Optimus: другие произведения.

Слотеры. Бог плоти (6 глава)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Книга в издательстве. Выходит в апреле 2013 г. Первые пять глав опубликованы здесь же.


   Глава VI
   БЛИЗНЕЦЫ
  
   Сетуя, мол, "день не задался", я понятия не имел, как же далек от истины на самом деле. Он не то что не задался -- вообще пошел псу под хвост. Чем дальше разворачивались события, тем все более гнусный характер они приобретали.
   Буду честен: общение с отпрысками родного семейства, норовящими перещеголять друг друга мерзостью характера, -- удовольствие более чем сомнительное. Выродки - создания крайне противоречивые. Они настолько индивидуалисты, что не только смертных -- друг друга на дух не переносят. Я в этом плане недалеко ушел, а уж коль речь заходит о Близнецах... общаться с ними - все равно что дикобраза поперек шерсти гладить. Для меня, по крайней мере, точно.
   Нелюбовь меж нами давняя, любовно выношенная и нежно пестуемая. Честно говоря, толком и не припомню, когда обычные для Слотеров размолвки превратились у нас в открытую вражду. Начиналось вроде банально: сначала слово за слово, потом кулаком по столу, затем стулом по хребту, и вот уже лютая вражда, ставшая частью богатых семейных традиций клана. После того самого стула прямой стычки с неразлучной парочкой как-то не случалось, но это исключительно ввиду отсутствия общих интересов. Испытывая большую (и в высшей степени взаимную) неприязнь по отношению друг к другу, мы все же как-то ухитрялись ходить разными тропинками.
   До "сейчас".
   А вот сейчас-то братья стояли в полудюжине шагов от меня и неприятно скалились -- совершенно не похожие друг на друга, но в то же время одинаковые, точно гипсовые маски, отлитые с одного лица.
   Дэрек Первый и Стайл Слотеры.
   Близнецы-Рожденные-Порознь.
   Создания, необычные даже для семейки Выродков.
   Бесовка называла таких, как я, "nor-quasahi" -- что в переводе с енохианского, языка ангелов, значит "сыны удовольствия". Даже в Преисподней многие обитатели вслед за смертными теологами полагают, будто первые Выродки появились, когда Лилит, наша ненасытная праматерь, беспорядочно совокуплялась с чертями и демонами, теша свою похоть. Позже Древняя кровь обходилась уже без адовой помощи -- размножалась своими силами и в свое удовольствие. Иных из нас даже смогли родить смертные женщины, хотя подобные случаи нечасты. А вот рожать Дэрека и Стайла оказалось так непросто, что Близнецам потребовались две разные матери.
   Глядя на братьев со стороны, в первую минуту никто бы и не подумал, будто меж ними есть не то что родство, хотя бы приблизительное сходство. Комичная, почти шахматная пара! Тон в ней задавал черноволосый и высокий Стайл, похожий на умело выкованный клинок -- гибкий, легкий, упругий. И опасный, как змеиное жало. А рядом с ним -- белобрысый коренастый Дэрек, выглядящий добродушным деревенским увальнем.
   Однако стоило Близнецам начать двигаться, говорить, ухмыляться, как все вставало на свои места.
   Одни жесты, одни гримасы, один тон на двоих.
   В сущности, они и были единым созданием, которое проявляло себя, едва Близнецы брались за руки. Как раз его-то, этого единого создания, вольготно размещавшегося в двух телах, я и опасался. И куда больше, нежели безупречного фехтовальщика Стайла или великолепного мага Дэрека, взятых по отдельности.
   Ну или вместе -- только без этого их ручканья.
   -- Привет, братец! А мы пришли избавить тебя от хлопот! -- с фальшивой сердечностью сообщил Дэрек, почесав нос.
   -- Ага. Мне кажется, Ублюдок, дальше все обойдется без твоего участия, -- в тон ему произнес Стайл. -- Мы сами сумеем обуздать нашу девочку. Ты хорошо поработал, иди купи лимонаду. Остудись.
   Дэрек широко раззявился, демонстрируя щербатую пасть, и вставил:
   -- Гы-гы!
   То, как темный Близнец произнес слово "нашу", расставило все по своим местам.
