Нуякшева Ольга Евгеньевна: другие произведения.

Туча

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

   ТУЧА
  
   Туча над городом появилась внезапно и будто ниоткуда. Тяжёлая, набухшая свинцом, со светящейся золотой каймой по краям, она являла собой дикую, необузданную красоту и одновременно некую дисгармонию с окружающим миром. Туча плавала в полупрозрачном, сияющем аквамарином небе. И если бы сейчас можно было посмотреть на город с высоты, то стало бы видно, что сердцевину города затянула огромная, правильной эллипсовидной формы серая тень, отчаянно контрастирующая с яркими красками лета за кромкой теневого овала.
   Когда густая тень, будто исподтишка набросившаяся на Наталью, пригвоздила её к враз потемневшему асфальту, молодая женщина невольно подняла голову и посмотрела вверх. Рыхлое тёмно-серое тело тучи висело прямо над её головой, безмятежно паря в небесном коктейле безбрежной синевы. Красиво и ... жутко, подумала Наташа. Но мысли её тут же переключились на дела реальные и прозаичные. В голове пронеслось: ну вот, как всегда, забыла взять зонтик, теперь наверняка промокну, а мне нельзя. Опасения женщины были не лишены оснований. Срок беременности подходил к своему логическому концу, простужаться сейчас было опасно. Наташа прибавила шаг. Она спешила в женскую консультацию. До спасительного убежища оставалось совсем немного, когда на Наташу мгновенным потоком обрушился ливень. Да какой! Такого она отродясь не видела: мощный, с тугими струями - стрелами, больно бьющими по телу.
   Кончился он так же внезапно, как и начался.. Наташа остановилась, перевела дыхание и... почувствовала толчок боли в пояснице. Боль нарастала, захлёстывая всю спину, потом тихонько угасала, чтобы через несколько мгновений появиться вновь. Проходящая мимо женщина ахнула:
   - Да, ты, милая, никак рожаешь.
  И, приобняв Наташу за плечи, начала тыкать в кнопки мобильного телефона. Скорая приехала довольно быстро и, минуя женскую консультацию, Наталья в полузабытьи от испуга, покатила в ближайший роддом.
   Вечером этого дня - 21 мая 2139 года - Наталья Загревская родила сына, большого щекастого мальчугана весом в 4 кг 535 граммов, внешне точная копия своего отца, с такими же слегка монгольскими скулами, миндалевидным разрезом глаз, смуглой кожей и родинкой на правой щеке чуть выше мочки уха. Наталья была рада такому сходству. Во-первых, мужу угодила, а во-вторых, зачем мальчишке её курносый нос, рыжие кудряшки и конопушки, щедрой весёлой россыпью украшающие круглое, как луна, лицо с белесыми бровями и розовой пухлостью губ.
   Мальчика назвали Богданом. Он был желанным ребёнком в семье.
  
   ГЛАВА 1. СЕМЬЯ
   Семейство Загревских теперь состояло из четырёх человек - сами Загревские, муж и жена, и двое детей. Старшая - пятилетняя Кристина, ходила в детский садик, причём с недавних пор одна. Садик располагался рядом, на задворках дома, где жили Загревские. Дорогу переходить было не надо. А Кристина росла девочкой на редкость самостоятельной и не по годам серьёзной. Поэтому в летнее время утром родители спокойно отправляли её одну. Скорее в воспитательных целях, чем в иных. Правда, верный рободруг Тишка, домашний примитивный робот, всё же наблюдал за перемещениями девочки. Больше никакой механической прислуги Загревские в доме не держали. Наталья сама управлялась с хозяйством. Да это было и не сложно при современной вспомогательной технике в виде чудо - моек, сушек, варок и т.д. и т.п.
   Глава семейства Тимур Загревский работал шофёром скоростного вождения в одном из филиалов риэлтерской конторы - перемещал покупателей и продавцов недвижимости и на авто, и на аэротариках в разные точки города и за его пределами в периоды оформления сделок купли-продажи жилого фонда.
   - 2 -
   Туча
   Однако в день приезда из роддома Наташи с Богданом ни папа, ни дочка не последовали утром по привычному каждодневному маршруту. Загревские готовились к встрече мамы и братика дома. А когда подошло время, полетели на аэротарике за ними в роддом, по- праздничному облачённые в нарядные одежды, с букетом огромных красных тюльпанов и свёртком голубого пенного кружева детского белья.
   У Загревских в семье негласно царил культ детей. Их счастье, что они оба придерживались одинаковых взглядов на этот вопрос. Их жизненная позиция сводилась к старомодному, но не устаревшему лозунгу: "В семье всё - для детей!". Такая вот была жизненная установка.
   Когда, наконец, Загревские, уже в полном составе, переступили порог своего дома, всё семейство столпилось вокруг кроватки маленького, где уже раздетый Богдан весело сучил ножками и выполнял витиевато-замысловатые движения маленькими, будто игрушечными, ручонками.
   - Красавец! - с удовлетворением отметил Тимур.
   - Пап, а я тоже красивая? - тут же поинтересовалась Кристина.
   - Да ты у нас просто принцесса! - польстил отец дочери, интуитивно чувствую, что девочка начинает ревновать родителей к маленькому братику.
   - Да вы с Богдашей похожи, оба в папу, - не преминула вставить своё слово Наталья.
   - Ну уж, - фыркнула дочка, - он лысый совсем и ма-а-аленький. А я уже большая.
   - Подожди, он ещё тебя догонит и перегонит.
   Кристина с сомнением посмотрела на розовый комочек со смешно дёргающимися конечностями и беззубой улыбкой наивной радости на мордашке и подумала, что брату не тягаться с ней в красоте, это родители так просто говорят, чтоб Богдашу не обидеть.
   Довольный жизнью Богдан,однако начал нервничать, как только Наталья туго перепеленала его в нежно-голубые пелёнки - ёрзать головой, проявляя чудеса изворотливости, хмурить смешные кукольные бровки. И вдруг огласили комнату зычным рёвом, открыв свой беззубый рот на пол-лица. Наталья схватила орущий свёрток на руки и сделала своим знак удалиться: "Есть хочет. Покормлю". Через несколько минут в доме воцарилась тишина.
   С этого момента у Загревских стало принято ходить на цыпочках, разговаривать шёпотом. Даже роби Тишку перевели на уменьшенный звуковой регистр, а Кристину стали чаще отпускать в гости к соседям, где жила её подружка по детскому садику и по двору.
   Жизнь потихоньку вошла в свою привычную колею, конечно, с поправкой на Богдана. Утром Тимур уезжал на работу, Кристина уходила в садик, а Наталья оставалась на хозяйстве с Богдашей и роби Тишей, который очень исправно осуществлял контроль за ребёнком, не позволяя ему долго кричать.
   Вечером Богдана купали всей семьёй. Малыш очень любил эту процедуру, шлёпал ручонками по воде, образуя вокруг себя облако водяных брызг. Все смеялись над потешным малышом, а он, чувствую всеобщее внимание к соей персоне, ещё пуще хлопал по воде руками и издавал ликующие звуки, похожие на радостный клич индейцев из племени тумбу-юмбу.
   После купания убаюкать Богдана на ночь вменялось в обязанность Кристине. Судя по всему, обоим нравилось такое времяпрепровождение. Кристя рассказывала Богдану сказки, свято веря в то, что брат её понимает. А он смотрел на сестру осмысленным взглядом, агукал, пытаясь по-своему что-то спросить или узнать, и тогда девочка начинала пояснять заинтересовавший брата кусок повествования, а Богдаша кивал головой в знак согласия. Частенько они вместе и засыпали, умиротворённые и утомлённые прожитым днём, а Тимур разносил их по своим кроваткам под умильное "кудахтанье" Наты: "Умаялись. А ведь они дружат, Тим, по-настоящему дружат".
   - 3 -
   Туча
   Загревские жили спокойной, размеренной счастливой семейной жизнью.
   Богдан был очень удобным ребёнком. В том смысле, что никогда не подавал голос, и тем более не плакал просто так, беспричинно, как это бывает с детьми его возраста. Если такое случалось, это означало, что ему пора есть, пить или менять ползунки. Рос мальчик интенсивно. Раньше положенного срока начал садиться в кроватке. В полгода вовсю ползал по полу под бдительным присмотром роби, оглашая округу дикими радостными воплями каждый раз, когда ему удавалось найти и взять в руки какой-нибудь доселе неизвестный предмет, веник или тапок, например, и другие не менее интересные разности.
   Врачи говорили - у ребёнка ускоренное развитие. Мальчик был крупным, очень быстро прибавлял в весе. При этом не становился рыхлым, а именно наращивал мышечную массу. Психически Богдан тоже развивался чрезвычайно ускоренными темпами. Если малыш слушал взрослых, его глаза смотрели на говорящего не поверхностно-бездумно, как это часто бывает у младенцев, а серьёзно, пристально, вдумчиво. А когда Богдана крестили в церкви святых апостолов Петра и Павла, он не агукал, не плакал и не смеялся - глядел на священника в рясе осмысленно, сосредоточенно, явно стараясь постичь суть происходящего.
   ГЛАВА 2. МЕТАМОРФОЗЫ
   День, когда в семье впервые заметили ЭТО, останется в памяти Загревских навсегда. До того нереальным, необъяснимо жутким было то, что они увидели.
   А дело было так. Кристя, уже под вечер вернувшись из садика, как всегда села возле братишки с книгой в руках. Малыш с интересом осваивал сказку про колобка, которую с выражением по складам читала сестра. В 9 месяцев Богдан уже начал потихоньку говорить, приводя в восторг родителей и знакомых. А любое чтиво воспринимал очень вдумчиво, сопровождая своими комментариями, и очень любил разглядывать картинки.
   Наталья, занятая на кухне приготовлением ужина, слышала доносящийся из комнаты разговор и Богдановы смешные словечки. "Де - ба", - говорил малыш, когда Кристина читала про дедку с бабкой. "Лобо" - это про колобка. Затем раздался шелест страниц, означавший, что Кристя дала книгу брату, вероятно, Богдан хотел познакомиться с героями сказки воочию. Через несколько минут молчания и сопения Богдана квартиру пронзил дикий крик дочери, не плач и не стон, не громкий окрик, а душераздирающий вопль, который может издать только внезапно напуганный чем-то человек. Наталья бросилась в спальню и перво-наперво увидела искажённое страхом лицо Кристи. Сухими, без слёз, глазами девочка с застывшей гримасой ужаса на лице смотрела на детскую кроватку и дрожащей рукой указывала туда, где обычно находился Богдан. От двери Наталья не могла увидеть сына за кроватной перегородкой, затянутой пелёнкой от сквозняков. Она одним прыжком оказалась рядом, заглянула в кроватку... и отпрянула в ужасе, мотая головой, будто не соглашаясь с тем, что открылось её взору. Однако, будучи женщиной с врождённым гипертрофированным чувством материнства, она не позволила безотчётному страху овладеть собой. Рядом стояла парализованная страхом дочь. В кроватке Богдана не было... или всё же был? Наташа рывком шагнула к кроватке и, уже не отводя глаз в сторону, заставила себя посмотреть туда, где лежал...Колобок. Большой круглый румяный, правда не из теста, а из... тела Богдана - со смеющимися чёрными Богдановыми глазками, шелковистым пушком персиковых щёчек, короче с забавной рожицей её сына. И Наташа поняла, как-то сразу, без вопросов и сомнений, что этот сказочный Колобок и есть сейчас её сын Богдан. Она боялась дотронуться до живого мячика из плоти и крови, в горле застыл вопль ужаса, Наталья боялась испугать дочь. И вдруг на глазах матери Колобок начал трансформироваться в нечто непонятное, из него стали "вырастать" сначала култышки, которые, постепенно вытягиваясь, словно из куска пластилина, обретали форму конечностей, материализуя точное подобие пальчиков, ноготков, запястий и лодыжек, одновременно наращивалась и шея, а на ней голова.
   - 4 -
   Туча
  Голова тоже, будто в ускоренной съёмке, приобретала форму затылка, лба, ушей, губ и носа Богдана. Перед изумлённой Натальей и заплаканной Кристиной вновь сидел их Богдан и лукаво улыбался во весь свой уже зубастый рот.
   - О, Господи, это ты, сыночек?! - выдохнула Наталья.
   - Я, - Богданчик стукнул себя кулачком в грудь. - Я бу лобо.
  Это означало: "Я буду Колобком".
   - О, Боже, только не это, - взмолилась мать, - прошу тебя, пожалуйста, будь сыном Богданом. Нам с Кристей не нужен Колобок. Нам с Кристей нужен мальчик Богдан.
   - Не бу лобо, - покорно согласился малыш и начал превращаться в зайца, которого увидел на картинке вместе с Колобком и другими персонажами сказки. Зрелище было омерзительным. Наталья рывком вырвала книжку из рук сына. Заяц, успевший только нарастить уши, начал вбирать, втягивать, всасывать в себя заячьи уши и вновь стал Богданом. Его глаза наполнились слезами обиды: "Я бу зая, я хо зая", - заплакал малыш. У него была смешная манера коверканья слов.
   Оправившись от первого шока, Кристя пришла в себя быстрее матери. Детская психика гибче и поэтому лучше адаптируется к любым неожиданностям. Младшая Загревская тоном старшей сестры начала строго беседовать с братом.
   - Богдан, мама же тебе русским языком сказала, что мы не хотим, чтобы ты был Колобком или зайцем или ещё кем-нибудь, - Кристина явно подражала словам и интонациям взрослых. - Мы с мамой хотим, чтобы ты всегда был мальчиком Богданом. Ты что, русского языка не понимаешь?
   - А па? - спросил растерянный Богдан.
   - А папа тем более не хочет, и он тебя поругает, если будешь превращаться в Бог знает кого, - продолжала назидать сестра. - Папа этого не любит.
