фонотрайзерами рубки. Далёкий голос "пел" какую-то свою мелодию, сотканную из звуковых сочетаний, грассирующее - шипящих, хрипловатых, томно-бархатистых и всё же музыкальных, напевных и совершенно непонятных землянам.
   "Не беда, расшифруем твою космическую речь, голубчик", - думала Карина, вслушиваясь в мягкие обертоны голосовых переливов.Ей почему-то казалось, что на той стороне невидимого космического провода с ней говорит мужской голос.
   А в это время в лаборатории лингводешифраторов гении своего дела раскодировали звуки космоса, пропуская через компьютерные языковедческие программы набранный инопланетный алфавит. Космолингвисты, сопоставляя смысловые понятия, семантику и лексикологию известных структур речи, складывали , как картинку из детских кубиков, как мозаику из разноцветных стёклышек, сложнейший языковой узор незнакомой инопланетной речи, запеленгованной ЛОРом и озвученной фонотрайзерами рубки.
   Напевный поток речи последним эхом завис в воздухе и прервался. Вероятно, говоривший сказал всё, что хотел сказать, и умолк. Пока лингвисты и дешифраторы делали своё дело, Карина не находила себе места от нетерпения. Она мысленно прокручивала в голове массу информации, которую ей хотелось бы вместить в свою ответную речь. Она понимала, что это пока делать несколько преждевременно. Сначала надо найти ответы на самые основополагающие вопросы. Мыслят ли земляне с вышедшей на связь цивилизацией одними понятиями? В пределах ли земной системы нравственных духовных ценностей расположена шкала мироощущения и миропознания инопланетян, пославших им весточку? Какие цели преследует иная цивилизация, вступая с ними в контакт? Ответы на эти вопросы могут быть даны лишь тогда, когда будет полностью раскодирована языковая, смысловая, понятийная структура чужой речи и посланная из глубин Вселенной космофонограмма станет понятной и доступной для прочтения.
   Лишь спустя долгих 9 дней на стол Карины Брандо был положен перевод расшифрованного инопланетного сообщения. Карина буквально впилась глазами в его текст:
   " Вас приветствует Фиоэлья , планета пятого круга, 2839-го сектора структурно-подпространственной Галактики в 385-ом хронометрическом квадрате Вселенной. Ориентир - созвездие Лебедя, вектор условной видимости - правая сторона Млечного пути от центра Универсумвселенной.
   Мы - разумный биологический вид фиоэльянской расы. Мы ищем разбросанные по Вселенной крупицы разума. Агрессивных целей наша цивилизация не преследует. Мы просто познаём мир. Нас интересует Разум, как проявление мировой гармонии. Откликнитесь! Для начала хотелось бы наладить контакт с отдельным индивидом - типичным представителем вашей расы. Мои данные. Я - фиоэльянин мерцающий, представитель мужской части населения. Зовут меня Фьюжи. Мой возраст - 187 хроноисчислительных отрезков фиоэльянского времени. Это зрелый мужской возраст на нашей планете для воспроизводства себе подобных и для миропознавательной деятельности.
   Жду ответа. Если ошибётесь в векторе, не волнуйтесь, наша установка в любом случае "поймает" ответ".
   Карина ликовала - есть контакт! Да ещё какой! Удачный! На обсерваторию вышла, во-первых, раса биологического вида, что, безусловно, упростит общение. Во-вторых, разум, сходный понятийными и психологическими структурами с земным. А это означает, что контакт не просто возможен, а может оказаться продуктивным для обеих планет.
   - 7 -
   Правило исключения
   ГЛАВА 4. ГОЛОСА В ЭФИРЕ
   На Фиоэлью в срочном порядке была отправлена ответная космофонограмма с голосом Карины. В своём сообщении Брандо дала краткую, но исчерпывающую характеристику земному виду разумных существ - человеку. Так же, как и её собеседник сказала несколько слов о месторасположении Земли в Космосе и об этических и поведенческих нормах землян, не преминув упомянуть о познавательных целях земной цивилизации и о том, что человечество её планеты тоже стремится к знакомству с разумными представителями Вселенной.
   Ещё Карина включила в текст послания вопрос: "Что означает "мерцающий" по отношению к фиоэльянину? Это чисто внешний признак, или этот термин несёт другую смысловую нагрузку?"
   Под конец Карина нашла целесообразным сказать несколько слов о себе, поскольку явилась первым контактёром с фиоэльянским разумом: " Я - Карина Брандо, женского пола. Мне 35 земных лет, это зрелый возраст для землян. По профессии я астроном, владею многими смежными специальностями, руковожу обсерваторией, которая и уловила послание с Фиоэльи. Фьюжи, хочу знать кто ты по профессии. Жду продолжения контакта".
   И голос Карины поплыл, полетел в синие дали Вселенной, с молниеносной быстротой спускаясь в подпространственные слои, выныривая в надпространство, завихряясь в пространственно-временные спирали и выныривая из петель космического континуума.
   Карина с удовлетворением вздохнула и хотела было покинуть фонорубку, но не успела: мягкий вибрирующий напевный баритональный тембр вдруг заполнил рубку. Такого сверхбыстрого ответа на своё послание она не ожидала. Но ответить космическому собеседнику так же быстро она не могла. Звуковая речь из Космоса вновь пошла по компьютерным микросхемам космолингвистов и дешифраторов. Правда, теперь ждать ей пришлось недолго, гораздо меньше, чем в первый контакт. Речевой код фиоэльян был уже известен и перевод сообщения готовился не более 30 минут.
   Карина вновь читала слова далёкого Фьюжи. На этот раз он изъяснялся менее официально, даже как-то по-человечески тепло.
   "Я рад нашему знакомству, Карина Брандо. Я понял, что земляне называют себя двумя именами. У нас хватает одного. "Мерцающий" - это не только внешний признак фиоэльянина. Он означает уровень достижения в сфере познания. Фиоэльяне подразделяются на бликующих (самый низкий уровень познания), фазобликующих (следующая, чуть выше, ступень), мерцающих (зрелый, достаточно высокий уровень познавательной продуктивности) и сверкающих (высший познавательный уровень). Как видишь, я пока середнячок. Это шутка. Уровни познания для нас так же естественны, как, например, рост тела. С годами увеличивается рост, так как тело растёт, и изменяется излучение тела - так наш организм реагирует на усиление мозговой деятельности, на информационную плотность, содержательную наполненность мозговых биомикронов. Так что и рост тела, и его свечение - понятия не оценочного уровня "хорошо - плохо", а понятия естественного развития наших организмов. Надеюсь, я удовлетворил твоё естественное любопытство.
   Отвечаю на твой второй вопрос. Я тоже учёный. Моя профессия - фоноструктурная лингвоинженерия. И это имеет прямое отношение к нашему контакту. Мы с тобой, Карина Брандо, разработали хороший технически способ общения. Хороший, но не совершенный. Я решил его усовершенствовать. Мои разработки в этой области позволили сконструировать квантоуниверсальный дешифратор - переводчик. Обойдусь без технических подробностей. Суть в том, что он даст нам возможность говорить напрямую. Ты будешь слышать мой голос, пропущенный через лингвокорректор с закодированным в нём знании твоего языка. Это будет мой голос, но говорящий на твоём языке.
   - 8 -
   Правило исключения
  А я в ответ буду слышать твой голос, но интерпретированный в фиоэльской языковой структуре. Оцени моё изобретение. Я им безмерно горд. Мы сможем напрямую общаться в режиме реального времени так, будто мы говорим на одном языке.
   Теперь главное. Нам надо договориться о времени следующего контакта. Здесь у нас с тобой есть кое-какие трудности. Наши планеты пользуются разными хроноисчислительными категориями. Предлагаю следующее. Твои приборы наверняка фиксируют начало и конец моих голосовых волнообразований. Мои приборы делают то же самое. Назначаю тебе контакт точно на момент фиксации завершения моей нынешней голосовой передачи, через отрезок, соответствующий дневному делению. До встречи в эфире, Карина Брандо."
   Карина глянула на хроноклемм: 15 часов 20 минут. Ясно.
   Сказать, что она была потрясена новой информацией, значит, не сказать ничего. Размах научно-технической мысли фиоэльян поражал воображение. Это же надо, до чего додумался этот мерцающий Фьюжи! Прямой контакт через миллиарды световых столетий тет-а-тет, лингвокорректор, космодешифратор - переводчик! С ума сойти. Если у них "мерцающие" выдают такие изобретения, то что ждать от "сверкающих"? Планета гениев!? Да, нет, их контакт закономерен. Она, Карина, гениальна в своей сфере знаний, Фьюжи в своей. И эти научные сферы оказались в точке пересечения их общей идеи контакта разумных инопланетных существ. Карина вдруг впервые подумала о превратностях... нет, не судьбы - целого мироздания. Она на Земле, Фьюжи в неведомо далёкой галактике - они оба были одержимы одной страстью, мечтой-идеей. Их мысли, направленные в одну информационную точку, двигались навстречу друг другу и высекли искру контакта в масштабах Вселенной. Космический эфир заполнился их голосами, их энергией слова и дела. Удивительно! Вот уж правда, очевидное и есть невероятное, и наоборот. Невероятно, но факт. Завтра они будут разговаривать с Фьюжи, как если бы стояли рядом, разделённые ширмой, скрывающей их друг от друга. Или будто по мобильному телефону. Нормальный разговор двух собеседников, заранее условившихся о времени телефонного разговора.
   Следующий день Карина была занята не на 100, а на все 200-300%. Много времени отнимала отчётность. Бумажно-компьютерные дела Брандо не любила. Коллеги подшучивали над ней, впрочем, с уважением: "Нашей Карине легче пару-тройку гениальных открытий сделать, чем написать один отчёт." Однако правительство Земли требовало регулярной отчётности, а получив данные о состоявшемся контакте, члены Координационного Совета космического отдела, тут же прикатили на аэротариках в обсерваторию Брандо.
   - Поздравляю Вас, Карина Эдгардовна, - пылко пожимая руку Брандо, говорил Президент Совета Карел Гурский. - Кариночка Эдгардовна, ну чио же Вы?.. Такая сенсация, такое свершение! А Вы молчите. Да Вам пора Нобелевскую давать. Буду ходатайствовать.
   - Спасибо, Карел Маркович, спасибо, - вежливо отвечала Карина на восторженную похвалу в свой адрес. - Но, право слово, это моя обычная повседневная работа. К счастью, увенчавшаяся успехом. Я, кстати, как раз сегодня хотела пригласить к себе уважаемых членов Совета на 15. 20, на это время у меня назначена прямая связь с Фиоэльей. Я думаю договориться с Фьюжи о приглашении к эфирному контакту кого-нибудь из членов их Фиоэльянского правительства, или как там оно у них называется, и устроить вам своего рода межпланетный саммит. Как Вам идея, Карел Маркович?
   - Отлично! Отлично! Когда я могу рассчитывать на контакт с инопланетным разумом? - Карел Маркович чуть ли не подпрыгивал от нетерпения.
   - Только завтра, - остудила его пыл Карина. - Раньше технически невозможно, - не вдаваясь в подробности, пояснила она, увлекая Гурского в свой кабинет.
   - 9 -
   Правило исключения
   - А сейчас я предлагаю Вам ознакомиться с расшифровками наших состоявшихся бесед, - усаживая высокое начальство за свой рабочий стол, объявила Брандо. И убедившись, что Карел Маркович погрузился в текст переводов на экране её компьютера, побежала в рубку проверить, всё ли готово к предстоящему эфиру.
   Однако, в 15.20, как было условлено, Фьюжи на связь не вышел. Карина была удивлена и раздосадована. Члены правительства тем более.
   - Что бы это могло означать? - беспокойно осведомился Гурский.
   - Да что угодно, - в сердцах выпалила Карина. - Фьюжи заболел, на Фиоэлье случилось землетрясение, вышла из строя их аппаратура связи. Не будьте наивны, Карел Маркович. Фиоэлья - это не ближний свет. Я не могу знать, что у них там происходит. За свою обсерваторию и ЛОРа я отвечаю, с нашей земной техникой всё в порядке, это я Вам гарантирую. Больше ничего гарантировать не могу. Обещаю, что как только Фьюжи соблаговолит выйти на связь, я Вам лично сообщу.
   Успокоив правителей и отправив их восвояси решать свои правительственные дела, Карина отправилась в свой кабинет. Но не успела она сесть за свой рабочий стол, как красная лампочка оповестила о начале контакта. Карина вновь бросилась к лифту, пешком бежать до рубки ей показалось очень долго.
   ГЛАВА 5. НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ
   - Что случилось, Фьюжи? - чуть ли не закричала Брандо в разверстые локаторы рубки.
   - Я на связи, Карина Брандо. Не понимаю причину твоего волнения.
   - Ты вышел на связь почти на два часа позже назначенного срока.
   - Разве? - удивился голос на другом конце Вселенной. - А по моим подсчётам как раз вовремя. Стоп, Карина Брандо! Я понял. Видимо условленный термин "завтра" у нас и у вас предполагают разный временной отрезок. Давай считать.
   И они принялись считать, перебивая друг друга, предлагая новую терминологию, вычисляя межпланетное понятие суток. В конце концов договорились ввести новый термин - межэфирный отрезок, который будет равен сегодняшнему за вычетом тех пресловутых двух часов. В результате всех споров и подсчётов Карина поняла, что ей надо ориентироваться не на 15.20, а на 13.10 её земного времени. На том и порешили.
   - Фьюжи, а я уже заволновалась, не заболел ли ты.
   - Карина Брандо, мы не болеем в том смысле, который вы вкладываете в это понятие. Если фиоэльянин заболевает, он умирает.
   - У вас не бывает физических недомоганий?
   - Бывают, хоть и редко. Но мы называем это состояние неотлаженностью. Отлаживание у нас производится быстро, ибо каждый житель планеты имеет в личном пользовании свой биокорректор.
   - Если вы не болеете, почему вы в результате всё же умираете?
   - Как бы тебе это объяснить, Карина Брандо... Вы носите одежду?
   - Конечно.
   - На ней бывают маленькие повреждения, дырки?
   - Бывают.
   - Вы их устраняете?
   - Да, штопаем, зашиваем или вообще выбрасываем вещь целиком.
   - Тело всё же не одежда, тела мы не выбрасываем, - было слышно, что Фьюжи улыбается. - Но принцип тот же. Если долго штопать на одном и том же месте много раз, ткань рассыпается, вещь выбрасывается. То же самое происходит с нашими телами, когда мы много раз в течение жизни их штопаем, как ты выразилась. Но живём мы долго, намного дольше наших древних предков, которые не имели в своём пользовании личные биокорректоры. Вот так, Карина Брандо. А у вас как?
   - У нас по-другому. У нас, как у ваших предков, нет биокорректоров.
   - 10 -
   Правило исключения
  А земная медицина ещё не умеет отлаживать человеческие тела так, как ваши биокорректоры. У нас есть болезни, от которых люди умирают. Хотя наше поколение всё же живёт дольше, чем предыдущие.
   - Карина Брандо, мы нащупали с тобой важную тему. Наши медицинские достижения могут быть полезны земной цивилизации. Я думаю нам надо свести наших медиков в эфире. Скажи об этом своим правителям, а я скажу своим.
   - Фьюжи, завтра к новому назначенному времени я приглашу к разговору членов Координационного Совета земного правительства. И хочу попросить тебя о том же, чтобы ты своих пригласил. Пусть наши правители сами меж собой договариваются, не Дай Бог, переврём невзначай какое-нибудь словечко. Я бы не хотела добровольно брать на себя миссию передатчика информации.
   - Согласен, - засмеялся Фьюжи. - Я вижу у нас много общего в общественно-политических структурных моментах. А в принципе восприятие информации - очень индивидуальная субъективная субстанция, и лучше, когда на конкретные темы говорят компетентные конкретно в своих сферах люди. Так, Карина Брандо?
   - Точно. У меня к тебе просьба - называй меня просто Карина. У нас принято при доверительном общении обращаться друг к другу по первому имени. Второе у нас для отчётов, бумаг, документов, короче, для официоза.
   - Понял, Карина. Я очень рад, что ты классифицируешь наши беседы, как доверительные. И я признателен тебе за это. Очень жаль, что эфирное время нашего общения ограничено.
   - Да, Фьюжи, пора закругляться.
   - Какой образный у вас склад речи. Значит, в назначенное время, через один межэфирный отрезок, мы с тобой обеспечиваем контакт нашим правителям. Я правильно закруглился?
   - Правильно, Фьюжи, до встречи в эфире.
   Карина с облегчением вздохнула. Инцидент с, якобы, сорванным эфиром разрешился. Надо срочно связаться с правительством, и она нажала на кнопку прямого контакта связи с президентом и порадовала его сообщением о предстоящем завтра межпланетном контакте на высшем межпланетном уровне.
   Первый саммит Земли и Фиоэльи прошёл успешно. Стороны наметили сферы деятельности, в которых могли быть полезны друг другу. В частности, землян интересовали медицинская, экологическая, транспортационная отрасли, в которых фиоэльяне преуспели. А те, в свою очередь, были заинтересованы в геолого-разведывательных, трансформационных и генноинженерных знаниях земной цивилизации.
   Через посредство Карины и Фьюжи правительства планет составили план эфирного общения представителей различных профессий и философских направлений с привлечением средств массовой информации. Теперь почти ежедневно обсерваторская слуховая рубка была задействована под эфирные контакты для профессионалов. Горизонты познания Мира расширялись с каждым днём. Человечество с упоением слушало космические прессконференции, становясь свидетелем первого в мире межпланетного диалога.
   В обиход вошли новые термины - "фиоэльский космополитизм", "биокоррекционная практика", "космическое хроноклеммирование", "синдром мерцающих познаний" и т.д. и т.п. Особо прыткие, но надо отдать им должное, и толковые журналисты выбивали время для эксклюзивного интервью с инопланетянами разного ранга. Стали и в шутку, и всерьёз применяться в родной земной речи такие обороты, как " бликующий профессор", "сверкает от рождения", "домерцался до диссертации".
   Жизнь человеческого общества день ото дня становилась интереснее, ярче, наполненнее.
   - 11 -
   Правило исключения
   Дружба с Фиоэльей вселяла в людей небывалый доселе оптимизм. Внезапно и так удачно найденные братья по разуму стали и предметом гордости - "скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты", и образцом для подражания. Неагрессивные, умные, доброжелательные, с хорошим чувством юмора, фиоэльяне были и в самом деле приятными соседями по Вселенной. Их спокойно - уравновешенный, рациональный менталитет был очень притягателен.
   В литературе и поэзии появились произведения на фиоэльянские темы, в музыке зазвучали плавно - певучие баритональные тембры их голосов. Космонавигаторы и транспортационщики высчитывали вектора, парсеки, космические дыры и пространственно-временные петли до Фиоэльи. Разум человечества пленила мечта, хотя бы в далёком будущем, но всё же добраться до Фиоэльи и познакомиться уже воочию с её обитателями, ставшими, несмотря на немыслимые расстояния, близкими и почти родными.
   Вот так неузнаваемо изменился, преобразился земной мир, благодаря изобретениям землянки Карины Брандо и фиоэльянину Фьюжи.
  
   ГЛАВА 5. БЕСЕДЫ ТЕТ-А-ТЕТ
   А вот в личной жизни Карины Брандо ничего не мянялось. Нет, Карина была довольна своей судьбой в целом. Не каждому удаётся воплотить в жизнь свою гениальную идею, стать знаменитостью не только земного, но и космического масштаба. Карина чувствовала себя реализованным человеком и значимым членом земного сообщества. Она отдавала себе отчёт в своей гениальности. Только очень недалёкие люди могут представлять талант, как аморфно-неосознанное явление. И хотя она не кичилась своими достижениями, но вполне заслуженно гордилась ими и цену себе знала.
   И всё же вечерами, в своих апартаментах, расположенных на территории обсерватории, она чувствовала себя безмерно, безгранично одинокой.
   В один из таких вот тоскливых дождливых вечеров в холле её дома засигналил красный свет и раздался характерный колокольчиковый звук, оповещающий о неурочном выходе на связь Фиоэльи. Пришлось срочно по эскалатору , а потом на скоростном лифте мчаться в фонорубку, что в общей сложности не заняло и семи минут. На связи, как она и предполагала, оказался Фьюжи.
   - Карина, извини, что потревожил в неурочное время.
   - Что случилось, Фьюжи?
   - Мне надо поговорить с тобой без свидетелей. В последнее время это трудно сделать. Наши слуховые кабины постоянно забиты народом. А я хочу предложить тебе... как бы поточнее выразиться, личные контакты, беседы тет-а тет. Ведь никакие пресс-конференции и саммиты не могут заменить познавательную ценность межличностного общения. Ты согласна, Карина?
   - Пожалуй, ты прав. Давай попробуем. Только, чур, можно задавать самые наивные, ненаучные вопросы.
   - Так и я о том же, - искренне обрадовался фиоэльянин. - Можно вопрос?
   - Давай.
   - Даю, - серьёзно сказал Фьюжи. - Какая ты?
   - Ну ничего себе вопросик! Какая внешне? Какая по своим душевным качествам? Какая по медицинским показателям? Ты уж конкретизируй, пожалуйста.
   - Ну тогда сначала внешне. Нет, мы тут, конечно уже знаем в общих чертах строение человеческого тела, так что про анатомию не надо. Как ты оцениваешь свою внешность, вот что мне интересно.
   Карина задумалась, глянула в зеркало, висевшее напротив фрайзера, хмыкнула и честно сказала:
   - 12 -
   Правило исключения
   - Меня считают красивой. Саму себя я оцениваю, как привлекательную молодую женщину.
   - Что в твоём понимании привлекательность?
   - Правильные черты лица, большие глаза, изящная фигура, густые волосы, прямая осанка. Вообще-то можно долго перечислять.
   - А что вы понимаете под правильными чертами лица и изящной фигурой? У вас красиво быть узкими?
   - Фьюжи, я не смогу объяснить тебе всё это на словах. Это просто невозможно. Вы же имеете совершенно другой облик. У землян и фиоэльян разные представления о красоте.
   - Да, пожалуй. У нас красивым считается целесообразное.
   - Например?
   - На Фиоэлье очень часто дуют сильные ветры, ураганные, штормовые. Обтекаемость наших форм целесообразна, она позволяет легко перемещаться во время урагана без вреда для организма. Представь себе куб или объёмный декаэдр в наших ветряных "жерновах", он будет биться обо что попало всеми своими углами.
   - Так у вас красивыми считаются шарообразные тела?
   - Ну да. Или овальные, как у меня.
   - Хм-м, у нас в самом деле разные представления о красоте, - уклончиво резюмировала Карина, представив себе Фьюжи в виде большого воздушного шарика. - А как же конечности - руки, ноги и т.д.?
   Ты не поняла меня, Карина. Конечности у нас тоже есть. И голова есть, и дышим мы через носовые отверстия, а говорим ртом с помощью речевого аппарата, вероятно, очень схожего с вашим. Яйцевидную форму или форму шара приобретает наше биополе, оно у нас очень плотное и наращивается во время движения сильных воздушных потоков, то есть в момент опасности. Иначе тут не выжить.
   - Так, значит, вы в пургу или ураган со своим наращенным плотным биополем представляете собой глухонемой слепой шар?
   - Ну нет, - обиделся Фьюжи, - ты не понимаешь. Наше биополе, хоть и плотное, как резина, но прозрачное и звукопроницаемое. Мы с ним, то есть внутри него, и общаемся, и видим друг друга.
   - Так, с внешним видом немного разобрались, - обрадовалась Карина. Мы с вами даже похожи, не считая наших аур. У нас биополе очень маленькой плотности, мы даже не видим его свечения.
   - Карина, но какие разные у нас понятия о красоте! - воскликнул фиоэльянин. Я понимаю, что у вас на планете нет столь сильных ветров, и плотная аура вам действительно не нужна. Но изящные формы... Они-то зачем? Ведь крупные более устойчивы и статичны.
   - Ну, не знаю, - честно призналась Карина, - у нас целесообразность и красота не всегда совпадают. Вообще тут большое поле деятельности для наших и ваших космопсихологов, эстетов, геномодельеров. Можешь подсказать там своим, а я своим. Пусть обсудят в эфире эту тему.
   - Точно. А вообще, Карина, нам с тобой пора задуматься о перебросе другу другу, то есть с одной планеты на другую, зрительной информации.
   - Я уже думала об этом, Фьюжи. Ты просто угадываешь мои мысли. У меня и идея уже есть на этот счёт. Вот смотри. Звук - это, по сути, волновая энергия, мы научились передавать её и принимать своими ЛОРами, так?
   - Так.
   - Но ведь любое изображение тоже несёт свой вид энергии, а значит...
   - Да ты гений, Карина.
   - Я знаю, - равнодушно сказала Карина. - Да что толку? Состав энергии надо изучать.
   - 13 -
   Правило исключения
  Это дело не скорого будущего.
   - А у меня есть другая идея. Что если посылать картинку по типу галовещания. Вычислить диапазон частот с учётом межпланетных расстояний, проверить их проходимость по векторам, естественно в условиях пространственно-временных петель
  и подпространственных прыжков.
   - Неплохая идея. Но представляешь, какую мощную галостанцию надо будет возвести на обеих планетах. Очень трудоёмкий и ресурсорасточительный проект.
   - А если попробовать нана-технологии? В конце концов картинку можно увеличить уже по прибытии, в точке её назначения.
   - Надо подумать и посоветоваться с нана-технологами.
   - Карина, начинаем думать в этом направлении.
   Они пообщались ещё немножко и, довольные друг другом, распрощались до завтра. Фьюжи уже научился понимать земные понятия суток - "завтра", "вчера", "сегодня". А Карина освоила чередования дня и ночи по-фиоэльски.
   Вечером следующего дня при встрече в эфире они договорились говорить на любые отвлечённые темы. Фьюжи заявил, что мозаичная непредсказуемость разговора самый лучший способ познать друг друга. Карина согласилась и не раздумывая спрсила:
   - На Фиоэлье существует литература и кинематограф?
   - Конечно, я даже могу перечислить тебе своих любимых авторов. Впрочем, - осёкся Фьюжи, - их имена тебе ничего не скажут.
   - Тогда скажи, какие литературные жанры тебе нравятся.
   - У нас нет понятия жанра. У нас есть понятие темы. Главные темы - любовь, человеческие взаимоотношения, соотношение разума и чувства в обыденной жизни, причинно-следственные связи преступного мышления.
   - Ого! - мгновенно навострила уши Карина. - На Фиоэлье есть понятие преступного мышления?
   - Естественно. А что, на Земле его разве нет?
   -Нет. На Земле есть понятие преступления.
   - Так это же одно и то же, - искренне удивился Фьюжи.
   - Для нас не одно и то же. Преступная мысль у нас не карается законом, карается само преступление.
   Фьюжи задумался. В эфире повисло молчание.
   - Эй, Фьюжи, ты где? - позвала инопланетянина Карина. - Нерационально тратим эфирное время.
   - Извини. Не смог мгновенно переварить информацию. Я понял. У вас потому и есть реализованные преступления, что вы не отсекаете их на уровне мыслительного процесса. На Фиоэлье преступления изжиты, потому что мы контролируем преступные мысли и тем самым не даём им реализоваться.
   - Вот это да! - Карина была потрясена услышанным. - А вы что, научились читать мысли друг друга?
   - Не совсем так. У нас есть аппаратура, дающая оценку мысли на уровне "хорошо-плохо", "вредно-полезно" и т.д. Уловитель не содержания, а этической, нравственной направленности мысли: жёлтый сигнал - спокойная, целесообразная, не преступная мысль, красный - тревога! Мыль опасна. А насыщенность красного цвета от розового до тёмно-бордового указывает на степень опасности.
   - А что дальше? Какие ваши дальнейшие действия по отношению к носителю преступной мысли.
   - Дальше суд расспрашивает человека о содержании его мысли. Если мысль представляет большую опасность для личности или группы лиц, такого человека изолируют от общества в специально отведённые места - резервуары негативизма.
   - 14 -
   Правило исключения
   - По-нашему, тюрьмы, - уточнила Карина.
   - Ну да. Правда, сейчас резервуары негативизма на планете практически полупустые. Плановая борьба с преступными мыслями даёт свои положительные результаты.
   - Здорово, но не понятно, Фьюжи. Во-первых, объясни, как можно выудить из человека содержание преступной мысли?
   - Да у нас никто и не отпирается, смысла нет. Следствие применяет детектор лжи, мы называем его "правдоискатель". Виновному вручается перечень с классификацией преступных мыслей, и "правдоискатель" методом поочерёдности вопросов выясняет, правду или не правду говорит человек. Обмануть детектор лжи невозможно. Так что никто и не пытается. Как правило, все с самого начала называют свою истинную преступную мысль, то есть сразу говорят правду.
   - С ума сойти! - не удержалась Карина от восклицания.
   - Не понял выражения. Кто должен сойти с ума и почему?
   - Не обращай внимания, это у нас идиомы такие специфические. Я просто выразила восхищение организацией вашего судебного процесса. Фьюжи, ты мне лучше скажи, какие мысли считаются у вас преступными, что там у вас за классификация.
   - Так это же весь классификационный перечень надо перечислять. Эфирного времени не хватит.
   - Ну основные хотя бы назови.
   - Мысль об убийстве живого существа (в этот перечень не входят только насекомые). Далее - желание причинить кому-либо физический или моральный вред ( и то и другое одинаково наказуемы). Ещё мысль о воровстве вещей или информации, сюда же включено плагиатство. Далее. Стремление незаслуженно возвысить себя над остальными, например, получить звание или должность не по заслугам.
   - А это вам зачем? - удивилась Карина, - ведь вы все бликующие, мерцающие и сверкающие, то есть, кто чего стоит видно по внешним признакам.
