Нуякшева Ольга Евгеньевна: другие произведения.

Странник

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   Фантастический рассказ
   СТРАННИК
   ГЛАВА 1. ХМЕЛЁВСКИЕ ИСТОРИИ
  
   Его видели многие. Слух о нём быстро распространялся по городам и сёлам Поволжья, обрастал невероятными подробностями и деталями, и чем дальше, тем больше становился неправдоподобным, не похожим на реальность.
   Одни видели его в степи, почти голым, но на ходу обрастающим какой-то одеждой. Другие - в Волге, прямо посередине реки, но будто он парил над водой, шёл по речной глади, словно по земле. Третьи утверждали, что он человек самого обычного вида, правда, глаза у него "вразлёт", что позволяет ему видеть людей насквозь, и не только людей, мол он и сквозь землю зрит, и сквозь пучину водную, и через звёздные дали видит. Это, конечно, являлось преувеличением, такие утверждения можно было смело списать на богатое воображение волжан.
   Слухи уже больше года ползли по деревням и хатам, переползая из дома в дом, от соседа к соседу, из уст в уста. Однако никто не мог похвастаться личным знакомством со странным человеком. И никто не знал, где его дом, в каком месте он обитает, и откуда и зачем прибыл в эти приволжские степи.
   Последнюю информацию о страннике принесла в Хмелёвку Матильда Степановна Синицына, баба лет 45-ти, разбитная и языкастая, но не сплетница, не пустобрёх. А потому доверие к её словам у сельчан было большое.
   Матильда прибежала с пастбища под вечер - платок на бок, подол юбки в грязи, босые ноги тоже. Дождь прошёл, и ничего удивительного в её облике не было. Но глаза женщины горели таким ярким азартным огнём, что всем было очевидно - Матильда увидела что-то из ряда вон.
   Бабы и мужики собрались возле плетня, чтобы из первых уст услышать необыкновенную историю.
   - Иду я по тропке возле элеватора, - вдохновенно рассказывала Мотя, - уже к пруду Заклинскому приближаюсь. А дождик накрапывает всё сильнее и сильнее, а потом прямо стеной повалил. Я шаг припустила, добежала до старого клёна дождь переждать. Поднимаю голову, глядь - по дороге Он идёт.
   - Кто, он? - вскрикивает в нетерпении какая-то тётка.
   - Странник, кто ж ещё. Я его сразу узнала
   - Как же интересно, ты могла его узнать? - с подковыркой спрашивает Степан. - Ты ж вроде впервой его видишь?
   - Зато слыхала не один раз, - отмахивается Мотя. - Опознала я этого мужчину по его необычности. Идёт под проливным дождём, а сам сухой весь. И будто прозрачное облако вокруг него, овальное такое, А внутри этого облака никакого дождя и нет, и ярко там, будто солнышко светит. А идёт не один. Вместе с ним в облаке пацан, за руку его держит. На пацане тоже одежда сухая. Идут себе, о чём-то разговаривают, но ни словечка не слышно, только губы шевелятся, будто за закрытыми окнами и дверями они. Дождь, небо, степь - сами по себе, а они сами по себе. Пацанёнок меня заметил, голову повернул, что-то сказал этому своему, а тот даже головы не повернул. Я застыла, как вкопанная, страха нет, а пошевелиться не могу. Пока так стояла, они у меня на глазах прямо и растаяли.
   - Как это растаяли, чай, не льдины? - удивилась дотошная баба Зина.
   - А вот так, растворились, как в тумане.
   - Это у тебя мираж был, - со знанием дела произнёс местный интеллектуал, завсегдатай избы-читальни Борис Палыч.
   - Отродясь у меня миражей не было, - сурово глянула на него Матильда, - говорю как есть. Растворились в воздухе и мужик, и пацан.
   - А пацан-то чей будет? - вклинилась в разговор тётка Наталья. - Его или из наших?
   - 2 -
   Странник
   - Вот то-то и оно. Тут и главная закавыка. Венька это Захаров, точно говорю, - победоносно произнесла Мотя.
   Гул удивления и негодования пронёсся по толпе. Ещё бы история с Веней Захаровым у всех была на слуху. Мальчика считали погибшим, а, может быть, даже утопшим в реке.
   Венька сбежал из дома где-то месяца три тому назад. Сбежал от побоев пьяного отца, который сначала, разъярившись по пьяному делу, убил свою жену, Венькину мать, а потом с топором кинулся на 10-летнего сына. Юркий пацан успел шмыгнуть в дырку за забором. Соседи вызвали милицию. Пьяного, ничего не понимающего мужика увезли в город, а теперь уж, говорят. и осудили. А вот Венька с тех пор пропал. Поначалу сельчане пытались разыскать мальца, но безрезультатно. Далеко уйти он не мог, а спрятаться ему вроде и негде - кругом степь раздольная, за семь вёрст кругом видать. Не живого, так мёртвого обнаружили бы. Поэтому решили, что утонул мальчонка в Волге, упокой, Господи, его душу безгрешную. Так и не успел пожить, да и то, что пожил, не дай Бог никому. Кроме побоев ничего в жизни не видел. Может, и хорошо, что Бог его к рукам прибрал, от такой паскудной жизни освободил. Может, и лучше ему там, наверху, вместе с матерью, царствие ей небесное, тоже намучилась, ни приведи Господь. Так рассуждали хмелёвцы.
   Понятно, что известие о том, что Венька Захаров жив, всколыхнуло всё село.
   - Говоришь, за руки они держались? - переспросила Наталья.
   - За руки, - подтвердила Мотя.
   - И разговаривали?
   - Разговаривали, да так увлечённо. Пацан-то к нему прямо так и тянулся. Так и тянулся, и ручонкой и головой в его сторону, в рот ему заглядывал, - сообщила ещё одну важную подробность Мотя.
   - А одет как Венька был, в майке и в трусах? - раздался голос из толпы.
   - Не-е-ет, - нараспев произнесла Мотя, секунду поразмыслив. В брючках, в рубашечке клетчатой, на ногах сандалии, всё чин чинарём. Справно одет парнишка, не то, как при родителях бегал голью перекатной.
   - Видать, хороший этот странник человек, - с удовлетворением сказала Степанида, - раз сироту приласкал, одел, при себе держит.
   - Да кто знает, что у него на уме, - засомневалась Наталья. - Может, воровать его обучает. Откуда обновам-то взяться?
   - Да ладно тебе брехать-то, - осадил Наталью дядька Фёдор. - Венька - парень смышлёный. Если бы что, убёг бы. А они вон разговаривали душа в душу, за руки держались. Так я говорю, Мотя?
   - Правду говоришь, - со знанием дела поддакнула Матильда. - Мир и согласие меж ними было. Это я точно увидела
   - Может, всё-таки в милицию сообщить? - подал кто-то робкий голос.
  На него зашикали. Зачем в милицию? Что милиция? В детдом мальчишку определят, и все дела. А в детдоме-то, поди, не сахар. Если парню хорошо с этим... пришлым, пусть и живут себе. Может, он Веньку усыновить хочет? Если милиция вдруг хватится, тогда другое дело, а так... Может, обрёл Захарчонок родную душу. Зачем же нарушать, вмешиваться?
   Рассуждая таким образом, хмелёвцы вряд ли предполагали, насколько их мысли близки к истине.
   На селе ещё долго судачили, крутили-вертели так и сяк Мотин рассказ. Всем очень хотелось верить, что с Венькой всё будет хорошо и что этот пришлый обогреет мальца и позаботится о нём. Уж больно парнишка-то хороший был, смышлёный, на ласку податливый. Только уж очень худой и забитый. И почему так - один в счастье с рожденья купается, а другой горючей слезой утирается?
   - 3 -
   Странник
   ГЛАВА 2. ЗНАКОМСТВО
   После того, как Венька через дыру в плетне выскочил на дорогу, боясь даже обернуться в сторону своего дома, он бежал без передышки до дальнего запрудья, хотел схорониться там в кустах. Если бы он обернулся, то понял бы, что за ним давно нет погони. Пьяный отец с топором в руках свалился безжизненным кулем прямо возле плетня, откуда и забрала его милицейская машина.
   Но мальчик этого не видел. Он бежал, преодолевая боль в израненных коленках, бежал, не оглядываясь и стараясь не думать о том страшном, что произошло в доме. Но память, помимо его воли, толкалась в голову и сердце. Перед его глазами вставала жуткая картина: отец, страшный, грязный, грубый, замахивается топором, мать падает. Венька видит её судорожно вздрагивающие ноги и расплывающуюся по полу чёрную лужу крови. Венька боится смотреть туда, откуда течёт эта липкая жижа. Он пятится, пятится к двери. Но обезумевший отец, вращая красными белками глаз, вновь хватает топор и неверной шаткой походкой идёт на него, на Вениамина. Изо рта отца течёт отвратительная жёлтая пена, с губ слетают скрипучие, как несмазанная калитка, слова:
   - Убью, отродье чужое! Мне чужого семени не надо.
   Почему он отродье и чужое семя, Венька, конечно, не понял, зато очень хорошо понял намерения отца. И рванул из дома изо всех своих мальчишеских сил.
   Он бежал, как заведённый. И когда увидел, наконец, тёмно-синие силуэты кустарника, упал на колени и пополз. Ему казалось, что там, в этих дебрях листвы, его спасение. Стоит доползти до них, и ему вне опасности. И он дополз, подтянулся руками поближе к стволу и распластался на земле, глядя на густую крону над собой. Тело ныло, болело. Плд кустом пахло прелой листвой, грибами и Волгой. Крона тихо шевелилась, нашёптывая что-то умиротворяющее. Шелест листвы был доборым, и мальчик закрыл глаза и погрузился в спасительный сон, забыв на время о распростёртой на полу мёртвой матери и о страшном ненавистном ему человеке, которого он почему-то должен был называть отцом.
   - Выспался? - услышал мальчик тихий шелестящий голос сразу, как открыл глаза. Ему показалось, что он и не спал вовсе. Только-только прикрыл веки, а тут этот незнакомый странный голос.
   - Не знаю, - честно сказал Венька. - А ты кто?
   - Человек, - ответил собеседник.
   Венька приподнялся с земли и поморщился от боли. Но превозмог себя, сел и во все глаза уставился на незнакомца.
   Это был, действительно, человек, но необычный, не такой как все. Какой-то уж очень аккуратный, без единого пятнышка на брюках, без единой лишней складочки, не помятый, будто только что из-под утюга. Венька недоверчиво посмотрел на чужака.
   - Вижу, что человек, - степенно сказал мальчуган. - Только ты не из наших, не из хмелёвских.
   - Правильно, - подтвердил чужестранец.
   Они помолчали.
   - Почему ты не спрашиваешь, кто я и откуда? - задал вопрос Венька.
   - Зачем спрашивать то, что знаешь? - вопросом на вопрос ответил человек.
   Они опять помолчали. Наконец, Вениамин, обдумав слова чужака, по-взрослому спросил:
   - От хмелёвских обо мне слышал?
   - Не совсем, - ответил тот.
   - Ты не любишь разговаривать? - догадался Венька.
   - Люблю, - возразил человек. - Только лишнего не говорю. Зачем попусту?
   - Почему ты не хочешь сказать, кто ты и откуда? - не унимался Веня.
   - Потому что ты не поймёшь мой ответ, - прошелестел взрослый.
   - 4 -
   Странник
   - Так нечестно. Ты знаешь, что я из Хмелёвки. А я не знаю кто ты.
   - Я не умею объяснять детям, - признался мужчина.
   Это был уже более менее понятный Веньке ответ. Хотя...что тут сложного. Если ты не из Хмелёвки, скажи откуда - из Дубова или из Мелехова, или с той стороны реки. Он хотел высказать эти свои мысли мужчине, но тот опередил его.
   - Я вообще не из Заволжья. Я оттуда - и он указал рукой и глазами на небо.
   - С другой планеты? - ахнул Венька.
   - Можно и так сказать, - уклончиво ответил незнакомец. - Хотя это не совсем точно.
   Венька задумался. Если он не с планеты, то, может быть, с облака, с радуги?...
   - Да-да, ты правильно думаешь, - одобрительно сказал чужестранец. Я и с облака, и с радуги, из дождя, из снега. Я - частица всего что там есть, - он вновь поднял глаза к небу.
   - Ты не понятно объясняешь, - укорил Вениамин.
   - Я предупреждал тебя, что не умею объяснять это детям.
   "И то правда, предупреждал, - подумал Венька. - Значит не врёт".
   - А ты что, умеешь обманывать? - с искренним любопытством спросил чужак.
   - А ты что, не умеешь? - удивился Венька.
   - Не зна-а-ю, - протянул незнакомец. - Не пробовал. А зачем ты обманываешь?
   Мальчик задумался. Он никогда не задавался таким вопросом. Нет, он, конечно, знал, что обманывать нехорошо. Мама это говорила. Но сама частенько обманывала отца, пряча от него топор, молоток или деньги. Когда Венька однажды уличил её во лжи, она сказала "обман обману рознь. Скажи отцу где топор - он и порубает нас по пьяному делу. Не соврёшь, сынок, не проживёшь". Венька хорошо усвоил тогда урок матери. Он понял, что врать нехорошо, но, если надо, то можно.