   - Не лю, - эхом повторил Богдан и закивал в знак того, что всё понял и осознал, кудлатой лобастой головой.
   До прихода мужа Наталья не находила себе места. Ну как объяснить Тимуру то, что случилось? Ведь трудно поверить во всё это. Если бы сама Наташа не видела бы этих превращений, она бы ни за что не поверила в реальность происходящего. Их сын, оказывается, умеет трансформироваться и может слепить из своего тела всё, что ему угодно. Открытие было ошеломляющим и совершенно неправдоподобным. Весь ужас положения несчастной матери заключался ещё и в том, что она осознавала анормальность поведения сына, но не знала причину этого явления и что с этим делать дальше. Про себя решила, что сначала накормит мужа ужином, а уж потом поговорит с ним.
   Но разработанный план действий нарушила Кристина. Не успел отец переступить порог дома, как она бросилась к нему с радостным воплем:
   - Папа, а у нас Богдан переделывается.
   - Это как? - засмеялся Тимур, решивший, что дочка не сумела правильно выразить свою мысль.
   - А так. Из мальчика переделывается в Колобка, а потом в зайца с ушами.
  Тимур недоумённо посмотрел на жену:
   - Ната, переведи. Не могу в толк взять, что наша дочь говорит.
   - Тим, пройдём в комнату, я всё сейчас объясню.
   - Что за тайны мадридского двора, - ворчал Тимур, надевая тапочки и проходя в зал. - Ну рассказывай, что тут у вас за превращения.
   - Тим, ты только не волнуйся. В это трудно поверить, но мы с Кристей обе были свидетелями этого... Собственно, Кристька тебе правильно всё рассказала. Так всё и было... Сначала Колобок, потом зайчик. Наш мальчик... он... он как бы не совсем человек.
   - Что за бред ты несёшь, Ната? Да что тут в конце концов произошло? - муж нервничал.
   -5 -
   Туча
   - Не хочешь ли ты сказать, что своими глазами видела, как наш сын стал Колобком?
   Наталья, не выдержав напряжения сегодняшнего дня, горько, с отчаянием разрыдалась.
   - Да, да, Тим, именно это я и хочу сказать, - выкрикнула она сквозь слёзы. - Мы с Кристей это видели.
   Ни слова не говоря, Загревский рванулся в спальню к сыну. Богдан преспокойно сидел в кроватке и радостно захлопал в ладошки, что означало, что он рад, очень рад появлению отца. Тимур взял малыша на руки, затормошил, поцеловал в щёку и посадил обратно в кровать.
   - Чи, - закричал сынишка, видя, что папа собрался уходить, - чи-и- тась!
   - Читать хочешь? На вот тебе, и отец протянул малышу красивую книжку "доктор Айболит". Загревские были адептами старомодного чтения посредством книг. Они не отрицали воспитательного значения гало-чтения, и диско-ознакомления, но при этом считали самым развивающим и надёжным методом книжное чтение, дающее простор для фантазии и воображения, к тому же гораздо более безопасное для здоровья растущего организма, чем все новомодные лучевые сигма-произведения.
   - Тимур, не надо давать ему книги. Я специальноих убрала. Он смотрит на рисунки и начинает превращаться в тех, кто на них изображён. Книжки для него - вроде чертежа для лепки нового тела, понимаешь?
   - Ната, да что с тобой? Я дал ребёнку не бомбу, не гранату, а всего лишь "Доктора Айболита" Чуковского, просто добрую старую книжку, а ты...- на этих словах Тимур осёкся, с ужасом глядя на малыша. Богдан на глазах видоизменялся. - его руки становились длиннее, ноги уменьшались в длине, но росли в стопе, передняя часть лица в районе носогубного треугольника вытягивалась вперёд, уши оттопыривались. Наконец, мальчик закончил процесс преображения, и перед родителями предстала, держась за поручни кроватки и подпрыгивая на ней, как на батуте, маленькая обезьянка с Богдановской весёленькой мордашкой.
   - Озьяна, о-зьяна, - ликовал ребёнок.
   - Ты не обезьяна, - закричала Наташа. - Прекрати сейчас же! Ты мальчик Богдан. Нельзя быть обезьяной, это нехорошо.
   Обезьянка-Богдан перевёл хитрый взгляд на отца, будто ища у него поддержки и одобрения. Но, увы, не нашёл. Тимур, едва придя в себя от увиденного только что зрелища смотрел на сына, мягко говоря, не одобрительно. Он так разволновался, что на лбу и носу у него выступили капельки пота. Стараясь придать свому голосу твёрдость и спокойствие, Отец строго произнёс:
   - Мама, права, Богдан. Стыдно человеку быть обезьяной. Когда-то давно люди считали, что мы все произошли от обезьян, но это оказалось неправдой. О Господи, что я говорю? - остановил поток речи Тимур, - он же ещё ребёнок. Ты пойми, Богдан, мы любим своего сына, тебя, а не какую-то там обезьянку. Маленькую обезьянку должны любить взрослые обезьяны. Ты же не хочешь, чтобы мы с мамой отдали тебя большим обезьянам?
   - Не хо, я не хо, - замотал головой сын и начал быстро превращаться обратно, втягивая руки, удлиняя ноги, уплотняя лицо. Через минуту перед родителями опять стоял их Богдан, испуганный и готовый вот-вот расплакаться.
   Сердце Наташи пронзила такая жалость, что аж заколыхалось, завибрировало что-то внутри, за грудиной. Наверное, так работают фибры души, подумала она. Безмерная любовь к своему дитя, испуганному, беззащитному, не понимающему, за что его ругают самые близкие любимые люди, затопило всё её существо. Наталья подхватила сына на руки, прижала к себе:
   - Не бойся, маленький, мы тебя никому не отдадим. Ты наш мальчик, наш любимый мальчик. Богдан потянулся к матери, чувствую её тепло, заботу и защиту, и крепко обвил её шею своими пухленькими розовыми ручонками.
   - 6 -
   Туча
   Почувствовав прилив нежности к этим безмерно дорогим ему существам, Тимур сделал шаг навстречу и навис всем телом над женой и сыном, заключив сразу обоих в кольцо своих крепких рук. Ревнивая Кристя не могла остаться в стороне. Она моментально прильнула к родителям, обхватив их коленки, выше ей было просто не дотянуться. Вот так они и застыли на несколько мгновений - монолитной скульптурной группой: мама с сынишкой на руках в кольце объятий мужчины, мужа и отца, и прильнувшая к ним дочь, как завершающий, но очень важный штрих к законченному семейному портрету.
   ГЛАВА 3. ПО НОВОМУ РАСПИСАНИЮ
   Когда первый шок от сыновних перевоплощений прошёл, старшие Загревские начали обсуждать свою дальнейшую позицию по отношению к метаморфозам Богдана. Мысль о том, чтобы показать Богдана врачу была отвергнута обоими сразу и безоговорочно.
   - Это ведь не синяк какой-нибудь, не насморк, на это и глядеть-то с непривычки страшно, - шёпотом говорила Ната. - Если мы откроемся людям, тем более медикам, нашего сына, как явление аномальное, учёные растерзают на части. Мне не надо, чтобы мой ребёнок стал объектом научных изысканий.
   - Согласен, - шептал в ответ Тимур. - Ещё и сенсацию из парня сделают. Газетчики набегутся, гало-снимки, диско-съёмки... Надо Богдана уберечь от всего от этого.
   - Вот именно. Ещё и космопсихологи и уфологии пожалуют. Ведь, насколько мне известно, в околосолнечном пространстве нет подобных разновидностей живой разумной материи. Чего доброго, начнут искать инопланетные корни в роду за пределами солнечной системы. Нельзя отдавать сына им на растерзание, Тим.
   - И не отдадим. Вот только, как ты с ним теперь гулять будешь?
   - Наверное, надо рано утром выходить, пока нет никого, - предложила Наташа.
   - Нет, это не выход. Я думаю оборудовать коляску так, чтобы Богдана в ней не было видно. Ведь неизвестно, когда и что он увидит на улице и во что захочет себя преобразовать. Я сделаю полог с окошком специального зеркального напыления - Богдан будет видеть всё, а его никто.
   - Это мысль! Какой ты у меня изобретательный, Тим. Но, честно говоря, с коляской нам скоро придётся распрощаться, я уже сейчас еле удерживаю в ней Богдашу.
   - Ничего, месяца три ещё продержишь, а там что-нибудь придумаем.
   - Тим, а как мне его в поликлинику-то водить?
   - Да ты в своём уме? Об этом не может быть и речи.
   - А ты в своём? - парировала Ната, - прививки-то надо делать. И вообще, вдруг ребёнок заболеет.
   - Во-первых, я не уверен, что ему нужны прививки. Наш сын, ты же сама видишь, не такой, как обычные дети. А во-вторых, ты заметила, ему уже скоро 10 месяцев, а мы ведь ни разу к врачу не обращались. Наш сын уникален и феноменален, Натка, - оптимистично провозгласил муж.
   - Ну, да, Бог милостив, наш сын ещё ни разу ничем не болел. Но через три месяца очередная прививка...
   - Ладно, я подумаю, - успокоил супругу Тимур. - А пока никаких поликлиник и любых других контактов с посторонними людьми. И ещё, Ната. Надопоговорить с Кристей. Серьёзно поговорить, чтобы своим детсадовским никому не проболталась. Лишние разговоры нам не нужны.
   С утра Наташа проинструктировала дочь. Кристина сначала удивилась:
   - Мам, наш Богданчик такой особенный, ни у кого такого братика нет. Мне все завидовать будут, - пыталась девочка объяснить свою позицию.
   - Именно потому, что он другой, о нём и нельзя никому говорить. Люди любят тех, кто похож на них, а тех, кто не похож, не любят. Так уж человек устроен, психология у него такая.
   - 7 -
   Туча
   - А какая психология хорошая? - пустилась в философию Кристя.
   - Кристина, я говорю с тобой очень серьёзно. Тебе пока не надо знать ничего о философии. Ты должна усвоить только одно - про странности Богдана нельзя говорить никому.
   - Что, даже Ленке Сороке нельзя? - недоумевал ребёнок.
   - Ни-ко-му! Ты поняла, Кристина? Ни-ко-му! Иначе Богдану будет очень плохо, - повысила голос Наталья.
   - Хорошо, мам, я поняла.
   Проводив домочадцев, женщина вздохнула с облегчением. Её вымотали последние события, к тому же она беспокоилась за дочь. Маленькому ребёнку трудно, почти невозможно объяснить соображения взрослого человека. Другая точка отсчёта.Кристя запросто могла проболтаться. И не потому, что желала брату зла, а просто в силу непонимания некоторых вещей, очевидных для взрослых и абсолютно лишённых логики для ребёнка.
   День прошёл достаточно спокойно. Не считая того, что Богдан четыре раза перевоплощался. Сначала в дерево, которое увидел во время гулянья из "окошка" своей коляски, а потом, уже дома, поочерёдно, - в слоника (вышитая фигурка на детском коврике в его спальне), в ёжика (мультик "Ёжик в тумане") и в осьминога (рисунок в книжке). Причём, в момент превращения в осьминога как раз раздался звонок в дверь. Пока роби Тишка, запрограммированный Тимуром на контроль за прохождением посторонних в комнату, принимал в коридоре соседку, пришедшую за солью, Наталья схватила осьминожку Богдана на руки и отнесла его в спальню. "Сто лет не заходила, - с раздражением думала Ната, - и вдруг приспичило ей за солью ко мне податься, магазин за углом, чего людей беспокоить". Она быстро отсыпала соли в пакетик и, сославшись на срочные дела, без лишних разговоров выпроводила соседку за дверь. Загревская прекрасно понимала, что её раздражение - всего лишь модификация испуга за своё дитя, результат ненормального образа жизни, которым они вынуждены жить, чтобы не навредить сыну, ненароком не выдать тайну его перевоплощений. "Господи, - размышляла Ната, - нам, что же, теперь всю жизнь прятаться?".
   - Как он? - был первый вопрос Тимура, вернувшегося вечером с работы домой.
   - Дерево, слонёнок, ёжик и осьминожка, - деловито отрапортовала жена.
   - Во даёт! - восхитился Загревский.
   - Весело тебе, да? А мне что-то не до смеха. Сегодня соседка заходила, так я еле успела этого осьминога в спальню затащить. Страху натерпелась.
   - Надо Тишку перепрограммировать на более длительный приём гостей в коридоре.
   - И ещё, чтобы вёл там светские беседы за закрытой дверью, - уточнила Наталья.
   - Натка, а ты вообще пыталась объяснить Богдану, что надо оставаться мальчиком Богданом, а не перевоплощаться направо и налево в кого заблагорассудится?
   - Да я только этим целый день и занималась. А он, чуть я отойду, снова в кого-нибудь превращается. Игра что ли у него такая? Так и норовит во что-нибудь новое преобразоваться. Беда прямо.
   - Слушай, у тебя ведь брат Венька - медик, учёный человек. Может, стоит показать ему Богдана? Посоветует чего-нибудь, - с надеждой глядя на жену, предложил Тимур.
   - Да я уже думала об этом. Веня, вообще-то, человек. Хоть и грубоватый, но надёжный, не проболтается. Вот только не знаю, в его ли это компетенции. Он что-то по поводу рефлекторных тенденций пишет, диссертацией сейчас занят.
   - Зови-ка Веньку к нам. Да только предупреди, чтобы без Шурки своей приезжал, а то уж больно язычок у неё длинный.
   Буквально на следующий вечер Вениамин приехал к сестре.
   - Ну, что тут наш больной? - профессиональным голосом медика спросил он.
   - 8 -
   Туча
   - Да здоровый он, Вень. Тут другое...Ты только не удивляйся.
