Обатуров Сергей Георгиевич: другие произведения.

Книга 9

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.18*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Пауза была долгой из-за работы. Все же я кормилец в семье. Сейчас начну вычитывать то, что написал и выкладывать частями, а точнее, книгами. Ошибки обнаруживаются при каждой вычитке, так что сильно не обижайтесь.

  9.1. Снова домой.
  
  Возвращение на песчаную планету, где Кровавый бог держал в заточении других богов, прошло, как говорят космонавты, штатно. Я уже знал, как ведет себя тело дракона при входе в плотные слои атмосферы. Бороться с притяжением было не то, чтобы трудно, а, скорее, бессмысленно. Эта грань, когда безвоздушное пространство уже закончилось, а атмосфера еще не началась, преодолевалось моим драконьим телом так, как летит камень. Это когда я взлетал, то за счет набранной скорости проскакивал эту грань, да и направление выбирал, ближе к вертикали, а вот влетать в нее из космоса было неприятно. Чувствовал себя совершенно беспомощно, притяжение планеты захватывало меня и тащило по касательной все ближе и ближе к себе. Пасть, ноздри и глаза, закрывались автоматически, и я летел к поверхности планеты эдаким сжавшимся комочком. Самое страшное, это было ощущение неуправляемости своим телом. Во-первых, оно жило своей, отдельной от моего сознания, жизнью. У нас это называется безусловными рефлексами, но в человеческом теле это проявляется частично, ну подумаешь, руку обжегшись отдернул, или глаза от страха закрыл. А здесь, в спасении себя любимого участвовало все тело, полностью отрубив участие моего сознания. В первый раз я думал, что потерял сознание, когда очнулся только километрах в семидесяти, как мне казалось, от поверхности планеты, сейчас мое сознание, находясь как бы в какой-то скорлупе, отстраненно наблюдало за действиями драконьего тела. А тело падало, наматывая виток за витком вокруг планеты. Шкура равномерно нагревалась, но это не доставляло никаких неудобств, неудобством скорее можно было назвать неподвижность скрюченного тела. Его хотелось разогнуть так, как потягиваются люди, проснувшись, но это были мои человеческие ощущения, а драконье тело само знало, когда нужно будет распластать крылья и начать гасить набранную скорость. В сознании отстраненно промелькнула мысль, что интересно, а за мной тянется такой же светящийся след, как за метеоритом? Но поведать о таком, было просто некому и оставалось только ждать, когда мне позволят взять управление драконьим телом в свои руки.
  Поверхность планеты приближалась, драконье чутье четко фиксировало, что находится вокруг меня. Все было в норме, так что можно было пока не напрягаться, все равно, раньше, чем мне позволят управлять своими крыльями, я все равно ничего сделать не смогу. Вот интересно, сколько я уже знаю свое драконье тело, а оно не перестает меня удивлять своими возможностями, и я не поверю, что эти возможности появились в результате эволюции. Как можно приобрести умение не разбиваться при посадке на планету из космоса? Что, три тысячи особей разбились, а три тысячи первая смогла удачно приземлиться, только потому, что ее сознание отключилось в верхних слоях атмосферы на строго определенное время? Да нет, тут попахивает генной инженерией и хорошим магическим искусством. Похоже, что дракона рассчитывали и строили на бумаге, в смысле, был четко сформированный план, как создать такую универсальную особь. И надо сказать, что удачненько получилось, если я конечно, в этот раз не разобьюсь.
  Наконец автопилот отключился, и мои крылья стали осторожно ловить встречный поток. Связки, суставы, кости и мышцы, все стали испытывать нешуточную нагрузку, вот крылья полностью распрямились и скорость заметно упала, а полет перешел в более пологий. На этот раз приземляться сразу не стал, а дал своему телу остыть во встречном потоке воздуха. Показателем служили глаза, ноздри уже несколько минут жадно вдыхали разряженный встречный воздух. Вот, наконец, пришел сигнал и к глазам, что можно их открыть и осмотреться. А чего осматриваться, я эту планету знаю, голимый песок. Можно даже провал не искать, приземлюсь в любом месте, как только достаточно остыну, чтобы перекинуться в человеческое тело. Можно переместиться на Землю и в драконьем теле, но там этого не поймут. Там по пальцам одной руки можно сосчитать людей, видевших меня в таком облике. Нет, не будем усугублять и без того наше шаткое положение с порталом и нашем, в нем, участии. Михалыч сейчас разгребает все, что натворили вольные и невольные диверсанты и чихвостит меня по первое число. Конечно, в его понимании, я свалил от ответственности, а он, как командир вверенного ему объекта, реанимирует его работоспособность. Интересно, а смогу сразу отсюда, дотянуться до Земли, хотя и на Зангрии можно побывать, все же я там не совсем посторонний человек, а член драконьей семьи. До стаи, конечно, не дотянул, да и кто же в здравом уме и трезвой памяти примет в драконью стаю человека, пусть и дракона-оборотня. Это в такой последовательности нужно произносить мое самоназвание для драконов, ведь в своем, человеческом теле я для них монстр. А для людей я просто оборотень, все же не зря такие персонажи в сказках детских присутствуют. Можно назваться и человеком-оборотнем, но это масло масляное. Оборотень, значит оборотень, понятно, что перекидывается из человека. Ой, что-то мысли не туда меня занесли, зато высота заметно упала и теперь можно искать место для посадки.
  А чего его выбирать, в пустыне все барханы одинаковые, ну, может, один чуть повыше, другой, чуть пониже. Сверху они все равно одинаковыми кажутся. Перейдя на бреющий полет, я просто ждал окончательного падения скорости и тогда буду приземляться на первый попавшийся бархан. Как задумывалось, так и получилось, даже, можно сказать, удачно. Попался бархан гораздо выше остальных, и я, гася остатки скорости, приподнялся над землей и плавно опустился на этот бархан. Победно оглядевшись, я с жутким воем, провалился внутрь этого бархана. На мою многострадальную драконью шкуру посыпались остатки кладки и небольшие шестиугольные глиняные кирпичи. Стряхнув с себя кирпичи и насыпавшийся внутрь песок, я приготовился к бою. Но проходили секунды, а никто и не думал на меня нападать. Да, похоже, что я обнаружил остатки какого-то архитектурного сооружения вымершей или уничтоженной расы аборигенов. Я оглядел место, куда я провалился. Первой мыслью было, что это чей-то дворец с куполообразной крышей, но потом мое драконье чутье не обнаружило рядом ничего, ни дополнительных комнат, ни еще каких-нибудь построек. Получается, что это склеп, или сооружение над колодцем. Моя человеческая фантазия не могла придумать иных объяснений, все же меня окружает пустыня и такое вполне возможно.
  Бросив обозревать дальнее пространство, я переключил свое чутье на ближайшее, ко мне, окружение. Если говорить о том здании, через купольную крышу которого я провалился, то прямо в середине находился какой-то постамент или это была плита, закрывающая вход во что-то. Размер самого здания был достаточно большой, так что это здание никак не тянуло на обычную крышу для колодца с водой или другой жидкостью, используемой жителями этой планеты, как питье. Если же исходить из того, что это склеп, то где останки кого-то, ради кого, предположительно, и построен этот склеп. Меня смущала сама плита. На ней красовалась какая-то надпись. Легкие у меня, в драконьем теле, были настолько мощные, что мой резкий выдох освободил и эту плиту, и внутреннее пространство самого здания от огромного количества песка. Он выдулся во все щели и через огромную дыру в куполе здания. Когда осела мелкая песчаная пыль, то я более внимательно осмотрел помещение своими глазами. Все же в цвете и при естественном освещении внутренности этого здания выглядят по-другому. Теперь передо мной был храм. Какие-то непонятные фрески на стенах и, наверное, на потолке купола, который рухнул под моим весом, так как на кирпичах, валяющихся повсюду, проглядывали остатки краски.
  
  
  
  9.2. Любопытство.
  
  Пыль, поднятая мной, постепенно оседала вокруг меня. Все было седое, фрески стали более бледными, а предметы приобрели округлые очертания. Обломки кирпичей устилали пол и валялись на плите, которая возвышалась над полом, сантиметров на пятьдесят. Сейчас она больше напоминала огромный стол. Я смел кирпичи, валяющиеся на ней своим хвостом, все же Молния вдолбила мне драконью координацию движений, и слегка дунул, чтобы сдуть остатки пыли с плиты. Пыль взвилась легким облачком, но зато стали видны строки надписи, вырезанной на камне. Сам камень вызывал удивление, так как, облетая планету, я не обнаружил ни одного скального массива. Как я знал, они четко просматривались драконьим чутьем, так как жизнь драконов протекает в горах и выявлять каменные препятствия, первейшее умение маленьких драконов. Надпись четко врезалась в мою память, которая итак была подправлена Библиотеками. В моих закромах знаний не обнаружилось ничего, хоть отдаленно напоминающее увиденные мной записи. Правда, это ничего не значило, ведь у меня активированы менее десяти процентов тех знаний, что были в меня буквально впихнуты насильно. Я мог использовать только свои логические способности, поэтому я внимательно осмотрел, как была сделана надпись, по углу скола камня, определил, что надпись выполнялась справа-налево и делалась, как попало. Налицо нестыковка стилей и умений того, кто расписывал это место и того, кто делал надпись на камне. Так что самое интересное в этом месте, это камень. Я обхватил его края когтями и, приподняв, оттащил в сторону. Перевернув на ребро, поставил, прислонив к стене. Моему взору открылся каменный колодец, уходящий глубоко вниз. Странно, каменный массив я не чувствую, а глаза мои видят камень. Делать нечего, думаю, что нужно слазить в этот колодец. Его размер позволяет мне в человеческом теле спокойно перемещаться в нем. Я еще раз внимательно осмотрел место рядом с колодцем. Если что-то пойдет не так, то я смогу переместиться сюда так же, как перемещался на Земле и в Зангрии. Веревка в пространственном кармане имелась, все же я предпочитал иметь под рукой и обычные средства передвижения в тяжелых условиях. Мой взгляд заметался по внутреннему пространству этого сооружения и внезапно наткнулся на плиту, которую я отодвинул и прислонил к стене. В середине плиты отчетливо просматривались фрагменты стены, которая находилась за плитой. Это достигалось тем, что в плите имелись небольшие отверстия, пробитые в ней так, что когда она была на месте, то я их просто не увидел. Несколько мгновений, и веревка прочно привязана к плите, которая однозначно выдержит мой вес, даже два. Обежав глазами все помещение, выбрал место, которое не изменится, в ближайшее время в любом случае, так что веревка для возвращения мне может и не понадобится, но хотелось бы, чтобы работали оба варианта.
  Сбросив второй конец веревки в колодец, я ухватился за нее и полез вниз. Первое, что меня поразило, это то, что мое чутье и драконье зрение здесь не работали. Раз такие полезные свойства моего организма не работают, то я попытался залезть в мой пространственный карман. Не тут-то было, эта функция тоже не работала. Пришлось вылезти наверх и достать мощный электрический фонарь, который я закрепил на своем ремне. Кроме фонаря, достал и саблю, которую меня научил держать Тарисма, и которая мне досталась от мертвого Гатури. Она также заняла место на моем поясном ремне. Сабля была в ножнах, так что порезаться мне не грозило. Хороший армейский нож, доставшийся мне как табельное оружие, занял свое место на противоположенной стороне от сабли, рядом с фонарем. Все, теперь я экипирован, так что за свою жизнь мне есть чем побороться, кроме того моя ментальная мощь должна остаться при мне, это свойство моего человеческого организма и усиленное драконьей кровью. Сомнений не было, даже то, что это опасно, не останавливало меня, все же драконья сущность требовала острых ощущений. Даже то, что я могу оттуда не выбраться, не останавливало меня. У драконов своя философия для опасных ситуаций. Мысли крутились в голове, а руки и ноги цеплялись за веревку, помогая мне спускаться по веревке все ниже и ниже. В какой-то момент я включил фонарь, все же лезть в полной темноте, в полную неизвестность, не каждому понравиться. Стены колодца были гладкие, как будто их не очень качественно шлифовали. Несколько раз в стене я натыкался на какие-то тонкие горизонтальные ответвления. Отверстия были абсолютно круглые и явно были прокопаны какими-то животными или гадами. Слово "гадами" как-то резануло мой слух, ведь я-то тоже отношусь к виду гадов летающих, ну и пусть, что на Земле таких нет, но вот на Зангрии они есть. Я как-то замечтался, включенный фонарь был выпущен из рук и повис на ремне, светя вниз. Там, подо мной, метрах в двадцати, текло что-то. Это что-то протекало с незначительной скоростью. Это было больше похоже на лаву, которая движется медленно, но неотвратимо, правда, жара никакого не было, воздух был немного сперт и все. Пока я завороженно смотрел вниз, какой-то доброжелатель сверху, перерезал мою веревку. Летать и падать меня научили мои кровные родственники, так что никаких диких криков здесь не прозвучало, но я не отказал себе в удовольствии выматериться от души. Кто же мог подумать, что я пропустил какого-то врага в стенах здания над колодцем, или в тех небольших круглых отверстиях, хотя, дергающаяся веревка могла привлечь внимание какого-нибудь хищника, который принял ее за живое существо. Как бы там ни было, но я летел на дно колодца, на ту самую текущую массу, а моя веревка догоняла меня.
  Приземление было не очень мягким, как оказалось, это было какая-то упругая масса, которая текла подо мной. Меня прижало к одной из сторон колодца по направлению движения движущейся массы, и я пытался перевернуться со спины, на живот. Внезапно поверхность массы, текущей подо мной, изменилась. Образовался небольшой карман, в который я свалился, и меня накрыла какая-то конечность, отдаленно напоминающая толи лошадиную ногу, толи гигантскую человеческую руку. Я, как бы оказался под мышкой. Неприятных запахов не было, но сопротивляться я не мог. Вернее, мог, но было бы глупо атаковать то, что я даже не осознавал и остаться непонятно где, без возможности выбраться. У меня не было никаких иллюзий относительно того, что, раз не работают мои драконьи прибамбасы, то вернуться с помощью перемещения я не смогу. Значит, мне нужно попасть в такое место, где мои способности проснуться. Меня сейчас кто-то перемещает куда-то, так что на любом отрезке пути могут возникнуть такие участки, где я смогу попытаться вернуться, но любопытство не позволяло выпасть из такого увлекательного приключения, поэтому я терпеливо ждал, лежа в таком уютном гнездышке. Мои обычные ощущения говорили мне, что мы перемещаемся в горизонтальном направлении, и скорость наша возрастает. Тело, которое меня тащило, не извивалось, как змея, а плавно текло, как будто отталкиваясь от стен пещеры всей своей шкурой или кожей. Я не успел ощутить ее, так как кувыркался на этом теле и касался его через свою одежду, а вот открытой кожей ощутить не удалось. Даже странно, как это я не успел потрогать то, что подо мной, руками? Даже сейчас мне не приходит в голову, что можно сделать такую попытку здесь. Я что, под ментальным контролем?
  - Да, мягкокожий, ты под моим контролем. Когда я высосу из тебя твои знания и жизненные силы, то твоя оболочка будет мне не нужна. Ее сожрут паразиты, живущие на моем теле. Симбиоз, ничего с этим не поделаешь, но это управляемый симбиоз, так что тебя сожрут тогда, когда я разрешу.
  
  
  9.3. Сопротивляюсь.
  
  - Что же вы кровожадные-то такие, как ваш бывший Кровавый бог, которого мне пришлось убить, чтобы освободить захваченных им людей и богов. Ну, а аппарат, высасывающий магические и жизненные силы, закопать поглубже, чтобы его больше не нашли.
  - Так это ты убил нашего бога. Сколько тысяч лет мы ждали этого. А Цикл жизни, который ты называешь аппаратом, высасывающим магические и жизненные силы, это наш артефакт, и применяется он совсем не для того, что ты в нем увидел. Я наблюдаю это в твоих мыслях, и мне это очень не нравится. Да, Кровавый бог умудрился переделать его под свои нужды. Нам нужен этот артефакт, без него мы вымираем.
  - Ну, если прошло несколько тысяч лет, а вы все еще в недрах этого мира, то не о каком вымирании и речи быть не может.
  - Ты слишком мало знаешь о нас мягкокожий. Когда-то мы послужили материалом для создания высших существ вселенной. Древние маги отобрали лучших из нас и стали изменять их тела и внедрять в них новые умения. Моя сущность видела, как многие научились выдыхать пламя, а некоторые, еще и летать! Понимаешь, мягкокожий, летать!
  - А, так ты о драконах говоришь. Тогда мы с вашим племенем дальние родственники, потому, что я дракон-оборотень.
  - Не может быть! Хотя вот оно проглядывает в твоих воспоминаниях. Да не тужься ты, от нас никто не может закрыться. Среди тех, кто стал драконом, был один, который смог бы прочитать даже мои мысли, а я, на сегодняшний день, самый мощный ментальный крайст.
  - Слушай, а как к тебе обращаться? Меня, ты уже, наверное, знаешь, зовут Макс. А тебя?
  То, что тащило меня под своей мышкой, расхохоталось, во всяком случае, то, что звучало в моей голове, было очень похоже на смех. Оно удивилось моей наивности и поинтересовалось, для чего оно должно как-то называться? Я, лежа, подбоченился, и постарался объяснить своему собеседнику, что имя или кличка дается для того, чтобы при встрече с несколькими особями можно было обратиться к кому-то конкретному, а не ко всем вместе или наугад, вдруг отвечать станет именно тот, кто тебе нужен для беседы.
  Крайст издал какой-то новый звук в моей голове и пояснил, что особи его вида не встречаются друг с другом, во всяком случае, едва они ощутят, что кто-то из их сородичей движется навстречу или пересекающимся курсом, то оба предпримут такой маневр, что их пути разойдутся. Исключение составляют периоды брачных сезонов, когда самец преследует самку по проложенному ей пути, ощущая пахучие метки, оставленные ею. Так он находит кладку яиц и оплодотворяет их. После этого запах меток самки перестает его привлекать, и он обязательно уйдет с проложенного ею хода.
  Тогда я поинтересовался, а кто мое транспортное средство, он или она. На что мне ответили, что это сложный вопрос. Сегодня он ощущает себя самцом, а завтра может стать самкой, все зависит от количества еды, температуры почвы и еще многих факторов, которые мне будет сложно понять, так как они лежат за гранью моих восприятий. А имена или клички здесь не подходят. Во-первых, как я предполагаю, будет распространяться идентификатор какой-нибудь особи? По грунту, что ли? Или по воздуху? Так его никто не услышит, слишком большие расстояния между особями одного вида. Ментально могут общаться не все, так что и в этом направлении тупик. Как я понял, им достаточно знать, что подобные тебе, есть. Имеются уникальные запахи каждой особи, но как ты используешь это для обращения к другому своему сородичу? Да, я почесал бы голову в знак того, что ни черта не понимаю в такой зауми, но руки мои были плотно прижаты к туловищу, так что я решил воздержаться от еще большего погружения в дебри их видового сосуществования.
  Тем временем мы вползли в какую-то подземную полость. Я ее почувствовал своим драконьим чутьем. Ура, значит, я могу отсюда выбраться на поверхность, и пора бежать домой.
  - Не торопись, мягкокожий. Мне трудно и непривычно обращаться к тебе по имени. Ты должен показать мне, где под грунтом погребен Цикл жизни. Мое племя должно получить возможность, продолжать свой род.
  - Но ты же говорило мне, что самка откладывает яйца, а самец оплодотворяет их, зачем же вам тогда этот самый Цикл жизни.
  - Это сложно объяснить, мягкокожий. Оплодотворение яиц дает только жизнь, а вот Цикл жизни переносит сознание разумных особей в молодое тело, которое очень сложно подобрать для каждого старого индивидуума. Те, кто не получает разум, становятся теми существами, которые сосуществуют с нашими телами. Это те самые паразиты. Они не могут развиваться ни физически, ни духовно. Их век короток, а тела слабы и малы.
  - Ну, хорошо, я покажу тебе, где засыпало ваш Цикл жизни, но мне хотелось бы, чтобы он не мог достаться таким агрессивным особям, как Кровавый бог. Спрячьте его поглубже, а информацию о нем засекретьте. Откуда-то же Кровавый бог узнал об этом артефакте. Может, создайте какую-то охрану из ваших паразитов. Насколько я понял, они достаточно агрессивны и не подпустят к артефакту никого, кроме вас. Можете это все завязать на кровь. Она у нас достаточно яркая, в магическом плане и ее не спутаешь ни с одной другой. Я уже это проверял.
  - Да, про кровь мы знаем. Мы так чувствуем друг друга в недрах этого мира. Ну, так что, покажешь нам то место, где покоится Цикл жизни?
  - Ну, показать-то, покажу, но только я здесь ориентироваться не могу. Некоторые пласты породы экранируют мое чутье. Мне лучше всего ориентироваться на поверхности вашего мира. Если ты будешь скользить недалеко от поверхности, то я приведу тебя туда, ведь ты так будешь чувствовать мою кровь. Вообще с вашим Циклом жизни, да и с вами не все так просто. Похоже, что и вы, искусственное порождение чьего-то разума. Возможно, вас выращивали как промежуточную ступень для драконов, а потом бросили. Но как я говорил, в нас течет родственная кровь, поэтому я помогу и не брошу вас на произвол судьбы. Сколько особей вы потеряли за то время, пока Цикл жизни был вам недоступен?
  - Если честно, то немного, и это были самые слабые и неприспособленные особи, разума в которых было не так много, как необходимо для полноценной особи нашего вида. Но с каждым днем время, отведенное нашим старым телам, тает, и если не будет подходящего тела для переселения разума, то такой разум умрет вместе с одряхлевшим телом и это будет невосполнимая утрата, ведь наши знания, находящиеся в наших головах, бесценны. Теперь о том, что ты предлагаешь, если ты выберешься на поверхность, то я просто потеряю тебя, сильно близко к поверхности я передвигаться не могу, это очень неприятно для моего тела.
  - Очень хорошо! А что же тогда делать, я же не ориентируюсь в вашем мире. Единственное знакомое мне место - это тот самый провал, где раньше находилась резиденция Кровавого бога и казематы с пленными. С воздуха я легко найду это место по оставленному там следу моей ауры.
  - Ну, так найди этот след отсюда, ведь мне достаточно определить направление и дистанцию до объекта, и я притащу нас туда раньше, чем ты сможешь сказать такую же фразу, как только что произнес.
  - Ты что, тоже можешь использовать подпространство для быстрого перемещения, но я ничего так и не почувствовал, когда ты тащил меня сюда? Хорошо, я попробую определиться, но мне нужно быть отдельно от твоего тела, оно буквально экранирует для меня все вокруг.
  
  
  
  9.4. Неожиданные откровения.
  
  - Мы находимся в огромной полости, промытой когда-то водой, когда она здесь еще была. Ты можешь выбраться из меня и отойти на несколько шагов, здесь нет никаких неровностей почвы. Найди Цикл жизни, нам это очень нужно!
  Рудиментарная конечность этого существа приподнялась, и я смог выбраться на само тело. Ощущение под ногами было такое, как будто я стою на броне танка или на бетонной стене. Пройдя несколько шагов ближе к боку существа, я просканировал пространство рядом с собой. Мне сказали правду, это была огромная пещера, и ее пол был выравнен водой, текущей здесь когда-то. До пола было около пяти метров, для моего тела смешная высота, так что я спрыгнул на пол пещеры и отошел подальше от моего нового знакомого. От него не веяло какой-то божественной силой, но чувствовалась что-то другое и уверенность в своей силе и в своем праве, и, похоже, он прекрасно знал о существовании других миров. Откуда эти знания у существа, живущего под поверхностью планеты, еще тот вопрос.
  Я переключился на свое драконье чутье, обострив его до максимума. Вокруг меня была только почва, не считая той полости, где я сейчас находился. На краю чувствительности я слабо ощутил отдаленные отголоски самого себя, ведь мы с Людвигом слегка оросили эту землю своей кровью в борьбе с Кровавым богом. Там же должен находиться и Цикл жизни этих существ, переделанный Кровавым богом для своих честолюбивых, маниакальных целей. Как бы там ни было, а направление я определил более или менее точно, даже если мы выберемся на место нашей стоянки, все равно это будет практически рядом с тем местом, где произошло обрушение породы под местной резиденцией Кровавого бога.
  Я направился к крайсту, раздумывая, как я смогу влезть обратно, чтобы продолжить наше путешествие в недрах этого мира. Взлететь на пять метров я могу, но только с помощью крыльев, но светить эту опцию перед крайстом не хотелось. Одно дело, сообщить ему, что я дракон-оборотень, а другое, махать крыльями в человеческом теле. Тем временем тело крайста начало течь мимо меня. Я все еще стоял и раздумывал, как мне влезть на тело моего компаньона, и как сообщить ему, куда нам направляться. Текущее мимо меня тело такие мои проблемы, похоже, не волновали, оно текло и текло, а я, благодаря драконьему зрению, наблюдал этот процесс, буквально, разинув рот. Крайст был красив, его тело напоминало червя или змею, но перемещался он, не извиваясь всем телом, как змея, а именно тек передо мной.
  Внезапно из тела выдвинулась такая же конечность, как и та, под которой я лежал до этого, и, подхватив меня, затолкала под себя. Думаю, что таких конечностей на теле крайста было несколько и располагались они, видимо, на разных высотах или тело крайста вращалось в продольной оси. Можно было долго размышлять, откуда взялась эта конечность, но свою функцию она выполнила, и мое тело было уложено в этот своеобразный карман на теле крайста, который я обозвал подмышкой. На этот раз я ощутил, что в этом кармане не очень-то мягко, но все же его плотность была на порядок мягче, чем наружная оболочка крайста. Едва я был зафиксирован, как наша скорость заметно возросла. Мое сознание постаралось достучаться до разума крайста и сообщить ему, куда нам следует двигаться, но оказалось, что мы уже почти прибыли. Опять я не почувствовал момент перехода в подпространство. Мне не следовало забывать, что меня сейчас читают, как раскрытую книгу и ответ прозвучал в моей голове почти моментально. Оказывается, те знания, которые так мощно вогнали мне в голову обе Библиотеки, совершенно не систематизированы. Пока я находился на теле крайста, он все время оптимизировал мою базу данных, а точнее, базу знаний. Более того, то, что она была не систематизирована, обуславливало то, что мне постепенно открывали доступ к закрытым участкам знаний на несколько процентов. Естественно, я не мог управлять этими процессами, в которых пока ничего не понимал. В моем представлении, эта масса знаний была для меня совершенно бесполезна. Крайст уловил мои сомнения и смятение, которое охватило меня. Он сообщил, что сейчас заканчивается процедура, которая внедрит недостающие знания в бреши, оставленные Библиотеками, которые сами имели бреши в их собственных знаниях, и увеличит объем моих знаний еще на четверть. Прозвучавшая в моей голове фраза повергла меня в шок. Я помнил, как в меня впихивали основной объем знаний древних. Видимо мои воспоминания были очень яркими, тогда крайст пояснил, что он вложил в меня знания древних, которые были древними для тех древних, знания которых я получил от Библиотек. Почему двадцать пять процентов? Да потому, что пропасть времени между этими двумя цивилизациями чудовищная. Только крайсты и смогли сохранить часть тех знаний. Именно те древние и создали драконов из самых одаренных крайстов. Внезапно мое сознание начало мигать, как сбойный компьютер. Я, то полностью осознавал себя, то происходило полное отключение всех функций моего организма, включая сознание. В редкие минуты прояснения сознания, крайст подбадривал меня и говорил, что так и должно быть. Ему-то хорошо, он, вон какой огромный, в нем есть, где размещать такой объем знаний, а моя голова не резиновая. Крайст поинтересовался, что значит, резиновая. Я, на удивление, очень четко и понятно, для существа, не имеющего понятия о резине, дал пояснения, используя такие термины и образные сравнения, что сам себе удивился. Крайст, уловил мое удивление и пояснил, что адаптация и развертывание внедренных знаний в меня закончилось, так что я сейчас имею соотношение знаний древних и очень древних, как пятьдесят, на пятьдесят. Я только и мог, что открывать и закрывать рот. Что же я теперь такое? Для чего в меня вложили столько знаний?
  - А разве тебе не сообщили, что ты будешь исполнять роль смотрителя Библиотек. На данный момент мне известно о шестьсот пятидесяти восьми таких Библиотеках. Десяток из них нуждается в общении со смотрителем, который должен помочь устранить проблему с повреждением сознания Библиотек. Настоящего смотрителя нет уже очень давно, так что все с надеждой смотрят на тебя, ведь сейчас ты единственный потенциальный смотритель Библиотек. Смотритель Библиотек не только оказывает им помощь при возникновении каких-то отклонений в функционировании их систем, но и помогает молодым Библиотекам адаптироваться в новых для них условиях существования, ведь их детство проходит совершенно в другом мире, чем тот, куда их помещают при достижении ими определенного возраста. Так, а вот мы и пришли на место. Мягкокожий, теперь я тебя буду называть Смотритель. Свое мирское имя можешь оставить для своих родственников. Ты удивишься, но для всех высших, ты будешь определяться как Смотритель. Тебе даже представляться не нужно.
  Мне вспомнилось, как меня, то приравнивали к высшим, то называли богом, а оказывается, я уже тогда был смотрителем Библиотек. Во всяком случае, что-то такое было во мне, что позволяло выделить меня из остальной массы людей планеты Земля. Когда же в меня это все было вложено? Кому я обязан такими особенностями? Странно, но моя богиня считала меня высшим, хотя другие выделяли меня как просто бога, но вот обыкновенные боги никак меня не определяли, просто считали своим парнем. Ведь плененные боги на этой планете и бог планеты Земля, и даже бог планеты Валейзия, не признали во мне божественную сущность.
  Крайст совершенно задурил мне мозги, сейчас я ощущал себя малолетним несмышленышем, о чем и сообщил моему компаньону. Тот ничуть не удивился, а попросил не отвлекаться и разглядеть Цикл жизни в толще породы. Я хотел объяснить ему, что могу только чувствовать мою кровь на расстоянии или используя драконье чутье разглядеть все в радиусе метров на пятьдесят. Но каково же было мое удивление, когда я отчетливо увидел Цикл жизни в полутора километрах от нас и на глубине чуть менее ста метров. И это все я увидел, даже не выбравшись из объятий крайста. Да, определенно, что-то во мне заработало, но я совершенно не ощущал неудобства от внедренных в меня знаний.
  
  
  
  9.5. Откровения крайста.
  
