Обатуров Сергей Георгиевич: другие произведения.

Личная лечебная практика

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.28*21  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЧЕРНОВИК. Книга пятая. Продолжение следует.

.1. Глава 1.

Все-таки наш поход в столицу прошел спокойно, а для нас с Зравшуном, еще и продуктивно. Мы научились великолепно метать ножи. Все это прошло в тайне, так как нас никто в серьез не воспринимал, а тренировались мы на маршах, когда все были заняты трудностями похода. Навыки, переданные мне Зравшуном, помогли не отставать от успехов наемника. Теперь любой из нас мог вогнать нож с пяти-шести метров в круг, диаметром пятнадцать сантиметров, просто такой диаметр был у нашего полена. То, что наша повозка раскачивалась, никаких помех нам не доставляло, просто это не давало нам втыкать ножи впритык друг к другу. Оказывается, мое тело может легко подстраиваться под такие выкрутасы нашего гужевого транспорта, мы с Зравшуном умудрялись балансировать своим телом в момент броска. Самое интересное, что наши тренировки прошли в полном неведении для всех остальных, включая Фелидас и Аршиса, которые постоянно крутились возле короля, что, кстати, делали и Варелу с Ликурой. Наши тренировки прекратились за день до нашего вступления в столицу королевства, просто стало попадаться навстречу и по бокам дороги, слишком много людей.

Наш караван, прошествовав через всю столицу, втянулся в королевский замковый комплекс и остановился перед центральной лестницей королевского дворца. Все высокорожденные гости были приглашены в покои дворца, а вот обслуживающий персонал должен был устраиваться, как сумеет, да и имущество господское следовало охранять. Нам тоже было что охранять, все-таки секретное оружие, да и посуда. Похоже, о последней все забыли. Ну, Фелидас, допустим, и забыть могла, ей еще до дома ехать и ехать, а вот король о своей посуде должен был бы помнить, все-таки по приезду положен праздничный ужин, тем более светило все ниже и ниже клонится к горизонту. Как ни странно, но часа через полтора к нам, устроившимся на конюшне, прибежали от короля за посудой, причем оказалось, что заберут и ту, что предназначена Фелидас, а нам рекомендовали отправиться в гостевые покои сестры короля. Ну и правильно, пусть сын побудет немного с матерью, а я, издали, полюбуюсь понравившейся мне женщиной.

С зачехленными ружьями никаких проблем не возникло, мы их перенесли в нашу комнату и спрятали в ногах, в кроватях. Патроны лежали в моем рюкзаке. По прошлому опыту мы знали, их много не нужно, самым расточительным и громким был Варелу, он так и не смог отказаться от крупного калибра. Его канонада, так отвлекающая врагов, могла дать нам шанс точечными ударами проредить лезущих демонов. Пока еще было тихо и можно было насладиться покоем и тишиной, правда, тишина была обманчивой. В королевском дворце жизнь шла своим чередом, все же кто-то должен зарабатывать деньги, а кто-то, их тратить на балы и развлечения.

Для Фелидас было отведено небольшое крыло дворца, так что комнат хватало. Мы с Зравшуном, не договариваясь, ввалились в первую комнату, которую открыл нам слуга, сопровождающий нас. Думаю, что нам предназначалось две комнаты, но мы с наемником давно привыкли делить и кров и еду, так что такая большая комната не могла нас стеснить, да и два топчана, один из которых исполнял роль кровати, а другой, дивана, явно подойдут нам как спальные места.

Наш сопровождающий только открывал и закрывал рот, силясь что-то сказать, видимо, ему было поручено разместить нас с комфортом и в разных комнатах. Зравшун небрежно махнул ему рукой, мол, иди, свободен. Тот еще немного потоптался на пороге, а потом припустил по коридору докладывать по инстанциям, что сын сестры короля пожелал остаться в покоях, которые предназначались мне, уж я-то могу определить, что положено высокорожденным, а что простым смертным. Одно напрягало, если Фелидас захочет побыть с сыном наедине, то мне придется немного погулять по дворцу, правда здесь все косились на нас, как на ненормальных, все же саблю, а тем более две, здесь так не носили. Ничего, зато у меня весь мой арсенал под рукой, только лук в разобранном состоянии в рюкзаке лежит.

Тем временем мы разобрали спальные места и приступили к распаковыванию своих вещей, которых у нас было-то, всего ничего, два рюкзака и четыре ружья. Ружья тут же были уложены под матрацы в ноги, чем меньше они будут попадаться на глаза посторонним, тем лучше. Одежду развесили на спинки топчанов. Сапоги сняли, и по комнате поплыл сногсшибательный аромат. Я бросил Зравшуну резиновые сланцы, которые таскал в своем рюкзаке, а сам, немного погодя, когда ноги проветрились, натянул толстые запасные носки, все же замки не отличаются теплыми полами.

Благоустройство этой комнаты заканчивалось, все уже висело на том, на чем можно было висеть. Аромат портянок постепенно улетучивался, так что можно было подумать и об ужине. Я уже направился к своему рюкзаку за походной газовой горелкой, но Зравшун остановил меня и посоветовал немного отдохнуть, так как за нами скоро придут, чтобы пригласить на пир, по случаю возвращения короля. Там поедим, выпьем, а свои стратегические запасы лучше поберечь, а то вон, как в прошлый раз, еле еды хватило, когда через Дикие Земли шли.

Я не стал спорить, Зравшуну виднее, правда, он давно дома-то не был. В прошлый раз не считается, так как это было скорее не приглашение, а арест. Думаю, что и Зравшун в своей комнате был под домашним арестом, а уж у своего дядьки не был лет десять, не меньше. Мы развалились на своих спальных местах и полностью расслабились, за последние несколько дней. Я, блаженствуя, поинтересовался у наемника, а где здесь туалет? Тот молча показал под свою кровать, где выглядывала ручка какого-то ночного горшка. Потом подумал и добавил, что еще можно в яму, на заднем дворе, возле конюшни. Мы еще какое-то время полежали молча, даже глаза стали закрываться, когда в нашу дверь поскреблись, а затем она резко распахнулась, и на пороге появился Варелу, улыбаясь от уха до уха.

Ну что, проказники, лежите, герцога своего забыли? А ну быстро собираться! Все же вы моя свита, пусть и крохотная, но зато какая!!! Наряжаться нам не во что, так что так и пойдем, в дорожной одежде. Думаю, король не обидится, ведь собирались мы в спешке, да и нет у меня ничего такого, в чем можно было на королевских балах блистать, а у вас, так и подавно. Ладно, одевайтесь и бегом ко мне, вот, человек проводит.

Человек посмотрел на нас такими глазами, что я понял, если понадобиться, то он нам нож в бок загонит, не задумываясь, а после этого еще и в карманах пошарит, пока мы дух испускать будем. Да, дворцовая жизнь на всех оставляет неизгладимый след. Если здесь такие мальчики, то какие же тут девочки, что и озвучил наемнику. Зравшун успокоил меня, девочек здесь нет, а вот разврат, есть, причем, это уже неуправляемый процесс. Ну, понятно, как у нас в Лувре, в средние века. Фелидас, видать, чтобы отсюда сбежать, пораньше замуж и вышла.

Мы быстро собрались и отправились за провожатым к герцогской чете. Я думал, придется идти через весь дворец, но оказалось, что их поселили недалеко от Фелидас, видимо, чтобы дать возможность адаптироваться к новой для себя среде. Все вместе в походе были, да и в своем замке герцогиню с братом принимали. Вроде, как ответный визит.

Мы появились у Варелу с его ружьем за плечом и с коробкой патронов, все же, как знать, может не будет у нас времени бегать по дворцу в поисках друг друга, а сразу придется на стены с оружием бежать. Ликура уже была наряжена в свое походное платье, но прическу ей сделали и она надела небольшие серьги с кулоном. Толи свои драгоценности, толи Фелидас ей ссудила свои, непонятно, но раньше она всегда была без украшений.

Человек оценил, что мы уже готовы выдвигаться, так что двинулся по коридору, слегка сдерживая шаг, чтобы мы могли пристроиться за ним. Едва мы выстроились, приноровившись к его темпу, как он сбавил его, и было заметно, что сейчас что-то произойдет, и точно, неожиданно открылась одна из дверей и оттуда вышла небольшая процессия во главе с Фелидас. Наша группа пристроилась следом, и скорость движения возобновилась. Видимо это был отработанный темп, который подстраивался под возможности движения женщин.

.2. Глава 2.

* * *

Так мы, колонной, и вошли в огромный зал. Наш провожатый уверенно вел нас по периметру стола, направляясь к той части, где, по моим размышлениям и должен сидеть король. Видимо мы будем сидеть неподалеку от монарха, все-таки Фелидас не последний человек здесь, да и чета Варелу теперь с ней на одной социальной ступеньке. Пока я все это прокручивал в голове, нас уже подвели к нашей скамье. Стулья предназначались только для королевской семьи, так что мы организованно заняли свои места. Стол постепенно заполнялся, причем никто не ждал монарха, люди садились и начинали сразу набивать свои животы. Напитки были хоть и слабоалкогольные, но пьяницы компенсировали этот недостаток количеством. Мы, глядя на Фелидас, тоже слегка закусили и выпили. Застолье, тем временем набирало обороты. Думаю, что король специально задерживался, давая народу дойти до какого-то критического состояния. Наконец за столами стало наблюдаться какое-то оживление, я стал шарить по сторонам взглядом, поэтому и увидел, как за стульями появился король со свитой. Они расселись по своим местам. Стража заняла место за спинками стульев, охраняя короля с женой и сыном. Сын был немного младше Зравшуна, но выглядел каким-то неуверенным, что ли. Стол зафиксировал появление монарха и опять принялся за то, на чем прервался. Всюду слышался визг женщин, за которыми не ухлестывали, а их просто тискали во всех местах стола. Причем ловеласы вдруг бросали одну свою пассию и тут же переключались на другую. Чем больше напивались гости, тем сильнее слышался игривый визг. Все это продолжалось довольно долго, пока какой-то наглый выскочка не запустил руки за вырез платья Фелидас, та вскочила и, повернувшись в пол-оборота, оттолкнула наглеца. Зравшун напрягся, и больно схватил меня за руку. Его губы тихо прошептали.

Вступись за маму, мне нельзя, я официально приглашен ею, и она отвечает за мою безопасность, а не я за нее.

Да не вопрос, - и я резко встав со скамьи, дернул наглеца за шиворот от Фелидас. Силы в этом мире мне было не занимать, поэтому тот отлетел к стене. Стол, как будто этого и ждал, небольшая пауза и вдруг все в один голос заорали. - Схватку! Схватку! - В такт выкрикам все стучали кружками по столу и их глаза горели жаждой крови.

Мой противник вытащил саблю и намеревался начать рубиться со мной прямо здесь. У меня мелькнула мысль, что он идиот, ведь только идиот может начать размахивать здесь саблей. Расстояние от стены до спин сидящих людей было не более метра. Найдя глазами небольшую прореху между сидящими за столом, я рыбкой перелетел через стол и, мягко перекатившись через левое плечо, только звякнув небольшими гардами сабель по каменному полу, встал на ноги. Мой противник как танк перелез через стол ногами и попер на меня. Я думал, что увидев меня без оружия в руках, он отложит саблю и сойдется со мной на кулаках, но в тех глазах, что были сейчас напротив меня, разума не было вообще, там была только злоба и кровожадность. Первый его удар я принял на тыльную часть предплечья, где у меня был вшит в рукав металлический стержень. Все же я уже не был тем сосунком, каким меня увидел впервые Зравшун. Его знания и навыки владения холодным оружием заставляли меня чувствовать себя уверенно. Мой противник сам сделал свой выбор, и теперь я должен был его примерно наказать. Все же не нужно ровнять сестру короля и простую девку, которая ходит по рукам у всего дворца. Кроме того я обещал Закариту присматривать за Фелидас, что я сейчас, собственно говоря, и делал. Второй удар саблей по мне я нанести не дал, а развернувшись на каблуке, нанес хлесткий удар пяткой другой ноги в область челюсти. Я метил в висок, но кожаные штаны не пустили, видимо я немного поправился, хотя, с чего бы? Мы же, в последнее время, все по походам, а там жировать не приходилось.

Зафиксировав себя на обеих ногах, я проводил взглядом рухнувшее тело. Да, жидкую пищу будет потреблять в течение двух или трех недель, пока перелом не зарастет, и лучше бы кости челюсти совместить, а то срастутся неровно. Потом одернул себя, что, я его еще и лечить собрался? Нет, пусть помучается, таким идиотам полезно. Обвел взглядом стол, может еще кто-то желает испытать судьбу? Но нет, все сидят, как замороженные. Я довернул свое тело в сторону короля и поклонился ему, потом, с небольшого разбега просто перепрыгнул стол до самой стены и, развернувшись, уселся на свое место. Стол, как будто этого и ждал. Гул спорящих голосов стал нарастать с катастрофической скоростью. Казалось, все спорят со всеми. Женских голосов было не меньше, чем мужских. Мою кисть сжали пальцы Зравшуна, а чуть позже, через него до меня дотянулась рука Фелидас и тоже, погладила по руке. Что же, приятно, что и сам не проиграл схватку, и на Зравшуна с Фелидас произвел впечатление.

Как оказалось, не только на них, но и на всю королевскую семью. Финальная часть ужина была сорвана нашей схваткой, так что король поднялся со своего места и, как оказалось, это был сигнал заканчивать трапезу. Все встали и, следом за королевской фамилией потянулись на выход. По мере продвижения вглубь дворца толпа, идущая за ним следом, редела, так что, разминувшись с королем в одном из разветвлений коридоров, мы оказались в крыле Фелидас буквально вдесятером, включая ее охрану. Все подавленно разбрелись по своим комнатам. Фелидас, чтобы успокоить нервы и привести в порядок себя и платье, Варелу с Ликурой, чтобы скрыть конфуз, ведь они не успели осадить наглеца, а мы с Зравшуном, чтобы просто отдохнуть, пока есть время, ведь нас не зря предупреждали о нашествии демонов. Если они полезут, то тогда будет не до отдыха. Оказалось, что есть некоторые люди, магами их назвать сложно, которые отчетливо ощущают изменения магического фона планеты, когда назревает открытие портала. На той стороне его накачивают энергией около десяти дней. Вот поэтому гонец и принес такую безрадостную весть королю, когда он гостил в замке Варелу. Закрытый портал пухнет, пухнет от накачиваемой в него энергии, а потом случается пробой пространства. Открытым портал держится максимум три дня, а потом схлопывается. Такую информацию нам поведал Аршис, когда заглянул к нам в комнату буквально через каких-то двадцать, двадцать пять минут после того, как мы покинули пиршественную залу. Мы засуетились, ведь большая часть времени, отведенного на открытие портала, уже прошла. Все это он нам рассказывал, пока мы с Зравшуном одевались, так как король срочно собирает Военный Совет, который стараются не сильно афишировать. Выяснилось, что во дворце подозревают о каком-то тайном заговоре против монарха и его семьи, так что попытка сегодняшнего унижения сестры короля, это еще один элемент подтверждения назревающего протестного движения. Причем заговорщиков не так уж и мало, судя по отрепетированному поведению сидящих за столами. Наконец мы оделись и двинулись за нашим товарищем по походу через Дикие Земли, который тогда назвался нам Вершителем.

.3. Глава 3.

* * *

Вершитель, а точнее Аршис, повел нас по коридорам к покоям короля, ведь секретный Военный Совет решено было провести в спальне монарха. Выяснилось, что это самое защищенное место во дворце, где невозможно ничего подсмотреть или подслушать извне. Для меня это была новая информация, раньше я о таком не задумывался, слишком мелкими фигурами были барон с баронессой. На ум пришло, что нужно расспросить Ликуру о таких вещах.

Шли долго, по крайней мере, мне так показалось, может потому, что я все время ждал какого-то подвоха или нападения со стороны. По тому, как был напряжен Зравшун, он тоже разделял мои опасения. Еще несколько поворотов и мы в знакомом, во всяком случае, Зравшуну, коридоре, где находились покои монарха. Небольшие переговоры Аршиса с охраной, мелькнул какой-то знак на цепочке и все, путь открыт. Мы вошли в богато обставленную комнату, которая являлась кабинетом. В глубине этого кабинета угадывалась еще одна дверь, видимо в саму спальню. В кабинете нас уже дожидались Варелу с Ликурой, остальных шесть человек я не знал, Зравшун знал еще одного седого ветерана, с которым раскланялся, как со старым знакомым. Пока проходили наши переглядывания и легкие поклоны с незнакомыми нам людьми, дверь, ведущая в спальню, открылась, и король с королевой и их сыном, вошли в кабинет. Все склонились в поклоне, так что и я не стал исключением. Наконец одежды, вокруг меня, зашуршали, давая знак, что можно распрямиться.

Мне казалось, что Военный Совет мы будем проводить усевшись за какой-нибудь огромный стол, но нет, все проходило как в переходе метро. Стоя мы окружили их Величеств и ждали, кто же возьмет на себя функцию руководителя обороны замка. Видимо никто не горел желанием взваливать на себя такую ношу, но и бесконечно долго молчать было нельзя, поэтому мы услышали скрипучий голос того самого вояки, который оказался знаком с Зравшуном.

Ваше Величество, Вы же понимаете, что открытие этого портала не является естественным, ведь он уже открывался в этом году недалеко от баронства Варелу, ой, простите, герцогства Варелу, да и там его открытие было не вовремя. Создается такое впечатление, что в прошлый раз просто промахнулись. Давайте будем исходить из того, что это диверсия и где-то здесь скрываются диверсанты. Открытие такого портала силами магов раньше считалось невозможным, вот я и хотел бы расспросить госпожу Ликуру возможно ли это, и чем оно нам грозит.

Все взгляды переместились на Ликуру, та нисколько не смутившись, подняла голову и тоже обвела всех внимательным, изучающим взглядом.

Что же, Ваше Величество, думаю, что здесь можно говорить откровенно? Так вот, во-первых, предателя среди нас нет, уж такие вещи я могу чувствовать, а вот во всем дворце или очень близко от него есть кто-то, кто наводит портал на дворец. Это не обязательно человек, наводчиком может выступать любое животное с высокой организацией нервной системы. Возможно, именно поэтому их портал и не открылся рядом с нашим замком. Это произошло именно потому, что наводчик, как только вышел из под контроля чужеродного злого разума, снова стал обычным зверем или человеком, и занялся своими, привычными ему, делами, и оказался рядом с нашим замком. Однако, думаю, что они учли прошлую ошибку и теперь постоянно контролируют своего наводчика. Если бы это был человек, то они смогли бы открыть портал внутри замка, а так, постараются открыть его как можно ближе ко дворцу.

Хорошо! Как Вы планируете защищать дворец?

В ответ на эту реплику у Ликуры появилось такое выражение лица, как будто ее спросили о чем-то неприличном.

Господин Гасилс, защищать дворец будете Вы! Все же не забывайте, что это Вы начальник охраны. Я уже получила опыт защиты воинов нашего замка от ментального воздействия демонов. Могу сказать, что не все мне удалось и если бы не мой ученик, то я, в лучшем случае, сейчас лежала бы обездвиженная, так как меня сбросило с замковой стены на лестницы, где я и сломала себе позвоночник, а в худшем, нас никого бы уже не было в живых. Демоны научились объединять ментальное воздействие, собираясь в группы. Важно не давать им собираться более двух-трех особей. Основная их атака, как всегда, направлена на главные ворота, здесь и нужно сосредоточить основные силы защитников. Мне очень понравилось решение Серигея. Он приказал завалить подходы к механизму открытия ворот и к механизму нашего подъемного моста. Ваше Величество могло наблюдать его при Вашем недавнем посещении нашего замка. Он просто завалил все подходы разным мусором и люди, попавшие под ментальное воздействие демонов, не могли исполнить их приказ. Могу сказать еще только одно, мой муж и два его телохранителя будут на острие группы защитников замковых ворот и могу напомнить всем присутствующим, что мы отбили атаку демонов на наш замок, не потеряв ни одного человека. Кроме того, Зравшун и Серигей столкнулись с демонами на открытом участке и смогли убить двоих, напавших на караван, к которому они примкнули.

Ликура гордо подняла голову и обвела всех внимательным взглядом, думаю, что она все еще не исключала возможности нахождения вольных или невольных шпионов демонов внутри дворца, но, как оказалось, большинство присутствующих пропустили все слова Ликуры мимо ушей, их заинтриговали ее слова о том, что ей вылечили перелом позвоночника. Со всех сторон посыпались вопросы именно по процедуре лечения, но Ликура только отмахнулась от них. Было понятно, что она не может при всех, в открытую, сказать королю, что нами будет использовано секретное оружие, для чего мы, собственно говоря, и здесь.

Гасилс задумался, а все остальные молчали. Для меня было очевидно, что защищать этот замок будет, не в пример, сложнее. Подходы к замковым стенам дворца совершенно не затруднены, кроме того, в некоторых местах лес подходит почти вплотную к этим стенам. И все же демоны были ленивы и, если судить, как они нас атаковали на марше, то они, действительно, будут группироваться по несколько особей и только давить на защитников замка ментально.

Перепалка Ликуры и Гасилса заставила многих обратить на них внимание, а я заинтересованно разглядывал всех собравшихся. Меня заинтриговало то, что четыре мага из группы поддержки секретаря верховного мага Королевского Ковена находятся явно в подчиненном состоянии, ведь они все действия выполняют синхронно, даже моргают или вытирают пот. Секретарь, по определению, не маг, у них с этим строго, но вот то, что он мысленно управлял своей четверкой, я чувствовал совершенно четкоа. Это наводило на мысль, что он явно скрывает свою магическую сущность. Я мысленно связался с Ликурой и высказал ей свои соображения по поводу странной пятерки магов внутри королевских покоев. Самое странное, что, похоже, он обладает очень сильной ментальной магией, но явно скрывает это. Может это и есть наводчик, или пособник демонов? Кто знает, о чем можно договориться с этими мерзкими порождениями чужого мира. Короче, за ним глаз, да глаз нужен, ну, и за его замороженной четверкой. Думаю и для верховного эта информация будет, как снег на голову.

.4. Глава 4.

* * *

Военный Совет получился скомканным. Было понятно, что ничего не понятно. Король оказался просто важной фигурой на этом Совете, он даже не давал никакой команды на открытие этого мероприятия. От Гасилса только и слышалось, что умрем, но дворец защитим. Никто ничего конкретного не предложил. Слова Ликуры о нашем опыте защиты своего замка просто растворились в пространстве. Никакой реакции. О секретаре вообще сказать было нечего, он так и просидел со своим охранением как истукан среди истуканов. По магам чувствовалось, что они все время что-то поддерживают, но вот вопрос, что, терялся за стенами этого кабинета. Однако то, что это как-то связано с секретарем было совершенно очевидно, во всяком случае, для меня.

Тем временем ночь уже мощно вступила в свои права. Свет свечей теперь не мог осветить весь объем кабинета, и я ловил себя на мысли, что очень часто жду, будто что-нибудь выпрыгнет из какого-нибудь темного угла. В них тени сгущались, куда-то перетекали, меняли свою плотность. Как раньше люди жили в таких условиях? Тут самое место всяким наемным убийцам с кинжалом или ядом, а еще всякой нечисти, каким-нибудь вампирам или привидениям.

В общем, у меня сложилось стойкое мнение, что нам нужно самим выбрать место, где мы сможем организовать оборону большей части дворцовой стены и, самое главное, чтобы к нашей огневой точке подход был затруднен как спереди, так и сзади. Времени остается все меньше и меньше, так что завтра проведем рекогносцировку, хотя, уже сейчас, навскидку, можно предложить два места, это надвратные башни, которые стоят по обе стороны ворот, на небольшом расстоянии от них. Еще, над воротами нависал донжон, правда, он больше напоминал огромный балкон, и вход на него с тыла был полностью открыт. У нас три стрелка, так что три точки мы можем занять хоть сейчас. Я обменялся мыслями с Ликурой, и та уверенно заявила, что Варелу займет донжон, он уже говорил ей о том, что это самая лучшая огневая точка для него. Что же, тогда, если у нас будет цейтнот, то мы с Зравшуном занимаем надвратные башни, они высокие и с них имеется обзор на все сто восемьдесят градусов, да и тыловую часть донжона сможем прикрыть.

Принц, совершенно не стесняясь, уже отчаянно зевал, да и король едва сдерживал зевоту. Военный Совет, который так и остался для нас загадкой, плавно подходил к своему финалу. Опять патриотические лозунги от Галсиса, которые никого не проняли, однако, принц зевать перестал, видимо сильно громко разговаривали в кабинете. Наконец все, проявляя уважение к членам королевской семьи, засобирались по своим комнатам, все же ночь на дворе. Мы с Зравшуном и новоиспеченными герцогами двинулись за своим провожатым на выход. Только тут секретарь как будто очнулся и глаза всех пятерых обрели осмысленность. Тут мне пришла мысль в голову, может он наше совещание транслировал кому-то? Защита, защитой, но ведь здесь коллективный передатчик какого-то направленного действия, хотя, какая тут ценная информация, только лозунги и пустой треп.

Идти по темным коридорам было сложновато, горело только дежурное освещение. Ну, правильно, а как называть то, что не все факелы на стенах горели? Не все, это громко сказано, а так, горело по факелу в начале коридора и в конце. Так и напрашивалось крылатое выражение советских времен, "экономика должна быть экономной". Однако все эти ночные препоны мы прошли спокойно и, проводив герцогскую чету до самых дверей их комнаты, отправились к себе. Человек, который нас сопровождал, все время суетился, отводил взгляд. Здесь было что-то не чисто, но что ему предъявишь? По сути ничего, да и до дверей он нас проводил безо всяких проблем. Мы распрощались с этим проводником, а что, он же свою функцию выполнил, ну и что, что в глаза нам смотреть не может, от этого же он не стал менее профессиональным проводником? Но, как оказалось, его настороживший нас затравленный вид, оказал нам неоценимую услугу. Мы, предчувствуя какой-то подвох, легли спать одетыми, с собранным оружием и рассованными по карманам патронами. Сабли лежали под рукой.

Поспать нам дали часов до пяти утра, по моим земным меркам. Я первым почувствовал, что с магическим полем планеты что-то происходит. Выбравшись из кровати я толкнул Зравшуна в плечо. Тот сразу открыл глаза, а руки уже сжимали рукоятки сабель.

Не напрягайся, я что-то почувствовал в магическом плане, так что предлагаю взять ружья и бегом в надвратные башни.

Зравшун понимающе кивнул и мягко выбрался из своей кровати. Сабли заняли свои места в ножнах за спиной, ведь как быстро надевать сбрую мы с Зравшуном отработали еще в те времена, когда только получили первую пару сабель. Мы, не сговариваясь, направились к двери. Выход из дворца даже я запомнил достаточно хорошо, да и выбранные башни от входа можно было найти без проблем. Быстро пробежав коридоры, мы выскочили на дворцовую площадь. Моим пропуском всюду было лицо Зравшуна, ни один караульный не посмел остановить сына сестры короля, ну и меня заодно. Перебежав площадь, мы, не сговариваясь, разобрали для себя башни и понеслись по ступеням вверх. Почти одновременно наши тела вылетели на самый верх. Да, место для организации обороны мы выбрали хорошее, все подступы к воротам и стене просматривались отлично, да и с тыла нас не возьмешь. Я всмотрелся вдаль, за дворцовую стену. Были предрассветные сумерки, небольшая дымка стелилась над землей. Мы могли дотянуться взглядом метров на триста, дальше была непонятная мгла. Нам дали еще минут пятнадцать, вернее те, кто подкрадывался к стенам дворца, не ожидали, что их здесь ждет кто-то, кто не на их стороне. Из тумана вынырнули знакомые фигуры и не скрываясь, направились к воротам. Рогатые головы не оставляли никаких сомнений в их принадлежности к расе демонов. Теперь следовало ждать ментального давления со стороны демонов, так что я снял все кулоны и разложил их перед собой. В одну из боковых бойниц привлек внимание Зравшуна высунутой рукой и показал ему направление, куда нужно смотреть, но, как оказалось, он уже все видел, и его рука указывала мне направление, куда нужно смотреть и показывала знаками, что к нам приближается опасность. Мы оба, синхронно показали, что все поняли и переместили взгляды за крепостную стену. Там все еще не ожидая подвоха, двигалась группа из восьми демонов. Они открыто шли к воротам, которые, видимо должны были быть уже открыты. Эта мысль заставила меня перевести взгляд на подход к воротам изнутри. К ним двигалась знакомая пятерка, за которой шла еще четверка закутанных в какие-то несуразные плащи, людей. Эти могут и открыть ворота, ведь их ментальная сила способна подавить всю группу охранников у ворот. Самое обидное, что основная часть группы уже скрылась с глаз, а сейчас и остальные втягивались в арку ворот. Мои мысли заметались в поисках выхода. Тем временем демоны стали рассредоточиваться, беря в полукольцо входную группу дворцовых ворот. Мы, не сговариваясь, открыли огонь по демонам. Зравшун своих щелкал как орехи, а вот я нервничал, и раз за разом промахивался. Из своей четверки я смог ранить только одного, да и то, он смог подняться с земли, значит я его только оглушил. Четверо живых с моей стороны и два со стороны Зравшуна, и они постепенно входят в мертвую зону. Когда я уже совсем отчаялся, то с донжона грянули выстрелы из шестнадцатого калибра. Два демона из группы, уже скрывающейся в арке ворот, схватившись за голову рухнули навзничь, но остальные были закрыты от нас открывшимися створками ворот. По арифметике Пупкина, в живых осталось четыре демона, так что следовало спускаться с башни и вступать с ними в открытое противостояние, ведь если они просочатся на территорию дворца, то может быть очень много жертв. Оставив амулеты лежать на вершине башни, я просигналил Зравшуну, что я спускаюсь, а он должен прикрывать меня сверху.

.5. Глава 5.

* * *

По лестнице я несся, перескакивая через две, а то и через три ступеньки. Как я ни торопился, а показательную казнь королевской семьи я застал в ее финальной части. Горло им резали как скоту. Взмах когтистой лапы и последнее тело падает к ногам четверки демонов, с распоротым горлом. Мой выстрел застал их врасплох. Стрелял я навскидку, а вот результат превзошел все ожидания, моя пуля разнесла одному из демонов голову, забрызгав все вокруг кровью и мозговым веществом. В голове щелкнуло, что осталось три врага, а руки автоматически вскидывали ружье выцеливая очередного демона. Однако в этот момент на меня обрушился ментальный удар такой силы, что я на мгновение опустил ружье. Удар пришел не со стороны демонов, а оттуда, откуда я его не ждал. Нужно было что-то решать, сейчас меня пугали не демоны, а этот секретарь, если он и его группа поддержки сломят меня, то мне конец, да и всем остальным тоже. Зравшун не станет отстреливать их с башни, когда они побегут назад, ведь он не в курсе, что происходит в закрытой, от него, зоне. Ружье осталось в левой руке, как я его и держал за цевье, а правая рука извлекла клинок из ножен и, продолжая движение, отсекла голову секретарю. Остальные четыре марионетки повалились безжизненными кулями к моим ногам. Похоже, они не осознавали, что делают. Тело секретаря все еще дергало ногами, а голова продолжала катиться под уклон, прочь от ворот.

Демоны, бросились врассыпную. Я впервые видел, как могут бежать демоны. Их бегство лучше всяких слов говорило, что они не люди, а животные. Встав на четвереньки, они понеслись по открытому пространству к закрывающемуся порталу в их мир. Теперь их движения были более естественными. Все-таки они больше животные, чем люди. До границы видимости успел добежать только один из них. Все-таки Зравшун стрелял великолепно, в отличии от меня, так что наша месть демонам должна была получиться показательной, если бы не смерть королевской семьи. А смерть ли? Я прислонил ружье к стене и принялся заращивать рваные раны на шеях всех четырех пострадавших. Конечно, мое внимание больше всего притягивало тело Фелидас, все же она мне нравилась, да и слова Закарита о том, что я должен защищать ее, не выходили у меня из головы. Ее горло уже приняло нормальный вид, но ведь у меня оставалось еще три таких пациента. Конечно, кровь уже перестала сочиться из разорванных сосудов, но и силы мои были не безграничны. Если я сейчас не изменю свою методику лечения, то меня не хватит даже еще на одного, а не то, что на всех четырех. Я стал раздеваться, а параллельно с этим стал призывать Ликуру, ибо я достаточно ясно понимал, что мое время катастрофически тает. Моя магическая сила стала пульсировать, а температура тела стремительно повышаться. Был только один выход, нужно было срочно становиться лакурье, что я собственно говоря и стал делать, едва снял с себя всю одежду. Ружье так и осталось стоять, прислоненное к стене. Конечно, всех четверых я на ноги сейчас не поставлю, но два человека должны открыть глаза после моего вмешательства, это дорогая мне Фелидас, и представитель официальной власти в стране, король. Всех остальных я оставлю Ликуре, все же она не последний целитель в этом мире, а то что два тела остались в коме, так даже лучше, она спокойно доделает все не торопясь. Я устало улыбнулся пастью лакурье и посмотрел на открывающую глаза Фелидас и начинающего шевелиться короля, когда силы, рывком, полностью оставили меня. Последнее, что я увидел, это были испуганные глаза Фелидас и, когда я слегка повернул голову в сторону, летящий мне в голову, кулак Зравшуна. Моя голова дернулась, и этот мир перестал для меня существовать.

Выход из беспамятства был тяжелый. В мою щеку больно впивался какой-то камень. Я со стоном перевернулся на спину, и мое лицо облизал чей-то длинный язык. Наконец глаза открылись, и я увидел морду черного жеребца, вожака табуна. Странно, как это он бросил своего хозяина? Я опять перевернулся на живот и подтянул к себе колени. Это позволило мне встать на четвереньки. Теперь камни кололи голые колени. Тело мотало, а в душе была пустота и, самое главное, я не ощущал в себе ни крупицы магических сил. Это была не пустота, это был мертвый кусок меня. Как может сочетаться живое и мертвое в одном человеке я объяснить не мог, да и не нужно было никому что-то объяснять.

От жеребца пришло мысленное сообщение, что мне необходимо бежать в свой мир, ведь появиться голышом перед двумя высокопоставленными особами, одна из которых, король, было верхом неприличия, и меня должны были попросту казнить, вот поэтому Черный и выкрал меня у них под носом и утащил к моему переходу. Спасибо ему, конечно, но вот как я смогу перейти этот рубеж между нашими мирами? Раньше я использовал магическое чутье и свои магические силы, а теперь нужно руководствоваться только обычными человеческими чувствами. Интересно, далеко ли я с помощью их смогу уйти по переходу. Там ведь можно свернуть и в какие-то промежуточные миры, и не факт, что дружелюбные к человеку, но другого выхода у меня нет. Если даже Зравшун от меня отвернулся, то ловить мне здесь нечего. Черный носом пододвинул мне мою одежду, она, конечно, была слегка изжевана, все же у Черного клыки больше на тигриные похожи. Но оказывается я ошибся, невдалеке крутила хвостом та самая молодая кобылица, из-за которой он в прошлый раз и пострадал.

