Оберон Ману: другие произведения.

Падение Коцита - 2(Осколки)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Вторая часть (окончание)второй книги цикла "Великое Изменение".Замечания, вопросы и т.д.на oberonmanu@mail.ru Впервые вставляю текст сам, так что извините, если что.

   ОБЕРОН МАНУ
  
   ЦИКЛ "ВЕЛИКОЕ ИЗМЕНЕНИЕ" КНИГА ВТОРАЯ
  
  
  
   ПАДЕНИЕ КОЦИТА
  
  
   ЭПОС
  
   ЧАСТЬ ВТОРАЯ
  
  
   ОСКОЛКИ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Плюется сердце над парашей,
  Сердечко бедное моё.
  В него швыряют миски с кашей,
  Под шуточки лихих апашей
  Вокруг гогочет солдатьё.
  Плюется сердце над парашей
  Сердечко бедное моё.
  
  Чудовищный приапов пенис
  Они рисуют на стене,
  И рвет мне сердце, ерепенясь,
  Чудовищный приапов пенис...
  
  ... Украденное сердце, что же
  Мне дальше делать суждено?..
   А.Рэмбо "Украденное сердце"
  
  
  
  
  В моей душе лежит сокровище,
  И ключ поручен только мне!
   А.Блок "Незнакомка"
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   ОГЛАВЛЕНИЕ
  
  Глава 28 ОСКОЛКИ
  Глава 29 Лес ЛЛиу-РРи
  Глава 30 ДУГГУР
  Глава 31 Воин Великого Ваввана
  Глава 32 Подтверждение Митры
  Глава 33 Храм Золотой Богини
  Глава 34 ДЕЛА ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ
  Глава 35 КОНСТРУИРОВАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ МАГИИ
  Глава 36 МАГГИФ
  Глава 37 ЭВАКУАЦИЯ
  Глава 38 Р"Льех
  Глава 39 ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО ТОТИГУСИГАРИЯ
   Эпилог
  
  
  
  
  
  
   Глава 28
   В грохоте обвала
  
   28-01
  По широкой равнине тянулась кажущаяся не имеющей ни конца, ни начала, - длинная цепочка гигантских животных. Диплодоки, бронтозавры, завры помельче... Вдоль подневольно шевелящей ногами колонны покорных тел носились взад и вперёд группы мелких, но зубастых и когтистых, переговаривающихся с помощью сложно модулированных вариантов вопля. Впрочем, длинная цепочка тел только казалась не имеющей ни конца, ни начала. Если улететь за горизонт, начало этой тоскливой очерёдности, рано или поздно, но обнаружится. А конец - конец у всех одинаков.
  Смерть.
  Передвижная платформа Лилит-Наамат обрабатывала свои жертвы с тягучей монотонностью, без спешки, но и без остановки. Очередное животное поднималось по наклонному пандусу и попадало в сложную систему захватов, надёжно удерживающих тела в заданном положении. Затем тело вздрагивало, когда жала трубок кровоотсоса впивались в артерии.
  Кровь. Нужна исключительно только - кровь.
  Обескровленное тело, едва разжимались захваты, мягко, но тяжко валилось вбок, прочь, оземь. Умирающие тела, уже не имея силы встать, вяло двигали конечностями, истекая остатками животворной влаги. Требования технологии изготавливаемого повелевали задействовать только живую кровь. Пока животное, вздрогнув от укола игл, терпеливо ожидало невесть чего, стоя в удерживающих захватах, кровь их откачивалась и поступала в особый, колышущийся, раздувающийся, псевдоживой резервуар-накопитель. Но едва только потеря крови превышала некий определённый объём, в кровеносную систему выбрасывались "гормоны смерти". И этот изменённый состав крови уже не годился для целей Лилит и Наамат. Умирающие животное скидывалось с платформы. Сверху тут же зависала вимана Цитадели Драг-Упсар. Падали сверху змеевидные нити транспортных цепей. Падали и впивались крючьями захватов во вздрагивающую плоть. Цепи натягивались, вимана поднималась выше и перетаскивала умирающее животное подальше, сбрасывая посреди уже мёртвых тел. Летела назад. Кровавые полосы указывали направления прежних полётов. Вся близлежащая местность оказалась завалена мёртвыми телами. Гигантская свалка смерти. Цитадель Драг-Упсар жертвовала значительной частью своего подвижного мясного запаса. Но дело того стоило.
  Лилит контролировала откачку крови. Наамат отслеживала состояние Генератора Времени и того странного резервуара-накопителя. На самом деле разумеется, это была переделка из Котлов Осуществления. Конечно же, не всех. Малые Котлы Осуществления, чьё число совсем не велико, могли продолжать свою работу в изменившихся условиях. Большие - нет. Слишком многие устройства Цитаделей оказались напрямую зависящими от Долины Лиловых Зиккуратов. Срок их существования, после падения сердца Коцита, стремительно близился к окончанию.
  Лилит, внимательно отслеживающая изменения состава крови внутри очередной жертвы, вовремя отключила аппаратуру. Откачка прекратилась, зажимы раскрылись, умирающая туша свалилась с платформы, освобождая место для следующего объекта.
  
  ... Подойдя к приёмному устройству Путевого Луча, Лилит в первую очередь отметила приближение нестабильности в его работе. Нет, пока что всё шло относительно хорошо. Длинная, уходящая за горизонт цепочка живых существ, загоняемых там, на том конце Луча, в его приёмный конус, покорно шла внутри незримого коридора. Путевой Луч замораживал активность нервной системы, оставляя неприкосновенными одни только лишь простейшие двигательные рефлексы. Обладая волновой природой, нечто вроде гигантской протяжённости невидимой силовой спирали, - Путевой Луч мог вытягиваться на весьма и весьма значительные расстояния. Все Цитадели использовали его, чтобы без помех и лишних затрат перегонять огромные туши, источник мяса, от мест пастбищ и выгулов к месту потребления, то есть, самой Цитадели. Путевой Луч приникал к поверхности земли, поднимался на взгорки и опускался в овражки, подпитываясь попутно от силовых линий планеты, в далёком будущем выродившихся до слабого подобия самих себя . Собственно говоря, вдоль этих линий он и располагался, чем и объясняется вся его гигантская протяжённость. Но, будучи одной из производных Генератора Времени, Путевой Луч являлся, таким образом, весьма достоверным индикатором состояния самого Генератора.
   И поэтому первые, ещё редкие, но уже - подрагивания на внешних границах силовой спирали говорили опытному глазу очень и очень многое. Генератор Времени приближался к переходу в фазу нестабильности. Предшествующую фазе саморазрушения.
  Хаос, порождённый в атмосфере планеты падением сердца Коцита, временно создал помехи, препятствующие переговорам на больших расстояниях. Поэтому Лилит и Наамат не могли знать, что именно собираются сделать другие Цитадели со своими Генераторами. Использовать, погасить, выбросить за пределы планеты или что другое. Но они сами собирались - использовать.
  Властелин Драг-Упсар согласился с их планом действия, найдя его самым выгодным из предоставленного перечня возможностей. Что, несомненно, послужит упрочнению их положения в новых условиях. Но только при условии, что их план - сработает.
  Лилит и Наамат переглянулись и слегка кивнули друг другу. Пора. Если гнаться за количеством, можно потерять в качестве. А потеря качества есть прямая угроза тому, что получившиеся устройства смогут выполнять то, ради чего они и создаются теперь. Что, в свою очередь, будет означать, что они не справились с заданием. А всё бесполезное, чтобы не превратилось во вредное, - уничтожают.
  
  Путевой Луч отключен. Колонна подневольно гонимых застывает на месте. Возможность личностного волевого проявления пока что ещё заморожена. Они забыли, что могут что-то хотеть.
  Впрочем, не все стоят неподвижно. Сопровождавшие колонну вне зоны действия Путевого Луча группки мелких, быстрых, зубастых и когтистых, - бросаются на свою добычу. Те, кто подальше, кидается на стоящих в остановленной очереди на смерть. Те, что поближе к платформе, кидаются на свалку тел. Рвать и поглощать умирающее, или уже мёртвое, но всё ещё тёплое мясо. Надобность в их присутствии, по сути, отсутствовала. Путевой Луч есть Путевой Луч. Впрочем, после падения сердца Коцита возможна любая случайность. Так что предосторожность Лилит и Наамат не являлась лишней. В большом деле всегда следует заранее запланировать несколько систем контроля происходящего, желательно независимых и перекрывающих друг друга.
  
  ... Цепная вимана, получив приказ, удалялась на указанное расстояние. Подвижная платформа, расчленившись на отдельные составные части, неспешно образовывала кольцо вокруг перерабатываемого объёма крови в квазиживом объекте, собранном воедино из больших Котлов Осуществления Драг-Упсар.
  Лилит и Наамат прошли в большую транспортную виману, взошли на четвёртый этаж, вошли в комнату пилотов. За пультами управления сидели четверо Новых Людей, спешно обработанных для управления летательным аппаратом. Черви Коцита, вживлённые в их виски, то свивались в спирали, то снова опадали на плечи слабо изогнутыми чёрными линиями, - пилоты работали. И, соответственно, работали и внешние имплантанты. Дополнительные объёмы знаний, умений и навыков, чужих, естественно. Плюс системы контроля поведения обработанных, плюс ещё много чего...
  Команда на взлёт. Вимана отрывается от земли, набирает высоту, уходит в сторону, на безопасное расстояние. Зависает в воздухе. Ждёт.
  Лилит и Наамат контролируют происходящее внизу по приборам. Благо, что приборов мало. Всего два. Один - управляет прерывистым кольцом из бывшей подвижной платформы. Второй - квазиживым объектом.
  ... Шесть, пять, четыре, три, два один...
  ПА-А-ММ-М-М-М-М!!!...
  
  Там, внизу, происходят главное. Генератор Времени контролируемо разрушается. Часть энергии, чётко и аккуратно, выверенно, рассчитанно, - уходит внутрь квазиживого объекта, сборника жертвенной крови. И тот как будто покрывается непроницаемым куполом неопределённого цвета. Хотя слово "цвет" тут применимо весьма относительно. Миллионы цветовых сочетаний искрятся точками, безумной пляской вертящихся высверков странноцветных огоньков, то шероховатых, то пронзительно-острых. Там, внутри, сейчас проходят годы. Масса высосанной из жил животных крови преобразуется согласно заранее заданной программе.
  Вторая, дикая составляющая энергопотока от разрушения Генератора Времени, ударяет вокруг купола расширяющимся во все стороны кольцом. Толщина кольца вверх невелика: чуть выше купола над землёй, а что под землёй, - никого из присутствующих не волнует. Сколько времени проходит за миг внутри объёма кольца? Тысячи лет? Десятки тысяч? Сотни? Больше?
  Всё, попавшее в зону действия кольца, распадается в прах. Растения. Живые существа. Трупы. Впрочем, в последнем случае случается и странное. Проходя через груды обескровленных тел, кольцо вырожденного времени проявляет себя разным образом. Часть тел, погребённых под трупами собратьев, разрушается не полностью. Плоть - да. Плоть становится прозрачной и осыпается с лёгким шорохом невесомой пылью. А вот часть костей почему-то сохраняется. Пожелтевшие и потемневшие костяки образовывают причудливую композицию пейзажа Смерти. Кажется, что в это место приходили умирать на протяжении миллионов лет всевозможные существа. От одних остались несколько окаменевших костей, костяк других сохранился почти полностью. Чудовищная картина мгновенного преображения дополняется в глазах Лилит и Наамат прелюбопытнейшей, - с их точки зрения - картиной.
  Гигантский падальщик, тираннозавр рекс, пировал над трупом диплодока. Кольцо вырожденного времени ударило в его хвост и заднюю часть тела. Те мгновенно постарели и осыпались прахом. В результате нарушившегося равновесия передняя верхняя половина падальщика упёрлась в выеденное место, в кровавую яму посреди мёртвой плоти. Голова падальщика некоторое время продолжала рвать зубами и глотать. А из срезанной задней части тела лилась кровь и падали непереваренные проглоченные куски. Лилит и Наамат зачарованно наблюдали за длящейся агонией. Окончившейся неожиданно быстро. В результате нарушения равновесия тела из-за исчезнувшего хвоста ящер упёрся головой слишком глубоко и его ноздри вмялись в мёртвую плоть поедаемой туши. Туда перестал поступать воздух и падальщик задохнулся. Он стоял уже мёртвым, но из среза его задней части тела всё ещё продолжала вытекать его кровь, а всё ещё содрогающийся кишечник, продолжая свои сокращения, медленнее и медленнее, но гнал через себя и ронял наружу немного ранее проглоченные куски чужой плоти...
  ... Когда вимана приблизилась к центру событий, купол уже исчез. Исчезло и всё остальное. А в сохранившемся круге уцелевшей растительности стояли десятки существ. Трансформеры Сета. В промежуточной форме, форме гермафродита. Вызывающе торчали ввысь обвитые змеями члены, ветерок шевелил женские груди поверх чешуйчатого живота, еле шевеля жёсткую щетину поверх вертикальных губ бабьей сладости. Твердо упирались в землю их копыта. И рога, внешние имплантанты Коцита, вызывающе торчали из их голов.
  Вот он, инструмент воздействия на власть предержащих индивидуумов из числа Новых Людей...
  
   28-02
  
  Четыре сотни и ещё три десятка. Столько боевых колесниц Ур-Талан повёл Ратмир Правитель к стенам когтя Цитадели, впившегося в земли Нагорья. Семьсот всадников, из числа избежавших заражения демонами Серишета жителей Нагорья вёл он с собою. И три тысячи пехотинцев. Лучших мечников и лучших лучников Ур-Талан повёл он. Можно было собрать всеобщее ополчение, слишком важна причина войны. И тогда сорока двум тысячам одержимых демонами противопоставило бы себя двадцать семь тысяч горцев Ур-Талан.
  Но белый бог Митра, ученик и родич светлых богов, только покачал головою, отрицая предложение правителя. И Ратмир Девятижды Вернувшийся, пришедший на помощь кровному брату своему, улыбнулся одобрительно словам белого бога.
  - Побеждают не числом, а умением. Не количеством, а качеством.
  Там сказал людям Митра. И пояснил слова свои перед общим советом принимающих решения Ур-Талан.
  - Полная сотня Чёрных Всадников, да в чистом поле, - способна справиться со всем вашим ополчением и в одиночку. Их оружие заряжено демонами. И с каждым ударом у них только прибавляется сил.
  - Но ты же сказал, что Коцит пал, - заметил один из старейшин.
  - Сердце Коцита разрушено, а вот когти и клыки - остались. Мне пока что не известно, смогут ли остатки Коцита делать то же самое, то есть заряжать демонами оружие. Но то, что было сделано, никуда не делось. Повторяю: каждый удар Чёрного Топора губит душу убитого и передаёт его силу убийце. Поставь перед полной сотней сто тысяч людей и Чёрные Всадники будут убивать без сна и еды, пока не убьют всех. Полная сотня способна насылать неподвижность и оцепенение на сотню и больше противостоящих им в плотном строю. Или вы забыли рассказы сбежавших из захваченного ими города?
  Если вы выведете полное ополчение Ур-Талан, одержимые выстроятся в плотный строй напротив. Плотный строй против плотного строя. И тогда две полусотни Чёрных ударят в оба бока вашего построения одновременно и встретятся посередине. Не потеряв ни одного из числа своих. Люди для Чёрных Всадников - не противники. И нечего тут хмыкать и качать головами. Это опыт реальных боёв в Великой Степи.
  - Если демоны Коцита так легко справятся со всем ополчением Ур-Талан, то как же вы сможете победить столь малым числом?
  Задавший вопрос хитро прищурился.
  - А мы на что? - весело хмыкнул Девятижды Вернувшийся.
  - Вы вдвоём одолеете полную сотню боевых демонов?!
  - Вдвоём - нет, а вот с вашей помощью - вполне.
  - И каким же образом?
  Митра улыбнулся и очень, очень ласково объяснил:
  - Светлые боги никогда не лгут, но когда говоришь что-либо, следует учитывать: что, когда, перед кем, в каких условиях. Там, на площади, Ратмир показал перед всеми людьми, что у нас есть стрелы Золотокожих. Те самые, с хрустальными наконечниками. Эти стрелы имеют одну особенность: они сами находят одержимых демонами среди не одержимых. Там же, на площади, находился один из заражённых Серишетом. Его подослали сюда, чтобы следить за происходящим тут. Богу и полубогу достаточно окинуть взглядом толпу, чтобы найти такого. После того, как засланных шпион передал с помощью Кристалла Представления своим хозяевам сведения о нас и нашем оружии, он был уничтожен. Так что теперь Чёрные Всадники точно знают, что у нас есть оружие, способное уничтожить их наверняка. Но они не знают, сколько его. Поэтому предпочтут не рисковать. Если мы придём всем ополчением Ур-Талан, они запрутся за стенами города и у нас будут очень большие потери. Вам это надо? Если мы придём малым числом, они решат, что мы слишком самонадеянны и встретят нас в поле. Чтобы задавить числом заражённых людей наше человеческое ополчение, а затем заняться и нами. Они постараются отгородиться от нас глубоким строем людей, чтобы мы израсходовали все принесённые с собою стрелы Ратнар. На новых одержимых.
  Митра подмигнул собранию.
  - Вот тут-то и смогут показать себя ваши колесницы.
  - А эти, которые Всадники, они разве не смогут обездвижить людей, управляющих нашими колесницами?
  - Ну, мы тоже кое-что умеем, - рассмеялся Девятижды Вернувшийся.
  - Не хотите рассказать поподробнее? - прищурился кто-то из старейшин.
  - Нет, - ласково улыбнулся Митра. - Потому что нам не известно, способны ли Чёрные ещё кое на что. Поэтому всё необходимое для тех, кто сражается, будет говориться непосредственно перед сражением. Во избежание утечки сведений. Знаете, что говорили по этому поводу Золотокожие? "Знание - это твоя сила, незнание - это сила твоего врага". Так вот, пусть наш враг НЕ ЗНАЕТ, что именно мы будем делать...
  