  Крайст, тем временем направился к указанному месту, причем я уже ничему не удивлялся, он же сказал мне, что читает все прямо из моей головы. Крайст тут же отреагировал на эту мысленную реплику и посоветовал закрывать свое сознание, а вот как это сделать, я должен найти в своей голове. Это расстояние до Цикла жизни мы двигались, не используя никакие подпространственные переходы, а просто пробивая новый ход в толще породы. Вскоре стали попадаться скалистые участки, но наша скорость ничуть не упала. Крайст просто проплавливал породу и тек дальше. Вскоре наше направление немного изменилось, и я почувствовал, что мы ходим кругами. Видимо он потерял направление и так пытается нащупать то, зачем мы сюда пришли. Но все оказалось прозаичнее. Крайст готовил площадку для работы с Циклом жизни. Как я и думал, основная работа предстояла мне. Те рудиментарные конечности, на теле крайста, не были приспособлены для такой тонкой работы. Конструкцию Цикла жизни нужно будет разобрать в некоторых местах и постараться восстановить до ее первоначального состояния. Все рисунки, схемы, описания сборки и настроечные таблицы, все было в моей голове. Окинув мысленным взглядом найденную конструкцию, я понял, что работы предстоит не так уж и много. Такое впечатление, что Кровавый бог, грубо говоря, поменял полярность течения жизненных сил и полностью отключил перемещение разума тех индивидуумов, которые помещались на периферии Цикла жизни.
  Я был полностью согласен с крайстом, с его "руками" делать здесь было нечего, тут нужны были тонкие манипуляции, да и кое-какой инструмент. Тем временем, крайст закончил кольцевые коридоры вокруг Цикла жизни и выпустил меня из своего тела. Да, я сейчас стоял перед той самой "каруселью", на которую Кровавый бог бросил моих друзей и незнакомых мне тогда, богов. Что же, сейчас предстояло убрать остатки грунта и приступать к ремонтным работам. Крайст остановил меня и попросил не торопиться. По его мнению, лучше всего было перенести Цикл жизни в ту самую пещеру, откуда мы начали его искать. Там его ничто не будет экранировать, как здесь, да и свободного места побольше, ведь нужно будет обеспечить место для двенадцати претендентов на звание будущего крайста, и для него самого. Тело нового крайста, куда вселится его разум, моментально начнет расти до размера старого крайста, как только процесс передачи сознания завершится. Да, в той пещере будет действительно лучше, да и находится она очень глубоко, что исключает случайное обнаружение ее кем-то еще, кто может посетить когда-нибудь эту планету. Знания, как мне перенести Цикл жизни всплыли в моей голове, и я тут же применил их на практике. Я находился в какой-то эйфории, все было легко, нужные знания всплывали как-то естественно, как будто я всю жизнь ими пользовался.
  Оказавшись в нужной пещере с Циклом жизни, я приступил к ремонту и перенастройке агрегата. Крепежные элементы были немного странноваты, и просто защелкивались в специальных отверстиях, но вот центральный элемент, который запирал их все, имел резьбовое соединение и нужен был специальный ключ. Головка этого соединительного элемента имела не шестигранную форму, как мы привыкли видеть на наших болтах, а скорее напоминала "барашек", но только без таких характерных ушей, как на Земле. Это была своеобразная прямоугольная верхушка, расположенная горизонтально. Чтобы открутить этот болт, я использовал два своих ножа, связав их лезвия проволокой. Зажав между ними то, что на земле называется болт, я стал откручивать его. Мой "гаечный ключ" просуществовал недолго, проволока лопнула и моя связка из ножей развалилась, но свою задачу ключ выполнил, а болт теперь поворачивался и моими пальцами. Силу, правда, приходилось прилагать немаленькую, но, самое главное, процесс разборки шел полным ходом.
  Когда я закончил разборку, и конструкция распалась на отдельные звенья, появился крайст. В этот раз я увидел его с головы или хвоста, кто их разберет. Зрелище было омерзительное. Думаю, все же, что это была голова, так как рядом с ней, из-под его конечности выбралось еще одно существо. Оно напоминало морскую звезду, но только двойную. Обе звезды были слегка смещены одна, относительно другой, и получалось существо, с большим количеством отростков. Их было десять или двенадцать, я все не успевал сосчитать количество отростков на одном из сегментов, так как существо все время поворачивалось и, как бы, перекатывалось на своих толи ногах, толи руках. Добравшись до меня, существо раздвинуло оба сегмента и вывалило прямо на пол рабочий инструмент. Это что, механик что ли? И как он будет работать своими непонятными отростками. Но, вывалив инструмент, существо отбежало назад и, сжав отростки, повалилось на бок, превратившись в двойную подушку и затихло. Может на него, и сесть можно? Да нет, раздавлю, но сейчас самое главное, это инструмент. Теперь в моей голове строился план перенастройки Цикла жизни. По моим прикидкам мне работы часов на шесть. Крайст подбодрил меня, но, по его мнению, я слишком занизил срок моей работы. Спорить было бесполезно, да и всякие непредвиденные обстоятельства могут, действительно, замедлить ритм работы. Мотнув головой в сторону существа, я поинтересовался, будет ли помогать мне вот этот индивидуум. Я получил категоричный отрицательный ментальный ответ, причем, от обоих. О, так наш новый друг тоже имеет ментальную поддержку. Нужно держать мысли в узде и, кстати, как мне закрыть свои мысли? Решение пришло моментально, оказывается все очень просто, нужно только отрастить в своей голове некий центр, отвечающий за экранирование своих мыслей. На создание такого центра мне следовало выделить несколько свободных нервных узлов и собрать их в один пучок, который возьмет на себя эту функцию. Эта процедура займет около двух дней. Вот крайст! Мог бы и сказать, что это не так быстро, как хотелось бы.
  Пока такие мысли бродили в моей голове, а в мозге начались небольшие перестройки, руки сами по себе отсоединяли кабели и меняли некоторые из них местами. Разъемы были стандартными, отличались только цветом или надписями. Мне помогало только то, что приходящие разъемы имели цветовую и буквенно-цифровую маркировку, и следовало только найти кабели соответствующего цвета или с аналогичными надписями. Дальше все просто, найти на схеме, куда должен направляться кабель и подсоединить его на место, убедившись, что совпадает цвет или надпись кабеля. Работа была не сложная, а, скорее, нудная. Двенадцать откидных мачт и центральная мачта, вот основные маршруты кабелей. Все логично, цветные кабели, это центральная мачта, а буквенно-цифровые, боковые, откидные мачты. Проблема была в том, что я должен был запомнить написание незнакомых букв и цифр. Кто из них буквы, а кто цифры, я не знал, язык был незнакомым, хотя в голову мне вложено было очень много. Я пока не мог закрывать свои мысли, у меня только начал формироваться центр, ответственный за экранирование мыслей в моей голове. Крайст легко уловил мои мысли и пояснил, что Цикл жизни им достался от их древних, к которым этот агрегат попал от еще более древней и развитой расы. Попасть-то он попал, но как некий древний артефакт, без каких-либо пояснений и инструкций, как им пользоваться. Его необычные свойства были обнаружены случайно, когда на Цикле жизни оказались две особи крайстов. Одна особь оказалась старейшиной рода, а второй особью, один из молодых сотрудников обслуживающего персонала. Тогда еще крайсты общались друг с другом и у них были какие-то подобия поселений. Они провели на Цикле жизни достаточно времени, чтобы произошло перемещение сознаний. Более подготовленный разум старейшины выдержал перенос в молодое тело, а вот слабый разум второго индивидуума просто схлопнулся, и на выходе этот мир получил одного помолодевшего старейшину и одного, пускающего слюни старого идиота. Феномен был взят на вооружение и на протяжении огромного количества лет использовался крайстами. Тогда у них были имена и прозвища, но со временем вид одних и тех же особей, а точнее, общение с одним и тем же индивидуумом, но только в разных телах, привел к тому, что общение вызывало гнев и неприязнь. Все бы кончилось трагически, если бы не изменения тел крайстов, которое было вызвано, толи естественной мутацией, толи - это последствия переносов сознания. Особи мало двигались, и у них постоянно присутствовало желание не попадаться на глаза своим соплеменникам. Все это наложило отпечаток на строение новых тел крайстов. Те из них, кто становился похожим на нынешних крайстов, уходил с поверхности планеты, прокопав себе ход в недра этого мира. Оставшиеся на поверхности особи завидовали ушедшим и в знак того, что они одобряют это и преклоняются перед таким подарком богов, украшали такие ходы под землю, как могли. Это было своего рода поклонение, которое набирало популярность среди оставшегося населения. На такое сооружение я и наткнулся случайно, когда приземлился на его купол, засыпанный песком. Так, постепенно, вся раса крайстов и ушла с поверхности планеты. Наверху, со временем, осталось только одно поселение, где и находился Цикл жизни, пока его не захватил Кровавый бог.
  Сунувшиеся на перерождение крайсты едва не погибли от рук Кровавого бога, но знания, накопленные на протяжении огромного количества времени, позволили им уцелеть, защищаясь от атак их нового врага, но вот самим атаковать, не получалось. Тела не были приспособлены к таким действиям. Лежать, недалеко передвигаться, пассивно пополнять энергию тел, это все, что могли себе позволить крайсты. Кровавый бог не стал преследовать крайстов, поняв, что они не представляют для него опасность и полностью переключился на освоение нового для него мира. Все на поверхности планеты было истреблено для пополнения магического резерва этого бога. Когда он понял, что на этой планете взять больше нечего, то случайно наткнулся на Цикл жизни. Видимо он имел представление, что это за аппарат, потому что очень скоро на планете стали появляться плененные им боги. Богов не так-то легко пленить, так что на сбор необходимого количества нужных ему особей прошлось затратить достаточно много времени.
  Крайсты пытались ему навредить, но, естественно, вяло и неорганизованно. Единственное, что они могли предпринять, это подкоп под бывшим своим городом. Но я и сам понимал, что это были разовые, стихийные попытки тех особей, кому было необходимо пройти операцию омоложения. Таких попыток было много, если учесть, что прошло несколько тысяч лет, но задачу свою они все же выполнили. Во всяком случае, после нашей атаки на резиденцию Кровавого бога, когда сотрясения почвы были существенными, свод подкопа все же не выдержал и рухнул, похоронив под огромной массой породы тело Кровавого бога и Цикл жизни, правда, через некоторое время после того, как мы выбрались со всеми узниками на поверхность.
  
  
  9.6. Мне бы домой.
  
  Обе операции шли полным ходом. Нервные центры в моем мозге сливались в какой-то новый фрагмент. Насколько я понимал, это будет некий автономный управляющий центр, который возьмет на себя функцию экранирования моих мыслей. Получается, что мысль, нечто материальное, раз ее можно считать извне или блокировать в моей черепной коробке. Субстанция материальная, но невидимая. А что, почему у некоторых веществ есть несколько состояний, а у мыслей нет? Ну, скорее всего, мысли, это какие-то волны, распространяемые внутри меня. Кто-то, у кого высокая чувствительность к таким волнам, может их обнаружить и прочитать. Исходя из известных мне теорий по безопасности информационных систем, чаще всего большие объемы информации воруется там, где к ней есть доступ из-за обычной людской халатности или при передаче через интернет. Во всех остальных случаях нужно физически подключаться к носителям информации напрямую и копировать то, что представляет интерес. Сюда относится и первый вариант с людской халатностью. У меня такой вариант исключен, хотя, как знать, может, кто и способен влезть в чужой мозг напрямую и читать его как раскрытую книгу. Моя проблема относится, скорее, ко второму варианту, когда данные передаются через открытое пространство. Мне была знакома методика защиты такой информации, а именно, шифрование. Но здесь возникала небольшая проблемка, а именно, ключи расшифровки. С другой стороны, кто мешает мне создать необходимый пакет мыслей, содержащих такой ключ, который я могу загрузить дружественным мне особям. Алгоритмы шифрования можно менять при необходимости, так что, скорее всего я остановлюсь на таком варианте. Эта информация ушла в создаваемый центр и была там принята к производству. Оба слушателя моих мыслей только вздохнули с завистью, ведь у них, их способности были приобретенные и они не могли их трансформировать под свои нужды, а я, все больше и больше напоминал себе некого монстра.
  Тем временем все кабели были переподключены, и их цветовая и буквенно-цифровая маркировка проверена на несколько раз. Вроде, все нормально, но оставались какие-то сомнения, ведь я вскоре исчезну из этого мира, а крайсты не смогут проверить этот прибор и будут вынуждены рисковать своей бесценной сущностью. В мозге всплывала и опять исчезала мысль, что должна существовать система тестирования готовности аппарата. Я стал прокручивать в голове, как вел себя Кровавый бог, когда он готовился приступить к высасыванию жизненных и магических сил из своих пленников. А ведь точно, он там что-то такое тыкал на вертикальной мачте. Я полез по чему-то, очень напоминающему скобы, на самый верх, под потолок пещеры. Пока я лез, то никаких идей, что я должен сделать, на ум не приходило, но вот когда я добрался до самого верха, то на крохотной площадке обнаружился некий пульт, на котором были видны какие-то переключатели. Все они были закрыты прозрачным колпаком. Внезапно мне на ум пришло, что положение переключателей осталось таким, какое использовал Кровавый бог. Из глубины сознания пришла волна информации, как сбросить настройки и вернуть их к тому состоянию, какое и застали крайсты. А все было просто. Имелись стандартные позиции всех переключателей, изменяемые с помощью центрального переключателя, но вот какое положение мне нужно, такой информации не было, да и не могло быть. Но меня спасло то, что его бывшее положение явно выделялось на расположенной под ним шкале, ведь он находился в этом положении огромное количество времени. Кровавый бог постоянно экспериментировал, и менял положение переключателя, но то, бывшее положение, навсегда зафиксировалось тенью, отбрасываемой самим переключателем на шкалу. Мне нужно было только вернуть переключатель в прежнее положение и включить питание прибора. Мои пальцы легко проделали это, приоткрыв прозрачный колпак. Гудение аппарата показало, что пока все работает, и нет никаких характерных звуков, сигнализирующих о том, что где-то произошло замыкание или заклинило какие-то механизмы или узлы. На этот раз "карусель" не вращалась. Я поинтересовался у крайста, должно ли быть вращение, и он заверил меня, что конструкция оставалась неподвижной на все время проведения переноса сущностей. Крайст попросил меня понаблюдать со стороны, а он намерен произвести омоложение прямо сейчас, ведь он является самым старым, на сегодняшний момент, крайстом. Я осторожно спустился с мачты, а когда обернулся, то обнаружил, что пещера наполнилась какими-то мерзкими слизнями, имеющими от трех, до десяти метров в длину и около метра в ширину. Они даже отдаленно не напоминали крайста и я забеспокоился. Внезапно обнаружил, что ко мне жмется тот самый помощник, что принес инструмент. Сам инструмент давно был собран и помещен в его полостную сумку, но вот страх этого существа читался на раз. Мысленно я заверил его, что не дам нас в обиду, но, как выяснилось позже, нас с ним никто не замечал. Все эти черви-переростки лезли к "карусели". Некоторые получали какое-то болевое воздействие от аппарата и, развернувшись, исчезали в небольших ходах, проделанных в стенах пещеры. Все это продолжалось довольно долго, пока не осталось всего шесть особей, не считая нас со звезданутым и крайста. Эта шестерка равномерно распределилась между боковыми мачтами, и затихла. Тем временем низкочастотный гул стал усиливаться, в какой-то момент крайст устремился к аппарату и, обвив его своим телом несколько раз поверх тел доноров, затих. Мы, со звезданутым существом, с любопытством наблюдали за разворачивающимся событием. Тело крайста начало медленно съеживаться, хотя в длину совершенно не укорачивалось, а вот тело одного из доноров стало стремительно расти. Рост происходил толчками, как будто кто-то втискивался внутрь этого тела. Наконец гул аппарата достиг своего максимума и стал снижаться. Мы простояли еще около получаса, прежде, чем началось какое-то движение семерки тел. Тела доноров еле шевелились, и они с трудом выбрались из-под неподвижного огромного, съежившегося тела бывшего крайста. Я ясно чувствовал, что крайста в этом теле нет, зато новое, потолстевшее и вытянувшееся вдвое тело, явно содержало в себе моего знакомого крайста, о чем я его и спросил. В ответ пришло ощущение блаженства и подтверждение, что все работает нормально, и я всегда буду желанным гостем на планете крайстов. Мы со звезданутым вздохнули с облегчением, перенос сознания прошел как надо, а значит, мне можно отправляться домой. Звезданутый прижался к моей ноге, и от него пришло удовольствие от того, как я его мысленно называю. Я покраснел до корней волос, ведь так на Земле исказили матерное выражение, чтобы оно звучало более или менее пристойно. Но Звезданутый даже не обратил внимания на мои крамольные мысли. Он упивался своим новым прозвищем. Оказывается, присвоение имени или прозвища, отражающего внешние признаки существа, это очень удачное и не часто встречающееся событие, а здесь на лицо новый, ни разу не использованный на планете, идентификатор.
  Я распрощался со своими новыми знакомыми. Крайст все еще прислушивался к своему новому телу, а Звезданутый продолжал наслаждаться новым толи именем, толи кличкой, но оба, точно, были заняты собой. Мне было пора возвращаться на Землю, о чем я им и сообщил. Место было подходящее, Мои способности здесь не экранировались, так что прямо отсюда я и намеревался отправиться домой. Осмотрев обоих, увлеченных собой существ я привлек их внимание и еще раз распрощался с ними. Сообщил, что место, подходящее для моего перехода, и я покидаю их. Если буду пролетать мимо, то обязательно заскочу сюда. Крайст, отвлекшись от своего созерцания, пояснил, что вскоре это место будет экранировано так же, как и все ходы крайстов, ведь это позволяет держать в секрете то, что находится под поверхностью планеты. Мы все тепло распрощались, и я растворился в пространстве.
  
  
  9.7. Возвращение со странностями.
  
  
  Раствориться-то я, растворился, но вот домой мне попасть не довелось. Во мне сработал какой-то новый механизм перемещения. Пришло понимание, что метрики планируемой точки выхода из-подпространства, нарушены, и я автоматически перенаправлен в ближайшую известную такую же точку. Ну, перенаправлен, так перенаправлен. Секундная заминка, и я оказался под направленным на меня ярким светом и командой, повернуться лицом к стене и положить на нее поднятые руки. Ноги пошире, я расставил сам, так как припомнил, как Михалыч тренировал своих подчиненных. Чем неудобнее поза подозреваемого в нарушении места перехода, тем лучше для группы охраны объекта. Мое перетаптывание было воспринято доброжелательно, и никто больше не орал. Я в стену произнес, что являюсь лицом доверенным и мой идентификатор внесен в базу, так что они могут проверить меня с помощью имеющегося здесь оборудования, а если нет, то тогда нужно вызывать начальство.
  - Мужики, да это же Макс. Хозяин дома, где я Наталью встретил. Точно вам говорю, я его хорошо разглядел. Мы с ним даже коньяк вместе пили. Классный, кстати, коньяк. Да и мужик классный, мне он очень понравился.
  - Ты че! Приказ не помнишь? В разговоры не вступать, действовать по инструкции. Вот по инструкции и действуй, а мы его на мушке будем держать, сколько потребуется. Мы же не идиоты, к нему близко подходить, а такого лопуха как ты, нам сам бог послал, и давай, раз сам вызвался, то и топай к нему поближе с прибором, а мы посмотрим, как он тебя сожрет.
  За спиной послышалась возня и в помещении гулко зазвучали шаги. Потом прозвучало, что точно, один из контейнеров светится, значит это наш человек и можно его отпускать. У меня в голове тоже сложилось два и два. Если они используют наши контейнеры с кусками ветки, то тогда, их начальник Михалыч.
  - Ладно, Николай, во-первых, привет! А во-вторых, давай зови Ивана Михайловича, все равно мне ему докладывать нужно, что я прибыл.
  В рядах бойцов прошел шепот, что, мол, имя знает, может действительно, свой? Традиционные пятнадцать минут мне пришлось подождать. Оказалось, что рабочий день уже начался, и Михалыч только-только поднялся в свой кабинет, и на звонки внутреннего номера ответить просто не успел, а вот посыльный подоспел как раз вовремя, когда дозвонились и по сотовому, и по внутреннему. Михалыч, чуть ли не бегом отправился вниз, в нашу, святая святых. Выслушав доклад старшего по группе, он откозырял в ответ и бросился ко мне. Контейнер с веткой точнее всех подтверждал то, что я, это я. Да я и сам об этом знал и даже, был в этом уверен на все сто. Мысленно поприветствовал Михалыча и сообщил, что со мной все в порядке. Михалыч мысленно мне отвечать не стал, а оторвал меня от стены и сжал в своих медвежьих объятиях. Бойцы расслабились, ауры настороженности начали тускнеть и стали преобразовываться в любопытство. Ну, сегодня Николай будет целый день в центре внимания. Как же, самолично знаком с таким кадром, которого сам Михалыч в объятиях тискает.
  Михалыч тем временем оторвал меня от себя и еще раз придирчиво осмотрел, как будто он может увидеть, что во мне изменилось, а изменилось многое, так что я уже не совсем тот Макс, которого он близко узнал в той далекой и неприветливой зангрийской пустыне. Я и сам не до конца понимал, что мне поведал крайст, и чем меня дополнительно наградил. Однако выяснилось, что я могу вытаскивать в два счета необходимую информацию из той, что мне вложили в голову обе Библиотеки и он сам, факт бесспорный, но то, что я ни черта не понимал в ней, был еще более неоспоримый факт. Я, скорее всего, представлял собой некий информационный транслятор. Передать то, что не понимаешь и получить то, что не просил, вот пока все мои успехи на этом поприще. Наличие бессмысленной информации в моей голове угнетало не хуже камеры-одиночки, в которой мне довелось побывать.
  Михалыч сообщил, что он отвезет сейчас меня к себе домой, и по дороге посвятит во все казусы, которые мне уготованы здесь. Мы поднялись с ним в его кабинет и долго пили чай. Вернее, я пил, а Михалыч отвечал на телефонные звонки. Мне было смешно, когда мой друг достал из тумбочки электрический чайник и подключил его в розетку. Пока он гудел, закипая, Михалыч вытащил миленькую вазочку с вареньем и пачку печения. Я молча, с недоумением, наблюдал за его действиями, но сам ничего не предпринимал. Было понятно, что здесь что-то не так. Вскоре выяснилось, что многое. Но пока, мы расположились за небольшим письменным столиком, и с удовольствием попивали чай. Михалыч раскололся, что варенье, из Авдотьевых запасов, а печенье он купил в ближайшем магазине. Думаю, что магу такого уровня, как Михалыч, сварганить такой ланч магически, было бы не просто, а очень просто, но он явно показывал мне, что проявлять магию в этом здании категорически запрещено. Мы с ним съели вместе не один пуд соли, правда, нафига ее жрать в таких количествах, но все же классическая поговорка настойчиво лезла в голову, перекрывая всплывающую информацию чего-то такого же типа, но из поговорок расы крайстов. Я дал команду своей голове успокоиться и с наслаждением отдался чаепитию с моим другом, который явно обладал какой-то, недоступной мне, информацией. Три чашечки чая, выпитые мной, показали, что чай, действительно, очень вкусный. Михалыч старался не глядеть в мою сторону, а исполнял роль гостеприимного хозяина кабинета. Мне хотелось ему напомнить, что я, вроде как являюсь его замом. Или являлся. Кто их тут разберет? Но слишком уж расслабленный вид Михалыча говорил мне, что не стоит открывать рот и произносить то, что известно только нам двоим, ну, может, троим. Внезапно Михалыч встрепенулся и поинтересовался у меня, видел ли я, как изменился наш полигон после капитального ремонта? Я честно признался, что давно не был на полигоне, да и на территории самого полигона был буквально в двух-трех зданиях, причем все они были или казармами, или домиками для офицеров.
  - Правильно, Макс. Но ты же мой заместитель, а значит должен внимательно осмотреть и ближайшие огневые точки. Вот, например, дот после ремонта выглядит теперь вполне прилично.
  Информация была явно с подтекстом, тем более, что я использовал этот дот как запасную точку выхода на Землю. Я изобразил унылый вид и вроде как скрепя сердцем согласился поехать на полигон, чтобы проинспектировать названный объект. Михалыч, делая вид, что доволен подложенной мне свиньей, принялся названивать в гараж, чтобы нам приготовили машину к выезду. Уже по тому, что он не вызвал свою персонально закрепленную машину, а брал транспорт из общего гаража, было понятно, что они здесь под плотным колпаком каких-то служб. Потянулись томительные минуты ожидания. Наконец телефонный аппарат издал дребезжащий звук и на том конце доложили, что машина к выезду готова. Мы поднялись с кресел, Михалыч набрал писчей бумаги и две ручки и направился на выход. Ох, что-то мне очень не нравится, как за нас плотно взялись толи наши недруги из этого, а может и из других миров, толи мы действительно находимся под плотным колпаком у всех сразу.
  
  
  9.8. Дома, как всегда бардак.
  
  УАЗик бодро катил по знакомой дороге. Мы с Михалычем практически не разговаривали. Он уселся вперед, начальство все же, а я устроился на заднем сидении и несколько раз просто проваливался в сон. Водитель был незнакомый и очень уж молчаливый. Было видно, что на дороге он не может расслабиться, а все время ждет каких-то пакостей. Бросалось в глаза, что опыта у него маловато, а может, просто, таким уродился? Меня он начал раздражать еще в городе. Подъезжая к перекрестку, он заранее не смотрел на улицу, пересекаемую нами, а останавливался и только тогда начинал крутить головой по сторонам, а там и машин-то никаких нет. Чтобы не видеть этого маразма, я закрывал глаза, но мое чутье все равно, лучше любых глаз говорило мне, что транспорта нет и можно было заранее осмотреть этот открытый перекресток и продолжать движение, не снижая и без того маленькую скорость. Михалыча, видимо, это все устраивало, так что я не стал дергаться, а время от времени погружался в здоровый драконий сон.
  Через полтора часа мы подкатили к КПП полигона и часовой, осмотрев, как положено, наше транспортное средство и всех сидящих в нем, дал разрешение на открытие ворот. Мы въехали на территорию, подведомственную моему командиру, и покатили к знакомому домику, рядом с двумя казармами, где мне довелось до этого побывать. УАЗик, мягко качнувшись на рессорах, остановился, и мы с Михалычем выбрались из него, восстанавливая кровообращение в застоявшихся конечностях. Что говорить, УАЗик, это не роскошный лимузин, где можно вытянуть ноги, здесь все подчинено экономии и целесообразности. Одно слово, военная машина. Наши с Михалычем, тела, быстро решили проблему перераспределения крови, все же Молния не зря столько занималась двумя такими балбесами, как она нам говорила. Водитель остался сидеть в машине, может у него там задница приклеилась, а возможно, он минут через пятнадцать осознает, что мы уже приехали. Как бы там ни было, а мы с Михалычем уже двигались по направлению к моему временному жилищу. Видимо Михалыч решил не выходить из образа проверяющей комиссии, а осмотреть все, как и положено. А что, совместим, так сказать, приятное с полезным.
  Нашим глазам открылись ярко побеленные бордюры дорожек. Ну да, это самое главное при таком серьезном ремонте военного объекта. Мы, для приличия, заглянули внутрь домиков для офицерского состава. Ну, что сказать, побелка и покраска прошли на ура. Думаю, что прапорщик, руководивший ремонтом, страдает дальтонизмом. А как по-другому объяснить такие невообразимые цвета, использовавшиеся при ремонте. Думаю, что если он не дальтоник, то просто слил все остатки краски в одну бочку и тщательно перемешал. К побелке претензий не было, как известно, известка только белого цвета.
  Осмотренный нами объект не представлял никакой стратегической ценности, за исключением того, что командованию было бы где прилечь и на чем поесть. Мы еще немного потоптались на пороге цвета детского поноса, прикрыли дверь такого же красивого цвета, как и порог, и отправились в ближайшую казарму. Да, эта крыша будет долго пугать врагов нашей родины своим цветом, видимым, думаю, даже из космоса. Казарма, судя по цвету крыши, была родной сестрой осмотренного нами объекта. Правильно, а зачем индивидуальность в армии? Все должно быть одинаково красиво. Вот оно и было. Человек, с художественным вкусом должен был бы застрелиться на третий день пребывания в такой казарме, о чем я и сказал Михалычу, но он меня успокоил. Солдаты редко здесь бывают, в основном разбросаны по отдельным точкам полигона, где и живут все это время. Казармы нужны для относительно крупных военных сборов или учений. Я не стал спорить, Михалычу виднее, да и прапорщику он еще клизму вставит, это по нему видно, а уж в ментальном плане, так даже читается на раз. Мы бегло, скрепя зубами, осмотрели обе казармы и направились к доту. Все шло по плану, наше перемещение по объекту не должно было вызвать никаких подозрений. Командный состав проверяет вверенный им объект на предмет качества проведенных ремонтно-восстановительных работ.
  К доту вела такая же яркая дорожка, как и к офицерским домикам и казармам. Извести не пожалели, а то что ее смоет ближайшими дождями, так на то и сезонные ремонтные работы.
  - Они бы еще траву покрасили - скрипел зубами Михалыч, а тем временем мы добрались до долговременной огневой точки. Здесь все было уже более культурно. Термин "по Уставу" здесь был очень даже уместен. Просто этот объект попадал под разряд боевых, и его расцветка была строго оговорена в Уставе. Во всяком случае, снаружи. Михалыч сорвал пломбу, и мы вошли внутрь. Вот поэтому я и не мог попасть сюда. Моя фантазия даже в самом страшном сне не могла представить себе такие краски внутри этого объекта. Видимо здесь использовали остатки остатков, потому что таких красок в природе не существует. Придется запоминать этот шедевр местного зодчества. Да, эта запасная точка выхода будет самой ненадежной в моем арсенале, но сейчас мне недоступна и та, что в моем доме. Интересно, что там натворили Наталья с Авдотьей, хотя я же их предупреждал, чтобы ничего не меняли в моей комнате. Михалыч, увидев мои ошарашенные глаза по поводу расцветки внутреннего убранства этого объекта, только развел руками. Кто же мог представить, что в замыслы высших существ вселенной вмешается микроскопический меркантильный разум обычного вора-прапорщика. Когда мы оказались внутри, то Михалыч молча разложил листы на две кучки и быстро принялся писать, сообщая мне, что нашим подразделением занялась какая-то специальная служба. Она, как и мы, не подчиняется никому, кроме персонального куратора с самого верха, но наши кураторы не пересекаются и это странно. Наши люди и он сам носят какие-то приборы, отслеживающие некоторые параметры организма носителя прибора. Михалыч боится, что они могут отследить и нашу ментальную связь. Запись голоса не ведется, это его люди в первую очередь проверили, так что наши ментальные перешептывания при встрече можно будет списать на эмоциональный всплеск при виде знакомого лица. Мой дом очень тщательно обыскали, деньги конфисковали. Наталья устроила истерику, ее еле успокоили. Обе женщины, после допроса, вынуждены были вернуться в село, к себе домой. Дом после обыска опечатали. Наталье и Авдотье запретили показываться в городе, так что ничего еще не закончилось. По мне никаких указаний не было, вот Михалыч и проявил инициативу в пределах своих и моих полномочий. Самое главное, это остаться наедине и выработать стратегию нашего поведения. Михалыч может бодаться на своем уровне, все же он полковник. Генерал ему не светит, в свое время он не закончил академию. Был плотно востребован как полевой агент и, практически, не имел возможности заниматься своими делами, а значит, и своим будущим. Хорошо, что у него такая семья, что жена, что дочь. Анна смогла сохранить такую теплую, семейную атмосферу внутри этой небольшой ячейки общества. Я застал эту семью в тот самый момент, когда на карьере главы семьи, его организация уже готова была поставить крест. Наличие моего портала и появившаяся о нем информация после того, как я вывел через него пассажиров того злосчастного рейса, когда нас забросило на неизвестную планету, подтянуло Михалыча к этому проекту. Посредничество Михалыча при выходе на международный картель торговцев оружием стали причиной того, что Михалыч получил новую должность и организовал контроль за порталом. Его семья вздохнула свободно, ведь Михалыч не может без этой работы, ей он отдал всю свою жизнь, отказался от заманчивых перспектив. Для меня же он оказался отличным, надежным другом и соратником в прямом и переносном смысле этого слова.
  
  
  9.9. Возвратить свои позиции.
  