Сейчас я чувствовал себя, как глубоко больной человек. Мои мысли были спутанными, и не было никакой системы, что мне делать дальше. Я на четвереньках, блистая голой задницей, добрался до нашей заначки и взял немного денег, ведь предстоит как-то жить первое время. Золото брать не стал, зачем мне лишние проблемы с криминальным миром и законом. Потом все стабилизируется, и, я надеюсь, наладится. Да, этот мир для меня закрыт, но ведь есть еще и другие миры, нужно только решиться. Правда не знаю, как к этому отнесутся местные боги, в их существовании я уже ни капли не сомневался, но боги, есть боги, и их мнение может кардинально отличаться от моего, или мнения каких-то других людей. Я, так же на четвереньках, вернулся к Черному и своей одежде. С трудом натянув на себя все, что можно, я приготовился осуществить переход.

Пора было прощаться с моим спасителем, все-таки не зря я столкнулся с этим жеребцом в степях этого мира, как только мои ноги вынесли меня из обнаруженного мной пространственного перехода, да и вылечил его, после нападения карисана. Наконец ноги мои смогли поддерживать такое обессиленное, нездоровое тело. Отбросив все сомнения, я направился к переходу. Колени дрожали, но идти было возможно. Я, как старый дед, кряхтя, вошел в привычный туман перехода.

Как оказалось, я несколько погорячился. В прошлые мои переходы я был уверен, что я всегда смогу пройти по знакомой спирали. Но сейчас я напоминал себе слепого, дряхлого старика. Чувства, указывающего мне, куда идти, не было. Как и следовало ожидать, я заблудился уже через три поворота. Чувство было такое, что я просто не ощущал, куда я иду и откуда я пришел. Я не нашел ничего лучше, чем сделать тоже, что сделал Зравшун, когда потерялся в этом мареве. Я уселся прямо на землю и ясно осознал, что отсюда я уже не выберусь никогда. Внезапно из тумана появилась страшная морда, но через секунду я узнал Черного. Он подтолкнул меня мордой, и его хитрющие глаза уставились на меня. Его взгляд и сама мимика морды говорили, что я смешон в своем бессилии. Вот он и пришел для того, чтобы вытащить меня из этой щекотливой ситуации. Делать нечего, и я, превозмогая общее, разбитое состояние и слабость, встал на ноги и ухватился за любезно подставленный хвост.

.6. Глава 6.

* * *

Как мы кружили по спирали, я плохо помнил. Черный вывел меня из моего перехода. Вот кто точно знает, как его проходить, независимо от своего состояния, времени года и еще множества составляющих, которые мешали бы мне вспомнить или ощущать, как идти по проходу. Меня еще раз облизали, все-таки для лошадей того мира я в доску свой и, распрощавшись со мной таким образом, Черный отправился в обратный путь, к своей пассии. Впервые я наблюдал со стороны, как кто-то проходит через пространственный портал. Несколько поворотов и тело Черного, слегка покрывшись рябью, исчезло. Значит, не врали очевидцы появления демонов.

Чувствовал я себя отвратительно. А ведь странно, сейчас я покинул мир, где магическая энергия буквально бурлила, а вот теперь, вокруг меня этой самой магии были крохи, а во мне ее теперь совсем не было. Так что по логике, я должен был бы чувствовать себя так, как и раньше, на Земле, но вот мое состояние, оставляло желать лучшего. Может это от того, что я сейчас без своей кучи амулетов. Они, наверное, так и остались лежать на вершине моей надвратной башни. Не знаю, как насчет магии, а вот универсальный переводчик я, похоже, потерял.

Была первая половина дня, ближе к обеду, нужно было спускаться на дорогу и двигать домой. Сабли отстегну поближе к автобусной остановке и заверну их в свой колет от греха подальше. С огромным трудом я спустился по тропе, пот градом катил по спине, по вискам и бровям, заливая глаза. У меня было такое впечатление, что я серьезно заболел, раньше для меня такой спуск не представлял никаких проблем, все же моя горная подготовка была на достаточно высоком уровне. Не могло же мое магическое перенапряжение оказать такое воздействие на мой организм? Хотя, кто его знает? Что такое магия я узнал не так давно, всего несколько месяцев назад. Мое перенапряжение магических сил при лечении всех четверых, в моих глазах, было оправдано. Все же мои знания о том, сколько может жить мозг человека без доступа кислорода, заставлял меня торопиться. Будем считать, что я, из этой ситуации, смог выжать максимум. Два человека полностью вернулись к жизни и одна из них, это моя подопечная и мать Зравшуна, Фелидас. К жизни вернулся и король, значит вероятность дворцового переворота, сведена к минимуму. Оставшиеся два человека, это королева и принц, были погружены мною в кому. Жизненные показатели выведены на минимум, так что в таком состоянии они смогут находиться достаточно долго, пока Ликура не сможет полностью вылечить. Я теперь, похоже, уже не лекарь и, соответственно, не ученик Ликуры. Нужно будет посмотреть на мою татуировку, в магических атрибутах все не очень понятно. Этими мыслями я игрался, спускаясь к автомобильной дороге, и отвлекая себя от своих отвратительных ощущений. Это действительно помогло. Я смог добраться к автобусной остановке, в мыле, но добраться. Упав на скамейку, стоящую на остановке, я вытянул ноги и в блаженстве закрыл глаза. Сабли, завернутые в мой колет, лежали на коленях. Теперь у меня появилась уверенность, что до дома я доберусь, единственная проблема была в том, что местной валюты у меня не было, ведь я взял только доллары, которые и лежали в нашей с Ликурой заначке. Попробую разменять стодолларовую купюру в автобусе. Тот подошел минут через двадцать, к тому времени мне стало немного полегче. Забравшись в автобус, я с блаженством развалился на мягком сидении. Мне так стало хорошо, что я начал проваливаться в сон, но спать было нельзя, и я стал шарить глазами по сторонам, чтобы немного отвлечься. Меня поразило, что валидатора в автобусе не оказалось, его заменили какие-то яркие коробочки. Никаких щелей для того, чтобы вкладывать купюры или монеты. В памяти всплыла информация, услышанная мной достаточно давно. Тогда сообщали, что вскоре наземный пассажирский транспорт перейдет на оплату специальными карточками. Вот и дождался. Я решил, что буду рассчитываться наличкой на выходе. Все-таки вставать с сидения совершенно не хотелось. Как я не боролся со сном, но тот свалил меня где-то на середине пути. Разбудили меня толчки в плечо. Я разлепил глаза и обнаружил над собой водителя автобуса, который тормошил меня. Лицо того оказалось знакомым, это он мне подмигивал, когда я выводил мимо него Зравшуна с саблей на боку. Теперь и я был не лучше Зравшуна, а глаза водителя говорили мне, что вот, еще один человек канул в то самое непонятное, что называется "толкиенисты". Водитель похлопал меня по плечу и указал на выход. С трудом поднявшись с сидения, так как тело затекло, еле переставляя ноги, поплелся к выходу. Уже выйдя из автобуса и проводив его глазами, когда он проехал мимо меня, до моего сознания дошло, что я проехал "зайцем". Да, что-то меня совсем выбило из привычной колеи. До дома решил ехать на такси, заодно и деньги разменяю. Курс был для меня загадкой, но вот если сделать морду кирпичом, то таксист сам подберет нужный мне курс. Вот так и доехал до своего дома. Во дворе встретил знакомых толкиенистов, те, увидев меня, оставили все свои дела и подбежали ко мне.

Ну что, дяденька, как вам наши сабли?

Классные клинки, ничего против не имею, а вот лук ваш, я потерял, обидно. Хорошая вещь была. Жалко очень. Он мне несколько раз очень пригодился.

Парни были простыми, поэтому один из них, из любопытства вытянул клинки из ножен за рукояти. Все бы ничего, но вот тот клинок, которым я отрубил голову секретарю, был вымазан в крови. Лица у парней сделались очень уж испуганными. Нужно было срочно что-то предпринимать.

Да не волнуйтесь вы так, это я по неопытности порезался, домой приду, отмою свой клинок, да и ножны тоже.

Парни сделали вид, что поверили, но вот внутри червячок сомнения остался. Мы распрощались, и я отправился в свой подъезд. В квартире все осталось так, как мы и оставили, торопясь вернуться в мир Зравшуна и Фелидас. Я закрыл дверь и, добравшись до кровати, рухнул на нее, как подкошенный. Так, теперь я, нисколечко не маг, так что нужно возвращаться к привычным вещам, в смысле, найти работу и потихоньку налаживать свой быт здесь. Было ведь немного стыдно принимать в своей однокомнатной квартире таких высокопоставленных особ, как все мои гости из другого мира. Взять что Зравшуна, что Фелидас, что Ликуру, с последней вообще все неясно. У меня сложилось стойкое мнение, что ее уровень в социальной лестнице ее родного мира гораздо выше, чем у Фелидас или короля. Здесь попахивало мировым господством, как минимум.

Стягивая с себя одежду, лежа на кровати, я сортировал то, что вываливалось из карманов. Во-первых деньги, их оказалось около трех тысяч зеленых. На первое время хватит, во-вторых, всякая бытовая мелочевка. Раздевшись до трусов я блаженно вздохнул, все-таки ходить в кожаной одежде не так приятно, как в обыкновенном тренировочном костюме. Конечно, когда пробираешься через заросли или ползаешь по земле, то кожаная одежда оказывается очень даже практичной, а вот в домашних условиях сразу же вызывает неудобство, кое-где натирает, короче, она не для дома. Заставив себя подняться с кровати, я поплелся в ванную комнату, приводить себя в порядок. В ванне я плескался около часа, воду менял два раза, все же там я такого удовольствия себе позволить не мог. Много ли можно отмыть, если тебе в комнату приносят воду, которая уже остыла? Ту баню, которую я посоветовал построить в баронском замке, мои глаза видели редко, а руки доходили еще реже. То боги куда-нибудь пошлют, то люди. Я выбрался из ванны, намереваясь вытереться, когда мой дверной звонок стал заливаться соловьем не останавливаясь, пока я не обернулся полотенцем и, подойдя к двери не спросил - кто там? - Это оказалась соседка, старушка, божий одуванчик, видимо квитанции за квартиру принесла или что-то в этом роде. Закрепив на поясе полотенце, я повернул ручку дверного замка. В следующий момент дверь больно ударила меня в лоб так, что я на миг потерял сознание.

.7. Глава 7.

* * *

В себя пришел быстро, потому что мои глаза наблюдали, как мимо меня проходят военные берцы. Руки уже были скованны за спиной. Обидно, получается, что я зря мылся. Валяться на грязном полу почти голышом было противно и, самое главное, холодно. Что-то, такое состояние становится для меня привычным. Полотенце развязалось, и мне его просто набросили на голое тело. Я помотал головой, окончательно придя в себя, и меня тут же, подхватив с двух сторон, потащили в комнату. Здесь уже рылись представители полиции, кроме них были уже знакомые мне берцы, их хозяева скрывались за балаклавами, напоказ было выставлено оружие, небольшие автоматы. Значит, меня сдали, скорее всего, те пацаны, которые увидели окровавленный клинок. Клинки, действительно, лежали отдельно, упакованные в пластиковые пакеты. Меня одели, не снимая наручники, и уволокли в полицейскую машину. Было понятно, что теперь начнут допрашивать, и вынут из меня всю душу. Пока было время, я попытался хоть немного прийти в себя. Сейчас я мог только выбрать более удобное положение для своего тела и хоть немного восстановиться. Обувь мне надели на голое тело, видимо не нашли носки, а вот трусы и джинсы были одеты как положено, да и рубаха наброшена, правда, просто на плечи.

Думаю, что сегодня меня допрашивать не будут, а просто оставят на ночь в камере, а уже с утра начнут прессовать. Значит, мне нужно сегодня очень хорошо отдохнуть на нарах. Вот интересно, почему у меня вдруг все пошло кувырком. Ведь меня ценили в том мире, я был им нужен, и польза от меня кое-какая была. Самая большая потеря, а точнее три, это мое ученичество у Ликуры, невозможность видеть Фелидас, и потеря своего, не побоюсь сказать этого слова, друга. Хоть Зравшун и зарядил мне с правой за свою мать, но, думаю, что он разберется с тем, что он увидел, и с тем, что было на самом деле. Я одернул себя, ведь все может развиваться и по совершенно другому сценарию, и Зравшун возненавидит меня, как и Фелидас со своим братом.

Пока я придавался этим размышлениям, мы подъехали к воротам следственного изолятора. Меня выгрузили и отконвоировали в камеру. Я думал у меня заберут все вещи и выдадут стандартный комплект арестанта, но нет, забрали только шнурки с кроссовок. В принципе я не возражал. Для меня никогда не было проблемы с тем, чтобы спать в неудобных условиях, ведь я всегда сознательно ставил себя в такие условия, что в горах на Земле, что в другом мире, да и к одежде требования были самые минимальные, главное, чтобы было удобно, и зимой в ней было не холодно.

Дверь с лязгом закрылась, и я остался один. Можно было располагаться на отдых, но вот тут была одна небольшая проблема, в камере было холодно. Первые полчаса я вертелся на своей койке и все никак не мог согреться. Нужно было что-то предпринимать и на ум не приходило ничего лучше, чем преобразовать свое тело в какого-нибудь лохматого зверя, это мог быть лакурье или волк в исполнении Фелидас. Правда, была одна маленькая проблема, магические силы просто попрощались со мной в том мире. Если быть откровенным с самим собой, то я нисколько не жалел, что так получилось, ведь благодаря моим утраченным способностям, я смог спасти жизни четверым людям того мира, Одна из которых была мне не безразлична, а остальные, были небезразличны для самого того мира, ведь я помнил, что они, близкие родственники местных богов.

Все мои воспоминания нисколько не помогли мне согреться, а перекинуться в зверя у меня не получалось, хотя я и разделся до гола, чтобы не порвать ту одежду, которая была на мне. Я улегся на койку и накрылся одеялом с головой. Мое тело сотрясала постоянная дрожь, и от этого я стал проваливаться в беспамятство, хотя колотить меня стало еще сильнее. Тело буквально подбрасывало на кровати, но мой мозг передал управление какой-то другой системе и отключился.

Пришел я в себя от того, что мне было комфортно, лежать было удобно и тепло. Неужели меня отпустили из тюрьмы и отвезли домой. Хотя нет, запахи здесь уж больно противные, еще хуже, чем в тюрьме, дома у меня таких, быть не может. Глаза открылись, а кожа, по всему телу, передернулась, расправляя шерсть. Хвост был, но сворачиваться в спирали и кольца не хотел, значит, я в образе волка Фелидас. Спрыгнув с койки, я пробежал по камере, автоматически фильтруя запахи и подстраивая свое обоняние под уровень общественного туалета. По внутренним часам моего зверя было около семи часов утра. Чего это зверь так проспал утреннюю охоту? Так ведь вчера мы немного устали, а вот как так получилось, что я смог применить свои ментальные способности и вытащить из моих закромов ментальный слепок какого-нибудь мохнатого животного, да еще бессознательно, это оставалось для меня тайной. Наоборот, раньше, как только я терял концентрацию, так сразу наружу прорывалась моя человеческая сущность.

Побегав по камере, чтобы разогнать свою кровь, я извлек ментальный слепок волка Фелидас, и отправил его обратно в свое хранилище. Миг, и я, босиком пробежался по холодному и грязному полу камеры. Повернув к своей одежде, я стал лихорадочно натягивать ее на себя, условия здесь были более чем спартанские. Моя грудь еще бурно вздымалась от предыдущей проверки, а со стороны двери камеры послышались звуки открываемого замка.

Арестованный, на выход!

Едва я вышел в коридор, как последовала вторая команда, заставившая меня повернуться лицом к стене, рядом с дверью моей камеры, а руки завести за спину. Делать нечего, я выполнил все, что предписывали делать инструкции, которыми руководствовались охранники этого крыла следственного изолятора. Вскоре уже я, как матерый уголовник, подходя к дверям, сам вставал лицом к стене, дожидался открытия двери и шел дальше, сопровождаемый своим охранником. Попыток ментального воздействия не предпринимал. Зачем? Вариант побега даже в голову не приходил. С нашей правоохранительной системой, я смогу добежать только до первого полицейского. Чтобы скрываться от правосудия, нужно обладать каким-то опытом или нечеловеческим чутьем, так что это мне не подходит.

Наши мытарства по коридорам и переходам следственного изолятора закончились перед неказистой дверью, за которой явно прятался следователь. Сейчас я чувствовал за дверью всего одну ауру, которая сама явно чувствовала неуверенность. Мой охранник доложил, что арестованный доставлен и, пристегнув меня к стулу, вышел, оставив нас наедине. Следователь был мужчиной лет сорока с небольшим, а неуверенность его была вызвана тем, что никаких прямых улик против меня не было. Есть оружие со следами крови, но вот трупа-то нет. Мне можно инкриминировать только наличие сабель, метательные ножи под статью о холодном оружии не подходят, коротковаты. По саблям буду косить под толкиениста, на парней сошлюсь, они подтвердят, что я увлекаюсь этим течением, вот поэтому и сабли такие себе достал. Совсем пацанов сдавать не буду, вот ведь балбесы, меня заложить догадались, а то, что я могу сообщить, у кого эти самые сабли покупал, не просчитали.

Следователь все еще собирался с мыслями, а я расслабился, ведь сам знал, что на Земле никого не убивал, чист я перед законом. От этого появилась уверенность и, самое главное, я успокоился. Теперь я готов был к нашему непростому разговору. Думаю, что мне не придется прибегать к ментальному давлению, хотя у меня не было уверенности, что мне такое бы удалось, ведь потеря магической силы должна была сказаться и на моих ментальных способностях.

.8. Глава 8.

* * *

Вот и начался мой допрос. Следователь откашлялся, и начались стандартные вопросы, фамилия, имя, отчество, год рождения. Я отвечал, пояснял, направляя мысли следователя на то, что я обычный толкиенист. Да, я собираю копии старинного холодного оружия. Кровь на сабле? Так отмахивался от какого-то зверя, когда был в горах. В распоряжении следователя целая сеть лабораторий, которая может определить, чья кровь на сабле. Мне просто интересно, в чем меня обвиняют? Следователь, сделав большие глаза, сообщил мне, что меня, пока, ни в чем не обвиняют, а подозревают, так как в моем доме найдено оружие со следами крови и вот, как только лабораторные исследования дадут результаты, так мой вопрос сразу же и разрешиться, а пока я должен находиться под контролем следственных органов.

Я, конечно, рад за следственные органы, но почему в камере так холодно? Ведь, платя налоги, я, как бы, содержу эту самую правоохранительную систему. Хотя если разобраться, то я много чего содержу, и все в таком же состоянии. Следователь, видя то, что я ни в чем сознаваться не собираюсь, тоже обрел уверенность и начал давить на меня. Сыпались угрозы и номера статей уголовного кодекса, которые, видимо, я должен был выучить как "Отче наш", еще в младенчестве. Я напомнил следователю, что не ужинал, да и завтрак как-то, прошел мимо меня. То есть мы, похоже, друг друга в упор не слышали. Не слышать-то, не слышали, но отпустил он меня с допроса часа в четыре. За это время мне не предложили даже стакан воды, но не все так плохо, сигареты, о которых Минздрав предупреждает, все же были предложены, но только вот я, почему-то, не курил. Расстались мы, недовольные друг другом. Меня удивило, что результаты анализа крови нам так и не принесли. Вот! А в фильмах, преступнику еще только руки за спиной скручивают, а результаты по отпечаткам пальцев и группе крови уже готовы. Да я сам видел, как группу крови проверяют. Минутное дело, а здесь все как-то запущено. Ну ладно, подождем. Там, вроде, есть какой-то срок, когда должно быть выдвинуто обвинение, толи двадцать четыре часа, толи сорок восемь. Ладно, еще сутки я в камере выдержу, только бы поесть, да поспать. Если что, то опять в волка обернусь, а можно и в Черного, тогда и спать стоя можно будет. Ладно, в камере посмотрим. Про Черного, это я хорошо придумал, так как меня повели не в мою камеру, а куда-то вниз, в подвал. Перед одинокой дверью заставили раздеться догола и впихнули в малюсенькую камеру. На ум пришло и название сего помещения, карцер. Пол был покатый к середине, где находился мелкий сток, по которому текло немного воды. Это что, сюда гадить и отсюда же пить? Нет, нужно прекращать платить налоги. По-моему следователь действует сверх своих полномочий, или переложил ответственность на начальника следственного изолятора. Все эти мысли крутились у меня в голове, а тело пыталось приспособиться обитать в таких условиях. Первое, что пришло на ум, это встать здесь в образе Черного и, так и стоять, пока за мной не придут. Но окинув взглядом помещение, пришел к выводу, что Черный здесь не поместиться. Значит опять остаются лакурье или волк. В образе волка я провел прошлую ночь, так что сегодня испытаем лакурье на предмет приспособленности к жизни в плохих, я бы даже сказал, нечеловеческих условиях.

Как только я преобразился, как фасетчатые глаза племени лакурье тут же нашли на потолке кусок торчащей арматуры, за которую мой хвост и зацепился, подтянув тело повыше к потолку. Оказалось, что я могу совершенно спокойно спать в таком положении, да еще и контролировать подходы к карцеру метров за пятнадцать, двадцать. А мне большего и не нужно, чтобы вернуться обратно, в свое тело мне достаточно буквально нескольких секунд. Подтянув тело повыше, к потолку, мой лакурье позволил моему сознанию провалиться в сон. Это сейчас было самое необходимое, так как есть хотелось неимоверно. Во сне процессы жизнедеятельности существенно замедляется, а, значит, и энергия расходуется по минимуму. Спать было удобно и тепло, хотя длина шерсти лакурье была заметно короче волчьей. По всей видимости, основную функцию по поддержанию нужной температуры тела, играл подшерсток.

Мой сон продолжался до самого утра. Никто не подходил к двери карцера. Думаю, что это делали тогда, когда заключенный орал или стучал в дверь. Здесь же, с моей стороны была тишина, так что я спал, да и охранник, думаю, тоже. Единственная мысль вяло крутилась в голове. Я полностью утратил магическую силу, но ведь преобразование тела требует именно магическую составляющую моего организма. Ментально я вызываю слепок сознания того, в чье тело я хотел бы обернуться, но сам процесс преобразования тела невозможен без магии, значит, не все еще потеряно. Если остались крупицы магии, то этот тлеющий костерок можно и раздуть, нужно только придумать как. И тут в меня хлынул поток информации, которая не просто давала советы, а четко и последовательно сама провела все манипуляции, так необходимые моему организму, чтобы восстановить мой магический потенциал. Место, где была Ликурина татуировка, стало чесаться почти так же, как и в первый день, когда я обрел статус ученика мага. В тот раз я выдержал это состояние, выдержу и сейчас, при том, что мне это совершенно необходимо. Теперь я знал, что не пропаду. Ведь не зря магам не положены охранники, маг может сам себя защитить. Что же, господин следователь, теперь мы поборемся на равных, а может, я даже буду чуть-чуть впереди, ведь ментально и магически я могу управлять сознанием людей. Пусть раскроет свои планы, а там посмотрим.

Теперь я с нетерпением ждал встречи со следователем. Но наша встреча прошла скомкано. Когда меня привели в кабинет, на допрос, то следователь извинился за командование следственного изолятора, по приказу которого, по ошибке, поместили меня не в мою прежнюю камеру, а в карцер. Через час меня освободят, и я могу отправиться домой. Мои вещи будут возвращены, даже клинки. Анализ крови на них показал, что это не человеческая кровь. Мне придется заплатить штраф за хранение холодного оружия. Государство пошло навстречу мне и дало разрешение на хранение и ношение этого оружия. У меня чуть глаза на лоб не полезли, ведь я почти распрощался со своими саблями. Мой разум не мог охватить такую любезность следователя, да и всей правоохранительной системы в целом. Что-то здесь не так.

Да нет, так! Мы боги все-таки не зря зовемся небожителями. Здесь, в этом мире нам не совсем удобно, но оставить тебя без этих сабель было бы большущей ошибкой с нашей стороны. Ты же опять попытаешься притащить какое-нибудь новое оружие в наш мир. Можем сказать тебе, что Ликура смогла доказать нашим земным родственникам, что ты вынужден был раздеться, чтобы спасти жизни четырех представителей королевской семьи. Можем тебе сказать и то, что вывести двух членов королевской семьи из того состояния, в которое ты их погрузил, не удалось никому, включая твоего учителя, так что в ближайшее время к тебе заявятся переговорщики, чтобы уговорить тебя вернуться в наш мир и вернуть к нормальной жизни королеву и ее сына. А теперь мы вынуждены покинуть этот, очень неудобный для нас, технический мир.

.9. Глава 9.

* * *

Действительно, меньше чем через час меня вывели за ворота следственного изолятора. Отдали шнурки, а вот за деньгами я должен подойти в районное управление. Все это хорошо, но как я должен добираться до дома? Ведь в тех вещах, что на меня натянули у меня дома, денег не было ни копейки. Мне предстояло проделать достаточно большой путь, чтобы попасть домой. Следовало брать ноги в руки и двигать в сторону дома. Бежать на голодный желудок было неудобно, но ничего другого не оставалось. Часа через полтора я подбегал к своему дому с грохочущим сердцем и, пульсирующей в ушах, кровью.

Дома был погром. Все перевернули вверх дном, но кроме денег ничего не нашли. Нужно было что-то перекусить и идти, забирать деньги и сабли. Самое интересное, что ножны не взяли, а вместе со сбруей не взяли и метательные ножи. Дома ничего съедобного не было, только остатки китайской лапши, всего несколько пачек, которые не вошли в рюкзак. Через пять минут я был почти сыт, так что можно было отправляться за клинками и деньгами в районное управление полиции.

Еще полтора часа унижений и позора, и я стал обладателем своих сокровищ, причем, деньги занимали в этом списке второе место. Получив в руки клинки, я ощутил себя самым счастливым человеком на свете. Вот это да, когда же я успел так свыкнуться с холодным оружием? Хотя, то, что вложил в меня Зравшун с помощью чужого амулета, сделало меня одним из лучших мечников их страны, а может быть и мира. Я поблагодарил богов, просто сказав им, благодарю, и, по возможности пряча клинки в снятой с себя рубахе, чуть ли не бегом, отправился домой.

Только заперев дверь, я успокоился, все ждал, когда меня повторно схватят и снова лишат клинков. Это уже зависимость какая-то. Едва я перевел дух, как в домофон позвонили. Ну, в домофон, это не в дверь, так что будем надеяться, что это не очередная опергруппа. Я поинтересовался, кто там? Мне ответили знакомые голоса молодежи, что это, мол, они пришли извиняться. Я усмехнулся, молодые, да дурные, но дверь открыл. Через пару минут в дверь ввалилась делегация из пяти человек, причем один был постарше, на глаз лет двадцати пяти, чуть помладше меня будет. Один из молодых сверкал подбитым глазом. Видимо стукача определили и наказали. Толпа в коридоре не помещалась, поэтому я их направил в комнату. Когда, закрыв дверь, я вошел следом за ними, то гости уже расселись, кто, где мог, а вот участок с лежащими саблями, документами из полиции и деньгами оказался свободен. Они от этого места шарахались, как черт от ладана. Я переложил все с кровати на стол и уселся на свободное место.

Ну и чем могу быть вам полезным? - Поинтересовался я у них. Все потупили глаза, кто со стыдом, а кто и в раздумье. Наконец старший из них поднял глаза и повинился.

Ты Сергей не держи на них зла, молодые да дурные. Как кровь увидели на клинках, так в них гражданская совесть и заговорила, а вот допереть своими мозгами, что эти клинки изготовлены мной и стоит только тебе рассказать, где ты их взял, как всю нашу разношерстную компанию упекли бы в каталажку. Я уже давно проклял тот день, когда взялся исполнять фантазии моего младшего брата. Первую саблю сделал просто так, чтобы проверить себя, смогу, или нет. Вторую делал уже с любопытством, подойдет ли она для брата. Первая получилась немного большой, да и неудобной, если говорить честно, даже для меня. А следующие сабли ковались как под копирку, но иногда хотелось чего-то большего, вот я и экспериментировал. Ваши сабли из этой коллекции. Парни говорят, что вы ими знатно махали. Хотелось бы посмотреть вживую, на телефоне я это видел, но там объем и пространство как-то теряются.

Я только открыл рот, чтобы ответить, как в домофон опять позвонили. Я извинился и отправился открывать дверь. Внизу долго возились, что слышалось в трубку домофона, а вот называть себя не спешили. Внезапно кто-то, голосом Зравшуна выругался. Простейшие слова и маты я давно выучил на их местном языке, еще в первый месяц моей жизни в баронском замке.

Я обрадовался, сердце бешено заколотилось, и, не отдавая себе отчет, я заорал в трубку на родном для Зравшуна языке, - заходи! - И нажал кнопку открытия двери, одновременно распахивая дверь на лестничную клетку. Там послышалась возня и несколько пар ног затопали по лестнице. Запоздало пришла мысль, что, может, это пришли меня арестовывать из того мира? Но эмоции переполняли меня, и я ничего не мог с собой поделать. Глаза увлажнились, еще не хватало заплакать перед Зравшуном. Да, он поднимается не один, может, действительно арестовывать?

В этот момент, на последнем лестничном пролете перед моим этажом, появился Зравшун, а за ним Закарит. Мои глаза расширились от удивления, но на этом сюрпризы не кончились, и за ними показался король с Фелидас. Я отступил в сторону от входной двери и склонился в поклоне. Монарх, он в любом мире монарх. Закарит одобрительно кивнул мне и напялил на меня остатки амулетов, все остальные красовались на шеях у всей четверки. Фелидас, увидев меня, радостно помахала мне рукой, а я покраснел как рак, ведь я помнил, в каком виде она меня видела последний раз. Король оценил мой вид и сдержано хохотнул, видимо он, тоже вспомнил мой вид. Я пригласил всех быть моими гостями, но тут вспомнил, что у меня полная комната пацанов. Я в двух словах рассказал все это Зравшуну, но тот только беспечно махнул рукой, поместимся. Все ввалились в коридор и протопали дальше, в комнату. Зравшун, на правах моего друга и завсегдатая моей скромной квартиры, прошел первым и стал здороваться с парнями, большинство из которых знал. Там послышалось, что этот тоже машет саблей ничуть не хуже хозяина. В комнате стало шумно, и я поспешил закрыть дверь на лестничную клетку.

Когда я появился в комнате, то Зравшуна уже уломали продемонстрировать свое мастерство с саблями. Я с ужасом оглядел свою комнату, недоумевая, как Зравшун развернется здесь со своими клинками, но тут в дискуссию вмешалась Фелидас и попросила нас провести еще один танец наемников. Я только открыл рот, чтобы отказаться, как Зравшун швырнул в мою сторону клинки со стола, всех заставил вжаться в углы или забраться на кровать с ногами. Миг, и середина комнаты опустела, только на столе валялись листы из полиции и несколько пачек долларов. Король был сосредоточен, все же его окружала куча людей, которых он никогда не видел, а вот Закарит напротив, улыбался от уха до уха. Еще бы, он не часто видел своего внука в деле, а ведь наш танец с клинками был высшим пилотажем в среде мечников. Глаза Фелидас горели нетерпением, а Зравшун готовил свои клинки. Он ни на секунду не сомневался, что я поддержу его в этом безумстве.

.10. Глава 10.

* * *

Зравшун был в своем кожаном колете и кожаных штанах, а мне пришлось набросить на себя ту рубашку, в которой я нес клинки и наскоро ее застегнуть. Нетерпение Зравшуна чувствовалось очень четко, нужно было спешить и я, даже не заправив рубашку в штаны, взял в руки сабли. Проверять балансировку сабель не имело смысла, это было наше рабочее оружие, поэтому никаких кручений сабель в руках, все предельно четко. Зравшун, как и в прошлый раз, начал атаку первым, наши клинки начали свою работу, все удары и блоки были четкими и ни на йоту не отклонялись в сторону, ведь там находились люди. Парни громко шептали их взрослому товарищу, что все безопасно, они рассматривали запись замедленно и все удары идут боком, а то и обратной стороной.

Вскоре мы резко увеличили скорость, как того и требовали правила этого танца. Теперь клинки мелькали как лопасти вентилятора, а мы начали раскачивать свои тела, ведь предстояло атаковать друг друга на разных высотах и плоскостях. Ритм нашего танца стал приближаться к максимальному, теперь зрители практически не видели наши клинки, а только слышали гул и видели только движения наших рук, ног и тел. Наш танец должен был закончиться на самом высоком уровне скорости, на самой высокой ноте наших клинков. Миг, и мы разорвав дистанцию, отпрыгнули друг от друга. В прошлый раз мы закончили танец более красиво, но сейчас ограниченное пространство вокруг нас наложило свой отпечаток и последние горизонтальные удары саблями мы провели очень близко к нашим телам и, отсалютовав оружием друг другу, опустили клинки вниз.

Вот тут и послышался гул удивленных голосов, сам гул все нарастал, как будто все усиленно обсуждали наш поединок. Я перевел взгляд на Зравшуна, таких глаз я у наемника еще не видел. Он смотрел не мне в глаза, а чуть ниже, где-то на уровень моего живота. Я опустил глаза и посмотрел туда, куда пялился Зравшун. Да, удачненько у нас получилось, и почему я не заправил рубашку в штаны, хотя, это вряд ли помогло бы. Весь низ рубашки был измочален и представлял собой бахрому. Я положил клинки на стол и хлопнул Зравшуна по плечу, выводя его из того ступора, в котором он находился. Тот пробормотал, что, похоже, он утратил свои навыки, так как повредить хоть что-нибудь у партнера в танце наемников считалось дурным тоном. Нужно было исправлять ситуацию и я громко сказал, что этот казус произошел из-за того, что я был одет неправильно, ведь моя рубашка порхала вокруг меня, как парус у лодки, так что не зацепить ее клинками было невозможно. Я ухватил рубашку на уровне груди, где было немного целого материала и потряс ее. Это было еще одной ошибкой, так как перед рубашки, чуть ниже груди просто отлетел, так как был полностью отрублен и держался только на нескольких нитях, которые, по счастливой случайности не были перерублены.

Так это что, по-настоящему? - Разрядил обстановку вопрос одного из пацанов. - А я думал это понарошку.

Понарошку. - Передразнил его самый старший из наших гостей. - Да даже понарошку так не получится, ты просто попробуй так саблей помахать и никого не задеть! Да это мистика какая-то.

Да никакая ни мистика, просто мы с моим товарищем очень долго тренировались и оттачивали свое мастерство. Вы на нас не обижайтесь, но вам нужно бы уйти, а то мои гости ко мне надолго, так что им бы разместиться и отдохнуть с дороги.

Парни настороженно осматривали моих новых гостей. Ролевики, да и только, хотя по возрасту многим в отцы и деды годятся, только Фелидас да Зравшун выглядят как их старший товарищ, лет на двадцать. Да, а вот с Фелидас, похоже, начинается проблема, да и с королем тоже. Я буквально вытолкал молодежь в коридор и сообщил, что не обижаюсь на них, так что все забыто. Распрощался с ними и закрыл дверь. Вернувшись в комнату застал двух здоровенных волков, но король был мощнее, шире в груди, да и в холке он был выше Фелидас сантиметров на двадцать. Каюсь, я неосознанно снял у него ментальный слепок зверя, и уложил его к себе в закрома. Прямо Плюшкин какой-то, все в свою норку тащу. Но зверь, действительно, знатный получился. Они с Черным будут звездами моей коллекции. Лакурье я еще до конца не понимал. Ну, милая зверушка, в магии, правда, всех за пояс заткнет, а вот как зверь, этот субъект впечатления на меня не произвел. Когти на лапах, правда, длиннющие, но мне кажется, что это для того, чтобы лазить по деревьям, а не врагов отпугивать. Про нападение я даже не думал, нет, только защита.