   28-03
  - Итак, Господа нашего ради, - приступим.
  Совещание Властелинов Цитаделей - началось.
  Сиреневые шары Объёмов Представления, висящие над друзой специально выращенных кристаллов, содержали внутри себя сильно уменьшенные копии голов Властелинов. Каждый из них находился в своей Цитадели, повинуясь приказам планетарного демона класса "Господь", пребывающего ныне в одном из отнорочков планеты, заранее приготовленного к роли Цитадели Господа ещё во времена Стикса.
  Ранее подобные совещания всегда проводились в присутствии планетарного демона и по его инициативе. "Демоническое соревнование" между Сидящими возле Куба несколько, как бы это помягче, - не располагало к подобным встречам. Но теперь, после разрушения Долины Лиловых Зиккуратов, когда планетарный демон уединился в своей Цитадели, поверхность планеты внезапно оказалась предоставленной в распоряжение Сидящих возле Куба.
  Инициатива всеобщего собрания исходила от Властелинов Цитаделей Ахерон и Драг-Упсар. Впрочем, необходимость приспособления своего поведения к изменившимся условиям понимали все. Лёгкая злоба исходила от остальных прежде всего от того, что их опередили. Потому что раньше или позже, но, повинуясь необходимости, к потребности общего совещания пришёл бы каждый.
  Несколько настораживал факт объединения двух Властелинов. Трон Власти всегда в единственном числе. И все Властелины прекрасно это понимали. А всё непонятное настораживает, не так ли? Ранее, формально, все они были равны, - перед Господом. Так же, как и все "господы" равны перед самим Светоносцем . Сейчас же ситуация резко изменилась. И вопрос главенства незримо витал в воздухе.
  ... Объявив начало переговоров, Властелин Ахерона сделал паузу. Чем тут же воспользовался Властелин Цитадели Вавван, Сидящий возле Куба Внешнего Круга. Все остальные Властелины являлись Сидящими возле Куба Круга Внутреннего.
  - Наш упитанный червячок получил пинка под пухлый задик исключительно из-за своей трусости. Кто бы мог подумать, что он оставит под непроходимой горной стеной личный лаз для собственного бегства!
  Властелин Цитадели РЛьех издал звук насмешливого превосходства, дополненный язвительным комментарием:
  - Как жаль, что сияние Господа нашего затмевает проявление столь великой храбрости одного из нас!
  Цитадель РЛьех имела главной специализацией разработку средств проникновения в сознание и контроля мозговой деятельности на расстоянии. Цитадель Вавван занималась в основном совершенствованием грубых средств подчинения, таких, как Черви и Змеи Коцита, орудия абсолютного рабства для Новых Людей. Поэтому Властелин Вавван ограничился шутовским поклоном и гримасой. Начинать войну Цитаделей он явно опасался.
  Вновь возникшую паузу снова заполнил холодный голос Властелина Цитадели Ахерон:
  - Начнём с того, что все мы всего лишь исполнители замыслов Господа нашего, неизмеримо превосходящего всех нас совместно и в уме, и в силе, и в возможностях воздействия. К тому же, если кто забыл, только у Господа нашего имеется канал постоянной связи с самим Светоносцем. Господь НИКОГДА не ставил нас в известность о получаемых им распоряжениях. Господь отдаёт приказы и говорит каждому из нас только то, что считает необходимым для выполнения конкретного приказа. Инициатива наказуема, именно из-за самодеятельности самонадеянных исполнителей мы и теряли целые планеты, если кто забыл. Поэтому делать вывод о том, что Господь потерпел поражение, есть решение поспешное и мало обдуманное. Если Светоносец изменил свои планы на эту конкретную планету, всё произошедшее является тактическим ходом в новой стратегии поведения.
  Снова возникла пауза. Потом Властелин Цитадели Маггиф, более известной как "Лабиринт", спокойно поинтересовался, на каком именно основании строит свою теорию Властелин Ахерона.
  Ответил Властелин Цитадели Драг-Упсар:
  - Цитадель Ахерон, по личному приказу Господа, занималась проблемой использования демонических ресурсов Отброшенного Пространства Вселенной. Моя Цитадель была перенацелена на выборочное развитие техники. Техно-магический путь развития планеты подразумевает многовариантность использования планеты Светоносцем. Мои летательные аппараты успешно применялись для проведения операций Ахерона, а разработки Ахерона позволили разместить связанных демонов во внешних имплантантах моей Цитадели. То есть, не исключена возможность того, что население планеты будет готовиться к преобразованию в демонов Отброшенного Пространства.
  Властелины РЛьех и Маггиф переглянулись. Властелин Вавван возмущённо фыркнул, но промолчал. Немного подождав, Властелин Ахерона продолжил:
  - У нас отсутствует возможность определить: было ли произошедшее ошибкой Господа нашего, или произошло изменение в планах Светоносца и Господь ПОЗВОЛИЛ нашим врагам поверить, что они одержали победу. Достоверно известно только то, что Господь наш удалился в его личную Цитадель, заранее приготовленную в одном из пространственно-временных отсеках брамфатуры планеты. И этим снял с игрового стола наших главных врагов, именующих себя "Ратнар". Вполне возможно, что предоставленная нам самостоятельность поведения является очередным испытанием Господа нашего, или даже более того - является моментом плана самого Светоносца. Пока не предоставлено доказательств противного, нам следует придерживаться прежнего плана поведения, а именно: достижения всевластия на всём пространстве планеты.
  Властелин РЛьех снова подал голос:
  - Властелин Ахерона известен своим умением говорить. Ну что же, настало время конкретных предложений. То, что Цитадели Ахерон и Драг-Упсар решили объединить свои усилия и вступить в некоторое подобие союза, уже понятно. Что они хотят предложить всем остальным?
  Властелин Ахерона ответил:
  - То, что ты сказал: некоторое подобие союза. До сих пор каждый из нас занимался только тем, что ему приказывалось и отчитывался только перед самим Господом. В новых условиях есть смысл и, более того, необходимость объединения всех наших усилий. Мне прекрасно известно, что если планету удастся привести к полной покорности перед Светоносцем, то победитель будет преобразован в Господа. Мне, как и вам, также известно, что в Господа может быть преобразован только один из нас. Стараться могут все, но решение примет Светоносец, лично. Это не обсуждается. Обсуждается иное: доля личного участия в общем деле Светоносца. Потому что помехи делу Светоносца наказываются лично Светоносцем путём сброса провинившегося на Дно Вселенной. Это также известно всем нам.
  Все посмотрели на Властелина Цитадели Вавван.
  Властелин Вавван всё же не выдержал:
  - Ваши предложения для конкретно меня?
  Властелин Драг-Упсар внимательно посмотрел и ответил:
  - Цитадель Вавван открывает доступ Союза Цитаделей к своим разработкам. А взамен, уже в самое ближайшее время, в распоряжение Властелина Цитадели Вавван прибудут первые транспортные виманы Драг-Упсар. Цитадель Вавван, по приказу Господа нашего, была размещена на крупном острове, рядом с материком, но отдельно от материка. Прекрасный полигон для установления абсолютного всевластия. И проверки, для внесения необходимых поправок при освоении остальной поверхности планеты. Все планы Господа относительно Вавван на данном участке планеты были выполнены. Теперь виманы позволят войскам Вавван совершать экспедиции на материк. В новых условиях переброска войск виманами наиболее выгодна.
  - Вот как? Перенесясь по воздуху на великое расстояние с помощью техномагических устройств, пехота по-прежнему станет строиться в ряды и колоть копьями?
  - А также рубить мечами, - добавил Властелин РЛьех. Без эмоций.
  Все посмотрели на Властелина Вавван.
  - Демонизированное оружие, демонизированные внешние имплантанты и прочее усовершенствованное вооружение является достаточно дорогостоящим, трудоёмким в изготовлении и пока что относительно редким вооружением. Но, полагаю, что в обмен на соответственное количество потребной оплаты, конкретнее по месту, - можно будет договориться и об улучшении вооружения войск Вавван.
  ... То, что этот злобный идиот, возвышенный Господом Господь знает по какой причине, вполне способен, получив качественно иное оружие, попытаться силой уничтожить остальных Властелинов и самому сыграть роль Господа, было понятно всем. Но, Властелин Ахерона прав: личные амбиции в деле Светоносца способны не возвысить, а только лишь приподнять - и бросить с размаху на Дно Вселенной. Вот только поймёт ли это сам злобный идиот?
  - Основы предполагаемого союза? - вкрадчиво спросил Властелин Маггиф.
  - Полная самостоятельность в зоне своего влияния, полная самостоятельность в решении внутренних вопросов. Координация общих усилий в борьбе с общими врагами. Посылка экспедиционных корпусов в помощь другим Цитаделям в случае необходимости. Установление стационарных, постоянно действующих порталов между Цитаделями. Все они должны быть объединены в единый исследовательский комплекс для объединения наших усилий в области разработки новых вооружений.
  Последнее было сказано специально для Властелина Вавван. Путь думает, что у него будет случай возвыситься над остальными с помощью украденного сверхоружия.
  - Объединение постоянными порталами с РЛьех отпадает. Это единственная подвижная Цитадель. После погружения под воду постоянный портал невозможен в принципе. Только временные порталы по предварительной договоренности после всплытия. Если кто-то забыл, то напоминаю: Цитадель РЛьех очень, очень много времени проводит под водой. Контроль подводного пространства не менее важен, чем контроль сухих участков планеты. То, что РЛьех есть единственная подводная Цитадель, вовсе не означает, что она менее важная, чем все остальные. Во всём остальном считайте, что мы договорились.
  - Мой Лабиринт - это единственная полностью подземная Цитадель. Наверху джунгли. Маггиф специализировался на изготовлении Низших Коцита. Вторая специализация - Мельчайшие . Города наверху, в джунглях, используются исключительно только для исследовательских целей. Они будут предоставлены в полной распоряжение демонологов Ахерона. Ввиду того, что Долина Лиловых Зиккуратов прекратила своё существование, встаёт вопрос: что с рабами? Резко сокращать производство рабов или вы найдёте им своё применение?
  Все посмотрели на Властелина Вавван.
  - Найду, - довольно ответил он.
  - И про меня не забудьте, - попросил Властелин Цитадели Дуггур.
  Цитадель Дуггур специализировалась исключительно на использовании способности размножаться - в иных целях, угодных Господу. Если точнее: как использовать тягу к размножению в пищевых целях Коцита. Было известно, что в ряде экспериментов Дуггура смертные совокуплялись до смертельного исхода.
  - Мне будет приятно, если Цитадель Маггиф увеличит поставку Низших, а Цитадель Вавван - поставку Червей и Змей Коцита, модифицированных согласно моим запросам. Все, кто захочет, может прислать своих постоянных представителей для контроля всех моих экспериментов. Все исследования Дуггура относятся исключительно к сфере оранжевой чакры смертных существ. Мои исследования никак нельзя применить против Властелинов Цитаделей, поэтому лично мне скрывать нечего.
  - Почему же скрывал раньше? - не выдержал Властелин Вавван.
  Властелин Дуггура вяло пожал плечами:
  - Такова была традиция взаимоотношений Сидящих возле Куба. Зачем же мне было выделяться из общего числа? К тому же мои разработки оказываются очень ценными в новых условиях, когда общие Котлы Осуществления, завязанные в прошлом на Долину Лиловых Зиккуратов, прекратили своё существование. А малые Котлы, специализированные под ту или иную Цитадель, слишком уж специализированы. Все мои разработки могут быть воплощены только у меня. Вы не сможете украсть производство. А производимое моей Цитаделью будет весьма и весьма соблазнительно для Новых Людей. А властвовать мы будем именно над людьми... Присоединяюсь к общему союзу Цитаделей на общих условиях.
  - Очень хорошо. Основой Союза Цитаделей предлагаю уже обговорённое мною с Властелином Драг-Упсар объединение наших близрасположенных территорий. Мы временно прекращаем натиск вовне во все стороны одновременно и добиваемся полного контроля наших объединённых территорий. По нашей предварительной договорённости объединённое государство получит, - для людей, - имя Ахерон. По наименованию своей столицы.
  - Почему на это согласился Властелин Драг-Упсар?
  - Полное господство техники пока что невозможно. Самое большое - техномагические устройства вроде моих виман. Пока что сильнее магия. Специальность Ахерона - демоны. Именно демонические ресурсы и станут являться наиболее мощным оружием ближайшего будущего. И, к слову, именно техномагический путь развития способен подчинить нашему влиянию всю планету. Исключительно технический путь развития губителен. Он может применяться очень ограниченно. Например, для подготовки населения планеты к преобразования в демонов Отброшенного Пространства Вселенной. И ещё... Мы все испытываем весьма сильные чувства по отношению друг к другу. Предлагаю выход: перенести наше соперничество на игровой стол. Организуем царства, королевства, иные государственные объединения людей, - и пусть они дерутся вместо нас с вами. Поставки гавваха никто не отменял. Господь укрылся у себя. Но если поток пищевых энергий сильно ослабнет, он может предпринять шаги, скорбные своими последствиями не только для конкретно провинившегося, но и для всех нас...
  