  И Наталья с Тимуром начали наперебой разъяснять Веньке, что представляет собой их сын. По мере рассказа глаза брата всё больше округлялись, наконец, он не выдержал:
   - Вы хотите сказать, что Богдан может трансформировать своё тело, лепить из него, как из пластилина, любые фигуры и предметы живой материи?
   - И неживой тоже, - поддакнула Наталья.
   - Даже не знаю, что сказать... - Вениамин отвёл глаза, в самом деле не зная, какую из версий предпочесть - у супругов массовое помешательство или...
   - Вень, да ты сначала посмотри, потом говорить будешь.
   - А что, он у вас по заказу что ли трансформируется?
   - Не то что бы по заказу, но если дать книжку в руки с рисунками, тут же и превращается в то, что там нарисовано.
   Все трое направились в спальню, где в кроватке, устремив глаза в потолок, с мечтательным видом лежал Богдан. По его сосредоточенному взгляду было ясно. Что человек думает.
   - Здравствуй, Богдан, - бодро поприветствовал племянника Вениамин.
   - Драв, - вполне осмысленно поздоровался малыш.
   - Да, ты, я гляжу, вундеркинд! - и уже обращаясь к сестре: - Ускоренное психическое развитие. Редко, но случается.
   Тимур дал сынишке в руки первую попавшуюся книжку. Это оказался "Волшебник Изумрудного города" Волкова.. Не прошло и пяти минут, как Богдан начал надувать себе пузо, втягивать, укорачивая, руки и ноги, наращивать подобие соломенных волос на голове. За считанные минуты перед изумлённым дядей в кроватке предстал Страшила, правда, в Богдановой распашонке, чуть не лопавшейся у него на раздутом пузике по швам.
   - Обалдеть! - совсем не по научному резюмировал учёный.
  Взяв Страшилку на руки, он начал ощупывать его руки, ноги, голову. Сказочный герой с весёлой рожицей Богдана лыбился и что-то весело бормотал себе под нос.
   - Заканчивай осмотр, - строго велела Ната, - мы не разрешаем ему перевоплощаться. Богдан, превращайся скорее в мальчика.
   Малыш кивнул и быстро превратился в самого себя.
   Супруги умоляюще смотрели на Вениамина. Тот пожал плечами.
   - Ребята, с таким явлением я ещё не сталкивался. Я видел много страшных аномалий - младенцев с шестью пальцами, с двумя головами и даже с тремя глазами. Но чтобы трансформер?!... Такой формы живой материи не зафиксировано ни на одной из знакомых человечеству планет, не говоря уже о Земле. Одно могу сказать с определённостью: ему нельзя запрещать превращаться. Он делает это рефлекторно, я следил за его мышцами. Понимаете, эти трансформации ему необходимы для полноценного развития организма. Обычному ребёнку нужно для этого много двигаться, а вашему вундеру - трансформироваться. Он играет своим телом, развиваясь и физически, и психически. Для него это - наиважнейшее условие развития. В этом я уверен на 100 процентов.
   - Веня, - в глазах Натальи застыли слёзы, - а с этим ничего нельзя поделать? Ведь всё это ужасно. Как ему жить среди людей? Ведь изгоем станет.
   - Пока, естественно, будете прятать его от общества. Советую для трансформации отвести строго определённое время, как для зарядки, прогулки, ну и так далее. Скажем. Час после сна, час после гуляния и час перед ужином. Чтобы закрепить рефлекторную деятельность за определённым отрезком времени. Пусть себе превращается за закрытыми дверями. Ну а когда подрастёт, сам поймёт, что на людях трансформироваться нельзя. К этой мысли готовьте его уже сейчас. Богдана ни в коем случае нельзя показывать общественности таким, каков он есть на самом деле. Вспомните, чем закончилось дело с центаврианиным, прибывшим на Землю с познавательной миссией?
   - 9 -
   Туча
  
   - Его выдворили за пределы планеты, - в недоумении молвила Ната. - Но наш-то сын тут при чём? Он же землянин.
   - Вот именно. Его и выдворять будет некуда. А ведь центаврианин всего и навсего умел читать чужие мысли и разговаривать со всем живым миром, включая жучков-паучков, и всякие там растения. И тем не менее Совет безопасности Планеты счёл его пребывание на Земле опасным для цивилизации и человека, увидел в визите инопланетного разумного существа замысел дальнего прицела о незаметном завоевании нашей планеты путём постепенного внедрения чужаков, обладающих способностями, превосходящими способности землян. А ведь гость с Центавры просто цветочек безобидный по сравнению с вашим Богданом.
   - Ну и что Совет может предпринять в отношении Богдана, - в ужасе прошептала Наталья, уже заранее предвидя ответ.
   - Ты и сама догадываешься, Ната. Аннигиляция - вот что можно предпринять.
   - Неужели они просто так, ни за что уничтожат невинное дитя? - у Натальи дрожал голос.
   - Ты же знаешь, что космический кодекс позволяет идти на крайние меры ради спасения человечества, как разумной космической расы.
   - Да чем же может угрожать земной расе мой ребёнок? - сорвалась на крик мать.
   - Ната, не будь наивна, - брат сочувственно смотрел на сестру. - Во-первых, ребёнок он только пока, дети имеют обыкновение расти и превращаться во взрослых. Во-вторых, его неземные способности к трансформации, которые будут обязательно совершенствоваться с годами, дают ему неограниченную власть над Миром и людьми. Ты радеешь за своего малыша, но если любой другой матери объяснят, что её дитю грозит опасность от некоего непонятного трансформера, неизвестно как оказавшегося на Земле, не сомневайся, она двумя руками проголосует за аннигиляцию источника опасности. И будет, кстати, по-своему права.
   - Господи, ну неужели нельзя избавить ребёнка от этого... от этой дурной привычки? - Наталья едва сдерживала слёзы.
   Нат, ты меня слышишь вообще-то или нет? - сурово спросил Вениамин. - Повторяю для непонятливых: для Богдана телесная трансформация - главное условие развития. Это - не дурная привычка, он так растёт, учится, постигает мир.
   - Но ты можешь хотя бы объяснить, откуда это у него, почему он такой получился, - ошарашенный услышанным Тимур, наконец, решил задать основной, мучавший его вопрос.
   - Если бы Натка не была моей сестрой, если б я не знал тебя, Тимур, я бы подумал, что мальчик имеет инопланетное происхождение. Но поскольку я вас знаю, на инопланетян вы не тянете, я могу предположить лишь одно: Богдан - продукт случайной или намеренной генной мутации. Вот только под воздействием чего? Тимур, ты никогда не имел дел с каким-нибудь закрытым производством, может быть, с людьми из этого круга?
   - Никогда. Я вожу авто и аэротары на энергогелиевом топливе. Но у нас каждый второй ездит на таких машинах. Ни с какими физиками, химиками. Ядерщиками никогда знаком не был и дел не имел.
   - Нат, может, дело в тебе? - не унимался брат. - Вспомни, как протекала твоя последняя беременность. Не было в тот период чего-нибудь особенного, из ряда вон выходящего или просто непривычного?
   Наталья задумалась.
   - Вроде бы нет. Всё было как обычно. Считай, все 9 месяцев дома просидела, а летом у мамы на даче жила, специально на свежем воздухе и на экологически чистых продуктах с маминого огорода. Даже не болела ни разу.
   - 10 -
   Туча
   - Да, тяжёлый случай, - подвёл итого Вениамин. - Но я вам что скажу. Просто так ни с того ни с сего ребёнок-трансформер появиться не мог. Вы просто что-то упустили или не помните, а может быть, и не можете помнить. Радиация, например, без цвета и запаха, как её распознать? Мало ли под какое излучение вы могли попасть. Но знаете, ребята, если мы даже найдём источник, спровоцировавший мутацию, нам это ничего не даст. Богдан уже такой, как есть. Он генетически запрограммирован на трансформацию. Я, конечно, возьму у него все необходимые анализы, универсум-лаборатория всегда при мне, но с практической точки зрения это бесполезное дело. Человечество пока не достигло таких высот, чтобы запустить мутационный процесс в обратную сторону. Так что вам придётся устраивать, организовывать вашу дальнейшую жизнь с учётом особенностей Богдана.
   - Ты хочешь сказать, что нам всю жизнь придётся его прятать?
   - Всю не всю, но долго. Пока не повзрослеет и сам не сообразит, что ему во благо, а что во вред. А ты что, Натка, знаешь другой способ выживания в этой ситуации? - не без ехидства поинтересовался брат.
   - Вольно тебе над чужим горем смеяться, - укорила сестра.
   - Давай, Наталья, так, - в голосе Веньки зазвучали металлические нотки, - никакого горя нет. Мальчик жив и абсолютно здоров. То, что с ним происходит, происходит в рамках его генной структуры. Для него это норма. Горе - это, когда дитя рождается с врождённым пороком сердца или заболевает лейкемией. Со всеми остальными хворями мы научились бороться, да и сэтими уже справляемс, хоть и не на 100 процентов. А у тебя, сестрёнка, хвала Создателю, - не горе, а просто досадная непредвиденность, осложняющая ваш семейный быт, и не более того.
   Результаты анализов, проведённых Вениамином, как и ожидалось, не пролили свет на ситуацию. Венька растолковал Наталье:
   - У твоего сына одна хромосома имеет форму Z вместо Y. Мои предположения оказались верными - похоже на мутацию. Или...
   - Что "или"? - с надеждой спросила Ната.
   - Или мальчик действительно имеет какие-то инопланетные корни, о которых вы даже не подозреваете.
   - Это как же так? - удивилась Наташа. - Мы с Тимкой земляне, а сын инопланетянин?
   - Не знаю, Ната, не знаю, - раздражённо проронил брат. - У человека, как у биологического вида, другой набор хромосом.
   - Ты думаешь, что Богдан - не человек? - опешила сестра.
   - Чисто с биологической, физиологической точки зрения - нет, не человек, - мудрёно высказался Веня. - И я не знаю, как у вас мог родиться такой... неземной ребёнок. И откуда он подхватил этот чужеродный ген, я тоже сказать не могу. Это просто не в моей компетенции. А в остальном парень нормальный. Хорошая мышечная масса, головной мозг чуть больше нормы, кровь имеет человеческую природу. Правда, гормональный фон на порядок, а то и больше, активнее, чем у человека, но это лишь усиливает его жизнеспособность. Парень здоров и для своего возраста развит очень хорошо.
   Вечером на семейном совете , когда дети были накормлены и уложены спать, Наталья с Тимуром обсудили новую информацию и выработали дальнейший, можно сказать, перспективный план действий.
   - Готовься, Натка, стать домохозяйкой на долгие годы, - сказал муж. - в садик, как Кристьку, мы сына сдать не можем.
   - Нашёл о чём печалиться, - грустно пролепетала Ната. - Да Бог с ней, с работой. Одним оператором мобильной связи больше, одним меньше - какая разница. Не об этом я горюю. Я за Богдашу переживаю, прямо сердце за него изболелось. Человек должен расти в обществе себе подобных, общаться со сверстниками. Только так он может постичь школу жизни, неписаные законы человеческого общежития. Без этого не стать успешным.
   - 11 -
   Туча
  От его первых шагов в социуме будет зависеть его будущее благополучие, счастье, да вся жизнь. А наш мальчик обречён на одиночество. Это ужасно, ужасно, Тим!
   Наталья закрыла лицо руками, её плечи судорожно вздрагивали.
   - Натка, ну что ты, что ты... - пытался успокоить жену Тимур. - Не будем драматизировать ситуацию Нам Венька что сказал? Тим подрастёт, и ему можно будет объяснить, что нельзя трансформироваться на людях , дома, в отведённое время - пожалуйста, а на людях нельзя. А парнишка у нас с тобой смышлёный, а значит, всё правильно поймёт. Научим, чему надо, к школе, не волнуйся. Ну а до школы с родной мамой дома посидит. Я знаю много семей, чьи дети не ходят в детский сад. И ничего, растут не хуже других. А до школы Богдан научится различать, что можно, а что нельзя делать на людях. Наточка, давай не будем паниковать раньше времени. Твой Венька сказал, что изменить Богдана нельзя. Значит, надо учиться жить с учётом этого обстоятельства.
   Как ни странно, но слова супруга успокоили Наташу. Молодая женщина с благодарностью смотрела на мужа и кивала головой в знак согласия.
   С этого дня Загревские начали жить затворнической жизнью и по расписанию, строго спланированному так, чтобы во время прогулок Богдана видело как можно меньше людей. В качестве компенсации за вынужденную невозможность общения ему отвели целых 3,5 часа в день для любимого занятия - трансформирования.
  
   ГЛАВА 4. ТРАНСФОРМЕР
   Богдан рос на удивление быстро и по физическому и умственному развитию намного опережал детей своей возрастной группы. В год он уже хорошо говорил, делал интересные умозаключения и выводы. Был очень ласковым мальчиком, любил маму и папу, а Кристинку просто боготворил. Во-первых, потому что сестра, по уже сложившейся традиции, читала или рассказывала Богдаше сказки или даже истории из своей детсадовской жизни. А во-вторых, потому что Кристя всегда восторженно, искренне восхищалась его перевоплощениями.
   - Ма, иди сюда, - громогласно кричала девочка на весь дом, - ты только посмотри, какой ослик Иа у нас получился. Ну Богданчик, ну молодец, просто настоящий ослик. Мам, глянь, Богдан и волосики ему серенькие нарастил, и ушки, и хвостик.
   А однажды, зайдя к детям в спальню, Наталья чуть в обморок не упала, увидев перед собой ... сразу двух Кристин. Правда, одна из них была поменьше ростом. Богдан превращался в рамках своего веса и роста, лишь изменяя формы и пропорции тела. В остальном сходство было потрясающим. Богдан за последнее время очень преуспел в деле трансформирования. Но "Кристина" была просто его шедевром. Он сумел изменить цвет и структуру волос, с ювелирной точностью "нарисовать" тонкую переносицу с горбинкой, чуть приподнятые, будто от удивления, уголки губ, не забыл даже маленькую родинку на подбородке и шёлковый завиток волос на шее. "Кристина" была чудо как хороша и не уступала ни в чём оригиналу. Было очевидно, что сын день ото дня шлифует своё мастерство перевоплощения. Правда, выглядела псевдо-сестричка немного смешно из-за
  мальчишечьих шортиков и футболки.
