Обатуров Сергей Георгиевич: другие произведения.

Божий промысел.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЧЕРНОВИК! Пятая книга про Макса. Саму книгу закончил, но еще нормально не вычитывал.

.1. Нужно спасать!

Времени у нас в запасе было примерно сорок минут, это учитывая, как быстро примчалась группа захвата на срабатывание сигнализации на полигоне. Так что нужно было покушать и выдвигаться как можно ближе к месту, куда везут женщин Михалыча. Достал из пространственного кармана по тарелке гуляша с хлебом и салом, компот и крепкий кофе. Расставил все это на небольшом столике. Придвинул два стула, пока Михалыч мерил комнатенку шагами. Наконец все было готово, и я позвал Михалыча перекусить на дорожку. Теперь ведь неизвестно, когда сможем закусить еще раз. Не исключено, что будем сидеть в засаде где-нибудь под носом у похитителей, а там не то, что распространять ароматы еды, там дышать придется через раз.

Плотно поели. Выпивку, по молчаливому согласию обеих сторон, отменили. Нам благоухать сейчас никак нельзя. Я еще раз определил в пространстве, где находятся женщины. Потом попросил у Михалыча местную карту. Тот сходил в свой кабинет и принес пару сложенных в несколько раз листов с картой города и окрестностей и более крупную с территорией области. Сориентировав областную карту со сторонами света, я указал примерное расположение заложниц и направление, в котором их везут. Мы уточнили местоположение на крупномасштабной и стали ждать прибытие группы захвата, попивая компот. Окно нашей комнаты выходило на ворота, так что смотрели мы так, чтобы нас не было видно с улицы. Как и в прошлый раз, группа влетела во двор где-то через минут сорок после того, как Михалыч сходил в свой кабинет и потревожил сигнализацию. Лица были те же, так что можно было отправляться за заложницами. Я опять перенес нас в дот, тем более что это было нам по пути. Опять просканировал местонахождение женщин. Они так и продолжали двигаться в том же направлении. Судя по тому, как далеко они смогли переместиться с момента моего последнего сканирования, то везли их в машине, а если посмотреть на карту, то по дороге на небольшой город-спутник. Скорее всего, там находится какой-нибудь общевойсковой загородный полигон или лагерь, а может его принадлежность к войскам специального назначения, ну или какая-нибудь секретная лаборатория. Короче то место, где можно спрятать человека так, что его не найдут. Вот и пусть засветят нам свою точку. Надо же Михалычу знать, в каком направлении копать, после завершения нашей операции. Опять же куратору доложить, может у него какие идеи появятся.

Но это все после, а сейчас нужно было выдвигаться поближе к разыскиваемым нами заложницам. Так как начало смеркаться, то я решил догонять машину в образе дракона. Поднимемся так, чтобы и с земли было не понятно, что такое летит, и для радаров я оставался невидимым. Мы покинули дот, Михалыч запер его и опечатал. Потом мы отошли так, чтобы нас не было видно со стороны казарм. Здесь я принял облик дракона и, подхватив Михалыча в лапу, понесся, как по азимуту, на всплески ауры Татьяны. Если уж я смог, в свое время, догнать падающий Боинг, то догнать едущую машину не представляло труда. Через час, не напрягаясь, я уже летел над колонной из трех автомобилей. В каждом из автомобилей было по шесть-семь человек. Вспомнив карту, я мысленно проложил их путь дальше. Он упирался в сам городок. Решил приземлиться на окраине и подождать колонну там, так как мне было тяжело лететь с такой маленькой скоростью. Оставив машины далеко позади, я понесся вперед.

Приземлился за лесополосой. Удобно, и с дороги не видать, и в полях уже никто не работает. Да даже если и работает, то на фоне чернеющих деревьев различить что-либо будет весьма трудно. Мы прошли лесополосу и остановились за первым рядом деревьев. До прибытия колонны оставалось еще минут сорок, так что можно было отдохнуть и выработать стратегию проведения операции. Я честно сообщил Михалычу о своих подозрениях относительно ожидающей нас засады. О моих и его шансах выйти сухими из воды. Михалыч, надо отдать ему должное, отнесся к моим умозаключениям серьезно и полностью согласился. Мы решили, что к заложницам он будет пробираться один, а я буду осуществлять страховку. Самое главное, нужно выяснить, почему они решили ловить нас на живца. Видимо у них есть какая-то информация относительно всех нас или о ком-то в отдельности. Чтобы осуществить эвакуацию, я дам Михалычу уникальную ювелирную безделушку, которую я захватил в пещере кровавого бога. Сейчас я ее внимательно изучу и запомню каждый изгиб и каждый камень, а как только появиться такая необходимость, то перемещусь непосредственно к ней, а Михалыч должен будет держать ее на вытянутой руке.

Вроде план складывался достаточно удачно, знать бы только где будут держать заложниц, а так нам придется импровизировать на ходу. Пока обсуждали, прошло назначенное время, и вскоре на шоссе появилась колонна из трех машин. Мы пропустили ее мимо себя. Перехватить ее так, чтобы не навредить заложницам мы не могли. Решили следить за ней дальше. Колонна проследовала насквозь через весь город и, отъехав от города километров на тридцать, свернула вправо. Я засек точку поворота и взлетев с Михалычем в когтях, направился к ней.

Так, скачками, мы преодолели километров пятьдесят. Наконец колонна остановилась. Как только мы засекли остановку, то тут же переместились как можно ближе к конечной точке маршрута похитителей. Благодаря ночному зрению мы рассмотрели высокий бетонный забор и КПП, перед которым застыли автомашины. Я предупредил Татьяну, что мы с ее отцом рядом и видим, как их завозят на какую-то территорию. Она должна быть готова к побегу и ей не желательно раскрывать свои способности перед похитителями. Магию применять только в крайнем случае.

Тем временем машины въехали за ворота и те тут же закрылись. Отслеживая ауру, я мысленно рисовал путь машин в этой закрытой зоне. План территории, благодаря драконьему чутью, сложился быстро. Спросил Михалыча, что он смог разглядеть. Оказалось, что Михалыч тоже обладает драконьим чутьем, но более слабо, чем я. Тогда я нарисовал на земле примерный план всего объекта, ограниченного этим забором и изобразил путь, по которому движутся машины.

Сделав еще буквально пару поворотов, машины остановились возле небольшого, приземистого здания. Я обвел кружочком этот объект на своей карте и, подхватив Михалыча, перенес его через забор, набрав приличную высоту. Не хотелось, чтобы нас засекли какие-нибудь средства наблюдения и оповещения, равномерно разбросанные по всему периметру охраняемой зоны. Ссадив Михалыча с рук, я дал ему отмашку на проведение операции по спасению заложников. Все должно произойти тихо и быстро. Никаких выстрелов, только магия и когти. Михалыч стал перемещаться к указанному объекту. Как только он исчез за углом очередного здания, я связался с Татьяной. Оказалось, что их спустили на лифте вниз этажей на пять и сейчас разводят по камерам. Анна все еще без сознания, а она изображает из себя заторможенную дурочку.

Михалыч, тем временем подобрался к зданию. Снаружи никаких часовых не обнаружили ни он, ни я, так что Михалыч применил сонное заклятие к часовому на входе. Его нужно было нейтрализовать, так как лифтом пользоваться было нельзя, придется спускаться по тросу лифтовой шахты, а вот открывшаяся лифтовая дверь вызовет у часового кучу подозрений. Часовой уткнулся головой в стол и Михалыч, проскочив мимо него, начал открывать когтями рвать сетку рабица на лифтовой шахте. Вызывать кабину лифта было нельзя, ведь внизу тоже есть часовой или дежурный. Миг, и он, видимо ухватившись за стальной трос, начал спускаться вниз. Спустился он довольно быстро. Не знаю, как это у него так получилось, ведь я всех возможностей Михалыча просто не знал. Он мне их не демонстрировал, но аура его довольно шустро спустилась вниз и замерла. Там перед ним двое охранников. Вот ауры слегка потускнели, скорее всего, тоже сон.

Теперь мне нужно было определить, где находится Татьяна, но я к своему ужасу обнаружил, что не ощущаю ее ауру. Скорее всего, какое-то экранирование, потому что исчезнуть так быстро они мимо меня не могли. Я сообщил Михалычу, что не могу определить, где держат Татьяну и Анну. Видимо нужно будет переместиться к нему поближе, так что его задача высунуть руку с браслетом за пределы лифтовой шахты и сообщить мне. Тогда я займусь охраной, а он сможет выйти из лифтовой шахты.

.2. Ищем.

* * *

Переместился на браслет достаточно удачно, в закутке, рядом с лифтовой шахтой. Осторожно выглянул и осмотрел близлежащее пространство. Охранники ведут себя заторможено, но не спят, так что я их отключил ментальным ударом. Очнуться часика через полтора. То, что нам и надо. Открыл дверь лифта, и Михалыч пробрался в кабинку через верхний люк. Мы оказались в каком-то служебном коридоре, который уходил влево и вправо от выхода из лифта. Мы разделились и пошли осматривать все помещения, так как ни я, ни Михалыч, не чувствовали заложниц. Скорее всего, что-то их экранирует. Очень похоже на засаду. Я успел пройти буквально половину выбранного мной коридора, как меня позвал Михалыч. Я развернулся и пошел к нему. Да, приближаясь к этому месту, я стал ощущать наличие аур заложниц. Но ощущение было такое, как будто они далеко-далеко. Но такого не может быть, или в дело вступили силы, которые Михалычу не по зубам. Здесь вперед придется идти мне, а Михалыча нужно будет вывести за охраняемый периметр. Он будет моим якорем в этом мире. Мы немного посовещались, и я предложил Михалычу дождаться меня с заложницами снаружи, за стенами этой зоны. В напарники можно было попробовать взять Людвига, если он уже находится во вменяемом состоянии. Я переместился с Михалычем на нашу последнюю стоянку, с которой открывался вид на ворота этой зоны. Поделился своими соображениями по поводу Людвига. Михалыч согласился, что напарник не помешает, и он понимает, что кто-то должен быть якорем. Перемещаться на Зангрию нельзя из-за Татьяны. Ей Молния четко порекомендовала не появляться там около четырех лет, так что остается только возвращаться сюда. А Людвиг, как напарник, непревзойденный специалист, и спину прикроет не хуже бронированного щита. Решили остановиться на варианте, что Михалыч ждет нас здесь, а Людвиг, если он уже в нормальном состоянии, то идет со мной, ну и пусть нам помогут боги.

От Михалыча я переместился на Зангрию, прямо в пещеру к драконам. Застал всех троих дома. Людвиг готовил еду, а драконы мирно спали. Как только я появился, Молния тут же открыла глаза, и я обнял ее, а потом и Малыша. Естественно меня облизали, так как, когда я их обнимаю, то носы у них становятся сухими и их нужно срочно облизать, ну и меня заодно. Потом мы обнялись с Людвигом, и я поинтересовался у всей честной компании, как у него дела? Молния заверила, что все протекает нормально. Магии в нем ни на грош, а вот силы и настойчивости, хоть отбавляй. Ну, это я и без нее знаю. Контролирует он себя абсолютно, так что его можно забирать, и не забывать периодически давать ему подзатыльники, чтобы он не увлекался, находясь в драконьем теле. Дракон из него получается маленький, чуть больше человеческого тела. Это потому, что не используется магия. Вот, пожалуй, и все что я услышал в адрес Людвига. Я поблагодарил Молнию за проведенную работу и пообещал, что на первых порах прослежу за Людвигом, когда он будет в драконьем теле. Затем я переключился на Людвига и рассказал ему о том, что семью Михалыча, кроме его самого неизвестные взяли в заложники. Мы с Михалычем пришли к выводу, что это засада на кого-то из нас. Обо мне, в его окружении практически никто не знает, так что, скорее всего, засада на Михалыча. Моя задача, освободить женщин и вытащить их к Михалычу, и мне желателен напарник и поэтому я спрашиваю Людвига, поможет ли он мне. Людвиг даже задохнулся от возмущения, а потом долго выговаривал, что я посмел в нем сомневаться. Пришлось его успокаивать и обещать, всегда иметь его ввиду в таких операциях.

Теперь следовало его вооружить и защитить. То кольцо, которое я дал ему еще в Швейцарии, было хорошей защитой, но нам нужно было и оружие дальнего боя. Вот это было затруднительно, так как у меня не было ничего стреляющего, кроме кольца черного дракона, кроме того, я точно знал, что такое кольцо невозможно копировать на магическом копире. У Людвига был только его неразлучный нож. Вот проблема, так проблема, но тут Молния, которая слышала весь наш мысленный диалог, предложила разжиться чем-нибудь из арсенала бывших хозяев этого мира. Я издал нечленораздельный возглас от удивления, так как за все то время, что я был здесь и разговаривал с жителями этого мира, никто даже не заикнулся о наличии здесь чего-нибудь посильнее арбалетов. Молния подключила к нашему разговору Гайера, и тот сообщил, что на старых складах есть механические дополнения к магу. Нам нужно пройти в башню и переместиться на склад военной амуниции. Это можно сделать так же, как мы перемещались в столовую. Я поблагодарил Гайера, и, взяв Людвига за локоть, оказался на вершине башни города мертвых. Людвиг от удивления крутил головой по сторонам, а я почувствовал, что к нам приближаются оставшиеся твари, которые не успели покинуть город мертвых, когда их портал схлопнулся. У нас было мало времени, поэтому я бегом бросился к стержню, открывающему проход внутрь башни и, как только сработал механизм, открывающий верхний люк лифтовой платформы, то я бросился к Людвигу и потащил его на платформу. Тот удивленно таращился на меня но, слава богу, не сопротивлялся. Времени оставалось все меньше и меньше. Твари приближались. Это место, на вершине башни было достаточно открытым и поэтому мы сильно рисковали. Как только на платформе выдвинулся центральный штырь, то я тут же послал мысленную команду на наше перемещение к складу военной амуниции. Лифтовая платформа пришла в движение и стала опускаться, а люк, над нашими головами щелкнул и стал поворачиваться, закрываясь. И вот, когда щель, в которую все еще было видно небо, оставалась еще сантиметров в двадцать, в нее просунулся огромный коготь, который старался не дать захлопнуться люку. Мы с Людвигом присели и я уже начал придумывать, как нам отогнать эту тварь, так как коготь такой толщины точно не даст закрыться люку, как в этот момент послышался хруст и люк полностью закрылся, а часть когтя упала к нам на платформу. Мы с шумом перевели дух. Я, присев на корточки, пошарил рукой у нас в ногах, не спуская глаз с темноты над нашими головами, так как опасался, что сейчас эта злобная скотина начнет выворачивать люк, но все было тихо и темно. Наконец по периметру платформы зажглись лампочки, а я, наконец-то, нашарил кусок когтя. Взяв его в руку, я распрямился и подал коготь Людвигу.

На, держи, это твой первый боевой трофей в Зангрии. Теперь ты понял, куда я был вынужден отправляться с нашей работы. Я отвечаю за этот мир так же, как и Молния с Гайером. Сейчас мы подберем тебе, да и мне оружие и потом нужно будет тебя экипировать. Кстати, там спросим Гайера, может, тебе можно будет организовать пространственный карман, как у меня или Михалыча. Очень удобная штука, а самое главное, оружие, спрятанное туда, не фиксируется металл детекторами, да сам потом все увидишь, если получим добро на встраивание его в тебя.

Тем временем платформа несла нас через темноту и минут через тридцать начала замедлять движение. Наконец она остановила горизонтальное движение и начала спускаться вниз. Вот, наконец, она замерла, и я спрыгнул на пол, а за мной последовал и Людвиг. Платформа, потушив огни, уплыла вверх, а мы остались в кромешной тьме. Вернее это относилось бы к обычным людям, но мы то были оборотнями. Я различал впереди какие-то силуэты, к которым мы и направились. Людвиг шел, держась за меня. Хоть силуэты и казались рядом, шли мы к ним минуты три. Наконец я остановился перед огромной глыбой, что это или кто это, понять было не возможно. Мысленно передав просьбу обеспечить нас оружием, стреляющим на небольшое расстояние для не владеющего магией воина и для воина, владеющего ментальной магией, а так же для воина-мага, я стал ждать. Внезапно глыба начала расти вверх и стала превращаться в огромное человекоподобное существо. Оно повернулось и исчезло из поля моего зрения, сделав всего лишь один большой шаг. Мы так и остались стоять. Нужно было дождаться, так как мое желание, похоже, возымело действие. Ждали мы минут пятнадцать, наконец, тьма изменила свои очертания, и перед нами опустились три предмета, отдаленно напоминающие очертаниями хоккейный щиток с какими-то наростами. Я поинтересовался, какой для мага и мне пододвинули один из комплектов, потом спросил о комплекте для ментального мага и мне пододвинули второй, ну а методом исключения я передал третий комплект Людвигу. У комплекта оказался ремень для ношения его на плече, так что проблем с переноской у нас не будет. Тогда я поинтересовался, как этими приспособлениями пользоваться. В меня хлынул плотный поток информации. Через тридцать секунд я знал, как этим пользоваться и в чем состоят особенности каждого комплекта. Это все нужно было переварить и, самое главное, попрактиковаться. Я сказал Людвигу, что нам пора возвращаться и, поблагодарив хранителя склада, мы поспешили назад. Вызвав платформу, я дал указание доставить нас в зал с магическим копиром. Мне нужно было одеть Людвига для боя. Все-таки комбинезон из шкуры гларха ему будет как нельзя кстати. Кроме того я не исключал, что в него будет возможно встроить пространственный карман, так как Гайер говорил, что это был дополнительный экспериментальный атрибут для магов. Но он не говорил, что в основе его лежит магия. Поэтому двадцать минут я настраивал Людвига на то, что ему придется пройти одну не очень болезненную процедуру, зато польза от этого будет огромная. Главное, чтобы нам не отказали. Наконец мы стали опускаться вниз. Это была знакомая часть пространства башни и я, спрыгнув, потащил Людвига за собой. Мысленно обратился к Гайеру с вопросом об обеспечении Людвига пространственным карманом, если возможно. К моему удивлению, прибор, встраивающий эту опцию в человека, задвигался, и я потащил ничего не понимающего Людвига к станине прибора. Вложив его руку в углубление, я только успел заметить, как мелькнула выдвигающаяся часть прибора, которая прижалась к руке Людвига. Надо отдать ему должное, он даже не поморщился. Когда процедура закончилась, выдвижной манипулятор ушел в сторону и зажимы отпустили руку, Людвиг начал ее ощупывать, но я уже тащил его к другому станку. Мне нужно было изготовить кольцо полной защиты и комбинезон из шкуры гларха. Дав мысленную команду на изготовление комбинезона с десятипроцентным увеличением, а затем и команду на изготовление кольца я потащил Людвига, все еще поглаживающего свою руку, к приемному ящику. Вытащив оба предмета, я надел кольцо на палец Людвига и подав ему комбинезон, попросил надеть тот под верхнюю одежду. Как только Людвиг переоделся, я стал подгонять на нем наше оружие. Оказалось, что оно крепилось на внешнюю поверхность руки, и стреляет сгустком энергии, после мысленной команды. Заряжать не надо. Энергия берется из окружающего пространства. Самое удивительное, что энергия самого хозяина оружия для этого не используется. Запаса энергии хватает на непрерывный огонь около двадцати минут. После этого следует подождать хотя бы частичной зарядки, которая занимает около пяти минут. Полная зарядка заканчивается после пятнадцати минут. Что же нас это вполне устраивает. Я тоже нацепил свой комплекс, и мы направились к платформе, чтобы выбраться наверх.

.3. Вперед, время не ждет.

* * *

Помня о том, как нас атаковала местная тварь, мы с Людвигом распределили сектора обстрела еще на платформе и, поднимаясь на ней, ждали, когда откроется люк. Если тварь появиться, то заодно проведем испытание оружия, ведь мы даже не представляли, как оно будет себя вести, может нас отдачей просто снесет с платформы и размажет по стенке, если такая найдется. Я, как мог, рассказал Людвигу, как действует наше оружие. В принципе ничего сложного, закрепил на предплечье, обеспечил контакт со своей кожей, мысленно стрельнул, и все. Разница в наших комплексах была на первый взгляд не видна. Все три были похожи друг на друга, но у меня стрельба могла вестись и без контакта с моей кожей, за счет ментальной команды, а у Михалыча, магического посыла. Это значит, что мы могли заставить наше оружие стрелять, находясь на расстоянии от него, правда, нам это мало что могло дать, так как прицелиться из него мы не могли. Короче, мы ждали нападения. Когда платформа полностью поднялась, перед нами было безоблачное небо и никого вокруг. Что же, это радовало. Мы одновременно шагнули на каменные плиты башни, продолжая напряженно оглядывать каждый свой сектор. Люк за нашими спинами закрылся. Мы всматривались и вслушивались. Вроде, действительно, нет никого, но меня насторожило какое-то потрескивание со стороны Людвига.

Людвиг, меняемся местами. Прикрывай мне спину.

Я медленно двинулся к краю башни. Парапет на башне был сделан в классическом военном стиле, то есть чередовались прорези для стрельбы и наблюдения за противником, и зубцы, за которые можно было спрятаться. И вот, когда я остановился буквально в двух шагах от парапета, из-за него в мою сторону метнулась хищно оскаленная голова какого-то монстра на гибкой, длинной шее. Нельзя сказать, что наши с Людвигом выстрелы слились в один, все же ему потребовалось время, чтобы услышать мой выстрел, звук которого напоминал жарящуюся на сковородке яичницу, повернуться и всадить свой заряд в голову рептилии. Тварь, так и не добравшись до моего комиссарского тела, отшвырнуло за парапет, и мы долго ждали, пока до нас не долетел характерный шлепок грузного тела о землю. Дожидаться повторного нападения я не стал, а ухватив Людвига за локоть, переместился в подземный коридор, где мы почувствовали отголоски аур пленниц.

Показав Людвигу, что он прикрывает мне спину, я направился к двери. Толкнул ее от себя, оказалось, что не заперто, и я остановился на пороге. Не думаю, что кто-то откроет огонь на поражение, но все же ощущение было не из приятных. Комната оказалась пуста. Я сделал несколько шагов вперед, но ничего не происходило. Мое чутье дракона указывало мне, что ауры находятся слева впереди, но там была обычная стена. Я сделал еще два шага и следом за мной в комнату стал осторожно входить Людвиг. Внезапно дверь, с резким хлопком закрылась. Мы, как по команде обернулись и посмотрели на захлопнувшуюся дверь, а когда повернули головы вперед, то обнаружили, что стена впереди исчезла, а вместо нее, до самого горизонта, простирается голый пустынный пейзаж. Ни одного деревца или кустика, только барханы, не отбрасывающие никаких теней. Больше того, мы стояли на песке, и вокруг нас не было никаких стен. Комната исчезла, либо нас переместили в пространстве, или кто-то играет с нашими физическими чувствами. Переноса я не заметил, так что больше похоже на второе предположение. Я попытался просканировать окружающее пространство драконьим чутьем, но оно подтверждало, что мы однозначно находимся не в помещении.

Теперь я ощущал ауры гораздо лучше, чем когда стоял перед дверью. Взяв пеленг на них, двинулся вперед. Сразу обнаружилось, что сила тяжести здесь гораздо выше, чем на Земле. Людвиг подтвердил мне, что и он двигается с трудом. Как ни странно, но в моей голове проснулось осознание, как приспособиться к повышенной гравитации. Оказалось, что так я могу помочь не только себе, но и Людвигу, так как у нас был одинаковый метаболизм драконов. Мысленно передав напарнику алгоритм запуска адаптационной программы, я запустил ее у себя в организме. Буквально через пару минут я чувствовал себя так, как если бы я шел по земной пустыне. Вскоре я услышал удивленный возглас Людвига, который догнал меня с улыбкой от уха до уха. Что же, вот и пригодились знания неизвестной древней цивилизации, а я-то думал, что они будут мне бесполезны.

Так мы и двигались, с легкостью взбираясь на барханы и сбегая с них. Вскоре я уже знал, как сформировать вокруг ступни силовое поле, которое уплотняло песок. Теперь я шел как по дороге, опять передал информацию Людвигу. Теперь мы шли, как на прогулке, скорость заметно увеличилась. Вскоре я стал ощущать впереди какое-то сооружение, видимо там и держат наших заложниц. Теперь начнется самое интересное, нужно обнаружить охотников и из дичи, самим превратиться в охотников. Раскинув сканирующую сеть, я не обнаружил никого, кто бы прятался за близлежащими барханами, значит, все решится в той темнице, куда мы и направляемся. Скорее всего, нам дадут войти и увидеть заложниц, а вот дальше вступит в силу чужой сценарий. Наконец мы увидели громадное сооружение, которое одновременно было похоже и на древний замок и на огромную природную скалу. Сам собой напрашивался вывод, что это естественную природную скалу адаптировали под замок. Я предложил Людвигу сделать вид, что нам тяжело идти по песку, это может дать нам небольшое преимущество при внезапной атаке. Постепенно мы приближались к замку. Каменная громада нависла над нами. В высоту метров двадцать. Солидное сооружение. Ауры пленниц находились на уровне земли, так что это облегчало нам их нахождение.

Мы стали обходить замок в поисках входа. Не пройдя и четверти окружности, мы обнаружили входную группу. Никаких подъемных мостов, огромных ворот, закрытых дверей. Просто большая дверная стрельчатая арка. Смысла разделяться я не видел, поэтому, как и раньше мы, увязая в песке стали приближаться к входу. Пола, как такового не было, все тот же песок. Может пол занесло песком, а может, его и не было. Как только мы вступили за порог, в глубине я ощутил около двадцати неярких, колеблющихся аур. Я передал информацию Людвигу, и он приблизился ко мне, так как сзади никого не ощущалось. Мы прошли по каменному гроту, облагороженному до коридора, никаких полостей в стенах я не ощущал. Грот был длинной метров пятнадцать. Это что, такая толщина стен? Меня впечатлило. Наконец мы прошли его насквозь, и вышли в огромный зал. Мне показалось, что сюда спокойно вписалось бы футбольное поле. Был полумрак и потолок терялся в вышине. Я обернулся и посмотрел на Людвига, тот был спокоен, но насторожен. На его левой руке, как и у меня, был закреплен метатель энергии, а в правой он сжимал нож. Ну, этого и следовало ожидать. Мы как-то не удосужились назвать наше новое оружие, а в той информации, которую мне передал охранник склада это был какой-то непередаваемый набор звуков и образов, который мне ни о чем не говорил, просто к изображению того оружия, что нам дали, было привязано это. Если увязать с нашей фантастикой, то, наверное, это должен быть бластер. Название найдено и на душе сразу полегчало.

Я так и сказал Людвигу, что бластерами пока не пользуемся, а те двадцать противников, что поджидают нас, должны лечь от моего кольца и его ножа. Это должно впечатлить того, кто нас сюда заманил, а кроме того, позволит нам использовать козыри в конечном поединке с хозяином этого замка. Думаю, сценарий был именно такой. Сначала на нас нападает охрана замка, мы раскрываемся, убиваем всех, и вот, когда мы готовы праздновать победу, на нас и обрушится нечто, что скрывается на этой планете. Ну что же, посмотрим. Я предложил Людвигу отрастить на коже чешую. У нас будет двойная защита, комбинезон и личная чешуя.

Мы прошли уже больше половины зала, когда на нас рванули двадцать аур, разворачиваясь так, чтобы полностью окружить. Мы встали спина к спине в центре зала и стали ждать. Пока еще было довольно далеко, и я стал методично срезать кольцом дракона те ауры, что были с моей стороны. За десять секунд я уполовинил свою сторону, и мы поменялись с Людвигом местами. Еще десять секунд и второй десяток остался лежать где-то за границей нашей видимости. И вот первые твари оказались на границе, где наши глаза смогли их различить. Это было что-то панцирное, на шести или восьми ногах, точнее различить было сложно. С огромным сегментным хвостом, рогатое, с хищно вытянутой пастью. Глаз видно не было, ну да это и не важно. У нас оставалось еще секунд пятнадцать, и я, включив кольцо дракона, повел им по кругу, срезая нападающих. Когда я сделал полный круг, то мне осталось только добить одного, который пытался загрызть Людвига. Тот, обхватив ногами шею и одну из передних лап чудовища, заламывал ему голову, не давая вцепиться зубами в себя. Нож, был загнан в шею, над панцирем и мы с трудом смогли его вытащить, только сильно раскачав в ране.

Людвиг был снизу по пояс в крови этого монстра. Нож пришлось долго чистить об песок, так как ничего подходящего под рукой не было, а вытирать об себя не было никакого желания. Наконец мы встали и направились на отголоски аур пленниц. Это место находилось напротив входа в самой темной и дальней части замка.

.4. Освобождение.

* * *

Для нас с Людвигом с самого начала было понятно, что нас заманивают в ловушку. В этот раз Людвиг сам предложил мне пустить его вперед. Он четко помнил, что я два раза вытаскивал его с того света и он мне доверял больше, чем себе. Я подумал, и решил, что и в этот раз такой расклад имеет смысл. Во-первых, мой арсенал на порядок выше, чем у Людвига, следовательно, у меня больше шансов спасти его, чем ему, меня, во-вторых, Людвиг более опытен в такого рода операциях, и уж если его схватят, то обо мне и говорить нечего. Так, рассуждая о проведении этой операции и расставляя все приоритеты, мы пересекли песчаную равнину зала. Пол здесь не был украшен барханами, а лежал гладким ковром с легкой рябью от ветра, как на хорошем пляже. Идти было легко, и мы преодолели его достаточно быстро. В сумраке, перед нами открывался вид на ряд комнат или камер, закрытых тяжелыми дверями. Расстояние между дверями было огромным, так что если прикинуть на глаз, сколько дверей расположено по окружности, то получалось, что не больше двадцати пяти, тридцати.

Ауры наших пленниц четко просматривались за одной из дверей, так что я указал Людвигу направление, и мы стали приближаться к заинтересовавшей нас двери. Людвиг показал мне рукой, что я должен идти справа от него и немного сзади. Я сместился на указанное мне место и мы приблизились к двери. Людвиг встал перед дверью и, потянул ее на себя, как только она начала открываться, он отпрыгнул в сторону и заглянув в дверной проем, тут же отшатнулся назад. Однако, ничего не произошло, дверь осталась открытой, никто в нас не стрелял и никто не выскочил из открытой двери. Тогда Людвиг вошел в дверной проем, а я стал перемещаться поближе к двери. Внезапно дверь с грохотом захлопнулась, я попытался ее открыть, но у меня ничего не вышло. За спиной я услышал нарастающий шум. Обернувшись, увидел, что весь песок с пола выносит в тот проход, по которому мы вошли в это здание. Ветер выл так громко, что у меня закладывало уши, а песок все вылетал и вылетал наружу. Пол стал оседать, причем стало понятно, что вместо пола здесь была яма. Какой глубины определить было невозможно. В центре ямы стала освобождаться какая-то конструкция, отдаленно напоминающая буровую вышку или какую-то мачту. К ней с трех сторон подходили длинные мостики, которые начинались от стены, где я находился, и заканчивались на вершине этой мачты. Пока я осматривал проложенные на верхушку мостики, ветер уже оголил основание этой конструкции. Нижняя часть напоминала раскрывшийся цветок, изготовленный из какого-то черного материала, скорее всего, из металла. Это были ажурные конструкции на концах которых была какая-то маленькая площадка, над которой нависала другая конструкция, представляющая собой дугу, состоящую из желтовато-оранжевых шаров, размер которых постепенно уменьшался от основания, которое было рядом с площадкой, к концу, заканчивающемуся острым шипом. Это мне напомнило хвост скорпиона. Внезапно ветер стих и под сводами зала зазвучал голос, который уже слышал на Зангрии, когда я чудом успел проскочить в свой портал, после завершения операции по уничтожению чужого стационарного портала.

Ну что, козявка, я тебя переиграл. Ты сам пришел ко мне! Да, я долго собирал подходящий материал. Сейчас у меня есть все жертвы и даже еще одна, которой я закушу после проведения ритуала.

Ища взглядом, источник этих слов, я наткнулся на фигуру, напоминающую человеческую, которая стояла на вершине центральной мачты, в том месте, куда сходились три мостика, идущие от стены с дверями.

Сначала свои места должны занять простые смертные, а уж потом я уложу на жертвенники богов.

С этими словами, дверь, возле которой я стоял, распахнулась, и оттуда вылетели три фигуры. Они разлетелись в разные стороны и упали на небольшие площадки, находящиеся в нижней части конструкции, над каждой из которых был скорпионий хвост. Эти секции были равно удалены друг от друга. Видимо их там что-то зафиксировало, так как одна из фигур продолжала изгибаться, пытаясь освободиться. В этой фигуре я узнал Людвига. Он яростно дергал туловищем, головой и плечами.

В это время распахнулись все двери, и из каждой вылетело тело, которое попало на такие же ложи, как и те, куда были помещены мои друзья. Анна, и по-моему, Татьяна были без сознания, а вот Людвиг продолжал бороться с ремнями, которые притягивали фигуру к жертвеннику. Руки его были растянуты в стороны и, видимо, зажаты ремнями или еще какими зажимами.

Ну что, Макс, когда я буду повелевать всей вселенной, то ты будешь первый, кого я пущу себе на корм. Твои нерадивые друзья убили моего брата, но ничего, я буду умнее. Теперь никаких порталов, только личное присутствие на планете. Когда я сожру твою печень, то первой планетой, на которой не останется ничего живого, будет та, на которой мы с тобой встретились. Кстати, будущая богиня этой планеты лежит на одном из жертвенников. Я проследил за ней. Я знаю, что она спускалась на закрытую планету, откуда ты родом. Эту планету я оставлю на десерт. Ну а теперь пора начинать.

Конструкция вздрогнула и медленно стала поворачиваться вокруг центральной оси. Скорпионьи хвосты стали сгибаться, направляясь к телам, закрепленным на жертвенниках.

Людвиг, ты меня слышишь? - Заорал я ментально и посредством своих голосовых связок.

Мне пришел ментальный ответ, чтобы я не сотрясал воздух, и не раскрывал наших планов врагу. В первую очередь Людвиг сообщил мне, что сейчас ножом перепиливает кожаный ремень, который держит его правую руку, и как только освободит обе руки, то нужно отстрелить концы скорпионьих хвостов. Этим мы, скорее всего, лишим этого сумасшедшего, энергии, ну а потом примемся и за него самого, только вот его нужно как-то обнаружить. Что же, это разумно. Скорость вращения медленно нарастала. Наконец я заметил, что Людвиг высвободил свою руку. Видимо он ее сильно порезал, так как за ним разлетался шлейф черных капель. Вот и вторая рука оказалась на свободе. За это время адская машина совершила уже три круга. Я стрелял по концевым утолщениям скорпионьих хвостов, но мне было сложно это делать, так как следовало стрельнуть так, чтобы не зацепить сами жертвы. Вот, наконец, и Людвиг принялся отстреливать концевые фаланги этих шевелящихся отростков, Ему это делать было удобнее, так как из его положения он стрелял как бы горизонтально.

Основной злодей, в это время, отрешился от всего, что окружало его здесь и сейчас. Видимо процесс контроля этого агрегата требовал его полного погружения в управление всем процессом. Людвиг удачно отстрелил все хвосты, которые были ему доступны со своего места. Я уже не мог ему помочь, скорость вращения конструкции значительно возросла. Сейчас я только стоял и смотрел, как мимо меня проносились секции с привязанными телами. По расположению секций стало понятно, что одному богу не повезло. Ни Людвиг, ни я не могли отстрелить жало, которое все ближе и ближе приближалось к своей жертве. Я понял, что тут уже ничего не поможет и предложил Людвигу перенести огонь на верхнюю часть центрального стержня, где и находился наш главный враг. Людвиг начал стрелять в утолщение на верхушке центральной оси, а я открыл огонь со своего места. Было видно, что заряды вспыхивают, не долетая до злодея буквально какие-то десятки сантиметров, тогда я послал импульс на непрерывный огонь и предложил это же сделать и Людвигу. Теперь наши снаряды стали видимыми. От Людвига и от меня к фигуре на вершине адского агрегата потянулись светящиеся полосы, которые стали продавливать установленную защиту. Наконец та не выдержала, и наши лучи прошли насквозь через тело еще одного кровавого бога, мечтающего о даже не мировом, а вселенском господстве. Светящиеся линии образовали крест, который полыхнул нестерпимым светом и там, где еще мгновение назад стояло тело бога, не осталось ничего. Конструкция заскрипела и стала останавливаться.

Я, выпустив крылья, рванул вниз, нужно было помочь освободиться всем жертвам, так как сами они не смогут выбраться из захватов. Вытащив нож, я только и делал, что разрезал кожаные ремни и перелетал к следующей жертве. Людвиг, определив, в какую сторону я двигаюсь, стал делать то же самое, но в противоположенную сторону. Так мы и встретились на последнем участнике этого жертвоприношения, а вернее участнице. Это была моя богиня. Ее голова безжизненно болталась, когда я перерезал ремни. По жуткому стечению обстоятельств, она находилась точно напротив Людвига. Это и не позволило ему отстрелить жало, которое успело погрузиться в грудь моей богини. Выдернув металлический отросток с крючковатым жалом на конце, я взлетел и положил ее тело возле одной из дверей на верхнем ярусе и бросился за нашими женщинами. Я подхватил Анну, а Людвиг Татьяну и мы так же, как и я раньше, понесли их на верхний ярус. Там осталась небольшая неогороженная площадка. Мы сложили всех женщин рядом и стали вытаскивать остальных богов. Мы не обманывались. Ведь кровавый бог сообщил нам, что среди жертв только трое являются простыми смертными, а это и получались Анна с Татьяной и Людвиг.

Тела богов были тяжелыми, даже с учетом моей богини. Почему такая разница я не знал. Конструкция, между тем, стала вибрировать при движении, потом раздался страшный скрежет. Похоже, что она пошла в разнос. Видимо ее стабильность поддерживал наш главный злодей, а теперь начнется разрушение. Мы переглянулись с Людвигом и обратившись в драконов начали таскать тела богов и людей в единственный проход, который находился на нашем уровне. Я хватал по три, четыре тела, а Людвиг мог таскать только по одному. Наконец последний участник этих кровавых событий был успешно вынесен из темного чрева этого замка. Все боги лежали в ряд. Это мы, не сговариваясь, сортировали потерпевших. Людей в одну сторону, богиню, рядом с ними, а всех остальных богов выложили в ряд. Теперь следовало заняться моей богиней. Из всех жертв, только она одна пострадала так, что это было заметно невооруженным глазом. Я прилег рядом с ней и распоров свое оголенное предплечье ножом, стал вливать ей в рот и на рану свою кровь. Рана была ужасная. Коготь пробил грудину и, продолжая движение, воткнулся в сам жертвенник. Сегменты, из которых был сделан этот хвост скорпиона, войдя в тело, расширили рану и сломали грудину и ребра. Странно, но строение богини, мало чем отличалось от строения человеческого тела. Залив своей кровью всю рану, я стал тампонировать дыру в теле богини тряпками из пространственного кармана. Нужно было остановить ее кровь и дать доступ в рану моей крови. Когда кровь богини начала останавливаться, я немного успокоился. Теперь оставалось только ждать.

.5. Боги и люди.