Тем временем в комнате стало попросторнее, относительно, конечно. Мои мысли разбегались, как я буду их спать укладывать? Фелидас, естественно, на кровать, а короля я куда положу?! Да и Закарит не последний человек в своем герцогстве, если разобраться, так он круче их короля будет. Единственное, что приходило на ум, что в комнате с Фелидас можно будет оставить короля и, наверное, Закарита или Зравшуна, все же они все родственники, но кто-то один должен будет отправиться ко мне на кухню, а то им места в комнате не хватит.

Вопрос разрешился сам собой, оказалось, что Зравшун уже все просчитал и договорился со своими родственниками, кто где ночует. Он им и квартиру мою описал, видимо, чтобы мне было очень стыдно. Закарит улыбался, конечно, от него мысли-то не скроешь, так что я получил к себе на кухню Закарита, а трое ближайших родственников захватили единственную комнату. Я предложил им помыться с дороги, да переодеться, если есть во что, а я сбегаю по друзьям и притащу спальные мешки, а то, как мы все спать будем?

А рылся-то кто у тебя? - Застал меня врасплох вопрос Зравшуна. Тут я и выложил им, как меня встретил здешний мир, да и еще раз напомнил им, что здесь нельзя гулять с холодным оружием.

Собираясь за спальными мешками, заметил, что и Закарит неотступно следует за мной. Я попытался объяснить старику, что в ближайшее время буду исполнять роль лошади, так как тащить четыре спальных мешка это то еще удовольствие. Тот заверил меня, что ему интересно посмотреть на мой мир, да и, может быть, он поможет мне и возьмет один из спальников. Этот довод оказался самым убедительным. Уже выходя из квартиры, крикнул Зравшуну, чтобы маму с дядей долго в амулетах не держал. Фелидас-то сама умеет снимать амулет, а вот у короля такой номер, с его мощной шеей, не пройдет.

Выбравшись на улицу, указал Закариту направление. Нужно было пройти три квартала по моей улице и еще два, свернув налево. Там жила семейная пара, с которыми я часто ходил в горы, они были состоятельными бизнесменами, и экипировка у них была соответствующая. Нужно отдать им должное, меня они никогда на смех не поднимали, за мое потертое снаряжение, но в горах все равны, там все решают сила, выносливость, ловкость, ну, и разум немножко, а все остальное только дополнение к ним. Я, в своей экипировке, не экономил только на обуви, пуховке и веревке, все остальное у меня было страшненьким, но содержалось в относительном порядке, и всегда было готово к походу. Так, размышляя о своей прожитой жизни, я и привел Закарита к дому моих знакомых. Отзвонился в домофон и нам разрешили войти. Поднявшись на второй этаж, мы остановились перед хорошей, указывающей на достаток хозяев, дверью. Дверь открыл сам Вадим и махнул нам рукой, чтобы проходили в квартиру. Мы прошли в коридор и я принялся разуваться. Вадим рыкнул на меня, чтобы не разувался, так как ему лень таскать все мешки, а так я сам пройду и вытащу то, что мне нужно, да и товарищ мой может мне помочь.

.11. Глава 11.

* * *

Я дернулся, представляя, что сейчас может случиться, но Закарит степенно ответил, что конечно поможет, ведь для того он и пришел со мной. Мол, они завалились всей толпой ко мне в гости, а у меня и лечь-то некуда. Говорил он очень правильно, практически никакого акцента, видимо у него в рукаве еще много чего припрятано. Фокусник. Вадим закивал головой, так как они с женой знали, в каких условиях я живу. Мы протопали по коридору мимо открытых дверей в гостевую, остальные двери были закрыты, там находились спальни и рабочий кабинет Вадима. Хозяин открыл нам одну из дверей. Это оказалась большая кладовка, размером с мою кухню. Тут было все разложено по полкам или висело на специальных стойках. Вадим направил нас к полкам, и мы вытащили четыре спальных мешка. Я пообещал Вадиму, что берем мы мешки ненадолго, так как мне, скорее всего, в ближайшее время нужно будет отправляться в командировку. Все вернем в таком же состоянии, как и брали, если испортим, то, естественно, компенсирую деньгами или приобрету такой же мешок. Вадим хлопнул меня по плечу и усмехнулся, он ведь все еще помнил мой социальный статус и мой реальный доход. Мы вытащили по паре спальных мешков и направились на выход. Вадим проводил нас до дверей и, буквально за нашими спинами захлопнул дверь. Похоже, что он постеснялся отказать мне, а когда мы вошли в его квартиру, то постарался как можно быстрее выпроводить нас. Но, все равно, ему огромное спасибо, я и не ожидал, что смогу в одном месте найти столько спальных мешков.

Мы, закинув мешки на плечи, отправились в обратный путь. Следовало поторопиться, ведь всем нужно помыться и почистить свою одежду. Я непроизвольно начал ускорять шаг, когда меня догнал голос Закарита. - Не торопись Сергей, мне нужно с тобой поговорить. - Я вздрогнул, ведь обычно Закарит не просит, а приказывает, причем, жестко.

Это хорошо, что мы с тобой одни. Ты же знаешь, что меня интересует в первую очередь? Сколько прошло времени, как ее убили, и сколько ты ее оживлял?

Когда я спустился с башни и вбежал в арку крепостных ворот, демоны приканчивали последнего. Это была королева. Миг, и горло перерезано когтем. Думаю, демон истратил столько же времени на каждого из четверки. Все они находились под ментальным контролем, так что время убийства Фелидас я не знаю. Еще миг ушел на то, чтобы вскинуть мое оружие и раздробить демону голову. Тут на меня обрушился ментальный удар такой силы, что я буквально выронил из рук оружие, во всяком случае, поднять его выше пояса не мог. Мой мозг ощутил, что на него давят и мне пришлось бросить свое первое, тяжелое оружие, чтобы можно было поднять руки к клинкам, а дальше горизонтальный удар в район шеи секретаря. Давление на мозг сразу исчезло, а четверка сопровождения секретаря, повалилась без сознания. Я крикнул Зравшуну, чтобы атаковал оставшихся демонов. Впервые видел, как спасаются демоны, но не это было главное, мне нужно было зарастить разорванные горла сразу на четверых. По моим подсчетам все заняло около семи минут моего земного времени или около четырехсот ударов моего сердца. Раны начали заживать, а основные сосуды срастаться, когда мои магические силы стали оставлять меня. Думаю, ты понимаешь, о чем я? Практикуясь с Ликурой, я случайно обнаружил, что могу использовать одну из моих находок. Дело в том, что экспериментируя, я уловил, что могу брать у других их ментальные слепки, которые позволяли мне становиться одной из таких сущностей, даже не из того мира и не с планеты Земля. Тот слепок, который я использовал, это слепок скорее животного, чем гуманоида, но что у него не отнять, так это способность использовать высокий уровень магии с минимальными потерями. С этой искусственной сущностью у меня был шанс закончить лечение всех четверых, до приемлемого уровня, чтобы сохранить им жизнь. Но я просчитался, все же мысли о Фелидас, все время заставляли меня уделять ей чуть больше внимания, да еще и статус короля, наслаивался на мое отношение к Фелидас, так что основное, что я успел сделать, пока не потерял сознание, это оживить Фелидас и короля, а королеву и принца, погрузить в кому, чтобы их спасти от смерти. Кома, это такое пограничное состояние между жизнью и смертью, когда все функции организма замедляются и работают в таком режиме, чтобы только-только поддерживать жизнь в теле. Конфуз состоял в том, что когда я натягивал на себя личину того существа, то у меня добавлялись когти, клыки и хвост. Чтобы все это работало, мне пришлось полностью раздеться, иначе при преобразовании, моя одежда могла оказаться препятствием для успешного лечения. Вот поэтому я и оказался перед королем и его сестрой абсолютно голым, когда силы оставили меня полностью и личина сползла с меня. Дальше нужно благодарить одного жеребца, который, со своей подружкой, стащил меня из-под самого носа разбушевавшегося монарха и его охраны. Думаю, что это было мудрое решение, так что выжить мне удалось, но только в своем мире.

Ты много говорил, я тебя внимательно слушал, но не услышал самого главного, сколько ребенок был без кислорода?!

Не кипятись, Закарит, думаешь, я сам не задавал себе этот вопрос, но здесь слишком много неизвестных, и мне страшно, что я опоздал. Я ведь не видел, когда демон начал убивать, и с кого он начал. Они стояли перед ним, как скот. Эта сволочь, секретарь, передал их из-под своего ментального контроля, под контроль демонов, а тех, хлебом не корми, дай зарезать кого-нибудь. В нашей медицине есть разнящиеся сведения о том, сколько может прожить мозг человека без кислорода. Чем ниже температура окружающей среды, тем больше времени отводится на реанимацию. Так вот, по оценкам специалистов, для той температуры, что окружала нас, максимум, это десять минут. Мне кажется, что я уложился в пять, ну может быть в семь минут, но гарантировать не могу.

Ладно, давай заканчивать этот разговор, но ты должен сводить ее еще раз к врачу, и это..., нужно тебе нормальную квартиру купить, как у твоего знакомого.

Да, здорово ты разговор перевел. На какие такие ши-ши я такую квартиру куплю? У меня сейчас около трех тысяч долларов, а такая квартира стоит от трехсот тысяч долларов. Вот и вся разница.

Глупый ты, Сергей. Ты принимаешь у себя дома членов королевской семьи и не можешь предоставить им нормальные условия для их проживания. Это не нормально, так что, когда вернемся в квартиру, ты покажешь мне эти самые доллары. Может я, и придумаю что-нибудь.

Эй-эй! Закарит, здесь нас могут и посадить за твои идеи. Здесь фальшивомонетчиков и бандитов закон не жалует. А доллары ты видел, они на столе лежали, рядом с клинками, такими пачками.

А, ну тогда могу тебя обрадовать, я одну такую бумажку скопировал. Можем попробовать на нее что-нибудь купить.

Да? Ну давай тогда зайдем в обменник, если она фальшивая, то у нас ее отберут, ну, может, полицией припугнут, но мы с тобой знать не знаем, с нами такой бумажкой рассчитались, вот мы ее в обменник и принесли, чтобы нормальных денег взять и еды накупить. Понял?

Да понял, понял. Я это все давно у тебя считал, так что не кипятись и скажи спасибо, что Вадима твоего заставил нам все спальные мешки отдать, а то сейчас бегал бы ты по городу и выпрашивал их по своим знакомым. Социальный статус у тебя уж больно низкий. Повышать его надо. Вот квартирой и повысишь. А из обменника уйдем спокойно, я все буду контролировать, если что-то пойдет не так, то мы уйдем, а они все, все про нас забудут. Веди.

Мы прошли еще немного, и свернули к обменнику. Как я предлагал, так мы и сделали. Продажа валюты прошла на ура. На вырученные деньги мы накупили еды и нагруженные, как ишаки, вернулись в мою квартиру. Там всем заправлял гостеприимный Зравшун и наша продовольственная поддержка оказалась как нельзя кстати.

.12. Глава 12.

* * *

Теперь я работал поваром на всю нашу банду. Королевских разносолов на столе не было, но все, что мы с Закаритом купили, все было питательно, вкусно и, самое главное, на всех хватало. Оказалось, что пока я кашеварил, Закарит занялся моим финансовым положением. Он, не спрашивая меня собрал все газеты, которые накопились у меня еще с тех пор, когда их стали приносить бесплатно, без всяких подписок. Лень не давала мне их выбросить, и я их просто складывал в угол, в коридоре. Но надо отдать им должное, они меня выручали, когда нужно было что-то завернуть или использовать как растопку для костра в горах. Что Закарит делал, он никому не показывал, так как закрылся в туалете и наштамповал мне что-то около полумиллиона долларов. Мне чуть плохо не стало, когда я представил, как меня берут с такими фальшивками, да потом еще и выясняется, что на них, на всех, один и тот же серийный номер, или как он там называется? Все мои гости топтались на пороге кухни и торопили меня накрывать к ужину. Пришлось накрывать на стол в комнате, на кухне мы бы просто не поместились.

Посуду с кухни на стол в комнате, таскали все, даже король, да и уплетали все со стола без всяких выкрутасов. Мы с Закаритом были единственными, кто еще не побывал в ванне. Я ее, конечно, принял по возвращению домой из того мира, но вот два дня в следственном изоляторе, вернули все на прежние позиции. Ужин удался, мы с Закаритом взяли еще и алкоголь, так что нам обоим пришлось следить за всеми, чтобы не упились, с непривычки.. Все-таки алкоголь на Земле был не в пример крепче, чем у них дома. Наконец все закончилось, я рассказал и показал Закариту, как пользоваться ванной и отправил его совершать омовение. Во всяком случае, он и такие слова вытащил из моей головы. Я обиделся на него за то, что он читает мои мысли, а мне приходится потом еще и объяснять тонкости мытья в ванной. Закарит не обиделся, а пояснил, что мысли, мыслями, а вот, все равно, сами тонкости, они не только в мыслях, но и в тактильных ощущениях. А доллары, которые лежат стопками в туалете, он делал с разными номерами, для этого он менял цифры в различном порядке, так что должно сработать. Его математические способности помогли ему разобраться и с серией банкнот, так что и там была организована подмена отдельных цифр. Титанический труд.

Пока Закарит мылся, я пересчитывал купюры. Все было уложено по сто купюр в пачку. Да, в моей голове слишком много информации, которую Закарит может использовать. Самым последним мылся я. Отмокать в ванне, уже не было времени, поэтому принял душ, но мочалкой потерся основательно. Все уже улеглись, так что и мы с Закаритом поспешили улечься на кухне. Закарит все ворчал, что завтра же нужно заняться покупкой новой квартиры или дома, а то ему стыдно перед своими родственниками. Уже засыпая, Закарит встрепенулся и глядя прямо на меня, четко сказал, чтобы я завтра же договорился об осмотре Фелидас у того же врача, к которому я водил ее в прошлый раз. В принципе, это было правильно, я тоже об этом подумал, но вот высказаться мне пока не дали.

Ночь прошла относительно спокойно, если не считать того, что все мои гости, и я в том числе, в туалет ходили все утро, часов с пяти, так что к восьми часам я был полностью согласен с Закаритом относительно новой и большой квартиры, а то и дома. Утренние водные процедуры я выполнил самым первым, все же мне нужно было еще и организовать гостям завтрак, который намечался ранним, так как у нас с Закаритом было много работы. Едва я вышел из ванной комнаты, как меня встретили два волка. Тут до меня дошло, что в этом обличии они в мой туалет сходить не смогут, а организм свое требует. Нужно вывести их на улицу, но вот там-то и может случиться конфуз, ведь в это время многие выгуливают своих собак. Поинтересовался у Фелидас, что нам делать? Та, уверенно порекомендовала выпустить нас на улицу, а мне, не подглядывать за ней, все же она стесняется, а с собаками они с королем разберутся, все же в звериных стаях редко, когда разборки доходят до смертоубийства. Главное, это показать свое превосходство. Делать нечего, пришлось уступить их напору и вывести моих собачек погулять. Время было раннее и на лестничных проемах мы никого не встретили, а вот на улице хозяев с собаками было предостаточно. Крупные собаки были на поводках, а некоторые, и с намордниками. Тут появился я, с двумя, мягко говоря, волкодавами, да еще без каких-либо атрибутов собачьей покорности. Мои волки тут же юркнули в разные стороны, и по двору стал разноситься разноголосый собачий лай. Надо отдать моим волкам должное, едва они справили свои дела, как прибежали обратно, правда, с двумя-тремя собаками на хвосте. Те их облаивали, но приблизиться боялись. Фелидас повернулась к ним и оскалила клыки. Этого оказалось достаточно, чтобы крупные собаки резко повернулись и припустили обратно, а вот до маленьких, видать, не доходило. Что уж они о себе возомнили, понять было трудно, но вот носиться вокруг двух моих волков и пытаться укусить их за ноги, желание было у всех. Наконец Фелидас это надоело, и она просто придавила одну своей лапой к земле. Раздался визг и это подействовало отрезвляюще, на всех остальных. Никто не хотел испытать такого на своей шкуре, но и убегать они не собирались, так и проводили нас до дверей моего подъезда. Это убедило меня, что искать нужно не квартиру, а дом, с большим двором, где смогут размять лапы и сделать все свои дела, такие же волки, как Фелидас со своим братом. Представители других миров так остро не реагировали на мой мир, и на те амулеты, что выполняли роль переводчиков. Примерами тому были Закарит с Зравшуном. Зравшун, хоть и полукровка, но дедовские гены давали свой положительный результат.

Мы быстро поднялись на свой этаж, и я впустил волков в квартиру. Там уже началось броуновское движение, кто шел в туалет, кто одевался, кто только выбирался из своего спального мешка. Что же, мне времени как раз хватит, чтобы приготовить завтрак. Помыв руки, я с головой ушел в этот процесс, предоставив остальным заниматься своими делами. Через пару минут ко мне подошел Закарит. Он хлопнул меня по плечу, и сообщил, что решение с домом, действительно, самое правильное, и что я не должен обижаться на него за то, что он слышит все мои мысли. Дело в том, что сама атмосфера Земли способствует этому, так что он вынужден почти постоянно держать своеобразный щит, чтобы не слышать чужих мыслей, однако мои, пробиваются даже через него. Я только развел руками, в которых были зажаты картофелина и нож. Что тут скажещь? Я давно простил Закарита, так как еще в его подвалах понял, что для него ментальное воздействие на человека, так же естественно, как для нас, дышать. Видимо их расса имела склонность к высокому уровню ментального воздействия или общения.

.13. Глава 13.

* * *

Наконец утренний променад всех во все общественные места закончился, и мы сели за накрытый мной стол. Завтракали молча, мои гости ощущали себя "не очень". Чувствовалось, что у них началась акклиматизация, по всем законам у Фелидас и Зравшуна она должна закончится раньше, чем у остальных, а я уже адаптировался, все-таки, это мой родной мир. У меня сейчас самое главное, это сводить Фелидас к врачу. Тут все было отработано, тем более, что я собирался это провернуть с помощью Зравшуна, он и первый раз со мной был, когда мы с Фелидас ходили к врачу, да и прикрыть Фелидас, когда она начнет превращаться в волка, лучше вдвоем. Король был вялым и явно никуда не хотел идти, а вот Закарит был как огурчик, здесь явно не обошлось без каких-то стимуляторов. У него уже созрел свой собственный план, и часть задач он уже успел решить. Я бы не рискнул тягаться с Закаритом в вопросах приспособления к жизни в новой для себя реальности, кроме того, если он читает все в головах своих собеседников, то я такими способностями похвастать не могу.

Оставив брата Фелидас дома мы вышли на улицу, а уже там разошлись, каждый в свою сторону. Закарит направился на осмотр нового дома, а мы с Фелидас и Зравшуном, заспешили в больницу. Фелидас не понимала, для чего это нужно, ведь мы только недавно были у врача и времени прошло всего-ничего, даже ребенок подрасти не успел. Вот врач и посмотрит опять на то же самое дитя, может даже пол не сможет определить, как и в прошлый раз. Я ее успокаивал, говорил о том, что Закарит мечтает о внучке и ему не терпится получить подтверждение, что у Фелидас родиться девочка. Свои мысли о том, что это фактичекски Закарит является отцом и Зравшуна и будущего ребенка Фелидас, я держал при себе. Тем временем мы удачно сели на автобус и без всяких эксцессов доехали до больницы. Там, уже по отлаженной схеме мы направились к той же женщине, что и в прошлый раз смотрела Фелидас. Я опять предварительно договорился с ней и уточнил, что нам нужно разглядеть пол ребенка и, самое главное определить, жив ли ребенок или нет. По тому, как стали расширяться глаза врача, я поспешно заверил ее, что с будущей матерью произошел небольшой казус, она недавно потеряла сознание и какое-то время не дышала, так что нас обоих беспокоит, жив ли ребенок. Женщина строго погрозила мне пальцем и высказалась в том плане, что врачи должны были бы написать направление на полное обследование ребенка. Я постарался убедить ее, что живя за городом, нам сложно было рассчитывать на своевременную помощь хорошего врача, а вот скорая помощь осмотрела будущую мать и посчитала, что все нормально. Но мы же все понимаем, что о состоянии ребенка все же следует побеспокоиться. Вот я и беспокоюсь, и положил ей на стол купюру, от которой она и не подумала отказываться. Нам была дана команда проходить и готовиться к процедуре, я пулей вылетел из кабинета и тут же потащил Фелидас на кушетку. Как и в прошлый раз я помогал Фелидас занять нужное положение на кушетке, но на этот раз я сам внимательно смотрел на монитор аппарата. Когда я сам увидел, что маленькое сердце бьется, то испытал нешуточное облегчение. Все остальное было не важно, но оказалось, что все еще лучше, чем было в прошлый раз. Ребенок развивается очень хорошо и это сто процентов девочка, так как ребенок умудрился немного повернуться, что и позволило убедиться, что это не мальчик.

На радостях я положил на стол еще одну бумажку и мы с Фелидас как на крыльях покинули этот врачебный кабинет. Я туда еще должен буду вернуться за результатами обследования, а Зравшун с матерью будут прохаживаться возле туалетов, ведь не ровен час, что черному волку Фелидас захочется наружу. Выждав положенное время я еще раз зашел к врачу и получил на руки врачебное заключение по ультразвуковому обследованию. Теперь у нас были две хорошие новости, ребенок жив и это будет девочка. Второй пункт заключения я и озвучил матери с сыном. Фелидас даже всплакнула, но я пригрозил не расслабляться, так как нам еще нужно добраться до дома. Чтобы не искушать судьбу, я остановил частника и мы с комфортом добрались до моего дома. Время приближалось к обеду, поэтому я принялся кашеварить, а Фелидас отправилась под душ, чтобы привести себя в порядок после того геля, что использовался для лучшего контакта головки ультразвукового аппарата с кожей пациента. На этот раз я приготовил большой казан картошки с мясом. Мужики здесь собрались крупные и им нужно очень хорошо питаться, да и будущей матери следует получать полноценное питание, так что я накрошил еще и огромную миску салата. Когда я закончил, то Зравшун с королем крутились возле двери на кухню, а Фелидас вытягивала свою стройную шейку в сторону кухни и принюхивалась к дразнящим ноздри ее хорошенького носика, ароматам. Я уже заканчивал нарезать хлеб и деликатесы, когда в домофон позвонили. Это должен был быть Закарит, так что я бегом бросился к двери, а эти два оболтуса юркнули за моей спиной на кухню. Из комнаты послышался грозный голос Фелидас. - Стоять, охламоны! - Может на их родном языке это прозвучало менее пафосно, но амулет скрупулезно перевел этот грозный монолог, а я, тем временем уже дал команду на открытие двери в подъезд. Это мог быть только Закарит, так как боги не допустили бы, чтобы всех нас еще раз повязал ОМОН.

Это был действительно Закарит, он вприпрыжку поднялся по лестнице и бросив мне в дверях, - молодец! - Бросился в комнату к Фелидас. Оттуда послышалось, что он несказанно рад, что у Фелидас будет дочка и он приложит все усилия, чтобы у девочки было все необходимое, и воспитание, и обучение и физическая подготовка. В общем, он готов полностью посвятить этому ребенку остаток своих дней. Фелидас попыталась было поспорить с Закаритом, но тот ее как будто не слышал, он разговаривал с животом Фелидас и обещал все блага и уверял, что он не допустит, чтобы из девочки получился такой же хлюпик, как ее родной братец. Зравшун покрылся красными пятнами, но я вовремя хлопнул его по плечу и подмигнул ему, мол мы то знаем, какой Зравшун на самом деле, а дед пусть себе цену набивает. Это как раз он сейчас не похож на того грозного правителя, который встретил нас в своем замке и который с легким сердцем отдал меня на растерзание своему лучшему кулачному бойцу. Однако в бормотании Закарита оказалось много информации, которая помогла нам разобраться с его планами, относительно девочки. Он даст возможность Фелидас воспитывать девочку самой, а вот лет с четырех он хотел бы подключиться к процессу воспитания и обучения, есть несколько секретных рецептов и технологий, которые он хотел бы оставить своей любимой внучке. Я был потрясен, какую кипучую деятельность запланировал последний, оставшийся в живых, гость родной планеты Фелидас и Зравшуна. Он зацепился за ту мысль, что я ему подкинул, ассимилировать свою расу к условиям новой для них планеты. Конечно, пока жив Закарит, то его наследники могут проходить чистку крови, даже не подозревая об этом, тут у меня шевельнулась мысль, а как же Зравшун, ведь он на долгие годы сбежал из дома, а значит, он не проходил очистку своего организма весь этот период. Но тут я вспомнил, что у Зравшуна были специальные капсулы, которые он украл у деда при побеге. Я даже вспомнил, что еще такие капсулы Закарит дал нам в поход, когда он нас отправил в замок Варелу. Может, под видом таких стимуляторов, Закарит и подправлял организм Зравшуна, кроме того, думаю, в отряде Зравшуна были агенты Закарита, их просто не могло не быть, ведь он был проинформирован о всех злоключениях своего внука.

.14. Глава 14.

* * *

Тем временем опять пришло время Фелидас перекидываться в волка, король уже давно смотрел на нее снизу вверх, изредка встряхивая шерстью. Мама дорогая, а если они блох нахватаются от наших дворовых собак, вот позору-то будет, да не им, а мне, все же я, принимающая сторона. Тем временем все настойчиво закрутили носами, как же, все интересное уже кончилось, а вот запахи с кухни заставляют животы урчать, так что все к столу, который нужно еще накрыть. Это не заняло много времени и вот мы вольготно расположились за столом, так как два места остались пустыми, волки ели на полу, хоть и из мисок, но все равно, за стол они бы и сами не полезли.

Уже за чаем Закарит таинственно задрал голову в потолок и, продолжая шарить глазами по моему облупленному потолку, загадочно сказал, что ужинать мы будем в более приличных условиях. Зравшун не удержался и ляпнул, не в трактир ли нас хочет пригласить дед? Тот посмотрел на него, как на сумасшедшего.

Ты внучек здесь уже не первый раз, а терминологией этого мира так и не владеешь, точно, твоя сестра будет не в пример умнее тебя. Саблями ты машешь знатно, вон как красиво рубаху Сергею распустил на полосочки. Нет, мы сразу же после обеда отправляемся в новый дом Сергея.

Грузчики уже на подъезде, так что, Сергей, бери только самое необходимое, все остальное там есть, я дом вместе с мебелью и всем необходимым скарбом купил. Сам понимаешь, нет у нас времени бегать по магазинам и выбирать, какие гардины подойдут к цвету твоего рюкзака или спальника. Деньги, ценные вещи, оружие и предметы личной гигиены, с собой, все остальное можешь оставить здесь. Это же тоже твоя квартира, так что пусть хоть что-то здесь останется. - мысленно передал мне Закарит и обвел всех властным, изучающим взглядом.

Я сидел открыв рот, для остальных это не было такой шокирующей новостью. Ну, переедут они в другой дом, ну и что, ведь им лишь бы было где переспать да поесть, пока они не вернуться в свой мир, а вот для меня это было грандиозным событием. Эта квартира досталась мне по наследству, а больше у меня ничего и не было, а тут, целый дом. Мои мысли лихорадочно забегали в моей буйной головушке. Спальники нужно почистить, проветрить и вернуть моим знакомым. Забрать альбом с семейными фотографиями, сабли со всеми причиндалами и дежурный рюкзак с туристическим снаряжением, ну, и любимую кружку. Вот и все что мне ценно и дорого. Мои три тысячи долларов, что я принес через портал, лежали на дне рюкзака, так что я готов на выход, хоть сейчас. Я бросился к спальникам, но меня остановил Закарит. Оказалось, что все уже проветрено, почищено и мы эти спальники завезем по дороге, так что суетится не нужно. Нужно посидеть перед дорожкой. А мы и так сидим. Не прошло и минуты, как в домофон позвонили. Я кинулся открывать. Это действительно, оказались грузчики. Они помогли нам вытащить спальники и мой рюкзак. Оружие, что я, что Зравшун, мы несли сами, под одобрительным взглядом Закарита. Волки вышли на лестничную клетку вместе со мной и я закрыл дверь на замок. Все-таки эта квартира повидала немало странного и интересного, и все благодаря моему любопытству. Не сунься я тогда в горах, на странные звуки, так бы и жил себе безо всяких приключений. Работа, горы. Горы, работа. Вот так бы и доживал свой век, а теперь я неплохой мечник, неплохой лекарь и неплохой маг, да и повидал немало в новом для себя мире. Про работу, в последнее время и не вспоминаю, а надо бы зайти, да выяснить, какие у меня там перспективы. Так в окружении короля и Фелидас, путающихся в ногах, я и спустился к поджидавшей нас у дверей подъезда машине. Закарит все правильно просчитал, машина была небольшая, так что мы, пусть и не с комфортом, но все же расположились в ней и водитель выкатился из моего двора. Вписавшись в основной поток транспорта, он бодро покатил нас к нашему новому дому. Фелидас лежала на полу спокойно, подавая пример беспокойно вертящему головой королю.

Как и говорил Закарит, мы заехали к Вадиму. Тот, на удивление, оказался дома, хотя, почему на удивление, ведь со мной Закарит, и принял у нас спальные мешки. Так, он был неплохим мужиком, только немного занудным. Вот и сейчас он придирчиво стал разворачивать спальные мешки на полу и разглядывать их, не повредили ли чего. Сначала были осмотрены те мешки, что выглядели поновее, а потом пришла очередь и старых. Те не могли не быть без каких-то огрехов. Но вот глаза Вадима стали понемногу расширяться, когда он не увидел нигде знакомых прокуренных дыр и порезов.

Ты что, действительно купил два мешка? Ну, ты даешь! Ладно, у меня к вам претензий нет, давайте прощаться.

Мы поочереди пожали руку Вадиму и выбрались из его дома к ждущей нас машине. Волки хотели пить и я вытащил из своего рюкзака бутылку с водой, потом поочереди напоил обоих зверей с ладошки и вернул бутылку обратно в рюкзак.

А они нас не покусают? - раздался вопрос со стороны грузчиков.

Нет, они не кусаются. - Успокоил я двух амбалов, а сам про себя подумал, - Они же только убивать могут, а так просто, баловаться, не умеют, у них порода не та.

Это точно! - Пришла мысль со стороны Фелидас, а король просто мысленно подтвердил, что ему легче вскрыть горло у жертвы, чем имитировать агрессию. Он не уверен, что инстинкты зверя не преобладают над разумом человека.

Я мысленно даже присвистнул и с уважением посмотрел на Фелидас, ведь она столько раз была со мной в окружении огромного количества народа и ни разу ничем не спровоцировала агрессию. Бандиты не в счет, там она защищалась. Все же повезло мне с напарниками, один Зравшун чего стоит, я ему без раздумий спину доверю, столько раз мы друг друга выручали, что и считать не хочется, напрашивается только одно слово, "всегда". Ликуре я обязан своими магическими способностями, да и просто, как человек, она приняла живейшее участие в моей судьбе в новом для меня мире. С Варелу нас связывало оружие, живого участия в моей судьбе он не принимал, но и жене не перечил, а это главное. С королем я еще пока мало знаком, там все время приходится держать дистанцию, все-таки монарх целого королевства. Ну а Фелидас, это мое самое слабое место. Я для нее все сделаю, неважно, попросит она что-то или нет. Тут я бессилен перед своими чувствами. Закарит стоит в стороне. Я не могу назвать его своим другом и даже не потому, что он все делает с каким-то дальним прицелом, просто с высоты его прожитых лет он выступает для меня в роли аксакала, непререкаемый авторитет. Ну, а второй абстрактный минус, это то, что он может читать меня как здесь, так и там.

Да ты не волнуйся! Ты для меня самый приятный пассивный собеседник. Я так называю тех, кто активно транслирует в пространство свои мысли. Твои мысли чисты и, не скрою, интересные, а за Фелидас спасибо. Вопрос о ее заинтересованности тобой лежит только в ее компетенции и пойми, я на нее воздействовать не буду. Все должно идти естественным путем, как и у моего внука. - Все это транслировалось в ментале, но эмоции он умудрился передать даже там.

Хорошо, я понял, что теперь? Что мне нужно делать?

Да ничего. Ты уже сделал столько, что я о тебе никогда не забуду. Это ведь твоя идея, адаптировать мою расу к условиям новой для нас планеты. А сейчас мы приедем в твой новый дом и начнем его обживать. Прошу тебя, пусть это место будет нашей резиденцией. Не за себя прошу, а за твоих новых друзей. Если я здесь и появлюсь, то только в обществе или Фелидас, или ее дочки, а может с обоими сразу.

Тем временем машина подъезжала к окраине города. В этом месте было элитное жилье. Тут у меня зародились смутные подозрения. Я искоса бросил взгляд на невозмутимо сидящего Закарита.

Ты что, где-то здесь дом и купил?

Закарит хитро улыбнулся и незаметно кивнул.

.15. Глава 15.

* * *

Все-таки, когда мы увидели особняк, то я понял, что он выделялся среди всех остальных тем, что был самым низким и самым простым среди всего этого великолепия. Я и раньше понимал, что некоторые люди из кожи вон лезут, чтобы выпятить свой достаток. Самое страшное, что они действительно имеют этот достаток, только вот заработан он нечестным путем. Все вокруг знают, что это наворовано. Это попахивает мазохизмом или напоминает корриду, когда вор машет красной тряпкой перед носом служб финансового контроля и налоговой инспекции.

Тем временем мы стали выгружаться из машины. Ворота гостеприимно открылись и мы увидели обширный двор. Гостевой домик стоял рядом с воротами и я, не говоря ни слова, устремился к нему. Все, ничего не понимая, бросились за мной, а меня, только я заскочил вовнутрь, стало трясти не на шутку. Я представил налоговых инспекторов, которые ненавязчиво интересуются, откуда у меня взялись такие деньги? Мне придется неубедительно врать. Самое главное, что я не могу вести себя так, как преподносят себя заворовавшиеся бизнесмены. У тех за спиной или сила, или деньги, а у меня ни того, ни другого. Мою истерику прервал Закарит. Он степенно вошел в гостевой домик и все покинули его, как по мановению волшебной палочки.

Сергей, смотри на меня. Сейчас ты погрузишься в сон, а когда проснешься, то ни один клерк, как из государственных органов, так и каких-либо других, не сможет тебя морально подмять под себя. С остальными ты останешься таким же, как был, но защищать себя в моральном плане ты сможешь, а это главное. А теперь спать!

Когда я пришел в себя, то в гостевом домике не было никого. Я поднялся с пола и пошел разыскивать своих гостей. Ворота были закрыты и волки по двору не бегали. Значит, их состояние уже пришло в норму, пришло оно и у меня. Да, с Закаритом как-то спокойно в нашем бешенном мире, я зауважал его еще больше. Ну раз никого нет ни в гостевом домике, ни во дворе, так что нужно идти в главные хоромы и занимать там себе место, где будет мое гнездышко. Парадоксальная ситуация, гости приспособились к новому дому быстрее, чем сам хозяин этой недвижимости. Меня аж передернуло, хозяин недвижимости. Я никогда не считал себя хозяином недвижимости, а считал себя хозяином квартирки.

Мое душевное состояние стремительно возвращалось в норму. Я пересек двор, вошел в центральные двери, и почти пересек холл. Никого видно не было. Я для себя решил, что они все куда-то ушли, когда с шумом открылась боковая дверь, и в холл ворвались король с Зравшуном в махровых халатах. Они были распаренные, значит здесь есть и баня. Интересно, кто сейчас париться в бане, Закарит или Фелидас?

