Optimus: другие произведения.

Дикий Талант. Приквел

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В настоящее время мы с соавтором Шимуном Врочеком продолжаем работу над романом-продолжением "Дикого Таланта". Думаем, к лету управиться. Параллельно я завершаю работу над отдельным романом, который условно можно считать приквелом "ДТ". События в нем разворачиваются за 13 лет до событий первой книги...

  ГЛАВА XII. ДОБРО С ПУДОВЫМИ КУЛАКАМИ
  
  Мужчина, вошедший в кабинет Витара, лишь самую малость уступал мне ростом, что само по себе говорило о многом. Сложен крепко: плотная сбитая фигура и длинные жилистые руки. Остриженные на солдатский манер - горшком - волосы открывали высокий лоб, косо пересеченный рубленым шрамом. На правой щеке выделялся еще один - треугольный, явно оставленный стрелой. Несмотря на повсеместное распространение пороха, старые добрые луки и стрелы до сих пор состояли на вооружении восточных и южных кочевых народов, а также среди орочьих кланов. Заработать подобную отметину человеку было проще всего, участвуя в пограничных конфликтах.
  Однако же происхождение шрамов вошедшего меня мало интересовало. Что шрамы? Я сам мог похвастать и более внушительной коллекцией: на каждый его по три-четыре своих. С той секунды, как этот ди Тулл вошел, моим вниманием завладела сигма, вышитая на левой стороне его короткой куртки - прямо напротив сердца. Сигма изображала пылающее солнце, пронзенное сверху прямым обоюдоострым мечом.
  Узнать символ не составляло труда. Вошедший носил знак Ордена Очищающего пламени, известного так же как Братство Башни. Так просто, коротко и много значительно - Башня - можно было сказать только про одно строение в мире.
  Надо же, как сложилось. К вожаку уранийских Псов Правосудия пожаловал человек из числа тех, кого менестрели грубо, но с любовью в голосе, именовали "цепными псами человечества".
  Ну да, ну да... еще одни псы и вновь "на страже". Но что тут поделаешь? Что у менестрелей, что у обожающей их россказни черни с воображением - скупо. Одни штампы. Прослушаешь пяток баллад, что распевают в тавернах и кабаках, считай, что прослушал все...
  Впрочем, для Братства Башни менестрели еще расстарались на эпитеты и титулы. Экзекуторы! Рыцари-каратели! Паладины пламени! Цепные... впрочем, я уже повторяюсь.
  Происхождение Ордена напрямую связано с церковью. Благодаря неуемным стараниями высокомерных чернокнижников, колдунов-недоучек и некромантов всех мастей в наш мир регулярно прорываются твари с той стороны. Часть из них боится священной земли, церковных храмов и хранимых в них реликвий. Это те, что послабее. А вот для тех, что посильнее все, связанное с верой смертных, наоборот, привлекательно, словно приманка в капкане. Ибо нет для демонического создания большей радости, чем нагадить на алтарь посреди церкви... гадить желательно остатками местного отца-настоятеля.
  Для защиты от подобных... хм... прецедентов, при мессианских церквях поначалу держали вооруженную стражу. Но со временем прижимистые святые отцы сообразили, что можно обойтись и своими силами - если часть послушников (помоложе и покрепче) учить махать не кадилом, а мечом или топором. Так появились Экзекуторы - воины-монахи, наказывающие нечисть.
  Благодаря обширной практике, Орден очень быстро эволюционировал и от обороны перешел к нападению. Не дожидаясь появления в поле зрения заблудшего демона или еще какой твари, рыцари-Экзекуторы сами принялись вести целенаправленную охоту за нежитями и нечистью. Со временем нашлось время подумать и о "пособниках Тьмы в человеческом обличие". Экзекуторы усердно громили шабаши в честь Шести Герцогов Ада, жестоко карали за человеческие жертвоприношения, линчевали неосторожных некромантов, занимались экзорцизмом и прочими неприятными для детей Тьмы вещами.
  Можно сказать, они делали мою работу, причем, на достаточно профессиональном уровне. Разница заключалась в том, что я-то испытывал чувство глубокого удовлетворения при получении награды (надо сказать, не самой скромной), полагающейся за истребление очередного бездушного и смертельно опасного страховидла. А Экзекуторам доставлял удовольствие сам процесс. Что же до расходов на снаряжение, обучение и хлеб насущный, то их возмещали из церковной десятины за исполнение "долга перед человечеством" Ордену.
