Optimus: другие произведения.

Слотеры: Плоть И Камень

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть представляет собой доработанный вариант первого рассказа о семействе Слотеров - носителей Древней Крови, чудовищах, выродках, воинах и магах - некогда выставленного на конкурс 48 часов. * Примечание: переработанная и вдвое увеличенная версия этой новеллы вышла в издательстве "Амадеус".


   СЛОТЕРЫ: ПЛОТЬ И КАМЕНЬ
  
   ***
  
   Тонкие длинные пальцы Танис сжали мое плечо, и я тут же открыл глаза, стряхнув с век сон, как путину. Первое движение было инстинктивным, и выверенным, как мастерский финт шпагой. Рука змеей скользнула под подушку, сухо щелкнули взводимые курки, кургузые стволы "громобоя" угрюмо уставились в сторону пришельца...
   Человек на пороге смущенно кашлянул и снял щегольскую шляпу, украшенную серебряной пряжкой.
  -- Немудрено, что ты спишь с оружием, Сет. Такой замок не остановил бы даже занюханного воришку, не говоря уже о профессиональном взломщике.
   Танис тихонько пошевелилась за плечом, натягивая на себя одеяло. Скромностью она особо не отличалась, но сейчас это движение было вполне оправдано. Я бросил пистолет на подушку и, успокаивая ее, провел пальцем по волосам: все хорошо, девочка.
   Человек с щегольской шляпой, Джад Слотер, вор, повеса, заядлый дуэлянт, а также мой младший брат, широко улыбнулся, уверенно пересек комнату и плюхнулся в кресло - прямо на мой плащ. На столике рядом стоял бутылка в соломенной оплетке - из-под тарнского вина. Джад приподнял ее, покачал, надеясь услышать бульканье, и с огорченным видом поставил на место.
   Про замок он, конечно, преувеличил: я не из тех, кто пренебрегает элементарной безопасностью. Другое дело, что Джада не мог остановить ни один замок или запор - ему легко говорить!
  -- Джад?
   Я не спрашивал. Я удивлялся.
  -- Я пришел узнать, сколько стоят твои услуги, Сет. - серьезно сказал Слотер, глядя мне в глаза. - И пришел не один.
   Я растерянно потер висок, пытаясь переварить услышанное. Прах и пепел! В городе должно было произойти что-то по-настоящему дикое, коль уж Слотер приходит просить о помощи Ублюдка! Именно это я, без обиняков, и заявил братцу. В обычной ситуации Джад обязательно скорчил бы обиженную мину и заявил бы, что кто-кто, а он никогда не называл меня "Ублюдком". Но ситуация была необычной, потому что сказал он совсем другое.
  -- Не Слотер, Сет. Слотеры! Эй, Морти! Входи, поздоровайся с папой!
   На пороге моих апартаментов появился еще один человек. Ростом и шириной плеч он ничуть не уступал мне, но при этом был узок в талии, как танцовщица, а черты лица, хоть и носили сходство с моим, не были так жестко очерчены. В них чувствовались изящество и мягкость матери.
   Морт Слотер хмуро кивнул мне вместо приветствия и остался стоять в дверях, демонстративно подпирая плечом косяк и заткнув большие пальцы за широкий ремень.
  -- Я тоже тебя люблю, сын. - пробормотал я, пытаясь собраться с мыслями. - Как Вера?
   Он не позволял мне говорить при нем слово "мать".
  -- Не будем об этом, Сет.
   Слово "папа" я от него тоже не слышал. Морт - принципиален. Может быть, повзрослеет, успокоится, станет более рассудителен, начнет понимать... Но в шесть с половиной лет трудно не быть максималистом, даже если ты выглядишь, разговариваешь и на первый взгляд ведешь себя, как тридцатилетний мужчина.
   У каждого Слотера - свой Талант.
   Есть он и Морта, хотя я до сих пор не решил, талант это или проклятье. Морт был с детства заложником Времени... Дитя парадоксов. Время гнало и подстегивало его организм, как призового скакуна. Для чего? Кто знает? Мой сын вырастал за год, как за пять лет, причем не только физически, но и умственно. Никто не знал, сгорит он за несколько десятилетий, или будет жить также долго, как все Слотеры (если, конечно, их не убивают). И сам Морт - тоже. Конечно, помимо стремительного развития, у Таланта Морта были иные грани: например, он мог форсировать время, ускоряясь в несколько раз в сравнении с любым обычным существом. Однако страх быстрой старости затмевал все преимущества...
   Интересно, что должно было произойти в Уре Великолепном и Проклятом, чтобы Морт по доброй воле пришел ко мне искать помощи, а Джад предлагать за эту помощь деньги? Наверняка что-то плохое. Я бы даже сказал, что-то очень-очень плохое... Но что? Не мог же Кэр-Кадазанг рухнуть?
   - У нас проблема, Сет. - без обиняков заявил Джад. - Дело очень плохо. Я бы даже сказал очень-очень плохо. Из-за нас с Мортом умирает Кэр-Кадазанг.
   Если бы в этот момент Танис ударила меня по голове самым тяжелым предметом в комнате, я, наверное, испытал бы куда меньшее потрясение. Я не мог поверить своим ушам. Не мог уместить в голове саму мысль об этом!
   Как?!
   Как это может быть?!
   Кэр-Кадазанг несокрушим, словно сама Вечность! Что могло угрожать Твердыне Слотеров, просуществовавшей века? Все Войны Кланов не могли сокрушить мощь Кэра, и теперь мне говорят, что он умирает?! Как вообще может умереть то, что в обычном понимании даже никогда и не жило?!
  -- К-как умирает? - глупо спросил я. - Что произошло? Что вы натворили, безумные?!
   Джад и Морт медленно переглянулись. Затем Морт опустил взгляд и начал буравить им пол, явно мечтая оказаться где угодно, но только не рядом со мной. В чем-то он оставался сущим ребенком, и стыдился того, что сделал точно также как стыдился бы любой нашкодивший и пойманный при этом мальчишка. Вот только пальцы моего мальчишки нервно барабанили по эфесу шпаги. Шпага, кстати, некогда принадлежала мне. Это был единственный подарок, который Морт принял от меня за всю свою жизнь.
   Ну, еще бы он не принял! Лучший клинок трудно было найти во всем Уре, а какой мальчишка не любит оружие?
  -- Да говорите же, что случилось? Как вы могли навредить Кэру?
  -- Мы не можем говорить о таком при чужих. - быстро сказал Морт, покосившись на Танис.
  -- Полуэльфка глухонемая. - отмахнулся Джад.
   Он чаще других Слотеров захаживал ко мне (по правде говоря, кроме него никто и не заходил вовсе) и потому был в курсе.
  -- Полуэльфка?
   Морт уставился на Танис так, словно увидел ее впервые.
   Неприязненная ухмылка изогнула его губы - красивые и чувственные... они явно были унаследованы от матери. Танис вдруг съежилась под взглядом моего сына и одной рукой стала машинально поправлять свою пышную шевелюру, пряча острые кончики ушей под волосами. Другая ее рука впилась в мое плечо, так что пальцы побелели.
  -- Развлекаешься с полукровками, Сет? Подобное тянется к подобному?
  -- То, что ты мой сын - не важно хочешь ты того, или нет - только что уберегло тебя от пули промеж глаз. - ледяным голосом сказал я. - Но не советую искушать судьбу парень. Честно.
   Пистолет лежал на подушке на расстоянии пальца от моей руки, и Морт знал, что я редко говорю не по делу. Впрочем, это все знали. Оснований полагать, что мои слова расходятся с делами, не было ни у кого. В конце концов, я тоже Слотер, даже если кто-то считает, что только наполовину.
   Он заткнулся.
   Я повернулся к Танис и осторожно снял ее руку со своего плеча. На коже четко отпечатались следы красные пальцев.
  -- Собирайся, девочка. Погуляй.
   Она прочитала все по губам и кивнула.
  -- У тебя ведь больше нет проблем на улице? Волчий Хвост и его банда отстали от тебя? И те эльфы больше не докучали?
   Снова кивок.
  -- Вот и хорошо.
   Не смущаясь более чужих мужчин, Танис выскользнула из-под одеяла и быстро натянула через голову свое легкое простенькое платьице. Отчаянный бабник, Джад с интересом и даже легким сожалением смотрел, как очаровательные, где-то даже слишком правильные, формы полуэльфки исчезают под одеждой. Морт просто отвернулся. Одернув платье и застегнув на ногах ремешки сандалий, Танис нагнулась, выгнув спину, как кошка, поцеловала меня и выскользнула из комнаты. Морт не посторонился, чтобы пропустить ее, поэтому девушке пришлось протискиваться между ним и дверью. Не могу сказать, что смотрел на это спокойно.
  -- Хороша. - не без легкой зависти сказал Джад. - Но ее спина... эти шрамы... где ты взял эту цыпочку?
  -- Отбил у банды уличных сутенеров. - хмуро ответил я. - Теперь у нее только один клиент. Впрочем, не стоит об этом. Что там с Кэр-Кадазангом? Что вы оба несете?
   Джад облизнул губы, собираясь с мыслями.
  -- Он умирает, Сет. Умирает от старости. - подумав, мой брат добавил. - И это только наша вина.
   В их словах звучало все больше чуши.
  -- Умирает? От старости? Как это можно?! Как может Кэр состариться?! Это же Замок! Замок, живущий за счет духов предков, обитающих в его стенах. Пока жива память о прежних поколениях Слотеров, Кэр-Кадазанг бессмертен!
  -- Уже нет. - медленно покачал головой Джад. - Но это - длинная история. Кэр хочет, чтобы ты услышал ее от него. Он снова персонифицировал себя, выделил из ноосферы Замка собственное "я" теперь ждет тебя.
   Я не стал настаивать на том, чтобы они все рассказали мне немедленно. Любопытство просто снедало, но раз Кэр считает, что я должен узнать это от него, значит, так тому и быть.
  