  Я переключился на свою стопку бумаги и предложил Михалычу, что временно дистанцируюсь от портала и займусь возвратом нашей недвижимости. Я не зря сказал, что нашей, так как выкупал-то это здание сам Михалыч, но в этой сделке фигурировали и мои деньги, да и сейчас там жил я, ну, и моим домомучительницам нужно было вернуться в город. Отвыкли они от села, уж Наталья-то точно, да и учеба в институте предполагает, что жить нужно поближе к институту. Но о женщинах я буду думать немного позже, после того, как добьюсь того, чтобы с моего дома сняли арест. Он сейчас стоит опечатанный, но в нем, в любой момент могут появиться гости. Им, в отличие от меня, не нужно сосредотачиваться на каких-то неизменных атрибутах моего дома. Как они это делают, я так и не понял, богиня, в свое время, дала мне возможность свободно перемещаться в пространстве, но все же я не могу пока отказываться от неких реперных точек, которые позволяют мне четко определять точку выхода из-подпространства. Сейчас самое главное было спровоцировать того, кто заварил всю кашу с рейдерским захватом точки выхода зангрийского портала. Кто-то должен был отреагировать на проникновение меня в мой дом. Для себя я решил, что просто демонстративно сорву печати с входной двери, и с этого момента наши недруги должны будут себя проявить.
  Первая попытка захвата была грубой, да и мы успели отреагировать и погасить это дело практически в зародыше, а вот вторая волна была более подготовленной, что ли. Во всяком случае, присутствовали все элементы силового давления. Вооруженный захват, камеры-одиночки для командного состава, допрос, пусть и без пристрастия. Я, единственный из всех, контролировал ситуацию до последнего. Сейчас, если я сунусь к ним, то первый вопрос, который они мне зададут, как я выбрался из камеры сам и вытащил всех остальных? Задать-то они его зададут, а вот отвечать я им не обязан. Сама группа, которая давит на нас и пытается отжать мой портал, вызывает много вопросов. Судя по бойцам, которые меня сегодня встречали при выходе из портала, это те самые, что штурмовали мой дом и ранили тогда Мекса. Раз они под командованием Михалыча, то все разрешилось в нашу пользу, но почему тогда мой дом опечатан? Непонятно.
  Михалычу написал, что попытаюсь решить вопрос с нашим вторым домом, где я до этого жил, да и Авдотью с Натальей нужно будет опять вернуть из их села. Я написал, что с удовольствием сейчас и заехал бы за ними. Здесь и дорога к их с Михалычем поселку есть. Михалыч пожевал губами усы, а потом, соглашаясь, махнул рукой. Раз я вернулся, то все снова должно возвратиться на прежние позиции. Их с куратором, после моего исчезновения не дергали и даже, что уж совсем не вязалось с теми действиями, что против нас применяли, оставили всю группу захвата в полном нашем распоряжении. Видимо на самом верху понимают, что наш объект действительно, входит в категорию объектов повышенной секретности. Так чтобы не было утечки информации, бойцов и приписали к нам. Вот Михалыч теперь это все и расхлебывает. Куратор поехал ругаться. У него свои понятия об учиненном над нами непотребстве. Мы с Михалычем оба поняли, что наш письменный диалог пора заканчивать, и Михалыч, недолго думая, достал из кармана зажигалку. Он не курил, но прикурить у него всегда просили, вот и таскал с собой, даже в пространственный карман не стал укладывать, вот сейчас и пригодилась. Листы с нашим текстом и листами, которые были подложены снизу, вспыхнули, осветив внутреннее пространство своим красноватым светом, еще больше исказив цвет стен и потолка. Пепел я разогнал по помещению, мощно выдохнув воздух из легких. Миг и перед нами идеально чистая долговременная огневая точка. Пепел превратился в мельчайшую взвесь, которая осядет со временем как грязная пыль. Сбив оставшиеся листы в общую кучу, Михалыч взял их и направился на выход. Я, соблюдая дистанцию, двигался позади старшего по званию. Мы так, колонной, и дошли до нашего автомобиля. Места заняли, как и до этого, и машина тронулась к воротам полигона. Опять началась гонка по шоссе, в исполнении нашего шофера. Нас обгоняли, как стоячих, но зато, в нужном месте, Михалыч коротко бросил водителю, что нужно поворачивать и указал, куда. Тот, как послушный болванчик свернул с основной трассы, и в недоумении закрутил головой, пытаясь сориентироваться, куда это нас занесло. А нам и нужно-то было с одной радиальной дороги, перебраться на другую и забрать там моих барышень.
  Я чуть не прозевал нужное нам село. С этой стороны села я и был-то всего один раз, да и то особо не присматривался к местности, так что просто банально не узнал его. Однако Михалыч свое родное село признал сразу и вовремя заставил водителя остановиться. Теперь и я узнал нужный нам дом. Михалыч продолжал сидеть на своем месте, значит, он считает, что я сам должен решить этот вопрос. Вздохнув, я выбрался из машины и отправился к знакомой калитке. До двери домика я не дошел. Из дома вылетел вихрь и прыгнул на меня, обхватив руками и ногами.
  - Макс, как я рада, что ты вернулся! Да, нас не пускают в твой большой дом, но ты можешь пожить и здесь, мы с бабушкой тебя не прогоним. Ты самый лучший господин, какого только можно придумать. Ты всегда заботился о своих подчиненных. Нам с бабушкой очень нравилось на тебя работать, да и развлечения ты нам все время обеспечивал, то бога подгонишь, то голозадую лошадь, то короля с королевой.
  - А где это ты видела единорога в его настоящем обличии? И это... Наталья, ослабь немного свои объятия, а то задушишь меня ненароком, да и Николаю доложат, что ты обнималась с посторонним.
  - Макс, ты не посторонний, ты свой.
  - В доску?
  - Да! В доску свой! А единорог напомнил мне, что он был на смотринах у Ивана Михайловича, правда, сказал он мне это, когда принял человеческий облик. А в человеческом виде я его и сама узнала. Но тут мой ненаглядный, вместе со всем своим отрядом ворвался на территорию твоего дома. Единорог сначала хотел устроить им теплую встречу, но я его отговорила, так что, когда солдаты ворвались в дом, Единорога уже не было. На прощание он мне помахал хвостом, исчезая в пространстве, что не очень-то прилично делать образованной лошади с совершенно голым задом. Все-таки в человеческом виде он выглядит более прилично.
  - Ну, ладно, лягушки-путешественницы, домой-то поедите? Тьфу-ты, ко мне домой поедите, а то Михалыч на машине, так сразу нас и подбросит.
  Сборы моих домработниц заняли от силы пять минут, и то, больше с дверным замком возились. Мы дружно ввалились в армейский УАЗик, заставив водителя слегка напрячься. В его голове роились мысли - если сняли девок, то одна, явно, и уже давно, не девка. Похоже, что дальше этой мысли, его сознание продвинуться не смогло, и тяжело вздохнув, он обреченно завел двигатель. Еще около полутора часов традиционной гонки по дорогам, и мы подкатили к воротам моего дома. На дверях ворот и калитки красовались наклеенные бумажные полосы с печатями. В глазах водителя светился немой вопрос, будем ли мы срывать печати, но Михалыч, хлопнул того по плечу и приказал везти его в контору, и мы остались с барышнями одни, перед опечатанными воротами.
  
  
  9.10 Мы дома.
  
  
  Снаружи отметки о том, что дом опечатан, срывать не стал, а взяв моих домработниц за руки, перенес их во двор. Уж такую малость я себе позволить мог. Дальше мы двинулись к дому спокойно, пусть теперь это будет проблемой наших противников. Едва мы дошли до крыльца, как у Натальи начала звонить сотка. Та отвечала отрывисто, обещала перезвонить. Видимо ей было неудобно разговаривать при мне или Авдотьи. Я лишь поинтересовался, почему раньше телефон не звонил, а стал работать только здесь. Но оказалось, что в селе их дом располагался в какой-то мертвой зоне вот все ее подруги и друзья уже приспособились и звонили под вечер, когда Наталья выбиралась из дому в магазин. Вот и сейчас подошло контрольное время, так что ей теперь придется созваниваться со своими подружками, но теперь это будет сделать легче, ведь связь здесь есть постоянно. Я подумал, действительно, разумное объяснение, да и девчонка в город рвалась еще и из-за такой проблемы, как сотовая связь. Все-то думают, что соты шестиугольные, хотя сигнал распространяется концентрическими кругами, но вот у некоторых провайдеров они, видимо, квадратные, раз остаются дыры в зоне покрытия. Пока я обдумывал проблему сотовой связи их села, Наталья активно просматривала, кто ей звонил. Оказалось, что больше всех звонила Марина, это ее подруга, у которой я лечил мать. Елена, тогда, произвела на меня впечатление, так самоотверженно бороться за будущее своей дочери, стоя одной ногой в могиле, смогут не многие.
  Как только Авдотья открыла входные двери, как Наталья унеслась к себе, видимо созваниваться с подругами и друзьями. Мы с Авдотьей степенно прошли на кухню. Да... Обыск, обыском, но как можно было превратить в свинарник место приема пищи всей нашей разношерстной компании? Мне пришло в голову, что нужно было специально постараться, чтобы добиться такого результата. Видимо имелось желание насолить побольше. Кого же из младшего комсостава мы так обидели? На ум приходила только бригада Николая, которую мы, в прошлый раз, выключили из игры всю. Тем более странно, ведь они же должны были соображать, что я могу и отомстить.
  Авдотья кинулась за веником и совком, намереваясь начать уборку, но я ее остановил, во-первых, негоже заставлять старых людей работать в таком объеме, а во-вторых, я и сам был, пусть и слабым, но все же магом. Простейшую чистку я выполнил в три приема, Первое, это вспомнил, какое заклинание я должен применить, второе, мысленно прогнал все, как должно быть, ну, и третье, это сам процесс применения заклинания. Мое заклинание убрало основную пыль от муки, различных приправ и рассыпанные крупы, всю порванную бумагу, разбросанные полиэтиленовые пакеты. Меня даже охватила какая-то гордость за то, что я тоже, кое-что могу. Авдотья только руками развела и с уважением посмотрела на меня. Я же испытал самый настоящий стыд, ведь мне до уровня Михалыча и Татьяны, как пешком до Луны. В этот момент вбежала Наталья. Увидев, какой погром на кухне устроили те, кто нас обыскивал, она нахмурила брови и уперла руки в бока. Потом набрала один номер и рявкнула туда, чтобы все собрались к ней на уборку. Мы с Авдотьей молчали, боясь получить от разбушевавшейся Натальи по полной. С ее губ постоянно тихо слетала одна фраза, "Ну я ему припомню!". У меня мелькнула мысль прикрыть Николая, но потом, поразмыслив, решил не вмешиваться. Пусть боец получит причитающихся ему подзатыльников, а потом раздаст их сам тем, кто это натворил. Сейчас я своей уборкой добился только одного, что по кухне можно было ходить, не оставляя за собой следов, но все равно, вид на кухне был как после небольшого бомбового удара.
  Не прошло и тридцати минут, а к нам в домофон стали названивать подтянутые Натальей, подруги. Делать нечего и я дал добро на то, чтобы сорвали пломбы на калитке.
  Через час в доме кипела капитальная уборка. Я, чтобы не напрягать девчонок, ушел к себе. У меня в комнате все было перевернуто вверх дном, тумбочка сиротливо сверкала пустыми выдвижными ящиками и открытой дверцей большого отделения. Выгребли все. Вот поэтому я и не смог вернуться прямо сюда с песчаной планеты. В принципе, моих вещей в этом доме был минимум. Зубная щетка, да одежда, все остальное я всегда носил с собой в пространственном кармане. Сейчас я убедился, что это было правильное решение, не доверять мои сокровенные, магические вещицы никому. В доме гремели ведра, шумела вода, а я готовился к встрече гостей. То, что мне, как хозяину дома, не предоставили никаких документов о проведении обыска, когда я находился в одиночной камере, давало мне право самому разобраться с обидчиками, которые появятся буквально с минуты на минуту, ведь не зря же они установили здесь датчики движения и видеокамеры. Я пока не стал жечь электронное оборудование, вынуждая моих противников сделать первый ход. Единственную камеру, которая фиксировала коридор, где обычно появлялся единорог, я просто взял и положил в свой карман. С богом проще, уже несколько раз замечал, что, когда он появляется там, где ведется видеонаблюдение, на просматриваемых записях его нет. Как он это делает, не знаю, но результат говорит сам за себя. Едва я спустился по крыльцу на плиты двора, как через забор полезли гости. Как в кино, они взяли меня на мушку и дождались, когда вся группа перелезет через ограждение моей частной территории.
  - И что, у вас есть ордер для проникновения на мою частную территорию?
  Парни стушевались, все-таки кто и что я такое, они успели проверить на себе и своих товарищах. Та группа, которая ворвалась в прошлый раз ко мне, вся была нейтрализована и полностью перешла в наше подчинение. Единственное, что недавно знали о них остальные, это то, что все они остались живы. И вот теперь эта группа нарвалась на меня.
  - Тут такое дело, - нашелся один из них, видимо, руководитель группы. - Датчики в доме сработали, как и в прошлый раз. Мы и выдвинулись. Знаете, как в прошлый раз было? Лошадь прошла от одной из камер, мы только и увидели огромный лошадиный зад. Главное, все другие камеры эту лошадь не зафиксировали, только одна камера и смогла похвастаться такими кадрами. Лошадь, правда, подняла хвост, так что мы смогли увидеть только это... Следующая камера не смогла похвастаться ничем, то есть, абсолютно ничем. Так что мы сегодня выдвинулись ловить лошадь, но никак не вас.
  - Что же, аргументы, выдвинутые вами, вполне впечатлили меня. В моем доме, конечно, можно встретить привидение, но оно не должно фиксироваться на видеозаписи. Может вы пошутили надо мной и притащили сюда настоящую лошадь?
  У парня просто не хватало слов. От возмущения он глубоко вдыхал и пытался найти аргументы, чтобы убедить меня в правдивости его слов. Я-то знал, что это правда, но зачем им об этом знать? Тут меня посетила одна мысль.
  - Пойдем-ка со мной и посмотрим на еще одно из приведений в моем доме. Остальные подождут тебя здесь.
  
  
  9.11. Экскурсия по собственному дому.
  
  
  Мой собеседник сделал неуловимый знак своим людям и, закинув ствол за спину, показал мне всем своим видом, что готов следовать за мной хоть куда. Ну, нам так далеко не надо, я повернулся и направился внутрь дома, парень двинулся следом за мной. Я, пока шел, вызвал бога к себе. Мысль моя была классная, я представлял себе, как мы с бойцом проходим мимо камеры и идем к богу, тот расхаживает перед камерой, а когда видеоматериал просмотрят, то никакого третьего субъекта на видео видно не будет. Вот будет разговоров! Но, как выяснилось, бог любил импровизировать, а может, просто, ему скучно так жить?
  Мой мысленный запрос к богу прошел успешно, потому что я услышал его ответ мне. Вскоре прямо перед нами и, что самое интересное, в прямой видимости очередной камеры, материализовался, для меня бог, а для моего военного гостя, просто какой-то человек. Я все еще усмехался про себя, все-таки представлять лица людей, которые поднимают на смех моего нынешнего собеседника, хоть он и в маске, было интересно.
  Тем временем бог так и продолжал стоять невдалеке от нас. Я все еще размышлял, как мне вести себя, когда боец двинулся вперед и протянул руку к телу бога. Дальше я ощутил себя песчинкой в огромной нашей вселенной, хотя о размерах вселенной я имел информацию гораздо более обширную, чем наши ученые. У них теория, а у меня практика. Я, можно сказать, собственными ногами или драконьими крыльями, да и лапами, проверил самый край нашей вселенной. Тем временем тело бога под рукой нашего бойца поплыло рябью, как будто эта рука погрузилась в стоячую воду и от нее пошли круги. Боец испуганно отдернул руку, но процесс уже был запущен. Тело бога стало деформироваться, отдельные участки закручивались небольшими смерчами и изменяли то, что совсем недавно было богом. Но смерчи смещались не только внутрь тела бога, но и метнулись к лицу бойца. Тот попытался от них уклониться, но процесс был стихийным и распространялся так, как ему вздумается, вернее, как вздумается богу. Боец завизжал, не хуже какой-нибудь девчонки. В следующий момент он просто спрятался у меня за спиной. Зачем ему тогда нужен был ствол, висевший на плече? Такое впечатление, что он про него забыл. А бог, тем временем, растворялся в пространстве. Его становилось все меньше и меньше и, наконец, последние завихрения исчезли, смачно чавкнув в конце. Ну, бог! Не смог не использовать спецэффекты. Тем временем я всей своей спиной чувствовал, как колотит моего гостя. Он трясся как маленький напуганный щенок.
  Конечно, бог немного перегнул палку со своими эффектами. Все-таки он бесконечно далеко от простых людей. Он досконально знает все о людях и, в тоже время, совершенно не понимает людей.
  - Конечно, я далек от людей. Сам подумай, ведь я не человек, я бог. Ты в своей жизни видел много богов, и что, очень они похожи на людей? Я напомню тебе, как проходил твой суд, ведь твои логические доводы никак не трогали твоих судей?
  Да, в этом он прав. Логика некоторых существ явно отличается от человеческой, да и возможности их настолько огромны, что часть людских ограничений они просто отметают, как ненужные. Я же помню, как меня, прямо из-под стражи отпустили вывести наших людей с Зангрии. Просто напомнили, что я никуда в этой вселенной не денусь, меня всюду найдут.
  - Слушай, бог. - Обратился я мысленно к богу, не обращая внимания на трясущегося бойца. - А не может быть богом Гайер с Зангрии. Я вот сравниваю ваше поведение, возможности. Уж больно все похоже. Да и сама ваша миссия на этих двух планетах почти идентична, просто Гайер считает себя центральным элементом какой-то системы, управляющий стабильностью и безопасностью планеты.
  Бог надолго задумался, а потом выдал мне, что да, не исключено, похоже, Гайер и есть бог. Просто ему вспомнилось, что когда-то, очень давно, раса древних проводила эксперименты, одним из направлений которых были воздействия на божественные сущности. Бог предположил, что из тела местного бога было извлечено сознание и помещено в какую-то локальную систему, а тело или уничтожено, или где-то спрятано в состоянии стазиса. Для этого мог подойти пространственный карман, такой как у меня, но вот найти такое тело, практически невозможно.
  Мысль оказалась очень интересная, я ее с удовольствием обмозговал бы, но в самый неподходящий момент за моей спиной проявил активность, прячущийся там боец. Он активно начал трясти меня и явно тянул мое тело из этого дома на свежий воздух. Вздохнув, я кивнул богу, что понял его намеки, и повел бойца на выход. Интересно, что усмотрит руководство бойца на видеоматериале? Все равно, наши движения, мимика, явно будут отличаться от той, что должна быть в этой ситуации, значит, мы действительно что-то видели. Думаю, припишут каким-нибудь галлюцинациям, ведь я тоже, мысленно обращаясь к богу, все равно выдавал себя мимикой и жестами.
  Боец пятился к выходу вовремя вспомнив, что у него в руках оружие, хотя, оно ходило ходуном. Тут я вспомнил, что в доме девушки, как бы он не выстрелил в кого-нибудь из них, все же его психика только что претерпела серьезное потрясение. Я двигался за ним, пытаясь хотя бы частично контролировать человека, вооруженного автоматическим огнестрельным оружием. Парня буквально колотило, все-таки бог перестарался со спецэффектами.
  Вывел парня во двор и посоветовал собирать его бойцов, которые рассредоточились по всей территории моего двора и двигать к себе в казарму. Я, законный хозяин дома, никакого уведомления мне не вручали, так что в следующий раз милости просим с ордером. Насколько я знаю, тот обыск ничего не дал, так что порекомендовал бы хоть частично придерживаться закона. В этот момент наверху раскрылось окно, и Наталья громко крикнула мне, что у них... Дальше ей не дала договорить автоматная очередь, вынесшая все окно на уровне груди Наталья. Мой дракон такого вынести просто не мог. Чешуйчатой рукой я схватил командира бойцов за грудки, проколов насквозь бронежилет, и отбросил его к воротам. Следующее мое перемещение произошло помимо моей воли. Миг, и я различаю спину бойца, моя левая рука нажала на кнопку брелока, чтобы открыть ворота, зато правая схватила бронежилет на спине этого бойца. Еще несколько мгновений и он летит к своему командиру. Через тридцать секунд двор был очищен, а ворота за их спинами закрывались, так как мне не нужны были здесь такие идиоты. В следующее мгновение я дал команду Мексу, чтобы он выбрасывал всех из моего двора на улицу, если еще раз сунуться сюда, а сам рванул на второй этаж к Наталье. В это время наверху раздался многоголосый женский визг. Видимо до них только что дошло, что их пытались убить. Во дворе начали строчить автоматы, но за Мекса я был спокоен, обжегшись на молоке, дуют на воду, так что малыш не пропадет. Уже добравшись до второго этажа, я различил, что очереди стихли, а слышны только маты и крики "уходим!".
  Правильно, Мекс ведь может и включиться в эту игру по-настоящему. Жаль ему еще нельзя за Грань, а то эту группу списали бы по состоянию психического здоровья. Побежал по коридорчику, навскидку определяя, в какой комнате находились девчонки. Но их многоголосый вой подсказал мне правильное направление, так что я влетел в нужную комнату, не задумываясь. Да, жуткое зрелище! Больше всех пострадала Наталья, ее лицо перестало существовать. Пули, летящие снизу-вверх, разбили оконное стекло на мелкие осколки и, буквально нашпиговали всю кожу и выбили глаза. Остальным девчонкам тоже досталось, но не так сильно, несколько порезов и воткнувшихся осколков в руки и ноги. Пока я оглядывал картину разгрома, в комнату влетела Авдотья. Вот тут и началось! Все заголосили с новой силой, не вопила только Наталья, она издавала какие-то булькающие звуки и только вздрагивала всем телом.
  - Все вон! Авдотья, девчонок перевяжи, а я с Натальей в мою комнату. Никого ко мне не впускать, сама не входи, пока не позову. В этот момент, в комнату ворвался Мекс. Он как-то засуетился. Движения его стали какими-то мелковатыми, хвост повис. Он кинулся к девчонкам и стал зализывать их раны, выплевывая на ходу осколки стекла. Последней было облизано лицо Натальи. Горстка осколков росла на полу, у ее ног. Трясущиеся руки Натальи нащупали мохнатую башку, и попытались погладить, но у нее никак не выходило вести ладонью по шерсти. Ладонь все время подскакивала и начинала искать голову Мекса снова и снова.
  Я, уже не так громко скомандовал. - Все вон. Авдотья, тащи их на кухню, там хороший свет. - А сам подхватил Наталью на руки и понес в свою комнату.
  - Да, Наталья, не хотел я для тебя такой судьбы, да видишь, как оно вышло. Маму Марины помнишь? Тетю Лену? Вот и тебя сейчас так лечить будем. Зато ты теперь с Мексом на всю жизнь подружилась, он тебя теперь никому в обиду не даст. Умеет он чувствовать проблемы того, чью кровь он попробовал, так что будет чувствовать тебя на расстоянии. Можешь даже на Луну улететь и то, он там все про тебя знать будет, в смысле про проблемы твои. Так что держись!
  
  
  9.12. Неожиданные неудачи.
  
  Затащив Наталью в свою комнату, уложил ее на свою кровать и приготовил палец, отрастив на нем коготь. Процедуру лечения людей своей кровью я отработал на все сто, вскрыть себе вену своим когтем, дело буквально трех секунд. Поэтому, когда кровь всосалась, и шрамы на лице девушки исчезли, то вид того, что глаз как не было, так и нет, оказался для меня шоком. Я стал суетиться, никак не мог сосредоточиться. Оказывается, я не привык к поражениям. Вернее, обычные проигрыши у меня были, но вот то, что досталось мне от дракона, работало всегда. Логика тут же подсказала, раз не работает, значит надо увеличить дозу. Кровь лилась рекой, пока я не рухнул рядом с Натальей обессиленный. Привели меня в чувство Авдотья и Мекс. Оказалось, что после слюны Мекса у девчонок раны зажили прямо на глазах, и старушка рванула ко мне под дверь. Она долго прислушивалась, что происходит в комнате, слышала мои бормотания, а потом стук упавшего тела. Вот тогда она и рванула в дверь. Мекс появился рядом со мной и Авдотьей буквально через пять секунд. Видимо потратил время на анализ моего состояния через Грань и только потом рванул через подпространство ко мне.
  Теперь я лежал на кровати, а Наталья сидела рядом, держа меня за руку. Ее дрожащий голос звучал как через подушку.
  - Макс, что с моими глазами? Я больше никогда не буду видеть?
  В это время Мекс подкачивал мне энергию и восстанавливал меня, как мог.
  - Наталья, я не знаю, что происходит. Я раньше лечил смертельно раненых людей, и они возвращались к жизни, но я никогда не восстанавливал утраченные органы. Оторванные руки, приживлялись, кожа восстанавливалась. Кстати, лицо у тебя сейчас без шрамов, так что в минусе только глаза. Похоже, нам с тобой придется обратиться к моим учителям, может они что-то посоветуют. Если они ничего не смогут, то даже не знаю, кто еще сможет помочь. О претендентах на твое лечение мы поговорим чуть позже и наедине.
  Пока шел наш диалог, Авдотья неистово крестилась и шептала слова молитвы, обращаясь к богу.
  - Авдотья, ты меня не отвлекай. Боги не могут вырастить то, чего нет. Плохое зрение восстановить могут, а вот вырастить новые глаза, нет. Боги, они немного для другого, вот Макс знает.
  Да, я знал. Сколько с богами не сталкивался, всегда получал неожиданные результаты, иногда, совершенно противоположенные ожидаемым. Однако, сейчас меня волновало другое, моя кровь оказалась совершенно бесполезной, да и заживление ран на лице Натальи, можно было отнести к заслугам Мекса, который и другим девушкам помог с ранами на их телах. Вроде драконья лапа у меня появлялась, да и незначительные перемещения через подпространство я выполнить могу.
  Внезапно меня прошиб холодный пот, как я смогу попасть на Зангрию? Но логика тут же подсказала мне, что я уже был в подобной ситуации и смог переместиться через локальный портал, только на уровне моря. Если у меня не получится, то это умение я передал Михалычу, так что он сможет переместить нас с Натальей к драконам. Уж Молния-то должна что-нибудь придумать, как можно восстановить глаза Наталье. Мое мнение, что нужно искать у тех, кто застал основателей Библиотек и создателей драконов, фехото или мейксов.
  В это время раздались крики в коридоре, и в комнату ворвался Михалыч. Ну, понятно! Стреляли... Он сразу взял быка за рога. Осмотрел Наталью, вертя ее как куклу. Все целое, никаких ран, только вместо глаз, две дыры. Наталья не сопротивлялась, она, похоже, никак не могла свыкнуться с тем, что ее теперь навсегда окружит темнота. Все ее реакции запаздывали, а самое главное, она не сказала еще ни слова упрека, только какие-то виноватые бормотания о том, что она теперь является балластом для меня и Авдотьи.
  Авдотья опять разрыдалась в голос, это меня сильно нервировало и не давало сосредоточиться на главных вопросах, какую стратегию лечения выбрать и к кому обратиться за помощью? В голове крутились и другие вопросы, ведь Наталья теперь, пока мы ей не восстановим зрение, не сможет учиться, а это значит, что нужно брать академический отпуск. Провернуть это нужно было, не показывая Наталью в институте. Девчонки, конечно, видели, что осколками стекла Наталье повредило глаза, но они не видели, что стало с ее глазами, так как были, в тот момент, отвлечены своими ранами. Если мы закроем глаза Натальи темными очками, то сможем, какое-то время, скрывать отсутствие глаз Натальи. Самое главное, получить заключение врачей о состоянии ее травмы. В этом вопросе нам сможет помочь Михалыч, все-таки и от их ведомственного госпиталя может быть какая-то польза. Попросил Авдотью перестать голосить, а то мне трудно сосредоточиться на организации какой-то помощи ее внучке. Попросил Михалыча принести из дома какие-нибудь темные очки, чтобы скрыть пустые глазницы девушки. Авдотья, услышав концовку моей фразы, опять принялась причитать, так что ее пришлось отправить на кухню за перекисью водорода, чтобы обработать раны. Ран уже видно не было, но нужно же было как-то отвлечь старушку.
  Авдотья исчезла за дверью, а буквально через пару минут на пороге нарисовался запыхавшийся Михалыч. Да, очки, конечно, он принес, но через них все равно было видно, что глаз у Натальи нет, но ничего, на первое время пойдет, а потом прикуплю ей какие-нибудь сильно затемненные очки. Внезапно раздался голос Натальи, укоряющий Михалыча, что он сильно натоптал в комнате. Михалыч повернулся ко мне всем телом, пытаясь что-то сказать, но я успокаивающе махнул рукой, что-то такое я и ожидал, ведь не зря же я извел на Наталью столько крови. Мы же с Михалычем неплохо видели в полнейшей темноте, благодаря драконьему зрению и чутью. Зрение, думаю, работает независимо от наличия глаз, здесь, скорее, симбиоз зрения и чутья, информация от которого обрабатывается где-то в мозге и предоставляются носителю драконьей крови, как дополнительная агрегированная информация об окружающей среде.
  - Ну, вот видишь, Наталья, ты и без глаз можешь теперь видеть, но глаза тебе, все равно нужно будет восстанавливать. Навскидку, могу назвать как минимум троих, кто способен попробовать исправить нашу проблему. Помнишь нашу Молнию? Мы к ней Маринину маму на диагностику водили, вот и тебе попросим помочь. Если не поможет, то к нам приходил еще один твой знакомый, с красивым лошадиным задом. Так вот, он очень близок к божественным сущностям, с которыми я еще не встречался, кроме одной богини, которой я, если говорить правду, то даже руки бы не подал. И, наконец, мои дорогие Библиотеки. Думаю, что кто-то из них сможет помочь нам.
  Тут на пороге появилась Авдотья с пузырьком перекиси водорода и большим комом ваты. Наталья обрадованно воскликнула, что уже никаких лекарств не нужно, а вот накормить всех было бы неплохо, ведь девчонки работали после занятий и естественно, сильно проголодались, а я только что появился после командировки, так что меня тоже нужно накормить вместе с Иваном Михайловичем, просто за компанию. Сейчас быстренько уберем осколки стекла в той комнате и можно за стол.
  Тут уж Михалыч проявил свое искусство, он сделал неуловимое движение руками и сообщил нам, что стекла убирать не нужно, все уже убрано, а рама со стеклом восстановлена. Дыры от пуль он уберет потом, сейчас просто на это жалко тратить силы, так как они могут понадобиться и для оставшихся одними, девчонок. Вдруг что-то не так с одеждой? Наталья вызвалась сходить к девчонкам и позвать их кушать, а Авдотье следовало бы пойти на кухню, куда сейчас заявится вся рабочая бригада вместе со мной и Михалычем.
  
  
  9.13. Ужин со слезами.
  