   - Ты неправильно понимаешь, Карина. Или я не сумел правильно объяснить. Перечисленные внешние признаки говорят скорее о количестве накопленной информации, о степени подготовленности в своей профессии, но они не отражают степень человеческих возможностей и способностей. И настоящий гений на определённой стадии познавательного процесса бликует, до сверкания ему ещё учиться и учиться. Но он всё равно гений и его творческий мыслительный потенциал позволяет продвигать его по служебной лестнице даже на стадии бликования. Теперь понятно?
   - Спасибо, Фьюжи. Теперь понятно. Ты знаешь, я поняла, что нам, землянам, ещё расти и расти до вас. У нас даже в планах правительства ничего подобного не обсуждается. Я чувствую себя рядом с тобой неандертальцем.
   - Ничего себе рядом, - рассмеялся бархатным баритональным эхом фиоэльянин. - А комплексовать вам не стоит. Просто земное человечество в целом находится пока лишь на "бликующей" стадии развития. Дорастёте со временем и до сверкающей.
   - Хорошо, если на бликующей, - усомнилась Карина с лёгкой иронией в свой адрес, - а то, может статься, и на предбликующей. Может, оттого и не блестим и не мерцаем?
   И землянка с фиоэльянином дружно рассмеялись удачной шутке. Однако сеанс связи следовало уже завершать, хотя обоим не хотелось расставаться на целые земные сутки. Им было так интересно разговаривать друг с другом, у них всё копились новые и новые вопросы друг к другу. Им было замечательно комфортно в их общении. Не зная многих инопланетных понятий и обычаев, они удивительно гармонично вписывались в менталитет личностного контакта друг с другом. Это было потрясающее взаимопонимание, несмотря на бездонную пропасть, которая их разделяла непомерными расстояниями, чужеродностью жизненных укладов, разностью форм и генетических кодов, уровнем развития цивилизации, всей жизнью по разные стороны Вселенной.
   - 15 -
   Правило исключения
   - До свидания, Карина, - с лёгкой грустью в голосе попрощался Фьюжи. - Скорей бы завтра, я готов дать тебе много вопросов.
   - Не дать, а задать, - машинально поправила Карина. - И у меня много вопросов к тебе. Слушай, как бы увеличить время наших эфирных контактов?
   - Надо подумать.
   - Надо. Это где-то из области энергосберегающих ресурсов. Может быть, чуть-чуть вектор изменить? Или, например, пустить его пунктирно.
   - А это мысль. Нет, ты всё же гениальная землянка. Я очень рад, что вышел на связь именно с тобой.
   - Этому обстоятельству и я рада.
   - Ты не представляешь, до чего мне приятно это слышать, Карина, и...
  Договорить Фьюжи не успел, потому что связь была автоматически прервана специальным устройством, вмонтированным в "тело" ЛОРа. Это означало, что сегодня они с Фьюжи перебрали весь допустимый лимит времени.
  
   ГЛАВА 6. УЗНАВАНИЕ
  
   С появлением в жизни Карины Брандо такого приятного досуга, как вечерние разговоры с фиоэльянином, одновременно появилось и ощущение заполненности того вакуума, который образовывался всякий раз при разочаровании очередным предметом влюблённости. Карине в её романах с мужчинами не хватало той душевной синхронности, которую она ощущала в общении с Фьюжи. Каким-то чудодейственным образом Эфир доносил до абонентов движения их душ, стремящихся узнать друг друга. И это было увлекательно, интересно, чрезвычайно познавательно и... приятно.
   Недавно во время эфира они затронули уже начатую в одном из разговоров тему литературы. Как выяснилось, Фьюжи не очень уважал любовную тематику в фиоэльской литературе. Зато вдохновенно рассказывал о произведениях какого-то их знаменитого писателя современности Фьёна, который избрал для своего творчества тему соотношения разума и чувства в обыденной жизни.
   - И что же тебе нравится в этом Фьёне, - с неподдельным любопытством спросила Карина.
   Его интерпретация темы. Он очень близок мне по духу. Я очень ценю в людях ум. Но если бы меня поставили перед жёстким выбором "или-или", в обыденной жизни я бы предпочёл чувство. Это наиболее тонкая духовная субстанция. Голый ум без эмоциональной окраски - это всего лишь добротный компьютер последнего поколения, способный решать сложные логические задачки, но, увы, вне понятий добра и зла. Компьютер будет с одинаковым усердием решать задачу вычисления атомного взрыва с целью убийства населения планеты, и задачу спасения этой же планеты от того же взрыва. Ум в чистом виде - очень опасная вещь. Об этом говорит Фьён в своих книгах, и я с ним полностью согласен.
   - Я тоже солидарна с твоим Фьёном. Фьюжи, а стихи у вас есть?
   - А что такое стихи?
   - Это такое литературное произведение, в котором рифмуются строки. Рифма придаёт ему ёмкость, силу душевного проникновения, красоту, напевность и выразительность.
   - Ты рассказываешь такие удивительные вещи, Карина. Нет, у нас на Фиоэлье почему-то нет стихов. Прочитай мне хотя бы одно. Мне ... как там у вас говорят... безумно интересно.
   - Фьюжи, но в переводе оно вряд ли будет выглядеть рифмованным.
   - Всё равно прочитай.
  И Карина прочитала своё любимое:
   - 16 -
   Правило исключения
   Спасибо за то, что ты был
   В жизни моей безгрешной
   И, как умел, так любил
   Поздней любовью, нежной.
   За то, что любил вопреки,
   И в любви был не очень смел,
   Но, однажды коснувшись руки,
   К душе прикоснуться посмел.
   - Звучит, как музыка, - после затянувшегося молчания произнёс Фьюжи. - Карина, это очень красиво, это написал человек с красивой душой. "К душе посмел прикоснуться..." Я это запомню. Ведь это формула любви, да? Я правильно понимаю эти стихи, Карина?
   - Ещё как правильно, - задумчиво произнесла Брандо, вспомнив пошлую реакцию на эти же строки своего недавнего любовника.
   - Карина, я даю тебе ещё вопрос. У тебя есть любовь?
   - Нет, Фьюжи, такой нет.
   - И никогда не было?
   - Не было.
   - И у меня тоже.
  Они помолчали. Два существа, разбросанные по разным концам Вселенной, думали об одном и том же - одинаково думали и одинаково понимали.
   - Как здорово, что ты прочитала мне именно эти стихи, вдруг сказал Фьюжи. - Я даже как-то переосмыслил свою жизнь.
   - Я тоже задам тебе вопрос. А какая у тебя была любовь. Ну, если не такая, то какая?
   - Правильная, целесообразная. Мы с Флизи произвели хорошее потомство. Мы даже никогда не ругались, почти никогда.
   - А ты пытался прикоснуться к её душе?
   - Пытался. Но... как-то неудачно. Её устраивала рациональность. Я только сейчас, после твоих стихов, это понял.
   - Не моих. Это стихи неизвестного автора.
   - Спасибо ему. Благодаря его стихам, я и тебя немного лучше узнал. Карина, тебе не показалось, что сегодня мы с тобой немножко соприкоснулись душами?
   - Показалось, Фьюжи. Только пока я не знаю, хорошо это или плохо.
   - А почему это может быть плохо? Тебе не понравилось прикосновение моей души?
   - Понравилось. В том-то и дело, что понравилось. Фьюжи, у вас есть такие понятия, как скучать по человеку, тосковать по нему, волноваться за него?
   - У нас эти понятия объединены в одно - испытывать дискомфорт из-за отсутствия человека.
   - Понятно. Ты когда-нибудь испытывал этот самый дискомфорт?
   - Пожалуй, нет. Точно нет, - подумав, ответил Фьюжи. - Как-то всё у меня складывалось ровно, рационально.
   - А ты с Флизи сейчас живёшь, или вы разведены?
   - Что значит "разведены"? Мы соединены потомством. Как это можно разъединить?
   - Ну, на Земле существует официальный институт брака и развода. У нас люди официально женятся, а если надоедают друг другу, официально разводятся.
   - А зачем существует институт брака и развода? Я совсем запутался, Карина. Мы не вмешиваем государство в свои личные отношения. Мы женимся неофициально и расходимся не официально, то есть просто перестаём жить вместе. Мы с Флизи сейчас не вместе, но мы навсегда объединены потомством, это наш нравственный закон, официального на сей счёт нет.
   - Логично, - согласилась Карина, - но для Земли непригодно. А какое у тебя потомство?
   - 17 -
   Правило исключения
   - У меня, - удивился Фьюжи? - Как у всех - семеро детей.
   - Ого! - настало время удивляться Карине. - А у нас трое - уже перебор. Норма 1-2 ребёнка в семье. А почему ты сказал "как у всех" У вас что, каждая семья имеет по семеро детей?
   - Ну да. Наши женщины сразу рожают семь детей. Они так устроены. Это не от желания, а от природы, это наша данность.
   - А если женщина вдруг захочет ещё раз родить?
   - Фиоэльянки могут родить только один раз и только семь детей. Мы так устроены, -упрямо повторил Фьюжи.
   - Какой ужас! - не сдержалась от восклицания Карина.
   - Да что ты? Наоборот рационально.
   - Да, что и говорить, институты семейных отношений на наших планетах разные.
   - Карина, а у тебя есть потомство?
   - Нет, не обзавелась ещё, - беспечно ответила Карина.
   - А почему?
   - Наверное, потому... - она задумалась, не зная, что ответить, - потому что ещё ни с одним мужчиной не соприкоснулась душой.
   - Это разные вещи, Карина, - начал назидательно пояснять Фьюжи. Для воспроизведения потомства можно обойтись без соприкосновения душ. Тут важен гармоничный подбор хромосом, ДНК, крови и других химико-биологических параметров.
   - Я гляжу, у вас там прямо культ потомства.
   - Можно и так сказать. Для фиоэльян не родить детей считается постыдным. Это - аномалия.
   - А я не хочу иметь детей от человека, который мне не по душе, будь у меня с ним хоть трижды гармоничный набор хромосом, - с жаром парировала Карина. - У нас такое поведение не считается ни постыдным, ни аномальным. К тому же ведь я очень занята на работе. И ребёнок, и работа требуют 100-процентной самоотдачи. Иногда нам, женщинам, приходится выбирать.
   - Да, это трудный выбор. Поэтому у нас женщины ограждены от выбора. В положенный день и час, который назначают медики, мужчина и женщина производят зачатие. Это - норма.
   - Что, и сбоев не бывает?
   - Каких сбоев? Я не вполне тебя понимаю, Карина.
   - Ну, если ваша женщина в положенный день и час не забеременеет...
   - Исключено. Час подсчитан, звёздный рисунок полный, физиологическая и генная совместимость компьютеризированы. Не зачать невозможно.
   - Как же ваши женщины управляются с семью детьми? Это же адский труд.
   - На Фиоэлье разветвлённая и очень продуманная система общественного воспитания и формирования организма и личности детей. У нас действуют родильные городки-комбинаты. Стирка, уборка, кормление - всё автоматизировано. Мать с детьми первые три года живёт в таких городках, потом, уже по желанию родителей, дети могут передаваться поэтапно в следующие формирующие индивида структуры. Таким положением вещей у нас все довольны.
   - С матерями понятно, а роль отца к чему сводится.
   - Мать учит адаптироваться к окружающему миру, отец - рациональности и твёрдости принятия решений.
   - А как это происходит? - заинтересовалась Карина.
   -Карина, это целая научная школа, со своими тестами, игровыми задачами, инвариантностью сценариев поведения. Я могу целую лекцию на эту тему прочитать, да вот только эфирное время позволит ли?
   - 18 -
   Правило исключения
   - Ты прав, времени не хватит. Давай так: когда рожу ребёнка, ты мне эту лекцию и прочтёшь.
   - У тебя в планах зачатие потомства?
   - Да нет у меня таких планов. Это я так, на перспективу говорю.
   - Будешь ждать человека души, с которой тебе будет приятно соприкоснуться?
   - Буду. У нас это называется найти родственную душу.
  И снова молчание. На другом конце Вселенной мужчина и женщина с разных планет думали о том, что им хочется соприкосновения душ друг друга. И это было поразительное открытие и поразительное ощущение близости вопреки бесконечной отдалённости.
   - Карина, ты мне скажи, когда найдёшь родственную душу, ладно?
   - Скажу, Фьюжи. Только пока ничего даже отдалённо похожего не видно на горизонте.
   - Горизонт большой, - почему-то вздохнул фиоэльянин.
   После разговора с Фьюжи Карина долго не могла уснуть. Всё думала, перебирала в памяти его слова, переваривала новую информацию и новые ощущения. Как хорошо, что они с Фьюжи находятся в одной системе нравственных координат и имеют схожую шкалу ценностей. Как он сказал? Ну да, словами стихов - мы прикоснулись к душе друг друга. Какое точное и ёмкое заключение. Подумать только, она ежедневно встречается с огромным количеством людей, у неё есть друзья и мужчины, которых, как ей казалось раньше, она любила. И ни с кем из них она не испытывала такого единения, такого родства душ, как с этим инопланетянином. Милый, добрые, талантливый, рациональный, мерцающий фиоэльянин был сейчас единственным существом в Мире, прикосновение души которого ей было не в тягость, а в радость. Что ж, спасибо Мирозданию за то, что позволило узнать Фьюжи. Видит Бог, не так-то просто найти друга на другой планете.
  
   ГЛАВА 7. РАЗЛУКА
   Следующим вечером в назначенное время Фьюжи не вышел на связь. Она, конечно, удивилась, но потом рассудила здраво: мало ли что, могут быть и личные дела или внезапная командировка, ЛОРа за собой в другие города и веси не потащишь. Так что повода для тревоги пока нет. Но когда Фьюжи не вышел на связь ни на второй, ни на третий день, Карина встревожилась. В массмедиаслужбе она запросила список запланированных эфиров землян и фиоэльян на неделю. Перечень специалистов, желающих пообщаться с профессионалами дружественной планеты был достаточно велик. Но, как оказалось, за последние три дня ни один прямой эфир не состоялся. Фиоэлья не выходила на связь.
   Карина Брандо лично проверила дееспособность аппаратуры своей обсерватории, все приборы находились "в полной боевой готовности". Стало очевидным, что на Фиоэлье что-то случилось. Быть может поломка установки? Впрочем, зная педантичность и рациональность фиоэльян, трудно предположить с их стороны проявление халатности. Случилось явно что-то непредвиденное. Военных катаклизмов у них быть не могло, на планете давно изжиты военные конфликты. Остаётся природная стихия. Помочь космическим братьям по разуму в отсутствие даже эфирной связи Земля не в состоянии. Значит, надо набраться терпения и ждать. Другого варианта просто нет.
   Карина никогда раньше не предполагала, что ждать - тяжелейшее из всех занятий, какие придуманы человечеством. И ещё Карина не подозревала, что будет так скучать по Фьюжи. Оказывается, их ежевечерние разговоры стали ей необходимы, она, сама не отдавая в том себе отчёта, каждый день ждала эфира с Фьюжи. Днём ей скучать было некогда, работа поглощала её целиком. ЛОР ежесекундно ловил массу сигналов из Космоса. Их надо было анализировать, классифицировать. После удачного контакта с Фиоэльей, Земля свято уверовала в то, что не за горами и контакты с разумными существами и с других планет.
   - 19 -
   Правило исключения
   И всё же Карина скучала. Особо жгучая тоска накатывала на неё по вечерам, от тревоги за далёкого друга она не находила себе места. Как там говорил Фьюжи, "дискомфорт в отсутствие человека, который тебе нужен". Что-то вроде этого. Дискомфорт был налицо. Она терялась в догадках, версии одна страшнее другой роились в голове - землетрясение, цунами, нападение агрессивной планеты. Карина стала плохо засыпать по ночам, она похудела, под глазами залегли тёмные синюшные круги, пропал аппетит, появились признаки раздражительности.
   Коллеги по работе сочувствовали своей начальнице. Некоторые шёпотом спрашивали друг у друга, что случилось с начальницей, на ней лица нет. А всезнающие шёпотом отвечали: "А вы не знаете? Да у неё роман с фиоэльянином, с Фьюжи. А эфира с планетой как не было, так и нет. Уже вторая неделя пошла, как планета молчит." "Да неужто она влюбилась в этот мерцающий надувной шар? Брандо в своём репертуаре, хочет хоть чем-нибудь, да выделяться из общей массы." "Она может себе это позволить, она гений, она гений, а гений гениален во всём, даже в своих чувствах." "Интересно, у них это взаимно? Наверно, с его инопланетянской точки зрения она не так уж и красива, как с земной." Да ведь у них нет никаких перспектив, будь они хоть трижды влюблены. Другая Галактика, другой вид, другой генетический код. Они же не слабоумные, чтобы не понимать этого." "Э-э, уважаемые коллеги, да вы просто завидуете Брандо. Не каждая женщина может похвастаться влюблённым поклонником с другой планеты" "Было бы чему завидовать? Любовь - это, знаете ли, гармония души и тела". " А как же платоническая любовь? Она, кстати, существует со времён Платона." "Вряд ли кто-нибудь когда-нибудь был удовлетворён чисто платоническими отношениями. Это скорее аномалия, чем норма." "Вот уж поистине эфирная любовь..."
   Тема эфирных взаимоотношений начальницы с фиоэльянином муссировалась в кулуарах обсерватории вовсю. Достоянием гласности она стала давно. Как правило, Карина первая снимала информацию с космотайпа. Но бывали случаи, когда это делал кто-то из сотрудников фонорубки. Карина и не возражала, ибо не видела ничего предосудительного в разговорах с Фьюжи. В конце концов, контакт с разумным индивидом Вселенной входит в её обязанности. Она и сама не понимала, как так случилось, что их разговоры стали носить очень личный, даже интимный характер. Однако людские разнотолки по этому поводу её мало тревожили. Как и все очень цельные натуры, Карина просто не придавала им значения. Да и как могли волновать её досужие домыслы разного рода кликуш? Перед ней была вся Вселенная, перед ней открывались тайны Мироздания, она могла слушать и слышать Космос. Карина была выше дрязг и интрижек повседневности, выше настолько, что просто не замечала их. Карина Брандо была птицей другого полёта.
  Правда, сейчас, увы, птицей с перебитым крылом. Тревога за Фьюжи и его планету вытеснила все остальные проблемы. Она часто задумывалась, устремив неподвижный взгляд в блестящую, зеркальную плоть своего ЛОРа, говорила и отвечала невпопад, а вечерами откровенно тосковала, глядя в чёрную бездну ночного неба: "Фьюжи, миленький, отзовись..."
  Утро, как всегда, начиналось с посещения фонорубки и осмотра ЛОРа. ЛОР был безупречен. Фонорубка молчала. Речевой синтезатор как воды в рот набрал. Фиоэлья не отзывалась уже третью неделю. Карина связалась с космологической станцией на Орфее и запросила компопрограмму сейсмически взбунтовавшихся зон космического пространства в радиусе вектора излучения Фиоэльи. Оказалось, что в этом секторе за последние две недели зарегистрировано несколько взрывов планет, однако, к счастью, Фиоэлья в чёрный список не попадала. Это означало, что планета существуе. На сегодняшний день это была обнадёживающая информация.
   - 20 -
   Правило исключения
  - Карина Эдгардовна, - услышала она возле себя голос руководителя компьютерного цеха Рауля Калисто, - не убивайтесь Вы так, жива планета. Я задал своему квазикомпу задание, и он сделал мне подборку информаций о неспокойных планетах, переживших мощные природные катаклизмы, комп-программист выдал мне наиболее вероятный сценарий происходящего на Фиоэлье. Вот, читайте, - и Рауль положил перед ней график алгоритма возможных колебаний активности на Фиоэлье и сопровождающий его комментарий:" 99,0009% процентов вероятности, что планета подверглась ураганным ветрам мощность 110-117 метров в секунду по земному измерению мерности силы воздушного потока. Установка типа "ЛОР" разрушена со 100-процентной вероятностью."
  - Если твой комп такой умный, почему он ничего не говорит про вероятность людских потерь? Сила ветра, которая смела такое жизнестойкое сооружение как ЛОР, могла смести население планеты с лица Земли, прошу прощения, с лица Фиоэльи.
  Рауль Калисто потупил глаза.Он хотел подбодрить Брандо, сказать, что шанс выжить у населения есть. Но Брандо хотела дополнительной конкретизированной информации. А она была не столь утешительной.
  - Ну почему ничего не говорит? - отведя глаза в сторону промямлил Рауль.
  - Ты мне цифры давай, хватит мямлить, - вознегодовала Брандо, -я не кисейная барышня, в обморок не упаду.
  - 70% населения могут погибнуть, - упавшим голосом произнёс компьютерщик. - На Карина Эдгардовна, это ведь всего лишь одна из вероятностей...
  - Знаю, не учи учёного, - отрезала Брандо, но потом, сама устыдившись своей резкости, уже мягче добавила, - спасибо тебе, Рауль, я поняла, что шанс есть.
  Шанс был, да не велик, увы. Фьюжи мог погибнуть, а мог остаться в живых, мог оказаться в страшных 70-ти процентах, а мог - в спасительных 30-ти. Что он там такое говорил про свою овальную ауру? Ах, да, он красив, потому что рационально его тугое плотное, яйцевидное биополе, позволяющее ему с наименьшим риском для жизни существовать в условия ураганных ветров. Это хорошо, это в его пользу. Это увеличивает шансы на спасение.
  Утро третьего месяца молчания принесло радостную весть: ЛОР вновь стал улавливать излучения искусственного происхождения с Фиоэльи. Это могло означать лишь одно - фиоэльяне вновь запустили инфоизлучатель, вероятно, ведут работы по наладке аппаратуры, значит, люди на планете живы, сам по себе ЛОР бы не заработал. И лишь к вечеру пришла космоинфограмма с планеты. Далёкий незнакомый голос говорил: "Земляне, Фиоэлья практически разрушена ураганным ветром. 75% всех строений планеты разрушено. 68% населения погибло под обломками, 25% находятся в медучреждениях с повреждениями аур различной степени тяжести. Нуждаемся в помощи специалистов по трансформстроительсту. Если имеете опыт скоростного трансформстроения, просим выйти на связь с заранее подготовленными чертежами и формулами в этот же момент сиюминутного времени через один эфирный промежуток."
  Значит, завтра в это же время, быстро сообразила Карина. Она тут же развернула кипучую деятельность. Связалась напрямую с президентом, поставив его в известность о полученной информации, оповестила журналистов в надежде, что они привлекут к проблеме трансформстроительства нужных специалистов, причём как из государственных структур, так и одиночек-нелегалов, разработки которых зачастую были более удачными, чем традиционные, рождённые в недрах официальных научных подразделений.
   - 21 -
   Правило исключения
  Одним словом, к моменту эфирной связи в фонорубке обсерватории Карины Брандо собралось много нужных людей со своими проектами, изысканиями, наработками и методиками скоростного трансформстроительства. Карина была довольна результатами своей кипучей деятельности. В просторах Вселенной зазвенели оживлённые голоса землян и фиоэльян, человечество, чем могло, помогало попавшей в беду планете. По существу в эфире собрался межпланетный консилиум с привлечением производственников-практиков и учёных. Было ясно, что фиоэльяне очень заинтересованы в разработках земных учёных, а общие космические принципы Мироздания, общие физические и метафизические законы позволяют им понимать друг друга.
  Карина Брандо находилась в центре событийного ядра происходящего, чувствовала свою сопричастность общему делу помощи другой планете. И ей казалось, что она помогает и Фьюжи, который стал для неё олицетворением чего-то очень гармоничного и тем самым примирял её с дисгармонией отношений в её собственной жизни. Она боялась себе в этом признаться, но этот далёкий фиоэльянин стал ей неимоверно дорог, как никто другой в этой Вселенной.
   ГЛАВА 8. ПРИЗНАНИЕ
  Занятая своими мыслями, она вдруг вынырнула из забытья, услышав своё имя. Незнакомый фиоэльянский голос певуче говорил: "В конце сегодняшнего эфира я обращаюсь к Карине Брандо. Карина, мой друг и коллега Фьюжи попросил передать, что он жив и здоров, правда, пока находится в медцентре, где чинят его ауру, поэтому временно не может выйти с тобой на связь. Он просил не волноваться за него и обещал, что, как только его починят, он при первой же возможности свяжется с тобой, Карина Брандо, - незнакомый голос на мгновение умолк, будто собираясь с мыслями, но вновь заговорил. - Карина, он ещё просил передать, что очень ценит вашу дружбу, потому что ты - человек его души. Это дословно. До свидания в эфире".
  Голос умолк. В фонорубке воцарилась тишина. Сотни пытливых, любопытных, доброжелательных и не очень глаз уставились на Брандо. Всем было ясно, что сейчас в космическом эфире впервые за всю историю развития межпланетных отношений прозвучало признание в любви к инопланетному существу, в любви, разделённой толщей световых лет, исторических коллизий и укладов двух разных планет, генетической и физиологической несовместимостью влюблённых существ. И несмотря на все эти безоговорочные, непреодолимые различия, всем было очевидно, что это именно любовь. Новое, ещё не воспетое в литературе, не интерпретированное в галлодисках и музыке чувство, ибо до сих пор его не было и в природе. Карина и Фьюжи оказались первооткрывателями и в этой области.
  Народ в рубке начал потихоньку оживать: кто-то подходил к Карине со словами поздравлений, кто-то молча пожимал руку. А Карина глупо улыбалась, механически кивая каждому говорящему, и при этом вся светилась счастьем. "Фьюжи жив! Господи, спасибо тебе, Господи, за то, что он жив. Помоги ему, Господи, залечить его ауру. Главное, я знаю, что он жив, а больше ничего и не надо".
  Карина лукавила сама с собой. Ей надо было больше, чем просто знание, хотя и ему она была безмерно рада. Она поняла это, сидя одна дома перед сигнальным индикатором и ожидая, когда вспыхнет красный свет. Но индикатор равнодушно пялил на неё свой матово-чёрный глаз и даже не думал загораться. Ложась спать, Карина уговаривала себя: ничего, надо набраться терпения и ждать. Сегодня ждать гораздо легче, чем было вчера. Сегодня я знаю, что с Фьюжи всё в порядке. Я просто жду встречи с Фьюжи.
   - 22 -
   Правило исключения
  Надо же, употребило слово "встреча". Ой, Фьюжи, ты тоже человек моей души. Вот только встреч нам с тобой не праздновать, так, кажется, поётся в каком-то старом престаром романсе. Разные у нас судьбы, разные планеты, да и мы сами очень, непоправимо, разные. Всё у нас с тобой разное, кроме наших душ.
  Так думала Карина, засыпая. А просыпаясь, чувствовала себя счастливой от предвкушения скорой "всиречи", от осознания того, что в Космосе, во Вселенной есть человек её души, который тоже считает её, Карину, человеком своей души, и это у них взаимно.
  Фьюжи вышел на связь лишь через четыре дня. И когда в эфире послышался его бархатный напевный голос, Карине показалось, что её сердце вот-вот разорвётся от переполненности радостью.
  - Карина, я дома, я, наконец, дома. Душа моя единственная Карина, сколько же ты, наверное, пережила, пока я молчал. Прости меня.
  - Фьюжи, как я рада тебя слышать. Не извиняйся, я уже всё знаю. Твоей вины здесь нет. Думаю, что тебе пришлось выдержать куда больше.
  - Не лукавь. Я знаю, что страдать за другого тяжелее, чем за себя.
  - Да, Фьюжи, я это тоже знаю. Ты мне расскажи, что там у тебя...
  - У меня беда, Карина, - голос фиоэльянина дрогнул, но он быстро взял себя в руки. - Погибли трое моих детей и Флизи.
  - Господи, горе-то какое. Я очень сочувствую тебе. Как ты всё это пережил, Фьюжи?
  - Я не один такой, мы схоронили больше половины населения планеты. Прерванная жизнь - это прерванная Сигма судьбы.
  - Я не совсем тебя понимаю.
  - Ну если коротко... У вас есть понятие кармы, это не совсем то же самое, что Сигма. Аналога этого понятия у землян нет. Сигма поток космических частиц, сопутствующих фиоэльянину, он влияет на судьбу. Если человек отклоняется от этого потока, созревают пространственные люфты ошибок или негативизма, поток надо выправлять своим поведением всю жизнь. Прерванная жизнь - прерванный поток, незакрытый люфт. И надо всё начинать заново в новом теле.
  - Ты говоришь об этом так спокойно...
  - Что случилось, обратно не переделать. К тому же я общаюсь со своими в назначенное время.
  - Как это возможно? У вас, что развит спиритизм?
  - Нет, что ты, духов мы не вызываем. Всё гораздо проще. Мини-сублиматоры есть в каждой семье. Они вырабатывают энергию, в коконе которой может пребывать душа умершего в телесном мире. А разве у вас не так?
  - Нет, не так. Мы как-то не говорили раньше на эту тему...
  - Мы с тобой ещё на многие темы не говорили, Карина.
  - Так вот на Земле нет таких установок. Мало того, многие земляне до сих пор не верят в потусторонний мир душ. Правда, биоэнергетики уже многое доказали, но это только начало. Теоретически мы знаем, что души не умирают. Но связи с ними у нас нет.
   - 23 -
   Правило исключения
  - Теперь я понял, почему земляне воспринимают смерть так трагично.
  - Да, для нас смерть - это разлука навсегда.
  - Бедные люди! Господи, как же вы живёте с таким... с таким понимание Мироздания? Как вообще можно жить, если человек ушёл из жизни, а у тебя нет возможности хоть редко пообщаться с ним?
  - Вот так и живём. Теряем навсегда. Плачем, тоскуем, потом привыкаем к боли утраты и утешаем себя тем, что где-то там они всё-таки существуют.