   ***
  
  -- Итак, Кэр лично послал вас двоих? - спросил я, натягивая штаны из мягкой замши.
   Камзол и ремни с пистолетными сумками Танис заботливо положила на край кровати прежде, чем выйти.
  -- Угу. - кивнул Джад. - Но я боялся, что ты можешь отказать ему... в конце концов, после того, как поступил с тобой Клан и Патриарх... я бы понял... именно поэтому я говорил о цене.
   - Ты ведешь себя глупо, Джад. - усмехнулся я. - Кэр был первым, после матери, кто подтвердил, что я - Слотер. Без него Эторн даже не допустил бы меня до Испытания на Крови. Ему я отказать не могу!
   Пряжки боевой сбруи сошлись с тихим металлическим лязганьем. Прежде чем рассовать по подсумкам пистолеты, я придирчиво проверил каждый. Это был своего рода ритуал, который до сих пор ни разу не казался мне лишним. Первая пара - "громобои": массивные двуствольные пистоли, равные по огневой мощи мушкетам. Оба просто незаменимы при столкновениях вплотную, нос к носу. Особенно, если места для того, чтобы размахнуться шпагой, нет. Их я носил в набедренных подсумках. Два других - одноствольные "единороги". Более длинные, изящные, даже украшенные резьбой по рукояти, они крепились в специальных кобурах сзади. Один я заряжал серебряной пулей, второй - освященным кусочком сандалового дерева. Иногда подобные примочки очень даже помогали.
   Любой из пистолетов я мог выхватить с одинаковой легкостью в любую секунду. Глядя, как оружие ныряет на свои места, Морт деланно скривился. Он таскал с собой только один пистолет, хотя стрелял, безусловно, гораздо лучше меня.
   За сбруей с пистолетами последовала очередь холодного оружия. Я опоясался тяжелым широким поясом, обшитым металлическими бляшками, затем прикрепил нему ножны со шпагой и дагой. Еще один клинок - зловещего вида кинжал-акинак с серебряным лезвием я закрепил в специальной кобуре под мышкой. У этого акинака была рукоять из бедренной кости оборотня, а по лезвию бежали вязью шесть угрожающих рун, вместе свивающихся в убийственное по своей силе заклинание. У него даже имелось свое имя: Дагдомар. Имя и, как я подозревал, душа колдовского кинжала принадлежали демону, в крови которого я остудил клинок, впервые вынув его из горна. Это был сильный ублюдок, и мне пришлось немало повозиться с ним, прежде, чем приготовить к жертвоприношению. Три параллельных рваных шрама, идущих от левого плеча к пупу - тому подтверждение!
   Шпага была гораздо проще - специально для меня Джад выкрал ее из могилы одного из величайших героев прошлого века Тора-Бесоборца. На ее лезвии тоже были выгравированы кое-какие руны, но особой силой они не отличались. Зато сама шпага была просто великолепно сбалансирована, клинок отличался пружинной упругостью, а тяжести его вполне хватало, чтобы рубить, как саблей. С таким оружием я не боялся выходить и против магических существ. Серебро, колдовство - все это на крайний случай. Обычно доставало простой ярости.
   Что до даги, то она была совсем простой - ее изготовил и подогнал под мою руку лучший во всем Уре оружейник, мастер Гагниус Йейха, прозванный за свое искусство Отцом Мечей.
   Экипировку завершали три метательных стилета спрятанные в потайных карманах ножнах на рукавах, а также бронзовый браслет с охранными чарами, обнявший запястье правой руки.
   Я встряхнулся, а затем попрыгал, проверяя, надежно ли закреплено оружие. Ничто не болталось, не брякало. Отлично! Теперь я был достаточно снаряжен, чтобы без особых усилий разметать отряд наемников, либо очистить от вампиров чей-нибудь фамильный склеп. Трясись нечисть Ура! Сет-Охотник выходит на прогулку!
   Джад поднялся из кресла и напялил шляпу.
  -- Когда... и если... все неприятности с Кэром закончатся, ты все равно потребуешь, чтобы я тебе заплатил, Сет. И, клянусь тенями предков, я выплачу все, до последнего гроша.
   Я был заинтригован его словами, но вида не подал. Тревога росла в душе, поэтому лишний раз путать себя, разгадывая туманные намеки брата, не хотелось. Я снял с вешалки в виде трех переплетенных змей плащ и свою шляпу - широкополую, без пряжек и плюмажа. - Идем!
   Оба Слотера посторонились, давая пройти.
  -- Сет... - неожиданно произнес Джад уже мне в спину. - Погоди... я тут подумал.... Я хотел сказать, что это просто работа... Ты не обязан...
  -- Пойдем, Джад. Прежде всего, нам нужно поговорить с Кэром.
  
   ***
  
   Мое имя, как уже было сказано Сет.
   Сет Слотер.
   Имя может не говорить ничего - бывают и покороче и помудреннее, но фамилии будет достаточно, чтобы любому здравомыслящему гражданину Ура Блистательного и Проклятого захотелось бы оказаться как можно дальше от того, кто ее носит. Кто бы не таскал королевскую корону Ура, кто бы не считался главой Магистрата, или Верховным Судьей Палат Правосудия, городом в действительности правили Слотеры. В последней Войне Кланов только Слотеры оказались единственными носителями Древней Крови, кто сумел сохранить свое могущество, свою силу, свои знания и свой родовой Замок - Кэр-Кадазанг. Три других Клана, которым удалось выжить, были вынуждены признать нашу победу и смириться с тем, что на их долю осталась лишь тень былого величия.
   С точки зрения простого смертного Слотеры не самая приятная семейка: колдуны, некроманты, призраки, чудовища, оборотни. Коллекция Выродков! Древняя Кровь в каждом проявляется по-своему... впрочем, Клану не было дела до мнения простых смертных. Главное, что они нас боялись и уважали.
   Я - Слотер по праву Крови, но Клан не считал меня своим.
   Существует факт, не требующий доказательства - Кровь и наследие Слотеров передаются только по мужской линии. Женщины же Слотеров если и могли зачать, то только от своих мужчин. У многих из них были любовники вне Клана, но никто никогда не мог забеременеть... пока Анна Слотер, дочь и старшая супруга Патриарха Эторна не стала тяжела мной.
   Сначала всем казалось, что произошла ошибка. Моего отца семья разняла по кусочкам, пытаясь найти хоть каплю Древней Крови. В пустую. Мать бы они тоже разобрали (конечно, в сугубо в научных целях), не стой она достаточно высоко в иерархии Клана. Ей хватило бесконечных анализов и лабораторных опытов, которые так ничего и не выявили. В конечном итоге, никто так и не смог объяснить, как я вообще мог родиться. Даже тени предков и Кэр-Кадазанг, призванные Эторном.
   Я был уникумом!
   ... вот только это никого не восхитило. Как раз напротив: Клан отвернулся от Ублюдка-Слотера. Правда, после Испытания на Крови и признания меня Кэром, формально мои права были восстановлены. Правда, к этому времени я сам не испытывал особого желания общаться с семьей. Обычные люди тоже не стали мне близки, поэтому я жил на грани. Ну, и понятно, вне Замка и его родовых сокровищ.
   Надо было чем-то зарабатывать на жизнь, а Слотеры, несмотря на свои безграничные возможности, никогда не опускались до того, чтобы жить в долг или промышлять открытым грабежом. Я стал наемным охотником: подряжался уничтожать мертвяков, изгонять духов, снимать родовые проклятья, истреблять чудищ из Нереального и т.д. Инцесты в аристократических семьях, убийства с использованием магии, древние тайны и скелеты в шкафу - вот антураж моей так называемой профессии - профессии опасной, грязной и, зачастую, никому кроме Слотера, непосильной.
   У всех из нас, как уже было сказано, свои Таланты. Мой - разгребать всевозможное дерьмо.
   Учитывая мрачную известность нашего семейства, нетрудно предположить, что ко мне обращались лишь в самых опасных и экстренных случаях, когда все другие способы решить проблему уже не дали результатов. В городе не зря говорили: никто сам не идет просить помощи у Слотеров - всех толкают в спину мертвецы.
   Интересно, кто должен толкать в спину, если помощи Слотера просят сами Слотеры!
  