  
  Наталья выпорхнула из комнаты за девчонками. Как только она стала хоть немного ориентироваться в пространстве, так ее движения обрели четкость и законченность. Сейчас никто не мог бы сказать, что это девочка без глаз. Михалыч подхватил Авдотью под руку и повел на кухню, а я пристроился за ними следом. Натальи в коридоре уже не было, видать пронеслась по коридору, как фурия. Мне было сложно говорить о том, как она "видит" пространство. Но то, что она может позволить себе бежать, ориентируясь только на свое драконье чутье, говорит о многом.
  Мы спустились на первый этаж и, подходя к кухне, столкнулись с группой девчушек, те плотной толпой окружили Наталью, все же она была у них командиршей, их лидером. Я неожиданно вспомнил с какими интонациями она разговаривала со своими подругами по телефону, когда нужно было помочь по дому здесь, или помочь Марине в ее беде.
  Темные очки смотрелись на Натальи по-дурацки, в вечерних сумерках, но пока никто ничего не замечал. Мы, шумной толпой ввалились на наше сакральное место - нашу кухню. Сколько здесь всего произошло, сколько всего было сказано. Сейчас нужно было организовать небольшой ужин в тесном кругу. Со всеми девчонками я был знаком, а Михалыч может и видел их несколько раз, но вот за одним столом с ними не сидел. Теперь мы дружно уселись за стол, а Авдотья принялась суетиться вокруг стола. Мы с Михалычем поймали ее и усадили вместе с нами за стол, затем синхронно начали доставать из пространственных карманов то, что можно было поставить на стол. У Михалыча запас еды был небольшой, но вот, что у него не отнять, так это количества рюмочек. Стресс мы сегодня все пережили нешуточный, поэтому я выставил на стол свою инкрустированную фляжку, да и со стороны Михалыча была выставлена такая же. У девчонок глаза сверкали, как и те камни, что были инкрустированы в стенки наших фляжек. По спокойным лицам девчонок читалось, что они считали эти камни бижутерией, но глаза их сверкали, все же фляжки были красивые, и только мы с Михалычем, да еще наш мафиози, знали их истинную цену. Михалыч принялся разливать бренди по рюмочкам, а я продолжал выставлять яства. Этот стол я действительно задумал, как королевский. Все-таки сегодня ситуация была нештатной, да и последствия ужасные. У меня даже мелькнула мысль, больше не пользоваться моим порталом. Серебряные рюмочки были простенькими, но напиток в них тек из великолепных фляжек, поэтому интрига нарастала, и когда последняя рюмочка была заполнена, то девчонки с визгом потянулись через стол, чтобы разобрать рюмочки. Тут и случилось то, чего никто не ожидал, Наталья потянулась за своей рюмочкой, и кто-то из девчат случайно толкнул ее локтем. Миг, и темные очки слетели с лица Натальи, все же размер очков был слегка великоват, ведь они были, скорее всего, самого Михалыча. Сначала над столом повисла гнетущая тишина, а потом раздался визг. Остальные девчонки не могли видеть, что там не так, на лице у Натальи, а вот Марина разглядела все очень хорошо, так как сидела прямо, напротив. Рука Натальи уверенно нашла очки на столе и моментально водрузила их обратно. Она хоть и не видела себя в зеркале, просто потому, что без глаз это сделать было невозможно, но все же она представляла, как выглядит ее лицо.
  - Марина, что ты так орешь? Ты так не орала даже тогда, когда твоя мама прижимала меня к своей груди в ее кровати.
  В глазах девчонок загорелись дьявольские огоньки. Интрига! Что же там такого происходило у Макса и Елены? О непонятном инциденте с очками и ором Марины было тут же забыто. Я из-под стола показал Марине кулак. Не хватало еще рассказать всем о том, что она увидела. Лицо у Марины было напуганным, но никто не обратил на нее внимания, оставшиеся две девчонки, смотрели друг на друга, а их внутренние чертенята додумывали за них тот сценарий, который я им подкинул. Нужно было поставить финальную точку в нашем ужине, и я вытащил нам всем по палочке шашлыка, такого горячего, что металл обжигал пальцы. Все стали передавать шашлык друг другу недоумевая, откуда я его взял таким горячим. Явно, заранее подготовил всем такой сюрприз.
  Конечно, шашлык можно было бы и не подавать, но он оказался самым лучшим средством отвлечь всех от ситуации, когда тайна Натальи чуть не была раскрыта. С Мариной нужно будет серьезно поговорить, все же вскоре и с ее матерью начнет твориться драконья чертовщина. Народ, обжигаясь, ел очень вкусный шашлык, уж я постарался вспомнить самый вкусный шашлык из своей жизни. Бренди был крепкий, но вкус его был приятный, так что, нам пришлось налить всем еще по одной. Девчонок развезло, но в отличие от остальных, Наталья была трезва. Моя кровь в ней уже начала работать вовсю.
  Мы с Михалычем решили развести девчонок по домам, разделив их между собой. Ко мне в машину должна была попасть Марина, так как я с ней намеревался серьезно поговорить. Как я рассчитал, так и получилось. Спланировав маршрут так, чтобы завезти Марину последней, я притормозил немного, не доехав до их дома. Заглушив двигатель, повернулся к моей пассажирке.
  - Марина, я хотел бы с тобой серьезно поговорить о том, что произошло. Ты же понимаешь, что очки на Наталью мы одели не просто так? Мы надеемся все-таки, в последствии, восстановить ей зрение.
  - Макс, что ты такое говоришь? Ты видел ее глаза, а вернее те дыры, что там остались? Как можно лечить то, чего нет? Это просто невозможно.
  - Ты, наверное, забыла, что твоя мама, совсем недавно была почти в такой же ситуации, а сейчас она жива и может ухаживать за собой и помогать тебе? Кстати, как она себя чувствует?
  Марина начала описывать мне состояние своей матери, а я все ждал, когда она скажет мне, что тайна Натальи не будет раскрыта никому. Наконец она, видимо, поняла, что о состоянии ее матери я спросил просто из чувства вежливости, а вот проблема с Натальей для меня сейчас первостепенна. Она придвинулась поближе к сидению, разделяющему нас, и пообещала, что никому и никогда не расскажет о том, что увидела на лице Натальи.
  Я вздохнул с облегчением, все же мне не хотелось бы потом рассказывать всем и каждому, как мы сумели восстановить выбитые глазные яблоки, если у нас это получится. Заведя двигатель, я тронулся с места, и через пару минут подъехал к их дому, вот тут на меня и обрушилось чувство вырвавшейся из-под контроля, драконьей крови.
  
  
  9.14. Новый дракон.
  
  
  - Марина, ты пока посиди в машине, а я быстренько схожу к твоей маме. У нее сейчас начался, если так можно выразиться, приступ. Ей очень плохо и она, на данный момент, себя почти не контролирует. Она может очень серьезно ранить и тебя и меня.
  - Нет, я здесь не останусь! Это же моя мама!
  - Марина, она сейчас не только не в себе, но и выглядит несколько непривычно. Я боюсь, что ты станешь относиться к ней иначе, не то что насторожено, а может даже, совсем отвернешься от нее. Реакция твоя на нее теперешнюю, может быть весьма серьезной. Ты же помнишь, что когда мне пришлось ее срочно лечить своей кровью, то тогда я предупреждал, что мое лечение может нести и отрицательные моменты. Так что мой совет тебе, лучше не ходи со мной. Когда все закончится, я сам позову тебя.
  - Нет! Это моя мама и я приму ее такой, какая бы она не была.
  - Ох, Марина, Марина. Ты не ведаешь, что творишь. Хорошо, будем надеяться, что все обойдется. Только прошу об одном, держись за моей спиной и не высовывайся, пока я не скажу. Ладно, давай ключи от квартиры и пошли.
  Мы выбрались из машины и направились в подъезд дома, где находилась квартира Марины и ее матери. Надо отдать должное Марине, она шла, как я и просил, позади меня. Приятно, что к моим словам она отнеслась с пониманием, может все и обойдется.
  Не обошлось. Елена преображалась в дракона так, как будто он из нее пробивал свой путь наверх прямо через ее тело. В расширенных от боли глазах разума не было совсем. Сейчас это был зверь, готовый на все. Я попытался воздействовать на нее ментально, как когда-то на Людвига, но, видимо, последствия моей командировки все еще сказывались на мне. Нет, я чувствовал, что какое-то воздействие идет, но оно было слабым и, каким-то вялым. Мои мысли заметались в поисках выхода, ведь сейчас здесь был не только я, но и Марина, которая о таких способностях матери даже не подозревала. Нужно было что-то решать, и срочно. Решение пришло само, нужно немного ускориться, чтобы оторваться от Марины и, когда ее мать нападет на меня, то страх все остальное доделает за девушку и она сбежит. Миг, и я разорвал дистанцию между девушкой и мной, но зато я очень сильно приблизился к зверю. Звериные инстинкты в новом драконе сработали сами, независимо от потухшего сознания. То, что когда-то было слабой, беззащитной женщиной, бросилось на меня и, обхватив когтистыми лапами, пыталось повалить на пол. Челюсти слегка удлинились, правда, еще не на столько, чтобы в ней угадывался дракон, но клыки и резцы стали драконьими, хотя и небольшими. Когти пробили мою одежду вместе с летным комбинезоном, все же дракон, доминирующая особь на планете Зангрия, так что шкура глархов не представляет для них серьезного препятствия. Моя кровь веером брызнула из меня на все, что было за моей спиной, а затем густым потоком потекла внутрь моего комбинезона. Мое сознание отстраненно фиксировало все это, а его большая часть целенаправленно воздействовало на мозг Елены. Он тоже оказался буквально в нескольких сантиметрах от меня, так как челюсти вцепились мне в плечо и рвали мою плоть. Оказалось, что наш физический контакт как нельзя лучше подошел для моего вмешательства в ее драконью сущность. Минуты две я ощущал сопротивление злобного разума, а затем началась стабилизация крови. Когти на руках женщины стали уменьшаться и вот, наконец, в моих руках обвисло обыкновенное голое человеческое тело.
  - Марина, - прохрипел я, - готовь что-нибудь, куда можно уложить твою маму, все самое страшное уже позади.
  Выдавив из себя эту фразу, я обвел взглядом комнату. Да. Ну, что сказать, жить сейчас здесь невозможно. Вся мебель превратилась в труху, из одежды ничего целого не было. Видимо приступ начался давно, но я его ощутить не смог, все же моя командировка отрицательно сказалась на моих способностях, а необходимость в них была нешуточная. Мои ноздри уловили запах газа, так что я, прямо с телом Елены на руках прошел на то, что когда-то называлось кухней, и перекрыл вентиль на газовой трубе. На всякий случай проверил все помещения в их квартире. Самым целым оказался туалет. В нем было разбито только зеркало, видимо оттуда и началось безумие нового дракона, когда он увидел себя в зеркале. Я вернулся в комнату, Марина, забрызганная моей кровью, так и стояла в дверном проеме. По щекам текли слезы, смывая то, что не должно было бы попасть на нее, но вот судьба распорядилась по-своему. На одной из щек красовался нехилый шрам от когтя дракона, но ведь такого просто не могло быть, ведь я заблокировал Елену своим телом? Не могла же ее рука превратиться в настоящую драконью лапу? У всех моих реципиентов были побочные проявления драконьей сущности, но, в основном, это проявлялось в виде чешуи и когтей. Да. Либо моя кровь изменилась, либо изменилась вся моя драконья сущность. Мысль о командировке опять настойчиво стучалась в разум, но нужно было что-то решать с возникшей ситуацией. Придется забирать их с собой. Внутренности квартиры представляют кучу хлама, так что если что-то и осталось ценного, то пусть Марина поищет, и поедем ко мне домой.
  Такое задание слегка вывело девушку из ступора, и она обреченно пошла, обследовать дом. Для Елены смогли найти одно более или менее целое полотенце и все, больше ничего, что представляло бы интерес, не обнаружилось. Им мы прикрыли голое тело, и я отдал девушке ключи от входной двери. Если честно, то дверь можно было и не закрывать, все равно ничего целого, а тем более ценного, не осталось. Мы направились на выход. С меня все еще капала кровь, и раны не затягивались. Регенерация шла, но очень медленно, такое впечатление, что организм не знает, что ему с собой делать. Пока добрались до машины, то кровь, сочащаяся из меня, постепенно остановилась. Да. Обивку салона придется менять, но это меньшая из проблем, которые свалились на меня в последнее время. Марина семенила за мной, все еще стараясь находиться позади меня, и все время всхлипывала. Я уложил Елену на заднее сидение машины, а Марину заставил сесть на переднее. Та все время опасливо поворачивала голову, приглядываясь к тому монстру, которого мы везли.
  - Марина, я же не зря останавливал тебя, так как это не первый мой клиент с такими последствиями, теперь еще и ты, но у тебя все должно пройти спокойно, да и я буду рядом. Это последствия лечения моей кровью. Вы с мамой меня слушали в пол-уха, когда я рассказывал о последствиях моего лечения, теперь ты можешь наблюдать все это на своем, так сказать, примере. Очень хорошо, что я успел вернуться из своей командировки, хуже было бы, если бы этот процесс протекал без меня.
  До дома доехали быстро, все же ночью ездить гораздо легче, чем днем, просто потому, что транспорта становиться меньше. Марина слегка успокоилась и уже не смотрела на свою мать как на монстра. Теперь ее занимало то, что полотенце было крохотным, и в ее хорошенькой головке решалась дилемма, что на теле матери попытаться прикрыть? В ее организме началась перестройка под мою кровь и ее мысли буквально лезли мне в голову, уж слишком "громко" она думала.
  Загнав машину во двор, я направился к задней двери машины, где суетилась Марина. Она что-то пыталась мне сказать, но я ее оттеснил плечом и, вытащив ее мать из машины, понес ее в дом, полотенце, больше чем наполовину, свисало вниз, прижатое нашими телами.
  
  
  9.15. Я, стихийное бедствие.
  
  На крыльце нас уже встречали, и глаза у обоих моих домомучительниц были та-а-а-кие выразительные. Вернее, глаза Авдотьи, а вот от Натальи я ощущал нешуточное удивление. Еще бы, в глазах Авдотьи я был чуть ли не верхом целомудрия, а тут раз, и вернулся домой с голой женщиной на руках. Легкие признаки понимания стали проявляться в глазах тогда, когда они разглядели за моей спиной Марину. Я им еще на подходе бросил, чтобы готовили гостевую комнату для Марины и ее матери. Правда, в такую идиллию вмешался Мекс, который повалил Марину на землю и облизал ее лицо. Для девчонки это потрясение оказалось последней каплей, и она разревелась в голос. Мекс сообщил мне, что моя кровь в Марине есть, а регенерация так и не началась. А ведь и правда, шрам так и не затянулся, все же что-то с моей кровью пока не то, нужно срочно встречаться с Молнией, уж она-то скажет, что не так со мной. Да и Елену ей нужно показать, ведь реакция на мою кровь стала отличаться от той, к которой я привык. У Марины, думаю, все пройдет нормально, ведь я совсем недавно лечил Наталью и такой реакции не наблюдалось. Да, точно, Елену я лечил после моего первого возвращения с Валейзии, и тогда все протекало очень напряженно. Ведь после того, как я поделился кровью, то не мог пошевелить ни рукой, ни ногой, так что мое высказывание о том, что Елена прижимала меня к своей груди в ее кровати, очень точно отражало те события. Тем временем Марина, всхлипывая, поднялась с земли. Конечно, ведь никто не ожидал такого со стороны Мекса, а ведь он тоже зверь и неизвестно, что может прийти ему в голову. Мекс не стал обижаться на мои мысли, а только просемафорил, что он не такой кровожадный, как его ближайшие родственники с Валейзии. Да. Тем убить человека не составляет никаких, ни моральных проблем, ни физических трудностей. От них не скроешься нигде.
  Меня немного настораживало, что фехото смогли проникнуть и на Землю, правда, это была разовая операция, потребовавшая, однако, огромное количество энергии самих фехото, но факт, остается фактом. Тем временем я тащил свою ношу к гостевой комнате, только бы она не оказалась занятой, ведь мои незваные гости весьма своеобразны и никогда не предупреждают о своем посещении. Но, слава Гайеру, все обошлось, и я сгрузил Елену на кровать и предоставил всем женщинам в этом доме, ухаживать за ней. А что, самое страшное уже позади, но к Молнии на консультацию сходить все равно придется.
  Марина отправилась спать в комнату Натальи. Она все еще боится остаться с матерью наедине. Она еще не осознает, что сама уже стала превращаться в дракона. С ней все, действительно, должно пройти спокойно, а вот, как отреагирует организм Натальи на огромное количество моей крови, тот еще вопрос? Здесь может быть такая же реакция, как и у Елены. Сейчас я не могу с уверенностью сказать, как будет работать моя кровь. Тут еще и крайст вмешался, и внес свои пять копеек в мою драконью аномалию.
  Минут через пятнадцать я почувствовал, что Елена пришла в себя и ее охватывает непонимание и смятение. Она не может определиться, где она находится, так что пойду и успокою ее, а заодно предупрежу о том, что Марина не только в курсе, что за зверь ее мама, но и сама вскоре станет таким зверем. Идти с кухни было недалеко, так что через две минуты я был перед дверью в гостевую комнату. Постучав для приличия, я толкнул дверь и вошел в комнату. Елена сидела на кровати и испугано оглядывала комнату. Комната была гостевая, так что здесь можно было встретиться и с некоторыми персонажами, чуждыми нашей Земле. Правда, единорог предпочитал появляться в коридоре и в своем зверином облике. Ему так, действительно, было легче перемещаться. А бог, обычно, появлялся рядом со мной, в ответ на мои мысли о нем или, когда я его настойчиво звал.
  В голове Елены вертелась версия с похищением. Видимо она все еще питала иллюзию, что с их семьи можно что-то получить. Хотя нет, вот и разумные мысли, что они женщины и сексуальное рабство до конца их дней им обеспечено, настойчиво стали стучаться в сознание Елены. Приятно, конечно, что я у нее приобрел такой статус. Драконом-оборотнем я уже был, а вот сутенером, еще не доводилось. Сосредоточив на мне внимание, она явно начала сомневаться в своих предположениях.
  - Приветствую Вас Елена у меня в гостях. Вы так настойчиво рвались сюда, что разнесли все в своей квартире. Вот и Марину пришлось забрать вместе с Вами.
  - Что, продашь нас в бордель? Совести у тебя нет. Девчонку-то хоть оставь, продай одну меня.
  - Елена, у Вас очень высокое мнение о себе. Вы хоть представляете, сколько может стоить такой товар? Молодая девушка, это одно, а женщина, годящаяся ей в матери, совершенно другое. Да и вообще, перестаньте себя накручивать. В Вас проснулась моя кровь, а ведь я предупреждал Вас об этом, но Вы пропустили мои слова мимо своих ушей, да и дочь свою Вы неосознанно наградили этим же. Так что добро пожаловать в общество драконов-оборотней.
  - А что с моей дочерью, почему Вы говорите, что я ее чем-то наградила?
  - Да Вы.... Нет, давай перейдем опять на ты, а то как-то чопорно получается. Ты была в таком состоянии, что зверь в тебе брал верх над человеческой сущностью. Мы в вашу квартиру вместе с Мариной пришли, я ее отговаривал, но она ни в какую, вот так и получилось, что ты бросилась на меня и стала рвать зубами и когтями, а Марина стояла в дверях. Я, хоть и попытался быть поближе к тебе, чтобы ты не смогла дотянуться до дочери, но, как я уже говорил, ты была уже настоящим драконом. Твои лапы дотянулись и до дочери, располосовав ей щеку, а кровь, из моей распоротой спины разбрызгавшись, и попала ей в рану. Моя кровь, как зараза, поместить ее в чужое тело можно, а вот обратного процесса не существует. Организм человека, получившего мою кровь, начинает перестраиваться в дракона-оборотня. Одно радует, что Марина получила очень небольшую порцию моей крови. Так что у нее перестройка организма будет протекать несколько мягче, чем у тебя. Сейчас, во всем доме есть только один настоящий человек, это Авдотья, бабка Натальи. Наталью, буквально сегодня, я лечил своей кровью, и она ее получила много, наверное, столько же, сколько я влил в тебя, когда ты умирала. Вот и все. Самое страшное уже позади. Дома, правда, ничего не уцелело, так что я вам дам деньги на покупку всего, грубо говоря, от носков, до холодильника.
  - Почему такая щедрость? Мы же у тебя ничего не просим.
  - Ну, не просите вы из гордости, мол сами все сможем, но уверяю тебя, когда ты вернешься домой, то поймешь, о чем я говорил. А за своих кровных родственников, коими стали, и вы с Мариной, я, в некотором роде, несу ответственность. Все отдыхай, Марина спит у Натальи, и она тебя первое время будет бояться, так что не вздумай злиться на нее, а то у тебя может появиться чешуя на руках и отрасти нехилые драконьи когти. Все, я пошел, а ты постарайся выспаться, драконы это дело любят.
  Я повернулся и вышел в коридор. Мне и самому следовало отдохнуть, ведь я сегодня потратил очень много своей крови. Кстати, а как это так вышло, что когда я лечил Наталью, то буквально свалился без чувств, а потеряв много крови в доме Елены, оставался все таким же бодрым, как и был, когда отправился в их квартиру. Но, самое главное, я, оказывается, приношу моему окружению проблемы. Хуже всего то, что я не могу управлять этим процессом. Жалко Наталью, ей досталось больше всех, и все из-за меня. Ведь это была моя инициатива, пошутить над тем командиром. Бог, правда, перестарался, но все равно, кашу-то заварил я. Я причина этого несчастья.
  Мое тело, в задумчивости, отшагало к дверям моей комнаты и, открыв дверь, добралось до кровати. Нужно было хорошенько отдохнуть. Я провалился в сон, едва моя голова коснулась подушки. Сон оказался таким же, как и в тот, первый раз, когда я вернулся с Валейзии. Видимо мой переход из одной вселенной в другую, делает что-то с моим организмом.
  
  
  9.16. Очередное пробуждение.
  
  На этот раз никто панику поднимать не стал, так что через три дня я очнулся в своей комнате, заботливо укрытый одеялом. В комнате убрались, и рядом со мной, на подставленном табурете, стоял стакан воды. Табурет Авдотьи, она его с собой из села притащила, видать семейный раритет, тем более странно, что она мне его подставила. Но все оказалось прозаичней, табурет мне подставила Елена, кто бы мог подумать? А Авдотья, посопротивлявшись для приличия, дала добро на использование своего фамильного антиквариата, тем более, что для хорошего человека, ничего не жалко. Мои женщины не переставали меня поражать. Авдотье я все время, как только оказываюсь дома, подкачиваю энергию.
  Теперь следовало сводить Наталью к Молнии, а если Молния ничем не поможет, то свожу ее к Библиотеке. Вот если и Библиотека не сможет помочь Наталье с восстановлением ее глаз, то тогда придется обращаться к фехото. Те лечить не любят, а вот убить кого-нибудь, это запросто. Если они кого-то решили убить, то спасения от них нет. Они появляются из-за Грани прямо за спиной жертвы, а могут и поиграть с жертвой, показавшись ей перед ее смертью. Меня же они привлекали тем, что среди них был один, который прожил на свете более двух десятков тысяч лет. Ни один мой знакомый, располагающий информацией о человеческих существах, не мог похвастаться таким грузом прожитых лет. Сегодня мы с Натальей отправимся на Зангрию, а уже там, в зависимости от ситуации, будем думать, к кому еще можно будет обратиться с нашей проблемой.
  Натальи нигде видно не было, я поинтересовался у Елены, где девчонки? Оказалось, что на занятиях. На каких занятиях? Но, как выяснилось, не все так плохо, девчонки решили, что договорятся с куратором о том, чтобы Наталья смогла взять небольшой перерыв в учебе, а потом подружки помогут ей все наверстать. Я прикинул, ну, сколько может продлиться наше шараханье по мирам. Ну, Зангрия, в смысле Молния, от силы два-три дня. Если не получилось, то Библиотека, это может растянуться дней на десять. Эта, зангрийская Библиотека, еще маленькая, и не умеет управлять временем, как та, что в Валейзии. Эх, Наталью бы туда сводить, но я четко понимал, что она просто не переживет такое перемещение. Значит, пока насчитал пятнадцать дней, с учетом непредвиденных случайностей. Если на Зангрии облом, то тогда есть вариант сходить к крайсту. Пусть пошевелит мозгами, может, что и посоветует. Кстати, оттуда можно будет достучаться и до фехото. Вот, это уже еще один неплохой вариант. Все, решено, так и поступлю, тем более, что промежуточные встречи с Тирензом, как неплохим магом и Гайером, как кладезем мудрости ушедшей магической расы, могут иметь шанс помочь Наталье обрести утраченные глаза.
  Наконец выбрался из кровати. Сейчас я чувствовал себя неплохо, и можно было бы слегка подкрепиться. Поинтересовался у Елены, как они с Мариной? Елена уже знала о том, что моя кровь попала и в Марину, причем в этом виновата была она сама, поэтому отвечала четко и без утайки. Все протекает нормально, драконьи признаки есть, но выражаются не ярко. В темноте уже видит, регенерация в норме, чешуи и клыков с когтями не наблюдалось, так как ситуации, провоцирующей такие проявления, не было. Сама Елена была тихая и покладистая. В глазах читался страх, но физически он никак не проявлялся. Поинтересовался у нее, как там дома? Она мне отвечала коротко и, как-то обреченно: ходили, смотрели, искали целые вещи. Оказалось, что ничего ценного не уцелело. Да и не было там ничего ценного, просто не могло быть.
  - Эй, Елена, кончай из себя фаталистку строить. Ты, самое главное, жива и здорова, а барахло еще накопиться. Сейчас, самое главное, это сделать в квартире ремонт, потом закупить мебель и бытовую технику.
  А вот одежду я ей посоветовал приобрести сейчас, а то она немного странновато смотрится в любимом халате бабки Авдотьи. Пожалеть нужно старушку. Да и Марине сменная одежда не помешает, все же она девушка молодая.
  - Макс, а ты, что, меня видел не совсем одетой?
  - Ну, ты и вопросы задаешь. Не совсем одетой я видел тебя тогда, когда возвращал к жизни. Помнишь ту несравненную ночную рубашку, в которую я уткнулся носом. Кружавчики и все такое..., а в этот раз твой разум отсутствовал, и ты раздирала все, до чего дотягивались твои когти, так что лукавить не буду, голышом ты была, но и подхихикивать над твоим телом не собираюсь, если честно, то классное тело, но тогда, сама понимаешь, не до разглядываний было. Мне нужно было тебя удержать и не подпустить близко к дочери. В том состоянии ты ее могла разорвать, как собаки раздирают подушку, а то еще и похлеще. Вот, держи деньги на ремонт квартиры и одежды, да и на технику тоже. Ты постарайся не экономить. Будет мало, еще добавлю. Мои финансы сейчас немного поубавились. Тут и спецслужбы постарались и изъяли все деньги, что я Авдотье с Натальей оставлял на содержание дома и их прожиточный минимум. Пополнить свои наличные деньги я смогу не скоро, сначала нужно Наталью подлечить, так что отсутствовать мы с ней будем полмесяца, не меньше, вот ты за это время бригаду наймешь и начнешь ремонт. А пока поживешь с Авдотьей, можете помочь ей по дому, и помни, ты дракон-оборотень. В нормальных условиях ты человек, но если будет ситуация, когда от тебя потребуется что-то, более существенное или, как я уже предупреждал, ты разозлишься, то сущность дракона возьмет верх над твоим телом и разумом. Тело меняется в драконье частично, и ты можешь только ограничивать участки своего тела, но трансформация обязательно будет, а вот отдавать свой разум на откуп зверю не стоит, так что держи его под контролем. Чаще всего у носителей крови драконов трансформируются руки. Появляется чешуя и когти. Я тебе уже об этом говорил. Так что все в твоих руках или лапах, это уж как придется, но всегда помни, что твоя основа, все-таки человеческая. С тобой, правда, не все так однозначно, ведь у тебя все преобразование в дракона протекало несколько иначе, чем у всех остальных, включая меня. Я подозреваю, что это связано с моей командировкой в другую вселенную. Да-да, не удивляйся, наша вселенная не единственная в каком-то объеме пространства. Меня туда выдернули обманом, и я добрался до конечной точки умерев по дороге. Придя в себя обнаружил, что лишился всех своих магических и драконьих атрибутов. Со временем, у меня все это восстановилось. Там я провел несколько месяцев, и познакомился с некими сущностями, которые были созданы специально для борьбы с такими, как мы с тобой. От них нет спасения, но я смог договориться о взаимном уважении и о взаимопомощи. Не последнюю роль в этом сыграл мой мейкс. Ты уже, наверное, видела здесь моего зверя, который охраняет этот дом, ты его еще ученым котом называла. Он не земного происхождения, и родственник тех самых существ из Валейзии, так зовется тот мир, где я побывал. Еще немного и он полностью овладеет всеми своими сущностями, которых у него три. Это тот вид, который он сейчас имеет, потом, крылатая мышь, но только огромного размера, и с кошачьей головой и, последнее, это двухвостая змея, вот она-то для нас, самая опасная. Называется эта змея, фехото, и так же выглядят и называются те сущности, что я встретил на Валейзии. Само их название, фехото, вызывает у местных аборигенов ужас и отвращение. Самое интересное, что фехото прекрасно могут читать мысли всех окружающих. Вот теперь и представь, что могут слышать эти самые фехото от людей.
  Пока все это рассказывал Елене, сам пытался одеться, прикрываясь простыней, на чем она и заострила мое внимание, типа того, что мне ее голой таскать можно, а ей на меня полуодетого смотреть нельзя. Меня спасло то, что я успел натянуть свой летный комбинезон до пояса, когда с меня грубо сдернули простынь.
  - Лена, ты чего это? Тебя что, бес попутал? Дай хоть одеться.
  - Да не суетись ты, просто обидно стало, да и не бес попутал, а ты. Доживала я свой век, тяжело, но никому я ничего не задолжала, так что, можно сказать, достойно доживала, а тут ты. Выбил ты меня из привычной калии. Сколько мне там оставалось? Всего ничего, отошла бы в мир иной, дочку, правда, жалко, но и у нее бы руки развязались, смогла бы подрабатывать, да за учебу платить. Я, когда узнала о своем диагнозе, то дочь стала готовить к самостоятельной жизни, ей тогда лет двенадцать было, так что спутал ты мне все мои планы. Да и прикрыться, зараза, успел.
  - Да не спутал я тебе ничего, у тебя сейчас полмесяца на разработку нового плана, а о твоем виде, в котором я тебя наблюдал, можешь даже не думать. Ты же нас, мужиков, знаешь, нам не просто голое тело нужно, нам нужна соответствующая обстановка, а какую ты там обстановку организовала? Ты же уже сходила и посмотрела, а если не все разглядела, то сходишь и еще раз посмотришь. Ладно, пойдем, поедим. Если не хочешь есть со мной, то я пойму.
  
  
  9.17. Лекарь Мекс.
  