   Теперь понятно, откуда в распоряжении Мамаши Ло появилась суккуба, чей вызов из Преисподней не был санкционирован Колдовским Ковеном. Похоже, мои братишки решили подзаработать, заделавшись знатными сутенерами. Не бог весть что, но вполне в духе молодых Выродков. Старшее поколение посчитало бы такой промысел унизительным для себя.
   А Лора Картер все-таки потрясающая женщина. Не каждый в этом городе решится иметь дело с Древней кровью (и уж тем более со Слотерами). Даже за очень большие деньги!
   -- Все сказали? Проваливайте, я занят.
   -- Погуляй, Сет, -- раздраженно бросил Стайл. -- Ты, как я успел узнать, работаешь тут не по заказу, а по большому одолжению. Из любви к искусству, не так ли? Или к искуснице?
   Дэрек немедленно вставил свое "гы-гы!".
   -- Мои гонорары -- не твоя забота, -- отрезал я.
   -- Значит, все-таки к искусству? -- истолковал по-своему темный Близнец. -- Ну так пойди в мессианский приют, займись благотворительностью... если уж так невтерпеж помогать смертным. Здесь все прекрасно обойдутся и без твоей помощи.
   -- И скажи еще спасибо, что мы с тебя не спрашиваем за то, что привел нашу девочку в некон... некодитц... некондицин... тьфу! Как это слово, Стайл?
   -- В нетоварный вид. Будь проще, Дэрек.
   -- А если я вас обоих пошлю куда подальше? -- прищурившись, спросил я. -- А будете упираться, еще и пинками подгоню. Чтоб добрались до места назначения в самом не-кон-ди-ци-он-ном виде... запомнил слово, Дэрек?
   Близнецы дружно хмыкнули и, не сговариваясь, сделали шаг назад и в сторону, оказавшись на одной линии, на расстоянии вытянутой руки. Это вышло у них невероятно слитно и схоже. Ухмылки на непохожих лицах казались отражением одна другой.
   Воздух ощутимо сгустился, и у меня начало тонко покалывать в висках -- верный признак сильной магической ауры.
   Неужто хотят лезть на рожон?
   Дэрек, похоже, не в восторге от ситуации, а вот Стайлу явно не терпится начать свару.
   Кровь и пепел! Не многовато ли проблем скопилось под одной крышей?!
   Демоница, видимо, тоже ощутила грядущую бурю, потому что прекратила подвывать и слабо извиваться под тяжестью моей туши. Она вывернула голову (роскошные локоны нещадно трещали, с корнями и кровью выдираясь из кожи) и напряженно замерла, ненавидящими глазами уставившись на своих истинных хозяев. Я, однако, не торопился убирать пистолет от ее затылка, да и давить коленом промеж лопаток не перестал.
   Слишком опасная бестия. Ей дай только шанс, и все кутерьма с беготней и драками начнется по-новой. А с появлением на сцене братьев малейшие осложнения могли привести к самым печальным последствиям.
   Проглотив пассаж в свой адрес, Близнецы начали мрачнеть.
   -- Все! Шутки в сторону. Отпусти ее! -- приказал Стайл, многозначительно поигрывая кинжалом, который как-то плавно и незаметно перекочевал из-за пояса в ладонь. -- Хватит уже, Ублюдок, поигрался.
   -- Именно это я и собираюсь сделать, -- огрызнулся я. -- Отпустить ее!
   И ткнул остатком мела в не дочерченную на полу пентаграмму.
   Близнецы удивленно переглянулись. На долю секунды Дэрек Первый заколебался, но Стайл чуть заметно покачал головой и лицо брата немедленно затвердело в угрюмой решительности.
   -- Это наша девка! -- хмуро повторил темноволосый Близнец. -- Мы сами решим, когда ее отпускать.
   -- Это нелицензированный магимат, -- вдруг прохрипел Пес правосудия, силясь принять сидячее положение. -- К тому же вырвавшийся на свободу и натворивший дел! Она подлежит четвертованию, а затем публичному сожжению. А хозяйке заведения грозят рудники...
   Я озадаченно скосил глаза в его сторону.
   После того, как незадачливый страж порядка получил когтями суккубы поперек брюха, да так, что внутренности немедленно выпростались наружу, я уж думал -- не жилец. А оно вон как обернулось.
   Руки и вся униформа Пса были изгвазданы в крови, а под задницей у него и вовсе расплылась здоровая лужа, но жуткая рана, зиявшая выше пояса, исчезла. Как и не бывало. Испачканными пальцами офицер городской стражи недоверчиво ощупывал через прореху в одежде гладкую, без единого рубца, кожу. Он сам не мог поверить в происходящее.