  Конкурентами нас назвать трудно. Орден брался за экзекуцию расплодившейся нечисти без всякой платы, в то время как на один мой задаток какой-нибудь затерянной в глуши деревушке пришлось бы работать целый год, ухитряясь при этом ничего не есть. Именно за это в народе Экзекуторов любили и превозносили как сказочных рыцарей, каковыми отчасти они и являлись. А мне приходилось сидеть и ждать очередного богатого и злополучного нобиля, трясущегося от страха перед страшной Древней Кровью, но нетерпеливо подталкиваемого в спину мертвыми. На счастье и на беду своим жителям Ур, Блистательный и Проклятый ухитрился за долгие годы существования пропитаться самой черной магией настолько, что никакая конкуренция со стороны этих фанатиков-бессеребрянников мне не грозила.
  Со временем Братство Экзекуторов отпало от лона мессианской церкви, чему предшествовал громкий теологический скандал. Орден значительно окреп, а сами братья-Экзекуторы настолько уверовали в романтический ореол созданный вокруг них менестрелями и народными сказителями, что всерьез решили поставить себя "на службу человечеству". В основе службы лежало, разумеется, привычное ремесло - искоренение (каленым железом, ясным серебром и очищающим пламенем) всего, что пресловутому человечеству чуждо и омерзительно. Иными словами, Экзекуторы отказались признавать меру допустимого зла, которое лежало в основе мессианской религии.
  Мессианцы, как известно, считают, что свет не может существовать без тьмы. Преисподней разрешено клокотать расплавленной серой, чтобы подчеркивать притягательность сияющего божественным светом Вырия Небесного. Человек же, наделенный при Акте творения правом свободного должен сам определить, что для него важнее - радость смертного тела или благость бессмертной души. Задача Церкви лишь в том, чтобы направлять на истинно верном пути. В зависимости от того, где накопится больше душ - в Аду, или Вырии будет определена судьба нашего мира.
  Экзекуторы тоже были готовы предоставить человеку право свободно выбирать между Светом и Тьмой... Но только после того, как дотла выжгут все, что в этой Тьме прячется.
  Никаких полумер! Никакого компромисса!
  Одним словом, практики с мечами и факелами повернулись спиной к теоретикам с посохами и ладанками.
  Большая часть Ордена отложился от церкви (те, что остались служить, ныне именовали себя Инквизиторами). Рыцари сложили с себя церковный сан и сожгли монашеские робы, поверх которых раньше таскали панцири и кольчуги.
  И продолжили дело.
  Удивительно, но героический образ жизни рыцарей Очищающего Пламени крайне удачно сочетался с прагматичными воззрениями на эту самую жизнь их Магистров, которые активно подвизались на политическом поприще. Последние, в конце концов, добились не только признания заслуг Ордена, но и его независимости от королей и сенатов всех стран и полисов, на территории которых действовали дружины Экзекуторов. Нееловский пакт, заключенный порядка двух с половиной веков тому назад, раз и навсегда скрепил договоренности Ордена с правителями запада и востока. Экзекуторы поклялись не вмешиваться в мирские и духовные дела стран, подписавших договор, а властители даровали им право беспрепятственно преследовать нечисть и нежить там, где она угрожает людям.
  Этот договор свято соблюдался и поныне. Ну, то есть, настолько, насколько может вообще соблюдаться любой документ составленный и подписанный политиками...
  К примеру, дальний родственник нашего Джордана II, король Георг Лысый тоже поставил свою подпись под тем пактом - с одобрения Палаты пэров и Магистрата. А вот предоставить место под размещение постоянной штаб-квартиры Экзекуторов не соизволил, апеллируя к тому, что давние и свято чтимые законы Блистательного и Проклятого запрещают впускать в город чужих солдат, а Орден Очищающего Пламени, как не крути, - структура военизированная. И нежитей с магиматами на городской службе в Уре с тех пор ничуть не убавилось. Как раз наоборот, число их год от года росло и множилось.
  На все ноты протеста: как от Братства, так и от других стран-участников Нееловского пакта, королевские юристы-крючкотворы отписывали длинные пространные письма в которых, ссылаясь на бесчисленные пункты и параграфы, ответствовали - когда с достоинством, когда со смирением - что де к услугам почтенных мессиров рыцарей город всенепременнейше прибегнет, не извольте сомневаться! Но токмо, когда анимированные мертвяки и прирученная нечисть начнет и в самом деле угрожать людям, чинить вред, телесный ущерб, смерть и прочие непотребности, включая покушение на бессмертные души. А до тех пор, пока этого не произошло, и пока совершенно наоборот, эти самые мертяки, вампиры и иже с ними выполняют общественно полезную работу, избавляя граждан Ура Блистательного от нелегких физических повинностей, нет нужды славным господам рыцарям беспокоиться и клинками в нетерпении позвякивать!
  Без вас как-нибудь...