   Картина была забавной. Но Наталья почему-то испугалась. Она сама не смогла бы объяснить причину своего внезапного волнения, но в душе поселилась тревога. Богдан впервые за свою пока ещё короткую жизнь трансформировался в конкретного человека. Это выглядело как-то нелепо, дико, противоестественно. И было понятно, что такие метаморфозы ни к чему хорошему привести не могут.
   - Сейчас же превращайся обратно,- голос матери срывался на крик, она впервые повысила голос на сына. А Богдан никак не мог понять, почему мама сердится, ведь он так старался, он хорошо сделался Кристей, сестре понравилось, а мама почему-то кричит.
   - 12 -
   Туча
   Малыш заплакал, и, роняя и размазывая по щекам горькие детские слёзы, начал процесс обратного превращения. От волнения, незаслуженной обиды он торопился, нервничал и никак не мог быстро и чётко обрести прежние формы. И снова у Натальи защемило сердце от жалости к мальчугану, нервно пытавшемуся угодить своей нетерпеливой бестолковой матери. Ну зачем я так, подумала Ната. Ведь Богдан совершенно ни в чём не виноват. Уж если кто и виноват, так это она сама, родившая такого сына. Венька, её умный брат Венька, говорил же ей, что Богдан так развивается, без перевоплощений он не может. Это же вроде зарядки для него.
   Наталья схватила сына на руки, прижала к себе и зашептала, заулюлюкала:
   - Богданчик, родненький, ты больше не превращайся в людей, я тебя очень прошу. Люди этого не любят. Они не захотят с тобой дружить.
   - Почему? - удивлённо спросил Богдан. - Кристе нравится, как я показываю.
   - Это потому, Богдаша. Что она твоя сестра, она тебя любит любым, как я и как папа. А посторонние люди будут сердиться. Ты меня понял?
   - Почему? - упрямо повторил вопрос ребёнок.
   - Почему, почему... - в отчаянии запричитала Наташа. - Если б я сама знала, почему. Просто не нравится, вот и всё. Существуют правила поведения. Например, считается не приличным ковырять в носу или перебивать взрослых, или есть кашу руками. Такие правила, понимаешь? И есть правило, запрещающее превращаться на людях. Это не-при-лич-но - по складам произнесла Наташа.
   - Не-пьи-лис- но, - подтвердил Богдан, кивая вихрастой головой, и уткнулся матери в плечо. Он уже забыл про строгий материнский окрик, слёзы высохли так же быстро, как и прыснули из глаз. Богдан был на редкость добрым и отходчивым человечком и на мать с отцом долго не обижался.
   Наташа чмокнула сына в щёчку и ушла на кухню, прихватив с собой дочь - надо было посекретничать.
   - Кристя, - когда они остались вдвоём, завела разговор Наталья, - ты не должна допускать таких превращений. Ты же старшая сестра и ты для него авторитет. Я очень надеюсь на твою помощь. В отведённое время мы разрешаем ему перевоплощаться в зайчиков-ёжиков, но в людей... Этого нельзя допускать. Ты меня понимаешь, доча?
   - Не-а, мам, не понимаю, - честно призналась дочь. - Богдаша так старался, и у него получилось, ты же видела, здорово получилось. Зачем за это его ругать? И почему в зайчиков можно, а в людей нельзя?
   - Вы с ума меня сведёте, - едва сдерживаясь, воскликнула Наталья. - Зачем? Почему? Я взрослый человек и я знаю лучше, что можно, а что нельзя. Когда-нибудь вы оба это поймёте, а пока ваше дело - меня слушаться и делать так, как я говорю
   - Понятно, - неохотно ответила Кристина.
  А Наталья подумала - вот кто настоящий защитник брата. Всегда его защищает. Всегда на его стороне. Хорошо, что она послушная девочка. Ведь в садике никому не проболталась.
   Кристина и в самом деле была хорошей покладистой дочерью, и даже когда не соглашалась с матерью, всегда держала её мнение в приоритете, мать была незыблемым авторитетом. Да. Кристя была послушным ребёнком, но ей так хотелось поделиться с подружками своей тайной - Богданом. Ведь такого брата, как у неё, не было ни у одной девчонки, ни у одного мальчишки. Пока Кристя ходила в садик, она успешно боролась с таким соблазном. А вот когда Загревская-младшая пошла в школу, и одна заводила в классе повела всех к себе домой показать чудесного пуделя, который умел считать и даже знал 4 буквы, Кристя не выдержала:
   - А у меня зато такой братик есть, какой вам и не снился!
   - Да какой же такой? - небрежно пожала плечами заводила класса Алина Вебер. - Вундеркинд что ли?
   - 13 -
   Туча
   - Вундеркинд - это что? Это так, ничего по сравнению с моим братом. Богдаша у нас трансформер, - замирая от смелости, с которой выбалтывала тайну чужой девчонке, и одновременно от страха, выпалила Кристина.
   - А это что ещё такое? - вздёрнула бровки Алина.
   - А это то, что он может в кого хочешь превратиться, - в запале выкрикнула Кристя. - Хоть в меня, хоть в тебя, хоть... да хоть вон в того кота.
   - Да ладно, рассказывай, - скорчила презрительную гримасу хитрая девчонка. - Не верю я в твои сказки. Где твой хвалёный братик? Что-то я его ни разу не видела. Покажи, как твой Богдаша превращается, тогда поверю. А так... У меня тоже богатое воображение, я сама что хочешь насочинять могу
   Губки девочки скривила презрительная усмешка. Весь её вид говорил: Кристька - вруша, мой пудель вот он, здесь, все его видят. А где твой брат?
   Этого Кристя стерпеть уже никак не могла. На карту был поставлен её авторитет в детском коллективе. А главное - было до слёз обидно, ведь она говорила чистую правду, а ей не верили. И чтобы не ударить в грязь лицом, из последних сил борясь с искушением, Кристя всё же бросилась во все тяжкие, так и не победив здравый смысл, шептавший голосом матери "нельзя":
   - Ты, Алинка, просто Фома неверующий. Верить или не верить, конечно, твоё дело, но это ничего не меняет, потому что брат-трансформер у меня всё равно есть, - сдерживая праведный гнев, нарочито небрежно сказала Загревская. - Ладно, уж покажу, раз ты такая не верящая. Только мама не любит этого. Говорит, что нечего из ребёнка цирк устраивать. Я, кстати, с ней согласна. Но уж так и быть, покажу. Только, чур, уговор. Поклянись, что никогда и никому об этом не проболтаешься. Это большой секрет.
   - Клянусь, - торжественно, как т подобает моменту, произнесла Алина.
   - Клянись своей собакой, - приказала Кристя для надёжности сохранения семейной тайны.
   - Клянусь своей собакой, повторила девочка вслед за Кристиной.
   - Приходи сегодня к трём. Мама в магазин уйдёт, а у нас как раз время трансформации тела будет. Роби Тишка впустит, я программу задам, - добавила она по-взрослому, стараясь подражать словам и интонациям матери.
   К счастью, детская психика легко адаптируется к любым новшествам и невероятностям. В назначенное время гостья пришла к Загревским, И Богдан, по просьбе сестры, охотно продемонстрировал свои недюжинные способности в деле трансформирования собственного тела, поочерёдно превращаясь в зайца, слоника и Кристину, а потом, уже "на бис" в саму гостью. С той минуты Алиса Вебер поняла, что проиграла битву за первенство в классе, и теперь лидером станет Кристина Загревская.
   Нельзя сказать, что Кристину совсем не мучили угрызения совести. Подспудно в душе шевелилось неприятное, тревожное ощущение вины. Однако девочка, не в силах долго находиться под её прессом, рассудила вполне в духе собственной самореабилитации - Ведь никто ничего не узнает, раз Алинка поклялась молчать собственной собакой. А раз никто не узнает, то и большой беды нет. Как жили, так и будем жить. Зато эта Вебер задаваться больше не будет".
   Однако, Кристя, по своему малолетнему недомыслию, не учла того, что у Алинки тоже есть своя логика на этот счёт. А Алинка, между тем, тоже заручившись страшной клятвой, рассказала про Богдана своей закадычной подруге Верке. История умалчивает о том, кому поведала секрет Кристины Верка, но в округе пополз слушок про необыкновенного мальчика, который, как из пластилина, лепит из своего тела любые формы и фигуры. Многие не верили этим слухам, другие допускали возможность чего-то такого, третьи верили, но наполовину, полагая, что не бывает дыма без огня - мало ли, может какой-то засекреченный эксперимент, новое слово в генной инженерии.
   - 14 -
   Туча
   Дело кончилось тем, что однажды Наталья, встретив на улице знакомую, была неприятно удивлена её приветствием:
   - Добрый день, Наталья Павловна, - щебетала знакомая. - Вы почему скрываете от нас своего чудесного сынишку? Говорят, он у вас необыкновенный мальчик, гениальный артист. Это правда, что он может воплощаться и пародировать любого человека?
   Замирая от страха и тревожных предчувствий, Наталья, тем не менее, взяла себя в руки и нарочито любезно ответила:
   - Способности моего сына явно преувеличивают. Обыкновенный ребёнок, правда, очень артистичный, но не более того.
   Дома Наташа рассказала мужу об этом разговоре. Тимур долго и тяжело молчал, наконец, изрёк:
   - Уезжать нам надо отсюда, Ната. Видать, рассекретили нас. Кристька проболталась. Да ведь какой с неё спрос, ведь ребёнок совсем. По любому с нас будет спрос.
   - Да куда же ехать-то, Тимка? Можно подумать, ждут нас с тобой где-нибудь.
   - Вот что. У Кристьки через неделю летние каникулы начинаются. Собирай детей и езжайте на всё лето к матери на дачу.
   - Мать посвятить придётся.
   - Вот и посвятишь. Она у тебя женщина надёжная, не сболтнёт. А я буду дом здесь продавать. Как управлюсь, к вам приеду.
   - А дальше? - в глазах Наты застыл страх. - Дальше-то куда, Тим?
   - К брату моему подадимся, - уверенно говорил муж. - Он звал как-то, помнишь? У них там какое-то новое производство открывается по сборке авто и -аэротаров, и им был нужен пилот-водитель-испытатель новой техники. Поеду, устроюсь на работу, дом в пригороде присмотрю. К новому учебному году обоснуемся. А медлить нельзя, Ната. Неровён час журналисты сбегутся, а следом, как мухи на мёд, учёные налетят. Раз слухи поползли, и визитёры появятся.
   Наталья не могла не согласиться с доводами супруга. Да и выбора у них не было - пришло время спасать своего Богдана, и ради этой цели семья была готова на любые невзгоды и лишения. Но, видно, Господь помогал Загревским в их планах и начинаниях. Этим же летом они съехали с насиженного места, а к началу нового учебного года обосновались в Зареченском районе, близ небольшого провинциального городка в Приуралье.
   ГЛАВА 5. НОВАЯ ЖИЗНЬ
   На новом месте Загревским понравилось. Во-первых домик они купили на отшибе, почти хутор. А это для них значило очень много. Местечко безлюдное, не на дороге и в то же время до города недалеко. Тимур спокойно отвозил Кристину в школу, а забирал обратно после школьного пост-клуба, уже возвращаясь с работы. Наталья с Богданом и Тишкой оставались дома безбоязненно и чувствовали себя вполне спокойно и вольготно.
   А для Богдана новая жизнь была просто рай земной. Прежде он всё время, почти безвылазно, сидел дома. Теперь в его распоряжении был и двор, и дом, и огород. Свежий воздух пошёл мальцу на пользу. Он посвежел, загорел, похорошел, стал ещё более подвижным и восприимчивым к познанию нового неведомого для него мира.
   Наталья завела небольшое хозяйство: кур и козу. Верный Тишка был перепрограммироавн ещё и на работу по уходу за живностью. На столе у Загревских теперь постоянно были свежие куриные яйца и полезное козье молоко. Новомодных искусственных суррогатов Наталья не признавала и была счастлива, что может кормить семью природными продуктами.
   А ещё Наталья завела собаку, большую беспородную дворнягу, случайно прибившуюся к дому. Несмотря на устрашающий вид, это было добрейшее существо, проникшееся чувством благодарности и любви к хозяевам, давшим ей кров.
   - 15 -
   Туча
   Тимур соорудил для Джексона (так назвали пса дети) конуру. А с наступлением холодов Джексона, к всеобщей радости семейства, забирали в дом. Богдан души не чаял в новом друге. Мальчик кормил собаку, бегал с ней по двору, а однажды Наталья застала потешную картину: утомившийся от беготни сын уснул прямо в собачьей конуре, прижавшись к шерстяному боку Джексона. Пёс и мальчик спали в обнимку, и на их мордочках было совершенно довольное умильное выражение.
   Богдан вообще очень любил гулять во дворе. Здесь он с удовольствием беспрепятственно преображался то в курицу, то в козу Дуняшку, то в Джексона. Правда, вскоре, освоив эти формы, он к ним охладел и стал искать, черпать новые образы из окружающего мира. Пытался воплощаться в стрекозу, в воробья, в кузнечика. Он даже научился сжимать биомассу до нужного размера. Уж как это у него получалось, одному Богу известно. Но, увы, пока его кузнечики не умели скакать, а стрекозы и птицы летать, хотя во внешнем сходстве он достиг совершенства. Не брезговал мальчик и старыми добрыми героями из мультиков и сказок. С удовольствием трансформировался в Микки Мауса, Снегурочку, кота Леопольда, крокодила Гену и даже привносил в их облик что-то своё, отличное от привычного образа. Как художник играет красками и формой для создания своего произведения, так Богдан играл своим телом лля воплощения в жизнь сказочных персонажей.