   Потрясающе! Никогда не видел у смертных такой регенерации тканей. Я вообще сталкивался со столь быстрым заживлением ран лишь раз, когда охотился на вампира-отступника по кличке Ренегат, наводившего ужас на город. Та еще была охота, должен сказать. Прежде чем я прищучил прыткого гада, он разошелся не на шутку и едва не спровоцировал в городе войну между смертными и легализовавшимися носферату, населяющими Квартал Склепов.
   До сих пор мне казалось, что Ренегат в силу своего происхождения -- случай единичный. Но как тогда объяснить это исцеление?
   Сидевший рядом с Псом нескладный юноша в мантии Колдовского Ковена поймал мой взгляд и вымученно улыбнулся, как бы признавая -- его рук дело. Арбориец выглядел белым как простыня и обессиленным. Похоже, усилия по исцелению раненного Пса изрядно утомили его.
   Близнецы тоже уставились на подавшего голос смертного, который прежде даже не заинтересовал их, с ходу списанный в покойники.
   -- Там, наверху, по меньшей мере пять трупов и с полдюжины раненых, -- уже более уверенно, осознавая, что его необыкновенное возвращение из мира мертвых случилось на самом деле, проговорил Пес правосудия.
   Он уперся плечами в стену и начал неуклюже подниматься на ноги.
   -- Как офицер городской стражи, расследующий указанное преступление, должен заявить, что суккуба подлежит...
   Стайл сделал неуловимое движение, и слова Пса перешли сначала в сдавленный сип, а затем -- когда агонизирующим движением он все же выдернул кинжал из шеи -- в едва слышное бульканье.
   Молодой арбориец глухо вскрикнул и отшатнулся в сторону. Дэрек довольно крякнул.
   Офицер несколько раз дернул ногой и замер.
   На этот раз навсегда.
   -- Ты был мертв? -- скучающим тоном произнес темный Близнец, обращаясь к покойнику. -- Вот и оставайся мертвым. Смертные не должны нарушать порядок вещей, это привилегия Древней крови. Не так ли, Дэрек?
   -- Абсолютно, брат.
   Стайл перевел нехорошо сузившиеся глаза в сторону юного мага. Губы его опасно изогнулись. Перепуганный мальчишка замер, парализованный страхом, прямо удав перед кроликом.
   -- Как нетрудно догадаться, бори, к тебе это тоже относится! -- Рука Близнеца потянулась к поясу.
   -- Дай я!
   Дэрек заступил дорогу брату и поднял руку, намереваясь совершить колдовской пасс.
   -- Ты целитель, малыш, да? И я вижу -- очень хороший целитель. Прямо-таки превосходный! Знаток medickae aktus, а то и вовсе истинный хилер. Ну так поиграем в интересную игру: я буду разрывать тебя по кусочкам, но так, чтобы не убить сразу, а ты -- заживлять раны и стараться не умереть. Кто первый выдохнется, тот и проиграл.
   Что я могу сказать? Игра как раз во вкусе Близнецов.
   Итог ее мог быть только один: у измученного предыдущим усилием ковенита не имелось и полушанса против колдуна, благословленного Древней кровью.
   Увлеченные новой жертвой, Близнецы на какое-то мгновение даже забыли и про меня, и про свою ненаглядную суккубу. Пришлось им напомнить.
   -- Человеколюб будет не очень доволен, Стайл! -- сказал я. -- Ты убил его Пса! А ты, Дэрек, намереваешься поднять руку на мага Ковена, официального служащего Магистрата! Это значит, что Совет Девяти тоже не останется в стороне. Начнется масштабное расследование. Вам обоим задницу подпалят, и Старик дважды подумает, прежде чем ее прикрыть.
   Прозвучало веско.
   Одна из главных причин, по которой даже Древняя кровь старалась не заедаться с Псами правосудия, заключалась в том, что старшие офицеры городской стражи подчинялись напрямую не Магистрату, но Второму Департаменту Ура. То бишь числились под личным началом вице-канцлера Витара, герцога Дортмунда. При сильном желании большинство Выродков могли сдюжить в схватке и с одним, и с парой, а некоторые и с тройкой Псов; я вот уверен -- если приспичит, слажу и вовсе как минимум с четырьмя. Но честолюбец, который создал эту собачью свору и поставил на службу закону в Блистательном и Проклятом, имел возможность спросить за своих людей даже с нас.