   ***
  
   Путь от Аракан-Тизис, где я снимал свои комнаты, до Кэр-Кадазанга был неблизкий. Надо было добираться несколько часов - почитай на другой конец города ехать. Мы проделали его в полном молчании в черной карете Морта. Конечно, на месте любого другого гражданина мы воспользовались бы для экономии времени услугами ДПП - Департамента Пассажирских Перебросок, чьи порталы опутывают сетью весь город. Но, увы, для носителей Древней Крови это была слишком дорогая роскошь: дело в том, что порталы слишком плохо реагируют на носителей Древней Крови и очень часто теряют стабильность. У телепортирующегося Слотера больше шансов прибыть в точку назначения в виде вывернутого наизнанку остова, нежели в первоначальном состоянии. И то, что Клан получит за тебя огромную страховку от Департамента, как-то не утешает...
   Горожане Ура поспешно отбегали в сторону. Им хватало одного взгляда, чтобы узнать на карете герб Слотеров - шесть серебряных стрел, разложенных полукругом. Даже королевские гонцы и посыльные Магистрата - люди, которым по закону при исполнении служебного долга никто не может чинить препятствий на пути - уступали дорогу, жались к стенам. Дерзкие наемники из Геварии, частенько задиравшие простолюдинов, мастеровых и прочих прохожих, притихали и старались не смотреть лишний раз на карету, не желая нарваться на неприятности. Только бородатые гномы отходили с пути кареты важно и неторопливо. Напыщенные болваны! Впрочем, поговорку все знают: чтобы вложить гному ума, проделай в его голове трещину!
   Кэр-Кадазанг возвышался над всей северной оконечностью города огромным черным утесом, над которым витали, то, появляясь, то, исчезая из виду, длинные вытянутые тени. Что это на самом деле - существа, вызванные Кэром для охраны своих территорий из соседних Планов, или только иллюзии, призванные страшить граждан Ура, никто толком не знал. Сколько я себя помню, они никогда не опускались на землю, а двигались так быстро и неуловимо для глаза, что рассмотреть что-либо не представлялось возможным.
   Джад первым подошел к резным воротам и потребовал, чтобы они открылись. С голодным скрежетом ворота распахнули створки, хищно выставив зазубренные куски металла. Они походили на пасть чудовища и, сомкнувшись, могли перерубить пополам рыцаря в полных доспехах. Впрочем, у рыцарей хватало мозгов не соваться лишний раз к Слотерам. Во-первых: мы никогда не сражались честно, а во-вторых: всегда побеждали. С понятиями и принципами рыцарей это не как не гармонировало
   Мы прошли во двор, и ворота-пасть, звонко клацнув бронзой, сомкнулись. Сада во дворе Замка не было. Точнее он был, но назвать его садом рискнул бы не каждый. У Слотеров тяга к мрачным пейзажам и готике, поэтому вместо него, сообразуясь с представлениями Клана, Кэр вырастил мертвые древесные остовы. Черные, корявые, изогнутые и скрюченные в вечной агонии, они казались проклятыми душами в преисподней. Их изломанные ветви-крючья тянулись к небу в немой мольбе, будто взывая его швырнуть спасительную молнию и избавить от страданий. На мой взгляд, это было слишком театрально и вычурно, однако Замок подавал себя так отчасти и для того, чтобы производить впечатление на людей Ура. Гнездо сумасшедших колдунов и мутантов должно выглядеть гнедом сумасшедших колдунов и мутантов, оно должно угрожать, пугать, вызывать мистический ужас.
   В конце концов, нас только сотня против многотысячного города!
   Едва мы вошли внутрь, раздались глухие удары: будто капер вбивает в землю сваи. Мы остановились, давая возможность Церберу - огромной химере-привратнику, вытесанной из цельного куска гранита - рассмотреть нас и убедиться, что пришли друзья. Бока Цербера были серыми и шероховатыми от времени и частых непогод. Чудовищная голова пучила глаза-кристаллы и скалила длинные клыки. Клыки, к слову сказать, были не более чем декорацией. Исполинская каменная туша никого не рвала на части, она просто размазывала чужаков по земле. В буквальном смысле этого слова.
  -- Хороший песик. - чуть повеселевшим голосом сказал Морт и погладил чудовище по завитушкам, имитирующим гриву.
   Мальчишка все-таки!
   Цербер отступил назад, чтобы никого не задеть, разворачиваясь, и умчался обратно в сад, оставляя в грунте огромные ямы.
  -- Слишком уж он медленный. - недовольно проворчал Джад. - Давно пора заменить его настоящими тварями.
  -- Старикан служит Кэру уже два века. - возразил Морт. - За это время ни один чужак даже не подошел к замку!
  -- Интересно, а пробовал ли кто-нибудь? - усмехнулся я, ставя точку в их споре.
   Морт хотел было что-то ляпнуть, но, не придумав достойного ответа, промолчал.
   Мы подошли к Замку. Нависающие над крыльцом гаргульи с интересом засновали по крыше, изгибая свои уродливые тела и свешивая морды, чтобы рассмотреть пришельцев... и спикировать на них в случае надобности. Весили они, конечно, меньше Цербера, но ведь тоже были каменными!
   Дверь распахнулась, не дожидаясь, пока в нее кто-то стукнет. На пороге нас уже встречал дворецкий, служащий Слотерам последние полторы сотни лет.
  -- Добрые день, милорды. - проклекотал он.
   Я приветственно кивнул, Джад небрежно бросил в него плащом, а Морт улыбнулся:
  -- Привет, Гриффи!
   Янтарные глаза Грифона благодарно вспыхнули: старик любил уважение. Тряхнув львиной гривой, дворецкий принял наши с Мортом плащи и шляпы и почтительно протянул покрытую перьями руку с длинными острыми когтями на пальцах:
  -- Кэр ждет вас.
   Птичий клюв искажал человеческую речь до неузнаваемого, но за сто пятьдесят лет можно привыкнуть и к такому.
  