   Жизнь в загородном домике шла размеренно и спокойно. Галокомпьютер и телефон давали возможность общаться и с матерью, и с Вениамином. Дискет-тека держала в курсе литературных и книжных новинок. Так что Наталья не ощущала себя одинокой и покинутой. Будучи по складу характера человеком сугубо домашним, она не тяготилась отсутствием общества, светские рауты и тусовки никогда не являлись её стихией. Поэтому ощущения одиночества и заброшенности она не испытывала. Всё, что ей надо - муж и дети - были рядом, и чувствовала себя вполне довольной и счастливой. Единственное, что омрачало её радужное настроение, - это мысли о приближении школьной поры для Богдана.
   Мальчик был развит не по годам, и с этой точки зрения у неё не было повода волноваться за сына. Уже в пять лет он не только правильно, стилистически грамотно говорил, но и умел считать и писать, знал много стихов, с удовольствием без нажима со стороны взрослых, довольно бегло читал детскую литературу. Но при этом Богдан оттачивал и своё мастерство в трансформации. Если уж он превращался в Джексона, то его и невозможно было отличить от любимого пса, он копировал окрас, ободки зрачка, каждый коготок и волосок и даже собачьи усы и мокрую чёрную пуговку собачьего носа.
   - Как же он это делает, - не уставала удивляться Наталья. - Вот тебе и хромосома Z, и откуда только она взялась.
   - Да уж пора перестать удивляться, Натка, - весело посмеивался Тимур. - Ну родили мы с тобой уникума, так это ж ещё попробуйте, родите такого, не получится. Нам Бог Богдана таким дал, недаром мы с тобой его Богданом назвали. Всё сходится, Нат, всё так и должно было быть.
   В душе Наталья была полностью согласна с мужем. Она тоже не сомневалась в какой-то особой миссии сына, хотя даже не могла предположить, в чём именно она будет заключаться. Осознавая уникальность своего мальчика и даже гордясь ей, родители понимали так же, что в школе эти метаморфозы вряд ли будут вызывать столь же восхищённое умиление. Наталья и Тимур прекрасно помнили, какой шок испытали, увидев трансформацию тела сына впервые. Это были страх, ужас, какое-то гневное недоумение и даже брезгливость, сродни той, что испытывает человек, глядя, скажем, на паука или змею.
   " Боже, как же он будет жить, бедный мой мальчик? Надо начинать психологически готовить его к школе, внушать, что перевоплощение на людях неприлично и опасно".
   - 16 -
   Туча
  Супруги даже разработали целую методу: заранее контролировали сына в часы, которые он должен будет проводить в школе, чтобы будущий ученик привыкал в это время к воздержанию от перевоплощений. Им пришлось объяснить сыну, чем он отличается от остальных людей.
   - Ты не такой, как все, сынок, - объясняла мальчику мать. - Остальные люди, как папа, Кристя и я, не умеют лепить из своих тел другие. И если ты кому-нибудь покажешь, что ты это умеешь, люди сочтут тебя больным, ненормальным и положат в больницу.
   Однако Богдан, никогда не болевший и не посещавший медучреждений, не мог понять, чем больница хуже дома. Родители, как умели, объясняли ему это. И лишь единственный довод был удостоен внимания Богдаши и признан важным аргументом. Это то, что в больницу не пустят ни Кристю, ни маму и ни папу, и Богдану придётся всю жизнь прожить вдалеке от родных.
   - Тогда я в больницу не хочу, - заволновался ребёнок.
   - Вот и хорошо. И мы не хотим. Чтобы этого не случилось, ты должен запомнить одно-единственное правило: в школе и на людях превращаться ни в кого нельзя.
   - Даже в Дуньку? - сумрачно спросил сын
   - Ни в ко-го! - чеканя каждый слог, произнесла мать, будто старалась вбить это слово сыну в голову. - Ты меня понял, Богдан?
   - Понял, - недовольно буркнул Богдан.
   - Обещаешь?
   - Обещаю, мам. Я же не хочу жить в больнице без вас.
   - Ну вот и умничка, вот и молодец, - удовлетворённо произносила Наталья.
   Подобные разговоры в разных вариациях Загревские вели с сыном каждый день. Поэтому к школе Богдан был так напичкан их наставлениями, что, когда мать спросила его об основных правилах поведения на людях, мальчик уверенным голосом, будто читал по бумажке, отрапортовал:
   - Никогда не превращаться. Слушаться учителей. Учить уроки.
   Родители очень переживали за сына. Ведь он вырос на хуторе, вдали от людей, в тепличной обстановке любви и понимания родных. Затворнический образ жизни их семьи был единственным его опытом общения с людьми. Наталья с Тимуром не без оснований полагали, что Богдану будет трудно прижиться в детском коллективе.
   Однако их опасения оказались напрасными. Загревский-младший легко и свободно влился в жизнь класса. Для своих лет он был очень развитым ребёнком и умственно, и физически. А дети всегда очень чутко и точно, на интуитивном уровне, улавливают сильного и сами передают в его руки полномочия негласного лидера. Именно так и случилось с Богданом. Его живой ум, смекалка, начитанность, а ко всему прочему и добрый нрав, приветливость обращали на себя внимание сверстников и педагогов. Мальчик пользовался вполне заслуженным авторитетом как среди детей, так и взрослых. И роль лидера, сам того не осознавая. Он принял как должное.
   Богдан сдержал данное родителям слово. В школе он не позволял себе телесных метаморфоз. Зато уж дома навёрстывал упущенное. В кого он только не превращался! Кристина помирала со смеху, когда перед ней представал крепыш - физрук Пал Степаныч или математичка с пергидрольными волосами Инга Фёдоровна. Из школьного живого уголка он воспользовался образами ежа Боньки, Ворона Матюхи, попугая Лёхи и даже ящерицы Азы.
   Успевал Богдан одинаково хорошо по всем предметам, на 4 с плюсом, говорили учителя. Мог бы и на пять с тем же плюсом, но был для этого слишком подвижен и не слишком озабочен реноме отличника. По большому счёту Богдану было всё равно, какие отметки ставят ему педагоги. Мальчик был на редкость безамбициозен и не тщеславен. Зато у него были любимые предметы, в знании которых ему не было равных.
   - 17 -
   Туча
   Например, где-то в 8-9-ом классах он страстно увлёкся зоологией, биологией и анатомией. Педагоги в один голос утверждали, что ученик Загревский просто гений в этих науках, а его знания, чего скрывать, так глубоки, что до них далеко и некоторым вполне почтенным преподавателям названных предметов. Учителя считали, что мальчик после школы, вероятнее всего, будет поступать в медицинский центр обучения и пророчили ему большое будущее на этом поприще. И только зоолог Иван Иваныч был убеждён, что юноша прирождённый ветеринар. Сам же Богдан, когда речь заходила о планах на будущее, уклончиво отвечал, мол, пока точно не знаю, ещё не определился, там видно будет.
   Супруги Загревские тоже не сразу поняли мотивы столь повышенного интереса сына к живой природе и к сферам познания именно в этой области.
  
   ГЛАВА 6. ПРЕЖДЕВРЕМЕННЫЙ ЧЕЛОВЕК
   Как-то раз летом всё семейство отправилось на выходные в поход на речку Жемчужку. С палатками, рюкзаками, снедью, как положено. Дни стояли жаркие. Все четверо полезли в воду. Плескались, обдавая искрами радуги друг друга, ныряли, смеялись, в общем, дурачились от души.
   Богдан нырнул и... не вынырнул. Тимур, выждав несколько секунд, начал нырять вслед за сыном. Наталья, сама не своя от волнения и страха, зачем-то кричала: "Богдан, ты где? Богдан, отзовись!". И только Кристя, хватая мать за руку, пыталась успокоить обезумевшую от ужаса женщину:
   - Мам, не кричи, не надо, мам, он вернётся, ты только успокойся. Но Наталья вырывалась и продолжала выкрикивать имя сына. Когда Тимур в очередной раз вынырнул из воды, девушка, стараясь перекричать возгласы матери, намеренно визгливо завопила:
   - Слушайте меня! Я знаю!
   Вопль дочери отрезвил Наталью. Родители повернули головы к дочери.
   - Мам, пап, вы что, с ума сошли? Богдан просто в рыбу превратился. Он давно хотел. Даже в ванной пробовал, но у него не получалось. То есть внешне получалось, вот внутренности...Короче его рыба не могла плавать и вообще долго находиться под водой. Тогда он на сайт научный зашёл в компьютерный библио-клуб. Там все внутренности рыбьи даны и сама рыба в разрезе. Он мне тогда ещё сказал: "Я не я буду, если не смогу настоящей рыбой стать". Вот и стал. Пока вы плескались, я видела, как он превращался.
   - В кого же он превратился? - задал глупый вопрос ошалевший от неожиданности отец.
   - Точно не знаю, - пожала плечами Кристя. - На карася похож, но очень большой.
   - О Господи, - оседая на руки мужа, прошептала Ната. - Лучше бы уж в щуку какую-нибудь превратился, безопаснее как-то, не съест никто.
   - Ната, - Тимур с опаской смотрел на жену, - успокойся, какая тебе ещё щука нужна. Богдан знает, в кого превращаться.
   - А вдруг он потеряется и не найдёт дорогу к берегу? - чуть не плача, лепетала безутешная мать. - Он всё-таки не настоящая рыба. Как он будет ориентироваться в воде?
   - Мам, он настоящая рыба, только с человеческими мозгами. Если безмозглые рыбы знают, куда плыть, наш умный Богдан тем более сообразит. И вообще родители, пошли скорее на берег, я уже замёрзла с вами в реке беседовать. Богдашку можно и на суше подождать.
   Они вышли на берег, развели костёр, сварили суп из тушенки, запасливо положенной Натальей в рюкзак, вопреки протестам мужчин, желавшим готовить уху из пойманного улова., поели, помыли посуду у реки... А Богдана всё не было.
   Наталья ходила вдоль берега, вглядываясь в водную даль. Тимур с Кристиной сидели у костра. За их спинами шумел лес. Солнце давно ушло за горизонт, становилось сумеречно и неуютно. Тимур задумчиво ковырял палкой в костре, подбрасывал хворост в огонь.
   - 18 -
   Туча
   Тишину распорол звонкий крик Наты: "Богда-а-ан!" Из воды поднимался торс Богдана. Высокий стройный, очень ладно скроенный юноша, словно речной Аполлон вырастал из недр водной глади. Мать бросилась к сыну. Тимур с Кристей тоже побежали к реке. Наталья обнимала своего Богдашу, который уже на целую голову перерос не только её, но и отца. Кристя небрежно обронила: "Ну и поганец же ты, братец". Тимур, не зная радоваться ему или печалиться, тем не менее сурово сказал; "Никогда тебя, Богдан, пальцем не трогал, но сейчас ты заслуживаешь порки". Юноша виновато опустил кудлатую голову.
   - Да ладно вам, - обнимая сына, сквозь слёзы лепетала мать. - Слава Богу, живой.
   - Мам, прости меня. Мам, не плачь, а? - ломающимся баском просил Богдан. - Там, под водой, я время не рассчитал. Не учёл, что у рыб время по-другому течёт. А часов у меня с собой на плавнике не было, - попытался пошутить виновник маминых слёз. - Мне ведь казалось, что я совсем недолго плавал.
   - Сынок, больше так никогда не делай, - Наталья смотрела на сына умоляюще. - Я так испугалась. Мне было очень-очень жутко даже представлять тебя там, под водой.
   - Хорошо, мам, я больше не буду. Если куда соберусь, обязательно предупрежу и время правильно рассчитаю.
   - Чуть в гроб мать не вогнал, - бурчал Тимур
  И только Кристька, которая уже забыла, что минуту назад нагрубила брату, блестя любопытными глазами, спросила главное:
   - Богдаш, а как там вообще? Так же, как по гало-телику, когда команду Кусто показывают?
   - Не, Кристь, не совсем так. Хотя, похоже. Понимаешь, в кино мы видим зрительный ряд, даже в самом что ни на есть стереоизображении. И то не так, как видят сами рыбы изнутри. А они видят помимо глаз ещё и телом.
   - Как это? - хором воскликнули домочадцы.
   - Не знаю, как объяснить. Я и чувствовал чешуёй, и видел глазами подводные течения, пузырьки воздуха, касание водорослей и волн. У рыб всё по-другому. Они видят, чувствуют, осязают одновременно, у них сразу задействованы жабры, чешуя, даже кожа между чешуйками.
   Тимур с Натальей моча переглянулись. В эту ночь родители заснуть не могли. Когда дети, уютно расположившись в палатке в спальных мешках, уже спали крепким молодым сном, супруги, сидя у костра, говорили о событиях этого дня, о своих переживаниях, о будущем детей. И если будущее Кристины прорисовывалось достаточно определённо - скорее всего литературный институт, замужество, а дальше видно будет, то о будущем Богдана они боялись даже думать. Мальчик, по своим способностям и знаниям, мог поступить в любой научный учебный центр. Этот момент его дальнейшей биографии заботил родителей меньше всего. Их пугали его исследовательские наклонности. Сегодняшний "рыбий" эпизод показал, что Богдан научился копировать не только внешние признаки объекта, но и его внутренние структуры, его "начинку". Теперь он воплощал не только облик, но и весь организм особи. Раньше он превращался в бабочку, но не умел летать, в рыбу, но не умел плавать. С сегодняшнего дня ему это стало доступно. И это был "высший пилотаж" в области трансформирования тела. Богдан мог теперь быть не только похожим на рыбу, птицу, зверя, он мог теперь ими быть. Сегодня он открыл для себя подводный мир. И он ему понравился. Где гарантия, что завтра он не захочет стать медведем, волком, лисом и не уйти однажды вот в этот страшный лес, темнеющий сейчас у них за спинами. А может, ему понравится быть ящерицей в пустыне или птицей в небе? Вот такими страшными, с материнской точки зрения, мыслями и предположениями делилась Наталья с мужем в ту ночь, сидя у костра близ речки Жемчужки, возле палатки, где мирно спали их дети.