   Хотя бы потому, что сам человеком не являлся.
   Витара Слотера, моего родного дядюшку, в клане лишний раз старались не поминать. В любом стаде есть паршивая овца -- даже Древняя кровь здесь не исключение. Какое-то время я числил в таковых себя, но когда вырос и поумнел, обнаружил, что наше семейство порождало на свет и более странных индивидуумов.
   Сейчас, к примеру, никто и не скажет, с какой стати и с чьей подачи Витар вбил в свою костлявую голову, будто за истекшие века за детьми Лилит скопился немалый должок перед смертными. И что искупить грех рождения, унаследованный от падшей матери, можно, только поставив наши Таланты на службу роду человеческому. Возможно, дядюшка, принадлежавший к старшему поколению Слотеров, просто сбрендил за несколько столетий, прожитых на свете. А может, стакнулся с каким-нибудь бродячим и чрезмерно убедительным миссионером, который нафаршировал ему мозги цитатами из Священного Канона в духе: "Кому много дано, с того за многое спросится". Ну да это и не суть важно. Больше достойно внимания другое. В один прекрасный день дядюшка без всякой аудиенции заявился в Монаршие Чертоги и, представ перед его величеством Георгом Лысым (да, поистине давно это было...) заявил о своем намерении оберегать покой граждан Блистательного и Проклятого.
   Лично.
   И в том числе от собственных родственничков, не говоря уже о прочих Выродках: Малиганах, там, Морганах и Треверсах. Последние, к слову сказать, обиделись и окрестили Витара Человеколюбом...
   Позор для клана еще тот!
   В семье поговаривали, будто патриарх Эторн даже всерьез намеревался отречься от Витара и лишить его чести носить фамилию Слотер, чего давненько ни с кем не случалось. Наверное, он бы так и сделал, но просто не успел.
   Дядюшка сам себе выбрал новое имя, после чего король, а вслед за ним Палата пэров и Магистрат, пусть не сразу, но поверившие в искренность намерений Выродка (дядюшка умел убеждать, иногда я даже думаю, будто это одна из граней его тщательно скрываемого Таланта), наделили его и титулом, и деньгами, и властью.
   С той поры много воды утекло.
   Нынче абсолютное большинство добропорядочных (и недобропорядочных тоже) граждан Ура и не подозревают, что порядок на улицах нашего славного города поддерживает одно из богопротивных отродий Лилит. В этом лишний раз проявляется антагонизм, заключенный уже в самом имени нашего славного города -- Блистательный и Проклятый. Истину знают только кланы да немногие избранные смертные, посвященные в тайну происхождения бессменного главы Второго Департамента.
   Пожалованный титул и выбранное имя, правда, со временем пришлось менять, поскольку смертным не полагается жить так долго. Ныне дядюшку звали собственным именем, числился он в герцогах и наделен был имением под названием Дортмунд (правда, неизвестно, существовал ли этот Дортмунд иначе, кроме как на бумаге). Зато власть и деньги при нем остались, и вполне реальные. А позже к ним присоединилась и личная гвардия вице-канцлера -- свора верных и вымуштрованных псов, способная дать окорот любому, пусть даже от него за версту несет серой и смертью.
   Упоминание имени дядюшки Витара для любого Выродка - все равно что удар под дых.
   Такой аргумент не могли не понимать даже Близнецы.
   -- Уже придумали, как будете объясняться с дядюшкой, а, братишки?
   -- А мы кого-то убили?-- удивленно поднял брови Стайл. -- С чего ты взял, Ублюдок? Это все дела нашей девочки, устроившей резню в борделе...
   -- ...и сбежавшей с места преступления, несмотря на героические усилия служителей закона, а также нашего прославленного родича Сета Слотера, -- подхватил светлый Близнец. -- Ты ведь не обидишься? Не волнуйся, мы компенсируем ущерб, нанесенный твоей репутации! Как только наша девочка отработает свое в новом месте.
   -- Да, кстати, один незадачливый молодой маг тоже погиб во время этой кровавой бани, -- вставил Стайл. -- Это, несомненно, большая потеря для Ковена. Юноша подавал надежды.
   -- А поделом ему! -- раззявился Дэрек. -- Нечего шляться по борделям!