  Быстро одевшись, я отправился умываться. На кухне меня встретили Авдотья и Мекс. Тот меня быстренько облизал и слегка прикусил в шею. Я удивленно уставился на него, а потом до меня дошло, инъекция. Что же это он мне ввел? От Мекса пришла информация, что во мне еще остались следы какого-то воздействия перехода границ двух вселенных. Тут у меня, как при ускоренном просмотре видео, стала разворачиваться информация об особенностях воздействия на посторонний организм, границ вселенных. Оказалось, что одномоментно в каждой вселенной может быть только семь Библиотек. Часть пространства, где близко присутствует Библиотека, пронизывается ее лучами, которыми она собирает информацию. Лучи невидимы, это, скорее всего, какое-то излучение, вот оно-то и наносит вред организму гостя. Все местные с рождения адаптировались к этому излучению, а вот мой организм получил нешуточное облучение, но на то я и инспектор Библиотек, чтобы перебороть этот недуг. Тут мелькнула нехорошая мысль, а если я не переживу то, что мне подсовывает какой-то высший разум, а еще всплыла логичная мысль, почему на богов это облучение не действует? Тут в комнате появился бог нашего мира. Он внимательно осмотрел меня и заключил:
  - Да все у тебя в порядке, вот утром было не очень, а сейчас ты прямо как новенький.
  - Как, как ты сказал? Утром было не очень, а сейчас хорошо? Так мне же Мекс инъекцию сделал, вот мне и стало лучше.
  - Ты же сказал, что Мекс это животное, которое охраняет этот дом. Какая инъекция? Ты что, мне врал?
  - Не, семейные скандалы мне не к чему, - и бог растворился на глазах у только что вошедшей на кухню Елены. Ее глазам могла бы позавидовать и сова. Бог, в последнее время, слегка оборзел. Нужно же думать, как появляться перед людьми и как исчезать.
  - А я и не борзею, я же показал одному твоему гостю, как из твоего дома исчезают приведения.
  - Да, ты тогда ему так все это показал, что он, со страху, выбил глаза моей работнице, вот теперь мне придется искать того, кто сможет восстановить ей зрение. Даже к богам планирую обратиться.
  - И не думай, я точно знаю, что богам это не под силу, все же, я сам бог. Я вот давеча Авдотье говорил, что вылечить поврежденные глаза можно, а вот выбитые, нельзя.
  - Елена, не слушай его, это бог нашего мира, сама понимаешь, он может появиться где угодно, когда угодно и для кого угодно, правда, только ему самому известно, для кого угодно. А вот насчет моего друга Мекса, ты не права. Он только похож на зверя, но на самом деле он имеет интеллект, на уровне, ничуть ни меньше, чем у человека. А уж какой он источник древних, но специфичных знаний, знаю только я. А вот насчет инъекции, могу тебе сказать, что укус этого существа может быть, как лечебным, так и смертельным, причем, даже таким сущностям, как драконы и маги. Да, да, ты не ослышалась, маги существуют на самом деле, и одного, правда, самого слабого из них, ты уже видела, это я.
  - Ладно, Макс, хватит тебе пугать нашу гостью, ты, самое главное, помоги моей внучке, а ты, Елена, не слушай его, он хоть всех и пугает, но чего у него не отнять, так это того, что все наши проблемы Макс всегда решает сам, ну, или подтягивает своего друга, Ивана.
  Тут послышался звук хлопнувшей калитки и голоса молодых девушек. Они что-то ожесточенно обсуждали, идя по дорожке к дому. Марина кипятилась гораздо сильнее Натальи. В открытое окно мы услышали только концовку их разговора.
  - Вот ведь старый козел! Как можно так обращаться с девушкой? Такое впечатление, что ему все можно. Сам ходит, воняет как общественный туалет, но если к нему пришли в темных очках, то их нужно бесцеремонно сорвать, чтобы унизить своего посетителя. Ненавижу! И это наш декан?!
  Они, стуча каблучками по лестнице, ввалились в холл и направились на кухню. Правильно, все пути ведут в Рим, но это у римлян, а у нас, на кухню. Место паломничества всех постоянных жильцов этого дома. Здесь действительно, уютно и спокойно, уж Авдотья постаралась. Еще минутка, и молодость с задором ворвалась на кухню. Мы с женщинами уже поняли, что так завело наших девчонок. Так что мы были готовы, к легкой истерике Натальи. Та, наши опасения подтвердила и в истерике бросилась ко мне. Всхлипывая и причитая, как старая бабка, она стала объяснять, что ее тайна в ВУЗе раскрыта. Этот, как его назвала Марина, старый козел, умудрился сорвать с нее темные очки, когда они пришли к нему, чтобы написать заявление с просьбой разрешить ей свободное посещение занятий до конца семестра в связи с длительным лечением.
  Я, как мог, успокоил ее, а сам снял с Марины информацию о том, как выглядит вышеназванный декан. Информация пришла как бы сама собой, уж очень сильно Марина транслировала в ментал момент, когда декан срывал с Натальи темные очки. Мекс, который был со мной на постоянной ментальной связи, попросился решить вопрос с извлечением этого слоя памяти у того самого декана. Я, немного подумав, дал добро, Мексу тоже, тренироваться надо. Пусть сейчас он не может появиться из-за Грани, как появляются фехото, но вот просто воспользоваться подпространством он может, так что скоро наш декан забудет, что он видел, а если кому и рассказал, так это уже будет считаться его фантазией. Насколько я понял, он был достаточно конфликтным человеком, так что его фантазии останутся только его фантазиями. Мекс растворился, а мы уселись за стол, чтобы накормить студенток. Авдотья суетилась, стараясь угодить своей внучке, которая по моей вине оказалась инвалидом, так что нужно было срочно исправлять свои ошибки.
  Мы уже заканчивали с десертом, когда появился Мекс. - Что так долго, уж для тебя, сделать такое с человеком, раз плюнуть? - Поинтересовался я у Мекса голосом. Тот мне, и всем, кто мог слышать его в ментале, сообщил, что прошелся по всей цепочке тех людей, которым успел наябедничать тот самый декан. Заявление, которые оставили девчонки, и которое он отложил, не подписывая, теперь подписано, так что все могут быть спокойны, а ему это задание доставило огромное удовольствие, так как он на пару секунд стал фехото и успел укусить декана. Восстановление ипостаси фехото идет быстрее, чем он думал раньше.
  - Так декан что, умер? - спросил я его севшим голосом.
  - Нет. - Опять оттранслировал Мекс всем - Но наказан будет, так что в ближайшее время он уйдет с этого поста.
  Ну, хоть в живых оставил. Все-таки я на Мекса влияю положительно. А вот то, что он становиться полноценным фехото, это очень даже здорово. Фехото, это ведь не только страшное полноценное оружие, это еще и своеобразная философия совершенно другой, древнейшей расы, ну и путешествие за Гранью. Я непроизвольно передернул плечами. Воспоминания тех ощущений, когда я долго находился за гранью, всплыли очень ярко, и я никак не мог погасить их.
  - Макс, а что, там действительно так жутко? - Как сквозь вату донесся до меня голос Елены, которая требовательно уставилась мне в глаза.
  - Лена, это действительно, жуткие воспоминания, и могу добавить, а Мекс не даст мне соврать, что само место, Грань, является переходным шлюзом между миром мертвых и миром живых, в любой из вселенных. У меня даже, подсознательно, сложилось такое впечатление, что оно общее для всех вселенных. То есть вселенных много, а вот конечная точка, для всего живого, одна.
  - Ты почти прав, хозяин, - донеслась до меня мысль Мекса, - место, действительно одно, а вот входы разные. Это только мы, мейксы, фехото, и гуайры, можем проходить туда и обратно, а вот остальные, только туда.
  - Так это что, если бы я умерла, то испытала бы все то, что испытал Макс?
  - Нет, ты бы перенесла все это легче, ведь ты бы быстро прошла эту Грань. Души умерших протаскивает там с огромной скоростью, а вот Максу досталось. Он же был там в своем теле, и я удерживал его душу столько, сколько смог.
  - Макс, а зачем он это делал? Он что, издевался над тобой?
  - Лена, давай пока не будем затрагивать эту тему, ты еще только становишься такой, как я, единственное, что могу сказать, Мекс так лечил меня от какого-то облучения. Я и тебя предлагал так полечить, но Мекс отказался, да и нельзя ему тогда было за Грань.
  - Она бы не пережила такого, даже если бы я смог протиснуться за Грань.
  - Ладно, давайте оставим эти разговоры и начнем собираться. Мы с Натальей отправимся на Зангрию. Наталья помнишь Молнию? Вот с нее и начнем. Там больше всего вариантов, что нам помогут, все-таки маг-дракон, обычный маг, магический искусственный интеллект и Библиотека, это хороший и очень удачный, для нас, расклад.
  Сама фигура речи, "собираться", была красивой, но на самом деле собирать нам было почти нечего, на полмесяца я обеспечу нас всем необходимым, да и друзья помогут. Комбинезон и еду для Натальи я обеспечу, ее задача, взять то, без чего женщина не может обойтись вдалеке от дома. Это заняло не более пяти минут, так что обняв Наталью за плечи, я помахал всем собравшимся, и мы исчезли с их глаз.
  
  
  9.18. Командировочные.
  
  В пещере было темно, хоть глаз выколи. В Натальином случае это была не поговорка, а реальный факт. Но нас спасало драконье зрение, так что мы быстро обнаружили только Малыша, мирно спящего на своей куче сокровищ. Видимо скоро утро, раз Молнии нет в пещере. Я предложил Наталье прижаться к теплому боку Малыша и подремать, пока Молния не появится с добычей, потом поедим вместе с ними, как и положено гостям, а дальше будем разговоры разговаривать. Наталья передразнила меня.
  - Ты меня, старуха, накорми, напои, в баньке искупай, а потом и дело пытай.
  Да, сказки ей, оказывается, в детстве читали, полноценное воспитание получила, ничего не скажешь, спасибо родителям и бабке Авдотье.
  - А что такое сказки? - Раздалось у нас в голове исходящее от Малыша любопытство.
  - Привет! А ты у Натальи в голове пошарь, там таких сказок много, побольше чем у меня.
  - Наталья, ты же разрешишь пошарить у тебя в голове Малышу, он возьмет все аккуратно, все же он настоящий дракон. Ему только твое разрешение нужно.
  - Да пусть берет, мне все равно скрывать нечего, еще ничего такого в жизни, натворить не успела.
  Со стороны Малыша послышалось довольное сопение, потом, что-то вроде драконьего подхихикивания, напоминающее крик осла. Для нас это было довольно громко, так что Наталья отскочила от него ко мне поближе.
  - Да не бойся, Наталья, это так смешно, что я не сдержался, а вот мама вам с глазами не поможет, это я точно знаю. Есть, правда, небольшая вероятность того, что она чему-то такому научилась, когда я уже родился. Это ведь тогда прошло мимо моей наследственной памяти. В это время над нашими головами промчался вихрь и дальше мы услышали звуки упавших туш каких-то копытных.
  - Привет Макс и Наталья, я рада видеть вас в нашем гнезде. Благодаря тебе, Макс, скоро мы сравняемся, по численности, с гнездом Красного. Да, и не сердитесь, но Малыш прав, я не смогу помочь Наталье с ее проблемой, но вы не отчаивайтесь, я уже поговорила с Гайером, так что Наталье придется пообщаться с ним, так сказать, напрямую. Макс, сейчас позавтракаем, а потом ты проводишь девушку к месту выхода силы.
  - Спасибо Молния, ты как всегда на высоте, что в ловле дичи, что в гостеприимстве, что в способности читать чужие мысли.
  - Не ехидничай, Макс. От вас так несло такой надеждой, что вы транслировали свои мысли на все горы. Мне пришлось еще одного козла прихватить, думаю, вам с Натальей хватит. Так что не одна я знаю о ваших проблемах. Давайте, закрывайте свои мысли. Наталья, это делается вот так. - Последовала значительная пауза, а потом прозвучало. - Пойдемте кушать, туши еще теплые.
  - Я что, буду есть с драконами сырое мясо? Это же нельзя. Макс, я боюсь, мы же не какие-нибудь хищники?
  - Наталья, не паникуй, сейчас превратимся в драконов и поедим. Тебе обязательно нужна трансформация, нужно посмотреть, какой из тебя дракон получился. Сейчас, под присмотром Молнии ты нам все и продемонстрируешь.
  Молния не подвела, трансформация прошла как надо, и через пять минут мы все дружно рвали еще теплое мясо принесенной добычи, зубами. Наталья рвалась к мясу, отпихивая и меня и Молнию, все же драконья ипостась любит сырое мясо, этого у нее не отнимешь, а в Натальином случае, моя кровь сработала более ярко, да и отдал я ее Наталье много. Мы, лапами оттаскивали зарвавшуюся Наталью, но ее как будто прорвало. Малыш хихикал, но, как ни странно, мое драконье ухо, на этот раз, воспринимало его ишачий концерт, как должное, ну подумаешь, смеется ребенок.
  Закончив трапезу, опять вернулись в человеческий вид. Наталья, машинально вытерла рот рукой, но там все было чисто, все-таки драконье, остается с драконом, а Молния, прищурив от удовольствия глаза, колдовала над телом Натальи, ничего не подозревающей об этом. Внезапно ее брови подлетели вверх, как будто глаза распахнулись и она, ничего не понимая, уставилась на меня. Я пояснил, что ничего страшного не происходит, просто из нее на секунду вытащили все кости и снова вставили обратно, но уже измененные и ей теперь лучше не становиться на весы. Результат может ее сильно разочаровать, ведь у нее теперь мощный костяк, похлеще любого мужика, так что она рукой может спокойно пробить металлические ворота, ведь и кожа теперь стала крепче и, добро пожаловать в ряды драконов-оборотней. Молния сообщила нам, что она сделала все, как надо, так что мы можем отправляться к Гайеру, а она займется делом.
  Намек был недвусмысленный, так что я потянул Наталью за руку в сторону лаза под одной из стен. Подойдя к стене, я пошарил рукой в своих закромах и вытащил Наталье такой же комбинезон, как и на мне. Размер был подобран на Татьяну, так что Наталье комбинезон должен был прийтись впору. Я демонстративно отвернулся, а Наталья принялась облачаться в обновку.
  - Остальную одежду одевать? - Раздалось из-за спины.
  - Подожди, я посмотрю, может, что не так?
  Да нет, комбинезон сидел на ней как вторая, но змеиная кожа, подчеркивая все аппетитные изгибы тела, только вот цвет, как всегда подвел.
  - Макс, ты смотришь на меня так, как будто я голая.
  Я отвел взгляд и дал команду одевать все остальное, а что тут скажешь, она, действительно, права. В комбинезонах я видел в основном мужиков, богиню я боготворил и совершенно не замечал, что комбинезон подчеркивает фигуру еще больше, чем без него, а Татьяна была моей подопечной, и я смотрел на нее, как на ребенка, которого мне доверили на время. А здесь была сформировавшаяся женщина. Да, глазастый Николай, усмотрел изюминку под той простой одеждой, в которой и ходила Наталья. Как я их с Авдотьей ни заставлял обновлять свой гардероб, они так и не смогли заставить себя приобретать стильную одежду. Похоже, их нужно брать за руку, водить по магазинам и выбирать им наряды, радующие посторонний глаз, а не только их собственный. Ох, опять Натальины глаза на ум пришли, которых сейчас нет.
  Ну, а комбинезон Наталье не помешает, стал я себя успокаивать. Ведь мы, если придется, отправимся к крайсту, а там голимый песок и жара, как у нас в пустыне. Да и хорошо, что у комбинезона цвет такой, немного успокаивает мое разбушевавшееся воображение. Выждав положенное время и уловив от Натальи волну удовольствия, что она, наконец-то прикрылась своей, привычной одеждой, я повернулся к ней лицом. Ну, что сказать, девушка в простеньком ситцевом платьице и с грязными ногами и руками, а также с грязным районом декольте смотрится несколько непривычно, но нами запланированы встречи с существами, которых такие вещи, как твоя одежда, совершенно не интересуют. Меня спасало еще и то, что Наталья не могла увидеть себя в зеркале или в отражении в воде, все-таки драконье зрение больше ориентировано на силуэты предметов и их удаленность от объекта, использующего драконье зрение, там были и какие-то свои цвета, но они мало чем могли помочь. Я указал Наталье на щель под стеной, и предложил ей следовать за мной, так как я буду двигаться впереди и показывать путь. Наша задача, пробраться к месту выхода силы и помочь Наталье войти в полный контакт с Гайером.
  Я продемонстрировал Наталье, как можно пробраться под стеной, и стал ожидать ее на той стороне. Сейчас мы с ней были в равном положении, здесь была полнейшая темнота, все-таки ни один лучик света не проникал в эту пещеру. Возле этого места выхода гайшины обычно не появлялись, они контролировали дальнюю сторону этой пещеры, то есть входную часть, ближе к месту выхода здесь моего портала и того места, где я заводил в эту пещеру, людей с самолета. Провел Наталью к месту выхода силы и посадил ее так, как садился сам, чтобы войти в ментальный контакт с Гайером. Минут десять ушло на то, чтобы помочь Наталье войти в то самое состояние, когда Гайер смог бы общаться с ней напрямую, вернее, с ее сознанием. Наконец ее дыхание изменилось и процесс общения начался, теперь можно было вернуться в основную пещеру к Молнии, которая явно занимается экспериментами с магией. Жутко интересно!
  
  
  9.19. Загадки планеты.
  
  Вернувшись в пещеру к Малышу и Молнии, застал обоих в напряженных позах, оба, как будто готовились броситься друг на друга. Я не стал вмешиваться, а присел возле стены и принялся наблюдать за поединком. То, что это поединок, у меня не было ни капли сомнения. Миг, и, толи Малыш сам бросился на кучу своих сокровищ, а толи - это Молния его туда сбросила, но сокровища держали его крепко, было видно, что куча, как будто притягивает тело Малыша. Но не тут-то было, еще несколько мгновения маленький дракончик боролся с этой силой, а потом перед его телом в направлении на Молнию, возник некий щит из плотно сцепленных цацек, как говорят в уголовных кругах, а вокруг шеи Молнии возникло ожерелье из крупных булыжников, которые начали ее душить. Ответ был, так себе, Молнию таким ошейником не задушишь, но, как отвлекающий маневр, подходил вполне. Меня поразило, что они не использовали свои драконьи приемы. Не плевались огнем и не вцеплялись друг в друга когтями и зубами, видимо условия поединка были оговорены заранее. Эта тренировка продолжалась не менее часа, каждый раз Молния атаковала, а Малыш старался нейтрализовать то воздействие, которое на него оказывала магия Молнии. Да, это была настоящая магическая тренировка. По моим прикидкам из Малыша получится настоящий маг-дракон, может быть даже, посильнее Молнии, ведь его задача в процессе обучения, продержаться против всего того, что насылала на него сильнейшая магиня этой планеты. Молния была хорошим учителем, в меру жесткая, в меру, жестокая, а магических знаний у нее было столько, что их тренировки растянутся до самого совершеннолетия Малыша, а это еще, как минимум, тысяча лет.
  Тренировка закончилась неожиданно, раз, и оба расслабились, а затем вновь отправились к остаткам недоеденных тушь, видимо энергии такая тренировка забирает немало. В это время из соседней пещеры пришло сообщение от Гайера, что он закончил обследование Натальи и ее можно забирать. Я опять юркнул в щель под стеной пещеры и забрал лежащую без сознания Наталью. Вернувшись с ней в пещеру к драконам, я положил ее на каменный пол и направился к закончившим подкрепляться драконам собираясь поговорить с ними. Это была моя ошибка, внезапно передо мной оказался только Малыш, а в пещере на секунду стало темно. Я резко обернулся, тела Натальи на месте не было, а это значит, что через три, четыре минуты тело Натальи полетит в воды горного озера, а умеешь ты плавать или нет, Молния не спрашивает. Я метнулся к выходу из пещеры, а меня обогнал вылетевший в проход Малыш. - Если он может, то могу и я, - мелькнуло в голове. Я разбежался и в прыжке преобразовав свое тело в драконье полетел в открытый зев прохода. Да, это нужно было тренировать, но времени на это у меня не было, в конце прохода я зацепился крылом за стену, вылетел из прохода, кувыркаясь, и рухнул в тот самый разлом, где я и научился летать.
  Я был самым слабым драконом из всех, кого я знал, так что догнать Молнию и, даже, Малыша, я не смогу. Как я думал, так и вышло, я услышал только затихающий женский крик, и увидел далеко внизу всплеск воды. Не долго думая я круто изменил траекторию полета и бросился в воду. Моя масса была больше чем у Натальи, но я и предположить не мог, что она не станет сопротивляться водной стихии, а камнем пойдет на дно. Вытянувшись в струнку, я мощно работал хвостом. Над головой мелькнула тень Молнии, видимо она хотела выхватить тело Натальи из вод озера, но та погрузилась довольно глубоко и продолжала погружаться, все ускоряя движение. Я ничего не понимал, какое-то движение воды подсказало мне, что недалеко прошла лапа Молнии, но ей ничего не досталось, видимо, тоже, просчиталась с непонятным ускорением тела Натальи. Я прибавил скорости, пытаясь догнать Наталью и, внезапно обнаружил, что мне не нужно прилагать усилий, что-то, а скорее всего какое-то подводное течение тянуло нас вниз. Странно, на поверхности озера такие вещи должны были быть видны, особенно с высоты драконьего полета, но озеро всегда было как стекло, может иногда пробежит легкая рябь от случайно залетевшего туда ветерка и, опять все успокоится.
  Нас продолжало тянуть вниз, причем не по спирали, как если бы здесь было какое-то сливное отверстие, а прямо, как будто магнит притягивал наши тела. Мне это не нравилось, и я сменил тело дракона на свое обычное тело, так мы будем с Натальей в одинаковых условиях. Утонуть нам не дадут те изменения, которые с нами провели драконья кровь и магические манипуляции Молнии. Я уже несколько раз мог в этом убедиться. Тем временем нас тащило все глубже и глубже, я давно переключился на драконье зрение и чутье. Нас тащило к огромному наросту на дне озера. Меня еще в первые разы купания в этом озере поразило то, что здесь не водилось ничего живого, ни рыбок, ни рачков или какого-нибудь захудалого планктона, даже водоросли не попадались. Такое впечатление, что ты в какой-то химической посудине с прозрачным раствором, похожим на воду.
  Тем временем у меня уже не было никаких сомнений, что наша конечная точка, это этот самый нарост, а, скорее всего, купол, на дне озера. Ждут ли там только Наталью, или нас обоих, сейчас узнаем. На моих глазах тело Натальи было втянуто в какое-то отверстие в донном наросте, и меня продолжало тянуть туда же. Что же, меня это устраивает, не бросать же мне свою работницу на произвол судьбы. Я послушно позволил своему телу скользнуть в шлюзовую камеру, где меня дожидалась Наталья. Едва вода была удалена, как на меня посыпались вопросы.
  - Макс, где мы? Я здесь ничего не вижу, в смысле, у меня перестала поступать информация об окружающей среде.
  - Наталья, ты заговорила, прямо как солидный ученый, а где мы, я и сам не знаю, и, кстати, как ты выяснила, что рядом я?
  - Так ведь я чувствую такую же кровь, как и у меня, а это можешь быть только ты.
  - Ну, тут ты не права, ведь в Малыше и его матери течет такая же кровь. Что, крыть нечем? Не расстраивайся, никто не проводит аналогию с самими драконами, всегда тычут пальцем в меня.
  Тем временем воды в шлюзе не осталось совершенно и все высохло. Шлюз не был шлюзом в прямом понимании военных или строителей, где используются такие устройства. Это была камера без окон и дверей, попадали сюда магически, магически же здесь исчезала вода. Когда протаяла внутренняя стенка шлюза, то мы с Натальей шагнули в полость купола. Как только мы выбрались из шлюза, как нас окружила полнейшая темнота. Наталья вздохнула с облегчением и доверчиво взяла меня за руку, все-таки нас выпустили из шлюза, а значит, разрешили войти. Я ободряюще сжал ее пальцы, а вот куда нам идти, никто не подсказывал. Мы, не сговариваясь, двинулись по сужающейся спирали, размышляя, для чего нас сюда затянуло. Все ведь не просто так. На всякий случай я, в начале нашего пути, сбросил с себя рубашку на пол, все-таки здесь расположен выход наружу. Не знаю, что еще приходило в голову Наталье, а вот я от этого посещения не ждал ничего хорошего. Визиты такого плана у меня почти всегда заканчивались проблемами для моих попутчиков или меня самого.
  
  
  9.20. Блуждание в темноте.
  
  Первый круг у нас получился на загляденье, Наталья все время касалась рукой стены купола. Так мы и пришли к моей рубашке, не встретив ничего по пути. Теперь мы проделали небольшое перестроение, Наталья перешла к другой моей руке. Мы отправились на новый круг, но, уже без каких-то опорных точек. По моим подсчетам, я должен был опять прийти к своей рубашке сделав ровно столько шагов, как и на предыдущем круге. Наталья тоже должна была считать шаги, так мы сможем хотя бы частично контролировать наши перемещения внутри этого купола. Представляю, что сейчас чувствует Молния, ведь потерять своего птенца для дракона, это нонсенс. Они же чувствуют друг друга далеко за пределами атмосферы планеты, а тут каких-то несколько десятков метров. Тем временем мы отсчитывали шаги. Я надеялся, что мы сможем вернуться к моей рубашке или хотя бы где-то рядом с ней. По моим замыслам мы должны вернуться точно на это место, ведь шаги подсчитаны, и мы не можем ошибиться. Да, человек предполагает, а боги располагают.
  Конечно мы сосчитали шаги, но вот рубашку мою мы не нашли. Думаю, что ее уже и нет под этим куполом. Такие шалости боги могут себе позволить, а вот для чего сюда притащили Наталью? Непонятно. Мы на свой страх и риск бросили бродить кругами и отправились к предполагаемому центру купола. Видимо этого от нас и ждали, чем мы ближе становились к центру, тем больше я чувствовал, что что-то вокруг нас изменяется. Не, это не было драконье чутье, здесь, скорее всего, работала моя интуиция. Слабо, но работала. Я до последнего не верил, что нас куда-нибудь выкинут, но вот, на очередном шаге, я вынужден был сказать Наталье, что мы уже не здесь. Как ни странно, но Наталья меня поняла, она шепнула мне, что она почувствовала, что влажность воздуха изменилась, стало намного суше. Я прислушался к своим ощущениям, а ведь действительно, вначале все время чувствовалось, что мы под водой и вода вокруг нас, а сейчас я сделал бы ставку на то, что мы в пустыне, а вот жары-то не чувствуется. Я втянул ноздрями воздух. Воздух, действительно, стал заметно суше, наши чувства были обострены в поиске потерянной части пространства купола, куда мы рассчитывали вернуться, и все остальные чувства мы неосознанно притупили. А теперь, я ясно понял, что нас перенесли куда-то, примем за аксиому, что мое драконье чутье, так выручавшее меня в прошлом, на этот раз проморгало перемещение через подпространство, или нас перенесли несколько иначе, чем я привык перемещаться между мирами. Тут же в голову пришло, что может быть не другой мир, а какая-то измененная часть пространства или этого мира, а может, и другого. После знакомства с богами и Библиотеками я не очень-то удивлюсь, нас сюда загнали неспроста. Тем временем начали просыпаться и драконьи чувства, не знаю, как у Натальи, а у меня появилось чувство пространства. Я ощутил, что мы находимся в каком-то каменном помещении, то, что это камень, мой дракон не мог не узнать. Все было пустынно и запущено, от всего веяло многотысячелетней затхлостью. Я имею в виду стены, пыль на полу, больше, ничего и не было. Пусто, пыльно, пустынно.
  - Макс, осторожно! Не наступи!
  - Н-н-а что не наступи? - Тупо спросил я у Натальи.
  - Да на тело не наступи, оно лежит прямо у тебя под ногами.
  Я тупо пошарил по полу, возле своих ног, взглядом, но ничего, кроме пыльного пола не увидел.
  - Наталья, а ты-то чем видишь? У тебя же глаз нету.
  - Ну, я вижу все так же, как и дома, когда я лишилась глаз, Ты же понимаешь, что мне пришлось приспосабливаться к такой моей особенности, когда я могла надеяться только на свои новые органы чувств.
  - Это все хорошо, но не забывай, что я тоже могу пользоваться такими же органами чувств и я ничегошеньки не вижу, да и не чувствую.
  Наталья, ни слова не говоря, подошла ко мне и, опустившись на колени, стала руками очищать что-то передо мной. Под ее руками стали проступать контуры какой-то, полупрозрачной конструкции с ярко выраженными ребрами жесткости. Руки Натальи убирали не просто пыль, они, как будто снимали магический покров с чего-то, что было недоступно не только моему драконьему чутью, моему осязанию, но и моему пониманию.
  Я, неосознанно устранился от помощи Натальи и ждал, чем все закончится. Из накопившегося опыта я догадывался, что за всем этим стоит еще кто-то. Какой уровень у этого "кто-то", можно было только догадываться, но если учитывать то, что он может управлять чувствительностью моего драконьего чутья, то он стоит над всеми высшими существами, с которыми я успел познакомиться.
  - Знаешь, Наталья, я больше чем уверен, что мы положительно решим твою проблему с глазами.
  - Это почему еще?
  - А потому, дорогая Наташенька, что нас сюда затащили специально и эту штуку подсунули не случайно. А раз так, то если мы все сделаем правильно, то получим в награду какие-нибудь пряники, причем, думаю, что ты будешь первая в очереди.
  - Макс, а как нам все сделать правильно, ты знаешь?
  - Нет, не знаю, и понимаю все это еще меньше тебя. Ты хоть увидела наш объект, а я и этого не смог. Но нас сюда затащили с какой-то определенной целью, и наша задача оправдать их надежды.
  - Чьи надежды?
  - Эх, если б я знал! Я сталкивался с такими представителями высших, что иногда их описание может снести крышу у непосвященных. Вот, например, Библиотека. Ты разговариваешь с ней, она манипулирует тобой или твоим сознанием, но ты никогда не увидишь ее лица, не пожмешь ей руку. Или вот, другой представитель высших сил напоминает огромного червя. Он скользит в толще грунта его родной планеты. Его хобби, а может и цель жизни, накопить как можно больше чужих знаний. Он их высасывает из голов своих жертв или гостей. Статус его клиента может поменяться в считанные доли секунды, я сам был тому свидетелем, как крайст собирался меня высосать досуха.
  - Да. Интересно ты рассказываешь. А вот сам-то ты, Макс, кто?
  - Ну, ты и вопросы задаешь! Если честно, то я и сам не знаю. Мне несколько раз говорили, что я, божественная сущность. Потом, что я, высший бог, но это все не оправдалось. Потом, что я смотритель Библиотек. Вот в это я почти поверил, так как посетил уже две таких Библиотеки. Но, вот так, без всяких оговорок, твердо сказать мне, что я такое, не смог ни один мой собеседник. Если разобраться, то начиналось это все так невинно. Ну, упал в кровь дракона, ну, сам стал драконом оборотнем. Ну, воспользовался этой кровью для лечения других, близких мне людей. Ну, вынужден был несколько раз вмешиваться в дела других цивилизаций. Но это все были вынужденные действия. Я там, по большому счету, себя спасал, точнее пытался выжить в чуждом мне мире.
  - И что, много ты таких миров поглядел?
  - Да не очень. Наверное, чуть больше десятка. Я, когда богов по их мирам растаскивал, то как-то не считал, а сейчас и смысла в этом нет. Там действует правило - пригласил тебя бог к себе домой, - запомнишь дорогу. Нет - значит больше ты туда не попадешь. А меня всего двое и пригласили в гости, остальные все от меня каких-то пакостей ждали.
  
  
  9.21. Заставили задуматься.
  