   - Я понял тебя, Вениамин Захаров, - сказал чужак. - Дефектные поведенческие структуры, сложившиеся в обществе и семье заставляют людей прибегать ко лжи.
   Венька помолчал. Он не понял ровным счётом ничего из слов незнакомца. Зато понял, что с ним можно говорить, не открывая рта. Он и без этого слышит Венькины слова.
   - Ну ладно, - примирительно произнёс Венька, - объяснять детям ты и правда не умеешь. Но хотя бы, как тебя зовут, ты сказать можешь?
   - А, ну да, прости, я не представился. Всё никак не могу привыкнуть, что вы не умеете видеть мысли других людей. А зовут меня Едмир.
   - У нас нет таких имён, - с обидой пробормотал Венька.
   - А, ну да, - согласился Едмир. - Я есть частица, то есть единица Мироздания. Получается Ед - мир, Едмир. Понял?
   - Понял, - неуверенно кивнул Вениамин.
   - А если без вранья? - спросил мужчина. - Ведь у тебя нет сейчас надобности обманывать меня. Тем более что я вижу твои мысли.
   - Я не соврал, - пояснил мальчуган - Я просто немножко понял, а немножко не понял. Что твоё имя из двух слов, понял. А "еденица" у нас в школе - самая плохая отметка.
   - Вот оно что, - кивнул Едмир. - Это слово, Веня, имеет и другое значение. Единица - это частица целого, как кирпичик для дома. Вот смотри - земля, - Едмир взял в пригоршню землю из-под куста и растёр её в ладонях, - видишь комочки, это частицы земли. А можно сказать "единица", это про один комочек.
   - Понял про дом и про землю, - радостно возвестил Веня. - Но ведь ты - человек.
   - А человек - частица или единица всего Мироздания, как кирпич частица дома, - пояснил мужчина.
   - А что такое мироздание?
   - Это всё, что ты видишь вокруг себя и даже то, чего не видишь. Земля, небо, космос, планеты. Всё пространство вокруг. Весь видимый и невидимый мир. Всё это есть Мироздание, здание Мира.
   - 5 -
   Странник
   - Земля и небо состоят не из людей, - с сомнением посмотрел на Едмира Венька.
   - Я говорю не отдельно о земле, небе, о планетах. Я говорю о них в целом, как о единой системе. Тебе это трудно понять сейчас. Ты должен будешь много учиться, чтобы понять, что всё сущее состоит из кирпичиков сущего, только в разных пропорция и в разном количественном и качественном исполнении. Извини, всё, что я говорю сейчас, не годится для твоего незрелого ума. Ты ведь уже понял, что я не умею объяснять это детям.
   - Почему это мой ум незрелый? - обиделся ребёнок.
   Едмир рассмеялся. Его смех был похож на весёлый шелест листвы в кронах деревьев во время ветра.
   - Я и свой ум считаю не достаточно зрелым для усвоения некоторых пространственных истин. А ты ещё дитя. Тебе расти и расти до зрелости ума и души. Впрочем, если тебе не нравится имя Едмир, можешь называть меня Странником. Это имя тоже соответствует истине.
   - А ты много путешествовал? - глаза мальчика загорелись азартным огнём.
   - Много, - коротко ответил Странник.
   - И в Африке был?
   - Был.
   - И в Австралии?
   - И в Австралии. Можешь дальше не перечислять. Я был во всех уголках Земного шара. Да и не только Земного. Я путешествую по всему космическому пространству.
   - Ничего себе! - восхитился Венька. - И на Марс летал.
   - Да, Марс я тоже посещал. Летать, как птица, я не умею.
   - Ну и что там? Как там марсиане живут? - забросал нетерпеливыми вопросами собеседника Вениамин.
   - Если ты имеешь ввиду людей. то на Марсе их нет. Там другая форма жизни.
   - Какая? - с восторгом глядя на Едмира, спросил Венька.
   - Мыслящие минералы. Камни, чтоб тебе понятнее было.
   - Камни разговаривают?
   - Да, разговаривают, только не словами, а пучком энергии. Прости, ты это тоже пока не поймёшь.
   - Почему же? - снова обиделся Вениамин. - Говорят без слов, значит, мысли видят как ты.
   - Ну, приблизительно так.
   - А где ты ещё был? На Венере, на Луне, да?
   - Да, и там тоже. Послушай, Вениамин, я потом постепенно расскажу тебе о всех мирах, в которых побывал. Я видел слишком много, чтобы вместить всё это в один разговор. У нас с тобой ещё будет время поговорить. Сейчас я хотел бы обсудить с тобой твои планы на жизнь. Я знаю, что случилось в твоей семье. Можешь не рассказывать.
   При этих словах Странника губы мальчика задрожали, на глаза навернулись слёзы. Едмир протянул руку и провёл ладонью вдоль его лица и затылка. Венька ощутил лёгкое покалывание в голове и тихое спокойствие во всём теле. Губы его перестали дрожать, а слёзы высохли. Странник продолжил разговор:
   - Вениамин, ты собираешься возвращаться в Хмелёвку?
   Ребёнок опустил голову и очень не по-детски задумался. Честно говоря, он не задавался вопросом, что ему делать дальше, где и как жить. Он спасался от взбесившегося отца, он, как зверёныш, подчиняясь инстинкту самозащиты, спасал бегством свою жизнь. Это была его цель. Смерти он сумел избежать, но что делать со своей жизнью, конечно, не знал. Простой вопрос Странника загнал мальчика в тупик. Возвращаться в Хмелёвку он, конечно, не хотел. Во-первых, до спазмов в желудке боялся отца, ведь Венька не знал, что милицейская машина увезла того навсегда. Во-вторых, не знал, как прожить без мамы.
   - 6 -
   Странник
  Воспоминание о матери вновь всколыхнуло в его маленьком сердечке болевую волну - мамы больше нет! Но боль эта была уже другой, не беспросветно жгучей, как ещё совсем недавно, а понимающе осознанной. Вениамин начинал взрослеть.
   - Я не хочу возвращаться в Хмелёвку, - выдавил, наконец, Веня. И весь сжался в комочек, даже голову втянул в плечи. Странник был взрослым, а значит, он мог принять своё взрослое решение и без согласия Вени, отвести его в Хмелёвку, к людям, которые его не ждут и вряд ли захотят впустить в свой дом и свою жизнь.
   - Ты что испугался, малыш? - услышал он над ухом добрый голос Странника. - Если не хочешь возвращаться, не возвращайся. Насильно я тебя не поведу. Но ведь ты должен понимать, что один, без взрослых ты пока не выживешь.
   - А можно я останусь с тобой? - умоляюще посмотрел Венька в глаза Едмира.
   Глаза были тёмно-синие, как летнее небо в густых сумерках, с жёлто-зелёной искринкой возле зрачка, удивительные бездонные глаза. Венька, конечно, не мог мыслить такими красивыми словами, но эту бездонность, эту космическую глубину он уловил, почувствовал и понял. Именно такие глаза и должны были быть у человека, странствующего по небу.
   - Почему же нельзя? - спокойно сказал Странник. Но ты должен понимать, что, если я беру тебя с собой, я отвечаю за тебя.
   - Перед кем? - обрадовано спросил Венька. По его представлениям, если дело только в этом, то и волноваться не о чем. - Родных у меня нет, так что не волнуйся, никто тебя не заругает, если я вырасту не очень послушным.
   - Глупый ты ещё, - почему то весело сказал Едмир. - Я в ответе за тебя перед Вселенной. Ты же - единица разумного Мироздания. Я должен быть уверен, что ты не ослушаешься меня и выполнишь всё, что я тебе велю, даже если тебе это не понравится.
   - А что, например, ты можешь мне велеть? - с опаской спросил ребёнок.
   - Я не смогу водить тебя в школу. Но если ты останешься со мной, я буду сам учить тебя тому, что знаю, давать тебе знаниями, которыми владею. И ты должен будешь мне подчиняться.
   В словах Едмира не было и намёка на превосходство. Он просто констатировал факт, объяснял мальчику условия, на которых он может оставить его у себя. И Вениамин своим детским чутьём понимал это.
   Было и ещё одно обстоятельство, которое Венька не мог бы объяснить себе словами, но которое заставляло его страстно желать быть с этим странным чужим человеком с другой планеты. Дело в том, что Вениамин за всю свою короткую трудную жизнь впервые почувствовал себя защищённым, уверенным и нужным. Странник не говорил ему никаких таких слов, не обещал золотых гор, но Веня ощущал их со Странником непонятную сопричастность друг другу, рождающую доверие и уверенность.
   - Я буду у тебя учиться, - по-взрослому твёрдо произнёс Вениамин Захаров. Я хочу, чтобы мой ум дозрел до твоего.
   ГЛАВА 3. НОВАЯ ЖИЗНЬ
   Между тем уже совсем стемнело. Вениамин зябко поёжился. Он бы не отказался сейчас от горячего чая на сон грядущий.
   - А где мы с тобой будем жить? - спросил он Странника.
   - Сегодня здесь.
   - Под кустом что ли? - удивился мальчишка. - Ночи-то уже холодные.
   - А-а, ты об этом? Пойдём-ка во-о-он туда, - мужчина указал рукой, куда именно. - Там поляна побольше.
   Они встали посреди поляны, и Веня деловито заметил:
   - Тут сырее, чем там. Чуешь, трава мокрая в росе? Надо искать сухое место.
   - Не надо, - улыбнулся Едмир.
   - 7 -
   Странник
   Вытянув руки вперёд, он начал крутиться вокруг своей оси, как детская игрушка волчок, только медленно, с остановками. Очертив таким образом круг, Странник стал шагами увеличивать охват пространства, круг становился всё шире и шире, и, по мере движения Странника, воздух вокруг Веньки светлел и прогревался, трава под ногами сделалась сухой, откуда ни возьмись в сторонке, возле камней, разгорелся небольшой костерок. Странник вынул из заплечного мешка какую-то непонятную тряпицу - что-то типа кожи, но на ощупь металл, правда, очень тонкий, гибкий, гнущийся, податливый словно глина. Произведя несколько быстрых почти неуловимых манипуляций руками, Странник, как волшебник, извлёк из тряпицы сосуд, похожий на обычную кастрюлю. Венька не успел оглянуться, как в кастрюльке забулькала какая-то похлебка, источающая аппетитный запах мясного супа.
   Суп превзошёл все Венькины ожидания. Он был похож на гороховый с копчёными свиными рёбрышками, какой мама готовила по праздникам.
   Таким же волшебным образом из тряпицы Едмир "выудил" краюху чёрного хлеба и кувшин с молоком.
   - Как ты это делаешь? - спросил мальчик.
   - Не поймёшь, - коротко ответил Странник. - Молекулярная трансформация неживой материи.
   - Мой ум не дозрел? - обрадовано догадался Венька, за обе щеки уплетая приготовленные яства. На что Странник серьёзно кивнул.
   Наевшись до отвала, Вениамин степенно поблагодарил Едмира.
   - Спасибо хозяину за угощение, - сказал он, как учила мама, когда они ходили в гости к бабе Зине.
   - На здоровье, - так же серьёзно ответил Едмир.
   - А почему ты не ешь? - поинтересовался ребёнок.
   - Я могу не есть эту пищу, - объяснил мужчина. - Моя кожа способна впитывать необходимое количество энергии от земли, воды и воздуха.
   - И ты никогда не ешь?
   - Ем, но редко. Как правило, мне хватает естественной пищи из окружающего пространства. Я имею ввиду потоки питательной для моего организма энергии.
   Вениамин начинал привыкать к необычным словам своего нового знакомого, к его манере выражаться не очень понятно, но всё же доступно для понимания, если напрячь мозги.
   - Короче, ты питаешься воздухом, - подытожил парнишка.
   Странник опять рассмеялся:
   - Можно и так сказать. Не думай, что воздух - это ничто. Воздух питателен и целебен для меня, как гороховый суп для тебя.
   Вениамин кивнул и направился, было, за освещённый круг, обведённый руками Странника. Но упёрся лбом в прозрачную непробиваемую стену. Мальчик в недоумении отпрянул назад и испуганно посмотрел на Едмира.
   - Извини, забыл предупредить Ты не сможешь пройти сам. Зачем тебе туда?
   - По нужде, - смущённо пояснил мальчик
   - А-а, тогда иди. Только скорее возвращайся, - и Странник поднял руку. Воздух слегка завибрировал, и Венька без труда проник за пределы очерченного круга. Вернувшись, он с уважением посмотрел на мужчину и спросил:
   - Ты построил дом с невидимыми стенами и дверями?
   - Да.
   - А как ты его построил? У тебя не было в руках ни топора, ни молотка. Из чего ты сделал стены этого дома.?
   - Из пространственной энергии. Это, собственно, и не стены даже, это силовое поле.
   - 8 -
   Странник
  Через него ни зверь, ни чужой человек к нам проникнуть не смогут. Впрочем, ты...