   ***
  
  -- Кто еще в Замке, Грифон? - спросил я, проходя через холл.
   С некоторыми членами Клана встречаться в Кэр-Кадазанге никак не хотелось.
  -- Я, например. - раздался высокий и приятный женский голос. - Давно не виделись, Ублюдок.
   Анита, резкий контраст белого - снежная кожа, молочного цвета волосы, и черного - платье, перстни, ожерелье - появилась на лестнице сверху. В ее руке был бокал с вином. Анита приходилась Джаду сводной сестрой. Дочь Хелен и Эторна, мне она была тетушкой... должен сказать, не самый приятный персонаж в семейном театре Слотеров. Впрочем, мы редко с ней виделись, и причин для взаимных обид и неприязни вроде бы не было. Правда, полностью в этом нельзя было быть уверенным. В конечном итоге, кое в чем наши интересы все же пересекались: Анита поднимала из могилы мертвых, а я их туда возвращал по второму разу. Из-за этого вполне можно было обидеться, но мне пока от Аниты счетов не приходило. Но все одно не люблю некромантов, даже если они приходятся родней! Хотя с другой стороны - это же, по сути, мои работодатели.
  -- Привет, Анита. - сказал я. - Я тоже тебя люблю.
  -- Привет, сестра. - подал голос Джад.
   Морт, как я уже говорил, принципиален. В частности, он никогда не здоровался с людьми, которые были ему неприятны. Вот и сейчас он отвернулся.
  -- Так кто еще в Кэр-Кадазанге?
   Анита снова не дала Грифону ответить, а перебивать ее он не смел:
  -- Не хочешь лишний раз встречаться с Дэреком и Стайлом, Сет? Их здесь нет, тебе повезло.
  -- Уже хорошо. - проворчал я.
   Дэрек и Стайл - близнецы, рожденные порознь, разными матерями, но в один день и час, давно точили на меня зуб. После того, как я не дал им спасти девицу-суккуба, вырвавшуюся на свободу и разорвавшую половину клиентов и девушек в борделе Мамы Ло, оба поклялись, что я сильно пожалею об этом. Лишнее столкновение с неразлучной парочкой могло обернуться кровью - запросто. И сомневаюсь, что ошалевших от потери братцев удержал бы даже запрет Патриарха проливать кровь в стенах родового Замка.
  -- Если здесь нет еще и Абель и Говарда, то я обрадуюсь совсем сильно.
   Морт скривился. Он ничего не имел против Говарда, но Абель ненавидел всей душой. Оно и понятно: именно ее Морт считал причиной того, что мы расстались с Верой. К тому же от Абель у него был свободный брат, мой второй сын. Он, правда, рос не так быстро как Морт, но в свои 3 года мог разорвать любую из своих игрушек - криком, не прикасаясь к ней и пальцев. Сета-младшего Морт ненавидел еще больше. В шесть с половиной лет трудно понимать других. Гораздо легче их любить или ненавидеть, для этих эмоций напрягаться не стоит.
   Снежно-черная Анита отпила из своего бокала и тряхнула роскошными волосами.
  -- Радуйся. - великодушно разрешила она. - Их тоже здесь нет. Замок почти пуст. Даже Эторн с Анной уехали по делам.
  -- Отлично. - пробормотал я.
   Такое запустенье в Кэр-Кадазанге никого не удивляло. Все Слотеры слишком большие индивидуалисты для того, чтобы уживаться вместе. Кадазанг служил местом сбора на случай общей угрозы Клану. Периодически в него приезжал пожить, набраться сил, укрыться от опасности то один Слотер, то другой, но больше 10-15 человек одновременно обитали под одной крышей редко. Я, кстати, тоже мог бы жить в Замке, но, боюсь, никого бы это не обрадовало. И особенно - дедушку-Патриарха, который само мое существование воспринимал не иначе, как за личное оскорбление.
  -- Ничего отличного. - нахмурила светлые брови Анита. - Я хотела бы, чтоб отец оказался здесь. Надо что-то делать с Кэром! Представляешь, он стал самовольничать. Кажется, он забыл, что всего лишь тень бестелесная на службе Слотеров!
   Морт и Джад понимающе переглянулись. У сына заметно дернулась щека. Н-да... ситуация принимает все более интригующий оборот. Мало того, что Кэр вдруг сообщил этим двоим, что может умереть, так он еще и чудить начал! Я машинально забарабанил пальцами по эфесу шпаги (вот откуда у Морта эта привычка!).
  -- Что это значит, Анита?
   Прежде чем ответить, некромантка непринужденно допила вино и протянула бокал Грифону. Птицелев с почтением принял его и удалился, громкой цокая когтями по устланному циновками полу.
  -- Он блокировал мою лабораторию! - гневно выдохнула Анита. - Представляешь? МОЮ лабораторию! Я не могу теперь туда попасть! Кровь и демоны! Я как раз собиралась закончить работу над новым составом для мумифицирования тканей. Это прорыв! Если повезет, мои личи будут оставаться в отличной форме десятки, если не сотни лет, не разлагаясь в кисель и не превращаясь в груды пыли и дряхлого мусора. От злости я едва не спалила его любимые гобелены!...
   Неожиданно она оборвала свою тираду и, посмотрев на меня так, словно я сказал что-то громкое и весомое, протянула.
  -- Хм... а ты здесь не для того, чтобы вправить ему мозги, Сет?
  -- Ты забыла сказать "Ублюдок". - едко вставил я, но Анита не услышала.
  -- Точно! Ты просто не можешь оказаться здесь случайно! С Кэр-Кадазангом происходит что-то неестественное... а ты ведь у нас большой спец по загадкам и таинственным гадостям.
   Бледные губы Аниты выдали снисходительную улыбку.
  -- Вот уж никогда не думал, что доведется разгребать семейное дерьмо.
  -- Так! Вы трое - быстро выкладывайте мне, что здесь происходит! - командным голосом потребовала тетушка.
  -- Иди, проломи голову кому-нибудь и поразвлекайся, заставив его после смерти отплясывать для тебя что-нибудь веселое! - ядовитым голосом посоветовал Джад.
   Рубиновые глаза Аниты вперли в него полыхающий взгляд, и Джад ответил ей не менее убийственным взором. Я б не удивился, если бы воздух между ними вдруг заискрился и начал сыпать молниями. Любви между этими двумя представителями Клана не было... то есть, ее теперь не было.
   Инцесты в семье Слотеров - привычное дело. Ловеласу и сердцееду Джаду ничего не стоило соблазнить свою мрачную старшую сестру, проводящую больше времени с мертвецами, нежели с живыми людьми. Но вот поддерживать долго связи с женщинами он не умел. А Анита, в свою очередь, не умела прощать легкомысленность. Она убила и мертвой отправила на свидание к Джаду одну из его последних пассий - девушку высокородной дворянской семьи Ура. То, что девица - живой труп - Джад понял только в постели. Насколько его это шокировало не берусь даже судить...
   С тех пор прошло достаточно много времени, но отношения между Анитой и моим братом по-прежнему теплотой не радовали.
   Да, милые славные семейные делишки Слотеров!
  -- Заткнись, кобель! Здесь происходит что-то непонятное, и это что-то касается Кэра. Мне плевать, что вы там трое задумали, но если это сказывается на Замке, значит, это сказывается на всем Клане! И Клан будет об этом знать. Особенно Патриарх и Демон-Хранитель Слотеров.
  -- Вот только моего младшего братца здесь не хватает. - пробормотал я под нос, вспомнив о Джайраксе, самом страшном существе из всех известных.
  -- О, он долго не задержится, если узнает, что Кэр-Кадазангу угрожает опасность от лица тупоумных старших братьев и их отпрыска! У вас есть выбор, мужланы! Или вы рассказываете мне обо всем, что происходит, или меньше чем через час об этом будет знать весь Клан. И тогда, мнится мне, кому-то придется дорого заплатить за свои грешки. - пригрозила Анита.
  -- Хорошо! Идем! - я взял ее за руку - холодную, как кусок льда.
   ... Джад говорил, что, даже будучи с ней, он так и не смог понять, живая она, или сама давно стала ожившим трупом. Не удивительно. У меня тоже закрались на этот счет сомнения.
  -- Куда?
  -- К Кэру. Он персонифицировался и ждет нас у Камня-Сердца. Услышишь все непосредственно от него.
  -- Но, Сет... - начал было Морт.
  -- Хочешь, чтобы об этом узнала сладкая парочка: Эторн и Джайракс, сынок?
   Морт не хотел. И потому захлопнул пасть. Даже не вскинулся, как обычно, на "сынка". Видать все до крайности серьезно.
  -- У меня даже воображения не хватает для того, чтобы представить, что эти двое могли натворить во вред Кэр-Кадазангу. - шипела Анита.
  -- У меня тоже. - честно признался я.
   Морт и Джад стали еще мрачнее. Вновь появился Грифон и, чинно ступая, повел нас в святая святых Замка - в комнату, где хранилась Сердце Кэра. Кстати, он тоже чувствовал, что происходит что-то необычное. Куцые крылья птицельва нервно топорщились.
  