   -- Aue, смертный, ничего личного. Просто свидетели никому не нужны. А то наш дядя чего доброго еще и в самом деле обидится. Братик?
   Светловолосый Близнец сдвинул брови. На кончиках его пальцев распустился красный пламенный цветок. Дэрек повел плечом, намереваясь метнуть колдовской снаряд в мага, помертвевшего от ужаса.
   -- Стоять!!!
   От моего рыка с потолка пошла пыль.
   Плюнув на все, я бросил оскверненный мел и выдернул из бокового подсумка "громобой". Секунда ушла, чтобы взвести курки -- об бедро, не прибегая к помощи второй руки.
   Длинный, покрытый гравировкой ствол "единорога" продолжал давить в основание черепа суккубе; кургузые спаренные стволы "громобоя" угрожающе уставились в сторону Близнецов. Оставив ковенита в покое, братья повернулись ко мне -- хмурые и озадаченные.
   -- Так-так-так! -- с деланым удивлением протянул Стайл. -- Сет Слотер поднимает руку на собственных родичей? Это... нехорошо.
   Когда темноволосый Близнец, более агрессивный, начинал заводиться, светлый неизменно подхватывал, понимая брата с полуслова. Вот и сейчас он тут же запел в тон Стайлу:
   -- И для чего? Чтобы защитить жалкого смертного бори и освободить похотливую демоницу! Нет, Ублюдок, ты все-таки законченный ублюдок!
   Каламбур был на редкость неудачен, но Стайл охотно гыгыкнул.
   -- Ты хоть понимаешь, что делаешь, Сет?
   -- Достаточно, Дэрек! -- приказал я. -- И ты не двигайся, Стайл! Убери руку от кинжала!
   Топчи меня Бегемот!
   Ситуация сама по себе была та еще, а теперь она в разы усложнилась -- думаете, каково это, угрожать сразу двум Слотерам, сидя верхом на опасно притихшей демонице, способной в любую секунду вцепиться тебе в глотку? А под боком еще труп Пса правосудия и обезумевший от страха маг Ковена. Такое слишком даже для меня. Право слово, чувствовал бы себя не в пример спокойнее, жонглируя факелами посреди пороховой фабрики.
   И, что хуже всего, я до сих пор не понимал, какого черта я все это делаю?! Лора Картер мне вовсе не так близка, чтобы ради нее влезать в крупномасштабные неприятности. Все ее чары и, гм, особые умения не стоят таких неприятностей.
   Должно быть, Джад прав -- я стал слишком много времени проводить среди простых смертных, а это, оказывается, вредно для душевного равновесия носителя Древней крови.
   -- Вы тут наворотили вполне достаточно, чтобы получить окорот, -- хрипло сказал я, продолжая целить в Близнецов. -- Раз суккубу Мамаше Ло сосватали вы двое, то и те трупы наверху тоже на вашей совести. И я не намерен смотреть, как вы в открытую мордуете смертных! Это неправильно. Даже Эторн...
   -- А ты не поминай имя Старика всуе! -- бешено рявкнул Стайл. -- Ты... т-ты... хуже Витара! Полукровка!
   -- Бастард! Ублюдок! -- немедленно залаял в голос с братом Дэрек.
   -- Ты забылся, Сет! Забыл, кто ты! Любой смертный живет в этом городе, пока НАС это устраивает!
   Братья окончательно теряли над собой контроль, и ничего хорошего это не сулило -- ни мне, ни суккубе, ни магу, ни всем остальным, кто еще не успел унести ноги подальше от бульвара Двух Соборов. Хотя бы за пару кварталов.
   Близнецы, не оглядываясь один на другого, шагнули вперед и замерли, возвышаясь надо мной в одинаковых позах: двое страшных кровожадных хищников, раздраконенных собственной злобой. Неприятно, но теперь, когда я смирился с неизбежностью драки, не шибко проняло; я уже который год именно тем и занимаюсь, что усмиряю диких животных, а нередко -- созданий, которые много хуже. И до сих пор обставить меня на выбранном поприще не удавалось никому. Об этом Близнецы, как бы они себя не ярили, должны были помнить.
   Потому ора у них пока выходило больше, чем действий.
   Пытались горлом взять.