Фелидас. А ты давай, быстро поднимайся на второй этаж, там по правую руку есть приметная дверь вот в нее и входи, нужно все бумаги оформить, нотариус уже здесь. Иди быстрее, а то я уже устал его развлекать, и в комнате общаемся голосом, а не мысленно, а то он уж очень насторожен, может и учуять подвох. Я твой дядя и это я приобрел тебе в подарок дом. Все. Не тяни. Поднимайся.

Я быстро взбежал по лестнице на второй этаж и повернул направо. Да ошибиться было невозможно. Видимо бывший хозяин отдавал личное предпочтение своему рабочему кабинету. Дверь была великолепно отделана инкрустацией из дорогих пород деревьев. Толкнув ее, оказался в богато обставленном рабочем кабинете. За столом сидели двое, Закарит и незнакомый мне нотариус. Если честно, то это был первый нотариус в моей жизни. Как-то не пришлось мне с ними пересечься в моих прошлых бытовых делах. Да и дел-то особых у меня и не было. Все рабочие бумаги были уже разложены на столе, так что мне пришлось только расписаться в договоре и в журнале регистрации договоров. Все мои документы непостижимым образом оказались на этом же столе, так что все формальности были соблюдены и нотариус раскланялся с нами, получив от Закарита оговоренную плату. Я, по просьбе Закарита, пошел провожать нотариуса. Все свои действия, в незнакомом пока для меня доме, я получал по ментальному каналу. Я уверенно открывал, что двери дома, что калитку на воротах нашего особняка. Здесь, когда нас вместе не видел нотариус, мы могли позволить себе ментальное общение, кроме того Закарит мне все же помогал показать себя уверенным хозяином своего дома. Мы распрощались с нотариусом и я вернулся в дом. Здесь все собрались в холе. Фелидас вся светилась от счастья, ощущая себя чистой и распаренной. Обстановка была непринужденная. Ее еще больше разрядил Закарит, который, как основное действующее лицо этой аферы, спустился по лестнице и небрежно представил всем нового хозяина этого великолепного особняка, который, он надеется, будет их официальной резиденцией в этом мире. Ведь я не откажу им в этой малости? И он строго, но хитро посмотрел на меня. Я чопорно раскланялся со всеми, фривольно одетыми высокорожденными гостями и сообщил им, что мой дом, как этот, так и тот, всегда в их распоряжении. Я рад принимать их у себя и они всегда будут самыми желанными моими гостями.

Это дело надо обмыть. Я тут, по случаю, прикупил бутылку дорогого коньяка. Слышишь, внучек, специально для тебя проговариваю, чтобы ты не только слышал, но и слушал. Нужно уметь очень быстро приспосабливаться к новым для тебя условиям. А теперь все за стол, а наш новоиспеченный хозяин дома принесет нам рюмочки под коньяк и не забудь лимончик нарезать.

Я только хотел было открыть рот и поинтересоваться, где тут что стоит, как в меня потекла информация от Закарита. Это было что-то новое. Он не проговаривал мне, как раньше, куда идти и как открывать или закрывать дверь. Информация просто влилась потоком в мой мозг и там рассредоточилась по отдельным уголкам моего сознания. Теперь я мог ориентироваться в своем новом доме, так что я отправился на кухню и, вытащив из одного из трех холодильников лимон, нарезал его тоненькими кружочками. Выложив все это на тарелочку, я насыпал туда горку сахара и пошел доставать коньячные фужеры. Видимо Закарит успел пообщаться с хозяином этого особняка и вытащить у него из головы всю полезную для него информацию. Сейчас эта информация была у меня, так что я все сделал как надо и мы вольготно расположились за журнальным столиком, придвинув к нему пару кресел.

Обмывание прошло не совсем в традициях моего народа, ведь стоимость обмывания не превысила стоимость того, что обмывали. Всем захорошело, а у некоторых стали закрываться глаза. Этот момент и выбрали Фелидас с королем, чтобы сообщить нам всем, что на них накатывает. Я решил их поддержать и вот в холе сидят три огромных черных волка. Все остальные, от удивления, терли свои глаза. А что, я ведь уже засветился своими возможностями в королевском дворце, когда спасал всю королевскую фамилию. Мы бросились к дверям на улицу, но те оказались закрытыми. Не беда, я вновь обрел свою человеческую сущность и открыл нам всем двери. Волки выскочили во двор, а я, помахав оставшимся в доме, вновь превратился в волка. Мы гонялись друг за другом по всему двору. Мышцы зверей требовали соответствующей нагрузки, так что, когда волков потянуло справить свои потребности, то я вернув себе человеческий вид, пошел открывать им двери в дом. Едва они переступили порог, как я снял с них амулеты и поинтересовался, понравилось ли им здесь?

.16. Глава 16.

* * *

Гости восторженно закивали головами, похоже, Закарит никому ничего не сказал о том, что это он приложил руку к покупке этого дома. Как бы там ни было, а процесс уже запущен, так что и я попросился сходить в баню, а то, они вон какие распаренные и чистенькие, а я, нет. Мне решили составить компанию король с Зравшуном. Закарит не рискнул подвергать себя такой экзекуции, помыться, это одно, а сидеть в печке, это совсем другое. Бросив Закариту, что типа, нам больше достанется, Зравшун закрыл за нами дверь перехода к бане.

Да, баня была отменная, на любой вкус, так что мои компаньоны направились в финскую, а я, юркнул в русскую. Отхлестав себя веником и высидев положенное на полке, я выскочил в общий предбанник. Там уже отдыхали мои гости, ведь они совсем недавно ходили в эту баню. Пробежав мимо них, я прыгнул в небольшой, буквально, метр на метр, бассейн. Уже в полете меня догнал предостерегающий крик Зравшуна о том, что вода там ледяная, но я-то об этом догадывался, а они нет, так что кина не получилось, и я не вылетел оттуда пулей, а продолжал макаться с головой, пока не почувствовал, что тело стало покалывать как иголочками. Выбравшись на пол, я успокоил их и сознался, что так и должно быть в бане. Для кожи и сосудов очень хорошо получить такой контраст. Оба мои компаньона по бане только покачали головами. Прозвучало что-то типа, у дураков свои причуды, причем звучало это синхронно от Зравшуна и короля, так что мне пришлось оставить их фразу без моих ехидных комментариев, все же с монархами не спорят, себе дороже.

На второй заход оба мои гостя выразили желание посетить русскую баню. Я только жестом указал им на дверь парилки. Мы ворвались в парную, и я тут же захлопнул дверь, чтобы не терять пар. Предложил королю лечь на верхнюю полку, а я пройдусь по нему веничком. Король, не ведая о подвохе, улегся на живот на всю длину полка, от стенки до стенки, так как парилка была небольшой. Я вытащил из кипятка дубовый веник и прошелся по спине и ногам монарха. В следующее мгновение король как ошпаренный пронесся мимо нас и захлопнул дверь за собой. Не удивлюсь, если он ее еще и подпер своим плечом. Я молча указал Зравшуну на верхний полог и вопросительно кивнул. Тот обреченно полез наверх. Я посоветовал расслабиться и прикрыть уши и лицо руками, так легче переносить пар, расходящийся от веника. Тот исполнил все в точности, а я начал нахлестывать его, изредка прижимая веник к его телу свободной рукой. Зравшун пока терпел. Мои удары чередовались с паузами, когда я или прижимал веник к его разгоряченному телу, или мелко тряся веник, проводил им вдоль спины или ног Зравшуна. Тело наемника уже не напрягалось при каждом ударе, да и голосом он уже не ойкал, а блаженно выдыхал воздух. Дверь с легким скрипом отварилась, и в парную заглянул король, его неуемный энтузиазм требовал проверить, почему его никто не преследует? Когда он разглядел, что творится в парилке, то робко вошел внутрь, но был готов дать деру.

В это время Зравшун почувствовал, что уже упарился, он привстал на локтях, чтобы подняться, но я напомнил ему, что я отхлестал его только со спины, а есть еще и передняя часть туловища. Я его с удовольствием попарю, ему только следует прикрыть два места, лицо и свой пах.

А что, давай, доделай свою работу.

Он перевернулся и прикрылся так, как я ему сказал. Мой веник запорхал по его телу. Вскоре он понял, что лицо следует прикрывать, растопырив пальцы руки, так как ширины ладони явно не хватало. Король стоял возле двери и смотрел на это открыв рот.

Эй, племянник, это что, действительно так здесь парятся?

Да, дядя, и это очень здорово! Серигей очень умело парит, так что я получил удовольствие. Может ты ляжешь под его веник?

Лягу, но не на долго, все же я король, а не наемник. Я более изнежен, так что обращайся со мной помягче, Серигей.

Как пожелаете, Ваше Величество. В моем мире была одна древняя цивилизация, которая очень высоко ценила бани. Они назывались термы каракаллы или что-то в этом роде. Наши ученые очень уверенно называют ни разу не слышанные ими древние названия. Озвучивают мертвые языки. Но дело не в этом, та империя очень часто использовала бани как место решения важных вопросов среди довольно знатных людей. Для них это был целый культ.

Рассказывая это я нахлестывал короля, слегка сдерживая удары, но ведь в парилке самое главное, не сила удара, а сколько пара несет на себе веник, да и какая парилка. Парилка была классная, так что король еле выполз из ее дверей. Ну, не на коленках конечно, но ослаб он изрядно. Его таскало из стороны в сторону. Следовало помочь, и я подкорректировал его курс с конечной точкой в периметре бассейна. Под сводами предбанника раздался визг, который оборвался, когда голова короля погрузилась полностью в ледяные воды. Миг, и он вынырнул, а тут и мы с Зравшуном подхватили его и выволокли к нам. Глаза короля метались из стороны в сторону, но вот обвинять было некого, так как корректировал я его дистанционно, как научила Ликура. Я ведь видел, что его нужно макнуть, а то, организм вразнос пошел, а так стресс, и все, уже сидит, как огурчик.

В парилку мы заходили еще три раза, Зравшун с королем все удивлялись, что я сам не парюсь, а только их веником и обхаживаю, наивные, попробовали бы сами веником помахать в разогретой парилке, так что я получаю не меньше их. Мы последний раз отдохнули в предбаннике и стали собираться на выход.

Да, умеете вы отдыхать! - Покачивая головой говорил король. - Зравшун мне о таком не рассказывал, хотя, про баню в баронстве, он мне поведал, но как-то без восторга.

Если честно, то мы там попариться нормально просто не успевали, то одно, то другое. Там в основном мылись, да и баня, это еще и традиция. Местный люд пока не готов к такой экзотике. Ну, что, отдохнули? Думаю, следует вернуться к Фелидас и Закариту, они нас заждались. Да и, наверное, следует готовиться к нашему возвращению в королевство, все же следует вернуть к нормальной жизни королеву и принца.

Оба мои компаньона согласно кивнули и стали вытираться. Это мало помогало, организм все еще продолжал потеть. Так что мы завернулись в махровые халаты и вернулись по галерее обратно в дом. Там, уже спокойно, мы попили чаю и поговорили о том, как будем возвращаться. Нужно было обеспечить всех продуктами, одеждой, рюкзаками. Я поинтересовался, как это они так быстро оказались у меня? Здесь прошло всего три дня, а у них около десяти. Король кивнул, но оказалось, что в роли катализатора выступил Закарит. Он появился буквально на следующий день, после того, как демоны учинили расправу над членами королевской семьи. Если бы они отправились ко мне обычным путем, то на дорогу у них ушло бы около полумесяца. Однако в это вмешался Закарит и они все обнаружили себя перед переходом. Экипировка на всех была походная, но вот продуктов на дорогу не было ни каких. Через переход их вел Закарит, он заставил всех связаться в единую цепь, а черного коня толкал впереди себя и уверенно вел их, как будто проходил здесь не раз.

Я отметил для себя, что Закарит не только слышит мысли, но и может брать из головы ту информацию, которая основывается не только на памяти, но и на мышечных и магических ощущениях. Нужно поговорить с ним об этом, может, этому можно научиться? Все-таки я больше ментальный маг, чем обычный. Я все еще продолжал обдумывать эту мысль, но мой практический опыт запустил мысли о том, что нам следует опять закупить лапшу и пюре, а также взять еще пару походных горелок с посудой.

.17. Глава 17.

* * *

Оказалось, что Закарит все просчитал и взял запас продовольствия на всех, а так же прикупил нам новую экипировку. Когда я поглядел на то, что он купил, я просто выпал в осадок. Как ему удалось купить самое лучшее снаряжение, о котором я мог только мечтать, но вспомнив о его возможностях, только рукой махнул. Разложив все вещи на диване в холле, я присмотрелся к ярлыкам и понял, что это нужно срочно исправлять. Взяв в руки три комплекта одежды и обуви спросил Закарита, где он все это покупал? Тот назвал очень дорогой магазин спорттоваров и я направился к дверям.

Куда это ты собрался, Сергей? Что, одежда не понравилась? Но ведь я все это вытащил из твоей головы, так что должно было подойти идеально.

Да оно и подходит идеально, но только для меня и Зравшуна, а вот то, что у короля огромная ступня, да и роста он повыше нас с Зравшуном будет, а у Фелидас, наоборот, ножка маленькая, и ростом она пониже, ты не проинтуичил, вот и пойду менять, только чек из магазина нужно взять с собой, да и тебя прихвачу, так как третий комплект для тебя, уж о себе, любимом, мог бы и побеспокоиться, да в магазине обувь и одежду примерить.

Закарит посмотрел на меня с прищуром, а потом кивнул, что да, не проинтуичил, вот и пойдем менять. Мы оставили всех готовиться к походу, а сами отправились в магазин. По дороге я расспросил Закарита, как он доставил всех к месту перехода, тот признался, что на подземном метро, но вот в капсулу он их запихал, как сельдей в бочку, еле самому места хватило. Я не удержался и поинтересовался, а как он их на поверхность вытаскивал. Закарит посмотрел на меня непонимающе, а потом бросил только одну фразу, ментально заставил. А ведь и точно, я же мог и сам так поступить и с Зравшуном и с Фелидас, но потом отмел все это. Ну и что, зато я все проделал сам и использовал какую-никакую смекалку.

В магазине все поменяли без возражений, так как о своей репутации там заботились не понаслышке. Пока упаковывали одежду, Закарит появился с небольшим чехлом в руках. Он протянул мне его и попросил принять в подарок, так как свою ошибку признает. Я открыл чехол и обомлел, там лежал французский ледоруб о котором, как о несбыточном, я мечтал долгие годы. Да, подарком мне Закарит угодил. Тот прочувствовал идущее от меня удовольствие и понял, что он прощен. Я ему сказал, что таким, только попроще, я спас жизнь моей любимой учительнице, Ликуре. Я тогда метнул ледоруб только чтобы напугать того стрелка, но ледоруб удачно, для меня, воткнулся в того нелюдя.

Мы вернулись домой и начали собираться в дорогу. Все получили вещи по их размерам, а не только одного, моего размерчика, и унеслись примеривать обновку. Выдвигаться решили завтра, рано утром, есть шанс угадать с временем суток на той стороне, а, значит, сможем сразу двинуться дальше. Я, тоже, пошел примерить и подогнать свою одежду, да прихватить что-нибудь полезное из своего походного арсенала. Когда я спустился в холл, то там все уже собрались. Наряд на всех был одинаковый, так что на остановке мы сойдем за туристическую группу каких-нибудь иностранцев.

В этот день спать легли рано, мои эмоции зашкаливали. Сумятицу вносили два персонажа, король и Закарит. Их здесь просто не должно было быть. Королю есть чем заниматься в своем королевстве, да и Закарит обещал не появляться здесь, но, видимо, любопытство победило, или еще какие-то неизвестные мне обстоятельства. Постепенно сон взял свое, чтобы резко закончиться трелью звонка будильника на сотовом телефоне. Пора было вставать и будить всю нашу разношерстную компанию. Я пробежался по комнатам и постучав в двери напоминал всем, что пора вставать, только одна дверь распахнулась еще до того, как я туда постучал. На пороге стоял Закарит и подгонял Зравшуна, Тот пытался натянуть на наше альпинистское снаряжение еще и свою сбрую с саблями. Я только успел рявкнуть "Отставить!", и напомнил Зравшуну, что сейчас мы умываемся и идем завтракать. Королю с Фелидас еще по двору побегать надо, а вот, когда перейдем на ту сторону, то там его клинки будут в самый раз.

Утренние процедуры прошли на ура. Все были вежливы и пропускали друг друга. Король с Фелидас прибежали взмыленные, ведь это в последний раз, когда можно поноситься в таком классном теле. Часика через три мы уже будем выходить из портала перехода между нашими мирами. Завтракали молча, только и слышны были царапанья вилок по тарелкам, да и ложки стучали, что по тарелкам, что по чашкам. Наконец все сыто откинулись на стульях и я предложил через полчасика выдвигаться на остановку. Закарит остановил меня движением руки и сообщил нам, что не нужно никуда идти, так как сейчас приедет знакомая машина, но только без грузчиков и нас доставят прямо к месту перехода. Все пройдет как надо, не нужно нервничать, так как безопасность и анонимность этой операции он уже обеспечил, и он строго посмотрел на меня. Я здесь был единственным человеком, которому было известно, что Закарит очень сильный менталист, так что я все понял, и еле заметно кивнул старику.

Через пятнадцать минут к воротам подкатила та самая машина, на которой мы и приехали сюда. Мы, нагруженные рюкзаками, двинулись к машине, в руках у каждого было по паре альпенштоков. Это я настоял на том, что такие палочки можно взять с собой в поход, с ними легче подниматься в гору или наоборот, спускаться с горы, а так же просто идти по равнине, а при переходе через реку или ручей, они вообще, незаменимы. Я шел замыкающим и закрывал все двери и запирал замки. По возвращению установлю здесь систему безопасности, видеокамеры, датчики на движение и подключу к этой системе домофон и систему дистанционного открытия ворот и калитки.

Тем временем рюкзаки были уложены в задней части машины, а мы расположились на пассажирских креслах. Машина тронулась, и все неосознанно посмотрели на мой новый дом, а точнее, на нашу общую резиденцию. Теперь мой статус в глазах короля значительно поднялся и я мог рассчитывать на его благосклонность, если Фелидас примет мои ухаживания. Ей, правда, нужно еще родить дочь, до этого я решил не заводить с ней никакие разговоры на эту тему.

Дорога между тем поднималась все выше и выше, на постах полицейские отворачивались от нашей машины, так что никаких препятствий для нашего возвращения не наблюдалось. Еще немного, и машина, завывая двигателем, забралась по грунтовому серпантину и, уже спокойнее, проехала мимо домика лесника, а там, еще минут через двадцать мы были на месте. Вся наша группа организованно высадилась, разобрала свои рюкзачки. Водитель, как зомби, развернулся на небольшом пятачке и заспешил обратно. Машина, светя задними фонарями при торможении, скрылась за очередным поворотом, совсем потерявшись из вида. Теперь можно было двигаться к переходу, построившись в цепь и связавшись одной веревкой. Все приготовления закончились и я первым двинулся по направлению выложенной мной стрелки. Думаю, что кроме Закарита эту стрелку никто не видит. А вот интересно, как они прошли на эту сторону, не потеряв никого по дороге? Ведь в моей голове точных сведений по технике этого прохода не было..

.18. Глава 18.

* * *

В портал двинулись неторопливым шагом, все же длина шага у всех разная и мы, неосознанно, подстраивались под темп движения Фелидас. Несколько поворотов прошли достаточно уверенно, туман был густой и звук почти не распространялся вокруг нас. Внезапно Закарит похлопал меня по плечу. Я остановился и повернулся к нему. Тот тихо спросил меня, где я увидел другой мир, когда здесь случился обморок у Фелидас. Я только хотел спросить Закарита, откуда он это знает, но вовремя вспомнил о его способностях. Закарит повернулся к идущему за ним Зравшуну и приказал всем сесть и немного отдохнуть, а Закарит и я сходим на разведку. Все послушно уселись на свои рюкзаки, а мы, отвязавшись от общей связки, двинулись по моей квадратной спирали. Надо отдать должное Закариту, он очень удачно выбрал момент когда нужно было со мной заговорить. Мы прошли не более пятидесяти метров, и я привел его к выходу в мир Ликуры. Пришлось предупредить Закарита, что еще пара метров, и мы выберимся из тумана, вот там и будет другой мир. Закарит отодвинул меня с тропы, и решительно двинулся вперед. Было видно, как он, как и я, осторожно выглянул за кромку тумана и пару минут всматривался в даль. Затем он вернулся ко мне и мы двинулись обратно. Я, идя впереди через плечо спросил Закарита, а как они смогли пройти через мой портал. Закарит усмехнулся и бросил только одно слово, "кони". Я аж сбился с шага,

А как вы с ними смогли поговорить, ведь они общаются только со мной.

Ну, я с ними и не разговаривал, я просто заглянул к ним в память, нашел того, кто тебя протащил через портал и взял его под свой контроль. Так мы и прошли портал, а потом он вернулся обратно. Вообще, с животными, а особенно с этим конем, все гораздо проще. Он мыслит яркими образами, которые как цветные иллюстрации демонстрировали мне весь твой путь. Не переживай, мне этот путь не интересен, я сейчас, на многие годы буду очень серьезно занят. Мне нужно подготовить программу по обучению моей внучки, а затем просто последовательно выполнять ее. Однако, если будет необходимость, то не обессудь, я приду к тебе в гости.

Буду только рад. - Пробормотал я и задал еще вопрос, зачем мы ходили смотреть на этот мир. Закарит задумался, а потом сказал, что он побывал в пяти мирах, когда был молодой и участвовал в различных экспедициях, но вот на этой планете не был, это точно, и еще, там он почувствовал зло, а значит, что-то очень злобное обитает в этом мире и его или его последователей очень много. Так что лучше туда не соваться.

Я только кивнул головой, мне и Ликура давала такое же наставление. - И правильно, что давала, ты же как сосунок, полезешь неведомо куда, а там что-то страшное, даже я бы не рискнул туда сунуться. Я уже знаю, что Ликура из этого мира, так что не суетись, но другим об этом знать не нужно. Тебе я тоже, о твоем учителе ничего больше рассказывать не буду, но уважаю я ее теперь гораздо больше, чем когда просто слышал о ней. Сильная личность. Тебе повезло с учителем.

Вскоре из тумана проступил силуэт сидящего в нетерпении Зравшуна и, как только мы поравнялись с ним, то обвязались веревкой и скомандовали подъем. Наша связка двинулась дальше и вскоре, выбралась на знакомую равнину. Время было обеденное, судя по светилу, но мы проголодаться не успели, так что поменявшись проводниками, двинулись за Закаритом. Я нисколько не удивился, когда старик решительно свернул к одной из рощ, так сиротливо стоящей в этом желтом мареве сухой травы. В роще обнаружилась и небольшая полянка, на которой все наши спутники дружно повалились без чувств. Старик направился к знакомому пню и, отвалив его указал пальцем вниз, сообщив мне, что я работаю потаскуном, в смысле, таскаю наших попутчиков вниз и рассаживаю их в транспортное средство. Он уже старый и ему не следует поднимать тяжести, так что вся надежда на меня.

Я даже спорить не стал. А какой смысл? Ему подчинить меня, раз плюнуть, так что лучше я проявлю инициативу, чем буду чувствовать себя как какая-то скотина. Из всех наших попутчиков, только с королем вышла небольшая заминка, так как он был высокого роста и его было очень неудобно опускать вниз. Я не таскал их на себе, а сделав несколько петель, обвязывал тела и спускал на веревке. Благо высота была небольшой, не более семи метров, нашей веревки вполне хватало, чтобы спуск не представлял проблем ни для меня, ни для тех, кого я спускал вниз. Наконец последнее сонное тело я оттащил в то транспортное средство, на котором когда-то я ехал в компании Зравшуна и Фелидас. Выбравшись наружу, я сообщил Закариту, что все готово и можно спускаться в бункер или метро, не знаю, как это у него называется, в общем, вниз. Закарит на секунду завис, а потом сказал, что на метро, конечно, похоже, но только в упрощенном варианте. Мы спустились к двум модулям, в которые я равномерно загрузил наших попутчиков. Я помнил, как мы размещались в первый раз. Сейчас, в одном из модулей будет так же, а вот во втором, я больше чем уверен, поедет Закарит и Фелидас. Закарит посмотрел на меня, но ничего не сказал, хотя уголки его губ скривились в усмешке. Мы расселись по модулям и наш поезд тронулся. На этот раз мы неслись в полной темноте, видимо нужно было либо маскироваться, либо, экономить энергию.

Как бы там ни было, а через достаточно большой промежуток времени мы стали сбрасывать скорость. Судя по перегрузке, скорость была не шуточная. Еще минут пятнадцать мы останавливались. Пока это происходило, я вспомнил, как наша поездка закончилась в прошлый раз, но тогда и скорость была другой, видимо Закарит беспокоился о своей снохе. Наконец модуль полностью остановился и я стал вытаскивать наших попутчиков. Подъем произвели, как и спуск, на веревке. Я только успевал подносить тела к лежащей на дне веревке и цеплять страховочный карабин с куском репшнура, привязанного к основной веревке, к ремням моих попутчиков. Через полчаса последнее тело было вытащено из колодца и Закарит лично вернул пень на место. Через некоторое время наши попутчики стали приходить в себя.

Закарит, ходил среди них и покрикивая торопил их просыпаться и отправляться к королевскому замку, а то, скоро наступит ночь. Действительно, светило скатывалось за горизонт, а по законам этих мест, кто не успел, тот опоздал, так что могут и короля заставить ночевать под стенами замка. Народ относительно быстро пришел в себя. Каждый хватал свой рюкзак и отходил в сторону, к Закариту. Сборы заняли не более пяти минут, Мы не сговариваясь, припустили за Закаритом, который с хода предложил высокий темп нашего движения. Я на ходу сдернул с Фелидас ее рюкзак и пристроил его у себя на груди, а что, мне не привыкать носить такие грузы, да еще в гору, а тут, красота, только-то и нужно, что под ноги смотреть, одним словом, равнина. Еще через пятнадцать минут вдалеке стали проступать очертания какого-то замка, мы еще немного ускорились и вот, с последними лучами заходящего светила, мы примчались к воротам этого замка.

.19. Глава 19.

* * *

По доносившимся до меня фразам моих попутчиков, это был королевский замок, но вот ворота я не узнал, может они отсюда по-другому смотрятся, чем я видел их изнутри? Хотя, конечно по-другому, да и не могу я их помнить, я ведь отсюда ехал в бессознательном состоянии, в нежных, крокодильих зубах черного вожака конского табуна барона, вернее герцога Варелу. Донжон выглядел как случайная нашлепка над воротами. Как тут оборонялся герцог, ума не приложу? Тут же все открыто, да и близко к противнику очень. Если бы демоны успели, то взяли бы незадачливого герцога под свой контроль, он бы еще по нам огонь открыл. Тем временем страже было предъявлено что-то, что позволило всему нашему отряду ввалиться внутрь периметра замка. Сразу вспомнились все пожелания, которые я хотел высказать королю или кому-нибудь, кто занимается охраной замка. Однако вскоре пришлось про это забыть. Меня освободили от моего рюкзака охранники, которые сопровождали нас, а король с Фелидас потащили меня по каким-то коридорам в центральную часть дворца. Замок и в прошлый раз показался мне старым, а сейчас он выглядел весьма обветшалым, видимо у короля руки не доходят до него. Лучше вовремя исправить мелкую поломку, чем потом делать капитальный ремонт. Вот и еще одна тема, которую нужно обсудить с королем. Нельзя так запускать свою собственность.

Тем временем мы оказались перед тяжелой деревянной дверью. Целое состояние, по нынешним временам. Король толкнул створку и мы вошли в темную комнату с тяжелым застоявшимся воздухом и неприятными миазмами витающими в этом помещении. Я поинтересовался, кто из лекарей наблюдает больных? Оказалось, что те самые прославленные королевские лекари. Фелидас укоризненно посмотрела на брата. Тот развел руками, а что прикажете делать, если больше никого нет, они, защищая свое место рядом с королем, всех остальных извели, кого номинально, а кого и реально. Яд, кинжал, разбойники, короче все что доступно за хорошие деньги. За нами послышался звук открываемой двери и в полутьме этой комнаты я разглядел фигуру Аршиса. Ясно, тайная служба, а может служба внешней или внутренней разведки поспешила на доклад к королю. Король поднял руку, призывая не пороть горячку и посмотрев на меня, попросил начинать лечение, а он уведет беспокойного Аршиса к себе в кабинет. Поинтересовался, оставить ли здесь сестру, но я только отрицательно покачал головой, сейчас я буду преображаться в такую безобразную сущность, что моим надеждам на благосклонность Фелидас, придется распрощаться со всякими перспективами даже быть просто другом матери Зравшуна.

Не прошло и пары минут, как я остался совершенно один в этом рассаднике всех мыслимых и немыслимых заболеваний. О гигиене тут, похоже, никто не думает, а местные маги-лекари, тем более. Видимо считают это выше своего достоинства. Нужно было что-то предпринять, но вот что? Тут я вспомнил, как мы с Ликурой гоняли магический сгусток. А что, если использовать его здесь, как кварцевую лампу или ультрафиолет. Когда мы баловались им с Ликурой, то я ясно ощущал запах озона, а он сейчас здесь будет очень кстати. Я создал небольшой сгусток магии или плазмы, кто его разберет? И принялся перемещаться по комнате, стараясь, чтобы озон распространился всюду. Эта процедура заняла около десяти минут, так что следовало поторопиться, а то кто-нибудь захочет сюда заглянуть, а я буду в несколько непривычном, а может, и в неприличном виде. Скинув с себя всю одежду, я юркнул за одну из портьер и преобразовал свое тело в лакурье. Отсюда я мог дотянуться до моих больных, так что процесс лечения начался. Первым делом я заставил все шрамы рассосаться, не гоже моим пациентам носить такие шрамы, все же я ученик такого великого лекаря, как Ликура. Она всегда скрупулезно подходит к процессу лечения и...., оставляет шрамы, которые сами, со временем, рассосутся, но передо мной же королевская фамилия, так что лечим их не щадя живота своего. Дальше я принялся просматривать все жизненно важные органы и выводить их функциональный уровень на тот, который характерен для здорового человека. Вскоре оба мои пациента задышали более глубоко, так что, думаю, что вскоре они очнуться. Я сменил тело на человеческое и принялся одеваться, не хватало, чтобы меня застукали в таком неподобающем виде. Мне почти удалось одеть все, что я сбросил с себя, когда дверь с грохотом открылась и в комнату ворвалась Ликура. Я вздохнул с облегчением, теперь то уж больным ничего не угрожает, Ликура все поправит, как надо.

Ну, здравствуй, ученичок! Натворил ты дел, если честно, но, как видишь, все обошлось. Мне ведь и с богами пришлось поговорить, чтобы оправдать твою выходку, но если честно, то, если бы не ты, то я бы смогла вернуть к жизни только одного, да и то, не факт, уж больно раны были ужасными.

Спасибо тебе Ликура, ведь боги не оставили меня и, представляешь, помогли мне в моем мире выйти из очень щекотливой ситуации. Помнишь, я говорил, что наши стражники не разрешают нам ходить с колюще-режущим оружием. На моих клинках была кровь того мага, что продался демонам и открыл им путь не только на планету, но и во дворец короля. Я снес ему голову и затем, скинув одежду, ну, ты понимаешь, для чего, принялся лечить всю королевскую семью. Уже в процессе лечения я понял, что меня не хватит на всех, я вернул к жизни короля и его сестру. Короля, потому что государство нельзя было оставлять без власти, да еще в такой щекотливый момент, а Фелидас, потому, что... Да там было очень много причин, и все, главные.

Ликура посмотрела на меня хитро и поинтересовалась, не нравится ли мне Фелидас. Да, крыть было нечем, но я попытался оправдаться, что здесь наложился отпечаток и того, что Закарит попросил меня проследить за Фелидас и всячески оберегать ее, так как ему не безразлична та девочка, которая вскоре появиться у Фелидас. В общем Я полностью вылечил короля и Фелидас, а остальных ввел в кому и сейчас возвращаю их к жизни. Они вот-вот должны прийти в себя. Очень хорошо, что Ликура пришла сюда, так как если что-то пойдет не так, то, я надеюсь, она мне поможет.

Ликура строго погрозила мне пальцем, но чертенята в глазах продолжали плясать. Ясно, что все остальные доводы моего пристрастного отношения к Фелидас она отмела, как несущественные, а вот моя личная заинтересованность в здоровье Фелидас была ей воспринята положительно. У меня отлегло на душе и я предложил моему учителю переключиться с моих душевных тайн, на здоровье королевы и ее сына. Те, уже начали подавать признаки жизни, и Ликура приступила к проверке их жизненных показателей. Со стороны это выглядело так, как будто Ликура прислушивается к чему-то, находящемуся в стене, за кроватью с двумя телами наших пациентов. Это продолжалось довольно долго, тело Ликуры слегка поворачивалось, когда она перемещала фокус своего магического внимания, на периферию тел пациентов. Вся процедура заняла у нее около пяти минут и я уже хотел предложить моему учителю свою помощь, когда принц вздрогнул, его веки слегка затрепетали, а потом он заорал и, резко сев на кровати, распахнул глаза, а его руки схватились за горло.

.20. Глава 20.

* * *

В полутемной комнате это выглядело жутко, так что Ликура отпрянула от кровати, и на миг потеряла контроль над телами. Глаза принца стали закатываться, а королева перестала дышать, Ликура бросила только одно слово, "помогай", и стала заваливаться на бок. Вот нифига себе, я что, теперь троих должен вытаскивать? Снова сбросив с себя одежду принялся поддерживать жизнь в наших пациентах, а Ликуре подкачал магических сил, просто сбросив ей часть своего резерва. Как это получилось? Хоть убей не пойму, но сработало же, а это главное. Как и ожидал, первой зашевелилась моя учительница. Открыв глаза, она устало махнула рукой и прошептала, чтобы я продолжал сам работать с пациентами, а она будет просто наблюдать. При работе слишком быстро теряются магические силы, как будто куда-то утекают. А ведь и правда, когда я сбрасывал Ликуре часть своих магических сил, то было такое ощущение, что кто-то попытался подключиться к этому потоку, но потом он ему не понравился, и этот кто-то отключился. Заумь, конечно, несусветная, но ничего другого в голову не приходило. Может ему магия лакурье не подходит, вот он ее попробовал и она ему не понравилась, только вот вопрос, кто?

Отодвинув в сторону портьеру хвостом, я внимательно оглядел комнату. Вроде ничего такого, что можно было бы принять за кого-то, отдаленно напоминающего животное или человека. На мелких насекомых внимание не будем заострять, им столько магии не нужно, да им вообще магия не нужна, Магия, это как минимум интеллект плюс склонность к аккумулированию и высвобождению магической энергии. Ликуру отметаем по определению, ведь это она почувствовала, что теряет энергию, значит она донор, а не реципиент. Остаются вот эти два субчика, королева и ее сын. Я внимательно осмотрел тела пациентов на предмет поглощения магической энергии. А ведь точно, в ране, нанесенной демоном у обоих были какие-то сгустки, слабо отдающие аурой демонов. Это что, демон туда яйца отложил? Тогда получается не демон, а демонша, демонесса или демона, как-то так, наверное, нужно произносить. Значит и король с Фелидас были инфицированы этими яйцами или спорами, я уже не знаю, что и думать. Но тогда все это должно было проявиться в моем мире, ведь там магии, крохи, а они должны были чем-то питаться? Но ничего такого там не наблюдалось, ну, допустим, я не заметил, но Зравшун-то должен был почувствовать, он же слабый маг и потеря даже крупиц магии им была бы прочувствована очень остро. Значит, этой заразы в короле и его сестре там уже не было, остаются два варианта, или это я все выжег, когда лечил их на пределе своих сил, или их очистило место перехода. Во второе вериться с трудом, ведь они почти неделю были рядом друг с другом, так что исключено. Значит, все-таки мое лечение, но на пределе моих ликурьих возможностей.