  - Но ведь это, наверно, невероятно тяжело. Я бы не смог... Я, по крайней мере, знаю, что Флизи вместе с детьми находятся сейчас вместе, в одном пространственном пласте. Они пока тоскуют по телесному миру, но уже заняты своими заботами, ведь там, наверху, им надо пробиваться дальше, выше. Неопытные души детей тянут назад, в фиоэльский мир, но они день ото дня преодолевают эту тягу. Скоро их пути разойдутся, у каждого будет свой пространственный пласт, но это не затрудняет общения там.. Души детей, как показывает практика нашего общения с тем миром, скоро обретут другие тела. Души взрослых людей находятся в мире тонких энергий гораздо дольше, потому что у них за жизнь накопилось больше отклонений от потока Сигмы, образовавшиеся люфты негативизма надо очищать, чем и занимается сейчас Флизи.
  - Ты открыл мне сейчас новый мир, Фьюжи.
  - Карина, этот мир, стар, как мир. Извини за каламбур.
  - А для меня он нов, как первый раз взошедшая Луна.
  - Сравнение не понял. Что такое Луна? Куда она восходит?
  - Ой, долго объяснять, - отмахнулась Карина. - Светило у нас такое, по ночам на небе восходит, земляне им любуются. Довольно красивый светящийся диск.
  - Мне бы хотелось его увидеть, - мечтательно произнёс Фьюжи. - И тебя хотелось бы увидеть, и твою Землю. Как мы мало всё же знаем о мирах друг друга, Карина, как ничтожно мало.
  - Мы с каждой нашей встречей узнаём их всё больше.
  - Ты тоже называешь наши разговоры встречами. И я. Карина, откуда у нас такое ощущение спаянности наших душ? Ты не думала об этом?
  Очень даже думала. Может быть, души, как проявления Космоса, воплощаются не всегда в теле той планеты, где жили прежде. Может быть, когда-то ты был в теле землянина, или я была фиоэльянкой. Может быть, мы уже пересекались в каком-то другом мире. Что ваши умершие говорят на этот счёт.
  - Говорят, что вселение души в инопланетное тело возможно теоретически, но на практике случается редко. Только души, исправившие поток Сигмы в своём околопланетном пространстве, могу быть переселены в инопланетные тела. Их отправляют туда, можно сказать, с воспитательной целью, как высокоразвитые и тонко чувствующие. Я вполне допускаю, что это могло произойти с твоей душой, но с моей вряд ли.
  - Почему ты так самокритичен?
  - Я обычный фиоэльянин. Поверь мне, у меня масса недостатков, и в небесном мире моей душе предстоит ох как много потрудиться.
   - 24 -
   Правило исключения
  - Расскажи мне, какие недостатки ты в себе видишь?
  - Ты настолько мне доверяешь!? - воскликнул Фьюжи.
  - Не поняла твоей радости по поводу своей просьбы.
  - О недостатках друг друга у нас говорят только тет-а-тет, и только очень близкие духовно люди. На фиоэлье у меня ещё не было таких собеседников.
  - Значит, твоей первой собеседницей на откровенную тему будет землянка, - спокойно сказала Карина. - Конечно, если ты не будешь возражать.
  - Не буду. Ты первая, кого я назвал в своей жизни человеком своей души. И ты будешь первой, кому я расскажу о своих недостатках. Только боюсь, что воей откровенностью разочарую тебя.
  - Не бойся, я знаю, что монстром ты быть не можешь, а всё остальное я выдержу.
  - Ну слушай, раз сама напросилась. Во-первых, я эгоцентрист. Не эгоист, а именно эгоцентрист. Моё внутренне энергетическре эго притягивает другие и способно подавлять их. Попавшие в поле моего эго могут свернуть со своего пути, это приводит к ошибкам и не только моим.
  - А твоё эго у тебя от рождения?
  - Конечно. Эго всем даётся от рождения, но на то мы и мыслящие существа, чтобы учиться управлять им, не допуская люфтовых ошибок ни своих, ни чужих.
  - Ты научился?
  - Смею думать, что да. Но ведь пока учился, дров-то уже успел наломать.
  - Фьюжи, я что-то не очень понимаю про ваше эго. Ты мне объясни, пожалуйста, на примере.
  - Вот тебе самый простой пример. Флизи, ещё до рождения наших детей, поддалась влиянию моего эго, а потом в процессе жизни растворилась в нём, почти утратив своё. Поверь, этот процесс имеет вполне конкретные физические параметры, это - высшая физика энергообмена, не имеющая никакого отношения к лирике. Управлять своей энергетикой сложно, но возможно. Теперь я научился, но Флизи от этого не легче, она из-за меня не выполнила какое-то своё предназначение, кроме деторождения, конечно. Я нарушил поток её Сигмы. Я понятно объясняю?
  - Понятно, Фьюжи. Только у нас то, что ты рассказал о себе, толкуется совсем иначе и вовсе не научной основе. С нашей земной точки зрения ты просто очень сильная личность, а потому люди подпадают под твоё влияние. Слабый всегда подчиняется сильному.
  - Это потому, Карина, что земляне пока недалеко продвинулись в изучении биоэнергетических процессов, а ещё потому, что не умеют общаться с душами умерших. Вы ещё придёте к этому пониманию. Оно является одним из принципов всего сущего, законом Мироздания, общим для всех космических рас.
  - Вероятно, если смотреть на меня с точки зрения фиоэльской науки, я вообще состою из одних недостатков.
  - Тебя извиняет незнание законов, которые знаю я. Хотя, конечно, в космическом масштабе незнание закона не освобождает от ответственности перед ним, перед свое и чужими потоками Сигм.
   - 25 -
   Правило исключения
  - Понимаю, о чём ты Закон земного притяжения действует вне зависимости от того, знаем мы о нём или нет.
  - Но с другой стороны ты, Карина, действуешь в рамках Сигмы своей планеты и своей эпохи со всеми её плюсами и минусами. А значит уровневая корректировка космического пространства должна это учитывать.
  - Мне кажется, Фьюжи, что мы с тобой встретились неслучайно. Наше знакомство тоже имеет какой-то космический смысл. Давай запланируем встречу биоэнергетиков с твоей и моей стороны. Нашим у ваших явно есть чему поучиться.
  - Я попробую. Ты не забывай, что фиоэльян стало намного меньше. Но эфир с моим другом биоэнергетиком Файни я могу гарантировать.
  - Фьюжи, наше время истекает. Когда назначишь мне свидание.
  В рубке повисло молчание. Карина ждала, полагая, что Фьюжи высчитывает время, когда сможет выйти на связь. Но эфир будто онемел.
  - Фьюжи , ты слышишь меня? Что случилось, Фьюжи? Ты на связи?
  - Тут я, Карина. Твой вопрос ввёл меня в сильное замешательство. Ты в своём уме? Свидание между нами невозможно. Мы же с тобой разные расы и генетические виды, я уже не говорю об отдалённости наших тел друг от друга.
  - Вот, глупенький, - рассмеялась Карина, - я же говорю о нашей следующей встречи в эфире.
  Вновь воцарилось молчание. Вероятно, Фьюжи обдумывал сказанное.
  - Карина, в нашей языковой структуре слово "свидание" имеет вполне конкретный смысл - встреча с целью создания потомства. Дата и даже час свидания обговаривается заранее с учётом рекомендаций медиков, астрологов и эзотериков. Видимо, вы вкладываете в это слово совсем иной смысл.
  - Да уж, совсем иной, - рассмеялась Карина. - У нас назначают свидание, чтобы пойти вместе в кино, в театр, в ресторан, или просто погулять по улицам. Всего и навсего. Я просто имела ввиду нашу следующую встречу, а слово "свидание" произнесла с некоей долей иронии.
  - Я понял. Извини недотёпу - фиоэльянина. А знаешь... Если честно...- Фьюжи запнулся, подбирая слова, - я бы очень хотел бы назначить тебе свидание. Чего бы я только не дал за такую возможность. Я понимаю всю абсурдность и несбыточность этой мечты и всё же... всё же мечтаю.
  - Фьюжи, давай не будем о грустном. Мы с тобой не дети, чтобы не понимать истинного положения вещей.
  - Ты права, права, совместиться телами мы, конечно же, не можем. Мы дотронуться-то друг до друга не можем. Я вспоминаю то стихотворение, которое ты мне давно ещё прочитала :"...но однажды коснувшись руки, к душе прикоснуться посмел." Мы с тобой коснулись душами, а коснуться рукой... это нам не дано.
  - Надо смириться, Фьюжи. У нас нет выбора. Мы разные, мы физически не совместимые.
  - Знаю, Карина. Но как это несправедливо, одарить нас родственными душами, не давая совместиться телами. Зачем и кому было надо посылать нам такое испытание?
   - 25 -
   Правило исключения
  - Значит, зачем-то надо. Может быть, ты так отрабатываешь свою Сигму, а я свою Карму. Кто знает... Давай лучше поговорим о времени следующего эфира.
  - Видишь ли, теперь мы не сможем разговаривать с тобой так часто, как раньше. Всё оставшееся в живых население планеты занято на строительно-восстановительных работах, мы отстраиваем Фиоэлью заново. Кстати, нам очень помогают трансформустановки, которые мы сконструировали и освоили с помощью земных специалистов. Но работы ещё не початый край. Назначаю тебе встречу через три межэфирных промежутка. Раньше не получится, буду занят на стройке. До встречи, Карина. Я люблю тебя, человек моей души.
  - Я тоже люблю тебя, Фьюжи, - эхом отозвалась Карина. И эфир умолк.
   ГЛАВА 9. НОВАЯ ИДЕЯ
  Эти три дня до новой встречи с Фьюжи Карина была занята никогда. Она перепоручила подчинённым все контакты со специалистами и чиновниками, ждущими эфира с Фиоэльей. Полностью отдала на откуп своим спецам контроль за жизнедеятельностью обсерватории и ЛОРа, уединилась в своём кабинете со своим компьютером и беспрестанно вычерчивала на нём какие-то графики, вычисляла космонавигационные вектора, корректировала подпространчтвенные петли. Одним словом, Карина воплощала в жизнь свою новую гениальную идею. И когда Фьюжи в назначенное время вышел на связь, Карина вместо приветствия закричала:
  - Фьюжи, есть идея! Мы скоро увидим с тобой друг друга!
  - Гениальная моя землянка Карина Брандо, жду твоих пояснений.
  - Я задумалась: почему мы с тобой через пространство и время можем доносить свои голоса и мысли, почему мы не можем видеть друг друга? Конечно, волновая энергия звука отличается от зрительной. Но ведь земляне уже давно передавали через космос фотографии с поверхности Луны, Марса, Венеры. Естественно, расстояние до Фиоэльи слегка побольше будет. Но я поднатужилась и изобрела способ волновой передачи гало-изображения на большом расстоянии. Просто подкорректировала вектор направленности относительно лучевой оси пространства-времени и вывела связьобразующую формулу свето-зрительной энергии изображения. Дело за малым - сконструировать и встроить в Лора устройство приёма-передачи лучевого потока гало-картинки.
  - Гениально! Но для обратной связи у меня тоже должно существовать такое устройство.
  - Я дам тебе все формулы и расчёты, а технически сконструировать его несложно. Подключишь нужных спецов. Работы недели на три.
  - А какое изображение ты надеешься получить? Я имею ввиду помехи при трансляции через космос.
  - Это, по моим подсчётам, будет объёмная гало-картинка в трёхмерном измерении, но статичная.
  - Такие застывшие фигуры, как на фотографии, только объёмные, я правильно понял?
  - Правильно. И ещё, Фьюжи, сиюминутную галосвязь в реальном времени нам с тобой не получить. Изображение будет появляться в заданной точке пространства приблизительно спустя два межэфирных отрезка с момента засыла.
  - Карина, а когда ты сможешь заслать своё гало-тзображение?
   - 27 -
   Правило исключения
  - Через 14 отрезков, - не задумываясь ответила Карина. - Я давно уже всё рассчитала. Завтра в моей обсерватории начнётся монтаж нового устройства, я назвала его "Глаз".
  - Отлично, я тоже буду конструировать у себя свой "Глаз". Диктуй формулы и расчёты. Какое счастье, что мы с тобой и в науке понимаем одинаково. Но ты - гений, Карина. И я И вся Фиоэлья будем пользоваться твоей гениальностью.
  - Да, теперь мы сможем передавать друг другу изображение с места события, - ничуть не смущась заслуженной похвалы, подхватила Карина. К примеру, если у ваших трансформстроителей возникнут конкретные вопросы по методике, вы сможете показать нам проблемное место, а не объяснять на пальцах, где и что у вас не ладится. Наши спецы на этом деле собаку съели, тут же всё объяснят и дадут дельный совет.
  - Собаку? У землян чрезвычайно ассоциативная структура речи. Какое отношение собака имеет к вашим профессионалам?
  - Ты прав, Фьюжи, никакого, - рассмеялась Карина. - Я и сама не знаю этимологию этого выражения. Я просто хотела сказать, что у нас очень опытные профессионалы, которые с радостью вам помогут.
  - Для нас это очень ценно, Карина. Строительство сейчас - главное. Ведь мы живём сейчас в палаточных городках, защищённых энергополем от осадков, ветров и других капризов погоды. Вот такое у нас общежитие теперь.
  - Мне так хочется, Фьюжи, чтобы у тебя скорее нормализовалась жизнь, и быт в том числе. Вы все там, наверное, на пределе сил.
  - Нет, это ещё не предел, - серьёзно ответил фиоэльянин, - резервы наших организмов очень велики. Справимся с Божьей помощью и с вашей. Карина, а знаешь, о чём я сейчас подумал?
  - Догадываюсь, - моментально отреагировала Карина.
  - Как догадываешься, я же ещё не сформулировал?
  - Просто я думаю о том же. В общем, я предположила, что мы с тобой думаем об одном и том же.
  - Очень интересно. И о чём же?
  - О том, Фьюжи, что мы можем не понравиться друг другу чисто внешне, когда увидим посланные гало-изображения.
  - Ты угадала. Эта мысль не даёт мне покоя.
  - Знаешь что, мы с тобой учёные, и мы отлично понимаем, что у разных космических рас разная внешность и, соответственно, разные понятия о красоте.
  - Это-то и страшно. Вдруг я покажусь тебе уродом.
  - Я в таком же положении, Фьюжи. Я тоже боюсь выглядеть в твоих глазах уродливо.
  - Иногда мне кажется, Карина, что я тебя так давно и хорошо знаю, что даже твоя внешность мне покажется знакомой.
  - А какой ты меня представляешь, опиши. А я внесу коррективы в нарисованный тобой образ, чтобы подготовить тебя к восприятию моей внешности.
  - Но мы же с тобой уже выяснили, что мы оба прямоходящие, с двумя руками и ногами. А вообще воображение рисует мне что-то гармоничное, шарообразное и светящееся.
   - 27 -
   Правило исключения
  - Фьюжи, Фьюжи, ты же знаешь, что мы, земляне, не мерцаем, не бликуем и не сверкаем. И вообще вынуждена тебя разочаровать - моё тело не имеет никакого отношения к шарообразности. Я - создание не высокого, с земной точки зрения, роста, худая, хотя... кое-какие округлости на моём теле имеются. По земным меркам, я являюсь привлекательной женщиной. А вот по-фиоэльянски вряд ли. А ты какой. Ничего не знаю, кроме того, что у тебя овальная тугая аура.
  - Я - тоже не красавец в земном понимании. Внутри овальной ауры длинное тело, крупнее и выше, чем у моих сородичей. Овал лица соответствует овалу ауры. Глаза зелёные, рот узкий. По-фиоэльянски я даже очень ничего себе, противоположному полу нравлюсь. А вот как тебе придусь... Но на паучка в банке я не поход, это гарантирую.
  - Это уже радует, - рассмеялась Карина. - Паучка я бы не выдержала.
  - А ты, оказывается, привередлива, женщина моей души, - рассмеялся в ответ Фьюжи. - А если честно, я уже сгораю от любопытства, очень уж хочется тебя увидеть.
  - А я сгораю... от страха, - призналась Карина, - хотя понимаю, что это глупо. Мы не можем быть одинаковыми и не можем соответствовать вкусам другу друга. Это априори, данность. Это надо принять как должное. Вот и всё.
  - А я сейчас понял одну очень важную вещь, Карина. Какой бы я тебя ни увидел, ты не перестанешь быть для меня человеком моей души.
  - Может, нам тогда лучше не засылать друг другу наших изображений?
  - Э, нет уж, дорогая моя. Это ты сгораешь от страха. А я-то от любопытства, - и они вновь весело рассмеялись.
  - Ладно, Фьюжи, будь что будет. Обменяемся галофотками на память.
  - Зачем на память? Я не собираюсь с тобой расставаться.
  - Ты вдумайся в то, что сказал, - Карина вдруг стала серьёзной. - Как мы можем расстаться, если пока ещё не встречались и никогда не встретимся, по крайней мере, в этой жизни?
  - Я не согласен с тобой, Карина Брандо, - тоже серьёзно ответил Фьюжи. - Мы встретились душами, мыслями, идеями. Встретились, несмотря на бездну, которая нас разъединяет. Да это Дар Божий, Карина! И я не намерен его терять.
  - Я тоже, Фьюжи.
   ГЛАВА 10. ЗНАКОМСТВО
   Наконец, настал тот день, когда Карина должна была принять гало-изображение Фьюжи. Она заранее позаботилась об аппаратуре, которая спроецирует присланное "фото" в её рабочий кабинет. Ей очень не хотелось "знакомиться" с Фьюжи в присутствии коллег. Для неё это был интимный процесс, и он вовсе не предназначался для чужих глаз. И хотя Карина заранее готовила себя к этой "встрече" и уговаривала саму себя не волноваться, когда перед её рабочим столом начал вибрировать воздух и проявляться первые, ещё размытые очертания силуэта, она зажмурила глаза. А когда открыла, увидела его.
  Это был не человек, по крайней мере в земном понимании этого слова. Да, отдалённо напоминающий человека, но не человек. В радужно сияющем жёлто-голубом прозрачном коконе застыло существо очень высокого, примерно трёхметрового роста, с телом, действительно имеющим руки и ноги, но не похожие на человеческие. Было впечатление, что внутри этого огромного существа просто нет костей.
   - 28 -
   Правило исключения
  Его конечности держали форму только за счёт хорошо развитых мускулов. Такое же впечатление производили и пальцы, держащие какой-то плод, похожий на большую сливу. Пальцы обнимали, обвивали этот плод, подобно маленьким змейкам. Да и всё тело инопланетянина, узкое и высокое, струилось и слегка извивалось. Но самым удивительным было лицо. Строго овальное, без всякой растительности на голове и щеках, безбровое, с маленькой выпуклостью вместо носа, с плотно сжатыми узкими губами и с огромными, в треть лица, жёлто-зелёными глазами без ресниц, это лицо казалось пародией на человеческий облик.
  Таков был Фьюжи. Прямо скажем, не красавец, подумала Брандо. Первая оторопь у неё уже прошла. Страх сменился любопытством первоиспытателя. Что ни говори, а Брандо была первым человеком на Земле, увидевшим почти живого фиоэльянина.
  Карина начала внимательно, фрагмент за фрагментом, вглядываться в обличье Фьюжи. И чем дольше она смотрела, тем менее неожиданным и чужим казался ей его вид, тем более естественными выглядели его черты, его силуэт. Змеиный, струящийся изгиб тела ей показался даже изящным и по-своему гармоничным, большие, словно надувные, мышцы рук и ног - сильными и эластичными. Одежда на фиоэльянине была обтягивающей. Он явно не стремился скрыть свои недостатки. Вероятно, их у него просто не было. Ну конечно, он же говорил, что сложен хорошо. И с этим было трудно не согласиться. Да, для земного глаза Фьюжи выглядел непривычно. Однако в его мощном торсе, в сильном изгибе тела, в гордой посадке яйцевидной головы , в тяжёлых мышцах, играющих под эластиком золотистой кожи была видна какая-то особая грация дикого зверя.
  Их тела просто приспособлены для жизни в условиях ураганных ветров, поняла Карина. Она присмотрелась к фону гало-изображения. За фигурой Фьюжи были видны косо летящие на ветру ветви деревьев, похожих на плакучую иву. При этом фигура Фьюжи, облачённого в тугую прозрачную ауру, ничем не выдавала сопротивления мощным воздушным потокам. На фоне метущихся, рваных, летящих по воздуху веток тело фиоэльянина казалось монолитом, хоть и грациозно струящимся, но незыблемым, прочными статичным. Даже шарф на шее Фьюжи не развевался на ветру.
  А когда Карина вгляделась в огромные зелёные с золотыми искорками глаза, она просто утонула в них. Столько было мудрости, тихой печали, понимания, доброты и... человечности во взгляде фиоэльянина. Нет, недаром говорят, что глаза - зеркало души. Так оно и есть. Это был её Фьюжи, человек, с чьей душой она соприкоснулась и ощутила незримый взаимный ток понимания и родства. У Карины отлегло от сердца. Несмотря на всю неземную непривычную суть представшего перед ней облика, она узнала в нём Фьюжи. Узнала и приняла. Интересно, а какой он найдёт меня? Узнает ли меня во мне? Примет ли? - думала Карина. По её подсчётам Фьюжи уже должен был получить её изображение с Земли. Возможно, сейчас в эти самые минуты он разглядывает его с тем же пристрастием, с каким только что разглядывала его внешность Карина. А вдруг я ему не понравлюсь, - шевельнулась предательская мысль. - Вдруг я покажусь ему монстром из фильма ужасов со своими длинными ресницами, копной волос на голове и с костными конечностями, похожими на буратиньи. При всей своей гениальности Карина была обыкновенной земной женщиной, которая хотела нравиться избраннику своего сердца. Карина с нетерпением и тревогой ожидала следующего эфира с Фьюжи. Но с первых же его слов тревога рассеялась, растворилась в бархатной певучести его тембра:
  - Карина, как ты меня нашла? Не томи и, пожалуйста, без комплиментов. Мы оба знаем, что мы разные. И всё же... Тебе было неприятно на меня смотреть?
   - 29 -
   Правило исключения
  - Сначала было не по себе, - призналась Карина, - но потом... Я не знаю, как это точнее объяснить, но я узнала тебя, Фьюжи. Узнала по глазам. И в твоём облике, присмотревшись, нашла и грацию, и красоту. Ты чем-то неуловимо похож на леопарда, сильного, гибкого зверя.
  - Как гора с плеч, - облегчённо выдохнул Фьюжи. - Я не знаю, кто такой леопард, но ты рассказала о нём так красиво, что я принимаю это за комплимент.
  - Не увиливай от главной темы, лукавец. Теперь твоя очередь рассказывать о своих впечатлениях обо мне, - стараясь казаться спокойной, попросила Брандо.
  - Карина, я тоже не буду врать. Сначала ты показалась мне непривычной и чужеродной. Но потом я начал разглядывать тебя очень пристально, а потом, наоборот, отстранённо. Ты не поверишь, но ты похожа на одну мою статуэтку. Я не говорил ещё тебе, как-то к слову не пришлось, у меня есть увлечение, хобби, по-вашему, я немного скульптор. Меня считают трансавангардистом, потому что я придумываю образы, телесные формы для душ, ждущих воплощения. Многие говорят, что я черпаю образы из информационно-квантового поля Вселенной. Очень может быть. Ты пропорциональна, Карина. Правда, в моей гало-статуэтке ты запечатлена без волосяного покрова и растительности вокруг глаз. Но, приглядевшись к тебе внимательнее, я, как художник, понял, что золотое облако над твоей головой и чёрные щёточки вокруг глаз придают твоему образу завершённость, гармонию изящной законченности. Я понял, Карина, что ты красива. И я тоже узнал тебя в тебе.
  - Как я рада, Фьюжи! Ты не представляешь, как я рада! В душе я боялась этого разговора. Боялась услышать дежурные фразы типа "вполне приличный внешний вид", а в подтексте - "бывает и хуже".
  - Я боялся того же самого с твоей стороны. Знаешь, о чём я подумал, Карина? Вероятно, в Космосе существуют какие-то общие понятия соотношений телесных форм. Ведь формы так же многообразны, как велика Вселенная.
  - То есть бесконечно многообразны, - подхватила Карина.
  - Вот именно. И любая из этого бесконечного многообразия несёт на себе печать общих законов соотношений. Мы просто их не знаем, хотя и чувствуем интуитивно. Твоё гениальное изобретение, Карина, я имею ввиду установку под названием "Глаз", даёт начало новому космическому восприятию. Ты понимаешь, о чём я?
  - В полной мере, Фьюжи. Наладив словесный и образный, зрительный контакт с другими мирами, мы, конечно, узнаем. Осознаем и полюбим многообразие форм жизни. У нас просто раньше не было такой возможности. Трудно полюбить или не полюбить то, чего раньше никогда не видел, правда?
  - А вот тут позволь с тобой не согласиться. Я же полюбил тебя до того, как увидел твой облик.
  - Мы с тобой, Фьюжи, исключение из общего правила. Вероятно, у нас сильно развита интуиция, так называемый дар предвидения. Недаром же ты создал свою гало-статуэтку, так похожую на мой телесный облик.
  - А может быть, здесь действует закон соотношения формы и содержания Форма - тело, содержание -душа. Они ассимилируют в течение жизни. Душа формирует тело, тело - душу. И чем пропорциональнее соотношение внешнего и внутреннего, тем гармоничнее человек, представляющий собой симбиоз души и тела.
   - 30 -
   Правило исключения
  - Ну ты философ, Фьюжи. Я как-то раньше не рассматривала проблему души и тела под таким углом.
  - Да и я до сих пор тоже. Знаешь, Карина, у нас на Фиоэлье доказано научным путём, что любовь, как проявление определённого вида энергии, сопровождается взлётом всех способностей и возможностей индивида.
  - У нас наукой это пока не доказано. Но на практике так оно и есть. Масса литературы, поэзии посвящены этой теме. А возьми, к примеру, нас с тобой, сколько мы новых открытий сделали, сколько идей претворили в жизнь за время нашего знакомства. Твой звуковой фонодешифратор, мой "Глаз"
  - А ещё наши звуковолновые параметры в условиях надпространства, - подхватил Фьюжи.
  - И наши сегментарные светочастицы в пространственно-временном континууме, - продолжила Карина.
  - Слушай, раньше я думал, что мы с тобой обыкновенные гении... А мы оказались обыкновенными влюблёнными, - вдруг тихо сказал Фьюжи.
  - Мы с тобой, и то, и другое разом. Да и не такие уж мы обыкновенные влюблённые. Нас разъединяет гораздо больше, чем объединяет.
  - Тут ты не права, - твёрдо возразил фиоэльянин. - Видимо, душа больше всего остального, того, что нас разъединяет.
  - Не увлекайся излишним романтизмом, Фьюжи. Больше Космоса? Больше генетической предопределённости наших планетных рас. Сними розовые очки. Мы с тобой взрослые и, смею думать, неглупые, люди. Душа всего лишь небольшой сгусток энергии, впитавший в себя, в свои тонкие кристаллы нашу память и сознание. Наши души - песчинки в огромном океане Мироздания.
  - А ты не задумывалась о том, что такое Мироздание. Ведь оно и есть наши души.
  - Ничего нового ты не сказал. Если есть частицы Мироздания, значит оно из них и состоит.
  - Я не об арифметике говорю, - обиделся Фьюжи. - Есть науки посерьёзнее. Были времена, когда люди считали, что тело первично, а душа вторична...
  - Что значит, были? У нас до сих пор так считают.
  - Извини, я не знал. На Фиоэлье уже давно открыт закон первичности души.
  - Правда? А у нас такую философию проповедует лишь религия. В Библии сказано: "Вначале было Слово и Слово было Бог. Но там же сказано, что сначала Бог создал человека, а потом вдохнул в него душу.
  - Здесь нет противоречия, Карина. Да, Абсолют вдохнул в человека душу, но это означает, что она была создана заранее. Мы сначала варим компот, а уже потом разливаем его по банкам.
  - Это не корректное сравнение.
  - Согласен. Оно умозрительное. Просто без компота или другого содержимого и банка не нужна.
  - Мне трудно сразу переварить всю эту информацию, Фьюжи.
   - 31 -
   Правило исключения
  - Ещё бы. Переварить за несколько мгновений то, что целая космическая раса переваривала веками. К тому же не забывай, что мы общаемся с нашими умершими. А это очень мощный источник дополнительной информации. Нам приоткрыта дверь в ту сферу Мироздания, которая закрыта для землян.
  - Фиоэлья - уникальная планета. Нам так многому ещё предстоит у вас учиться. Но и вам у нас тоже. Я всё как-то забываю у тебя спросить, почему у вас на планете не пишут стихов? Ты их чувствуешь очень тонко, я думаю, этот жанр на Фиоэлье был бы тоже востребован.
  - Я тоже думал об этом. И понял. Если ты вслушаешься в нашу речь без услуг лингводешифратора, просто в её звучание, ты поймёшь, что мы немного поём, когда разговариваем.
  - Да, я заметила. У тебя очень напевный баритональный тембр речи.
  - Вероятно, именно эта особенность нашей речевой культуры, её мелодичность компенсирует нам отсутствие стихотворного жанра.
  - Так может, вы - планета поэтов, только сами того не осознаёте?
  - Ты нам льстишь, Карина. Но мне бы хотелось, чтобы это было так.
  Они распрощались, довольные друг другом и немного смущённые тем, что как-то ненароком в разговоре, между строк, признались друг другу в любви. И, как всегда после общения с Фьюжи, у Карины осталось ощущение недоговорённости и тоски по фиоэльянину. Да, трудно любить на таком расстоянии, да ещё и зная, что твои чувства бесплодны.
   ГЛАВА 11. ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ
  У Карины, конечно же, был поклонник, с которым она время от времени встречалась в интимной обстановке. Жизнь есть жизнь. Космические диалоги были очень важной, пожалуй, главной составляющей её жизни, но как женщина аналитического склада ума, она понимала, что надо как-то устраивать свою личную жизнь. Если бы было возможным соединиться с Фьюжи, она не раздумывая бросилась бы в его объятия. Но, увы, мужчина её мечты был слишком далеко и являлся инопланетяниным.