   От меня не ускользнул торопливый ищущий взгляд, который менее решительный Дэрек искоса бросил на Стайла. Порознь братья мне в драке неровня, о чем оба прекрасно знали, отчего и бесились пуще нужного. А вот вместе... вместе - это уже совсем-совсем другое. На моей памяти еще никому не удавалось сладить с тем, что Близнецы выпускали на свет, создавая дуумвират, объединяющий их тела и души.
   Стой напротив меня какая-нибудь обычная (или пусть даже необычная!) нечисть, я просто не позволил бы ей соединить руки, лапы или даже щупальца. Без разговоров влепил бы пару свинцовых градин -- по одной на каждую дурную башку -- и делу конец. Но прострелить голову братьям?
   Нехорошо.
   Не то чтобы смущал наплыв семейных чувств... как раз отсутствие Близнецов в подлунном мире я вынес бы с известным удовольствием. Но вот ответственность за оное отсутствие -- совсем другое дело.
   За убийство Слотера, чем бы оно не было мотивировано, должно отвечать.
   Более того -- придется отвечать. Потому что есть кому спрашивать.
   -- Еще шаг, и я выстрелю, -- тихо сказал я.
   -- А что потом, Сет? К Малиганам подашься? Или сразу к Морганам? У тебя ж, говорят, шашни с этой мертвой сукой, Морганой, были! Повода искал переметнуться окончательно? А? Ну стреляй! Раз уж решил поднять руку на клан, стоит ли останавливаться на полумерах? Давай, пали!
   -- Вы -- не клан! -- рыкнул я. -- Вы всего лишь два зарвавшихся сутенера! Старик запретил в открытую наживать проблемы со смертными...
   -- Ах ты!..
   Два выкрика слились в один и почти одновременно взлетели на пару октав выше, превратившись в вопль боли, когда два выстрела глухо бухнули один вдогон другому, наполнив коридор клубами дыма.
   Первая пуля ударила Стайла в плечо. Его развернуло вокруг своей оси и толкнуло на стену, ошалевшего, с широко раскрытыми глазами. Он до конца пребывал в уверенности, что я не выстрелю, а сам тем временем вытащил кинжал уже до половины. Другая вырвала у Дэрека приличный кусок мяса из бедра, заставив завыть в голос и шлепнуться на задницу. Помня о размере пуль "громобоя", я бил так, чтобы не отстрелить обоим руки-ноги. Братья все ж таки...
   Теперь, даже если Близнецы и сумеют соединиться и составить Дуума, у меня будет какое-никакое преимущество. Теоретически.
   Стайл не сможет держать шпагу, а Дэрек -- стоять на ногах без его помощи. Да и колдовать у светловолосого долго не получится, из раны, вон, так и хлещет.
   Дэрек все же попытался швырнуть заклинание. Пачкаясь в крови, он перевернулся на бок и замахнулся рукой, намереваясь направить в меня сгусток магического пламени, жарким комом охвативший кисть. Выбора не оставалось: я отвел "единорог" от головы демоницы и выстрелил в третий раз. В пороховом дыму, заполнившем коридор, было мало что видно, поэтому я стрелял, собственно, ориентируясь на колдовской огонь Дэрека. Сандаловая четка в "единороге" -- не здоровенное свинцовое ядро в "громобое". Если промеж глаз случайно не угодит, то родич переживет как-нибудь. Выродки живучи.
   Я надеялся прострелить светлому Близнецу руку, но, как позже выяснилось, вышло чуть иначе -- четка угодила немного выше и начисто стесала с руки родственничка два пальца. Этого вполне хватило, чтобы заклинание сорвалось.
   Оглушительный рев изувеченного брата придал Стайлу сил. Оттолкнувшись лопатками от стены, он поднялся на ноги и неуклюже потащил шпагу из ножен левой рукой. Правая безвольно болталась вдоль тела.
   -- Ублюдок! -- ревел темноволосый Близнец, вкладывая в крик всю свою ярость. -- Я вырежу твое сердце!
   Коротко размахнувшись, я швырнул разряженный "громобой" ему в голову. Глухой стук, неприятный хруст... тяжеленный снаряд нашел свою цель. Заливаясь кровью из рассеченного лба и сломанного носа, полуоглушенный Стайл снова сполз по стенке на пол.
   На этом, впрочем, все не закончилось.