* * *

Мы лежали на песке, под палящими лучами местного светила и радовались, что остались живы. По идее нужно было самим спрятаться в тень, да и пострадавших перенести в нормальное, защищенное от слепящих лучей, место. В замок категорически не хотелось возвращаться. Мне казалось, что та конструкция, что вращалась сейчас в центре замка, может рухнуть или взорваться в любой момент. Так что здесь было спокойно, хотя и близко к замку. Но сил осталось мало. Оружие вытянуло всю энергию, да и перетаскивание тел, тоже было не легким делом. В общем, мы отдыхали. Наконец наши подопечные стали приходить в себя. Первыми очнулись естественно несколько богов. Сразу посыпались вопросы, кто мы такие? Откуда взялись? Что это за место? Как они, такие крутые боги оказались здесь? Что мы хотели с ними сделать? В общем, несли всякую чушь. Наконец, я не выдержал, и в двух словах объяснил им, что мы их как бы спасли, причем я, в меньшей степени, так как только помог нам добраться сюда. А вот Людвигу они должны, как минимум жизнь, так как если бы не он, то они все сейчас лежали бы вот с такими ранами, и я указал на тело моей богини. У богов глаза стали квадратные и они переводили взгляд то на меня, то на Людвига, то на мою богиню. Мне это стало надоедать, да и богиня была, мягко говоря, не одета. Так что я указал богам на замок и предложил им самим посмотреть, где их собирались принести в жертву. Но они с вытаращенными глазами показывали на мою рану и рану богини. Я ничего не мог понять, пока кто-то из них не стал с остервенением орать, что я, смертный, лишил богиню ее божественной сущности. Ведь нельзя, чтобы кровь простого смертного попала в тело бога и смешалась с кровью божественного существа. Я, хоть и отмахнулся от назойливых божков сказав им, что если бы не моя кровь, которая имеет неплохие регенеративные функции, то богиня сейчас была бы мертва. Ну а так, когда она очнется, то мы ее и спросим, что бы она предпочла, умереть, или быть живой, но не богиней? Ну а если они все же боги, то могли бы помочь одному из своих, я помню, что богиня легко лечила такие раны. Боги поочередно попытались затянуть рваную рану на животе богини, но у них ничего не получалось, всякие пассы руками и бормотание себе под нос не принесли ничего положительного. Рана не закрывалась, да и кровь продолжала сочиться. Я уже несколько раз поил своей кровью мою богиню. Боги потоптались на месте, не зная, чем меня еще достать, а потом вспомнили про замок. Когда они уже собрались отправиться к замку, я предупредил их, что тот агрегат, на котором их собирались убить, сам находится в критическом состоянии, так как бог, который затеял это, управлял им до самого последнего момента, пока мы его не убили. Так что все там находится в шатком, не стабильном состоянии и в любой момент может или взорваться, или сама конструкция не выдержит и все рухнет, повредив основу замка. Так что им следует быть предельно осторожными.

Боги лишь отмахнулись от меня. Мы с Людвигом переглянулись и только пожали плечами. Миг, и боги исчезли из поля нашего зрения, видимо переместились так, как это делала моя богиня. Мы повернулись к остальным нашим подопечным, так как послышалось шевеление еще кого-то. Оказалось, что еще два бога пришли в себя и сейчас их донимают те же вопросы, что мы слышали буквально несколько минут назад. Тот бог, который выглядел несколько получше второго уже собрался обрушить на нас ворох своих вопросов, как вдруг послышался грохот, и огромный столб пыли поднялся, наверное, метров на тридцать. Контуры замка, которые все еще можно было определить в пыли, стали медленно оседать, исчезая с наших глаз. Из-за барханов вскоре показалась убегающая от обрушивающегося замка первая троица сомневающихся исследователей. Все были в пыли, одежда разорвана, кое-где виднелась кровь. Взгляды смущенные. В общем, нашалившие дети. Они провели несколько пассов руками и все их огрехи, включая кровь, исчезли. Перед нами опять стояли боги. В их глазах было написано непонимание, ведь буквально несколько десятков минут назад они то же самое пытались проделать с моей богиней, и у них ничего не получалось. Видимо рана, нанесенная агрегатом для жертвоприношений, была иного характера, или там применялись какие-нибудь яды.

Один из них кивнул нам головой и, прокашлявшись, произнес, что мы действительно не солгали им и то, что они увидели, являлось оборудованием для жертвоприношений. Больше того, они обнаружили отпечатки своих аур на жертвенниках, так что они благодарны нам, но... нам не стоит надеяться на что-то большее, чем просто их благодарность. Я посмотрел на Людвига, мне то их благодарность была до лампочки, а вот Людвиг мог и обидеться. Все же я, на своем жизненном пути, уже имел знакомство с несколькими богами, а вот как отреагирует мой товарищ на наглость и заносчивость, я не знал. Но Людвиг молодец, он пожал плечами и сказал, что за свою жизнь он часто видел несправедливость и неблагодарность, так что они его нисколько не удивили, значит, этот порок присутствует и среди богов. Да и не рассчитывал он на их благодарность, так как помогал своему другу и кровному брату спасти жену и дочь еще одного нашего брата. Повисло неловкое молчание, но тут в дело вступила очнувшаяся парочка и им стали растолковывать, что же здесь произошло. Вот зашевелились еще трое, однако наши женщины лежали без движения и мы, намочив ткань, которую я достал из пространственного кармана, стали приводить их в себя, смывая водой из фляжек пыль с их лиц. Тут неожиданно вмешался один из богов, он бесцеремонно отодвинул нас в сторону и, сделав какой-то неопределенный жест рукой, привел одежду и кожу женщин в порядок. Выставив руку с растопыренными пальцами вперед он, закрыв глаза начал произносить какое-то заклинание. Его губы беззвучно шептали что-то, и вдруг, глаза Татьяны раскрылись. Бога слегка повело в сторону, и я его поддержал, а посмотрев на Татьяну, еще и горячо поблагодарил. Однако в следующую секунду Татьяна, закатывая глаза, прошептала, что с ее отцом твориться что-то плохое, и рухнула на песок рядом с матерью.

Я, от избытка чувств, громко выматерился, правда, потом все же извинился перед всеми богами. Думаю, что Людвиг меня прекрасно понял. Предупредив Людвига, что скоро буду, и ему следует все время прижимать кровавый компресс к телу богини, переместился к браслету, надетому на руку Михалыча. Картина, которая открылась мне, была не из приятных. Михалыч, лежал на спине разорванный почти пополам очередью из крупнокалиберного пулемета, а на нем сидел какой-то хмырь и душил его. Разбираться было некогда, так как к этому месту бежало человек десять солдат. Я решил не выпендриваться, а просто навалившись на того, который душил Михалыча, перенесся обратно к компании богов. Как только я оттащил душившего Михалыча борова, как в него вцепился Людвиг. Из его крика на родном языке, я только понял, что он узнал этого гада и сейчас будет его медленно убивать. Мне было не до них. Михалыч уже умирал. Я долго не раздумывая еще раз полосонул себя по открытой руке и стал заливать рану Михалыча своей кровью, а потом еще и прижал кровоточащую руку к его губам. Как на зло, в этот момент очнулись Татьяна с Анной. Анна, как только увидела, в каком состоянии ее муж, опять повалилась в обморок, а Татьяна бросилась ко мне, чтобы помочь в лечении отца. Я свободной рукой вытащил из пространственного кармана остатки тряпки, и стал пропитывать ее своей кровью. С компрессами у обоих раненых есть хоть какой-то шанс, а так меня на них двоих не хватит, я уже сейчас чувствовал, что из меня уходит жизнь. Во всяком случае, появилась сильнейшая слабость, и я стал терять сознание.

Неожиданно вмешались боги. Я затухающим сознанием успел заметить, как затягивается рана на теле Михалыча и отключился. Пришел я в себя довольно быстро. Видимо, как только Михалыч прекратил тянуть из меня жизненные силы, то я стал восстанавливаться. Все стояли кружком вокруг меня, а где-то в стороне слышались дикие крики. Я вспомнил, что туда Людвиг уволок смутно знакомого мне военного, который душил Михалыча. Наконец моя память услужливо подсунула мне картинку, мы с Михалычем прячемся на полигоне, когда было организованно похищение его жены и дочери. Да, тогда этот хлыщ красовался с генеральскими погонами. Нужно бы его допросить, но зная, как Людвиг управляется с ножом, думаю, что допрашивать будет некого. Хотя странно, что у Людвига к нему есть какие-то претензии. Ну, за Михалыча обидно конечно, но они же военные и такие ситуации входят в их повседневную жизнь. Ну, связал бы, да потом и допросил. Непонятно. Тем временем крики стихли, и через пару минут к нам подошел хмурый Людвиг. Михалыч, который уже был на ногах и хлопотал возле жены, оставил ту на попечение Татьяны, а сам, взяв Людвига за руку, отвел его в сторону и о чем-то тихонько начал с ним беседовать. Тот был забрызган кровью, даже рукоятка ножа, и та была в крови, что не характерно для Людвига, но что самое поразительное, его руки очень сильно тряслись, и на них отчетливо проступила чешуя.

Я сидел на песке, так как только начал приходить в себя. Снизу вверх я посмотрел на сгрудившихся вокруг нас богов. Те стояли, открыв рот, и смотрели на эту странную парочку. Татьяна хлопотала возле матери и не обращала ни на кого внимания, а вот богиня, открыла глаза и, видимо, пока еще ничего не понимала. Я решил не нагнетать атмосферу, а поднялся с песка и, пошатываясь, поплелся к моим драконам. За моей спиной послышались удивленные голоса богов, которые увидели, что богиня очнулась. Ладно, пусть напоют про меня всякие гадости, а мне нужно разобраться в непонятной ситуации с Людвигом, да и Михалыча расспросить, как он в такое дерьмо вляпался? Кроме того меня напрягала ситуация с тем, что вся наша компания находится уже довольно долго под яркими лучами местного светила, а вдруг это нам противопоказанно, все же другая планета, да и местный бог, которого мы завалили, всю живность здесь каким-то образом извел. Ведь за все время, что мы бродим по песку, ничего живого, кроме нас, я не видел.

Когда я приблизился к моим кровным братьям, то обратил внимание, что Людвиг уже пришел в себя и чешуя на руках исчезла. Михалыч похлопывал его по плечу и говорил что-то ободряющее. Я подошел к ним и молча обнял обоих, а потом сказал, что негоже оставлять наших женщин в компании аж восьми посторонних богов. У Михалыча глаза полезли на лоб, а Людвиг, просто кивнул и мы направились обратно. Я вышел вперед и повел моих друзей к куче богов, которые оживленно что-то втолковывали моей богине. Михалыч шел сзади и поддерживал Людвига, в которого, оказывается, попали две пули, но его регенерация теперь была чуть хуже моей, так что заживет быстро, да и боги, может быть подлечат. Все же взгляды их, в последнее время, претерпели существенные изменения. Внезапно, растолкав толпу, ко мне бросилось мое божественное чудо.

.6. Надо бы домой.

* * *

Над пустыней пронеслось громкое "Макс", вихрь с золотыми волосами с разбега сиганул мне на шею, обвив своими ногами мою талию. Меня чуть не снесло. Еле устояв, я отстранил головку своей богини и стал ее рассматривать. Голову украшала шапка золотых волос. Нет, они не были такими как раньше, золотистого цвета, они были золотыми. Они даже сверкали на солнце, хотя на ощупь были как обыкновенные волосы. Я отстранил богиню еще больше и посмотрел на то место, где была рана. Все заросло, даже шрама не осталось. Я только открывал и закрывал рот. Как такое могло произойти, я не понимал. Я же точно помнил, как ничего не получалось с лечением у богов, что первыми очнулись рядом с нами на песке, когда мы их вытащили из замка. Я посмотрел на группу богов, откуда, буквально пару минут назад, выскочила моя богиня. Те стояли на коленях, лицом к нам, склонив голову. Что-то было не так.

Я нахмурил брови и спросил - А ну-ка, рассказывай, что ты успела натворить? Почему твои боги стоят на коленях? Я чего-то не знаю?

Богиня удивленно посмотрела через свое плечо и пожала плечами, мол, сама не понимаю, что это с ними. От толпы богов шел ропот, который постепенно стал складываться в понимаемые слова "старший, старший бог" и еще какие-то бормотания. Я ссадил с себя богиню и, обняв ее за плечи, повел к коленопреклоненным богам. Как только мы подошли, те разом склонили головы до земли и пропели "приветствуем тебя, старшая". Нужно было что-то делать, так как я видел, что богиня сама не понимает, что произошло.

Уважаемые боги, я бы хотел, чтобы кто-нибудь из вас прояснил для меня, что произошло?

Разве ты не понимаешь, смертный, что нас посетил старший бог?

Ну, вы же понимаете, что я не бог, и поэтому мне до сих пор не ясно, что это за старший и где он?

Вот! Вот эта божественная сущность! - И тот бог, что попытался оказать помощь Анне и Татьяне, стал рукой указывать на мою богиню.

Тут у меня что-то стало складываться в голове, так как я вспомнил о единороге и его роге, ставшим золотым после моей крови. Ну вот, только я подумал о единороге, как он стал проявляться на песке, рядом с богиней. Когда его золотой рог засиял в лучах светила, то толпа пришла в экстаз. А единорог, полностью проявившись, вступил с богиней в мысленный контакт, так как оба они застыли на месте, не замечая никого вокруг. Наконец их диалог закончился и тут единорог увидел меня и Михалыча. Он, из облика единорога перетек в человеческий и, потянув богиню за собой, закричал нам, что это дело надо обмыть. Его госпожа стала старшей богиней и здесь, скорее всего, не обошлось без Макса, так что он требует, чтобы мы доставали свой бренди и рюмки.

Ситуация складывалась донельзя проблематичной. Боги стоят на коленях, Анна готова опять упасть в обморок. Ведь одно дело слышать, что есть боги, в сказках читать, что есть единороги, и вдруг увидеть все это своими глазами. Пора было вводить демократию.

Так, внимание всем, только что нас посетил старший бог и его единорог. Мы все счастливы, что стали невольными свидетелями этого события, поэтому предлагаю быстро накрыть стол и организовать какой-нибудь тент над головами, а то неизвестно, как на всех нас будут действовать лучи этого светила.

Боги встрепенулись, и стали пытаться организовать то пожелание, которое я высказал вслух. Однако, ничего не получалось, тогда за дело взялись Михалыч с Татьяной. У Татьяны получилось создать что-то в виде колхозного полевого стана. Натянутый брезентовый тент, а под ним длинный деревянный грубо сколоченный стол и по бокам скамьи. Я захохотал и показал большой палец Татьяне. Та зарделась, от смущения и понимания, что это какое-то топорное волшебство. Однако у богов-то и такого не получилось. Все начали занимать места на скамье. Видно было, что для богов это уж очень непривычно, но они поглядывали на то, как уселись за стол Михалыч с Анной, и копировали их поведение. Мы с Михалычем переглянулись и достали рюмочки, причем у меня их было только четыре, так как мне не посчастливилось устраивать большие застолья, а вот Михалыч порадовал. Набор из двенадцати рюмок присоединился к моим четырем. Мы стали разливать бренди из одинаковых фляжек. Фляжки вызвали вздох восхищения и зависти. Все стали дружно передавать рюмочки по цепочке, так что вскоре перед каждым стояла рюмка с великолепным напитком от короля Зангрии. Женщины возмутились, и мне пришлось слазить в мой карман за десертным вином. Заодно, перезнакомил женщин между собой. Думаю, что они разберутся, как обращаться друг к другу. Анна сидела притихшая, а вот Татьяна, легко нашла общий язык с богиней. Тут уж и я подлил масло в огонь, напомнив, что родственник единорога попросил руку и сердце нашей Татьяны, так что может они с единорогом еще и породнятся. Ну и напомнил всем, что бренди, который мы разлили по рюмкам, делает сам король Зангрии, будущий свекор Татьяны. Наконец гомон за столом успокоился, и я произнес тост за новоявленного нового бога, пожелал ему всегда оставаться такой восхитительной, доброй и справедливой. Все, вслед за мной подняли рюмочки и кто мелкими глоточками, а кто, как мы с Михалычем, опрокинули в рот всю рюмку целиком. Из таких, были Людвиг и единорог. Богиня посмотрела на единорога с интересом, а потом уверенно заявила, что это мы, злодеи, успели его испортить. Мы тут же принялись оправдываться, так как это природой заложено в каждого мужика, оправдать свою пьянку. Богиня погрозила нам своим пальчиком, но было видно, что она не сердится. Единорог же, в это время, искал глазами на столе чем бы закусить. Он вспомнил, как я в прошлый раз давал ему восхитительную закуску, когда мы пили за знакомство единорога и Михалыча. Я жутко покраснел, и сказал ему, что солеными огурцами у нас бренди не принято закусывать, а в прошлый раз я торопился дать ему что-нибудь к алкоголю, но по ошибке достал то, что идет у нас к водке. Здесь нужно или лимон, или шоколад. Я пошарил в своем пространственном кармане и вытащил тарелочки с нарезанным лимоном и тарелочки с наломанными плитками шоколада. Боги, которые напряженно прислушивались к нашему разговору, поинтересовались, почему мы, действительно, пьем не так, как они? Почему сразу всю рюмку, ведь напиток крепкий? Тут в разговор вступил Михалыч. Он подчеркнул, что работа у нас нервная и опасная, ведь все видели, в каком виде его притащил сюда я, поэтому, мы иногда, чтобы сбросить стресс, выпиваем, таким образом, две, три, а то и пять таких рюмочек с небольшими перерывами. Боги стали обмениваться информацией, обсуждать, можно ли так пить. А единорог же, не прислушиваясь к разговору схватил лимон и положил его себе в рот. Ох, как его перекосило. Михалыч поднял руку и попросил минутку внимания. Разговоры за столом стихли. Михалыч предложил выпить за наше знакомство. Так уж получилось, что волей судьбы за этим столом собрались простые смертные, боги, старший бог, маги и драконы-оборотни, так что не мешало бы выпить за знакомство и дружбу. Сегодня он, хоть сам не видел, но слышал, что боги помогали смертным, а смертные, богам. И раз уж все помогаю друг другу, то не мог бы я вытащить на стол что-нибудь поесть, так как сам Михалыч голоден как дракон. Я полез в пространственный карман за блюдами с пловом, это был оптимальный вариант, так как там была, как растительная пища, так и мясо. Кто знает этих богов. На столе разместились три огромных блюда с узбекским пловом. Из риса торчали куски мяса, а сверху все это украшала головка чеснока. Я обратился к гостям и рассказал, что плов состоит из риса, это крупа растительного происхождения, а в рисе находятся морковь и лук, которые являются овощами и мясо животных, которые питаются травой. Сверху находится головка чеснока, это растительная приправа которая очень жжет полость рта, но в данном случае эта головка готовилась вместе с пловом и поэтому она отдала всю свою остроту самому блюду. Так что его тоже можно есть. При приготовлении используется соль, это то что делает морскую воду такой своеобразной на вкус, и растительное масло, что получают выжав его из какого-нибудь масленичного растения. Пока я рассказывал, то сам доставал из пространственного кармана тарелки, вилки, ложки. Достал хлеб и объяснил, как его делают и из чего состоит. Все же боги, не люди, может им чего-то категорически нельзя. Татьяна с Анной все быстренько расставили перед каждым из гостей. Вот, наконец, за столом воцарилась тишина, и Михалыч предложил выпить за сказанное. Мы опять опрокинули в себя рюмки, несколько богов решились, и, копируя нас, тоже влили в себя бренди. У них на глазах навернулись слезы, и они торопливо стали закусывать тот огненный комок, который пропихнули в себя. Единорог принялся учить их правильно пить. Лица у всех, сидящих за столом, раскраснелись. Народ накинулся на еду.

Минут через пять поднялся бог, что помогал нашим женщинам прийти в себя и поблагодарил нас за еду и питье. Оказалось, что он не ел около семи тысяч лет, другой поднялся и сообщил всем, что он находился в плену чуть меньше пяти тысяч лет и его тоже не кормили. Выяснилось, что боги могут впадать в спячку и в таком состоянии они потребляют минимальное количество энергии, так что сейчас происходит восстановление жизненных сил богов. Видимо от истощения они и не смогли организовать сносное лечение пострадавших и обеспечение необходимого минимума бытовых условий после освобождения из жертвенника.

После него поднялся один из богов, что очнулись первыми и, подняв свою рюмку, предложил выпить за их спасителя, который смог сбить жертвенные наконечники почти у всех, и тем самым лишил сумасшедшего бога энергии для завершения жертвоприношения. Все боги заставили Людвига подняться и, пожелав ему силы и удачи, выпили за него. Людвиг был смущен. Он, как и Анна даже не представлял, что боги существуют. Однако вскоре выяснилось, что и боги не все знают. Прицепившись к словам Михалыча о драконах-оборотнях, они утверждали, что драконов не существует. Вернее, когда-то они были во вселенной, но потом вымерли, что и подтвердили те боги, которые попали в застенки сумасшедшего бога сравнительно недавно. Я насторожился и просемафорил Михалычу пальцами, что не все можно говорить богам, поэтому поднялся со своего места и сказал, что да, самих драконов видимо, нет, но вот остались такие оборотни, как я. С этими словами я выбрался из-за стола, отошел подальше и приняв облик дракона показал богам себя. Боги, богами, а вот Анне стало дурно. Она видимо представила, что я мог в любой момент слопать как ее, так и всю ее семейку. Михалыч благоразумно не стал преображаться. Боги сидели подавленные. Видимо их мировоззрение существенно пошатнулось. Но, однако, это не выходило за рамки того, что было раньше в этой части вселенной, так что было признано, что драконы исчезли, а драконы-оборотни не могут заменить истинных драконов, так как те хранили знания и могли летать между мирами. Я, чтобы не смущать женщин, сменил облик обратно и застолье продолжилось.

.7. Домой, так домой.

* * *

Пьянка продолжалась довольно долго. Алкоголь сблизил и подружил таких разных существ. Несколько раз я оказывался близко от моей богини. Она попросила меня поподробнее расспросить богов о том, что такое старший бог. Я понял ее настороженность и, при первой же возможности, направился к тому богу, что помогал нашим женщинам прийти в себя. Во-первых, он был самым старым из всех присутствующих, так как просидел в застенках семь тысяч лет, и поэтому помнил, что было раньше, а во-вторых, просто я к нему проникся симпатией. Потом я расспрошу более молодых богов и сделаю соответствующие выводы. Все оказалось до банальности просто. Старшие боги являлись своеобразными стражами закона. Ведь каждый бог представлял определенную территорию вселенной, так что случались конфликты, и они требовали справедливого суда. Меня смущало в этой ситуации только одно, богиня была слишком молода. Может ее на Земле отправить поучиться на юриста. Пусть изучит законы планеты Земля, а потом экстраполирует их на свои миры. Расспросы более молодых богов подтвердили информацию старого бога, и я успокоился. В принципе это мою богиню не к чему, что она не смогла бы сделать, не обязывало, так что, в случае чего, я ей помогу, хотя бы тем, что дам прочитать решение суда по похожему, в общих чертах, делу.

Наконец мероприятие стало подходить к концу. Сильно пьяных не было. Боги засобирались домой. Я невольно обнаружил у них всех одну закономерность, никто не назвал своего мира, где он находится и не пригласил в гости. Ну, понятно, что простые смертные и так не смогли бы попасть к такому богу, потому что наши космические корабли не летают на такие расстояния, но ведь и других богов никто к себе не пригласил. Единственное существо, которому были озвучены приглашения, посетить их мир, была моя богиня. Но и ей, более конкретная информация сообщена не была. Так, не более чем фигура речи. Богиня отнеслась к этому спокойно, может потому, что у нее еще не было богатого жизненного опыта, а может по каким другим причинам.

В общем, когда на небе вспыхнули первые звезды, народ засобирался домой. Однако, как скоро выяснилось, планета решила не отпускать от себя богов. Еще с самого начала складывалось такое впечатление, что их божественные силы кто-то сильно уменьшил. Полной блокировки не было, так как они могли что-то делать с собой, остановить кровь, убрать небольшие порезы, подлатать одежду. А вот на большее их не хватало. Боги выглядели убитыми и растерянными. Они метались рядом со столом, суетились и, самое главное, они не знали, что делать. Наверное, это страшно, иметь безграничную власть над частью пространства и всем, что эту часть населяет, и вдруг, в одночасье лишиться всей этой власти. Воистину, потерять может только тот, кто имеет.

Такое броуновское движение продолжалось довольно долго. Думаю, что никто не хотел признаваться в том, что он потерял свою божественность. Наконец, ко мне подошел самый старый бог и, отведя меня в сторону, тихо сообщил, что он не может перенестись в свой мир. Эта планета его не отпускает, да и силы своей он почти не ощущает. Немного подумав, я решил проконсультироваться у моей богини. Попросив бога немного подождать, я направился к своей женщине. Та что-то обсуждала с Анной и Татьяной, указывая на их одежду. Думаю, речь шла о веяньях моды. Отозвав богиню в сторонку, я сообщил ей, что, похоже, наблюдается ситуация, когда боги не могут покинуть эту планету. Видимо, их силы заблокированы. Богиня попыталась переместиться в пределах этой планеты и, тоже убедилась, что ей это не по силам. У нее было такое растерянное лицо, что я расхохотался и напомнил ей, что я-то исчезал из этого мира за Михалычем, так что ей ничего не грозит. Ну а сила, даже если ее осталось мало, должна восстановиться за пределами этой планеты. Богиня успокоилась. Мы решили провести эксперимент с самым молодым из богов. Он меньше всех подвергся действию этой планеты, так что, пригласив его для беседы, мы убедились, что он уже делал попытку уйти домой, но у него ничего не получается. Теперь вставал вопрос о координатах его мира. Естественно он их не знал. Раньше просто хотел попасть домой и раз, он уже дома. Тут на помощь пришла богиня. Оказывается, в древних знаниях, почерпнутых ей из той самой Библиотеки, есть методы, которые позволяют извлечь такую информацию из любого носителя. Насколько я понял, достаточно какой-то вещи, побывавшей в конечной точке и все, координаты получены. Теперь вставала другая проблема. Богиня получала информацию о конечной точке от каждого из богов. Потом она должна была сообщить мне эти координаты, а уж затем я, в непосредственном контакте с богом, переносил его в конечную точку. Самым заковыристым моментом было то, что я становился обладателем точных координат мест, где жил каждый из этих богов. Конечно, кроме меня этими же знаниями обладала и богиня, но, оказывается, ей можно, а мне нельзя. Я пожал плечами и отправил их разбираться и договариваться с моей богиней, посчитав, что лучше, чем они сами, никто эту задачу не решит.

Уже достаточно пообщавшись с богами, я не исключал, что они будут настаивать на зачистке моей памяти после каждого перемещения, а то и физического устранения после завершения спасательной операции. Поэтому я отозвал моих друзей в сторону и предложил им отправиться ко мне в номер отеля, так как у Михалыча дома ситуация не ясна, а у меня они будут в безопасности, плюс им, если что, поможет Людвиг. На том и порешили. Я тихонько шепнул Михалычу, что меня здесь могут попытаться убрать из-за лишних знаний, но мне будет легче защищаться одному, да и подвергать их всех такому риску не хочется. Думаю не исключено, что придется спасать и богиню, так что мне нужны свободные руки. Михалыч все понял. Тем более что помочь они мне все равно не смогут. Так что собирать им особо и нечего. Голому собраться, только подпоясаться. Тут я вспомнил об оружии, которое выпросил у стража склада с военной амуницией. Я сам закрепил так называемый бластер на предплечье левой руки Михалыча и прикрепил контактную группу на его кожу. В двух словах рассказал, как пользоваться этим девайсом и напомнил, что Людвиг поможет ему разобраться с этим оружием, так как у него самого такое же.

Мои земляне собрались в кучку и тесно прижались друг к другу, я обхватил их и переместил в номер отеля. Здесь все было так, как я оставил, когда утащил богиню на Зангрию. Пообещал, что как только разберусь с богами, то сразу прилечу за ними. Распрощавшись, я вернулся назад, к богам. Здесь собрание видимо уже закончилось. Лица насторожены, былой искренности и дружелюбия, как будто и не бывало. Что же, я к этому готов. Богиня стоит, закусив губу, видимо на нее было оказано давление. В принципе их можно понять. Они мне чем-то отдаленно напоминали наших криминальных авторитетов. Вроде и есть власть, но одно неосторожное действие или слово и все, тебя списали. В лучшем случае останешься живой и голый, в худшем...

Ну что, господа уголовники, к какому мнению, относительно меня вы пришли. Жизнь то хоть оставите или будете убивать после каждого переноса?

По их нахмурившимся лбам я понял, что интриганы они может и хорошие, но вот просчитать партию на несколько шагов вперед, никто не удосужился. Каждый думал только о себе. А ведь я их должен последовательно перенести каждого в свой мирок и вернуться за следующим, пока не останется одна старшая богиня.

Вижу, что перспективы меня ждут безрадостные, однако нужно что-то решать. В свое оправдание могу сказать следующее, что лично мне ваши миры не нужны, так как я в своем-то не могу толком устроить свою жизнь. Кроме того, срок моей жизни колеблется от шестидесяти до, максимум, сто-десяти оборотов моей планеты вокруг собственного светила. Если вы способны своим не дюжим умом охватить такое количество времени, то можете прикинуть, нужны ли мне ваши миры, тем более что сейчас мне около тридцати циклов. И если вы закончили свои интриги то, может быть, начнем перенос, а то старшая богиня уже слегка устала от вас.

Кстати, моя богиня, как вы будете передавать мне координаты их миров?

Я могу использовать для этого только знания древних.

Опять послышался шум падающих тел. Обернувшись, увидел, что все боги опять на коленях. Вздохнув над такой идиотской ситуацией я предложил перенести добровольцев, остальные могут остаться здесь в надежде, что силы к ним вернуться.

Наконец вперед вышел самый старый бог. Он мне, почему-то, нравился больше других. Повернувшись к остальным он произнес, что после того застолья, которое здесь проходило, после того, что я рисковал ради них собственной жизнью и вытащил из разваливающегося жертвенника всех богов без исключения, разве можно после этого не доверять мне. Лично он вверяет свое будущее мне и будь что будет. Богиня кивнула в мою сторону, и я подошел к ней. Она взяла меня за оголенные запястья и заглянула в глаза. Через мгновение я точно знал место, куда мне нужно доставить бога. Кивнув богине в ответ, я повернулся к богу, улыбнулся ему и, взяв за локоть, переместился с ним в какие-то чертоги. Все было гнилым, воздух отдавал непостижимой вонью и был затхлый, никакой вентиляции. Материя и дерево давно истлели. Попросив бога немного подождать, я направил свое драконье чутье за стену его жилища. От увиденного я смог только выматериться. За стеной была помойка. Что-то вроде огромной городской свалки. Жилище бога представляло какую-то гору, вокруг которой и сваливали мусор очень знакомые грузовые машины собирающие и вывозящие мусор из города. Марку их я не знал, но то, что это произведение земных инженеров, это было однозначно, как говорил один, не безызвестный политик. Кроме того я услышал испанскую речь. Земля, даже к бабке ходить не надо. Нужно было что-то решать.

Э..., уважаемый, так уж получилось, что мы с вами из одного мира. Я делаю такие выводы из того, что находится за стеной вашего жилища. Не исключаю, что когда-то это место было вдалеке от ближайших поселений людей, но прошло, по вашим высказываниям, больше семи тысяч лет. Мир вокруг изменился. Давайте сделаем так, я перенесу вас к тем людям, с которыми вы познакомились на той планете. Они сейчас находятся в моем доме, который мне не принадлежит. Это сложно понять, но постарайтесь довериться мне. После того, как я перенесу всех остальных богов, то вернусь к своим друзьям. Не знаю, пойдет ли со мной старшая богиня, но я вернусь туда точно. Так что решайтесь и если да, то берите отсюда то, что дорого вам и без чего вы не сможете обойтись, все остальное я попытаюсь организовать вам позже, все же вы бог моей планеты.

Тот смотрел на меня, а из его глаз катились крупные слезинки. Человек, вернее бог, потерял последнее связывающее звено с его прошлой жизнью. Я поинтересовался, может ли он осмотреть все вокруг, для того, чтобы иметь общее представление об этом месте, вернее, как оно изменилось. Тот молча кивнул и закрыл глаза. Когда он их открыл, мне было его очень жаль. Он потерял какой-то стержень. Я молча обнял его и прошептал, что все будет хорошо. После этого переместился в свой номер. Мои нахлебники приводили себя в порядок. Я прокашлялся, привлекая всеобщее внимание. Когда Михалыч и Татьяна подняли головы, то я попросил их позаботиться о нашем родном боге. Так уж случилось, что за семь тысяч лет все, что было у него, истлело за давностью лет и ему сейчас даже негде жить. Рядом с его жилищем устроили городскую свалку. Поэтому нужно взять над ним шефство пока к нему не вернутся силы. У Татьяны потекли слезы, так ей стало жалко старичка, а Михалыч просто обнял его и повел вглубь комнаты. Я еще раз предупредил всех, что скоро вернусь и переместился на злосчастную планету.

.8. Конвейер заработал.

* * *

Когда я вернулся на планету, там шел ожесточенный спор. И куда делась вся почтительность к старшему богу, да еще и носителю знаний древних. Разговор шел на повышенных тонах. Видимо они нащупали слабое место богини, а именно ее молодость. Во всяком случае, богиня выглядела растерянной и пыталась оправдываться. Это никуда не годилось.

Господа боги, я вижу вы все решили остаться здесь и попытать счастье в игре под названием "русская рулетка".

Те прекратили галдеж и уставились на меня с нескрываемой злобой и презрением. Кто-то поинтересовался, что это за игра и в чем ее смысл.

Ой, все очень просто. Берется пистолет типа револьвер. Его особенность состоит в том, что патроны в нем заряжаются в специальный вращающийся барабан, который поворачивается после каждого выстрела специальным механизмом, подавая очередной патрон к стволу, через который и производится выстрел. Этот барабан можно поворачивать и вручную, вплоть до того, что сильным толчком его можно привести в длительное вращающееся движение. В этом и состоит особенность игры. Вы вставляете один патрон в барабан на шесть или восемь патронов, потом придаете вращение барабану, чтобы он несколько раз провернулся вокруг своей оси, а потом подносите его к своей голове и нажимаете на курок. Кому повезет, у того выстрела не последует, а кому не повезет...

Боги уставились на меня, как на сумасшедшего. Один из них поинтересовался, для чего я все это рассказал? Я удивился, а потом напомнил им, что если они будут продолжать вести себя так со старшим богом, то у нас с богиней может возникнуть желание покинуть эту планету не заботясь о всех, кто находится здесь, и тогда у них будут только два пути, или в них проснется божественная сила, или они так и останутся тут, как новая местная форма жизни. Ропот опять начал возрастать. Тогда я предложил им отойти от нас на достаточное расстояние, чтобы мы не слышали их беседу и обсудить, как они собираются поступить. Если найдутся желающие покинуть этот мир и отправиться в свой, то я, пока еще нахожусь на этой планете и выполню их желание, ну а когда я навсегда покину этот мир, то у них останется "русская рулетка". После этих слов я взял единорога и богиню под руки и повел их за стол.

Когда гомонящая толпа богов удалилась, я обратился к обоим моим спутникам с вопросом, почему они позволяют разговаривать с собой в таком тоне? Богиня призналась, что просто растерялась в подобной ситуации и не знала, как себя вести с разгневанными богами, а единорог напомнил, что он призван защищать богиню от серьезных угроз, а здесь был просто разговор на повышенных тонах, но о чести бога, бог заботится сам. Так их, единорогов, воспитали. Тут они вспомнили, что я переместил одного из богов домой и поинтересовались, как все прошло. Я объяснил, что в помещение, где жил бог, мы попали, но вот внутри там все пришло в негодность. Все-таки семь тысяч лет, это серьезный срок. Видимо придется ждать, когда у бога восполнится его божественная энергия. Я не стал рассказывать, что это был бог планеты Земля, так как уже нагляделся, что у богов не все так гладко в отношениях между друг другом. Внезапно я заметил, как встрепенулся единорог, проследив за его взглядом, я обернулся и увидел одного из богов, который направлялся в нашу сторону. Я уже слегка различал богов, так что этого я вспомнил по высказываниям о времени, проведенном в заточении у сумасшедшего бога. Тогда он назвал цифру в пять тысяч лет. Видимо богатый жизненный опыт играет не последнюю роль в принятии серьезных, значимых решений. На лице бога была написана решительность, может и фатализм, типа, будь, что будет. Я, помня о той ситуации, в которую попал бог моей родной планеты, попросил богиню получить у бога две точки привязки. Одну, это его жилище, а вторую, это какое-нибудь природное образование или рукотворное сооружение, способное простоять многие века без серьезных изменений. Богиня лишь кивнула головой. У нее все еще не выходили из головы мои слова о непочтительном обращении к ней богов. Чтобы ее отвлечь от горьких дум, я поинтересовался ее самочувствием, ведь она получила кровь дракона, у одного моего друга, при повторном вливании крови, через некоторое время началось превращение в дракона, он был в неудержимой ярости и крушил в своем доме все, так что если вдруг у нее начнется подобное состояние, то нужно будет срочно сообщить мне. Моего друга, а это был Людвиг, лечила самка дракона, Молния. Она оказалась драконом с магической силой, что является редкостью среди драконов. Естественно, все драконы магические существа, но вот сознательно использовать магию умеют единицы, она же, даже обучала меня и Михалыча азам магического искусства.

Наконец бог приблизился к нам и, склонив голову, попросил богиню считать у него информацию об его мире и помочь ему вернуться домой. Богиня озвучила ему мои условия. Тот удивился и с вопросом уставился на меня.

Видите ли, при перемещении бога, первым вызвавшегося попробовать вернуться домой с этой планеты, произошел небольшой казус, который не помешал нам переместиться, но который заставил меня задуматься о том, что не все может пройти так гладко, как мы себе это представляем. Ведь прошло огромное количество времени и само место вашего обитания могло измениться до неузнаваемости или вообще, погрузиться в пучину моря, или на этом месте проснулся вулкан. Так что имеет смысл определить запасную точку, куда можно было бы переместиться. Бог согласился, что это, действительно, не исключено, и кивнув головой богине, протянул ей свои руки. Миг, и информация, из головы бога, прочитана. Затем богиня подозвала меня и, как и в прошлый раз, передала мне координаты двух точек на планете бога. Что же, можно отправляться. Я организовал прямой контакт с богом и дал сам себе команду на перемещение.

На этот раз мы оказались в пещере, в которой гулял сквозняк, так как кроме отверстия, представляющее собой вход, была и вторая дыра, которая вела к обрыву в толще скалы. Похоже это было жерло старого вулкана и оно отделялось когда-то от пещеры бога толстой стеной. Но, видимо часть скалы обвалилась, открыв вторую дыру в пещере, оттуда поднимались сернистые пары, которые не давали нормально дышать в пещере. Я вопрошающе посмотрел на бога, тот лишь развел руками. Тогда я открыто спросил его, как он будет здесь жить. Опять пожатие плечами. Мне этот фаталист совсем не нравился.

Давай-ка перенесемся ко второй точке вашего мира и посмотрим, может мы найдем там более приемлемое место для жилья. Воду я тебе дам, а с едой, даже не знаю, что и делать.

Взяв бога за локоть я перенесся с ним к огромному скальному массиву. Вокруг простирались живописные джунгли или тайга, не знаю, как такое называется на этой планете. Просканировав скалу, я обнаружил высоко над землей полость, в толще скалы. Оставив бога внизу, на земле, я взмахнул крыльями и поднялся на уровень обнаруженной полости. Выброс силы с помощью кольца дракона пробил дыру в скале. Повторный удар сделал проход более качественным и я, спланировав вниз, подхватил бога и занес его в новообразованную пещеру. Здесь было как-то светлее и чище. Я вопросительно посмотрел на бога, тот улыбнулся и утвердительно кивнул в ответ. Тогда я достал из пространственного кармана алюминиевую фляжку с водой и серебряную с бренди. Затем подумав, вытащил еще кастрюлю борща и казан плова. Думаю, что бог сможет не дать закиснуть своей еде. К этому набору добавил ложку, вилку, нож и тарелку с чашкой. Вкратце объяснил, что из чего сделано и как должно храниться, объяснил про особенности фляжек и пообещал принести сюда Татьяну, чтобы она наколдовала мебель. Буквально через пару минут Татьяна, одетая в домашний халат делала пассы руками и бормотала какую-то абракадабру. Однако ее действия возымели успех. В пещере появились обеденный и рабочий стол, кровать, шифоньер, удобное кресло и четыре стула. Я пообещал богу, что как только закончу с остальными богами, то помогу ему организовать свой быт получше. На этом мы распрощались и исчезли с его планеты. Татьяну пришлось вернуть обратно в номер отеля и выслушать все, что она обо мне думает. Как можно женщину без макияжа и в домашнем халате показывать каким-то богам! Непорядок. Я пообещал исправиться.