Ликура, подстрахуй меня, я сейчас разряжусь почти полностью. Начали.

Я заново прошелся по всем рубцам, как будто я их заново соединяю и принялся восстанавливать все разом, и внутреннюю энергетику и все органы, заново пересобирая их. Перед тем, как упасть мордой в пол, я услышал, что в комнату ворвался Закарит, но это было последнее, что я смог осознать. Миг, и для меня наступила темнота, а точнее, черная яма, куда я падал все то время, пока не услышал зовущих меня по имени, Ликуру и Закарита. Еще до того, как мои глаза открылись, руки, сами собой нащупали мои штаны, и я успокоился, теперь можно и в себя приходить.

Серигей, ты идиот, - услышал я, как сквозь вату, - ты сжег всю свою магическую силу, я же говорила, чтобы ты так не делал. Вон, даже твоя ученическая татуировка исчезла. Все, ты, магический труп. А ведь какие у тебя были перспективы! Все, все карисану под хвост. Тебе сейчас даже вытяжка из хвоста этого самого карисана не поможет. Вот ведь обидно.

Ликура, не причитай. Я уже был в такой ситуации, так что, может, все и восстановится. Проверь меня пожалуйста, я, почему-то, не чувствую своих ног.

Да ты их и почувствовать-то не можешь, потому что у тебя, все как у меня было, когда я со стены замка упала. Перелом позвоночника у тебя. Закарит не вовремя появился, вот ты и стал к нему поворачиваться, а в это время твое сознание помахало нам всем рукой и ты упал навзничь на каменный пол, а там была ступенька перед камином, вот ты и приложился об нее спиной.

Да, плохи дела, если я совершенно без магии, то вылечить себя я не смогу, Ликура просто не знает, что делать, ведь я начинал ее лечить, когда она была без сознания. Значит я для них теперь балласт. Обидно, но ведь я смог разбудить свои магические силы, когда полностью лишился их в прошлый раз. Думаю, нужно несколько дней, чтобы я смог запустить хотя бы минимальные магические функции своего организма. Я позвал мысленно Ликуру, никакой реакции, Закарита, и опять ничего. Вот это да, значит мои ментальные способности напрямую связаны с моим магическим потенциалом. Весело! Ну, что же, попрошу их потерпеть меня неделю, если ничего не измениться, то отнести меня к проходу в мой мир и там оставить. Дальше я попробую решить все свои проблемы с помощью наших врачей, или вообще не решить их. Эту мысль я и озвучил двум моим собеседникам. С другой стороны кровати раздалось, что королевство обязано мне жизнями всей королевской семьи, без исключений, так что я могу рассчитывать на их участие в моей судьбе, правда, ни один монастырь не возьмет меня на свое содержание, так как я утратил печать мага, так что король сейчас решает, как можно обойти это препятствие. Аршис! Кто же еще может так тонко намекнуть, что не пойти бы мне отсюда, куда глаза глядят, все же это королевский дворец, а не лечебница для нищих и обездоленных. Я одернул себя, во-первых, я не нищий, у меня есть немного денег, правда, до них нужно еще добраться, во-вторых, обездоленный я здесь, а дома у меня есть крыша над головой, даже две, спасибо Закариту. Я понимаю, что Аршис озвучивает не свои мысли, а некой группы активистов, которые решили все и за короля, и за меня, естественно.

Я поблагодарил представителя власти и попросил оставить меня одного, так как мне нужно подумать. Ликура, уходя, шепнула, чтобы я не беспокоился, она заберет меня в свое герцогство. Ага, а как она меня собирается транспортировать? Меня же всего растрясет по таким дорогам, а как делать рессоры, я им не расскажу! Обиделся я на них. Не на Ликуру, конечно, а на всех остальных.

Закарит за это время не вымолвил ни слова и все ждал, когда все уйдут, ну ясно, у него свой интерес. Едва за остальными закрылась дверь, как он живо поинтересовался, не навредило ли мое такое лечение Фелидас, все же никто не думал, что в тело его невестки попала зараза из мира демонов, или это, действительно, кладка. Я устало напомнил Закариту, что мы ходили к врачу и видели, ребенок жив и развивается нормально, а заразу ту я выжег своей магией, за что сейчас и расплачиваюсь. Закарит опустил глаза и попрощавшись, вышел. Но, как мне кажется, он остался при своем мнении, а какое оно, время покажет. То, что он умеет решать проблемы кардинально, я уже знаю, ведь не зря же его сын трагически погиб в горах, когда искал свою жену, которую Закарит тайно вывез к себе. Ладно, поживем, увидим.

.21. Глава 21.

* * *

Оставшись один, я попробовал заснуть, как ни странно, но мой обморок совсем не дал мне отдохнуть. Вроде и нужно поспать, а вот тяжелые мысли не давали мне расслабиться. Ликура мне помочь не сможет, не потому, что не хочет, а потому, что не знает, как. Не лечили у них такую болезнь, проще говоря, нет методики лечения. Лежать у нее в замке, как какой-то куль и ждать, когда придет моя смерть, как-то глупо. Нет, остановлюсь на том варианте, что если никто не сможет мне помочь, то нужно возвращаться в мой мир. Вернуться из него, по-моему, сможет только Закарит, но он не потащит меня на себе через портал а, значит, надежды на помощь от кого-либо на той стороне, нет никакой, так что нужно рассчитывать только на себя. Договорюсь с кем-нибудь, пусть на телеге до перехода довезут, а дальше ползком. Мастеровых попрошу, пусть мне небольшую тележку под ноги сделают, чтобы не тащить их по земле, а катить с комфортом, так и расстояние большее за день проползу. Проблема будет с горы спуститься и в автобус залезть. Значит, нужно делать что-то типа корсета. Вот и цели какие-то появились, хотя, цель-то одна, до дома добраться, а вот задачи для этого как раз и нарисовались.

Эти мысли меня немного успокоили и я смог погрузиться в сон. Когда проснулся, то обнаружил, что в комнату заходили, и рядом со мной стояла кружка с водой. - А пить-то не хочется, - пошутил я, и выпил пол кружки, все же в горле немного пересохло. Нужно организовать себе что-то типа утки, а то неудобно перед местными. Я попытался потрогать руками постель под собой, но вскоре понял, что мне это недоступно. Явно прочувствовать, мокрая ли подо мной простынь, я не мог, просто длины рук не хватало. Махнув на все это рукой, я решил, что соглашусь с Ликурой, пусть отправит меня в свой замок. Там у меня налажены контакты с мастеровыми, вот они мне и помогут. Корсет, тележка, утка, это на первое время, а там, глядишь, до нашей больницы доберусь. Придется за лечение золотом рассчитываться, долларов то у меня, кот наплакал. Я даже развеселился, еще год назад, такое количество долларов было бы для меня целым состоянием, а сейчас, "кот наплакал", но ведь и затраты передо мной стоят нешуточные.

День прошел с переменным успехом, мое настроение скакало от "хуже некуда", до "да все нормально". Сознанием понимал, что через несколько дней я попробую запустить механизм восстановления своих магических возможностей. Стал прокручивать в голове, как же они у меня появились? Так ведь обстановка заставляла искать выход из тяжелых, проблемных ситуаций, да и боги, спасибо им, помогли. Все началось с того, что я вынужден был искать возможность согреться, когда был абсолютно голый и находился во влажном, холодном помещении. Тогда у меня проснулись мои возможности вытащить из подсознания слепок другого существа и подстроить организм под него. В первый раз у меня это вышло неосознанно, я просто проснулся другим зверем. А уже через несколько часов я мог управлять этим процессом.

А вот интересно, какой зверь у меня получится, в смысле, полноценный или нет? А то появится волк Фелидас и будет таскать ноги за собой! Этого мне не надо. Про лакурье, даже думать страшно, что у него может не функционировать, ноги, хвост или то и другое?

Да ты не паникуй, полежи немного, подумай, а мы потом немного подтолкнем твое магическое восстановление, а дальше уж ты сам. Не гоже богам прихоти людей исполнять, хотя ты молодец, ни о чем таком не думал. Нам очень понравилось, как ты собирался в свой родной мир ползти. Такое нужно приветствовать, и мы, как обещали, немного поможем, но и ты, нас не забывай. Сам знаешь, если мы что-то просим, то нам не нужно отказывать.

Что Вы! Я даже думать о таком себе не позволяю, Я же помню, как Вы напоминаете о себе, даже за, немного фривольные мысли о Вас.

Наверху захохотали и довольные, пожелали мне полежать и подумать о своем поведении. Вот же парази.... ой! Нет, нет, загадочные сущности, но как же приятно, что они дали мне надежду. Надежда успокоила мои расшалившиеся нервы и я погрузился в здоровый, глубокий сон.

Ночь прошла спокойно, а на утро я почему-то проснулся жутко голодным. Рядом никого не было, а у изголовья опять стояла кружка с водой. Я потянулся к ней рукой, пришлось слегка изогнуться, и меня прошила жуткая боль. Успокоив колотящееся сердце и шумное дыхание, я подтянул на локтях свое тело повыше и, наконец, смог дотянуться до воды. Руки ходили ходуном, кружка тряслась. Да, эдак я надолго зависну в таком состоянии, нужно срочно что-то предпринять. Я еще болеть не начал, а уже чувствую себя как старый дед. Видимо следует придумать какой-нибудь комплекс упражнений, для подвижной части моего тела. В голове тут же всплыл подобный комплекс из арсенала Зравшуна. Видимо и разведчики были не прочь размять косточки, лежа где-нибудь под кустом.

Разогнав немного кровь, я приступил к инвентаризации своего организма. В минусе все, что ниже пупка, на щипки эта область тела никак не реагировала, пришлось растирать руками все то, до чего мог дотянуться. Это заняло какое-то время и позволило мне немного прийти в себя, после того прострела, который и заставил меня взяться за себя всерьез. В дополнение к упражнениям я также растер все верхнюю часть тела, куда доставали руки. Получилось немного, но и этого хватило, чтобы кровь побежала быстрее. Немного погодя ко мне заглянул Зравшун, он отводил глаза, видимо что-то здесь нечисто. Я попросил его не заморачиваться моральными принципами, а четко сказать мне, что я должен сделать? Зравшун, который никогда не краснел, сильно смущаясь доложил мне, а точнее я выжал из него информацию, что в замке мне не рады. Спасибо, конечно, за спасение жизни его матери, тетки с дядькой и их сына, но вчера вечером замок посетили боги и высказались в том плане, что негоже держать в королевском замке полутруп мага, так что следует как можно скорее избавиться от него, тем более, что маг не местный и, как выяснилось, уже не маг. Короче меня сегодня будут собирать в дорогу. Ликура попыталась поспорить с королевскими магами, но те грубо прервали ее, как они умеют, и позволили ей забрать меня в герцогский замок, но и там мне разрешили отдохнуть пару дней, а дальше, я должен покинуть этот мир. Было ясно, что боги начали какую-то свою игру и им наплевать, что транспортировать меня нельзя, но я обещал им, что выполню любую их просьбу, хотя, они же не просят, а приказывают.

Я пояснил Зравшуну, что понял его и не обижаюсь на королевскую семью, тем более, что с богами не спорят. Попросил его исполнить мою просьбу, мне нужна доска, размером чуть длинее чем мой рост, когда я сижу и штук пять ремней, рассчитанных на толстых мужиков. Зравшун пожал плечами, а потом выдал, что он все это подберет мне за пару часов, но все равно не понимает, зачем мне доска, да еще пять ремней, одного что ли мало? Я улыбнулся и пообещал ему, что он все поймет, после того, как меня увезут из замка, и пусть он не забывает меня, может мы когда-нибудь и встретимся, все-таки мы через многое прошли и не раз выручали друг друга.

Зравшун судорожно кивнул, подтверждая, что он принимает мои последние слова и отправился выполнять мою просьбу. Я опять остался один, но ненадолго, вскоре мне принесли поесть, а потом я опять провалился в сон.

.22. Глава 22.

* * *

Разбудили меня тычки в плечо, разлепив глаза, я обнаружил Зравшуна, который показал мне на кусок доски и кучу ремней. Я поинтересовался, откуда столько. Зравшун хохотнул и рассказал, что устроил показные бои, стоимость участия, ремень. Вот так и насобирал. Теперь уже хохотал я, мелко трясясь, было немного больно в районе травмы, но остановиться я не мог. Вот ведь изобретатель, ремни можно было купить, приказать принести, но он выбрал самый оригинальный способ и развеялся, и злость выпустил, и свою самоуверенность немного подправил, а то боги заставили его усомниться в себе. Я же видел, как трудно ему было рассказывать мне о том, что мне пора выметаться из королевского замка, похоже, что он сам взял на себя эту миссию. Уведомить меня должен был король или его доверенные лица, но от лица короля, а вот Зравшун мог выдать это как свою инициативу и приплести сюда богов. Вот за это он мне в душу и запал, в меру честный, в меру преданный, необычайно надежный и, самое главное, он мой друг. Я попросил его помочь мне, а заодно он узнает, для чего притащил доску и ремни.

Для этого, я попросил Зравшуна пригласить еще троих помощников, желательно мужского пола. Зравшун решил этот вопрос буквально за пару минут. Он появился у меня с четырьмя охранниками. Молодец, он решил быть внимательным зрителем. Ну, это можно устроить, и я принялся раздавать распоряжения. Меня осторожно, в восемь рук, приподняли над кроватью, а Зравшун разложил поперек кровати на равных расстояниях ремни и поверх их положил доску. Затем бойцы аккуратно положили меня спиной на эту доску, и я разрешил застегнуть ремни вокруг моего тела.

Ну, и для чего весь этот спектакль?

Да не спектакль это, а вот так мне придется теперь путешествовать, чтобы до конца не порвать спинной мозг. Тебя же раненного на телеге возили? Так что ты меня можешь понять. Вот чтобы не тянуть, я готов завтра же отправляться в путь. В попутчики мне хватит одного человека, просто коней нужно распрягать и запрягать. Если не получится, то тогда мне нужно встретиться с одним конем, черным вожаком, и договориться как мы сможем перемещаться сами. Он же меня смог дотащить аж до перехода, так что я ему доверяю полностью. Пока мне нужно добраться до герцогского замка Варелу. Там остановлюсь на два дня, чтобы подготовиться для перехода и двину дальше, боги и мне озвучили график моего выдворения из этого мира, так что Зравшуну нечего смущаться, что он мне донес голос богов, правда, мне они говорили все несколько иначе.

Зравшун задумался, а потом решил начать с коня, если не выгорит, то тогда попробует подобрать кого-нибудь из охранников. Ему самому уезжать из замка запретили, да и герцогам, тоже. Боги что-то готовят или что-то знают. Я вздохнул и попросил сделать для меня еще самую малость, собрать рюкзак, который я нес и засунуть туда мои штаны с трусами, а то Ликура все сняла, так как знает, чем оборачивается такое заболевание. Та набедренная повязка, что на мне, пусть так и останется на месте. По возможности буду ее стирать, это если меня кони будут нести, а если на телеге, то нужно перед автобусом одеть на себя новую тряпку, так как запах будет стоять сногсшибательный.

Зравшун только рукой махнул и вышел со стражниками из комнаты. Я остался один и от нечего делать принялся искать в себе крупицы магии, а вдруг уже заработало? Но моя магическая импотенция оставалась такой же как и вчера, так что надежды на самоисцеление можно смело отбросить и, скорее всего, меня ожидает дома пастельный режим и сиделка, пока я смогу ее оплачивать. Не исключено, что и от социальной службы мне что-нибудь достанется, ведь предприятие регулярно отчисляло социальный налог на сотрудников. По идее я мог бы получить инвалидность, но для этого нужно пройти обследование и появиться на специальной комиссии, чтобы определили эту самую степень инвалидности.

Человек, ты заставляешь нас ждать, мы же приказали тебе как можно быстрее покинуть королевский замок, так что сползай с кровати и ползи к выходу, как ты рисовал это в своих мыслях.

Про ползание в замке я ничего такого в мыслях не рисовал, но с богами не спорят, так что я попытался перевернуться на бок. Как я теперь понимал черепах. Раза с пятого мне удалось зацепиться рукой за что-то, напоминающее матрац, и я, скрепя зубами от боли, перекатился на живот. Теперь стало легче, в том плане, что я мог опираться на руки, но ведь, предстояло еще и спуститься с кровати на пол. Решил спустить сначала ноги, а потом, за ними и все остальное. Остальное выписывало сейчас какие-то нелепые движения, пытаясь повернуть тело так, чтобы ноги оказались в таком положении, чтобы я их смог толкать с кровати в сторону пола. Чувствовать ногами я ничего не мог, так что ориентировался на то, куда смотрят мои глаза. Наконец, как мне показалось, я мог начать движение назад, чтобы ноги сползли с кровати на пол. Руки стали толкать тело назад, а вот то, как там продвигаются дела у моих ног, было непонятно. Уже когда большая часть ног повисла в воздухе, и стала тянуть переднюю часть тела вниз, вот только тогда я понял, что процесс идет нормально. Цепляясь руками за кровать, я не дал себе упасть лицом вниз и, вот, наконец, я понял, что достиг желаемого. Боль немного отпустила, когда я занял горизонтальное положение, все же ремни и доска обеспечивали частичную фиксацию позвоночника, а вот мышцы спины все равно, заставляли его изгибаться, пусть и незначительно, но боль это доставляло неслабую.

Теперь следовало направиться на выход, я плюнул на все условности и пополз вперед, загребая одной рукой чуть больше и мое тело начало, уже под кроватью, разворачиваться головой к выходу из комнаты. Самый кротчайший путь получился мимо камина, на ступеньку которого я и прилетел спиной. Он находился чуть ниже уровня пола, может для того, чтобы тяга была лучше, но мне это доставило несколько неприятных моментов, когда нужно было спуститься со ступеньки и забраться на нее же, но только с другой стороны пред каминной зоны. Включив вторую космическую, я, уже не обращая внимание на боль, пополз к двери. С дверью провозился минут десять. Она не хотела меня выпускать, Мытарства закончились тем, что я с силой оттолкнул ее на всю ивановскую и быстро перебирая руками пополз в глубину коридора. По ногам ударило, но сильно, или нет, было непонятно, только задержало меня в последний момент, но дверь немного отскочила от ног и это позволило мне выползти полностью.

Коридор был мрачный и длинный, ползти было неудобно, но все равно, метр за метром я двигался к намеченной цели. В конце следующего коридора я уже не настолько был уверен, что смогу спуститься к автобусной остановке с горы. Скорее всего придется ночевать на склоне, так что нужно будет как-то утеплиться, даже летом в горах ночи очень холодные. Тело то я укрою, а вот что будет с ногами? Стараясь не думать о плохом, я все ближе и ближе подбирался к последнему коридору, что выводил к выходу из замка.

Уже, когда до дверей осталось метров десять, то на пороге нарисовался Зравшун. Я и не понял, что это он, так как все, кто мне встречался в коридорах, хохотали и показывали на меня пальцами. Я был здесь знаменитостью, так как защищая честь Фелидас, устроил потасовку в центре пиршественной залы. Теперь из меня сделали шута. И пусть, это веселятся боги, но и смертным перепало понаблюдать за мной и похохотать всласть. Поэтому я, опустив лицо пониже, упорно полз к выходу. Вот в этот момент меня и подхватил Зравшун. Он просто протащил меня за дверь и не останавливаясь подтащил к двум лошадям. Чернявый и его красавица спокойно наблюдали, как Зравшун укладывает меня на землю.

Оказалось, что они не просто так стоят рядом. Их спину покрывала сетка, переброшенная через спины и сцепленная снизу, под животами коней, ремнями. Я уже понял, что это мое транспортное средство. На душе полегчало и я расплылся в идиотской улыбке.

.23. Глава 23.

* * *

Зравшун понял это по-своему, и принялся убеждать меня, что так рабочие возят бревна из леса. Кони приучены идти ровно, в ногу, а то бревно раскачивается, и бьет их по бокам, так что я могу быть спокоен, они меня не покалечат, наверное.... Уверенности ему было не занимать, глаза опущены, руки теребят поясной ремень, а нужные слова не находятся. Зравшун все еще подбирал слова, когда я ухватил его за руку и крепко сжал.

Благодарю тебя, Зравшун, я уже решил, что буду ползти всю дорогу до герцогского замка, так как боги дали мне мысленный пинок под зад, и я срочно должен покинуть этот замок, а ты мне, королевский подарок сделал.

Я поблагодарил и коней, что не бросили меня, да и в прошлый раз доставили до моего переходы. Черный аж фыркнул и подсказал в ментале, что кони своих не бросают. Я поинтересовался, а давно ли я стал своим? Ну, гривы я им расчесывал и в реке или озере купал, это да, но это же не делает меня своим, как говорит Черный. Черный мотнул головой и уверил меня, что я могу любому коню, кроме него, конечно, приказать исполнить то, что хочу, и мне не откажут. Я ведь в ментальном окрасе, их вожак. Если бы я был конем, то Черный вызвал бы меня на поединок, а так, мы просто стали равными по положению в табуне и все. Такое возможно, на раннем этапе, между жеребятами, так что, законы не нарушены.

Меня удивили такие слова Черного, выходит, что с ментальным слепком, я копирую и социальное положение донора, закрепленное в нем, на подсознательном уровне и распространяющее вокруг себя какие-то флюиды. Ладно, это все можно будет обдумать позже, а сейчас следовало исполнять волю богов. Я выразил готовность отправляться в путь, так как было понятно, что провожать меня никто не выйдет, а Зравшуну еще и влетит по первое число за самодеятельность и проявленную инициативу. Боги такое могут, хоть он им и родственником приходится.

Зравшун, тем временем, сбегал ко мне в комнату, и притащил мой рюкзак с пристегнутыми к нему клинками, я пристроил свое богатство на спине, так как сейчас мое положение было лежа на животе, и пополз к коням. Те легли рядом друг с другом, я вполз в сетку, и на прощание помахал Зравшуну не оборачиваясь. Если честно, то обернуться я просто не мог, в спине разгорался пожар, так что, быстрее отсюда. Подъем произвел легкую болтанку, меня качнуло вперед, градусов на тридцать, а потом немного назад, и все, я занял горизонтальное положение и кони степенно вышли из ворот замка, нас никто не остановил, еще минут десять мы двигались в таком темпе, или чуть быстрее, а потом наша скорость стала заметно увеличиваться. Я начал слегка раскачиваться в люльке, так что минут через тридцать мой организм крепко спал, укачанный таким гамаком.

Сколько прошло времени, сказать было трудно. Для меня, так время вообще не двигалось, ведь я только-только закрыл глаза, убаюканный мерным покачиванием. Проснулся я от того, что качка не ощущалась. Я разлепил глаза и обнаружил, что нас окружает ночь, а кони лежат и ждут, когда я приду в себя. Ничего себе, это что, я почти целый день проспал? Я мысленно попросил коней меня извинить, что-то я сильно расклеился, сейчас я освобожу их от этой сетки, а утром, если они лягут так же, как и сейчас, то я смогу закрепить ее снова. Кони выразили согласие с этим и я принялся отстегивать ремни. Я помнил, что ночью кони убегали охотиться, так что не гоже оставлять мой гужевой транспорт без пищи. Я быстро отстегнул ремни и кони вскочили с земли, как будто что-то жгло их животы. Кобылица осталась сторожить меня, а Черный умчался охотиться.

Я лежал в той же позе, как и в гамаке, и смотрел вдаль. В голову приходило, что теперь я и дома буду наблюдать, или ближайший потолок, или смотреть в окно на один и тот же пейзаж. Выбор-то не богатый. Долго я все равно так смотреть не смог и мне пришлось опустить голову на руки, сложенные перед лицом на земле. Шея сильно затекла и ныла. Вот и еще одна проблема наклевывается. В кровати-то легко думалось и планировалось. Гладко было на бумаге, да забыли про овраги. У меня все не выходил из головы вариант со спуском под гору на тележке. По-моему и там, в том варианте, меня ждали такие же неприятности. Не остановишься, считай, нет тебя в живых, там так под горку на колесах разгонит, что остановить тележку, потом, будет невозможно. Можно, конечно, подтормаживать какой-нибудь палкой, но любая неосторожность, палку потеряешь или ее просто вырвет из рук и все, пиши пропало, а руками это дело не остановишь.

А ты не паникуй, мы, с моей красавицей, тебя до дому доставим. Я заглядывал к тебе в разум, видел, как до твоего дома добраться и, это..., мы тебя в большой дом отвезем. Там есть место, где можно ночи дождаться, а ночью мы рванем домой. Нам это будет не трудно, да и мир твой посмотрим. В темноте нас никто не отличит от ваших лошадей, так что выкини из головы тяжелые мысли и давай, поедим, я тут подруге моей и тебе мяса притащил. Ужинать будем свежатиной, а тебе достанется печень, ведь с такими зубами, как у тебя, можно только травку щипать.

Мне в зубах принесли пузырящуюся кровью печень и я стал рвать ее своими зубами. А что делать? Ведь мне понадобятся силы, если я все еще хочу ходить своими ногами. Еда расслабила и я стал проваливаться в сон. Что такое, я никогда столько не спал? Черный напомнил мне, что я должен закрепить на них сеть, Сеть была подо мной, так что я стал прилаживать ее на конские тела. Еще пара минут, и я застегнул последний ремень. Кони встали, и тронулись в путь.

Я всегда удивлялся, как это кони успевают за ночь и поохотится, и поохранять нас, и поспать. Видимо их сон короток, так что, если они могут бежать ночью, то мне это не доставит неудобств, так как я-то как раз и буду спать. Наутро я не мог разлепить глаза, пробормотал что-то спросонья и снова отключился. Как в тумане до меня долетели мысли Черного, что и в прошлый раз я так же не выходил из сна, до самого перехода, а на той стороне проснулся. Там коням немного тяжеловато ходить, но они с подругой справятся, так что я могу спокойно спать до самого дома.

.24. Глава 24.

* * *

Очнулся я уже на спуске с горы. Как мы прошли переход, можно было только догадываться, но Черный проходит здесь уже не первый раз, он смог даже провести здесь всю толпу моих последних гостей, поэтому я не особенно беспокоился. Кони шли хорошо, спускались уверенно, за счет своих передних лап. По сравнению с копытами лапы имеют большое преимущество. Единственное, что мне не нравилось, это то, что я ехал вниз головой, не вертикально, конечно, но неудобства мне это доставляло немалые. Однако исправить ничего было нельзя и я понимал, что необходимо дотерпеть до подножья этой горы, потом будет легче. Кони, как будто понимали, что мне тяжело и спешили спуститься побыстрее. Была уже вторая половина дня, так что нужно было отсидеться пару часиков где-нибудь в ближайшей к дороге роще. Как только слегка стемнеет, так мы сразу и двинем вниз, в город. Расстояние небольшое, уклон незначительный, так что через пару часов мы должны добраться до моего нового дома. Необходимо объяснить коням, что на дороге следует соблюдать некоторые правила, обязательные для всех, так что два часа до сумерек я постараюсь вложить в головы моих друзей эту информацию с яркими примерами.

Наше вынужденное ожидание прошло на удивление плодотворно, лошади отнеслись к моей информации очень серьезно, все, что касается условий, способов и правил передвижения, вызывало у них живейший, не поддельный интерес и усваивалось на лету. Это было видно по вопросам, задаваемым мне обоими моими попутчиками. Я, действительно, воспринимал коней, как равных мне попутчиков и даже больше, ведь это они помогли мне добраться до моего мира и уже не в первый раз. Настоящие друзья.

А вот я доставлял им неудобства, и немалые. Несло от меня страшно, я же ничего не чувствовал, что происходит с моим телом ниже моего пупка. У этих коней обоняние на уровне хорошей собаки, как же они меня терпят? Дома нужно будет помыться, как получится, я там видел систему полива, можно будет раздеться и лечь под струи воды, но помыться следует. Спина продолжала болеть, но вот боль я чувствовал на уровне, чуть ниже лопаток, может у меня травма в двух местах?

Тем временем сумерки уже укрыли все своей вуалью, теперь моих коней никто не отличит от настоящих, Не будут же люди прислушиваться сколько пар копыт цокнуло рядом с ними. Я даже не стал интересоваться у коней, видят ли они ночью? Глупый вопрос для существ, которые охотятся по ночам. Ночь, она для всех миров, ночь, так что буду полагаться только на их ночное зрение и на то, что Черный правильно запомнил путь до моего нового дома. Там им, действительно будет лучше. Следует придумать какую-то систему сообщений, если они в следующий раз прискачут ко мне. Им ведь до меня нужно как-то достучаться, а мне, понять, что это они, и открыть ворота. Хорошо есть системы с пультом управления всей системой безопасности и, в частности, воротами, так что, если ее поставить, то не придется сползать с кровати и ползти до ворот.

Дорога шла под уклон, мы бежали ходко, так что до ближайших перекрестков еще далеко, но вот в городе я их все равно буду контролировать. Не хватало еще, чтобы нас сбила какая-нибудь машина. Черный успокоил меня, ведь моя лекция не прошла даром, а мыслил я такими яркими образами, что и жеребенок все понял бы с первого раза. Я вздохнул, жеребенок-то может и понял бы, а вот наши взрослые дяденьки, приняв на грудь, наоборот, все забывают, а есть еще и ночные гонщики по городу. По-моему, так идиоты несусветные. Как можно нестись по ночному городу с огромной скоростью и надеяться, что все уступят тебе дорогу и никто не вздумает перейти ее, даже по пешеходному переходу? Это в огромном городе, где население не сто человек, а гораздо больше. Светофоры, как я понял, они вообще игнорируют. Идиотизм.

Сейчас я не проваливался в сон, наоборот, я усилил свое внимание во всех направлениях, мне главное, вовремя коней предупредить, чтобы избежать какого-нибудь конфликта. Дорога перестала петлять и прямые участки стали гораздо длиннее, На одном из таких участков нас обогнал автобус. Фары выхватили нас в сумерках и я посоветовал коням прижаться к обочине. Несколько мгновений и мимо нас пронеслась огромная железная туша, пахнуло ветром и резкий звук накатил на нас и, обогнав, унесся вперед за своим хозяином. В воздухе запахло отработанным бензином, маслом и выхлопными газами. Кони фыркнули, прямо как наши, земные лошади, и прибавили ходу.

На дороге зажгли фонари, теперь наши тени бегали с нами на перегонки, то отставая, то, наоборот, обгоняя нас. Это завораживало и коней и меня, я посоветовал не обращать внимание на игру света, а прислушиваться к громким звукам на дороге, и вглядываться вперед, метров на пятьдесят, мы не грузовик, и остановиться нам хватит и десяти метров. Вот начались и первые перекрестки, я посоветовал ориентироваться на свет фар из боковых ответвлений дороги. Так мы успеем обнаружить двигающийся автомобиль, а вот мы им будем незаметны, пока не попадем в свет фар, но это будет очень опасно, так как это означает, что мы у него на пути, так что до этого лучше не доводить. Еще минут через десять нам повстречался первый светофор. Теперь моя лекция обретала практическое значение. Мы рассмотрели все цвета фонарей этого автоматического регулировщика и я успокоился, теперь, нерегулируемых перекрестков станет меньше, а значит и наш шанс, повстречаться с автомобилем, на пересекающемся курсе, сводится к минимуму.

Черный уверенно пер по своей виртуальной карте, я отстраненно отмечал, что движемся мы правильно и только, вытянув шею вперед, всматривался вдаль. Угол обзора был небольшой, но заметить вовремя машину на перекрестке, все же позволял, так мы и мчались, оставляя за собой квартал за кварталом. Ночь, прорезанная светом фонарей и автомобильных фар, становилась все более и более непроглядной. Парадокс, но чем ярче светят фонари или фары, тем темнее получается все, что окружает тебя за кругом или пучком света.

Постепенно мы оказались в центральной части города, теперь мы выполним небольшую петлю, и опять станем подниматься к горам, так уж проложена дорога к моему новому дому отцами города. Закарит специально выбирал дом поближе к горам, но он не мог предположить, что путь к дому все равно будет проходить через полгорода. Еще каких-то десять минут и мы добрались до моего дому. Ключ лежал в рюкзаке, так что лошадям пришлось укладываться на землю, а мне, отстегивать все ремни и выползать из моего гамака. Ключи лежали в боковом кармане рюкзака, так что найти их не представляло больших проблем, сложнее было снять рюкзак, а вот до замка я дотянуться не мог, доска не пускала. Черный решил эту проблему просто, он взялся зубами за доску и приподнял меня над землей. Ворота щелкнули запорами и я потянул одну створку на себя. Вот мы и дома, я и закрывал ворота так же, вися в зубах Черного, но зато ненужно было ползти к дому, мы и там открыли дверь по отработанному сценарию, все, я дома. Сказал Черному, чтобы они располагались во дворе, как у себя дома. Я сейчас поищу им что-нибудь из мясного, если есть, но Черный успокоил меня. Три-четыре дня кони могут спокойно обходиться без еды, так что поедят на той стороне, а сейчас они немного поспят, так как весь путь у нас занял три дня, с одной ночевкой, так что резерв у коней еще есть. Я не стал возражать, но пошарить в холодильниках решил. Конь в дом не пошел, да и не пролез бы он в дверь, хоть она была и не маленькая, но и лошади отличались солидными размерами.

Ползти пришлось с рюкзаком в руках, так как одевать его еще раз на спину исключительно не хотелось. Мой кабинет находился на втором этаже, так что его посещение откладывалось до лучших времен, а вот помыться нужно. Оставив систему полива для лошадей, я пополз в ванную комнату на первом этаже. Она была как резервная, так как спален на первом этаже не было. Раздеваться пришлось прямо в холе, ну и хозяин, хуже, чем какие-нибудь опустившиеся алкаши или бомжи.

.25. Глава 25.