   Почуяв удобный момент, суккуба неожиданно выгнулась подо мной, точно норовистый скакун, стряхивая со своей узкой гибкой спины. Вышло у нее легко, даром что сверху громоздилось больше четырехсот фунтов. Подкопила силенок, дрянь! Почуяв свободу, демоница торжествующе взвизгнула, рванула спутанные руки, безжалостно сдирая с себя скальп...
   Она не сразу поняла, что освободилась не сама, -- это я соскочил, использовав ее рывок, точно пружину, подбросившую меня на ноги. Удивительно быстрая и гибкая, бестия успела встать на четвереньки и даже изготовиться к броску в сторону ближайшего окна, когда клинок Тора-Бесоборца ужалил ее спину, пронзил тело насквозь и вышел аккурат меж прекрасно тяжелых и пленительно округлых куполов женской плоти.
   Оружие, направленное сверху вниз лапищами Сета Слотера, пожалуй, самого здорового мордоворота во всем Блистательном и Проклятом, ударило с силой кузнечного молота. Широкое лезвие, больше подобающее клинку палаша, нежели шпаги, проткнуло не только хрупкую уязвимую плоть -- оно вонзилось в мягкие сосновые доски пола, насквозь пробило и их тоже, после чего глубоко увязло, угодив в подложенный снизу брус.
   Руки и ноги демоницы подогнулись, она вновь упала ничком, прижалась к полу, уже не придавленная моим весом, а просто пришпиленная шпагой -- как бабочка.
   Все произошло в считанные мгновения.
   Тонкий и протяжный вопль суккубы, исполненный не столько боли, сколько тоски и отчаяния, присоединился к концерту, устроенному подстреленными Близнецами, с опозданием в секунду-другую.
   Вокруг царил форменный хаос.
   Ошеломленный Стайл тряс головой, разбрызгивая капли крови. Он рычал от боли, все еще силясь подняться на ноги. Искалеченный Дэрек кричал и полз к брату, оставляя за собой темный след. Окончательно обезумевший маг Ковена истово осенял себя мессианскими охранными знаками, руки его тряслись, точно лапки раздавленного насекомого. А пригвожденная к полу суккуба выгибалась, сучила прекрасными длинными ногами и резала пальцы, опутанные выдранными волосами, о клинок шпаги в тщетных попытках освободиться.
   Пора заканчивать с этим цирком.
   Я сунул "единорог" в подсумок и нагнулся к полу, взмахами руки разгоняя завитки порохового дыма. Где чертов мел?! Еще не хватало, чтобы "зуб зла" провалился в щель между досками. Тогда придется отрезать бесовке голову...
   А, вот он!
   Пальцы нащупали ребристый конус оскверненного мелка. Подобрав его, я в несколько взмахов дочертил пентаграмму -- прямо вокруг суккубы. Не обращая внимания на исходящих криком демоницу и Близнецов, торопливыми мазками вывел в ее лучах пять имен адских Ключников и пять знаков, отпирающих Врата.
   Обычно ритуалы, связанные с пентаграммами, занимают достаточно много времени: собираясь вызвать кого-то с изнаночной стороны мира, надлежит принять самые серьезные меры предосторожности, дабы этот кто-то не выскочил гулять сам по себе в наш мир или вовсе не утащил тебя в свою обитель. Уж я-то знаю: чуть ли не каждый третий случай призыва нечисти заканчивается тем, что твари, рыщущие по ту сторону Врат, исхитряются открутить вызывателю голову, воспользовавшись какой-нибудь крохотной лазейкой в магической клетке, которую являет собой пентаграмма.
   Увы, сейчас у меня не имелось возможности следовать всем канонам и правилам. Да и цель моя заключалась как раз в обратном: не призвать существо в наш мир, а, наоборот, отправить его восвояси! Это значит, что Врата надлежало продержать открытыми всего несколько мгновений, которых вполне хватит суккубе, чтобы провалиться обратно в Преисподнюю. Ну а если кто-то из ее обитателей окажется настолько глуп и самонадеян, чтобы попытаться сунуть свою рогатую голову в приоткрывшийся лаз... ему же хуже. Прямо на входе он встретит существо, по сравнению с которым собратья-демоны покажутся овечками.
   Ибо я, Сет Слотер, из-за всей этой кутерьмы изрядно разозлился!
   Пентаграмма есть, имена есть, древние формулы открытия Врат уже царапают глотку, требуя выпустить их наружу и дать воплотиться в этой реальности. Что еще? Свечи!