   ***
  
   Камень-Сердце.
   Сердце Кэр-Кадазанга. Средоточие мощи Слотеров. Центральный узел нашей силы и нашего могущества. Его воплощенная сущность.
   За столетия существования Клана Кэр-Кадазанг взрывали, поджигали, разрушали до основания, разбирали по кирпичику и переносили на новое место, но всегда Слотерам удавалось сохранить главное - Камень-Сердце: душу родового Замка, пуповину, которая связывала нас с духами предков и их силой, все еще витавшей по миру. Даже мертвые Слотеры оставались на службе у своего Клана.
   Никто и ничто не могло навредить Сердцу!
   ... до сегодняшнего дня...
   Я потрясенно смотрел на толстые, медленно и размерено пульсирующие прожилки живой плоти, избороздившие серую ноздреватую поверхность Камня, точно вены. Они опутывали его мерзкой трепещущей сетью, вгрызались в Сердце, словно паразитирующий лишайник в дерево, и, казалось, разрастались с каждым мгновением все больше и больше. Впрочем, так действительно только казалось - из-за непрерывной пульсации.
   Похоже, Сердце Кэр-Кадазанга и в самом деле начало биться!
  -- Да что же это?! Как вы могли такое вообще сделать? - пораженно прошептала Анита. - Вы... вы заразили его!
   Она упала на колени и осторожно провела рукой над въедающейся в Камень плотью, не решаясь, однако, к ней прикоснуться.
  -- Не трогай. - прогудел в голове тяжелый низкий голос.
   Виски разломило от нестерпимой боли. Я поморщился, Джад тоже. Морт, ранее разговаривавший с Кэром не чаще двух-трех раз, затряс головой, словно пытаясь избавиться от чужого басистого голоса, раскатами зазвучавшего под черепом. Когда Замок начинал говорить, его ментальное вторжение в чужой мозг всегда проходило на редкость болезненно: слишком грубо, неуклюже и напористо лез он в голову, сметая все запреты и барьеры. Впрочем, чего еще ждать от груды одухотворенных булыжников?
  -- Ты звал меня, Кэр? Я перед тобой. И хочу знать, что здесь, во имя демонов, происходит!
  -- Мне нужна твоя помощь, Сет. Я... я становлюсь смертным. Я превращаюсь в живое существо, способное чувствовать, болеть, стареть, дряхлеть, умирать... То, что ты видишь - лишь начало моего распада. Эта плоть, точно опухоль, пожирает мое Сердце, подменяя Камень собой. С помощью ее я по-прежнему могу собирать и расходовать свою силу, но принадлежит она уже не только мне одному.
  -- Эта сила никогда не принадлежала тебе, Кэр! - сварливо заявила Анита. - Эта сила - Слотеров. Ты же - не более, чем очередной парадокс, сотворенный нами! Тебя и нет на самом деле! Ты порождение нашего воображения, призрак явленный ноосферой, генерируемой Кланом. Не забывай об этом!
  -- Анита права. - после короткой паузы произнес я. - Сила, которую у тебя воруют, принадлежит Слотерам. Кто еще мог получить к ней доступ?
  -- Как и прежде. - слова Кэра наполнили голову грохотом горного обвала. - Лишь тот, кто может претендовать на это по праву Крови.
  -- Значит этот человек... Слотер?! - я был так потрясен услышанным, что просто не мог ушам поверить.
   Чтобы кто-то из Клана пошел на явное предательство? Да быть такого не может! Остальные по-видимому тоже. Лица Морта и Джада вытянулись от изумления, а Анита скривилась, точно хлебнула кислятины. Никто в семье не мог и помыслить о том, чтобы нанести удар по себе! Ну, разве что Витар, помешавшийся на благой идее о том, что Таланты Клана необходимо поставить на службу людям Ура. Однако и он ни за что не рискнул бы пойти против родной Крови!
  -- Не совсем. - многозначительно пророкотал Кэр.
  -- Неужели у Сета появился братишка, а в Клане еще один Ублюдок? - не удержался от колкости Морт.
   Он лучше стрелял, но я быстрее выхватывал пистолет... конечно, если Морт не успевал раньше включить форсаж. Сейчас не успел, поэтому был вынужден стоять и смотреть в двойное черное дуло "громобоя", толстое и массивное, как у мушкета.
  -- На сегодня это твоя последняя попытка показаться остроумным. Ты ведь сам видишь, Морти, когда папа не шутит. Как, по-твоему, сейчас тот момент или нет?
   Несмотря на возраст в шесть с половиной лет грозить Морту ремнем было бессмысленно. Чтобы перекинуть сына через колено, мне пришлось бы сначала выбить у младшего Слотера шпагу из рук, что само по себе было делом не легким, потом постараться оглушить его, дабы он не форсировался и не выдрал меня сам, а затем... В общем, бесполезно.
   Вот пистолет - совсем другое время. Морт уважал силу огнестрельного оружия. В четыре года он попытался было повздорить с любимым родителем, и я не колеблясь ни секунды, прострелил ему ногу и плечо. В общем, он снова заткнулся.
  -- Я должен знать все, Кэр! От начала и до конца.
  -- Мастер Плоти, Сет. - грохнул Замок. - Он здесь. Я изолировал его - временно, но он прямо здесь. Он во мне!
   От голоса Кэр-Кадазанга у меня раскалывалась голова, и извилины начинали скрежетать друг о друга. К тому же он не полную чушь.
  -- Этого не может быть! Я убил Мастера три недели назад. Сначала снес ему голову, потом расчленил и кремировал. Все было сделано очень тщательно - вот этими самыми руками.
   Я даже потряс руками в воздухе, словно это что-то доказывало.
  -- Теперь он жив - снова! И куда опаснее, чем был раньше. Морт вытащил этого безумца из прошлого, выдернул его из той самой частоты времени, где ты должен был обезглавить Мастера.
   Анита грязно выругалась.
   Я повторяться не стал, тем более что половина прозвучавших слов даже мне была незнакома. Тем не менее, мне нашлось, что сказать Морту. Скрипя зубами в ярости, я обернулся к сыну и прохрипел, с трудом удерживаясь от желания действительно всадить ему пулю в лоб.
  -- Что ты сделал, гаденыш?! Разве я не запрещал тебе пользоваться своими способностями для прыжков во времени? Ты хочешь сгореть как свеча?! Хочешь сжечь всю свою жизнь за несколько минут? А может ты хочешь, как Трувор создать временной парадокс и навсегда стать его пленником? Или, может, быть ты этого хотел?! - я ткнул пальцем в пораженное Камень-Сердце.
   Морт отступил на шаг. Лицо его отражало целую гамму противоречивых чувств: страх, гнев, раскаяние, злость, стыд... но пальцы отчаянно стискивали эфес шпаги, и я понял - если попытаюсь ударить, он пустит ее в ход. Одолеть форсированного Морта в поединке не представлялось возможным, так что момент был весьма щекотливым. В конце концов, Морт набычился, ответил мне яростным взглядом, шевельнул губами, произнося непотребство, но от каких-либо реплик отказался.
  -- Морт считал, что Мастер Плоти сумеет излечить Веру. Для него ведь не было преград и запретов в том, что касалось воздействия на живое тело. Для Мастера человеческая плоть была, как мягкая глина, он мог придать ей любую форму, изменить содержание, избавить от лишних примесей и... - заговорил Джад, пытаясь вступиться за моего сына.
  -- Не рассказывай мне про эту тварь! - я переключил свою ярость на брата. - Я видел, что Мастер Плоти делал с людьми. После того, что он устроил в Квартале Ткачей, я бы нашел и убил его даже без предложенной Магистратом награды. Он маньяк! Ему нравится причинять муки и наслаждаться ими. Если жестокость Слотеров хоть чем-то обусловлена, то для него это просто игра. Чем страшнее можно изувечить живого человека, тем лучше. Я шел по одному из тех, с кем позабавился Мастер! Он растопил его, как медузу и разлил по всей улице: выложил эдаким живым ковром. Я сделал по этому "ковру" около сорока шагов, и после каждого несчастный кричал! Такому маньяку Морт планировал доверить свою мать?! Кровь и пепел! Почему мозги этого акселерата не поспевают за его телом?!
   Лицо Морта пылало, но он из последних сил сдерживался. Он все-таки боялся меня: не как слабый сильного, но как сын - отца.
  -- Мы думали, что в пределах Кэр-Кадазанга запросто сможем его контролировать. Он ведь при жизни был всего лишь колдуном и алхимиком, да и то, не из самых сильных.
  -- Мы? А ты-то каким боком здесь замешан? - фыркнула Анита.
  -- Мы ведь друзья с Мортом. - Джад не отвел взгляд, даже нацепил одну из своих бесшабашных ухмылок. - Это я рассказал ему о том, как ты убил Мастера Плоти. Морт не обратил бы особого внимания на мой рассказ, не соверши я большую глупость. Я посетовал, что такой талант был просто уничтожен вместо того, чтобы послужить Слотерам: например, раз и навсегда исцелить Веру и Дайра. Услышав это, Морт просто загорелся идеей выдернуть Мастера Плоти из временной частоты, в которой его убивают. Он сказал, что однажды вы с ним нечто подобное уже проделали, и ничего серьезного не случилось.
  -- Но тогда с ним был я, и нас поддерживал Трувор, который собаку съел на исследовании времени! В одиночку Морт не смог бы вытащить из прошлого кого-нибудь крупнее кошки.
  -- На сей раз, мы могли справиться и без твоей помощи. Силу, необходимую для осуществления задуманного мы взяли у Кэра. А вот тут-то пригодился я.
  -- Причем тут ты? - пренебрежительно зазвенел голос Аниты. - Ты никогда не владел никакими серьезными способностями. Умеешь только шпагой почем зря размахивать, да девок портить!
  -- Уж тебе ли не знать про последнее! - окрысился Джад. - Мой Талант - похищение, воровство! Я могу украсть не только кошелек - это слишком легко! Я похищаю и нематериальные вещи: поцелуи, покой, спокойный сон, любовь. Я настоящий Принц Воров. И это я украл для Морта часть силы Кэр-Кадазанга.
  -- Невероятно! - я потер виски, стараясь отвлечься от гнетущего ощущения присутствия, исходящего от Кэра. - Вы двое полные безумцы! Сумасшедшие!
  -- Вас надо отлучить от Клана за такие вещи! - взвизгнула Анита.
  -- Я слишком поздно осознал, что произошло. - зарокотал Кэр. - А когда понял, было поздно. Морт взломал время и, ворвавшись в его потоки, стер частоту, в которой ты убиваешь Мастера Плоти. Он выхватил его в тот самый момент, когда твоя шпага перерубает горло Мастеру. Так что у них получилось... почти...
  -- О, Кэр! Не так громко, умоляю! У меня голова лопается от твоего голоса, он слишком силен! - взмолился я.
   Кэр-Кадазанг замолк, ощущение присутствия несколько притупилось. Я перевел дух, остальные тоже престали морщиться и держаться за головы.
  -- Что пошло не так, Кэр?
  -- Вместе с Мастером Морт вытащил из прошлого и тебя Сет. - более тихо продолжил голос Замка.
   Джад и Морт снова переглянулись. Вид у обоих был такой, будто последние слова Кэра были для них настоящим откровением.
  -- Что-о? Как... меня?! А кто тогда стоит перед вами?
  -- Перед нами - Сет. Сет Ублюдок Слотер, если быть точным. Второго Сета, из прошлого, не стало в тот момент, когда он только появился в одной временной частоте с Сетом настоящим. Когда два полностью идентичных существа появляются в мире, они обречены. Доппельгангеры всегда находят свою половину и уничтожают ее, либо покидают при попытке уничтожить. Но в нашем случае ничего подобного не потребовалось. Вселенское равновесие решило все за вас, оно исправило парадокс.
  -- Но как? - от внезапной догадки у меня пересохло горло, поэтому я не спросил, а скорее каркнул.
  -- Чтобы избежать полной идентичности двух созданий в одном пространстве-времени, оно просто слило Мастера и второго Сета воедино, превратив живого-мертвого колдуна и двойника-доплера Слотера в единое существо. В нечто новое, не вызывающее противоречия и возмущения в структуре времени.
  -- Слотер и Мастер стали едины? - чтобы привыкнуть к этой мысли, ее пришлось произнести вслух.
   Джад и Морт потрясенно пучили глаза. Они и сами не знали, что наделали.
  -- Да. - медленно согласился голос Кэр-Кадазанга. - Талант Мастера сплавился с силой и способностями Сета, и новое существо получило доступ к наследию Древней Крови. Мастер быстро сориентировался в происходящем и тут же поразил меня, а я даже не мог защищаться, ибо не могу наносить вред кому-либо, в чьих жилах течет кровь Слотеров. Все кто прошел Испытание на Крови мои побратимы, у меня не может быть против них оружия.
   Объяснять ничего не требовалось: Кэр не мог защищаться, а вот Мастер свое оружие использовал. Им по-прежнему осталась плоть, его власть над нею...
  -- После этого сила Мастера возросла еще больше. Теперь он берет ее прямо из меня, а я с каждым мгновением становлюсь все более... живым.
  -- Ты уверен, что это убивает тебя? - помедлив, спросил я.
  -- Пока нет, но я становлюсь смертным. Я уже отчасти смертен. Сколько живет человек? Вот то-то и оно! Мне осталось, может быть еще 70 лет. А что можно сделать за столь ничтожное время? Слотеры не успеют создать новое Сердце, и станут равными прочим Кланам. Война носителей Древней Крови возобновится! Выжившие в последних битвах неминуемо попытаются взять реванш, а они уже умеют объединяться друг с другом.
  -- Кровь и пепел! А если это просто вырезать и тебя? - я потянулся за кинжалом. - Ведь смертным удаляют различные болячки и опухоли при помощи обычного ножа или даже бритвы. Многим это помогает, я сам видел!
  -- Пока жив Мастер, это бесполезно. Нам ничего не удастся сделать!
  -- Постой! Постой, Кэр! - торопливо заговорила Анита. - Тебе нечего бояться! Если ты умрешь, я подниму тебя из почивших! Я верну тебя к жизни. Поверь, я могу это сделать! И ты будешь жить вечно! Ты представляешь этот уникальный магический эксперимент?! Замок - лич! Быть может, нам с тобой откроются самые невероятные перспективы, может быть, мы добьемся сил неподвластных даже богам! Одно - точно, ты сам не будешь знать пределов своих возможностей!
  -- Прикуси язык, Анита. - приказал я. - Мы просто отправимся сейчас в гости к этому ублюдку и убьем его во второй раз. Пусть даже теперь он по крови - Слотер... как и я.
   Я обвел всех тяжелым взглядом, ожидая острых подначек по поводу последней фразы. Все молчали.
  -- Раньше он не мог выстоять против меня одного. Сейчас против него будет сразу четыре Слотера. Этого хватит за глаза! Мы просто разнесем гаденыша в клочья, а потому вырежем эту гадость из Сердца. Кэр, говори, куда надо идти!
  -- Не все так просто, мой мальчик. - печально пророкотал Замок. - Теперь, благодаря этим паразитам, Мастер Плоти еще и часть меня. Его сила соизмерима с моей, и он быстро учится ей пользоваться. Мне удалось запереть его в лаборатории Аниты...
  -- Моей лаборатории! Поэтому я не могла туда попасть! - разъярилась некромантка. - Ах ты грязный булыжник!
  -- ... но он оказался не так прост. - не отвлекаясь на ее вопли, продолжал Кэр-Кадазанг. - Мастер выставил свои барьеры, которые ничуть не уступают моим. Я пробовал их на прочность и уверяю: не пройдет никто. Может быть, Джайракс и сумеет пробить их, но прежде ему придется разнести меня по кирпичику, а я... я не хочу умирать, не прожив хотя бы те 70 лет, что еще можно
  -- Что же делать?
  -- Только один человек может без проблем миновать щиты выставленные Мастером Плоти. Они даже не задержат его. - после паузы сказал Кэр.
   И ко мне пришло понимание.
  -- Я! Этот человек - я! Ведь сейчас Мастер и я почти одно и тоже!
  -- Ты прав, Сет. Единственный выход для меня - чтобы ты спустился вниз, в лабораторию Аниты, нашел Мастера и отрубил ему голову во второй раз... В противном случае нам остается только звать Джайракса.
   Наступила тишина. Морт, Джад и Анита пристально смотрели на меня, ожидая какое решения я приму, на их лицах лакированными масками застыла отрешенность. Я вспомнил, что делал Мастер Плоти в Квартале Ткачей; вспомнил переплавленные в хаотичные кляксы плоти тела людей; вспомнил 40 шагов по живому ковру. И подумал, что может сделать Мастер со мной...
   Тогда, в первый раз, ему почти удалось превратить меня в трясущийся студень! Сейчас же, если верить Кэру, сила маньяка возросла многократно. Может быть, он завяжет меня узлом сразу на входе в лабораторию - одним небрежным кивком головы.
  -- Сет. - неуверенно пробубнил Джад, делая шаг ко мне. - Сет, надо что-то придумать. Это недопустимо, чтобы ты шел туда один. Он уничтожит тебя! Если даже Кэр не смог...
  -- Да уж... Самое время пожалеть. - тихо перебил его я.
  -- Сет? - на этот раз ко мне потянулась Анита.
   Я еще раз обвел их всех взглядом и заставил себя улыбнуться.
  -- ... пожалеть о том, что взял так мало пистолетов. Думаю, мне придется прихватить ваши!
  