   - Знаю, знаю, - упредил слова Странника Венька, - я пока этого не пойму.
   Венька зевнул. Сытная еда, треволнения дня, знакомство со странным и таким чужим, но интересным человеком, новые впечатления делали своё дело. Веньку разморило, ему захотелось спать. Мальчик, окинул взглядом место вокруг себя и, найдя подходящий закуток в виде ложбинке на поверхности поляны, начал пристраиваться на ночлег. Но Едмир остановил его.
   - Ложись вот сюда, - Едмир указал место в самом конце очерченного круга. Там твоя постель.
   - Но я не вижу здесь кровати, - с опаской глядя на Странника, сказал Венька.
   - А ты попробуй, приляг и всё поймёшь. Не бойся, смело ложись.
   - Это постель-невидимка? Как стены? - сообразил ребёнок.
   - Вот именно
   Венька, не раздумывая, бултыхнулся в воображаемую постель и... повис в воздухе. Ощущение оказалось приятным. Тело будто парило в пространстве. Было свободно, уютно и тепло.
   - Здорово! - мальчик поднял вверх большой палец руки, что означало верх удовольствия и восторга.
   - Спокойной ночи, Вениамин, - голос Странника был спокойным и добрым.
   - Спокойной ночи, - отозвался Вениамин Захаров и провалился в сон.
   Засыпая в невидимой перине невидимой кровати невидимого дома, мальчик вряд ли понимал, как круто изменит его судьбу этот такой длинный, страшный и одновременно счастливый день.
   Утро Странник начал с того, что соорудил из волшебной тряпицы новые брючки и рубашку для Вени.
   - Нравится? - спросил он.
  Венька кивнул головой, но про себя подумал: штаны, конечно, хорошие, но если бы сзади были карманы с заклёпками, а спереди блестящая молния...
   - Снимай, - спокойно скомандовал Едмир.
  Через две минуты на штанах красовались и карманы, и молния. Венька был в восторге.
   Позавтракав булочкой и напитком, похожим на какао, он осведомился у Странника:
   - Что делать будем? Может, на Волгу сбегаем, искупаемся?
   - Э, нет, друг мой Вениамин. На речку мы сходим, но в своё время. Утро - самое продуктивное время для усвоения знаний.
   - Для учёбы, что ли? - угрюмо уточнил мальчишка.
   - Да, для учёбы. Садись сюда. Да, не бойся, стул есть, только невидимый. А вот доску я тебе настоящую сооружу, видимую.
   - Школу будешь строить? - понуро спросил пацан.
   - Буду, - решительно ответил Странник.
   ГЛАВА 4. ШКОЛА ЕДМИРА
   Доска у Странника получилась на славу. Правда, совсем не такая, как в школе. Она была похожа на маленькую стену из граната. Веня знал что это за камень, потому что у мамы была гранатовая брошь, единственное украшение, доставшееся ей в наследство от матери. Мать берегла украшение и прятала его от отца в самые потаённые места, боялась, что пропьёт.
   Воспоминание о маме снова резануло мальчика по сердцу, но грустить было некогда. Странник продолжал творить чудеса. Без мела и карандаша он пальцем, даже не дотрагиваясь до доски, выводил на ней буквы. Вениамин прочёл: "Мир бес-ко-не-чен".
   - А теперь обдумай эту фразу. Вдумайся в её смысл. Как ты, Вениамин Захаров, представляешь себе бесконечный мир?
   - 9 -
   Странник
   Маленький Захаров задумался, посмотрел вокруг, окинул глазами ширь и даль горизонта, задрал голову к небу, где в голубой вышине висела стайка облаков, и сказал:
   - За этими облаками другие облака, а за ними - ещё другие, и ещё, и ещё. И это не кончается.
   - В принципе правильно, - похвалил Едмир. - А если бы ты смотрел на небо ночью?
   - Ночью много звёзд, и они тоже не кончаются.
   - Молодец, Вениамин! Для твоего возраста у тебя довольно зрелый ум.
   Венька был в восторге от похвалы учителя.
   - А теперь, - велел Странник, - напиши то же самое предложение по памяти, - и он стёр мановением руки запись с доски.
   - У меня нет тетради и ручки, - растерялся ученик.
   - Мы не будем загружать бумагу писаниной, а наш вещмешок твоими тетрадями. Это неразумно. Ты осознал смысл фразы, правильно её понял, осталось правильно воспроизвести её на доске, и ты запомнишь написание и смысл навсегда. Это уже никогда не сотрётся из твоей памяти.
   Венька подошёл к доске и, подражая учителю, вывел - мир бисканечен. Учитель поправил ошибки, перечеркнув их жирной линией крест накрест.
   - Теперь повтори по складам.
   Венька повторил. Странник поднял руку, направив её в голову Веньки, и "выпустил" из пальцев что-то вроде струи сжатого воздуха. По крайней мере так почувствовал это ученик.
   - Вот и хорошо, - произнёс Едмир удовлетворённо. - Теперь ты знаешь слово "бесконечность" и с точки зрения содержания и с точки зрения написания. Теперь займёмся математикой.
   Через два часа занятий Учитель сообщил:
   - На сегодня хватит. Завтра я проверю, как ты запомнил написание слова и таблицу умножения.
   - Запомнил, запомнил, - весело закричал Венька, довольный тем, что уроки прошли так быстро. В школе они всегда тянулись, него не хватало терпения высидеть урок смирно. За это его бранили, писали замечания в дневник, а вечно пьяный отец лупил дома сына почём зря.
   В школе Едмира было интересно, не скучно и главное - не страшно. Учитель не ругал, он призывал думать, размышлять. И хвалил Веньку за то, что тот мыслит в правильном направлении.
   - Учитель, мой ум сегодня ещё немножко созрел? - спросил Венька.
   - Без сомнения, - ответил Странник. - Ведь ты усвоил сегодня новые знания. И так будет каждый день.
   Вениамин удовлетворённо крякнул. Он был горд быстрым процессом созревания своего ума.
   Собрав нехитрые пожитки в мешок, мужчина и мальчик тронулись в путь.
   - Зачем ты берёшь с собой свою сумку? - спросил Веня. - Её можно оставить дома. Ты же сам сказал, что через эти стены не может проникнуть посторонний.
   - Страннику не пристало сидеть на одном месте, - коротко ответил Едмир. - А дом мы устроим в любом месте, где застанет нас усталость или ночь.
   Вениамин снова удовлетворённо крякнул. Ему нравился образ жизни, предложенный Странником.
   Венька очень скоро втянулся в эту чудесную, полную волшебства, походную жизнь.
   По утрам они с Едмиром "устраивали" школу. В невидимом классе по мановению руки Учителя, вырастали парта и гранатовая доска. Венька с удовольствием и даже с азартом решал предлагаемые Учителем задачи.
   - 10 -
   Странник
   Информацию, знания он схватывал на лету. Уже осознав, что Учитель никогда не будет его ругать за неусвоенную тему, мальчик изо всех сил старался уловить смысл сказанного на уроке. Он очень переживал, если Едмир после уроков говорил:"Я не сумел правильно объяснить тебе тему. Это моя вина, Веня. Ведь я не педагог по образованию Я же говорил, что не умею объяснять детям". При этом Учитель так огорчался, так страдал от своего непрофессионализма, что Венька готов был вывернуться наизнанку, чтобы понять материал.
   - Это не ты виноват, - горячо говорил ученик. - Ты умеешь объяснять. Просто у меня ещё не такой зрелый ум, как надо. Начни сначала. Я пойму, вот увидишь.
   - Давай попробуем, - соглашался Едмир. - Представь себе бесконечное множество миров в космосе. Как ты считаешь, могут они быть одинаковыми? Могут ли быть населены одной единственной формой жизни?
   И Вениамин начинал рассуждать вслух:
   - У нас в Хмелёвке даже двух одинаковых кур нет. И в хатах живут люди, друг на друга не похожие. Нет, Учитель, не могут быть все планеты одинаковыми с одинаковыми существами и людьми.
   - Одинаковыми формами жизни, - поправлял мальчика Учитель.
   - А что такое формы жизни?
   - Ты, например, состоишь из биоматериала - из мышц и костей. А на Марсе мыслящие камни не имеют ни костей, ни мышц. Они состоят из минералов. И это уже другая форма жизни. Понял?
   - Да, есть форма жизни человеческая, а есть каменная. Так?
   - В целом так, - улыбался Учитель.
   - А какие ещё бывают существа.
   - Разные. Есть насекомообразные виды разумных существ, есть люди-птицы, правда, они тоже биологическая форма. Есть даже невидимки, они сотканы из лучей, имеют волновую природу. Потом, когда подрастёшь, я тебе обо всём подробно расскажу.
   Но Венька не хотел ждать так долго. Поэтому донимал Едмира бесконечными вопросами.
   - А сеть такие, которые похожи на кошек и собак.
   - Не встречал, но думаю, что есть.
   - Почему так думаешь? - не унимался мальчик. - Сам же не видел.
   - Есть такой Вселенский закон: всё, что способно представить себе разумное существо, то есть в данном случае, человек, есть результат воздействия на его мозг биполярных информационно-энергетических полей Космоса. Космос проецирует на нас свои образы. Я, наверное, опять не очень понятно объясняю, - конфузился Странник.
   - Нет, я понял, Учитель. Человек думает, что он сам это придумал, а на самом деле ему подсказал кто-то с неба.
   - Ты очень умный мальчик, Веня, из тебя будет толк. Но знай, и человек проецирует свои образы наверх и меняет тем самым мир. Но не его законы.
   Венька краснел от удовольствия при таких словах Учителя и с новым пылом продолжал свои расспросы.
   - А почему на Земле нет думающих камней?
   - А кто тебе сказал, что они не думающие.
   - Но они не говорят.
   - Говорят, Веня. Люди просто не знают их языка.
   - У них и рта нет, - пытался докопаться до сути мальчик.
   - Они говорят пучком энергии, в определённом диапазоне частот, не доступном человеческому уху.
   - Откуда ты знаешь, если их не слышно? - задавал каверзный вопрос Венька.
   - 11 -
   Странник
   - Ты же знаешь, что я вижу мысли. Чтобы знать, не обязательно слышать ушами, - пояснял Странник.
   - И ты знаешь, о чём камни думают?
   - Да, знаю. Только камни живут очень долго. И поэтому говорят очень медленно. Одна их мысль может тянуться десятилетиями.
   - Да ну?! - ошеломлённо восклицал мальчик. - А о чём думает во-он тот валун на берегу?
   - Подожди, дай на него настроиться, - говорил Учитель. - Этот валун знает тайну затонувшего в прошлом веке на Волге рыбацкого судна и знает, что один человек тогда спасся. Он спрашивает что-то у камня на том берегу Волги.
   - Что спрашивает? - глаза мальчика загораются неподдельным интересом.
   - Не знаю. Камень ещё недодумал эту мысль. Я же говорю, они долго живут и медленно разговаривают. У камней другое восприятие времени.
   - Учитель, а почему ты можешь видеть мысли людей и камней, а я не могу?
   - Думаю, что у землян атрофирован, то есть бездействует трансцендентный участок мозга. Возможно, его функции можно восстановить при тренировках.
   - Какой участок? - не понял Веня.
   - Ты пока не поймёшь смысл этого слова. Придёт время, и я всё тебе объясню.
   - А когда оно придёт? Я хочу знать сейчас, - настаивал ученик.
   - Знания, как и еду, нужно получать дозировано, Вениамин, - отвечал Учитель. - А то произойдёт несварение мозгов.
   Удивительно, но мальчик с полуслова улавливал суть вещей, которые объяснял ему чужой инопланетный человек. И очень скоро они говорили почти на равных.
   - Ты мыслишь удивительно перспективно, - хвалил Веню Едмир. - У меня неизмеримо больше знаний, чем у тебя. Зато у тебя неизмеримо больше пропускная способность их усвоения.
   - Чего-чего? - не понимал Венька.
   - Быстро укладываешь и классифицируешь в голове знания, вот чего, - пытался втолковать Учитель.
   - Значит, мой ум зреет?
   - Ещё как зреет. Быстро зреет, прямо час от часу.
   Польщённый похвалой Странника, мальчик не мог скрыть своего восторга и, пританцовывая на месте от радости, кричал:
   - А говоришь, не умеешь объяснять детям. Умеешь, умеешь, раз мой ум созревает!
   ГЛАВА 5. ПРАЗДНИКИ
   Иногда они устраивали себе праздники. Готовились к празднику заранее. Странник, по просьбе своего подопечного, за небольшие услуги брал у деревенских жителей натуральные яйца, копчёное сало, огурцы, помидоры, картошку и готовил настоящую, а не трансформированную из воздуха пищу.
   - Почему ты предпочитаешь яйцо из-под курицы, и овощи с грядки? - спрашивал Едмир у мальца. - Ведь я готовлю еду, ничуть не уступающую натуральной по составу белков, жиров, углеводов и витаминов.
   - Вкуснее, - веско и коротко отвечал Венька.
  И Учитель считал это уважительной причиной для того, чтобы целый день чинить деревенским утюги, электрочайники и телевизоры в обмен на натуральный продукт.