   - 19 -
   Туча
   - Что делать, Тимур? - с придыханием спрашивала Ната. - Нам не удержать его. Перед ним открыто столько возможностей... Нам и не снилось.
   - Натка, - пытаясь рассуждать здраво, успокаивал супругу Тимур, - но ведь это хорошо, когда у человека много возможностей для познания мира. Наш Богдан богаче любого человека на Земле.
   - Да правильно, правильно ты всё говоришь, - отмахивалась Наталья. - Я о другом. А вдруг ему понравится где-нибудь в море, тайге, пустыне, в небе больше, чем здесь, среди людей? Тима, ведь я не переживу, если он уйдёт от нас навсегда.
   - Ну, это ты куда-то не туда... - растерялся муж, но быстро сориентировался, - Богдан человек. Он не сможет жить вне разумных существ. Ну подумай сама, станет наш Богдан всю жизнь общаться с бабочками или воробьями-пескарями? Для него превращение в животного - это способ познания мира изнутри, глазами самого волка, или ворона, или кого там ещё. Это способ познания и удовлетворения своего природного человеческого любопытства, и не более того. В конце концов геологи уходят в экспедиции, моряки в море, лётчики в небо, но все они возвращаются на Землю и живут своей жизнью среди людей. И заметь, у каждого из них есть матери, жёны, родня.. И все ждут своих из рейсов, походов, экспедиций. Рано или поздно, Ната, все дети улетают из родимого гнезда. И мы с тобой, как любые родители взрослых детей, окажемся в таком же положении. Вот и всё. Это закон жизни. И нам его не обойти.
   - Не знаю, Тимка, - задумчиво прошептала Наталья, - у меня какое-то тревожное чувство. Я понимаю, что ты прав, что в твоих рассуждениях есть логика и резон. Но моё сердце подсказывает мне, что человеческая логика и людские резоны не для нашего Богдана. Тимка, он ведь совсем, совсем другой. Он самый родной для меня человек, уж извини дорогой, роднее тебя и даже Кристи. Наверное потому, что родила его не таким, как все и боялась и страдала за него душой больше, чем за Кристю. Он был как будто неземной, мне всё время казалось, что я единственная, кто может защитить его от чужого инородного для него мира. Сначала я боялась, что из него сделают подопытного кролика. Потом боялась, что его убьют злые, завистливые, глупые люди, если нам не удастся держать нашу тайну в секрете. Теперь я боюсь, что он уйдёт в какой-то другой мир, который почему-либо окажется для него лучше и интереснее этого. Боюсь, что не сможет встретить свою любовь, потому что, согласись, не каждая женщина примет и полюбит человека-осьминога, или рыбу, или зайца, не важно кого. Я боюсь, что наш сын будет обречён на одиночество и скитания, на невостребованность в мире людей. Быть может, он преждевременный человек, а? Как ты думаешь, Тим?
   Тимур молча смотрел на языки пламени догорающего костра. Когда он поднял глаза на Наталью, она увидела них... нет, не страх, но обречённость затравленного зверя. Пожалуй, впервые Наталья поняла, что и Тимур все эти годы не меньше неё переживал и страдал за сына, только не хотел показывать это жене, потому что понимал её состояние. И для него, как и для неё, Богдан был выстраданным ребёнком. Тимур разделял с ней все её опасения, но старался при этом сохранить дух оптимизма и спокойствие в семье.
   - Знаешь, Ната, - подбирая слова, тихо заговорил Тимур, - я думал об этом тысячу раз.. И уж коли зашёл у нас такой откровенный разговор, скажу тебе всё. Я не знаю, так это на самом деле или не так, но без инопланетного вмешательства тут не обошлось. Так я думаю. Вот твой Вениамин сказал тогда: или инопланетяне, или мутация. А почему "или"? И то, и другое, так мне сдаётся. Да, мутация, но спланированная каким-то более высоким разумом извне. Кто-то целенаправленно воздействовал либо на тебя, либо на меня, в результате чего и родился наш сын-мутант. Но ведь от этого наш сын не перестаёт быть нашим. Он внешне похож на меня, характером - мягкий. Покладистый, добрый, как ты. А вот трансформация тела - это, я думаю, инопланетная задумка. Вот только для чего? С какой целью? Ты слово употребила "преждевременный человек". А так ли это, Наточка?
   - 20 -
   Туча
  А может быть, они считают, что уже наступило время таких людей, как Богдан. Может, он не преждевременный, а как раз своевременный. Может быть, он - пробный камень, чей-то эксперимент.
   - Масштабно мыслите, родители, - услышали за спиной голос Богдана изумлённые Загревские. - И в правильном направлении. Да не волнуйтесь вы так. Я же уже взрослый. Вы что, считали, что я до сих пор нахожусь в неведении относительно своей непохожести на других. Я полностью разделяю папину точку зрения на вопрос о моём происхождении. Когда я был помладше, я даже навоображал, что ты, мам, уж прости сына-дурак, согрешила с каким-нибудь трансформером с Ориона или Альфа Центавры. Но это у меня скоро прошло. Надо быть слепым, чтобы не заметить своего сходства с отцом. Вот тогда-то я и начал шерстить все научные и околонаучные сайты на темы мутации, высшего разума, инопланетных цивилизаций. Увы, конкретики там мало. Земная астрономия и космонавтика достигли многого, но для понимания моей проблемы этого мало. Однако наличие во Вселенной инопланетного разума в наше время уже никем не ставится под сомнение. Короче говоря, родители, я своим умом дошёл до той же мысли, что и ты, пап. Я - мутант, объект инопланетного эксперимента.
   - О, Боже, сынок, как же ты живёшь с этой мыслью?
   - Хорошо, мам, живу. Мне даже интереснее жить, чем остальным. Я от вас скрывал, но ведь я уже птицей был, летал. Да вы представить себе не можете, как это здорово - летать!
   - А где интересней, на небе или под водой? - раздался неожиданно голос Кристины. Оказывается, она, услышав разговор, проснулась и вышла вслед за братом из палатки.
   - Кристька, подслушиваешь? - шутливо пожурил Богдан.
   - Да прям. А то я ваших тайн не знаю, - хитро прищурилась сестрица. - Правда тут у вас разговор и впрямь интересный. Не хочешь - заслушаешься? Так где тебе всё-таки больше нравится, в небе или под водой?
   - Под водой, - уверенно сказал Богдан. - Там интереснее наблюдать. А в небе лучше двигаться. Ощущения другие. Воду как бы преодолеваешь, она обволакивает. А воздух... он расступается, в небе свободнее, чем под водой и лёгкость, будто у тебя тела нет и вовсе.
   - Эх, братишка, а ведь я тебе завидую, - вдруг призналась Кристя, - с детства завидую. Да не бойтесь, по-хорошему. Когда маленькая была, тоже пыжилась, изо всех сил старалась в осьминога превратиться и никак не могла понять, почему у малолетнего братика это получается, а у меня, у взрослой девочки - нет. Богдаш, а помнишь, как ты меня от чужого дядьки защищал?
   - Ну-ка, ну-ка, что за чужой дядька? - заинтересовалась Наталья.
   - Да тебя, мам, дома не было, ты в город поехала, а меня с Богдашей оставила. Мне лет тринадцать, наверно, было начала вспоминать Кристина. -. Какой-то грибник возле хутора откуда ни возьмись оказался, я и не заметила, как подошёл, и за руку меня хвать и тащить. Маньяк, наверное. Так Богдашка не растерялся, быстренько в нашего Джексона превратился, да ещё морду себе злую сделал, слюна из пасти капает, и как бросится на дядьку, а вслед за ним и настоящий Джексон налетел.
   - Видели бы вы, как этот прохиндей улепётывал! - ломающимся баском засмеялся брат.
   - А ведь мне даже ничего не рассказывали, - обиженно вскинулась Наталья.
   - А чего тебя лишний раз волновать? - искренне удивился сын. - Справились же сами.
   - Да, справился ты здорово, - похвалила Кристя, - а я с тех пор так и завидовала тебе, что сама так с обидчиком поквитаться не могу. Иногда знаешь как хочется в какого-нибудь монстра превратиться, чтобы раз и навсегда отбить охоту даже приближаться ко мне.
   - Интересно, Кристька, а в кого тебе хочется превратиться, когда к тебе твой Макс подходит? - поддел сестрёнку Богдан. - Наверное, в молодою Вертинскую или Афродиту.
   - 21 -
   Туча
   - А вот и не угадал, - парировала сестра. - Я бы хотела превратиться в чучело, в бабку-ёжку. Красавицу любой полюбит, пусть полюбит меня в некрасивом обличье. Вот тогда это настоящая любовь.
   - Максимализм молодости, - философски изрёк брат. - Давай-ка я сейчас в крокодила самого настоящего превращусь, посмотрим, как ты будешь братца любитьи в зелёную клыкастую морду целовать.
   - Ой, ой, напугал, - преувеличенно сердито буркнула сестра. - Уж если я осьминога не испугалась... Ты думаешь, что ты был таким уж красавцем - осьминогом?
   - Эх, послушал бы нас кто-нибудь сейчас со стороны, - вдруг весело рассмеялся Тимур. - Четверо сумасшедших, семейка Адамс, ей-ей. Сидят возле костра, всерьёз говорят об инопланетном происхождении сына, о крокодилах, осьминогах и мутациях.
   - Да уж, колоритная картина, - поддержал отца Богдан. - А ты, Кристька, чем мне завидовать, лучше замуж выходи за своего Макса.
   - Ты что такое говоришь, Богдан? - заволновалась Наталья. - Да ей всего-то 18 лет. Пусть институт закончит. Успеет ещё замуж.
   - А я думаю, что 18 более подходящий возраст для замужества, чем, 118. Как бы поздновато не было, - не сдавался Богдан.
   - Мам, тут я с Богданом согласна. Да чего ты побелела-то вся? Акселерация семимильными шагами наступает, в 20 уже перестарком буду. Да я же не говорю, что прямо сейчас замуж выхожу, но всё же готовься. Эх, брат, хотела бы я вот такого сыночка-трансформера родить. Это ж какие перспективы у ребёнка будут! Как жить-то ему интересно будет! Мам, поделись опытом, как у тебя Богданчик таким получился.
   - Да ну вас к Богу в рай, запутали меня совсем, - отмахнулась Наталья. - Я то всю жизнь переживаю, что родила не такого как все, на одиночество родную кровиночку обрекла, а дочь именно такого родить хочет. С ума с вами сойдёшь, не дети, а недоразумение какое-то.
   - Да ладно, мам, чего ты завелась-то? - Богдан приобнял мать за плечи. - Что-то я не чувствую никакого одиночества. Так что зря ты всю жизнь страдала. И вообще родители, вы сегодня не спали совсем, идите-ка в палатку, поспите. А то уже светает.
   ГЛАВА 7. ТРОЕКРАТНЫЙ ВЕЗУНЧИК
   После того ночного разговора у костра семья Загревских ещё больше сплотилась и сроднилась. Теперь все четверо были объединены не только общей тайной, но и общим единым пониманием сути происходящего. Наталья с Тимуром поняли, что их дети уже выросли и готовы к самостоятельным решениям и поступкам. Брат с сестрой нашли в родителях союзников своих мыслей и идей. Теперь все четверо говорили на равных без скидок на возраст и жизненный опыт. Поэтому, когда речь зашла о планах Богдана на будущее, сын объяснил домочадцам, что после школы намерен поступить в Центр естествознания на зоологический факультет и одновременно на заочное отделение ихтиологии и орнитологии. Направленность мыслей сына была очевидной - он хотел досконально изучить животный мир планеты
   - А дальше-то что? - спросил Тимур. - Ну выучишься, сможешь более грамотно трансформироваться, хоть в зверушку, хоть в пичужку.
   - Честное слово, пап, пока не знаю. Я знаю только, что мне это интересно, что я смогу узнавать живую природу и по книгам, и по личному опыту. Я ведь уже эмпирическим путём постиг, какой разный этот наш мир, если смотреть на него глазами рыб, птиц и зверей. Совсем не такой, каким видят его люди. Если я точно воссоздам их органы зрения, слуха и осязания, я буду доподлинно знать, какой он, звук, запах, цвет в восприятии братьев наших меньших, наших же сопланетников.
   - Богдан, - вступила в разговор Наталья, - но ведь тебе придётся уехать от нас. В нашем захолустье нет института, а уж тем более Центра естествознания.
   - 22 -
   Туча
   - В Ижевске есть, в Липецке. Но я в Москву поеду. Говорят, там профессура лучше.
   В свой срок Богдан уехал в Москву. Кристина поступила в Литературный и вышла замуж, правда не за Макса, а за Антона, преподавателя лингвистики Литературного Центра. У Антона был небольшой дом в городе, где и поселились молодые.
   - Наталья и Тимур остались на хуторе.В сущности, надобности в затворнической жизни у них теперь не было. Но они привыкли к своему дому, к природе, хозяйству и не тяготились хуторской жизнью. Сила привычки. По детям, конечно, скучали. Но общались с ними регулярно, спасибо гало-компьютерной Интернет - связи. И были в курсе дел и дочери, и сына.
   После первого же семестра на каникулы Богдан приехал домой. Наконец, они были опять все вместе, вчетвером. Кристина исхитрилась оставить мужа дома. Антон не был посвящён в их семейную тайну, а поговорить хотелось откровенно, так, как они и привыкли, без оглядок и дозирования информации.