  А земной мужчина, Кирилл Богданов, был близко, дарил цветы, говорил комплименты и водил в театры и гало-музеи. К тому же был неглуп, учтив, не назойлив. Поэтому, когда Карина забеременила ( а было пора, пора рожать), они с Кириллом по обоюдному согласию стали жить вместе.
  Однако этот факт практически ничего не изменил в её жизни, по крайней мере, пока. И хотя новоиспечённому мужу не очень нравились ночные космические диалоги жены с фиоэльянином, переломить её он не мог. Карина твёрдо заявила:
  - Дорогой, этой привычке я не изменю и не надейся. Фьюжи - единственный человек в мире, не общаться с которым я не могу. Я буду разговаривать с Фьюжи, прими это как данность. Я надеюсь, ты не ревнуешь меня к инопланетянину, живущему на другом конце Вселенной?
  Право на общение с Фьюжи Карина отвоевала раз и навсегда. Мужу пришлось смириться со странной, не поддающейся логике привязанности жены. "В конце концов, - думал супруг, - Карина настолько гениальна и уникальна, что может позволить себе такую маленькую слабость, как дружба на расстоянии в сотни световых лет, да, на такое способна лишь Карина.
   - 32 -
   Правило исключения
  А Карина, как и прежде, ждала эфирных встреч. Она сразу же рассказала Фьюжи о своих переменах в личной жизни.
  - Что ж, - задумчиво ответил он, - я знал, что рано или поздно это произойдёт. Скажи, ты счастлива?
  - Если бы на месте Кирилла был ты, я была бы счастливее, - честно ответила Карина.
  - Боже, ну почему мы родились на разных планетах? - в голосе Фьюжи звучала тоска. - Но ты сделала всё правильно. У нас не так много времени, чтобы зависать на одной точке развития событий. Ты права, абсолютно права. Мне тоже надо подумать о семье. У нас, сама знаешь, погибло больше половины населения. Фиоэлья взяла курс на восстановление его численности и генофонда планеты в целях сохранения фиоэльянской расы.
  - У тебя есть на примете женщина?
  - Да, подруга Флизи. У неё погиб муж и трое детей. Мы с ней друзья по несчастью.
  - Ясно, Фьюжи, я рада за тебя. Видишь, жизнь сама расставила всё по своим местам.
  - Но ведь мы не расстанемся, Карина?
  - Нет, Фьюжи, не расстанемся. Ты знаешь, удивительная вещь. Я недавно разбирала старые, ещё переплётные книги (представляешь, какая древность?) и нашла стихи, кажется, той же поэтессы, которая нам с тобой нравится. Представляешь, она в своём 21 веке написала будто про нас с тобой. Вот послушай:
  Разделённые сотней Галактик,
  Затерявшись в бездонных глубинах,
  Души их, как послушный пластик,
  Безнадёжно друг друга любили.
  И в минуты отчаянной скорби
  По тому, чего быть не может,
  Не боясь ни молвы, ни фобий,
  Шли навстречу. Господь поможет!
  - Это потрясающе, Карина! - произнёс Фьюжи после недолгого молчания. Но как она могла предвидеть? Ведь в ту далёкую эпоху ещё не было межпланетных контактов.
  - Не знаю. Может, проявление телепатии?
  - На таком расстоянии, через века? Сомнительно.
  - Но ведь стихи, будто про нас написаны. Возможно, она умела заглядывать в далёкое будущее и из своего настоящего видела или слышала нас с тобой, ныне живущих.
  - Как непостижимо безграничен и ещё не познан наш Мир, Карина! - воскликнул Фьюжи. - Знаешь, у меня всё время бьётся в голове какая-то мысль, но я никак не могу её облечь в слова, сформулировать. Она касается нас с тобой, нашей возможности каким-то образом встретиться во Вселенной.
  - Когда сформулируешь, скажи. - улыбнулась Карина. - А теперь давай ближе к реальности, время эфира заканчивается.
  - Да-да, я хотел предупредить тебя, что теперь встреча в эфире будет нескоро.
   - 33 -
   Правило исключения
  - Почему, Фьюжи? - с нескрываемой тоской в голосе спросила Карина.
  - Командировка в загорную долину Фиоэльи. Будем строить там большое поселенье. Рабочих рук и голов не хватает. За полгода с помощью вашей методы трансформстроительства, думаю, управимся.
  - Мне будет очень тебя не хватать, Фьюжи.
  - И мне тебя, Карина.
  ... Фьюжи вернулся только через 10 месяцев. Карина к тому времени уже родила сына. О чём при первой же возможности поведала Фьюжи. Фьюжи в свою очередь рассказал, что тоже стал отцом потомства - 5 мальчиков и 2 девочки. На вопрос Карины, как сложились отношения с новой женой, он ответил уклончиво: " В целом неплохо. Но мне в ней не хватает тебя".
  - Ну и заявление, - рассмеялась Карина. - Я не могу быть в тех женщинах, которых ты выбираешь себе в спутниц жизни, я только сама в себе.
  - В этом и заключается вся трагичность моей жизни, - без доли иронии произнёс Фьюжи.
  И Карина его отлично поняла. Потому что ей в Криле, муже и отце её ребёнка, тоже не хватало Фьюжи, его уникальной души, работающей в одном диапазоне частот с её душой. Жизнь закружила их каждого по-своему.
  Фьюжи переезжал с одного места строительства на другое. И они с Кариной не могли общаться когда по полгода, а когда и дольше. Карина тоже была занята и работой, и воспитанием сына, которого, несмотря на протесты близких, назвала Фьюжин. Окружающие были немало удивлены инородностью данного мальчику имени. Но Карина лишь посмеивалась, она-то знала, что имя человека влияет на его характер и судьбу, а значит повлияет и на формирование души её мальчика. Ей так хотелось видеть во Фюжине частичку души своего фиоэльянина.
  Отец Фьюжина Кирилл смотрел на всё философски. Он давно понял, что тему инопланетных отношений своей жены затрагивать не стоит, и в конце концов, привык к чудачествам супруги, справедливо полагая, что инопланетная любовь на расстоянии менее опасна, чем земная.
  А маленький Фьюжин подрастал и проявлял много незаурядных способностей. К 20-ти годам Фьюжин имел два элитных образования - астрофизика и космопсихолога, а в 27 открыл закон сохранения энергии души. "Гений", - говорили про него окружающие". Есть в кого, - вторили другие, - как никак сын гениальной Карины Брандо".
  При каждом удобном случае Карина и Фьюжи переговаривались по космоэфирной связи. Они знали всё о важных событиях в жизни друг друга, обменивались гало-изображениями детей, обсуждали прочитанные гало-книги. Фьюжи особенно любил их "вечера поэзии", так он называл встречи, когда Карина читала ему стихи полюбившихся ей поэтов.
  ...Они, конечно, старели, как все и вся в этом мире. Часто говорили о том, что их ждёт там, за смертным порогом.
  - Фьюжи, вы же общаетесь со своими умершими, неужели у них не было ни одного контакта с душами других планет?
   - В небесах населённых души общаются меж собой свободно даже из разных пластов.
   - 34 -
   Правило исключения
  Сила мысли там пробивает все преграды. Но случаев общения с инопланетными энергетическими субстанциями в нашей практике зафиксировано не было.
  - Это потому, - с жаром утверждала Карина, - что душам не было надобности контактировать с инопланетянами, поскольку они в телесной жизни с ними не контактировали, как мы с тобой. Мы же с тобой и в этом первооткрыватели, Фьюжи. А у нас будет надобность в таком контакте, и мы будем с тобой общаться, ты же сам сказал, что там сила мысли преодолевает все преграды. Так, Фьюжи?
  - Да, Карина, так. Но мы с тобой не знаем, как там, в небесах населённых устроено всё, какие ценности станут для нас преобладающими, нужны ли мы будем друг другу там, как нужны здесь, в этом мире.
  - Я тоже думала об этом. Мы прожили с тобой целые жизни вдали друг от друга. Иногда мне казалось, что я хочу освобождения от тебя, от твоей власти, потому что мне было больно жить с сознанием нашей с тобой предрешённой несоединённости.
  - Как же мы с тобой похожи, Карина. Я испытывал порой то же самое. Мне было больно, что жизнь проходит в дали от тебя, и это невозможно изменить. Меня угнетало бессилие перед бесповоротной обречённостью существования порознь друг от друга. А сейчас я благодарен Абсолюту за то, что дал мне такую любовь. Как бедна и незамысловато сера была бы моя жизнь, не будь в ней тебя, Карина, с твоими любимыми стихами, со своей непредсказуемой гениальностью, с твоей душой, открытой миру и мне.
  Они помолчали, собственно, и слов-то было уже не нужно, ибо они оба знали, что и в молчании думают об одном и том же и одинаково.
  - Фьюжи, как-то никогда с тобой не говорили, а какой у вас возрастной ценз жизни?
  - 110 - 115 земных лет. А у вас?
  - У нас приблизительно такой же.
  - А с чего вдруг такой вопрос, -спохватился Фьюжи, - уж не собралась ли ты помирать в свои 70 с небольшим хвостиком?
  - Все под Богом ходим, - философски заметила землянка.
   ГЛАВА 12. ПРЫЖОК
   - Карина, а помнишь, когда-то давно, когда мы с тобой были ещё совсем молодые, я всё никак не мог уловить какую-то засевшую во мне, как заноза, мысль?
  - Что, уловил, наконец? - иронично спросила Карина. - Надо же, и века не прошло.
  - Не смейся, лучше послушай. Наши цивилизации знают, что весь Мир, всё сущее во Вселенной состоит из атомов - неделимых частиц, кирпичиков Мироздания. И всё многообразие предметов и явлений живой и неживой материи есть безграничное множество сочетаний этих самых атомов. В разных пропорциях, в разных соединениях, по-разному сконструированные, они и дают бесчисленные формы материи в Космосе.
  - Мысль тонкая, - с лёгкой усмешкой согласилась Карина, - но, увы, не новая.
  - Карина, ты сегодня настроена как-то критически, дослушай мою мысль до конца. Мы с тобой тоже единицы живой материи и тоже состоим из атомов, неделимых кирпичиков, одинаковых для всей Вселенной, то есть мы представляем собой совокупность тех же атомов, но в разных пропорциях и сочетаниях. Я сейчас стал профессиональным трансформистом - создаю разные формы и виды материи из атомов.
   - 35 -
   Правило исключения
  Вы на Земле делаете то же самое. Пока у нас не было надобности создавать подобным образом живую материю. Но ведь теоретически это не сложнее, чем создавать неживую. Формальный принцип тот же, плюс генно-инженерная корректировка. Я имею в виду создание именно тел, душа от Бога, мы это уже обсуждали. Ты понимаешь, о чём я говорю?
  - Понимаю, Фьюжи. Ты говоришь о том, что мы можем трансформировать свои тела по своему усмотрению.
  - Вот именно. Умница ты моя! Я могу облачиться в земное тело или ты в фиоэльянское. Ведь для нас главное стать существами одного вида, одной планетной расы с одинаковым генетическим кодом. Мы могли бы быть вместе! Мы могли бы быть счастливы, понимаешь ты это, Карина?
  - Мечты, мечты, - грустно вздохнула Брандо.- Ведь всё это теория, Фьюжи. Мы вряд ли с тобой доживём до времён, когда трансформиссия живой материи станет возможной на практике. Да и похоже, кроме нас с тобой, эта проблема больше никого не волнует.
  - Ну давай хотя бы помечтаем, предположим гипотетически, что это возможно. Согласилась бы ты стать фиоэльянкой?
  Карина секунду - другую помолчала, обдумывая предложенную ситуацию. И твёрдо ответила:
  - Нет, я бы не смогла. Рожать семерых детей, ходить всю жизнь в резиновом коконе вашей ауры... Да и вообще, Фьюжи, у меня совсем другой менталитет - земной. Уклад жизни, традиции планетной расы нельзя сбрасывать со счетов.
  - Понимаю тебя. Я тоже вряд ли захотел бы стать землянином. Для меня один ребёнок на двоих здоровых людей - это дикость, нонсенс. Но ведь есть и другие варианты, Карина. Можно выбрать себе какое-то третье тело, чтоб никому не обидно. Тогда мы будем в равных условиях.
  - Можно. Но у нас, мне кажется, не так велик круг знакомых инопланетян, чтобы выбрать себе тело по вкусу, ты не находишь? - с едва скрытой ехидцей произнесла Карина.
  - Опять ты за своё, критиканка несчастная. Мы же мечтаем, просто мечтаем.
  - Не поздновато ли нам мечтать? Наш с тобой век на исходе.
  - Вот как раз и самое время, - с воодушевлением возразил фиоэльянин. - Со своими нынешними телами мы всё равно скоро расстанемся. Можно подумать и о новых.
  - Ты неисправимый романтик, Фьюжи. Как жаль, что всё это только мечты.
  После этого разговора Карина Брандо всерьёз задумалась. А что, если это и впрямь возможно. Хотела бы она прожить новую жизнь с Фьюжи? Конечно, хотела бы. Нет смысла скрывать это от самой себя. Но ни на Земле, ни на Фиоэлье никто не занимается транформиссией живой разумной материи. Людям это не надо. Это же они с Фьюжи, дал же Бог счастье (или несчастье?), полюбили друг друга, не имея на это никаких прав и оснований. Они оба - исключения из общего правила. Исключение?! Господи, как она раньше об этом не подумала?! По Закону Исключений, открытому уже её эпохой, существуют и миры - исключения. По теории вероятности правило исключения из общего правила есть норма жизнедеятельности Космоса. Но это опять же лишь голая теория. На практике никто не знает, где обретаются миры исключений. Правда, есть предположение.
   - 36 -
   Правило исключения
  Научный мир склоняется к мысли, что они, эти миры, находятся в подпространстве, в, своего рода, космической воронке, которая вбирает, втягивает в себя все возможные, наработанные Космосом исключения.. Похоже, им с Фьюжи там самое место. Ах, знать бы, где именно расположена эта воронка, ведь она, по сути, и есть дверь в мир исключений, где они могли бы быть счастливы. В их следующую встречу она поделилась с Фьюжи своими размышлениями на этот счёт.
   - Карина, - закричал Фьюжи чуть ли ни на всю Вселенную, - я знаю, где находится наш мир исключений!
  - О Боже, час от часу не легче. Откуда ты можешь это знать.
  - Случайно, представляешь, совершенно случайно. Я недавно общался с душой умершего астронома - физика. Он мой лучший друг, его зовут Фэйн. Он мне ещё в пору нашей юности все уши прожужжал своей идеей скопления исключений в одной пространственной точке. Но я тогда был очень далёк от этих его заумных идей, а потом и совсем забыл, мало ли научных идей бродят в умных головах. Мне тогда это было не нужно. А теперь, уже из потусторонней жизни, он сообщил мне, что нашёл нужный ему смысловой поток, который и привёл его к логическому завершению дела всей его жизни. То, что не успел доделать в телесном мире, доделал в небесном.
  - Так, где этот мир, Фьюжи?
  - Как ты и говорила в подпространстве, а точнее - в точке сингулярности левого крыла Млечного пути, под углом в 78 градусов от самого плотного его сектора. Карина, ты всё же чертовски гениальна.
  - Теперь придумай, пожалуйста, как нам с тобой туда попасть, - серьёзно сказала Карина.
  - Да знаю я, как туда попасть. Мне Фэйн рассказал. Сложности, конечно, есть. Надо умудриться вместе синхронно впрыгнуть в воронку подпространственного потока. Как ты считаешь, это возможно?
  - Теоретически да. Если мы с тобой одновременно окажемся в заданной точке пространства и одновременно умрём, одновременно "выскочим" из свои тел, воронка сама втянет нас в себя по правилу исключения из общего правила, и мы попадём в мир исключений, где и получим свои новые тела.
  - Но как ты себе это представляешь практически?
  - Очень просто. Надо с какой-нибудь экспедицией добраться до Млечного пути и там синхронно умереть. После 100 лет у нас, как и у вас разрешена эвтаназия. Уставший от жизни человек имеет право сам выбирать момент своей смерти.
  - Карина, я очень рассчитываю на твою гениальность. Ты у нас и астроном, и астронавигатор, тебе и карты в руки.
  - В принципе и Фиоэлья, и Земля расположены на одной параллели с Млечным путём. Если всё рассчитать с точностью до светового года и одного парсека... - Карина защёлкала по кнопкам микрокалькулятора... - так, готово. Лёту туда с моей стороны 26 земных лет и 3 месяца, с твоей, соответственно, 23 - 4 и 8 дней.
  - Короче, Карина, надо выбивать научную экспедицию в тот сектор пространства.
  - Я попробую, Фьюжи, Было бы непростительной глупостью с нашей стороны не воспользоваться шансом, который дарит нам Мироздание.
   - 37 -
   Правило исключения
  - Я думаю точно так же. Главное убедить астрономическую службу в необходимости этого полёта. Тема готова, и придумывать не надо, - исследование подпространственных дыр, ведущих в миры исключений.
  -Я сумею обосновать эту тему с научно-теоретической и философской точек зрения. А когда мы окажемся в нужном секторе Млечного пути, там мы сможем произвести стыковку наших летательных астроскафов и таким образом осуществить первый в мире реальный контакт двух инопланетных рас, - воодушевленно говорила Карина. - Думаю, что ваше правительство тоже пойдёт на это. Игра, действительно, стоит свеч.
   Цель была поставлена, и Карина начала действовать. Продвижение идеи шло на удивление легко. Будто кто-то невидимый и властный помогал ей в её деле. Она очень просто, без напряжения и хитростей получила согласие правительства на формирование экспедиции. Ей играючи удалось убедить и фиоэльянскую сторону в необходимости перелёта в район Млечного пути и стыковки астроскафов. Она быстро и профессионально сделала расчёты точного времени старта фиоэльянской "Надежды" и земного "Метеора".
   "Метеор" стартовал первым. Ему предстояло лететь дольше. Ровно в положенный срок с Фиоэльи ушла в космос "Надежда".
   Годы жизни в условиях космического полёта были наполнены, ирдозвуковым чтением книг, редкими разговорами с Фьюжи и... мечтами. Мечтами о встрече, о новой жизни, о мире исключений, в который им надо было во что бы то ни стало попасть. На их космических кораблях все давно уже знали о об истинной цели полёта этих двоих. И по большому счёту завидовали их уникальной любви, пронесённой по жизни столь трепетно и бережно.
   Карина с Фьюжи оба знали, что идут на риск. Их гипотетическое предположение о том, что, являя собой исключение из правила, они непременно попадут в мир исключений, на поверку могло оказаться не истиной, а лишь красивой мечтой. Кто знает, что Великий Космос считает исключением, а что нет? Но Карина и Фьюжи не боялись. Они вообще ничего не боялись. Ни долгого, очень долгого пути, ни эвтаназии, ни смерти, ни риска. Им обоим казалось, что всё с ними происходящее настолько закономерно, правильно и логично, что с каждым днём укреплялись в своей вере, в истинности избранного пути.
   Два уже очень не молодых человека с разных планет двигались навстречу друг другу с неумолимостью законов Мироздания, день за днём сокращая разделяющее их расстояние.
   И этот день настал. И они встретились и тут же узнали друг друга. И взялись за руки, счастливые как никогда прежде, в своих разрозненных друг от друга жизнях.
   В назначенный день и час Карина и Фьюжи вместе легли на эвтаназийный стол. Не разнимая рук и не отводя друг от друга глаз, они улыбались. А когда безболезненный квадралазерный луч коснулся их тел, Карина утонула в жёлто-зелёном мерцающем золоте глаз своего возлюбленного, а Фьюжи - в голубом омуте её взгляда.
  Когда они вынырнули из золотой и голубой бездны глаз друг друга, их полупрозрачные невесомые тела были подхвачены неистовой силой, и под напором этой таинственной тяги, увлекаемые всё дальше и дальше в глубину пространства, полетели - полетели и...оказались у развёрстой, уходящей в даль и глубь тёмно-синей спиралевидной воронки. Неведомая сила будто притормозила их на краю бездны, куда они держали путь. Синие внутренности огромной спирали переливались и манили внутрь, в ту иссине-чёрную глубину, где маленькой точкой светилось вдалеке солнце другого мира. Карина и Фьюжи переглянулись, ещё крепче взялись за руки и вдохнув глубоко, как при жизни, ... прыгнули в пугающее, зовущее неизвестное и манящее жерло спирали - в своё будущее, в свою новую жизнь.
   Ольга Нуякшева ( Август 2010 г.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ПРАВИЛО ИСКЛЮЧЕНИЯ
   ГЛАВА 1. ОБСЕРВАТОРИЯ
   Карина Брандо была астрономом и по призванию, и по профессии. Астрономами были её отец, дед, прадед. Такая вот династия. Ей повезло с самого начала. Как раз на её детство пришлась перестройка образовательной системы Земли. Начиная с 6-ого курса, то есть с одиннадцатилетнего возраста, детей распределяли по спецобрам (специальным образовательным учреждениям) в соответствии с их наклонностями и способности к тем или другим наукам. К 24 веку образовательная система была поставлена на рельсы геномосиндромной профдоминанты. С учётом новых научных данных, основанных на анализе генетического материала нескольких эпох, были разработаны тесты, позволяющие определить профессиональную склонность детей чуть ли ни с пелёнок. Учёные подсчитали, какой процент в 20 - 21 веках занимал определённый профессиональный генофонд, не реализованный при жизни. Цифра получилась удручающе страшной - 87,9 % от общей численности населения. Планета теряла таланты, гениев, мастеров своего дела только потому, что человечество не умело распознавать, кто и чем должен заниматься в этой жизни.
   Карина была одной из первых в многочисленной когорте детей, которых с младенчества закрепляли за сферой деятельности, соответствующей её профдоминантному геному.
   Отец и мать рассказывали дочери, как при определении профдоминантных качеств маленькой Карины, возникли споры. Мнения учёных, что называется, разошлись. Одни считали, что Карина - прирождённый астроном, другие прочили ей карьеру психолога, третьи настаивали на ориентации девочки как стилиста-модельера. Родители преподносили эту историю, как неопровержимое доказательство разносторонней одарённости дочери. Того же мнения придерживался и консилиум генетиков-профориентаторов. Но поскольку её профгеном указывал на одинаковую способность девочки к трём, совершенно разным, не смежным профессиям, её родителям дали право выбирать. Точку в споре поставил отец ќ астроном. Карина впоследствии всегда была благодарна ему за этот выбор.
   Теперь, к 30-ти годам, у Карины была собственная астрофонкорреляционная обсерватория. Брандо работала над проектом, реализацию которого ждал весь мир. С помощью спроектированной в стенах её лаборатории конструкции она хотела ни много ни мало наладить прямой контакт с далёкими инопланетными цивилизациями. Сам проект назывался "Око", имелось ввиду, конечно же, всевидящее око, способное заглянуть в глубины Вселенной. А разработанная установка, призванная принимать информацию из космоса, носил имя Отоларинголог, сокращённо ЛОР. Сначала в шутку его окрестили так проектировщики, мол, буде всеми доступными органами - ухом, горлом, носом- вынюхивать, нащупывать разбросанный в космосе по планетам Разум. Название прижилось и как-то исподволь, потихоньку проникло в рабочие записки и деловую документацию, да так и закрепилось.
   Проект шёл успешно. ЛОР быстро "поймал" космическое излучение искусственного происхождения со стороны созвездия Онтарио, более точного адреса установить пока не удалось. Это был большой успех. Дело в том, что Земля уже освоила ближний Космос. В их родной солнечной системе не было разумной жизни, кроме представителей погибшей марсианской цивилизации, обосновавшихся в недрах Луны. Близкие к Земле планеты оказались пусты. Их освоение земляне уже начали, кстати в контакте с лунными марсианами.
   Но человечество стремилось дальше, вглубь, в неизвестный далёкий Космос. Земная мечта встретить братьев по разуму в бесконечной Вселенной стала и личной мечтой Карины, астронома от Бога, как говорили про неё окружающие. Первый лучик надежды на осуществление мечты забрезжил с первым лучиком энергетического квазисветового коридорчика, пойманного Карининым ЛОРом. Но дешифраторы битосветовой информации вынесли свой вердикт, но никакой конкретной информации он не несёт.
   - 2 -
   Правило исключения
  Вывод ясен, там, откуда залетел в сети ЛОРа этот луч, без сомнения, есть разум, но он, увы, не пытается найти контакт с Землёй. ЛОР поймал не целенаправленный, а случайный поток энергии, излучаемый какой-то мощной энергетической установкой неизвестных разумных существ. Вполне рабочая версия. На Земле много мощного оборудования, так же излучающего при работе определённый вид энергии - световой, магнитной, электрической, излучения которого наверняка достигают других планет, в том числе и дальнего Космоса. Искусственное происхождение налицо, информации - ноль.
   Но Карина не отчаивалась. Она работала сейчас над модификацией корреляционных отсеков ЛОРа, над матрицами, контролирующими и фиксирующими изгибы пространственно-временного континуума, попадающими в "поле зрения" ЛОРа. Вкупе с последними разработками астродешифраторов, помещённых в пространственные чипы ЛОРа, анализирующих состав энергий Космоса, её работа должна была дать нужный результат. Она очень на это надеялась. С помощью разработанной космопсихологами, фонолингвистами и благодаря энергодешифраторам, а также лингвокибернетикам космической "азбуки" с применением временной петли в космическом пространстве связь с другими мирами будет уставлена. Причём, связь в реальном времени. Человечество сможет говорить с другими планетами, как когда-то в древности люди говорили по междугородному телефону. Конечно, о передачи галлоизображения с таких расстояний речь пока не идёт, но прямой контакт в режиме реального хроновремени возможен. И это уже не только мечты, это - близкая, очень близкая реальность.
   Карина не спала ночами. В немыслимых дозах принимала лучевой тониэкстракт, искусственно продлевая часы работоспособности. Она вообще каждый день жила, как последний день в своей жизни. Не то что бы она об этом думала, просто так жила. Боялась не успеть, недоделать, недодумать. Карина торопилась. Неведомая непреодолимая сила, называемая азартом учёного, влекла её всё дальше и дальше в глубины Вселенной. Её научная деятельность в обсерватории была её добровольным рабством, упоительным, счастливым рабством, как ни парадоксально это звучит.
   ГЛАВА 2. РАСПЛАТА ЗА ГЕНИАЛЬНОСТЬ
   Если в трудовой, научной обсерваторской жизни Карина Брандо была счастлива и успешна, то в личной... В личной жизни она была никакой, потому что в никакой личной жизни у неё просто не было.
   Увы, гениальность накладывает свой отпечаток на характер, поведение, судьбу человека. Карина была гениальна. Причём её гениальность оказалась востребованной в человеческом сообществе. Это ли не счастье?
   Карина отдавала себе отчёт в том, что её увлечённость астрономией пожирает всю её остальную жизнь. Все подруги Брандо по курсам, спецобру, универсумучебке тоже нашли своё прозвание, но все они при этом нашли ещё и мужей и родили детей, то есть живут полноценной, полнокровной женской жизнью. А Карина...Карина всё смотрит на звёзды.
   Понимала Карина и то, что её неудавшаяся личная жизнь, точнее её отсутствие, - плата за её гениальность.
   Сказать, что Карина Брандо была сухарём, синим чулком или дурнушкой, никто бы сказать не смог. Миловидная, натуральная блондинка с тонкой талией и высокой грудью, Карина нравилась мужчинам. И у неё, конечно, время от времени случались романы. Увы, кратковременные. Когда Полина Сергеевна, Каринина мама, спрашивала дочь об очередном отставном поклоннике Карина отмахивалась, отшучивалась: "Ма, да надоел вяло текущий процесс" или "Ма, хороший он мужик, но не орёл". На том все душещипательные разговоры и кончались. Мама вздыхала, укоряла своенравную дочурку в нетерпимости к людям, пугала набившим оскомину "довыбираешься", но всё без толку. Дочь будто и не хотела серьёзных отношений.
   Многие из её окружения считали Карину гордячкой, зазнавшимся гением.
   - 3 -
   Правило исключения
   Другие, более близкие и благосклонно настроенные, говорили, что она просто очень самодостаточная личность. В ней так много талантов, она так наполнена миром науки, миром звёзд и собственным внутренним содержанием, что не в состоянии вместить в себя на постоянку ещё и мир другого человека, слишком свой большой, места не хватит.
   Отчасти это было правдой. Но лишь отчасти. Несмотря на всю свою гениальность, необузданную жажду познания, испепеляющий исследовательский азарт, Карина Брандо было ещё и очень романтичным существом, тонко чувствующим болевые струны человеческой натуры, недаром в ней дремал ещё и нереализованный психолог, любящим и понимающим поэзию, литературу, живопись. Образовательная система её эпохи была отлично продумана: подрастающее поколение, помимо профпредметов, глубоко изучало сферы духовной жизни общества. Поэтому из профучебок выходили гармоничные личности без уродливых перекосов в сторону технарства. Разносторонность Карининых пристрастий не мешала её профессиональным приоритетам. Изучая мир звёзд, она не только постигала и открывала законы астрономической науки, но и любовалась красотой звёздного неба. Карина была в душе романтиком и, как любая женщина, мечтала о большой любви. Под этим словосочетанием она ни в коем случае не понимала охи- вздохи, пылкие признания, обещания верности до гроба. Нет, Карина мечтала о таких отношениях, когда мысли и чувства в унисон, когда любое движение души избранника радует соответствием с твоим душевным состоянием, когда хочется поделиться с любимым не просто кусочком звёздного неба, всем его загадочным, волшебно красивым естеством.
   Одним словом, Карина была романтиком от науки и романтиком от души, которую она и рада бы отдать в дар другому человеку, да только не видит на горизонте того самого, который мог бы оценить этот дар.