.9. Корректировка плана.

* * *

Сразу на планету с богами возвращаться не стал. Хоть и не почтительны боги к моей богине, но ведь им нужно продержаться до того момента, когда их божественная сила восстановится. Так что обеспечу их самым необходимым на первое время, ну а дальше все в их руках. Поэтому перенесся в башню духов и скопировал фляжку с водой, фляжку с вином, но из моей алюминиевой фляжки, серебро они не заслужили, кроме того скопировал простейшее кольцо защиты. Все, было приготовлено, и я вернулся к моей богине. Как выяснилось, готовы были переместиться два бога. Как ни странно, но первыми изъявляли желание вернуться боги, которые просидели дольше других в заточении у сумасшедшего бога. С этими богами проблем не возникло, первого я переместил в очень красивый храм. Место, где мы появились, сверкало чистотой и здесь очень приятно пахло. Жрец и наложницы рухнули на колени и принялись прославлять бога. Я поинтересовался у бога, как же так, он отсутствовал довольно долго, где-то чуть меньше полутора тысяч лет, а его встречают, как будто он только вчера выехал из храма. Все оказалось намного прозаичней, чем я предполагал. Бог и раньше подолгу отсутствовал на планете, и жрецы исправно работали на его имидж, а наложницы пополняли гарем автоматически. Как только они достигали определенного возраста, то их заменяли молодыми, полными сил, а старые отправлялись на легкую работу при храме или возвращались домой, где их охотно брали в жены. Я вручил подарки богу, так как экономить на нем я не собирался. Бог, тем не менее, обрадовался дарам и в свою очередь одарил меня увесистым мешочком с драгоценностями. Правда метал украшений мне был неизвестен, но, тем не менее, я поблагодарил бога за щедрость и распрощавшись, переместился за следующим богом.

Как только я появился на планете, то богиня поинтересовалась, как я себя чувствую. Я прислушался к своим ощущениям, вроде никаких отклонений я не чувствую, так что еще одного бога я перенесу без труда. Тогда богиня вложила мне образ мест, куда мне надлежит доставить бога. Этот бог был какой-то настороженный. Все время отводил глаза и вообще, вел себя очень подозрительно. Я, на всякий случай проверил все свое оружие, мало ли чего. Затем прикоснулся к богу и перенесся с ним в первую точку переноса. Это оказалось слегка обветшалое величественное сооружение, состоящее из четырех огромных пирамид. Камни на пирамидах потрескались, и множество отвалившихся обломков лежали возле подножья. Как ни странно, но как только мы появились на площадке, находящейся посредине между пирамидами, к нам вышел древний старец, с высоким посохом. Он, склонив голову, поприветствовал своего бога и сообщил ему, что из-за его отсутствия многие жрецы не верили в возвращение своего бога и покинули город бога. Здесь остались только самые преданные, их немного, всего двадцать три, но на каждого из них бог может рассчитывать, как на самого себя.

Бог растрогался, на глазах его выступили слезы и он, простерев руку над головой своего жреца, благословил его. Вокруг нас пошла какая-то волна силы, и в следующее время я увидел, как восстанавливается видимая мне пирамида. Переведя взгляд на соседние пирамиды, констатировал то же самое. Видимо истинная вера в своего бога помогла тому быстро оправиться от полного истощения своих божественных сил. Что же, меня это вполне устраивало и я, вручив подарки перенесенному богу, стал с ним раскланиваться, но тот задержал меня и попросил жреца принести один из обручей правды. Когда тот принес артефакт, то он был торжественно вручен мне. Его название говорило само за себя, и я поблагодарил бога за щедрый подарок. Который, как мне казалось, при моих возможностях был мне не нужен, но когда бог одел его мне на голову, я отчетливо услышал мысли как бога, так и жреца. Оказалось, что его опущенные глаза и нервозность объяснялись тем, что раздор между богом и жрецами начался давно, и ему просто было стыдно, что нас могли очень неприветливо встретить. А жрец был истинным верующим, о чем я и шепнул богу. Пора было прощаться. Я еще поблагодарил бога и переместился назад, к моей богине. Худо, бедно, но половину богов я уже переместил, правда, остались самые ершистые, но ничего, противопоставить-то им мне нечего.

Сил у меня оставалось еще много. Вернее я не ощущал усталости и не знал, когда исчерпается мой резерв. Это нужно было проверить, и поэтому я попросил богиню, не останавливать процесс миграции наших перелетных птичек. Перенос по очереди следующих двоих оказался вполне нормальным. Оказавшись один на один со мной их гонор куда-то пропадал и передо мной представал вполне вменяемый бог, который был благодарен как за свое перемещение, так и за подарки, которыми я одаривал каждого бога. От этих двух я получил в подарок какие-то драгоценности. По их хитрым рожам я понимал, что мне дарят то, что не прижилось в их хозяйстве. На тебе боже, что мне негоже. В данном случае нужно было говорить, "от боже". Но я не обижался, так как не рассчитывал получить и этого. Честно говоря, боги оказались еще той обузой, и я с удовольствием пропустил бы этот этап моей жизни. Но что получилось, то получилось.

Проблемы начались на предпоследнем боге. Этот действительно, был самым задиристым и наглым. Наверное, я начал уставать, или просто успокоился, когда увидел, что боги теряли свою заносчивость и агрессивность, когда оставались со мной один на один. В общем, перемещение прошло гладко, мы оказались в деревянной, резной пагоде или в чем-то очень на нее похожем.

На наше появление выбежали слуги и жрецы. Как ни странно наложниц не было, а может их содержали где-то в другом месте. Не успел я перевести дух, как от бога последовала команда о моем аресте. Честно говоря, я прозевал начало моего пленения. Пагода была уж очень красивая. Да и воздух был наполнен каким-то ароматом. На меня набросили сеть и попытались заломить руки за спину, кроме того я почувствовал ментальный удар слабой мощности. Ради интереса я позволил это сделать с собой. На лице бога была нарисована счастливая улыбка. Я поинтересовался у него, почему он так обошелся со мной. Бог рассмеялся и заявил, что теперь я буду его рабом. Меня заклеймят, и я буду выполнять все его желания. Мне связали руки, потом скинули сеть и потащили в соседнее здание. Пока я не сопротивлялся. Мне было интересно, на каком этапе бог прекратит этот балаган. Но чем дальше, тем больше я убеждался, что мне действительно будет уготована роль бессловесного раба. Мои охранники находились под ментальным контролем. Когда жаровня с раскаленными клеймами была уже видна, видимо они всегда были наготове, я нанес свой ментальный удар, погрузив окружающих в сон. Нужно было кончать этого бога. Не правильно, когда такой монстр гуляет на свободе, если его не устранить сейчас, то мы, в скором времени, получим еще одного сумасшедшего бога. Это мы его называем сумасшедшим, на самом деле он вполне вменяем. Было понятно, что просто он поставил себя на несколько ступеней выше остальных, и все, что ему нужно от окружающих, это их жизненные или божественные силы. Я вернулся в пагоду, бог не удивился, увидев меня, он лишь пробормотал, что нужно было до конца держать контроль, и снова нанес ментальный удар. Да это и не удар был, а так, баловство. Я в ответ тоже нанес свой удар. Его воля была сломлена, но мозг сопротивлялся. Он был слабым ментальным магом, но вот защита у него была на уровне.

Когда я понял, что овоща из него не получится, то вытянул левую руку вперед и приказал открыть огонь. Я выпустил короткую очередь. Сгустки энергии из моего бластера впились в его плоть, миг, и от тела бога не осталось ничего. Только одежда с легким хлопком упала на деревянный пол пагоды. Когда я обернулся, то не менее пятнадцати человек глядели на меня из разных укромных мест, где они были спрятаны на всякий случай. Теперь они не знали, что делать. Ведь их жестокий, но все же бог, исчез. Значит перед ними еще один бог, и он гораздо сильнее их бывшего бога. Потом все дружно поползли ко мне на коленях, беспрестанно кланяясь. В принципе такая поза была позаимствована из животного мира и означала она только одно, безоговорочную покорность.

Нужно было выкручиваться из этой щекотливой ситуации, поэтому я придал себе надменный вид, другого бы они не поняли, и выдал им быстренько составленную сказку, что я являюсь как бы охранником богов и могу летать между мирами. Так уж получилось, что я прибыл в их мир за их богом, так как его пригласили на Совет богов, но он отказался, что приравнивается к предательству. Услышав мои слова, толпа начала завывать и оплакивать свое будущее без бога их мира. Чтобы подсластить пилюлю, я пообещал им, что попрошу у Совета богов нового бога для их мира и сам приведу его сюда. Так что пусть все готовятся и не ударят в грязь лицом. Видимо они поняли мою идиому, так как стали заверять меня в своей преданности и заверили, что примут нового бога, как и подобает принимать богов. Вздохнув с облегчением, я поспешил вернуться за последним из богов.

.10. Роккировка.

* * *

На планете я появился, когда уже стало совсем темно. Три одинокие фигуры сидели под тентом и молчали. Я подошел к ним и молча сел рядом. Оба бога как будто не замечали меня, каждый думал о своем. Наконец я не выдержал и поинтересовался, что произошло?

Понимаешь, Макс, он выдал мне обе точки своего мира, куда бы ты смог перенести его, но я точно знаю, что этого мира больше нет. Так уж получилось, что я недавно была в этом мире. Та, вторая точка очень приметная, да и часть неба там, с очень запоминающимися лунами. Наши миры очень беззащитны, когда рядом нет бога. Его миру не повезло. Так что я теперь не знаю, куда его отправлять. Нельзя переносить туда, где уже есть бог, без приглашения хозяина, да и что он там будет делать?

Ну, он сможет жить как человек, разве такое невозможно?

Нет, местный бог не допустит, чтобы на его планете жил еще один бог. Это будет его пугать и кончится все тем, что он уничтожит пришельца, так как энергетические ресурсы планеты у него в руках.

Но давай все-таки попробуем, вдруг ты ошибаешься?

Богиня нехотя кивнула, бог слегка оживился, в его глазах появилась надежда. Я взял его за руку и представил одну из точек, куда мы должны были переместиться. Но ничего не произошло, Затем я представил вторую, резервную точку, и опять ничего. Голова у бога опустилась, и плечи затряслись в немом рыдании. Видя такое дело, я прокашлялся, и начал издалека. Рассказал, как первым из всех богов, перенес, как оказалось, своего бога, в свой родной мир, как удивился тому, что оказывается, мы все это время жили без своего бога. В истории моего мира есть несколько событий связанных с богами, но они произошли гораздо позднее того времени, когда исчез наш настоящий бог да и сведения о деяниях тех богов похожи на действия хорошего иллюзиониста или гипнотизера. Поведал моим слушателям, что предпоследний бог попытался захватить меня и сделать своим рабом. Я тянул до последнего, думал, что это шутка. Потом размышлял, может бог одумается, но нет. Когда меня, связанного подвели к разогретой жаровне, чтобы выжечь на мне раскаленным металлом клеймо, только тогда я применил свою силу, и освободился от оков, погрузив моих охранников в сон. После этого я направился к богу, он ждал, что ему приведут покорного меня, но он просчитался. Даже в этой ситуации я не напал первым. Этот бог был ментальным магом среднего уровня. Он нанес свой ментальный удар, но моя защита выдержала, и только после этого я нанес свой удар. Теперь на этой планете нет бога. Я хотел предложить ее богу моей планеты, так как ему неуютно в своем родном мире. Человечество привыкло обходиться своими силами и просит помощи у бога в храмах не надеясь на ответ, да и просьбы, в большей части пустяковые. Но теперь я вижу, что можно освободившийся мир отдать нашему последнему богу. Надеюсь он найдет общий язык с местными аборигенами. Раньше там все строилось на принуждении, мое мнение, нужно дать им что-то другое. Но это будет зависеть только от самого бога. Тут я вспомнил, что врал аборигенам про Совет богов и что я являюсь охранником богов, так что попросил не выдавать меня. Со временем это все забудется, и мне не нужно будет оправдываться.

Богиня задумалась, а потом, приняв какое-то решение, пожелала, чтобы я доставил их с богом в тот мир. Я согласился и, взяв каждого за руку, перенес их в пагоду. В пагоде было уже темно, но как только мы появились, по периферии зажглись неяркие фонарики в основном красного и оранжевого цвета. К нам приблизился главный жрец. Он опустился на колени и поприветствовал богов и их охранника. Ему не терпелось узнать, решил ли Совет богов отдать их мир в руки надежного и справедливого бога? Я хотел начать переговоры, но почувствовал, что не могу говорить. Вперед вышла богиня и, положив руку на голову жреца, начала считывать информацию о том, как я убил местного бога. Видимо на жреце была слабая ментальная защита, но вскоре он, закатил глаза и обмяк. Богиня повернулась к оставшимся жрецам и повелительным тоном сообщила им, что решением Совета богов они переходят в подчинение присутствующему здесь богу. Она надеется, что интересы всех присутствующих совпадут и мир получит хорошего бога, а бог, паству. С этими словами она воздела руки вверх. Из них в потолок ударила ветвистая молния, запечатлев там профиль нового бога. Я присмотрелся, а что, похож. В это время очухался старший жрец. Он только и смог, что перевернуться в коленопреклоненную позу. Богиня посмотрела на него, и под сводами пагоды зазвучал ее грозный голос. Она укорила всех местных жрецов в том, что здесь практиковалось запрещенное колдовство. Отныне этот мир будет под ее контролем, и она будет наведываться сюда без приглашения. Если она еще когда-нибудь снова обнаружит тут следы запрещенной магии, то пусть пеняют на себя. Она оставит в живых только маленьких несмышленых детей, а в няньки им очеловечит какое-нибудь местное зверье и она пристально посмотрела на старого жреца. Тот часто-часто закивал, как китайский болванчик.

Теперь я с охранником отбываю, а вы окажите почести новому богу вашего мира.

О, богиня! Позволь мне, ничтожному червю у ног твоих, отдать военную добычу твоего охранника. Он в честном бою победил нашего бывшего бога, и этот трофей по праву принадлежит ему.

Богиня надменно кивнула, а старый жрец кивнул еще паре своих служек. Те бросились вон из пагоды, а немного погодя внесли небольшой мешок, размером, как солдатский сидор, только лямки и завязки были сделаны немного по-другому. Они вручили мне его с поклонами. Делать было нечего, и я взял свой трофей. Богиня посмотрела на меня, во взгляде ее была какая-то напряженность. Ее отношение ко мне сильно изменилось за последние часы, я это чувствовал своей ментальной составляющей. Я взял ее за руку и поинтересовался, куда мы отправимся?

Не знаю, куда собираешься ты, Макс, а я отправляюсь к себе домой.

С этими словами богиня растворилась в воздухе. Теперь нужно было уйти так, как должен уходить охранник богов. Я направился к богу и вытащил из своего пространственного кармана алюминиевую фляжку с водой, серебряную, с бренди и защитное кольцо. В двух словах я объяснил богу, что это за подарки и уже собрался исчезнуть, как он меня остановил, и, переговорив со жрецом, попросил немного подождать. Буквально через пять минут вбежал запыхавшийся служка, которого жрец отправил с каким-то поручением, и подал жрецу небольшую корзинку, выложенную внутри тканью. Чем она была наполнена, видно не было. Тот с поклоном отдал ее богу, а бог вручил ее мне.

Я еще не знаю всех возможностей и ценностей этого мира, поэтому я попросил жреца помочь мне отблагодарить тебя за все, что ты сделал для меня и этого мира.

Жрец, подойдя к нам, предупредил меня, что открыть я ее должен сам, если я ее не открою, то она сама откроется с первыми лучами наступающего дня.

Я помахал всем рукой и переместился в свой номер. Меня встретило сонное царство, места, чтобы не помешать спящим просто не было, даже на полу. Была глубокая ночь. Чтобы никого не потревожить, я переместился в свою комнату в доме Михалыча и, не раздеваясь, рухнул на кровать. Разбудил меня шершавый язык, усердно вылизывающий мне щеку. Я с трудом открыл глаза, на меня смотрели умненькие глазки маленького котенка. Правда, окрас у него был, как у леопарда, но в целом симпатичный котенок, как же он тут жил, пока мы носились по мирам. Я перевернулся, чтобы встать с кровати и тут мой взгляд упал на корзинку. Она была раскрыта. Тут у меня в голове всплыли воспоминания, что я должен был сам открыть корзинку, если я этого не сделаю, то она сама откроется с первыми лучами солнца. Так вот что мне подарили. Ну что же, я рад, ведь у меня так и нет никого родного. У всех семьи, один я, ни кола, ни двора.

Я улыбнулся, и ласково погладив малыша, и, скорее сам у себя, чем у него, спросил, как его зовут. В моей голове прозвучало "Мекс".

Ты что, умеешь мысленно разговаривать?

Да.- Прозвучало в ответ. Я схватил маленький комочек и прижал его к груди. Тот благодарно заурчал. Все-таки это был зверь, только напоминающий кошку. Я сказал ему мысленно, что даже если бы он не умел разговаривать, то все равно был бы самым моим близким другом. Мекс потерся своей головой и сказал мне, что я ему теперь родной человек, отец или мать, так как мейкс признает своей родней того, кого он увидит первым, когда у него откроются глаза. Я еще раз погладил его и предложил поесть. Нужно было определить меню Мекса. Я решил звать его так, как зовут их породу на родине, но все же поинтересовался у Мекса, не нарушаю ли я каких-нибудь заповедей, но Мекс успокоил меня и сказал, что я не оригинален в выборе имени, так как при мысленном обращении имя не нужно. Вот уж подарок, так подарок, воистину, королевский!

Пока мы беседовали с Мексом, я доставал из пространственного кармана различные кушанья для людей. Кошачьей еды в моем кармане не было. Мекс все обнюхивал, но не пробовал. Наконец я догадался спросить его, чем питаются мейксы. Оказалось, что сырым мясом и молоком. Ну, теперь все встало на свои места. Я достал кусок хорошей вырезки и миску молока, а себе организовал миску нашего с Михалычем незабываемого пюре. Мне нужно было восполнить энергию.

.11. Божественная забота.

* * *

Мы хорошо, плотно покушали. Теперь можно было отправляться в Швейцарию. Часовая разница была небольшая, так что в моем номере все уже встали. Я взял Мексика на руки и переместился с ним в свой номер. Здесь, действительно, все проснулись, и поэтому тут образовался буквально проходной двор. Кровати уже были застелены и все носились, выполняя какие-то утренние процедуры, кто умывался, кто спешил в туалет, кто наводил порядок, как со своей внешностью, так и в номере. Один бог удрученно сидел в кресле. Его действительно сильно подкосило то, что мир кардинально изменился. Пока меня не заметили, я прикоснулся к богу и перенесся с ним в то место, в горах, где мы жарили шашлык. Отпустил котенка на землю и организовал для нас с богом два сидячих места. Котенок умчался на охоту, воинственно задрав хвост, а я предложил богу присесть на расстеленные кариматы и рассказать, чего бы он хотел изменить в своем мире, и где бы хотел устроиться жить. Бог задумался, а потом предположил, что по первому вопросу он не готов сейчас мне ответить, а вот по второму, это должно быть место, удаленное от основной массы людей. Но он уже просканировал Землю, и таких мест практически нет, а количество населения вызывает у него тихий ужас. Когда его похитили, землю населяли небольшие племена, и их уровень жизни был очень низким. Сейчас же любого человека можно было бы прировнять к богу. Разница, только в отсутствии божественной силы. Я предложил богу не торопиться, а пожить и присмотреться к жизни на Земле. С жильем можно будет определиться тогда, когда он решит, какой климат ему больше подходит. Судя по прошлому жилью, это место должно быть поближе к средним широтам, а с конкретным местом мы определимся потом.

Бог взял меня за руку и попросил его не бросать, хотя бы первое время. Мне даже сделалось как-то не по себе. По хорошему, это бог сейчас должен был давать мне указания, а я, бегом исполнять. Я призадумался, а потом предложил богу пожить какое-то время, как простой человек. Поездить по миру, присмотреться к людям, узнать, какие технологии используются на Земле, да и место жительства себе присматривать. Я пообещал снабдить его деньгами, так как без своей божественной силы ему трудно будет выжить в окружающем его мире.

Внезапно я почувствовал зов Михалыча, а потом в моей голове зазвучало, что нас срочно разыскивает начальство Михалыча и нам нужно, как можно скорее попасть на прием к нашему куратору. Я повернулся к богу и предупредил его, что нас с Михалычем срочно вызывают на работу, а сам принялся собирать кариматы и упаковывать их в свой пространственный карман. Бог еще крепче ухватился за меня и просительно заглянул в мои глаза. Я вздохнул и уже хотел как-нибудь красиво вывернуться и оставить бога на попечение женщинам Михалыча, но потом одернул себя, все же я отвечаю за него перед... А перед кем я, честно говоря, отвечаю за бога, да если честно, то никто меня этим не обязывал. Еще немного подумав, я пришел к выводу, что я сам навесил на себя все обязательства перед нашим богом, так что самому их и расхлебывать. Тогда я кивнул богу, но предупредил, что наша с Михалычем работа иногда бывает очень опасная, он ведь видел, в каком состоянии я притащил Михалыча на планету к богам. Потом вспомнил, что уже пугал богов этим примером. Мысленно позвал Мекса, а потом молча обнял бога за плечи и перенес нас в номер отеля. Михалыч метался по комнате, а женщины сидели, обнявшись на диване. Мы появились, как нельзя вовремя. Мекс тут же спрыгнул с моих рук и пошел обследовать новое место. Женщины принялись звать его к себе, но он гордо протопал мимо них, а потом все же вернулся выпрашивать ласку. Его тут же схватили и принялись тискать. Он только млел в их руках. Проходимец. Кот только хитро посмотрел в мою сторону. А ведь точно, он все слышит. Все равно, проходимец!

Я поинтересовался у Михалыча, что произошло, но тот только грозно нахмурил брови и мотнул головой в сторону женщин. Ясно, секретничает. Я согласно кивнул головой и попросил женщин накормить нашего бога и кота, а мы, пока, с Михалычем обсудим возникшую проблему. Когда женщины утащили бога в кафе, расположенное в здании отеля, куда можно было попасть, не выходя на улицу, мы с Михалычем уселись за журнальный столик и оба вытащили из карманов рюмки и бренди. Разлили каждый в свою стопочку из своей фляжки и, не чокаясь, выпили огненной воды. Михалыч, смущаясь, сказал, что ему прислали сообщение на устройство типа пейджера. Сотку Михалыч обесточил и вытащил из нее симку, а саму хранил в пространственном кармане. Ну, понятно, свои секреты, но почему они мне не позвонили на сотку, моя-то, включена и, как не странно, ловит, находясь даже в пространственном кармане. Михалыч посмотрел на меня, как на идиота, на пейджер то сообщения отправляются постоянно, пока он не войдет в зону приема. Так что Михалыч получил сообщение, как только оказался на Земле, а мои контактные данные представлены только в виде номера сотового телефона, а на другой планете сотка не ловит. Ну и никто не будет сидеть и звонить сутки напролет. Я подумал и согласился, что никто не будет. Пока мы пили и обсуждали проблему, появились наши соратники.

Я поинтересовался у Михалыча, видимо, нам нужно срочно отправляться к начальству? Когда? Михалыч только развел руками и сообщил, что вчера. Бог посмотрел на нас, как на идиотов. Мы успокоили бога, сообщив ему, что это такая фигура речи, означающая, что нам нужно было это сделать гораздо раньше. Ну и я обрадовал Михалыча, что бог идет с нами. Тот хотел возмутиться, но увидев лицо бога, передумал. Так мы дружно и оказались перед закрытой дверью в приемную нашего куратора. Михалыч нажал кнопку на стене и потом демонстрировал себя перед камерой. Наконец нам открыла дверь секретарь шефа и, удивившись, что мы без сопровождающего, сообщила через селектор, кто пришел, и повела нас к дверям кабинета начальства. Открыв дверь, она пригласила нас войти. Михалыч с богом направились в дверь, а я вручил женщине кота, попросив присмотреть за ним, а то неудобно нести его в кабинет начальства. Секретарша сразу подобрела и засюсюкала этому наглецу. Тот позволил себя погладить и обо мне тут же забыли.

Куратор сидел за рабочим столом и нервно курил. Когда мы все вошли через тамбурный отсек в кабинет, то лицо у него вытянулось, и он поинтересовался у Михалыча, что это за новый сотрудник? Михалыч махнул в мою сторону головой, мол, отдувайся, как знаешь. Я вышел вперед и успокоил шефа, определив бога в стажеры. У Михалыча, наверное, сейчас было такое лицо! Шеф же поинтересовался, доверяю ли я новому сотруднику? Я заверил, что доверяю, и даже больше чем себе. Тогда шеф приступил к вводной. Оказалось, что сына одного из депутатов арестовали американские спецслужбы. Нужно было любой ценой выкрасть его из американской тюрьмы. В настоящий момент в штабе прорабатывается операция по силовому решению этой проблемы, так как арест больше напоминал похищение, то и нам церемонится, вроде как бы, не к чему. Но при силовом решении неизбежны жертвы, да и гарантировать безопасность, объекту операции, достаточно сложно. Мы с Михалычем заверили, что если нам дадут информацию о месте содержания объекта, то к утру, по тому местному времени где его содержат, он будет на средстве эвакуации, которое нам предоставят наши силовые структуры. Генерал кивнул, и лицо его разгладилось. Он уже знал, что я проводил такую операцию с положительным результатом. Он передал Михалычу папку с бумагами и распорядился в селектор, чтобы секретарь организовала нам связь с силовым ведомством, которое будет обеспечивать эвакуацию, затем вытащил еще один полиэтиленовый пакет, в котором была рубашка и майка. Как я понял, это для меня, как для ищейки. Когда мы вышли в приемную, то секретарь заканчивала разговор по телефону, а кот вертелся возле аппарата. Положив трубку, она попросила нас зайти в отдел связи и к шифровальщикам, потрепала кота за ушами и отдала его мне. Нам передадут рацию, пароли и средство шифрования. Попрощавшись, мы гуськом прошли по коридору к связистам, которые передали Михалычу, под роспись, рацию и что-то в виде флэшки, уложенной в полиэтиленовый пакет с бумагами. Мы опять гуськом вышли в коридор, и я перенес нас к Михалычу домой. Там Михалыч ознакомился с бумагами, а я организовал поздний завтрак. Михалыч ел, не отрывая глаз от бумаг, так что минут через двадцать мы были готовы выдвигаться на место проведения операции. Однако была небольшая проблема. Место то я не знал. Координаты ничего мне не говорили, вернее я мог найти их на карте, но перенестись туда я не мог. Я никогда не видел этих мест. Спас нас, как не странно, бог. Он посмотрел на географический атлас, на котором мы определили координаты и теперь разглядывали остров, и сообщил нам, что он прекрасно знает это место. На бумаге оно выглядит почти так же, как и тогда, когда он смотрел на него с высоты. Там раньше обитало племя, шаман которого обладал огромной магической силой. Бог часто пользовался его услугами. Так что секретное место, где он встречался с шаманом, должно было остаться не тронутым. Бог передал мне изображение того места. Это оказалась темная пещера с огромным камнем, плоским как стол, и вросшим в пол. Теперь предстояло проверить, сможем ли мы попасть туда. Проверить было не сложно, мы просто взяли, и перенеслись туда. Сразу стало понятно, почему никто не мог сюда попасть. Пещера находилась ниже уровня океана, как попадал сюда шаман, бог не знал, сам же он перемещался так же, как и я. Мекс сразу соскочил с моих рук и умчался изучать территорию. Теперь нужно было связаться с представителями нашего силового ведомства. Михалыч отошел на другой край пещеры, соблюдение правил секретности вбили ему на подсознательном уровне, и принялся выяснять детали операции. Беседовал долго, наконец, он выключил связь и прошел к нам. Оказалось, что доставить объект нам придется на подводную лодку. Так как перемещаться придется под водой, то через пару часов на дне, примерно перед выходом из пещеры оставят четыре комплекта дыхательных аппаратов, по количеству членов нашего отряда. Теперь нам предстояло проникнуть в охраняемую зону и найти там наш объект. Это было достаточно щекотливо, тащить всех за колючую проволоку только для того, чтобы вытащить одного человека, поэтому я предложил, пока я смотаюсь за нашим объектом, Михалыч достает акваланги. Здесь мы все одеваемся для подводной прогулки и тащим объект к подводной лодке. Объект будет без сознания, это я гарантирую. Михалыч с богом согласились. Бог уже понял, что я его не собираюсь бросать, но все равно, надолго от меня быть вдалеке не хотел.

.12. По морю ходят.

* * *

Выждав еще с час, я дал Михалычу отмашку на поиск аквалангов. Он легко это сделает, так как Молния не зря потрудилась над его организмом. Если уж в открытом космосе мы сможем продержаться не менее часа то, что говорить о ласковом море, ну а я его подстрахую в драконьей ипостаси от всякой морской живности. Мы оставили бога в гордом одиночестве, а сами разделись и отправились в воду. Подводный грот, представляющий вход в пещеру был не широкий, так что пробирались мы по нему в человеческой ипостаси. Выбравшись в открытое море, я преобразовался в дракона и стал контролировать окружающее пространство, чтобы обезопасить поиски Михалыча. Тот, ориентируясь на какие-то координаты, уверенно плыл к конечной точке. Вскоре показалась одинокая скала, выглядывающая над поверхностью моря. Ну, тогда понятно, почему Михалыч так уверенно греб, ориентируясь только по компасу. У основания скалы лежали четыре комплекта аквалангов и ласт. Мы собрали их все в мою лапу и вернулись к проходу. Дальше дело техники. Я сменил облик, подхватил Михалыча и один дыхательный комплект и переместился в пещеру. Потом проделал еще два захода. И вот на полу древней пещеры лежат четыре комплекта современных армейских аквалангов. Теперь предстоял мой выход. Я решил проникнуть на территорию тюрьмы с воздуха. Если упасть вертикально, то ни один часовой не заметит маленького дракона, который рядом с землей превратится в человека. Единственной проблемой был Мекс. Я не знал, как он поведет себя, когда меня долго не будет. Переговорив с ним, я выяснил, что он прекрасно может чувствовать себя в пространственном кармане, кроме того, у него самого есть такой карман. Мекс забрался в карман, а я поплыл на выход. Проплыв под водой в драконьем облике к той самой скале, к которой мы плавали за аквалангами, я взмыл вверх. Выбрав небольшую высоту, метров сто пятьдесят, я направился к территории тюрьмы. Найдя достаточно безлюдный участок рядом со стеной, я рухнул вниз. Драконье чутье подсказало, когда нужно тормозить, и я завис буквально в метре над землей. Миг, и я стою возле стены. Дальше мне нужен будет только визуальный контакт, и я буду перемещаться скачками, пока не почувствую ауру. Странно, но я ее здесь не чувствовал. В прошлый раз, при поиске девушки, я ощущал ее аж на другом материке. Может, тогда мне было проще, что ее не прятали за бетонными стенами. Во всяком случае, нужно будет проскакать весь периметр. Я сделал около четырех перемещений метров по двадцать, тридцать, когда ощутил слабые отголоски нужной нам ауры. Мне нужно было попасть внутрь, но как это сделать, я еще не решил. Внезапно Мекс дал о себе знать, оказывается, телепатическая связь у нас работает, даже если малыш находится в моем пространственном кармане. Мекс предложил выпустить его, а он применит свои способности, так как его вид может ходить за гранью, правда, не долго, иначе, смерть. Мне было очень интересно, что это за грань такая, но времени на это не было. Я выпустил Мекса и он, на моих глазах, растворился в воздухе, как будто он действительно зашел за какую-то невидимую мне стенку. Через минуту он, так же как и ушел, появился из ниоткуда. Мыркнув, он передал мне образ внутреннего помещения. Так стало гораздо легче. Я переместился внутрь тюрьмы по переданной мне картинке. Это было какое-то подсобное помещение. Вроде кладовки для швабр и ведер. Благо мы с Мексом видели в темноте, как днем. Ведра не загремели, швабры не посыпались, но комната была заперта снаружи. Теперь я ощущал ауру гораздо лучше, видимо стены достаточно хорошо экранировали ауру живого человека. Я достал рубашку и майку нашего объекта спасения. Мекс все понял и, как и в прошлый раз, исчез. В этот раз он отсутствовал около трех минут, и я стал беспокоиться, так как у меня не выходили из головы слова Мексика о времени нахождения за гранью. Наконец он проявился возле меня и передал мне картинку камеры с нашим объектом. Камера одиночка, но под потолком объектив от видеорегистратора, это значит, что я засвечусь на мониторах. Конечно, это будет утром, но вот лицо мне свое светить не хотелось. Хорошо Мекс передал мне вид всей камеры, и я выбрал точку, из которой я буду виден на мониторах со спины. Посадив Мекса в карман, я переместился в камеру прямо к нарам со спящим объектом. Миг и моя рука прикасается к спящему, а в следующий момент мы оказываемся в пещере. Теперь время пошло на минуты. Я не стал будить нашего спасенного, а погрузил его в анабиоз. Мы напялили на себя акваланги. Дольше всего пришлось повозиться с богом и объектом. Все же бог был далек от технического прогресса, а объект был расслаблен как кисель. Затем я переместил всю нашу четверку к торчащей из воды скале. Михалыч подал условный сигнал, и мы направились на ответный сигнал по пеленгу. Когда я определил направление, то отрастил себе рыбий хвост и, взяв за руки всех троих, потащил как на буксире в открытое море. Недалеко от подводной лодки мне пришлось отпустить моих друзей и дальше мы плыли, как могли. Темп теперь задавал бог. Надо отдать ему должное, он довольно быстро освоился с аквалангом, благо плыли мы на одной и той же глубине. Но принцип движения ногами в ластах он освоил не менее быстро и вот вдалеке показалась темная громадина подводной лодки. Не знаю, как Михалыч, но я в них не разбирался, так что дальше всех вел именно Михалыч. Шлюз в лодке был большой и поэтому мы все, за один раз поместились в него. Дождались, когда уйдет вода, и нам откроют люк, чтобы попасть внутрь лодки. Глаза бога были как у ребенка. Ему все хотелось потрогать, попробовать на зуб. Мы с Михалычем как могли, успокаивали его. Честно говоря, я не на много отличался от бога. Ведь я тоже был первый раз на подводной лодке.

Пока мы снимали акваланги, к нам подошел какой-то офицер и, убедившись, что мы притащили нужный объект, дал команду на погружение и разворот на обратный курс. Я попросил постараться как можно быстрее уходить от острова, так как в камере, где держали заключенного, стояла система видео наблюдения. Как только определят, что его в камере нет, поднимется тревога и в первую очередь, будут искать в море. Офицер кивнул, что понял мою мысль и покинул нас, приказав матросам разместить всех по каютам. Вещей у нас не было, так что, оставив казенные акваланги и ласты, мы направились за матросом, который привел нас в отдельный кубрик. Каюты были двухместные, так что я разместился с богом, а Михалыч остался в своей каюте в одиночестве, так как нашего подопечного куда-то забрали. Когда его проносили мимо меня, я дал команду на выход из анабиоза. Думаю, что минут через пять он проснется, ну а дальше пусть болит голова у встречающей стороны. Я выпустил Мекса и пригласил Михалыча к нам в гости, так как собирался обмыть это дело. Достав из пространственного кармана балык, красную и черную икру, крабов, хлеб и сливочное масло, я живописно расставил все это на небольшом столике. Из того же кармана вытащил традиционную фляжку с бренди и стопочки. Бог уже был знаком с такой простой процедурой, как выпивка, поэтому сразу же придвинул к себе свою стопочку. Михалыч краем губ улыбнулся, но от ехидных слов воздержался. Вообще мне все больше и больше нравился наш бог. Так уж получилось, что из всех восьми богов, только трое обратили на себя мое внимание. Остальные были либо заносчивы, либо скрытны, либо глупы. Казалось бы, разве можно сравнивать богов и людей. Оказалось, что можно, и сравнение не всегда было в пользу богов.

Между тем лодка стремительно уходила от острова, одновременно погружаясь на необходимую для большей скрытности, глубину. Пока команда была занята лодкой, я мысленно сообщил обоим моим спутникам, что разговаривать здесь о наших делах не следует, особенно о божественном статусе нашего бога. Масло масляное, но они меня поняли. Сразу предупредил, что, скорее всего, будет индивидуальный допрос. Богу порекомендовал, чтобы он назвался стажером. Пусть это будет и кличка. На остров попали в два этапа. Сначала нас сбросили с самолета в воду. Километрах в пяти от берега. Добирались просто вплавь, ночью. Затем Михалыч со стажером обеспечивали мое прикрытие, а я проник через стену, по воздуху на дельтаплане. Что было дальше, вы не знаете, так как я перелез через стену и притащил арестованного в бессознательном состоянии. После этого мы поплыли к оставленным для нас аквалангам и, одевшись, направились к лодке. Оружие бросили на дно, так как арестованного пришлось тащить на себе. Нам помогло намного быстрее доплыть к лодке, попутное течение. Дальше они все знают.

Пока я все это вкладывал в их головы, Михалыч наделал бутербродов и разлил бренди. Мы чокнулись и выпили за успех нашего безнадежного дела. Затем я, вспомнив о нашем основном диверсанте, достал из пространственного кармана кусок сырого мяса размером с Мекса и блюдечко с молоком. Все это было красиво разложено на полу. Не на стол же класть сырое мясо, да и неудобно будет Мексу. Тот не обиделся и с остервенением принялся рвать зубами мясо. Молоко он оставил на потом. Правильно, сначала едят самое вкусное.

.13. Допрос с пристрастием.

* * *

Как я и предполагал, допрашивать нас стали, как только лодка погрузилась на нужную глубину. Дифферент выровнялся и третью рюмку мы наливали уже до краев. Все деликатесы шли на ура. Бог признался, что раньше мог создавать себе любые блюда, но вот беда, их нужно было попробовать, чтобы знать, что создавать. Разнообразие достигалось только новыми вкусовыми ощущениями после посещения других богов, что бывало крайне редко, так как мы все могли наблюдать любовь богов друг к другу. Сейчас у бога был этап познания. Новые ощущения хлынули на него как из рога изобилия. Если еду он просто воспринимал как само собой разумеющееся, то с техническими новинками ему было тяжело. Я успокаивал его тем, что потихоньку от Михалыча сообщил, что я тоже, никогда не был на подводной лодке и не понимаю тут практически ничего. Михалыч знает чуть больше моего, но не на много.

Едва мы закончили с третьей рюмочкой и основательно ее закусили, как пришли за Михалычем. Это и понятно, он считался руководителем операции, так что его постарались изолировать, как можно раньше, чтобы не было сговора, ну и допросить. Часа через полтора пришли за богом. Ну и здесь все вставало на свои места. Михалыч сообщил, кто вытаскивал заключенного с территории тюрьмы, поэтому меня оставили на закуску. Будут ловить на несоответствии с показаниями Михалыча и Стажера. Главное, чтобы бога не обижали, а то начнут допрашивать с пристрастием, а он, если разгневается, то может столько делов наворотить. Даже сейчас, лишенный своей божественной силы, он запросто может лишить человека жизни, просто приказав ему умереть, или разнесет кубрик в хлам, а на подводной лодке это может плохо кончиться.