  - Имею честь представиться, - щелкнул каблуками рыцарь, коротким и пронзительным взглядом окинув-оценив меня и Человеколюба. - Кастор ди Тулл, старший Экзекутор Ордена Очищающего Пламени, уполномоченный эмиссар Магистра ван Дарена.
  Вот так, просто Кастор ди Тулл, старший Экзекутор.
  Вступая в Братство, рыцари отказывались от всех мирских титулов и званий за исключением тех, что входили собственно в иерархию Ордена. Упомянутый мной прагматизм Ордена проявлялся не только в умении его лидеров ловко маневрировать между политическими интересами государей и целями братьев. На многие вещи Экзекуторы смотрели более чем широко. Ничтоже сумняшеся, Братство вербовало в свои ряды людей с не самым чистым прошлым, включая и тех, чьи руки считались обагренными кровью невинных. Вступая в Орден, рыцарь-неофит оставлял прошлое за спиной. Устав Экзекуторов гласил, что участие в великом священном походе против Тьмы само по себе послужит искуплением всех грехов минувшего.
  Однако если на прошлое можно закрыть глаза, то забыть его получается не всегда.
  Вот и сейчас глядя на Кастора ди Тулла, я видел не только Экзекутора, простого рыцаря без всяких там "лорд", "граф" или на худой конец "мессир", но и еще кое-кого. Этот "кое-кто" ныне был задвинут в прошлое и подзабыт, но никуда не делся. Он все еще маячил за спиной "цепного пса человечества" выцветшей от времени тенью.
  Кастор ди Тулл.
  Кровавый пират и корсар, лет двадцать назад бороздивший Восточное море под наводящим ужас флагом пнедорийского корсара. Нет, не случайно его имя мне показалось знакомым. В свое время немало уранийских толстосумов, чьи корабли он выпотрошил, осаждали Магистрат и Палату пэров, требуя принять меры к морскому стервятнику...
  Тень лихого и кровавого прошлого слабо подрагивала за широкими плечами нынешнего эмиссара Ордена - истасканная временем, но неизжитая. Магистр ван Дарен знал, кого выбирать посланцем. Только битый и траченный жизнью волк будет достаточно клыкаст, чтобы на равных противостоять железной воле вице-канцлера Ура, Блистательного и Проклятого, чье человеколюбие имеет свойство заканчивается там, где встают вопросы целесообразности.
  Теперь я понимал, почему так нервничает дядя. Нет сомнения, Экзекуторы, пользуясь нестабильной ситуацией в городе, попытаются добиться свободы рук в Уре. Начнут с требования предоставить им право организовать самостоятельную охоту за Ренегатом, а дальше - выжмут из сложившейся ситуации все, что только можно. Зацепят во время охоты Квартал Склепов, столкнуться с магиматами, запросят подкрепления... Одним словом, пусти козла в огород!
  Не было у меня сомнений и в том, что Витар Дортмунд, он же Витар Слотер не позволит им этого сделать. Слишком уж густо кровь, пульсирующая в жилах-улицах огромного полиса, разбавлена адским ихором. Да и, что не менее важно, Древней Кровью здесь изрядно пованивает. Если кто-то начнет метаться по этим улицам, огнем и каленым железом выпаривая и то, и другое, Уру придется несладко! Блистательный и Проклятый пережил три Бунта Нежити, а этого - вполне достаточно, чтобы никогда и не за что не пожелать четвертого.
  Слушая церемониальные приветствия в адрес Магистра Ордена, источаемые дядей, Кастор ди Тулл с видимой почтительностью склонил голову. Вщгляд его при этом откровенно буравил то меня, то Витара: изучал, оценивал, запоминал в деталях. Тот факт, что вице-канцлер не выпроводил меня из кабинета в отличие от прочей своей челяди, Экзекутор принял как должное и не стал настаивать на приватном разговоре, справедливо посчитав, что абы кого глава Второго Департамента при себе не оставит. Когда дядя покончил с церемониальной частью, рыцарь коротко и сжато сообщил об очередной гневной ноте, связанной с не соблюдением Нееловского пакта, которая ранее была представлена Его Величеству Джордану II. И о последовавшем на нее ответе. Ответ, как я и ожидал, оказался самым уклончивым.
  Ознакомившись с нотой Ордена, король уведомил почтеннейшего Магистра ван Дарена о том де, что денно и ночно беспокоясь о благе каждого своего подданного, король Ура и лорд-протектор всех земель, принявших руку Блистательного, однако же не имеет возможности вникать в подробности каждого убийства, происходящего на улицах города. На этот счет есть Магистрат, заведующий внутренними делами Ура, а у Магистрата есть и стража и, на крайний случай, Второй Департамент, возглавляемый не абы кем, но вице-канцлером, наделенным самыми широкими полномочиями. С оным вице-канцлером эмиссару глубокочтимого Ордена и надлежит обсудить все имеющие место быть казусы. В том числе и вопрос о возможном участии братьев Ордена в охоте на гнусного преступника и убийцу, известного, как Ренегат.