   Классический обряд призвания демонов требует, чтобы при активации пентаграммы обязательно использовались свечи, причем желательно из трупного жира. Дома у меня запас таких имелся, но привычкой без повода таскать под мышкой пару-тройку я как-то не обзавелся. Но не страшно, можно обойтись, ведь под рукой имелся куда более действенный магический реагент.
   Вернее, не под рукой, а прямо в ней.
   Вытянув из-за пояса дагу, я приставил ее к своей ладони, намереваясь сделать порез, но в последний момент передумал. Древней крови сегодня и без того пролилось достаточно.
   В два прыжка я оказался около поверженных братьев. Мимоходом двинул кулаком в ухо вяло шевелящемуся Стайлу, пинком перевернул на живот Дэрека и, не церемонясь, сунул пальцы в рану светловолосому Близнецу. Тот зашелся в еще более истошном крике, но мне некогда было слушать сии рулады: суккуба вот-вот могла вырваться на свободу. Вернувшись к пентаграмме, я оросил вычерченные знаки каплями дымящейся крови, зачатой в аду и адом же благословленной и проклятой. Кровью Лилит, мерзейшей из матерей, королевы обмана и прародительницы лжи. Что в сравнении с этим какие-то там свечи, пусть даже фитиль их будет скручен из волос девы, обесчещенной после смерти?!
   Отступив на шаг назад, я начал произносить зловещие формулы Вельзевула, одновременно целя последним заряженным пистолетом в центр пентаграммы, где изгибалась всем телом суккуба, ухитряясь даже в агонии проявлять распутное бесстыдство. Если кто-то попытается занять ее место с той стороны, первая вещь, с которой он тесно познакомиться в нашем мире, будет кусочек серебра, засевший в пропеченных адом мозгах...
   Края пентаграммы задымились и вспыхнули неестественно жарким малиновым пламенем.
   Несчастная демоница, чьи рывки уже сильно расшатали шпагу в полу, изрезав при этом все нутро так, что даже мне стало не по себе, замерла, не в силах поверить в происходящее.
   В последний момент до нее, кажется, дошло, в чем заключался мой замысел.
   Ну да, звучит странно: отдубасить как следует, приставить пистолет к голове, проткнуть насквозь шпагой размером с вертел для быка, и все для того, чтобы в конечном итоге освободить создание иного мира из рабства в борделе смертных. Что поделать, добродетели Выродков ничуть не лучше их пороков. Именно поэтому никто не придет за помощью к Слотеру сам -- всех должны притолкать в спину мертвецы.
   За мгновение до того, как суккуба канула в разверзшуюся под ней пустоту, кипящую раскаленной лавой, мне показалось, будто в ее прекрасных глазах мелькнуло что-то похожее на благодарность. Не поручусь, что так оно было на самом деле. Куда вероятнее -- просто почудилось из-за отблесков пламени, затеявших пляску в ее зрачках. По опыту знаю, у демонов слишком туго с благодарностью. Опять же, на свете есть вещи куда более невероятные и бессмысленные, нежели благодарность суккубы, пинком под зад отправленной в ад.
   Я вздохнул.
   Зад-то был все-таки на редкость аппетитный, ему стоило бы задержаться в нашем мире еще на час-другой...
   Тьфу ты, черт! С этими женщинами никогда не бывает просто.
   Когда-то я вернул душу гетере с улицы Чувственных Наслаждений, не потребовав ничего взамен, хотя это едва не стоило мне души собственной. Сейчас отпустил на свободу суккубу, сцепившись из-за этого с братьями-Слотерами. И вдобавок выручил Мамашу Ло, потому что тела демоницы-путаны в этом мире не осталось, а при отсутствии прямых улик Лора как-нибудь да выкрутится.
   Черт подери, да я настоящий рыцарь!
   Только совсем не благородный, а какой-то... ведьмин рыцарь, что ли.
   Никто в распахнувшиеся ворота полезть не поспешил.
   Произнеся запирающую формулу, я выждал пару секунд, после чего носком сапога стер главный знак. Огненные контуры пентаграммы тут же начали блекнуть. Вскоре на полу остались только вычерченные мелом линии, посреди которых торчала шпага Тора-Бесоборца, почти до половины ушедшая в пол. Лужа крови вокруг нее почернела и запеклась.
   Уф!
   Все. Дело, наконец, сде...
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"