Наконец пришли за мной. К тому времени я все убрал со стола, Мекса засунул в карман. Так что готов был к небольшой локальной войне. Своих мужиков я спасу, а вот про остальных не знаю. Когда меня привели к следователю, то им оказался тот офицер, которому я сообщил о видеокамере фиксирующей все, что творилось в той одиночке, откуда я похитил наш объект. Следователь сообщил, что остальных членов нашей группы сейчас допрашивают другие следователи, так что я могу начинать излагать этапы проведения операции. Я спокойно его выслушал и рассказал ему сказку о том, как нас выбросили с самолета в океан, как мы плыли к берегу и как я, под прикрытием своих товарищей пробрался на территорию тюрьмы, там нашел нужного нам человека по следам ауры, так как являюсь экстрасенсом. В коридоре тюремного блока, где находилась камера с нужным нам человеком, я отключил охранников, используя гипноз и войдя в камеру, вынес оттуда заключенного. Затем таким же образом пробрался до стены, через которую и перелез, используя специальные приспособления, которые вынужден был бросить в море, так как лишний вес не способствовал быстрому плаванию. Следователь слушал мою сказку с таким сарказмом, что у меня закрались подозрения, что они раскололи Стажера. Все-таки мы с Михалычем понимали, в какую клоаку нас затянуло, а вот бог был как малолетний ребенок. Его можно было ловко обмануть и заставить рассказать все, как было. Но потом подумал, ну что сможет рассказать бог? Да ничего особенного. Ну, вот представим, он говорит, что он бог этой планеты, которого захватил другой бог и держал в заточении больше семи тысяч лет, потом туда прилетел я, спас его и вернул на Землю. На Земле нам поручили выкрасть арестованного. Мы переместились через подпространство в скрытую пещеру, и оттуда уже я выбрался через океан. Потом взлетев в виде дракона, проник на территорию тюрьмы. Что было дальше бог не знает, но потом я появился в пещере с тем человеком, за которым нас послали. Мы притащили акваланги в пещеру, одели их и я опять, переместил всех в океан. Там, частично превратившись в дракона, я поплыл к этой лодке, таща их всех за собой. Ну и дальше все развивалось на глазах следователя.

Ну, услышит следователь такой бред, естественно отдаст приказ, чтобы нашего бога заперли в карцер, так как он представляет опасность для окружающих, ибо не совсем психически здоров. Следователь между тем записывал мои показания и хитро посматривал на меня. Записав он распрямился, как будто совершил тяжелый физический труд и предложил мне рассказать все с самого начала, но только правду. Я, как болванчик повторил всю свою бредятину, причем слово в слово. Я ведь не удивлюсь, если ведется и магнитофонная запись нашего разговора, мне ведь не трудно, уж Библиотека постаралась, чтобы моя память была абсолютной. Вот и пусть сопоставят. Пока следователь переваривал мой монолог, я мысленно обратился к Михалычу, как он там. Тот сообщил, что рассказал все как мы и договаривались. Его байку записали и оставили одного в каюте, подумать. Михалыч посоветовал посылать следователя подальше, так как мы из другого ведомства. С богом все прошло по похожему сценарию, но там уж я посоветовал богу ссылаться на меня и Михалыча и тоже, посылать всех подальше.

Я опять вернулся сознанием в допросную. Следователь не знал, за что можно зацепиться, чтобы начать выводить нас на чистую воду. Это его работа. А вдруг мы снюхались с американцами? Была и еще одна загвоздка, с Михалычем было все ясно, а вот мы с богом были темными лошадками. Мои данные в урезанном виде фигурировали в ведомстве Михалыча, а вот бог был чист как стеклышко. Ни пальчики, ни фотография, ни данные, ни-че-го. Наконец следователь понял, что давить на нас не получится и отпустил обратно в кубрик. Сейчас он, наверное, займется с нашим объектом. Вот и флаг ему в руку, барабан на шею и паровоз навстречу. Мы все собрались в нашей с богом каюте. Я дал команду, чтобы о допросе и боге только мысленно, а все остальное можно вслух. Опять достали фляжку и стопочки. Приближалось время обеда, так что я не стал доставать свое, а то это будет выглядеть подозрительно. Вслух сказал мужикам, что скоро обед, поэтому можно по одной, для аппетита. Мы дружно выпили. Бог поинтересовался, а есть ли еще какие-нибудь напитки. Мы с Михалычем переглянулись и поинтересовались, алкогольные или другие. Бог пожелал другие. Я достал ему и нам пару упаковок яблочного и апельсинового сока, мы разлили их по стаканам, которые были в каюте. Так попивающих сок нас и застал посыльный, который принес нам обед. Мы поблагодарили и принялись за обед.

На третий день все и началось. У Михалыча начался приступ, как у Людвига. Он начинал звереть. Хорошо, я застал это все на ранней стадии, а то мы засветились бы по-полной. Я объяснил богу, что происходит с Михалычем. Единственным вариантом было посещение Зангрии. Я попросил бога не проявлять свою божественную силу в Зангрии, куда мы оттранспортируем нашего больного. Там им займется дракона, обладающая магией. Она так уже вылечила Людвига и лишь на нее у меня остается надежда. Есть только одна проблема, мы здесь исчезнем. Как потом будем все объяснять, я даже не представляю. Но оказалось, что такую малость бог может делать даже с таким уровнем силы, как у него. Были созданы наши фантомы. Если ведется видеонаблюдение, то они легко заменят нас на видео. Хуже, если за нами придут или будут разговаривать с нами. Фантомы могут отвечать односложно "да", "нет". Но вести полноценную беседу они не могут и они нематериальны, хотя дверь откроют и закроют. Вернее это сделает та божественная сила, что присутствует у бога. Ведь весь мир связан с ним. Я не стал расспрашивать бога о его возможностях, главное, что мы можем перенестись в Зангрию. Поэтому мы все вышли из каюты, а уже обратно в нее вошли наши фантомы, а мы переместились в Зангрию. Нам повезло, и Молния была еще дома. Я коротко объяснил ей ситуацию с Михалычем и богом. Надо отдать ей должное, она не стала высказывать мне, что я разбрасываюсь своей кровью налево и направо. Не высказала претензий и чужому богу. Раз он здесь, значит так нужно, но она предупредила меня, что поставит об этом в известность Гайера. Сам диалог знакомства Молнии и бога я не слышал. Меня просто вышвырнули из обоих разумов одновременно. Но все закончилось мирно и Молния принялась за лечение Михалыча, а я, помня, в каком состоянии она потом будет, отправился на охоту. Когда я принес двух косуль, то увидел, что Молния выглядит отвратительно. Так что я вовремя. Скосив глаза, я увидел, что бог сидит как-то странно. Весь напряжен и отрешен от действительности. Я вопросительно посмотрел на Молнию. Та, уплетая первую косулю сказала мне, что Михалыча она подлечила, и так как силы у нее еще оставались, то она решила подправить нашего бога. Он очень долго был отсечен от своей божественной силы, а богам это не идет на пользу. Если бы она не вмешалась, то процесс восстановления занял бы около семисот, а то и тысячу лет по времени Зангрии. Сейчас у него все нормализовалось, но он должен подчинить себе такой объем силы. Кроме того она сообщила о чужом боге Гайеру, и как только бог пришел в себя, то она поспособствовала их знакомству и общению. Сейчас у них идет диалог. Сколько это продлиться, Молния не знает. Но не меньше, чем до захода солнца, это точно. Я успокоился и подсел к Михалычу. Тот еще был без сознания, но процессы изменения тела прекратились, так что я надеялся, что он оклемается гораздо быстрее Людвига, все же он был уже почти драконом, да и кровь моя находится в нем достаточно долго. Так что к настоящему драконьему телу должен привыкнуть быстрее.

.14. Дракон и бог.

* * *

Оба моих спутника пока были не в состоянии передвигаться самостоятельно, так что я решил и сам, немного расслабиться. Но тут я вспомнил о Мексе. Он же уже очень давно сидит в моем пространственном мешке. Я вытащил его из кармана. Тот сладко спал, но как только почувствовал, что его перенесли из одного места в другое, открыл глаза, и тут же отпрыгнул назад. Вся шерсть его встала дыбом. Дракона тоже отпрыгнула назад и приняла оборонительную стойку. Я стал мысленно успокаивать своего Мекса, что тут все мои друзья, что это дракона, которая является моей кровной матерью, и сестрой. У Мекса, от моих слов чуть шарики за ролики не заехали. Как так и мать, и сестра, но шерсть, однако, улеглась. Я поинтересовался у него, ведь он видел меня в облике дракона и ничего, не вскакивал с вздыбившейся шерстью. На что тот мне ответил, что я же оборотень, как и мейксы. Только мейксы имеют три образа, а я, два. А вот настоящий дракон его испугал, так как он почувствовал, что его сил не хватит, чтобы справиться с таким мощным существом, для убийства которых они и созданы.

Тут уж у меня челюсть отвисла, так как я ничего не знал о мейксах. Мой малыш поведал мне, что одной из его ипостасей является гуайра, это что-то типа шерстистого зверя с кожаными, перепончатыми крыльями. В моей голове нарисовался образ летучей мыши, но с кошачьей головой и пушистым хвостом. А вот второй образ был не то чтобы отталкивающим, но от него веяло опасностью. Это была двухвостая ушастая змея, фехото. Причем пасть была усажена множеством острых зубов, а с клыков стекали капельки яда. Я содрогнулся и поинтересовался у Мекса, какова сила яда. Тут уж Мекс меня удивил. Оказалось, что силой яда мейксы могут управлять. Выяснилось, что с драконом, если бы пришлось, мейкс должен был бы сражаться в змеином обличии. Однако он еще маленький и ему доступна пока только своя естественная форма. Но на следующий год, который равен двум земным, мейкс войдет в юношеский возраст, правда яд еще не наберет свой максимум, но вот человека убьет в доли секунды. Когда я получил такой объем информации, то в моей голове сложились некие пазлы, и мне открылась полная информация о мейксах из Библиотеки древних. Оказалось, что за давностью лет их наименование незначительно исказилось. Что на самом деле у них не три ипостаси, а четыре, но вот четвертая открывается только тогда, когда мейкс прожил не менее десяти циклов своей родной планеты и, кроме того, побывал в четырех разных мирах. Плюс к этому, провел за гранью, в общей сложности один день своей родной планеты. Мейксы были созданы древними, чтобы бороться с высокоразвитыми магическими существами, особенно с драконами. На этом, вдруг, информационный поток прервался. Я поинтересовался у Молнии, что, действительно мейкс мог бы убить ее, и Молния ответила мне утвердительно. Я несколько оторопел. Неужели существует кто-то, кто может справиться не просто с драконом, а с самым настоящим магическим драконом. Оказалось, что легко, и даже без использования яда. Что уж там мог противопоставить мейкс против магии, ментала, клыков и когтей дракона, я даже вообразить не мог. Мекс мне ничего сказать по этому поводу не мог, а в древних знаниях об этом ничего не всплыло. Наверное, это можно объяснить тем, что многие вещи, которые происходят у нас в организме, мы просто не замечаем и не ощущаем, а уж объяснить, без хирургического вскрытия и различных анализов, не получится. Как бы там ни было, но я попросил Мекса не нападать на дракону, так как она моя кровная родственница и у нее есть сын, который приходится мне кровным братом. Он скоро прилетит с охоты, так что, по возможности, пусть он умерит свою агрессивность по отношению к драконам этого мира. Здесь есть драконы, которых можно атаковать, они темного цвета и имеют только зачатки разума. Здесь их называют дикими. Мекс заверил меня, что без моего разрешения не будет атаковать местных драконов. Я вздохнул с облегчением и оттранслировал Молнии, что им ничего не угрожает, а мой мейкс, которого зовут Мекс, пообещал мне, что не будет нападать на местных разумных драконов. Конфликт удачно разрешился и я даже предложил Молнии подружиться с Мексом, чем черт не шутит, вдруг знания особенностей психики, поведения мейксов поможет ей когда-нибудь. Для себя же я уяснил, что мейксы были созданы какими-то темными силами, которым противостояли драконы и маги. Если взглянуть на Зангрию с учетом этой информации, то прослеживается, что на этой планете были и маги и драконы. Может это был какой-то оплот борьбы со злом, с представителями которого я встретился, когда закрывал на этой планете чужой стационарный портал, да и потом, на планете, куда похитили женщин Михалыча.

Минут через тридцать проход в пещеру потемнел, и в нем промелькнула тень, и вскоре мы лицезрели Малыша, который, как и Молния, тут же принял оборонительную стойку. Опять мне пришлось вмешаться и познакомить Малыша и Мекса. Все-таки молодость взяла свое. Оба молодых балбеса быстро познакомились и принялись что-то активно обсуждать. Видимо, когда не хватало слов, ну, в их случае мыслей, то они отчаянно жестикулировали лапами, крыльями или хвостами. Наконец их споры перешли в разряд практического применения и Малыш, подхватив Мекса в лапу, вылетел из пещеры. В пещере сразу стало спокойно и тихо. Никто не размахивал конечностями, поднимая пыль.

Балбесы отсутствовали часа два, наконец, светило стало клониться к закату, когда в проем входа в пещеру влетел Малыш. Приземлившись на одну лапу, он выпустил из второй Мекса, и радостный протопал к оставленной еде, Мекс поспешил за ним следом. Там они принялись за еду, отчаянно урча и отпихивая друг друга. Комичная ситуация. Но нам нужно было собираться в обратный путь. Как только бог очнется, то нужно будет сразу же выдвигаться на подводную лодку. Как бы нас там не хватились. Бог, как будто прочитав мои мысли, открыл глаза и счастливый, бросился обниматься со мной.

Макс, ты не представляешь, как тяжело было быть без моей силы. Сделать ничего не можешь, общее состояние такое, что только ноги таскаешь. А сейчас я в полной силе и могу горы свернуть или высушить океан.

Мы дружно с Гайером, Молнией и мной заорали в ментале, что только не на этой планете. Бог засмущался, и, извинившись, сказал, что это он так образно выразился. Конечно, он понимает, что это чужая планета и здесь не следует вообще применять свою божественную силу. Он поблагодарил Молнию, за оказанную услугу и пообещал, что если в нем возникнет необходимость, то он всегда поможет такой очаровательной драконе, да и всей планете, так как и Гайер произвел на него приятное впечатление. В общем, отныне он их должник и союзник. Михалыч так и не пришел в себя, поэтому мы решили перемещаться сразу в каюту. Фантомы выйдут из каюты и тут же растворятся в пространстве, а мы окажемся на своих привычных местах за столом с расставленными рюмками. Вот у командования сложится о нас положительное мнение. Ведь мы, по их наблюдениям, не просыхали с того момента, как попали на подводную лодку. В общем, распрощавшись с моими кровными родственниками, мы переместились в нашу с богом, каюту. Кастрюльки с едой стояли у порога, видимо на непонятные ответы из каюты, матросы оставили еду возле дверей, со стороны каюты. Нас это устраивало, я подошел и забрал еду с пола. Бог ее моментально разогрел и мы, разложив все по тарелкам, принялись за еду. Михалыч же полулежал, как будто алкоголь сразил его в самый неподходящий момент. Мы с богом выпили еще по одной рюмочке бренди, и я оттащил Михалыча в его каюту. Уложил на кровать. Думаю, что до утра он оклемается. Вернувшись в свою каюту, я предложил Стажеру ложиться спать. Демонстративно закрутил крышку фляжки, и спрятал ее себе за пазуху, как бы говоря, что пора прекращать пьянку. Мы разделись и легли спать. Как не странно, оба заснули как убитые. Все же день у нас выдался тяжелый.

.15. Почти круиз.

* * *

Следующие два дня протекали как близнецы. Утром подъем и утренние процедуры. Бог с удовольствием включился в игру под названием армия. Ему нравилась строгая организация всех задействованных людей на подлодке в течение дня. Мы же с Михалычем уже прошли эту жизненную школу и радости от этого не испытывали. Михалыч, правда, до сих пор находился на действительной военной службе, но в качестве начальника, а это большая разница со статусом простого матроса. Мекс тоже застоялся и я выпустил его на волю. Зная его способности, строго на строго запретил перемещаться через стены в задней части лодки, вдруг она атомная, тогда он столько рентген нахватает, да и нам принесет. Не исключено, что нам это будет не так страшно, после манипуляций Молнии с нашими телами, как самому Мексу и богу. Короче, на всякий случай я запретную зону обозначил. Мекс, обрадованный, исчез сквозь стену, а мы, чтобы не терять время, решили заняться теоретической подготовкой нашего личного состава. Выпросили у начальства автомат без патронов и целыми днями учились разборке и сборке автомата. На шестой день нас со своих мест подбросил тревожный зуммер. Хоть мы и были формально арестованные, но все же удалось добиться причины аврала. Оказалось, что мы попали в зону действия сонара противника. Наш сонар тоже обнаружил объект, по различным технико-тактическим характеристикам, рядом с нами находилась американская субмарина. Я не знал, верить мне, или нет, но от своих знакомых военных слыхал, что если в море, на глубине встречаются две субмарины, американская и наша, то бой неизбежен. Вплоть до полного уничтожения. Может и ложь, но судя по тому, как лихо моряки заняли все места по штатному расписанию, можно было предположить, что лодка готовится к бою. Ход заглушили, свет притушили и оставили только аварийный. Наверное и лодка противника выполнила такой же маневр, потому что все замерли. У меня сразу замелькали в голове мысли. Ведь если это охотники на нас, то они живыми нас не выпустят, если это случайная лодка, то она сообщит своему начальству и тут же войдет в состав наших охотников, потому, что сложить два и два сможет даже полный идиот. Зная скорость лодки и время с момента похищения арестанта, не трудно рассчитать окружность, равноудаленную от той самой тюрьмы. Так что мы попали. Шепнув мужикам, чтобы не дергались, я попросил матроса, который охранял наш кубрик, сообщить начальству, что у меня есть план, как тихо убраться от вражеской лодки. Буквально через две минуты меня вызвали в командный отсек. Там собрались все офицеры, не задействованные в данное время. Я, сообщил им, что когда мы плыли к лодке, то использовали подводный скутер большой мощности. Работает он бесшумно. Мы пришвартовали его к лодке и по прибытию, должны были передать своему начальству, но в данной ситуации, придется рискнуть и использовать его как буксир для лодки. Если я отбуксирую лодку километров на десять от противника, то, думаю, они нас потеряют.

Офицеры очень удивились, так как они прекрасно знали характеристики своей лодки. Ее не потянет ни один скутер. Я им напомнил, что это секретная разработка, и скутер повышенной мощности. Короче, время играло против нас и командир принял решение. Меня отправили к шлюзу в сопровождении четырех матросов. Мне нужен был хороший канат, который бы выдержал вес субмарины. Мне выдали запасной канат, так как швартовочные были спрятаны снаружи в специальные люки. Громыхать ими не хотелось. Наконец принесли акваланг с ластами. Я отказался от резинового костюма, а разделся до комбинезона из кажи гларха. Закинул за спину кислородные баллоны и натянул ласты. Маску взял в руку и шагнул в открывшийся люк шлюза. Как только за мной задраили люк, сразу начала прибывать вода. Когда она полностью заполнила камеру, то открылся люк наружу. В шлюзе я оставил акваланг, ласты и маску, так как они мне будут только мешать. Выскользнул из лодки и направился к ее носу. Там нашел какую-то скобу и прочно привязал буксировочный канат. Вязать в воде было неудобно, но с помощью драконьей силы и когтей мне это сделать удалось. Дальше произошло преобразование моего человеческого тела в драконье. Дракон, универсальное существо. Когда мы резвились с Молнией и Малышом, то наши битвы проходили не только в воздухе и на земле, но и в воде. Там я и узнал, что могу транспортировать себя хвостом, как крокодил.

Оставив буксировочный конец свисать вниз, сам направился к чужой подводной лодке. Та находилась не более чем в полутора километрах. Люки торпедных аппаратов были открыты. Как бы они не начали обстрел раньше, чем мы уберемся. Видимо противник ловил какие-то сигналы или звуки, чтобы можно было точно определить, где находится корабль. Отплыв поближе к нашей лодке, я нашел небольшое скальное образование, торчащее из донного ила. Уцепившись за него когтями я набрал в себя столько воды, сколько смог и затем, резко выдул воду в сторону вражеской субмарины. Несколько таких выдохов создали неплохое течение в сторону американцев. Вернулся к своей лодке и, подхватив буксировочный канат потащил лодку подальше от вражеского корабля. Сейчас американцы разбираются с тем завихрением воды, которое стаскивало лодку с места и тащило на скалы. Им, хочешь, не хочешь, а придется запускать двигатели и останавливать движение корабля, а мы в это время, тихо смотаемся.

Тяжело было только первые сто метров, а потом лодка получила инерцию и я тянул ее слегка подрабатывая хвостом. Когда, по моим прикидкам мы удалились километров на двадцать, тогда я отвязал буксировочный канат и направился к шлюзу. В шлюзе пришлось облачаться в акваланг и натягивать ласты. Дождался, когда вода полностью уйдет и мне откроют люк внутрь подводной лодки. Все смотрели на меня, с широко открытыми глазами. Видимо что-то не так, раз они обступили меня и взгляд у всех, не пойми какой. Неужели кто-то из моей команды спалился. Это могли быть только Мекс или бог. Михалыч четко понимает, что здесь можно говорить, а что нет. Но все оказалось куда как прозаичней, выяснилось, что я тащил лодку с такой скоростью, с которой она не могла передвигаться самостоятельно. Тут уж я развел руками. Подводный скутер. Секретная разработка.

С этого дня отношение к нам переменилось. Охрану с кубрика сняли и мы могли беспрепятственно передвигаться по всей лодке. Теперь матросы и офицеры подводной лодки могли встретить бога буквально везде. Мы с Михалычем сидели в кубрике или спали. Отсыпались за все дни. Через пять дней лодка всплыла и нашу группу, сначала наш объект, а потом и нас самих доставили катером на военный корабль. Мы с теплотой распрощались с командой лодки, и вот уже пожимаем руку встречающему нас офицеру. Здесь, как и на подводной лодке нам выделили отдельный кубрик. Мы уже одурели от безделья. Шататься по кораблю было запрещено. Все наши действия сводились к попить и поесть, сходить в туалет, сделать зарядку. Мы бы сошли с ума если бы не шторм. Оказывается страх перед природной стихией мобилизует. Бог предлагал утихомирить шторм, но мы дружно отказались. Ведь когда еще придется побывать на настоящем корабле в настоящем шторме. Стихия бушевала два дня. В конце второго дня мы бросили плавучий якорь и дожидались окончания шторма. Наши с Михалычем организмы перенесли шторм очень даже хорошо, Мексу вообще все было до лампочки, он исследовал корабль, а бог, просто был богом. Наконец волны утихомирились и корабль, выбрав якорь двинулся к причалу порта. Оказалось, что мы подошли к Сингапуру. Здесь нас пообещали высадить и мы должны будем вернуться в страну самолетом. Посовещавшись, решили пойти своим путем, тем более, что нужно было забрать женщин. Хватит им отдыхать в Швейцариях. Дома уборка не сделана, окна не помыты, обед не приготовлен. Бардак!

Самолетом лететь не стали, я-то на что? Переместились в мой номер и застали мирную картину, Хельга помогает Татьяне и Анне распаковывать какие-то пакетики, коробочки и прочую женскую ерунду. Короче, мы застали их на горяченьком. Анна с Татьяной обрадовались, увидев отца. Хельгу пришлось познакомить с богом. Я его представил, как стажера, мысленно извинившись перед ним. Ну в самом деле, не гоже так травмировать психику этой бизнес-леди. Оказалось, что она появилась не просто так, а с деловым предложением. Выяснилось, что наш общий знакомый, возглавляющий некий картель, хотел бы со мной встретиться, но не может дозвониться по тому телефону, который он мне дал. Так как такой же был у Хельги, то он позвонил ей и попросил организовать встречу с ним. Мне сразу вспомнились слова счастливого отца, что он вскоре хотел бы произвести такой же обмен, денег на драгоценные камни. Ясно, значит нужно будет созвонится с ним и договориться о встрече. Деньги, наверное, пойдут на приобретение и обустройство дома бога. Правда пока не ясно где, но вскоре бог определиться, и тогда нужно будет вложить свои средства, так как у бога ни гроша за душой. Конечно, он не умрет с голоду и не замерзнет зимой, бог он или не бог! Но вот создать материальные блага больших масштабов без денег ему вряд ли удастся.

.16. Деньги в духовность.

* * *

Посмотрев на объем покупок и счастливые лица женщин Михалыча, я понял, что коробочки и пакеты мы сможем отобрать, только убив их. Это читалось на лицах всех троих. Я стал взывать к их разуму, но все было бесполезно. Как ни странно, но Хельга поддерживала и Анну и Татьяну. Я, зная Хельгу, поинтересовался, в чем ее интерес. Она меня уверила, что ее задача, привлечь Татьяну на свою сторону. Чем-то она ей приглянулась. Хельга была настоящей акулой в сфере бизнеса. Какие комбинации у нее получались, даже при той налоговой системе, которая действовала в стране. Ей бы выйти на наш рынок. Вот где она бы развернулась. Но это все домыслы, а сейчас важно было решить, насколько мы с Михалычем попали по деньгам. Я выпытывал у Хельги сумму, но она молчала. Я ей прямо сказал, что не верю в ее бескорыстность, так что при первом удобном случае, полностью рассчитаюсь. Михалыч согласно кивал головой, хотя у него за душой были копейки, ведь они все вложили в дом, а ведь предстояла еще и встреча будущих родственников. С ними, как с единорогом, просто выпивкой не отделаешься, все-таки монархи.

Наш бог взирал на это с улыбкой. Он-то еще не знает, что все в этом мире продается и покупается. Ведь мне предстоит вкладывать деньги в него. Я понимаю, что вера в бога это нечто духовное и возвышенное, но я не мог себе позволить отойти от материального мира. Если я не смогу организовать богу место, где он будет жить, то цена мне, медный грош. Жить так, как живут некоторые боги, в пещере, уже не получится. Ему нужно легализоваться в этом мире и жить рядом с людьми. Не обязательно в городе, можно и за городом, можно в лесу. Но одно из основных требований к жилью, это его законность. Нужно будет оплачивать налоги и тогда никто не сможет опротестовать полученное богом жилье и окружающую территорию. Присмотревшись к богу во время наших скитаний на Земле, я понял, что его устроил бы хороший особняк где-нибудь в лесу. Небольшой клочок земли, на котором будет что-нибудь расти, маленький пруд или протекающая река. Вот собственно такое требование и будет к божественной или божеской резиденции. Дальше нужно будет организовать верующих, и бог заживет как бог. При разговоре с богами на той планете, где их собирались принести в жертву, я понял, что каждый из них имел несколько тысяч верующих, и это придавало богу огромную силу. Нашему богу уже верит, как минимум пять человек. Даже аферисты от религии собирают несколько сотен верующих, только обещаниями качественной загробной жизни или еще какие-нибудь блага за той гранью, из-за которой никто не возвращается. Над его легализацией в религиозном мире мы подумаем немного позже, а пока следует провернуть дела земные, без которых невозможен последующий подъем нашего бога по карьерной лестнице, если можно так выразиться.

Если разобраться, то какая-то тупиковая ситуация. Бог должен доказывать свою божественную сущность тем, кто должен фанатично верить в него, не требуя подтверждение этой самой божественной сущности. Мозг мой начал плавиться, и я отбросил все эти мысли. Будем все решать последовательно. Сейчас, только мирские, приземленные задачи. Я созвонился с руководителем картеля, и мы согласовали время и место передачи денег и драгоценностей. Так как у нас был взаимный интерес, то до встречи оставалось около двух часов. Я проинформировал всех, что через пару часов я отлучусь ненадолго. И как только вернусь, то мы тут же отправляемся домой к Михалычу. Стажер поедет с нами. На лице бога отразилась улыбка. В последнее время он стал чаще улыбаться, это хороший признак. Пока я объяснял наш распорядок на оставшуюся часть дня, к нам ворвался Людвиг. Увидев меня, он обрадовался, что я здесь, и попросил отправиться с ним на работу, так как меня хочет видеть Яков. Я безропотно согласился, а Хельга решила поехать с нами, кроме того я вдруг ощутил, что кто-то держит меня за руку. Скосив глаза, я увидел бога. Он только горестно вздохнул, но глаза смеялись. Конечно, ему сейчас все интересно. Что же, в машину мы поместимся все, хотя, если идти пешком, то мы будем на предприятии гораздо быстрее. Раз уж мы сели в машину, то Людвиг опять устроил небольшую экскурсию, видимо специально для бога.

Въехав на территорию нашего предприятия, мы направились в административное крыло здания. Подземную стоянку и выход из нее все еще ремонтировали, поэтому мы направились через общий вход в здание. На лестнице мы случайно встретились с Ингрид. Она так обрадовалась, что не выдержала и обняла меня. На глазах у нее выступили слезы. Ее беременность была хорошо заметна. Она поблагодарила меня за Людвига. Я ничего, не говоря, просто погладил ее по спине, как бы говоря, "а я что обещал". Отстранив Ингрид от себя, уже хотел было пройти дальше за всеми, как вдруг бог положил свою руку ей на голову и буквально через пару секунд убрал. Хельга посмотрела на меня в недоумении, но я ей сказал, что это наш самый лучший друг, и если Людвиг захочет, то он ей все расскажет, ей можно. Людвиг, который шел впереди, слегка улыбнулся, поняв мой намек, кивнул в знак согласия и распахнул двери перед нами. Пока мы шли по коридору, я мысленно спросил бога так, чтобы слышал Людвиг, что это было. Он, немного смущаясь, пояснил, что благословил будущего ребенка и вложил в него частичку своей силы. Так что нам следует ожидать очень умного, решительного молодого человека, который в будущем войдет в историю этого мира как положительный герой. Он почувствовал в ребенке хорошие силы и помог им своим божественным благословением, и он знает, что отец этого ребенка все слышит. Тут уж я засмущался. Я-то хотел, чтобы Людвиг просто был в курсе дела, а оно вон как вышло.

Пока мы так мило мысленно беседовали, коридор привел нас к знакомым дверям приемной Якова. Людвиг опять открыл перед нами дверь, пропустив в приемную. Секретарю достаточно было увидеть меня, как сработал инстинкт, и она нажала кнопку селектора, бросив, - "здесь Макс" - и кинулась открывать дверь кабинета шефа. Яков был один. Он встал из-за своего рабочего стола и пригласил нас всех рассаживаться. Стол совещаний был приставлен к его рабочему столу, так что буквально через минуту мы готовы были выслушать, для чего мы здесь.

Я, конечно, подозревал, что мне придется отдуваться за Людвига, ведь его не было на работе достаточно долго, поэтому я поднял руку, как в школе, и, встав, представил друг другу Якова и Стажера. Яков кивнул головой, приветствуя нового гостя, и сказал мне, что Людвиг сумбурно доложил ему причину своего отсутствия, и он, вроде бы знает реальный статус Стажера и скосил глаза на Хельгу. Я немного подумал, а потом решился. Все-таки эти люди мне не чужие. Пусть с Яковом я разошелся во взглядах, но, тем не менее, он не перестал быть своим в доску. Поэтому я обвел взглядом присутствующих и представил им бога нашей планеты, который очень долго отсутствовал, по независящим от него причинам, на своей планете и вот он снова с нами. Хельга не веря, переводила непонимающий взгляд с меня на Якова. Яков встал, вышел из-за кресла и поклонился богу. Он поинтересовался, нужно ли еще что-то делать простому смертному, выказывая уважение своему богу. Бог поднялся и, пройдя к Якову, положил ему руку на голову. Мы уже наблюдали эту процедуру на крыльце, когда он благословлял Ингрид. Когда бог убрал руку, то глаза Якова сияли радостью.

Ты много делал нехороших дел в своей жизни, но помыслы твои были чисты. Ты мне напоминаешь Людвига. Он, по религиозным меркам, убийца, но корысти в его поступках нет.

Потом он прошел к Хельге. Та встала и поклонилась ему. Опять возложение руки на голову.

Да вы тут все, как один. Она хоть и не берет в руки оружие, но умеет убивать благами, деньгами, по-вашему, почище Людвига. Благословил я вас всех. Простил вам грехи предыдущие. Но не советую грешить впредь. Хорошее окружение у тебя Макс. Теперь продолжите без меня, а я удалюсь.

С этими словами он растаял в воздухе.

Макс, это что, действительно наш бог?

Я кивнул в знак согласия Хельге и объяснил ей, что познакомился с нашим богом при довольно опасной и странной ситуации. Так уж получилось, что мне доверили перенести бога в его родной мир. Якорем, или точкой перемещения служили личные воспоминания о месте, где бог раньше обитал. Когда я перенес его в то место, то обнаружил, что оно не может использоваться для жилья, так как там устроили городскую помойку. Услышав снаружи испанскую речь, я сделал вывод, что мы на планете Земля. Еще несколько контрольных проверок, и я твердо убедился, что принес в свой мир нашего родного бога. Отсутствовал он здесь чуть больше семи тысяч лет. Сейчас он проходит адаптацию и ищет место, где будет жить. Всякие "на горе Олимп", "в чертогах богов", не подходят. Вы же знаете наши местные власти. Для них бумажка с гербовой печатью выше недокументированной божественности. Так что я буду заниматься легализацией бога на нашей Земле. Людвиг, кстати, был задействован в этой операции, так как Михалыч оставался моим якорем в нашем мире, на всякий случай. Людвиг прикрывал мне спину, и поверьте, было от чего. Так что Яков, его прогулы, на твое усмотрение. Если что, то удержи деньги с меня. Или с зарплаты, или с прибыли. Яков только рукой махнул. Потом, немного придя в себя, он поинтересовался, буду ли я работать на компанию. Моя должность должна выполнять свою работу, а я достаточно долго отсутствую. Я поинтересовался, есть ли кто-нибудь на примете на мое место? Оказалось, что Хельга с Яковом уже думали над этим вопросом и протестировали несколько человек. Как ни странно, но лучше всех подошла Джессика. У нее какое-то чутье на удачные приобретения и направления развития отдельных отраслей, которые участвуют в поставке нам оборудования и сопутствующих товаров. Я заверил их, что я двумя руками за. А причину ее чутья на удачные сделки я знаю, но озвучивать здесь не буду. Это наша с ней тайна. Тогда Яков подытожил, что на мое место они принимают Джессику. Я перевожусь в главные консультанты системы безопасности и имею свободный график и они все надеются, что я не буду злоупотреблять своим положением.

.17. Просвящаю бога.

* * *

Как только разговор закончился, так рядом проявился бог. Он, точно, подслушивал, находясь где-нибудь, как говорил Мекс, за гранью. Тот улыбнулся и сказал мне, что знать все, что творится на его планете, он обязан и для этого не обязательно находиться рядом. Все, находящиеся за столом, слушали, открыв рот. Так как совещание закончилось, то я распрощался со всеми и потащил бога, чтобы его слегка приодеть, и успеть вернуться в отель, так как потом мне нужно было отправляться на встречу с руководителем картеля для продажи драгоценных камней. Деньги нужны были на приобретение богу нормального жилья, ну и часть денег следовало потратить на Михалыча, все-таки он не может ударить в грязь лицом, встречая королевскую чету.

Людвиг предлагал подвезти нас на машине, но я рассчитывал пройтись по ближайшим магазинам и купить такую одежду, чтобы бог не выделялся из толпы, а то его хламида привлекала внимание. Я, конечно, понимаю, что сейчас можно встретить хоть кого на улицах наших городов. Например, кришнаиты, оранжевые балахоны и барабаны, и ничего, народ на них смотрит, как на умалишенных, но и только. Кстати, вот эти их тоги. Ведь и остальные боги были одеты примерно так же. Может, они просто не умеют изготавливать одежду. Так-то что, пожелал кусок полотна размером, допустим, два на три метра. Завернулся в него и голова не болит где взять пуговицы или застежку молния. А может так положено. Короче, я затащил бога в магазин мужской одежды и попросил продавщиц подобрать моему спутнику повседневную одежду. Минут через сорок рядом со мной шагал элегантный господин в неброской, но довольно дорогой и качественной одежде. Тогу свою, кстати, он не бросил, а сложил в любезно предоставленный пакет.

Знаешь Макс, а мне нравится ходить как простой смертный по миру и смотреть, как живет моя паства. Раньше это было не интересно. Если я появлялся, то все падали ниц и ничего вразумительного я добиться от них не мог. Кто-то плакал от счастья, кто-то катался в истерике. А вот просто поговорить, обсудить назревшие проблемы, да просто напоить меня чаем или бренди, такого никогда не было.

Это потому, что раньше бренди не было. Это ты еще не окунулся в глобальные проблемы своего мира. Ты знаешь, что он в любую минуту может обезлюдеть просто от того, что один дурак запустит ядерную ракету в другого дурака, потому, что тот живет не так, как ему хочется, и все. А ссора может возникнуть из-за денег, из-за территории, из-за религии. Пока тебя не было, более мелкие конфликты возникали по таким мелочам, как способы осенять себя крестным знамением. Одни крестились двумя пальцами, а другие тремя. Все, и это повод для конфликта. Люди, как стадо, попадется один паршивый козел, который им вложит в голову какую-нибудь галиматью, и все многомиллионное стадо пойдет за таким, исполнять его параноидальные глюки. Да не будем далеко ходить. Была одна страна, разделенная на несколько дружественных территорий. Жили дружно, отбивались от общих врагов. Строили свой, хороший-ли, плохой-ли, но мир. И прожили они так, бок о бок почти четыре человеческих жизни. А со всех сторон им шептали в уши "отделись, будь самостоятельным, тебе не дают жить своей жизнью, как только станешь самостоятельным, будет тебе счастье". И не выдержали их руководители испытания медными трубами, а все потому, что хотели они полной власти, быть царьками в своем кусочке. У некоторых получилось, а некоторые стали деградировать, но связи между бывшими кусочками той страны оставались. Остальные, видя, что этой новоиспеченной стране тяжело, помогали ей, чем могли. По заповедям помогали, не рыбу давали просившему, а удочку. Часть своего производства туда перенесли, ну и деньги давали, чего греха таить, не в долг давали, а просто так. Так вот, недавно озлобилась та страна на остальных, а больше всего на ту страну, вокруг которой раньше все маленькие кусочки объединились. Не будем мы больше братьями, убьем вас всех орал один козел и ему подпевали и козы, и козлы поменьше. И так они задурили головы своему стаду, что больше половины их теперь так и думает.

Я прекратил свою лекцию, так как мы подошли к отелю. Я решил оставить бога в своем номере, а самому отправиться на встречу. Когда я, уже в номере, озвучил это богу, то тот не согласился и пожелал быть со мной на этой сделке. Я только обреченно махнул головой. Мои запреты ничего не дадут. Бог уже обрел свою силу и сейчас может переместиться ко мне хоть откуда. До встречи осталось совсем мало времени. Я извинился перед всеми и сообщил, что мне нужно будет ненадолго отлучиться на одну встречу, так что, как только я вернусь, то мы сразу отправляемся домой. Я направился к выходу, ну а бог, как привязанный, за мной. Мы спустились вниз, на парковочную стоянку. Автомобиль, который я когда-то взял на прокат, все еще стоял на своем парковочном месте. Ключи от него были в моем кармане. Ох и насчитают мне за прокат. Ведь я долго отсутствовал. Мотор завелся, и мы медленно выкатились на улицу. В этот раз мне встречу назначили в том славном ресторанчике, куда нас с Татьяной когда-то привезли бандиты. Место мне нравилось, так что я поддал газу, и машина понеслась к выезду из города. Вскоре пригород кончился, и дорога стала забирать в горы. Знакомый серпантин. Еще минут двадцать, и мы припарковались возле так знакомого мне ресторанчика. Со стоянки мы прошли к лестнице и поднялись к входным дверям. Опять знакомая процедура на входе. Металл детектор даже не звякнул, хотя металла у меня в пространственном кармане хоть отбавляй. Я воспринял процедуру молча, а вот бог заинтересовался и внимательно следил за рамкой, но у него вообще не было никаких металлических предметов. Нас пропустили внутрь, и мы направились вслед за секретарем, с которым поздоровались сразу после обыска. Нас провели в одну из кабинок, где нам навстречу поднялся мой хороший знакомый, а в миру, гангстер, торгующий оружием. Но так уж получилось, что его и мои интересы совпали, да и не такой уж он кровожадный. Во всяком случае, при мне ничего такого не было. Мы поздоровались и я представил моего "напарника", как стажера, ну а имени гангстера так и не прозвучало. Так что я порекомендовал богу обращаться к нему, используя распространенное обращение "босс". Хоть он и не был нам начальником, но как-то так повелось.