  Тем временем Наталья полностью расчистила саркофаг от той магической дряни, что скрывала его от моих глаз. Теперь я ясно видел этот атрибут древних, слегка погруженный в тот слой пыли, что скопился в этом помещении на протяжении тысячелетий. Если слой пыли такой маленький то, значит, выхода на поверхность здесь не предусмотрено. Опять игры древних с подпространством. Ну, ладно, раз есть саркофаг, значит, нужно заглянуть внутрь и лучше его не открывать. Я переместился так, чтобы мне удобнее было осмотреть внутренности саркофага и, не очень-то удивился, когда увидел человекообразное тело в каком-то балахоне, отдаленно напоминающем таджикский халат. Почему таджикский? Да потому, что он был полосатый, а полосы были не такие яркие, как на узбекских, а более выдержанной, спокойной расцветки. Длинные волосы были собраны в хвост и оплетены какой-то серебристой нитью. Фиксация осуществлялась с помощью разноцветных концевых шариков, из чего я сделал заключение, что нить была не одна. Глаза были плотно закрыты тяжелыми веками, кожа на которых напоминала драконью, но рисунок был более мелким. Нос мало чем отличался от наших, человеческих носов, может несколько сильно приплюснут, но и на Земле можно встретить множество особей с такой формой носа, а вот уши были знатными. Они чем-то напоминали уши свиней, но края их были во множестве мест толи порезаны, толи порваны. Вот и весь портрет незнакомца, хотя я ясно ощущал, что я видел этого представителя внеземной цивилизации.
  Я начал лихорадочно перебирать, где же я мог видеть что-то подобное. Землю я отмел сразу, там таких нет. На Валейзии, конечно, могли вырастить что-то подобное из исходного материала, но там все особи были почти земного вида, а фехото сюда явно не подходят. Песчаная планета во главе с крайстом тоже, не могла похвастаться такими представителями. Планеты богов я тоже отмел из своего поиска, так как общался там только с самими богами и их близким окружением. Нет, точно, там таких не было. Планету Единорога можно и не рассматривать, я там ни разу не был, а Единорог на этого представителя совершенно не похож. Так, остается Зангрия, но все люди, с которыми я там общался, тоже, кардинально отличаются от этого субъекта. Стоп! А если не люди или человекоподобные особи. Ну-ка, ну-ка, что-то такое упорно лезет в голову, а я его отметаю, как несущественное. А ведь точно! Охранник того военного склада, где я получал оружие. Правда он больше напоминал робота, но отдаленное сходство проглядывает налицо. Значит Зангрия и не современная, а очень-очень древняя. Это что же получается? Это мы нашли тело Гайера, что ли? Мне аж стало не по себе. Я как представил, что придется уговаривать Гайера примерить новое тело, да и сама примерка может обернуться катастрофой для всей планеты. Даже небольшая потеря контроля за функционированием всей планеты со стороны Гайера и я уже около года не могу попасть на нее через свой портал. Мой лоб покрылся испариной, что не укрылось от "взгляда" моей напарницы.
  - Макс, а что это ты стал таким горячим, уж часом не заболел ли ты?
  - Нет, Наталь, тут немного другое. Похоже я догадываюсь, чье тело мы нашли, а вот сама процедура передача меня жутко пугает.
  - Что, родители или ближайшие родственники будут плакать? - Грустно вздохнув спросила Наталья.
  Вообще-то интересно, а есть ли у богов родители или хотя бы один родитель? Может они просто отпочковываются где-нибудь на просторах необъятных вселенных.
  - Тут такое дело, Наталья, получается, что пролежало это тело здесь неимоверно долго и никаких живых родственников, а тем более родителей просто не осталось.
  - Как это так? Да не может такого быть, кто-то должен остаться, да и не прошло много времени, посмотри, пыли-то совсем мало накопилось, уж по пыли я теперь специалист. Знаешь, как Авдотья меня контролирует, когда я по дому пыль вытираю? О-го-го!
  - А ты присмотрись к нашему окружению, может двери видишь или окна? Твое драконье чутье тебя не обманет.
  - Ой! А ведь и правда, такое впечатление что мы внутри огромного камня и ни одного выхода. Макс, а как мы отсюда выберемся?
  - Ты только не паникуй, а выбираться будем, как и пришли, по нашим следам. Ты мне лучше вот что скажи, тебе никого этот субъект не напоминает. Ты его не рассматривай, ты внутри себя к своим ощущениям прислушайся. Вот... Ну, как?
  - Тоже мне, не рассматривай. Нечем мне его рассматривать, а внутри себя я слушать не умею, я очень деятельная девушка и такими глупостями не занимаюсь.
  - Я почему так спросил? Просто мне показалось, что ты с ним уже встречалась.
  - Показалось! Креститься надо! А я, как без глаз осталась, так ни с кем таким и не встречалась, только с Молнией, Малышом и этим самым, Гайером.
  Внезапно лицо у Натальи вытянулось от изумления, и она шепотом сообщила мне, что это запросто может быть Гайер, потому что ей это очень даже кажется. Да, веский аргумент, а главное, понятный. Меня вот другое беспокоит, кого, к кому доставлять нужно. Толи Гайера сюда, но вот как? Толи саркофаг к Гайеру, и не менее резонный вопрос, как? Тело бы я взвалил на плечо и вытащил на поверхность озера, а дальше в дракона и назад в пещеру к Молнии. В одной лапе Наталья, в другой наш новый друг и все дела. А с саркофагом задача усложняется, да и неизвестно, можно ли этот саркофаг открывать или сдвигать его с места и не навредит ли такое его содержимому.
  - Наталья, давай ты не будешь ерничать, а попробуешь саркофаг полностью очистить, и мы посмотрим, можно ли его поднимать, и не зацеплен ли он за что-нибудь. Может сюда, к нему, электричество подведено или трубы с воздухом или водой. Давай, у тебя хорошо получалось, так что я не буду тебе мешать, а еще подумаю, вдруг я что-нибудь упустил из вида.
  - Ты себя из вида не упусти. - Пыхтя выдавила из себя Наталья, стоя на четвереньках и выгребая одной рукой пыль из-под саркофага.
  - Наталья, ты не обижайся, но вот то, что ты этот саркофаг увидела, да еще и магическую завесу с него убрала, уже говорит о многом. Ты помнишь, я магически одежду чистил, да листья во дворе убирал. Понимаешь, это все, что я магически могу. Я же слабый маг, во всяком случае послабее Михалыча, а тем более Татьяны. А тут еще и у тебя проснулось что-то магическое на недоступном для меня уровне. Отодвигает молодежь старичков на задний план.
  - Ну, ты старичок не плачься, видели мы, как ты расшвыривал бойцов спецназа или ОМОНа, кто их там разберет, да и друзья у тебя совсем не простые. Вон, одного нашего бога взять, он же не водит шашни с другими людьми на Земле.
  - А вот тут ты ошибаешься! Я, когда его на Землю притащил то, чтобы он смог нормально адаптироваться к нашей современной реальности, свел его с неслабой такой мафиозной группой. Картель по продаже оружия. Они ему помогли легализоваться на Земле, так что он не какой-то там абстрактный бог, а гражданин планеты Земля. Афера конечно, но документы сделаны, не подкопаешься. Они ему даже землю прикупили. Так что он вполне нормально вживается в новую для себя роль.
  Тем временем горки пыли по обеим сторонам саркофага росли, а платье Натальи стремительно меняло свой цвет на мышинно-серый. Теперь, вроде как можно и под днище саркофага заглянуть. Наталья, хоть и заверила меня, что никаких подключений нет, но я настоял на своем, тем более, что прецедент уже был, когда я ничего не видел, а слепая Наталья разглядела этот самый саркофаг. Я еще минут пять лазил вокруг саркофага, заглядывая под его днище и стараясь обнаружить всякие скрытые сюрпризы от древних производителей. Моя одежда приблизилась по цвету к расцветке Натальиного платья. Все. Я убедился, что можно взять и оттащить саркофаг в пещеру к Молнии, а оттуда и в соседнюю, где обитает Гайер, или тащить через разлом в камне, там, где я проводил пассажиров с того злосчастного самолета. Думаю, что нужно все тщательно обсудить с самим Гайером, пусть пошарит у нас в головах. Информация то очень специфическая, да и его это касается, похоже, напрямую. Ну, а самое главное, что сам саркофаг, это детище его эпохи, так что он сможет открыть нам глаза на некоторые вещи, если выяснится, что это не его тело. Во всяком случае мы будем обладать хоть какой-то информацией по поводу этого самого саркофага, вдруг нам удастся найти того, кому действительно принадлежит найденное нами тело.
  
  
  9.22. Хочется все же разобраться.
  
  Тем временем я тщательно осмотрел нашу находку со всех сторон и принял решение, попробовать его поднять. Три раза ха-ха. Я его даже от пола оторвать не смог. Конечно, можно допустить, что ребра жесткости прикручены к полу чем-нибудь, похожим на болты, но я думаю, что мы не все еще сделали, чего от нас ждали, так что пора помахать саркофагу ручкой и отправляться к Молнии и Гайеру. Наталья контролировала драконьим чутьем все, что я творил с саркофагом поэтому, когда я, растирая напряженные пальцы рук, которыми я пытался приподнять днище саркофага хотя бы на несколько миллиметров, сообщила мне, что цвет силовых линий, окружающих саркофаг, изменился в более темный цвет. В какой, она определить не может, так как видит все в серых тонах. Я ее понимал, ведь и я тоже видел все в таком же цвете, а вот силовых линий я никогда не видел, я только сами предметы или людей, а еще, если напрячься, то и просканировать пространство или заглянуть в структуру предметов.
  - Наташа, сейчас мы с тобой ничего не сможем сделать с этим саркофагом, я его не смог не то, что приподнять, я его с места сдвинуть не могу. Так что сейчас мы с тобой возвращаемся по своим следам и пытаемся выбраться на поверхность озера. Я, так понял, что ты плавать вообще не умеешь, так что держись за меня, а я нас вытащу через всю толщу воды, что отделяет от поверхности и обеспечу тебе комфортный полет до пещеры драконов.
  - Это также, как меня Молния сюда доставила?
  - Ну, почти также, только в более спокойном режиме и без неожиданных эксцессов. Я не буду объяснять тебе, что по этим горам мы будем добираться до пещеры драконов ножками, дня три, не меньше, а так, минут пятнадцать-двадцать. Я бы даже допустил, что и ты могла бы долететь туда на своих крыльях, может чуть дольше чем я, просто потому, что крыльями нужно научиться управлять, да и садиться на небольшой карниз над пропастью та еще задача. Есть только одна проблема, дракон должен хотя бы один раз взлететь сам, тогда он, как и любая птица, научится летать. Взлет дракона, процедура сложная, так что их матери поступают проще, они сбрасывают детенышей в пропасть, а те, чтобы выжить, интенсивно начинают махать своими крылышками. Наш Малыш совсем недавно научился летать, это случилось уже при мне, так что можешь представить, сколько лет должно пройти, чтобы птенец, так сказать, смог выпорхнуть из гнезда. А ты только сегодня первый раз сменила свою форму. Я, правда, тоже, первый раз взлетел, буквально сразу же, как только получил кровь дракона, но это было из области экстрима, а точнее, стечение обстоятельств, да и летал я в человеческом теле, только с крыльями. Мне бы не хотелось обучать тебя так, как я обучал своего друга, Людвига. Тем более ты можешь себе это представить, ведь Молния сбросила тебя с приличной высоты, и в озеро. Могу поспорить, что ты ничего не видела и летела вниз как в черную яму. Думаю, что для тебя это очень неприятные воспоминания.
  Тем временем мы прошли по своим следам и уперлись в стену. Наше возращение откладывается, думаю, что сейчас начнется программа по проверке каких-то наших качеств, причем, меня-то они знают, а вот Наталья, лицо новое. Однако, время текло, а ничего не происходило. Нужно было что-то предпринимать. Внезапно меня осенило, ведь попали мы в это место непосредственно с Зангрии, а там все завязано на технологиях древних и на самой личности Гайера. Может нам вызвать средство передвижения, как в башнях или в столовой. Я мысленно пожелал оказаться в башне с оборудованием для изменений некоторых параметров новоиспеченных магов. Я даже мысленно представил подвал той башни, где стояли станки. Ждать пришлось долго, видимо удаленность от центра транспортной системы была серьезной. Я уже и перестал надеяться, когда чуть в стороне от нас материализовалась транспортная платформа.
  - Наташенька, а вот и наше транспортное средство, так что пойдем, нам нужно встать на эту платформу.
  - На какую платформу?
  - Ты что, не видишь вот этот круг, возле стены?
  - Да ничего я здесь нового не вижу, все так же, как и было, когда мы сюда вошли, пыль, пол, саркофаг, стены.
  Меня даже оторопь взяла, может у меня галлюцинации какие-то, но глобальная магическая система планеты Зангрия работала как часы, так что весь мой опыт говорил, что это транспортная платформа реальная и она для нас.
  - Наташа, давай руку и держись за меня, если ты не видишь эту платформу, то ее вижу я и нам нужно на нее взгромоздиться. Все, пошли.
  Наталья, не то, чтобы сопротивлялась, но недоверие ее ко мне сквозило буквально в каждом движении. Я подвел ее за руку к краю платформы и посоветовал сделать шаг на ступеньку. Рука Натальи дрожала, когда она сделала этот шаг и я тут же подтащил ее поближе к центру. Там уже выдвинулся центральный стержень, и я переложил руку Натальи на этот элемент конструкции нашего транспортного средства.
  - Наташа, не паникуй, сейчас тебе под колени подъедет скамеечка, так ты не бойся и садись на нее. Ехать нам, похоже, очень долго, так что лучше путешествовать с относительным комфортом.
  На этот раз путешествие, действительно, совершенно отличалось от тех моих перемещений, которые я делал до этого в транспортной системе Зангрии и обоих Библиотек. Во-первых, нам потребовалась пересадка, что само по себе не характерно для магической транспортной системы. Я недоумевал. Единственное, что слегка облегчило мне задачу, так это то, что вторую платформу, что уже была приготовлена на конечной станции нашего первого отрезка пути, Наталья смогла разглядеть своим драконьим чутьем. Мы пересели и транспорт тронулся дальше. Время в той темноте, что окружала нас, совершенно не чувствовалось. Наталья тоже, ничего вокруг не видела, уж я побеспокоился спросить ее об этом. В момент перемещения она и платформу теряла из вида, как ни странно, но я наблюдал платформу как своими органами осязания, так и драконьим чутьем. Уже одно описание нашего перемещения от саркофага в башню, тянула на научный магический труд, только вот кому он нужен? Тем временем нас попросили сделать еще одну пересадку, это уже ни в какие ворота не лезло, но спросить было не у кого, а платформа так же, как и всегда, безмолвно парила в пространстве, ожидая, когда мы на нее пересядем. Наталья уже как заправский путешественник по магическим транспортным системам, лихо забралась на платформу, я не отставал от нее. Через какое-то время я уже знал, что это последний отрезок пути значит, скоро приедем в башню. Там нужно будет прогнать Натальино тело через образовательную систему и организовать ей пространственный карман. Самому мне необходимо пополнить мои закрома магическими кольцами и, если запасной комбинезон Татьяны не подойдет Наталье, то организовать новый, учитывая ее размеры. Хочется надеяться, что Гайер встретит нас приветливо, а не влепит нам по первое число, но мы же не нарочно оказались в той комнате с саркофагом, нас туда завели и бросили. Вот мы, такие умненькие, сами оттуда и выбрались.
  - Ну, что же Гайер, встречай. - Подумал я, когда платформа ощутимо стала гасить скорость.
  Наконец, остановка, и плавное скольжение вверх. Оригинально, так я еще в башню не приезжал. Сверху, да, откуда-то сбоку, тоже, а вот из-под земли, это впервые. Ну, Зангрия, не перестает меня удивлять своими магическими выкрутасами.
  
  
  9.23. Превратности пути.
  
  
  В первую очередь поинтересовался у Натальи, что она видит? Оказалось, что опять ее драконье чутье не работает, в принципе понятно, здесь же своеобразная магическая лаборатория, вот она от всего и пытается защититься. Но ведь я в ней все видел всегда, а у меня точно такое же драконье чутье, как и у Натальи. Потом вспомнил, да и действительность подтверждала, здесь я пользовался драконьим зрением, а не чутьем. То есть магия напрочь исключена, только реальные физиологические процессы и анатомические особенности. Ну и ладно, за руку девушку повожу, как и принца. А ведь точно, он же тоже ни черта здесь не видел. Так у меня, значит, глазки особые, вот и спасибо им. Ладно, показывай Гайер, куда мне девушку сдавать на опыты. Вдалеке полыхнуло несколько раз, значит туда. Я уже приготовился, что это будет тот самый лежак с контурами человека, но оказалось, что нужно пробираться мимо знакомых станков к неприметному закутку возле стены. Странно, а я это место проморгал. А может мне сюда просто нельзя было. У Гайера тут строго, и я вспомнил аппаратуру по внедрению в меня небольшого филиала ресторана и мои ощущения после этого. Нужно срочно оттранслировать Гайеру, что у нас для него есть информация и нужно срочно вытянуть ее у нас из голов, пока еще возможно. Мы не знаем, с чем столкнулись и где были, но транспортная система Зангрии до нас дотянулась, правда, добирались мы сюда с двумя пересадками, что совершенно не характерно для знакомой мне транспортной системы Зангрии и двух Библиотек, у которых я побывал в гостях, и не идет ни в какое сравнение, как я передвигался здесь до этого.
  Мой мысленный монолог никак не был подтвержден и мне пришлось укладывать Наталью на подобие выдвижной скамьи, узкой и покрытой каким-то мягким материалом. Наталья не сопротивлялась, она, похоже, уже спала. Я боялся, что она сверзиться с этой узкой полоски материала, но ноги, спина и голова, покоились на этой скамье, а руки свисали по обеим сторонам практически безжизненного тела. Гайеру я доверял, так что не стал устраивать истерики, проводил уплывающую в глубь станка скамью и, на всякий случай, подстраховал руки Натальи, чтобы они не попали в какую-нибудь щель между корпусом станка и скамьей, но нет, все было отработано, так что Наталья полностью скрылась в недрах аппарата, а я поплелся к копиру, нужно было поторапливаться, так как я не знал, сколько еще мне ждать мою компаньонку по такому замысловатому походу. Пошли за одним, а нашли другое.
  С копиром все было отработано до мелочей, так что процедура пополнения моих сокровищ и изготовление комбинезона для Натальи заняли не более десяти минут. В принципе можно было бы и поспать, Гайер все равно предупредит, когда мне забирать Наталью, да меня, не ровен час, засунет в какой-нибудь аппарат. Пока я все это обдумывал, ноги, независимо от моего сознания тащили меня к просыпающемуся аппарату, похожему на паука. У меня внутри все похолодело, уж больно он был похож на живое воплощение паукообразных. Чудище не заставило себя долго ждать, а метнулось ко мне и, обхватив мое тело суставчатыми манипуляторами, прижало лицом и животом к своему брюшку. Омерзительно, унизительно и отвратительно, успел подумать я перед тем, как в меня воткнулись сотни тончайших игл. Что они впрыскивали, или это была акупунктура, сказать было сложно, да и невозможно, потому что у меня вдруг отнялось все тело. Я не мог ни кричать, ни шевелиться, ни дышать. Единственное, что мне позволили, это видеть, как в брюшке открылись какие-то железы и меня стало заливать какой-то субстанцией, страшно разъедающей места, где были воткнуты инъекторы. Тело начало жечь, потом печь, а потом я потерял сознание.
  Приходил я в себя в каком-то месиве из того желе, что натекло на меня и моих рвотных масс, что так обильно из меня извергались. Странно, а я этого и не помню. Ну да ладно, жив, и слава богу, да и Гайеру тоже. Интересно, получил он от меня информацию, или нет? Судя по тому, что он здесь царь и бог, то получил, и даже с избытком, все-таки я там много размышлял над найденным Натальей саркофагом. Нужно двигать к станку, куда я упрятал Натальино тело. Думаю, там картина, не лучше. Нужно достать воду и помыться, как-нибудь разберемся, кто на кого не глядит. А вот интересно, как это в меня иголки то воткнулись, ведь на мне был комбинезон, да и на Наталье тоже. Он ей немножко тесноват, так что сейчас получит свой личный и будет в нем щеголять перед своими кавалерами.
  Как я и думал, Наталья выглядела ничуть не лучше меня. Нужно будет организовать что-то типа душа, только вот из чего. В моем пространственном кармане чего только нет, но вот то, что мне придется когда-нибудь полностью мыться в каком-то ограниченном пространстве, мне и в голову не приходило. Не приходило? Вот теперь и будем мучиться.
  Мысленно я приготовил несколько кастрюль с горячей и холодной водой, потом просто, вытащив Наталью из еще более отвратительной субстанции, чем та, в которой я очнулся, потащил ее подальше от этого смрада. Вскоре подходящее место нашлось, и я остановился. Следовало приступать к водным процедурам. Оставив Наталью лежать на полу, я стал спешно стаскивать с себя всю одежду, потом, плюнув на все условности, стал раздевать и Наталью. Если что, то я ее шмотки через копир пропущу, может выйдут более чистые вещи, чем сейчас, больше то у меня ничего женского и нет. Или Гайер, паразит, или я долго возился, но только, когда я начал с Натальи снимать последнее, то она выбрала это время для того, чтобы прийти в себя. Ее цепкие руки ухватили меня за предплечья, не позволяя снять с нее трусики. Мои зубы заскрипели от ярости, и я только выдохнул, чтобы она не смела сопротивляться. Она как-то обреченно обмякла, а я, поняв, что у нее в голове, немного успокоившись пояснил, что сейчас мыться будем, так что не нужно дергаться, все равно тут темно, как у негра в ..., я подумал и добавил, в голове. Наталья судорожно усмехнулась, видимо концовка этой крылатой фразы была ей хорошо известна. Она уже без моей помощи окончательно разделась, и я стал вытаскивать кастрюли с водой.
  Мытье с постирушками заняло около часа, больше всего досталось волосам, так как мы все же были одеты в комбинезоны, но тело чесалось все, так что мы, сталкиваясь в темноте голыми телами, яростно выливали на себя очередные порции воды. Это был какой-то мазохизм, темнота, голые тела. Мой мужской датчик зашкаливал. Несколько раз я им ощутимо соприкоснулся с Натальиным телом, так что окончание водных процедур застало нас на достаточно расстоянии друг от друга. Я пытался унять свой разбушевавшийся организм, но он явно становился неуправляемым.
  - Наталья, лови новый комбинезон, он немного попросторней того, что я тебе давал, все же тот, делался для другого человека, а в этом будет комфортней. Всю свою мокрую одежду отдашь мне, я ее попробую обновить на здешних аппаратах. Если не получится, то, когда выберемся наружу, я ее попробую вычистить магически. Не знаю, правда, уберется этот запах, или нет?
  Голос у меня был хриплым, гормоны все еще требовали своего, так что нужно было чем-то заняться. Наталья перебросила мне свой узел, и я поплелся к копиру, оставив ее в полной темноте. Запоздало вспомнив об особенностях некоторых аппаратов, я крикнул в темноту Наталье, что бы не вздумала никуда ходить, я сейчас запущу копирование вещей и приду за ней. Копирование заняло от силы минуты три, вещей было мало, да и я мысленно поторапливал аппарат. Наконец, вытащив новую одежду из приемного ящика, я обнюхал ее. Вроде запаха и грязи нет, так что можно тащить все это Наталье. Взял и оригинал, тоже, морщась обнюхал, а ведь и здесь запах и грязь исчезли, Чудны дела твои Гайер, но, спасибо. Вернулся туда, где оставил Наталью, той на месте не было. Вот ведь егоза, если ее какой-нибудь аппарат подхватил под белые рученьки или под белую ..., ну, это лирика, то я и не знаю, что делать, толи Гайера звать, толи ждать, что будет? Но для начала нужно определить, куда ее затолкали. Затолкали ее на обучение, так что я вздохнул свободно, это не страшно, так и быть, дождусь ее, сама процедура не долгая, да заодно нужно будет ей пространственный карман организовать, там делов-то, немного потерпеть и все. Ох, что-то нелегко мне это путешествие дается, еще к Натальиной проблеме и не приступали, а столько времени потеряно. Для нас с Натальей результат нулевой, вот и весь расклад. Внезапно засветился один из аппаратов, значит, для меня. Делать нечего и я направился к этому устройству. Ничего такого страшного, выдвинулось что-то, наподобие шезлонга, и я не раздумывая уселся в него. В голове сразу раздался голос Гайера, что мы молодцы и обнаружили одну из потерь, так что нам придется отправиться туда еще раз, но для этого будет необходимо пройти курс обучения. Курс дезактивации мы оба прошли, все-таки там очень сильный источник облучения. Саркофаг необходимо доставить сюда, в эту лабораторию, все остальное это уже его проблемы, потом нужно будет навестить местную Библиотеку, это уже ее просьба, так что сейчас, как только Наталья закончит обучение, то на ее место следует лечь мне. Все. Сеанс связи закончен.
  Я выбрался из шезлонга и осмотрел конструкцию, Ее явно собрали за несколько минут и буквально на коленке. Видимо Гайер торопиться, значит и нам следует поторопиться. В это время звякнул сигнал завершения процедуры обучения Натальи и я, перехватив ее у самого аппарата, попросил еще немножечко меня обождать, так, как и мне предписано пройти тот же самый курс обучения, что прошла она. Наталья все еще находилась под действием того процесса, что был запущен с помощью этого аппарата, пришлось ее слегка отодвинуть плечом и забраться на лежак. Миг, и меня накрыло крышкой, а в мозг хлынул поток информации. Отсутствовал я минут пять, ибо Наталья только-только начала приходить в себя. Я выбрался из лежака и слегка покачиваясь, так как нейронные связи в моей голове продолжали перестраиваться, направился к Наталье. Та все еще мотала головой при каждом цикле перестройки нейронных цепей и ощупывала свои виски. Видимо Гайер ускорил для нее процесс обучения и включил туда нужную нам информацию по саркофагу.
  - Наташа, ну ты как, идти сможешь?
  - Ой не знаю. В голове все перемешалось, так что я все время пытаюсь, то равновесие восстановить, то головную боль унять или рвотные позывы.
  - Наташа, давай пройдем еще одну процедуру, она немного болезненная, но ты выдержишь, зато у тебя будет свой пространственный карман.
  - Да давай! Пусть лучше боль, чем такие ощущения, что я сейчас испытываю.
  Я подвел ее к нужному нам станку и попросил положить руку в углубление. Едва ее рука коснулась поверхности станка, как процесс татуировки начался. Нужно отдать Наталье должное, она не заорала и не стала биться, пытаясь высвободить свою руку, а молча выдержала это испытание и получила на тыльной стороне своей кисти маленькую татуировку дракончика.
  Теперь мы на все сто были готовы для выполнения того задания, что нам поставил Гайер. Что уж он там у нас в головах срисовал, было неизвестно, а вот план по извлечению так нужного ему саркофага он уже разработал и внедрил его нам в головы. Тем временем вдалеке засветилась огнями ждущая нас платформа, я взял Наталью за руку и потащил за собой.
  - Да не тащи ты так, я уже прилично тут все вижу. Как только тот паук надо мной поработал, так я и начала все видеть. Так все же лучше, чем блуждать в темноте.
  - Так ты что, уже была зрячая, когда мы мылись?
  - Ну да! А чего это тебе на меня голую можно таращиться, а мне на тебя, значит нет?
  - Ну ты Наталья даешь! С тобой не соскучишься. Давай договоримся, что нам это обоим приснилось, а то неудобно как-то. Понимаешь, голое женское тело, оно само по себе красиво и привлекает внимание противоположенного пола, а вот мужикам хвастать красивыми изгибами тела, это как-то попахивает извращениями. Вон Европа уже вовсю себя демонстрирует. Всякие гей-парады и подобные мракобесия. В общем твое тело мне понравилось, на этом давай и остановимся
  - Да я видела, как мое тело тебе понравилось!
  - Наталья, не усугубляй! Я и так себя чувствую, как будто голым на улицу выскочил. Стыдно ужасно!
  - Вот и хорошо, хоть кто-то тебя устыдил, а то прямо непогрешимый какой-то! Ладно-ладно! Молчу!
  Мы добрались до платформы и устроились на ней с комфортом. Платформа стала погружаться прямо в пол, чего я от нее никак не ожидал, ну, колодец какой-нибудь, как в пустыне, так ведь нет, все с какими-то спецэффектами. Тем временем платформа ощутимо разогналась. Ветра не было, а вот драконье чутье не обманешь. Несколько раз направление движения резко менялось. Если бы я был простым человеком, то я таких выкрутасов просто бы не заметил. Еще небольшое ускорение и мы пулей вылетели прямо из скалы, нависавшей над знакомым озером. Все понятно, входим, как и в прошлый раз. Спасибо Гайер, я думал все будет гораздо цивилизованней.
  
  
  9.24. Прогулка по незнакомой планете.
  
  Я уже приготовился войти в воду, а руками ориентировал тело Натальи, так как не знал, видит она поверхность воды или нет, мы уже готовы были войти ногами в воду, когда нас, прямо перед самой поверхностью мягко остановило и, затем, я ощутил, что мы уже не на этой планете. Что мы опять сделали не так, можно было только догадываться? Под ногами оказалась жесткая трава, а нас окружали самые настоящие джунгли с деревьями-великанами. Наталья пыталась что-то сказать голосом, но только открывала и закрывала рот. Я решил ее подбодрить, но и я что-то не услышал свой голос, вокруг нас было как-то не так. Шок переноса прошел, и я ощутил нешуточную прибавку своего веса, похоже, что эти условия характерны для крупных планет или планет с высокой силой тяжести. Я обратился к своим знаниям и вскоре вкладывал то, что нужно для выживания на этой планете в голову Натальи. Та, буквально через пару десятков секунд, перестала хватать себя руками за разные части своего тела и несколько успокоилась. Это мне напомнило, как мы с Людвигом шли по песку планеты крайстов. Ну, что? Основные неудобства, неподходящей нашим телам планеты мы устранили, единственное, общаться нам придется мысленно, ибо толи какие-то газы не дают распространяться привычным нам звуковым колебаниям или частота этих колебаний какая-то другая. Но тут я одернул себя, а ведь я не слышу и своего голоса, то есть звуковые колебания не передаются и внутри моего тела. Поразительно. Но пусть об этом болит голова у тех головастиков, которые ходили со мной в тот злосчастный поход к чужому звездолету.
  - Наталья, ты поняла, что нас опять куда-то выкинули? Я еще не разобрался куда, но я в этом мире еще не бывал. Самое главное ни за что не хватайся руками, и не тяни ничего в рот. Кормить нас буду я, ну и скажи мне, ты что-нибудь можешь ощущать в этом мире?
  - Макс, я здесь ощущаю себя ужасно. Вижу очень слабые контуры того, что нас окружает и только то, что находится буквально в метре от меня, дальше все как в тумане.
  - Ладно Наталья, думаю, что нас сюда отправили не просто так, так что в ближайшее время все выяснится. У меня такие же ощущения пространства, как и у тебя, что-то встречающая сторона запаздывает.
  Время шло, а нас никто не встречал, так что следовало брать ноги в руки и двигать, куда глаза глядят, хотя они только у меня. Поскольку никаких предпочтений в направлении движения не было можно было бы пойти налево, хотя нет, все-таки следует придерживаться какой-то системы. Лучше всего идти на юг, а не на север и, хотелось бы выйти к какой-нибудь воде. Где вода, там выше вероятность встретить людей, если они здесь есть. Проверил свои магические возможности. Карман позволял помещать и извлекать предметы, но кормить отказался однозначно. Это не беда, пюре у меня есть, вода в наших фляжках, газовая горелка, правда, отказалась зажигаться, так что холодное пюре мы сможем себе изготовить, а вот о горячей воде придется забыть, хотя, позже попробую разогреть ее магически. Это те магические навыки, которыми меня наградила Молния. Я еще хихикал, что очень актуально, уметь разогревать воду в пустыне. Теперь актуально, так что на ближайшем привале я это попробую.
  Раз есть доступ в мой пространственный карман, то я достал веревку и связал нас с Натальей. Так будет безопаснее, раз она здесь почти слепая. Я сам улыбнулся такому каламбуру. Девушку без глаз я называю полуслепой. Светило было еще высоко, так что следовало выдвигаться. Сориентировав нас по местному источнику света, я повел нашу связку по маршруту. Джунгли были густыми, но это больше касалось верхней части, внизу были только трава и стволы деревьев. Какие-то культивированные джунгли. Пока нам не встретилась никакая живность, так что будем надеяться, что здесь нет опасных, для нас, форм жизни.
  Так мы и шли до вечера. Стерильный лес, стерильная планета. Ни насекомых, ни мелких животных, типа грызунов. Лес ни редел, ни становился более густым. Такое впечатление, что кто-то очень равномерно расположил все растения на этой планете или в этом лесу. Очень напрашивалась аналогия с разбитым садом или рощей. Светило уже стало скатываться за горизонт, но в лесу еще было светло, так что самое время попытаться устроиться на ночлег. Кариматы были в кармане, так что сейчас будем готовиться к ночи. На промежуточных привалах я смог слегка разогреть воду в обычных кружках, так что пюре получалось еще более невкусное, чем мы ели с Михалычем в пустыне. Наталья ела такую бурду через силу. Сейчас я снова достал две кружки и наполнил их водой из фляжки. Следующим элементом из моего кармана, был термос с пюре. Несколько пассов руками и вода в кружках нагрелась. Я макнул палец в свою кружку и резко отдернул, вода нагрелась градусов до семидесяти. Значит, налицо прогресс моих магических способностей. Я попытался вытащить какую-нибудь еду из моего пространственного кармана, но, к сожалению, фокус не удался. Наталья поводила носом и учуяв запах сухого порошка пюре, тяжело вздохнула.
  - Наташ, не переживай, у меня есть небольшой прогресс моих магических сил, так что не исключено, что завтракать будем как люди, а сейчас наше злосчастное пюре, но все же, заваренное кипятком. Думаю, что и чай сможет завариться в таком полу-кипятке. Давай, не раскисай.
  Наталья еще раз тяжело вздохнула и протянула руку, чтобы я вложил ей чашку с ее порцией. Мне все больше и больше нравился мой попутчик. Напарницей ее назвать сложно, хотя, это она обнаружила саркофаг, но от напарника ждут поддержки, помощи, защиты, а у нас все было в одностороннем порядке и не потому, что Наталья не хотела, а потому, что не могла. Все же я даже представить не мог, как бы я себя вел, если бы остался без глаз и без своих магических чувств. Наконец порции были розданы, и мы приступили к ужину. Мы старались съесть наше пюре как можно быстрее, чтобы потом успокоить свои вкусовые рецепторы чаем. Пакетики стали отдавать свою краску и, оставшуюся после обработки терпкость, семидесятиградусной воде. Те кружки, что я вытащил из пространственного кармана, были мои, и прозрачностью не отличались. Они вообще были металлическими с двойными стенками. Ужин наш подошел к концу достаточно быстро, пюре поспособствовало. Ложиться спать было еще рано, и я обратился к Наталье с просьбой описать свои ощущения на этой планете. Может ее что-то насторожило или что-то ей не понравилось.
  Наталья задумалась, а потом сказала, что я иду правильно, прямо по линии, да и ей так удобно, ведь она почти-что ничего вокруг нас не видит, а так, хоть какой-то ориентир. Так, что мы, пока, все делаем верно. Я аж подскочил на месте. Какая линия? Я же сам выбирал маршрут руководствуясь только здравым смыслом. Тут на ум пришло, что может это мой организм помогает Наталье и рисует ей линию от меня к ней. Я так и спросил Наталью, что, неужели линия тянется от меня к ней? Но Наталья меня приземлила. Оказывается, линия протянута далеко вперед, так что исчезает она только за пределами нашей видимости. Тут хочешь, не хочешь, а почувствуешь себя идиотом. Я и почувствовал. С другой стороны, мне навязали Наталью, а она имеет некоторые преимущества передо мной, видимо, не зря ее лишили глаз. Я-то себя ругал, что ее слепота из-за меня, а на самом деле, мне эту ситуацию подкинули и, единственное, что мы должны были получить на выходе, это слепого носителя моей крови.
  Пока я накручивал себя, да размышлял над нашими проблемами, местное светило скатилось за горизонт и наступила непроглядная темень. Луны у этой планеты не было, а значит, мы имеем классическую базовую ночь, где единственным освещением были только отблески далеких звезд, но света от них не хватало, чтобы раздвинуть границы мрака, и они служили только указателями, где искать небо в случае необходимости.
  