   28-04
  Битва возле Мииз-у-Кан, самого большого города Нагорья Кара-Кан, планировалась обеими сторонами как решающее сражение. Судьбоносное. Должное определить расклад сил и победителя в данном регионе.
  Пехотные колонны Ур-Талан передвигались открыто, прямо по дороге. Двужильные горцы шли в полном вооружении, тащили на себе пищевые припасы, скатки войлока для сна, - сам себе кладовка, одним словом. Все припасы. Шли равномерным, размеренным, привычным шагом. Благо, что особо торопиться потребность отсутствовала. Войну без них всё равно никто не начнёт.
  Конница, из числа уцелевших от демонического заражения жителей Нагорья, принявших руку Ур-Талан, рассыпалась по наиболее скрытным местам постоянных селений и малых кочевых стоянок жителей Нагорья. Количество конных отрядов определили по количеству людей службы Каруна, обученных безошибочно обнаруживать факт демонического заражения. Большинство колесниц прочёсывало Нагорье, рассыпавшись широкой цепью. Была обговорена система сигналов. В случае внезапного нападения весть об этом мгновенно достигла бы центра войск, пехотной колонны. Точнее - сорока колесниц с лучшими экипажами. В походе они играли роль передового и бокового охранения пехоты. Но в случае чего эти сорок колесниц могли принять бой и с полной сотней Чёрных Всадников. Во-первых, потому, что три экипажа были, скажем так, не совсем людьми. Центр боевой и магической мощи - "колесница богов", как её мгновенно прозвали в союзной рати. Строго говоря, бог, молодой бог Митра, был в наличии только один. И исполнял он всего лишь скромную роль возницы. Правда, это не мешало ему держать защиту над лошадьми и людьми всех сорока колесниц. От возможной и предполагаемой ментальной атаки Чёрных Всадников. Ну а стрелком в колеснице божественного управления был не кто иной, как сам Ратмир Девятижды Вернувшийся. Имелось ещё два странных экипажа. Мужчина-возница и женщина-стрелок. Эти три колесницы всегда выезжали вперёд, в дозор, в передовое охранение.
  Ратмир Правитель, вынужденный постоянно возглавлять на своей колеснице пехотную колонну, имел по данному поводу своё мнение. Но пришедшие на помощь бог и полубог поговорили с ним отдельно и сердечно. И правитель понял обращённые к нему речи. Хотя и без большого удовольствия. Возражал, по возможности. Говорил, что возможна внезапная атака. Ему ответили, что молодой бог способен чувствовать близость врага. Высказал заботу о внезапном обстреле. На это один из мужчин, не отходивших от Девятижды Вернувшегося, вышел во двор, завязал себе глаза, обнажил клинки и предложил стрелять в себя. Десяток лучников опустошили по полному колчану, со всех сторон и одновременно. Увиденное восхитило всех присутствующих людей и очень быстро стало известно по всему Ур-Талану. Что сильно подняло моральных дух собираемой рати. На что, впрочем, и был расчёт.
  Последней попыткой правителя было навязать своё присутствие в передовом отряде, исходя из высших соображений... Что не помешало ему в конце концов согласиться со своим положением знамени похода. Правда, когда он узнал, что в битву пойдёт последним, как командир резерва на крайний случай, Ратмир Правитель всё-таки пожаловался Каруну. Воззвал, так сказать. Карун только улыбнулся и развёл руками. Отвечая в том смысле, что лично ему, Каруну, тоже очень-очень хотелось сопровождать богов и познакомиться вплотную с их методами работы. Но вот вынужден мириться с исполнением обязанностей уезжающего развлекаться правителя и ждать известий, не покидая стен Ур-Талан.
  "И ты, Карун!" - в сердцах сказал правитель. Потом плюнул, махнул рукой, вздохнул - и согласился со всем. Но предупредил, что восторгов от него никто не дождётся.
  Восторгов от знаменосного правителя и нападений от противника до самых стен Мииз-у-Кан так и не дождались.
  А вот возле стен Мииз-у-Кан их ждало войско противника. Судя по открывающемуся виду, сюда согнали чуть ли не две трети населения Нагорья. И, увы, но все эти люди должны были быть уничтожены. Демоническая зараза слишком сильно поразила их нутро. Очень у многих демоническое содержание практически полностью заместило выеденные души. Это понимали все, в том числе и перешедшие под руку Ур-Талан вовремя убежавшие жители Кара-Кан.
  Жители Великой Степи - это только конница. Жители Ур-Талан, горцы, это почти всегда пехота. Жители Нагорья могли сражаться и в пешем, и в конном строю. Особо опасной для пешего строя Ур-Талан, по опыту стычек прошлого, являлся цепной конный строй. Десяток всадников в ряд связывался общей цепью, пропущенной через луку седла. Тяжёлые нагрудники коней, длинные копья, - для пехоты, вооружённой в основном короткими и средними клинками, - серьёзная угроза. Пехота Нагорья порою тоже сцеплялась цепями. Но только в обороне, когда бока строя упираются в непреодолимые для противника препятствия: скалы, стены ущелья, стены домов городской улицы. Копья в три ряда, стрелы из-за спин, навесом. Мало приятного.
  В этот раз пехотный строй тоже оказался скован цепями. Длинные копья конного боя, пехотные - ёж, а не строй. В лоб атаковать - верная гибель. Даже колесницами. Увязнут. А стоячая колесница посреди пехотного строя - это жертва. Жертва и препятствие следующим атакующим. И к тому же конница противника - с обоих боков пешего цепного строя. Чуть что - ударят. Есть и цепные десятки. И рубаки умелые. Демоническое заражение умений и навыков не отменяет. Если бы не колесницы - тут и делать нечего.
  Главную силу противника, благодаря предупреждению Митры, опознали и увидели все. Чёрные Всадники Коцита растянулись практически равномерно вдоль всего вражеского строя, сзади всех и чуть поодаль. Чёрные рогатые шлемы с характерными рогами: от висков вниз и в стороны, защищая щёки. Чёрные топоры у груди. Погонщики одержимого мяса. Да, благодаря ментальным кнутам Чёрных, дисциплина в войсках противника становилась попросту железной. Практически полное подобие армад Коцита, управляемых Погонщиками Звука.
  Взревел сигнальный рог и сорок колесниц Митры бросились, поднимая пыль и набирая скорость, на правый фланг вражеского пехотного строя. Враг ждал. Можно даже предположить, что удивительная самоубийственная атака союзной рати их приятно удивила. Но ненадолго. Поскольку атака не задумывалась ни как безумная, ни как самоубийственная. Таранить в лоб глубокий пехотный строй никто и не собирался.
  Подскочив почти вплотную, колесницы резко, накренившись на одно колесо, свернули вдоль строя направо и понеслись, срезая боковыми косами на ступицах колёс копья нижнего ряда, высунувшиеся вперёд дальше всех. С фалангой цитадели Вавван этот номер бы не прошёл: слишком велики и массивны шестилепестковые оголовья копий фаланги. А вот обычные наконечники копий срезались достаточно легко. Пусть и не все подряд, пусть только один ряд, да и из того что-то уцелело, - но тем не менее. Вдобавок лучники пускали в глубину вражеского строя стрелу за стрелой. С пробивными, узкими и гранёными наконечниками. Не все стрелы достигли своей цели, часть всё-таки скользнула по доспехам, ушла в сторону. Но большинство стрел легло удачно. Упали первые убитые.
  Конница на левом фланге противника, куда направили свой бег колесницы Ур-Талан, подались было вперёд, в атаку, встретить копьями коней, устроить свалку из трупов и деталей колесниц. Но колесницы, не доходя до конца пехотного строя, снова повернули направо, назад, от противника. Стрела с широким серповидным наконечником, выпущенная Ратмиром Девятижды Вернувшимся, очень удачно срубила голову передовому наезднику врага, чуть ли не местному командиру. Обезглавленное туловище уронило длинную пику, зашаталось в седле и свалилось под копыта. У всех наездников противника практически одновременно поднялись вверх щиты, закрывая туловище, оставляя лишь узкую щель для глаз между верхней частью щита и шлемом. И тогда с колесниц веером унеслись в цель подобные же стрелы: с широким серповидным наконечником с вогнутой, заточенной стороной вперёд. Цель: конские ноги от бабки, чуть выше копыта, - и до колена. Обычными стрелами, даже по плотному конному строю, бить смысла мало. Тонкую, движущуюся цель, - лошадиную ногу, - выцелить трудно. Однако широкий серповидный наконечник - дело другое. При удачном попадании стрела попросту обезноживала коня, напрочь отсекая копыто. Но даже если стрела всего лишь впивалась в конскую кость одним из заострённых рогов своего наконечника, она делала своё дело. Хромой конь и стремительная атака - вещи несовместные.
  Будь у противника обычным образом управляемая конница, непременно образовалась бы свалка, когда задние продолжают напирать, передние уже упали, а средним деваться некуда. Но конница врага управлялась ментальными импульсами Чёрных Всадников. Поэтому потери оказались гораздо меньше. Упавшие лошади и люди образовали своими телами некоторым образом преграду для серповидных стрел с колесниц. А вся остальная масса конницы одномоментно встала, как вкопанная, - во всю глубину своего строя. После чего, так же одновременно, стала пятиться назад, на прежние позиции. Всадники вставили пики в крепления у сёдел, достали луки, сделали несколько залпов. Часть их стрел, пробарабанив по деревянным зонтикам колесниц, благополучно в них застряла. Навесная стрельба, однако. Видит око, да зуб неймёт. Часть стрел, направленная в коней, оказалась сбита с траектории обильными плюмажами. Часть, уже потеряв силу, воткнулась в боевые попоны. Все сорок колесниц обошлись без потерь.
  А тем временем в бой вступали и остальные колесницы. "Коловращение Ратмира", при этом построении колесницы образуют круг или овал, и по очереди вгрызаются в пехотный строй противника боевыми косами на ступицах своих колёс.
  Разумеется, Митре не по силам было бы защитить от ментальных атак Чёрных Всадников все экипажи и всех лошадей. К счастью, в этом не было и нужды. Чтобы взять под контроль живое существо, Чёрному Всаднику необходимо сосредоточиться на своей цели. А постоянно движущаяся круговерть времени на это как раз и не давала. Когда боевое колесо, круговое построение колесниц, "Коловращение Ратмира", только начиналось, - во время якобы лобовой атаки Митры, - угроза попасть под ментальный удар была наивысшей. Достаточно было бы взять под контроль первую колесницу, остановить её, и в неё тут же врежется вторая, и так далее. Однако, первой колесницей шли Митра и Девятижды Вернувшийся. А их взять под контроль - это сотне Чёрных не под силу и в других обстоятельствах. Неизвестно, правда, предполагали ли вообще Чёрные, что боги пойдут в атаку первыми, а не спрячутся, как они сами, за спины своего расходного материала. Ну, второй и третьей шли Спутники, да и остальные тридцать семь также обладали кое-какой божественной защитой. А потом было уже поздно.
  ... Позднее подводные жители поведают Митре, что подобную тактику используют мелкие рыбёшки при нападении крупного хищника. Оказавшись перед кругом постоянно двигающихся целей, хищник оказывается не в состоянии напасть. Едва он выберет себе жертву, как та тут же скрывается из виду, а её место уже занимает следующая. Постоянно и безостановочно длящийся процесс выбора жертвы в конце концов перегружает нервную систему большой рыбы, и, едва это происходит, вся мелкопузая стайка тут же дружно удирает...
  Круговая атака колесниц меж тем продолжала вгрызаться в пехоту противника. Из колесниц на копья выбрасывали сети с грузиками. Зацепив два-три копья, сеть увлекалась вбок верёвкой, привязанной к колеснице. Это разворачивало и ломало строй. А в очищенный от копий и пик участок тут же влезал мясорубкой боевых кос непрерывный поток колесниц. Конечно же, часть кос уже была потеряна, кони уставали, но ещё не кончились стрелы. Мало-помалу, но пехота противника медленно, но верно сокращалась в числе. А в центре так уже практически почти даже и кончилась. Ещё два-три ряда - и вот они, Чёрные Всадники...
  Меж тем конница противника, получив безмолвный приказ, стала вытягиваться неспешно для обхода с флангов. Вражеский командир очень верно рассудил, что богов мало, и всюду они поспевать не смогут. Ноги коней, памятуя о серповидных наконечниках стрел, прикрывали щитоносцы. То есть конница шла вперёд со скоростью тяжело вооружённого пехотинца. А навстречу ей ползли по земле горцы Ур-Талан, в своих знаменитых маскировочных накидках из множества узких полосок ткани, вываренных в травах и глинах до приобретения незаметного цвета не то почвы, не то растительности. Ввиду того, что с атакующих пехоту колесниц в сторону конницы противника постоянно летели стрелы, всё внимание противника оказывалось нацелено на летящие стрелы. Поэтому встреча идущей шагом конницы с ползущими навстречу горцами произошла достаточно неожиданно для конницы.
  ... Когда пехота, сломав строй, бежит, стуча коваными напятниками по пластинам лат на заднице, брошенная вдогон конница - это смерть для пехоты. С хрустом вонзаются в спины оголовья копий и пик. С лязгом вминаются в шлемы металлические шипы боевых дубин. С чавканьем, пробив защиту, уходят глубоко в плоть клинья боевых клевцов.
  Когда, набрав разбег, врезается в пехотный строй тяжёлая конница, нанизывая на длинные пики по двое, по трое, сбивая с ног тараном металлического нагрудника коня, обрушивая с высоты седла топоры, палицы, тяжёлые шипастые шары цепных кистеней, - то это тяжелые потери, а если дух слаб, - то и смерть для пехоты.
  Но вот когда конница идёт шагом - это совсем другое дело. Плотный строй, недостаток маневра, неожиданность, опять же... Внезапно откинув маскировочные накидки, вскакивают на ноги горцы Ур-Талан. Встряхнув, раскатывают свёрнутые мехом внутрь тугие скатки волчьих шкур. Тяжёлый волчий дух бьёт в ноздри коней. Тягучий волчий вой из сотен человеческих глоток дополняет атаку запахом. Столбенеют кони, замирают кони, встают кони.
  И вот тогда начинается совсем другое дело.
  Кинувшись вперёд кувырком, полоснуть клинком по конским ногам, рассекая шкуру, повреждая суставы. Шарахается от боли конь, кричит от боли конь. Переплетаются крики конской боли с торжествующим рёвом волчьего воя из сотен глоток. Страшный запах лошадиной крови бьёт в лошадиные ноздри. А всадник, - а что всадник? Тяжёлая длинная пика в руках практически неподвижно сидящего на одном месте против прыгающего как блоха - это несерьёзно. Тяжёлый топор или не более лёгкая боевая дубина? Они на скачущий удар рассчитаны. В движении. Когда общий вес коня и всадника в удар вкладываются. А лёгкий клинок пехотинца жалит лошадиную шею, заставляет взбрыкивать, громко ржать от боли. И ищет, ищет, ищет, - ищет и находит клинок щели в сочленениях доспехов. Смешивает на лошадиной шкуре кровь конскую и кровь людскую.
  Есть и у всадников лёгкие клинки. Есть и луки со стрелами. Но разве горцам Ур-Талан привыкать к скоротечным схваткам внутри горных пещер? Когда навстречу твоему факелу блещут глаза хищника, ревёт его смрадная пасть и скалятся зубы, руки сами находят и посылают вперёд знаменитую свайку Ур-Талан. Кованая трёхгранная игла с шариком на расширяющемся конце. Едва научившись ходить на нетвёрдых детских ножках, играют в свайку дети Ур-Талан. И к юности своей попадают в зеницу ока, - в зрачок глаза хищника в десяти шагах от себя. Утяжелённая шариком, кованая игла проходит глаз и пронзает мозг. Неужто в смотровую щель шлема или вовсе открытое лицо сложнее попасть? Прикрыться конской грудью, дёрнуться туда-назад, спровоцировать на выстрел хищной стрелы. А потом тут же вынырнуть и метнуть свайку, прямо в глаз, по привычке...
  ... Валятся вокруг всадники, шарахаются, бьются и тоже валятся кони. Меж ними скачут блохами бойцы Ур-Талан. Забава есть в юности этих людей. Когда избранная юношей дева встаёт на верху склона и скатывает на него сверху камни, что летят вниз, увлекая за собою всё новые и новые. Если поднимется вверх меж катящихся на него камней юноша, - отдаёт ему свою девичью честь дева. И нет крепче союза, заключённого по обычаю Ур-Талан! И нет такой свалки, в которой могут поломать себе ноги бойцы Ур-Талан. Опереться в единое мгновение на бок падающего коня, оттолкнуться от него, подпрыгнуть, извернуться в воздухе, махнуть, полоснуть клинком. Уцепиться за верхний край щита вражеского всадника, свернуться в клубочек, поджав ноги, вырвать своим весом того из седла, потому как в два ремня держит руку щит, - пронзить на лету и снова: вперёд, вперёд, вперёд!!!
  Чёрные Всадники не стали дожидаться смерти последних своих рабов. Они стали собираться вместе, одновременно заставляя своих коней шагом двигаться назад и вбок. Ещё немного, и они потеряли контроль над убиваемыми. Расстояние есть расстояние. Но, взамен, сбиваясь в плотную массу, они увеличивали свои способности к внушению на расстоянии. Со стороны их ауры напоминали пузыри грязной пены на поверхности воды в тазу после стирки груды заношенных портянок. Сливающиеся в единую гроздь мерзости.
  Сбившись в комок, грязную гроздь ядовитых ягод Коцита, они приобрели способность выстреливать в стороны узкие пучки ментального импульса, способного пробить защиту даже людей, защищённых ранее Митрой. Митра применил тот же способ, что и Золотокожая со своими подземными проходчиками: внешнее смешение крови в серединах ладоней. Один на один: защищённый против Чёрного Всадника, - это защита. Против усиленного импульса - это не защита. К тому же Чёрные могли применить ещё одно усиливающее действие. Это когда вся сотня становится как бы источником силы, отказываясь от самостоятельной стрельбы ментальными импульсами. А сборной точкой, излучателем, - становится глава Всадников. От такого удара мало кто сможет уцелеть, остаться в себе.
  Тем не менее, именно сорок колесниц Митры, приняв строй, подобный серповидному наконечнику стрелы, медленно наступали на неспешно отступающий клин Чёрных Всадников. Остальное войско Ур-талан: лучники, не занятые добиванием противника, - скромно толпилось за ними. Стрелы Ратнар, с наконечниками из горного хрусталя, заговорёнными теми, кто знает, в этой битве - ещё не применялись... Фактор страха заставлял командира Чёрных играть от обороны. То один, то другой человек на колесницах вздрагивал и на мгновение замирал. К счастью, Митра мог чувствовать каждого из защищаемых им. И сосредоточение на всём объёме своей крови, базовое упражнение магии крови, помогало ему перебрасывать свою силу на помощь подвергшимся ментальной атаке . К сожалению, это не могло продолжаться долго. Сделав ещё несколько попыток, предводитель Чёрных Всадников наверняка понял бы, что именно ему необходимо изменить в своих действиях, чтобы действовать наверняка, а затем, одного за другим, отключил бы все тридцать семь экипажей из числа людей.
  А без Митры и Девятижды Вернувшегося Чёрные и сейчас могли уничтожить всё совместное ополчение Ур-Талан и Кара-Кан.
  К счастью, Митра сумел продержаться необходимое время. Смог смутить противника, удержать от атаки. Девятижды Вернувшийся с толком использовал отпущенное ему время.
  Стрелки из глубины строя осыпали Чёрных Всадников дождём стрел. Обычных стрел. Человеческих стрел. Обычные стрелы отскакивали от защитной одежды демонизированных солдат врага. Обычной стрелой их можно было поразить только в лицо. Но перед лицом все Всадники держали свои топоры. Обычные стрелы со звоном отскакивали прочь от них.
  Стрела ЛЛиу-РРи ударила в боковую поверхность Чёрного Топора, - и впилась в него. Решающий момент. Ну... давай же... ну...
  Весь расчёт строился на том, что Чёрный Топор есть вместилище демона, а не просто кусок металла. От простого топора стрела ЛЛиу-РРи отскочила бы, как и любая другая, за исключением стрелы Ратнар. Но в демона стрела впилась. Впилась, и принялась прорастать внутри его непривычно-материальной составляющей.
  Надо сказать, со стороны картиночка получилась та ещё. Едва зелёная стрела задрожала в середине боковой поверхности Чёрного Топора, остальной обстрел сразу же прекратился. Тысячи глаз оценивали последствия выстрела. Сработает ли основной вариант, предложенный людям богами, или придётся прибегать к запасному?
  Сработал.
  Демоническая сущность, разделённая надвое, и помещённая в топор и шлем, всё же представляла из себя нечто единое, цельное. И стрела ЛЛиу-РРи, начавшая врастать в Чёрный Топор, через какое-то время дала отростки и в шлем.
  Обычно поражение стрелой ЛЛиу-РРи не проявляло себя внешне. Но необычный случай дал и необычные последствия. Голова под шлемом лопнула, выпали глаза и из глазниц полезла наружу ветвящаяся масса переплетённых зелёных нитей. Изо рта, из носа, из ушей, сквозь поры кожи, через трещины в черепе, - просто дуром попёрло. Лопалась защитная одежда из шкуры неведомых морских чудищ Цитадели РЛьех. Как росток пробивается через камни, так и тут: бугрилось под защитной одеждой Чёрного всадника. И то тут, то там, - прорывало прочные доспехи и лезло наружу: тонкое, зелёное, смертоносное.
  Ратмир Девятижды Вернувшийся выбрал единственно верное время для нанесения удара. Когда сотня объединилась через своего предводителя. Ни мгновением раньше, ни мгновением позже. А именно тогда, когда надо.
  Предводитель Чёрных Всадников играл, судя по всему, ту же роль, что и нитка в бусах. То есть, - центр объединения всего отряда, всей сотни. Именно в нём соединялась совокупная ментальная мощь демонизированного оружия, чтобы изливаться вовне концентрированными импульсами паралича, способными пробить даже божественную защиту. И поражение предводителя в момент перехода сотни в новое качество ударило по всем отряду. Ошеломило, выбило из накатанной колеи привычного поведения. Будь они как прежде: сами по себе, - могло бы выйти и иначе. Но теперь, теперь всё - допрыгались, подбески. Пора на вечный покой.
  Это оцепенение Чёрных дало возможность людям Ур-Талан осознать происходящее, взреветь от восторга и сделать своё дело. Лучшие лучники: и стрелки с колесниц, и пешие стрелки, - получили по пять стрел ЛЛиу-РРи. И теперь, быстро, но прицельно, - они били в цель. В Чёрные Топоры, по-прежнему прикрывающие лица, и в рогатые шлемы .
  Сотня всё ещё не вышла из состояния единения сверх-излучателя, и поэтому каждое новое попадание всё больше и больше цепенило оставшихся пока не подстреленными. Подскочили всадники Кара-Кан с арканами, без помех они набрасывали волосяные петли на поражённых и валил их с коней. Открывали простор для новых целей. Через две тысячи ударов сердца полная сотня Чёрных Всадников прекратила своё существование.
  А всё потому, что Девятижды Вернувшийся выстрелил именно тогда, когда было надо. Такова роль личности в истории.
  