  Не сомневаюсь, что одновременно с отправкой королевского ответа, Витар был наскоро проконсультирован из Монарших чертогов о необходимости под любым предлогом спровадить посланца ван Дарена не солоно хлебавши. Но чтобы не оскорбить Орден, который, как бы то ни было, пользовался огромным уважением и влиянием во всем цивилизованном мире, а также не спровоцировать политический скандал, коего только и ждут политиканы из Лютеции, Сантагии, Тортар-Эреба и прочих государств-соседей, к горькой пилюле уместно было бы приложить сладкую конфету.
  Желательно - в виде головы Ренегата.
  Нет вампира - нет проблем!
  Именно с этой целью Витар послал за мной еще вчера. Но из-за того, что я не пожелал предстать перед его светлые (бесцветные на самом деле) очи немедленно, разминуться с посланцем Ордена не пришлось. В отместку дядя специально оставил меня сейчас в своем кабинете - дабы я воочию увидел, как сложно ему приходится. При всем своем человеколюбии Витар Слотер не то, чтобы умело - прямо таки изумительно! - играл на человеческих слабостях.
  Например, на моем уважительном к нему отношении...
  Пока я предавался своим неторопливым мыслям, Кастор ди Тулл, покончил с изложением официальных причин своего визита. Дальше он говорил своими словами, с грубоватой прямотой, свойственной человеку, который больше времени посвящает упражнениям с оружием, нежели ораторскому искусству. В выражениях Экзекутор особо не стеснялся. Бывший пнедорийский корсар, до перехода на "службу роду человеческому", отправивший на дно не один десяток человеков, прекрасно прочувствовал атмосферу и понял, что имеет дело с людьми, предпочитающими называть вещи своими именами.
  - Я не скрою, история с безумцем-вампиром, режущим граждан Блистательного и Проклятого, точно баранов - лишь предлог для вмешательства Ордена в дела Ура. Мы также отдаем себе отчет, что Его Величество, а также уважаемые пэры Блистательного и не менее уважаемый Магистрат опасаются, будто Братство, попытается, едва войдя в город, начать свою политическую игру, грозящую интересам Ура... но вы-то, лорд Дормунд, человек благоразумный. Вы должны понять, что политика интересует нас постольку поскольку... это не более, чем инструмент для скорейшего достижения цели Ордена, которые лежат вне интересов короля, пэров и Магистрата. Мы жаждем только одного - избавления мира от порождений греха и темноты.
  Я хмыкнул и с деланной неуклюжестью перевалился в кресле, демонстративно бряцая бесчисленным оружием. Это был негласный намек на то, что со своими грехами мы будем разбираться самостоятельно и по мере того, как отделим эти самые грехи от их обладателей. Ур - необычный город, что отражено даже в его названии. Он настолько же велик и блистателен, насколько проклят и пропащ! Не с мерками Экзекуторов, чьи добродетели насаждаются иной раз с мечом у горла, браться за столь деликатный процесс.
  Рыцарь намек понял, голос его разом стал тверже, в нем даже прорезались пафосные нотки:
  - Орден долгое время сквозь пальцы смотрел на то, как Ур все глубже проваливается во Тьму. Бесконтрольное строительство Черных Церквей, активное использование нежити и демонов для частных и государственных нужд, легальное существование Квартала Склепов, все это - прямые преступления против человечества! Нельзя бесконечно удерживать врагов рода человеческого при себе, копя их адскую злобу, множа ненависть и разжигая голод. Даже Цитадели, построенные из мощей Архангелов и сковавшие в мертвенном сне Шесть Адских Герцогов, не вечны. Придет день, и они рухнут, повинуясь воле Мессии, знаменуя День последней битвы! Что уж говорить о попытках простых смертных, пытающихся приручить детей Ада?
  - До недавних пор это были вполне успешные попытки, - спокойно заметил Витар, провоцируя Кастора ди Тула на еще одну гневную отповедь.
  Старый интриган, дядя просто пережигал эмоции рыцаря, намереваясь после вспышек гнева сбить тон и перевести разговор в деловое русло.