   Праздник начинался, когда полная луна зависала над степью, освещая их очередное жилище голубым сиянием.
   - Лунные лучи тоже надо принимать, как и солнечные ванны, - говорил Едмир. - Солнечные дают энергию жизни, а лунные пробуждают трансцендентные участки мозга.
   Едмир и Веня садились возле костра и, каждый по своему, радовались празднику.
   - 12 -
   Странник
   Венька с аппетитом поедал приготовленную пищу, а Едмир радовался, глядя на своего ученика, и расточал вокруг себя "музыку сфер". Он вообще умел радоваться, этот Странник. И музыка, которая волнами исходила от него, была не обычной, не земной, как будто ветер гудел в космических струнах Вселенской души, как будто звёзды и планеты перешёптывались между собой эхом своих космических голосов.
   - У тебя же нет ни баяна, ни рояля, - удивлялся Веня. - Как же ты делаешь музыку?
   - Я сам внутри, как музыкальный инструмент. Я умею настраиваться на голоса Вселенной. Музыка, которую ты слышишь, - это наше совместное с Космосом творчество. Когда-нибудь ты это поймёшь.
   - И я так смогу?
   - Если захочешь, сможешь. Мы будем тренироваться.
   - А давай прямо сейчас, - нетерпеливо предложил мальчик.
   - Мы уже начали. Ты слушаешь и думаешь. Это и есть начало тренировок.
   Вениамин затихал, вслушиваясь в музыку Космических сфер. Постепенно глаза его сами собой закрывались, но он не засыпал. Он видел перед собой, или, может быть, внутри себя блестящие вихри Вселенной, цунами звёздных брызг на окраине горизонта событий, тусклый свет угасающих миров, взрывы рождающихся из пены новых звёзд. И всё это было красочно, всё это пело, звучало, сверкало, то вспыхивало, то угасало в сильном ритме огромной качающейся колыбели.
   От праздника к празднику ощущения Вени от музыки звёзд становились более осознанными, близкими и понятными ему. Иногда ученик поражал своего Учителя точностью своих восприятий.
   - Едмир, - как-то сказал мальчик, - вон та звезда, справа от Большой медведицы, гляди правее, вон там, между ивами над прудом, она хочет стать больше и осветить край млечного пути.
   - Ты это услышал? - обрадовано спросил Едмир.
   - Да, только не ухом. Она говорит внутри меня.
   - Это новое солнце, мой мальчик. Оно создаёт вокруг себя новую солнечную систему. Если бы ты только знал, что творится сейчас там, в пространстве. Какая красота, сила, мощь!
   - Я это вижу, Учитель. Там крутятся красивые спирали, и планеты водят хоровод.
   - Это очень хорошо, очень. Трансцендентный участок твоего мозга начинает функционировать. Смотри и слушай Вселенную дальше. Она откроет тебе свои тайны и несметные богатства знаний.
   Однажды в полнолуние, настроившись на музыку сфер, мальчик совсем притих, будто заснул. Так подумал Учитель. Но Веня не спал. Он чутко слушал мысли пространства. Это не были слова, облечённые в звуки, это были мысли-образы, мысли-энергии, мысли-ноты.
   Мальчик открыл глаза и сказал:
   - Я говорил сейчас с твоей планетой.
   - Неужели? - обрадовался Едмир. - И что тебе сообщила твоя Эльюзона.
   - Она по тебе скучает. Она сделала для себя твоего двойняшку.
   - Двойника, фантома, - поправил Едмир.
   - Да, фантома. И теперь он живёт у неё в гостях вместо тебя.
   - Узнаю свою Эльюзону.
   - Она хочет сделать много таких фантомов. Она спрашивает, позволишь ли ты ей это.
   - Молодец, Эльюзона! - воскликнул Странник. - Она нащупала твою точку трансцендентности потоком своей мысли. Сейчас я ей отвечу.
   Странник закрыл глаза и начал источать музыку сфер
   - Ты разрешил ей? - спросил мальчик.
   - Нет.
   - 13 -
   Странник
   - Но почему? Она скучает по тебе. Так бы ей было веселее.
   - Я объяснил Эльюзоне, что её предназначение не в тиражировании моего облика. Она должна стать родным домом для других странствующих одиночек. Когда-то Эльюзона вырастила меня. Я не знаю, как я попал на эту планету, я был слишком мал тогда. Возможно, я пространственный трансформер, по каким-то причинам оставшийся без взрослых. Я был голоден, одинок и несчастен. Планета давала мне энергию для питания, кормила своей биосферой, создавала тёплый и полезный для меня климат, короче заботилась обо мне, словно мать. Она же дала мне образование. Я научился думать и принимать мысли окружающего пространства. Она сделала меня Странником, наделив умением трансформации и траснпортации в любую точку Вселенной. Эльюзона была мне матерью, другом, наставником, учителем, домом и школой.
   - Как ты для меня, Учитель, - вдруг высказался мальчик.
   - Ты проницателен, мой друг, - подтвердил догадку Вени Странник. - В наших с тобой судьбах есть много общего. И я, и ты остались без родителей, и я, и ты нуждались в помощи, и я, и ты были слишком малы, чтобы самим позаботиться о себе. На моём пути в трудный момент возникла Эльюзона, а на твоём - я.
   - Как здорово, что я услышал твою планету! - возликовал Венька.
   - Это она услышала тебя. И настроилась на твою волну. Потому что Эльюзона - планета особого назначения, она принимает сигналы SOS от тех, кто нуждается в помощи, и помогает им.
   - А почему тогда она не настроилась на меня, когда мне было плохо? - с обидой спросил Венька.
   - Разве тебе плохо со мной? - в свою очередь обиделся Странник.
   - С тобой мне хорошо, но я про неё спросил.
   - Она помогла тебе. Ведь я её посланник.
   Глаза Веньки чуть не вывалились из орбит от удивления.
   - Так ты на Земле ради меня? - полушёпотом, сам не веря своим ушам, воскликнул мальчуган.
   - Выходит, что так, - подтвердил Странник
   После этого разговора Венька стал задумываться о многом таком, о чём раньше даже не помышлял. Он вдруг понял, что жизнь делается такой, как она есть, из космоса. Кто-то сверху распоряжается его судьбой и судьбой Едмира. Что встреча их, казалось бы, случайная, тоже предрешена на небесах. Конечно, мальчик не умел мыслить философскими категориями и оперировать хитроумными терминами. Но, помимо своей воли, начал ощущать взаимосвязь событий и явлений, сопричастность небес к нему, Веньке Захарову, мальчику-сироте из Хмелёвки. Он интуитивно понял, что, так же как Едмир, является частицей Мироздания.
   Веня взрослел.
   ... Прошло много праздников полнолуний, сменилось много зим и лет. Вениамин узнал много интересного и нового от Странника. Многие вещи, казавшиеся ему когда-то невозможными, неправдоподобными, стали для него не только понятными, но естественными. Теперь ему было странно вспоминать то время, когда он не знал, что камни, планеты и звё1зды разговаривают, что у Космоса есть своя музыка, своя Песня. Что Странник при желании может превратиться в кого угодно и оказаться в любой точке Земли и даже Галактики. Что его, Веньки, мама, хоть и умерла, но продолжает жить в невидимом мире небесных сфер. Что формы жизни бывают не только плотные, материальные, но и духовно-энергетические. Что человеческое тело способно трансформироваться и перемещаться на дальние расстояния, но люди не умеют пользоваться своим телом в полной мере, потому что когда-то давно небесные силы лишили их этой способности, наверное, в наказание, за какую-то серьёзную провинность.
   - 14 -
   Странник
   Многое узнал и понял Вениамин. И настал день и час, когда Странник сказал ему:
   - Ты становишься взрослым. Нам пора поговорить о твоём будущем.
   ГЛАВА 6. ВАЖНЫЙ РАЗГОВОР
   Странник много думал, прежде чем начать этот разговор. Он понимал, что многое дал свему ученику. Но он так же понимал, что недодал ему ещё больше. Вениамин был лишён жизни в социуме. Он не умел общаться с людьми и жить среди людей, не знал правил человеческого общежития. Даже читать книги Веня не имел возможности. Да, Едмир мог многое, но он всё-таки не был волшебником. Он не мог создавать из трансформ-массы литературные произведения, или, скажем, скульптуры и живописные полотна великих мастеров.
   Веня был обделён обществом сверстников и знакомством с культурным наследием своей планеты. Всё, что ему было дозволено, это редкие знакомства с детьми в селения, где они останавливались, и ещё более редкие посещения провинциальных музеев в местах, куда их заносила судьба путешественников.
   Странник был очень привязан к юноше. Но именно поэтому и корил себя за то, что Вениамин чувствует себя чужим на родной земле. Что он, Странник, мог дать ребёнку, кроме заботы и тех знаний, которыми обладал сам.
   Парня надо было выпускать в жизнь, к которой он не был приспособлен. Веня Захаров был очень способным человеком, он усваивал знания сходу. Процесс учёбы ему нравился и потому шёл легко. Но Едмир не замечал, чтобы Веня проявлял к чему-нибудь особый интерес
   - Вениамин, - начал разговор Учитель, - тебе уже 17 лет. Ты задумывался о том, что хотел бы делать в будущем.
   Веня взмахнул кудрявой головой и с удивлением воззрился на Едмира:
   - Я хочу быть, как ты, Странником.
   - Но тебе не подвластны твоё тело и материя жизни. Как я ты быть не можешь, - сказал Едмир жестокую правду.
   - Ты обещал меня научить всему, что знаешь сам.
   - Я многому тебя научил. Ты умеешь слушать и слышать Космос, ты понимаешь Всеединство частиц материи в Мироздании, ты знаешь, что материя перетекает из одной в другую, что психическая энергия людей может сублимировать в позитивные и негативные потоки. Думаю, что мало кто из землян может похвастаться такими знаниями и умениями. Но я не в силах превратить тебя в другое разумное существо. Ты - землянин, я - эльюззонянин, и это изменить не в моей власти. Тебе надо искать земную профессию.
   - Я не хочу земную профессию. Я хочу всегда быть с тобой. Давай будем жить как прежде, - попросил юноша.
   - Я не говорил тебе, но в последнее полнолуние Эльюзона призывала меня к себе, - виновато объяснил Едмир. - Мне пора на свою планету. Но прежде чем телепортироваться, я должен определить твоё место в человеческом социуме.
   - Почему ты не можешь остаться здесь, со мной? - едва сдерживая слёзы, спросил Веня.
   - Я же сказал, меня призывает Эльюзона. Я - Странник, я не могу ослушаться. Таков наш Договор с планетой. И это - Высший закон иерархии.
   - Тогда я хочу отправиться на твою планету. Разве на ней не найдётся места ещё для одного человека? - воскликнул Венька в смятении.
   - Ты не умеешь перетекать телом в космическое пространство, а я не могу тебя этому научить. Мы разные, Вениамин. У тебя уже достаточно зрелый ум, чтобы принять данность. А данность такова, что твоё место здесь, а моё там, - Странник жестом указал на небо. Нельзя ослушаться Высших Законов Вселенной. Её разуму не угодно, чтобы....
   - Чтобы мы были вместе? - с ужасом догадался юноша.
   - Да нет же. Недопустимы самовольные превращения в другие планетные расы.
   - 15 -
   Странник
  Недопустимо, чтобы один вид заменялся другим, чтобы все имели одинаковые параметры живой материи. Мы же с тобой это проходили, Веня. Бесконечность Вселенной предполагает бесконечную множественность миров, которая в свою очередь, предполагает бесконечное множество форм жизни, - Странник смотрел на Веньку грустными глазами вселенской мудрости и печали.
   - Я не вею тебе, - в сердцах выкрикнул Вениамин Захаров.
   - Я никогда не лгал тебе, - грустно сказал Едмир.
   - Ты не лжёшь, я знаю, - согласился юноша. - Просто в твои рассуждения вкралась какая-то ошибка. Я пока не знаю какая. Но я её найду.
   - Пусть так. Но это не отменяет главного. Тебе надо определяться в этой жизни. Понять, чем ты хочешь заняться, - подытожил разговор Учитель. - По крайней мере на сегодняшнем этапе своего созревания.
   - На сегодняшнем этапе я буду искать ошибку в твоих рассуждениях, - твёрдо ответил ученик. - Сколько ты ещё сможешь находиться на Земле?
   - Столько, сколько потребуется для определения твоего места в мире землян, - был ответ.
   - Ну тогда у меня ещё есть время, - радостно провозгласил Вениамин.
   Внешне после этого разговора их жизнь не изменилась. Но Странник начал замечать, что Веня стал замкнутым, задумчивым, рассеянным. Он будто выпадал из мира реальности, мог часами думать о чём-то своём, отрешённо глядя вдаль, за линию горизонта. Если раньше он делился своими мыслями и сомнениями с Учителем, то теперь предпочитал рассуждать мысленно про себя. У него порой шевелились губы, произнося внутренний монолог, рождаемый в недрах его мозга. Это не было формой протеста. Странник осознавал, что в юноше происходит какая-то внутренняя трудоёмкая работа разума и души. Он не мешал Вениамину, не старался разговорить его. Едмир ждал, когда его ученик сам выкристаллизует и родит правильную мысль и нужный алгоритм действий.