   ***
  
  -- Сколько тел у тебя было в лаборатории? - спросил я.
   Анита сморщилась, припоминая.
  -- На этой неделе мало. Что-то около двух дюжин. В общем, одна телега Мусорного Патруля. Ну и... личный вклад.
   Личный вклад, это из постели Аниты на ее операционный стол. В плане любви моя тетушка - хуже паучихи. Та просто сжирает самца после брачной игры, Анита же, убив любовника, воскрешает его к жизни вновь - в качестве тупого, безропотного слуги-зомби. Немудрено, что в Уре ее очень многие бояться, хотя, если подумать, есть в нашем Клане персонажи пострашней.
  -- Я счастлив. - проворчал я. - У него хватит строительного материала для создания пары-тройки опасных тварей. Это просто вдохновляет!
  -- Ты не обязан. - вновь заикнулся Джад. - Ты ведь даже не считаешься...
   - Заткнись. - грубо бросил я. - Запомни лучше вот что: если через час барьеры Мастера Плоти не исчезнут, вызывайте Джайракса. И молитесь, чтобы этого было достаточно! А теперь - ваши пистолеты.
   Морт и Джад одновременно протянули мне свое оружие. Я принял округлые массивные рукояти, взвел курки, проверил наличие пороха на полках. Все в порядке. Конечно стоило бы заглянуть в Арсенал Слотеров и прихватить что-нибудь посерьезнее, вроде магического самопала, или многострела, заряженного серебряными драгами. Но какой смысл? Сколько бы я не навешал на себя оружия, этого все равно не было бы достаточно, чтобы приготовиться к тому, что ожидает меня в лаборатории Аниты.
   Ну, вперед, Сет Ублюдок Слотер.
   На подвиги!
  -- Удачи. - сказал в спину Морт и, помешкав, добавил. - Отец...
   Надо же, мой мальчик сентиментален. Как трогательно! Если вернусь - выдеру этого засранца со страшной силой. И никакой форсаж не поможет.
   Лаборатория Аниты располагалась в одном из наиболее глубоких подвалов Кэр-Кадазанга. Тетушке-некромантке требовалось для опытов максимально удаленное и холодное помещение, и она его получила. Узкий коридор, широкой спиралью вкручивался в землю под фундаментом Замка. На стенах из последних сил разили темноту своими огнями чахлые коптящие факелы: Кэр-Кадазангу нравились свечи и факелы больше, чем новомодные гномьи лампы, месяцами не требующие замены, и Клан шел старикану на встречу.
   Да, обстановочка!
   Впрочем, я к такому, в принципе, привык. Частенько приходилось проделывать подобные маршруты - старые замки и поместья, в общем-то, одинаковы. Разными оказываются только чудовища, к которым в конечном итоге приводят такие вот коридоры.
   Когда впереди показалась пара Живых Големов, я даже испытал что-то вроде разочарования: от нового, наделенного сверхсилой Мастера Плоти я, честно говоря, ожидал чего-то нового. Впрочем, и такие противники могли доставить массу хлопот! Голые существа, синхронно двигавшиеся мне навстречу, обладали просто чудовищно взбугренной мускулатурой, красноречиво иллюстрировавшей невероятную физическую мощь. Их конечности, вывернутые под неестественным углом, торчали в стороны, точно цепкие паучьи лапы. Из-за такой странной анатомии создания Мастера могли атаковать с любого положения - будучи сбитыми на пол (неважно, на спину или живот), они за доли секунды изгибали ноги и руки, выворачивали и удлиняли шею, и огромным пауком вновь нападали на своего противника, атакуя пах, норовя повалить и задушить, либо просто загрызть. Укусов Големов следовало опасаться не меньше их физической мощи, Мастер вживлял в их пасти все, что попадало под руку - осколки острого железа, стекла, обломки ножей, наконечники от стрел. Железо могло быть вживлено и под кожу тварей, так что рубить их не имеет смысла - только клинок испортишь.
   Ранее я уже имел опыт общения с одним несколькими такими созданиями, и приятного в нем ничего не было. Мерзкие твари гоняли меня по трем этажам горящего здания, прыгая по лестницам и бегая по стенам, словно порождения ночного кошмара.
   Сейчас искусственных чудищ было всего двое, но особых иллюзий я не питал: с этой парочкой проблем могло возникнуть еще больше. Эти Живые Големы на деле были мертвыми! Предыдущих Мастер лепил из живых людей, но рабочий материал Аниты - человеческие трупы.
   С угрожающим рычание Големы разошлись в сторону, полностью перекрывая коридор. Слитным движением оба выдвинули вперед длинные мускулистые руки, увенчанные внушительного вида когтями (кажется, у мертвых ногти и волосы продолжают расти еще несколько дней?). Это выглядело весьма жутко, но я продолжал идти навстречу им, не сбавляя шага. И только почти поравнявшись с чудищами, сбросил оба пистолета с плеч и, почти упрев стволы в лица, искаженные страданием, а также вживленным под кожу железом, нажал курки. Эхо выстрела подстреленной птицей заметалась по извилинам коридора, меня окутало облако дыма, в нос шибануло запахом пороховой гари. Первый Голем опрокинулся на месте с разможженым черепом. Руки и ноги его отчаянно сучили по полу. Второму повезло больше, пуля ударила в его голову, и с визгом срикошетила в сторону, сорвав щеку. Из-под сдернутой кожи и мышц тускло заблестел металл. Тем не менее, выстрел не прошел даром - кусок металла, в который угодила пуля, сместился, сломал собой несколько костей черепа, утонул в изувеченной плоти, глаз вытек. Голем зашатался, отошел на два или три шага, зашарил в воздухе паучьими лапами силясь удержать равновесие.
   Не останавливаясь, я вынырнул из облака порохового дыма и, перехватив пистолет за ствол, ударил по голове Голема, точно дубиной. Он дернулся, и я тут же ударил его вторым пистолетом. Потом снова первым, опять вторым, а потом начал сыпать удары, как горох из мешка. Пистолеты были тяжелыми с длинными стволами и массивными рукоятками. Бить ими - одно удовольствие. Голем пытался сопротивляться, хватал длинными ручищами пространство вокруг себя, но я легко уклонялся от его лап и, неотступно преследуя, продолжал синхронно молотить пистолетами, превращая голову в кровавую лепешку. Наконец, тварь, упала и забилась в конвульсиях.
   Фух! Получилось!
   Мастеру надо было бы знать кое-что и о неживой плоти! Обычные зомби живут, пока у них не сгниют и не рассыплются в труху мозги, или пока эти мозги кто-нибудь не вышибет - пулей, топором, шпагой. Чтобы поднять зомби, способного двигаться и предпринимать осмысленные действия, не имея при этом головы, нужно особое искусство. Анита им обладала в совершенстве, а вот Мастер Плоти в новом амплуа еще не освоился.
   Бросив пистолеты с изуродованными рукоятками на дергающийся труп Голема, я, не останавливаясь, выхватил два следующих и почти в упор, из двух стволов жахнул в очередную темную фигуру, вывернувшуюся из темноты. Мои "громобои" были мощнее тех, что таскали родственнички, пули ударили в очередное детище Мастера с такой силой, словно мул лягнул. Фигура нелепо всплеснула руками, когда двойной выстрел оторвал ее от пола и, отшвырнув на пару шагов, шлепнул о стену. Звук от удара был влажный и мягкий. В отблески пламени, вырвавшегося из стволов, прежде чем все заволокло дымом, я успел разглядеть, что у этой твари головы не было.
   Типун мне на язык!
   Мастер Плоти либо использовал одного из мертвых помощником Аниты, либо обучался всему просто фантастически быстро!
   Прежде, чем я успел пройти мимо, Безголовый тяжело зашевелился, силясь подняться. Испытывать его бойцовые качества мне совершенно не хотелось, поэтому я приблизился к нему совсем близко и выстрелом с расстояния в два локтя перебил ему ногу в районе сгиба (назвать коленом это место теперь уже было трудно). Существо накренилось и припало на простреленную конечность - не от боли, конечно, а из-за потери устойчивости. Зайдя сбоку, я наотмашь ударил его пистолетом промеж лопаток, ускоряя процесс падения, а затем запрыгнул на спину, всей своей немаленькой массой припечатав к полу. Безголовый отчаянно завозился, пытаясь скинуть с себя неожиданную тяжесть, но я держался крепко, словно наездник, объезжающий дикую лошадь. Тварь начала выворачивать конечности, пытаясь превратится в знакомое мне, благодаря общению с Големами паукообразное. Тогда я выхватил дагу и начал наносить ему в спину удар за даром, безжалостно кромсая бесчуственную плоть. Кровь в трупе, из которого был сделан Безголовый уже давно загустела, и многочисленные раны почти не кровоточили. Пятым или шестым ударом мне удалось полностью перебить позвоночник твари, и теперь Безголовый больше не мог поддерживать себя в вертикальном положении. Уже легче.
   Я бросил его и пошел дальше не оборачиваясь. В правой руке у меня была дага, испачканная в черной зловонной, в левой - пистолет, все еще заряженный одной пулей. Еще два "единорога", заряженные серебряной пулей и сандаловой четкой ждали своей очереди.
   Коридор сделал очередной поворот и, наконец, вывел в лабораторию моей тетушки, освещенную, в отличие от коридоров, яркими масляными лампами... Кровь и пепел! Уж лучше бы света было меньше! Тогда мне не пришлось бы во всех деталях рассмотреть всю мерзость, встретившую меня на пороге!
   Я увидел четыре операционных стола. Четыре живых операционных стала! Они дышали и шевелились... секундой позже я сообразил, что не столы были живыми, а то, что их покрывало: полупрозрачные потеки живой массы желеобразной массы, плоти - жидкой как глина. Более всего они напоминали медуз, вытащенных на камни. Та же омерзительная студенистая субстанция, трепещущая, склизкая и отвратительно живая! Пласты этой полурастворившейся плоти слабо шевелились и, не в силах сорваться со столов, колыхались по всей поверхности. Иногда на их поверхность всплывали еще не разложившиеся куски: ушные раковины, носы, полурастворившиеся осколки костей, ноздреватые и хрупкие даже на вид. Почуяв присутствие живого человека это явно попыталось потянуться в мою сторону, но какая-то незримая сила удержала все четыре сущности на месте. Но они были так голодны! Чертовы медузы отчаянно забурлили, заметались, внутри них начали сновать омерзительные округлые предметы - глазные яблоки, мечущиеся взад вперед благодаря резкому движению каких-то нитей, похожих на хвостики. От омерзения меня едва не вывернуло наизнанку.