   Карина вообще хотела от жизни многого. Она не умела что-то делать вполнакала, не умела дозировать свой азарт и талант, она выплёскивала золотые брызги гениальности направо и налево, не считая нужным вести им подсчёт и усмирять фонтанирующий поток своих идей. И именно поэтому была счастлива в своём деле и не имела в нём себе равных. Такой же гениальной расточительности она ждала и от любви. Она хотела любить, как и работать на полную катушку, выкладываясь до самого конца, до самой последней капельки своей наполненности и неисчерпаемости.
   Да, Карина Брандо хотела того, что называется затёртым до дыр словосочетанием - Большая Светлая Любовь. Но такая, именно большая и именно светлая, почему-то не приходила.
   Правда, однажды ей показалось, померещилось, почудилось, что вот оно, наконец, то самое - попала в десятку. "То самое" было 25-летним юношей по имени Стас Фаберже. Да-да, потомок того самого знаменитого Фаберже. К ремеслу своего прославленного предка Стас отношения не имел. Он был учёным - ядерщиком, достаточно известным в своих кругах. Но кроме того он был до безобразии, просто неприлично красив утончённой красотой древне-греческих статуй. Гениальность красоты и изыск гениального мышления слились в тандем "Стас - Карина", в гармоничное соединение... тел. И первое время их совместной жизни можно без натяжки назвать счастливым, упоительным, волшебным.
   Но когда поутих угар первых ночных страстей, когда кончился период узнавания телодвижений, когда на арену любви должна была выйти Её величество Одухотворённость, душевная теплота понимания, на этом месте сказка завершилась. Ядерщик был силён в физике, в плотских утехах любви, но был безнадёжно мелок душой. Он почти с недоумением смотрел на возлюбленную, когда она, любуясь звёздным небом, на полном серьёзе предлагала ему в дар открытую ею новую звезду, уже названную в её честь Кариной. Стас вежливо, но с неуловимо ехидным подтекстом, говорил:" Благодарю. Это поистине бесценный дар", делая ударение на слове "бесценный".
   - 4 -
   Правило исключения
   Было понятно, что в качестве подарка он бы предпочёл, к примеру, вошедшие в моду запанки с самоцветами в тон манжетам рубашки.
   А однажды вечером перед сном Карина вдруг вспомнила стихи безвестной поэтессы 21 века, которые ей очень нравились:
   "Спасибо, за то, что ты был
   В жизни моей безгрешной
   И, как умел, так любил
   Поздней любовью, нежной.
   За то, что любил вопреки
   И в любви был не очень смел,
   Но однажды коснувшись руки,
   К душе прикоснуться посмел".
   Выслушав цитату полюбившихся Карине строк, Стас пошло усмехнулся и произнёс несусветную вульгарность: "Нашёл к чему прикасаться., женщину надо трогать не за руку и не за душу, есть места поукромнее". И с этими словами он потянулся к Карине, пытаясь привлечь её к себе. Нет, Карина не оттолкнула его, они тогда переживали период освобождения от розовых очков, но период как-то затянулся, вероятно, тяга тел тогда была ещё недостаточно обуздана. Но впервые в тот вечер Карина в момент наивысшего апогея слияния ощутила не радость, а пустоту, незавершённость, несоединённость, а попросту неудовлетворение от близости. И это было началом конца.
   Стас недотягивал до человека тонкой душевной организации. Нет, он не был жесток, но ему не дано было быть чутким, он не был груб, но у него не получалось быть по-настоящему нежным. Да, он любил, но любил не душой. Вибрировало его красивое тело, но совершенно неподвижной оставалась душа. Гармония, сказка, Большая Светлая любовь не состоялись.
   Их союз ещё агонизировал какое-то время, но в один прекрасный момент Карина совершенно отчётливо поняла, что Стас её раздражает. Она была не только романтиком, но ещё и гениальным учёным. Она умела ценить и оценивать окружающий мир. И она поняла, что не хочет тратить силы, время, свой душевный багаж на Стаса, будь он хоть трижды Фаберже.
   Стас был очень удивлён, раздосадован и даже несчастен от предложения любовницы расстаться. Однако Карина проявила непреклонность и была безнадёжно холодна. Это Стас своим мужским нутром уловил сразу. Они расстались. Карина с лёгким сердцем, Стас - с затаённой обидой незаслуженно обиженного мальчика.
   Это было пять лет тому назад. С тех пор у Карины случались любовные приключения (иначе она их не называла), но у неё вошло в привычку прерывать отношения на начальной стадии "разочаровательного" периода. Карина просто не хотела, чтобы её память заполнялась неприятными воспоминаниями. Карина больше не верила в Большую Светлую Любовь. По крайней мере для себя.
  
   ГЛАВА 3. ЕСТЬ КОНТАКТ!
   С тех пор, как на большое светлое чувство было наложено табу, Карина Брандо головой, сердцем, телом, всеми фибрами души ушла в работу.
   Сложнейший механизм обсерватории работал строго под её контролем. Каждое структурное подразделение, каждое связующее звено, каждый сектор и подсектор научной деятельности выполнял отведённую ему функцию грамотно, профессионально, продуктивно.
   Центром обсерваторского комплекса был полигон, на котором размещался сам ЛОР, главное действующее лицо на сцене её научного театра. ЛОР представлял собой зеркальную полусферу, состоящую из мельчайших мозаичных зеркальных кусочков.
   - 5 -
   Правило исключения
  Сфера была направлена в космос не вогнутой, а выгнутой стороной. А маленькие зеркальца, покрытые сверхчувствительным сплавом никеля и амальгамы, находились под невероятно разнообразными углами друг к другу так, что в "поле их зрения" попадал весь видимый небесный свод от горизонта до горизонта. А это означало, что пропустить, случайно не уловить сигнал из космоса, из какой бы точки пространства он ни исходил, ЛОР просто не мог. Возможность работы вхолостую была исключена самой конструкцией, её инженерным решением.
   "Отоларинголог" был соединён по типу мобильной связи с компьютерным отделом, , принимающим в свои компьютерные сети все без исключения сигналы, излучения, световые потоки, "пойманные ЛОРом. Эти данные обрабатывались в общем отделе кодирования, где космическая информация классифицировалась на природную, искусственную, волновую, пунктирную, линейную, спиралевидную и т.д. и т.д. Видов космоизлучений было множество.
   Излучения искусственного происхождения представляли особый интерес. Именно ради них и была возведена вся эта махина. Данные об "искусственниках" по внутриведомственной Интернет - сети подвергались компьютерной обработке, проходили через сложнейшие дешифровальные программы. После чего Учёным Советом Главного компьютера выносился вердикт: искусственное излучение механического характера - загоралась зелёная линза, поток информационного характера - красная. "Искусственный характер" изобиловал во всех компьютерах и отчётах. "Информационного характера", то есть луча, несущего информацию от разумных цивилизаций, все только ждали. Пока он не попадался в зеркальные сети ЛОРа, а это значит, что его не было вовсе.
   Отдел обратной связи обсерватории занимался , точно в соответствии со своим названием, обратной связью, то есть посылал с Земли закодированную в лучевом потоке информацию от земной человечества. На этот отдел работало множество лабораторий, отсеков и подотсеков. Главная из них - лаборатория пространства-времени, высчитывающая траекторию вектора связи с учётом запланированных пространственно-временных петель, перемещения луча в под- или над- пространстве. Это Каринино изобретение в случае обнаружения "разумного" излучения позволяло осуществить контакт с вышедшей на связь планетой в рамках безусловного хроноисчисления, другими словами двусторонний контакт может проходить в режиме реального времени. В это было трудно поверить. Разделённые пространством и временем космического масштаба, бесконечным круговоротом галактик, планет, миров, звёздной пыли Млечного пути, миллиардами световых лет, планеты могли общаться напрямую, мгновенно задавая вопросы и получая ответы. Фантастика!... И звезда с звездою говорит...
   Всё это могло бы быть, если бы... если бы ЛОР принял "разумную" информацию. Но её пока не было. Красная линза ещё ни разу не загоралась ни на головном компьютере, ни в кабинете Карины Брандо.
   Когда Карина Брандо вместе с лингводешифраторами, кодировщикаи, астрофизиками пространства только разрабатывала принципы прямой сиюминутной связи в космосе, мало кто верил, что это достижимо. Однако Брандо и её сторонники были убеждены в возможности её осуществления. В конце концов появившаяся в 20 веке телефонная мобильная связь, обеспечивающая мгновенное чистое общение абонентов в режиме реального времени на территории всего Земного шара, тоже кому-то когда-то казалась недостижимой. Так же как казалась фантасмагорической идея общения через Интернет - сеть, а позднее через галлографию.
   Карина была убеждена, что космическая связь - дело не далёкого будущего, а уже завтрашнего дня. Оказалось, не завтрашнего, а уже сегодняшнего.
   Хоть Брандо и ждала этого момента, тем не менее красная линза над её столом загорелась так неожиданно, что Карина не успела ни испугаться, ни обрадоваться.
   - 6 -
   Правило исключения
   Ликование пришло позже. А пока зав. обсерваторией, как девчонка, сорвалась с места и понеслась в фонорубку на полигоне, соединённую "сосудами" электрических токов с ЛОРом. Там уже собралось много народа, все, затаив дыхание, вслушивались в голоса космической безбрежности, в эхо вселенских мыслей, продуцируемое и усиленное фонотрайзерами рубки. Далёкий голос "пел" какую-то свою мелодию, сотканную из звуковых сочетаний, грассирующее - шипящих, хрипловатых, томно-бархатистых и всё же музыкальных, напевных и совершенно непонятных землянам.
   "Не беда, расшифруем твою космическую речь, голубчик", - думала Карина, вслушиваясь в мягкие обертоны голосовых переливов.Ей почему-то казалось, что на той стороне невидимого космического провода с ней говорит мужской голос.
   А в это время в лаборатории лингводешифраторов гении своего дела раскодировали звуки космоса, пропуская через компьютерные языковедческие программы набранный инопланетный алфавит. Космолингвисты, сопоставляя смысловые понятия, семантику и лексикологию известных структур речи, складывали , как картинку из детских кубиков, как мозаику из разноцветных стёклышек, сложнейший языковой узор незнакомой инопланетной речи, запеленгованной ЛОРом и озвученной фонотрайзерами рубки.
   Напевный поток речи последним эхом завис в воздухе и прервался. Вероятно, говоривший сказал всё, что хотел сказать, и умолк. Пока лингвисты и дешифраторы делали своё дело, Карина не находила себе места от нетерпения. Она мысленно прокручивала в голове массу информации, которую ей хотелось бы вместить в свою ответную речь. Она понимала, что это пока делать несколько преждевременно. Сначала надо найти ответы на самые основополагающие вопросы. Мыслят ли земляне с вышедшей на связь цивилизацией одними понятиями? В пределах ли земной системы нравственных духовных ценностей расположена шкала мироощущения и миропознания инопланетян, пославших им весточку? Какие цели преследует иная цивилизация, вступая с ними в контакт? Ответы на эти вопросы могут быть даны лишь тогда, когда будет полностью раскодирована языковая, смысловая, понятийная структура чужой речи и посланная из глубин Вселенной космофонограмма станет понятной и доступной для прочтения.
   Лишь спустя долгих 9 дней на стол Карины Брандо был положен перевод расшифрованного инопланетного сообщения. Карина буквально впилась глазами в его текст:
   " Вас приветствует Фиоэлья , планета пятого круга, 2839-го сектора структурно-подпространственной Галактики в 385-ом хронометрическом квадрате Вселенной. Ориентир - созвездие Лебедя, вектор условной видимости - правая сторона Млечного пути от центра Универсумвселенной.
   Мы - разумный биологический вид фиоэльянской расы. Мы ищем разбросанные по Вселенной крупицы разума. Агрессивных целей наша цивилизация не преследует. Мы просто познаём мир. Нас интересует Разум, как проявление мировой гармонии. Откликнитесь! Для начала хотелось бы наладить контакт с отдельным индивидом - типичным представителем вашей расы. Мои данные. Я - фиоэльянин мерцающий, представитель мужской части населения. Зовут меня Фьюжи. Мой возраст - 187 хроноисчислительных отрезков фиоэльянского времени. Это зрелый мужской возраст на нашей планете для воспроизводства себе подобных и для миропознавательной деятельности.
   Жду ответа. Если ошибётесь в векторе, не волнуйтесь, наша установка в любом случае "поймает" ответ".
   Карина ликовала - есть контакт! Да ещё какой! Удачный! На обсерваторию вышла, во-первых, раса биологического вида, что, безусловно, упростит общение. Во-вторых, разум, сходный понятийными и психологическими структурами с земным. А это означает, что контакт не просто возможен, а может оказаться продуктивным для обеих планет.
   - 7 -
   Правило исключения
   ГЛАВА 4. ГОЛОСА В ЭФИРЕ
   На Фиоэлью в срочном порядке была отправлена ответная космофонограмма с голосом Карины. В своём сообщении Брандо дала краткую, но исчерпывающую характеристику земному виду разумных существ - человеку. Так же, как и её собеседник сказала несколько слов о месторасположении Земли в Космосе и об этических и поведенческих нормах землян, не преминув упомянуть о познавательных целях земной цивилизации и о том, что человечество её планеты тоже стремится к знакомству с разумными представителями Вселенной.
   Ещё Карина включила в текст послания вопрос: "Что означает "мерцающий" по отношению к фиоэльянину? Это чисто внешний признак, или этот термин несёт другую смысловую нагрузку?"
   Под конец Карина нашла целесообразным сказать несколько слов о себе, поскольку явилась первым контактёром с фиоэльянским разумом: " Я - Карина Брандо, женского пола. Мне 35 земных лет, это зрелый возраст для землян. По профессии я астроном, владею многими смежными специальностями, руковожу обсерваторией, которая и уловила послание с Фиоэльи. Фьюжи, хочу знать кто ты по профессии. Жду продолжения контакта".
   И голос Карины поплыл, полетел в синие дали Вселенной, с молниеносной быстротой спускаясь в подпространственные слои, выныривая в надпространство, завихряясь в пространственно-временные спирали и выныривая из петель космического континуума.
   Карина с удовлетворением вздохнула и хотела было покинуть фонорубку, но не успела: мягкий вибрирующий напевный баритональный тембр вдруг заполнил рубку. Такого сверхбыстрого ответа на своё послание она не ожидала. Но ответить космическому собеседнику так же быстро она не могла. Звуковая речь из Космоса вновь пошла по компьютерным микросхемам космолингвистов и дешифраторов. Правда, теперь ждать ей пришлось недолго, гораздо меньше, чем в первый контакт. Речевой код фиоэльян был уже известен и перевод сообщения готовился не более 30 минут.
   Карина вновь читала слова далёкого Фьюжи. На этот раз он изъяснялся менее официально, даже как-то по-человечески тепло.
   "Я рад нашему знакомству, Карина Брандо. Я понял, что земляне называют себя двумя именами. У нас хватает одного. "Мерцающий" - это не только внешний признак фиоэльянина. Он означает уровень достижения в сфере познания. Фиоэльяне подразделяются на бликующих (самый низкий уровень познания), фазобликующих (следующая, чуть выше, ступень), мерцающих (зрелый, достаточно высокий уровень познавательной продуктивности) и сверкающих (высший познавательный уровень). Как видишь, я пока середнячок. Это шутка. Уровни познания для нас так же естественны, как, например, рост тела. С годами увеличивается рост, так как тело растёт, и изменяется излучение тела - так наш организм реагирует на усиление мозговой деятельности, на информационную плотность, содержательную наполненность мозговых биомикронов. Так что и рост тела, и его свечение - понятия не оценочного уровня "хорошо - плохо", а понятия естественного развития наших организмов. Надеюсь, я удовлетворил твоё естественное любопытство.
   Отвечаю на твой второй вопрос. Я тоже учёный. Моя профессия - фоноструктурная лингвоинженерия. И это имеет прямое отношение к нашему контакту. Мы с тобой, Карина Брандо, разработали хороший технически способ общения. Хороший, но не совершенный. Я решил его усовершенствовать. Мои разработки в этой области позволили сконструировать квантоуниверсальный дешифратор - переводчик. Обойдусь без технических подробностей. Суть в том, что он даст нам возможность говорить напрямую. Ты будешь слышать мой голос, пропущенный через лингвокорректор с закодированным в нём знании твоего языка. Это будет мой голос, но говорящий на твоём языке.
   - 8 -
   Правило исключения
  А я в ответ буду слышать твой голос, но интерпретированный в фиоэльской языковой структуре. Оцени моё изобретение. Я им безмерно горд. Мы сможем напрямую общаться в режиме реального времени так, будто мы говорим на одном языке.
   Теперь главное. Нам надо договориться о времени следующего контакта. Здесь у нас с тобой есть кое-какие трудности. Наши планеты пользуются разными хроноисчислительными категориями. Предлагаю следующее. Твои приборы наверняка фиксируют начало и конец моих голосовых волнообразований. Мои приборы делают то же самое. Назначаю тебе контакт точно на момент фиксации завершения моей нынешней голосовой передачи, через отрезок, соответствующий дневному делению. До встречи в эфире, Карина Брандо."
   Карина глянула на хроноклемм: 15 часов 20 минут. Ясно.
   Сказать, что она была потрясена новой информацией, значит, не сказать ничего. Размах научно-технической мысли фиоэльян поражал воображение. Это же надо, до чего додумался этот мерцающий Фьюжи! Прямой контакт через миллиарды световых столетий тет-а-тет, лингвокорректор, космодешифратор - переводчик! С ума сойти. Если у них "мерцающие" выдают такие изобретения, то что ждать от "сверкающих"? Планета гениев!? Да, нет, их контакт закономерен. Она, Карина, гениальна в своей сфере знаний, Фьюжи в своей. И эти научные сферы оказались в точке пересечения их общей идеи контакта разумных инопланетных существ. Карина вдруг впервые подумала о превратностях... нет, не судьбы - целого мироздания. Она на Земле, Фьюжи в неведомо далёкой галактике - они оба были одержимы одной страстью, мечтой-идеей. Их мысли, направленные в одну информационную точку, двигались навстречу друг другу и высекли искру контакта в масштабах Вселенной. Космический эфир заполнился их голосами, их энергией слова и дела. Удивительно! Вот уж правда, очевидное и есть невероятное, и наоборот. Невероятно, но факт. Завтра они будут разговаривать с Фьюжи, как если бы стояли рядом, разделённые ширмой, скрывающей их друг от друга. Или будто по мобильному телефону. Нормальный разговор двух собеседников, заранее условившихся о времени телефонного разговора.
   Следующий день Карина была занята не на 100, а на все 200-300%. Много времени отнимала отчётность. Бумажно-компьютерные дела Брандо не любила. Коллеги подшучивали над ней, впрочем, с уважением: "Нашей Карине легче пару-тройку гениальных открытий сделать, чем написать один отчёт." Однако правительство Земли требовало регулярной отчётности, а получив данные о состоявшемся контакте, члены Координационного Совета космического отдела, тут же прикатили на аэротариках в обсерваторию Брандо.
   - Поздравляю Вас, Карина Эдгардовна, - пылко пожимая руку Брандо, говорил Президент Совета Карел Гурский. - Кариночка Эдгардовна, ну чио же Вы?.. Такая сенсация, такое свершение! А Вы молчите. Да Вам пора Нобелевскую давать. Буду ходатайствовать.
   - Спасибо, Карел Маркович, спасибо, - вежливо отвечала Карина на восторженную похвалу в свой адрес. - Но, право слово, это моя обычная повседневная работа. К счастью, увенчавшаяся успехом. Я, кстати, как раз сегодня хотела пригласить к себе уважаемых членов Совета на 15. 20, на это время у меня назначена прямая связь с Фиоэльей. Я думаю договориться с Фьюжи о приглашении к эфирному контакту кого-нибудь из членов их Фиоэльянского правительства, или как там оно у них называется, и устроить вам своего рода межпланетный саммит. Как Вам идея, Карел Маркович?
   - Отлично! Отлично! Когда я могу рассчитывать на контакт с инопланетным разумом? - Карел Маркович чуть ли не подпрыгивал от нетерпения.
   - Только завтра, - остудила его пыл Карина. - Раньше технически невозможно, - не вдаваясь в подробности, пояснила она, увлекая Гурского в свой кабинет.
   - 9 -
   Правило исключения
   - А сейчас я предлагаю Вам ознакомиться с расшифровками наших состоявшихся бесед, - усаживая высокое начальство за свой рабочий стол, объявила Брандо. И убедившись, что Карел Маркович погрузился в текст переводов на экране её компьютера, побежала в рубку проверить, всё ли готово к предстоящему эфиру.
   Однако, в 15.20, как было условлено, Фьюжи на связь не вышел. Карина была удивлена и раздосадована. Члены правительства тем более.
   - Что бы это могло означать? - беспокойно осведомился Гурский.
   - Да что угодно, - в сердцах выпалила Карина. - Фьюжи заболел, на Фиоэлье случилось землетрясение, вышла из строя их аппаратура связи. Не будьте наивны, Карел Маркович. Фиоэлья - это не ближний свет. Я не могу знать, что у них там происходит. За свою обсерваторию и ЛОРа я отвечаю, с нашей земной техникой всё в порядке, это я Вам гарантирую. Больше ничего гарантировать не могу. Обещаю, что как только Фьюжи соблаговолит выйти на связь, я Вам лично сообщу.
   Успокоив правителей и отправив их восвояси решать свои правительственные дела, Карина отправилась в свой кабинет. Но не успела она сесть за свой рабочий стол, как красная лампочка оповестила о начале контакта. Карина вновь бросилась к лифту, пешком бежать до рубки ей показалось очень долго.
   ГЛАВА 5. НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ
   - Что случилось, Фьюжи? - чуть ли не закричала Брандо в разверстые локаторы рубки.
   - Я на связи, Карина Брандо. Не понимаю причину твоего волнения.
   - Ты вышел на связь почти на два часа позже назначенного срока.
   - Разве? - удивился голос на другом конце Вселенной. - А по моим подсчётам как раз вовремя. Стоп, Карина Брандо! Я понял. Видимо условленный термин "завтра" у нас и у вас предполагают разный временной отрезок. Давай считать.
   И они принялись считать, перебивая друг друга, предлагая новую терминологию, вычисляя межпланетное понятие суток. В конце концов договорились ввести новый термин - межэфирный отрезок, который будет равен сегодняшнему за вычетом тех пресловутых двух часов. В результате всех споров и подсчётов Карина поняла, что ей надо ориентироваться не на 15.20, а на 13.10 её земного времени. На том и порешили.
   - Фьюжи, а я уже заволновалась, не заболел ли ты.
   - Карина Брандо, мы не болеем в том смысле, который вы вкладываете в это понятие. Если фиоэльянин заболевает, он умирает.
   - У вас не бывает физических недомоганий?
   - Бывают, хоть и редко. Но мы называем это состояние неотлаженностью. Отлаживание у нас производится быстро, ибо каждый житель планеты имеет в личном пользовании свой биокорректор.
   - Если вы не болеете, почему вы в результате всё же умираете?
   - Как бы тебе это объяснить, Карина Брандо... Вы носите одежду?
   - Конечно.
   - На ней бывают маленькие повреждения, дырки?
   - Бывают.
   - Вы их устраняете?
   - Да, штопаем, зашиваем или вообще выбрасываем вещь целиком.
   - Тело всё же не одежда, тела мы не выбрасываем, - было слышно, что Фьюжи улыбается. - Но принцип тот же. Если долго штопать на одном и том же месте много раз, ткань рассыпается, вещь выбрасывается. То же самое происходит с нашими телами, когда мы много раз в течение жизни их штопаем, как ты выразилась. Но живём мы долго, намного дольше наших древних предков, которые не имели в своём пользовании личные биокорректоры. Вот так, Карина Брандо. А у вас как?
   - У нас по-другому. У нас, как у ваших предков, нет биокорректоров.
   - 10 -
   Правило исключения
  А земная медицина ещё не умеет отлаживать человеческие тела так, как ваши биокорректоры. У нас есть болезни, от которых люди умирают. Хотя наше поколение всё же живёт дольше, чем предыдущие.
   - Карина Брандо, мы нащупали с тобой важную тему. Наши медицинские достижения могут быть полезны земной цивилизации. Я думаю нам надо свести наших медиков в эфире. Скажи об этом своим правителям, а я скажу своим.
   - Фьюжи, завтра к новому назначенному времени я приглашу к разговору членов Координационного Совета земного правительства. И хочу попросить тебя о том же, чтобы ты своих пригласил. Пусть наши правители сами меж собой договариваются, не Дай Бог, переврём невзначай какое-нибудь словечко. Я бы не хотела добровольно брать на себя миссию передатчика информации.
   - Согласен, - засмеялся Фьюжи. - Я вижу у нас много общего в общественно-политических структурных моментах. А в принципе восприятие информации - очень индивидуальная субъективная субстанция, и лучше, когда на конкретные темы говорят компетентные конкретно в своих сферах люди. Так, Карина Брандо?
   - Точно. У меня к тебе просьба - называй меня просто Карина. У нас принято при доверительном общении обращаться друг к другу по первому имени. Второе у нас для отчётов, бумаг, документов, короче, для официоза.
   - Понял, Карина. Я очень рад, что ты классифицируешь наши беседы, как доверительные. И я признателен тебе за это. Очень жаль, что эфирное время нашего общения ограничено.
   - Да, Фьюжи, пора закругляться.
   - Какой образный у вас склад речи. Значит, в назначенное время, через один межэфирный отрезок, мы с тобой обеспечиваем контакт нашим правителям. Я правильно закруглился?
   - Правильно, Фьюжи, до встречи в эфире.
   Карина с облегчением вздохнула. Инцидент с, якобы, сорванным эфиром разрешился. Надо срочно связаться с правительством, и она нажала на кнопку прямого контакта связи с президентом и порадовала его сообщением о предстоящем завтра межпланетном контакте на высшем межпланетном уровне.
   Первый саммит Земли и Фиоэльи прошёл успешно. Стороны наметили сферы деятельности, в которых могли быть полезны друг другу. В частности, землян интересовали медицинская, экологическая, транспортационная отрасли, в которых фиоэльяне преуспели. А те, в свою очередь, были заинтересованы в геолого-разведывательных, трансформационных и генноинженерных знаниях земной цивилизации.
   Через посредство Карины и Фьюжи правительства планет составили план эфирного общения представителей различных профессий и философских направлений с привлечением средств массовой информации. Теперь почти ежедневно обсерваторская слуховая рубка была задействована под эфирные контакты для профессионалов. Горизонты познания Мира расширялись с каждым днём. Человечество с упоением слушало космические прессконференции, становясь свидетелем первого в мире межпланетного диалога.
   В обиход вошли новые термины - "фиоэльский космополитизм", "биокоррекционная практика", "космическое хроноклеммирование", "синдром мерцающих познаний" и т.д. и т.п. Особо прыткие, но надо отдать им должное, и толковые журналисты выбивали время для эксклюзивного интервью с инопланетянами разного ранга. Стали и в шутку, и всерьёз применяться в родной земной речи такие обороты, как " бликующий профессор", "сверкает от рождения", "домерцался до диссертации".
   Жизнь человеческого общества день ото дня становилась интереснее, ярче, наполненнее.
   - 11 -
   Правило исключения
   Дружба с Фиоэльей вселяла в людей небывалый доселе оптимизм. Внезапно и так удачно найденные братья по разуму стали и предметом гордости - "скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты", и образцом для подражания. Неагрессивные, умные, доброжелательные, с хорошим чувством юмора, фиоэльяне были и в самом деле приятными соседями по Вселенной. Их спокойно - уравновешенный, рациональный менталитет был очень притягателен.
   В литературе и поэзии появились произведения на фиоэльянские темы, в музыке зазвучали плавно - певучие баритональные тембры их голосов. Космонавигаторы и транспортационщики высчитывали вектора, парсеки, космические дыры и пространственно-временные петли до Фиоэльи. Разум человечества пленила мечта, хотя бы в далёком будущем, но всё же добраться до Фиоэльи и познакомиться уже воочию с её обитателями, ставшими, несмотря на немыслимые расстояния, близкими и почти родными.
   Вот так неузнаваемо изменился, преобразился земной мир, благодаря изобретениям землянки Карины Брандо и фиоэльянину Фьюжи.
  
   ГЛАВА 5. БЕСЕДЫ ТЕТ-А-ТЕТ
   А вот в личной жизни Карины Брандо ничего не мянялось. Нет, Карина была довольна своей судьбой в целом. Не каждому удаётся воплотить в жизнь свою гениальную идею, стать знаменитостью не только земного, но и космического масштаба. Карина чувствовала себя реализованным человеком и значимым членом земного сообщества. Она отдавала себе отчёт в своей гениальности. Только очень недалёкие люди могут представлять талант, как аморфно-неосознанное явление. И хотя она не кичилась своими достижениями, но вполне заслуженно гордилась ими и цену себе знала.
   И всё же вечерами, в своих апартаментах, расположенных на территории обсерватории, она чувствовала себя безмерно, безгранично одинокой.
   В один из таких вот тоскливых дождливых вечеров в холле её дома засигналил красный свет и раздался характерный колокольчиковый звук, оповещающий о неурочном выходе на связь Фиоэльи. Пришлось срочно по эскалатору , а потом на скоростном лифте мчаться в фонорубку, что в общей сложности не заняло и семи минут. На связи, как она и предполагала, оказался Фьюжи.
   - Карина, извини, что потревожил в неурочное время.
   - Что случилось, Фьюжи?
   - Мне надо поговорить с тобой без свидетелей. В последнее время это трудно сделать. Наши слуховые кабины постоянно забиты народом. А я хочу предложить тебе... как бы поточнее выразиться, личные контакты, беседы тет-а тет. Ведь никакие пресс-конференции и саммиты не могут заменить познавательную ценность межличностного общения. Ты согласна, Карина?