  Своих павших оказалось немного. Соотношение потерь триста к одному - говорит само за себя. Свои павшие удостоились отдельного погребального костра. Останки противника занесли в город, после чего город запалили со всех сторон. Всё равно жить в этом месте не стал бы больше никто...
  ... Внутрь третьего, а если считать от перевала, соединяющего Нагорье с Великой Степью, - первого демонизированного города Кара-Кан, вошли только шестеро: Митра, Девятижды Вернувшийся и его Спутники. Что они там делали, внутри, в течение трёх дней, выходя наружу только лишь для ночлега, отчего так изменились выражения их лиц, - так и осталось в тайне. Да люди и не настаивали с расспросами. Справедливо подозревая наличие внутри городских стен какой-то особенной мерзости, удуманной иерархами мёртвого существования.
  Этот город тоже предали огню. Зажжёнными стрелами. Внутрь, поглядев на богов и их спутников, не захотел заходить никто...
  Перевал наглухо перегородили стеной, поставили башни со стреломётами, оставили сторожевую заставу. Только ещё одного Серишета и не хватало для полного счастья. И так службе Каруна придётся проверять и перепроверять всех людей, начиная друг с друга, искать тайные убежища и укромные уголки обитания отдельных родов и семейных групп Кара-Кан. Демоническая зараза - это демоническая зараза. Простое моровое поветрие по сравнению с ним, это всё равно что насморк по сравнению с убийством. Демоническое заражение способно затаиться, проявиться не сразу. Так что проверка всего населения раз в год, - это просто разумная предосторожность. Хотя и лишний геморрой. Ну, дык, все люди знают: ложка профилактики заменяет ведро лечения.
  
  Нагорье обезлюдело, практически опустело. Место знаменитого гостеприимства горцев Ур-Талан неизбежно займёт тяжкая подозрительность к чужакам. Одного-единственного Серишета за глаза хватило, чтобы понять: самый страшный враг не тот, кто клацает клыками, а тот, кто незаметно лезет в душу.
  Сокровищница правителя Ур-Талан обогатилась тремя десятками стрел Ратнар. С наконечниками из горного хрусталя, заговорёнными теми, кто знает. Очень жаль, но Золотокожие больше не смогут появляться на поверхности планеты. Те немногие, что смогли уцелеть внутри своих тел, отложив неизбежный уход в Пространство Ожидания планеты, помогали, чем могли. Но поток божественного оружия резко ослаб, превратившись из полноводной реки в узенький мелкий ручеёк.
  Система - продолжала - закрываться...
  
   28-05
  Лилит и Намат предстали перед Властелинами, когда проверка получившихся устройств Власти закончилась, подтвердив полную успешность задуманного и осуществлённого. Ввиду невозможности погружения в холодный сон, - устройства разместили в Малых Кубах. И дым сжигаемых жертв уже заполнял весь объём пещеры размещения, достигая необходимой концентрации. Размещение Малых Кубов внутри подгорного пещерного лабиринта диктовалось соображениями секретности. Сам факт существования нового поколения трансформеров Сета следовало держать в относительной тайне.
  Не следовало забывать и о безопасности проекта. Малые Кубы достаточно уязвимы для разрушения извне. Поэтому они и размещены в пещере. Подгорный лабиринт охранялся очень хорошо. Тут скрывалось сердце Ахерона, инструменты Власти. Например, Малые Котлы Осуществления. Здесь же, в подземельях, поближе к коллатералям планетарной ци, располагались и личные апартаменты Властелинов. И многое, многое другое...
  - Необходимо абсолютизировать безопасность подземного Ахерона, - сказал Властелин Цитадели Ахерон Властелину Цитадели Драг-Упсар, когда Лилит и Наамат разместились в указанном месте Тронного Зала, будущего официального места приёма знаков покорности от покорённых народов.
  Комплекс надземных сооружений Власти перестраивался в соответствии с изменившимися условиями. И без участия демониц-производительниц, доказавших делом свою пригодность в новых условиях, проводить совещание высших иерархов Ахерона, как нового государственного образования, уже не планировалось.
  - Давайте отметим уже сделанное, - произнёс Властелин Драг-Упсар. - Пространства под основными помещениями контролируются цвергами. Собраны все имеющиеся, сюда же переселены почти все запасы цвергов Драг-Упсар. Помимо сторожевых обязанностей, им предстоит постоянно приводить в соответствие энергетику подземелий, как единого целого. Учение о Форме никто не отменял. Нижние ярусы, под цвергами, преобразуются в единую сигнально-охранную зону на базе принципов Пространственной Энергетики. Добавив в этому контроль над коллатералями планетарной ци с нашей стороны, со стороны лично Властелинов, можно с уверенностью заявить: удар снизу подземному Ахерону не угрожает.
  - Боковые ходы контролируются кали-нагами, - добавила Наамат. - Разновидность холодного сна, разработанная специально для них, позволяет каждому устройству самостоятельно погружаться и быстро выходить из данного состояния. Малые расходы на обслуживание и постоянная боеготовность. Все устройства на всех уровнях размещены на расстоянии, гарантирующем надёжную эмпатическую связь. Любое нападение на любое устройство тут же выводит из холодного сна все остальные устройства данного сектора обороны, а сам факт нападения тут же становится известен на командном пункте сектора.
  - Внешние выходы приведены в соответствие?
  - Всенепременнейше, - ответила Лилит. - Выходы боковые расположены либо в глубине пещер, либо под скальным козырьком, в местах, доступных для незаметного проваливания летательных аппаратов. С предварительным запутыванием следов среди лабиринта горных ущелий. Нам удалось видоизменить некоторые типы Летающих Глаз Коцита с переводом их на самостоятельное пропитание путём охоты. Отслеживания возможных воздушных преследователей виман или любых других летательных устройств или существ - обеспечено...
  - Что насчёт наземных шпионов?
  - Мне удалось улучшить мою первую разработку, стриксов и сторожевой колючник. В данную замкнутую систему были включены боевые шершни, разработанные Наамат. Теперь стриксы являются не только атакующими, но и координирующими устройствам. Повреждения сторожевого колючника побуждает стрикса направить в поражённую зону ближайшие гнездовья шершней. То есть, атака на нарушителей будет теперь производиться не только снизу, но и сверху, а также со всех сторон. Питание шершней задействовано на охоте во внешних территориях. Дополнительная программа поведения заставляет шершней самостоятельно атаковать любое существо, кроме обитателей колючника. Запахи погибших существ, как и прежде, служат сигналом для сбора и атаки всех близ расположенных обитателей колючника. В свою очередь, издающих запах тревоги для более дальних устройств. Короткий жизненный цикл шершней позволяет производить дополнительные удобрения колючника трупами насекомых, а также не обращать внимания на большие потери летающих жал в случае боевых столкновений. Ввиду того, что именующие себя Ратнар потеряли способность появляться на поверхности планеты, полагаю внешнюю сторожевую зону достаточно защищённой от пешего проникновения.
  - А что в случае применения техно-магических средств массового поражения? - спросил Властелин Драг-Упсар.
  Лилит пожала плечами.
  - Сторожевые пролёты Глаз никто не отменял. Они улетают охотиться за пределы колючника, гнездовья расположены непрерывно и равномерно вдоль всей сторожевой зоны. Система подачи сигналов тревоги сохранена прежняя.
  Властелин Ахерона покивал головой и спросил:
  - Охота Глаз за пределами зоны безопасности. Если пленить один или несколько Глаз...
  - ... то у подвергшегося постороннему воздействию изменится запах, - заполнила паузу в речи своего Властелина Наамат. - Вернувшийся в своё гнездовье с изменившимся запахом будет парализован и перенесён к ближайшему открытому проходу. Отсюда его доставят в командный пункт сектора, а потом - к нам.
  - Дальние посты обнаружения, заселение пространств вокруг колючника покорными Ахерону племенами людей... - продолжала перечислять Лилит.
  Выслушав до конца, Властелины переглянулись и синхронно склонили головы, удовлетворённые, признавая: боковое охранение соответствует поставленным ранее требованиям.
  - Что касается верхней части, то мы не способны изготовить летающие боевые устройства требуемого качества без привязки воздушных течений Сил к земным и подземным, - заявила Лилит.
  - Тогда осмотрим первый проект связующего звена, - и Властелин Цитадели Ахерон повёл рукой в сторону выхода из Тронного Зала.
  