Стол был еще не накрыт, нам указали на свободные места, и как только мы расселись, начали сервировать стол. Пока расставлялись кушанья, то мы сохраняли молчание, которое затягивалось. Ну, раз у меня есть немного времени, то я решил поразмышлять. Мне уже давно пришла мысль, что для бога нужно собирать паству. Но, по моему мнению, нужно было начинать с приверженцев и особ, приближенных к богу. Я вот уже, сколько знаком с богами, но так до сих пор и не могу сказать, что я верующий. Нет, они воспринимаются мной как коллеги или знакомые. Но вот чтобы испытывать восторг или бессознательное почитание, такого нет, да уже, наверное, и не будет. Вот поэтому мне нужно окружить бога сторонниками, которые смогут решать для него какие-нибудь житейские задачи, а то и проблемы.

Стол, наконец, накрыли, и официанты удалились, оставив нас одних. Я просканировал помещение и обнаружил небольшое устройство, которое было спрятано в корзинах с цветами. Извинившись, я встал и, пройдя к корзинам, вытащил небольшую веточку, в которой скрывался микрофон с передатчиком. Вернувшись к столу, я распотрошил эту веточку и показал содержимое всем присутствующим. По молчаливому согласию, я убрал прибор в пространственный карман. Потом обратился к богу с вопросом, может он чувствует что-то подобное. Тот на секунду закрыл глаза, а потом указал на люстру, и сделав какой-то неуловимый жест, опустил на скатерть что-то типа булавки, за которой тянулся волосок оптоволокна. Я, по молчаливому согласию присутствующих отправил это устройство вслед за первым и мы получили возможность обсудить наши дела. Как всегда наш визави взял бразды правления в свои руки. Он напомнил, что мы встречаемся сегодня для того, чтобы совершить сделку. Я должен передать ему камни, ну а он, после соответствующей проверки, передаст мне деньги. Я кивнул и вытащив мешочек с камнями, передал его своему партнеру.

.18. Предложение о легализации.

* * *

Приняв у меня мешочек, наш визави вышел в одну из дверей. Видимо понес камни на оценку. Ювелир должен быть здесь, и, скорее всего, тот же самый. Пока мы остались одни, я сказал богу, что хочу раскрыть этому человеку его инкогнито. У бога должна быть не только паства, но и его самые ближайшие сторонники. Этот человек обладает огромным влиянием в преступном мире, это нельзя сбрасывать со счетов, к тому же он, на фоне того, что является преступником, очень порядочный джентльмен и, как недавно выяснилось, неплохой отец. Богу совсем не лишней будет поддержка крупнейшего из преступных картелей. Их вина перед законом состоит в том, что они торгуют оружием. Я объяснил, что сам не знаю всей подноготной этого картеля, так как общался только с их главой и его секретарем. Оба произвели на меня благоприятное впечатление. Самое главное, этот человек получает одним из первых самую свежую информацию и у него огромные связи. Для бога это будет хорошим подспорьем.

Едва отзвучали мои слова, как дверь открылась, и к нам вернулся наш собеседник. Мы вновь принялись за прерванную еду. Все было вкусным, ну а сервировано, с претензией на роскошь. Думаю, что наш собеседник может себе это позволить. Я постарался незаметно достать из пространственного кармана заветную фляжку, подаренную когда-то мне нашим партнером, и вопросительно взглянул на хозяина кабинета. Тот утвердительно кивнул, и я разлил в хрустальные рюмочки традиционный бренди. Мы все дружно отсалютовали друг другу поднятыми рюмками и сделали по небольшому глотку. Огонь побежал по пищеводу, и мы принялись с аппетитом уничтожать все, что было на столе.

Наконец с первыми и вторыми блюдами было покончено. Мы еще пару раз поднимали рюмки, бренди был отменный. Хозяин кабинета потянул за шнурок, свисающий на стене рядом с ним. Буквально через пару десятков секунд вошли официанты и, убрав грязную посуду, накрыли все к чаю и подали десерт. Теперь можно было начать беседу, но пока я думал, с чего бы начать, меня опередил наш визави.

Макс, я прекрасно помню вот эту самую фляжку, которую подарил тебе, но до меня дошли слухи, что и у Михалыча точно такая же фляжка. Хочешь верь, хочешь нет, но я точно знаю, что такая фляжка была изготовлена в единственном экземпляре, ты ее что, тиражируешь? Кроме того, необычайные свойства фляжек, подаренных тобой мне. Я долго думал над этим и пришел к выводу, что ты, демон. Не перебивай меня. Дело в том, что я уже давно начал собирать о тебе сведения. Не смотри на меня волком, лучше считай это моим хобби. Так вот, есть свидетельства очевидцев, что у тебя появляется чешуя. Способ, каким ты наказал своего врага и того, кто обидел мою женщину, не вызывают сомнения в твоей демонической сущности. Я сам съездил и посмотрел на того похитителя. Ну, так что ты мне ответишь?

Я задумался, он ведь не раскрыл все карты, может у него есть еще какие-нибудь свидетельства. Я ведь не контролирую все пространство, когда преображаюсь, или когда достаю что-то из пространственного кармана.

Да, ты меня озадачил. Дело в том, что у меня тоже появился повод, поговорит с тобой о проблеме моего стажера. Но те выводы, которые ты сделал на основании каких-то разрозненных кусков, не совсем верны, кроме того, это все тесно переплетается с моим подопечным. Твои ошибочные выводы напугали даже его, так что он уже, наверное, пожалел, что связался со мной. Ну, что же, давайте начнем по порядку. Во-первых, позволь представить тебе бога этой планеты. Так уж получилось, что он отсутствовал на планете более семи тысяч лет. Я могу со стопроцентной уверенностью заявить, что да, это истинный бог планеты Земля. Что же касается меня, то я не совсем человек. Вторая моя сущность имеет чешую, и если я попытаюсь полностью преобразиться в свое второе воплощение, то места в этом кабинете мне просто не хватит. Чтобы развеять все сомнения и подозрения, я вам скажу, что я дракон. Существо магическое, но моя магия особая и я стараюсь не светить своей второй сущностью, где попало. В свое оправдание скажу, что раньше я был простым человеком. Так уж сложились обстоятельства, что я получил эти способности вопреки моим желаниям. И раз уж произошла утечка информации, то скажу, что твоя женщина получила часть моей крови, и именно поэтому она до сих пор жива. К слову, у нее на руках, при сильном раздражении, может появляться чешуя, как и у меня. Думаю со мной все ясно. Теперь, что касается бога. Я специально привел его на нашу встречу, чтобы познакомить вас и у меня есть желание, чтобы ты стал его защитником. Не бойся, от всякого отребья он отобьется сам. Мне нужно, чтобы ты защитил его от бюрократии. Чтобы его желания исполнялись. Сразу скажу, не бойся, в отличие от сильных мира сего, у него желания простые, не выходящие за рамки приличий или человеческих возможностей. Он пока не готов озвучить свои пожелания, так как еще не разобрался в том, что ему нужно, поэтому за него это сделаю я.

Дальше я принялся объяснять, что на планете Земля нет такого индивидуума, ни в одной картотеке нет его данных, отпечатков пальцев и тому подобное. Вот поэтому я и обращаюсь к нашему оппоненту, чтобы он помог легализовать бога и помочь ему с приобретением жилья. Напомнил и о том, что у бога нет ни имени, ни фамилии. Видимо нужно будет заново создать человека с самого рождения. Деньги за камни, которые я ему продал, будут разделены между богом и Михалычем. Михалычу, кстати, нужно порядка пятисот тысяч долларов, так как ему будет необходимо принять у себя дома королевскую чету, а это достаточно большие расходы. Остальные деньги должны быть потрачены на бога. Если этих денег не хватит, то им нужно будет поставить меня в известность, и я что-нибудь придумаю. Мне нужно предварительное согласие руководителя такого крупного картеля и его подтверждение на то, что все сведения, которые он получил здесь, не будут разглашены больше никому. Его женщина знает обо мне, и этого ей будет достаточно. О боге знает небольшая группа людей, тесно связанных со мной. В них я уверен, так что мне нужно подтверждение моего предложения.

Да, Макс. Озадачил ты меня. И что, это все правда и передо мной сейчас сидят бог этой планеты и настоящий дракон?

Давай так. Ты же меня знаешь, если я что-то пообещал, то сделаю это. Так же и с моими высказываниями. Теперь о боге. Да, это самый настоящий бог, скажу больше, во вселенной он не один. На сегодняшний день я знаю, как минимум о девяти богах в человеческом обличии и о двух существах, которые взяли на себя функцию бога и довольно долго справляются с ней. Я познакомил нашего бога с обоими. Теперь обо мне, я уже сказал, что раньше был человеком, но так уж получилось, что мне пришлось пройти через очень неприятную процедуру, которая смертельна для большинства людей. По всем меркам, я должен был умереть, но так уж получилось, что я остался жить и приобрел некоторые дополнения к своим возможностям. Чтобы развеять ваши сомнения, я сейчас частично трансформирую свою голову, и еще, я не настоящий дракон. Если бы вы увидели настоящего, то, думаю, что одежду пришлось бы отстирывать.

С этими словами я запустил процесс трансформации. Моя голова начала расти и превращаться в драконью морду. Одежда на груди начала лопаться, я пытался остановить процесс, но он, как выяснилось, имел некую инерцию. Поэтому, когда я получил прежний вид, рубашки на мне не было, а были болтающиеся отдельные лоскутки, потому, что для поддержки большой головы, требуется большая и толстая шея. Для толстой шеи требуется мощная верхняя часть туловища. Хорошо, что я сидел, а то, процесс трансформации затронул бы и нижнюю часть. Самое интересное, что когда я сразу принимаю облик дракона, одежда остается целой. Тут можно много размышлять, но остается одно незыблемое правило, магию не обманешь. Оба мои собеседника сидели, открыв рот. Ну, человек, это понятно, но бог-то, должен понимать, что абы кто не вытащил бы его и других богов с той планеты.

Наконец хозяин кабинета пришел в себя и оглядел меня с легким испугом. Потом, принял какое-то решение. Через полминуты к нам заглянул его секретарь. Испугано глядя на меня, он подошел к боссу и выслушал несколько тихих фраз, после чего удалился. Я, видя, что оба мои собеседника несколько не в себе, разлил по стопкам бренди и предложил выпить успокоительного.

.19. Бытовые проблемы.

* * *

За столом повисло тяжелое молчание. Я знал, что для нашего визави, провернуть вариант с легализацией бога, не представляет серьезной проблемы. Просто сейчас все его жизненные устои и ценности претерпевали переосмысливание. Бог тоже напряженно думал о чем-то своем. По тем взглядам, которые он на меня искоса бросал, можно было сделать вывод, что он размышлял о том, что слишком опрометчиво доверился мне. Ну и ладно, сдам его с рук на руки картелю. Пусть они тогда с ним возятся. Не хочет доверять, не надо. Мне, если честно, то и своих проблем хватает. У меня на руках трое моих друзей, которых нужно вернуть домой и дать им возможность приготовиться к смотринам невесты. Сходить за королевской четой. Обеспечить безопасность как одной, так и другой стороне. Решить вопрос с моей богиней. Она на меня за что-то обиделась. Если уж мы, мужчины, зачастую не понимаем женскую логику, то женскую логику богини можно даже не пытаться понять. Кроме того у меня остались нерешенные дела с парой богов, которых я просто бросил на их планетах. Нужно им немного помочь, хоть в первое время. Со своим ношусь, устраиваю его жизнь, а тем и обратится не к кому. Привлеку Татьяну, пусть немного попрактикуется в бытовой магии, да и контакт наладит. Все же ей жить в другом мире.

Пока ворох мыслей пролетал у меня в голове, мои собеседники стали приходить в себя. Мне было обидно, что они изменили свое отношение ко мне. Это было видно, да и многое я чувствовал в ментале, даже от бога. Поэтому я поднялся и произнес, что я их вынужден покинуть. Бог знает, где меня найти. Кроме того, я очень прошу передать Михалычу причитающуюся ему часть денег. Сейчас он живет в моем номере в отеле. Завтра будет уже у себя. А теперь я прошу меня простить, но я вижу, что здесь мне не рады. Так что я откланяюсь. С этими словами я вышел из кабинета и направился по коридору в сторону выхода. Нужно было еще пройти через весь зал ресторана. Что же, пусть привыкают к полуголым мужским торсам, одетым в белье. Сейчас в Европах такое твориться с сексуальной ориентацией мужчин и женщин, что меня могут воспринять даже вполне нормально. Уже в самом конце коридора мне навстречу попался секретарь. Он протянул мне новую рубашку, прямо в упаковке. Я поблагодарил его и, развернув, надел рубашку. Ее бы конечно отгладить, но на безрыбье и раком свиснешь, так что все нормально. Еще раз поблагодарил секретаря и направился к машине. Нужно ее вернуть агентству и расплатиться.

В город добрался без происшествий. Загнал машину в агентство, расплатился по долгам. Все, свободен, как птица в полете. Направился в отель. Нужно будет все приготовить и вечером перенести всю семейку Михалыча к ним домой. Если деньги успеют передать до вечера, то хорошо, нет, значит, пусть по своим каналам ищут Михалыча и рассчитываются с ним. До вечера еще далеко, так что не мешало бы наведаться к богам. Как только вошел в номер, то тут же поманил Татьяну к себе. Шепнул ей, что мне нужна ее помощь. Татьяна только головой кивнула. Поэтому мы предупредили всех, что немного погуляем, а поздним вечером отправимся на родину, домой. Выйдя из номера, мы прямо из коридора переместились к тому богу, которого я перенес вторым. Его пещеры была, конечно, не плоха, но не будет же он просто жить в скале. Ему нужен свой храм, если на его планете есть разумные. Да и просто мне было интересно, как он обживается. Когда мы появились в его пещере, он напряженно о чем-то думал. Мы подошли поближе и поинтересовались, как он осваивается в своем собственном мире. Оказалось, что некогда цветущая цивилизация, за это время, скатилась до первобытнообщинного строя. Были войны, и было применено какое-то страшное оружие. Мир деградировал до того состояния, в каком он находился до первого прихода бога на эту планету. В этой ситуации советовать что-то было трудно. Мы благоустроили его пещеру как можно лучше. Утеплили стены, создали пастельное белье и теплую одежду. Здесь у Татьяны колдовать выходило легко. Она сама удивлялась.

Потратив на этого бога где-то около часа, мы отправились ко второму богу, который получил в свое пользование новую планету. Оказалось, что мы прибыли вовремя. Уже закончился праздник в честь нового бога, и теперь он разбирался с перешедшими к нему вещами старого бога. Были вскрыты две сокровищницы. В одной были драгоценности этого мира, какие-то масла в кувшинах, сушеные травы, шкуры каких-то животных, высушенные черепа врагов. Это то, что можно было распознать. Все остальное было просто непонятно. Отдельно эти предметы можно было описать, но вот, что они такое или для чего они предназначены, можно было только строить догадки. Я посоветовал допросить главного жреца. Ведь это его обязанность, доставлять информацию своему богу.

Во второй сокровищнице были собраны магические артефакты. Мы это сразу почувствовали, как только дверь в сокровищницу приоткрылась. На нас пахнуло такой сильной магией, что мы тут же захлопнули дверь. Да, здесь нужно было бы разобраться с корифеем магии. На эту должность подходило только одно существо, Молния. Придется ее привлечь к исследованию этой комнаты, а пока я порекомендовал богу, опечатать ее и никого туда не пускать. Пока мы разбирались с сокровищницами, прошел еще один час нашего времени. Мы засобирались домой. Я пообещал богу, что приведу в следующий раз с собой самого сильного эксперта по магическим предметам. Если уж она не сможет ничего сказать, то лучше вообще уничтожить эту сокровищницу, чем выпустить в мир неизвестные артефакты. Мы распрощались с богом и жрецом, и переместились на балкон моего номера. Когда мы вошли в комнату со стороны балкона, то это никого не удивило. Михалыч сидел с огромной сумкой и не знал, что с ней делать. Я поинтересовался у него, откуда эта сумка. На что он мне ответил, что ее доставили для него час назад. Просто сообщили, что это его доля. За что, и с чего доля сообщено не было. С него не взяли ни расписки, не проверили документы. Вот он теперь сидит и думает, когда за ней придут настоящие хозяева.

Немного подумав, я решил обыграть ситуацию и по секрету рассказал Михалычу, что недавно виделся с руководителем картеля, с которым я сводил через Михалыча его контору. Он намекал, что Михалыч должен получить свой процент за посредничество. Тогда я сказал, что Михалыч сейчас живет у меня, вот они видимо и решили вручить Михалычу его долю. Так что не нужно истерик, а можно собираться домой. Мое сообщение было встречено с недоверчивостью. Однако житейская мудрость орала в ухо, что ему скоро принимать королевскую чету, а денег за душой практически нет. Совесть, однако, сообщила ему, что необходимо со мной поделиться. Он так, открытым текстом, на всю комнату и сообщил мне об этом. Я сделал страшные глаза и стал делать ему знаки на пальцах, чтобы он заткнулся, но Остапа понесло. Анна на слух не жаловалась, поэтому на меня стали наседать уже с двух сторон. Кроме того у них было подозрение, что это я все организовал. Я клялся и божился, что был занят совершенно другими делами. Вот и Татьяна может подтвердить. Татьяна клятвенно заверила, что мы были у пары богов с той самой планеты, и занимались только их делами. Я не стал отнекиваться от своей половины, но сказал, что она мне сейчас совершенно не нужна, так что они смело, могут тратить ее на подготовку к свадьбе. Пусть это будет мой свадебный подарок. Наконец все успокоились, и я перенес их в мою комнату, в их доме. В комнате сразу стало тесно. Татьяна оказалась прижата к моей кровати, поэтому, непроизвольно уселась в нее, а Михалыч прижимал к себе два своих сокровища из трех, а именно Анну и сумку с деньгами. Его третье сокровище пыталось встать с продавленной панцирной сетки моей кровати. Так уж получилось, что дом то они купили, а вот обставить его пока было не на что. Вот теперь этим и займутся, да и Татьяна наколдует. Правда на Земле у нее это плохо получается. Но мелкие вещи сможет, это даже я чувствую.

.20. Благоустройство судьбы Татьяны.

* * *

Мы выбрались из моей комнаты и направились в гостиную. Там я быстренько повыставлял на стол всякие разные блюда, причем часть была из тех, что я ел на приеме у руководителя картеля. Все было уже в тарелках, так что сразу плотно поели, время было позднее, а на встречу я ушел перед обедом, так что, как говориться, сам бог велел. При ассоциации со словом бог, настроение испортилось. Я, конечно, понимаю, что напугал его и мафиозника, но каков вопрос, таков ответ. Пусть думают, взвешивают все "за" и "против". Я им свое общество не навязывал, так что теперь их ход. А мой ход, это притащить сюда короля с королевой, ну и Тиренза, как же без него? Пока я раздумывал, поглощая пищу и не ощущая ее вкус, все уже наелись и внимательно смотрели на меня. Вид, видимо, у меня был не такой, как всегда. Я их успокоил, и заявил, что размышляю над тем, что пора мне отправляться за королевской четой. Успокаивающе поднял руку, призывая успокоиться Анну, которая уже готова была встать грудью на защиту своих интересов. Естественно, что у нее все не готово, так и у руководителей Зангрии, тоже должно быть время собраться, поэтому, на все, про все, даю обоим сторонам полтора месяца, а это время я готов потратить на контору Михалыча. Я помню, что обещал вытащить к космическому кораблю группу исследователей. Вот и займусь этой экскурсией, заодно отдохну и подлечу нервы, которые, в последнее время, стали ни к черту. Пусть собираются, я их перетащу туда дня через два. С богом не знаю, что делать. Он от меня стал шарахаться, но если появится здесь, то пусть не выгоняют, а приютят в моей комнате. Он может перемещаться по миру только в те места, где уже бывал, так что может заглянуть. Если со мной понадобится связаться, то Михалыч знает, как. Вроде все инструкции оставлены, пообещал, что за два дня до нашего, с королевской четой, появления, я сообщу Михалычу, так что желаю им приятного времяпрепровождения в эти полтора месяца. С этими словами я исчез.

В пещере было еще темно, так что я пробрался к Малышу и улегся к нему под бочек. Глаза Молнии открылись, оценили обстановку и закрылись, Утром, конечно, устроит мне головомойку. Ну и пусть. Все-таки именно это, моя настоящая семья.

Утро я встретил где-то на высоте порядка пятидесяти метров над водой горного озера. Как Молния меня вытащила из под теплого бока Малыша не разбудив, ума не приложу. Ведь драконье чутье, это не только возможность определять характеристики предметов и окружающего пространства, но и своеобразная сигнализация. Погасив истеричный крик, готовый сорваться с моих губ, я, как меня учили, вошел в воду, оставив на поверхности остатки штанов и рубашки. Вылетев из озера я в воздухе преобразовал свое тело в драконье и началась драконья зарядка. Два дракона гоняли меня в небе и в воде, так что через пару часов я был зажат в озере на довольно большой глубине, и попросил пощады. Домой все возвращались довольные. Драконам хочется почувствовать себя мощными, сильными. Но вот у семьи Молнии, такое случается редко. Нужно, чтобы или прилетел Красный или был я. Битва один на один, для драконов, это как баловство. Толку нет в таких спаррингах, у них стоит своеобразный предохранитель, и дракон дракону никогда не сможет нанести смертельный удар. Дракон стайное существо и если он почувствует, что не справляется с противником, то он сбежит к стае и тогда вернется к обидчику с подкреплением.

Позавтракав с драконами и приведя себя в порядок после того, как рвал зубами свежее мясо, я попросил Молнию отнести меня к космическому кораблю. Я объяснил ей, что притащу со своей родной планеты специалистов, которые хотят взглянуть на чужое средство передвижения в космосе. Все результаты будут сообщены мне, а я передам их ей. В то время, когда я там буду, желательно не показываться там ни одному дракону. Хочется сохранить в тайне, что на этой планете обитают такие создания. Молния дала добро, и через час после завтрака мы отправились в пустыню, к нашей стоянке возле корабля. Я бы мог и сам переместиться туда, благо помнил все приметы нашего бивуака, но мне нужно было, чтобы Молния все просмотрела своими глазами, чтобы не осталось никаких следов присутствия ее или Малыша, и ничего магического, типа раковины.

После подтверждения, что все чисто, я отпустил Молнию, а сам переместился в башню духов и изготовил десять защитных колец. Ученым скажем, что это для их контроля, чтобы не потерялись. После завершения исследований опять соберу все кольца. Все-таки это магические атрибуты, а наши ученые, что только не проделают с ними, если это будет их собственность. А магические побрякушки могут и бабахнуть, да так, что мало никому не покажется. Теперь нужно было продумать контингент и как их переносить. Ну, ученых вытяну за один проход человек пять, не больше. Переносить их желательно сонными, а то пойдут разговоры о телепортационных устройствах, и тогда мне точно крышка. Мысленно связался с Михалычем и описал ему проблему. Но тот меня успокоил. Ученых соберем на полигоне в моем домике. Солдаты натаскают кроватей, так что мне нужно будет их брать хоть по двое, хоть всех сразу ночью и переносить на Зангрию. Утром проснуться на песке, дальше организовываем лагерь и начинаем работать. Есть одна особенность, наш куратор изъявил желание участвовать в исследованиях, а раз будет он, то должен быть и Михалыч. Ну, это понятно, охрана и все такое прочее. С ним такой вариант, как с учеными не прокатит, поэтому придется перенести вначале его с Михалычем, а потом всю ученую братию. Передал Михалычу информацию и приготовился ждать ответ. Чтобы не терять время, я решил побывать во дворце. Переместился в ту комнату, куда меня селили в прошлый раз, когда мы были здесь с Татьяной. Дворец уже давно проснулся, а вот царственные особы, наверное, нет. Поэтому я вышел из комнаты и направился к охранникам. Все же лучше, чтобы начальник охраны знал, что я уже во дворце. Кроме того нужно будет попросить его, чтобы обо мне доложили королю. Я пробуду здесь недолго, максимум, до вечера. Так что мне хотелось бы, чтобы он нашел для меня пять минут своего драгоценного времени.

Первый пост мне попался возле лестницы. Это хорошо, значит, никаких гостей нет, а то охрана стояла бы на каждом повороте, чтобы быть в прямой видимости друг от друга. Я доложил охранникам, что прибыл брат короля и хотел бы встретиться с монархом в любое удобное для него время до вечера. Назваться братом короля мне пришлось потому, что эти охранники меня не знали. Сам присел на приставленную к стене скамеечку и приготовился ждать. Прикрыл глаза и расслабился. Нужно время, чтобы посыльный добежал до начальника караула и, скорее всего, тот сам отправиться сюда. А бегать он не любит. Внезапно я услышал радостный голос и мое имя. Открыв глаза, обнаружил радостно улыбающуюся Тангирну. Я вскочил со скамеечки и, подойдя с улыбкой к ней, поцеловал ей руку. Здесь руки не целовали. Как выяснила разведчица Татьяна, они терлись носами. Тангирна мне нравилась. Молодая, цветущая, неунывающая женщина. Сколько раз я ее видел, она всегда была приветлива, причем не только со мной, но и с охраной. Я поинтересовался ее здоровьем и планами на сегодняшний день. Она, немного покраснев, высказала предположение, что, может быть, составит мне компанию на сегодняшний день. Я не возражал, да и как можно отказать такой красавице, что ей и заявил. Она покраснела еще больше. Опустила глаза и не знала, куда деть свои руки, нервно поправляя складки платья. Разрядил ситуацию начальник охраны. Прокашлявшись, он привлек наше внимание. Мы поздоровались с ним, и я высказал ему свои пожелания относительно встречи с королем. Мое появление во дворце было зафиксировано, и теперь я был свободен, вплоть до назначенной аудиенции у его величества. Тангирна пригласила меня к себе в комнату позавтракать, так как королевская чета еще не вставала, а это значит, что аудиенция возможна не раньше чем через пару часов. При этом она сильно смущалась, но я с радостью принял ее приглашение и пообещал ей мороженое, которое ей в прошлый раз очень понравилось. Однако я все же поинтересовался, не будет ли мое появление в ее комнате расценено как компрометирующее, да и как отнесется к этому ее муж. Улыбка на ее лице погасла, и я понял, что сморозил какую-то глупость, поэтому попросил прощения и пообещал загладить свою вину шоколадными конфетами. Все же королева и ее сестра были сладкоежками. Я взял Тангирну под руку, и мы направились к ее апартаментам. Тангирна некоторое время шла молча, а потом, видимо решившись, рассказала мне, что ее не очень волнуют те сплетни, что ходят о ней во дворце. Многие завидуют ее статусу. Ведь они с Эмкарной из скромной и не богатой семьи. Свою репутацию Тангирна поддерживает не своей родственной связью, а умелыми руками. Половина дворца обращались и обращаются к ней, когда им необходимо сменить свой гардероб или если назревает какое-нибудь торжественное мероприятие. А когда приближается бал, то ее время расписано за месяц до торжества. Ну а мнение ее мужа пусть не беспокоит меня, так как его просто нет. Что-то в ее голосе насторожило меня, но я не стал использовать свои ментальные возможности. У каждого должны быть свои тайны и переживания. Дальнейший наш разговор прервался, так как мы подошли к ее дверям. Она распахнула их и пригласила меня быть ее гостем. Я с радостью согласился и мы, под удивленными взглядами стражников, стоящих возле ее покоев, прошли в комнату и закрыли дверь.

.21. Дворцовые хлопоты.

* * *

Мы прошли к небольшому столику, и Тангирна решительно взяла колокольчик, чтобы вызвать своих служанок, но я придержал ее руку своей, и отрицательно помотал головой. Глаза ее сделались огромными, и в них промелькнул испуг. Я улыбнулся ей и сказал, что раз я проявил такую бестактность в нашей беседе, то буду искупать ее вкусным и необычным завтраком, который будет только для нее. Я поинтересовался, хочет ли она что-нибудь такое, что невозможно получить во дворце или она предпочтет, чтобы я накормил ее блюдами из своего мира? Естественно вся моя бестактность была забыта и ее глаза опять засияли в предвкушении чего-то необычного. Конечно, мои познания в области ресторанных блюд были, мягко говоря, никакие. Я ел, что мне подавали и никогда не заказывал сам, так как просто не представлял, что мне подадут под таким названием как "ризотто" или что-нибудь другое, но с еще более непроизносимым вариантом. Но меня спасало то, что я несколько раз бывал на завтраке с нашим мафиозо, а уж он был гурманом и любил удивить. Вот мы и накроем стол из таких же блюд. Помня слова Артизы о том, что соки у них очень большая редкость, я организовал несколько бокалов с различными соками нашего мира, а так же несколько вариантов кофе и чая. Теперь о моей бестактности даже не вспомнят. Глаза Тангирны лучились счастьем, думаю не потому, что она любит поесть, а потому, как к ней отнеслись. Мы чинно уселись за стол, и я принялся рассказывать Тангирне о каждом блюде, а в это время предложил ей попробовать соки из каждого бокала, чтобы я знал, какой сок ей понравится больше всего. Наш завтрак проходил довольно непринужденно. Я предлагал Тангирне только попробовать все блюда. Она должна составить свое мнение о еде с Земли. Сам я организовал себе яичницу-глазунью, такую, как готовил раньше, по утрам, будучи еще системным администратором. Мы беседовали ни о чем. Я рассказывал анекдотичные случаи из своей жизни. Тангирна, в ответ, вспомнила свои. Мы хохотали. Наконец все блюда были попробованы, и можно было приступить к десерту. Я достал несколько креманок с мороженным, и хрустальную вазочку с конфетами. Мороженное было воспринято как само собой разумеющееся, а вот конфеты и вазочка произвели на Тангирну огромное впечатление. Конфеты были высыпаны прямо на стол, а вазочка была ощупана и осмотрена так, как будто это был драгоценный камень. Я пояснил Тангирне, что это стекло с небольшими добавками металла и обработанное искусными мастерами, которые проточили все эти канавки. Она прижала вазочку к себе и умоляюще посмотрела на меня. Я расхохотался и, подмигнув девушке, заверил ее, что все, что есть на столе, все это только для нее. А вот в следующий мой приезд я подарю ей специальную вазу под цветы, которая тоже будет сделана из хрусталя. Тут меня осенило, ведь королевская чета прибудет на Землю через полтора месяца. Почему бы мне самому не пригласить так понравившуюся мне девушку. Пусть в ее жизни появятся яркие, незабываемые впечатления и воспоминания. На миг я вспомнил богиню. Да, нам было хорошо вдвоем, но что-то произошло такое, что заставило ее отвернуться от меня. Если честно, то я никогда не верил, что мы будем вместе. С ней я всегда чувствовал себя, как маленький ребенок с взрослой тетей. Да и обязательств мы друг другу не давали. А прощание было настолько холодным, что подразумевало полную мою отставку. Поэтому я, выйдя из-за стола и пройдя к поднявшейся со мной вместе Тангирне, встал на одно колено и пригласил ее присоединиться к королевской чете, которая прибудет на мою родину через полтора месяца. Тангирна с радостью согласилась, но попросила моего разрешения вернуться к столу, так как она еще не разобралась с конфетами. Последнее слово давалось ей с трудом, так как было произнесено мной на моем родном языке. Мы вернулись за стол, и началось таинство. Первая приглянувшаяся конфета была тщательно рассмотрена, затем Тангирна попыталась снять с нее фантик, но я удержал девушку от этого шага и напомнил, что ее дожидается мороженное, которое не будет ждать, в отличие от конфет, а просто растает. Глаза сластены все время скашивались на россыпь конфет, но и мороженное шло на ура. Тангирна слегка переела. Ведь я заставил практически весь стол различными блюдами. Но конфеты притягивали ее взгляд, хотя в животик они уже явно не помещались. Я улыбнулся и предложил нам отдохнуть от еды, а пока мы будем переваривать съеденное, то я прочитаю ей названия конфет и расскажу, по возможности, что у них за начинка.

Внезапно дверь резко распахнулась и на пороге появилась разгневанная Эмкарна. Мы с Тангирной вскочили со своих мест как школьники, внезапно застигнутые директором школы в тот момент, когда они целовались. Ярость Эмкарны тут же улетучилась, и она облегченно вздохнула и направилась к нам.

Макс, я так рада, что ты нашел время заехать к нам. Извините меня, оба. Мне доложили, что какой-то незнакомый мужчина потащил Тангирну в ее комнату. Ну, я и понеслась сюда, чтобы не случилось, так как в прошлый раз...

Тут она зажала себе рот рукой, но слово как воробей, вылетит, не поймаешь. Глаза Тангирны в очередной раз потухли, она как-то вся сгорбилась. Королева бросилась к ней и принялась утешать ее, а мне сделала знак, чтобы я вышел из комнаты. Я подчинился королевскому жесту и выскользнул из комнаты. Взгляды охранников опять выражали полное недоумение. Видимо, по их мнению, меня должны были четвертовать прямо в комнате Тангирны. Отойдя подальше от комнаты, я уселся на скамью и принялся ждать, чем дело закончится. Но, видимо так в этот день расположились звезды, что я услышал очередной шум в коридоре, даже не прилагая драконьего чутья. Из-за поворота стремительно вышел король в окружении нескольких придворных и гвардейцев. Я поднялся со скамьи и поклонился королю. Тот остановился так внезапно, что несколько придворных толкнули его в спину, и мне пришлось поддержать короля, чтобы он не упал вперед.

Макс, а ты-то, откуда взялся?

Здравствуйте Ваше Величество, я прибыл сегодня утром, чтобы переговорить с Вами о некоторых конфиденциальных вещах. Вы еще спали, но в коридоре мне встретилась Тангирна и она пригласила меня позавтракать с ней. Видимо это мой визит к сестре государыни, вызвал такой переполох во дворце.

Король уже все понял, выругавшись сквозь зубы, он оставил всех в коридоре, а сам прошел в комнату Тангирны. Не прошло и минуты, как он выскочил оттуда и направился к нам. Поманив меня рукой за собой, он направился к себе в кабинет. Половину охранников и придворных как будто ветром сдуло, так что теперь наше передвижение по коридору не напоминало вторжение вражеского войска. Оставив всех за дверью, мы прошли к небольшому столику, где так удобно было пить королевский бренди. Молча достав из кармана подаренную мной фляжку, он плеснул себе и мне и мы так же молча выпили.

Иногда я думаю, что мне досталась жена, ангел. А иногда, что мегера. Вот как такое может быть?

Я уже понял, что король влетел в комнату не вовремя, поэтому, проявляя такт и сохраняя королевское достоинство, предположил, что королева, как может, всегда защищает свою родную кровь, будь то ее муж, дети или сестра.

Да, да. Сестра. Тангирна выглядела очень расстроенной и у обоих на глазах были слезы. Не знаю, что и делать?

Да ничего делать не надо. Думаю, что они проплачутся, успокоятся, приведут себя в порядок. Я, со своей стороны могу заверить, что не делал ничего такого, что привело бы Тангирну в такое состояние. Мы просто завтракали и развлекали друг друга воспоминаниями всяких смешных случаев. Я им там конфет оставил, так что мы их не скоро увидим. Со своей стороны добавлю, что прибыл я сюда для решения вопроса о вашем посещении родителей Татьяны. Ее семье я дал на подготовку полтора месяца. Думаю, что и вам нужно не меньше. Ведь для того, чтобы пошить наряды, нужно много времени. Да и еще. Не обижайтесь, но я пригласил Тангирну присоединиться к вам. На нее периодически накатывает какая-то грусть. Видимо что-то из прошлого тяготит ее. Вот пусть и развеется. Я там возьму над ней шефство, в смысле она будет больше со мной, чем с вами и вам не помешает.

Да, это хорошая мысль. Я сам замечаю за ней такие всплески эмоций, но не знаю причину, хотя мне докладывали, что что-то произошло с нашей Тангирной уже здесь, во дворце, но королева запретила рассказывать, что, даже мне.

Ну и ладно, давай предоставим им самим решать, что нам можно знать, а что нет.

Мы выпили еще по одной и принялись обсуждать, когда и как будет осуществлен перенос. В принципе это можно было не обсуждать. Мне достаточно было знать, когда семья будет готова. Затем дать один день Михалычу, чтобы успели приготовиться и перенести всех разом. Такое количество я уже переносил. Если будет слишком много подарков, то сделаю второй рейс.

.22. Подготовка экспедиции.

* * *

Все уже было сказано и мы просто сидели и потягивали очередную рюмочку бренди. Я, вспомнив о своей миссии, рассказал, что проведу несколько недель в том месте, где начала распространяться металлическая плесень. Причем отправлюсь я туда сегодня вечером. Туда я притащу ученых из своего мира. Пусть разбираются, как эта штука попала на Зангрию и чем еще она опасна. Это займет несколько недель, так как ученые планируют собрать большое количество образцов всего, что будет доступно. Моя задача обеспечить им безопасность, комфорт, ну и, доставку.

Мы посидели еще минут двадцать. Король посетовал на то, что дела государства заставляют его бросить меня, так как скоро начнется совещание, посвященное развитию сельского хозяйства. Я заверил его, что прекрасно все понимаю. Единственное, это мне неудобно, что все так вышло с женщинами, поэтому я оставлю королеве такую же вазочку с конфетами, и им обоим вот по такому браслету. Хочу, чтобы король заверил их, что я нисколько не обижен на них и все мои предложения остаются в силе. Я вытащил вазочку и браслеты. Король удивленно крякнул. Так уж получилось, что луч светила отразился от хрустальной вазы и рассыпался искрами по комнате. Браслеты показались королю мелкими безделушками, на фоне такой вазы.

Скажи Макс, а у моей будущей родни есть такие вазы?

Да мой король. Мне вспоминается где-то три, четыре подобных вазы в их доме.

А сам вспомнил, что, действительно, есть у Анны несколько хрустальных ваз, хотя это и есть почти все их "богатство". Наследие социализма. Вазы были обыкновенными, изготовленными по технологии "литье", по сравнению с моей, которую я подглядел у нашего нувориша-мафиози, ручной работы и необыкновенной красоты. Что-что, а тяги к прекрасному у нашего бандита не отнять.

Да! Богато живут. - Только и сказал король. После этого поднялся, давая мне знак, что время вышло, и он должен идти. Я вышел вслед за ним. Мы прошли по коридорам и спустились по центральной лестнице. Здесь мы расстались, и король направился в тронный зал, а я на выход из дворца. Как только оказался в безлюдном месте, то перенесся в наш с Михалычем лагерь возле космического корабля. Нужно было все приготовить к прибытию научной группы. Думаю, Михалыч приготовит палатки и спальные мешки, а то я смогу снабдить всех только кариматами и то, если смотаюсь в башню. Я связался с Михалычем и поинтересовался, как идут дела. Как ни странно, связь наша работала плохо. Я с трудом разобрал, что он мне пытался передать. Все же какая-то аномалия здесь присутствует. Перенесся на полигон в наше секретное место. Уже начало вечереть. Я вышел из дота и направился к офицерскому домику. Там было оживленно. Подъезжали машины, разгружали какие-то ящики. Я заметил невдалеке уазик Михалыча и направился к нему. Водитель был мне не знаком, поэтому я поинтересовался, где мне найти Михалыча. Тот показал на близлежащую казарму. Я направился туда, и не зря. Там разместился временный штаб научной бригады. Еще раз поинтересовался у солдат, где мне найти начальство. Мне указали на одну из дверей. Пройдя туда, я попал на окончание яростного спора. Михалыч злился и высказался в том плане, что если ученым дать волю, то они потащат с собой все оборудование, какое у них имеется в распоряжении, даже стационарное. Увидев меня, он обрадовался.