   После поцелуев и объятий все уселись за празднично накрытый стол. Улучив подходящую минуту, Богдан сказал:
   - Дорогие мои домочадцы, мне нужно вам сказать кое-что важное. Мам, сначала несколько уточнений. Поправишь, если я где-то ошибусь. Итак, я родился 21 мая 2139 года. В городе Заволжске. В роддоме на улице...
   - На улице Коперника, - подхватила Наталья, - пока всё правильно, сынок.
   - Мам, сколько ещё женщин рожали с тобой в тот день?
   - Ну уж это я, наверно, и не помню. Хотя... кажется, припоминаю. Справа от меня было две койки. Одна, Оля, кажется, девочку родила, другая через день мальчика. Мы с мамой той девочки, с Олей, как раз накануне родов обе под страшный ливень попали. Такой странный ливень был, и туча странная, как будто ниоткуда взялась. Не было, не было, и вдруг нате вам средь ясного неба яйцо свинцовое рыхлое образовалось, и дождь ливанул. Мы ещё с этой Олей удивлялись, как не простыли тогда, ведь вымокли до нитки. Я без зонтика шла, налегке совсем, а он как из ведра. Вообще-то потом об этом много в газетах писали и по гало-связи тоже: "туча-уникум", "туча ниоткуда", "феномен природы", "Заволжский ливень". Но мне уже не до тучи той было, тебя, Богдаша, надо было растить.
   - Мам, наши с Алей догадки подтверждаются, - радостно воскликнул сын. - Образно говоря, с ней оба выходцы из той феноменальной тучи.
   - Допустим, выходцы вы из маминых животов, - поглаживая своё заметно округлившееся пузо, провозгласила Кристина
   - Подожди, какая Аля? При чём здесь туча? Ничего не понимаю, - растерянно зачастила Наталья.
   - Аля, Алина, - это та самая девочка, которую родила та самая Оля, с которой вы попали под тот самый ливень в тот самый день, когда родили нас, ты - меня, А твоя Оля - Алину. Понятно?
   - Начинаю понимать. - неуверенно произнесла Наталья. - Но при чём тут...
   - Я объясню, мамочка, только не нервничай. Алина - такая же как я, она тоже трансформер.
   За столом воцарилось недоумённое молчание.
   - Ну что вы застыли, как сфинксы в жаркий день? - рассмеялся Богдан. - Да, я не одинок. Аля тоже может превращаться, как и я, в кого угодно. Мы с ней были озадачены одним и тем же вопросом - откуда мы такие взялись. И выяснили, что мы оба родом из одного города и родились в один день. Аля рассказала мне про ту тучу со слов своей мамы. Вот я и решил у тебя узнать, поливало тебя из той тучи или нет. Мам, всё сходится.
  И я, и Аля, мы оба мутанты, потому что наши мамы попали в день родов под тот дождь.
   - Похоже на правду, - резюмировал Тимур. - Я ведь тот день тоже помню. Всё корил себя, что маму тогда сам в роддом не мог отвезти.
   - 23 -
   Туча
   - Подожди, Тим, - перебила мужа Наталья. - Богдаш, а как вы с Алиной друг про друга-то узнали?
   - Подсмотрел я за ней. Она за углом стояла, думала, что её никто не видит. Ну и рефлекторно видоизменялась, глядя на картинки в глянцевом журнале. Смотрю - у девушки грудь тихонько увеличивается, ноги удлиняются, лодыжки худеют. Я сразу смекнул, что это такое. Я-то знаю как это бывает. Я сам себя в детстве сколько раз ловил на рефлекторном переконструировании тела под воздействием книжных картинок. И никак в толк не мог взять, почему вы меня ругаете за это. Ну а потом научился себя контролировать и сдерживать свои порывы к телосозиданию.
   - Ну а дальше-то что? Ты к ней подошёл? Она тебе сразу понравилась? Не томи, Богдан, - засыпала брата вопросами любопытная Кристя.
   - А дальше, Кристька всё просто. Подхожу я к ней и так небрежно, невзначай спрашиваю - "Что забылись немножко, расслабились? Ай-яй-яй, мамы на вас нет, она бы сейчас отругала". Откуда Вы знаете?" - это она мне, а в глазах испуг. А я возьми и ляпни: "Знаю, потому что сам такой же". Она хотела развернуться и уйти, а я тогда по сторонам глянул, смотрю, нет никого, развернул её лицом к себе и быстренько у неё на глазах удлинил себе нос и поменял цвет бровей, а потом так же быстро вернулся в прежний облик. Тут она мне, конечно, поверила. Вот так мы с ней, Кристя, и познакомились. Никакой романтики, как видишь, голая правда жизни.
   - Сын, у тебя это серьёзно, - спросил Тимур.
   - Серьёзнее не бывает. Мы оба так рады, что встретились и познакомились. Это же какое везенье! Нас, может, всего двое таких на всей Земле - трансформеров. Мы ведь друг друга как никто другой понимаем и не боимся, и скрывать нам друг от друга нечего. Тут, пап, тройное везение. Во-первых, родились в один день трансформерами, во-вторых, встретились, несмотря на то, что жили в разных концах страны, и, в-третьих, понравились друг другу, как мужчина и женщина, и вообще... - Богдан сконфуженно опустил глаза. - Я, оказывается троекратный везунчик. Так-то вот!
   Господи, счастье-то какое. Сыночек! - облегчённо выдохнула Наталья. - Я ведь всю жизнь боялась, что не сможешь ты счастливым быть среди людей, что проклинать меня будешь за то, что родила тебя таким.
   - И с чего ты это взяла, - недоумевал Богдан. - Да мне кажется, будь я таким как все - я бы с тоски помер. Я не знаю, как можно жить, не превращаясь. Это же так интересно. Вот все спорят насчёт того, что такое счастье. А, по-моему, счастье - это, когда тебе интересно жить. А мне очень, очень интересно.
   - Слушай, да у нас, братец и романтик, и философ в одном флаконе.
   - Твоя правда, сестрёнка. Я просто видел окружающее глазами других существ, я был в их шкуре. Этот опыт располагает к философии. Мы с Алиной...
   - Ой, Богдаша, не сходит у тебя Алина с языка, - заговорщически подмигнула брату Кристина. - Веришь, никак не могу представить тебя влюблённым. Интересно, как ты ухаживаешь за девушкой?
   - Ну как... как-то само собой всё получается. Понимаешь, мы с Алиной так счастливы обществом друг друга, что нам везде вместе хорошо. Вы вряд ли понимаете, насколько человеку необходимо общение именно с себе подобным. Мы были с детства лишены такой возможности, нет, с вами мне было очень хорошо, не думайте. Но хотелось, чтобы кто-то так же, как ты сам, понимал, что перевоплощение - это нечто сродни творчеству, разделял твой восторг от успехов, радовался новым созданным образам. Вот такое понимание, такое слияние даёт нам с Алиной наша любовь. Представляете, мы нашли с ней такое заповедное местечко, за городом, вдали от населённых пунктов и дороги. И мы там в кого хочешь превращаемся. Очень любим в птиц трансформироваться, в жаворонка, например. И летаем вместе
   - 24 -
   Туча
   - Это какого же размера жаворонки у вас получаются?
   - А, - отмахнулся Богдан, - я совсем забыл вам рассказать. Мы с Алиной освоили способ изменения массы тела до нужных размеров.
   - О, Господи, - простонала Наталья, - это ещё что такое?
   - Меня Алинка научила. Я об этом тоже думал, но до практики ещё не дошёл. Алька умная, ужас! Истина, говорит, в том, что мы можем быть какими захотим. Под воздействием силовых потоков собственного разума можно сжать тело до размеров пространственной точки, а можно расширить до уровня видимого и даже невидимого пространства. Она мне показала, как это делается. Ничего сложного, у меня с первого раза получилось. Так что теперь мы ничем не отличаемся от той флоры и фауны, среди которой живём и в которую решаем преобразиться. Жаворонок как жаворонок. Только мы с Алей придумали, чтобы не потеряться, окрасить свои перья на грудке в розовый цвет. Очень удобно, издалека друг друга узнаём.
   - Богдаш, а вы, что же, перед превращением-то раздеваетесь?
   - Ну да. Не в брюках же мне летать. Я, пока трансформируюсь, запутаюсь в них.
   - То-то ты в детстве всё норовил одежду с себя скинуть, - вклинилась в разговор мать, ошеломлённая рассказом сына.
   - Так вы что же, голышом друг перед другом предстаёте? - не унималась Кристя.
   - Конечно. А чего здесь странного? Тело оно и есть тело, мы всё равно его постоянно меняем, как хотим. Для нас тело не самое важное, - изумился вопросу сестры юноша.
   - Н-да, похоже, у трансформеров и психология совсем другая, не как у людей, - многозначительно изрекла Кристя.
   Когда каникулы закончились, Богдан, прощаясь с родителями, обнял мать.
   - Мам, ты за меня не волнуйся. Я нигде не пропаду - ни в море, ни на земле, ни в небе. Все дороги передо мной открыты. И я счастлив, мама. Очень счастлив.
   Наталья. Утирая непрошенную слезу, прижала сына к груди и прошептала:
   - Вот и слава Богу, сынок. В добрый путь, мой мальчик.
   Отец, внешне скупой на проявления нежности, нарочито сурово сказал:
   - В следующий раз Алину с собой привези. Не знаю уж, как там у вас, трансформеров, а у нас, простых людей, принято невесту с родителями знакомить.
   - Да ладно, па, что ты от меня своей человеческой сутью отгораживаешься? Я, как ни крути. Тоже человек, и ничто человеческое мне не чуждо. Привезу вам Алинку, обязательно привезу. Она вам понравится.
   ГЛАВА 8. ПРЕДНАЧЕРТАННОСТЬ
   Богдан выполнил своё обещание. Правда, не так скоро, как хотелось бы Загревским. В родительский дом вместе с Алиной они приехали уже после защиты дипломных работ.
   Алина оказалась курносой веснушчатой, довольно пухлой блондинкой. Миленькая девочка, но совсем не красавица. Впрочем, ей можно было простить что угодно, тем более непритязательную внешность за один только взгляд, каким одаривала она Богдана всякий раз, когда смотрела на него. А смотрела на него она постоянно. Да и Богдан был как-то по-особому нежен со своей избранницей. Глаза у него делались масляно-ласковыми при виде Али, а голос вибрирующее певучим. Наталья с Тимуром сразу поняли, что перед ними два влюблённых счастливых человека, что они именно пара. Эти двое будто лучились изнутри, и казалось, что струящееся вокруг них сияние - общее, одно на двоих..
   Богдан, чтобы предотвратить неуместные вопросы, сразу поставил родителей в известность:
   - Это - моя жена. Не сердитесь, мы с Алей не расписаны и расписываться не собираемся.
   - Почему? - наивно спросила Наталья.
   - Да зачем нам это, мамуль? Мы с Алей связаны гораздо более крепкими узами.
   - 25 -
   Туча
  
   - Но в церкви мы венчаны, - поспешила разрядить обстановку Алина. - И своих я уже тоже ввела в курс дела.
   - Ну что ж, и на том спасибо, - ворчливо промолвил Тимур, - хоть вводите родителей в курс дела. А чего штампа-то боитесь?
   - Да не боимся мы , пап. Он нам просто не нужен.
   - Да и сами паспорта нам не очень-то нужны, - как эхо вторила за мужем Аля.
   Богдан укоризненно посмотрел на подругу, дёрнув её за руку:
   - Ну что ты всё сразу? Ведь договорились...
   - Нет уж, давайте выкладывайте сразу и всё. Нечего в кошки-мышки играть, - в два голоса загомонили отец с матерью.
   - Ну ладно, не хотел я так сразу, думал подготовить вас постепенно. Да может, и к лучшему. Всё равно разговора этого не избежать.
   - Да в чём дело-то? - не в силах сдерживать нарастающую в груди тревогу, воскликнула Ната.
   - Мам, не волнуйся только. Нет поводов для тревоги.
   - Мы просто размышляли тут с Алиной о нашем будущем, о планах на жизнь, так сказать. Но наши планы не совсем обычные. Они вам могут не понравиться. Но вы же у меня замечательные, всё понимающие родители...
   - Короче, сын, давай без лишних предисловий, - перебил отец.
   Богдан посмотрел на строго-обиженное лицо отца, на испуганные, какие-то затравленные глаза матер, перевёл взгляд на Алину, будто ища у девушки поддержки, вздохнул и...
   - Понимаете, - вдруг услышали все приветливый звонкий голосок Алины, - мы с Богданом хотим жить разными жизнями. Мы хотим исследовать жизнь на практике собственного трансформирования тел в разные формы и ипостаси жизни. Уж раз Бог дал нам такую возможность, грех ей не воспользоваться, ведь правда?
   - Алиночка, мы ведь с отцом в научных центрах не учились. Ты уж нам как-нибудь попроще объясни.
   - Да что непонятного, Ната? - Тимур был явно раздражён и не скрывал этого. - Хотят жить рыбами, черепашками, бабочками, червячками, птичками, кем угодно. Только не людьми.