  Со стороны связующее звено выглядело достаточно просто:
  Шесть высоких, относительно тонких башен и центральное здание, увенчанное гигантским, до половины высоты башен, практически шарообразным куполом. Человек, из числа Новых Людей, сказал бы, что купол напоминает ему совершенной формы женскую грудь. Увенчанную наверху вызывающе торчащим соском. Что, как известно, является несомненным признаком готовности женщины к решительному совокуплению.
  Да что с них взять, с людей! Пища, она и есть пища. Чем более новым, последним является изменение в Матрице Вероятности планеты, тем конкретнее и проще набор программ их поведения.
  Учение о Форме ясно говорит: Шар есть вместилище Силы, накопитель и хранитель. Будучи помещена внутрь Шара, сила перетекает на внешнюю сторону его. Отсюда же, из Учения о Форме, известно, что остриё, любое остриё - собирает Силу на себя. И то, что со стороны казалось соском женской груди, на самом деле предназначалось для исполнения роли точки сброса. Когда накопившаяся разница потенциалов вынуждает накопившуюся Силу совершить Пробой.
  В роли источников Силы, направляемой далее в Шар, должны выступать шесть башен, что относительно тонкой высотою своею образовывали два полукружия, по обе стороны от широкой дороги, проходящей под невысоким, приземистым зданием, основанием шара. По одной дороге будут привозить материал, по другой - увозить отходы.
  Если взять циркуль и установив его ножку точно в центр соска сброса Шара, провести окружность, то все шесть башен находились бы именно на этой окружности. Но не равномерно. Если взять широкую дорогу, проходящую под шаром, за линию симметрии, то сразу же стало бы заметно, что башни разделены на две группы, то три в каждой. И расстояние между башнями по дуге составляло половину от расстояния между крайними башнями и границами дороги. Ширина же дороги составляла половину от диаметра шара. Таковыми являлись требования размещения, диктуемые Учением о Форме.
  
  Подойдя к ближайшей башне, все четверо осмотрели представшее их восприятию.
  Внешняя поверхность башен оказалась испещрена язвочками пещер в своём теле, вздутиями противоестественного вида и бороздками по поверхности, то широкими и мелкими, то узкими и глубокими. Как русла рек, то привольно разливающихся по равнинам, то скачущим в горных ущельях по грядам порогов, то ныряющих, скрывающихся из глаз где-то там, в таинственной глубине. В толщине конуса стены башни.
  Всё внешнее, кожа башни, на глубину не менее локтя, судя по виду, являло из себя устройство Пространственной Энергетики, образованное в теле камня в полном соответствии с Учением о Форме. Внутри башен, точнее: конусов переменной толщины и формы, - в основном пустота. Ступени лестницы спиралью по внутренней поверхности, по стенам, снизу доверху. Несколько нитей тонких цепей с крючьями на колёсах блоков вверху, под потолком помещения с жертвенником. Цепи опускались в специальные проёмы, окна в деревянном полу, из брусков дерева ЦТа. Цепи с крючьями предназначались для доставки вниз кусков от трупов жертв, расчленённых там, наверху, на жертвеннике. Куски тел насаживались на крючья и под действием силы тяжести опускались вниз. Ось колеса блока смазывалась жиром жертв. Подкожным. Внутреннее сало с органов, в определённых сочетаниях с другими тканями тела, сжигалось на нижнем жертвеннике. Сожжение происходило под землёю, в специальном помещении внутри полого фундамента башни. Дым сожигаемых всесожжений поднимался вверх по сложной системе дымоходов внутри кожи башни.
  Таковы требования технологии вырабатывания соответственной Силы башнями: сверху самотёком спускается вниз кровь жертв, а снизу, навстречу кровотоку, поднимается дым от сожжения трупов жертв.
  Сложная система ходов внутри кожи башни свивала вместе эти взаимопротивоположные потоки жертвенной энергии в самом строгом соответствии с требованиями Учения о Форме. То кровь должна, в её стремлении вниз, обвиваться спиралью вокруг прямого участка дымохода. То дым вязким пологом душегубного смрада уничтоженной плоти должен расширяться в объёме скрещивания потоков. И сквозь него обязано совершаться прикапывание крови. С вытянутого конуса вершинкой вниз, по внешней поверхности, в приёмную воронку внизу. Строго выверенные объёмы капель крови, пролетая сквозь сгустившийся столб дыма... впрочем, эти детали доступны для восприятия исключительно только строителей башен, хирамов...
  ... Подозвав импульсом внутреннего призыва одного из хирамов, Властелин Ахерона продолжил изучение внешнего облика башни. Тем же самым занимались стоящие рядом Властелин Драг-Упсар, а также демоницы: Лилит и Наамат.
  Рабочая форма тел хирамов более всего похожа на подводных подданных Цитадели РЛьех - спрутов. Вязкий ком плоти и отходящие от него утончающиеся змеи щупалец. Именно этими щупальцами, произвольно меняющими свою толщину и длину, и проделывались паутинные ходы внутри тела камня кожи башни. По всей протяжённости высоты башни, тот тут, то там виднелись наросты тел хирамов. Причина проста: астральный чертёж башни, сконструированный Властелином Ахерона прямо внутри тела каменной заготовки, - являл из себя призрачные нити Сил. Формы и места расположения всех проходов чувствовались хирамами, после чего слизь на концах их щупалец, в чём-то схожая с ядом Горных Скорпионов, проедала необходимые объёмы в камне с удивительной точностью. Форма слизевого воздействия организовывалась волевыми импульсами из глубин тел хирамов. Позволяя им функционировать с поразительной точностью.
  Однако, вследствие относительной простоты строения тел хирамов, чувствовать астральныё чертёж Властелина они могли только лишь совместными усилиями. При соблюдении требования соответствия количества тел хирамов - определённому объёму пространства. Ввиду этого хирамы работали, как правило, группами. Увеличивая свою численность по мере усложнения задачи. Сложность обработки кожи башни являлась наивысшей, поэтому одну башню могло обработать только всё сообщество хирамов в совокупности...
  ... Спустившийся на землю хирам подобрал под себя щупальца, уже укоротившиеся и утолщившие себя за время спуска, а затем образовал на поверхности мешки основного тела подобие человеческого лица, - для упрощения общения.
  - - Прими форму человека-самца, - приказал Властелин Ахерона.
  Вокруг тела хирама появилось нечто вроде тумана, принявшего форму вертикально стоящего яйца чуть выше роста демониц Лилит и Наамат. Туман сгустился, потерял прозрачность, а затем затвердел, превратившись в скорлупу. Как и трансформеры Сета, хирамы также имели несколько эфирных карт-схем организма, поззволяющие им изменять свои тела по мере необходимости. Но, ввиду отличия и предназначения, и внутреннего строения, - смена тел у хирамов происходила несколько иначе, чем у трансформеров Сета.
  ... Скорлупа Объёма Преображения потрескалась и распалась, а упавшие на землю куски на глазах истончались, обращаясь в дым, - и таяли в воздухе. Оставляя после себя аромат, свойственный только этим существам, вышедшим в своё время из главных Котлов Осуществления Коцита.
  - Совокупитесь с ним, - приказал Властелин Ахерона, повернув голову в сторону демониц.
  - Модифицируйте семя. Мне необходимо по одному забойщику на вершину каждой башни. По шесть зародышей от каждой. Малые Котлы в вашем распоряжении. После того, как поместите зародыши в Котлы, отправляйтесь через портал в Драг-Упсар и повторите всё там. По мере необходимости обслужите все прочие Цитадели.
  Развернулся к хираму:
  - Эта башня должны быть готова сегодня.
  - Да, Властелин, - ответил тот.
  Снова поворот в сторону демониц:
  - Сорок дней на подготовку полной готовности забойщиков Ахерона. Возражения не принимаются. Используйте любое потребное количество жертв. Разрешаем удалиться.
  
  Оставшись одни, Властелины совершили неторопливый обход практически готовой башни.
  - Ты уверен, что получится? - поинтересовался Властелин Драг-Упсар.
  - Ты техно-маг, я маго-маг. Разумеется, получится. Без жёсткой фиксации силовых потоков воздуха нам никак нельзя.
  - Согласен. Как думаешь справиться с изменением высоты и направления потоков? Деревья смещали свои ветви. Ты собираешься фиксировать раз и навсегда. Напряжение насильно удерживаемых сил способно привести к окостенению и фиксации всех потоков воздушных Сил вокруг башен.
  - Этого и добиваюсь.
  - Опасно. Без подвижности слишком усилится напряжение. Через несколько тысяч лет малейший сбой в работе башен способен закончиться катастрофой. Как бы нам избежать участи Долины Лиловых Зиккуратов?
  - А что, кто-то собирается провести тайный ход прямо к основанию башен? Все эти сторожевые глупости нужны только до поры. Пока мы не возьмём под контроль то, что нужно. А если придёт приказ от Господа, мы и сами разрушим все наши башни. Нам до сих пор неизвестно, какие именно приказы получил наш дорогой Господь. И что именно произошло: неслыханная удача наших врагов или выполнение приказа сам знаешь кого?
  - Н-да-а... Как ты думаешь, сколько времени нам дадут спокойно порезвиться?
  - Кто именно? Господь? Думаю, что ближайшие пять-шесть тысяч лет ему будет не до нас. Кто ещё? Наши враги? С чего ты взял, что это они будут заниматься нами, а не мы ими? Что-то ещё?
  Властелин Драг-Упсар в сомнении покачал головою, укрытою под капюшоном плаща, по обыкновению всех Властелинов.
  - А остальные наши?
  - Каждый из них привык действовать в одиночку. Нас - двое.
  Властелин Драг-Упсар вздохнул:
  - А Господом, в случае удачи, сможет стать только один из нас...
  - Твои сомнения - твоё дело. Скажу о себе: маленькая победа лучше большого замысла, окончившегося провалом. И быть лично отмеченным сам знаешь кем, как сподвижник и помощник нового Господа, - это много лучше, чем участь превратиться в Пряность для сам знаешь кого. Или ты ничего не знаешь о милой привычке сам знаешь кого время от времени обращать в личную Пряность какого-нибудь Господа, а за ним и всю его команду? Не задумывался о том, что именно этот исход и был задуман как окончательный итог сам знаешь кем? Подай только формальный повод...
  Властелин Драг-Упсар хмыкнул.
  - Ну что же, значит, отбросим совместными усилиями даже саму возможность для сам знаешь кого предъявить нам хоть какие-либо формальные претензии?
  - Это - в первую очередь...
  