  - О, да! - саркастически усмехнулся старший Экзекутор. - До недавних пор. Свыше двухсот лет Колдовскому Ковену удавалось более-менее держать ситуацию под контролем. И хотя периодически намерения Ура поставить адские отродья себе на службу выходили ему боком, мы не вмешивались. Но то, что происходит сейчас, в корне меняет дело. Да, мы пользуемся ситуацией, чтобы заявить свое право, прописанное в Нееловском пакте. Но и вы должны понять - понять и признать! - что дальше так продолжаться не может. В мире смертных не должно быть места лишенным души. Сосуществование, добровольное или принудительное, невозможно. Вот он, его результат: нежить орудует в Блистательном и Проклятом и убивает людей одного за другим. И это только начало...
  - В Уре ежедневно убивают несколько человек, - холодным тоном перебил его Витар. - Допустим, они умирают не от укусов вампиров, а куда более... прозаической смертью, но исход, тем не менее, всякий раз ничуть не менее летален. Мусорный Патруль привозит на городской погост или в Реанимационный Амбар мужчин, женщин, детей и глубоких стариков, скончавшихся от побоев, ножевых ран, болезней, голода, холода... Почему же это никак не тревожит Орден? Где ваша мораль и ваша трепетная забота о человечестве? Неуловимый маньяк, именующий себя Святым Вешателем, за последние полгода ухитрился вздернуть на городских фонарях больше двадцати шлюх! Его счет жертв пока превышает кровавый счет Ренегата, так почему это не интересует Орден? Почему убийца с клыками более ужасен, чем убийца без них? Почему струны человеколюбия у представителей Ордена начинают звенеть только когда это выгодно Экзекуторам?
  - Для пороков человечества найдутся свои судьи, не чета нам с вами, - покачал головой Кастор ди Тулл. - За грехи и преступления каждый заплатит своей бессмертной душой, когда придет срок. Орден же защищает людей от преступников, души не имеющих, или же изначально вверивших свою душу адскому пламени. Им платить за грехи и злодеяния нечем, а, следовательно, и терпеть их мы не можем.
  - Мы?
  - Мы, - твердо повторил Экзекутор. - Смертные. Те, кто исправно платит.
  - Кое-что для оплаты своих грехов у этих... преступников все же есть, - не менее твердо заметил Витар. - Например, жизни, если их так можно назвать. И головы. И если завтра голова того же Ренегата окажется насаженной на пику посреди центральной площади Ура Блистательного, это будет платой. Недостаточной, конечно же, но все же платой. Какие тогда основания возникнут у Братства для того, чтобы истреблять наших граждан. Особенно из числа тех, кто не успел взять грех на душу, которой, впрочем, даже и не имеет?
  - Случай с Ренегатом - лишнее доказательство тому, что с Адом нельзя заигрывать! - с жаром возразил Кастор ди Тулл. - И Братство намерено прекратить это. Вооруженной рукой.
  - Случай с Ренегатом не делает автоматически виноватой молодую девушку, насильно обращенную в вампира, но нашедшую силу и мужество восстать против своей новой природы, отказаться от охоты на людей и подставить грудь под Скрижали Запрета. - в тон ему откликнулся дядя. - Вооруженной рукой должен двигать закон, а не повод! Иначе справедливость становится относительной, ведь у каждого свое понимание добра и зла, и свои мерки. Закон Ура гласит, что гражданами его являются живые и мертвые люди, обладающие разумом и свободой воли и не претендующие жизнь, разум и волю прочих граждан!
  Ох уж эта игра в слова!
  Я прикрыл глаза, всем своим видом показывая, что далек от подобных диспутов. В глазах Кастора ди Тулла я, должно быть, представлялся здоровенным тупым душегубом, увешанным оружием до пят. Эдаким личным бретером при вице-канцлере Дормунде, далеким от вопросов морали и рассуждений о гуманизме, ценности человеческого бытия и бесценности человеческой души. Пусть так. Это, в общем-то, от части даже справедливо.
  Если кончено убрать слова вроде "тупой" и "душегуб".
  Я слишком эгоистичный ублюдок, чтобы заботится о нравах целого общества. И ужасно далек от мысли навязывать свои представления о справедливости кому-либо еще. Порабощать своими идеалами прочих - удел других. Например, тех, кто слишком слаб, чтобы просто жить с ними. Или, наоборот, слишком силен, чтобы жить с ними в одиночку. Я же - просто силен. Ровно настолько, чтобы при нужде просто и незатейливо воплощать их в жизнь, независимо от того, укладывается это в общепринятые правила или же не совсем.
  У бытия Слотеров есть свои преимущества...
  - Вы, как и любой сторонник дуалистической теории, поднаторели в искусстве словословия, - медленно, подбирая слова, произнес Кастор ди Тулл. - Но правда обличена не в красивые слова. Она выложена на улицах вашего же города мертвыми телами. И если сейчас не дать ей ходу, дальше все будет продолжаться и нарастать как снежный ком. Зло будет множиться. Люди будут и дальше умирать, вновь и вновь оплачивая своими душами и своей кровью извращенное желание правителей Блистательного и Проклятого приручить адский пламень.