* * *

Раздеваться и отвязываться от палки решил, прижавшись наполовину к стене. Получалось, что часть меня лежит на полу, а часть, опирается о стену. Само положение определялось доской, прикрепленной у меня за спиной. Ремни расстегнулись быстро, все же они значительно растянулись, после такой экстремальной прогулки с конями. Я слегка сполз вниз, но все еще продолжал оставаться в том же положении, какое я занял для раздевания. Теперь следовало снять флиску с рубашкой и майкой. Из всего, что я собирался снять, только майка снималась через голову. Такое упражнение исключено, так что, достав нож, я принялся раздеваться. Расстегнув все молнии и пуговицы, я приготовился опустить все по рукам настолько, насколько позволит мне моя спина, а майку придется резать, вот и все. Стащив флиску с рубашкой как можно ниже, я зацепил самый верхний ремень, в районе груди обратно. Нащупав краешками пальцев перекрещенных рук второй ремень, я и его зацепил чуть ниже первого. Теперь следовало освободить хотя бы одну руку от одежды, тогда одежду можно будет вытянуть из-под меня и зацепить остальные ремни. Не прошло и сорока минут, а я уже выглядел сносно, для принятия водных процедур. Майку разрезал насколько смог, а остальное порвал руками, таща ее с себя. Теперь меня ждала ванная комната. Так, с доской я и пополз в душевую кабинку. Полностью я там не помещусь, но сейчас меня устраивает, если я смогу втолкать в поддон душевой кабинки свое тело с доской. Как я и думал, фокус не удался, но ничего, у меня же остался запасной вариант с системой полива. Развернув тело перед душевой кабинкой, я пополз обратно ко входу. Едва я выполз на крыльцо, как Черный оказался тут как тут. Уже привычно схватив зубами доску он понес меня, руководствуясь моими желаниями, к одному из фонтанчиков, брызгающих на зеленый газон. Коням тут нравилось, а что, за высоким забором, мягкая трава, все спокойно, если бы не я. Черный усмехнулся и пояснил, что я, это самая маленькая, из бед. Уложив меня под фонтаном, он немного постоял надо мной, а потом вернулся к своей подруге, так как мое омовение напоминало мазохизм, холодная вода то брызгала на меня, то уходила в сторону, повинуясь автоматической системе полива, через какое-то время она опять возвращалась ко мне. Так продолжалось довольно долго, я не мог понять, отмылся ли я от нечистот, но тело мое замерзло знатно, во всяком случае, верхняя его часть. Позвав Черного, я попросил оттащить меня назад, к дому и оставить на крыльце, дальше я сам, нужно учиться открывать и закрывать двери. Черный выполнил мою просьбу, но остался посмотреть на мои мытарства с дверью. Я, раза с третьего, умудрился открыть дверь, а дальше прополз в дверной проем, протискиваясь между косяком и закрывающейся дверью. Вот, наконец, порог преодолен, и я пополз к дивану, стоящему недалеко от окна. На диване был разложен плед, который я и стащил на себя, продолжая дрожать как осиновый лист. Ночь еще не дошла до своей середины, а я должен был продержаться до утра, накрытый наполовину мокрым пледом.

Сон начал накатывать рывками, я, то засыпал, то просыпался от озноба. Меня нешуточно колотило. Дрожь забирала последние остатки сил организма, и я, так же, рывком, проваливался в беспамятство. Утро я встретил в образе волка, плотно прижатого к той самой доске, что я носил за спиной. Волк умудрился перевернуться на бок и спал, вытянув все четыре лапы. Пробуждение заставило меня потянуться, на что отреагировали только передние лапы, значит, мои слепки из хранилища наследуют мои болезни от меня в полном объеме, так что фокус не удался. Хотя, почему не удался? Я же смог вытянуть образ волка, а значит, можно попробовать и другие персонажи. Не исключено, что карисан сможет ползать по двору безо всяких досок, привязанных к спине. Ладно, только эксперимент позволит четко определиться с моими персонажами, кто где будет уместен в моем нынешнем положении. Волчья шерсть отлично согрела меня и позволила хорошо отдохнуть под утро. Кроме того, боль в спине утихла, а это не так уж и мало. Следовало возвращать свое тело и ползти на кухню, нужно было провести ревизию холодильников.

Во втором, по счету, холодильнике я смог шваброй вытолкать на пол два замороженных пакета с мясом. Ладно, у нас еще целый день впереди, так что оттаять оно успеет, но сейчас его нужно вынести на крыльцо, дальше Черный сам поймет, что нужно делать, единственная проблема, это полиэтиленовый пакет. Его нужно будет снять, когда мясо разморозится, сейчас это сделать невозможно. Мытарства с холодильником опять разбудили пожар в моей спине и я улегся на пол, расслабив все мышцы. Немного погодя боль слегка утихла, и я пополз к входным дверям, толкая пакеты с мясом перед собой. Вытолкав мясо за дверь, я скомандовал Черному тащить их на траву, а когда они станут мягкими то подтащить меня к ним и я сниму с этого мяса защитную пленку, которую есть нельзя. Это будет ближе к обеду, так что пока я начну приводить себя в порядок и экспериментировать со слепками аур других существ, вдруг обнаружится такое, которое позволит мне нормально ходить по дому. Черный понятливо фыркнул, и убежал к своей подруге, валяться на траве под струями воды. Это им доставляло огромное удовольствие. А вот мне, что-то, это удовольствия не доставило. Вода уж больно холодная, но коням это не помеха, они же горячие ванны не принимают, всегда плещутся в реке или в озере.

Ползать по дому не стал, а приступил к исследованиям прямо здесь, в прихожей, предварительно расстегнув ремни. Карисан меня разочаровал, он получился полуживой, и у него были какие-то судороги и обильно текла слюна. На лицо явное рассогласование всех функций организма, я срочно вернул свое тело обратно. После таких трансформаций мое тело показалось мне более подвижным, так что я уже наметил себе отказаться от таких экспериментов, тем более, что остался еще один волк, тело коня и лакурье. Лакурье я обычно использую тогда, когда есть магия, сейчас мне она недоступна, но тут мне в голову пришло, что в карцере я использовал это тело для того, чтобы быть подальше от воды, там же был такой цепкий и подвижный хвост. Значит сейчас я могу попробовать только тело Лакурье, конь тут явно будет великоват.

Преображение заняло доли секунды, и вот я стал проверять свое, а вернее лакурьено, тело. Осторожно я смог перевернуться на четвереньки. Никаких неприятных ощущений. Я попробовал встать на ноги, и мне это почти удалось. Почти, потому, что лодыжка оказалась сломанной. Память услужливо подсунула мне воспоминание, как меня знатно приложило дверью еще в королевском замке. Зафиксировав себя на одной ноге, я удивленно оглядел свое тело поворачивая голову то в одну, то в другую сторону. Голова поворачивалась так, что мне не было необходимости поворачивать ее в другую сторону. Я мог спокойно, без особых усилий, смотреть назад, как будто мое лицо было на затылке. Вот это да! Мой лакурье опустился на четвереньки и сделал несколько шагов, не шагов, а так, каких-то переступаний на коленях и руках, все было прекрасно. Я еще раз посмотрел назад. Теперь мне стало понятно, что не все так радужно, хвост безжизненно волочился за мной по полу. Тут мне пришла на ум идея, что я видел несколько обрезков пластиковых труб, лежащих в гостевом домике. Если я одену такую трубу на свой хвост и зафиксирую ее на поясе, то это позволит мне провести иммобилизацию этой конечности, а, самое главное, я смогу нормально перемещаться по дому и двору. Нужно будет только снимать трубу, когда я соберусь снова вернуть себе тело человека или волка, и организовать какое-нибудь подобие костыля или трости из тех же обрезков пластиковых труб.

.26. Глава 26.

* * *

Так, не вставая, на четвереньках, добрался до кухни и взял швабру. Взял, это очень сильно сказано, сначала я пытался обхватить ее своими когтями, но те никак не хотели работать согласованно, и один или два когтя отталкивали от меня ручку швабры по полу. Я разозлился и уже хотел бросить это дела, как вспомнил, ведь Ликура говорила, что она хотела бы поноситься по деревьям в образе лакурье. Если носиться, то значит руки должны четко выполнять хватательные движения. Может когти убираются? Как ни странно, но они, такие огромные, действительно втянулись в тыльную часть кисти лакурье. Очень хорошо, теперь осторожно возьмем ручку швабры и обопремся ею на пол. Вот это, на первое время и будет моим костылем. Опираться на швабру было неудобно, но так все равно, продвигаться было гораздо быстрее, да и замки дверей и ручки теперь были на нужном мне уровне.

Вот в таком бравом виде я и вышел на крыльцо. Ко мне метнулся Черный, но я ментально заорал что это я, Сергей, просто мне пришлось изменить свое тело, чтобы я смог ходить. Я могу становиться карисаном, волком, таким же конем, как и он, и лакурье, это мой теперешний вид. Сейчас мне нужно дойти до вон того домика и сделать себе костыль, а то оказалось, что мне дверью в замке сломало одну ногу.

Черный посмотрел на меня, а потом кивнув своим мыслям подтвердил, что и ему показалось, что одна нога у меня была как-то неестественно перегнута. Уж на такие травмы он насмотрелся и на войнах, и на работах, где участвовали люди. Я подтвердил, что его догадки оказались правильными, только вот что он мне сразу об этом не сказал? Черный засмущался и вернулся к своей пассии, а я поплелся к гостевому домику. Там, действительно были оставлены куски пластиковых труб разного диаметра от системы полива или отопительной, а может, и водопроводной системы. Мне было без разницы, Здесь, в домике был и кое-какой инструмент, может для садовника или сантехника, кто их разберет, может он в одном лице выступал, но инструмент пригодился, даже очень. Мне удалось соорудить что-то наподобие костыля, на который я мог опираться, вставив его под мышку. Ножовочное полотно прекрасно пилило пластик, а деревянные пробки, забитые в трубы, позволяли соединить их в так нужную мне конструкцию.

Теперь предстояло изготовить шину для хвоста. Труба нужного диаметра и нужной длины нашлась достаточно быстро, хотя возникла одна проблема, она слишком легко одевалась на мой хвост. А что, если взять трубу более маленького диаметра, а хвост туда затолкать принудительно, запихивая какой-нибудь палкой. Потом одернул себя, ни в коем случае, так можно полностью разорвать то, что еще сохранилось в моем позвоночном столбе. От этих мыслей я слегка передернул шерстью по всему телу и невольно сжал ягодицы. Хвост, который был в моих лапах, тоже, немного съежился, и стал гораздо тоньше. Вот! Вот он, выход. Я приготовил другую трубу и, сжав ягодицы, стал осторожно запихивать свой хвост в эту трубу. Тот проходил в нее плотно, но легко. Когда конец трубы уперся мне в то место, где у других людей находятся почки или верхушки легких, то я уже ничему не удивлялся. Ликура-то мне хвост показывала, немного смущаясь, и я не увидел само место прикрепления, а вот теперь все становилось на свои места. А что, ведь я висел в камере на этом хвосте в горизонтальном положении, если бы хвост выходил из моего копчика, то мое положение было бы, вниз головой, а так природа обнаружила у лакурье центр тяжести тела при согнутых ногах, вот там и вырос хвост. Не будут же эти мартышки спать с вытянутыми ногами, чтобы уравновесить свое тело во сне.

Ладно, главное, что я из всего этого понял, что у меня не все так плохо. Часть импульсов проходит ниже места травмы, ведь ягодицы я смог сжать, теперь дело за малым, нужно восстановить магию и лечить переломы, сначала ногу, а потом и позвоночник. В голове всплыла технология восстановления моей магии, любезно предоставленная мне богами того мира. Вот и попробуем провести восстановление. Но на деле не получилось ничего. Мой лакурье дрожал, его дыхание сбивалось, так что я снял трубу с хвоста и отпустил моего зверька отдохнуть, а сам принялся подгонять трубу, лежа на полу, на спине, мне нужно было сделать так, чтобы ее можно было закрепить на теле. С магией все понятно, значит, еще не пришло время пытаться дотянуться до моих магических аккумуляторов. А ведь точно, в прошлый раз это заняло дня три, а сегодня только второй день, как я попал в свой мир. Будем исходить из того, что организм должен адаптироваться, и только потом можно будет приступать к восстановлению магии в моем теле.

Так я и провалялся до обеда, с трубой все было давно закончено, я просто проковырял ножом две дырки на одном из концов трубы. Туда я вставлю веревку или проволоку и обмотаю ее вокруг тела лакурье. Вот и получится съемная шина для травмированного хвоста. Хвост, это все равно лучше, чем позвоночник. Ладно, подошло время кормить лошадок. Я снова преобразовал тело. На этот раз мой лакурье не закатывал глаза и не трясся, как испуганный щенок. Я забрался на скамью, и принялся в очередной раз прятать свой хвост в трубу. Технология была отработана, так что, упаковав хвост, я закрепил эту конструкцию на груди изящным бантиком, из каких-то лент, лежащих на столе. Подхватив костыль и сделав первый шаг, я понял, что ходить можно, но осторожно. Конструкция слегка изгибалась, все же трубы не обладали необходимой жесткостью, но мне-то и нужно, чтобы она продержалась пару дней, а потом, если магия заработает, то я вылечу хотя бы перелом лодыжки, а там, дальше, будем посмотреть, как говорят азиаты. Выйдя из двери я направился к лошадям, чьи лапы и копыта торчали над землей. Кони хотели получить водные процедуры по полной. Доковыляв к мясу, я опустился на колени и принялся разматывать полиэтиленовую пленку. Она уже нормально отставала, но мясо все еще было холодным. По виду, вроде говядина. Не обидятся ли кони? Но говядина и конина, это две разные категории мяса, так что будем молчать, пусть сами решают, можно его есть или нет. Я опять взгромоздился на свой костыль и поплелся к коням. Те блаженствовали, по их тугим животам каплями стекала вода, они довольные фыркали и иногда вздрагивали всем телом, когда какое-нибудь насекомое садилось на их шкуру.

Кушать подано - Прервал я их идиллию. - Но смотрите, мясо еще сильно холодное, как бы вам не простудиться.

Ну тогда пусть еще полежит на солнышке, а мы полежим под водичкой. Поедим перед выходом, тогда и запаса хватит чуть на подольше.

Логика в словах Черного была, так что я повернулся и, чтобы не мешать коням кайфовать, отправился в дом. Следовало отпустить лакурье, а самому запеленать себя в ремни и доску и просто поваляться на полу, под пледом. Как выяснилось, тот не успел до конца просохнуть, но его влажность была терпимая, да и днем было гораздо теплее, чем ночью, так что я решил завернуться в него и греясь в нем, заодно и высушить его.

.27. Глава 27.

* * *

Спать было очень неудобно, единственное, что спасало, так это то, что я успел немного походить в образе лакурье по двору и дому. Даже сделал кое-что полезное, костыль, например, и еду коням вынес, да и кровь свою хоть немного разогнал. Сейчас ремни и края доски больно впивались в мое тело, особенно в спину, так мне пришлось помучиться минут двадцать, а потом усталость взяла свое. Ближе к полуночи меня разбудили мысли Черного, что им пора уходить. Да, такую стену они не перепрыгнут, нет, нужно срочно вызывать бригаду и устанавливать систему безопасности и автоматизировать открытие ворот и дверей. Если я уже не встану, то это будет большим подспорьем для меня. Завтра же вызову бригаду, а контролировать попрошу парней, что продали мне холодное оружие, там есть несколько смышленых голов, вот их и привлеку. Пока эти мысли бродили у меня в голове, я расстегивал ремни, стягивающие мою грудь и прижимающие так полюбившуюся, за эту пару дней, доску. Преобразовав свое тело в лакурье, я пошел открывать лошадям ворота. Хвост решил не фиксировать, по идее я иду до ворот и обратно. Если все проделать аккуратно, то ничего не случится. Поднявшись с пола, двинулся к поджидавшим меня лошадям. Выйдя на крыльцо, взглянул на небо. Россыпь звезд и нигде не было видно Луны. Это и хорошо, лошадям будет легче маскироваться на дороге. Те уже ждали меня, уперевшись мордами в ворота, мол, открывай скорее. Я потрепал их по гривам и открыл ворота. Мимо меня пронеслись два вихря, ближайший поворот, и все, я остался один. Закрыв ворота, грустно поплелся к дому, Двор освещали небольшие фонарики, разбросанные по двору. Они светили низко, над самой землей. А ведь точно, я встречал в рекламе такие светильники. Они еще бывают совершенно автономные, солнечная панель, адаптер и лампочка. Очень удобно. Сейчас только эти светлячки остались со мной.

Спать совершенно не хотелось, так что я остановил себя в одном из темных мест двора, ведь сейчас мои глаза легко подстраивались к окружающему меня освещению. Я еще раз поднял глаза к небу. Миг, и звезды рывком приблизились ко мне. Ближайшие к нам планеты оказались размером с мой кулак. Ничего себе, сходил, проводил лошадок! Это что, мне в шкуре лакурье и бинокля не надо? А вот интересно, если я так вижу своими глазами, то как я смогу наблюдать все еще и через бинокль или какой-нибудь школьный телескоп? Следить надо за своими новыми питомцами! Ведь и у коней, и у волков, не говоря уже о лакурье и карисана есть свои, только им присущие особенности слуха, осязания и обоняния. С обонянием волка и лакурье я смог познакомиться в камере и карцере следственного изолятора. Оказалось, что я могу управлять их чувствительностью. Может и со зрением так? Ведь я, когда поглядел в небо, то невольно захотел рассмотреть все получше, вот и получил результат. Осторожнее нужно быть в своих желаниях, а то, такими выкрутасами можно себя чем-нибудь выдать в кругу обычных людей. Через час в теле разлилась какая-то истома, Я уменьшил фокусировку глаз, все-таки так смотреть на мир непривычно, и побрел спать. На ступеньках мое тело неосознанно подтянуло хвост поближе к телу, закрутив его в кольца и даже прижало к телу в дверях. Я, как сомнамбула, прошел к дивану и, подняв с пола плед, улегся на диван, и укрылся с головой. Через пару секунд я спал, как убитый.

Утром проснулся от того, что по ноге ползала муха. Я спрятал ногу под плед и... проснулся окончательно. Как это я умудрился спрятать ногу? Запоздало пришла мысль, что я же лакурье, а там с ногами все нормально, там хвост не работает. Успокоенный такими мыслями я выбрался из под пледа. В поле зрения попала моя рука. Моя человеческая рука! Я быстро ощупал себя. Нет, точно, я человек. Вот это да! Значит ко мне вернулась магия и я ее неосознанно использовал сегодня ночью. Но нет, пробное тестирование показало, что магия, как попрощалась со мной в том мире, так и не возвращалась. Вот это выкрутасы моего тела или моей психики. Да нет, с психикой все нормально, ведь я же сам с собой разговариваю. Нет, нет, не нужно психиатра. Мысленно разговариваю, а не вслух, да и разговором это назвать трудно, скорее я сам себе отвечаю на вопросы, как это все произошло. Ну вот, опять! На что я отвечаю? Ответов то нет! Есть факт неожиданного выздоровления, а вот как я этого достиг, можно только гадать. Факт в том, что я лег спать в образе лакурье. Вчера ночью был какой-то всплеск необычных способностей лакурье, вот, может быть, он и подстегнул то, что тело лакурье стало лечить себя само?

Как бы там ни было, а это мне оказалось очень полезным, так что сегодня сам займусь системой охраны и автоматизацией некоторых процессов в этом доме. Пусть это не будет "умный дом", как показывают на просторах интернета, но вот датчики и автоматические вентили на воду и газ, поставить нужно. Я же могу отсутствовать на Земле достаточно долго, так что организую систему оплаты коммунальных услуг автоматически на оба дома, плюс, хотелось бы иметь какого-нибудь сторожа. Ну, со сторожем может не стоит так сильно заморачиваться, все-таки система безопасности будет завязана на полицию, так что простейшая система защиты дома у меня будет, а уж о безопасности денежных средств и золота, если я его сюда принесу, нужно будет позаботиться самому. Есть несколько магических приемов, позволяющих убрать с глаз то, что ты не хочешь показывать никому. Нужно будет дождаться восстановления моих магических способностей и еще, проконсультироваться с Ликурой. Другие маги, по сравнению с ней, выглядят шарлатанами. Я их не много видел, но вот именно магией владела среди них только Ликура. Ментальная магия и мне была подвластна, но это, скорее особенности организма человека, подкрепленные магической силой, а вот так лепить сгустки магической энергии, осязаемые в виде магических шаров, которыми мы с Ликурой перебрасывались, недалеко от их замка, не мог похвастать никто. Да и лекарь она была знатный. Пусть у меня было преимущество перед ней в том, что я получил зачатки медицинских знаний, а вот она собирала это все по крупицам, так что, самый настоящий маг, это Ликура, и здесь нет никаких сомнений.

Мое тело требовало упражнений, ведь даже два дня, пока я был совершенно обездвиженным, показали мне, что лучше иметь здоровое, крепкое тело, чем лежать в кровати и пахнуть, как общественный туалет. Я бегом бросился к моему рюкзаку и, отстегнув клинки, вытянул обе сабли сразу. От клинков внутрь меня потекла уверенность и какая-то жажда показать им, что я все еще с ними. Сбросить рубаху было делом пяти секунд, так что через минуту я уже стоял посреди газона и раскручивал клинки в руках, разминая кисти рук. Все делалось в замедленном темпе, так как я помнил, в каком состоянии был мой позвоночник, не далее, как прошлым вечером. Следовало поберечь то, что вернулось ко мне, но и поработать ему тоже нужно было дать. Вот я и старался совместить несовместимое, как в анекдоте, когда дед, профессор и все такое, говорит внуку, что нельзя совместить пространство и время, а внук отвечает, что это уже давно достигнуто в армии, когда звучит команда "копаем вот отсюда, и до обеда!"

.28. Глава 28.

* * *

Классический разминочный комплекс наемников на этот раз занял у меня около часа. Все движения я проделывал как нужно, но в более низком темпе, постоянно прислушиваясь к ощущениям в области спины. Я же помнил, что у меня было две проблемные точки, и я постоянно ждал от них тревожного сигнала. На удивление все прошло гладко. В комплексе я получил и физическую нагрузку, и растянул нужные связки и мышцы. Сегодня я исполнял не мой комплекс, подправленный теми упражнениями, которые я всегда делал на своих разминках, а именно тот, который мне достался от Зравшуна. Этот комплекс можно было понять, он ориентировался на те группы мышц, которые участвуют в настоящем бою, а именно на верхний плечевой пояс. В комплексе наемников ногам, конечно же, тоже уделялось внимание, ведь на них воин перемещается, и ноги, также, участвуют в тяжелых ударах саблей. Обычно это финальное добивание врага в тяжелой экипировке. Но это были скорее частые или, наоборот, медленные переступания, какие-то замысловатые зашагивания и прыжки. Все, никакой растяжки, никакого внимания суставам. Нетипичные движения ногами подразумевали ту ситуацию, когда ты остался без оружия или тебе, банально, не хватает конечностей, чтобы отбиться от нападающего на тебя. Вот поэтому, в мой комплекс и вошло все то, что отсутствовало в классическом разминочном комплексе наемников. Но сейчас я не хотел рисковать, и отдался во власть моей подкорки, где этот комплекс прочно укоренился с остальными боевыми навыками наемников. Пот, крупными каплями выступил по всему моему телу, так что я получил полное моральное удовлетворение, и ощущение, что все приходит в норму.

Внезапно от ворот зазвучала трель звонка. Странно, кто это мог прийти ко мне, ведь, кроме моих друзей из того мира, этот дом не знает никто. Я, положив сабли на траву, отправился открывать ворота. Распахнув калитку, я обнаружил солидного мужчину, который представился моим соседом справа и он пришел, так сказать, познакомиться. Я отступил в сторону и показал, что он может проходить. Тот не заставил себя долго ждать и не торопясь проследовал мимо меня. Я закрыл за нами калитку и повернулся к своему гостю.

Александр Сергеевич. - Представился тот.

Я не стал шутить, что, неужели Пушкин? И в свою очередь просто представился, как Сергей, ведь мужчина был старше меня, да и вес в обществе, похоже, занимал не маленький. То, что шутки не последовало, видимо положительно сказалось на наших отношениях, так как мужчина вопросительно изогнул бровь. Было понятно, что он не интересуется моим отчеством, а ему интересно, где мы можем поговорить? Я пригласил его в дом и поинтересовался, не шокирую ли я его своим видом. Тот небрежно махнул рукой, мол, чего я только в своей жизни не видел, и мы отправились по дорожке к дому. Проходя мимо того места, где я исполнял свой комплекс, я, извинившись, прошел на траву и подобрал клинки. Зравшун бы нагоняй устроил, что я оставил оружие без присмотра, но в нашем мире были свои законы и меня бы никто не понял, если бы я встречал в дверях кого-нибудь с оголенными клинками наперевес. Ох и термины в голову лезут, какой наперевес? Это же не стрелковое оружие. Александр Сергеевич властно протянул руку, требуя, чтобы я дал ему мои клинки. В голове опять заплясали противоречия наших миров. Там, так просто, никто свои клинки незнакомым людям не дает, да и знакомым тоже. Исключение составляют мастера-оружейники. Это напоминало наши выражения, что жену и машину в чужие руки давать не следует.

Я подал ему один из клинков, рукояткой вперед. Тот небрежно взял клинок в свою холеную руку и потыкал им вперед, а потом попытался крутануть его в руке, причем я шел с этой же стороны. Я только и успел, что подставить под летящий в меня мой клинок, свой второй, и мягко парировать. Клинок Сергеевич в руке держал нетвердо, так что удар получился не твердый а какой-то смазанный. Сергеевич извинился и в задумчивости провел пальцем по лезвию. В следующий миг я успел подхватить клинок, летящий на дорожку, а Александр Сергеевич заплясал на одной ноге, разбрызгивая кровь вокруг себя. Я, вынужден был бросить клинки на газон, рядом с дорожкой и пережать артерию на локтевом сгибе Сергеича. Затем, доминируя в нашей паре, я поволок теряющего сознание мужчину в дом. Там пришлось наложить жгут на эту руку, а потом забинтовать бинтом из рюкзака. Постепенно краски стали возвращаться на лицо моего гостя. Я извинился за то, что не успел предупредить его, что клинки заточены, как настоящие. Но ничего, если порез очень сильный то, думаю завтра он может зайти ко мне, и я постараюсь подлечить его палец. Сергеич медленно оживал.

Это что, настоящее холодное оружие?

Ну, почти, ведь нужно же чувствовать себя мужчиной, когда занимаешься с такими вещами.

Я, собственно и пришел-то к вам потому, что увидел какое-то мелькание на вашей территории. Было непонятно что это, но вы же понимаете, что дом долгое время стоял пустой, а тут вдруг такое! Смотрю, этот ураган остановился и проявился человек.

Я рассмеялся и пояснил, что это мой утренний комплекс гимнастики с предметами. Вот эти предметы и давали такое мелькание, а свои упражнения я всегда ускоряю, ближе к концу. Сам недоумевал, ведь я выполнял упражнения нарочито медленно, боясь повредить себе то, что только что срослось.

Да? Ну вы меня не убедили. Да и сабли ваши уж больно опасные. Вы же можете так пораниться.

Александр Сергеевич, вы не переживайте, я давно занимаюсь такими упражнениями. Вы же знаете, что есть целые комплексы у-шу с мечом или копьем. Это так, забава.

Забава. - Ехидно подхватил он. А если бы я вам что-нибудь отрубил. Вон, вы только и успели, что свою саблю подставить.

Так я для того и тренируюсь, чтобы всегда быть в форме. Давайте, я вам сейчас красного вина дам. Вы много крови потеряли, все-таки успели разрезать себе артерию. Давайте, вы посидите, а я организую нам небольшой перекус, время то уже к завтраку.

Да нет, Сергей, я и забежал-то к вам прямо перед тем, как отправиться на работу. Меня и машина уже у ваших ворот дожидается, так что я пойду, а вот вечером, обязательно загляну.

Заходите, конечно, Александр Сергеевич, я буду только рад.

Наши расшаркивания закончились, и мой гость, придерживая свою пострадавшую руку, отправился на выход. Я провожал его к воротам, идя рядом с ним. Мы прошли то место, где я положил сабли и Сергеич слегка поежился, видимо представляя, что бы могло быть, если бы я не парировал его удар. Подойдя к воротам, я распахнул перед Сергеичем калитку и вышел с ним к машине. Это был черный джип с конкретным мордоворотом за рулем. Видимо водитель и охранник в одном лице. Внезапно дверь с другой стороны от водителя открылась и оттуда выскочил не менее колоритный бугай и, распахнул перед моим гостем пассажирскую дверь. Мы тепло распрощались с Сергеичем и я напомнил ему, что если что-то будет не так с рукой, то немедленно ко мне. Я, как смогу, подлечу, так как вроде бы, являюсь народным целителем. Официальной бумаги у меня нет, но я этим и не промышляю, но если возникает необходимость, то пользуюсь своим даром. Бугай помог шефу устроиться в машине и, внимательно зыркнув на меня, заскочил на свое место. Машина взревела двигателем, и плавно переваливаясь через лежачих полицейских, уехала по единственной нашей дороге в город.

.29. Глава 29.

* * *

Да, вот и не знаешь, что лучше, или в своей квартире сидеть и никому не показываться, или здесь выделываться, будучи у всех на виду. Ну, не у всех, конечно, но вот два дома с двух сторон от моего, с окнами, явно выше моего забора, а значит, будут наблюдать в окна и с балконов все то, что происходит у меня во дворе. Сегодня я запланировал вызвать замерщиков и оценщиков, для составления сметы расходов на установку системы безопасности и всего того, что я запланировал изменить в доме. Смету обмозгую, и только тогда дам согласие на установку. По дороге от ворот к дому подобрал сабли и аккуратно оттер кровь соседа, подержав сабли под фонтанчиками поливочной системы. Да, отвыкли наши земные люди от холодного оружия, на той стороне никому и в голову не придет, проверять остроту чужого оружия. А уж точили мы его с Зравшуном чуть ли не каждый день. Для наемников эта процедура такая же обязательная, как умываться и, хотелось сказать, бриться, но вот не все там бреются, хотя король и Закарит были выбриты, а вот остальные носили усы и бороды. У Зравшуна, из-за молодости были аккуратные усики и бородка, а вот все остальные наемники были заросшими или носили что-то одно, усы или бороду, Но всегда пышных форм.

Да, а вот проблема с тем, что меня с двух сторон рассматривают, как в аквариуме, это плохо. Вот Сергеевич заикнулся о том, что я махал тут саблями, а если бы он вчера заглянул ко мне, то наблюдал бы странных лошадей и страшненькую зверушку с трубой, воткнутой ей в зад. Ну, как-то так. Я, как посторонний зритель, воспринял бы все именно так. Время было ранее, поэтому я принялся вспоминать, чему меня учила Ликура и как я могу здесь применить полученные от нее знания, когда у меня восстановятся магические способности.

Пройдя в дом, я отправился готовить себе завтрак. Пока неспешно позавтракаю, то подойдет время, когда можно будет обзвонить компании, занимающиеся установкой охранных систем. Завтракал, наслаждаясь каждым кусочком пищи и глотком настоящего кофе, который я теперь мог позволить себе. После травмы я стал относиться к жизни несколько иначе. Она для меня приобрела какую-то огромную ценность, хотя если придется защищать свою жизнь или жизнь моих друзей с оружием в руках, то никакие трусливые мысли в мою голову не придут. Здесь кодекс наемников, влитый мне вместе со всеми военными умениями от Зравшуна, достаточно жестко реагирует на проявление такой слабости и не прощает. Это равносильно тому, что ты носишь в своей голове всю правоохранительную систему, включая и карательную. Зравшун даже ни секунды не сомневался, что он дает мне королевский подарок. Другая жизнь, другие люди, другая философия и мораль.

Вот и завтрак подошел к концу, а заодно и время приблизилось к началу рабочего дня. Пройдя в свой кабинет, я уютно устроился за огромным столом и принялся за мои маркетинговые исследования в области охранных систем. Моя рабочая таблица разрасталась, Цены были приемлемые, неприемлемыми были условия. Самое главное, что мне не подходило, было то, что если система срабатывала, то у меня дома появлялся наряд полиции. Если дома я, то все нормально, а если это мои гости? Ни документов, ни нормального представления, как вести себя, у них нет. Какой-то заколдованный круг. Есть, конечно, половинчатые системы, когда тебе на сотку приходит сигнал, и ты можешь прямо на сотке просмотреть, что дома не так. Если уверен, что это грабители, то, опять же, вызвать наряд полиции. Эта система меня устраивала всем, кроме одного, в тот мир сотка не дозвониться. Интернет тоже, был заточен на оба этих варианта. Да я и сам понимал, что ничего другого предложить просто невозможно. Мои требования не вписываются в общий сценарий, вот и все.

За всеми этими поисками в интернете и звонками по телефону прошла первая половина дня. Я уже понял, что пока у меня такой охранной системы не будет, а вот то, что я за сегодняшний день установлю систему безопасности для воды и газа было бесспорно. Бригада рабочих уже ехала ко мне. Система была проста и сложна одновременно. Датчики, расположенные в самых критических местах подавали сигнал в логические блоки о том, что нужно перекрывать газ или воду и передать мне сообщение, что есть проблема. Электрические вентили на основных трубах, по сигналу от логических блоков, перекрывали проблемную систему и все. Обратный процесс уже должен проходить с участием человека, исправил, включил.

Бригада приехала часа в три. Разобрались с системами и работа началась. Делали все аккуратно, так что я, уже в пять часов вечера смог провести тестирование и остался доволен. Вот эта автономная система меня полностью устраивала. Рассчитавшись с рабочими, проводил их до калитки в воротах. Их отъезд совпал, по времени, с появлением знакомого черного джипа. Тот остановился напротив моих ворот и один из охранников выскочил на асфальт. Вот уже и пассажирская дверь открыта. Сергеич вальяжно спустился на землю и направился ко мне.

Сергей, ты знаешь, рана не заживает, все время идет кровь. Я уже три раза менял повязку. Раньше такого не было.

Ну, нужно посмотреть на рану, но у меня сегодня налицо полный расход моих целебных сил. Давайте я взгляну на рану, а если не получится остановить кровь, то тогда я смогу это провернуть только завтра с утра. Думаю, что к тому времени мои силы полностью восстановятся.

Сергеич махнул рукой своим, чтобы не ждали его, а ехали к нему домой, а мы направились ко мне. Я проводил Сергеича в свой кабинет и усадил в кресло. Сходил к своим вещам и приготовил все необходимое, чтобы провести повторную перевязку. Мой сосед внимательно наблюдал за мной, не говоря ни слова. В моей голове мысли устроили целый хоровод. Первое, что приходило на ум, это то, что мой пациент получил какой-то вирус из другого мира. Но ведь я там тоже получал различные царапины или рубленые раны, но кровь все-равно, сама начинала свертываться, безо всякого моего участия. Я, конечно, такие раны не притаскивал сюда, на Землю но, думаю, что проблема не в этом. Если взять во внимание, что металл того мира так сказывается на наших, земных людях, то опять нестыковка, сабли-то сделаны здесь, так что тоже, можно смело отбрасывать эту гипотезу, как несостоятельную. Остаются следы чьей-то крови на сабле, а вот здесь все очень горячо, потому, что эта сабля имела немало контактов с кровью не совсем людей. Взять, к примеру оборотней, или тех волко-кабанов, что гнали нашу карету при путешествии в герцогство Аштор. Кровь демона на саблю попасть не могла, если только тот маг, которому я срубил голову в воротах королевского замка, не был заражен или осеменен демонами. Вот эта версия, самая близкая, а значит нужно готовиться к тому, что придется ждать возвращения магических сил.

Тем временем я разбинтовал руку Сергеича и осмотрел рану, там, действительно, продолжала сочится кровь. Ее объем был гораздо меньше того, что шел непосредственно сразу после травмы, сейчас сочились капилляры, а, значит, я действительно занес ему какую-то заразу. Попытался просмотреть рану своим магическим зрением, но безрезультатно, магии во мне не было. Неужели я лишился ее навсегда? Обидно! В лакурье может и есть уже немного магии, но ведь не покажешь соседу такую зверушку? Я обработал рану обычными средствами и договорился с Сергеичем, что он завтра, до работы, заскочит ко мне минут на пять. Если я восстановлюсь, то мы его проблемы решим на раз, ну а если нет, то будем думать, что еще можно будет предпринять. Он, со своей стороны может обратиться и к обычным врачам потому, что налицо классическая несвертываемость крови.

.30. Глава 30.