  
   Глава 29
   Лес ЛЛиу-РРи
  
   29-01
  Митра и Тотигусигарий неспешно продвигались по дороге в Лес. Хотя, строго говоря, дорогой данный путь было именовать сложно. Просто это направление являлось наиболее удобным маршрутом от, опять же, наиболее удобного, с точки зрения Митры, - портала. То есть, объёма пространства на пересечении силовых линий планеты, допускающего возможность мгновенного скачка, перемещения, - из другого, схожего по характеристикам, объёма пространства, но вдали от данного места.
  Строго говоря, ни дороги, ни даже натоптанной тропинки в наличии не имелось. И дорóгой Митра именовал сие направление движения, - да просто так. Надо же это как-то называть. "По дороге предвкушения исполнения мечты..." Или: "По дороге нарастания трепетания души..." Или: "По дороге в Живое прошлое планеты..."
  Все эти высокопарные просто-речия, или: просто-изречения, - говорил, разумеется, Тотигусигарий. Не Митра, нет. Митра слушал, улыбался, щурился воспоминаниям. До чего же схожи ощущения живых душ, впервые приближающихся к Лесу ЛЛиу-РРи! Давно ли и сам он, исполняя просьбу-распоряжение Ратмира Восьмижды Вернувшегося, как раз ушедшего на девятое перевоплощение, - впервые посетил обиталище Изначальных душ планеты, доживших до сих пор в своих собственных телах, уцелевших аж со времён Вторжения!..
  Привычно видоизменив облако сознания, Митра ощупывал окружающее пространство. Нельзя сказать, что он опасался чего-то конкретного. Выбранный Митрой портал подходил для перемещения практически идеально. Возмущения от прыжка превосходно гасились тут же, на месте. Не выходя за пределы ближайшего пересечения силовых линий планеты. От прыжка по иным порталам эхо аж до горизонта катится...
  Возможность столкнуться на данном направлении со шпионами или диверсантами мёртвого существования являлась достаточно низкой. До сих пор Митра не натыкался в этих местах ни на самих засланцев Цитаделей, ни даже на остывшие следы их нахождения тут.
  Просто, - как бы это попонятнее? - когда от твоей бдительности зависит, возможно, судьба планеты, - бди! Что тут ещё скажешь...
  Тотигусигарий развлекался от души. И не скажешь, что детёнышу уже ... н-да... не надо о грустном...
  Чем ещё хорош избранный Митрой портал, - он пребывал в переходной полосе. Проникнуть порталом внутрь Леса практически невозможно: разница частот вибраций на входе и выходе разнесёт на пылинки. Выпрыгивать за пределами переходной полосы - чревато неожиданными неприятностями. Сколько ни зачищали патрули Старых Людей окрестности Леса от исполнителей мёртвого существования, те не переводились. А переходная полоса - слишком уж неожиданное место. Не всякий тут выживет, в случае чего. И уж чего-чего, а всяких разных таких случаев туточки случалося преизрядненько. И для пробуждения омертвлённых извне участков души Тотигусигария колебания переходного слоя подходили в самый раз. Во всяком случае, с точки зрения Митры.
  Тотигусигарий остановился возле дерева-ловушки и, чисто инстинктивно не входя в зону действия его захватов, стал всматриваться, вслушиваться, внюхиваться ... одним словом - вчувствываться в находящееся перед ним.
  Спустя некоторое время покачал головой, повернул лицо к Митре:
  - Просто нет слов. И как такое могло произойти?
  Митра пожал плечами.
  - Атаки на Лес не прекращались практически с момента его образования. Живым планеты просто повезло, что атаковали сразу всё и во все стороны одновременно. Если бы Коцит бросил все силы на Лес, Лес давно бы погиб. К счастью, Ратнар своими атаками отвлекали внимание на себя. Ну, им в чём-то было легче. Маневренная война даёт больше возможностей. А Лес стоит на месте. И способен только обороняться. Но, должен тебе сказать, Лес сумел перемолоть огромное количество воинства Коцита. Где-то треть от общего количества уничтоженных чудищ, вышедших из Котлов Осуществления.
  - Учитель, - спросил Тотигусигарий. - Как же им это удалось? Ты говорил, что ЛЛиу-РРи никогда не покидали пределов своего Леса. Для них это невозможно. Изменившаяся энергетика планеты высосет их, усыпит и убьёт.
  - Верно, - кивнул Митра.
  - Откуда же столько сил и средств для продолжения борьбы?
  Митра усмехнулся.
  - Смешно сказать, но они устояли во многом благодаря атакам Коцита. Всё началось с того, что Коцит, извратив суть произрастающего, создал растения, пожирающие плоть. Навроде вот этого вот. Для распространения семян применили особую разновидность растений, способных под воздействием ветра перемещаться на самые дальние расстояния.
  - Перекати-поле, - сказал Тотигусигарий.
  - Перекати-поле, - согласился Митра. - Клубок ветвей, способный при остановке пустить корни и закрепиться на одном месте. А потом, оставив корешок, покатиться дальше.
  - И из каждого такого корешка вырастало вот по такому вот?
  - Порой даже и похуже, но не из каждого, - ответил Митра.
  - Н-да... Просто страшно себе представить: огромные пространства, сплошняком заросшие кровожадными деревяшками. От горизонта до горизонта - сплошь растения-людоеды. Жуть!
  - К счастью, всё не так страшно, - усмехнулся Митра. - Мёртвое существование ничего не создаёт. Оно извращает уже существующее. И чтобы из корешка, оставленного перекати-полем Коцита, выросло кровожадное дерево, разрывающее чужую плоть, оно должно питаться телами убитых в период своего роста. До определённого возраста. Так что из корешка на необитаемом острове вырастет почти обычное дерево. Ну, не совсем обычное, конечно же. Но и не людоед. Ядовитые плоды. Отравленные шипы-колючки. Отравление земли вокруг корней, порою приводящее к гибели и самого растения... Поэтому чаще всего деревья-пожиратели вырастали из корешков, укоренившихся вблизи чьего-либо трупа. Например, трупа монстра Коцита, отправленного атаковать Лес... Доходило до смешного. Вообще-то у хищных растений на уровне запахов, присутствует система различения "свой-чужой". И вообще-то пожиратели Коцита должны воздерживаться от нападения на тех, кто вышел из Котлов Осуществления. Но вот если хищное растение выросло на трупе монстра Коцита близ Леса, оно начинало жрать всех подряд, без различия. И это, кстати, порою сильно помогало уже самому Лесу.
  - А как же переплетение корней? - спросил Тотигусигарий.
  - Основа Живых - взаимопомощь общежития. При изобилии произрастающих неизбежно переплетение корней. А основой Леса послужили шестнадцать Мировых Деревьев, преобразовавших свою плоть в Лес, в своё время. Как помнишь, растительный разум планеты напрямую завязан на свою звезду, своё солнце. Оба этих разума в чём-то схожи... И когда в переплетение корней Леса влились корни растений Коцита...
  - Их перевоспитали? - предложил Тотигусигарий.
  - Не совсем, но нечто вроде, - согласился Митра. - Лес включил их в свою защитную систему. Можно даже сказать, что защитная система Леса выращена именно на базе извращений Коцита. Конкретно это растение, на которое ты обратил своё внимание, выросло из корешка, оставленного перекати-полем, отправленным заражать мир из какой-нибудь Цитадели. Но вот те растения поодаль, внешне отличающиеся от данного, выросли из боковых отростков центрального корня. Они выросли уже после вхождения корневой системы Леса в контакт с первым. Они тоже могут пожирать чужую плоть. Но они будут есть только ту плоть, что выпущена из Котлов Осуществления или подобную по внутренней сути - других существ. Конкретно это дерево может сожрать и тебя. А вон те на тебя и пасти не раскроют.
  Тотигусигарий начал смеяться. Смеялся долго и с удовольствием, поглядывая по сторонам. Но, когда двинулись дальше, хмыкнул и вздохнул:
  - Странное состояние, учитель. С одной стороны, во мне присутствует радость. Причина понятна: Лес сумел обратить против нападавших их же собственную силу. Есть причина для радости... Но, в то же время, как будто кто-то, составляющий самую суть меня, откуда-то из самых глубин меня, сокрушённо покачивает головою, прямо во мне. И укоряет меня за то, что у меня могут быть какие-то радостные чувства по поводу чьей-то гибели.
  - Возможно, подействовала близость Леса. Возможно, твоё самовосстановление прыгнуло вперёд скачком. Но это, прозвучавшее внутри тебя, есть голос мельчайшей частички Абсолюта в тебе. Ты одушевлён индивидуальной живой душою, то есть твоей наработкой вокруг этой самой частички. Мы же с тобою из Изначальных душ, не Отражения... А в основе взаимоотношений порождённого Абсолютом лежит вольность волеизъявления. Именно покушение на данное правило, в частности, - насилие, - и переводит покусившегося на сторону мёртвого существования. Это и вызвало ту тень протеста.
  Тотигусигарий хитро прищурился:
  - Любое? В смысле - совсем любое? И даже когда многоуважаемый учитель заставляет ленивого ученика шевелить мозгами, растекаться душой и так далее?
  Митра усмехнулся.
  - Мы возвращаемся к уже пройденному. Насилие есть желание и действие, пользуясь преимуществом в возможностях и силе, заставить кого-либо сделать что-либо, приносящее прибыль чего-либо заставляющему и ущерб в чём-либо для заставляемого. Другими словами, основой насилия является корысть.
  - Знаю, знаю, - вздохнул Тотигусигарий. - А когда учитель заставляет ученика своего доходить тяжким трудом до того, что давно уже известно учителю, то это уже не насилие, так?
  - И в чём тут моя корысть? - улыбнулся Митра.
  - Вырастить ещё одного бога, как было уже неоднократно заявлено, - хитро прищурился Тотигусигарий.
  Митра хихикнул.
  - И где тут корысть? Поднимая тебя до своего уровня, тем самым создаю себе конкурента. То есть, ещё одного претендента для потребления и перевода на дерьмо окружающего мира. Подобное поведение противоестественно для мёртвого существования. Скрипим мозгами дальше.
  Тотигусигарий остановился. Огляделся.
  - Что-то тут... не то что-то тут... Смотри, учитель. Вроде бы травушка-муравушка. А внутри как ёкнуло что-то.
  - Очень хорошо, - похвалил Митра. - Молодец. Ощущение истинное. Это ковыль. Защитная трава Леса. Может начать работать по приказу Леса через сплетение корней. А может и самостоятельно сработать. Тут про насилие даже и думать прекратить следует. Кстати, почему, а, ученик?
  - Любая мысль переводит организм в состояние готовности произвести ту или иную эмоцию, то или иное внутреннее состояние. Вон как у Новых Людей: только подумал про бабу, а впереди уже встопорщилось. Поэтому, как мне сейчас представляется, если мы мысленно обозначим насилие, то внутри нас произойдёт переход в состояние готовности произвести эмоцию, значит, начнёт изменяться тело. Сперва скачком изменится аура. Потом, постепенно - запах. А на это как-то среагирует защитная трава. Только вот на что: на ауру или на запах? Мелочь зелёная вроде бы примитивнее большого организма, для такой структуры вроде бы больше подходит более грубое управление, через запах. Но, с другой стороны, как часть Леса... А в чём состоит защитное действие? Что-то ничего знакомого не чувствуется. Ни выделения яда, ни другого...
  Подождав немного, Митра пояснил:
  - Строение данной травы таково, что по бокам каждой травинки множество зубчиков. А повышение давления соков внутри травинки преобразует разнонаправленные зубчики в единую режущую плоскость. На это и расчёт.
  - То есть, - уточнил Тотигусигарий, - перед нами поле с живыми бритвами? И если по нему, не увидев знакомой опасности, помчится табун существ, выделяющих жажду насилия, то - вжик, и копыта долой? Да-а... Мало не покажется никому. Что делать будем?
  Митра хмыкнул, изменил внутреннее состояние и приподнялся в воздух. Как раз на высоту травинок. Силовые линии планеты в данном месте вполне позволяли сделать это без какого-либо лишнего напряжения. И, кстати, вполне незаметно для постороннего наблюдателя. А что вы хотите? Лес-то вон он, рукой подать!
  Положил руку на плечо ученика и тот тоже, покачиваясь, приподнялся над зелёным защитным ковром Леса.
  - Кстати,- небрежно обронил Митра, - внутри Леса принято передвигаться именно так. Внутри Леса любое повреждение любого растущего не допускается. Там до сих пор живы некоторые правила открытой системы. И ещё: повреждение отличается от насилия. Внутри повреждения отсутствует желание корысти. Если ты будешь топтать траву в желании наслаждения от собственного могущества и возможности безнаказанного причинения вреда...
  - Не буду! - пообещал Тотигусигарий.
  - ... то это - насилие. А если по неосторожности, по незнанию, - это повреждение. Ответная реакция Леса будет мягче. Но мало не покажется, обещаю.
  
  Они прошли над травой, перешагнули поверху стену кустов и замерли на вершине самого высокого, обозревая открывающийся взору вид.
  - Что-то знакомое, - неуверенно наморщил лоб Тотигусигарий. Затем потянулся душою, коснулся края странных зарослей. Прошёл незримо поглубже.... Палки какие-то растут... Ни листьев, ни чего-то другого... И состояние у них внутри какое-то... спящее, что ли?
  Митра наблюдал за стараниями ученика. Но, увидев, что данная задача ему ещё не по силам, объяснил:
  - Мы с тобою находимся на первой линии активной обороны подвижных жителей Леса. То, что тебе никак не удастся определить, это стрелы ЛЛиу-РРи. В изначальном виде они растут именно так. Отдельных засланцев мёртвого существования способны отвратить от дальнейшего продвижения, а то и уничтожить, - все те средства защиты Леса, что мы уже миновали. Но в прошлом, когда попытки вторжения в Лес предпринимались регулярно и большими силами, именно на данных рубежах жители Леса и встречали нападавших своими знаменитыми стрелами.
  - Стрел тут видимо-невидимо, - сообщил Тотигусигарий. - А вот стрелков что-то не видно.
  Митра поднял брови и улыбнулся. Иронично.
  Тотигусигарий, уловив изменение внутреннего состояния учителя, проинспектировал выражение его лица и вздохнул. Всё понятно. Где-то тут, поблизости, прячется не менее одного ЛЛиу-РРи. И ему предлагалось определить, где именно. Собственными силами. Ну что же, вполне в духе доброго бога Митры: чуть что - поднапрячь ученичка. С другой стороны, и Тотигусигарий прекрасно отдавал себе в этом отчёт, - всё, что не тренируется, - отмирает. В общем, шевели душой, переплетайся с Лесом. Как говорится: ищите, и обрящете.
  Тотигусигарий исправно делал всё необходимое. Всё, чему учили. Всё, в чём его тренировали. Начал с формирования кольца осознания. Тут самое трудное: научиться видеть внутренним взором сразу во все стороны.
  Затем - увеличиваем размер кольца. Тут главное - не потерять контроль. А то вместо ощупывания осознанием быстро откинет на визуализацию. То есть: представление, рисования картины происходящего вместо истинного контакта.
  Тотигусигарий честно выложился полностью. Проник даже за деревья вокруг. Прочувствовал их кроны, стволы. На мгновение поплыл в пульсации их жизненных соков, но из умиротворённого засыпания быстро выкарабкался и продолжил. Ну и? А ни-че-го.
  Вернувшись в себя, Тотигусигарий сотворил из своей физиономии отражение мимики Митры. В смысле: ну - и?
  - Ты под ноги-то смотрел? - спросил тот.
  Тотигусигарий посмотрел. Разумеется, его взгляд упёрся прямиком в весело хихикающую внутренним смехом пару глаз. Ну да, как же он мог упустить, что они не на земле стоят, а висят в воздухе прямо над вершиной самого высокого из гряды кустов, охранного периметра Леса?
  Просто - позор джунглям!
  Так он и сказал. Вслух.
  
   29-02
  Коварно затаившийся от Тотигусигария ЛЛиу-РРи, прямо сквозь раздвинувший свои ветви куст, - правда, правда! - взмыл вверх и остановился, расставив ноги, прямо на его вершине. Не сгибая листочков, впрочем. Тотигусигарий глянул под свои ноги. Разумеется, ни малейшего урона произрастающему. Перевёл взгляд на встречающего и застыл, поражённый.
  Глаза.
  Бог ты мой Митра! Это же не глаза. Это врата. Не калитка, не ворота в город - врата в мир иной. Аж дух свело! В зобу дыханье спёрло. Коленки дрогнули, спина взопрела. А в головушке - буммм! буммм!
   Еле переведя дух, Тотигусигарий помотал головой, приходя в себя. Сказал поражённо:
  - Вот теперь мне понятно, что именно имел в виду Митра, когда говорил, что первичная воля - это произведение сознания на время.
  ЛЛиу-РРи улыбнулся и прикрыл глаза веками. Что дало Тотигусигарию возможность разглядеть и остальные детали его облика.
  Тело сильно похоже на человеческое. Две ноги, две руки. Может быть, даже стройное. Хотя - шерсть не давала возможности сказать это определённо. Какая странная шерсть, кстати! Первое, что бросилось в глаза - шерстинки меняли свой цвет. В глубине куста ЛЛиу-РРи был зелёный. А сейчас, стоя, точнее, зависнув в воздухе над вершиной куста, всё на глазах становилось другим. Зелёными остались только ступни. Всё, что выше, меняло своё цвет на коричневый в крапинку.
  Тотигусигарий сразу же догадался, что со стороны, извне Леса, тело ЛЛиу-РРи должно сейчас напоминать древесный ствол. И, как-то так само собою выскочило, что рот спросил то, что ещё не успел оформить в мысль мозг:
  - А хвост - есть?
  ЛЛиу-РРи усмехнулся. И повернулся вокруг своей оси. Хвост сзади отсутствовал. Зато стало ясно другое: шерстинки на его теле имели весьма странную форму. В виде дуги. Причём в несколько слоёв. По сути, на теле носителя Изначальной души планеты рос набор дуг разного радиуса.
  - Это предбоевая шерсть, - мягко пояснил ЛЛиу-РРи. - В случае необходимости отразить нападение шерстинки становятся упругими, пружинящими. И гораздо более твёрдыми. Стрела, копьё, удар меча, а также зубы и когти, - всё отражается этим своеобразным панцирем. Правда, потом приходятся линять. И тогда Иллион становится Ар-Ра-гун.
  - В смысле? - не понял Тотигусигарий.
  - ЛЛиу-РРи - это общее название жителей Леса...
  - Совершенно верно, друг мой Митра. Иллион - это состояние активного защитника. Иллион - это тот, кто мечет стрелы. Илларион - это наблюдатели боевого состояния в приграничной полосе во время столкновения. Это те, кто ещё не в силах активно обороняться. Иллико - это те, кто ни разу не сталкивался с необходимостью прерывать чьё-либо существование и даже присутствовать при этом. Только ЛЛиу-РРи состояния Иллико способны выполнять ряд действий, жизненно необходимых для Леса. Потому что Лес в своей глубине сохранил многое изначальное, до Вторжения. Когда на планете ещё не было смерти. ...
  Тот, к кому вы направитесь сейчас, носитель статуса Ра-Иллур. Ра-Иллур руководят действиями Ар-Иллур, то есть нас, Иллион и Илларион.
  - А Старейшие Мировых Деревьев?
  Митра усмехнулся. Тотигусигарий стоял к нему спиной, но жар любопытствующих глаз чувствовался даже отсюда.
  Иллион улыбнулся и повёл рукою:
  - Предлагаю совместить беседу с перемещением.
  И они начали перемещаться.
  - Старейшие не покидали сердца Леса с того самого момента, когда шестнадцать Мировых Деревьев преобразовали свою плоть в Лес. В настоящий момент это - центральная часть Леса. То, где мы сейчас, наросло позднее... Старейшие ведут самую важную, самую главную борьбу, они отражают самые страшные атаки мёртвого существования. Старейшие стоят на страже Матрицы Реальности - в меру своих сил, разумеется...
  - А поподробнее можно? А то некоторые боги только говорят, что на бога обучают. А сами дают знания почти только про конкретные действия, умения и навыки.
  - И некоторые боги совершенно правы, - ответил Иллион. - Идёт война. В первую очередь новичка необходимо обучить выживанию и умению побеждать. Мёртвый мудрец на войне без надобности.
  - И ты, Иллион! - с чувством сказал Тотигусигарий.
  - ... А когда некоторые обучаемые уже показали себя и доказали, что на них можно полагаться и в будущем, приходит время увеличения объёма их познания. Так что ты хотел узнать?
  - Мне уже не раз приходилось слышать про Матрицу Реальности. Это что-то важное. Мало доступное. Могущественное. Влияющее на всю планету.
  - Вот видишь, как много ты знаешь! - усмехнулся из глубины своей предбоевой шерсти носитель Изначальной души.
  - Мало! - решительно заявил Тотигусигарий. - И вообще, мне очень крепко вколочено в голову первое правило бога: "Если хочешь понять: ЧТО происходит, - пойми, КАК происходит. Понимая механизм происходящего, понимаешь суть происходящего". Правило Митра в меня вколотил, а вот знаний не даёт. Точнее: даёт, но не те и мало.
  ЛЛиу-РРи рассмеялся:
  - Ну ты прямо как девочка с Инь-Дерева. Всё тебе разжуй да рот положи. Митра учит тебя главному. Митра учит тебя учиться. Когда твоя душа входит в своеобразный резонанс с душой планеты, ты начинаешь вспоминать насильственно забытое. Для всех возвращающихся носителей Изначальных душ познание осуществляется через воспоминание. Познай самого себя, и ты сможешь считать всё необходимое тебе с Памяти Планеты.
  Тотигусигарий помотал головой.
  - Что-то так и было сделано. Что-то так и будет сделано. Но что-то мне просто не по силам. Или пока, или вообще. Вам что, жалко?
  Митра хмыкнул.
  - Матрица Реальности - это раздел Памяти Планеты, где собраны все сведения об устройстве всего на данной планете. Устройство ядра планеты, устройство коры планеты. Устройство всех живых существ планеты. Когда семечко растения проклёвывается и начинает идти в рост, - в его эфирное тело скачиваются из Матрицы Реальности сведения обо всех мельчайших подробностях устройства его будущего организма. По этому эфирному чертежу и будет выстраиваться его тело. То же самое происходят, когда в икринке формируется малёк, в яйце - птенец. Детёныш во чреве матери. Механизм формирования нового тела един для всех.
  Тотигусигарий покивал своим мыслям.
  - То есть, внеся малейшее изменение в образец какого-либо существа, мы получаем воздействие на тела всех существ данного вида?
  - Да - сказал ЛЛиу-РРи. - Это малое воздействие на Матрицу Реальности.
  - Малое? - удивился Тотигусигарий. - Каково же тогда большое? А! Понял! Внеся в Матрицу Реальности планеты эфирную схему существа с другой планеты, мы даём возможность подобным существам самостоятельно размножаться. А существам, вышедшим из Котлов Осуществления - просто существовать. Так?
  - Это тоже малое воздействие, - махнул рукой Митра.
  - Повторяю вопрос, - вкрадчиво произнёс Тотигусигарий. - Если всё это - малое воздействие, каково тогда большое?
  ЛЛиу-РРи вздохнул и объяснил:
  - Семя растения, это оболочка и однородное внутреннее строение. Яйцо состоит из скорлупы, белка и желтка. У млекопитающих после оплодотворения образуется первичная клетка. Из всего этого простого строения вырастает сложно организованное устройство с десятками, сотнями, а то и тысячами разновидностей клеток тела. Почему? Потому что первичная клетка начинает образовывать некое протовещество для строения организма. Попадая на своё место в эфирной схеме тела, данное, одинаковое изначально протовещество, преобразуется в конкретные ткани конкретного органа.
  То же самое и с планетой. Ядро планеты тоже порождает некое протовещество. Поднимаясь к поверхности, это протовещество проходит процесс оформления в конечное, итоговое вещество. Из одной клетки зародыша получаются и ткани сердца, и ткани печени, и суставы, и кости. Из протовещества планеты образуются и гранит, и базальт, и нефрит, и аметист, и яшма. Залежи железной руды в одном месте, залежи медной - в другом. Каждая клетка каждой ткани планетарного органа - на своём месте. Всё это происходит по командам из Матрицы Реальности.
  В зависимости от изменений в устройстве тела планеты меняется то, что принято называть законами природы на данной планете. На одной планете отдельные камни могут только ползать по поверхности планеты. На другой - камни могут летать в её атмосфере. Это для примера.
  Комбинируя несопоставимые для данной планеты или галактики компоненты, иерархи мёртвого существования, имеются в виду планетарные демоны класса "господь", - добиваются возможности осуществления своих замыслов. Без привлечения внимания Абсолюта. Потому что все составляющие набора команд в Матрице Реальности - изначальные, истинные, созданные Творцом данной вселенной. Противоестественной задумана их комбинация. Глаз из клеток печени. Сердце из клеток селезёнки. Ногти из клеток мочевого пузыря. Всякое сравнение хромает, но любая вещь лучше познаётся именно в сравнении.
  - Хорошо, - сказал Тотигусигарий. - Что же получается: смерть тоже появилась в результате воздействия на Матрицу Реальности?
  - Конечно, - одновременно ответили оба его спутника.
  Затем ЛЛиу-РРи пояснил:
  - Непрерывное развитие до Вторжения всё равно состояло из определённых этапов. Когда накопление количества переходило в новое качество. Момент перехода сопровождается изменением строения тела. В первую очередь - эфирного. Чем больше одушевлённость, чем больше душа, тем больше возможностей взаимодействия с окружающим миром. Орудие, инструмент воздействия - воля. Все разновидности воли.
  В момент преобразования тела всё как бы разбирается на составные части. Душе отдельно, разум отдельно, ум отдельно. То же и с телом. Только в мире до Вторжения всё происходило плавно: разборка - преображение - сборка. При этом границы всех процессов смешаны. Что-то только разбирается, что-то уже преображается, а что-то уже собрано в преображённом виде. Мёртвое существование абсолютизировало и изолировало все процессы. Полная разборка всего. Полное преображение. Полная сборка всего. Весь подвох в том, что данная схема также имеет место быть. На самых начальных стадиях развития, в случае непредвиденной гибели тела. Упал Прыгающий по Ветвям, расшибся вдребезги. На этом этапе кратковременная потеря сознания не критична и не трагична.
  А из-за вмешательство в Матрицу Реальности разборка получила возможность стать конечным этапом процесса.
  