   Сбоку наметилось движение, и я тут же выстрелил. Фигуру, вынырнувшую из-за шкафа, где Анита держала хирургические инструменты, унесло назад, покатило по полу.
  -- Это был ты, Мастер? - осведомился я.
  -- Нет, не я. - раздался знакомый насмешливый голос из другого конца лаборатории. - Жду тебя, Сет Слотер.
   Я бросил разряженный пистолет, убрал дагу и, вытянул из кобур "единорогов" и двинулся на безумца. Мастер и не думал юлить или прятаться, спокойно и хладнокровно он ждал меня. Его было трудно не узнать. Жесткое, словно вырубленное из куска камня лицо, широкая и плотная фигура, сразу дающая представление о значительной физической силе, бугристые плечи, длинные узловатые руки. Я слишком хорошо знал того, кто стоял напротив меня! Этого человека мне приходилось видеть достаточно часто - в зеркале. В нем не было ничего общего с тем изящным и гибким, точно уличный акробат, Мастером, которого я убил три недели назад в Квартале Ткачей. Передо мной стоял я сам. Только глаза были чужими - два темных провала на знакомом лице.
   - Значит, ты вернулся?
  -- Как видишь. А ты, значит, сумел пройти через мои барьеры?
  -- Как видишь.
  -- Это плохо! Ты помешал мне, Сет Слотер, помешал... а я уже близок к завершению создания над Существом-Из-Плоти. Это будет мой шедевр! Сверхсоздание, которое обеспечит мой триумф и мое величие! Когда Единитель будет жив, то сможет напасть и переварить любого. И каждая новая жертва будет присоединяться к росту Существа, наделяя его всеми своими силами и талантами, пока оно не поглотит весь Ур. Сначала Единитель соберет для меня воедино весь ваш Клан, потом - Кланы Морганов, Треверсов и Малиганов. Заполучив всю силу Древней Крови, я пожру Ур и обрету могущество, достойное бога. Это будет фантастично! И заметь, как быстро я разработал и создал это существо... работа Мастера!
  -- Зря. - я пожал плечами и поднял оба пистолета.
   Сзади раздался топот. В последний момент (всегда успеваю в последний момент!) я успел увернуться от удара скальпеля стиснутого рукой второго Безголового. Жестким пинком, я отшвырнул создание от себя, а когда оно рванулось вновь, дождался пока Безголовый приблизится максимально близко, и выстрелил с расстояния меньше, чем развернутая ладонь. Серебряная пуля поразила мертвяка в грудь и, расплющившись, проделала в нем дыру размером с кулак. От пораженного создания пошла невыносимая вонь - мертвая плоть разлагалась с немыслимой быстротой. Причиной, конечно, было не столько серебро, сколько магия руны, выцарапанной на пуле.
   Схватка заняла несколько мгновений, поэтому, когда я вновь повернулся к Мастеру, он даже не изменил позы. Я поднял пистолет и, не колеблясь более ни мгновения, всадил сандаловую пулю в его голову. В свою голову.
   Кровь и кусочки мозга щедро плеснули на стену, Мастер покачнулся, попятился назад, но все же устоял на ногах, цепляясь руками за край столика, с которого со звоном посыпались скальпели и иглы Аниты.
  -- Ах ты, Ублюдок! - укоризненно покачал он головой. - Я только начал привыкать к этому телу, а ты его уже портишь?! Придется тебя наказать за такую дерзость.
   Я не стал ждать, чем закончится его словоблудие. Прыгнул, ударил дагой, метя трехгранным тонким лезвием под челюстную косточку... и оказался на полу, ушибленный, с правой рукой, едва не вырванной из плеча. Вывернутые пальцы ничего не чувствовали, и быстро бросив взгляд на руку, я сообразил, что оружия в них уже нет. Мою Дагу Мастер рассматривал, поднеся к единственному уцелевшему глазу.
  -- Интересная штука, но для сложных хирургических операций абсолютно не годится.
   Одним мягким движением я вскинул себя на ноги, шпага вызмеилась из ножен, и полетела в атаку - стремительную, неудержимую и смертельно опасную.
   Конечно, это было глупо!
   Причем даже не потому, что Мастера не взял освященный кусочек сандалового дерева, угодивший в голову, так что об обычной стали и говорить не приходилось. Глупо - потому что надо было делать выводы из случившегося. Мое болезненное приземление на пол и дага, так легко перекочевавшая к Мастеру, должны были навести на определенные размышления... но я был слишком раздосадован тем, что потерял оружие...
   Мастер отбил мою атаку, почти не напрягаясь. Он держал дагу в левой руке и отражал ее тонким клинком, предназначенным только для нанесения колющих ударов, все мои удары и выпады. Маньяк действовал ей даже более небрежно, нежели иной аристократ вилкой. Рана же на голове затягивалась прямо на глазах, а кровь, залившая было лицо и грудь, впитывалась кожей, словно губкой. Он был неуязвим.
  -- Ты не понял, Сет Слотер?
   Дага оттолкнула мою руку со шпагой и с невероятной быстротой ужалила в открывшийся бок. Камзол тут же начал пропитываться жаркой, пахнущей серой кровью Слотера.
  -- Сдохни!
   Я попытался распороть горло Мастера коварным финтом, и тут же получил еще один быстрый и болезненный укол в плечо.
   - Ты ничего не понял! У меня твое тело! А с ним - все твои навыки! Твои умение и мастерство. Даже твой Талант! Я могу предугадать любой твой удар, замысел, прием. А, кроме того, я ведь еще и Мастер Плоти. Я немного перестроил эту несовершенную оболочку. Так что я плюс к этому еще и сильнее и быстрее тебя на порядок. Ха! Я могу разнять тебя на куски! И, наверное, сделал бы это...
   Пока он говорил, дага еще дважды уязвила меня - в предплечье и бедро. Первая полученная рана кровоточила особенно сильно, поэтому в какой-то момент я поскользнулся в лужице собственной крови и упал на колено. Шпага Тора-бесоборца в последний раз описала дугу и лязгнула о клинок даги. Точным выверенным движением Мастер поймал удар на перекрестье кинжала и одним поворотом запястья, вырвал оружие из моих рук.
   Я был посрамлен.
   Я, Сет Слотер, один из лучших бойцов Ура!
  -- ...да, раньше я бы сделал это. - продолжал наслаждаться звуками своего голоса Мастер Плоти. - Но теперь у меня к тебе другие чувства. Ты не поверишь, но я отныне люблю тебя. Мы ведь теперь почти братья, Сет Слотер. Даже ближе, чем братья. Мы одно целое! Я тебе докажу это.
   Я все еще не мог смириться с тем, что вот так вот просто был разделан под орех - избит, обезоружен, поставлен на колени. Я убивал чудовищ. Десятки! Сотни! От моих ударов умирали вампиры, оборотни, вурдалаки. Я убивал и тех, кто был пострашнее привычной всем нежити - созданий из ирреальности, порожденных чьим-то больным воображением. Я всегда побеждал! Я даже свернул шею волкодлаку в рукопашной, на что не был способен не один смертный, даже легендарный Тор-Бесоборец! И чтобы теперь я был побит вот так просто - одной левой?! Когда Мастер Плоти протянул руку, чтобы взять меня за одежду, я в последней попытке достать его, взвился с колена, пытаясь воткнуть в горло маньяка один из метательных стилетов, незаметно выдернутых кончиками пальцев из потайных ножен на рукаве.
   Конечно же, он поймал мой удар в замахе. Железные пальцы стиснули мое запястье с такой силой, что я едва не взвыл от боли.
  -- Пррроклятье!
  -- Ошибаешься, я принесу тебе свое благословение, Сет Слотер. Я воздам сторицей за зло, которое ты хотел причинить мне! Я докажу тебе, Сет Слотер, как мы близки.
   Хватка усилилась. Чувствуя, как рвутся, сминаемые беспощадной клешней ткани, я разжал пальцы, и стилет зазвенел по камням. А Мастер продолжал сжимать запястье с силой тисков закручиваемых трудолюбивым гномом. Я прокусил губу до крови, не желая унижать себя криком. Чего он добивался?! Кости захрустели, сминаясь и дробясь под безжалостным натиском.
   А потом я увидел, что происходит. Пальцы мастера входили в мое запястье, перетекали в него, словно струи вина из сосуда в сосуд, сплавлялись в неделимое целое, и вот уже вместо двух рук торчит одна нелепая культя, трясущаяся в отчаянных конвульсиях.
   Он был прав. Мы становились одним.
  -- О, боги!
  -- Да! Да, Сет Слотер! - восторженно взвыл Мастер моим голосом. - Боги!
   Я вдруг обнаружил, что повторяю их за ним слов в слово.
  -- Мы будем богами! Дважды Слотер, Дважды Древняя Кровь - сейчас! А потом - мое и твое искусство, помноженное на мощь всего нашего Клана, которая перейдет ко мне благодаря Единителю... О! Нашей силе покорится весь подлунный мир, не говоря уже об Уре, Блистательном и Проклятом. Это будет триумф Плоти над магией, сталью, наследием! Сначала мы закончим Существо, а потом...
   "Нет" - попытался сказать я, но язык уже не повиновался. Моя рука и рука Мастера уже срослись почти до локтя. Два тела становились одним, и я чувствовал, как воля Мастера исподволь подминает мою, вытесняет мое сознание, глушит голос разума, мятущийся в паническом ужасе.
  -- Мы будем одним!
   Я все еще стоял на коленях, и Мастер склонился надо мной. Мое собственное лицо, уже почти не обезображенное выстрелом, нависало надо мной сверху и скалилось мне моей же ухмылкой. Взгляд все еще был чужой - безумный и темный, но я осознавал, что через несколько мгновений этот взгляд тоже станет моим. Где-то в глубине угасающего сознания даже мелькнула нелепая и абсолютно неуместная мысль о том, что это хорошо - посмотреть на мир чужими глазами...
   И тогда я сделал последнее, что еще мог сделать.
   И за миг до конца испытал небывалый триумф.
   Я выхватил из закрепленных под мышкой ножен Дагдомар и, прежде чем Мастер успел помешать мне, вонзил его себе в грудь. Боль была ослепляющей! Серебро куском льда вошло в рану и медленно таяло в ней, сочилось агонией. Жидкий ледяной огонь разносился по жилам нестерпимо быстро, терпеть его стало невозможно. Шесть рун на лезвии шесть раз проклятого кинжала ожили, развернулись, бестелесными щупальцами поползли внутрь, спеша отыскать, опутать и пожрать душу.
   Мастер хрипло кричал. И я кричал. Один крик на двоих, из двух глоток.
  -- Ты прав, - кашляя кровью на рукоять из берцовой кости оборотня, успел сказать я. - Мы действительно стали одним.
   Вслед за тем надвинулась тьма.
   Все исчезло.
  