* * *

Мы с Сергеичем выпили по бокалу красного вина за его выздоровление и в целях профилактики, немного посидели, и я отправился провожать его до дома, все-таки он не простой человек и мне следует обеспечить его охрану. Свои ворота даже закрывать не стал, надеялся, что прогуляюсь туда и обратно, сдам соседа с рук на руки, и вернусь. Так бы оно и вышло, но вот в воротах нас встретила его жена. Меня потащили к столу и я около часа провел со своими соседями. Жена была под стать мужу. Антонина Ивановна когда-то была очень красива, сейчас ее красота трансформировалась в зрелую солидность и некий шарм. Мы уже пили чай, когда соседям позвонили по городскому телефону и пригласили в гости, на вечерние посиделки. Я спешно распрощался с соседями и отправился к себе. Не пройдя и десяти метров по нашей общей дороге, я почувствовал, что во мне что-то началось. В глазах стало двоиться, сердце готово было выскочить из груди, окружающая меня реальность стала мешаться с какой-то другой, которую я раньше и не видел.

Осторожно, по стенкам заборов, я добрался до своих ворот и поблагодарил сам себя за то, что не закрыл двери на ключ. Сейчас я бы просто не смог попасть ключом в замочную скважину, ибо расхождение реальности с воспринимаемой мной, действительностью, была огромной. До дома я шел, низко опустив голову и всматриваясь в дорожку, так мне было легче ориентироваться и не обращать внимание на виды другой реальности, накладывающейся на нашу. Наконец, знакомое крыльцо и мой многострадальный диван с пледом. Уже третий день, как я не отхожу от этого дивана, и укрываюсь легендарным пледом, который укрывал не только меня, но и мои сменные сущности. Сейчас я завернулся в плед с головой и позволил своему организму отключиться.

Всю ночь мне грезилась эта другая реальность. Необычайные деревья и живые существа того мира, просто демонстрировали мне себя, а вот кто или что они такое, было непонятно. Настораживало то, что я, действительно, никогда не видел и не посещал этот или подобный ему, мир. Слабая надежда была на то, что это грезы одной из моих сущностей, входящих в мое хранилища. Под это явно подходили две сущности, это конечно же лакурье, который однозначно жил на своей планете и мог побывать еще на каких-то других, и карисан, который тоже живет на какой-то своей планете и ходит на другую планету, чтобы вырастить свое потомство. Куда еще мой карисан мог шастать, в смысле, на какие другие планеты, неизвестно, но раз на одну может, то и на другие ему дорога не заказана. Остаются еще две темные лошадки, это Черный, о котором я ничего толком не знаю и волки Фелидас и короля. Последние вообще, непонятно, откуда появились. Ведь на родной планете, где живет королевская семья, таких животных нет. Вот и размышляй над этим с раскалывающейся головой.

Размышлять я не мог, а выхватывал части каких-то скудных мыслей под своей или чужой черепной коробкой. Мысли были странными, создавалось впечатление, что меня кто-то завет на помощь. Даже не меня, а хоть кого-нибудь, просто персонального обращения не было, а был просто послан сигнал "SOS". Постепенно мое сознание стало тухнуть, краски чужих миров и обрывки моих, или чужих мыслей стали растворяться. И вот, наконец, наступил коллапс моего сознания. Все. Сознание схлопнулось, и я перестал существовать.

Утро напоминало такую же часть дня, но только после хорошего возлияния алкоголя. Я вспомнил, что я вчера немного выпил красного вина с Сергеичем, но такие последствия, от такого количества, были исключены. Внезапно меня скрутило, и я кинулся в туалет. Меня вывернуло наизнанку и тяжелое состояние немного отступило. Только я привел себя в порядок и свернул плед на диване, как раздалась трель звонка. Ясно, Сергеич пришел, что же, пойду открывать, заодно и поинтересуюсь, как он себя чувствует, может мы вчера отравились салатиками или моим вином?

Сегодня мои глаза воспринимали все как надо, так что я быстрым шагом прошел по дорожке и открыл калитку ворот. Там, действительно, стоял Сергеич и переминался с ноги на ногу. Он извинился за столь ранний визит, но терпеть боль уже нет никаких сил. Я приглашающе махнул ему рукой и посторонился, пропуская его. Невольно осмотрелся вокруг себя, а ведь точно, солнце еще только показалось из-за горизонта. Ничего себе, как это Сергеича припекло, видимо, действительно, боли нешуточные. Наверное тоже, отравился, как и я. Поинтересовался что и где у него болит? Тот посмотрел на меня, как на идиота и напомнил, что болит, палец, и его все время дергает. Я напустил на себя грозный вид и поинтересовался, не тошнит ли его? Но оказалось, что все проблемы вызывает только палец, который распух и кровь, так и продолжает сочиться из под повязки.

Мы поднялись ко мне в кабинет и я, напустив на себя умный вид, принялся осматривать рану моего пациента. На этот раз больной палец как бы утратил свою прежнюю плотность, а стал полупрозрачным, давая мне шанс осмотреть повреждение на разной глубине. Ну вот и магия вернулась, а то, чтобы я без нее делал бы? Магия-то вернулась, а вот то, что она мне показывала, было очень плохо. Знакомая яйцекладка в ране прямо бросалась в глаза. Значит, кто-то из тех, кто попробовал остроту моих клинков, был заражен демонами. Ладно, как лечить, знаю, но вот опять, на несколько дней выпадать из, такой привычной для меня, сущности мага, не хочется. А что, если попробовать лечить на грани выброса всей моей магической мощи, может здесь немного другие условия, для проявления моих магических способностей?

Я сосредоточился на ране, и стал как бы выметать сгустками магии заразу из пальца Сергеича. Процесс протекал вполне нормально, так что, пятнадцать минут, ручьи пота с меня, и Сергеич держал перед собой совершенно здоровый палец, без каких-либо ран или шрамов. Он только открывал и закрывал рот, пытаясь высказать мне то, что у него накипело в душе, но, взглянув на меня, он забыл обо всех своих вопросах, потому, что вид у меня, видимо, был не очень. Сейчас у меня в голове вопил кто-то, кто пытался хоть как-то спасти свою жизнь, и я, даже, мог определить направление на этот крик о помощи.

Прохрипев Сергеичу, что мне нужно отдохнуть, я попросил его возвращаться домой, и захлопнуть за собой калитку, а когда он поедет на работу, то не мог бы он меня подвезти до места, которое я укажу? Сергеич заверил меня, что его машина с охранниками будет в моем распоряжении хоть целый день. Я поблагодарил и откинулся в кресле, нужно было попытаться восстановить мои магические силы. Сейчас только лакурье мог мне помочь, но не будешь же преобразовывать свое тело прямо на глазах у соседа?

Сергеич еще раз горячо поблагодарил меня, но его слова звучали как из какой-то трубы, отдаваясь эхом, что заставляло меня морщиться. Сосед видимо понял, что теперь уже мне плохо, и выскочил за дверь. Выждав несколько минут, я с трудом разделся и вызвал в своей голове слепок сущности лакурье. Да, теперь сидеть на своем хвосте было неудобно, так что я слегка приподнял себя в кресле, уперевшись в подлокотники лапами, предварительно убрав на них когти и, расправил свой хвост. В этом теле я четко ощутил крик о помощи и, даже, разглядел ментальный ареол окружающего пространства, вокруг потерпевшего.

Так это же он идет через мой портал! Вот это да! Нужно срочно выдвигаться туда, но на автобусе я буду долго тащиться до места перехода, машина Сергеича гораздо быстрее доставит меня туда. Можно будет их сразу отпустить, так как неизвестно, буду я возвращаться на Землю с потерпевшим, или нет. Ладно, срочно идем завтракать, так как в теле лакурье я уже, практически, восстановился. Вот за что люблю эту зверушку, а точнее, сущность. Ликура же тоже, лакурье. Так что это раса разумных, но на зверушек смахивают, дальше некуда.

.31. Глава 31.

* * *

Завтракал в спешке, ведь я не знал, во сколько отправляется на работу Сергеич. В прошлый раз я даже на часы не посмотрел, но явно, было раннее утро, так что я еще успел собрать то, что могло мне пригодиться для транспортировки и лечения пострадавшего и уложив все это в рюкзак, направился к воротам. Мой выход совпал с тем, что за забором просигналила машина. Я прибавил шагу и, открыв калитку, увидел на дороге машину Сергеича. Сосед, открыв окно, призывно махнул мне рукой. Я, заперев калитку, направился к машине.

Уже усевшись, я поздоровался со всеми и попросил доставить меня до лесничества, если можно. Если побояться подниматься по грунтовой дороге, то тогда пусть высадят меня у подножья горы, тогда я сам поднимусь. Сергеич отмел это все одним взмахом руки, нужно, значит доставят. Он сам проследит, чтобы меня довезли куда нужно, а потом отправится на работу. Ничего, подождут! Я поблагодарил соседа, а мы уже неслись по городу. Водитель, видимо воспринял слова шефа о том, что кто-то его подождет, как руководство к действию и втопил педаль газа.

Дорога была практически свободна, так что мы пронеслись по городу и стали подниматься в гору. На этот раз меня доставили до места перехода минут за двадцать пять. Я выбрался из машины и поблагодарил всех. Объяснил, что сильно выложился с лечением и теперь немного поброжу по горам, восстановлю свою лечебную силу, ну, сосед понимает, о чем я. Сосед понимал. Он еще раз осмотрел свою руку и, улыбнувшись, скомандовал своим трогать. Водитель не заставил себя упрашивать дважды, а лихо развернувшись, умчался под гору.

Наконец я остался один, взвалив на плечи рюкзак, я двинул к месту перехода. Уже войдя в портал, я преобразовал свое тело в лакурье, не снимая одежду. А что, хвост свешивается, сложенный вдвое в одной из штанин, а вся остальная одежда просто немного стала великовата, и все. Я отсчитывал повороты, а ментальный, уже не крик, а шепот или стон, становился все ближе и ближе. Наконец я увидел того, кто звал меня из этого тумана. Это было существо, размером с крупную собаку, обросшее шерстью и имеющее круглую голову с остренькими ушками, заканчивающимися кисточками, как у рыси. Существо сильно порвали, так что оно сейчас лежало почти на животе, плотно подогнув под себя все четыре лапы. Хвост был обрублен, или его откусили, но на данный момент это был обрубок около двадцати сантиметров. Шерсть была светло-серая и на ней располагались в хаотичном порядке небольшие кольца более светлого цвета и неровной формы. Выглядело существо неважно, свалявшаяся шерсть, очень тяжелый запах, как от протухшего мяса, все в разводах крови. Существо вздрагивало всем телом и жалобно стонало или скулило. Звук в тумане распространялся плохо, поэтому ничего разобрать было нельзя.

Я мысленно обратился к существу, что услышал его крик о помощи и быстро, как смог, отправился к нему. Вот сейчас я здесь и нам нужно решить, что будем делать. Лечить здесь нельзя, здесь время, магия, все остальное исчезает с катастрофической быстротой, так что есть два варианта. Первый, я несу его в свой мир, а второй, мы перебираемся в другой мир, в котором я уже побывал, но у меня там ничего нет. Так что я предпочел бы отправиться в свой мир. Там у меня есть место, где мы сможем остановиться и где я займусь его лечением. Существо только издало ментальное согласие и отключилось. Вот ведь незадача, а вдруг мой мир не подходит для него. Но с другой стороны, если идти к Ликуре, то неизвестно, вернулись они с Варелу домой, или нет? Командовать в замке мне никто не позволит. Может, разрешат занять мою комнату и все. Нет, только домой, да и условия на обоих планетах почти идентичны, ну, может у нас гравитация чуть повыше, вот и все. Я переложил вещи из большого рюкзака в маленький, а в освободившийся рюкзак засунул потерпевшего или потерпевшую в том же положении, как это существо лежало. Зафиксировав тело вещами из рюкзака, я, вернув себе прежний вид, так и одежда сидит лучше и рюкзак будет нести легче. Взвалил рюкзак на спину и зашагал обратно по своей тропе.

Из перехода я вышел когда солнце было почти в зените, так что у меня есть немного времени, которое можно потратить на лечение моего пациента. Я вытащил его тело из рюкзака и разложил на развернутом каримате. В нос опять ударил стойкий запах разложившегося трупа. Да, досталось ему знатно. Мне пришлось срочно раздеваться и вызывать лакурье. На этот раз мой хвост распушился и воинственно раскачивался из стороны в сторону, а иногда, в задумчивости, оборачивался вокруг моего пояса. Следовало провести осмотр и залечить самые тяжелые повреждения. Осмотр выявил, что его ранили чем-то острым в живот, а шкуру на спине, конечностях и боках, порвали клыками. Видимо что-то типа собак или каких-то других животных, используемых как загонщики или ищейки.

В животе, в ране, торчало то оружие, которое и нанесло этот, почти смертельный удар. Когда я укладывал существо в рюкзак, то не заметил его из-за конечностей, которые прикрывали рукоятку этого кинжала. Видимо существу было очень больно, вот оно и согнулось почти пополам, прижав конечности к животу. Я выдернул кинжал из раны и, не обращая внимание на льющуюся кровь, принялся заращивать крупные сосуды и поврежденные внутренние органы. Кровь отливала чем-то фиолетовым, а может, вообще, была такого цвета. Это, конечно, был не человек, но разобраться в его ливере я смог, так что основные повреждения я зарастил. Это время существо и выбрало, чтобы снова прийти в себя. В мою лапу поткнулись два огромных клыка кинжальной остроты. Я взвыл от боли, а существо, заверещав, попыталось отползти от меня в сторону. Я мысленно передал, что не являюсь его врагом, наоборот, я друг, и я вылечил его. Моя лапа показала на кинжал, который я вытащил из его тела. Существо замерло, транслируя в ментале недоверие пополам с недоумением. Мои мысли подсказали мне, что я сейчас, видимо, напоминаю ему его врагов. Я попросил его не напрягаться, а я сейчас приму свой настоящий облик. Пара секунд, я специально медленно проводил всю операцию, и я, опять, человек.

Существо издало возглас удивления, но недоверия в нем уже не было. Я похлопал рукой по каримату и предложил еще немного отдохнуть, а то я очень сильно выложился, пока лечил его или ее. От существа пришло понимание и подтверждение что, ее. О, а я, не совсем одет. Пришлось срочно одеваться и приводить себя в порядок. Ну и, приятно познакомиться, так сказать. Существо опять проявилось в сознании напомнив, что я был в образе того, кто на нее напал. Вот тут мои ушки встали на макушке, это что же получается, подданные Ликуры охотятся на разумных? При встрече задам ей этот вопрос, да и прояснить нужно, что это она из своего мира в тот, сквозанула так, что оказалась совсем голой. Хотя, что я говорю? Я же сам раздеваюсь до гола, когда мне нужно магичить в образе лакурье. Но Ликуре от меня не отвертеться.

Вот тут на меня и накатило. Я захрипел и повалился на траву, царапая себе горло. Времени оставалось в обрез, так что я вызвал образ лакурье и стал проваливаться в беспамятство. Что происходило потом, я просто не мог вспомнить, так что через два часа мы оба лежали в изнеможении, высунув языки. Существо, извинилось за то, что укусило меня, но мне не нужно бояться, после того, как был впрыснут яд, существо ввело мне и противоядие. Времени было много, ведь большая часть яда ушла на преследовавших его врагов, а восстановиться ядовитая железа еще не успела, уж слишком сильно потрепали преследователи это существо. Вот если бы яд был в полном объеме и концентрации, то я бы просто не успел заблокировать его действие, да и само существо бы не успело впрыснуть противоядие.

.32. Глава 32.

* * *

Тем временем, день угасал, следовало собираться домой, что я и передал своей пациентке. Ее тело все еще зияло вырванными клочками шерсти и мяса. Дома соберусь с силами и подлатаю ее как надо, а сейчас, пусть немного потерпит в рюкзаке. Простую перевязку сделаю, чтобы рюкзак не пачкала, да и чтобы грязь в раны не занести. У этого существа еще нет иммунитета к нашим заразам, а мы их наплодили множество, что естественным путем, что искусственным. Ученые, что наши, что зарубежные, задействованные в военно-промышленном комплексе не комплексуют. Вот такой каламбурчик у меня получился. Так что будем собираться домой, мне же ее еще на себе тащить и тащить. Так к вечеру до дома и доберемся, а там уж я и полечу и покормлю. Еще не забыть сабли продезинфицировать, а то неровен час, еще кого-нибудь заражу. Две сквозные дыры на руке я даже заращивать не стал, кровь уже не бежала, а вот противоядие пусть выполнит всю свою функцию до конца. Кто знает, что за последствия у этого яда, кроме смертельного исхода, конечно?

Сборы были недолгими, и вот мы, в смысле я и моя пациентка в рюкзаке, отправились вниз, к остановке автобуса. Пока спускался, я попытался разговорить мою попутчицу, но она пребывала в какой-то прострации. Думаю, что это был своеобразный шок. Она пробыла в переходе очень долго, на вскидку, около двух дней. Я там пролежал несколько часов и то, чуть не сошел с ума, спасибо, Черный меня оттуда вывел. Ей сейчас очень больно, хоть я и перевязал ее, но рваные раны всегда очень плохо заживают и, естественно, очень сильно болят. Поза этой самки в моем рюкзаке была неудобной, общее состояние очень плохое, но самую страшную рану я ей залечил, и она, самое главное, сможет дотерпеть до моего дома, где я постараюсь оказать ей всю необходимую помощь. Ее ментальный фон стал очень слабым, так что мне следовало, поторопиться. Торопиться-то торопиться, но бежать мне с ней нельзя, ее раны растрясутся, да и контролировать ее все время надо, ведь она сейчас очень слаба. Ветер, налетая со спины, приносил знакомый трупный запах, но уже не такой концентрированный, как раньше. Дома нужно будет получше ее осмотреть, не может она продолжать так пахнуть, ведь основную рану я у нее залечил. Видимо есть еще такие очаги разложения, которые я пропустил. Сейчас пара часов ничего не решает, так что спущусь, доберусь до дома, и там займусь ею всерьез. Спуститься я рассчитывал минут за сорок, пятьдесят, шел постоянно амортизируя ногами. Мне важно было обеспечить хоть минимальный комфорт моей пациентке. Сколько пережила эта малышка, сказать было трудно, думаю, она мне расскажет то, что можно рассказать инопланетному существу. Тем временем я, не так стремительно, как хотелось бы, терял высоту. Вскоре спуск стал менее крутым и мне уже не было необходимости пружинить ногами, чтобы исключить резкие толчки, передающиеся через мое тело на рюкзак. От моей пациентки не поступали какие-то стоны или ментальные просьбы нести ее осторожнее, а вскоре я уже шел по почти пологому склону, приближаясь к основной дороге, где располагалась остановка. Я предупредил мою пациентку, что, возможно, ей придется ехать в закрытом помещении, но это продлиться недолго. Я просчитывал тот вариант, что если я поймаю попутку, то загружу рюкзак в багажник.

Выйдя на остановку, вздохнул с облегчением, в пределах видимости показался автобус. Этот маршрут всегда не отличался большой загруженностью, так что можно будет сесть подальше от основной массы пассажиров, так чтобы запах не доходил до них и спокойно проехать до конечной остановки. Если что, то скажу, что наступил во что-то, что издает такой резкий запах. Мои опасения оказались беспочвенными, все прошло нормально, никто не тыкал в меня пальцем, требуя выбросить из автобуса. Может, меня спасло и то, что некоторые окна автобуса были открыты, и встречный поток воздуха выдувал смрад, источаемый моим рюкзаком. На конечной остановке я вышел из автобуса последним, водитель, проверяющий билеты и пластиковые карточки, только поморщил нос и все, я на улице. Здесь я принялся ловить машину, а на городских автобусах мне мой рюкзак довезти не дадут. Я избирательно поднимал руку, голосуя тем машинам, которые отвечали моим требованиям, а именно, чтобы там не было других пассажиров, или чтобы этот автомобиль был пикапом. Мне повезло, рядом со мной остановился старенький грузовой "москвич". Я договорился о маршруте нашего движения, и оставив рюкзак в фургоне, сел рядом с водителем. Этот вариант был даже лучше, чем везти рюкзак в багажнике легковой машины. Здесь было достаточно воздуха, а рюкзак я смог хорошо зафиксировать, так что, была надежда, что мы доберемся до моего дома более или менее нормально.

Водитель попался молчаливый, но зато у него работал радиоприемник, так что наш путь прошел под громкую, веселую музыку. Мне было все равно, а моей пациентке, в ее состоянии, было все фиолетово. Транспорта было не так много, все же мы успели спуститься до того, как основная масса работников отправится с работы домой. Когда мы снова повернули к горам, то я вздохнул с облегчением, теперь пробки исключены, а значит, мы доберемся до моего дома без проблем. Еще пара десятков минут и все, мы свернули на нашу тупиковую улицу. Проехав не более десяти минут, мы подкатили к моим воротам. Я щедро рассчитался с водителем, он даже не догадывался, что оказался для меня самым оптимальным транспортом. Я вытащил рюкзак и, захлопнув дверцу фургона, помахал водителю рукой на прощание. Тот лихо развернулся и умчался, не обращая внимание на лежачих полицейских. Я открыл дверь калитки на воротах, и прошел к себе во двор. Следовало хорошенько запереть ворота, так как, если моя пациентка сможет перемещаться по двору, то лучше тут никому не появляться. Я перевел взгляд на свою прокушенную руку. Края ран воспалились, и из них сочилась какая-то белесая жидкость. Рукав флиски пропитался им, ведь я вынужден был прикрывать такие раны в общественных местах. Вот как только разберусь со своей пациенткой, так и займусь собой. Не гоже такому лекарю ходить с такими ранами или их следами. Я решил все лечение проводить дома, не хватало, чтобы соседи лицезрели здесь непонятное существо, а вот когда оно окрепнет, то я попытаюсь его легализовать. Придумаю какую-нибудь байку об экзотическом животном, которое мне подарили благодарные пациенты.

Я пронес рюкзак в свой кабинет и стал вытаскивать пострадавшую. Та не подавала признаков жизни, так что я быстренько размотал все бинты и, разложив тело прямо на своем рабочем столе, принялся диагностировать состояние потерпевшей и восстанавливать то, что умудрился пропустить. Вскоре моя пациентка тяжело вздохнула и открыла глаза, вот это да! Глаза были под стать нашим, земным лемурам. Немного навыкате, огромные, или фасетчатые, или нашпигованные какими-то концентрическими кругами. Эти круги начали синхронно вращаться в разные стороны относительно золотистого зрачка. Цвет глаз был под стать чистым местам меха моей подопечной. Мордочка была симпатичная, так и хотелось ее потискать, думаю, что когда совсем оклемается, так будет выглядеть очень даже ничего.

Я проводил свое лечение еще минут тридцать. Состояние существа уже можно было назвать удовлетворительным, но и мои силы стали подходить к концу, а значит, сегодня я себе помочь не смогу. Пришлось поделиться своими соображениями с моей пациенткой, а заодно попросил ее как-нибудь назвать себя, чтобы мы могли общаться. Существо не поняло, что значит назвать себя. Я попытался объяснить, что когда существа общаются голосом, то они обычно дают друг другу какие-нибудь прозвища или клички. Еще лучше поступают родители, они, при рождении потомства, дают им имена.

.33. Глава 33.

* * *

Моя ментальная лекция не нашла отклик в душе моей партнерши, она просто не понимала, для чего это нужно. Тут меня осенило, и я поинтересовался, а обзывали ли они друг друга? Когда мы разобрались с тем, что такое "обзывали", то оказалось, что да, такое иногда случалось, но нам это, по моему, не подходило. Они обозначали того кого обзывали аббревиатурой от неправильно совершенных действий. Такое, в их мире, происходило редко, да и то, с детенышами. С моей подопечной такое, к сожалению, не случилось, хотя, почему не случилось?

А я, ведь, могу тебя обозвать?

Ну, если я сделала что-то не так, то можешь.

Тогда я обзову тебя СУМКА.

С моими сородичами отгадывать аббревиатуру было легче. Что я с тобой сделала-то не так?

Чтобы тебе стало понятно, то я словами назову все то, что ты совершила, - и я четко выговаривая слова произнес, - ты Сразу Укусила Меня Как Аллигатор. - и передал ей это все мысленно.

Оказалось, что она и звуковые колебания воспринимает нормально, уши-то у нее не просто так прилеплены.

И что, эта аббревиатура что-то обозначает в твоем мире?

Ты не поверишь, но это мешок с ручками для того, чтобы удобнее было переносить небольшие вещи.

Мордочка моей гостьи расплылась в улыбке, и мне, по секрету сообщили, что их раса вынашивает детенышей в специальной сумке, расположенной на спине. Я удивился и, в свою очередь сообщил ей, что и у нас есть сумчатые животные, но только сумка у них на животе, так легче оборонять детеныша и ухаживать за ним. Моя Сумка усмехнулась и постаралась заверить меня, что в их сумках детенышам ничего не угрожает, для наглядности она предложила мне просто попытаться ее погладить по спине. Я поднес руку к такой мягкой, на вид, шерсти, а мне навстречу, из шерсти, выдвинулись костяные шипы. Нифига себе, а я же брал ее тело на руки и никаких шипов не почувствовал, а тем более не укололся. Сумка успокоила меня, что если бы я укололся, то мы бы сейчас с ней не разговаривали. Все свое оружие она потеряла когда ее гнали, или израсходовала, защищаясь. Я ее спросил, не яд ли из ее клыков, но оказалось, что клыки, это последний, так сказать, аргумент, а основная защита, это хвост с ядовитым шипом и ядовитые когти на лапах и спине. И сейчас только шипы на спине содержали яд в достаточном количестве, потому, что ни один из ее сородичей не будет подставлять врагам спину, и я должен понимать, почему. Вот это да! Это что же у них за планета, если необходимо иметь такой набор киллера? Но мой вопрос повис в пустоте. Ментальный контакт со мной был разорван. Или устала, или я затронул тему, о которой ей неприятно говорить, или просто, нельзя.

В ментальном контакте я закрывал глаза, чтобы было легче общаться с таким же менталистом. А вот когда ментальный контакт пропал, то я открыл свои глаза, и обомлел. Моя пациентка подогнула под себя коленки и тихо посапывала прямо на моем рабочем столе. Я осторожно взял ее на руки и перенес на многострадальный диван. Вот к стати, мне же ей где-то личное место нужно организовать. Тут я вспомнил про шипы на спине моей гости и по моей спине пробежал холодок. А если они сейчас выскочат из шерсти, и все, по словам моей собеседницы, чуть ли не моментальная смерть. Они же детеныша защищают. О! А что, если мы и тут имеем наследника? Я бы проверил, но вот силы мои сильно истощены, на полноценное обследование не хватит, не говоря уже о моем лечении.

Следы от укуса на моей руке воспалились и очень сильно болели, из раны все время сочилась жидкость. Разместил Сумку на диване, место еще оставалось, и я решил, что тоже, прикорну рядом. Неровен час проснется, а место незнакомое, может дел натворить, а то что она может именно натворить, я уже мог убедиться. Неосознанно я снял ментальный слепок и с Сумки, а что, коллекционировать, так коллекционировать, да и существо мне понравилось, вот только отсутствие хвоста не позволяло получить полноценный экземпляр. Я уже отошел от дивана и, раздевшись, попробовал новое приобретение. Существо получилось отменным. Уже в новом теле я почувствовал, что я обладаю такой мощью ментального воздействия, что это приобретение могло бы претендовать на лучшую жемчужину моей коллекции. Да, с такой ментальной мощью Сумка и смогла достучаться до меня в новом для нее мире. Информация о яде, который вырабатывался в моем новом теле впечатляла. Я мог убить, а мог и усыпить. Мог причинить нестерпимую боль, а мог заложить своеобразную мину замедленного действия, и противник бы умер от моего яда в определенное время или при определенных условиях. Я оглядел себя. Вот это да, а ведь хвост-то у меня нормальный, а не обрубок, как у Сумки. Тогда, получается, что я забираю какой-то глубинный слепок, но ведь, если я могу забрать такой слепок, то, тогда, могу и прилепить его обратно. Сумку, завтра, ждут незабываемые ощущения, но до чего же интересные перспективы вырисовываются.

Сумка свернулась калачиком и посапывала на диване. Я, после своих экспериментов чувствовал себя как выжатый лимон, единственное, что оказалось полезным, так это то, что следы укуса перестали сочиться той белесой жидкостью, видимо поспособствовала родная среда, где изготавливался такой серьезный яд, что его даже родное противоядие до конца нейтрализовать не смогло. Я уже собрался прилечь рядом с Сумкой, как в ворота позвонили. Ну, это мог быть только Сергеич, благодарить пришел или палец опять воспалился.

Сергеич ворвался во двор и, едва я закрыл за ним калитку, как он зашептал мне, что просит, нет, просто умоляет помочь одной его знакомой. Я остолбенел, ну, я помог ему, потому, что сам был виноват, а вот лечить постороннего, это немного неэтично, ведь я не врач и, даже, не народный целитель. Если информация попадет в нужные уши, то у меня будут большие неприятности. Я об этом так прямо и сказал Сергеичу, а кроме того повинился, что я все еще не отошел от лечения. Я не стал говорить чьего лечения, чтобы не врать. Пояснил, что я даже себе сейчас помочь не могу и показал Сергеичу раны на моей руке. Дыры были сквозные, жидкость течь перестала, но зарастать раны не хотели, а наоборот, отверстия слегка увеличились, видимо, часть моего мяса просто была выброшена наружу, в виде той белесой субстанции, что постоянно текла из ран. Сергеич только присвистнул и поинтересовался, когда я буду в норме. Я заверил его, что завтра должен восстановиться.

Сергеич потребовал копии моих документов и пообещал, что завтра, в обед, я уже буду народным целителем, чего бы это ему ни стоило. По нему чувствовалось, что он не привык проигрывать, значит, сделает. Я молча кивнул и дал добро на консультацию его знакомой. Сергеич потряс руками у меня перед лицом и попросил обождать пару минут. Чуть ли не бегом он выскочил из моих ворот и действительно, вернулся буквально через две минуты. Рядом с ним шла молодая, судя по походке, женщина, навскидку, лет двадцати пяти, Лицо ее было закрыто шелковым платком. У меня мелькнула мысль, что женщина прячет лицо от посторонних, но все оказалось проще и сложнее одновременно, но это выяснилось немного позднее, а сейчас я пригласил своих гостей к себе в кабинет.

У тебя проблемы? - Прозвучало у меня в голове.

Нет, это мой сосед пришел ко мне в гости. Ты отдыхай, пока здесь все под контролем и безопасно. Если что-то будет не так, я тебя предупрежу.

Мы поднялись по лестнице и я распахнул дверь рабочего кабинета перед моими гостями. В женщине чувствовалась властность и она ни на секунду не сомневалась, что все ее желания будут исполнены в лучшем виде, и отказа не будет.

Сергей, Александр Сергеич божился, что вы необычный целитель, так что я хотела бы решить мою проблему, и как можно быстрее.

Простите, девушка, не знаю Вашего имени, но я, после проведенного лечения еще полностью не восстановился. Мне нужно еще как минимум двенадцать часов, для того, чтобы мои целительские силы пришли в норму. Александр Сергеич не даст мне соврать, что я вынужден был выложиться почти полностью. Сейчас я могу только сделать поверхностный осмотр, но вот лечение, только завтра.

То есть Вы не отказываете мне, а только просите небольшую отсрочку, я правильно Вас поняла?

Вы совершенно правы, за Вас поручился небезызвестный Вам Александр Сергеич, которого я уважаю и которому я отказать не могу, как и Вам, но я не могу прыгнуть выше своей головы, поэтому и прошу такую отсрочку, чтобы полностью восстановиться, ведь у Вас, как я полагаю, проблема очень серьезная.

Да, мои проблемы я привыкла решать сама, но вот сейчас я в непривычной для меня ситуации, мне отказали в помощи далеко не последние зарубежные клиники, а вот Александр Сергеевич, едва услышал о моей проблеме, то пообещал переговорить с Вами и, если вы не откажитесь, то он готов был предположить девяносто пяти процентную вероятность положительного решения моей проблемы.

Ну, я бы не был так уверен, ведь я совершенно не знаю, в чем заключается ваша проблема. Давайте, я хотя бы осмотрю Вас, может тогда я смогу Вам сообщить, будет ли от меня Вам польза, или нет.

Нет я, конечно же, демонстрировала тем заграничным эскулапам свое тело, но Вы, как я поняла Александра Сергеевича, можете работать без прямого контакта с моим телом. Давайте сделаем так, я, завтра с утра, загляну к Вам без Вашего соседа и, дальше, мы поговорим более предметно.

Мои гости поднялись с кресел и я пошел их провожать. По дорожке к воротам шли молча, Сергеич пребывал в шоке, ведь его отодвигали, как посредника, да и сам процесс лечения для него будет закрыт, Женщина видимо все еще обдумывала все свои действия, ведь нужно совместить оба ее желания, а именно, не показывать мне себя и, все же получить, так необходимую ей, помощь. Я слегка обогнал моих гостей и распахнул перед ними калитку. Оба вышли молча, даже не попрощавшись, видимо шок у обоих, или это такая глубокая задумчивость. Каждый сел на свое место в машине, меня обдало выхлопом и все, я остался один на пустынной дороге.

.34. Глава 34.

* * *

Ночь прошла спокойно, хотя я и спал в полглаза, все же несколько непривычно держать всю ночь, рядом со своим телом, живую бомбу. Ну, может и не бомбу, но по смертоносности она превосходила все, что я знал среди биологических объектов. Утром меня предупредили прямо в мозг, что у нас гости, но Сумка не стала убивать, а просто усыпила. Четыре индивидуума перебрались через нашу стену забора, и там же были уложены, так что нам нужно вставать и решать, что с ними делать. Решать, действительно, нужно было, так как скоро ко мне заявиться та таинственная гостья. Я наскоро умылся, одеваться нужды не было, так как я побоялся ложиться с голым телом под бочек такому ядовитому ежику. Конечно, одежда бы не спасла, но наличие тонкой прокладки между моим телом и ядовитыми шипами, хоть немного но давало иллюзию защищенности. Мы двинулись по внутреннему периметру моей частной собственности. Под забором, в нелепых позах лежали какие-то боевики, так как наличие огнестрельного оружия и какая-то камуфлированная экипировка говорили о том, что они принадлежат одному и тому же ведомству, но вот частному или государственному, определить я не мог, просто у меня не было такой информации.

Я решил, что пусть полежат здесь, пока моя гостья не уедет, а то самому таскать тела по своему двору мне не хотелось, да и любопытные соседи еще, чего доброго, заподозрят меня в том, что я таскаю трупы. Перебросить их обратно через стену я просто физически не мог. Поинтересовался у Сумки, как долго они будут спать? Та заверила меня, что сколько нужно, столько и будут. Я поблагодарил моего сторожа и мы вернулись в дом. Там я стал выяснять, что может есть моя гостья, ведь питаться ей все равно чем-то нужно, так что будет лучше, если мы сразу определим, что ей есть можно, а что нет. Оказалось, что любую животную пищу, мясо, рыба, кости, потроха. Она на все согласна, но все равно, сначала будет пробовать. У нее есть механизм распознавания доступных и вредных продуктов. Некоторые специальные ингредиенты, необходимые для пополнения ее ядовитого арсенала, она будет выращивать сама, или найдет их в окружающем для нее мире. Да, тут уж пусть она сама разберется, да и меня просветит, ведь мне тоже необходимо будет пополнять свой арсенал, если я буду использовать слепок ее тела.