  - Это-то понятно, - сказал Тотигусигарий. - А старость откуда?
  - Старость также является извращением мёртвого существования норм Живого бытия путём комбинации изначально живых составляющих. Дело в том, что преобразование энергонасыщенных структур чревато их повреждением. Поэтому, когда подходит время преображения тела в структуру нового качества, для расширения возможностей, - лишняя энергия временно сбрасывается вовне. Для этого используется понижение частоты в красной чакре, отвечающей за целостность тела из привычной плоти. А они привязали команду на сброс энергии к определённому сроку прожитых лет.
  
  Некоторое время все трое шли молча. А затем Митра спросил ученика, отвлекшегося от осмысления полученных сведений:
  - Ну что, дружок, сильно тебе понадобятся новые знания?
  Тот вздохнул:
  - А как же первое правило бога? Сам же учил: "Если хочешь познать, ЧТО происходит, - познай, КАК происходит.". Как быть с этим правилом, учитель?
  - Тебе никогда не придётся воздействовать на Матрицу Реальности, - сказал ЛЛиу-РРи. - Система закрывается всё больше и больше. Уровень энергии постоянно снижается. К тому времени, когда и если ты познаешь все детали способов воздействия на Матрицу Реальности, сил на само воздействие уже не будет ни у кого.
  - Ну что же, - бодро сказал Тотигусигарий. - Значит, мёртво-существующим тоже не удастся внести новые изменения.
  - Они и так уже внесли всё, что им надо, - проворчал Митра.
  ЛЛиу-РРи вздохнул и покачал головою:
  - К сожалению, не всё. Судя по полученным сведениям, почти полностью подготовлено ещё одно, и очень мощное воздействие на Матрицу Реальности со стороны иерархов мёртвого существования. Старейшие не смогли удержать планетарного демона. Но об этом, Митра, ты будешь говорить с Ра-Иллур.
  - И как долго нам надо до него добираться?
  Митра и ЛЛиу-РРи одновременно улыбнулись наивному вопросу, а затем носитель предбоевой шерсти ответил:
  - Если продолжить неспешно шевелить ногами, то несколько дней непрерывного передвижения. Но вы отправитесь туда порталом. Сами. Моё дежурство на границе ещё не окончилось. Рад был снова увидеть тебя, Митра.
  - Постойте, - встрепенулся Тотигусигарий. - Но разве в Лесу действуют порталы?
  - Внешние - нет. Но у нас есть свои.
  - И долго нам до него идти?
  - Почти пришли.
  Через малое время молчаливого перемещения Тотигусигарий снова обратился к Митре:
  - Учитель, но разве то, что сегодня было мне сказано, не могло прозвучать раньше?
  Митра вздохнул. Какому-то своему, отдалённому, грустному воспоминанию.
  - Некоторые слова можно произносить только в особых, отдельных местах. А некоторые лучше не произносить и мысленно, внутри своей головы...
  Тотигусигарий шмыгнул носом и промолчал.
  
  Среди деревьев открылась поляна. С очень любопытной растительностью. В самом центре - нечто высокое, трубчатое и остролистное. А вокруг, широким кольцом, - цветы. Разные. Причём каждая разновидность цветов занимала только свой, чётко ограниченный сектор круга. И ещё одна особенность. За исключением одного сектора с яркими, раскрытыми, пронзительно пахнущими чашечками, - все остальные цветы спали. Лепестки бутонов сомкнуты, запах отсутствует.
  Тотигусигарий поднял брови.
  - Это что, цветочный портал?
  - Нет, - улыбнулся ЛЛиу-РРи. - Это кольцо отсчёта времени. Тут собраны цветы, распускающиеся по очереди. Таких полян несколько десятков, расположены они в особых местах. И благодаря тому, кто растёт в центре, запах определённого времени способен уловить каждый житель Леса, где бы он ни находился. Видишь ли, для поддержания жизнедеятельности Леса необходимо выполнять ряд работ, внешних и внутренних. И для некоторых работ крайне важна их своевременность. А портал, он тут, по соседству, вон за теми деревьями.
  Вон за теми деревьями обнаружилась ещё одна поляна. Посреди неё росли из одного корня много тонких, дугообразных стволов, образуя собою что-то вроде каркаса чаши. Или, если перевернуть, то что-то вроде остова разборных юрт кочевников Великой Степи. А между концами торчащих ввысь и в разные стороны стволов имело место быть Плетение Мизгиря. Пустое. Но, стоило троице путников пройти половину расстояния, как воздух в глубине чаши дрогнул и под своим Плетением объявился Мизгирь.
  - Ба! - восхищённо замер на месте Тотигусигарий. - Да это же - Мизгирь! Живой!
  - Где-то встречался с ними раньше? Где?
  - Не-а, - качнул головой спрошенный. - Мне приходилось уничтожать его мёртво-существующее подобие. А потом, когда мы скрывались от дождя в отвоёванной пещере, Митра мне и рассказал. Про планету живых порталов - Мизгирей. Что если они собираются в клубок, то могут группой перемещаться между планетами. И что раньше они путешествовали по разным планетам, опыта набирались... А про то, что они сохранились тут, в Лесу, - промолчал!
  - Сюрприз! - усмехнулся Митра.
  - Да, - кивнул ЛЛиу-РРи. - Большинство Мизгирей ушло с планеты во время Вторжения. И правильно сделали. Далеко им уйти не удалось, тут, рядышком, во глубине соседней планеты пребывают. Жизнь не мёд, сразу скажу. Зато не достались в добычу. И то хорошо... Но часть осталась. Добровольно. Тут, в Лесу. Старейшие закрыли возможность порталов по силовым линиям планеты. Иначе десанты мёртвого существования тут бы столько мерзостей напакостили, что... А вот такие чаши с Плетениями на таких вот полянах достаточно часто по всей границе Леса расположены. Чуть что, и все свободные силы Иллион переносятся к атакованному месту...
  Мизгирь висел себе спокойно, по своему обыкновению. Но волна душевного тепла, сердечной приязни и готовности поддержать в меру сил, - внезапно распространилась от него во все стороны.
  Живой - он и есть - Живой. Он и в любой галактике - Живой.
  Что тут ещё скажешь?
  
   29-03
  Ра-Иллур встретил Митру стоя. Они соприкоснулись поднятыми ладонями десниц и некоторое время смотрели друг другу в глаза, постепенно расцвечивая свои лица улыбками. Затем второй встреченный учеником бога ЛЛиу-РРи скользнул взглядом по лицу Тотигусигария. И тот аж покачнулся от головокружения. Какое там касание душ! Сознание бы не потерять! От одного взгляда!
  Ра-Иллур понимающе отвёл глаза и жестом пригласил гостей присаживаться.
  Кустарник неторопливо свил свои ветви в удобные кресла, где все и расселись. Митра и ЛЛиу-РРи продолжили своё безмолвное общение, а Тотигусигарий вертел головой, восхищаясь увиденным.
  Первое, что он понял, так это то, что теперь они с Митрой находятся не в новой, дополнительной части Леса, выращенной позже. Нет. Их окружали растения, возникшие при преобразовании плоти шестнадцати Мировых Деревьев. Растения из того мира, где отсутствовало понятие "смерть". Растения, пребывающие здесь в своих телах аж со времён Вторжения. Растения разумные. Разумные тем самым странным разумом, что свойственен только растениям - и звёздам.
  В разуме растений отсутствовало оглушающее, ошеломляющее своей силой, что струилось из ауры представителя статуса Ра-Иллур...
  Нет, Тотигусигарий, конечно же, знал, что у ЛЛиу-РРи нет привычных для людей имён. На их уровне развития в этом полностью отсутствовала необходимость. Но другим без именования никак не обойтись. Поэтому Тотигусигарий уже решил для себя, что будет именовать встреченных, для порядку, по статусу и номеру. В его активе уже числился Иллион Первый и Ра-Иллур первый. Правда, несколько смущало оброненное Иллионом, что после линьки боевой шерсти он перейдёт временно в статус Ар-Ра-гун, что бы это ни значило... И как его тогда именовать? Иллион Первый или Ар-Ра-гун там какой-то?.. Ладно, решим проблемы по мере их поступления, - сказал сам себе Тотигусигарий и вновь вернулся к окружающему его разуму...
  Какое странное ощущение! Впрочем, чему удивляться? Разум - это функция души. Душа Леса отличается от душ любого подвижного в Лесу, будь то ЛЛиу-РРи, боги, полубоги, люди, новые люди или кто ещё. Поэтому и разум другой. Другая частота. Это как в организме. Есть красная чакра, есть оранжевая, зелёная есть, синяя... Вроде бы части одного целого, эфирного тела организма, а частоты разные. Потому как отвечают за разные участки работы. То, что вверху, подобно тому, что внизу. Разум звёзд, разум планет, разум растущего и разумы подвижных, в общем: все разумы Вселенной, - есть составная часть разных частот в едином вселенском разуме. Как чакры.
  Вздохнув и вновь переведя дух, Тотигусигарий с новыми силами принялся любопытствовать окружающее. Мельком удостоверившись, что старшие продолжают свой безмолвный диалог, он попытался коснуться душою души куста, преобразившего свои ветви в седалища для подвижных.
  О чудо!
  Это же - семья. Родственники. Каким-то не понятным ещё до конца образом Тотигусигарий осознал простую истину: будучи составными частями общей души Леса, все растения, образующие собою эту вот поляну, - они, они похожи на людей в маленьком отдалённом селении, где все друг друга знают. И чувствуют - как чувствует мать новорождённого среди людей.
  Вот этот куст - Ворчун. Похож на старого человеческого деда, что ворчит на правнуков, сбивших резвыми ножками дорожки половиков поверх утоптанного глиняного пола и наваливших повсюду охапки цветов, принесённых с горного луга. А потом кормит их из упаренного в бараньем тулупе горшка разваристой кашей. Укладывает спать. И заботливо укутывает одеяльцами, - чтобы не надуло.
   Тотигусигарию просто слышалось, как ворчит куст, сплетая свои ветви в приёмники человеческих, божественных и прочих тел. Вот, дескать, разбегались тут, понимаешь, расти спокойно не дают. А сам, в глубине себя, и рад, что навестили.
  Или вот они, что стоят стеною вокруг поляны. Смотри-ка! И ветви вроде бы не шибко густые, не вон действительно стена без щёлочки. А поди ж ты! Как будто действительно в доме без щелей, куда не залетит ни один поток раздражающе холодного ветра. Какое удивительное молчаливое спокойствие создали они. Умиротворяющий, хотя и еле уловимый аромат. И забота о посетивших их, - да просто ощущается со всех сторон. Отсекаются все помехи для полноценной внутренней работы подвижных.
  Тотигусигарию не раз приходилось практиковать внешнее присоединение к произрастающим. Встаёшь спиною к стволу, затылок к коре прижимаешь, глаза закрыты, ладони ощущают ствол чуть сзади себя. Проходит время, - и биение соков внутри дерева сливается, переплетается со стуком твоего сердца. Проходит ещё время, - и ощущать начинаешь ты, как покачивается ствол дерева под порывами ветерка, как напрягаются и расслабляются корни. Как будто из твоих подошв теперь растут они, - и чувствуешь их, как часть себя. И понимаешь вдруг их расположение под землёю. Где и с кем встретились они, порою даже - когда, - и раскачивание иных стволов вдруг понимать начинаешь, и с ними сливаясь. И вот так вот, постепенно, шаг за шагом, со всею рощей, коли небольшая, - слиться можно. Чуднó становится, когда волосы на твоей голове вдруг хихикают щекочущим смехом в вершинах крон, и соприкасаются трепещущими листочками на кончиках весточек своих...
  То, что вне Леса было долго, трудно и постепенно, тут вдруг произошло как-то мгновенно, разом и - с обоюдным желанием! Клянусь семенами - так и есть! Тотигусигарий безмолвно знакомился со всеми окружающими. Но не далее, чем с образующими стены поляны. Потому что те, кто дальшё рос - они заняты чем-то другим. А эти, кто вокруг растёт, - они с удовольствием знакомятся с новыми подвижными, вплетая их образы в общее сплетение корней Души Леса.
  И смутные образы тех, кто раньше бывал тут, уловил он. И еле уловимую связь между ними, ушедшими, и этой поляной, что продолжала существовать, длиться каким-то невероятным образом, - это тоже уловил он. И сам он тоже отныне пребудет теперь здесь какой-то неистребимою частицею своею, - то понял Тотигусигарий. И улыбнулся пониманию своему, с радостью отвечая тем же новым зелёным знакомым своим.
  А потом ощущения связующей всеобщности с произрастающими как будто отодвинулись за стеклянную стену. А куст Ворчун ущипнул не больно за седалище, сблизив пару веток своих, форму кресла принявших. Как бы намекая, что у него, подвижного, вроде как бы и другое занятие появилось...
  