   - Ну зачем ты так отец? - укоризненно покачал головой Богдан. - Всё гораздо сложнее и проще. Вам трудно это понять, но вы попробуйте, хотя бы попытайтесь. Ведь мы С Алиной не враги сами себе. И если мы пришли к определённому мнению, значит, всё взвесили, предусмотрели. Это - решение не бухты-барахты. Мы хотим избрать для жизни небесную стихию. Я вам не рассказывал, но под землёй мы уже были в качестве кротов и корневищ деревьев. Кстати, потрясающее ощущение, ни с чем не сравнимое. Слов таких нет. Чтобы описать. Дерево живёт сразу тремя стихиями - землёй, водой и воздухом. Оно чувствует осязает вибрации жизни всех стихий. И хотя у растений нет органов зрения, мир дерева не менее многолик и интересен, чем мир человека. Но это - жизнь совсем в другой проекции, в другом пространственно-временном формате. Под водой мы с Алей тоже жили, обыкновенными подлещиками. И это тоже совсем-совсем другой мир, с другими законами, формами, ощущениями и заботами. Но мы хотим избрать своей стихией небо. В нас слишком сильна жажда к путешествиям, к многообразию форм, к перемещениям в пространстве. Людям это тоже свойственно, только они используют с этой целью всякие машины: поезда, авто, аэротары и т.д. и т.д. Птицам это не нужно. Они преодолевают огромные расстояния, управляя своим телом. Птица свободна, маневренна, по своей биологической и физиологической структуре она ближе остальных видов живой материи к нам, трансформерам.
   - 26 -
   Туча
   - Ну да, саркастически усмехнулся отец, - будете в небе летать, на земле зёрнышки и червячков клевать, в гнезде птенцов высиживать
   - Пап, не делай из себя примитивиста, тебе это не идёт. Разум-то у нас остаётся человеческим. Поэтому вряд ли мы с Алькой позаримся на червячков и мошек. А зёрнышки...почему бы и нет. Я пробовал - вкусно.
   - Ладно, сын, не сердись, я просто старомодный папаша. Ну объясни ты мне, ретрограду и консерватору, чем вам плохо в человечьем обличье - с руками, ногами, головой. И зачем, во имя чего надо превращаться в ворону или в цаплю какую-нибудь. И стоило ли так много учиться, чтобы по окончании учёбы вычеркнуть себя из человеческого бытия и переместиться в птичий мир? Не могу я своими человеческими мозгами понять вашу мятущуюся трансформерскую душу. Не могу.
   - Ты, пап, в самую точку попал, в самое больное место, - опустив голову, тихо произнёс Богдан. - Мы с Алей много думали об этом. Мы не знаем почему, но нас тянет в небо. Именно в небо, и даже дальше - в Космос. Я не знаю, почему так с нами происходит, но это какое-то неудержимое веление, неслышный, но явственный зов то ли крови, то ли чьей-то сильной, нам не подвластной воли. Пока для начала мы хотим исследовать биосферу и атмосферу Земли, узнать предел допустимого для живого существа углубления ввысь. Я не оговорился, именно углубления. Такими категориями мыслят обитатели небесной сферы. Поверьте мне, вузовские знания очень пригодятся нам в наших исследованиях.
   Почувствовав, что Богдан исчерпал свой запас красноречия, тему подхватила Алина:
   - Понимаете, нас зовёт пространство над Землёй. Мы ведь и сами не знаем, кто мы и откуда и какая и кем программа заложена в нас с Богданом. Ведь для чего-то дана нам эта способность трансформирования! Мы должны как-то реализоваться. Мы ищем свой путь. Ищем по наитию, без подсказок извне. Вероятно, так надо. Мы оба чувствуем одно и то же и одинаково. Есть какая-то предначертанность в том, что мы с Богданом родились в один день, стали трансформерами, встретились, несмотря на то, что жизнь разбросала нас в разные стороны, и полюбили друг друга, а теперь вот и мыслим, и чувствуем одинаково, в одном направлении, одними категориями, в одном диапазоне частот. Наталья Львовна, Тимур Борисович, вы не волнуйтесь за сына. Мы ведь с ним в полной безопасности. Мы можем моментально трансформироваться в кого угодно и во что угодно. Нам никто и ничто не может угрожать. И к тому же мы вместе и мы любим друг друга.
   Богдан с благодарностью посмотрел на возлюбленную. Алина вся светилась счастьем. Светились лазоревым светом её глаза, золотистым отблеском - облако пушистых волос, даже тело излучало какое-то неясное перламутровое сияние.
   "Да она - красавица, - внезапно подумала Наталья, такая светлая аквамариновая, как небо над Землёй в тот майский день, когда они с Богданом родились на свет". И на душе у Наты как-то вдруг потеплело. Нет, тревога не ушла совсем, но она внезапно своим материнским чутьём поняла правоту и искренность слов девушки. И ещё Ната поняла, с безвозвратной определённостью почувствовала, что изменить уже ничего нельзя. Будут ли они с Тимуром "за" или "против" планов детей, молодые пойдут этой, ещё никем не хоженой дорогой. Так что и спорить не имеет смысла.
   - Дети, - уже спокойным будничным тоном заговорила Наталья, - а вы надолго ли к нам? А то упорхнёте птичками, так толком и не увидимся.
   - Да мы рассчитываем недельку побыть, а потом пора ... улетать.
   - Чего так скоро? - сменил гнев на милость Тимур, как и Наталья, осознавший, что точки над "i" в разговоре уже расставлены.
   - Надо свыкнуться с новым телом, пап, отработать до автоматизма все вибрации мышечной массы. На это время потребуется, мы же всё-таки не птицами родились, нам надо учиться ими быть.
   - 27 -
   Туча
   - К тому же до осени времени мало осталось, - поддержала мужа Алина, - а мы будем птицами перелётными, значит, надо к какой-то стае прибиться и с ней на юг лететь.
   - Ну да, до осени и впрямь недалеко, - вздохнула мать. Жаль, с Кристькой не увидитесь.
   - Почему, - разочарованно спросил Богдан. Он очень любил сестру и хотел встретиться с ней перед отлётом.
   - Кристина с мужем и сыном теперь живут в Беловежске, на родине Антона. Теперь до будущего лета их не жди. Сынок, а ты с Алиной прилетишь к нам? Когда ждать-то вас теперь?
   - Ой, мам, пока и сами не знаем, что и как у нас сложится. Но весточку мы вам в любом случае пришлём. Только рано-то не ждите, птицы писать и телеграммы подавать не умеют. Когда у нас появится возможность в людей трансформироваться, не знаем. Поэтому ждите спокойно и не волнуйтесь.
   В эту ночь обе семейные пары ночью не спали.
   - Наташ, ты в самом деле не волнуйся, - шептал на ухо жене Тимур. - Девушка Богдану хорошая попалась. Не пропадут.
   - Да чего толку зря сердце рвать, - так же шёпотом отвечала мужу Наталья. - Всё равно улетят. Наберёмся терпения и будем ждать. Можно подумать, у нас есть другие варианты.
   В это же время в другой комнате дома тоже шёпотом разговаривали, лёжа в постели, Богдан и Алина.
   - Не сумел я им всю правду до конца выложить. Понимаешь, Аль, духу не хватило. На матери и так лица нет. Да и не поймут они нашу с тобой предначертанность.
   - Не терзай себя. Ты прав. Зачем их раньше времени расстраивать. Тем более, что мы и сами до конца её не понимаем. Тебе как было сказано, когда ты деревом был?
   - Я тебе сто раз рассказывал.
   - Повтори в сто первый.
   - Я ощутил знание, что должен стать космическим светилом, для чего необходимо изучить досконально биосферу Земли и выйти за её пределы. Я чётко понял свою задачу - стать новым солнцем, которое будет обогревать новую планету, качественно новую, потому что это будет мыслящая планета. И мы вместе создадим новую солнечную систему.
   - Ну вот. А мне было вложено в голову, что я буду новой мыслящей планетой и буду вращаться вокруг нового солнца, то есть вокруг тебя, Богдан. Всё сходится. Наше с тобой предназначение в том и состоит. Мы должны родить новый мир - мир для людей-трансформеров. Мы должны, применив свои знания, полученные в Центре, и способности, данные нам Тучей, создать мир, пригодный жизни живой разумной материи. Мы с тобой будем первым во Вселенной симбиозом разумных космических тел.
   - Аля, я боюсь, а вдруг я не сумею превратиться в солнце. Я же никогда не пробовал.
   -Помнишь, мы с тобой играли в садовые участки. Я превратилась тогда в кусок земли, а ты в лучик солнца, в солнечный зайчик. Тогда это у тебя здорово получалось, я это сама видела и ощущала порами дёрна, - напомнила Алина. - Всё у нас получится. Главное - не забывай общее правило биоэнергетики и микробиологии: всё состоит из одного и того же, только в разных пропорциях, хоть человек, хоть птица, хоть огонь, хоть вода, хоть планета, хоть солнце. Плазменные процессы ты уже знаешь, гало-излучение тоже пробовал. У тебя выйдет, Богдан. Я в этом уверена. Это наша с тобой предначертанность.
   - Как же это всё родителям объяснить? - подумал вслух Богдан. - Может, сейчас им всё рассказать, до конца. Просто так исчезнуть я не могу.
   - Нет, сейчас не стоит. Им будет трудно вместить в себя это знание. Слишком масштаб велик, - возразила Алина. - Надо будет исхитриться перед главной дорогой, выкроить момент и нанести им теле-компьютерный визит. Только текст продумать надо, чтобы не напугать их.
   - 28 -
   Туча
   - Вот это самое трудное и есть, - вздохнул Богдан.
   - Главное донести до них, что ты доволен и счастлив. А остальное под этим "соусом" легко проскочит.
  
   * * *
   "Мамочка, папуля, Кристя, дорогие мои, самые чудесные люди на свете, - улыбаясь ровным жемчугом зубов, говорил с экрана компьютера Богдан, - хочу сказать вам сразу главное - я счастлив. Счастлив тем, что могу быть, кем захочу. Что свободен, что люблю и любим самыми лучшими на свете людьми.
   - Мамочка, как здорово, что когда-то давным- давно ты родила меня именно таким, каков я сейчас и есть, - трансформером. По существу, я всемогущий, самый всемогущий из людей. Господь Бог и вы сотворили меня таким. И путь мой был предрешён с самого рождения.
   Мам, скоро на небе вспыхнет новая звезда. Я пока не знаю, где в какой точке Вселенной это произойдёт. Но это случится. Новая планета будет совершать свой кругооборот вокруг нового солнца, и это будем мы с Алиной. Я нарекаю эту ещё не рождённую планету твоим именем, мама, -планета Натали.
   Я и Алина станем новым симбиозом мыслящих космических тел во Вселенной. Мы дадим жизнь новой солнечной системе. Я буду своими лучами давать живительную энергию жизни новой планете, в которую моя Алина трансформирует своё тело. И от моих лучей на ней зародится новая жизнь. Это будет планета для таких, как мы с Алиной. И весь людской род трансформеров, рождённых на ней, вы по праву сможете считать своими внуками, ибо мы с Алиной будем их родителями. Это - наша предначертанность.
   Папа, ты станешь родоначальником новой цивилизации. Вот какую миссию уготовили тебе небеса. И не важно, что никто из людей не узнает об этом. Это уже знает Великий Космос, - Богдан перевёл дух и продолжил:
   - Кристька, дорогая моя сестричка, первая ценительница созданных мной в детстве образов, как же мне повезло, что ты у меня есть! Я очень хочу, чтобы будущее человечество новой планеты унаследовало от тебя доброту, искренность, любовь. Ты и мама, ну и папа, конечно, самые светлые люди, каких только мне довелось встретить на Земле. Вы воплотили в себе лучшие качества земного человечества. И мы с Алиной, сделаем всё возможное, чтобы рождённое в нашей солнечной системе племя унаследовало именно ваш духовный генофонд. И ещё, Кристя. Напиши когда-нибудь обо всех нас повесть или рассказ. Пусть это будет фантастикой. Люди Земли не готовы пока принять всё это как реальность. Но может быть, когда-нибудь они поймут, что жанр фантастики - лишь лёгкая полупрозрачная ширма, скрывающая тайную истину или истинную реальность.
   Не грустите обо мне, мои родные. Я счастлив, я всемогущ и вечен. И мы с вами рядом. Мы будем жить в одной галактике. Поверьте мне, это не так далеко, как вам кажется".
   Наталья, Тимур и Кристина сидели перед теле-компьютером, ловя каждое слово их всеобщего любимца Богдаши. Когда экран погас, Наталья тихо сказала:
   - А ведь был когда-то колобком. Помнишь, Кристя? Колобок с весёлой Богдашкиной мордашкой.
   Кристина кивнула и вдруг расплакалась.
   - Ну, будет, будет, - Тимур положил руку на плечо дочери. - Мы можем гордиться нашим мальчиком. От примитивного колобка до космического светила - вот это, я понимаю, карьера! Не каждому дано в жизни пройти такой путь.
  
   * * *
   - 29 -
   Туча
   Через неделю в вечерней информационной программе Загревские услышали новость. Диктор телевещания бодрым хорошо поставленным голосом сообщил: "Российские астрономы на днях сделали сенсационное открытие. В пределах нашей галактики в 170-ти световых годах от Земли зафиксировано появление новой универсальной солнечной мини- системы, состоящей из солнца и вращающейся вокруг него планеты. Учёные утверждают, что новая планета похожа на нашу Землю по своим астрономическим параметрам и имеет схожие с Землёй условия для существования жизни и зарождения новой живой материи. Вопрос о наличии на планете разумной жизни пока остаётся открытым. Однако научный мир Земли склонен предполагать, что молодая планету в силу своего геокосмического положения способна породить живой разум".
   - Ещё как способна, - удовлетворённо изрекла Наталья. И Тимур согласно кивнул:
   - уж Алина с Богданом постараются.
   - Напишу об этом рассказ, братец, обязательно напишу, - задумчиво глядя в окно на мерцающий звёздами чёрный бархат неба, твёрдо сказала Кристя. Недаром же я, считай, с пелёнок дневник вела.
   - Хорошая мысль, - одобрил Тимур, - уж ты, дочка, постарайся, напиши, всё как было напиши!
   - Ведь не поверят, пап.
   - Придёт время - поверят. Ты, главное, пиши, пиши.
  
  
   По материалам дневника Кристины Загревской подготовила
   к печати Ольга Нуякшева (октябрь 2010 г.)
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"