   Это случилось в очередной праздник полнолуния. Они сидели на берегу Волги. С реки тянуло прохладой приближающейся осени. Лунная дорожка зеленела светлой рябью на поверхности воды. Природа затихла, и мир вокруг с его ширью, величием, светящейся вдали линией горизонта, с простирающимся над ней бархатным покрывалом ночи, усеянном бриллиантами звёзд, казался близким, каким-то своим, почти продолжением тебя самого.
   Венька молча взирал на эту величавую и одновременно такую родную красоту, его глаза горели ясным огнём первооткрывателя, губы шевелились.
   Странник понял, что Вениамин разговаривает с Космосом. Он мог бы и сам своей мыслью вступить в их диалог, но не хотел нарушать гармонию слияния человека с пространством Вселенной.
   Прошло с полчаса, прежде чем Вениамин обратил лицо к Едмиру и твёрдо произнёс:
   - Я понял истину, Учитель.
   - Если это так, я рад за тебя, мой мальчик. Поделись знанием, которое тебе открылось, со мной.
   - Я вот только что, прямо сейчас понял, что я - частица Мироздания, я - часть Вселенной, я - её тело, точнее, кусочек этого тела.
   - Я давно говорил тебе об этом, - удивился Учитель. - разве ты не помнишь моих уроков?
   - Помню. Но раньше я только знал это, знал с твоих слов, а теперь я это ощущаю всем своим телом, каждой его клеточкой.
   - Поздравляю тебя, Вениамин. Знание, закреплённое собственным опытом бытия в его ощущении, есть очень высокая ступень Вселенского знания, - радостно сказал Странник.-
   - 16 -
   Странник
  Но мне хотелось бы знать, как ты ощущаешь своё всеединство с Миром.
   - Я чувствую себя как бы впаянным в пространственную материю. Я физически ощущаю связь с потоками космической плоти, с энергиями звёзд и планет, чувствую их мысли и вибрации, Учитель. А раз я - тело Мироздания, значит, я могу переместиться в его любую точку. Я пока не знаю, как это сделать. Научи меня, Едмир. Ведь ты же умеешь делать это.
   - Мне дано это от природы, я этому не учился. Рыбы не учатся плавать, птицы не учатся летать. Я, воспитанник Эльюзоны, не учился перемещаться. Я просто умею это. А как научить этому тебя, я не знаю. И потом... Веня, твой мир здесь. У вас есть очень мудрая поговорка: "Где родился, там и пригодился". Тебе надо искать своё дело на Земле.
   В словах Учителя была правда. Веня понимал это. Но он чувствовал и правоту своих мыслей и новых ощущений и сказал об этом Страннику так:
   - Я родился в этой Вселенной в одной из её точек. Я плоть от плоти окружающего меня пространства, так же, как и ты. У нас с тобой много общего, Странник. Мы оба с детства жили без родителей, мы оба путешествуем, нас обоих приютили: тебя - твоя Эльюзона, а меня - ты. Едмир. Мы оба дети Вселенной, и оба понимаем это. И я не вижу причин, почему я не могу научиться перемещаться. Я уверен, что смогу. Ты только помоги мне.
   - Но я не знаю, как.
   - Эльюзона знает. Я говорил с ней недавно, - воскликнул ученик. - Она готова принять меня, когда мой ум дозреет до следующей ступени понимания.
   - Она так и сказала? - удивился Учитель.
   - Да, именно эту мысль я уловил в просторах Вселенной в последний праздник полнолуния. Ты можешь сам спросить у неё.
   - Хорошо, тогда не мешай, - велел Едмир. - Я буду настраиваться на нашу волну.
   Луна давно ушла за горизонт, когда Странник, наконец, очнулся и осмысленно посмотрел на Веню.
   - Я услышал, - сказал он юноше. - Ты должен будешь повторять за мной все мои ощущения в момент растворения в пространстве. Но процесс учёбы длительный. На него могут уйти годы. Ведь даже ребёнок учится ходить не сразу и набивает себе много шишек, прежде чем постичь эту науку.
   - Я готов учиться, сколько потребуется, - решительно заявил Вениамин.
   ГЛАВА 7. КОСМИЧЕСКИЙ ВЕТЕР
   Теперь учебные занятия они проводили не в "коконе" своего жилья, а на природе. Перед началом уроков Едмир предупредил ученика, что упражнения будут строго дозированными. Для начала необходимо научиться владеть каждой клеточкой своего тела, посылать мозгом правильный посыл телу, прогонять по чакрам энергетические потоки Космоса, активизируя тем самым силу своей энергии. И лишь на втором этапе можно будет переходить непосредственно к растворению, а следом за этим воссоединению своей атомно-молекулярной структуры. И лишь когда это умение будет доведено до автоматизма, следует учиться выбирать вектор направленности перемещения.
   Самым сложным и трудоёмким оказался первый этап. По 4 часа в день Венька попеременно занимался физическими упражнениями, дыхательной гимнастикой, анализом ощущений, которые испытывали при этом его мышцы, степень круговорота своих мыслей и ощущения при "прокачке" чакр. Он научился не только фиксировать вибрации каждой клеточки своего организма, но улавливать, физически ощущать импульс-посыл мозга различным участкам своего тела.
   - Ты должен чувствовать дуновение космического ветра в каждой чакре, а затем и в каждой частице своей плоти, - говорил Учитель.
   - А что такое космический ветер? - спрашивал юноша.
   - Космический ветер - это вихрь мощного потока энергии внутри тебя.
   - 17 -
   Странник
  Он так и ощущается, как ветер. Будто струи воздуха гуляют между рёбер, завихряются в чакре солнечного сплетения, а потом движутся одновременно в две стороны - к голове, в чакру третьего глаза, и к ногам, - пояснял Учитель. - Как только ты почувствуешь внутри себя космический ветер, мы сможем переходить к следующему заключительному этапу обучения.
   И однажды этот момент настал.
   - Я чувствую, я чувствую это, Едмир! - закричал юноша. - Космический ветер во мне, внутри меня!
   - Зафиксируй это ощущение и остановись! - громко приказал Странник. - Так, молодец. А теперь спокойно давай мозговой посыл телу вернуть вихревые вращения в точку чакры солнечного сплетения. Направляй, направляй движение мозгом. Быстрее, быстрее. Очень быстро. И всё! Всё. Блокируй чакру.
   По телу юноши прошла волна вибраций снизу доверху.
   - Теперь релаксация, мой мальчик, - продолжал руководить Учитель. - Полная релаксация мышц, нервной системы. Глаза закрыты. Мозг не отключаем. Ты теперь только мозг, и больше ничего. Что чувствуешь, Веня?
   - Себя внутри светящегося "яйца". Оно переливается, оно... оно расширяется... Я расширяюсь, я расширяюсь
   - Стоп! Обратно! Открой глаза. Включай по очереди чакры и мышцы. Начинай с ног. Так. Хорошо. Молодец! На сегодня достаточно.
   Веня в недоумении стоял перед Учителем, встряхивая головой, сжимая и разжимая пальцы рук, подёргивая плечами и переступая ступнями ног, будто хотел удостовериться, что его тело при нём и функционирует нормально.
   - Веня, ты сегодня сделал это. На одно мгновение, на какую-то долю секунды ты растворился в пространстве, тебя не было видно. Ты очень хороший ученик. Я не ожидал, что за неполный год ты научишься расформировывать и обратно сформировывать свою атомно-молекулярную структуру. Но ты смог. Я горжусь тобой.
   - Это твоя заслуга, Учитель, - с чувством сказал Вениамин. - Я благодарю тебя за науку. Только я боюсь, а вдруг во второй раз у меня это не получится.
   - Теперь это у тебя не сможет не получиться, - улыбнулся Едмир. - Это умение навсегда. С этого дня это будет для тебя, как ходить, дышать, говорить. Однако на сегодня хватит. Эти тренировки отнимают слишком много энергии.
   - Но я не устал, - взмолился Веня.
   - Нет, - твёрдо произнёс Странник. - Я в самом начале обучения сказал тебе, что эти упражнения надо дозировать. Поверь, я знаю, что говорю. А завтра продолжим. Растворяться ты научился. Теперь я буду учить тебя перемещению в заданную точку пространства, пока на небольшие расстояния.
   Перемещение ученик освоил на удивление быстро. Странник искренне восхищался его способностями. Сначала Веня, почувствовав космический ветер внутри, растворялся, а потом материализовывался у ближайшего дерева или куста. А буквально через неделю научился транспортироваться на другой берег Волги. "Перепрыгивать" через реку очень нравилось Вениамину, это упражнение стало для него чем-то вроде утренней зарядки и вошло в каждодневную привычку. Учитель не возражал против этих "скачков", понимая, что 18-летний юноша просто резвится, упиваясь своим умением и ощущением космического ветра.
   Но однажды через положенные 20 минут Вениамин не материализовался на берегу, где ждал его Едмир. Сначала странник не очень волновался, но спустя час отправился сам на другой берег, однако юношу не нашёл. Впрочем, ничего удивительного в этом не было, ведь Веня произвольно выбирал точку "приземления" и знать её Учитель не мог. Чтобы окончательно не разминуться с Вениамином, Странник вернулся обратно.
   - 18 -
   Странник
   Вениамин вернулся только через три часа. На немой укор Учителя он отреагировал странно. Потупив глаза, юноша спросил:
   - Едмир, как ты считаешь, у меня могут личные дела?
   - Могут, - честно ответил Едмир. - Но если бы ты сообщил мне о них заранее, я бы не тревожился за тебя и не гонялся попусту за тобой от одного берега к другому.
   - Извини. Но когда я растворялся, я ещё не знал, что у меня возникнут личные дела.
   - Я прощаю тебя, но впредь...
   - Понял, понял, этого больше не повторится. Учитель, скажи, а я имею право на свои секреты?
   - Имеешь, - вздохнул Едмир. И по тому, как он вздохнул, ученик понял, что Учителя это почему-то огорчает.
   Не искушённый в хитросплетениях человеческих отношений, не зная их условностей, он полагал, что не должен иметь тайн от друга. Вениамина приятно удивило, что право на тайну у него всё-таки есть. Но ещё больше обрадовало юношу беспокойство Странника за него, Вениамина Захарова. Ведь это говорило о том, что Едмир его любит. Обделённый в жизни заботой и вниманием людей, юноша хотел, чтобы Учитель не только учил и наставлял его, но и любил. Как всему живому на свете, Веньке была нужна любовь конкретного живого существа рядом. Сегодняшняя ситуация показала, что эта любовь есть.
   Веня улыбнулся своему открытию и сказал:
   - Я не хочу, чтобы у нас с тобой были тайны друг от друга. На том берегу я встретил девушку... Помнишь, ты давал мне книжку из библиотеки под названием "Первая любовь"?
   - Ну да. Кажется, повесть Тургенева, - начал припоминать Странник. - Я ведь не литератор, а уж земную литературу не знаю и вовсе. Я просто хотел восполнить пробелы твоего образования. Так что из этого? Ты в библиотеку, что ли ходил? А-а-а, нет, - вдруг воскликнул Едмир, - я понял. Извини, снова просканировал твои мысли, но это невозможно было не сделать. Из тебя же прямо прёт поток эмоций. Ты влюбился, мой мальчик.
   - Эта девушка и есть моя первая любовь, - с пафосом заявил Венька.
   - Ты пока не знаешь, что такое любовь, - грустно сказал Учитель.
   - Нет, знаю, - с жаром возразил юноша.- Это... когда тело горит при взгляде на неё, это, когда хочется быть с ней и не хочется никуда уходить, даже если тебя ждут. Это, когда хочется держать её за руку, обнимать и прикасаться к ней.
   - Как её зовут?
   - Тая, - мечтательно прошелестел Веня. - Слышишь, какой звук? Та-я-а. Ей очень подходит это имя. Когда она в моих руках, она как будто тает. А когда я гляжу ей вслед, она тает в воздухе.
   - Боюсь быть нескромным, но что вы с ней делали целых три с половиной часа.
   - У нас не было близости, если ты об этом. Мы гуляли вдоль реки, а потом я пошёл провожать её до дома. Это далеко, на другом конце деревни.
   - Расскажи мне, как вы познакомились, - попросил Странник.
   - Хорошо. Только я ужасно голодный. Давай сначала поедим, - предложил Веня.
   - Ах, ну да. Прости, я иногда забываю, что ты не эльюзонянин и нуждаешься в пище. Сейчас сготовлю.
   ГЛАВА 8. НА ТОМ БЕРЕГУ
   Он появился перед Таей как в сказке - буквально ниоткуда. Высокий, загорелый, синеглазый, со смешными колечками золотисто-рыжих волос вокруг аскетично скроенного, античной выделки, лица. Было что-то дикое, кошачье в его повадке пятиться назад и вытягивать шею, чтобы разглядеть что-то.
   - 19 -
   Странник
   Таю он разглядывал пристально, вытянув вперёд голову, оценивающе-беспристрастно.