  - Или умирать на войне, расплачиваясь своей кровью за кусок земли, вызвавший спор двух лендлордов, - жестко отпарировал Человеколюб. - Или кончатся от голода, воздавая за ошибки столичных клерков при проведении очередной реформы налогов и податей. Или падать от мора, заплатив цену за неверие своего священника достижениям современной медицины. Платить приходится за все и не всегда - по своей воле. В этом вся беда, мой друг. И в этом трагедия гуманизма и человеколюбия. Как бы ты не старался сделать всем хорошо, делать это приходится делать за счет кого-то конкретного.
  - Но Братство предлагает сбить эту чертову цену! - едва сдерживаясь, рявкнул ди Тулл.
  Витар Слотер изобразил на лице оскал, имеющий некоторое отношение к улыбке, и резюмировал:
  - Нет. Братство предлагает переложить ее на других плательщиков. Причем на тех, кому, по вашему же определению, и платить нечем.
  Ди Тулл раздраженно стиснул кулаки. Его лицо слегка потемнело, но рыцарь быстро взял себя в руки. Словесную дуэль изворотливому и ловкому вице-канцлеру, поднаторевшему в подобных баталиях, он продувал вчистую. Что ж, тем разумнее вернуться к тому, с чего начался разговор. Экзекутор оставил какие бы то ни было попытки и дальше заниматься морализаторством, и заговорил так, как следовало бы говорить с самого начала.
  Как профессиональный солдат, которого прислали исполнять приказ, а не обсуждать его этичность и, что важнее, разумность.
  - Мы можем продолжать наш спор бесконечно, но факты говорят сами за себя. Неживое создание, предположительно - вампир, неконтролируемый Колдовским Ковеном Ура - убивает и терроризирует людей. Количество жертв множится с пугающей быстротой, а общая ситуация такова, что может спровоцировать прямое столкновение между людьми и... - рыцарь запнулся, не желая произносить противное своей натуре словосочетание, но все же закончил фразу. - легализованной нечистью.
  Я даже приоткрыл глаза, чтобы не пропустить реакцию дяди.
  - Кроме того ситуация осложняется тем, что по нашим агентурным данным есть факты нападения на Вы...
  Мы столкнулись взглядами, и Экзекутор, похоже, шестым чувством уловил, что дело тут нечисто. Он тут же поправился, сохранив, однако при этом невозмутимый вид:
  - ... на представителей четырех Древних Семейств. Мы не знаем, как отреагируют Кланы на подобные нападения, но зато прекрасно помним, чем заканчивались конфликты с Древними Семьями прежде. Сводя счеты между собой или с иными своими обидчиками, они не щадят никого вокруг, устраивая кровавые бойни прямо на улицах города.
  Говорить такое, подозревая - ведь подозревает же! - присутствие Слотера, по меньшей мере, дерзко. Интересно, держал бы этот вояка себя столь же уверенно, не ощущая за спиной поддержку могучего воинского Ордена? И вот еще, что интересно: знает ли он, что Витар - сам отмечен проклятой благодатью Ада, о котором так охотно разглагольствует? А то ведь презабавно получается - бывший корсар спорит о гуманизме с отродьем демоницы, удостоенной титула Герцогини Ада!
  Я перевел взгляд с рыцаря на Витара, слушавшего рыцаря с преувеличенным вниманием. Человеколюб даже прикусил себе щеки с внутренней стороны, от чего окончательно уподобился черепу. В голосе Кастора ди Тулла тем временем зазвучали сухие официальные нотки, снимающие всякую ответственность с рядового исполнителя.
  Воля Ордена.
  Его право.
  - Согласно пункту двенадцать седьмого параграфа Нееловского пакта, в подобной ситуации Орден не просто имеет право, но обязан вмешаться в ситуацию, дабы избежать появления новых жертв. С этой целью отряжен я, как старший Экзекутор Братства в сопровождении дружины из двадцати девяти рыцарей Очищающего пламени. После устранения убийцы-нежитя, Орден будет вынужден дать свою оценку случившемуся и определить: является ли достаточной мерой устранение взбунтовавшегося создания. Возможно, в последующем будет разумно поставить вопрос об устранении и первопричины случившегося.
  "Уничтожения вампирского гетто", - мысленно перевел я последние слова рыцаря.
  Вот оно.
  Ради чего все посольство и замышлялось.
  Не просто ведь подискутировать с вице-канцлером Ура на тему добра, зла и мерок к тому и другому он сюда приплелся!