  
  9.25. Консультация с Мейксом.
  
  Ночь прошла спокойно, нас не кусали комары или какая-нибудь мошка, над головами не сновали летучие животные этого мира. Даже метеориты не прокладывали светящиеся полосы в небе. Какая-то замороженная планета, может она искусственная, как Зангрия? Но все равно, у нее тогда должен быть свой бог и с ним следовало бы поговорить, да как можно быстрее, а то может случиться конфуз, ведь меня некоторые ассоциировали с богами, а то и со старшими богами. Это, как иметь фальшивое удостоверение каких-либо силовых структур. На неподготовленного собеседника произвести впечатление можно, а вот реальной пользы в самой такой структуре ты не получишь, а наоборот, получишь нешуточную проблему и еще не известно, как она разрешиться. Местный бог никак не отреагировал на мои размышления о нем, так что, либо его здесь нет, во что вериться с трудом, либо он меня не слышит, поэтому следует подниматься и реквизировать свои возможности в магическом плане. На этот раз я смог извлечь из пространственного кармана яблоко, а за ним и второе. Одно подложил поближе к Наталье, а вторым с удовольствием захрустел, продолжая инспектировать, что я еще могу. Так, с едой понятно, разнообразить стол смогу, а вот что мне говорит мое драконье чутье. Как ни странно, оно как-бы за ночь съежилось. Контроль я мог осуществлять в радиусе метров десяти, не больше. Для нас это означало, подходи кто хочешь, и бери нас голыми руками, ведь это была, на прошедшую ночь, наша охранная система. Теперь придется ставить еще и магическую охранку. Насколько она развернется в пространстве, сказать сложно, да и проверить проблематично, не отправишь же Наталью, как индикатор чужой ауры, куда-нибудь подальше в кусты, хотя, почему в кусты? Она же может двинуть по видимой ей линии, а я буду ее отслеживать, так, хотя бы будем иметь информацию о возможностях нашей системы безопасности.
  Вот, наконец, ноздри Натальи затрепетали, и она открыла глаза. Прямо перед ее глазами, если бы они у нее были, лежало яблок и испускало такой неповторимый аромат. Наталья протянула руку, и с третьей попытки нашла яблоко. Ее мысли спросили меня, я ли положил яблоко. Молодец! Помнит мои наставления, хотя руками-то все-таки схватилась. Я успокоил ее и сообщил, что мой пространственный карман заработал, так что есть теперь будем по-человечески и попросил ее, раз уж она проснулась, то пройти по той линии, что она может видеть, вперед, подальше от меня, а я запущу свою охранную систему и проверю ее радиус действия, а то мое драконье чутье сузило границы своего восприятия и полагаться на него теперь не стоит. Наталья пожала плечами и поднявшись с каримата отправилась куда-то вперед, по той, видимой только ей, линии. Я запустил мою магическую сеть, и стал отслеживать ауру Натальи. Та уверенно двигала вперед, так что я посоветовал ей не спешить, все-таки мир нам совершенно незнаком, следует соблюдать осторожность. Расстояние, на которое уже успела уйти Наталья меня вполне устраивало, так что я посоветовал ей сходить за кустики, если она хочет, и возвращаться. Все работает прекрасно, так что мы не останемся незащищенными. Наталья выразила готовность и завернув за ближайшее дерево исчезла за ним, а секунд через пять и ее аура исчезла с моего магического радара. Я мысленно позвал Наталью, ответа не было. Такое впечатление, что она исчезла с этой планеты. Этого мне еще не хватало. Я соскочил с каримата и бросился к тому месту, где исчезла Наталья. Когда я принесся туда, то уже ничему не удивлялся. Знакомый вход в Библиотеку древних. Я, не раздумывая прыгнул на платформу, но ее не оказалось на месте. Падал долго. Перед самым дном кольцо полыхнуло и основательно замедлило полет, но все равно, о грунт я приложился с приличной силой, что выбило из меня дух. Хорошо, что на дне не оказалось таких кольев, как на Валейзии, а то неизвестно, сработало бы кольцо защиты или нет? Минут пять я приходил в себя, наконец я смог дышать и стал шарить руками по стенам колодца. Никаких проходов, да и смешно было бы искать здесь туннели транспортной системы местной Библиотеки. Значит нужно возвращаться к вещам и, подтащив их к входу в Библиотеку, ждать, когда платформа появиться наверху, возвращая Наталью от своей хозяйки. А вот если Наталья не появиться на поверхности в течение двух суток, то тогда нужно будет спускаться и постараться вытащить ее наверх. Хотя сознательно я понимал, что уже опоздал, теперь надежда только на мою кровь и бойцовский характер Натальи, только это сможет ее защитить от бесцеремонного вторжения Библиотеки в основы ее сущности. Следовало выбираться из колодца, крылья тут не помогут, значит, перемещаемся к нашему бивуаку. Мысленно нарисовал ту картинку, какую я уже видел на месте нашей ночевки. Миг и я опять на своем каримате. Спокойно, не торопясь собрал наши пожитки и пошел ко входу в Библиотеку, теперь предстоит тяжелая фаза ожидания. Я вспомнил, как волновался за богиню, как сидел возле провала в колодец и швырял песок, проверяя, поднялась ли платформа. Но тогда богиня по собственной инициативе спустилась туда, а вот Наталья попала из огня, да в полымя, и еще не понятно, как она выпутается из этой ситуации? Главное, чтобы смогла перенести вторжение в свой мозг, чтобы выжила после этого. То, что Библиотека полезет в мозг Натальи, я даже не сомневался, но хотелось бы, чтобы это было как-то аккуратно, но, зная Библиотеку, трудно надеяться на человеческую логику поступков существа, а точнее сущности, которая бесконечно далека от людей.
  Пока нужно было обживаться здесь надолго, дней на десять, не меньше, это в том случае, если все закончится удачно. Я старался гнать от себя мысли о трупе Веспатия в кресле Библиотеки, но вид его обезображенного тела сам собой всплывал в моей голове. Туда же приходили и мысли о том, как мы тут проживем десять дней? Кариматы это хорошо и простые спальные мешки, а вот крыши над головой я организовать не смогу. Вспомнил, что я мечтал получить надувную палатку наших головастых друзей по экспедиции в Зангрию к останкам космического корабля пришельцев. Я тогда нарисовал себе сценарий, где я бы пропустил такую палатку через магический копир, но тогда события стали развиваться не по моему сценарию, так что я остался без палатки, а мог остаться и без жизни. Тут мне вспомнилось, что я организовал Татьяне серьги, которых не было изначально в предметах, подлежащих копированию. Если я смогу отправиться в Башню Духов и вернуться сюда, то я бы мог организовать нам здесь неплохой временный лагерь. Единственное, что меня останавливало, была моя неуверенность в том, что я смогу сюда вернуться. Мысленно я стал связываться с моим мейксом. Мекс откликнулся не так быстро, как хотелось бы. Мы переговорили с ним, и я описал ему ситуацию. Мекс предложил мне попробовать открыть мой стационарный портал и связать его с существующим на Земле и Зангрии. Если удастся, то это будет постоянное место выхода вне зависимости от каких-либо других факторов, блокирующих мои перемещения на других планетах, кроме чудовищных природных катаклизмов. Самое главное, что однажды открытый, он становиться постоянным, так что это гарантирует мое возвращение сюда. Для моего перехода мне нужна была вертикальная стена, на которой я смог бы прорисовать дверь портала, а вот такой стены в ближайшем окружении не было. Что же делать? Мне пришло в голову, что следовало бы взлететь выше крон деревьев и поискать группу скал, все остальное не может считаться долговечной портальной площадкой.
  Время у меня было, так что сначала я просто отрастил себе крылья и стал пробиваться сквозь лианы, перекрывающих мне выход в свободное небо. Можно было стать и драконом, но что-то останавливало меня от этого шага. Когда мои крылья подняли меня над кронами деревьев, то я удивился. На вершинах некоторых деревьев были видны гнезда. Они были не очень большие, если сравнивать со знакомыми мне птицами, то в таком гнезде уместились бы такие птицы, как кондоры. Заглядывать в гнезда я не стал, так как нужно было вести себя на этой планете пристойно, а во-вторых следовало решить ту задачу, которую я поставил перед собой. Я поднялся повыше и осмотрел горизонт. Да, километрах в двадцати виднелись вершины небольших каменных утесов. Я скинул свою рубашку и бросил ее на крону дерева, находящегося подо мной. Это мой ориентир для возвращения.
  
  
  9.26. Новая точка выхода.
  
  Полет много времени не занял, я постарался запомнить выбранное мною направление, рубашка, рубашкой, но ее я учую только с десяти метров, такой уж радиус действия моего драконьего чутья. Постарался запомнить место начальной точки полета визуально, приметив расположение гнезд и высоты нескольких ближайших деревьев. Сейчас я торопился проверить возможность открыть свой портал на этой планете. Если ничего не получится, то я, наверное, не рискну переместиться простым перемещением в знакомые точки Зангрии, ведь нет уверенности в том, что меня пустят обратно на эту планету. А вот стационарный портал, это действительно, стабильность. В нем у меня уверенность есть. Даже проседание тектонической плиты под горами Зангрии временно выключило основной портал, но зато срабатывали точки выхода основного портала на более низких высотах. Тем времени мои глаза искали подходящее место для прорисовывания арки портала, поэтому, как только место было найдено, я ринулся к нему. Плавно соскользнув с высоты своего полета, я приземлился возле высоченного каменного утеса. На одной из его боковых стен имелось подходящее для меня место. Арка портала засветилась, едва я закончил прорисовку внешних контуров моего нового места перехода. Теперь предстояло решить, куда я отправлюсь, на Землю, или на Зангрию? На Зангрии палатка стоит там, где ее бросили наши ученые, а на Земле я смогу ее получить только после того, как меня отпустят службы Михалыча или нового начальства, назначенного вместо него, так что лучше синица в руках, чем журавль в небе.
  В пещере было как всегда темно. Я поздоровался с Гайером и сообщил ему, пока добирался до пещеры драконов, что нас выкинуло на неизвестную мне планету, там произошла незапланированная встреча с новой, для нас, Библиотекой, но вот из пострадавших, опять Наталья, так как это она свалилась в шахту к Библиотеке, ведь она практически не видела ничего дальше одного метра от себя. Сейчас она в стабильном состоянии, характерном для посещения Библиотеки. Я прибыл за некоторыми атрибутами, которые позволят нам прожить те несколько дней на неизвестной нам планете, пока Наталья не придет в себя. На планете никаких проявлений агрессии со стороны ее хозяина или ее обитателей не возникало, но кто его знает, с чем мы столкнемся? Гайер предупредил меня, что ничего, что могло бы помочь жить магам его времени вдалеке от цивилизованных мест в его арсенале нет, ведь перемещение между порталами делало ненужными такие вещи. Я успокоил Гайера, так как собирался использовать свою память на магическом копире, тот способен вытаскивать из-подсознания такие мысли и материализовать их. Единственное, что создает проблему, это время перемещения в Башню Духов. На Молнии я доберусь туда в течение дня, а вот сам буду лететь дня три-четыре. Гайер высказал мне свое "фе", ведь вместо того, чтобы махать крыльями как моими, так и Молнии, проще вызвать транспортную систему, и ты за пару часов решишь свою проблему, если получится, а если нет, то драконы сказали, что такая палатка осталась в брошенном лагере тех людей, что ты приводил на нашу планету. Я прикинул, что та, брошенная палатка, должна иметь явно повышенный фон того самого облучения, которому я подвергся при взрыве космического корабля пришельцев. Поблагодарив Гайера за дельный совет я, действительно вызвал транспорт, и тот появился невдалеке от меня через каких-то десять-пятнадцать секунд. На этот раз я буквально вскочил на платформу. Та, как будто почувствовав мое нетерпение, выстрелила центральный стержень прямо мне в руку и рванула по так нужному мне адресу. На этот раз скамеечка подсекла мне ноги профессионально, так что устоять было невозможно. После этого мою грудь сдавили нешуточные перегрузки, но зато наш путь уложился в пределах часа. В башне я действовал как хорошо отлаженный механизм. Сейчас я нашел бы магический копир в полной темноте без моих драконьих и магических атрибутов, на что человеку мышечная память и такие же тактильные ощущения? О том, что я хочу, я начал думать еще на подходе к копиру. Приятно иметь дело с очень умной техникой, ведь подходил я уже на звук работающего аппарата. Из-под сканера выезжала упакованная палатка со всеми необходимыми атрибутами, такая же, какую я видел еще в казарме, на Земле, когда мне демонстрировали научное и военное оборудование, что нужно было доставить на Зангрию. Я заказал еще три таких копии. Раз есть пространственный карман, то такое количество палаток не представляло для меня никаких проблем. Теперь следовало поторопиться и вернуться к порталу, ведь Наталья лежит на чужой планете, неспособная себя защитить, да и поухаживать за собой не может. Эх, скорее нужно возвращаться, уж больно планета странная и непредсказуемая нам попалась, то, что нам не встретилось ничего живого еще ни о чем не говорит.
  Платформа уже ждала меня, так что, как только я на нее заскочил, то мы в тот же миг сорвались с места. Скорость набиралась плавно, но жалеть меня никто не собирался. По негласному приказу Гайера меня доставили прямо к моему порталу. Я, как только соскочил с платформы, так сразу и начал прорисовывать арку портала. Задание на перемещение было дано такое же, как и то, что я формулировал на перемещение сюда, только с обратными адресными реквизитами, в смысле, пожелал, чтобы меня отправило обратно в точку, отличную от точки выхода Земли, зангрийская отсекалась по логике вещей, ведь я из нее перемещаюсь. Еще доли секунды, и я вышел из стены знакомого мне утеса. Теперь следовало найти место входа в Библиотеку, ведь там лежит тело Натальи, если ее уже отпустили, или она сидит в кресле Библиотеки и выглядит как Веслатий. Если все прошло нормально, то тогда ей срочно нужно обеспечить нормальные жилые условия. Конечно, я мог отправиться в Зангрию с телом Натальи, дождавшись, когда Библиотека выпустила бы ее из своих цепких лап, но что-то останавливало меня от этого шага, все же, это был первый обычный человек с планеты Земля, с которым имела плотный ментальный контакт чужая Библиотека. Приятно. Я уверен, что Наталья выдержит испытание, которое ей назначила местная Библиотека. А вот, кстати, стоит ли мне спускаться туда, ведь если тело Натальи поднимут сюда, то я могу и проигнорировать наличие входа в неизвестную мне Библиотеку? Но в глубине души я знал, что я спущусь туда, ведь не зря же нас сюда направили. Может, Наталья просто оказалась не в том месте и не в то время, а на самом деле там должен был оказаться я?
  
  
  9.27. Потерявшийся в воздухе дракон.
  
  От утеса я поднялся вверх, светило излучало свой свет прямо в глаза, так что найти ориентиры, находящиеся в створе меня и светила, не представлялось возможным. Выбрав примерное направление, я полетел, стелясь над деревьями в надежде, что след от своей ауры попадется на моем пути. Долго летал, меняя галсы, а отблесков своей ауры так и не обнаружил. Тогда решил проверить, где находится Библиотека, ведь ее излучение я помнил хорошо. Через пару минут я матерился вслух и от души. Все пространство подо мной не то, чтобы кишело такими всплесками излучения, а штук двести таких точек я обнаружил во всем лесу, лежащим подо мной. Какая-то ненормальность, а может, это чья-то шутка? Но мне сейчас не до шуток. Двести библиотек не могут быть рядом на одной планете, уж я-то побывал в их катакомбах, так что это либо аномалия, либо что-то со мной не так. Ради интереса полетел к одной такой точке, внизу моей рубашки видно не было, только одинокое гнездо и все. Я метнулся к другой точке, там ситуация повторилась, третья точка дала точно такой же результат. Это они что, Библиотеку по своим гнездам растащили, или это просто совпадения? Нет, нужно искать не так! Какое-то из излучений должно быть более сильным, не могут все излучения быть равны, тогда я найду самый большой кусок Библиотеки и попытаюсь поговорить с ним. Не на условиях Библиотеки, которые мне не очень-то нравятся, а на своих, все же это кусок от целого, а значит, не такой грозный. Поднявшись повыше, чтобы охватить как можно большую территорию своим чутьем, которое, почему-то видело эти всплески излучения на достаточном удалении от меня, я принялся выбирать наиболее мощный пучок такого излучения. На этот раз удача мне улыбнулась, и я направился прямо по азимуту, к выбранной мною точке. Чем ближе я приближался, тем четче становилось мое понимание того, что я здесь пролетал. Уже находясь над точкой я разглядел, да и почувствовал свою рубашку, а вот гнезда, висящего между точкой и мной, не было, значит нет никакой зависимости от наличия гнезд и входов в Библиотеки. Уже легче, а то чуть крыша не потекла от таких соответствий. Я подобрал рубашку и ринулся к поверхности планеты, огибая толстые и тонкие ветви деревьев, сознание отстраненно отметило, что сломанных и засохших ветвей нет.
  Вот, наконец, я почувствовал почву под ногами и успокоился, все находилось в таком же состоянии, как я и оставлял, так что можно разбивать палатку и приготовить все, что необходимо для десятидневного пребывания меня и Натальи в этом месте. Определив где находится вход в Библиотеку, я направил на него входную группу палатки, почему группу, да потому, что там был своеобразный тамбур с противомоскитной сеткой в передней части, где располагался замок-молния, и запустил развертывание палатки.
  Палатка развернулась, как и просил. Ее вход строго смотрел на колодец, куда утащили Наталью, так что буду сидеть и ждать. Можно сказать, что один день прошел, так как когда я улетал отсюда, то светило было в другой стороне, а, когда я возвращался, то уже с другой, так что запасусь терпением, плюс я не знаю, как быстро здесь идут сутки, может за одни здешние сутки на Зангрии или Земле пройдет суток десять? Но будем надеяться на более или менее терпимую разницу во времени наших миров. Пока у меня есть немного времени можно будет проверить свои возможности, тем более, что кушать уже хочется, да и безопасность у меня не на последнем месте. Я разбросил свою сканирующую сеть, которая ничего пока не обнаружила, кроме входа в Библиотеку, но зато она будет информировать меня о посторонних, хотя, на этой планете только много-много Библиотек и много-много гигантских деревьев. Правда нет, есть еще и мой утес с портальной аркой. Я вытащил из пространственного кармана свой сегодняшний ужин и, не отрывая глаз от входа в Библиотеку, принялся его уминать. Запас сна был минимальный, но вот ложиться спать я себе позволить не мог, вдруг над колодцем появится тело Натальи? Я не питал иллюзий по поводу состояния Натальи после посещения Библиотеки, главное, чтобы она смогла физически перенести грубое вторжение Библиотеки, ведь та, не церемонясь, и распихивая все защитные функции организма, решительно перестраивает мозг своего посетителя. А вот если он пережил такое вторжение, то тогда и поговорить можно. Такое впечатление, что вначале действует один грубый, бездушный механизм, а потом с тобой беседует властная, решительная и безжалостная женщина. Самое сложное, это адаптироваться к перестройке мозгового вещества и остаться в живых. Я, до сих пор помнил те незабываемые ощущения, когда голова готова была взорваться от того, что с ней делала Библиотека. Эти воспоминания всколыхнули незабываемую память таких ощущений, а мое чутье, неосознанно просканировало окружающее пространство на предмет нахождения здесь самой сущности Библиотеки. Я был несказанно поражен, когда, в пределах моей чувствительности оказалось еще три сущности Библиотек, только более слабо фонящих в пространство. Сила их излучения была различна, и самая сильная была у самой близкой, к этому месту. Возможно, одинаковая сила фона Библиотеки чувствуется мной по-разному, в зависимости от моей удаленности от такой сущности. Странно, но раньше такого не было, я же помню поиски Библиотеки на Валейзии, когда я уже знал, как фонит в пространстве сущность Библиотеки.
  Тем временем ночь окутала эту часть планеты своим темным покрывалом. Как я уже знал, у этой планеты не имеется ночного спутника, по-нашему, Луны, так что покрывало обеспечивало не просто темноту, а до невозможности непроглядную темень. Здесь я мог видеть верхнюю часть входа в Библиотеку только потому, что находился непосредственно в паре метров от колодца. Мое драконье зрение давало мне еще пару дополнительных метров окружающего пространства и все, дальше непроглядная темнота. Так все и продолжалось часов до трех ночи, когда меня, как обычного человека стало клонить ко сну. Я, как мог, боролся со сном и уснул бы, если бы вдруг, резко, меня не окружили более пятидесяти Библиотек, По крайней мере столько их показывало мне мое драконье чутье. Агрессии я не чувствовал, так что единственное, что я почувствовал, это то, что сон, как рукой сняло. Еще бы, порядка пятидесяти Библиотек на участке в несколько десятков квадратных метров. Раньше я знал, что может быть пара Библиотек на участке, предположительно, в несколько тысяч парсек, а теперь, до каждой из этих, присутствующих здесь сущностей, буквально рукой подать, не более ста-ста пятидесяти метров. Парадокс!
  - Никакой не парадокс. Ты что, никогда в детском общественном учреждении не был? У тебя в воспоминаниях такое очень четко отпечаталось, так что не придуривайся, а забирай свою попутчицу и спускайся ко мне. На ее теле я сделала несколько временных изменений, так что ты их не тронь, пусть продолжают работать, тем более, что одно из них восстановит утраченное. Все рассосется, по вашим меркам времени, через месяц, а теперь иди и забирай свою напарницу. - Раздалось у меня в голове.
  Вскоре над колодцем показалось лежащее на платформе тело Натальи. Это она что, своими ногами до платформы сумела дойти?! Да, крепкая напарница мне досталась, ведь я и богиню, и единорога из Библиотеки на руках выносил, а тут, даже спускаться не надо. Я выскочил из палатки и бросился к телу Натальи. Сейчас она напоминала неизвестное существо, на голове, в районе глаз находилось утолщение из кожи, которое полностью закрывало этот участок вместе с носом и лбом, такое же выступающее уплотнение я ощутил руками в районе ее лопаток. Дальше искать такие наросты не стал, какой смысл, если Библиотека все равно меня предупредила, что все рассосется через месяц? Авдотья, конечно, поплачет, а куда деваться, женское ведь возьмет верх над разумом. Самое главное, Наталья жива, да и глаза, похоже, ей восстановят.
  Я перетащил тело Натальи в палатку, уложил на ее спальное место и мысленно обратился к Библиотеке. - Уважаемая, а как мне ухаживать за Натальей, ведь, если я окажусь у тебя, то наше общение займет не один день, а человеку нужно питаться, мыться, испражняться, наконец. Человек, в таком состоянии, как у моей напарницы, не может за собой ухаживать. Я уже имел опыт с высшей богиней и единорогом, которые посетили одну из твоих сестер. Я за ними ухаживал, как за маленькими детьми или лежачими больными, кем они, на самом деле и оказались, после такого общения.
  - Не паникуй! Ты же уже имел контакт с такой же сущностью, как я, которая имела большой срок своего существования. Она же смогла вывести тебя из привычного временного потока, так что ты не потерял много времени, на ваше общение.
  - А что, ты тоже так можешь?
  - Да мы все так можем, только нам нужно достичь определенного возраста.
  Я успокоился и на всякий случай поинтересовался, а нет ли здесь каких-нибудь опасных хищников, все же девушка останется совсем одна и совершенно беззащитная? Библиотека успокоила меня, ведь в наших детских садах не заводят сторожевых собак или каких-нибудь опасных животных, вот и здесь, только Библиотеки и больше никого. Тут я возмутился, а те огромные гнезда, что я видел на деревьях? Оказалось, что там и живут маленькие Библиотеки. Тут у меня закрались сомнения, а кто же им строит эти самые гнезда? Библиотека аж возмутилась, да они же сами и строят, пока совсем маленькие, а я должен не болтать, а срочно двигать на платформу, а пообщаться мы еще успеем.
  
  
  9.28. Откровенные разговоры с Библиотеками.
  
  С Библиотеками лучше не спорить, так что я встал на платформу и отдал себя во власть этой новой, но такой знакомой для меня, по повадкам, сущности. Перемещение было стремительным, видимо, действительно, Библиотека находилась прямо на этой планете, удивительное исключение из правил для этих сущностей. Они, действительно, во многих вещах были как родные сестры. Никого из них воочию я не видел, а только общался с ними в их собственном доме, а точнее, мире.
  Тем временем пришло время спуститься с платформы на гостеприимный пол мирка очередной Библиотеки. Светящаяся дорожка и здесь прозрачно намекала, чтобы я двигал по ней к знакомому креслу. Кресло вырастало из мрака, демонстрируя себя во всей своей красе. Перед глазами, мысленно, крутился обезображенный труп Веслатия, а в голове всплыло предположение, что бы было, если бы он украл у меня один из магических кристаллов и с его помощью смог бы перенести внедрение в себя того запаса знаний, которое внедряла та, зангрийская Библиотека в мозг своего гостя.
  Световая дорожка потухла, а в моей голове прозвучал грозный голос этой Библиотеки, интересующейся, откуда у меня магические кристаллы? Пришлось вспоминать, что один такой кристалл достался мне в благодарность за то, что я спас одного из группы богов, попавших в лапы Кровавого бога, а потом доставил его на родную планету, ведь никто из богов, даже старшая богиня, не могли переместиться с той планеты, где находилась темница Кровавого бога и где он хотел выпить их магическую и физическую силу, а попросту говоря, жизнь. Библиотека в ответ молчала, так что пришлось вспоминать, что второй кристалл я просто нашел в келье какого-то религиозного, толи деятеля, толи фанатика, на самом верху Чертового пальца, на планете Зангрия, где было обиталище еще одного Кровавого бога. Самого хозяина кристалла не было в живых огромное количество лет, а сам кристалл еле-еле излучал магическую силу, в отличие от первого кристалла, который был наполнен магической силой почти до краев. Кроме кристалла я нашел записи того религиозного служителя, но прочитать не смог, так как не знал такого языка, несмотря на то, что мой разум может быстро подстраиваться под новый, не знакомый для меня язык.
  - Дурные вы, люди, если видите магию в какой-то вещи, так думаете, что эта вещь для магических атрибутов, а не можете понять, что сама магическая сила иногда используется, как источник энергии. Вот твои кристаллы, из такой серии и хорошо, что ты не внедрил такой кристалл в своего друга, последствия были бы ужасны, для всех, кто находился бы рядом с ним в момент, когда кристалл забрал бы в себя всю его магию и переполнился бы ею. Ладно, садись в кресло, обменяемся информацией, заодно расскажу тебе об этих кристаллах. Ты уже довольно давно являешься одной из мощнейших сущностей во всех вселенных, а ведешь себя, как малолетний ребенок с опаснейшим оружием в руках. Твои консультанты не знают, а предполагают, что может делать магический кристалл. Если честно, то в мирах присутствовали такие кристаллы, которые выступали в роли накопителя магической силы и, иногда, вживлялись некоторым магам, которые могли оплатить такую операцию. Такой кристалл действительно, растворялся в теле мага и тогда, уже все тело мага выступало как накопитель магической силы. Смерть мага высвобождала такой кристалл, так что охотников на такие кристаллы, поверь, было множество.
  Дальше я узнал, что мои кристаллы отличались от тех самых накопителей магической энергии, размерами. Когда Библиотека только увидела в моих воспоминаниях кристаллы, то сразу поняла, что у меня накопители знаний, причем один из них полный, а второй совершенно пуст. Это один из индикаторов, который показывает, сколько информации, находится в кристалле. Библиотека намекнула мне, что на этой планете, как бы есть такое существо, которому эта информация предназначалась. Я тут же предположил, что это какая-нибудь Библиотека, но только где же она? Библиотека меня успокоила, оказалось, что ее планета, это как бы колыбель Библиотек и, в некотором роде, начальное учебное заведение для таких сущностей, а вот наша пострадавшая Библиотека, в некотором роде, переросток. Ей бы уже пару тысяч лет контролировать свой регион какой-то вселенной, но вот отсутствие информации, как о месте так сказать работы, так и о стратегии работы с этим регионом, не позволили ей приступить к своим основным обязанностям. Теперь этот переросток склоняется по всей планете, а не сидит, как все малолетки в своем родильном месте. Я честно признался, что проделал большой путь над планетой и нигде не видел никаких блуждающих Библиотек и никаких особых родильных мест, только на деревьях обнаружил пару десятков гнезд, тогда я думал, что это гнезда каких-то птиц и все, а вот самих птиц я не заметил, хотя мое драконье чутье обнаружило бы их даже за листвой. Библиотека развеселилась и напомнила мне, что родильное отделение должно быть стерильным, вот планета и стерильна. Здесь нет никого, кроме маленьких Библиотек и двух конфликтующих взрослых сущностей, что вызывает у этой Библиотеки некоторое беспокойство. Пока выросшую Библиотеку удается сдерживать, но это не может длиться вечно.
  Наконец, Библиотека попросила меня приготовиться к обмену информацией. Она не такая дока в этом процессе, поэтому попросила меня вести себя с ней осторожно. Я предложил, что я впаду в драконью спячку, а она пусть проведет эту процедуру так, как умеет. В моей жизни уже были неопытные Библиотеки, но как она видит, я сумел выжить. В отношении ко мне местной Библиотеки почувствовалось уважение. Она решила, что так будет, действительно лучше. Меня два раза просить было не надо, но я напомнил, что мне нужно сегодня же вернуться на поверхность планеты к моей напарнице, кстати, у нее может вернуться зрение? Библиотека посоветовала мне не беспокоиться, а засыпать, ведь она не просто растит маленьких Библиотек, она для них и мама, и врач, и учитель, и много еще кто, так что глаза должны вырасти, тем более, что нервы остались целые, а это как минимум, половина успеха, а теперь, спать.
  Команда была доброжелательно встречена моим драконом, и он позволил себе отключиться до контрольной команды Библиотеки. Миг, и я провалился в сон. Для меня весь мир выключился, и только где-то глубоко-глубоко в сущности моего дракона дремала какая-то частичка этой самой сущности, она же отстраненно фиксировала, что вот, информация потекла из меня в Библиотеку, а вот из нее в меня. Вскоре, когда наши состояния стабилизировались, Библиотека дала команду просыпаться. Мои глаза открылись, а чувства обострились до предела, все-таки спал зверь, а, значит, он сразу же стал выискивать опасность, но все было нормально и мое сознание плавно перебралось в человеческую сущность. На словах это долго, а все мое пробуждение заняло тысячную долю секунды.
  Библиотека напомнила мне, что я должен буду решить вопрос с повзрослевшей Библиотекой и, если понадобиться, то доставить ту, до ее места новой работы. Дело в том, что меня аж передернуло, просто вспомнилось мое проникновение в мир Валейзии, в смысле, переход в другую вселенную. Я ведь отходил там довольно долго. В минусе, полная потеря магических способностей, травмы при переносе, а положительного, практически ничего. В основном я решаю их проблемы, а мои, решаются сами или служат, как приманка, для того, чтобы втянуть в это меня. Библиотека, которая буквально слышала мои мысли, успокоила меня, далеко перемещаться не нужно, Все в моей вселенной, дело в том, что для того, чтобы наладить связь планеты и места обитания новой Библиотеки, необходимо проложить туда систему сообщения. А здесь и находится положительное решение для этой ситуации, так как это умеют делать обитатели этой планеты, ведь я же видел, как налажена система коммуникаций у Библиотек. Правда, на этой планете что-то случилось, и местные жители были на грани вымирания, все же мы не имели с ними контакта на протяжении последних трех-четырех тысяч лет, но последнее сообщение от них обнадеживает. Они смогли восстановить свою популяцию, а вернее какой-то древний артефакт, который позволяет им жить практически вечно.
  