   - Ты кто? - спросил он, вглядываясь в изумрудную зелень девичьих глаз.
   - Тая, - пропела девушка.
   - А я Вениамин, - он неуверенно шагнул ей навстречу. Тая не испугалась и тоже сделала шаг вперёд.
   - Ты здесь откуда? - спросила она.
   - А-а-а, - неопределённо махнул рукой в сторону другого берега парень, - оттуда.
   - Ты живёшь на том берегу? - поинтересовалась девушка.
   - Пока да, - снова неопределённо ответил Вениамин. - А ты?
   - Я здешняя, из Степного. Гуляю вот...
   - Можно я буду гулять вместе с тобой?
   - Можно, - улыбнулась девушка, осветив лицо перламутром ровных белых зубов.
   Они шли вдоль берега. Солнце нещадно пекло им спины. Даже ветерок с Волги не мог усмирить этот солнечный жар. Но юноша с девушкой не замечали ни жары, ни солнца, ни ветра. Казалось, если даже сейчас ливанёт дождь, они вряд ли обратят на это внимание. Так эти двое были увлечены друг другом.
   Веня узнал, что Тая живёт в семье своего отца с мачехой. Её не обижают. Она всегда сыта и одета. Но слов родительской любви она отродясь не слышала, с тех самых пор, как умерла её мама, которую она даже не помнит. Правда, у Таи есть маленький братик Юрик, сын отца и мачехи. Она, Тая, заботится о нём и любит его. А сегодня к ним в гости приехала Баба Глаша, бабушка Юрика, и поэтому Таю отпустили погулять. А так она всегда рядом с братиком и у неё нет свободного времени.
   - А как же ты учишься? - спросил Веня.
   - Ну, в школу меня отпускают, конечно, - пояснила девушка. - А в этом году я окончила десятилетку и теперь занимаюсь только Юриком. Но скоро братишка подрастёт и пойдёт в детский садик в районе. А я на следующий год хочу поехать в город учиться на портниху. Я очень люблю шить и придумывать всякие фасоны. Правда, отец не одобряет. Говорит, портняжное дело не для сельской местности. Но я его уговорю. Веня, а ты кем хочешь стать?
   - Я... хочу стать путешественником, - нашёлся, наконец, юноша. - хочу повидать разные места.
   В принципе это было правдой. Венька, действительно, хотел повидать разные места. Он только утаил от Таи, что места эти находятся в далёком Космосе, справедливо полагая, что девушка вряд ли всерьёз воспримет его слова.
   Так они шли, разговаривая, вдоль синей ленты реки, увлечённые общением и тем новым, пока ещё не понятным для них чувством доброты и нежности друг к другу, которое зарождалось у обоих в груди.
   Вениамин тоже рассказал Тае свою печальную историю. У девушки слёзы навернулись на глаза, когда она слушала этот рассказ.
   - Тебе ещё хуже, чем мне, - сказала она. - Я сирота наподовину, а ты совсем. Как же ты жил один все эти годы?
   - Нет, Тая, ты меня не жалей, - с жаром произнёс Вениамин. Я - счастливый человек, может быть, счастливее всех на Земле. Я встретил такого доброго, умного Учителя, который стал мне самым дорогим существом на всём белом свете. Он так многому меня научил!
   - Чему, например? - с живым интересом спросила Тая.
   Венька опять задумался. Ему и впрямь повезло. Его знания и умения благодаря Едмиру, были не только глубже, чем у землян, они были качественно другими. Учитель открыл перед ним всю Вселенную, которая распахнула свои объятия ему навстречу и вместила в
  себя всю его плоть вместе с токами психической энергии, душой, мыслями и чувствами.
   - 20 -
   Странник
  Веня не только осознал себя единицей Мироздания. Он чувствовал себя ею, ощущал каждой клеточкой своего организма всеединство, спаянность с космическим пространством.
   Но рассказать об этом Тае он не мог, потому что знал, что девушка не готова к восприятию такой правды. Её ум ещё не дозрел до понимания сути вещей, которой учил его Странник. Поэтому он ответил просто:
   - Да всему научил. Физике, химии, географии, даже высшей математике. А ещё астрономии, законам, которые царят в небе и Космосе
   - Здорово! - восхитилась Тая. - Нам в школе такого не преподавали.
   - Я знаю. Так учить может только Едмир.
   - Кто? - не поняла она.
   - Имя у него такое, Едмир, - объяснил Веня.
   - Не русский, наверное, - догадалась девушка.
   - Не русский, - согласился Венька.
   Ему очень хотелось сказать Тае, что Едмир - это человек Космоса. Что он научил его, Веню, слышать песню Вселенной, чувствовать внутри себя космический ветер и с его помощью перелетать через Волгу. Но ничего этого он не сказал.
   Тая вдруг заторопилась:
   - Ой, влетит мне от моих, - залепетала она. - Совсем ведь про время забыла. Это со мной в первый раз.
   - Со мной тоже, - отозвался Веня.
   Он проводил Таю до околицы. Дальше она идти ему не разрешила:
   - Ты пришлый, - ответила она на немой вопрос юноши. - Отец не любит пришлых. Считает, что знакомство надо водить только с проверенными людьми.
   - Ясно, - опустив голову, буркнул Венька. И вдруг, поддавшись внезапному порыву обнял Таю крепкими мужскими руками и поцеловал в губы.
   Она не отстранилась, не стала делать вид, что ей не понравился порыв юноши. Жарко прильнув к нему на мгновение, она затем мягко высвободилась из его объятий и пропела:
   - Не торопись, Веня, не надо. Встретимся завтра.
   - Где? - выдохнул Вениамин.
   - На том же месте, - и Тая, легко коснувшись руки юноши, побежала в сторону дома, сверкая розовыми пятками босых ног.
   ... Выслушав рассказ Вениамина, Странник посмотрел на юношу мудрыми всепонимающими глазами и сказал.
   - Ты прав, мой мальчик, к тебе пришла первая любовь. Скоро ты поймёшь, что этот мир тебе дороже всех на свете звёзд и планет Вселенной. Потому что в этом мире живёт девушка по имени Тая.
   - Я уже думал об этом, Учитель. Я хочу просить тебя. Давай возьмём Таю к себе. Она так одинока. Её никто и никогда не любил. А я буду любить и заботиться о ней.
   - Ты очень молод и наивен, Вениамин. Ты многое познал о Мироздании. Но ты абсолютно ничего не понимаешь в человеческих отношениях. Откуда ты знаешь, что её никто не любит? У неё есть отец, который о ней заботится, брат, к которому она привязана, есть школьные учителя, одноклассники, односельчане, наконец. Есть даже своя мечта - стать портнихой. Почему ты решил, что она захочет расстаться со своим привычным миром и отправиться с тобой в просторы Вселенной? Это первый вопрос. Есть и второй, не менее важный. Не каждый землянин способен открыть свои каналы связи с Космосом, выйти на одну волну с чужой планетой, научиться управлять своим телом на молекулярном уровне. Боюсь, что ты скорее исключение из общего правила, чем само правило.
   - Но я ведь тоже не умел и научился. Ты научишь её, Учитель, как научил меня.
   - 21 -
   Странник
  А первый вопрос... Я задам его завтра самой Тае. Мне почему-то кажется, что она согласится пойти со мной. В конце концов, все девушки рано или поздно уходят из отчего дома. Ей просто придётся уйти несколько дальше, чем остальным. Я уверен, что завтра получу её согласие.
   Странник ничего не сказал ученику в ответ. Он понимал, что Вениамин вступил в ту пору взросления телом и духом, когда чужые доводы и аргументы не могут быть убедительными. Только личный опыт даст ответ, только собственные шишки на лбу заставят обойти столб стороной. Едмир знал, что возражать юноше сейчас бесполезно, нужно ждать, когда он сам будет в состоянии понять и принять данность.
   А Вениамин, практически не спавший всю ночь, мечтал о том, как расскажет обо всём Тае, как зажгутся светом удивления, а потом и понимания её изумрудные глаза, когда он посвятит её в законы космических сфер, распахнёт перед не двери Вселенной, научит слушать песню Космоса и Космического ветра внутри себя.
   Однако, когда пришёл час встречи, Веня вдруг чего-то испугался. Он начал сбивчиво сумбурно объяснять ей законы Космоса, непонятно, сбивчиво говорить о себе самом и о ней, Тае, как единицах Мироздания, рассказывать о родине своего Учителя - разумной планете Эльюзоне, о... Вениамин вдруг замер, увидев недоверчивые, испуганные глаза возлюбленной.
   - Чего ты испугалась, Тая? Что смутило тебя в моих словах?
   Девушка была проста и наивна и поэтому ответила совершенно бесхитростно:
   - Ты говоришь, будто рассказываешь какую-то сказку или фантастический рассказ. Ты хочешь выдать неправду за правду.
   - Я не сказал тебе ни слова лжи. В моих словах нет вымысла, - твёрдо произнёс Вениамин.
   - Я не могу верить тебе. Говорящие планеты, песни, сочинённые Космосом, какая-то умная Эльюзона - воспитательница сирот, тело, распадающееся на молекулы, а потом собирающееся заново.... Всё это красиво и заманчиво, как красива и заманчива любая сказка. Мне не нужны сказки, Вениамин. Я уже давно выросла из этого возраста.
   Такого поворота разговора Веня не ожидал. Он думал, что Тая будет спрашивать и переспрашивать его, уточнять детали и новые понятия, захочет услышать Песню Космоса. Но ничего этого не случилось
   Веня смутился, сбился с мысли и растерянно спросил:
   - как же так, Тая? Ведь я люблю тебя. Я хотел просить тебя отправиться вместе со мной на Эльюзону, пристанище одиноких людей.
   При слове "люблю" щёки девушки зарделись румянцем. Она опустила глаза, её реснички-стрелочки задрожали, приглушая зелёный блеск глаз.
   - Я бы ответила тебе согласием, Веня, если бы ты звал меня замуж, - честно призналась девушка, - но ты зовёшь меня на чужую планету. А я совсем не хочу в космос. И потом... я не уверена, что сказанное тобой не вымысел.
   - Я могу доказать тебе, что не лгу! - с жаром вскричал Венька. - Смотри.
   И на глазах у изумлённой Таисии Венька растворился в воздухе, а через минуту материализовался вновь.
   - Как ты это делаешь? - восторженно и испуганно прошептала Тая.
   - Это долго рассказывать. Я учился этому больше года. Учитель может научить и тебя, если ты захочешь.
   - Да, - поддавшись молодому любопытству, воскликнула девушка, - хочу. Но ведь твой учитель на другом берегу.
   - Завтра он переместится сюда вместе со мной. Главное, скажи, ты согласна?
   - Согласна, - пропела Тая.
   ... Учитель выслушал Вениамина, который в подробностях описал ему разговор с Таей.
   - 22 -
   Странник
   - Я предупреждал тебя, что реакция девушки может быть прямо противоположной той, которую ты ожидаешь, - назидательно сказал Едмир.
   - Но ведь потом она согласилась, - с жаром возразил Веня.
   - Ладно, - вздохнул Странник, - будь по-твоему. Завтра мы посетим тот берег вместе.
   ГЛАВА 9. ТАЯ
   К месту встречи на следующее утро Вениамин прибыл вместе со своим учителем. Тая появилась на берегу запыхавшаяся, с ярким блеском изумрудных глазах, с ямочками на щеках, юная, свежая, красивая. Вениамин невольно залюбовался ею. А Странник, церемонно склонив голову на бок, представился:
   - Едмир.
   - А я Тая, - приветливо сообщила девушка. - А Вы, правда, единица Мироздания?
   - Я привык к обращению на ты, - вместо ответа сказал Странник и добавил: - Ты, Тая, такая же единица Мироздания, как я, как Веня, как все люди на Земле и других планетах.
   - А почему люди не знают об этом? - удивилась Тая.
   - Потому что не дают себе труда задуматься об этом. А ты уже задумалась. Давай наш первый урок посвятим этой теме, ответил Учитель.
   Они сели на тёплые камни в тени обрыва, и Едмир начал:
   - Представь, Тая, рыбу в её среде обитания, то есть в воде.
   - Это легко. Уже представила, - весело отозвалась девушка.
   - Как ты считаешь, это рыба в воде или вода вокруг рыбы? Как будет правильнее сказать?
   - Конечно, рыба в воде, - изумлённо глянула на Странника ученица, опасаясь подвоха с его стороны.
   - Правильно. А человек почему-то вообразил, что не он в пространстве, а пространство вокруг него. А ведь на самом деле мы все вкупе с этой планетой и её обитателями вкраплены, впаяны в пространство. Мы плоть от плоти его, мы прорастаем из него. Мы его продолжение, часть его космической субстанции.
   Тая слушала Учителя, не перебивая, внимательно, но всё же не выдержала и задала вопрос:
   - Но ведь мы говорим "окружающее пространство". Значит, оно нас окружает.
   - Правильно, это взгляд человека от себя, дань эгоцентрическому мировосприятию. Но если посмотреть со стороны, как ты смотришь на рыб в реке, становится ясно: мы - в пространстве, а не наоборот. Всё дело в ракурсе. Однако взгляд изнутри, от себя, всегда субъективен по отношению к взгляду извне. Взгляд со стороны объективнее.