Пройдя на кухню, я стал выкладывать перед Сумкой все из холодильника. Вскоре мы определились, что все мясное, яйца, рыба ей подходят идеально, причем яйца, вместе со скорлупой. Плотно позавтракав, я попросил у Сумки прощения за то, что я сегодня не смогу ей уделить всю свою лечебную силу, так как вчера ко мне привели пациентку, и ее сегодня нужно срочно поставить на ноги. Сумка фыркнула и сообщила мне, что там все просто, нужно сначала убрать всю омертвевшую и зарубцевавшуюся ткань, а потом нарастить новую. Удалять проще ее ядом, правда хвоста нет, но тогда придется вырастить себе новые ядовитые протоки в какой-нибудь коготь, правда проращивать придется долго, дней десять, все же расстояние огромное, по меркам самого тела. А новая кожа и мышцы у пациентки будут нарастать сами, но, конечно, еще дольше, чем будет прорастать ядовитая протока, все зависит от скорости регенерации индивидуума. Я остановил разглагольствования Сумки, и напомнил ей, что у людей нет такой системы, вернее, отдельные ее элементы есть, взять хотя бы рост ногтей и волос, да и печень может себе помочь, а вот кожа, конечно, нарастет, но будет просто безобразный шрам. Она закрывает раны, но не восстанавливает первоначальные формы тела. На крупных ранах чаще всего появляются коллоидные рубцы. Сумка заверила меня, что она проанализировала мой организм и может со стопроцентной уверенностью утверждать, что моя регенеративная система очень мощная, оторванную конечность я могу вырастить в среднем, за сорок восемь суток. Я, подавленный такими заявлениями, пояснил, что мое тело сейчас очень сильно отличается от других людей. Все же я маг, а у них все по другому, чем у нормальных людей. Сумка смутилась и призналась, что других людей она не анализировала так скрупулезно, как меня. Тогда мне нужно иметь в виду, что ее яд уберет ороговевшую ткань очень чисто, безболезненно и быстро, а вот о выращивании снятого слоя придется побеспокоиться мне. Да, ну и задачу мне Сумка задала, кстати, откуда она узнала, что там такие проблемы с кожей. Сумка, как будто подслушивала меня, поэтому затараторила в моей голове сразу, как только я закончил вопрос, который я задавал себе сам.

Да там химический ожог на лице. Плеснули в лицо, вот едкая субстанция и попала на кожу, но то, что вся левая сторона лица перестала существовать, это точно.

Ух ты, а как ты это все увидела?

Эй, менталист, ты что такие вопросы задаешь? Это же все у нее в голове было, тебе нужно было только забраться туда и посмотреть.

Менталист, менталист, давай уж, раз ты меня так обозвала, то я проведу ментальную операцию. Моим магическим силам это ничего стоить не будет, зато, может ты получишь кое-что полезное. Расслабься и постарайся не блокировать меня. Я произведу замену поврежденного слепка твоей ауры на здоровый. Посмотрим что будет, так что приготовься, если что-то пойдет не так, то ты сразу сообщи мне и я все верну назад. Ну что, начали.

В ментале все действия происходят с космической скоростью, поэтому, я как бы поменял местами два слепка ее ауры, и вышел из сознания Сумки. Та, настороженно вертела головой и как собака или кошка, гонялась за своим хвостом, а тот, как живой, медленно, но вытягивался из тела Сумки. Я попросил мою пациентку не вертеться, сейчас, раз все прошло удачно, то я вообще уберу поврежденный слепок, а на его место помещу здоровый, чтобы не осталось даже тени того, что произошло с ее телом. Еще пара секунд и поврежденного слепка не стало. Регенерация с огромной скоростью восстанавливала поврежденный хвост Сумки, он уже вытянулся, чуть ли не на пять сантиметров. Этак через час или чуть больше, у Сумки будет ее хвост а, значит, и оружие.

Я поинтересовался, не потеряла ли она контроль за спящими гостями, на что получил исчерпывающий ответ, она их не контролирует, а разбудит тогда, когда я дам такую команду или когда ей надоест смотреть на эти четыре туши, разбросанные по разным углам нашего жилища. А ведь точно, нашего. Ей, видимо, идти некуда, а здесь я ее подлечил и жить не запрещаю. Пусть живет. Ей, по мирам сейчас скакать, видимо, нет необходимости, а может, и желания. Вот и пусть у меня живет, уж накормить и напоить я ее всегда смогу. Да и она не будет мне в тягость, а если возьмет на себя охрану дома, так вообще, ей цены не будет. Так и моя проблема с охраной решиться, и ее, с местом жительства.

Утро еще только вступало в свои права, а мы уже столько успели сделать! Я предупредил Сумку, что пойду и позанимаюсь физическими упражнениями с холодным оружием, так что приближаться в такие моменты ко мне опасно. Я взял клинки и понесся на лужайку, облюбованную мной для проведения утреннего разминочного комплекса наемников. Сегодня я позволю себе и свои дополнения к этому комплексу.

.35. Глава 35.

* * *

Разминочный комплекс наемников закончился не то, чтобы не начавшись, а так, где-то на первой трети. Пришлось отложить клинки и отправляться открывать калитку. Поправив сползшие повязки, закрывающие мои раны, все же пот, попадая в раны, сильно щипался, я заспешил к калитке. Я не решился заставлять барышню ждать, уж больно властная сущность выглядывала из нее. Думаю, что она жена или любовница какого-нибудь военного в высоком звании, или олигарха, который может позволить себе такую женщину.

Калитка, скрипнув, открылась и за ней оказалась вчерашняя моя пациентка. Она была все в том же шарфе и одежде, видимо, чтобы я смог ее узнать. Сделав приглашающий жест, предложил пройти в дом, а я сейчас приведу себя в порядок, оденусь и присоединюсь к ней. Она может смело подниматься в мой кабинет, где мы вчера беседовали с ней. Я по пути подобрал свои клинки. Это уже стала какая-то традиция, встречать гостей с голым торсом и с клинками на лужайке. Женщина проводила меня взглядом, думаю, что и клинки рассмотреть успела, но это не беда, сейчас чего только люди не придумывают, чтобы выделиться в толпе себе подобных. Я быстро вытер клинки тряпкой и положил их сохнуть на стуле. Наскоро сполоснувшись, я накинул на себя рубашку и поспешил в кабинет.

Оказалось, что женщина не пошла в кабинет, а стояла в холле и рассматривала мои клинки, но в руки не брала. Я еще раз извинился за то, что не успел к ее приходу закончить свои упражнения с предметами, но сейчас я в полном ее распоряжении, так что нам лучше пройти в мой кабинет. Я пошел вперед, показывая дорогу, как радушный хозяин. Когда мы вошли в кабинет, то женщина направилась к тому же креслу, в котором она сидела вечером и опустившись в него, в задумчивости поправила шарф на лице. Я размышлял, с чего бы начать, но женщина опередила меня, она поинтересовалась, к какой военной организации я принадлежу. Она видела, как я хожу, как ставлю стопу, такому невозможно научиться самому, этому учатся всю жизнь и, глядя на мой возраст, она недоумевает, когда я достиг такого высокого уровня владения своим телом?

Значит не жена и не любовница, тут что-то более серьезное. Я отшутился, что с детства скачу по горам, как козел и еще занимаюсь у-шу, у меня комплекс с двумя саблями. Глаз женщины я не видел, но в ментале от нее сквозило недоверие. Я решил, что пора брать инициативу в свои руки, все же это я здесь целитель, а не она, следователь. Напомнил ей, что мы собрались здесь для того, чтобы решить ее проблему. Я вчера долго обдумывал это и пришел к выводу, что придется удалять омертвевшую кожу и часть мышц под ней, а потом последует длительный курс восстановления. В целом это лечение займет около недели, я бы еще добавил дней пять на непредвиденные обстоятельства и все. Если сроки ее не устраивают, то тогда можно говорить о четырех днях, но это будет на грани возможностей, как моих, так и ее. Я замолчал и предоставил женщине самой принять решение.

Как будет проходить наше лечение? - Поинтересовалась она, в волнении комкая свой носовой платок.

Ну, как я понял, Вы хотели бы исключить мой прямой контакт с вашим телом, в частности, лицом. Я и огласил свой вердикт с учетом того, что все будет происходить так как Вы и хотели, но вот тогда обрабатывать раны на левой стороне вашего лица Вам придется самой, а то, что я Вам дам, ядовито. Конечно, я Вас проинструктирую, но сами понимаете, яд и открытые раны, это большой риск.

Почему яд?

Потому, что он чище всего остального удалит ваш химический ожог, не убирая ничего лишнего.

Откуда Вы знаете о том, что у меня химический ожог?

Ну, я же целитель, а каждый целитель, еще немного маг.

Не дурите мне голову, где мои люди?

Ну, я же не знал, что это Ваши люди. Сейчас они спят по разным углам моего двора. Вы же не думаете, что я стал бы их таскать на себе и складывать на какой-нибудь диван или кровать. Кроме того, они мне не представились, а задолго до Вашего появления полезли через забор. Как я должен был поступить с ними?

Ну, не знаю, я привыкла, когда меня охраняют. За годы это входит в привычку. Кроме того, они просто приставлены ко мне.

Простите, не знаю Вашего имени и отчества, но Ваши люди очнуться тогда, когда в этом возникнет необходимость. Сейчас Вы находитесь у меня дома и я, как хозяин, обеспечиваю Вашу защиту.

Что, будете защищать меня с клинками в руках?

Ну, могу и с клинками в руках, но Ваши люди были вооружены огнестрельным оружием, так что я не стал бы в такой ситуации ставить все на колюще-режущее оружие. Суворов хоть и говорил, что пуля дура, а штык молодец, но от автоматной очереди очень трудно увернуться, да еще на ограниченном пространстве.

У меня складывается такое впечатление, что Вы воевали.

Воевал, не буду спорить, но не так, как Вы думаете. Считайте, что я скорее, военный врач, чем воин, но с клинками могу дать фору некоторым фехтовальщикам. Но давайте не будем отвлекаться, я понимаю, что Вам страшно решиться на такое лечение, но ничего другого я предложить не могу, просто это моя методика лечения. Если у Вас есть немного времени, то я могу продемонстрировать Вам мою методику на себе. У меня имеются две раны, которые я готов вылечить прямо на Ваших глазах. Я не лечил их потому, что мои целительские силы были зарезервированы для Вашего лечения.

Женщина задумалась, а потом решилась, - А давайте! Продемонстрируйте мне вашу силу.

Ну хорошо, но тогда Вы потеряете один день из тех, что я озвучивал, ведь я вынужден буду использовать часть своего резерва.

Не выкручивайтесь, есть раны и Вы их лечите на моих глазах, никаких выкрутасов. Показываете рану и начинаете ее лечить, потом следующую и лечите. Только мне нужно оценить Ваши раны и убедиться, что это не обман или иллюзия.

Да оценить их легко, достаточно взять ножницы и вставить их в рану. Вот представьте, что если Вы с другой стороны увидите концы ножниц, то это Вас убедит?

А это не будет иллюзией? Я не хотела бы быть обманутой.

Ну, я не знаю, что Вас еще может убедить. Может Вам нужны какие-то свидетели? Ваши люди подойдут для того, чтобы Вы смогли окончательно убедиться? С другой стороны, если Вы мне не верите, то Вы спокойно можете покинуть мой дом со своими людьми. Я не искал Вас, скорее, это Вы нашли меня, так что решайтесь на что-то, а то так у нас просто течет время, которое я мог бы использовать и на что-то другое. Раны мне, все равно лечить, под Вашим контролем, или просто так, так что давайте, решайтесь на что-нибудь, Вы же ничем не рискуете.

Что значит ничем?

Ну, денег я с Вас не беру, в лечении за рубежом Вам культурно отказали, мне, когда-нибудь все равно нужно лечить свою руку, вот и давайте остановимся на каком-нибудь варианте или просто распрощаемся. Сейчас, десять утра, а Ваши люди появились в пять утра, вот и считайте, что я уже пять часов занимаюсь Вашей проблемой, а воз, как говориться, и ныне там.

Нет, я не могу так рисковать. Возвращайте мне моих людей и я ухожу.

Что, и чаю не попьете. Это не анекдот, это я гостеприимство проявляю. А люди Ваши под дверями стоят, сейчас дом штурмовать будут. Если начнут, то накажу, мне еще здесь перестрелки не хватало.

Сейчас, я им позвоню и дам отбой, а Вы пока приготовьте Ваши документы, я наведу о вас справки.

Она позвонила по сотовому и, действительно, дала отбой своему подразделению. Ох, не простая женщина! Я вытащил свое удостоверение, подал ей и признался, что меня задерживали за ношение холодного оружия, но потом отпустили и выдали разрешение на ношение и хранение моих клинков и метательных ножей.

Из под шарфа раздалось ироничное хмыканье. Я достал и разрешение, выданное мне в милиции. Женщина рассмеялась и призналась, что впервые видит разрешение на хранение и ношение сабель и метательных ножей, но соткой сфотографировала оба документа и встала, собираясь выходить. Я тоже поднялся со своего кресла и направился к дверям.

.36. Глава 36.

* * *

Мы спустились по лестнице и вышли во двор. Вся четверка ждала нас настороженно, но оружие было опущено. Женщина повернулась к одному из своих людей и, протянув руку, бросила в пустоту, - два метательных. - Тут же ей в руку вложили два метательных ножа, причем, она так резко забрала ножи, что прилично располосовала себе ладонь. - Мишень. - Прозвучала вторая команда, и один из бойцов отбежал шагов на пятнадцать и установил на газоне свою фляжку. Женщина дождалась, пока боец вернется, и метнула один из ножей. Нож пробил фляжку и отбросил ее еще на пару метров. Женщина подала мне второй нож, который я тут же и метнул в ту же фляжку. В общем, я тоже попал, может не так удачно, как моя гостья? Я пожал плечами и развел руками в стороны, все же это был не мой нож, к которому я привык, но очень хорошо исполненный.

Перевязь. - Опять прозвучала команда, Тот самый боец, который подавал женщине ножи, снял свою перевязь и протянул ее хозяйке. Та молча подала ее мне и широким шагом двинулась по дорожке. Я стоял, раскрыв рот, что мне делать с этой перевязью?

Я кинулся за всей пятеркой, потрясая перевязью, нужно же отдать, да и фляжка с двумя ножами на газоне осталась. Ну, фляжка, ладно, но перевязь, это же экипировка, попадет бойцу на базе за потерю оружия. Выдернув из фляжки ножи, я кинулся догонять всю команду. Команду я догнал уже за воротами, и протянул бойцу перевязь со всеми ножами. Тот уже собирался забрать у меня свою амуницию, но женщина отодвинула мою руку и опять, коротко бросила.

Компенсация, что мы отняли у Вас время.

Ну, тогда и я компенсирую. - Я взял ее руку, и секунд за тридцать зарастил ей порез.

Вы и себе так же зарастите раны?

В принципе да, только сил и времени это займет гораздо больше. - И я, закатав рукав, приспустил бинт, прикрывающий оба следа клыков. Да, по тому, как бойцы стукались головами, пытаясь рассмотреть землю через дырки в моей руке, зрелище того стоило.

А как это Вы саблями-то махали, с такими дырками в руке.

Да я могу блокировать такие вещи, а тренировка становится даже лучше, когда возникают непредвиденные проблемы. Ну, а Вы, как только соберетесь ко мне, так предварительно созвонитесь, а то я ведь могу уехать куда-нибудь, Да, и не засылайте своих парней так, как в этот раз. Если это так необходимо, то предупредите меня, и парни смогут спокойно войти ко мне через ворота, а не через забор, да и безопасность я гарантировать могу, не знаю, как от снайпера с соседних домов, но тогда и Ваша охрана от этого не спасет, но на моей территории ничего такого не произойдет, так что Вам решать, нужна охрана или нет. Ну, ладно, езжайте, а то я Вас заболтал.

Сергей, спасибо, и за лечение моей руки тоже. Это произвело на меня впечатление, но я, все равно, все о Вас проверю по своим каналам.

Да не вопрос. - И я направился обратно в свою калитку. Время у меня есть, так что следует заняться Сумкой и собой, если силы останутся.

За моей спиной взревел двигатель и мои гости укатили вниз, по улице. Я прошел в дом и позвал Сумку, нужно было продолжить лечение. Сумка вышла ко мне из-за дивана, слегка покачиваясь. Я забеспокоился, все ли у нее в порядке? Оказалось, что все нормально, просто, когда она поняла, что нам ничего не угрожает, то она завалилась поспать впрок. Во сне регенерация идет гораздо лучше, чем в период бодрствования. Хвост уже такой, как и был старый, и это самое главное. Раны еще немного болят, но уже не так, как вчера. Я попросил Сумку разлечься на полу, а я, прямо здесь, залечу ей все ее раны, сейчас у меня сил много, на это все должно хватить. Сумка напомнила мне о моих дырах в руке, которые она мне обеспечила. Ее ядовитых клыков так просто и не увидишь, это когда она атакует, то пасть как бы выворачивается наружу и клыки высоко поднимаются над нижней челюстью. Если честно, то она мне спокойно могла прокусить и грудь, не в центре, конечно, а вот вцепиться в районе печени или сердца, вполне могла. Хорошо, что выбрала руку. От Сумки пришло извинение, что так получилось, она атаковала то, что ближе всего было к ней. Для ядовитых существ выбор места атаки не важен, за редким исключением. Я, продолжая лечить ее раны, поинтересовался, и что же это за исключения? Оказалось, что Сумка может атаковать и удаленные объекты. Если очень далеко, то ментально, ну, это мне было понятно, а вот в пределах двадцати метров может и плюнуть ядовитой слюной в глаз или ухо. Мощность плевка большая, так что яд обязательно попадет в кровь, ну, а дальше, или смерть, или паралич, или временная потеря ориентации. Короче таких или, может быть очень много. Я слушал Сумку и учился у нее ее премудростям. Да, видимо, действительно, на ее планете жить не легко.

Перевернул Сумку на живот и принялся заращивать раны на спине. Сначала восстанавливал мышечный слой, потом кожу и запускал рост волосяного покрова на ней, жировой слой сам появиться, когда все будет нормально. Наше лечение продолжалось до обеда, торопиться было некуда, так что я все делал не торопясь и тщательно. Никакой сумки я на ней не увидел, о чем и сказал Сумке. Та, ничуть не удивилась, ведь рожают самки, а носят и кормят детенышей, самцы. Только в исключительных случаях, если рядом нет самца, то и у самки может появиться такая сумка, для этого только нужно самой начать кормить детеныша. Да, природа все предусмотрела, удивительно.

Лечение закончилось, и зверски захотелось есть, Сумка высказалась в том плане, что и она бы не отказалась от хорошего куска сырого мяса. В обычных условиях, ей достаточно около килограмма сырого мяса в неделю, но сейчас получился большой перерасход энергии, вот и хочется есть. Я отправился к холодильникам, там еще оставался небольшой запас, затаренный предусмотрительным Закаритом. Таща Сумке ее размороженное, в микроволновке, мясо, а себе, большой бутерброд, я решил сообщить Сумке имена тех, кто может появиться в этом доме со мной или без меня. В числе первых я назвал Фелидас, Зравшуна, Закарита и Ликуру, о которой предупредил Сумку особенно, так как она, по существу, являлась лакурье. Она, в свое время вынуждена была бежать со своей планеты, так что сейчас ее с лакурье ничего не связывает. Вспомнил и о Варелу, Вантилии, назвал и Феринталя, короля всего королевства, вдруг и он, еще раз, появится на Земле. Все имена я транслировал с картинками персонажей, из моей памяти, даже Черного показал во всей его красе. Сумка все воспринимала правильно, а я ей попытался объяснить, что они не из нашего мира, а вот как их мир называется, я так и не услышал ни от кого из моих инопланетных друзей. У Закарита, конечно, было название этой планеты, но для местных оно ничего не говорило, так что интрига в названии той планеты оставалась.

.37. Глава 37.

* * *

Мы с Сумкой наелись и теперь сыто валялись на диване. Я лениво поинтересовался, а не получится так, что Сумка меня случайно уколет своими иглами или укусит во сне? Сумка аж задохнулась от возмущения, оказалось, что мой ментальный отпечаток уже сидит глубоко в подсознании Сумки, так что я, как детеныш, априори являюсь своим в любой ситуации. Я поинтересовался, и что, даже в теле лакурье? Оказалось, что уже все взято на заметку и зафиксировано в недрах памяти Сумки. Такого, как там, возле перехода, уже больше никогда не случится, кроме того, сыворотка, впрыснутая мне Сумкой, когда ее яд попал в меня, подхлестнула некие иммунные системы моего организма, и сейчас я стал менее восприимчив ко всем биологическим ядам.

Я начал расспрашивать Сумку о том, почему она оказалась в таком состоянии на тропе в центре перехода между мирами? Сумка долго не хотела рассказывать мне о своих злоключениях, как потом выяснилось, она просто стеснялась показаться в моих глазах слабым бойцом. Как она не вертелась, а я, все же, подвел ее к тому, что мне следует знать всю ее историю, можно исключить интимные подробности. Сумка презрительно фыркнула, какие интимные подробности? А потом информация потекла из нее широким потоком.

Все началось с того, что старый вожак племени стал сдавать. Это стало заметно ближе к концу последнего конфликта племен. Те пришли с севера и стали выдавливать родное племя Сумки с обжитых мест. Пришлось всему племени выйти на тропу войны. Битва была жаркой, многие полегли на поле боя. Северяне пришли с подмогой, это были какие-то неизвестные на планете существа с очень хорошей защитой от яда. Морды этих животных были закрыты костяными пластинами, оставляя лишь узкие щели, куда ядовитая игла могла проскочить только случайно. Челюсти были полны крупных зубов, а когти тоже, укрывали костяные пластины. Создавалось такое впечатление, что этих животных специально вырастили для борьбы с такими существами, как Сумка. Битва, действительно, получилась жаркая и племя заметно поредело. Вот тогда вожак и упал первый раз, прямо после того, как враги отступили. Видимо силы были на исходе, да и порвали его сильно, все же вожак всегда идет впереди своего племени. В следующий раз приступ повторился прямо на Совете племени, тогда все требовали сняться с насиженных мест и двинуть за напавшими и устроить им бойню. Месть кружила головы многим, но нужно было охранять свои земли. Земля, оставленная без присмотра, быстро станет чьей-нибудь собственностью. Племя Сумки считалось зажиточным, за что нужно было благодарить вожака, который долгие годы бился над тем, чтобы племя жило как можно лучше.

Сумка входила в ближайшее окружение вождя, она была еще молодая и старалась набираться опыта. Все шло к тому, что она могла бы стать законной самкой кому-нибудь из подручных вождя. Если разбираться в родоплеменных связях, то она была внучкой вожаку и могла поднять своего самца до очень высокого социального уровня в племени. Но как и бывает в верхнем эшелоне власти, в ее окружении было много завистников и завистниц, вот они и сыграли свою отрицательную роль в ее жизни.

Когда нужно было отправиться в соседнее племя за товаром, ее назначили старшей по каравану. Сказалась ее слава непревзойденного воина и неплохого стратега. Караван вышел небольшой, так как товар был штучный, но дорогой. Шесть особей взяли с собой мешки для товара и отправились через перевал к соседнему племени. Сумку, еще в первый день похода насторожил незнакомый запах, исходивший от троих охранников, идущих с ними. Двое из этой троицы открыто завидовали Сумке, но та не обращала на них внимание, не обращала и сейчас, а зря. Охрана шла налегке, их мешки были гораздо меньше тех, что несла основная троица, но это объяснялось тем, что они должны были оказаться основной защитой каравана. На привалах эта троица исчезала, и долго не появлялась. Объясняли это тем, что проверяли тропу впереди и местность возле их временной стоянки. Когда они возвращались, то запах, так настороживший Сумку, становился сильнее. Это не могло не насторожить ее, и тогда, она решила проследить за этой троицей. Вскоре подошло время очередного привала и троица ушла на свою разведку. Сумка, приказав оставшимся ее соратникам поменять место стоянки, на то, которое она приглядела еще в прошлый раз, когда они ходили по этой тропе, отправилась следом за охранниками.

В общем, слежка удалась, Сумка засекла, что неразлучная троица встретилась с четверкой лакурье, которых сопровождали те самые животные, которые так проредили племя Сумки в последней военной стычке. Сумка решила подслушать, о чем болтают их охранники с подозрительными лакурье. Но лакурье оказались гораздо прозорливей ее сородичей, да и, видимо, у них были еще какие-то возможности обнаружить разведчика, да и животные стали беспокоиться и принюхивались к порывам ветра, налетающим на этом участке с разных сторон. Вот так, видимо, до них и донесло запах Сумки, потому что потом началось преследование. Лакурье не могли быстро передвигаться по поверхности, а вот ее сородичи устремились к ней, с явным намерением избавиться от нее навсегда. Стычка произошла на участке, который Сумка выбрала сама. Если предстоит бой, то место его нужно выбрать самому и отметить все достоинства и недостатки, чтобы потом обратить их в свою пользу. Так и получилось, воины, выскочившие из-за камня, получили отменные удары хвостом, гордостью Сумки. Она всегда умела им работать лучше других, поэтому и осталась жива в той битве с северянами. Но сейчас силы были неравны и ей пришлось отступать. Двое, что получили удар хвостом, генерировали в себе противоядие, поэтому были плохими помощниками третьему, который использовал какой-то артефакт. Сумку отбросило на камни какая-то неведомая сила, явно вырвавшаяся из этого артефакта. Видимо артефакт был одноразовый, потому что третий, отбросив его, кинулся к ней, но она уже пришла в себя и дала ему решительный отпор, лишив обоих глаз и впрыснув яд прямо в кровеносный сосуд. Этот был уже не жилец, двое оставшихся, все еще приходили в себя, поэтому расправа с ними была короткой, но вот потраченное на них время сыграло плохую роль, так как из-за камня появились лакурье. Конечно, она бы смогла от них уйти, но вот звери, которых на нее спустили, ей этого сделать не дали. Короткими перебежками она отступала по незнакомому участку все дальше и дальше в горы. Бронированные морды зверей все чаще и чаще оказывались возле ее тела и умудрялись наносить серьезные раны. Кроме того, ей постоянно приходилось уворачиваться от их хвостов, на которых были закреплены острые металлические шипы, один из которых я вытащил из ее тела уже здесь.

В общем Сумка поняла, что проигрывает. Вскоре она стала узнавать местность, это была запретная зона, куда запрещали ходить не только детенышам, но и взрослым. Самым опасным местом считался естественный каменный колодец. Кто туда попадал, обратно не возвращался. Сейчас ее положение было таковым, что, отступая, она неминуемо приближалась к горловине этого колодца. Несколько ударов ее хвоста достигли цели, но и звери уже приспособились к манере ее боя, вот так, на одной из атак ее и поймали, два оставшихся зверя кинулись на нее одновременно, один успел перекусить хвост, давая возможность второму завершить начатое. Удар хвоста в область ее живота она попыталась парировать, но, оказалось, что металлический шип может отстегиваться, и это ее погубило, оба зверя получили по уколу когтями, куда Сумка попыталась впрыснуть как можно больше яда, но вот металлический шип воткнулся с такой силой, что отбросил ее назад и она свалилась в запретный колодец.

Дальше неинтересно. Она провалилась гораздо ниже того места, где виднелось дно, потому что это оказался вход в неизвестный портал, а вот обратной дороги не было. Видимо это был вход с односторонней проводимостью. Да даже если бы и можно было вернуться, Сумка не могла этого сделать, боль в животе не давала ей разогнуться, а пространство портала стало медленно высасывать ее жизненные силы. Так бы и закончила свою жизнь Сумка, если бы я ее не услышал и не вытащил из этого перехода. Да, жалко ее, ведь, похоже, обратной дороги нет. Во всяком случае мы оба не знаем, как найти ее мир.

.38. Глава 38.

* * *

Внезапно я осознал, что лакурье смогли же попасть в тот мир, значит, теоретически туда можно попасть из их родного мира. Может, Ликура что-то знает, вот и повод, сходить в мой новый мир, кроме того можно расспросить и Закарита, ведь он рассказывал, что побывал на пяти или шести планетах до того, как попал в свою последнюю экспедицию. Рассказ Сумки зацепил меня за живое, ведь я сам обнаружил этот портал при таких же условиях, только с точностью до наоборот. Там я выступал за нападающего, так как положил остатки звезды наемных убийц, а Сумка в роли защитника, но ничего, думаю, что надежду на возвращение терять ей не следует.

Тем временем в ворота позвонили. Я, даже гадать не стал, а просто направился к воротам, все равно открывать. За калиткой нарисовался Сергеич, я, уже по привычке, махнул ему рукой, мол, заходи. Тот переступил порожек калитки и мы отправились в дом. Сумки в холле уже не было, вернее она, скорее всего, опять за диваном. Мы с Сергеичем поднялись на второй этаж и прошли в мой кабинет. На этот раз должна была состояться беседа равных партнеров, так что я уселся в одно из кресел за журнальным столиком, а Сергеич плюхнулся во второе. В руках у соседа была плотная папка, так что он выложил ее на столик и раскрыл. В папке лежал расписной сертификат на то, что я признан народным целителем и мне разрешена деятельность, в ранге народного целителя, с сегодняшнего дня. Я поблагодарил Сергеича и поинтересовался у него, что я должен? Тот замахал руками и заверил меня, что уже то, что я не отказал в консультации его знакомой, покрывает все те небольшие издержки, что понес Сергеич. Я пожал плечами и напомнил, что мое расположение к соседу и так огромно, так что он может рассчитывать на меня в любое время. Сергеич засобирался, было видно, что он торопиться, так что я не стал его задерживать, а тоже встал вместе с ним, и отправился проводить соседа до ворот.

Вот и еще один мой клиент укатил на роскошной машине, может и мне машину купить, ведь иногда приходится совершать большие концы по просьбам моих друзей, да и Фелидас в больницу было бы доставлять гораздо проще и приятней. Я вернулся в дом и в холле позвал Сумку, если она не спит. Та выбралась из-за дивана и призналась, что ей не мешало бы поспать, так как она, вообще-то, ночной житель. Ой, а я и не знал, я заверил Сумку, что теперь мы живем по ее правилам, и если она мне понадобиться днем, то только по очень важным делам, как и я для нее, но только в ночное время. Распределив таким образом суточный режим, я направился готовить себе обед. Осмотрев придирчивым взглядом содержимое холодильников, я дал себе задание, подыскать какую-нибудь машину. Можно, конечно, и домой продукты заказывать, но кто знает, на сколько хватит моих сбережений, а пока есть деньги, то можно прикупить неброскую и простую в обслуживании, машину. Гараж на территории у меня был, так что машина сама просилась ко мне в руки.

Интернет в этом вопросе был незаменим, так что я подобрал несколько вариантов, а потом начал обзванивать продавцов. В конце второй половины дня я был твердо уверен, что на базаре есть два дурака, один покупатель, а другой, продавец. Те картинки, что были расположены на сайте, совершенно не вязались с тем хламом, что выставлялся на продажу. Конечно, я руководствовался остатками денег от сделки Закарита, но все равно, мне не нужна была машина, которая ломалась бы раз в месяц. Это для меня неприемлемо. Решил, что я, и моя машина, мы просто еще не нашли друг друга, так что подождем.

Солнце еще не село за горизонт, так что я решил провести остаток дня с пользой. Быстро соорудив из подручных материалов мишень, я притащил новую перевязь с метательными ножами. Здесь, очень удобно располагались шесть темных метательных клинков. Они были гораздо тяжелее моих, хотя по размеру, не сильно отличались от кустарно изготовленных. На каждом стояло клеймо и все они были как один, вот что значит фабричное изготовление. Я накинул на себя перевязь, чтобы привыкнуть к ней и, чтобы рука безошибочно нащупывала ручки ножей. Перед моими глазами стоял бросок моей гостьи, она метнула нож не так, как метал я, сам стиль мне понравился. Первый круг, я приспосабливался к ножам, на это ушло двенадцать бросков, а потом мое тело все зафиксировало, и дальше я метал ножи, как автомат. Теперь я мог бы посоревноваться с моей утренней пациенткой, а вернее гостьей, пациенткой ей только предстоит стать. Чувствовалось, что она прошла хорошую школу. Если честно, то я мог бы решить ее проблему так, как решил проблему хвоста моей Сумки, но тогда, следующим этапом, начнется допрос с пристрастием, как я это делаю? Сейчас меня может спасти то, что я являюсь народным целителем, там ведь много таких, кто какую-то помощь все равно оказывает, и положительные результаты у них есть. А если я за несколько секунд верну ей прежний облик, то меня затаскают по всяким комиссиям, разберут на части и посмотрят, что у меня внутри. Нет, нужно делать все так, как и остальные целители, напустить туману, шептать заговоры и обложиться разными таинственными атрибутами. Старинные фолианты, какой-нибудь страшный череп. Ну, да, еще филина завести, а пушистый "кот", ядовитый до невозможности, у меня уже есть. Одно хорошо, теперь я могу взять патент в налоговой, и это будет мой частный бизнес, а то такие хоромы как-то оправдывать надо.

Внезапно я осознал, что усиленно размышляю о том, как я буду вести свои дела дальше, а руки автоматически мечут ножи, потом мое тело перемещается к мишени, ножи выдергиваются и я возвращаюсь на исходную позицию. Видимо так повторилось не один раз, потому что центр мишени был измочален в радиусе десяти сантиметров. Я, сам себе удивился, робот какой-то, даже страшно стало. Тем временем солнце, больше чем наполовину скрылось за горизонтом, так что следовало вернуться в дом и заняться кое-какими бытовыми заботами, себя накормить, одежду постирать, с Сумкой пообщаться, перед тем, как она уйдет на ночное дежурство, а я улягусь спать. Может моя сумасшедшая жизнь войдет в какое-то русло и наступит размеренное, предсказуемое существование? Хотелось бы сказать, безоблачное, но не факт, не факт. Что здесь, что там, в другом мире, меня окружают незаурядные личности, а они всегда встрянут в какую-нибудь чепуху, из которой потом будут выбираться с моей помощью. Даже Закарит не исключение, ведь у него на руках моя любимая женщина и ее, еще не родившаяся дочка.

Сейчас у меня поджаривалась картошка на сковородке, что-то я соскучился по такому простому, и в тоже время, сытному блюду. Раньше ведь, когда ходили в горы, то брали с собой картошку, крупы, копченые колбасы, у кого денег хватало, а потом появились продукты быстрого приготовления, да и газовые горелки ни в какое сравнение с бензиновыми или керосиновыми не идут. Тогда ведь как шли? Продукты и вещи распределяли по всей группе, а вот один, его еще называли "бензовозом" нес горючее топливо. В его рюкзак ничего другого, кроме каких-то изощренных емкостей под бензин или керосин и старых газет, не укладывали, все равно все провоняет так, что еду есть будет невозможно, а вещи будут источать такой сногсшибательный запах, что от такого амбре через полкилометра сам разденешься до гола, только чтобы его не нюхать, или свалишься на землю, нанюхавшись до одури.

Я так замечтался, что чуть не пережарил картошку, так что руки мои схватили сковороду, а глаза стали искать, куда ее можно было бы поставить, подальше от огня, и еще раз тщательно перемешать лопаткой, а то запах горелой картошки, все равно, немного чувствуется. Тем временем все металось на стол, хлеб, солонина, сладости к чаю. В общем, ужин удался, я даже позволил себе пару рюмочек, под хорошую закуску. День угасал, а мое настроение стремительно улучшалось.

КОНЕЦ ПЯТОЙ КНИГИ.


Оценка: 7.28*21  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 2."(Уся (Wuxia)) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"