  - Хм-хм, - задумчиво пожевал губу Витар Слотер, прищурив свои бесцветные глаза. - Я полагаю, только что была озвучена официальная позиция Ордена Очищающего Пламени. Верно?
  Рыцарь едва заметно кивнул.
  - И отказ согласиться с ней будет расценен, как отступление Ура от положений Нееловского пакта. Со всеми международными последствиями, вытекающими из этого. Верно?
  Снова кивок.
  На мгновение мне показалось, что ди Тулла несколько смутила ситуация. Не имея возможности убедить, он просто загнал своего оппонента в угол, воспользовавшись дубиной вместо аргумента. Но если таковое проявление слабости и было, то Экзекутор быстро взял себя в руки. Потому и выбрали в качестве эмиссара именно его - воина, а не дипломата: рубить правду-матку и стоять на своем.
  Упрямо выдвинув вперед нижнюю челюсть, рыцарь подтвердил.
  - Именно так. Мне искренне жаль, лорд Дормунд, что обстоятельства складываются подобным образом. Но у каждого из нас свой долг и свои задачи.
  - Охотно соглашусь, любезный мессир, - сокрушенно вздохнул Витар Слотер и даже развел руками, всем своим видом показывая - ничего не попишешь.
  Кастор удивленно приподнял бровь. Он не ожидал, что вице-канцлер сдастся так легко, и определенно почувствовал подвох. Как и я.
  Подвох не заставил себя ждать.
  - Я вынужден согласиться с позицией и требованиями Ордена. Безусловно. Но есть одна загвоздка... - Витар сделал многозначительную паузу, играя на нервах Экзекутора.
  Кастор ди Тулл с честью выдержал испытание, ни один мускул не дрогнул на его лице, выдавая нетерпение.
  - Видите ли, мессир рыцарь, хотелось бы узнать, какие у Ордена есть основания считать, что убийца - именно вампир? Ну, если сбросить со счета все те дутые сенсации, которыми пестрят "Хроники Ура". Вы ведь только что даже сами изволили сказать "предположительно вампир".
  Я пришел в такой восторг от наглости дядюшки, что с трудом удержался от ухмылки. А вот железное самообладание ди Тулла немедленно покрылось разъедающими пятнами коррозии. Он ожидал каких угодно выкрутасов но не такой бесхитростной хитрости.
  В ответ на фактический ультиматум Ордена вице-канцлер Ура не нашел ничего умнее, как просто прикинуться пнем!
  - То есть как это? - тихо спросил рыцарь.
  - Ну, как это "как"?... вот так вот, - развел руками Человеколюб. - Прямо. По существу. Буквально.
  Кастор опешил и даже не сразу нашел, что сказать.
  - Разве канцелярия Его Величества, передавая дело в Магистрат, не признала тем самым... - тихо заговорил ди Тулл, стараясь совладать со своими эмоциями.
  - Его светлость герцог Хорин, передавая дело в Магистрат, признал, что на улицах Ура кто-то творит жестокие убийства, оставляя обескровленные трупы. - перебил его дядя. - Но установить, кто убивает добропорядочных граждан Ура - вампир, или человек, хитро маскирующий убийства под вампира, должны мои люди. На сегодняшний день это не сделано.
  - Вы хотите сказать, что до сих пор не была произведена надлежащая экспертиза обнаруженных тел? - ди Тулл все еще старался говорить спокойно.
  - Вы не поверите, мессир, насколько сильна бюрократия в Уре, - вздохнул дядя, глядя на рыцаря честными прозрачными глазами. - Если и есть зло, с которым надо бороться, не жалея сил и не умаляя жестокости, то это - засилье и всесилье чиновников. Видите ли, пока дело дошло до Второго Департамента, прошло довольно много времени. Первоначально им занималась городская стража, которая, обнаружив на шеях трупов маленькие колотые ранки, немедленно классифицировала их, как укусы вампира. Однако из Квартала Склепов нам не поступало информации о беглых вампирах. Более того, Некромейстер Алан лично подтвердил, что исключает возможность участия его киндредов в этих убийствах. Оснований не верить ему у меня нет: все носферату Квартала Склепов дневнуют в своих нумерованных гробах, и у всех Скрижали на месте, что делает невозможным любую попытку доказать причастность легализованных вампиров к нападениям.
  Экзекутор слушал, не сводя глаз с Витара.
  Если бы он обладал хоть искрой пирокинетического дара, от дяди наверняка осталась бы одна зола. К счастью, дара не имелось, и Человеколюб продолжал валять дурака.
  - Посему, когда дело в виду его значимости перешло во Второй Департамент, я лично распорядился провести повторную экспертизу - по всем правилам и с соблюдением всех формальностей.
  - И что же?! - сломанной флейтой взвыл рыцарь.