Макс, ну хоть ты им скажи, что нельзя туда везти столько аппаратуры.

Туда вообще не нужно везти никакую аппаратуру с электронной начинкой. Она там просто не будет работать. Настраивайтесь на визуальные и тактильные методы исследования. Будет работать простейшее электрооборудование. Генератор нужно будет брать с ручным запуском. В общем, еще раз напоминаю, электроника там не работает. Для снимков возьмите старые фотоаппараты с пленкой. Правда, гарантировать, что снимки получатся, не могу, так как сам не проверял. В это время по казарме прозвучала команда "Смирно". Значит, приехал наш куратор. Его кабинет располагался напротив этого, так что Михалыч направился на доклад, а я остался один на один с руководителем научной группы.

Скажите, а это правда, космический корабль? Вы его видели? Мы сможем оттуда хоть что-нибудь забрать?

Ну, утверждать, что это именно космический корабль, я не возьмусь, мне показалось, что это была орбитальная космическая станция, которая по каким-то причинам сошла с орбиты, причем не в сторону своей планеты, а в открытый космос и была захвачена притяжением этой планеты. Не исключено, что она была направлена туда сознательно. Только вот кем или чем, сказать не возьмусь. В пользу второго предположения говорит то, что вскоре после падения началось заражение местности. В аппарате были живые организмы, которые умерли вскоре после того, как выбрались из аппарата. Животные, впоследствии, были уничтожены огнем. Я бы дал один совет, не усердствуйте в поисках биологических остатков, ибо я сам склоняюсь к тому, что аппарат был направлен для захвата планеты и все, что его населяло, представляет угрозу. Скажу вам по секрету, один такой случай имел место и потребовал колоссальных затрат, чтобы восстановить того, кто подвергся воздействию этого аппарата. У меня нет достоверных сведений, но есть две гипотезы, основанной на первичной информации, полученной при первом контакте с этим устройством. Первый вариант я вам уже рассказал, а вот второй, подразумевает захват этого космического объекта и перенаправление его на ту планету, куда мы с вами направимся. И я сам больше склонен ко второму варианту. И еще, если вы заметите у своих подчиненных какие-то действия, больше похожие на поведение робота, то есть бессознательные действия, то срочно ставьте меня в известность или любого из руководителей этой операции. Эту информацию донесите до своего зама, так как не исключено, что вы сами можете оказаться в числе пострадавших.

Наш разговор был прерван вошедшим Михалычем. Он подмигнул мне и торжественно сообщил, что все готово к отправке. Так что утром будем на точке. Я понимающе кивнул и попросил его провести меня к начальству. Мы с Михалычем вышли из кабинета, оставив начальника научного подразделения в глубокой задумчивости. Как только вышли в коридор, Михалыч спросил меня, какое впечатление на меня произвел старший ученый муж. Я пожал плечами, в основном говорил только я, а он задавал мне вопросы. В целом, нормальный, адекватный, увлеченный ученый, и нам предстоит постоянно контролировать его увлеченность, а так же всей его команды. Тут мы подошли к двери и Михалыч несколько раз стукнул в дверь кулаком. Послышалось разрешение, и мы вошли в точно такой же кабинет, только зеркально отраженный. Отличия составляли только плакаты на стенах. Здесь не занимались разбором караульной службы, здесь учились разбирать автомат и еще, одевать противогаз и проводить дезактивацию.

Наш куратор был доволен, видимо ему, осточертела кабинетная работа и живая натура требовала выплеска энергии. Кроме того все приготовления прошли на удивление удачно. Все, что запросили по снабжению экспедиции, получили и теперь оставался самый последний штрих, а именно, очутиться на другой планете. Это было самое слабое место в проведении операции, как с его, так и с моей стороны. С его, он просто не мог это контролировать, а я, не знал, как задурить людям головы, чтобы потом не возникало вопросов, а как мы здесь очутились. Ментально воздействовать на ученые головы мне не хотелось. Все же я не мог дать стопроцентную гарантию, что такое воздействие пройдет бесследно. После пятиминутного разговора у нас обоих отлегло от сердца. Оказалось, что за меня все уже продумали. Каждый ученый муж должен будет выпить сегодня перед сном таблетку, за этим проследят, для снижения воздействия перегрузок на неподготовленный организм, а на самом деле, просто снотворное. Утром они проснутся уже в другом мире, а им сообщат, что космический челнок улетел. Так же пройдет и эвакуация. Ну, а я, со своей стороны предложил им сейчас перенестись на планету и развернуть пункт приема, так как места там достаточно суровые и бывают сильные бури, так что лучше бы принимать ученых уже в палатке. Оба моих собеседника со мной согласились и мы, оставив все на полковника, исполняющего роль зама, и предупрежденного о моем скором возвращении, были мной перенесены с одной многоместной палаткой на наше место. Оно было хорошо еще и тем, что находилось в небольшой низине. Видимо благодаря скрытому входу в Библиотеку, это место всегда оставалось в одном и том же состоянии страшно подумать, сколько тысяч лет.

Куратор только крутил головой, пока мы с Михалычем разворачивали штабную палатку. Палатка оказалась надувной, и нам осталось только закрепить ее кольями, чтобы не унесло ветром. Потом я попросил их немного подождать меня и смотался в башню, за еще одним комбинезоном для начальства. Все же нам с ним, видимо, придется часто бывать в таких командировках, так что пусть носит, да и заслужил. Не предал нас с Михалычем, когда запахло жаренным, так что наш человек. Я вернулся буквально через десять минут. Когда я положил перед генералом комбинезон, он непонимающе уставился на Михалыча. Тот, не говоря ни слова, взял комбинезон и повесил его на веревку, внутри палатки. Не торопясь достал пистолет, и от бедра сделал два выстрела в произведение из шкуры гларха. Комбинезон дернулся, сложившись чуть не пополам, а потом из него выпали две расплющенные пули. Мы с Михалычем молча расстегнули верхние пуговицы и показали точно такие же комбинезоны. Куратор расцвел. Ведь приятно получить на халяву пуленепробиваемое белье. Тут уж мы его еще и просветили, что это еще и своего рода кондиционер. Зимой тепло, летом прохладно. В нашем распоряжении было еще часа два, поэтому куратор попросился на ознакомительную экскурсию к кораблю. Мы вышли через небольшой тамбур наружу и отправились к кораблю. Расстояние в триста метров прошли довольно легко, оба мои спутника имели хорошую физическую подготовку, ну а Михалыч был еще и подкорректирован Молнией. Корабль производил неизгладимое впечатление. Первый раз, когда я его увидел, он выглядел поменьше, так как больше чем на половину был погребен под песком, зато после того, как Молния его освободила из песка, имел чудовищные размеры. Наша горстка ученых может ходить по нему годами. Мы с Михалычем исследовали максимум два процента, да и то наскоками. То в одном месте, то в другом. Мы сделали круг почета, показав основные входы на корабль. Под завывание ветра рассказали, как забрались в него и что было внутри. Сообща пришли к выводу, что придется резать корпус и делать шлюз, для удобства наших головастых друзей.

.23. Сонно-научная бригада.

* * *

Мы уже направились домой, когда Михалыч напомнил, что скоро начнется. Куратор забеспокоился, его беспокоило, что начнется и где. Мы с Михалычем молча указали на садящееся светило и повели генерала повыше, на вершину ближайшего бархана. Светило медленно сползало за горизонт, и вот, когда оно больше чем на половину скрылось за полосой барханов, в небе началось светопреставление. Привыкнуть к этому было невозможно. Наверное надо прожить всю жизнь здесь, чтобы такое не повергало в своеобразный экстаз. Ради одного этого стоило посетить такой мир и насладиться зрелищем, которое не купишь ни за какие деньги. Мы долго стояли открыв рот, пока последние лучи заходящего светила не погасли. Это своеобразное пустынное сияние стало меркнуть, становясь все прозрачней и прозрачней. Наконец все закончилось и мы дружно выдохнули. Оказалось, что все затаили дыхание и ждали окончания представления природы.

Генерал отчаянно жестикулировал, пытаясь сказать хоть что-нибудь. Мы с Михалычем были готовы к такому повороту событий, поэтому перед лицом генерала появилась рюмка бренди. Шевеление руками сразу прекратилось. Мы молча выпили, и тогда куратора прорвало. Он упрекал нас, что мы не отразили это в рапорте, что не засняли для потомков, в общем, что мы редиски. Мы молча слушали и ждали, когда генерал вернется в адекватное состояние. Это произошло после третьей рюмки. Командир повесил голову и о чем-то задумался. Мы не торопили, но и задерживаться долго в это время не стоило. Скоро начнет мести песок. Это что-то вроде своеобразного вечернего бриза. Только ветер здесь не в пример сильнее, да и песок будет забивать глаза и мешать дыханию.

Мы направились вниз, с бархана, и генерал поспешил за нами следом. Мы вернулись в палатку, а минут через двадцать завыл ветер, правда здесь, рядом с Библиотекой было спокойно. Песок проносился высоко над головами, но сюда даже не ссыпался. Генерал все еще был под впечатлением, поэтому я накрыл небольшой раскладной столик и выставил на него неплохой, по нашим меркам, ужин.

Это хорошо, Макс, что вы вытащили меня сюда раньше основного состава. Я бы сейчас выглядел бы перед ними, дурак, дураком. Вы то ладно, свои в доску, а вот при подчиненных выглядело бы жутко. Стоит родной начальник и пускает изо рта пузыри. Михалыч, если кому проболтаешься, пристрелю.

Михалыч сделал непонятные знаки руками, мол, чтобы я, да никогда, да не вжисть, вот те крест, чтоб я провалился на этом месте. Однако успел таки разлить благородный напиток по рюмкам. Мы дружно опрокинули в себя горячительное и принялись за ужин. За ужином еще пару раз пришлось разлить наше успокаивающее. Так что к концу ужина лица у всех раскраснелись. Наконец я встал и попросив Михалыча прочитать вводную по технике безопасности для генерала, отправился за первой партией ученых.

В расположении части я появился, когда на небе зажглись первые звезды. Часовой поприветствовал меня, видимо получил установку от начальства. На мое появление вышел полковник. Оказалось, что ученые уже все готовы, то есть приняли пилюли и теперь готовы к транспортировке. Я решил начать с вещей. Те были сложены в отдельной комнате. Стал пихать все, без разбору в пространственный карман. Подсознательно ждал, когда карман откажется принимать вещи, если откажется, то разбужу Мекса и попрошу его принять часть вещей в его карман. Он, правда, отсыпается и уже довольно долго, но когда ему нужно будет выбраться, он меня предупредит. Однако мой карман молча проглатывал оборудование одно за другим. Я вернулся к полковнику. Тот повел меня вглубь казармы, там, разложенные по кроватям, расположились ученые. Их было двенадцать. Пока я разглядывал их и прикидывал про себя, какими партиями буду отправлять, мой взгляд упал на полковника. У того, крупными буквами было написано на лбу "возьмите меня с собой". А может и правда взять. Кто-то ведь должен держать этих гражданских в повиновении, не генерал же. Вот пусть зам и отдувается.

Так, полковник, вводная поменялась. Этот объект остается пустой. Все вещи уже загружены, ничего не осталось, так что охранять нечего. Но на основном объекте вам будет необходимо приглядывать за учеными. При критической ситуации до последнего не применяешь оружия, но оно должно быть готово к применению. Во всех случаях вызываешь нас. Желательно меня, но можно и Михалыча. Генерал только для консультаций и докладов. Теперь о переносе. Ты не принимал пилюлю и у тебя ее нет. Так что придется действовать по резервной схеме.

Я достал из кармана таблетку мизима и предложил полковнику выпить препарат, тот, не говоря ни слова, молча вложил таблетку в рот и запил ее прямо из графина. Только горлышко стучало по зубам. Я провел его на свободную кровать, благо в казарме, кроме нас никого не было, если не считать часового. Уложив полковника на кровать, тут же ментально погрузил его в сон. Затем подтащил первую четверку друг к другу, миг и они лежат в штабной палатке. Тут же отправился за второй партией, через десять минут и вторая четверка лежала рядом с первой. Последняя партия получилась из пяти человек. Перед их отправкой я предупредил часового, что самое ценное, на этом объекте, кровати и постельное белье. Так что никого не пускать и готовиться к приему ученых не раньше, чем через две недели. Когда я проявился с последней пятеркой, Генерал нахмурился, явно разглядев полковника, но я его успокоил. Нам нужен человек, а вернее офицер, который присмотрит за этим кружком юных мичуринцев, а точнее сказать циолковцев. Ведь они будут рассматривать космическое чудо. Мы с Михалычем вышли из палатки и развернули еще три, по числу прибывших. Палатки были шестиместные, так что ученые разместятся с комфортом. Следующие полчаса мы растаскивали спящих по палаткам. Как проснутся, так сами отсортируются, кто с кем будет жить. Еще полчаса ушло на выгрузку из пространственного кармана научного оборудования и личных вещей ученых. Это все сложили в пятой палатке, которая была предназначена под склад. Остальные модули ученые развернут сами. Там должна быть лаборатория и холодильник. Скорее всего они рассчитывают найти биологические объекты. Конечно не исключено, но все же не хотелось бы наткнуться на монстра, которого даже мы с Михалычем не прибьем.

В этот день легли поздно. Дозы снотворного были рассчитаны на то, чтобы наши ученые проснулись через десять часов после их приема. Так что утром можно будет поспать подольше. Наши ученые мужи начнут просыпаться ближе к десяти часам утра. Конечно применительно к местному времени, но оно не сильно отличается от нашего. За год, как выяснилось, набегает четыре неполных дня. Вспомнив про песчаную змею, я все же еще раз наведался в башню духов и приготовил четырнадцать кариматов для ученых и командного состава. У нас с Михалычем такие кариматы всегда хранились в пространственных карманах. Нужно будет завтра дать задание полковнику, чтобы он проконтролировал использование этих кариматов каждым при отдыхе или работе на песке. Я самолично разнес кариматы по палаткам и со спокойной совестью отправился спать в нашу палатку, которую Михалыч лично выбил у куратора. Нужно будет ее сдублировать в башне и раздать моим доверенным драконам-оборотням, Михалычу с Людвигом.

.24. Благоустраиваемся.

* * *

Утром я проснулся рано. Кто-то перемещался на охраняемой моими чувствами территории. За ночь только один раз вставал Михалыч, чтобы отлить. Я его прекрасно почувствовал, поэтому только отметил, что вставал, и снова погрузился в сон. Но этот объект пер за охраняемую территорию и поэтому я встал и направился к его ауре. И без драконьего чутья было ясно, что это генерал. Больше некому, да и аура знакомая. Когда я забрался на ближайший бархан, тот сидел в ожидании восхода светила. Я присел рядом и поинтересовался, что так рано встал?

Понимаешь, Макс, так мне вчера в душу запал закат, что я решил и рассвет посмотреть.

Ну, сразу разочарую тебя, такое светопреставление только на закате, а вот то, что ты проигнорировал предупреждение Михалыча, это плохо. Мы кариматы вам раздали не просто для удобства, они еще и защиту небольшую обеспечивают. Эти пески только кажутся безжизненными, а на самом деле тут хватает и мелких гадов, а бывает, что сюда заглянет и крупное животное. Михалыч же тебе говорил про глархов, так вот, кроме них на нас может спикировать дикий дракон. Полуразумная тварь, и очень злобная. У них один инстинкт, убить. Наш комбинезон спасет тебя только от того, что его не смогут прокусить, да от тебя руку или ногу оторвать. Но голова то не защищена? Да и внутренние травмы будут. Вот и подумай над своим поведением, да и ученым хвоста накрути. Мы со своей стороны полковника подготовим, но все равно, первые дни будут самыми тяжелыми.

Пока я читал ему лекцию, из-за горизонта взошло светило. Как я и говорил, вполне штатно. Но, все равно красиво. Пустыня начала преображаться. Побежали длинные, изогнутые тени от барханов, Цвета стали насыщенней. Легкий ветерок стал закручивать маленькие смерчи, которые схватив небольшую горстку песка, вертели его в воздушной воронке. Песчинки иногда поблескивали на солнце. Правда, это могли быть не песчинки, а следы алюминиевой пудры, которую я здесь рассыпал вместе с Татьяной, но не будешь же всем объяснять, что мы уже здесь наследили. Так что пусть будет достоянием здешнего пейзажа. Светило уже больше чем на половину поднялось над горизонтом, и мы направились обратно в лагерь. Нам с Михалычем предстояло еще подготовить лагерь к пробуждению ученых. Следовало организовать отхожее место и столовую. Не подумайте, что в одном и том же месте. Все же мы нелюди культурные, разнесем их подальше друг от друга. Мы тремя палатками перекрыли выход к зыбучим пескам, столовую и штабную палатку в центр, а биотуалет, загнали между барханами. Он хоть и биотуалет, но запах от него распространится далеко, а это может подманить к нам глархов. Если придут глархи, то нам останется только одно, бросать все и, кого успеем, эвакуировать на землю. Михалыч, в драконьей ипостаси, сможет недолго продержаться против стаи глархов. Думаю, минут тридцать. Генерал, благодаря комбинезону, минут пять. Это, с учетом моей скорости переноса, хороший показатель. Тут я задумался, а может обеспечить всю нашу поднадзорную команду такими комбинезонами. После проведения этой экспедиции, комбинезоны изымем. Мне такая слава на Земле не нужна. Уже и так несколько экземпляров появилось в разных странах. А что знают двое, то знают все. Истина, подтвержденная многими поколениями живущих на Земле.

Эти мысли бродили в моей голове, пока мы благоустраивали территорию. Я был в долгу перед Библиотекой. Я ее воспринимал, как живое существо. Вот и мусорить в ее ведомстве мы не будем. Едва закончили, как генерал пожаловался, что хочется есть. Я решил, что уже можно привести в чувство полковника, и пусть он начинает руководить лагерем. Отпустить ментальный блок, дело не хитрое. И вот мы получили недоумевающего полковника, который отзывался на отчество Сергеевич. Ну, значит и будет Сергеич. Он быстро привел себя в порядок и организовал генералу завтрак.

С доставкой продуктов были споры. Мы с Михалычем, настаивали на питании нашим сухим пайком, а именно, тем пюре, что осталось у нас с первого посещения этого места. Все остальные продукты без холодильника не выдержат здесь и пары дней. Будь у нас генератор, то это понятно, но кто его сюда потащит. Я его в свой карман не втолкаю, а Мекс возможности своего кармашка не раскрывал. Так что я решил обойтись минимальным набором для лагеря. Освещение за счет аккумуляторов и солнечных батарей. Еда, это наше пюре в специальном контейнере. Воду я буду доставать из своего кармана, как еду. Вот и все. Раз в неделю придумаем что-нибудь из еды для разнообразия, но основной рацион, наше пюре. Генерал вышел после завтрака несколько хмурый. Подошел к нам и встал, глядя вдаль.

Какая гадость. Какая гадость, эта ваша заливная рыба.

Ну, не наговаривайте на наш продукт. Мы с Михалычем таким питались около месяца и ничего. А один агент иностранной разведки, даже выпрашивал у нас образец. Пришлось дать и завербовать со всеми потрохами.

Ну, это вы можете, особенно Михалыч.

Тот разулыбался и сказал, что с этим иностранным шпионом он сидел в одной яме в Южной Америке, с ним же и убежал. Да и генерал с ним заочно знаком, так как читал личное дело Михалыча и его отчеты.

Ну, ладно, орлы, позубоскалили и за работу. Сергеич, берешь обоих, и идете поднимать наших головастиков. Уже должны бы начать просыпаться. Сергеич отдал честь и потащил нас к палаткам. Пока шли, то решили, что сегодня никаких исследований и тому подобное. Организуем им маленькую экскурсию к кораблю. Сегодня их задача, разобрать все свое барахло, определиться с местом жительства, составить график дежурства, прослушать лекцию по технике безопасности. Ее можно было прочитать еще на Земле, но здесь они ее воспримут ближе к сердцу. Палаток было три, так что мы разошлись по ним, выбрав для себя какую-то одну. В каждой четыре человека, так что, войдя в палатку, обнаружил, что двое уже пришли в себя и сидят на кроватях. Вторая двойка на подходе. Веки вздрагивают, сейчас и эти откроют глаза. Когда передо мной сидели на своих кроватях четыре человека, я объяснил им, что они уже прибыли на планету. Сейчас необходимо найти свои вещи, потом помочь развернуть походную лабораторию и склад. Сами палатки уже стоят, и задача персонала, это разместить там свое оборудование, запасные части и реактивы так, чтобы потом сами могли найти. Значит, начинаем с личных вещей и определением места, где будут ночевать. Последняя задача оказалась самая сложная. Оказалось, что взрослые, здоровые мужики, могут вести себя как дети. С грехом пополам мы растолкали их больше исходя из направленности их деятельности, чем руководствуясь их пожеланиями.

Так прошло время до обеда. Очередной взрыв истерики начался, когда им в тарелки разложили то, что мы с Михалычем уплетали за обе щеки в течение месяца. Какими только эпитетами не награждалось поданное блюдо. Генерал и полковник присутствовали в столовой, и им досталось по такой же порции. Надо отдать должное, оба съели это, не поморщившись. Генерал пожурил распоясавшихся ученых и сообщил им по большому секрету, что это очередная разработка их коллег, которую, кстати, попытались выкрасть иностранные агенты, так что нужно гордиться и есть, есть и гордиться. В общем, генерал был неподражаем. А вот напитки можно было выбирать. Я вытащил две кастрюли. Одну с компотом, а вторую с киселем. Оба напитка охлажденные, как раз для такой температуры. После обеда дали им небольшой перерыв, и в районе трех часов, решили выдвигаться на экскурсию к объекту.

.25. Экскурсия.

* * *

Наконец все были готовы к ознакомительной экскурсии. Растянувшись небольшой змейкой наш отряд, двинулся между барханами в направлении чужого космического корабля. Песок уже успел нагреться, и идти было тяжело. Не пройдя и половину расстояния у многих под мышками, на спинах и груди появились мокрые пятна. Только сейчас я понял, что эти люди, случись что, обречены. Нет, нужно будет им организовать комбинезоны. Без них они не смогут работать, вернее это будет где-то один час после восхода солнца и, теоретически час, после захода. Но дело в том, что после захода вне лагеря или звездолета лучше не оставаться. Обычный человек задохнется от летящего песка, а отсутствие визуальных ориентиров полностью дезориентирует. Можно, конечно, замотать голову курткой или майкой, лечь и дождаться утра, но остаются еще и глархи. Когда нас было мало, то мы не очень сильно фонили в окружающем пространстве. Надо учитывать, что глархи полумагические существа, ну и конечно, отменные хищники.

По-моему ученые сами начали понимать, что без нашей поддержки им тут ничего не светит. Наконец наша группа добралась до корабля. Размеры этого порождения инопланетного разума поражали. Мы провели, открывших рот ученых вокруг аппарата раза два, больше обращая внимание на запоминающиеся ориентиры, по которым они смогут добраться до лагеря. Внутрь группу пускать не стали, так как требовалось попытаться открыть шлюз, а как это сделать, мы пока не придумали. Может действительно, прорежем свой вход, все равно, использовать этот корабль по прямому назначению никто не будет. Да и не похоже, что он сможет самостоятельно взлететь. Скорее всего, мы правы, предполагая, что это орбитальная космическая станция.

Светило начало склоняться к горизонту, и мы двинулись в обратный путь. Назад добрались чуть быстрее, чем шли к кораблю, ну, это и понятно, люди стали приспосабливаться к окружающим условиям. Научились, как правильно ставить ногу на песок, как удобней взбираться на барханы, как правильно дышать. В общем, к лагерю подошли в приподнятом настроении. Не дойдя до лагеря метров пятьдесят, мы с Михалычем, не сговариваясь, повернули на вершину ближайшего бархана. Дали команду приготовить кариматы. Полковник безропотно следовал всем инструкциям. С завтрашнего дня он будет руководить двенадцатью увлекающимися натурами, утирать им носы и следить, чтобы не потерялись. Все приготовили кариматы и мы с Михалычем, показывая пример, уселись лицом к заходящему светилу, остальные последовали нашему примеру. Полковник незаметно скосил на нас глаза и вопросительно кивнул головой. Мы с Михалычем жестами показали, куда надо смотреть. Полковник, изображая из себя бывалого путешественника между звезд, подал команду внимательно смотреть, как садится местное солнце. Не успел он договорить, как в небе начались изменения. За нашими спинами мы услышали возгласы восторга и удивления. Кто-то говорил взахлеб, кто-то молча впитывал необыкновенное чудо, кто-то уже начал анализировать изменения в атмосфере, но благоговение чувствовалось во всех наших подчиненных. Полковник, который уже успел немного изучить нас, выглядел так, как будто это ему не в первой. Но давалось это ему с трудом. Мы дождались последних отблесков такого необычного заката и скомандовали двигаться в лагерь бегом. Едва мы проскочили между окружающими лагерь барханами, как завыл ветер, и сразу стало плохо видно. Лучи света не пробивались сквозь завесу песка, и вокруг сохранялся своеобразный полумрак. Мы вбежали в лагерь, стряхивая песок и выплевывая его изо рта. Когда мы с Михалычем запихали последних в зону лагеря, то полковник уже строил ученых для переклички. Никто не возражал. Все понимали, что, останься кто-нибудь из них сейчас даже в двадцати метрах от лагеря, все, дорогу бы он не нашел или, просто банально задохнулся бы несущимся песком.

В общем можно было считать, что экскурсия удалась, что всех проняло, и у нас не будет неприятностей с дисциплиной подчиненных. Я, конечно мог бы защитить их от этого песка, так как все-таки Молния меня кое-чему научила, и я достаточно успешно оберегал нас с Татьяной от песчаных бурь, но я ведь буду рядом не всегда, да и полезно им прочувствовать всю прелесть этого мира. Хорошо было бы, если бы глархи не почувствовали нас до конца экспедиции. С ними шутки плохи. Не, все же мне нужно одеть всех в комбинезоны. Получить травмы, это не то же самое, что потерять жизнь.

Я предупредил Михалыча, что смотаюсь за комбинезонами, а то есть у меня нехорошее предчувствие, уж слишком много будет шума и запахов, чтобы привлечь глархов или диких драконов. Шумы действительно будут, сейчас полковник во всю свою глотку распекал проштрафившегося ученого, и на этом фоне, наконец-то, запустили генератор. Теперь мы еще и светить будем ночью на всю пустыню. Ладно, пора за комбинезонами. Я переместился на вершину башни духов и привел механизм открывания люка в действие. Спуск традиционно проходил в огнях, так что я все это проделывал с закрытыми глазами. Сразу прошел к магическому копиру и запустил процесс производства алюминиевых фляжек и комбинезонов. Мне пришлось подкорректировать только два комбеза, остальные были близки к моей комплекции. Весь процесс занял от силы минут сорок. Так что, в лагерь вернулся уже в темноте. Ну, не совсем в темноте. Посредине лагеря горела на небольшом шесте лампочка Ильича. Да, глархам даже напрягаться не придется. Я подозвал полковника и рассказал ему в общих чертах, что может на нас напасть из-за такой иллюминации. Тот проникся, и уже через двадцать минут в направлении туалета горел небольшой ночничок, а точнее та же самая лампа, только укрытая плотной тканью. Прибыл я вовремя, так как все собрались на ужин. Мы с Михалычем присоединились. Ужин проходил в гробовом молчании. Наши ученые привыкали к такому специфическому меню. Утром пюре, в обед, пюре, вечером, пюре. И так на протяжении месяца. Я им буду устраивать разгрузочные дни, но не часто, а то взвоют. После завтрака раздал всем комбинезоны и фляжки. Приказал носить не снимая. Да они и сами вскоре оценят тот комфорт, который создает такой комбинезон. А про фляжки буду молчать. Может и не допрут, что вода сама пополняется, зато если потеряются в песках, то у них будет шанс выжить, пока их найдут.

Первый день был насыщенным и все улеглись далеко за полночь. Долго примеряли обновку. Генератор тарахтел на всю округу и с этим ничего нельзя поделать, очень много оборудования, которое потребляет электроэнергию, всякие центрифуги, сушильные шкафы, холодильники и прочая лабораторная аппаратура. Краем глаза я заметил несколько электронных приборов. Ну, ну, а я же предупреждал, что здесь электроника не работает. Дай бог, чтобы осталась в рабочем состоянии, а то привезем назад рухлядь, за которую валютой плачено.

Мы с Михалычем направились в наш бревенчатый сруб. Там хорошо, не слышно, как воет ветер, не то что в палатках. Расстелили пастели и улегшись еще долго разговаривали о том, как нам следует принимать короля с королевой. Я сразу предупредил, что гостей будет скорее всего шестеро. Это, естественно, король с королевой, жених, его сестра с мужем, и сестра королевы. Последнюю я пригласил сам, так как мне интересна эта женщина и она будет постоянно со мной, в отличии от остальной компании. Их уж придется развлекать Михалычу. Разговаривать придется на зангрийском или просить Татьяну, а может и Тиренза, чтобы они придумали вариант общения всех сторон.

.26. Работаем.

* * *

На следующий день встали в семь утра. Полчаса на туалет и водные процедуры и еще полчаса на завтрак. Лица у наших ученых за завтраком были хмурые, но то, что не смогли украсть иностранные агенты, они уминали за обе щеки. В восемь часов выдвинулись к кораблю. Как и вчера, растянувшись цепочкой, протоптали дорожку к будущему месту работы. Я подвел их к шлюзовой камере. Открывашкой у нас работал Михалыч, так бы я и без него управился, но последствия непосредственного контакта с раковиной, дали и такой побочный эффект. Шлюз открылся, и мы все вместе забились в шлюзовой отсек. Укрылись плотной полиэтиленовой пленкой от санобработки. Наружный люк закрылся, и на нашу защиту полилась вязкая субстанция, а потом потоки чего-то похожего на воду. Наконец открылся внутренний люк и мы, оставив пленку в шлюзе, переместились внутрь корабля. Сразу послышались охи и ахи. Ученые, разделившись на группы, начали осматривать интересующие их объекты, будь то мусор на полу или светильники и механизмы самого корабля. Мы втроем тоже разделились. Одну группу сопровождал я, другую Михалыч, а третью Сергеич. Естественно, никакой связи между группами не было. Решили использовать самых молодых. Они получили дополнительную нагрузку, их сделали курьерами. К их услугам мы будем прибегать, когда возникнет необходимость срочной эвакуации, может быть всеобщего поиска чего-то или кого-то в корабле. Прекращение работ и выход наружу решили проводить по наручным механическим часам. Грубо говоря, в пять часов вечера мы все собираемся у шлюзовой камеры, и выбираемся наружу. Получасовой переход по пустыне и мы в лагере. Обед все взяли с собой. Горячую воду я им предоставлю.

Так и начался наш первый рабочий день в чужом корабле. В обед я вытащил пятнадцать стаканов кипятка и раздал собравшейся команде. Обедать решили в одном месте, так как это позволяло осуществить количественный контроль группы. Сегодня бог миловал, и вся группа собралась на обед. Лица у всех взволнованные, все отчаянно жестикулируют и что-то горячо доказывают друг другу. Противное пюре съели не поморщившись. Я раздал всем по стакану компота и руководители групп стали подгонять своих товарищей заканчивать обед и выдвигаться на свой участок. За первый день насобирали кучу барахла. Хватали все что попадалось в поле зрения. Когда стало приближаться время окончания работ, то к шлюзовой камере потянулись вереницы нагруженных ишачков. Каждый тащил огромный мешок того, что показалось ему интересным. Я с ужасом представил, что мне все это нужно будет перетаскать между мирами. Корабль покинули дисциплинированно. Колонна нагруженных ученых отправилась в обратный путь. Теперь им будет, чем заняться долгими вечерами. Ведь мало собрать образцы, их нужно отсортировать, описать, сфотографировать, упаковать, пронумеровать, а если останется время, то и провести предварительные химические и физические анализы образцов.

Ужин, как и обед, народ проглотил не заметив. Все рвались к своим сокровищам. Первый день решили их не напрягать, а в последующие дни нужно будет нагружать их какой-нибудь работой по лагерю. То, что они увлекающиеся натуры это хорошо, но и про физподготовку и личную гигиену забывать не стоит. Вечером про меня вспомнил Мекс. Он выскочил из кармана значительно подросшим. Если раньше он был с крупного кота, то теперь напоминал собаку средних размеров. Он сразу отправился обследовать лагерь и прилегающие окрестности. Я поспешил проинформировать всех своих подопечных, чтобы они не пугались моего питомца и не стреляли в него. Он отоспался и теперь будет нам помогать и охранять. Мекс тем временем вернулся и уставился на меня. Ну, понятно, ему хочется есть. Я отвел его в сторону и выложил перед ним огромный кусок мяса. Я ведь видел, какого он стал размера. Ученые проводили кусок мяса голодными глазами. Им-то не объяснишь, откуда взялось мясо. Попытался скормить им сказку, что специально взял мясо для зверя, так как они сами видят, что это самый настоящий хищник. Те покивали головами, но голодный блеск в глазах так и не потух.

С этого дня наш конвейер заработал. Утром подъем, зарядка и завтрак. Потом выдвигаемся к кораблю. До пяти часов разгребаем и перебираем все, что лежит в корабле. После пяти собираем всех и отправляемся в обратный путь. Мекс носится вдоль нашей колонны и обеспечивает нам прикрытие. Несколько раз он реально отгонял от нас стаю тех самых шакалов, которые преследовали меня и Михалыча в нашем первом походе в пустыню. Гора образцов росла не по дням, а по часам. Вечером все ученые, как по команде перемещались в лабораторный комплекс и начинались серии опытов и описание найденных образцов. Где-то через неделю было обнаружено еще одно тело астронавта. Его поместили в холодильник. После таких находок генерал попросился на землю. Я отправил его и еще троих ученых. Генерал убыл докладывать, а ученых просто подвело здоровье. Их можно было подлечить и оставить, но я видел, что после обнаружения тела, все как будто остановилось. После моего возвращения обратно среди ученых стали раздаваться голоса, что пора приступать к демонтажу электроники корабля. Михалыч предостерегал их, так как мы не знали, действует ли силовая установка или питание шлюза и других устройств осуществляется посредством аккумуляторных батарей. Ученые уверенно били себя в грудь, что демонтаж проведут по всем правилам, что они не мальчики в этих вопросах. В общем, мы сдались. Демонтаж, действительно, проводился со всей осторожность. Были сняты огромные платы с какой-то электроникой. Вечерами перебирали провода, которые на деле оказались трубочками, через которые передавалось что-то, несущее энергию или какой-то сигнал. Пару раз на нас выходили стаи глархов. Видимо что-то выдавало присутствие большого количества людей, да, скорее всего, выдавал запах туалета, еды и шум генератора, да и гомон большого количества людей был не слабым. Я уже готов был принять обличие дракона, чтобы расправиться со стаей, но всякий раз мне на помощь приходил Мекс. Он смело бросался навстречу стае, и что самое удивительное, стая разворачивалась и спасалась бегством. С этого дня я еще больше зауважал моего Мекса. От меня не отставали и ученые, так как два нападения стай глархов случились прямо на нашей тропе. Мы были беззащитны перед стаей, и я это прекрасно понимал. Я не успевал защитить всю растянувшуюся группу, кроме того оказалось, что я плохо чувствую окружающее пространство, когда метет песок. Он создавал какой-то экран на пути моего драконьего чутья, и я не почувствовал стаю. Но нет худа без добра, так у нас появился еще один охранник, да покруче чем мы с Михалычем. Теперь мясо считалось законной добычей Мекса. Я, правда, два раза устраивал мужикам шашлыки. Это было в субботу. Ну как бы один из выходных дней, которых здесь не было. Я не стал разжигать мангал и распространять дым по всей округе, а просто вытащил из пространственного кармана охапку шампуров с нанизанным и пожаренным горячим мясом и вошел в столовую. Наградой мне был протяжный стон мужских глоток, соскучившихся по мясу. Так мы и трудились еще несколько дней, пока не случилась катастрофа.

.27. Катастрофа.

* * *

Если честно, то подсознательно я ждал какой-то гадости на протяжении последней недели. Что-то назревало. Нельзя сказать, что мы расслабились, но легкое чувство того, что они все могут, у ученых возникло. Они стали более уверенными, делали все на автомате и та слабая ниточка, которая держала весь коллектив в определенном тонусе, однажды лопнула. Случилось все это во второй половине дня. Внезапно я почувствовал угрозу от дальней разведывательной группы. Там начало происходить что-то нехорошее. Медлить было нельзя и я, крикнув Михалычу, чтобы собирал всех, переместился на отблески аур той группы. Когда я проявился из-под пространства, то моим глазам предстала картина, как один из ученых, выворотив из крепления какой-то прозрачный колпак, выдергивает из углубления под ним какой-то штырь. Моя тревожная сигнализация заверещала на всю громкость и я заорал, чтобы он не трогал этот предмет, но было поздно, тот с легким щелчком выскочил из каких-то слабых креплений и по ушам ударил высокочастотный звук, под потолком зазвучал неприятный, визгливый голос, говорящий что-то на незнакомом языке. Проследив взглядом, откуда раздается голос, я увидел всполохи каких-то сигналов пробегающих по потолочным панелям. Что бы это ни было, оно очень походило на предупреждение о чем-то плохом. Бросившись к сгрудившимся здесь ученым, я моментально телепортировал их в лагерь. Оставив их посреди лагеря, тут же вернулся к Михалычу. Слава богу, то уже собрал людей вокруг себя, да и люди сами поняли, что произошло что-то неординарное, и потянулись к месту сбора. Рядом прыгал Мекс. Он тоже почувствовал неладное и без раздумий прыгнул ко мне, с намерением попасть в мой карман. Я тут же спрятал его и ни слова не говоря, перенес всю толпу к первой тройке, которая, так и стояла в центре лагеря. Сказав Михалычу, чтобы готовился к эвакуации, я оставил с ним Мекса, чтобы охранял и контролировал окрестности, а сам вернулся на корабль в ту же точку, откуда эвакуировал последних ученых. Мой мозг адаптировался к новой речи и, как ни странно, я стал понимать ее. Слова, "до самоуничтожения осталось десять картол", позволяло мне только понять, что скоро все взлетит на воздух. Через сколько это произойдет, не понимал. Может позже, когда мозг переварит новую для него информацию, я и пойму значения слова "картол", но сейчас времени не было. Если это рванет на планете, то можно будет забыть, про все живое, да и про квазиживое тоже. Так, спокойно. Я же перемещал людей через пространство, так почему бы мне не выкинуть этот корабль на орбиту. Нет, на орбиту тоже опасно, вдруг взрыв нарушит устойчивость планеты, ведь она не такая как все. Нужно выкинуть корабль далеко в космос, где сейчас ничего нет. Сформулировав такую конечную точку, я представил черную пустоту перед глазами и, прикоснувшись к корпусу рукой, пожелал оказаться там вместе с кораблем. В этот раз неимоверная тяжесть обрушилась на меня, а через некоторое время я ощутил, как что-то незримое разрывается во мне, причиняя неимоверную боль. Все совпало до наносекунды. Лопнувшее что-то во мне, конец отсчета таймера корабля и выход на конечную точку переноса. Я все это осознал позже, а сейчас я только увидел, как в мою сторону справа несется огненный шквал. Надо отдать должное моей реакции, глаза я закрыть успел.