   - Пожалуй, ты прав. Давай попробуем. Только, чур, можно задавать самые наивные, ненаучные вопросы.
   - Так и я о том же, - искренне обрадовался фиоэльянин. - Можно вопрос?
   - Давай.
   - Даю, - серьёзно сказал Фьюжи. - Какая ты?
   - Ну ничего себе вопросик! Какая внешне? Какая по своим душевным качествам? Какая по медицинским показателям? Ты уж конкретизируй, пожалуйста.
   - Ну тогда сначала внешне. Нет, мы тут, конечно уже знаем в общих чертах строение человеческого тела, так что про анатомию не надо. Как ты оцениваешь свою внешность, вот что мне интересно.
   Карина задумалась, глянула в зеркало, висевшее напротив фрайзера, хмыкнула и честно сказала:
   - 12 -
   Правило исключения
   - Меня считают красивой. Саму себя я оцениваю, как привлекательную молодую женщину.
   - Что в твоём понимании привлекательность?
   - Правильные черты лица, большие глаза, изящная фигура, густые волосы, прямая осанка. Вообще-то можно долго перечислять.
   - А что вы понимаете под правильными чертами лица и изящной фигурой? У вас красиво быть узкими?
   - Фьюжи, я не смогу объяснить тебе всё это на словах. Это просто невозможно. Вы же имеете совершенно другой облик. У землян и фиоэльян разные представления о красоте.
   - Да, пожалуй. У нас красивым считается целесообразное.
   - Например?
   - На Фиоэлье очень часто дуют сильные ветры, ураганные, штормовые. Обтекаемость наших форм целесообразна, она позволяет легко перемещаться во время урагана без вреда для организма. Представь себе куб или объёмный декаэдр в наших ветряных "жерновах", он будет биться обо что попало всеми своими углами.
   - Так у вас красивыми считаются шарообразные тела?
   - Ну да. Или овальные, как у меня.
   - Хм-м, у нас в самом деле разные представления о красоте, - уклончиво резюмировала Карина, представив себе Фьюжи в виде большого воздушного шарика. - А как же конечности - руки, ноги и т.д.?
   Ты не поняла меня, Карина. Конечности у нас тоже есть. И голова есть, и дышим мы через носовые отверстия, а говорим ртом с помощью речевого аппарата, вероятно, очень схожего с вашим. Яйцевидную форму или форму шара приобретает наше биополе, оно у нас очень плотное и наращивается во время движения сильных воздушных потоков, то есть в момент опасности. Иначе тут не выжить.
   - Так, значит, вы в пургу или ураган со своим наращенным плотным биополем представляете собой глухонемой слепой шар?
   - Ну нет, - обиделся Фьюжи, - ты не понимаешь. Наше биополе, хоть и плотное, как резина, но прозрачное и звукопроницаемое. Мы с ним, то есть внутри него, и общаемся, и видим друг друга.
   - Так, с внешним видом немного разобрались, - обрадовалась Карина. Мы с вами даже похожи, не считая наших аур. У нас биополе очень маленькой плотности, мы даже не видим его свечения.
   - Карина, но какие разные у нас понятия о красоте! - воскликнул фиоэльянин. Я понимаю, что у вас на планете нет столь сильных ветров, и плотная аура вам действительно не нужна. Но изящные формы... Они-то зачем? Ведь крупные более устойчивы и статичны.
   - Ну, не знаю, - честно призналась Карина, - у нас целесообразность и красота не всегда совпадают. Вообще тут большое поле деятельности для наших и ваших космопсихологов, эстетов, геномодельеров. Можешь подсказать там своим, а я своим. Пусть обсудят в эфире эту тему.
   - Точно. А вообще, Карина, нам с тобой пора задуматься о перебросе другу другу, то есть с одной планеты на другую, зрительной информации.
   - Я уже думала об этом, Фьюжи. Ты просто угадываешь мои мысли. У меня и идея уже есть на этот счёт. Вот смотри. Звук - это, по сути, волновая энергия, мы научились передавать её и принимать своими ЛОРами, так?
   - Так.
   - Но ведь любое изображение тоже несёт свой вид энергии, а значит...
   - Да ты гений, Карина.
   - Я знаю, - равнодушно сказала Карина. - Да что толку? Состав энергии надо изучать.
   - 13 -
   Правило исключения
  Это дело не скорого будущего.
   - А у меня есть другая идея. Что если посылать картинку по типу галовещания. Вычислить диапазон частот с учётом межпланетных расстояний, проверить их проходимость по векторам, естественно в условиях пространственно-временных петель
  и подпространственных прыжков.
   - Неплохая идея. Но представляешь, какую мощную галостанцию надо будет возвести на обеих планетах. Очень трудоёмкий и ресурсорасточительный проект.
   - А если попробовать нана-технологии? В конце концов картинку можно увеличить уже по прибытии, в точке её назначения.
   - Надо подумать и посоветоваться с нана-технологами.
   - Карина, начинаем думать в этом направлении.
   Они пообщались ещё немножко и, довольные друг другом, распрощались до завтра. Фьюжи уже научился понимать земные понятия суток - "завтра", "вчера", "сегодня". А Карина освоила чередования дня и ночи по-фиоэльски.
   Вечером следующего дня при встрече в эфире они договорились говорить на любые отвлечённые темы. Фьюжи заявил, что мозаичная непредсказуемость разговора самый лучший способ познать друг друга. Карина согласилась и не раздумывая спрсила:
   - На Фиоэлье существует литература и кинематограф?
   - Конечно, я даже могу перечислить тебе своих любимых авторов. Впрочем, - осёкся Фьюжи, - их имена тебе ничего не скажут.
   - Тогда скажи, какие литературные жанры тебе нравятся.
   - У нас нет понятия жанра. У нас есть понятие темы. Главные темы - любовь, человеческие взаимоотношения, соотношение разума и чувства в обыденной жизни, причинно-следственные связи преступного мышления.
   - Ого! - мгновенно навострила уши Карина. - На Фиоэлье есть понятие преступного мышления?
   - Естественно. А что, на Земле его разве нет?
   -Нет. На Земле есть понятие преступления.
   - Так это же одно и то же, - искренне удивился Фьюжи.
   - Для нас не одно и то же. Преступная мысль у нас не карается законом, карается само преступление.
   Фьюжи задумался. В эфире повисло молчание.
   - Эй, Фьюжи, ты где? - позвала инопланетянина Карина. - Нерационально тратим эфирное время.
   - Извини. Не смог мгновенно переварить информацию. Я понял. У вас потому и есть реализованные преступления, что вы не отсекаете их на уровне мыслительного процесса. На Фиоэлье преступления изжиты, потому что мы контролируем преступные мысли и тем самым не даём им реализоваться.
   - Вот это да! - Карина была потрясена услышанным. - А вы что, научились читать мысли друг друга?
   - Не совсем так. У нас есть аппаратура, дающая оценку мысли на уровне "хорошо-плохо", "вредно-полезно" и т.д. Уловитель не содержания, а этической, нравственной направленности мысли: жёлтый сигнал - спокойная, целесообразная, не преступная мысль, красный - тревога! Мыль опасна. А насыщенность красного цвета от розового до тёмно-бордового указывает на степень опасности.
   - А что дальше? Какие ваши дальнейшие действия по отношению к носителю преступной мысли.
   - Дальше суд расспрашивает человека о содержании его мысли. Если мысль представляет большую опасность для личности или группы лиц, такого человека изолируют от общества в специально отведённые места - резервуары негативизма.
   - 14 -
   Правило исключения
   - По-нашему, тюрьмы, - уточнила Карина.
   - Ну да. Правда, сейчас резервуары негативизма на планете практически полупустые. Плановая борьба с преступными мыслями даёт свои положительные результаты.
   - Здорово, но не понятно, Фьюжи. Во-первых, объясни, как можно выудить из человека содержание преступной мысли?
   - Да у нас никто и не отпирается, смысла нет. Следствие применяет детектор лжи, мы называем его "правдоискатель". Виновному вручается перечень с классификацией преступных мыслей, и "правдоискатель" методом поочерёдности вопросов выясняет, правду или не правду говорит человек. Обмануть детектор лжи невозможно. Так что никто и не пытается. Как правило, все с самого начала называют свою истинную преступную мысль, то есть сразу говорят правду.
   - С ума сойти! - не удержалась Карина от восклицания.
   - Не понял выражения. Кто должен сойти с ума и почему?
   - Не обращай внимания, это у нас идиомы такие специфические. Я просто выразила восхищение организацией вашего судебного процесса. Фьюжи, ты мне лучше скажи, какие мысли считаются у вас преступными, что там у вас за классификация.
   - Так это же весь классификационный перечень надо перечислять. Эфирного времени не хватит.
   - Ну основные хотя бы назови.
   - Мысль об убийстве живого существа (в этот перечень не входят только насекомые). Далее - желание причинить кому-либо физический или моральный вред ( и то и другое одинаково наказуемы). Ещё мысль о воровстве вещей или информации, сюда же включено плагиатство. Далее. Стремление незаслуженно возвысить себя над остальными, например, получить звание или должность не по заслугам.
   - А это вам зачем? - удивилась Карина, - ведь вы все бликующие, мерцающие и сверкающие, то есть, кто чего стоит видно по внешним признакам.
   - Ты неправильно понимаешь, Карина. Или я не сумел правильно объяснить. Перечисленные внешние признаки говорят скорее о количестве накопленной информации, о степени подготовленности в своей профессии, но они не отражают степень человеческих возможностей и способностей. И настоящий гений на определённой стадии познавательного процесса бликует, до сверкания ему ещё учиться и учиться. Но он всё равно гений и его творческий мыслительный потенциал позволяет продвигать его по служебной лестнице даже на стадии бликования. Теперь понятно?
   - Спасибо, Фьюжи. Теперь понятно. Ты знаешь, я поняла, что нам, землянам, ещё расти и расти до вас. У нас даже в планах правительства ничего подобного не обсуждается. Я чувствую себя рядом с тобой неандертальцем.
   - Ничего себе рядом, - рассмеялся бархатным баритональным эхом фиоэльянин. - А комплексовать вам не стоит. Просто земное человечество в целом находится пока лишь на "бликующей" стадии развития. Дорастёте со временем и до сверкающей.
   - Хорошо, если на бликующей, - усомнилась Карина с лёгкой иронией в свой адрес, - а то, может статься, и на предбликующей. Может, оттого и не блестим и не мерцаем?
   И землянка с фиоэльянином дружно рассмеялись удачной шутке. Однако сеанс связи следовало уже завершать, хотя обоим не хотелось расставаться на целые земные сутки. Им было так интересно разговаривать друг с другом, у них всё копились новые и новые вопросы друг к другу. Им было замечательно комфортно в их общении. Не зная многих инопланетных понятий и обычаев, они удивительно гармонично вписывались в менталитет личностного контакта друг с другом. Это было потрясающее взаимопонимание, несмотря на бездонную пропасть, которая их разделяла непомерными расстояниями, чужеродностью жизненных укладов, разностью форм и генетических кодов, уровнем развития цивилизации, всей жизнью по разные стороны Вселенной.
   - 15 -
   Правило исключения
   - До свидания, Карина, - с лёгкой грустью в голосе попрощался Фьюжи. - Скорей бы завтра, я готов дать тебе много вопросов.
   - Не дать, а задать, - машинально поправила Карина. - И у меня много вопросов к тебе. Слушай, как бы увеличить время наших эфирных контактов?
   - Надо подумать.
   - Надо. Это где-то из области энергосберегающих ресурсов. Может быть, чуть-чуть вектор изменить? Или, например, пустить его пунктирно.
   - А это мысль. Нет, ты всё же гениальная землянка. Я очень рад, что вышел на связь именно с тобой.
   - Этому обстоятельству и я рада.
   - Ты не представляешь, до чего мне приятно это слышать, Карина, и...
  Договорить Фьюжи не успел, потому что связь была автоматически прервана специальным устройством, вмонтированным в "тело" ЛОРа. Это означало, что сегодня они с Фьюжи перебрали весь допустимый лимит времени.
  
   ГЛАВА 6. УЗНАВАНИЕ
  
   С появлением в жизни Карины Брандо такого приятного досуга, как вечерние разговоры с фиоэльянином, одновременно появилось и ощущение заполненности того вакуума, который образовывался всякий раз при разочаровании очередным предметом влюблённости. Карине в её романах с мужчинами не хватало той душевной синхронности, которую она ощущала в общении с Фьюжи. Каким-то чудодейственным образом Эфир доносил до абонентов движения их душ, стремящихся узнать друг друга. И это было увлекательно, интересно, чрезвычайно познавательно и... приятно.
   Недавно во время эфира они затронули уже начатую в одном из разговоров тему литературы. Как выяснилось, Фьюжи не очень уважал любовную тематику в фиоэльской литературе. Зато вдохновенно рассказывал о произведениях какого-то их знаменитого писателя современности Фьёна, который избрал для своего творчества тему соотношения разума и чувства в обыденной жизни.
   - И что же тебе нравится в этом Фьёне, - с неподдельным любопытством спросила Карина.
   Его интерпретация темы. Он очень близок мне по духу. Я очень ценю в людях ум. Но если бы меня поставили перед жёстким выбором "или-или", в обыденной жизни я бы предпочёл чувство. Это наиболее тонкая духовная субстанция. Голый ум без эмоциональной окраски - это всего лишь добротный компьютер последнего поколения, способный решать сложные логические задачки, но, увы, вне понятий добра и зла. Компьютер будет с одинаковым усердием решать задачу вычисления атомного взрыва с целью убийства населения планеты, и задачу спасения этой же планеты от того же взрыва. Ум в чистом виде - очень опасная вещь. Об этом говорит Фьён в своих книгах, и я с ним полностью согласен.
   - Я тоже солидарна с твоим Фьёном. Фьюжи, а стихи у вас есть?
   - А что такое стихи?
   - Это такое литературное произведение, в котором рифмуются строки. Рифма придаёт ему ёмкость, силу душевного проникновения, красоту, напевность и выразительность.
   - Ты рассказываешь такие удивительные вещи, Карина. Нет, у нас на Фиоэлье почему-то нет стихов. Прочитай мне хотя бы одно. Мне ... как там у вас говорят... безумно интересно.
   - Фьюжи, но в переводе оно вряд ли будет выглядеть рифмованным.
   - Всё равно прочитай.
  И Карина прочитала своё любимое:
   - 16 -
   Правило исключения
   Спасибо за то, что ты был
   В жизни моей безгрешной
   И, как умел, так любил
   Поздней любовью, нежной.
   За то, что любил вопреки,
   И в любви был не очень смел,
   Но, однажды коснувшись руки,
   К душе прикоснуться посмел.
   - Звучит, как музыка, - после затянувшегося молчания произнёс Фьюжи. - Карина, это очень красиво, это написал человек с красивой душой. "К душе посмел прикоснуться..." Я это запомню. Ведь это формула любви, да? Я правильно понимаю эти стихи, Карина?
   - Ещё как правильно, - задумчиво произнесла Брандо, вспомнив пошлую реакцию на эти же строки своего недавнего любовника.
   - Карина, я даю тебе ещё вопрос. У тебя есть любовь?
   - Нет, Фьюжи, такой нет.
   - И никогда не было?
   - Не было.
   - И у меня тоже.
  Они помолчали. Два существа, разбросанные по разным концам Вселенной, думали об одном и том же - одинаково думали и одинаково понимали.
   - Как здорово, что ты прочитала мне именно эти стихи, вдруг сказал Фьюжи. - Я даже как-то переосмыслил свою жизнь.
   - Я тоже задам тебе вопрос. А какая у тебя была любовь. Ну, если не такая, то какая?
   - Правильная, целесообразная. Мы с Флизи произвели хорошее потомство. Мы даже никогда не ругались, почти никогда.
   - А ты пытался прикоснуться к её душе?
   - Пытался. Но... как-то неудачно. Её устраивала рациональность. Я только сейчас, после твоих стихов, это понял.
   - Не моих. Это стихи неизвестного автора.
   - Спасибо ему. Благодаря его стихам, я и тебя немного лучше узнал. Карина, тебе не показалось, что сегодня мы с тобой немножко соприкоснулись душами?
   - Показалось, Фьюжи. Только пока я не знаю, хорошо это или плохо.
   - А почему это может быть плохо? Тебе не понравилось прикосновение моей души?
   - Понравилось. В том-то и дело, что понравилось. Фьюжи, у вас есть такие понятия, как скучать по человеку, тосковать по нему, волноваться за него?
   - У нас эти понятия объединены в одно - испытывать дискомфорт из-за отсутствия человека.
   - Понятно. Ты когда-нибудь испытывал этот самый дискомфорт?
   - Пожалуй, нет. Точно нет, - подумав, ответил Фьюжи. - Как-то всё у меня складывалось ровно, рационально.
   - А ты с Флизи сейчас живёшь, или вы разведены?
   - Что значит "разведены"? Мы соединены потомством. Как это можно разъединить?
   - Ну, на Земле существует официальный институт брака и развода. У нас люди официально женятся, а если надоедают друг другу, официально разводятся.
   - А зачем существует институт брака и развода? Я совсем запутался, Карина. Мы не вмешиваем государство в свои личные отношения. Мы женимся неофициально и расходимся не официально, то есть просто перестаём жить вместе. Мы с Флизи сейчас не вместе, но мы навсегда объединены потомством, это наш нравственный закон, официального на сей счёт нет.
   - Логично, - согласилась Карина, - но для Земли непригодно. А какое у тебя потомство?
   - 17 -
   Правило исключения
   - У меня, - удивился Фьюжи? - Как у всех - семеро детей.
   - Ого! - настало время удивляться Карине. - А у нас трое - уже перебор. Норма 1-2 ребёнка в семье. А почему ты сказал "как у всех" У вас что, каждая семья имеет по семеро детей?
   - Ну да. Наши женщины сразу рожают семь детей. Они так устроены. Это не от желания, а от природы, это наша данность.
   - А если женщина вдруг захочет ещё раз родить?
   - Фиоэльянки могут родить только один раз и только семь детей. Мы так устроены, -упрямо повторил Фьюжи.
   - Какой ужас! - не сдержалась от восклицания Карина.
   - Да что ты? Наоборот рационально.
   - Да, что и говорить, институты семейных отношений на наших планетах разные.
   - Карина, а у тебя есть потомство?
   - Нет, не обзавелась ещё, - беспечно ответила Карина.
   - А почему?
   - Наверное, потому... - она задумалась, не зная, что ответить, - потому что ещё ни с одним мужчиной не соприкоснулась душой.
   - Это разные вещи, Карина, - начал назидательно пояснять Фьюжи. Для воспроизведения потомства можно обойтись без соприкосновения душ. Тут важен гармоничный подбор хромосом, ДНК, крови и других химико-биологических параметров.
   - Я гляжу, у вас там прямо культ потомства.
   - Можно и так сказать. Для фиоэльян не родить детей считается постыдным. Это - аномалия.
   - А я не хочу иметь детей от человека, который мне не по душе, будь у меня с ним хоть трижды гармоничный набор хромосом, - с жаром парировала Карина. - У нас такое поведение не считается ни постыдным, ни аномальным. К тому же ведь я очень занята на работе. И ребёнок, и работа требуют 100-процентной самоотдачи. Иногда нам, женщинам, приходится выбирать.
   - Да, это трудный выбор. Поэтому у нас женщины ограждены от выбора. В положенный день и час, который назначают медики, мужчина и женщина производят зачатие. Это - норма.
   - Что, и сбоев не бывает?
   - Каких сбоев? Я не вполне тебя понимаю, Карина.
   - Ну, если ваша женщина в положенный день и час не забеременеет...
   - Исключено. Час подсчитан, звёздный рисунок полный, физиологическая и генная совместимость компьютеризированы. Не зачать невозможно.
   - Как же ваши женщины управляются с семью детьми? Это же адский труд.
   - На Фиоэлье разветвлённая и очень продуманная система общественного воспитания и формирования организма и личности детей. У нас действуют родильные городки-комбинаты. Стирка, уборка, кормление - всё автоматизировано. Мать с детьми первые три года живёт в таких городках, потом, уже по желанию родителей, дети могут передаваться поэтапно в следующие формирующие индивида структуры. Таким положением вещей у нас все довольны.
   - С матерями понятно, а роль отца к чему сводится.
   - Мать учит адаптироваться к окружающему миру, отец - рациональности и твёрдости принятия решений.
   - А как это происходит? - заинтересовалась Карина.
   -Карина, это целая научная школа, со своими тестами, игровыми задачами, инвариантностью сценариев поведения. Я могу целую лекцию на эту тему прочитать, да вот только эфирное время позволит ли?
   - 18 -
   Правило исключения
   - Ты прав, времени не хватит. Давай так: когда рожу ребёнка, ты мне эту лекцию и прочтёшь.
   - У тебя в планах зачатие потомства?
   - Да нет у меня таких планов. Это я так, на перспективу говорю.
   - Будешь ждать человека души, с которой тебе будет приятно соприкоснуться?
   - Буду. У нас это называется найти родственную душу.
  И снова молчание. На другом конце Вселенной мужчина и женщина с разных планет думали о том, что им хочется соприкосновения душ друг друга. И это было поразительное открытие и поразительное ощущение близости вопреки бесконечной отдалённости.
   - Карина, ты мне скажи, когда найдёшь родственную душу, ладно?
   - Скажу, Фьюжи. Только пока ничего даже отдалённо похожего не видно на горизонте.
   - Горизонт большой, - почему-то вздохнул фиоэльянин.
   После разговора с Фьюжи Карина долго не могла уснуть. Всё думала, перебирала в памяти его слова, переваривала новую информацию и новые ощущения. Как хорошо, что они с Фьюжи находятся в одной системе нравственных координат и имеют схожую шкалу ценностей. Как он сказал? Ну да, словами стихов - мы прикоснулись к душе друг друга. Какое точное и ёмкое заключение. Подумать только, она ежедневно встречается с огромным количеством людей, у неё есть друзья и мужчины, которых, как ей казалось раньше, она любила. И ни с кем из них она не испытывала такого единения, такого родства душ, как с этим инопланетянином. Милый, добрые, талантливый, рациональный, мерцающий фиоэльянин был сейчас единственным существом в Мире, прикосновение души которого ей было не в тягость, а в радость. Что ж, спасибо Мирозданию за то, что позволило узнать Фьюжи. Видит Бог, не так-то просто найти друга на другой планете.
  
   ГЛАВА 7. РАЗЛУКА
   Следующим вечером в назначенное время Фьюжи не вышел на связь. Она, конечно, удивилась, но потом рассудила здраво: мало ли что, могут быть и личные дела или внезапная командировка, ЛОРа за собой в другие города и веси не потащишь. Так что повода для тревоги пока нет. Но когда Фьюжи не вышел на связь ни на второй, ни на третий день, Карина встревожилась. В массмедиаслужбе она запросила список запланированных эфиров землян и фиоэльян на неделю. Перечень специалистов, желающих пообщаться с профессионалами дружественной планеты был достаточно велик. Но, как оказалось, за последние три дня ни один прямой эфир не состоялся. Фиоэлья не выходила на связь.
   Карина Брандо лично проверила дееспособность аппаратуры своей обсерватории, все приборы находились "в полной боевой готовности". Стало очевидным, что на Фиоэлье что-то случилось. Быть может поломка установки? Впрочем, зная педантичность и рациональность фиоэльян, трудно предположить с их стороны проявление халатности. Случилось явно что-то непредвиденное. Военных катаклизмов у них быть не могло, на планете давно изжиты военные конфликты. Остаётся природная стихия. Помочь космическим братьям по разуму в отсутствие даже эфирной связи Земля не в состоянии. Значит, надо набраться терпения и ждать. Другого варианта просто нет.
   Карина никогда раньше не предполагала, что ждать - тяжелейшее из всех занятий, какие придуманы человечеством. И ещё Карина не подозревала, что будет так скучать по Фьюжи. Оказывается, их ежевечерние разговоры стали ей необходимы, она, сама не отдавая в том себе отчёта, каждый день ждала эфира с Фьюжи. Днём ей скучать было некогда, работа поглощала её целиком. ЛОР ежесекундно ловил массу сигналов из Космоса. Их надо было анализировать, классифицировать. После удачного контакта с Фиоэльей, Земля свято уверовала в то, что не за горами и контакты с разумными существами и с других планет.
   - 19 -
   Правило исключения
   И всё же Карина скучала. Особо жгучая тоска накатывала на неё по вечерам, от тревоги за далёкого друга она не находила себе места. Как там говорил Фьюжи, "дискомфорт в отсутствие человека, который тебе нужен". Что-то вроде этого. Дискомфорт был налицо. Она терялась в догадках, версии одна страшнее другой роились в голове - землетрясение, цунами, нападение агрессивной планеты. Карина стала плохо засыпать по ночам, она похудела, под глазами залегли тёмные синюшные круги, пропал аппетит, появились признаки раздражительности.
   Коллеги по работе сочувствовали своей начальнице. Некоторые шёпотом спрашивали друг у друга, что случилось с начальницей, на ней лица нет. А всезнающие шёпотом отвечали: "А вы не знаете? Да у неё роман с фиоэльянином, с Фьюжи. А эфира с планетой как не было, так и нет. Уже вторая неделя пошла, как планета молчит." "Да неужто она влюбилась в этот мерцающий надувной шар? Брандо в своём репертуаре, хочет хоть чем-нибудь, да выделяться из общей массы." "Она может себе это позволить, она гений, она гений, а гений гениален во всём, даже в своих чувствах." "Интересно, у них это взаимно? Наверно, с его инопланетянской точки зрения она не так уж и красива, как с земной." Да ведь у них нет никаких перспектив, будь они хоть трижды влюблены. Другая Галактика, другой вид, другой генетический код. Они же не слабоумные, чтобы не понимать этого." "Э-э, уважаемые коллеги, да вы просто завидуете Брандо. Не каждая женщина может похвастаться влюблённым поклонником с другой планеты" "Было бы чему завидовать? Любовь - это, знаете ли, гармония души и тела". " А как же платоническая любовь? Она, кстати, существует со времён Платона." "Вряд ли кто-нибудь когда-нибудь был удовлетворён чисто платоническими отношениями. Это скорее аномалия, чем норма." "Вот уж поистине эфирная любовь..."
   Тема эфирных взаимоотношений начальницы с фиоэльянином муссировалась в кулуарах обсерватории вовсю. Достоянием гласности она стала давно. Как правило, Карина первая снимала информацию с космотайпа. Но бывали случаи, когда это делал кто-то из сотрудников фонорубки. Карина и не возражала, ибо не видела ничего предосудительного в разговорах с Фьюжи. В конце концов, контакт с разумным индивидом Вселенной входит в её обязанности. Она и сама не понимала, как так случилось, что их разговоры стали носить очень личный, даже интимный характер. Однако людские разнотолки по этому поводу её мало тревожили. Как и все очень цельные натуры, Карина просто не придавала им значения. Да и как могли волновать её досужие домыслы разного рода кликуш? Перед ней была вся Вселенная, перед ней открывались тайны Мироздания, она могла слушать и слышать Космос. Карина была выше дрязг и интрижек повседневности, выше настолько, что просто не замечала их. Карина Брандо была птицей другого полёта.
  Правда, сейчас, увы, птицей с перебитым крылом. Тревога за Фьюжи и его планету вытеснила все остальные проблемы. Она часто задумывалась, устремив неподвижный взгляд в блестящую, зеркальную плоть своего ЛОРа, говорила и отвечала невпопад, а вечерами откровенно тосковала, глядя в чёрную бездну ночного неба: "Фьюжи, миленький, отзовись..."
  Утро, как всегда, начиналось с посещения фонорубки и осмотра ЛОРа. ЛОР был безупречен. Фонорубка молчала. Речевой синтезатор как воды в рот набрал. Фиоэлья не отзывалась уже третью неделю. Карина связалась с космологической станцией на Орфее и запросила компопрограмму сейсмически взбунтовавшихся зон космического пространства в радиусе вектора излучения Фиоэльи. Оказалось, что в этом секторе за последние две недели зарегистрировано несколько взрывов планет, однако, к счастью, Фиоэлья в чёрный список не попадала. Это означало, что планета существуе. На сегодняшний день это была обнадёживающая информация.
   - 20 -
   Правило исключения
  - Карина Эдгардовна, - услышала она возле себя голос руководителя компьютерного цеха Рауля Калисто, - не убивайтесь Вы так, жива планета. Я задал своему квазикомпу задание, и он сделал мне подборку информаций о неспокойных планетах, переживших мощные природные катаклизмы, комп-программист выдал мне наиболее вероятный сценарий происходящего на Фиоэлье. Вот, читайте, - и Рауль положил перед ней график алгоритма возможных колебаний активности на Фиоэлье и сопровождающий его комментарий:" 99,0009% процентов вероятности, что планета подверглась ураганным ветрам мощность 110-117 метров в секунду по земному измерению мерности силы воздушного потока. Установка типа "ЛОР" разрушена со 100-процентной вероятностью."
  - Если твой комп такой умный, почему он ничего не говорит про вероятность людских потерь? Сила ветра, которая смела такое жизнестойкое сооружение как ЛОР, могла смести население планеты с лица Земли, прошу прощения, с лица Фиоэльи.
  Рауль Калисто потупил глаза.Он хотел подбодрить Брандо, сказать, что шанс выжить у населения есть. Но Брандо хотела дополнительной конкретизированной информации. А она была не столь утешительной.
  - Ну почему ничего не говорит? - отведя глаза в сторону промямлил Рауль.
  - Ты мне цифры давай, хватит мямлить, - вознегодовала Брандо, -я не кисейная барышня, в обморок не упаду.
  - 70% населения могут погибнуть, - упавшим голосом произнёс компьютерщик. - На Карина Эдгардовна, это ведь всего лишь одна из вероятностей...