  - Бюрократия, - вздохнул вице-канцлер. - Вот кого надо очищающим пламенем и каленым железом... но без серебра! Пока мой приказ дошел до экспертов, в том числе и из Колдовского Ковена, все кадавры, поступившие в Реанимационный Амбар, были уничтожены. Опасаясь возможной спонтанной реанимации погибших, коронеры кремировали тела. Таким образом, провести экспертизу невозможно. Но, если вас утешит, виновные в волоките понесут жестокое наказание.
  Я поднял руку и начал тереть переносицу, укрываясь кистью руки от Экзекутора. Смех душил меня.
  - Вы лжете! - хрипло сказал ди Тулл, призывая все остатки самообладания, чтобы не схватить Витара за грудки (боюсь, в этом случае мне пришлось бы вмешаться и скрутить эмиссара Магистра ван Дарена в бараний рог... без всякого пиетета перед "цепными псами человечества"). - Вы лжете, глядя мне прямо в глаза! Это же просто глупо... это так глупо!
  - Не исключено, - твердо сказал Витар. - Но в любом случае вашему Ордену и вашему ультиматуму придется повременить. Как минимум до следующего трупа со следами укусов. А к этому времени, может статься, что все закончится само собой. Без вмешательства Экзекуторов.
  Кастор ди Тулл все понял.
  Он внимательно посмотрел на меня, и губы его тронула кривая усмешка.
  - Я слышал о вас, лорд Слотер. Несмотря на ваше происхождение, ваши подвиги искренне почитаются моими братьями.
  - Несмотря на вашу принадлежность к Ордену я советовал бы вам, мессир рыцарь, быть аккуратнее с подбором слов, - не поднимаясь с места, отозвался я. - Последний человек, который посмел тыкать мне моим происхождением, не успел даже дождаться вызова на дуэль. Мы, Слотеры, хоть и обидчивы, но не особо заморачиваемся вопросами чести. Так что я ему по-простому, можно сказать, по-мужицки, сунул кулаком в челюсть и переломал руки и ноги...
  Это было не столько вызовом, сколько предупреждением, и у ди Тула хватило ума и выдержки прочувствовать ситуацию. Да и не был он из спесивой породы нобилей, которая понятия о чести ставит выше этой самой чести, превращая повод в причину и наоборот. По крайней мере, оскорблено хвататься за висевший на боку меч (Экзекуторы предпочитали длинные тонкие мечи саблям и шпагам), рыцарь не стал.
  - Своим ходом вы поставили меня в странную ситуацию, господин канцлер, - негромко сказал ди Тулл, поворачиваясь к Витару Слотеру. - Чтобы добиться своей цели, я вынужден желать гибели невинного человека и надеяться, что ваш... профессионал не сумеет поймать чудовище прежде, чем оно еще раз прольет кровь. Вы извратили все мои представления о том, что правильно и хорошо. Воистину Ур страшный город. Я никогда не хотел бы здесь жить.
  - Надеюсь, и не придется. Ни по желанию, ни по долгу службы, - сухо сказал, даже не сказал - отрезал! - Витар.
  - Честь имею!
  Кастор ди Тулл развернулся на каблуках и вышел вон.
  Дядя немедленно схватился за шнур у стены за своим столом и несколько раз дернул его, вызывая кого-то из слуг. С секундным опозданием в дверях кабинета обозначилась встревоженная физиономия одного из клерков.
  - Немедленно отправляйся в Реанимационный Абмар! - коротко приказал Человеколюб. - Пусть уничтожат все тела, оставшиеся после нападений Ренегата. Полная кремация, никаких останков! Запись об уничтожении оформить задним числом.
  Физиономия скорчила понимающую гримасу и тут же исчезла. Что бы там дядя не плел о бюрократии, в плане исполнительности Второй Департамент мог считаться прямо-таки образцовым во всем Магистрате.
  Понимая, что аудиенция закончена, я поднялся на ноги.
  - Ты видишь, как все плохо, младший, - холодно произнес Витар Слотер, он же вице-канцлер Дормунд, глядя на меня снизу вверх. - Еще немного и они загонят меня в угол и добьются права запалить свои факелы... а мне не нужен новый Бунт Нечисти, который жаждет организовать Орден. Для этих фанатиков, верящих в добро с пудовыми кулаками и каленым железом наперевес, восстание вампиров - воплощение всех мечтаний. Самое красочное доказательство их правоты. Подтверждение верности и необходимости их карательной миссии. Но для Блистательного и Проклятого это будет трагедией пострашнее гражданской войны... Найди мне Ренегата, Сет! Я должен подарить его голову ван Дарену! Перевязанную подарочными ленточками!
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"