Очнулся я от раздирающей все мое тело боли. Кто-то хлопал меня по левой щеке. Я открыл левый глаз и увидел над собой Михалыча. Я не успел ничего осознать, как раздался предостерегающий вопль Мекса, что я подвергся облучению и сейчас излучаю смерть.

До меня стало доходить, что речь идет обо мне. Мысленно послав Михалыча подальше в прямом и переносном смысле и запретив всем приближаться ко мне, я решил переместиться метров на триста, на знакомый бархан, где мы смотрели с генералом закат. Но ничего не получилось. Похоже, я утратил возможность телепортироваться. Я поднялся на ноги и поковылял прочь из лагеря. Им же все нужно будет эвакуировать, а я сейчас такой фон обеспечу, что ничего трогать будет нельзя лет эдак двадцать-тридцать, да и изменения могут в образцах произойти. Мысленно я обратился к Мексу, чтобы он помог перенести все, что натащили ученые и лагерное оборудование и поблагодарил его за то, что спас меня, больше некому. Мне только было интересно, как это он сумел выбраться из моего пространственного кармана. Мекс опять сослался на то, что он прямо из кармана прошел за гранью, когда почувствовал, что корабль вот-вот взорвется. Он почти успел, и когда впихивал меня в свой карман, то меня успела достать огненная волна от взрыва. Мекс так и ушел за грань прямо перед этим пламенем. Я еще раз поблагодарил моего спасителя. Теперь мне нельзя приближаться к лагерю. Опять мысленно связался с Михалычем и объяснил, что объекта больше нет. Нужно сворачивать лагерь и убираться отсюда. Я утратил возможность телепортации, поэтому будем уходить через мой портал прямо в его контору. Михалыч все понял. Моя радиоактивность ему была, мягко говоря, не страшна, так как над нашими телами поработала Молния, но если он задержится, то его организм начнет фонить и тогда и его нужно будет изолировать от группы.

Ковылял я, если честно, хреново. Правой половины моего тела практически не было. Глаз был только левый, кожа на этой стороне сгорела полностью, и частично исчезли мышцы, особенно на правой руке и лице, волосы выгорели все. Нога обуглилась, но двигаться позволяла хотя и практически не сгибалась. С обожженной стороны у меня все время текла какая-то субстанция, и я ждал, когда же вступит в действие моя регенерация. Однако время шло, а боль обожженного тела не утихала. Здоровым глазом я посмотрел на лагерь, тот уменьшался на глазах, но в ночь выдвигаться нельзя, так что двинем в направлении пещеры драконов завтра с утра. Я скорректировал свои действия с Михалычем и стал закапываться в песок. Если остаться на поверхности, то летящий песок не даст мне нормально отдохнуть. Отдых был мне нужен, я чувствовал, что при перемещении такой запредельной для меня массы, я просто надорвался. Видимо поэтому я и утратил часть своих функций. Что у меня исчезло еще, я не знал. Видимо буду узнавать об этом по ходу. Ночью я то впадал в забытье, то выл от боли. Под слоем песка меня не было слышно в лагере. Так было почему-то немного легче. Утро я встретил от ворвавшегося в голову зова Михалыча. Он сообщил, что всю ночь в лагере творилась какая-то чертовщина. Причем это исходило из входа в Библиотеку. Народ перепуган, но молчит. Виновник проишествия ходит по лагерю с подбитым глазом, в общем идиллия.

.28. Суд.

* * *

Ну, если из Библиотеки, значит, ничего еще не кончилось. Я как в воду глядел. Через час меня пригласили на аудиенцию в Библиотеку. Предупредив Михалыча, чтобы отвел людей подальше, я направился к лифтовой шахте Библиотеки древних. Платформа уже ждала меня, я даже проверять не стал, а просто прыгнул в проем шахты и сразу здоровой рукой ухватился за центральный стержень. Его хоть и не видно, но я-то знаю, что он есть. Платформа стала опускаться. Как и в прошлый раз, я уселся на подбившую мою здоровую ногу скамью.

В этот раз я доехал гораздо быстрее, а может мне так показалось, или меня везут не в Библиотеку. Как оказалось, второе предположение было правильным. Зал был похож на библиотечный, но явно отличался от того, где я был. Световая дорожка привела меня, если приглядеться, то к электрическому стулу или чему-то, очень на него похожему. Здесь не принято задавать вопросы, поэтому я молча уселся в кресло. Меня тут же опутали какие-то жгуты, и отовсюду прозвучал бестелесный голос Библиотеки древних.

Носитель древних знаний Макс, признаешь ли ты себя виновным в том, что люди, за которых ты поручился, подвергли этот мир опасности?

Да, признаю.

Сейчас в решении твоей судьбы примут участие знакомые тебе сущности. От имени планеты должны выступать Гайер и Молния. От имени богов, верховная богиня. Председателем суда выступит моя сущность. Любой член суда может выступать как обвинитель и как защитник, Исполнитель приговора будет назначен судом позже. Есть ли у тебя какие-нибудь замечания по составу суда?

Нет, Ваша честь.

Хм, оригинальное обращение. Мне понравилось. Не так ли уважаемые судьи?

Я не услышал подтверждения этим словам, но, наверное, они общались мысленно. Опять зазвучал голос Библиотеки.

Вкратце, по существу вопроса. Находящийся здесь Макс помог переместиться сюда слабообученому ученому люду, который намеренно проникал во все доступные части корабля пришельцев и который привел в действие механизм самоуничтожения. В случае взрыва корабля на поверхности планеты все живое и не живое было бы уничтожено взрывом, включая и мою, закрытую часть. Надо отдать должное, Макс сумел убрать корабль с планеты и создать новое пространство, где и произошел взрыв. Сам взрыв породил образование новой вселенной. Теперь я обращаюсь к судьям, виновен ли находящийся здесь Макс в содеянном?

Как ни странно, но мнения разделились. Гайер воздержался, так как его аналитические способности говорили ему, что виновен, но опыт общения со мной просил о снисхождении. Молния отказалась признавать меня виновным. Она акцентировала внимание суда на том, что не я привел в действие механизм самоуничтожения корабля и что я попытался исправить допущенную другими ошибку. Оставшиеся две сущности, Библиотека древних и верховная богиня, которую я пока не видел, признали меня виновным. Теперь голос Библиотеки звучал торжественно.

Данной мне властью над всеми, я объявляю решение суда. Суд, разделив голоса как два за, один против и один воздержавшийся, признает Макса виновным в совершенном им преступлении и приговаривает эту божественную сущность к уничтожению. Есть ли какие-нибудь дополнения?

Из темноты вышла моя богиня и посмотрев на меня презрительно, обратилась к остальным членам суда.

По моим сведениям, эта божественная сущность делилась своей кровью с другими людьми. Я требую, чтобы связи, возникшие в результате этого, были разрушены. И второе, я хочу получить вновь создаваемую осужденным вселенную. Он не достоин ее.

Опять зазвучал голос Библиотеки, который потребовал, чтобы я представил всех людей, с кем я делился своей кровью. Сама собой в моей голове пронеслась вереница тех, с кем меня свела судьба. Мелькнуло лицо Артизы, и тут же острая боль оборвала эту связь, затем Тарий, опять боль, Джессика, Хельга, Хелен, Михалыч, Людвиг, мелькнуло лицо дочери мафиози, связи лопались, заставляя меня выгибаться и мычать от боли. Промелькнуло и лицо богини, которую тоже резануло болью, но не так, как меня. Когда последняя связь оборвалась, а я обвис в сжимающих меня жгутах, то в разговор вступили Гайер и Молния. Они недоумевали, как это так, богиня отказывается от их мира, ведь они передавали ей приглашение взять этот мир под свой полный контроль. Но богиня только рассмеялась.

Вы предлагаете мне статичный, не развивающийся мир. Зачем, когда я могу стать единовластной богиней целой вселенной. Вы смешны. Нашли какого-то неуча и пытаетесь с помощью его решать глобальные задачи своего мирка. Я использовала его, втерлась к нему в доверие. Он мне все рассказывал, как на духу. Так что я даже рада, что мы его уничтожим.

Ну что же, если больше вопросов нет, то следует привести приговор в исполнение.

Подождите, у меня есть одна просьба. Мне необходимо вывести тех людей, которых я сюда затащил из своего мира. Обещаю, что как только они покинут границы этого мира, то я сразу же вернусь, чтобы вы могли исполнить приговор.

Что же, разумное предложение. Ни мне, ни Гайеру, ни Молнии не нужны чужие люди на этой планете. Макс, думаю, что ты не затеваешь побег. Для меня не составит труда отыскать тебя хоть где. Ты же понимаешь, что Библиотеке это сделать не трудно.

Разве я давал повод усомниться в своих поступках? Я всегда выполнял то, что обещал. Этому есть три свидетеля в этом зале. И хоть одному из них я теперь не доверил бы не то что свою тайну, а даже просто, идти рядом со мной, но два остальных знают меня и мое слово. Никогда не думал, что боги настолько нечистоплотны и честолюбивы, но пусть это останется на ее совести. Так что, я могу отправить своих людей назад?

Да, мы уже посовещались. Ты не можешь телепортироваться и летать, так что мы ждем и контролируем тебя. Еще раз напомню, не советую сбегать. Мы, на всякий случай, отключим все твои новоприобретения, а теперь можешь идти.

Жгуты ослабли, и я с трудом встал на здоровую ногу, подтянув обожженную. Я поблагодарил всех за проявленное понимание. Не оборачиваясь, зашагал к платформе. Когда я выбрался на поверхность, местное светило было почти в зените. Я помахал рукой и зашагал прочь из лагеря. Немного погодя в лагерь вернулись ученые во главе с Сергеичем и Михалычем. Михалыч тут же пошел ко мне. Я остановил его в пяти метрах от себя и хотел уже начать излагать свой план, как на меня хлынул поток горечи и непонимания. Михалыч потерял со мной ментальную связь. Я поправил его, не ментальную, а ту, что образует магия крови. Ментально я могу с ним общаться, а вот он со мной, нет. Родственные кровные связи мне оборвали все. Так что Михалыч не один такой, кто почувствовал, как оборвалась связующая нас нить. Кроме того, после возвращения я буду казнен, во всяком случае, так мне сказали. Михалыч тут же предложил мне бежать на Землю. Я только улыбнулся одной частью лица. Как же убежишь от того, кто видит все и может оказаться хоть где. Меня найдут, даже не напрягаясь. Михалыч долго возмущался, что наказывать нужно было того балбеса, который привел в действие этот механизм, но я только покачал головой. Нет, там все знают. Знают, что я привел группу людей, знают, что поручился за них, и по закону я должен ответить. Что я, собственно и сделаю, после того, как отправлю их домой. С ними пойдет Мекс, его нужно будет отпускать охотиться, так как я не могу его кормить, потому что я излучаю радиоактивность. На Земле Мекс сам выберет, с кем он будет жить или уйдет в другой мир. Не нужно его останавливать. Он все равно сделает по своему. Я попросил Михалыча приготовиться, так как я собираюсь сообщить ему своеобразный код, как открывать замки на воротах временных лагерей, которые будут им попадаться по пути к моему порталу. Отправив Михалыча собираться, я уселся на песке чтобы немного отдохнуть. Мои ожоги не заживали. Любое движение заставляло зарастающую кожицу лопаться и обильно выделять лимфу. Наконец группа собралась и мы тронулись в путь. Я шел слегка в стороне, показывая направление. За две недели все ученые научились сносно ходить по пескам, так что у нас был хороший темп. Самым слабым звеном, на этот раз, был я.

.29. Переход.

* * *

Благодаря расположению нашей стоянки, мы вышли сразу аж к третьему, по счету, лагерю. Михалыч, подправляемый ментально, четко подошел к воротам и набрав комбинацию, открыл их. Все, теперь нужно поспать, а то я и так последний час шел, стиснув зубы. Мое тело разваливалось. Отмирали, пока небольшие, участки на руке. Они просто отваливались, так что к возвращению в Библиотеку, я буду мечтать о смерти. Пока спасало то, что не было насекомых, вот в горах будет сложнее. Ночь прошла спокойно, слава богу, мне не нужно было кормить эту ораву. Термосы с пюре обеспечивали их едой еще как минимум на полгода. Михалыч после того, как все поели, принес мне термос с пюре. Вода у меня была, так что я смог, наконец, подкрепиться. Есть было неудобно, часть пищи вываливалась через дыру в щеке. Ухо я даже проверять не стал. Я и так чувствовал, что с правой стороны вообще ничего не слышу.

Еда немного подбодрила меня, правда ненадолго. Пока был песок, я закапывался в него. Организм справлялся и с жарой и с холодом, хоть в этом мне повезло. Я не отсчитывал дни, сколько мне осталось жить, у меня стояла одна задача, довести группу до портала, дальше можно было просто лечь и умереть. Ведь не было смысла возвращаться. С такими ранами я долго не протяну. Но потом я одергивал себя. Я же пообещал прийти, значит, они меня получат. Ничего, пусть подождут. Дольше ждали.

На четвертый день начались отроги гор. Теперь тропинка вилась в горы. Я сразу решил вести группу через старое русло подземной реки. Так и драконов обойдем и мне будет спокойнее, а то мои ученые мужи свихнутся с ума. Мало им было чужого космического корабля, так еще и драконы. Нет, пусть лучше все будет как можно проще. Прошло еще два дня, прежде, чем мы вышли к расколотому камню. Как и в прошлый раз я предложил им взяться за руки и двигаться за Михалычем. Для него я оставлял четкие указатели и где нужно направлял ментально. Сам шел параллельно, я не знал, сколько рентген я излучаю. Да может это совершенно другое излучение. Так что следовало перестраховываться. Чуть больше четырнадцати часов, и мы приблизились к месту моего портала. Согласовав с Михалычем, что как только я открываю портал, он идет первым и как только утрясет проблемы с безопасностью, так дает отмашку и наши ученые бегом несутся мимо меня. Я не буду отходить от портала, так как не знаю, как портал отреагирует на меня. Пока хотелось, чтобы хоть открылся.

Вот наконец мое таинство с прорисовкой арки подошло к концу и портал распахнулся. Первым, как и договаривались, пошел Михалыч. Я попрощался с ним и напомнил, что мое завещание будет вскрыто, если я не появлюсь у моего нотариуса, ровно через год. Все они указаны в завещании, так что пусть не поминают лихом. Обниматься не стали. Оба понимали, что фон будет очень высоким. Наконец Михалыч прошел в проход. Потянулись томительные минуты ожидания. Наконец из глубины прохода донеслось, что можно проходить, и я махнул рукой. И группа, плотно прижавшись от страха, друг к другу кинулась на слабый свет, льющийся из прохода. Замыкал группу Сергеич, проскакивая мимо меня, он все же дружески махнул сжатым кулаком, держись мол. Все. Я закрыл проход и повернулся к руслу реки. Теперь предстоит путь назад. По пути может случиться все что угодно. Если что-то меня убьет, то значит, так тому и быть, ну а если нет, то через шесть дней я буду опять сидеть на том самом стуле.

Возвращение было муторным. Раны загноились, все же в горах были мухи и какие-то жуки, которые норовили полакомиться тем, что текло из меня. Хорошо у меня была вода. Я все чаще и чаще прикладывался к фляжке. Последние два дня я не мог есть. Все что съедал, выходило из меня с рвотой. Оставалось только пить. Температура поднялась. Часто я отключался, а когда приходил в себя, то удивлялся, направление я не терял. Наконец, очнувшись в очередной раз, обнаружил себя, стоящим над шахтой. Я даже обрадовался, все, скоро конец. Все, что они мне могут приготовить, не идет ни в какое сравнение с этим бесконечным путем которым я добирался сюда. Я не стал прыгать, да и не смог бы этого сделать. Я просто шагнул в провал лифтовой шахты. Я нисколько бы не удивился, если бы подъемника не было. Но нет, ноги встали на платформу, и скамеечка попыталась меня посадить. Но я крепко держался левой рукой за штырь. Я вцепился в него, как утопающий хватается за соломинку. Мне нужно было устоять. Я знал, что если я сяду, то встать уже не смогу, а сдаваться на самом финише, это глупо. Еще китайцы говорили, что когда ты хочешь сдаться, это значит, ты уже начал побеждать, или что-то в этом духе. Мысли путались в голове, накатывали какие-то видения. Я их даже зафиксировать своим воспаленным сознанием не мог. В очередной раз я обнаружил себя держащегося дрожащей рукой за спинку стула. Когда сознание немного прояснилось, то я сделав два шага с подволакиванием правой ноги, буквально рухнул на сидение стула. Пока меня не стянули жгутами, я судорожно сделал несколько глотков из фляжки и выпустил ее. Мне она больше не понадобиться. Та глухо звякнув, улетела куда-то, а затем звук резко оборвался. Но я уже не мог удивляться. Я проваливался в какое-то забытье. На границе сознания слышались какие-то голоса, но я уже ничего не воспринимал. Скорее всего началась гангрена, и я постепенно отхожу в мир иной.

Сильные удары по лицу с одной и с другой стороны вернули меня на краткий миг в действительность. Передо мной стояла верховная богине и орала что-то хлеща меня по лицу. До меня, как через вату, стал долетать смысл слов.

Где, где знания древних? Они исчезли. Как ты это сделал?

Я болтался в кресле и глупо улыбался оставшейся половиной лица. Хоть здесь правда восторжествовала. Было приятно осознавать себя победителем, хотя я не имел к этому никакого отношения. Я не стал говорить богине, но у нее исчез золотой блеск волос, а это значит... Богиня сквернословила, продолжая хлестать меня по лицу, но видимо у хозяина этого кабинета терпение кончилось. Внезапно она исчезла за границу света. Теперь в дело вступила Библиотека древних.

Мы все видим, что Макс сдержал свое обещание и мы можем приступить к финальной части суда. Макс у тебя есть пожелание, как мы должны это сделать?

Я пожал здоровым плечом. Да, какая разница как? Теперь меня ничто не будет волновать, и тут в моей голове четко проявилась одна мысль. Ведь я обещал Тангирне прогулку по Земле. Теперь это не получится, но можно оставить что-нибудь о себе ей на память. Я попросил возможность воспользоваться своим пространственным карманом. Получив разрешение, я залез здоровой рукой в него и вытащил мешочек с драгоценными камнями. Положив его к себе на колени, я попросил Молнию или Гайера передать это сестре королевы Зангрии, это будет моим извинением, что я не смог выполнить своего обещания и какой-никакой памятью обо мне. На этом все мои счеты с прожитой жизнью подошли к концу, и я сообщил суду, что готов.

Опять на грани моего воспаленного мозга, который снова начал отключаться, я услышал, как обсуждаются варианты моего уничтожения, ведь, как выяснилось, я все-таки божественная сущность. Ведь есть и последствия для тех, кто наносит последний удар. Богиня, возбужденная сильнее остальных, посоветовала скормить меня глархам. Так не придется самим прикладывать руку к моей смерти и глархи будут довольны.

Под сводами кабинета прозвучали слова, - да свершится правосудие! - Это Библиотека озвучила начало казни. Меня подняло в воздух, и через пару секунд я оказался возле Чертового пальца. Видимо здесь часто бывали глархи, хотя я, бывая здесь, их не встречал. Но сейчас за дело взялась моя любимая богиня. Когда я услышал визг приближающейся стаи глархов, то, совершенно не осознавая, что я делаю, забился в щель между камнями, наверное, инстинкт самосохранения работает независимо от сознания. Стая вылетела из-за ближайшего обломка и бросилась ко мне. Я повернулся в расщелине на спину, чтобы было сподручнее отбиваться от обезумевших от запаха крови глархов. Перед камнями началась свалка, несколько раз меня кусали за ноги. Кости сразу переламывались, мышцы челюстей у глархов самые сильные, а вот выдернуть мое тело из той щели, куда я забрался, они не могли. Меня там просто расклинило. Поврежденную ногу оторвали по самое колено, и за нее шла борьба не на жизнь, а на смерть. А вот сожрать вторую мешал комбинезон из их шкуры, правда прокусить его они смогли. Нога там тоже была полностью оторвана и кровь заливала все вокруг, однако держалась как на веревочке. Я отстраненно все это фиксировал сознанием, как будто смотрю кино. Чувство боли покинуло меня и мне оставалось только наслаждаться видом того, как меня будут обгладывать. Внезапно один из глархов издал протяжный вой и рухнул на песок. Прошло не более пяти минут, и вот уже вся стая валяется на песке без признаков жизни. В небесах прозвучало - "Правосудие свершилось". - Богиня, вереща, что ничего еще не закончилось начала угрожать Библиотеке. Потом, видимо что-то произошло, и она уже угрожала, что никуда не уйдет без знаний древних, а потом с легким хлопком исчезла.

Мое сознание начало меркнуть. Внезапно у себя в голове я услышал - хозяин держись, я иду. - Это мог быть только Мекс и я мысленно закричал, чтобы он не приближался ко мне, иначе умрет. Я пытался объяснить, что мое тело радиоактивно, причем настолько, что глархи не продержались и пятнадцати минут. На этот крик потребовались все силы, и мое сознание, мигнув напоследок, выключилось.

Пришел я в себя лежа на чем-то неудобном. Когда я изменил положение тела, то подо мной что-то звякнуло. Я пощупал рукой то, на чем я лежал. Это были какие-то холодные черепки. Внезапно, где-то в стороне, знакомый до боли ментальный образ передал мысль, что мол, как он сказал, так и произошло, золото вытянуло всю ту заразу, что убивала всех вокруг. Теперь мне следует еще с недельку здесь поваляться и все как лапой снимет. А второй сгусток ауры уверял первого, что он давно всю заразу перенаправил за грань, так что хозяин жив и не заразит никого. Теперь можно приступать к лечению.

.30. Возвращение к жизни.

* * *

Наконец я разлепил глаза. Помещение оказалось знакомым, это было жилище кровавого бога в Чертовом пальце. Я уже понял, что лежу на золотых безделушках. Переведя взгляд на Малыша, я поинтересовался у него, откуда это золото, неужели из его сокровищницы. Малыш смутился и несмело кивнул. Ну, я не знаю, что должно было произойти, чтобы Малыш добровольно пожертвовал своими сокровищами. Малыш тут же принял надменный вид и передал, что он не расставался с сокровищами, а как только я подлечусь, вернет их в свою общую кучу. Это они с Мексом специально организовали мне здесь лазарет, так как от меня сильно несло смертью. Их мнения разделились, и каждый предложил свою методику восстановления. Долго спорить они не могли, так как я умирал, поэтому, решили применить обе методики, благо они позволяли задействовать их независимо друг от друга. Как только тот уровень радиации, который был во мне, исчез, то сразу пошел процесс регенерации, так что мое тело уже полностью восстановилось, а вот признаки божественности, нет. Тут нас всех удивил Мекс, оказалось, что он, как представитель древней расы, владеет знаниями, которые были задолго до знаний древних. Просто так эти знания Мексу не доступны, но если возникает определенная ситуация, которая может вызвать ассоциативные цепочки, то часть знаний разворачивается и всплывает в сознании для решения проблемы. Вот и сейчас он заявил, что для пробуждения моей божественности нужны три моих кровных родственника с устойчивой магической связью между ними и мной. Они должны просто собраться около меня в пределах видимости и все. Я успокоил моих дорогих лекарей, так как на суде мне оборвали все связи с моими кровными братьями и сестрами, поэтому можно забыть об этом восстановлении.

Ничего подобного, я до сих пор чувствую тебя и общаюсь с тобой мысленно, ты что забыл, что если бы не было этой связи, то ты не услышал бы ни одного дракона.

И я тебя чувствую, хозяин, а если бы связь была оборвана, то я не смог бы ощущать тебя.

Тут я стал вспоминать, как проходил суд. А ведь точно, богиня тогда потребовала, чтобы оборвали все связи с людьми, которым я давал свою кровь. Про других существ ничего не было сказано. У меня из сознания вытащили образы всех людей, которым я вливал свою кровь. Те связи мне грубо оборвали, а вот эти остались. Они как бы не вошли в текст запроса, и поэтому не были включены в конечный результат. Если честно, то мне наличие у себя какой-то божественности была не нужна. Я всегда считал себя обыкновенным, даже когда растаскивал богов с той планеты, так что проживу и без этого. Внезапно ткань мироздания всколыхнулась, и рядом проявился единорог. Он обвел нас всех каким-то замутненным взглядом и поинтересовался, не видели ли мы его богиню. Он перестал чувствовать ее в этом мире. Я опустил глаза, мне было немного стыдно, что я злорадствовал по поводу того, что его богиня потеряла часть своей божественности и знания древних. Немного скорректировав информацию, чтобы не усугубить состояние единорога я рассказал ему, что случайно создал новую вселенную. Его богиня попросила отдать ей ее. Я дал добро, и она перенеслась туда. Я бы ему рассказал, где это, если бы знал. Когда происходила наша сделка, я был в очень плохом состоянии, так как попал под действие чужой радиации в том новом мире. Сейчас меня вылечили, но вот информацию об этом мире я потерял, а может она исчезла после того, как я разрешил богине забрать тот мир.

Единорог был в таком состоянии, что его сознание было открыто для всех. Его мысли метались. Насколько я его понял, он не может существовать без привязки к богу. Такая связь должна быть восстановлена как можно скорее. Малыш, который слышал этот поток мыслей, предложил первое, что пришло ему в голову.

А ты выбери себе Макса, он же божественная сущность, его божественность скоро восстановиться.

Нет, не могу, мы же с ним кровные родственники. Мне нужен свободный бог.

Тут я вспомнил об оставленном на Земле боге. Я сбросил в голову единорога всю информацию о том боге и напомнил, что он его видел на той планете, где в заточении держали богов. Если он не подойдет, то есть еще два, кому я бы доверил своего кровного родственника. Сбросил ему и эту информацию. Единорог воодушевился, и попросил, чтобы я, если что, замолвил за него словечко, перед теми богами. Я заверил его, что непременно подтвержу его профессионализм и состоятельность, как единорога и попрошу, чтобы его отпускали на традиционный праздник трех лун на Зангрию. Есть только одна проблема, я не смогу переместиться к этим богам, так как потерял возможность телепортации. Я могу использовать только свою возможность открывать порталы, но они открываются стихийно, и я не знаю куда.

Как это потерял? Если ты хотя бы раз понял, как перемещаться в пространстве, то это в тебе навсегда.

Ну, дак это если понял, а мне-то подарила такую возможность твоя бывшая хозяйка. Она что-то прошептала, и я получил возможность перемещаться между мирами, как и ты.

Единорог осмотрел меня с ног до головы, потом ненадолго задумался. Через некоторое время он с уверенностью заявил, что не видит никаких различий во мне прошлом и теперешнем, а значит и способности к телепортации у меня присутствуют, просто я их не ощущаю. Тут я вспомнил о своей проблеме и пожурил единорога, что он такой ненаблюдательный. Ведь божественную сущность я потерял, а значит должны быть отличия от того меня, которого он знал раньше и еще у меня повышенный радиационный фон. Единорог фыркнул и еще раз внимательно осмотрел меня.

Да нет, все основное в норме. Ну, есть разорванные родственные связи, но это никак не влияет на общую картину. А больше никаких изменений нет.

Как это не влияет, ведь меня и отделяли от моих кровных родственников, только для того, чтобы можно было казнить.

Ну, при казнях богов это действительно делают. Но я же ощущаю нашу родственную связь, значит, не все связи были разорваны.

А ведь точно, я же и его поил своей кровью, а это значит, что он мой третий кровный родственник, которого так не хватало. Я обратился к Малышу и Мексу, чувствуют ли они какие-нибудь изменения во мне.

Да нет, Макс, никаких изменений мы не чувствуем, да и не можем чувствовать, ведь смертные не могут ощущать произошедшие изменения в богах, а боги всегда чувствуют изменения в смертных. Из нас всех только единорог может относиться к божественным сущностям со своим золотым рогом.

Тут у меня мелькнула догадка, а что, если использовать единорога, как катализатор, который запустит во мне механизм телепортации. Мне кажется для этого нам следует переместиться вместе и в одно и то же место. Рассчитывая на помощь единорога я предложил ему совершить такой переход. Я согласен был перенестись туда, куда он мне укажет. Единорог предложил перенестись в замок, так как ему нужно повидаться с женой, а я могу нанести визит их величествам. Я с радостью согласился, пусть теперь я не могу претендовать на роль кровного брата короля и его дочери, но дружба-то между нами осталась. Мы долго препирались, как нам лучше все это выполнить, пока опять не вмешался Мекс со своими знаниями. Оказалось, что нам нужно иметь физический контакт при перемещении, но каждый старается попасть в конечную точку сам и, самое главное, должен открыть свой разум. Я расцеловал Мекса и спрятал его в свой карман, поблагодарил Малыша и попросил его дать нам команду к переносу, чтобы получить синхронность переноса. Наконец я сообщил единорогу, что готов. Мы договорились, что перенесемся в ту самую комнату, где я появился в последний раз. Единорогу она была хорошо известна, так что эта часть плана была одобрена и мы приготовились к переносу. Я положил руку на круп единорога и стал ожидать команды от Малыша. Тот был неподражаем. Команды "Приготовились", "Смотрите на меня", "Давай!", были сродни нашим, "На старт", "Внимание", "Марш!". Миг, и я очутился в той самой спальне, где ночевала Татьяна. На радостях я расцеловал своего единорога в морду, отчего тот зафыркал и попятился от меня, но я уже взял себя в руки и извинился перед ним, за свое поведение. Тот еще раз фыркнул, но уже насмешливо, и я уловил в закрывающемся сознании единорога что-то о чокнутой человеческой расе.

.31. Дворцовая суета.

* * *

Не успел я и рот открыть, чтобы попытаться восстановить справедливость в отношении человеческого рода, как единорог исчез. Небось сразу в свои покои рванул. Я еще немного постоял, приходя в себя и испытывая некую гордость за себя. Ведь все-таки смог вернуть утраченное. Из кармана на волю попросился Мекс и я его выпустил. Тот сообщил мне, что немного побегает, а то его организм застоялся и тоже исчез. Я направился к двери, нужно попасть на аудиенцию к королю и посмотреть последствия разрыва нашей связи. Ведь если на меня так сильно подействовало, то, что говорить о простых людях. Подергал ручку двери, она оказалась запертой. Вот ведь незадача, придется еще раз попытаться перенестись через подпространство, но вот куда? Конечная точка перехода должна оставаться неизменной. Из всех мест во дворце лучше всего подходил тронный зал, но это как-то не скромно, переноситься в святая святых, и выделенные мне покои. Как запасной вариант, имелась еще скамья в коридоре, напротив моих покоев. Сначала я решил перенестись в свои покои. Несколько попыток не увенчались успехом. Там что-то изменилось. Тогда попробовал на скамью, уж в коридоре-то ничего измениться не должно, если только никто не отдыхает на этой скамеечке. На этот раз перенос прошел нормально, и я проявился в коридоре. Интересно, что же изменилось в моих покоях? Я подошел к двери и толкнул ее, что бы открыть. Дверь бесшумно отворилась, и я шагнул внутрь. На моей кровати лежала какая-то дама и тихо плакала. Уж это-то было понятно, как вздрагивали ее плечи и шмыгающий нос, уткнувшийся в подушку. Я прокашлялся, так как во дворце строго следили за соблюдением нравственности и мужчина не мог просто так, без приглашения, прийти к даме. Это считалось верхом неприличия, но я то пришел в свои покои. Правда мелькнула мысль, что эту даму поселили сюда по каким-то причинам.

Дама вскочила и отвернувшись стала приводить себя в порядок, но я, по целому ряду мелких деталей уловил, что это Тангирна. Я еще раз прокашлялся и предложил Тангирне помощь в ее проблеме. Та, когда услышала мой голос, то порывисто обернулась и кинулась ко мне.

Макс! - трясла она меня за грудки - Ты что, решил меня на тот свет отправить? Я чуть сознание не потеряла, когда услышала твой голос. Только сегодня утром прилетел дракон и принес весть о твоей смерти. Король это тоже почувствовал. Сейчас лежит в своей комнате и никого не принимает. Мне передали от тебя мешочек с драгоценными камнями. - Она достала из-за корсажа мой мешочек и потрясла им перед моим лицом. - И как это понимать?

Я слегка смутился, мне и в голову не могло прийти, что Молния исполнит мое поручение так молниеносно. Хотя, на то она и Молния. Я достал из пространственного кармана успокоительное в виде креманки с мороженным, и поставил его на столик. Жестом пригласил Тангирну присесть, а сам пододвинул к столу второй стул для себя. Тангирна подошла к столику, и я помог ей усесться, пододвинув стул. Здесь так не ухаживали за дамами, но сейчас Тангирна была в таком состоянии, что молча присела за столик и взяла в руки ложечку. Ее руки тряслись, и я успокаивающе погладил ее руку своей.

Понимаешь, Тангирна, меня вчера действительно попытались казнить. Это решение принимали коллегиально четыре сущности. Одна была верховной богиней, две другие, представляли богов этой планеты, и последняя сущность являлась главной и она была представителем древних. Я был осужден за то, что привел группу ученых сюда, в ваш мир для того, чтобы они изучили останки того, что привело в это мир кровавого бога. Ты должна помнить это из истории. Так вот, по неосторожности одного из ученых то, что они изучали, попыталось уничтожить этот мир. Мне пришлось выбросить это приспособление за пределы этого мира. Сам я получил повреждения, которые, через некоторое время, должны были привести к моей смерти. У меня оставалось мало времени, и я успевал только отправить группу ученых домой. В этот момент меня и пригласили на суд. Для очистки совести скажу, что мнения судей разделились. Пока они обдумывали, что со мной делать, я попросил отсрочку. Мне нужно было вывести ученых домой, а потом я обещал вернуться на продолжение суда. Мне это позволили сделать, и я целую неделю тащил группу к знакомому мне порталу, а потом возвращался обратно. Когда я предстал перед судьями, то просто уже ничего не соображал. Сознание иногда возвращалось ко мне, так я узнал, что суд признал меня виновным и приговорил к казни. У меня были оборваны все кровнородственные связи с людьми, что сейчас ощущает Тарий. Когда мне предложили сказать что-нибудь в свое оправдание, то мне ничего не пришло в голову, кроме как отправить тебе этот мешочек камней в память обо мне. По всем законам природы я так и так был уже за гранью. Даже если бы суд оправдал меня, то меня убила бы та болезнь, которую мне подарило то устройство, которое я выбросил из этого мира. Так что когда меня отправили на казнь, я воспринял это как само собой разумеющееся. Меня вытащили на поверхность и отдали на растерзание глархам. Стаю привела верховная богиня, так что все должно было закончиться моей смертью. Однако та болезнь, которая убивала меня, гораздо раньше убила всех глархов, обгладывающих меня. Суд посчитал, что правосудие свершилось, и судебное разбирательство было закрыто, а я оправдан. Я бы умер от потери крови, но меня нашли оставшиеся кровные родственники и вылечили. Вот поэтому я и пришел сюда, чтобы предупредить вас, что я жив и все то, что обещал, я исполню. Так что леди, готовьтесь к незабываемой экскурсии в мой мир.

В глазах Тангирны опять стояли слезы, она, всхлипывая, пыталась понять, как это глархи, ходячая смерть этого мира, не смогли меня сожрать. Такого просто не бывает. Она недоверчиво посмотрела на меня сквозь пелену слез. Ее сознание просто не могло это принять. Ее мысли читались по лицу, и я ободряюще подмигнул ей и пододвинул к ней поближе креманку и чтобы разрядить обстановку, поинтересовался, неужели ей разонравилось мороженное. Наконец она успокоилась и мы, мило беседуя, сидели по разные стороны стола. Я расспрашивал Тангирну, как у нее продвигаются дела с платьем, в котором она собирается отправиться в мой мир. Та слегка приуныла и призналась, что на себя всегда не хватает времени. Нужно сшить платье королеве и Артизе. Слава Гайеру, хоть мужчин обшивают другие портные, но королева никому не доверяет, только ей. Я прикинул, что она никак не успеет сшить себе платье ко времени перехода, поэтому предложил ей выбрать самое лучшее, что у нее сейчас есть, а в моем мире мы сразу отправимся в магазин и купим ей такое платье, которое ей понравится.

Макс, мне тут Артиза по секрету рассказала, как вы покупали ей ... Ну, то, что носят под платьем. Ты что, хочешь и мне такое представление устроить?

Я зловеще улыбнулся и потер руки, кивая головой в знак согласия. Потом, увидев выражения ее лица, расхохотался и рассказал ей, что в то время мне нужно было, чтобы Артиза выглядела, как земная женщина. Дело в том, что в той больнице, куда я ее водил, она должна была раздеться. А ведь несоответствие одежды сразу бросится в глаза, вот поэтому я и подсказывал Артизе сидя за ширмой, что ей лучше, а что следует оставить. Я ее не видел, но эмоции ощущал, так что все прошло удачно и нас не раскрыли.

Внезапно дверь с грохотом раскрылась, и в комнате зазвучал голос королевы, который укорял Тангирну, что она спряталась здесь. Хорошо, что охрана доложила, в какую часть дворца она направилась, а дальше догадаться было не трудно. Я сидел спиной к двери и поэтому не сразу отреагировал на появление королевы, а потом просто дал ей договорить. Когда она прервалась для вдоха, то я встал со стула и поклонился ей. Глаза королевы поползли на лоб.

Макс, нам сообщили, что ты умер и это подтвердил Тарий, когда ваша связь оборвалась. Тарию очень сильно досталось, он до сих пор не может восстановиться. Как же ты выжил?

Ваше Величество, как говориться слухи о моей смерти сильно преувеличены. Как я остался жив, Вам расскажет Ваша сестра, а я, с Вашего дозволения, схожу к Тарию. Мне не нравиться, что разрыв связи так на него повлиял. Я оставлю вас здесь, а чтобы вам не было скучно, то я скрашу вашу беседу бутылочкой вина, соком, фруктами и мороженным.

Пока я все это произносил, руки машинально вытаскивали все перечисленные продукты. Расставив все это на столе, я еще раз откланялся и поспешил к Тарию. Если король так отреагировал на обрыв связи, то и на Земле мои родственники находятся, наверное, в таком же состоянии. Нужно спешить.

.32. У короля.

* * *

К Тарию меня пропустили без проволочек. Тот действительно лежал очень бледный и с трудом дышал. Я подошел к кровати и встав перед ней на колени попросил прощения за то, что вынужден был прочувствовать король, из-за нашей кровной связи. Король, казалось, только сейчас увидел меня, в его глазах отразилось удивление и я, в порыве каких-то необъяснимых чувств, обнял его. По моему телу пробежала судорога, да и тело Тария выгнулось дугой, а потом я услышал хрип и Тарий откинулся на подушки. Однако глаза его принимали все более осмысленный характер. Наконец он произнес - Макс. - и заплакал. Из его глаз катились крупные слезы. Это не было плачем, как у женщин, нет, слезы текли самостоятельно. Но вместе с этим на лицо возвращались краски. Оно порозовело и уже через пять минут Тарий уселся в подушках.

Макс, как ты мог позволить себя казнить? Ты что, не мог сбежать? Или ты решил сыграть в героя?