  - Знаю, не учи учёного, - отрезала Брандо, но потом, сама устыдившись своей резкости, уже мягче добавила, - спасибо тебе, Рауль, я поняла, что шанс есть.
  Шанс был, да не велик, увы. Фьюжи мог погибнуть, а мог остаться в живых, мог оказаться в страшных 70-ти процентах, а мог - в спасительных 30-ти. Что он там такое говорил про свою овальную ауру? Ах, да, он красив, потому что рационально его тугое плотное, яйцевидное биополе, позволяющее ему с наименьшим риском для жизни существовать в условия ураганных ветров. Это хорошо, это в его пользу. Это увеличивает шансы на спасение.
  Утро третьего месяца молчания принесло радостную весть: ЛОР вновь стал улавливать излучения искусственного происхождения с Фиоэльи. Это могло означать лишь одно - фиоэльяне вновь запустили инфоизлучатель, вероятно, ведут работы по наладке аппаратуры, значит, люди на планете живы, сам по себе ЛОР бы не заработал. И лишь к вечеру пришла космоинфограмма с планеты. Далёкий незнакомый голос говорил: "Земляне, Фиоэлья практически разрушена ураганным ветром. 75% всех строений планеты разрушено. 68% населения погибло под обломками, 25% находятся в медучреждениях с повреждениями аур различной степени тяжести. Нуждаемся в помощи специалистов по трансформстроительсту. Если имеете опыт скоростного трансформстроения, просим выйти на связь с заранее подготовленными чертежами и формулами в этот же момент сиюминутного времени через один эфирный промежуток."
  Значит, завтра в это же время, быстро сообразила Карина. Она тут же развернула кипучую деятельность. Связалась напрямую с президентом, поставив его в известность о полученной информации, оповестила журналистов в надежде, что они привлекут к проблеме трансформстроительства нужных специалистов, причём как из государственных структур, так и одиночек-нелегалов, разработки которых зачастую были более удачными, чем традиционные, рождённые в недрах официальных научных подразделений.
   - 21 -
   Правило исключения
  Одним словом, к моменту эфирной связи в фонорубке обсерватории Карины Брандо собралось много нужных людей со своими проектами, изысканиями, наработками и методиками скоростного трансформстроительства. Карина была довольна результатами своей кипучей деятельности. В просторах Вселенной зазвенели оживлённые голоса землян и фиоэльян, человечество, чем могло, помогало попавшей в беду планете. По существу в эфире собрался межпланетный консилиум с привлечением производственников-практиков и учёных. Было ясно, что фиоэльяне очень заинтересованы в разработках земных учёных, а общие космические принципы Мироздания, общие физические и метафизические законы позволяют им понимать друг друга.
  Карина Брандо находилась в центре событийного ядра происходящего, чувствовала свою сопричастность общему делу помощи другой планете. И ей казалось, что она помогает и Фьюжи, который стал для неё олицетворением чего-то очень гармоничного и тем самым примирял её с дисгармонией отношений в её собственной жизни. Она боялась себе в этом признаться, но этот далёкий фиоэльянин стал ей неимоверно дорог, как никто другой в этой Вселенной.
   ГЛАВА 8. ПРИЗНАНИЕ
  Занятая своими мыслями, она вдруг вынырнула из забытья, услышав своё имя. Незнакомый фиоэльянский голос певуче говорил: "В конце сегодняшнего эфира я обращаюсь к Карине Брандо. Карина, мой друг и коллега Фьюжи попросил передать, что он жив и здоров, правда, пока находится в медцентре, где чинят его ауру, поэтому временно не может выйти с тобой на связь. Он просил не волноваться за него и обещал, что, как только его починят, он при первой же возможности свяжется с тобой, Карина Брандо, - незнакомый голос на мгновение умолк, будто собираясь с мыслями, но вновь заговорил. - Карина, он ещё просил передать, что очень ценит вашу дружбу, потому что ты - человек его души. Это дословно. До свидания в эфире".
  Голос умолк. В фонорубке воцарилась тишина. Сотни пытливых, любопытных, доброжелательных и не очень глаз уставились на Брандо. Всем было ясно, что сейчас в космическом эфире впервые за всю историю развития межпланетных отношений прозвучало признание в любви к инопланетному существу, в любви, разделённой толщей световых лет, исторических коллизий и укладов двух разных планет, генетической и физиологической несовместимостью влюблённых существ. И несмотря на все эти безоговорочные, непреодолимые различия, всем было очевидно, что это именно любовь. Новое, ещё не воспетое в литературе, не интерпретированное в галлодисках и музыке чувство, ибо до сих пор его не было и в природе. Карина и Фьюжи оказались первооткрывателями и в этой области.
  Народ в рубке начал потихоньку оживать: кто-то подходил к Карине со словами поздравлений, кто-то молча пожимал руку. А Карина глупо улыбалась, механически кивая каждому говорящему, и при этом вся светилась счастьем. "Фьюжи жив! Господи, спасибо тебе, Господи, за то, что он жив. Помоги ему, Господи, залечить его ауру. Главное, я знаю, что он жив, а больше ничего и не надо".
  Карина лукавила сама с собой. Ей надо было больше, чем просто знание, хотя и ему она была безмерно рада. Она поняла это, сидя одна дома перед сигнальным индикатором и ожидая, когда вспыхнет красный свет. Но индикатор равнодушно пялил на неё свой матово-чёрный глаз и даже не думал загораться. Ложась спать, Карина уговаривала себя: ничего, надо набраться терпения и ждать. Сегодня ждать гораздо легче, чем было вчера. Сегодня я знаю, что с Фьюжи всё в порядке. Я просто жду встречи с Фьюжи.
   - 22 -
   Правило исключения
  Надо же, употребило слово "встреча". Ой, Фьюжи, ты тоже человек моей души. Вот только встреч нам с тобой не праздновать, так, кажется, поётся в каком-то старом престаром романсе. Разные у нас судьбы, разные планеты, да и мы сами очень, непоправимо, разные. Всё у нас с тобой разное, кроме наших душ.
  Так думала Карина, засыпая. А просыпаясь, чувствовала себя счастливой от предвкушения скорой "всиречи", от осознания того, что в Космосе, во Вселенной есть человек её души, который тоже считает её, Карину, человеком своей души, и это у них взаимно.
  Фьюжи вышел на связь лишь через четыре дня. И когда в эфире послышался его бархатный напевный голос, Карине показалось, что её сердце вот-вот разорвётся от переполненности радостью.
  - Карина, я дома, я, наконец, дома. Душа моя единственная Карина, сколько же ты, наверное, пережила, пока я молчал. Прости меня.
  - Фьюжи, как я рада тебя слышать. Не извиняйся, я уже всё знаю. Твоей вины здесь нет. Думаю, что тебе пришлось выдержать куда больше.
  - Не лукавь. Я знаю, что страдать за другого тяжелее, чем за себя.
  - Да, Фьюжи, я это тоже знаю. Ты мне расскажи, что там у тебя...
  - У меня беда, Карина, - голос фиоэльянина дрогнул, но он быстро взял себя в руки. - Погибли трое моих детей и Флизи.
  - Господи, горе-то какое. Я очень сочувствую тебе. Как ты всё это пережил, Фьюжи?
  - Я не один такой, мы схоронили больше половины населения планеты. Прерванная жизнь - это прерванная Сигма судьбы.
  - Я не совсем тебя понимаю.
  - Ну если коротко... У вас есть понятие кармы, это не совсем то же самое, что Сигма. Аналога этого понятия у землян нет. Сигма поток космических частиц, сопутствующих фиоэльянину, он влияет на судьбу. Если человек отклоняется от этого потока, созревают пространственные люфты ошибок или негативизма, поток надо выправлять своим поведением всю жизнь. Прерванная жизнь - прерванный поток, незакрытый люфт. И надо всё начинать заново в новом теле.
  - Ты говоришь об этом так спокойно...
  - Что случилось, обратно не переделать. К тому же я общаюсь со своими в назначенное время.
  - Как это возможно? У вас, что развит спиритизм?
  - Нет, что ты, духов мы не вызываем. Всё гораздо проще. Мини-сублиматоры есть в каждой семье. Они вырабатывают энергию, в коконе которой может пребывать душа умершего в телесном мире. А разве у вас не так?
  - Нет, не так. Мы как-то не говорили раньше на эту тему...
  - Мы с тобой ещё на многие темы не говорили, Карина.
  - Так вот на Земле нет таких установок. Мало того, многие земляне до сих пор не верят в потусторонний мир душ. Правда, биоэнергетики уже многое доказали, но это только начало. Теоретически мы знаем, что души не умирают. Но связи с ними у нас нет.
   - 23 -
   Правило исключения
  - Теперь я понял, почему земляне воспринимают смерть так трагично.
  - Да, для нас смерть - это разлука навсегда.
  - Бедные люди! Господи, как же вы живёте с таким... с таким понимание Мироздания? Как вообще можно жить, если человек ушёл из жизни, а у тебя нет возможности хоть редко пообщаться с ним?
  - Вот так и живём. Теряем навсегда. Плачем, тоскуем, потом привыкаем к боли утраты и утешаем себя тем, что где-то там они всё-таки существуют.
  - Но ведь это, наверно, невероятно тяжело. Я бы не смог... Я, по крайней мере, знаю, что Флизи вместе с детьми находятся сейчас вместе, в одном пространственном пласте. Они пока тоскуют по телесному миру, но уже заняты своими заботами, ведь там, наверху, им надо пробиваться дальше, выше. Неопытные души детей тянут назад, в фиоэльский мир, но они день ото дня преодолевают эту тягу. Скоро их пути разойдутся, у каждого будет свой пространственный пласт, но это не затрудняет общения там.. Души детей, как показывает практика нашего общения с тем миром, скоро обретут другие тела. Души взрослых людей находятся в мире тонких энергий гораздо дольше, потому что у них за жизнь накопилось больше отклонений от потока Сигмы, образовавшиеся люфты негативизма надо очищать, чем и занимается сейчас Флизи.
  - Ты открыл мне сейчас новый мир, Фьюжи.
  - Карина, этот мир, стар, как мир. Извини за каламбур.
  - А для меня он нов, как первый раз взошедшая Луна.
  - Сравнение не понял. Что такое Луна? Куда она восходит?
  - Ой, долго объяснять, - отмахнулась Карина. - Светило у нас такое, по ночам на небе восходит, земляне им любуются. Довольно красивый светящийся диск.
  - Мне бы хотелось его увидеть, - мечтательно произнёс Фьюжи. - И тебя хотелось бы увидеть, и твою Землю. Как мы мало всё же знаем о мирах друг друга, Карина, как ничтожно мало.
  - Мы с каждой нашей встречей узнаём их всё больше.
  - Ты тоже называешь наши разговоры встречами. И я. Карина, откуда у нас такое ощущение спаянности наших душ? Ты не думала об этом?
  Очень даже думала. Может быть, души, как проявления Космоса, воплощаются не всегда в теле той планеты, где жили прежде. Может быть, когда-то ты был в теле землянина, или я была фиоэльянкой. Может быть, мы уже пересекались в каком-то другом мире. Что ваши умершие говорят на этот счёт.
  - Говорят, что вселение души в инопланетное тело возможно теоретически, но на практике случается редко. Только души, исправившие поток Сигмы в своём околопланетном пространстве, могу быть переселены в инопланетные тела. Их отправляют туда, можно сказать, с воспитательной целью, как высокоразвитые и тонко чувствующие. Я вполне допускаю, что это могло произойти с твоей душой, но с моей вряд ли.
  - Почему ты так самокритичен?
  - Я обычный фиоэльянин. Поверь мне, у меня масса недостатков, и в небесном мире моей душе предстоит ох как много потрудиться.
   - 24 -
   Правило исключения
  - Расскажи мне, какие недостатки ты в себе видишь?
  - Ты настолько мне доверяешь!? - воскликнул Фьюжи.
  - Не поняла твоей радости по поводу своей просьбы.
  - О недостатках друг друга у нас говорят только тет-а-тет, и только очень близкие духовно люди. На фиоэлье у меня ещё не было таких собеседников.
  - Значит, твоей первой собеседницей на откровенную тему будет землянка, - спокойно сказала Карина. - Конечно, если ты не будешь возражать.
  - Не буду. Ты первая, кого я назвал в своей жизни человеком своей души. И ты будешь первой, кому я расскажу о своих недостатках. Только боюсь, что воей откровенностью разочарую тебя.
  - Не бойся, я знаю, что монстром ты быть не можешь, а всё остальное я выдержу.
  - Ну слушай, раз сама напросилась. Во-первых, я эгоцентрист. Не эгоист, а именно эгоцентрист. Моё внутренне энергетическре эго притягивает другие и способно подавлять их. Попавшие в поле моего эго могут свернуть со своего пути, это приводит к ошибкам и не только моим.
  - А твоё эго у тебя от рождения?
  - Конечно. Эго всем даётся от рождения, но на то мы и мыслящие существа, чтобы учиться управлять им, не допуская люфтовых ошибок ни своих, ни чужих.
  - Ты научился?
  - Смею думать, что да. Но ведь пока учился, дров-то уже успел наломать.
  - Фьюжи, я что-то не очень понимаю про ваше эго. Ты мне объясни, пожалуйста, на примере.
  - Вот тебе самый простой пример. Флизи, ещё до рождения наших детей, поддалась влиянию моего эго, а потом в процессе жизни растворилась в нём, почти утратив своё. Поверь, этот процесс имеет вполне конкретные физические параметры, это - высшая физика энергообмена, не имеющая никакого отношения к лирике. Управлять своей энергетикой сложно, но возможно. Теперь я научился, но Флизи от этого не легче, она из-за меня не выполнила какое-то своё предназначение, кроме деторождения, конечно. Я нарушил поток её Сигмы. Я понятно объясняю?
  - Понятно, Фьюжи. Только у нас то, что ты рассказал о себе, толкуется совсем иначе и вовсе не научной основе. С нашей земной точки зрения ты просто очень сильная личность, а потому люди подпадают под твоё влияние. Слабый всегда подчиняется сильному.
  - Это потому, Карина, что земляне пока недалеко продвинулись в изучении биоэнергетических процессов, а ещё потому, что не умеют общаться с душами умерших. Вы ещё придёте к этому пониманию. Оно является одним из принципов всего сущего, законом Мироздания, общим для всех космических рас.
  - Вероятно, если смотреть на меня с точки зрения фиоэльской науки, я вообще состою из одних недостатков.
  - Тебя извиняет незнание законов, которые знаю я. Хотя, конечно, в космическом масштабе незнание закона не освобождает от ответственности перед ним, перед свое и чужими потоками Сигм.
   - 25 -
   Правило исключения
  - Понимаю, о чём ты Закон земного притяжения действует вне зависимости от того, знаем мы о нём или нет.
  - Но с другой стороны ты, Карина, действуешь в рамках Сигмы своей планеты и своей эпохи со всеми её плюсами и минусами. А значит уровневая корректировка космического пространства должна это учитывать.
  - Мне кажется, Фьюжи, что мы с тобой встретились неслучайно. Наше знакомство тоже имеет какой-то космический смысл. Давай запланируем встречу биоэнергетиков с твоей и моей стороны. Нашим у ваших явно есть чему поучиться.
  - Я попробую. Ты не забывай, что фиоэльян стало намного меньше. Но эфир с моим другом биоэнергетиком Файни я могу гарантировать.
  - Фьюжи, наше время истекает. Когда назначишь мне свидание.
  В рубке повисло молчание. Карина ждала, полагая, что Фьюжи высчитывает время, когда сможет выйти на связь. Но эфир будто онемел.
  - Фьюжи , ты слышишь меня? Что случилось, Фьюжи? Ты на связи?
  - Тут я, Карина. Твой вопрос ввёл меня в сильное замешательство. Ты в своём уме? Свидание между нами невозможно. Мы же с тобой разные расы и генетические виды, я уже не говорю об отдалённости наших тел друг от друга.
  - Вот, глупенький, - рассмеялась Карина, - я же говорю о нашей следующей встречи в эфире.
  Вновь воцарилось молчание. Вероятно, Фьюжи обдумывал сказанное.
  - Карина, в нашей языковой структуре слово "свидание" имеет вполне конкретный смысл - встреча с целью создания потомства. Дата и даже час свидания обговаривается заранее с учётом рекомендаций медиков, астрологов и эзотериков. Видимо, вы вкладываете в это слово совсем иной смысл.
  - Да уж, совсем иной, - рассмеялась Карина. - У нас назначают свидание, чтобы пойти вместе в кино, в театр, в ресторан, или просто погулять по улицам. Всего и навсего. Я просто имела ввиду нашу следующую встречу, а слово "свидание" произнесла с некоей долей иронии.
  - Я понял. Извини недотёпу - фиоэльянина. А знаешь... Если честно...- Фьюжи запнулся, подбирая слова, - я бы очень хотел бы назначить тебе свидание. Чего бы я только не дал за такую возможность. Я понимаю всю абсурдность и несбыточность этой мечты и всё же... всё же мечтаю.
  - Фьюжи, давай не будем о грустном. Мы с тобой не дети, чтобы не понимать истинного положения вещей.
  - Ты права, права, совместиться телами мы, конечно же, не можем. Мы дотронуться-то друг до друга не можем. Я вспоминаю то стихотворение, которое ты мне давно ещё прочитала :"...но однажды коснувшись руки, к душе прикоснуться посмел." Мы с тобой коснулись душами, а коснуться рукой... это нам не дано.
  - Надо смириться, Фьюжи. У нас нет выбора. Мы разные, мы физически не совместимые.
  - Знаю, Карина. Но как это несправедливо, одарить нас родственными душами, не давая совместиться телами. Зачем и кому было надо посылать нам такое испытание?
   - 25 -
   Правило исключения
  - Значит, зачем-то надо. Может быть, ты так отрабатываешь свою Сигму, а я свою Карму. Кто знает... Давай лучше поговорим о времени следующего эфира.
  - Видишь ли, теперь мы не сможем разговаривать с тобой так часто, как раньше. Всё оставшееся в живых население планеты занято на строительно-восстановительных работах, мы отстраиваем Фиоэлью заново. Кстати, нам очень помогают трансформустановки, которые мы сконструировали и освоили с помощью земных специалистов. Но работы ещё не початый край. Назначаю тебе встречу через три межэфирных промежутка. Раньше не получится, буду занят на стройке. До встречи, Карина. Я люблю тебя, человек моей души.
  - Я тоже люблю тебя, Фьюжи, - эхом отозвалась Карина. И эфир умолк.
   ГЛАВА 9. НОВАЯ ИДЕЯ
  Эти три дня до новой встречи с Фьюжи Карина была занята никогда. Она перепоручила подчинённым все контакты со специалистами и чиновниками, ждущими эфира с Фиоэльей. Полностью отдала на откуп своим спецам контроль за жизнедеятельностью обсерватории и ЛОРа, уединилась в своём кабинете со своим компьютером и беспрестанно вычерчивала на нём какие-то графики, вычисляла космонавигационные вектора, корректировала подпространчтвенные петли. Одним словом, Карина воплощала в жизнь свою новую гениальную идею. И когда Фьюжи в назначенное время вышел на связь, Карина вместо приветствия закричала:
  - Фьюжи, есть идея! Мы скоро увидим с тобой друг друга!
  - Гениальная моя землянка Карина Брандо, жду твоих пояснений.
  - Я задумалась: почему мы с тобой через пространство и время можем доносить свои голоса и мысли, почему мы не можем видеть друг друга? Конечно, волновая энергия звука отличается от зрительной. Но ведь земляне уже давно передавали через космос фотографии с поверхности Луны, Марса, Венеры. Естественно, расстояние до Фиоэльи слегка побольше будет. Но я поднатужилась и изобрела способ волновой передачи гало-изображения на большом расстоянии. Просто подкорректировала вектор направленности относительно лучевой оси пространства-времени и вывела связьобразующую формулу свето-зрительной энергии изображения. Дело за малым - сконструировать и встроить в Лора устройство приёма-передачи лучевого потока гало-картинки.
  - Гениально! Но для обратной связи у меня тоже должно существовать такое устройство.
  - Я дам тебе все формулы и расчёты, а технически сконструировать его несложно. Подключишь нужных спецов. Работы недели на три.
  - А какое изображение ты надеешься получить? Я имею ввиду помехи при трансляции через космос.
  - Это, по моим подсчётам, будет объёмная гало-картинка в трёхмерном измерении, но статичная.
  - Такие застывшие фигуры, как на фотографии, только объёмные, я правильно понял?
  - Правильно. И ещё, Фьюжи, сиюминутную галосвязь в реальном времени нам с тобой не получить. Изображение будет появляться в заданной точке пространства приблизительно спустя два межэфирных отрезка с момента засыла.
  - Карина, а когда ты сможешь заслать своё гало-тзображение?
   - 27 -
   Правило исключения
  - Через 14 отрезков, - не задумываясь ответила Карина. - Я давно уже всё рассчитала. Завтра в моей обсерватории начнётся монтаж нового устройства, я назвала его "Глаз".
  - Отлично, я тоже буду конструировать у себя свой "Глаз". Диктуй формулы и расчёты. Какое счастье, что мы с тобой и в науке понимаем одинаково. Но ты - гений, Карина. И я И вся Фиоэлья будем пользоваться твоей гениальностью.
  - Да, теперь мы сможем передавать друг другу изображение с места события, - ничуть не смущась заслуженной похвалы, подхватила Карина. К примеру, если у ваших трансформстроителей возникнут конкретные вопросы по методике, вы сможете показать нам проблемное место, а не объяснять на пальцах, где и что у вас не ладится. Наши спецы на этом деле собаку съели, тут же всё объяснят и дадут дельный совет.
  - Собаку? У землян чрезвычайно ассоциативная структура речи. Какое отношение собака имеет к вашим профессионалам?
  - Ты прав, Фьюжи, никакого, - рассмеялась Карина. - Я и сама не знаю этимологию этого выражения. Я просто хотела сказать, что у нас очень опытные профессионалы, которые с радостью вам помогут.
  - Для нас это очень ценно, Карина. Строительство сейчас - главное. Ведь мы живём сейчас в палаточных городках, защищённых энергополем от осадков, ветров и других капризов погоды. Вот такое у нас общежитие теперь.
  - Мне так хочется, Фьюжи, чтобы у тебя скорее нормализовалась жизнь, и быт в том числе. Вы все там, наверное, на пределе сил.
  - Нет, это ещё не предел, - серьёзно ответил фиоэльянин, - резервы наших организмов очень велики. Справимся с Божьей помощью и с вашей. Карина, а знаешь, о чём я сейчас подумал?
  - Догадываюсь, - моментально отреагировала Карина.
  - Как догадываешься, я же ещё не сформулировал?
  - Просто я думаю о том же. В общем, я предположила, что мы с тобой думаем об одном и том же.
  - Очень интересно. И о чём же?
  - О том, Фьюжи, что мы можем не понравиться друг другу чисто внешне, когда увидим посланные гало-изображения.
  - Ты угадала. Эта мысль не даёт мне покоя.
  - Знаешь что, мы с тобой учёные, и мы отлично понимаем, что у разных космических рас разная внешность и, соответственно, разные понятия о красоте.
  - Это-то и страшно. Вдруг я покажусь тебе уродом.
  - Я в таком же положении, Фьюжи. Я тоже боюсь выглядеть в твоих глазах уродливо.
  - Иногда мне кажется, Карина, что я тебя так давно и хорошо знаю, что даже твоя внешность мне покажется знакомой.
  - А какой ты меня представляешь, опиши. А я внесу коррективы в нарисованный тобой образ, чтобы подготовить тебя к восприятию моей внешности.
  - Но мы же с тобой уже выяснили, что мы оба прямоходящие, с двумя руками и ногами. А вообще воображение рисует мне что-то гармоничное, шарообразное и светящееся.
   - 27 -
   Правило исключения
  - Фьюжи, Фьюжи, ты же знаешь, что мы, земляне, не мерцаем, не бликуем и не сверкаем. И вообще вынуждена тебя разочаровать - моё тело не имеет никакого отношения к шарообразности. Я - создание не высокого, с земной точки зрения, роста, худая, хотя... кое-какие округлости на моём теле имеются. По земным меркам, я являюсь привлекательной женщиной. А вот по-фиоэльянски вряд ли. А ты какой. Ничего не знаю, кроме того, что у тебя овальная тугая аура.
  - Я - тоже не красавец в земном понимании. Внутри овальной ауры длинное тело, крупнее и выше, чем у моих сородичей. Овал лица соответствует овалу ауры. Глаза зелёные, рот узкий. По-фиоэльянски я даже очень ничего себе, противоположному полу нравлюсь. А вот как тебе придусь... Но на паучка в банке я не поход, это гарантирую.
  - Это уже радует, - рассмеялась Карина. - Паучка я бы не выдержала.
  - А ты, оказывается, привередлива, женщина моей души, - рассмеялся в ответ Фьюжи. - А если честно, я уже сгораю от любопытства, очень уж хочется тебя увидеть.
  - А я сгораю... от страха, - призналась Карина, - хотя понимаю, что это глупо. Мы не можем быть одинаковыми и не можем соответствовать вкусам другу друга. Это априори, данность. Это надо принять как должное. Вот и всё.
  - А я сейчас понял одну очень важную вещь, Карина. Какой бы я тебя ни увидел, ты не перестанешь быть для меня человеком моей души.
  - Может, нам тогда лучше не засылать друг другу наших изображений?
  - Э, нет уж, дорогая моя. Это ты сгораешь от страха. А я-то от любопытства, - и они вновь весело рассмеялись.
  - Ладно, Фьюжи, будь что будет. Обменяемся галофотками на память.
  - Зачем на память? Я не собираюсь с тобой расставаться.
  - Ты вдумайся в то, что сказал, - Карина вдруг стала серьёзной. - Как мы можем расстаться, если пока ещё не встречались и никогда не встретимся, по крайней мере, в этой жизни?
  - Я не согласен с тобой, Карина Брандо, - тоже серьёзно ответил Фьюжи. - Мы встретились душами, мыслями, идеями. Встретились, несмотря на бездну, которая нас разъединяет. Да это Дар Божий, Карина! И я не намерен его терять.
  - Я тоже, Фьюжи.
   ГЛАВА 10. ЗНАКОМСТВО
   Наконец, настал тот день, когда Карина должна была принять гало-изображение Фьюжи. Она заранее позаботилась об аппаратуре, которая спроецирует присланное "фото" в её рабочий кабинет. Ей очень не хотелось "знакомиться" с Фьюжи в присутствии коллег. Для неё это был интимный процесс, и он вовсе не предназначался для чужих глаз. И хотя Карина заранее готовила себя к этой "встрече" и уговаривала саму себя не волноваться, когда перед её рабочим столом начал вибрировать воздух и проявляться первые, ещё размытые очертания силуэта, она зажмурила глаза. А когда открыла, увидела его.
  Это был не человек, по крайней мере в земном понимании этого слова. Да, отдалённо напоминающий человека, но не человек. В радужно сияющем жёлто-голубом прозрачном коконе застыло существо очень высокого, примерно трёхметрового роста, с телом, действительно имеющим руки и ноги, но не похожие на человеческие. Было впечатление, что внутри этого огромного существа просто нет костей.
   - 28 -
   Правило исключения
  Его конечности держали форму только за счёт хорошо развитых мускулов. Такое же впечатление производили и пальцы, держащие какой-то плод, похожий на большую сливу. Пальцы обнимали, обвивали этот плод, подобно маленьким змейкам. Да и всё тело инопланетянина, узкое и высокое, струилось и слегка извивалось. Но самым удивительным было лицо. Строго овальное, без всякой растительности на голове и щеках, безбровое, с маленькой выпуклостью вместо носа, с плотно сжатыми узкими губами и с огромными, в треть лица, жёлто-зелёными глазами без ресниц, это лицо казалось пародией на человеческий облик.
  Таков был Фьюжи. Прямо скажем, не красавец, подумала Брандо. Первая оторопь у неё уже прошла. Страх сменился любопытством первоиспытателя. Что ни говори, а Брандо была первым человеком на Земле, увидевшим почти живого фиоэльянина.
  Карина начала внимательно, фрагмент за фрагментом, вглядываться в обличье Фьюжи. И чем дольше она смотрела, тем менее неожиданным и чужим казался ей его вид, тем более естественными выглядели его черты, его силуэт. Змеиный, струящийся изгиб тела ей показался даже изящным и по-своему гармоничным, большие, словно надувные, мышцы рук и ног - сильными и эластичными. Одежда на фиоэльянине была обтягивающей. Он явно не стремился скрыть свои недостатки. Вероятно, их у него просто не было. Ну конечно, он же говорил, что сложен хорошо. И с этим было трудно не согласиться. Да, для земного глаза Фьюжи выглядел непривычно. Однако в его мощном торсе, в сильном изгибе тела, в гордой посадке яйцевидной головы , в тяжёлых мышцах, играющих под эластиком золотистой кожи была видна какая-то особая грация дикого зверя.
  Их тела просто приспособлены для жизни в условиях ураганных ветров, поняла Карина. Она присмотрелась к фону гало-изображения. За фигурой Фьюжи были видны косо летящие на ветру ветви деревьев, похожих на плакучую иву. При этом фигура Фьюжи, облачённого в тугую прозрачную ауру, ничем не выдавала сопротивления мощным воздушным потокам. На фоне метущихся, рваных, летящих по воздуху веток тело фиоэльянина казалось монолитом, хоть и грациозно струящимся, но незыблемым, прочными статичным. Даже шарф на шее Фьюжи не развевался на ветру.