  
  9.29. Старые знакомые.
  
  - Слушай, Библиотека, а твои воспоминания и мне кое-что напомнили. У твоей повзрослевшей Библиотеки будущие прокладчики коммуникаций не крайстами ли зовутся? Если так, то твоей Библиотеке несказанно повезло. Знаешь, что происходило на этой планете на протяжении почти пяти тысяч последних лет?
  - Да теперь уже знаю, уж слишком ярко ты об этом думаешь. Молодец, конечно, что Кровавого бога извел. Информацию-то от тебя я напрямую получила, но вот пока она уляжется, систематизируется, столько времени пройдет, пока ей можно будет пользоваться.
  - Знаешь, Библиотека, а ведь крайсты помогли мне наладить оптимизацию хранимой в моей голове информации, да и своей поделились, так что у меня систематизированная и оптимизированная каша в голове, но на фоне этого мне все равно интересно, как же вы используете крайстов, ведь ни от кого, включая крайстов, такой информации не было. Крайсты однозначно признали во мне смотрителя Библиотек, хотя остальные божественные и близкие к ним сущности, давали совершенно противоречивые заключения по мне, от того, что я один из старших богов, до того, что во мне вообще нет ничего божественного, так что я к таким заключениям отношусь скептически. А вот вам следовало бы попросить крайстов помочь с оптимизацией ваших информационных баз данных. Мне они действительно помогли, ведь ты же знаешь, как могут впихивать вашу информацию молодые и неопытные Библиотеки? Так что у меня сейчас открыто гораздо больше, чем если бы я следовал вашим советам.
  - Ну, что же, Макс, думаю, что ты можешь возвращаться на планету. Время я придержала, но сутки уже прошли.
  Я аж подскочил в кресле, ничего себе, Наталья оставалась в одиночестве целые сутки, как же она себя сейчас чувствует? За ней же нужен уход и уход. Библиотека попросила меня не забыть о новой Библиотеке, которая хочет получить информацию из моих рук, а точнее, из магического кристалла, который у меня в пространственном кармане. Но наше время общения и правда, уже истекло, так что я поднялся с кресла и, попрощавшись с Библиотекой, направился к платформе. Эта Библиотека не походила ни на одну из тех, с кем мне уже посчастливилось пообщаться, но, если честно, она и не была настоящей Библиотекой, она была, скорее, нянькой. Жесткости в общении с такими как я она себе не позволяла, она была какой-то домашней, действительно нянька.
  Платформа вынесла меня на поверхность планеты, краем глаза я заметил, что сейчас раннее утро, а сам бросился к палатке. Наталья лежала в такой же позе, как я ее и оставил. Мои мысли заметались не зная, что предпринять и с чего начать, толи мыть ее, толи кормить? Пока я пребывал в таком смятении, у входа в палатку что-то стало происходить. Во-первых, стало значительно ярче, чем было буквально минуту назад, во-вторых, мое чутье просто взвыло от чувства опасности. Насколько я понимал, за пологом палатки меня ждала молоденькая Библиотека, а вот как мне себя с ней вести, я не понимал, мои встречи с Библиотеками всегда проходили под их диктовку. Я даже не помышлял проявлять инициативу в их чертогах, а вот встретиться с Библиотекой в естественных условиях, попахивало мазохизмом. Что они вытворяли со мной у себя в катакомбах! Промывка мозгов и тесты на сообразительность, это все ерунда, по сравнению с их напористостью при общении с посетителями. Достаточно вспомнить, в каком состоянии все возвращались после тесного общения в таком общем, для всех Библиотек, атрибуте, как памятное кресло. Некоторые, кстати, так и остались сидеть в кресле, после общения, потому что трупу уже никуда спешить не нужно, а уж физическое проявление последствий жесткого внедрения в голову посетителя, такие как вывалившиеся глаза, кровь, хлеставшая из ушей и забрызгавшая все в радиусе пары метров, не могли не настораживать меня, и заставляли ожидать самого худшего от такой встречи. Но оттягивать встречу было глупо, ведь неизвестно, что может учудить неопытная Библиотека, если войдет в нашу палатку.
  Я выбрался из палатки и зажмурился, факт, что в темноте мое драконье зрение помогает мне ориентироваться, а вот когда в лицо светит непонятно что, то ничего не помогает, хотя чутьем-то я ощущаю, что рядом что-то или кто-то есть. Ладно, думаю, что смысла в разглядывании все равно нет. Раз уж ни одна из Библиотек не показалась мне на глаза, то и эта не будет исключением. Нужно доставать кристалл и показать его Библиотеке, авось она сама сможет догадаться как его использовать, ведь у меня нет такой информации, хотя, про настоящий магический кристалл намеки в моей памяти были, чем я чуть не воспользовался, когда информационный кристалл хотел запихать в Михалыча.
  Разведя руки в стороны, как перед нарядом полиции, я осторожно завел правую руку в свой пространственный карман и вытащил один из кристаллов. Попытался его рассмотреть глазами, но ничего не мог разглядеть. Мое чутье и здесь меня не подвело, поэтому вскоре я уже знал, что он полон магии. Не удивительно, что он первым попался мне в руку, все же я ведь махал им перед лицом Михалыча, пытаясь соблазнить его повышением магических сил. Пришлось еще раз слазить в пространственный карман и вытащить второй кристалл.
  - Ты знаешь, что я должен c этим сделать?
  - Нет! Громовым голосом раздалось у меня в голове. Ты же смотритель Библиотек, так что знания у тебя.
  Мои мысли заметались под темечком. Как вспомнить то, чего никогда не знал, но проблему нужно решать в ближайшее время. Первое, что нужно было выяснить, как долго Библиотека может быть рядом со мной и второе, может ли нам кто-нибудь помочь в этом вопросе. Это я и озвучил мысленно моей ментальной собеседнице. Оказалось, что ей ужасно надоело здесь, хочется показать себя всему свету, а возможности то и нет. Как она жалеет, что не смогла попасть на свою планету. Тут уж я ей разъяснил, что ей ужасно повезло, что она вовремя не попала на планету к крайстам. Если бы она оказалась там, даже не за две тысячи лет назад, а вот, буквально с полгодика, тоже назад, от сегодняшней даты, то Кровавый бог выпил бы все ее силы, высушив буквально досуха и выбросил бы то, что от нее осталось, в пустыню. Я, конечно, не знаю, как живучи Библиотеки, но в пустыне, без еды и воды не выживет никто.
  - Слушай, ты можешь думать немного потише. В моей голове твои мысли раздаются слишком громко. Как это так происходит, я объяснить не могу, но общаться так тяжело, так что, если можно, то я просил бы мою просьбу уважить.
  От Библиотеки пришло состояние понимания, а громкость заметно упала. Я попытался объяснить Библиотеке, что меня сейчас задерживает моя напарница, пострадавшая от общения с местной Библиотекой. Я, в свое время тоже через это прошел, так что навскидку даю от семи до десяти дней. Теперь вопрос, как мы будем поддерживать связь, и как мы будем перемещаться на планету крайстов. Библиотека высказала недоумение, что значит, как будем перемещаться? Как я умею, так и будем. Я попытался объяснить, что для перемещения мне нужен физический контакт с тем, кого я перемещаю, а Библиотека, скорее всего, сгусток энергии или что-то подобное, судя по тому светящемуся нечто, что сейчас я пытаюсь рассмотреть, то плотного физического тела нет.
  Библиотека возмутилась, как это нет?! Ничего подобного, у нее есть физическое тело, но мне его она покажет только в момент перемещения. Интригантка! Но связаться мы действительно можем, ведь частота моего мозга уже считана Библиотекой, вот на этой частоте мы и будем общаться. Мне нужно думать о внешнем эффекте этой Библиотеки, это будет, своего рода пароль для нашего контакта. Кроме того Библиотека расположится недалеко от этого места, хотя местная Библиотека совершенно не приветствует это. Она все еще опасается, что молодая Библиотека постарается занять ее место, хотя, мою собеседницу такая перспектива совершенно не устраивает. Ей хочется большего, контролировать подведомственную часть вселенной, собирать информацию и отправлять ее в центр обработки. Управлять движениями ближайших планет, заставляя эту часть вселенной оставаться стабильной, что необходимо для комфортного существования самой этой Библиотеки. Ее долго учили этому, и она желает использовать полученные знания, а не пылиться на этой планете обучая таких бездарей, как она сама была совсем недавно, по меркам вселенных, конечно.
  
  
  9.30. Гостеприимный гость.
  
  Немного смущаясь, так как это было в первый раз, я предложил молодой Библиотеке чем-нибудь перекусить, в палатку я ее не приглашаю, так как еще не известно, как поведет себя организм Натальи, подвергшийся нешуточному стрессу, а тут добавиться еще такой же, ведь Библиотека непременно захочет тоже посмотреть, что же там такого, в голове у Натали, да и информацию постарается забрать. Правда, она еще делать этого не умеет, так как кристалл-то я ей не сливал, но попробовать то это ей никто не запретит. Стоп! А откуда я знаю, что она может делать, а что нет? Это что, у меня память по кристаллу просыпается или это мои буйные фантазии? Ой, снесет у меня крышу с такими собеседниками! Библиотека высказалась за то, что ей хотелось бы попробовать мою еду, но и раскрывать свое тело, раньше времени она не может, так что пусть я ее еще раз попрошу к столу, когда мы попадем на планету крайстов или на ту, куда ее направят крайсты, проделав очередной вход в новую Библиотеку. Я пообещал, что сочту за честь угостить ее там, где она сочтет нужным проделать все это. Мы распрощались, и я вернулся в палатку. Свечение за пологом палатки постепенно стал угасать, а я переключился на состояние Натальи. В целом все было в норме, она дышала, никаких следов явных разрывов тканей или гематом, не было видно. Весь вид Натальи портили какие-то жгуты или наросты из кожи самой Натальи. Первое, что бросалось в глаза, это такой жгут прямо на лице девушки, который закрывал ей нижнюю часть лба, глаза и верхнюю часть носа. Под одеждой в районе спины и на шее наблюдались подобные жгуты. Если тот, что на глазах, я еще мог понять, для чего, то вот остальные оставались для меня загадкой. Остановить этот процесс я не мог, потому что, во-первых, не понимал механизм. а во-вторых, боялся испортить восстановление зрения. Остальные жгуты лежали за гранью моей логики, но, видимо, они были необходимы. Библиотека проявила какую-то инициативу, и что она хотела повысить, или понизить, удалить, или создать у Натальи, было выше моего понимания. Где-то на задворках сознания мелькнуло, что я, может быть и знаю, для чего, но только просто еще не созрел для получения таких ответов из моей памяти. Наталья дышала ровно, никаких блуждающих мышечных спазмов не наблюдалась. Если не обращать внимание на обезображивающие девушку кожаные жгуты, то передо мной лежал спящий человек. Ее состояние было заметно лучше, чем у богини или единорога. Это немного успокаивало, кроме того, у меня шевельнулась мысль, что я вовремя сводил ее к Молнии. Не знаю, было ли у нее падение в шахту колодца, или ее подхватила платформа, но каким-то образом Библиотека ее получила и своего не упустила. У них, Библиотек, как у хищников, условный рефлекс на посетителя. Главное, чтобы он оказался в пределах досягаемости такой Библиотеки. Сразу вспомнилось мое первое посещение Библиотеки. Я ведь и не помню, как оказался в кресле, сам ведь понимаю, что это ментальный контроль, которым я владею получше многих магов, а вот поди ж ты, сам и попался на такой же приемчик.
  Такие невеселые мысли одолевали меня не один день, в перерывах между кормлениями Натальи и ухаживании за ней. Мой пространственный карман, наконец, полностью восстановился, в смысле, полностью заработала моя походная столовая. Если бы не одиночество, то все было бы нормально. Обстановка была какая-то гнетущая, в отличии от богини и единорога, за Наталью я был в ответе, все же это мой человечек. А так, она представляла такое же безвольное человеческое тело, как и те двое нечеловеков, не назовешь же их нелюдями, все-таки богиня и единорог. Парадоксальные вещи происходят, что боги, что божественные сущности, что люди, а концовка посещения Библиотеки у всех одна и та же.
  Чувствуется, что это сущность совершенно другого порядка, толи отдельная ветвь живых существ, толи искусственно созданное существо. Вот перетащу ее с Натальей к крайсту, вот там и поговорим по душам. Крайст получается мой должник, вот и буду требовать информацию. Ой, что-то я становлюсь похожим на всю эту плеяду нечеловеков, вот взять, что крайста, что любую из Библиотек, даже драконов и Гайера, все они охотятся за информацией, и многим из них поставщик информации перестает быть нужным, в прямом и переносном смысле этого слова. Вспоминается, что крайст меня чуть не высосал, когда получил от меня информацию, меня спасло только то, что я знал расположение Цикла Жизни. А вот Веслатий прочувствовал все отрицательные моменты жаждущих знания, на своей шкуре, я до сих пор вспоминаю его обезображенный труп в так знакомо мне кресле Библиотек. А вот интересно, Библиотекам кто-то дает все их атрибуты или они их выращивают сами, как гнезда? Вот ведь парадокс, я, смотритель Библиотек ничего про них не знаю, сами они ничего о себе не рассказывают, а получить такую информацию больше негде. Не исключено, что я обладаю этой информацией, но она мне пока недоступна. Хитрости с вложенной в меня Библиотеками информацией, заключались в том, что информация разворачивалась, но только очень медленно. А вот крайст подстегнул мне этот механизм, да и оптимизировал мой мозг для успешной работы с новой, для меня, информацией. Но, пока сама информация о Библиотеках так и оставалась для меня загадкой. Многое сообщила мне местная Библиотека. Детские и юношеские годы Библиотек вообще никому неизвестны. Насколько я понимаю, я первый смотритель Библиотек, которому показали, как растут Библиотеки, просто ситуация у них вышла из-под контроля, и им срочно потребовался посредник, чтобы пристроить уже повзрослевшую Библиотеку.
  На восьмой день меня снова вызвала Библиотека, странно, ведь она могла поговорить со мной и так, но нет, вызов прозвучал, так что я покормил спящую Наталью и отправился к колодцу. Причина скрытность нашего разговора оказалась достаточно простой, молодая Библиотека пошла вразнос, видимо подошло ее время. Если ее сейчас не вытащить отсюда, то на планете случиться неслабый катаклизм, если две Библиотеки сцепятся за власть. Я вспомнил, какой катаклизм мы получили на Зангрии, а здесь, похоже, будет что-то подобное, а ведь тут растут маленькие Библиотеки. Нельзя такое устраивать в детском саду.
  Я задал Библиотеке только один вопрос, что мне делать с Натальей. Библиотека пообещала, что дистанционно ускорит восстановление Натальи, так что я должен быть готов к перемещению на планету к крайстам уже завтра. Библиотека выдержала паузу и сказала, что если с Натальей не получится, то я все равно должен буду вытащить с планеты обоих. Возражать было бесполезно. Меня мучал один вопрос, как мне держать рядом двух, совершенно разных существ. Кроме того, новой Библиотеке я должен буду встроить знания из информационного кристалла, а ей захочется получить первого клиента. Очень тяжелая ситуация. Здесь я больше всего боюсь за Наталью, она самый беззащитный участник нашего трио, но не надо забывать и о крайстах. В общем у меня будет очень непростая ситуация, а ведь вспоминается еще и то, что на Земле я меня куча брошенных дел. Я все больше и больше чувствую, что меня на все не хватает.
  
  
  9.31. Благодарность для смотрителя.
  
  Поднявшись на поверхность, я сообщил молодой Библиотеке, что через час мы выдвигаемся на планету крайстов. Если она готова, то я буду ждать ее возле своей палатки. Отправляться решил прямо отсюда, не хватало еще мне светить мой портал Библиотекам. Одно дело, что они знают, что он есть, и совсем другое, показывать, как он работает. Библиотека не заставила себя долго ждать, видимо, и у нее здесь были какие-то неоконченные дела, задержавшие ее минут на двадцать. Ее свечение стало еще ярче, как бы она мне чего-нибудь не подпалила. Я, как дракон, перенесу огненный жар, если нужно, да и Наталья тоже, но вот от одежды нашей останутся только грязные разводы сажи на наших комбинезонах.
  Пора было выдвигаться. Я уложил Наталью на свое плечо, а второй рукой поймал что-то в области талии Библиотеки, и определил наше направление на планету крайстов. К Циклу Жизни решил не перемещаться, а переместился к тому колодцу, в который я спускался в прошлый раз. На этот раз ничего предпринимать не пришлось, буквально через пять минут, как мы появились на планете, то из колодца выползло огромное тело крайста. Я поприветствовал его от имени новоиспеченной Библиотеки и от своего имени тоже. Наталью решил сюда не приплетать, кто знает, как они отнесутся к дракону-оборотню в бессознательном состоянии. Заверения Библиотеки, что она подтолкнет восстановление Натальи, не сработали. Думаю, те десять дней, что я заложил на адаптацию Натальи к новым, для нее, знаниям, были рассчитаны мной правильно. Не следует забывать, что это третье существо, не считая меня, которое я откачиваю после посещения Библиотек. Валейзию вспоминать не буду, там я попал в руки настоящего виртуоза из всей плеяды Библиотек, видимо сказывался возраст и опыт той Библиотеки.
  Крайст, похоже, не обратил никакого внимания на мои расшаркивания, скорее всего это был не тот крайст, что знал меня раньше. Этот просто сгреб нас с Библиотекой своими конечностями, и я только различил, как он протаранил поверхность планеты своей башкой, и мы погрузились в безвременье. Я мог голову заложить на то, что мы уже не на планете крайстов и, даже, не в ее недрах, мы перемещались где-то в промежутке между границами вселенной и Гранью. Грань, с некоторых пор, я научился чувствовать очень остро, уж больно долго я пробыл там. Несколько раз я ощущал пробои границ вселенных. У меня засосало под ложечкой. Я и один такой прорыв перенес на грани жизни и смерти, а здесь их несколько. Мысленно я проверил Наталью. Она перенесла все гораздо легче меня, так как ее сознание не ощущало ничего, а организм дракона моментально подстраивался под новые, для себя, условия.
  Перемещение закончилось так же внезапно, как и началось. Тело крайста продолжало выползать из колодца, а мы, трое, оказались выставленные на песчаном склоне, рядом с тем, откуда выползал крайст. У меня мелькнула мысль, что Библиотеки, или крайсты предпочитают песчаники, как более легко проходимые, или это самый подходящий строительный материал, для организации входа в чертоги Библиотеки. Тело крайста постепенно остановилось, как будто закончилась инерция, а потом стало проваливаться в вырытый им колодец. Задний ход дал, что ли? Миг, и его не стало. Свечение Библиотеки стало затухать, и вскоре рядом со мной стояло существо, напоминающее худющую ящерицу ростом с меня, хвост был толстый и им можно было опираться на землю и, как бы сидеть на нем, что ящерица сейчас и делала. Голова была крупная, как она держалась на тонкой шее, сказать было трудно, все отверстия на морде были совершенно не рельефны, Глаза существа заслуживали отдельного описания, так как первое, что бросалось в мои глаза, это то, что они были как у пьяниц. Они были расположены по разным сторонам черепа и могли смотреть каждый в свою сторону. Но самое удивительное, что зрачки были смещены еще дальше назад, вот такое расположение зрачков и давало впечатление, что на тебя смотрит совершенно пьяная ящерица. А вот пасть была впечатляющая. Я напомнил Библиотеке, что обещал организовать ей наше прощальное застолье. Библиотека оживилась, глаза подъехали поближе к центру глазных яблок, а плоский как тряпка язык с большими прямоугольными дырками по всей его длине, облизал беззубую пасть. По-моему этот язык, так транспортерная лента, тащит все что зацепит, прямо в глотку. Жуткое зрелище. Действительно, бойтесь своих желаний, ведь они могут сбыться. Кто тянул меня за мысли, что хочу хоть раз увидеть Библиотеку, вот и увидел. Пора была исполнять свои прямые обязанности. Я, если честно, то думал, что с крайстами придется договариваться, уговаривать их доставить нас по какому-нибудь жутко секретному адресу, а вышло все до банального просто. Схватил и сразу доставил туда, куда он сам и придумал, ведь ни я, ни Библиотека никакой маршрут ему не называли.
  Разложив прямо на песке каримат, я стал выкладывать на него то, чтобы могло бы заинтересовать мою Библиотеку в гастрономическом смысле. Наталья лежала на соседнем каримате, и ее состояние было стабильным, то есть она очнется не ранее, чем через сутки. Моей гостье за этим импровизированным столом понравилось сырое мясо серны, что мы с Михалычем добыли в горах Швейцарии и, как ни странно, помидоры. Значит Библиотеки всеядны, но, все же, они ближе к хищникам. Насытившись, молодая Библиотека сообщила мне по секрету, что едят Библиотеки редко, а у нее произошел своеобразный срыв, захотелось попробовать чего-нибудь необычного. Ведь потом неизвестно, когда к ней кто-нибудь заглянет. Я невольно оглянулся, не топает ли сюда кто-нибудь? Но нет, все было спокойно и мне пора было приниматься за свои прямые обязанности. Я достал из пространственного кармана информационный кристалл, и в мою голову хлынул поток информации о применении этого артефакта. Библиотека застыла, вот то блюдо, ради которого они и живут на свете. Ее глаз, в поле зрения которого и находился кристалл, пристально следил за всеми его перемещениями. Я переложил его в левую руку, а правой надавил на небольшое углубление в верхней части черепа Библиотеки. Меня пронзило электрическим, или очень похожим на него, разрядом, и это что-то стало течь через меня в новую Библиотеку. О, а за спиной-то у нашей Библиотеки, стал разворачиваться какой-то капюшон, или что-то, очень на него похожее. Это нечто поднялось над головой Библиотеки сантиметров на пятьдесят, а когда я опустил глаза вниз, то увидел, что и вниз спускается такое же образование. Это что, мешок для знаний, что ли? Едва нижняя часть новообразования Библиотеки достигла грунта, как все прекратилось, в моих руках остался ярко светящийся кристалл, а за спиной новоиспеченной Библиотеки стали разворачиваться крылья. Так вот что это было, а я, капюшон. Язык Библиотеки облизал мое лицо и кристалл, который еще сильнее засветился в руке. Пришло понимание, что Библиотека сняла запрет на использование кристалла, теперь его можно было снова заряжать информацией. Вот и хорошо, хоть мне делать ничего для этого не придется. Я поинтересовался, где лучше всего хранить такой кристалл? Оказалось, что самое удачное место, это гнездо драконов, такой кристалл способствует увеличению рождаемости в стае и, заодно, накапливает всю информацию, которую притаскивают в своих головах драконы. Я аж рот от удивления открыл. Я же показывал эти кристаллы, когда встречался и с Молнией, а Красный мог почувствовать их наличие недалеко от себя, но ни один из них даже не намекнул мне о том, что им не мешало бы заполучить такой кристалл. Может они об этом не знают?
  Тем временем Библиотека развернула свои крылья, они оказались очень похожими на драконьи. Эфир этого мира прорезал гортанный толи клекот, толи крик новой хозяйки этой части вселенной и Библиотека грузно взлетела в небо. Было видно, что новое приобретение для нее непривычно. Существо сделало надо мной несколько кругов, каждый раз все лучше и лучше выполняя замысловатые фигуры, так и хочется сказать, высшего пилотажа, но нет, пилотаж был так себе, Она как бы приноравливалась к этим крыльям. Вот она отлетела на достаточное расстояние и, развернувшись, устремилась ко мне на бреющем полете. Миг, и она с телом Натальи в лапах, влетела в вырытый крайстом колодец. Я, скрипнув зубами от ярости, бросился следом. Мои крылья подхватили меня в отчаянном прыжке, и я, сделав горку, метнулся за Библиотекой следом.
  
  
  9.32. Коварство.
  
  Крылья пришлось сложить за спиной, и я падал вниз головой в зев этого колодца. У Библиотеки была фора метров в пятьдесят, не больше. Стены колодца освещались только отблесками кристалла, который так и остался у меня в руках. Сейчас это было кстати, так как я уже имел опыт пребывания в таком колодце, драконье зрение здесь не действовало совсем, а драконья чувствительность только говорила мне, что меня окружают грунтовые стены колодца, да это я и сам видел, благодаря своим глазам и свету кристалла. Внезапно, впереди, видимое пространство стало закручиваться, как будто здесь порывы ветра закручивали его в спираль. Видимо сейчас происходит пробой пространства, и мне необходимо успеть проскочить туда за похитительницей. Я вытянул руку с кристаллом вперед, и ринулся в этот водоворот.
  Наша гонка продолжалась довольно долго, уже не было никаких стенок колодца, только какая-то энергетическая труба, по которой мы оба скользили с одинаковой скоростью, здесь нельзя было ускориться или затормозить. Я это откуда-то знал, и знал также, что мне необходимо приблизиться еще хотя бы на десять метров, ведь в конечной точке ворота пространственного тоннеля захлопнутся раньше, чем я к ним подлечу. Решение пришло, как всегда внезапно, ведь что у меня не отнять, так это то, что я дракон. Отрастить себе драконий хвост соответствующего размера было делом долей секунды и вот я, как какой-то крокодил, стал толкать себя в пространстве своим хвостом, волнообразно работая им. А что? Если крылья могут отталкиваться в космосе от ничего, так и хвост должен такое уметь. И он умел. Я стал медленно приближаться к нашкодившей Библиотеке. У меня чесались руки навалять ей по первое число. Розги, это самое то, что ей сейчас нужно! Воровать чужое, это не хорошо! Нельзя начинать свою трудовую деятельность с воровства, вот и будем воспитывать.
  Мы влетели в какую-то полость друг за другом с интервалом в пару секунд. Я, все еще держа кристалл в руке, затормозил крыльями за спиной Библиотеки. Кристалл освещал эту полость не полностью, но понять, что мы внутри живого существа было можно. Библиотека повернула ко мне свою оскаленную морду, и злобно пошипела, чтобы я потушил кристалл, здесь не место свету. Странно, раньше мы общались только ментально, а она, оказывается, и говорить может, ну не то, чтобы говорить, а вот понятно шипеть, у нее получается.
  Я убрал кристалл в свой пространственный карман, так как действительно, пришло понимание того, что с кристаллом здесь лучше не появляться. Я ментально врезал Библиотеке за то, что она украла у меня мою попутчицу. Наталья еще не отошла от общения с той прародительницей Библиотек, на планете которой и выросла Библиотека. Ей хочется информации, так вот, она ее получит только через меня, а иначе моя подопечная просто умрет, не выдержав такого информационного голода Библиотеки, и это не обсуждается. Библиотека немного присмирела, в ее ауре появились цвета легкого раскаивания и небольшого чувства вины. Библиотека, смущаясь, повинилась, что не смогла сдержать такое чувство, как голод. Мне это неведомо, но вот у них это проявляется с такой необоримой силой, что сдержать его просто невозможно. Ее когти поплотнее подтянули тело лежащей Натальи к себе. Вот ведь информационная хищница, а может и не просто информационная, хорошо, что я ее мясом успел накормить, а то вынужденная прогулка Натали со мной могла закончиться в желудке у этой милой Библиотеки.
  Когти Библиотеки нервно сжимались и подергивались, хорошо, что на Наталье комбинезон из шкуры гларха, а то, все могло бы кончиться трагически еще до того, как началось бы выкачивание информации. - Господи, - подумалось мне, - ну что может такого храниться в этом, практически еще ребенке? Воспоминания о куклах и бантиках, о недоступных, по финансовым причинам, нарядах, да о родной бабке, которая заменила ей всю семью.
  Вокруг нас, между тем, началось какое-то движение, стали проступать контуры дорожек, слабо фосфоресцирующих в темноте, приглядевшись, увидел и кресло, проявляющееся из темноты. Подойдя к Библиотеке, я молча забрал у нее тело Натальи и поплелся к креслу, уж что-что, а место обмена информацией я выучил наизусть, учителя были хорошие! Колпак стал опускаться мне на голову, а я торопливо организовал узкий ментальный канал к голове Натальи. Колпак все еще опускался, отрезая мне область видимости, но я все же заметил, что Библиотеки, на ее прежнем месте уже не было. Через доли секунды, ко мне робко стали вворачиваться в мозг. Я дал добро, и перенаправил любопытство Библиотеки в голову Натальи. Сейчас я не испытывал никаких неприятных ощущений, но вот мысли Натальи, проходя через меня, становились мне доступными. Так я узнал, что Николай занимает в грезах моей домработницы центральное место, ко мне она относится как к хорошему работодатели и интересному человеку. Нужно было как-то дистанцироваться от ее сокровенных мыслей, и я стал, у себя в голове, нараспев читать стихи. Стихи были из далекого детства, в основном, Пушкин. "Руслан и Людмила", "Сказка о Царе Солтане", "Сказка о золотом петушке", я уже разошелся и не торопясь декламировал сказку о попе и его работнике, Балде. Добравшись до финала, я уже решил переходить на песни, как колпак, закрывающий мне обзор и являющейся каким-то транслятором, стал подниматься. Сеанс окончен. Что же, похоже мы обошлись малой кровью, Наталья дышала ровно, но глаза ее не открывались. Если мы еще зависнем здесь дней на десять, то Наталью могут и отчислить из института. Придется включать все свое обаяние и идти, выручать ее, главное, что она жива и терпимо перенесла новое вторжение Библиотек. Может ее спасло то, что знаний у нее было, кот наплакал. Основы наших наук, получаемые в школе, Библиотека получила от меня, значит, только личная информация, а ее, на фоне, даже моей информации, были крохи. Та информация, которую запихала в нее Библиотека на планете маленьких Библиотек, еще не успела систематизироваться, а значит, была недоступна для передачи и использования. Вот и славненько, вроде, как и подружились с новой Библиотекой и без жертв обошлось. Все-таки это первая пробная попытка получить чужую информацию. Конечно, если бы под колпаком сидела Наталья, то ее мозгу пришлось бы заново подстраиваться под новую Библиотеку, а так, я подставил свой мозг, у меня уже все адаптировалось, еще при передаче информации с кристалла, так что, пронесло.
  Однако, приглядевшись, я понял, что не все прошло так гладко, как я себе нарисовал. В ауре Натальи появились какие-то сгустки грязно-оранжевого цвета. Я точно знал, что раньше их не было. Я, напрямую обратился к Библиотеке за разъяснениями, но их не понадобилось, в моей голове всплыл целый пласт информации, что это знания и умения целителя, но только не людей, а Библиотек и им подобных сущностей. То есть я мог использовать Наталью для лечения драконов, единорогов, ну, само собой разумеется, Библиотек и, как ни странно, богов. Я аж чуть Наталью из рук не выпустил. Это что же получается, я держу на своих руках существо, покруче всех божественных сущностей, что ли? В ответ мне пришло подтверждение, что да, сущность Натальи оказалась очень восприимчива именно к такой фоновой информации, и ей вложили основы использования этой информации, а через некоторое время у нее развернется и основной пакет информации, который она может получить хоть где, так как он рассеян в пространствах всех вселенных, как основа основ мироздания. Размножение, обучение, общение и лечение. Вот что нужно для начальной точки развития любого цивилизованного мира. Вот такие миры и курируют боги, а иначе, количество богов бы зашкаливало. Но во вселенных не так много мест, где могли бы развиваться разумные, так что мы получили очень ценного, пока еще не специалиста, но, будем говорить практиканта. Вот тебе и сходили за хлебушком, в смысле, за саркофагом. Теперь понятно, зачем нужна была такая рокировка мирами. В статусе лекаря Наталья сможет восстановить то тело, которое мы получим, вскрыв саркофаг. Фантастика! Я держу на руках врача для богов. Интересно, а как они к ней на прием будут записываться?
  КОНЕЦ ДЕВЯТОЙ КНИГИ.
Оценка: 7.18*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"