   ***
  
   Возвращаться к свету было куда труднее, нежели падать во тьму. И боли было больше. Я даже спросил себя, где все эти люди и нелюди, которые многое отдали бы за счастье перерезать горло Слотеру? Сейчас в таких доброхотах ощущался острый недостаток.
   Скосив глаза, я обнаружил рядом Аниту. Легкий озноб охватил меня с ног до головы. Стало не только мучительно больно, но и мучительно страшно. Неужели чокнутая ведьма превратила меня в одного из своих ходячих трупов?! Нет! Только не это! Что угодно, но только не это!
   - Нет-нет, племянник. - словно прочитав мои мысли, встрепенулась Анита. - Я тебя не тронула. Вот если бы успел окочуриться - другое дело! А так Кэр вылечил тебя, заживил все раны и даже вернул руку, благо, что материла для ее создания хватало с избытком.
   Я с трудом поднял руку и с радостью обнаружил на ней пальцы. Свои это, или сделанные Кэром я понять так и не сумел.
  -- Но... как он смог? За ним никогда не водилось подобных навыков.
  -- Они же стали одним. - раздался откуда-то сбоку голос Джада. - Мастер Плоти превратил Камень-Сердце в часть себя, но и сам он стал при этом частью Кэр-Кадазанга. Когда он... ушел... Замку, досталось все его искусство. К счастью, для овладения им Кэру не потребовалось много времени. Ты здоров, а он теперь, возможно, сможет излечить и Веру... если, конечно тебе это интересно.
  -- Значит, затея Морта все-таки удалась. Мы едва не выпустили чудовище, способное, без преувеличения, пожрать весь мир, но бредовая затея моего шестилетнего сына удалась!
   Я стал смеяться. Потом просто хохотать. Но трястись от смеха было больно, поэтому скоро мне пришлось потерять сознание. Правда, перед тем, как смежить веки и погрузиться в беспамятство, я успел сказать Джаду, чтобы он ждал счет - самый большой в его жизни. И пообещал, что для его выплаты ему придется воровать на протяжении почти 70 лет. А то и больше.
   Что на это ответил Джад, я уже не услышал. Кажется, что-то вроде того, что за столь ничтожный срок он ничего не успеет.
  

конец


Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"