  А когда Карина вгляделась в огромные зелёные с золотыми искорками глаза, она просто утонула в них. Столько было мудрости, тихой печали, понимания, доброты и... человечности во взгляде фиоэльянина. Нет, недаром говорят, что глаза - зеркало души. Так оно и есть. Это был её Фьюжи, человек, с чьей душой она соприкоснулась и ощутила незримый взаимный ток понимания и родства. У Карины отлегло от сердца. Несмотря на всю неземную непривычную суть представшего перед ней облика, она узнала в нём Фьюжи. Узнала и приняла. Интересно, а какой он найдёт меня? Узнает ли меня во мне? Примет ли? - думала Карина. По её подсчётам Фьюжи уже должен был получить её изображение с Земли. Возможно, сейчас в эти самые минуты он разглядывает его с тем же пристрастием, с каким только что разглядывала его внешность Карина. А вдруг я ему не понравлюсь, - шевельнулась предательская мысль. - Вдруг я покажусь ему монстром из фильма ужасов со своими длинными ресницами, копной волос на голове и с костными конечностями, похожими на буратиньи. При всей своей гениальности Карина была обыкновенной земной женщиной, которая хотела нравиться избраннику своего сердца. Карина с нетерпением и тревогой ожидала следующего эфира с Фьюжи. Но с первых же его слов тревога рассеялась, растворилась в бархатной певучести его тембра:
  - Карина, как ты меня нашла? Не томи и, пожалуйста, без комплиментов. Мы оба знаем, что мы разные. И всё же... Тебе было неприятно на меня смотреть?
   - 29 -
   Правило исключения
  - Сначала было не по себе, - призналась Карина, - но потом... Я не знаю, как это точнее объяснить, но я узнала тебя, Фьюжи. Узнала по глазам. И в твоём облике, присмотревшись, нашла и грацию, и красоту. Ты чем-то неуловимо похож на леопарда, сильного, гибкого зверя.
  - Как гора с плеч, - облегчённо выдохнул Фьюжи. - Я не знаю, кто такой леопард, но ты рассказала о нём так красиво, что я принимаю это за комплимент.
  - Не увиливай от главной темы, лукавец. Теперь твоя очередь рассказывать о своих впечатлениях обо мне, - стараясь казаться спокойной, попросила Брандо.
  - Карина, я тоже не буду врать. Сначала ты показалась мне непривычной и чужеродной. Но потом я начал разглядывать тебя очень пристально, а потом, наоборот, отстранённо. Ты не поверишь, но ты похожа на одну мою статуэтку. Я не говорил ещё тебе, как-то к слову не пришлось, у меня есть увлечение, хобби, по-вашему, я немного скульптор. Меня считают трансавангардистом, потому что я придумываю образы, телесные формы для душ, ждущих воплощения. Многие говорят, что я черпаю образы из информационно-квантового поля Вселенной. Очень может быть. Ты пропорциональна, Карина. Правда, в моей гало-статуэтке ты запечатлена без волосяного покрова и растительности вокруг глаз. Но, приглядевшись к тебе внимательнее, я, как художник, понял, что золотое облако над твоей головой и чёрные щёточки вокруг глаз придают твоему образу завершённость, гармонию изящной законченности. Я понял, Карина, что ты красива. И я тоже узнал тебя в тебе.
  - Как я рада, Фьюжи! Ты не представляешь, как я рада! В душе я боялась этого разговора. Боялась услышать дежурные фразы типа "вполне приличный внешний вид", а в подтексте - "бывает и хуже".
  - Я боялся того же самого с твоей стороны. Знаешь, о чём я подумал, Карина? Вероятно, в Космосе существуют какие-то общие понятия соотношений телесных форм. Ведь формы так же многообразны, как велика Вселенная.
  - То есть бесконечно многообразны, - подхватила Карина.
  - Вот именно. И любая из этого бесконечного многообразия несёт на себе печать общих законов соотношений. Мы просто их не знаем, хотя и чувствуем интуитивно. Твоё гениальное изобретение, Карина, я имею ввиду установку под названием "Глаз", даёт начало новому космическому восприятию. Ты понимаешь, о чём я?
  - В полной мере, Фьюжи. Наладив словесный и образный, зрительный контакт с другими мирами, мы, конечно, узнаем. Осознаем и полюбим многообразие форм жизни. У нас просто раньше не было такой возможности. Трудно полюбить или не полюбить то, чего раньше никогда не видел, правда?
  - А вот тут позволь с тобой не согласиться. Я же полюбил тебя до того, как увидел твой облик.
  - Мы с тобой, Фьюжи, исключение из общего правила. Вероятно, у нас сильно развита интуиция, так называемый дар предвидения. Недаром же ты создал свою гало-статуэтку, так похожую на мой телесный облик.
  - А может быть, здесь действует закон соотношения формы и содержания Форма - тело, содержание -душа. Они ассимилируют в течение жизни. Душа формирует тело, тело - душу. И чем пропорциональнее соотношение внешнего и внутреннего, тем гармоничнее человек, представляющий собой симбиоз души и тела.
   - 30 -
   Правило исключения
  - Ну ты философ, Фьюжи. Я как-то раньше не рассматривала проблему души и тела под таким углом.
  - Да и я до сих пор тоже. Знаешь, Карина, у нас на Фиоэлье доказано научным путём, что любовь, как проявление определённого вида энергии, сопровождается взлётом всех способностей и возможностей индивида.
  - У нас наукой это пока не доказано. Но на практике так оно и есть. Масса литературы, поэзии посвящены этой теме. А возьми, к примеру, нас с тобой, сколько мы новых открытий сделали, сколько идей претворили в жизнь за время нашего знакомства. Твой звуковой фонодешифратор, мой "Глаз"
  - А ещё наши звуковолновые параметры в условиях надпространства, - подхватил Фьюжи.
  - И наши сегментарные светочастицы в пространственно-временном континууме, - продолжила Карина.
  - Слушай, раньше я думал, что мы с тобой обыкновенные гении... А мы оказались обыкновенными влюблёнными, - вдруг тихо сказал Фьюжи.
  - Мы с тобой, и то, и другое разом. Да и не такие уж мы обыкновенные влюблённые. Нас разъединяет гораздо больше, чем объединяет.
  - Тут ты не права, - твёрдо возразил фиоэльянин. - Видимо, душа больше всего остального, того, что нас разъединяет.
  - Не увлекайся излишним романтизмом, Фьюжи. Больше Космоса? Больше генетической предопределённости наших планетных рас. Сними розовые очки. Мы с тобой взрослые и, смею думать, неглупые, люди. Душа всего лишь небольшой сгусток энергии, впитавший в себя, в свои тонкие кристаллы нашу память и сознание. Наши души - песчинки в огромном океане Мироздания.
  - А ты не задумывалась о том, что такое Мироздание. Ведь оно и есть наши души.
  - Ничего нового ты не сказал. Если есть частицы Мироздания, значит оно из них и состоит.
  - Я не об арифметике говорю, - обиделся Фьюжи. - Есть науки посерьёзнее. Были времена, когда люди считали, что тело первично, а душа вторична...
  - Что значит, были? У нас до сих пор так считают.
  - Извини, я не знал. На Фиоэлье уже давно открыт закон первичности души.
  - Правда? А у нас такую философию проповедует лишь религия. В Библии сказано: "Вначале было Слово и Слово было Бог. Но там же сказано, что сначала Бог создал человека, а потом вдохнул в него душу.
  - Здесь нет противоречия, Карина. Да, Абсолют вдохнул в человека душу, но это означает, что она была создана заранее. Мы сначала варим компот, а уже потом разливаем его по банкам.
  - Это не корректное сравнение.
  - Согласен. Оно умозрительное. Просто без компота или другого содержимого и банка не нужна.
  - Мне трудно сразу переварить всю эту информацию, Фьюжи.
   - 31 -
   Правило исключения
  - Ещё бы. Переварить за несколько мгновений то, что целая космическая раса переваривала веками. К тому же не забывай, что мы общаемся с нашими умершими. А это очень мощный источник дополнительной информации. Нам приоткрыта дверь в ту сферу Мироздания, которая закрыта для землян.
  - Фиоэлья - уникальная планета. Нам так многому ещё предстоит у вас учиться. Но и вам у нас тоже. Я всё как-то забываю у тебя спросить, почему у вас на планете не пишут стихов? Ты их чувствуешь очень тонко, я думаю, этот жанр на Фиоэлье был бы тоже востребован.
  - Я тоже думал об этом. И понял. Если ты вслушаешься в нашу речь без услуг лингводешифратора, просто в её звучание, ты поймёшь, что мы немного поём, когда разговариваем.
  - Да, я заметила. У тебя очень напевный баритональный тембр речи.
  - Вероятно, именно эта особенность нашей речевой культуры, её мелодичность компенсирует нам отсутствие стихотворного жанра.
  - Так может, вы - планета поэтов, только сами того не осознаёте?
  - Ты нам льстишь, Карина. Но мне бы хотелось, чтобы это было так.
  Они распрощались, довольные друг другом и немного смущённые тем, что как-то ненароком в разговоре, между строк, признались друг другу в любви. И, как всегда после общения с Фьюжи, у Карины осталось ощущение недоговорённости и тоски по фиоэльянину. Да, трудно любить на таком расстоянии, да ещё и зная, что твои чувства бесплодны.
   ГЛАВА 11. ЛИЧНАЯ ЖИЗНЬ
  У Карины, конечно же, был поклонник, с которым она время от времени встречалась в интимной обстановке. Жизнь есть жизнь. Космические диалоги были очень важной, пожалуй, главной составляющей её жизни, но как женщина аналитического склада ума, она понимала, что надо как-то устраивать свою личную жизнь. Если бы было возможным соединиться с Фьюжи, она не раздумывая бросилась бы в его объятия. Но, увы, мужчина её мечты был слишком далеко и являлся инопланетяниным.
  А земной мужчина, Кирилл Богданов, был близко, дарил цветы, говорил комплименты и водил в театры и гало-музеи. К тому же был неглуп, учтив, не назойлив. Поэтому, когда Карина забеременила ( а было пора, пора рожать), они с Кириллом по обоюдному согласию стали жить вместе.
  Однако этот факт практически ничего не изменил в её жизни, по крайней мере, пока. И хотя новоиспечённому мужу не очень нравились ночные космические диалоги жены с фиоэльянином, переломить её он не мог. Карина твёрдо заявила:
  - Дорогой, этой привычке я не изменю и не надейся. Фьюжи - единственный человек в мире, не общаться с которым я не могу. Я буду разговаривать с Фьюжи, прими это как данность. Я надеюсь, ты не ревнуешь меня к инопланетянину, живущему на другом конце Вселенной?
  Право на общение с Фьюжи Карина отвоевала раз и навсегда. Мужу пришлось смириться со странной, не поддающейся логике привязанности жены. "В конце концов, - думал супруг, - Карина настолько гениальна и уникальна, что может позволить себе такую маленькую слабость, как дружба на расстоянии в сотни световых лет, да, на такое способна лишь Карина.
   - 32 -
   Правило исключения
  А Карина, как и прежде, ждала эфирных встреч. Она сразу же рассказала Фьюжи о своих переменах в личной жизни.
  - Что ж, - задумчиво ответил он, - я знал, что рано или поздно это произойдёт. Скажи, ты счастлива?
  - Если бы на месте Кирилла был ты, я была бы счастливее, - честно ответила Карина.
  - Боже, ну почему мы родились на разных планетах? - в голосе Фьюжи звучала тоска. - Но ты сделала всё правильно. У нас не так много времени, чтобы зависать на одной точке развития событий. Ты права, абсолютно права. Мне тоже надо подумать о семье. У нас, сама знаешь, погибло больше половины населения. Фиоэлья взяла курс на восстановление его численности и генофонда планеты в целях сохранения фиоэльянской расы.
  - У тебя есть на примете женщина?
  - Да, подруга Флизи. У неё погиб муж и трое детей. Мы с ней друзья по несчастью.
  - Ясно, Фьюжи, я рада за тебя. Видишь, жизнь сама расставила всё по своим местам.
  - Но ведь мы не расстанемся, Карина?
  - Нет, Фьюжи, не расстанемся. Ты знаешь, удивительная вещь. Я недавно разбирала старые, ещё переплётные книги (представляешь, какая древность?) и нашла стихи, кажется, той же поэтессы, которая нам с тобой нравится. Представляешь, она в своём 21 веке написала будто про нас с тобой. Вот послушай:
  Разделённые сотней Галактик,
  Затерявшись в бездонных глубинах,
  Души их, как послушный пластик,
  Безнадёжно друг друга любили.
  И в минуты отчаянной скорби
  По тому, чего быть не может,
  Не боясь ни молвы, ни фобий,
  Шли навстречу. Господь поможет!
  - Это потрясающе, Карина! - произнёс Фьюжи после недолгого молчания. Но как она могла предвидеть? Ведь в ту далёкую эпоху ещё не было межпланетных контактов.
  - Не знаю. Может, проявление телепатии?
  - На таком расстоянии, через века? Сомнительно.
  - Но ведь стихи, будто про нас написаны. Возможно, она умела заглядывать в далёкое будущее и из своего настоящего видела или слышала нас с тобой, ныне живущих.
  - Как непостижимо безграничен и ещё не познан наш Мир, Карина! - воскликнул Фьюжи. - Знаешь, у меня всё время бьётся в голове какая-то мысль, но я никак не могу её облечь в слова, сформулировать. Она касается нас с тобой, нашей возможности каким-то образом встретиться во Вселенной.
  - Когда сформулируешь, скажи. - улыбнулась Карина. - А теперь давай ближе к реальности, время эфира заканчивается.
  - Да-да, я хотел предупредить тебя, что теперь встреча в эфире будет нескоро.
   - 33 -
   Правило исключения
  - Почему, Фьюжи? - с нескрываемой тоской в голосе спросила Карина.
  - Командировка в загорную долину Фиоэльи. Будем строить там большое поселенье. Рабочих рук и голов не хватает. За полгода с помощью вашей методы трансформстроительства, думаю, управимся.
  - Мне будет очень тебя не хватать, Фьюжи.
  - И мне тебя, Карина.
  ... Фьюжи вернулся только через 10 месяцев. Карина к тому времени уже родила сына. О чём при первой же возможности поведала Фьюжи. Фьюжи в свою очередь рассказал, что тоже стал отцом потомства - 5 мальчиков и 2 девочки. На вопрос Карины, как сложились отношения с новой женой, он ответил уклончиво: " В целом неплохо. Но мне в ней не хватает тебя".
  - Ну и заявление, - рассмеялась Карина. - Я не могу быть в тех женщинах, которых ты выбираешь себе в спутниц жизни, я только сама в себе.
  - В этом и заключается вся трагичность моей жизни, - без доли иронии произнёс Фьюжи.
  И Карина его отлично поняла. Потому что ей в Криле, муже и отце её ребёнка, тоже не хватало Фьюжи, его уникальной души, работающей в одном диапазоне частот с её душой. Жизнь закружила их каждого по-своему.
  Фьюжи переезжал с одного места строительства на другое. И они с Кариной не могли общаться когда по полгода, а когда и дольше. Карина тоже была занята и работой, и воспитанием сына, которого, несмотря на протесты близких, назвала Фьюжин. Окружающие были немало удивлены инородностью данного мальчику имени. Но Карина лишь посмеивалась, она-то знала, что имя человека влияет на его характер и судьбу, а значит повлияет и на формирование души её мальчика. Ей так хотелось видеть во Фюжине частичку души своего фиоэльянина.
  Отец Фьюжина Кирилл смотрел на всё философски. Он давно понял, что тему инопланетных отношений своей жены затрагивать не стоит, и в конце концов, привык к чудачествам супруги, справедливо полагая, что инопланетная любовь на расстоянии менее опасна, чем земная.
  А маленький Фьюжин подрастал и проявлял много незаурядных способностей. К 20-ти годам Фьюжин имел два элитных образования - астрофизика и космопсихолога, а в 27 открыл закон сохранения энергии души. "Гений", - говорили про него окружающие". Есть в кого, - вторили другие, - как никак сын гениальной Карины Брандо".
  При каждом удобном случае Карина и Фьюжи переговаривались по космоэфирной связи. Они знали всё о важных событиях в жизни друг друга, обменивались гало-изображениями детей, обсуждали прочитанные гало-книги. Фьюжи особенно любил их "вечера поэзии", так он называл встречи, когда Карина читала ему стихи полюбившихся ей поэтов.
  ...Они, конечно, старели, как все и вся в этом мире. Часто говорили о том, что их ждёт там, за смертным порогом.
  - Фьюжи, вы же общаетесь со своими умершими, неужели у них не было ни одного контакта с душами других планет?
   - В небесах населённых души общаются меж собой свободно даже из разных пластов.
   - 34 -
   Правило исключения
  Сила мысли там пробивает все преграды. Но случаев общения с инопланетными энергетическими субстанциями в нашей практике зафиксировано не было.
  - Это потому, - с жаром утверждала Карина, - что душам не было надобности контактировать с инопланетянами, поскольку они в телесной жизни с ними не контактировали, как мы с тобой. Мы же с тобой и в этом первооткрыватели, Фьюжи. А у нас будет надобность в таком контакте, и мы будем с тобой общаться, ты же сам сказал, что там сила мысли преодолевает все преграды. Так, Фьюжи?
  - Да, Карина, так. Но мы с тобой не знаем, как там, в небесах населённых устроено всё, какие ценности станут для нас преобладающими, нужны ли мы будем друг другу там, как нужны здесь, в этом мире.
  - Я тоже думала об этом. Мы прожили с тобой целые жизни вдали друг от друга. Иногда мне казалось, что я хочу освобождения от тебя, от твоей власти, потому что мне было больно жить с сознанием нашей с тобой предрешённой несоединённости.
  - Как же мы с тобой похожи, Карина. Я испытывал порой то же самое. Мне было больно, что жизнь проходит в дали от тебя, и это невозможно изменить. Меня угнетало бессилие перед бесповоротной обречённостью существования порознь друг от друга. А сейчас я благодарен Абсолюту за то, что дал мне такую любовь. Как бедна и незамысловато сера была бы моя жизнь, не будь в ней тебя, Карина, с твоими любимыми стихами, со своей непредсказуемой гениальностью, с твоей душой, открытой миру и мне.
  Они помолчали, собственно, и слов-то было уже не нужно, ибо они оба знали, что и в молчании думают об одном и том же и одинаково.
  - Фьюжи, как-то никогда с тобой не говорили, а какой у вас возрастной ценз жизни?
  - 110 - 115 земных лет. А у вас?
  - У нас приблизительно такой же.
  - А с чего вдруг такой вопрос, -спохватился Фьюжи, - уж не собралась ли ты помирать в свои 70 с небольшим хвостиком?
  - Все под Богом ходим, - философски заметила землянка.
   ГЛАВА 12. ПРЫЖОК
   - Карина, а помнишь, когда-то давно, когда мы с тобой были ещё совсем молодые, я всё никак не мог уловить какую-то засевшую во мне, как заноза, мысль?
  - Что, уловил, наконец? - иронично спросила Карина. - Надо же, и века не прошло.
  - Не смейся, лучше послушай. Наши цивилизации знают, что весь Мир, всё сущее во Вселенной состоит из атомов - неделимых частиц, кирпичиков Мироздания. И всё многообразие предметов и явлений живой и неживой материи есть безграничное множество сочетаний этих самых атомов. В разных пропорциях, в разных соединениях, по-разному сконструированные, они и дают бесчисленные формы материи в Космосе.
  - Мысль тонкая, - с лёгкой усмешкой согласилась Карина, - но, увы, не новая.
  - Карина, ты сегодня настроена как-то критически, дослушай мою мысль до конца. Мы с тобой тоже единицы живой материи и тоже состоим из атомов, неделимых кирпичиков, одинаковых для всей Вселенной, то есть мы представляем собой совокупность тех же атомов, но в разных пропорциях и сочетаниях. Я сейчас стал профессиональным трансформистом - создаю разные формы и виды материи из атомов.
   - 35 -
   Правило исключения
  Вы на Земле делаете то же самое. Пока у нас не было надобности создавать подобным образом живую материю. Но ведь теоретически это не сложнее, чем создавать неживую. Формальный принцип тот же, плюс генно-инженерная корректировка. Я имею в виду создание именно тел, душа от Бога, мы это уже обсуждали. Ты понимаешь, о чём я говорю?
  - Понимаю, Фьюжи. Ты говоришь о том, что мы можем трансформировать свои тела по своему усмотрению.
  - Вот именно. Умница ты моя! Я могу облачиться в земное тело или ты в фиоэльянское. Ведь для нас главное стать существами одного вида, одной планетной расы с одинаковым генетическим кодом. Мы могли бы быть вместе! Мы могли бы быть счастливы, понимаешь ты это, Карина?
  - Мечты, мечты, - грустно вздохнула Брандо.- Ведь всё это теория, Фьюжи. Мы вряд ли с тобой доживём до времён, когда трансформиссия живой материи станет возможной на практике. Да и похоже, кроме нас с тобой, эта проблема больше никого не волнует.
  - Ну давай хотя бы помечтаем, предположим гипотетически, что это возможно. Согласилась бы ты стать фиоэльянкой?
  Карина секунду - другую помолчала, обдумывая предложенную ситуацию. И твёрдо ответила:
  - Нет, я бы не смогла. Рожать семерых детей, ходить всю жизнь в резиновом коконе вашей ауры... Да и вообще, Фьюжи, у меня совсем другой менталитет - земной. Уклад жизни, традиции планетной расы нельзя сбрасывать со счетов.
  - Понимаю тебя. Я тоже вряд ли захотел бы стать землянином. Для меня один ребёнок на двоих здоровых людей - это дикость, нонсенс. Но ведь есть и другие варианты, Карина. Можно выбрать себе какое-то третье тело, чтоб никому не обидно. Тогда мы будем в равных условиях.
  - Можно. Но у нас, мне кажется, не так велик круг знакомых инопланетян, чтобы выбрать себе тело по вкусу, ты не находишь? - с едва скрытой ехидцей произнесла Карина.
  - Опять ты за своё, критиканка несчастная. Мы же мечтаем, просто мечтаем.
  - Не поздновато ли нам мечтать? Наш с тобой век на исходе.
  - Вот как раз и самое время, - с воодушевлением возразил фиоэльянин. - Со своими нынешними телами мы всё равно скоро расстанемся. Можно подумать и о новых.
  - Ты неисправимый романтик, Фьюжи. Как жаль, что всё это только мечты.
  После этого разговора Карина Брандо всерьёз задумалась. А что, если это и впрямь возможно. Хотела бы она прожить новую жизнь с Фьюжи? Конечно, хотела бы. Нет смысла скрывать это от самой себя. Но ни на Земле, ни на Фиоэлье никто не занимается транформиссией живой разумной материи. Людям это не надо. Это же они с Фьюжи, дал же Бог счастье (или несчастье?), полюбили друг друга, не имея на это никаких прав и оснований. Они оба - исключения из общего правила. Исключение?! Господи, как она раньше об этом не подумала?! По Закону Исключений, открытому уже её эпохой, существуют и миры - исключения. По теории вероятности правило исключения из общего правила есть норма жизнедеятельности Космоса. Но это опять же лишь голая теория. На практике никто не знает, где обретаются миры исключений. Правда, есть предположение.
   - 36 -
   Правило исключения
  Научный мир склоняется к мысли, что они, эти миры, находятся в подпространстве, в, своего рода, космической воронке, которая вбирает, втягивает в себя все возможные, наработанные Космосом исключения.. Похоже, им с Фьюжи там самое место. Ах, знать бы, где именно расположена эта воронка, ведь она, по сути, и есть дверь в мир исключений, где они могли бы быть счастливы. В их следующую встречу она поделилась с Фьюжи своими размышлениями на этот счёт.
   - Карина, - закричал Фьюжи чуть ли ни на всю Вселенную, - я знаю, где находится наш мир исключений!
  - О Боже, час от часу не легче. Откуда ты можешь это знать.
  - Случайно, представляешь, совершенно случайно. Я недавно общался с душой умершего астронома - физика. Он мой лучший друг, его зовут Фэйн. Он мне ещё в пору нашей юности все уши прожужжал своей идеей скопления исключений в одной пространственной точке. Но я тогда был очень далёк от этих его заумных идей, а потом и совсем забыл, мало ли научных идей бродят в умных головах. Мне тогда это было не нужно. А теперь, уже из потусторонней жизни, он сообщил мне, что нашёл нужный ему смысловой поток, который и привёл его к логическому завершению дела всей его жизни. То, что не успел доделать в телесном мире, доделал в небесном.
  - Так, где этот мир, Фьюжи?
  - Как ты и говорила в подпространстве, а точнее - в точке сингулярности левого крыла Млечного пути, под углом в 78 градусов от самого плотного его сектора. Карина, ты всё же чертовски гениальна.
  - Теперь придумай, пожалуйста, как нам с тобой туда попасть, - серьёзно сказала Карина.
  - Да знаю я, как туда попасть. Мне Фэйн рассказал. Сложности, конечно, есть. Надо умудриться вместе синхронно впрыгнуть в воронку подпространственного потока. Как ты считаешь, это возможно?
  - Теоретически да. Если мы с тобой одновременно окажемся в заданной точке пространства и одновременно умрём, одновременно "выскочим" из свои тел, воронка сама втянет нас в себя по правилу исключения из общего правила, и мы попадём в мир исключений, где и получим свои новые тела.
  - Но как ты себе это представляешь практически?
  - Очень просто. Надо с какой-нибудь экспедицией добраться до Млечного пути и там синхронно умереть. После 100 лет у нас, как и у вас разрешена эвтаназия. Уставший от жизни человек имеет право сам выбирать момент своей смерти.
  - Карина, я очень рассчитываю на твою гениальность. Ты у нас и астроном, и астронавигатор, тебе и карты в руки.
  - В принципе и Фиоэлья, и Земля расположены на одной параллели с Млечным путём. Если всё рассчитать с точностью до светового года и одного парсека... - Карина защёлкала по кнопкам микрокалькулятора... - так, готово. Лёту туда с моей стороны 26 земных лет и 3 месяца, с твоей, соответственно, 23 - 4 и 8 дней.
  - Короче, Карина, надо выбивать научную экспедицию в тот сектор пространства.
  - Я попробую, Фьюжи, Было бы непростительной глупостью с нашей стороны не воспользоваться шансом, который дарит нам Мироздание.
   - 37 -
   Правило исключения
  - Я думаю точно так же. Главное убедить астрономическую службу в необходимости этого полёта. Тема готова, и придумывать не надо, - исследование подпространственных дыр, ведущих в миры исключений.
  -Я сумею обосновать эту тему с научно-теоретической и философской точек зрения. А когда мы окажемся в нужном секторе Млечного пути, там мы сможем произвести стыковку наших летательных астроскафов и таким образом осуществить первый в мире реальный контакт двух инопланетных рас, - воодушевленно говорила Карина. - Думаю, что ваше правительство тоже пойдёт на это. Игра, действительно, стоит свеч.
   Цель была поставлена, и Карина начала действовать. Продвижение идеи шло на удивление легко. Будто кто-то невидимый и властный помогал ей в её деле. Она очень просто, без напряжения и хитростей получила согласие правительства на формирование экспедиции. Ей играючи удалось убедить и фиоэльянскую сторону в необходимости перелёта в район Млечного пути и стыковки астроскафов. Она быстро и профессионально сделала расчёты точного времени старта фиоэльянской "Надежды" и земного "Метеора".
   "Метеор" стартовал первым. Ему предстояло лететь дольше. Ровно в положенный срок с Фиоэльи ушла в космос "Надежда".
   Годы жизни в условиях космического полёта были наполнены, ирдозвуковым чтением книг, редкими разговорами с Фьюжи и... мечтами. Мечтами о встрече, о новой жизни, о мире исключений, в который им надо было во что бы то ни стало попасть. На их космических кораблях все давно уже знали о об истинной цели полёта этих двоих. И по большому счёту завидовали их уникальной любви, пронесённой по жизни столь трепетно и бережно.
   Карина с Фьюжи оба знали, что идут на риск. Их гипотетическое предположение о том, что, являя собой исключение из правила, они непременно попадут в мир исключений, на поверку могло оказаться не истиной, а лишь красивой мечтой. Кто знает, что Великий Космос считает исключением, а что нет? Но Карина и Фьюжи не боялись. Они вообще ничего не боялись. Ни долгого, очень долгого пути, ни эвтаназии, ни смерти, ни риска. Им обоим казалось, что всё с ними происходящее настолько закономерно, правильно и логично, что с каждым днём укреплялись в своей вере, в истинности избранного пути.
   Два уже очень не молодых человека с разных планет двигались навстречу друг другу с неумолимостью законов Мироздания, день за днём сокращая разделяющее их расстояние.
   И этот день настал. И они встретились и тут же узнали друг друга. И взялись за руки, счастливые как никогда прежде, в своих разрозненных друг от друга жизнях.
   В назначенный день и час Карина и Фьюжи вместе легли на эвтаназийный стол. Не разнимая рук и не отводя друг от друга глаз, они улыбались. А когда безболезненный квадралазерный луч коснулся их тел, Карина утонула в жёлто-зелёном мерцающем золоте глаз своего возлюбленного, а Фьюжи - в голубом омуте её взгляда.
  Когда они вынырнули из золотой и голубой бездны глаз друг друга, их полупрозрачные невесомые тела были подхвачены неистовой силой, и под напором этой таинственной тяги, увлекаемые всё дальше и дальше в глубину пространства, полетели - полетели и...оказались у развёрстой, уходящей в даль и глубь тёмно-синей спиралевидной воронки. Неведомая сила будто притормозила их на краю бездны, куда они держали путь. Синие внутренности огромной спирали переливались и манили внутрь, в ту иссине-чёрную глубину, где маленькой точкой светилось вдалеке солнце другого мира. Карина и Фьюжи переглянулись, ещё крепче взялись за руки и вдохнув глубоко, как при жизни, ... прыгнули в пугающее, зовущее неизвестное и манящее жерло спирали - в своё будущее, в свою новую жизнь.
   Ольга Нуякшева ( Август 2010 г.)
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"