Да нет, Тарий, там так просто отвертеться было нельзя, кроме того я был связан обязательствами. Ты помнишь тот космический корабль, который упал на планету, тогда еще начала расползаться металлическая плесень? Так вот, у меня дома ученым мужам очень захотелось осмотреть этот корабль. Я получил предварительную договоренность с Гайером и провел сюда ученых. Мы две недели осматривали его, собирали в нем все, что представляло интерес. Все шло нормально, пока однажды кто-то случайно не включил устройство, которое взрывало корабль. Взрыв, Тарий, это как огонь в печке, только в миллион раз сильнее и кроме того оно вызывает сильное землетрясение и песчаную бурю одновременно. Ну, не знаю я, как еще тебе можно объяснить, что такое взрыв. Что-то подобное произошло, когда оторвался стационарный портал от Зангрии. Помнишь, как трясло всю планету? Так вот, если бы на этот раз взрыв произошел, то на Зангрии все умерли бы, а планета, наверное, развалилась на куски. Понимаешь, тогда я еще не знал, что может произойти, но мои чувства кричали, что это добром не кончится, поэтому я схватил тот корабль, и перенес его в пустоту как мне казалось, космоса. На самом деле я перенес его во вновь созданную вселенную, это мне потом на суде разъяснили, а тогда я, тащил и тащил этот корабль, вложив в это все свои силы. Магические, физические наверное еще какие-то. В тот момент я не осознавал это, и тянул корабль только чтобы, как можно дальше утащить его от Зангрии и других планет. Кончилось все тем, что в какой-то момент все мои силы закончились и я осознал себя в чужом корабле где-то далеко в пустоте. Словно подгадав по времени, в тот же самый момент и произошел взрыв. Я стоял правым боком к месту взрыва, поэтому я только уловил, как на меня устремилось пламя, а дальше я ничего не помню, потому, что отключился. Спас меня Мекс, который успел впихнуть меня в свой пространственный карман и вытащить обратно. Когда я очнулся, то на меня смотрел Михалыч, а Мекс ментально орал Михалычу, а Михалыч уже голосом всем остальным чтобы убегали от меня как можно дальше. Оказалось, что тот взрыв еще и заразил меня. На Земле знают такую болезнь, она называется радиацией. Но я был еще жив, однако система регенерации не работала. Эта радиация не давала мне восстановить свое тело, а от него осталось чуть больше половины. Практически вся правая половина туловища сгорела. Хорошо еще что правая нога не сгорела полностью и я мог ходить, опираясь на нее как на костыль. В этой ситуации мне оставалось только одно, нужно было уводить людей обратно в наш мир. Того объекта, который мы изучали, больше не было в этом мире. Я ушел из лагеря в пустыню, а люди вернулись в лагерь и начали собираться. В пустыне я был без ничего, поэтому я переночевал, зарывшись в песок. Так прошла ночь, а утром меня вызвали к представителю древних. Да, да. Здесь есть такой представитель, и я бы не советовал никому из вас встречаться с ним. Это принесет только смерть и не потому, что он кровожадный, а потому что мыслит и делает все так, как это делали древние. А мы устроены иначе и не выдержим, когда он начнет нас переделывать по своему, а он начнет. Ну, так вот, я явился на суд. Судили меня четыре сущности. Ну, про одну ты уже знаешь, она и выступала в роли председателя. От богов была высшая богиня. Ой, Тарий, не делай такие глаза. Недавно я узнал, что это такое. Такие боги председательствуют на суде богов и принимают решения по провинившимся богам. Еще две сущности представляли из себя вашего бога Гайера и его правую руку, Молнию. Мне объявили решение суда, то есть я должен был быть казнен, но я попросил отсрочку, так как людей мне следовало вернуть в их мир. Суд посовещался и отпустил меня на время. Целую неделю у меня занял переход до моего портала и возвращение в то место, где проходил суд. Нужно сказать, что при вынесении приговора Гайер воздержался, так как видимо его мозг не мог решить дилемму, виновен или герой. Ведь я жертвовал своей жизнью, когда вытаскивал корабль с планеты. Молния проголосовала против казни, а двое оставшихся были за казнь. К тому времени я сам хотел умереть, так как у меня началось заражение крови, гангрена, мясо само отваливалось с костей. Если бы не обязательства, то я лег бы где-нибудь в горах или бросился бы головой вниз в пропасть. Но я дал слово, что вернусь. Решение о способе казни принимала верховная богиня. Она за что-то взъелась на меня, так что ее выбор пал на стаю глархов, которым меня следовало скормить. Боги вышвырнули меня к Чертовому пальцу, а богиня привела туда стаю глархов. На глаз особей двенадцать, пятнадцать. Сам понимаешь, в то время мне не хотелось не только считать, но и просто смотреть на мир. Однако тело мое, само по себе забилось в расщелину. Правда всему поместиться там было негде, так что ноги торчали наружу. Глархи накинулись и стали рвать зубами то, до чего могли дотянуться. Правую, поврежденную ногу сразу оторвали в коленном суставе и оттащив ее в сторону начали драться за нее и рвать на части и грызть. Вторую перекусили ниже колена и оторвали от тела полностью, но из-за комбинезона утащить и сожрать не могли. Так бы я и истек кровью, но вот буквально через десять, пятнадцать минут, глархи стали дохнуть один за другим. Богиня требовала продолжение казни, но представитель древних посчитал, что правосудие свершилось. Меня так и оставили на месте казни. Кровь там уже залила все. Я, наверное, так и умер бы от радиации или потери крови, но меня нашли Малыш и мой мейкс. Они меня вылечили и вот я здесь.

Мейкс, Макс, ты имеешь мейкса? Не может быть. Их же давным-давно уже нет на свете. Это мне еще моя бабушка рассказывала, а она прочитала столько всего и была самым умным правителем в свое время. Мейксы, Макс, это сказка. Может у тебя кто-то, похожий на мейксов.

Ну, Тарий, я с тобой спорить не буду, скажу только одно, он сам называет себя мейксом, а я дал ему имя Мекс. Мне его подарили за одну услугу, оказанную знакомому богу. Это было на одной из отдаленных планет, но вот что я скажу тебе, когда Молния его увидела, то отскочила от него как от самого опасного хищника, который бы питался драконами, и когда я ее спросил, мог бы он ее убить, она честно ответила, что мог бы. И вообще, Тарий, давай вставай, хватит притворяться больным. Пойдем проведаем Артизу, так как ведь я с ней тоже связан кровными узами. Я, правда не вливал ей столько, сколько тебе, может она перенесла разрыв легче. Да, а вот и наш Мекс.

Рядом со мной проявился мейкс. Король глядел на него широко раскрыв глаза. Сказки его детства обретали реальность. Я чопорно представил их друг другу и для короля специально сообщил, что и Мексе есть частица нашей крови. Вот теперь Мекс безоговорочно стал самым лучшим мейксом в мире, во всяком случае в глазах короля Зангрии.

.33. Обновление родственных связей.

* * *

Пока вызванные слуги одевали короля, я присел за небольшой столик и вытащив рюмочки и бутылку бренди, стал разливать напиток. Пусть король немного взбодриться, да и кровь, после этого, потечет быстрее. Тарий не стал чопорно одеваться, а нарядился в свою рабочую одежду. Мы выпили по паре рюмочек и отправились к Артизе. Понятно, что там был единорог, поэтому, подходя к двери я мысленно связался с ним и поинтересовался, как чувствует себя Артиза. Оказалось, что не очень хорошо. Она всю последнюю неделю сама не своя. Вялость, плохой сон, рассеяность, это только то, что лежит на поверхности. Я, как мог, объяснил единорогу, что это все связано со мной, а если конкретно, то с кровным родством. Я напомнил о нашем разговоре, когда они меня лечили. Единорог удивился, а потом, видимо вспомнив весь момент моего воскрешения, забеспокоился. Стал звать к жене, чтобы мы попытались восстановить ее состояние. Я его успокоил, что мы уже подходим к их апартаментам, так что пусть будут готовы. Тарий первым подошел к их двери и негромко постучался. Дверь тут же открылась и единорог буквально втащил нас в комнату. Ну, что сказать, выглядела Артиза немного получше короля, так что я ее обнял, мысленно предупредив ее мужа, что мне нужен близкий контакт. Опять энергия волной прокатилась по мне и по Артизе. Ее дыхание участилось и постепенно стал восстанавливаться цвет кожи на лице. Бледность проходила на глазах. Единорог улыбался от уха до уха. Мы с королем, сделали ему страшные глаза и мимикой указывали на его жену, а сами пятились к двери. Когда выскочили в коридор, то король вздохнул с облегчением. Я раскрыл небольшой секрет Тангирны и Эмкарны и мы направились к моим апартаментам. Едва мы вошли, как обе женщины поспешно вскочили из-за столика. Бутылка вина упала на бок от того, что кто-то из них задел столик. Но ничего не разлилось, потому что разливаться было нечему. Женщины уговорили всю бутылочку. Король весело и в то же время укоризненно погрозил сестрам пальцем, а потом пригласил Эмкарну проводить его к нему в спальню. В комнате осталась одна Тангирна. Она растерялась и ее взгляд затравленно метался по комнате. И я тут же вспомнил ее невеселое прошлое. Нужно было спасать положение и поэтому я поклонился Тангирне и попросил у нее прощения, за то, что вынужден оставить ее на пару недель, так как выяснилось, что мне нужно срочно восстановить все кровные связи с моими родственниками. Все они находятся в опасности после того, как эти связи были нарушены. Я прямо сейчас отправлюсь на Землю и буду с нетерпением ждать, когда она закончит обшивать королеву и свою племянницу. С Артизой, к стати, все уже в порядке, так что Тангирна может за нее не волноваться. Я уже направился к двери, когда меня остановил несмелый голос Тангирны.

Макс, я немного испугалась, прости меня, и я хотела вернуть тебе твои камни. У меня никогда не было столько драгоценностей и я просто не знаю, что с ними делать. Будет лучше, если они будут у тебя.

Я задумался, а потом взял у нее свой мешочек и сказал ей, что это ее сокровища и у меня они просто будут храниться, а ей бы не мешало выбрать себе пару камней и взять еще один небольшой камушек. Крупные нужно будет вставить в хорошие кольца, а мелким рассчитаться за изготовление колец, огранку камней и оправку их в кольца. Я уже обращался к ювелиру и представляю его возможности и цены. Тангирна уже успокоилась и мы с ней не торопясь выбрали подходящие камни. Я посоветовал ей неплохого ювелира. Когда все было готово, то я еще раз откланялся и вышел в коридор. В конце коридора мелькнула юбка Эмкарны, так что ясно, подслушивали, переживали за сестру, а может там и король впереди своей жены улепетывает. Вот семейка!

Так, все, нужно срочно восстанавливать связи, особенно Людвигу и Михалычу. Начну с Михалыча. Его еще и успокоить нужно, а то он-то все своими глазами видел, да и слышал чуть больше остальных. Заодно проверить всю группу, как они перенесли контакт с радиоактивным мной. Перенесся сразу в особняк Михалыча. Вышел в коридор и прокашлялся. Немного погодя в глубине комнаты послышались шаги и в коридор осторожно вошла Татьяна. Увидев меня она радостно завизжала и бросилась мне на шею. Я ее успокаивающе гладил по спине, а она лопотала, что отец как всегда не разобрался и сказал ей и маме, что меня больше нет. Я поддержал ее с фальшивым энтузиазмом и спросил, где сейчас отец. Оказалось, что после возвращения из командировки отцу стало плохо и его уложили в ведомственный госпиталь. Они с Анной собираются к нему сегодня после четырех. Анна скоро должна была прийти с базара, так как отца нужно было кормить свежими фруктами и каждый день приносить свежий кефир. Да, с такой диетой они мне Михалыча и без радиации угробят. Я дал Татьяне браслет, как когда-то Михалычу для того, чтобы я на него смог переместиться. Нужно спасать командира. Об остальной группе Татьяна ничего не знала, так что нужно было подождать до четырех. Вскоре мы увидели, как во двор въехала служебная машина. Оттуда вылезла Анна и я дал задание Татьяне, подготовить мать к моему появлению, а то ведь, не ровен час, может сильно отреагировать. Вскоре Татьяна вернулась за мной и позвала вниз, к матери. Анна, как увидела меня, так разрыдалась в голос. Ясно, видимо Михалыч ей рассказал гораздо больше, чем Татьяне. Я стал успокаивать Анну. Напомнил, что скоро сваты приедут, а тут красивая женщина с заплаканным лицом. Непорядок! Мне выскажут все, скажут, не подготовил, не доглядел. Короче, буду виноватым. Анну немножко отпустило и она захлопотала по хозяйству. А между делом рассказывала мне о болезни Михалыча. Я ее успокоил, так и сказал, что я сюда в первую очередь приехал, так как уже знаю от чего это у него и как лечить. Завтра будет как новенький. Наконец подошло время ехать в больницу. Анна звала с собой, но я напомнил ей, что меня туда не пустят, так что я своими путями доберусь к Михалычу в нужное место и в нужное время. С Татьяной договорился, что она мне маякнет на сотку, когда можно будет появляться.

Сотка зазвонила, когда я только вытащил горячую чашечку кофе и небольшую булочку с маслом и сыром. Я, как был с кружкой в одной руке, а булочкой в другой, проявился в больничной палате. Слава богу Михалыч лежал в палате один.

Спасибо что вспомнил. Мне это приятно, тем более что ты больше божественная сущность, чем простой смертный.

Вот елки-палки, так это что, наш местный бог заработал. Пока обдумывал эту мысль, я насторожено оглядывал помещение. Михалыч, увидевший меня сначала обрадовался, даже его бледное лицо слегка оживилось, но увидев мою настороженную позу, он опять откинулся на подушки, ожидая какого-то неприятного события. Я все это зафиксировал краем глаза, уже успокаиваясь. Я спросил Татьяну с Анной, не слышали ли они сейчас чьего-то голоса, но те лишь отрицательно замотали головами. Ладно, нужно брать себя в руки и следить за языком и мыслями. Я направился к кровати Михалыча, поставил чашечку и положил такую аппетитную булочку на тумбочку и обнял его. Миг, и по нашим телам пробежал разряд, кровь во мне всколыхнулась, а Михалыч выгнулся дугой, как и Тарий, при первом контакте со мной. Я отпустил Михалыча, который опал на подушки и тяжело дышал. Обернулся к женщинам, те стояли ни живы ни мертвы.

Вы это, не берите в голову. Михалыч начал поправляться, дайте ему часа два времени и забирайте домой. А про голос, который я услышал, мне прямо неудобно говорить, а вы уж меня наверное, за сумасшедшего приняли. Ну, в общем так, это со мной наш местный бог пообщался, я в суе, как говорят церковники, помянул его, когда появился в палате. Вот он о себе и напомнил. Так, теперь я исчезаю. Кофе с булкой, так и быть, больному, вернее выздоравливающему, видите, как у него цвет лица поменялся, хотя, Михалыч, бледность тебе к лицу, а то все бренди, да бренди. Тот запустил в меня скомканным полотенцем. Но было видно, что силы и здоровье возвращаются к нему. Я откланялся и напомнил им, что я появился инспектировать их подготовку к приезду гостей и исчез.

.34. Продолжаю восстанавливать связи.

* * *

Пока у меня есть два часа я отправился искать Людвига. Вернее я отправился прямо к Людвигу. Появился я в его комнате, когда рядом с ним никого не было. Людвиг попытался было что-то мне сказать, но я жестом остановил его и просто обнял. Опять те же проявления восстановления кровных связей и Людвиг откинулся на кровати. Дышал он тяжело, но было видно, что все симптомы "болезни" отступают. Я пообещал ему, что скоро он придет в норму, на это у Тария ушло около двух часов. Михалыч уже приходит в себя, так что к приходу Ингрид, он будет как новенький. А я рвану к Джессике, нужно пройтись по всем, с кем меня кровные узы связывают и восстановить оборванное. Распрощавшись с Людвигом, я переместился к Джесс. Она сидела на кровати и отстраненно смотрела в одну точку. Я позвал ее по имени. Она встрепенулась и увидев меня бросилась на шею. Опять нас встряхнуло, но несколько иначе, просто сила разряда была гораздо меньше, чем у всей предыдущей троицы. Джесс как будто отпустило и она заплакала. Я начал утешать ее, говорил, что это все уже прошло и что теперь она будет чувствовать себя как прежде. Джессика кивала головой, но слезы продолжали катиться из ее глаз. Я вытащил две чашечки ароматного, горячего кофе себе с молоком, а Джесс просто черного и подал ей ее чашечку. Мы присели рядом на ее кровать и стали прихлебывать кофе.

Макс, скажи, что это было? Я не имею в виду сейчас, а то что происходило со мной на протяжении вот уже недели. Я чувствую, что это связано с тобой.

Понимаешь, Джесс, от тебя у меня секретов нет, ведь мы столько с тобой прошли. Меня решили наказать за мой поступок. Если честно, то правильно решили. Я сделал одну вещь, не подумав. Может и нет моей вины в том что случилось, но в целом, по ситуации, я, действительно, являюсь виновником. Это было на той планете, куда мы перешли из вашего самолета. Там космический корабль упал, вот наши ученые и решили его исследовать. Я у местных разрешение спросил, ну и привел всю эту толпу туда. Они разбрелись по кораблю и стали трогать и отдирать все, что их интересовало. Ну ты же знаешь наших земных ученых. Все бы ничего, но один из них толи нажал на кнопку самоуничтожения корабля, толи так замкнула силовая цепь, но факт остается фактом. Вот мне и пришлось выкинуть корабль с планеты. Сам я правда сильно пострадал и постепенно вылечился бы, но в это время меня вызвали на суд. Суд был с участием богов, так что не явиться было просто невозможно. Знаешь, что самое противное? Одним из обвинителей была моя девушка. Я даже думал, что мы любим друг друга, во всяком случае, с моей стороны это было так. А оказалось, что она меня просто использовала чтобы подобраться к древним знаниям. Так вот, когда начали сыпать обвинениями и определять, как меня наказать, то она предложила оборвать все мои кровные связи. Причем я теперь знаю, что если бы я просто умер, то вы не почувствовали бы разрыв со мной так болезненно, вы просто осознали бы, что меня больше нет и все. А здесь она проделала такой разрыв с особой жестокостью. Вот я теперь и перескакиваю от одного своего родственника к другому. Там, где крови было использовано мало, эффект, конечно, не такой сильный, а вот где мне пришлось дважды вливать кровь или использовать прямое переливание крови, там люди находились в очень плохом состоянии. Одно радует, что эта девушка потеряла все знания, которые она с таким трудом добыла, использовав меня. Так, Джесс, я тут вспомнил еще об одной девушке, которой делал переливание крови, нужно срочно отправляться к ней. Передавай привет маме.

Ой Макс, подожди, ведь здесь еще и Хеленка в своей комнате сидит, давай я ее притащу, ведь ты ее поил своей кровью. Я сейчас быстренько.

Она унеслась за внучкой Якова. Не прошло и минуты, как она притащила в комнату плачущую Хелен. Я тут же подхватил ее на руки и обнял. Миг, и связь восстановилась. Самое удивительное, и я стал ощущать, что мне становится все лучше и лучше. С каждым моим восстановленным кровным родством и у меня оживало что-то внутри. Я расцеловал обоих и пообещал как-нибудь приехать к ним погостить. Они проводили меня до крыльца. Дальше я им не позволил, так как обе были в домашних тапочках. Я, махая им рукой на прощанье, вышел за ворота и стал определяться, куда мне направиться.

По идее нужно было искать дочку главного мафиози, но вот без имени это было сделать трудно. Я мог ее представить такой, какой видел в последний раз, но ведь она изменилась. Когда у меня было имя существа, то к нему привязывался целый комплекс чувств, которые помогали мне однозначно идентифицировать его среди других существ. Оставался только звонок другу. Я выудил из пространственного кармана телефон, подаренный мне отцом этой девушки и выбрал в меню один единственный номер. Едва телефон набрал комбинацию, как трубка тут же ответила взволнованным голосом отца этого создания.

Макс, где тебя черти носят. Моя женщина очень плохо себя чувствует, врачи ничего не могут определить, ты не берешь трубку, как будто тебя нет в живых. Давай срочно свои координаты, я пришлю за тобой машину. Я назвал адрес Хельги и стал ждать транспортное средство. Не прошло и пяти минут, как из-за поворота показалась машина. Я удивился оперативности мафиозных структур, но оказалось, что я ошибся. Это приехали Яков с Хельгой. Хельга притормозила около меня и стала открывать окно, чтобы поговорить со мной, но ее опередил Яков. Он выскочил с пассажирского сидения раньше, чем стеклоподъемник водительской двери опустил стекло.

Макс, с Хелен что-то неладно, ты посмотри пожалуйста ее.

Я успокоил Якова, что все уже сделано и ее недомогание, как и Джессики было связано со мной. Яков успокоился, а у меня мелькнула мысль, подтащить его поближе к богу.

Яков, у меня к тебе разговор на пару минут, так как за мной скоро приедет машина от картеля, и они не будут ждать, пока мы с тобой поговорим. Ты же из поляков, и являешься достаточно набожным человеком?

Яков с достоинством кивнул, а я продолжил, что по долгу службы я познакомился с одним богом, который по независящим от него причинам был похищен с планеты Земля более семи тысяч лет назад. Сейчас он вернулся, но наш мир настолько изменился, что он никак не может вписаться в наш ритм жизни. Я напомнил ему, что он видел этого бога у себя в кабинете. Моя просьба была простой, что если я сведу их вместе, то не сможет ли он оказывать содействие нашему богу. О его божественности он может не сомневаться, я ручаюсь за это головой, так как сам вытаскивал его и еще несколько богов из застенков одного из взбрендивших богов. Ему просто нужна поддержка, так как у него пока нет последователей, а если точнее, то верующих, а ведь сила бога зиждется на их количестве и силе веры. Короче, мне нужно предварительное согласие на их встречу. Я его связал с мафией, они, конечно, люди верующие, но их вера несколько специфична, так что они скорее обеспечивают богу комфортные бытовые условия, нежели являются его паствой. О вере они вспоминают тогда, когда земля начинает гореть у них под ногами, или на смертном одре. Денег я ему дал, вывел на него оказавшегося без связи с богом, единорога. Так что бог самый что ни наесть настоящий и кстати, у него нет имени. Он просто бог.

Яков стоял и пытался что-то сказать. Видя такое затруднение, я просто попросил Якова кивнуть, если он согласен. Тот яростно закивал. Вот и хорошо. Думаю, что на первой встрече я буду присутствовать, чтобы познакомить их и поручиться за каждого в отдельности. Тут из-за поворота показалась еще одна машина, думаю, что это за мной. Я поблагодарил Якова что не отказал мне в такой малости и направился к машине, которая остановилась несколько не доехав до нас, что было правильно, так как там можно было развернуться.

.35. От общественности к божественности.

* * *

Едва я приблизился к машине, как впереди открылась дверка, и из нее вышел так хорошо знакомый мне секретарь. Мы раскланялись, и я уселся в гостеприимно распахнутую мне секретарем заднюю дверце машины. Как только все уселись, как водитель рванул с места. Машина развернулась с визгом сжигая резину по асфальту, на который мы отдаивались в конце осени, и рванули по горной дороге в направлении города. Но гораздо раньше будет развилка к тому самому отелю с ресторанчиком, в горах. Кто бы сомневался, заложив крутой вираж, машина устремилась в соседнее ущелье и вскоре мы остановились возле крыльца ресторана. Секретарь выскочил чуть раньше меня и открыл мою дверку. Не думаю, что это его работа, но сейчас видимо были даны четкие инструкции. Я выбрался из машины и поблагодарил его. Мы вместе направились по ступеням лестницы. В этот раз меня даже не обыскивали, а сразу повели по коридору в сторону гостиничных номеров. Мы поднялись еще на этаж и остановились возле одной из дверей. Секретарь постучал и сразу же открыл передо мной дверь. Я не стал ломаться, а прошел в богато обставленный номер. Он чем-то неуловимо был похож на мой, то же расположение комнат, но вот по убранству, конечно, отличался значительно. Я вопросительно взглянул на закрывшего за нами двери секретаря, тот кивком головы указал на следующую комнату, но за мной не пошел. Я вошел в спальню. Роскошная кровать занимала почти всю площадь комнаты. Чуть в стороне примостился тяжелый резной платяной шкаф, а ближе к окну, стояло изящное трюмо и маленький пуфик. Все это само собой бросилось в глаза. Все в этой комнате кричало о роскоши. На кровати лежала моя старая знакомая незнакомка, ее бледность была значительно сильнее, чем у Михалыча или Людвига. Она так и не назвала мне своего имени, поэтому я поклонился, и произнес дежурное приветствие даме. Та слабо кивнула и посетовала, мол, видите, в каком я состоянии. Я повернулся и прикрыл дверь комнаты. Потом подошел поближе и решил сразу расставить все точки над "и".

Леди, все было бы гораздо проще сделать, если бы я знал Ваше имя. Ваша болезнь напрямую связана со мной. У меня были большие проблемы, можно сказать, что со здоровьем, вот вас и зацепило. Я мог бы сразу оказаться у Вас, как только поправил свои дела, но незнание Вашего имени не позволило мне обнаружить Вас сразу. Так что пришлось воспользоваться телефоном Вашего мужчины.

Она, конечно, все сразу поняла, да и вспомнила, что ни разу не назвала мне своего имени. Оказалось, что ее зовут Корнелия, и на протяжении последней недели ее здоровье резко ухудшилось. Ее показывали врачам, но все безрезультатно. Тогда я попросил не искать никакого подвоха, а просто встать с кровати и обнять меня так, чтобы наши сердца стали как можно ближе. Это нужно всего лишь на пару мгновений.

Надо отдать ей должное, не было никаких истерик, смущений и жеманства. Она выбралась из-под одеяла и подошла ко мне. Мы обнялись, как два старых, добрых приятеля. Миг, и нас прошило магической энергией. Корнелию выгнуло дугой, но она не заорала, а, как мне показалось, на секунду потеряла сознание. Я уложил ее на кровать. Она начала приходить в себя. Первыми начали возвращаться краски на лицо.

Что это было? Мне показалось, что меня прошил разряд тока.

Я успокоил ее и объяснил, что это восстановилась наша кровная связь. Больше таких эксцессов не будет, так как я принял меры защиты. Врал конечно, какие меры защиты от богов. Но женщину нужно было успокоить. Я, чтобы окончательно ее успокоить, поинтересовался, как ей живется, как мама? Она зацепилась за эту беседу, как за спасительную соломинку. Буквально за пару минут я узнал, что с мамой все в порядке, что она подыскивает для матери квартиру в соседнем городе, так как им не рекомендуется встречаться здесь. Что деньги мать уже получила, и теперь ей не нужно будет трудиться так, как приходилось раньше. Я похвалил ее оперативность и успокоил ее, что теперь, если что-нибудь случится с ней, то я появлюсь незамедлительно, так как наша связь восстановилась, да и имя я ее теперь знаю, а это сильно облегчит мне ее поиск в мире. Я попрощался с Корнелией и вышел из спальни. В гостевой меня продолжал ждать секретарь. Я заверил его, что с пациенткой все в порядке и через пару часов она полностью придет в себя. Секретарь немного расслабился, и предложил мне пройти в ресторан и перекусить с дороги, а он пойдет и доложит все своему начальству. Как по мановению волшебной палочки появился охранник. Он сопроводил меня в отдельный кабинет в ресторане. Я бы мог и сам себя обслужить, но приятно, когда за тобой ухаживают. Официант накрывал стол на две персоны. Я откинулся в кресле и отдыхал от потраченной энергии, а заодно наслаждался умиротворением, которое ощущал, когда налаживалась очередная кровная связь. Когда все было накрыто, то в кабинет стремительно вошел отец Корнелии. Он с порога ошарашил меня вопросом, о ее здоровье. Я заверил его, что не пройдет и двух часов, как она присоединится к нему и будет здорова и полна сил. Тот обдумывал мои слова и прикидывал что-то в голове. Наконец его план созрел, и он обратился ко мне.

Макс, помните нашу сделку на дороге? Я бы хотел еще раз провернуть такое.

Я задумался, мешочек с самыми лучшими камнями я отдал Тангирне, но у меня еще оставались два с менее броскими камнями. Я вытащил один из таких мешочков и, развязав, высыпал на стол несколько камней. Глаза моего визави заблестели и он нежно погладил эти камни. Потом решительно сгреб высыпавшиеся камни и ссыпал их в мешочек.

Макс, ты не против, если я заберу это сейчас, а деньги ты получишь уже в машине.

Я пожал плечами, мол, делай, как знаешь. Между нами установилось крепкое доверие, и я ни на секунду не сомневался, что он рассчитается со мной так, как следует. Он кивнул мне, видимо тоже осознавая, что нас связывает нечто большее, чем просто партнеров по бизнесу, и вышел из кабинета. Я так понял, что могу приступать к еде, но едва я пододвинул к себе чашу, чтобы сполоснуть руки, как дверь снова открылась, и на пороге нарисовался наш бог. Я улыбнулся ему и жестом указал на свободный стул. Думаю, если наш мафиози появиться здесь, то ему накроют еще одно место. Бог не стал привередничать, а уселся на указанное место и решительно пододвинул к себе одно из блюд. Я тем временем вытер руки салфеткой и стал накладывать себе на тарелку то, что приглянулось мне. Минут пять мы наслаждались едой, не проронив ни слова. Наконец бог откинулся на спинку кресла и промокнув губы салфеткой, ошарашил меня фразой.

Макс, спасибо тебе за все, что ты для меня сделал. Вначале я думал, что ты сдал меня этим бандитам чтобы отомстить мне за что-то. Но потом, понял, что в чем-то ты был прав. Они помогли мне легализоваться в этом мире. Сейчас у меня есть неплохой особняк на одном из необитаемых островов. Сам понимаешь, что перемещаться в своем мире я могу когда угодно и куда угодно. У меня появились документы, но они так, для проформы, потому что я не отождествляю себя с теми анкетными данными, которые мне состряпали их стряпчие. Ну и мне показалось, что ты на меня обиделся при нашем расставании в последний раз. Прости меня.

Я чуть не выпал в осадок, как говорили у меня на работе, когда я был еще системным администратором. Я ему признался, что тогда немного обиделся на него, так как не понимал, почему он повел себя так. Но это все в прошлом и я рад, что мы поняли друг друга. Он, по-прежнему остается для меня богом этого мира, так что я его слушаю, ведь он появился не просто извиниться передо мной.

Тот несколько секунд мялся, видимо собираясь с мыслями, а потом начал рассказывать, что его окружение, конечно, делает все, чтобы ему хорошо и легко жилось, но вот веры в него у них нет. Они вспоминают о нем, когда им плохо или когда уже ничего другого не остается, то есть, в них нет истинной веры, и он не знает, что с этим делать.

Я тоже, на несколько секунд задумался, ведь я чуть ли не дословно говорил все это Якову, может он меня подслушивал. Потом я подумал, а почему это меня должно волновать, если я уже решил свести его с Яковом.

Я начал издалека, рассказал, что в нашем мире есть несколько направлений религии, и пусть он меня убьет, если я понимаю, в чем состоит разница. Я никогда не был приверженцем какой-либо из них, школа и институт глубоко вбили мне в сознание, что я атеист. Даже общение с богами не сдвинуло меня с этих позиций, но я нашел человека, который обладает некоторой властью в этом городе и стране и, что самое главное, он очень набожный человек. Я порекомендовал ему встретиться с настоящим богом нашего мира. Так что он готов к встрече, а там, может все и сложиться хорошо. Мои рекомендации о боге он получил, так что теперь очередь за богом. Тот аж заерзал на стуле, стал выпытывать у меня, к какому течению религии он принадлежит. Я пожал плечами, ну вроде он прибыл сюда из Польши, а там, в основном, католики. Но это все религии более позднего периода и они связаны с сыном бога Христосом. У нас даже календарь привязан к дате его рождения. Так и говориться, от рождества Христова. Но думаю, что вы все эти вопросы решите, тем более, что косвенно имя бога упоминается, как родившего Иисуса Христа. Все, на большее моих теологических познаний не хватит, так что все выясните, при личной вашей встрече. Кстати, встречу могу организовать хоть сейчас, хотя мы с ним уже встречались, когда ездили на мою работу. Я напомнил, что его зовут Яков. Вот мы закончим кушать, и после этого мне обещали дать машину, чтобы вернуться в город, так что могу подвезти и даже за руку проводить. Бог даже засветился от радости и энергично закивал головой. Ну, вот и хорошо, так что можем приступать к десерту.

.36. Бог и паства.

* * *

Как только мы закончили с едой, так в кабинет заглянул секретарь и сообщил, что машина ждет меня у крыльца, а вещи в багажнике. Я поблагодарил секретаря, и мы с богом двинулись к выходу. В машине мы оба уселись на заднее сидение, как будто сговорились. Машина тронулась и плавно покатила в направлении к городу. Я сориентировал водителя, куда нам нужно и мы принялись рассматривать проплывающий пейзаж. Горы, они красивы в любое время года. В них всегда чувствуется завершенность, как будто рука матера, сделал последний штрих вот прямо перед нами, и спрятала инструмент. Вскоре показался пригород, и смотреть стало уже не так интересно. Немного поплутав мы подъехали к моей работе. Я поблагодарил водителя и сказал, что сам вытащу вещи из багажника. Мы с богом вышли из машины, и я направился к открывшемуся багажнику. Три сумки с деньгами я переправил в пространственный карман, и мы с богом направились к центральному входу в офис. Уже идя по коридору, я вдруг подумал, а вдруг Яков куда-нибудь уехал? Я набрал его номер на сотке и, услышав знакомый голос, поинтересовался, сможет ли он принять меня и моего коллегу. Раз уж обо мне говорят, что я божественная сущность, то значит с богом мы коллеги. Тот дал добро и мы стали подниматься на этаж, где находился кабинет Якова. Пока было время, я решил закинуть удочку насчет единорога. Я так прямо и спросил, а зачем богам единорог. Бог аж на цыпочки приподнялся, чтобы меня, неуча просветить. Единорог, это как приличный костюм, солидный галстук, хорошая машина. Это он мне такие сравнения, чтобы было понятно. Ну, я у него и спросил, а есть ли у него самого единорог? Тот сразу сдулся и начал рассказывать мне, что единорогов во вселенной очень мало, и не всем богам везет. Тогда я его спросил напрямик, хочет ли он заполучить единорога, так как у меня на примете есть один бесхозный, но на него претендуют еще два бога, так что я ему, так сказать по дружбе, сообщаю первому. Бог сразу стал мягкий, ласковый и пушистый. Он мне поведал, что это его самая заветная мечта и что если он станет обладателем такого артефакта, то меня никогда не забудет. Тогда, чтобы его сразить наповал, я сообщил ему, что это не простой единорог, а ставший уже божественной сущностью, и у него имеется золотой рог, а так же он мой кровный родственник. Все. Бога можно было брать голыми руками. По-моему, у него выдуло из головы разом все мысли, а перед глазами нарисовался золоторогий единорог. Я его приземлил, сообщив, что выход на бога я единорогу дал, но если что, то два бога все еще в очереди.

Секретарша была уже предупреждена, и мы без задержек вошли в кабинет Якова. Тот поднялся из-за своего рабочего стола и предложил нам присаживаться в кресла, а сам пододвинул еще одно к небольшому столику. Когда мы расселись, то он предложил нам чего-нибудь выпить или перекусить, но мы отказались, так как только недавно плотно поели. Я еще раз представил их друг другу и, даже поручился за обоих. Затем я демонстративно вытащил из пространственного кармана фляжку с бренди и три рюмочки. Нет, все же мне за Михалычем никогда не угнаться. У меня так и осталось в резерве четыре рюмочки, а он запасливый, сразу двенадцать таскает. Я разлил напиток по рюмочкам и предложил тост за понимание и плодотворное сотрудничество. Яков разрывался между скептицизмом и ожиданием чуда. Бог видимо тоже что-то такое почувствовал, поэтому он обратился к Якову с просьбой не стараться увидеть в нем того Иисуса Христа, которому поклоняются в церковных храмах, он скорее его отец или, если уж быть точными, то дед. Сын божий, еще до пленения самого бога, отправился искать для себя новый мир. От него до сих пор нет вестей. Возможно, он и передавал весточку отцу, но бога тогда уже не было на планете. Всю эту информацию Яков должен был переварить и определить свою позицию по отношению к богу. Надо отдать ему должное, его острый ум и умение находить решение в самых сложных ситуациях и сейчас сыграло ему на руку. Он встал, низко поклонился богу и поинтересовался, как они могут выражать свою веру к вернувшемуся богу. Тот пожал плечами и сказал, что он уже видел, как люди крестятся, прослушал тексты молитв. В целом его все устраивает. Он сам подкорректирует несколько молитв и это все. Когда прихожане церкви, куда ходит Яков будут готовы, то он явиться им во время молитвы, вот так и начнет набирать силу новая вера в бога. Меня это тоже устраивало, поэтому я извинился и сославшись на свои рабочие дела, отправился проведать Людвига и Ингрид. Она должна была уже вернуться из отпуска.

Самым реальным, это было застать Ингрид на своем рабочем месте, и я направился туда. Когда я вошел в приемную, то очень удивился, Ингрид за столом не было. Предположив, что она вошла в мой бывший кабинет, я заглянул туда, и точно, она хлопотала возле Джессики, которая сидела за моим, тоже бывшим, рабочим столом. Тут я сразу вспомнил, что Яков говорил мне о том, что на мое место лучше всех подошла Джессика. Я поприветствовал обоих и поинтересовался у Джесс, чего это она не дома, так как совсем недавно я видел ее в домашнем халате и тапочках. Джесс улыбнулась и сообщила мне, что после моего лечения она почувствовала себя гораздо лучше и сразу рванула на работу, дел здесь, невпроворот. Я кивнул, и попросил Джесс отпустить Ингрид, так как я хотел бы с ней поговорить. Та кивнула, и в дождавшись, когда Ингрид расставить кофе и тарелочку с булочкой перед Джессикой, вышел вместе с ней в приемную. Там поинтересовался ее здоровьем, заодно просканировав ментально. Все было хорошо и плод развивался нормально. Кроме того следовало учитывать, что и бог здесь руку приложил. Расспросил, как там Людвиг. Ингрид успокоила меня, указав, что я могу застать его на рабочем месте. Я пожелал ей успехов с новым руководителем, и направился к Людвигу. Думаю, что ему уже сообщили обо мне, так что я застану его или на подходе к караулке или прямо в его рабочем кабинете. Как я и предполагал, он выскочил навстречу мне. Вид у него уже был нормальный и от прошлой бледности не осталось и следа. Я заверил его, что таких эксцессов с моей кровью больше быть не должно. Это наша знакомая богиня постаралась напакостить, пока обладала властью. Теперь ее здесь нет, и появится она здесь когда-нибудь или нет, не знаю. Так что пока можно расслабиться. Сообщил ему, что отправлюсь к Михалычу, так как у него назревает серьезное мероприятие, смотрины невесты, так что буду помогать по мере сил. Людвиг только расхохотался, представив использование моих сил. Я уже хотел направиться за ворота, но тут меня догнал голос секретаря Якова. Она, отдышавшись, попросила у меня минутку внимания, и еще раз прокашлявшись сказала, что Яков просит меня воспользоваться его домом, так как компании не совсем удобно все время поддерживать мой номер в отеле финансово, да и руководство отеля указывает, что в номере часто бывает очень много народу. Я согласно кивнул, так как сразу вспомнил ночь после возвращения с планеты, где мне подарили Мекса. Тогда я себе места в номере просто не нашел. Решил, раз уж так получилось, то навестить моих старичков. Марта будет рада да и Генрих с удовольствием пропустит со мной пару рюмочек бренди. Попрощавшись, я вышел за ворота моей компании и найдя укромный уголок, подальше от людских глаз, переместился к моей машине в гараж. Оттуда я вышел во дворик дома Якова. Генрих, который всегда находил себе работу по хозяйству, увидев меня, радостно улыбнулся и громко крикнул Марту. Я извинился и выпустил Мекса, чтобы он побегал по двору и обследовал свое новое жилище. Вскоре, мы с Генрихом похлопывали друг друга по плечам, и слушали всхлипывания Марты, ну и все втроем наблюдали за Мексом. Я успокоил обоих старичков, что Мекс сам будет себя кормить и он никогда не гадит там, где живет, так что пусть у них голова по этому поводу не болит. Мекс только возмущенно фыркнул. Я предупредил и Генриха и Марту, что если меня не будет, то Мекс питается только сырым мясом. Конечно, не обошлось без накрытого стола и мы все пригубили из рюмочек такой ароматный и незабываемый бренди короля Зангрии.

КОНЕЦ ПЯТОЙ КНИГИ.


Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"