   Так они разговаривали долго. Говорил в основном Учитель, но и Тая задавала вопросы и высказывала свои суждения, порой очень наивные, незрелые, вполне логичные. Время летело быстро. Тая вдруг спохватилась:
   - Ой, мне пора, меня дома ждут. Учитель, спасибо за урок, но я так и не поняла, зачем мне всё это нужно знатью. Какая разница, как я думаю - мы в пространстве, или оно вокруг нас? И что может измениться от того, что я буду думать иначе?
   - Тая, - воскликнул Вениамин, поражённый нелепостью её вопроса, - разве тебе не интересно знать, кто ты есть на Земле и в Космосе. Разве тебе не хочется знать истину?
   - Подожди, не кипятись, Вениамин, - поднял руку в повелительном жесте Странник. - У Таи практический ум. Она хочет знать, какое может быть практическое, утилитарное применение её новым знаниям.
   - Да-да, ты правильно меня понял, Учитель.
   - То, о чём мы с тобой говорили, основа знаний о Космосе. Если ты не уяснишь сначала теоретически, что являешься фрагментом пространственной субстанции Вселенной, ты не сможешь почувствовать себя в единой структуре с Космосом, а значит, не сумеешь научиться владеть своим телом и перемещаться в пространстве так, как это делаем мы.
   - 23 -
   Странник
   - Спасибо, Учитель, я поняла. Без этих знаний я не смогу в мгновение ока очутиться на другом берегу. Но ведь это не беда. У нас у каждого в семье есть у каждого своя лодка, мы же здесь все рыбаки от мала до велика. Я спокойно доберусь на тот берег на лодке. Да и вплавь смогу, мне это не впервой, - резонно объяснила свою позицию девушка.
   - Вот глупенькая, - опять вклинился в разговор Веня. - А как же ты сможешь попасть на Эльюзону? Туда ведь лодкой не доберёшься.
   - А я и не хочу попадать на Эльюзону, - со смехом ответила девушка. - Я портнихой хочу стать. Для этого достаточно доехать автобусом до райцентра.
   - Как ты не понимаешь, ведь материализация - это быстро. Люди не зря изобретали велосипед, пароход, машину, самолёт, ракету...- не унимался юноша.
   - Остановись, Веня, - решительно попросил Едмир. - В рассуждениях Таи есть своя логика.
   - Тише едешь, дальше будешь, - парировала Тая. - Ой, я побегу уже, а то дома заругают. Вы завтра-то придёте?
   - Да! - крикнул ей вдогонку Вениамин.
   Переместившись на свой берег, Учитель и Веня пошли на свою полянку, где Учитель раскинул жилище, и принялись готовить ужин для Веньки.
   - Она тебе не понравилась? - с опаской спросил юноша.
   - Почему? - удивился Странник. - Понравилась.
   - Но она так наивна, и у неё такой незрелый ум.
   - Да, ум незрелый, - спокойно согласился Странник. - Зато очень практичный и острый. Твоя Тая разумна, последовательна в своей позиции и поземному практична. И к тому же честна и с нами, и с самой собой. Это редкое и очень ценное качество в людях.
   - Правда, она тебе понравилась? - обрадовался Венька как ребёнок.
   - Вот чудак, - пожал плечами Странник. - Почему она должна мне не понравиться? Рассудительная воспитанная девушка, да к тому же красивая. Только ты, Веня, должен быть готов к тому, что она не пойдёт за тобой в Космос.
   - Ну, это мы ещё посмотрим, - произнёс юноша. - Она так говорит, потому что у неё пока ещё незрелый ум. Ты позанимаешься с ней, и она изменит свой стереотип мышления.
   И снова Странник не стал спорить с учеником. Есть вещи, которые делать совершенно бесполезно.
   Едмир продолжил занятия с Таей, рассказывал ей каждый день что-то новое, не известное. Тая воспринимала его уроки вполне спокойно, без особых восторгов, но и не без интереса. В равнодушии девушку обвинить было трудно. Одна тема даже как-то особенно заинтересовала Таю. Когда речь зашла о трансформировании материи с помощью целенаправленного потока энергии мысли, девушка с живым интересом спросила:
   - Значит ли это, что я могу научиться трансформировать мыслью любые фасоны платьев?
   - Да, - был ответ Учителя, - если осознаешь, а потом и почувствуешь всё, что видишь, как плоть Вселенной в разных формах её проявления.
   - Но у меня не получается, Едмир, - честно призналась девушка. - Всё окружающее так привычно моему глазу. Вселенная далеко, дальше горизонта и облаков. А здесь передо мной всё такое знакомое и понятное с детства - предметы, люди, растения, степь и Волга. Я не понимаю, как они могут быть плотью Космоса. Они все такие разные.
   - Тая, надо понять, что всё состоит из одного и того же, только в разных пропорциях и компиляциях природы.
   - А я не понимаю, - грустно говорила девушка. - Дерево состоит из дерева, суша из почвы, Волга из воды, человек из мышц и крови. Они каждый сам по себе.
   - Они - разные формы живой и неживой материи, - терпеливо объяснял Едмир. -
   - 24 -
   Странник.
   И одновременно - пространственный субстрат. Тая, без понимания этой истины ты не сможешь овладеть трансформерскими навыками.
   Тая в задумчивости умолкала. Странник видел, что его наука даётся девушке с трудом. Она была человеком иного склада, и Едмир пытался деликатно объяснить это Вене.
   - Понимаешь, мой мальчик, вы с Таей разные. Это нормально. Вот скажи, ты хочешь стать портным?
   - Нет.
   - А она хочет. Чем её стремление хуже твоего? Да ничем. Ты - философ по складу ума. Она практик и профессию в руках хочет иметь практичную конкретную. Вы запрограммированы на разные сферы деятельности, - старался вразумить ученика Едмир.
   Учитель с грустью смотрел на влюблённого юношу. Для него, умудрённого жизнью Странника, картина была очевидной: Вениамину придётся выбирать между Эльюзоной и Землёй, между Странником и Таей. Совместить и то и другое невозможно. Едмир с грустью и тревогой ждал того момента, когда Веня созреет, наконец, для адекватного видения происходящего.
   Между тем они продолжали занятия с Вениамином. Начался третий этап обучения.
   - Теперь ты умеешь владеть своим телом, как продолжением космической плоти и перемещаться на небольшие расстояния. Пора учить тебя перемещению в заданную точку Вселенной. Это сложнее.
   - А как можно попасть туда, где ещё никогда не был? - впервые Веня задумался над этим вопросом. - Когда я перемещаюсь на другой берег, я вижу его и мыслью тянусь туда. И пространство само становится мной и придвигает ко мне тот берег. Акак это произойдёт, когда я соберусь на Эльюзону?
   - Я научу тебя и этому, мой мальчик. С Эльюзоной тебе будет просто. Ты же уже разговаривал с ней, ты знаешь её волну, её диапазон частот, а она твою. Вы с ней знакомы. Перед перемещением тебе сначала надо будет снова нащупать волну в пространстве, на которой вы уже общались. Это и есть тот информационно-энергетический коридор, который "перебросит" тебя на планету. Она будет ждать тебя, она тебя примет.
   - Так просто, Учитель! Я прямо сейчас попробую, - радостно изумился Венька.
   - Не смей! - властно вскричал Едмир.
   - Но почему? - ошарашено спросил юноша. - Я быстренько туда и обратно, в один момент материализуюсь.
   - Если ты "уйдёшь" на Эльюзону, это будет навсегда. Подожди, объясню. Ты забыл наши уроки на тему относительности всего сущего - понятий, явлений, времени. Твоё перемещение в пространстве займёт по твоему биологическому времени всего несколько минут. Но на Земле пройдут десятилетия. Это тебе не через речку "перепрыгнуть". Вернувшись обратно на Землю ты не застанешь здесь ни меня, ни Таю, боюсь, что к этому моменту она уже завершит свои жизненный круг.
   - Как? - растерянно пробормотал Вениамин. - Я думал, что смогу...
   - Курсировать между Землёй и Эльюзоной, - закончил за Веню мысль Странник. - Увы, мой друг, увы.
   - Подожди.... Это что же получается? - осенила юношу страшная догадка. - Если я хочу переместиться на Эльюзону с тобой и Таей, мы, все трое, должны стартовать одновременно?
   - Ну да, если не хотим не потеряться во времени, - подтвердил Учитель. - Впрочем, при направленности вектора в одну сторону временные промежутки допустимы, но "проезд" туда и обратно по одиночке не возможен.
   - Я думал, что сначала я попробую перемещение, а уж потом...
   - Как видишь, пробы в данном случае не уместны. Хотя, если ты захочешь узнать, что произойдёт на Земле лет эдак через 70, дерзай. Только Таю ты уже не увидишь.
   - 25 -
   Странник
   - Учитель, как идут дела у Таи? - будто спохватившись, выпалил вопрос Венька.
   - Она до сих пор не овладела своим телом. Ты знаешь это не хуже меня, ты же свидетель всех наших занятий, - сообщил Странник. - Вероятно, землянам это не дано или когда-то было отнято у них. А ты, Веня, просто исключение из общего правила, феномен, уникум. Боюсь, что мне не научить Таю тому, чему я смог научить тебя. Тая с трудом понимает теорию, а о практических упражнениях и говорить не приходится. Она не чувствует себя единицей Мироздания. Её трансцендентный участок мозга блокирован так сильно, что у меня не получается снять эту блокировку. Ты был открыт познанию, она закрыта. Её мозг и тело сопротивляются новому знанию. Кроме того, Веня, Тая не хочет покидать Землю. И она имеет на это право. Мы с тобой уже обсуждали эту тему.
   - А если бы хотела? ... Смогла бы она усвоить твои знания?
   - Психическая энергия, рождённая силой веры и желания, способна творить чудеса. Я думаю, если бы она очень хотела переместиться с тобой, сублимированная психоэнергетика Таи смогла бы снять броню с мозговых участков трансцендентности. Но для этого нужны непоколебимая вера, желание и воля. У Таи нет ни одного из этих трёх составляющих. Веня, как это ни грустно, но тебе придётся принимать решение самому - либо ты остаёшься на Земле с Таей, либо перемещаешься со мной на Эльюзону.
   ГЛАВА 10. МЕЖДУ ДВУХ ОГНЕЙ
   Прежде чем принять окончательное решение, Вениамин решил поговорить с Таей в последний раз.
   Хлопая длинными ресницами, смущённо покусывая губу, Тая сказала возлюбленному:
   - Веня, .я не понимаю, почему мы должны покидать Землю. Ты только посмотри вокруг. Какая красота кругом! Какая синяя-присиняя вода течёт в нашей Волге, какие широкие степи под ногами. А как полынью пахнет, Вень. Да где ты ещё найдёшь такую красоту? Чем тебе не нравится этот мир, что ты хочешь его покинуть? И какая она, твоя Эльюзона, ты ведь не знаешь. Может, она скучная и унылая. Почему ты рвёшься туда, Венечка? Как было бы хорошо нам здесь, с тобой! Мы бы поженились. Мои возражать не станут. Я знаю, им бы только с рук меня сбыть. Будем жить своей семьей, любить друг друга, я тебе деток рожу. Они не будут, как мы, сиротами при живых отцах. Мы их любить будем. Ну зачем тебе эта Эльюзона?
   Впервые за время их знакомства Вениамин взглянул на Таю совсем другими глазами. Пред ним предстала взрослая мудрая женщина, в рассуждениях которой не было и намёка на инфантильность. Она рассуждала по-взрослому с прицелом в будущее, и очень убедительно отстаивала свою жизненную позицию. В её мироощущении было столько естественной простоты и чистоты, столько искреннего желания убедить в своей правоте любимого. Но Венька имел свой взгляд. И он сказал:
   - Я хочу на Эльюзону по двум причинам. Я очень люблю Едмира, но его призывает Эльюзона. А я не могу расстаться с ним. Ближе и дороже его у меня нет человека на всём свете. Хоть весь Космос обойди, нет, понимаешь?!
   - Значит, ты не любишь меня, - грустно произнесла девушка.
   - В том-то и дело, что люблю, - в отчаянии воскликнул Вениамин. - Если б не любил, разве стал бы я упрашивать тебя переместиться вместе со мной? Стал бы просить Учителя обучить тебя его знаниям? Да я бы просто улетел вместе со Странником, вот и всё.
   - Я не понимаю тебя, - голос Таи был серьёзным и напряжённым. - Дети вылетают из родительского гнезда и начинают жить самостоятельной жизнью. Так было всегда. Учитель заменил тебе родителей. Но ты не сможешь жить с ним вечно.
   - Почему не могу? Если я хочу быть с ним, кто мне может помешать? - напрягся Венька.
   - Я думала, что я смогу, - тихо прошептала Тая. - Оказывается, нет.
   - Тая, я люблю тебя, всем сердцем люблю, - умоляюще посмотрел на девушку Веня.
   - 26 -
   Странник
  - Но что мне делать, скажи? Я не могу совместить вас с Едмиром в одном мире. И разорваться на части я тоже не могу. Я как между двух огней. Я устал, Тая. Нельзя же жить наполовину здесь, наполовину там.
   - Так оставайся со мной, - просто сказала Тая и потянулась к юноше всем телом.
   Их губы соприкоснулись. Они услышали биение сердец друг друга и почувствовали пульсацию крови кожей тел. Случилось то, что и должно было случиться с молодыми влюблёнными. Их тела слились воедино, сознание будто померкло, уступая место крепким молодым сокам, струящимся по жилам их тел.
   Очнувшись от сладостного беспамятства, Вениамин понял, что отныне он будет с Таей, где бы она ни жила. Впервые ощутив притяжение женского естества, он понял, что хочет обладать этой женщиной ещё и ещё. И это было выше и сильнее его рассудка, доводов логики и даже любви к Страннику.
   Он так и не успел сообщить Тае вторую причину своего желания переместиться на Эльюзону. Но теперь это было уже неважно. Вениамин принял решение.
   Учитель понял это при первом взгляде на Веню по его возвращении на свой берег.
   - Я думаю, что ты сделал правильный выбор, мой мальчик, - сказал он. - Здесь твоя родная земля и твоя женщина.
   - Но я не хочу расставаться с тобой, - почти простонал Венька.
   - Мальчик мой, жизнь состоит из обретений и потерь. Таков закон. Ты обрёл Таю, но теряешь меня. Это нормально. Главное, надо следить за тем, чтобы не нарушался баланс между обретениями и утратами. Ты привыкнешь жить без меня. Вопрос сейчас в другом. Я не научил тебя никакому земному ремеслу. Ты не умеешь сам добывать для себя пропитание, строить жилище, содержать семью. Но я ведь и сам не знаю земных ремёсел.
  Кем бы ты хотел стать на Земле, Вениамин? Давай подумаем об этом, Веня.
   Веньке хотелось, было, крикнуть "Странником, как ты", но он вовремя сдержался. Теперь, когда у него есть Тая, нечего и мечтать о космических странствиях. Поэтому Веня промолчал и крепко задумался.. Из задумчивости его вывел голос Учителя:
   - Я думаю, тебе не стоит унывать. Ты справишься с любой физической работой, ведь ты молод, силён, у тебя очень крепкие тренированные мышцы. Люди здесь работают фермерами, плотниками, шофёрами, каменщиками, трактористами.
   - Нет, раз уж не получилось Странником, буду учителем.
   - Для этого надо учиться в пединституте.
   - Я подумаю об этом, Учитель.
   - Веня я хочу сделать тебе маленький подарок. Впрочем, если рассудить, не такой уж и маленький, - загадочно сказал Едмир и протянул юноше какую-то небольшую книжицу.
   - Паспорт, - прочитал на обложке Венька. - Это мой паспорт?
   - Ну да. Ведь без него ты не сможешь жениться, устроиться на работу, вообще жить не сможешь. Это в Космосе и на моей Эльюзоне не требуются паспорта, а здесь без документа нельзя. Бери и пользуйся, я заранее позаботился об этом.
   - Ты знал, что всё будет так, как произошло? - с горечью спросил Вениамин.
   - Да, мой мальчик, знал.
   - Тогда зачем...
   - Определиться с выбором ты должен был сам. Я не мог приказывать, хотя заранее знал, что будет так, как я думаю. При добровольном выборе выделяется иная по качеству энергия, нежели при слепом выполнении приказа. Это Закон. Когда-нибудь ты поймёшь его целесообразность. А теперь давай прощаться, мне пора, - голос Странника был тёплым и грустным.
   - Как, уже? - воскликнул Венька. - Скажи, а чем ты будешь заниматься там? - юноша указал взглядом на небо.
   - В других мирах есть тоже много одиноких детей. На мой век работы хватит.
   - 27 -
   Странник
   - Наверное, ты забудешь меня, - обречённо сказал Вениамин.
   - Это невозможно, Веня. Есть память духа, которая связывает родственные души навечно. Это ќ не образ. Это - закон энерго-информационного поля Вселенной.
   Странник обнял юношу за плечи и серьёзно произнёс:
   - Моё последнее тебе слово, Вениамин. Не забывай, что ты единица Мироздания. И тренируйся так, чтобы и твоё тело это не забывало. И знай, даже если тебе не понадобится то, чему я тебя научил, всё это будет с тобой. Лишних знаний не бывает. Запомни это, мой мальчик.
   И Едмир растворился в воздухе, оставив после себя чувство тоски и утраты чего-то очень нужного в этой жизни. А Вениамин заплакал, обхватив голову руками. Так он плакал всего один раз в жизни, когда увидел бездыханное тело матери в луже крови и понял, что её больше нет.
   - Как же мне жить теперь без тебя, Странник? Как мне без тебя жить? - пульсировала в его голове одна-единственная мысль.
   Его горе было огромным, неохватным, а чувство покинутости, опустошённости - мучительно болезненным, всепоглощающим.
   ГЛАВА 11. НЕПОНИМАНИЕ
   Веня с Таей поженились. У них родилась дочка, названная по настоянию отца Едмирой.
  Вениамина взяли в сельскую школу учителем физкультуры, правда, с условием, что он выучится заочно.
   Тая учиться в райцентр не поехала. Но портнихой всё же стала. Швея-самоучка называли её односельчане. Впрочем, шила она хорошо, так что к ней приезжали модницы из других деревень и даже из самого райцентра.
   Веня перестал перемещаться в пространстве, и, как все добропорядочные граждане, переплывал Волгу на лодке или вплавь. Тая была против передвижений "методом Едмира". Она говорила мужу:
   - У нас тебя не поймут. Ещё и ярлыков навешают - нечистая сила или сектант. Зачем дразнить гусей. Разве трудно сесть в лодку?
   Вене было не трудно. Он не любил спорить с Таей. Они всегда разговаривали, будто на разных языках. Ему было легче согласится с ней, чем настоять на своём.
   А Тая не любила вспоминать Странника. Веня очень скучао по Едмиру, особенно первое время. Но когда начинал говорить с Таей о своём Учителе и друге, она неизменно уводила разговор в сторону. Однажды он прямо спросил жену:
   - Почему ты не любишь моего Едмира?
   - А за что мне его любить? - откровенно ответила жена. Он чуть не отнял тебя у меня.
   - Ты просто не знаешь. Странник всегда был за тебя, он защищал тебя и уважал твою позицию.
   - И всё же ты чуть не улетел с ним, - с зататённой обидой высказалась Тая. - Мне даже казалось, что его ты любил больше, чем меня.
   - Я любил вас обоих, только по-разному. Его как единственного друга, тебя - как единственную женщину в моей жизни.
   - Вот если бы я тогда не позволила тебе сделать меня женщиной, ты бы сейчас был не со мной и не здесь, - резко и цинично ответила Тая.
   ... Подрастала Едмира, красивая, шустрая, умная девочка, очень похожая на мать и внешне, и по характеру. Веня любил дочку. И, пожалуй, эта девочка была единственное, что связывало их с Таей. Супруги отдалялись друг от друга день ото дня, год от года.
   Иногда в полнолуние Веня выходил на берег Волги, садился на прибрежный валун и часами слушал Песню Вселенной, вспоминал Странника и мысленно разговаривал с ним. На следующий день деревня судачила: "Малохольный Захаров опят на Луну глядел, не к добру", "Чисто волк на луну воет, уж не оборотень ли этот Венька".
   - 28 -
   Странник
  
   А жена... у них с Таей был разный диапазон частот, они не умели быть с ней на одной волне. И оба понимали это. Простая, по-деревенски мудрая Тая не могла понять и услышать тот Всеоенский зов, который слышал её муж Венька. Который звал его в полнолуние на крутой берег Волги. Тая тяготилась странностями мужа. Ей было обидно, что он, понимая такие сложные премудрости, которым обучил его Странник, совсем не понимает простых вещей. Что она хочет нормальной земной любви безо всяких космических вывертов и сложностей. Хочет, чтобы её мужа уважали, а не подсмеивались над ним втихомолку, не называли за спиной Захаром-подлунником или оборотнем-чужаком. Другой был нужен Тае мужик. Хозяйственный, любящий, простой и земной.
   Вениамин даже не удивился, когда однажды за ужином Тая сказала ему:
   - Ты Сашку Гребнева из Залесья знаешь? Вень, он замуж меня зовёт. Ты прости меня, Вень, но не пара мы с тобой. Слишком ты сложен и умён для меня. Слишком... Вселенский что ли.... А Саша свой, с Волги. Хозяйство у него добротное, и любит меня. Едмирка к нему тянется. Что скажешь, Вень?
   А Веня смотрел на Таю и думал: прав был Учитель. Он сразу увидел, что Тая умная, только на свой лад. Вон как легко и просто сказала о том, что давно было понятно им обоим".
   Вениамин взял Таину руку, поднёс её к губам и молча поцеловал.
   - А с Едмирой будешь видеться, когда захочешь. Чай, не на другую планету улетаем, а в соседнюю деревню.
   Они развелись. Тая с дочерью перебралась в Залесье. Их разрыв не был болезненным. Оба сознавали, что так будет лучше для всех. Правда, Тая оказалась в более выгодном положении. У неё были и новый любящий муж, и дочь, достаток и понимание в новой семье. А вот Вениамин, оставшись один, совершенно не знал, что ему делать со своей свободной ото всех жизнью. Особенно тоскливо было вечерами. С местными мужиками он дружбу не водил. Все они любили выпить, а потом выяснять отношения. Вениамин ненавидел пьяные компании. Всю жизнь стоял перед ним образ пьяного отца-убийцы. Правду говорят, нет худа без добра. Напрочь отвратил отец-душегуб Веньку от спиртного.
   На молодого, красивого, свободного Вениамина Захарова заглядывались девки из соседних деревень. Тоже красивые, сильные и молодые. Одна, Липочка Рыжова, была особенно настойчива. Да только Венька не торопился устроить свою личную жизнь. Ожёгшись раз, он боялся повторения истории с Таей. Ведь Липочка была такая же простая и земная, хотя и умная и хорошая. Только в отличие от Таи Липочка пока незнала, что предмет её воздыханий Веня Захаров - человек Космоса. А с такими нужно либо уметь слушать Песню Вселенной, либо держаться от них подальше.
   ... Был уже вечер, когда Липочка, наготовив пирожков и уложив их аккуратно в сумку, прямиком отправилась в гости к Вене Захарову пытать своё бабское счастье. На темнеющем небе загорались светлячками звёзды, с Волги дул прохладный ветерок.
   Липочка издали увидела тёмный силуэт Вениамина, возвышающийся на откосе. Она невольно залюбовалась скульптурными формами его фигуры - широкие плечи, тугие мышцы, голова откинута назад, взгляд - вверх на небо, будто прислушивается к небесным голосам, будто ищет там кого-то.
   Липочка хотела окликнуть Веню, но вдруг почувствовала что-то неладное вокруг. Ей показалось, что воздух завибрировал, стал расплываться перед глазами неясными полупрозрачными кругами, словно вода в реке, когда кинешь в неё камень. Фигура Вениамина засветилась чистым лунным сиянием и начала вибрировать вместе с воздухом. Это длилось недолго, всего несколько мгновений. Липочка успела лишь вскрикнуть. А Вениамин уже растворился в синей прозрачности осеннего вечера. Липочка резко развернулась и побежала прочь...
   - 29 -
   Странник
   * * *
   В посёлке Вениамин больше не появился. Соседи хотели, было, подать в розыск, но Тая твёрдо сказала:
   - Не надо. Уехал Веня. Насовсем. К родне уехал.
   - Да куда ж ему было податься? - закудахтала Степанида с соседнего дома. - Сама же сказывала, что нет у него родни.
   - Объявилась, - как-то безнадёжно махнув рукой, промолвила Тая. - Только дальняя и далеко, с Урала - и шёпотом, словно про себя, добавила: - Подался всё же на Эльюзону, Венечка ты мой.
   - Какая такая юзона, Тай? - в недоумении спросила Степанида.
   - Да, так, городишка есть такой за Уралом, маленький совсем.
   - Тай, а Липка говорит, что видела, как Венька твой на откосе стоял, луной любовался, а потом в воздухе растаял, - не унималась дотошная соседка. - Врёт что ли?
   - А ты-то сама как думаешь? - вопросом на вопрос ответила Таисия. - Может, по-твоему, человек в воздухе растаять?
   - Стало быть, врёт, - удовлетворённо вздохнула Степанида.
   А Тая, украдкой смахнув непрошеную запоздалую слезу, подумала: "Эх, Веня, Веня, вот и муж у меня хороший, и дочка при мне, и дом - полная чаша. Почему же мне так грустно, так плохо без тебя, космический ты мой человек?".
   Осенний ветер взметнул ворох листьев, растревожил кроны деревьев. И в их шелесте Тая вдруг почудился неясный шёпот: "Опустела земля, опустело сердце, опустела душа..."
   Ольга Нуякшева (февраль 2011 г.)
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"