  Тотигусигарий открыл глаза и увидел две пары глаз, понимающе и одобряюще дотронувшихся до него своим спокойным вниманием.
  Мгновенная вспышка изумлённого осознания изменения разлилась горячим облаком от перикарда, защитной оболочки сердечной мышцы, места крепления души к телу, - во все стороны.
  Глаза Ра-Иллур.
  Они, как и прежде, как и у Иллиона, - продолжали оставаться вратами в иной мир. Мир внутренней сути ЛЛиу-РРи. Только теперь объём внутреннего мира за вратами глаз не расширялся сразу же без ощутимых границ, а преобразовался в нечто вроде узкого тоннеля, тоннеля суженного осознания. Более не оглушающего своей внезапной огромностью. Дающего возможность общаться почти как с равным по сознанию. Ра-Иллур не снижал своей частоты, он просто удлинил волновод разума, ослабив тем самым разницу потенциалов и давая возможность энерго-информационного обмена в приемлемом для более слабого собеседника диапазоне частот.
  Тотигусигарий улыбнулся благодарностью своей сути, как листочек, поглаженный ладонью бога леса, отзывается на участие в своей судьбе
  - Ну вот, - сказал Ра-Иллур. - Теперь можно и пообщаться. Итак, ты у нас один из Вернувшихся?
  - Точно, - ответил Тотигусигарий. - Бывший Прыгающий по Ветвям или что-то вроде этого. После Вторжения пленён силами мёртвого существования. До разрушения Куба пребывал в связанном виде под Долиной Лиловых Зиккуратов. Источник поедаемой энергии сочувствия при виде ритуалов пожирателей душ. В общем, поимели меня по полной программе. Как и многих других. Тело погибло ещё внутри Струящихся Пещер Стикса. Остатки всего остального были отброшены взрывом при разрушении Куба. Смог зацепиться за человеческое тело. Тело зачато в результате насилия человеком боя посреди развалин взятого штурмом селения Новых Людей. Мать тела умерла родами. Первую неделю вскармливала собака, потерявшая своих щенков. Потом на меня наткнулся один из Старых Людей.
  - Малыш фонил по всем диапазонам, - пояснил Митра. - Первые из наших, кто его услышал, пробрались в тот городок и выкрали младенца. Мать-рабыня на сносях никого особо не интересовала. Их, рабов, пригнали целую толпу вместе с атакующим отрядом какой-то Цитадели. Ещё несколько недель, и малыша могли обнаружить внешние имплантанты Чёрных Всадников. Последствия - понятны. Старые Люди оказались из числа Спутников. Руар-Ламал, он как раз пошёл на свой последнее перерождение, на девятое. Вот его люди и отправились на разведку прикочевавшей откуда-то орды. А там - на тебе... Посреди недавно взятого на меч городка, внутри человеческого тела, - покусанная Изначальная душа. Когда смог, забрал себе, любопытная аура. Тело ему довёл до уровня самостоятельного выживания ещё сам Руар-Ламал, суровый дядя... Попробовал в нашем деле. Малыш показал свою пригодность. Начал учить. И вот мы - здесь...
  Ра-Иллур смотрел и кивал своим мысля.
  - Хорошо, что ты забрал его себе. Руар-Ламал слишком уж суров. Боюсь, что эта суровость его и погубит.
  Вздохнул.
  - А что касается возвращающихся из плена в Коците Изначальных душ, то тут ситуация складывается странная и совсем не простая. Души пытаются зацепиться за любое тело, если моё представление состояния дел близко к истине.
  - Хочешь меня чем-то удивить? - спросил Митра.
  - Кем-то, - ответил ЛЛиу-РРи и поднялся.
  - Пошли знакомиться.
  
   29-04
  Тотигусигарий уже понял, в чём тут дело. Поляны - это вроде как комнаты в человеческом доме. Каждая - для своего действия. Только вместо мебели, всяких там приспособлений, горшков с чем-нибудь и всяким таким прочим, - свой набор растущих. Так, все поляны как бы отгорожены от остального Леса особыми растениями. Те5ми самыми деревьями с не очень часто растущими ветвями, что ветер задерживают. И отражают всё происходящее на поляне обратно на поляну. Нет, ну прямо как органы в человеческом теле, - эти поляны в Лесу! Очень удобно.
   Не успел он порадоваться от души и сделать колоссальные, далеко идущие выводы, - как тут же пришлось вносить поправки в умозаключения. Следующая поляна достаточно сильно отличалась от всех, увиденных прежде.
  Во-первых, посреди поляны имело место быть нечто каменное. Даже на первый взгляд не могущее показаться простой кучей валунов. Потому как пребывала в той куче некая внутренняя целесообразность. Ну не казались эти глыбы чем-то чужеродным! Родственным они казались. Камни - деревьям.
  Да как же такое может быть?
  Тотигусигарий попытался исследовать видимое всеми ему доступными способами ощущения на расстоянии.
  Нет, дело не во мхах, покрывающих валуны. Причём, именно там, где надо, - по ощущениям. И не в этих, самых разнообразных и прежде не виданных формах произрастающих. Хотя, - каким-то неуловимым внутренним чувством, - он оал, что здесь явно пребывает некая внутренняя связь, некое внутреннее единство. И камни и растения, - они каким-то странным образом взаимодополняли друг друга до некой целостности, общей целостности. Причём в образующейся общности образовывалось нечто большее, чем просто камни и растения, взятые по отдельности.
  Вздохнув от непомерных усилий, Тотигусигарий помотал головой, сбрасывая, развеивая остатки уплотнившейся ауры вокруг головы, - и повернул голову. Машинально. Не отдавая себе отчёта в причинах позыва к действию.
  Причина предельно проста. Митра и Ра-Иллур со покойной внимательностью наблюдали за ним. И в глубине глаз обоих горели одобрительные огоньки.
  - Да, дружок, - сказал Ра-Иллур. - Этот объём тебе ещё не по силам.
  - Подтверждаю, - кивнул Митра. - Сам еле разобрался.
  Ра-Иллур фыркнул, насмешливо скосил глаза.
  - Ой, бедненький, ой, несчастненький! Ща жалеть буду. Слёзоньки горькие утиратеньки...
  Интонация его голоса заставила улыбнуться и Митру, и Тотигусигария.
  - И всё же - что это? - спросил младший из троих.
  Митра хмыкнул и ещё раз оглядел странное.
  - Переводчик для общения Корней с камнями на языке, доступном и для подвижных. Одновременно это единство даёт возможность чувствовать недра земли на глубину, большую, чем глубина корней. Обнаруживать возможные подкопы, если не ошибаюсь.
  - Точно, - сказал Ра-Иллур. - Одно время от подкопов просто житья не было. Пытались пробиться в середину Леса. Там растут нижние Ветви Мировых Деревьев. Когда образовывался Лес, Мировые Деревья пытались сохранить от прошлого как можно больше. Поэтому в самом центре Леса - нижние Ветви. А они, дружок, превосходят своей величиной всё, виденное тобою после Возвращения... Дальше - остальные, вплоть до самых м алых веточек...
  Так что Лес состоит из трёх частей. Ветви Мировых деревьев - в центре. Плоть ствола и корни, преобразованные в отдельные растения - вокруг сердцевины. И всё, что выросло или было выращено позже. Чем ближе к внешней границе Леса, тем ниже растения.
  - Ну, - сказал Тотигусигарий. - Получается не три, а четыре. Ветви корни пустили - раз. Что из ствола выросло - два. Что из корней - три. И новые - четыре. Четыре получается.
  - Умница он у меня, - сказал Митра невинным голосом.
  - А чё так сразу?! - возмутился Тотигусигарий.
  Ра-Иллур улыбнулся.
  Странное, надо сказать, зрелище.
  Иллион, первый из встречных Тотигусигарием ЛЛиу-РРи, - был покрыт шерстью. А вот Ра-Иллур, он был покрыт туманом. А как ещё можно именовать полупрозрачную оболочку вокруг его тела? Как будто изменившийся воздух одевал его тело, наподобие одежды людей. И зрелище улыбки в тумане, это, знаете ли...
  Тотигусигарий прокашлялся и поинтересовался:
  - И что там было с подкопами?
  - А что может быть с подкопами? - пожал туманными плечами Ра-Иллур. - Корни, они могут расти сами по себе, а могут и специально. Передачу свойств на расстояние по переплетению корней никто не отменял. Хищные растения в переходной полосе встречали?
  Тотигусигарий удовлетворённо покачал головой:
  - Удобрять деревья вражескими армиями, - это нормально. Сам бы так поступил.
  - Тебя похвалили, - заметил Митра. - Гордись.
  Ра-Иллур мягко рассмеялся. Облачко весёлого тумана, вот как он выглядел. Со стороны младшего из троих.
  Впрочем, достаточно быстро их стало пятеро. На поляне появился ещё один ЛЛиу-РРи. Поверхность его тела покрывали растения. Мох не мох, водоросли не водоросли. Зелёное. Кудрявое. А в глубине зелёного - глаза. Врата в бездонное, хорошее ещё, что тенью прикрыты.
  То, что ЛЛиу-РРи шёл по вершинам травинок, не сгибая их, - это понятно. Но вот как то же самое удавалось делать идущему рядом - загадка. Даже на вид цверг казался тяжёлым. И - запах. От всех ЛЛиу-РРи распространялся какой-то лесной запах. Запах, что сразу же хочется назвать "растительным". Цверг пах подземно. Не сказать, чтобы это производило действие раздражающее, отвращающее или ещё какое такое подобное. Нет. Нельзя даже сказать, что запах цверга оказался чужеродным для данной поляны. Запах валунов и запах цверга в чём-то схожи. Но, тем не менее, сразу же становилось ясно, что товарищ - не отсюда.
  Цверга препроводили к каменно-растительному сообществу посреди поляны. А в ложбинку, сиденье, кресло каменное, - он уселся самостоятельно. Прямо поверх мха. Мох, как ни странно, не протестовал. Более того, тонкие зелёные усики, неспешно меняя своё положение в пространстве, обвили его голову. А растущее многолиственное, из множества тонких свисающих густо веточек, - встрепенулось и возшумело. Причем в трепете листьев показалось что-то знакомое. Как будто кто-то что-то где-то говорит откуда-то. Как в человеческом дому из-за нескольких дверей.
  - Ба! - сказал Митра. - Старый знакомый!
  - Где встречались? - спросил Ра-Иллур.
  - Видишь, - на клешнях, - блестящие зубчики? Вкрапления горного хрусталя. Перед нами - ветеран битвы Последнего Мирового Дерева на стороне Ратнар.
  Тотигусигарий жадно разглядывал цверга, отказавшись временно от сосредоточения на его ауре и всём подобном. Сосредоточение отключает слух, а разговоры услышать хотелось.
  В прошлый раз он обозревал внешность цверга в той самой пещере, оставшейся после убиенного живоглота, мёртво-существующей копии Мизгиря. Но в тот раз его восприятию предстали пустые хитиновые скорлупки. Цверг пал жертвой хищного паука. А теперь: фу ты, ну ты, - в полный рост. Пожалуйте полюбоваться! Сидит, посапывает через дыхательные отверстия. Да, в подземельях они получают энергию от силовых линий планеты, частично подпитываются от переработки камней, и так далее. Но и воздухом дышат, - при каждом удобном случае.
  Постойте-ка! В тот раз Митра говорил, что цверги - существа коллективные. Души у них нет, поэтому они существуют сообществами. И в каждой такой группе обязано присутствовать, - нечто вроде старейшины: заменителя коллективной души. Оторвавшийся от своей группо-семьи - погибает. Так это что же - старейшина, что ли? Да вроде как бы и нет, вроде как бы Митра тогда образ старейшины рисовал в Объёме Представления - другой.
  И - это чувство - в груди. Щемит и щемит. И чем дальше - тем больше. Как будто... Да нет, не может быть... Или - может?..
  Тотигусигарий плюнул на всё - и потянулся душою. Туда, во глубины за мутным грудным панцирем...
  Шагнул вперёд, не чувствуя ни пространства, ни времени. Отзвук. Знакомый до боли. Непрестанной, гибкой, извивающейся боли. Там. В Долине Лиловых Зиккуратов...
  Человеческие глаза Тотигусигария оросили слезами его лицо. Человеческие руки легли на грудную пластину подземного устройства Коцита, вышедшего из Котлов осуществления Цитадели Драг-Упсар.
  И тогда защёлкали клешни, застучали в валуны. Так общаются цверги. Там, под землёю, не нужны глаза. Зато камень хорошо и далеко проводит звук...
  Зашелестели листья густого пучка тонких веточек, и шум сложился в слова на человеческом языке:
  - Не помню тебя, но чувствую, мы были рядом. Когда-то и где-то...
  Тотигусигарий прерывисто вздохнул, прошептали:
  - Здравствуй, брат...
  И - замер.
  
  - Теперь тебе более понятно сообщённое мною? - спросил Ра-Иллур.
  Митра качнул головою, отвёл глаза от замершего в неподвижности узнавания и сопереживания ученика. Негромко произнёс:
  - Ты прав. Изначальные души стали цепляться за первые попавшиеся тела. Подумать только! Изначальная живая душа планеты зацепилась за неодушевлённую структуру, вышедшую из Котлов Осуществления! Учитель был прав. Моя главная задача - не разрушение осколков Коцита. Вон они - моя главная задача. Изначальные души планеты.
  Что же такое страшное, ужасное, непостижимое, - должно было произойти? Изначальные души должны избирать тела воплощения, наиболее близкие по качествам к структурам самостоятельного развития. В людей они должны вселяться, в людей. Цверги. Почему - цверги?
  Ра-Иллур негромко, Чтобы не нарушить встречи двоих вернувшихся, произнёс:
  - Полагаю, всё дело именно в этом слабом эфирном ветре. Туда, вниз. Полагаю, душа до последнего пыталась найти подходящий носитель. И вошла в тело цверга...
  - ... чтобы не погибнуть, - закончил Митра. - Всё понятно. Планетарный демон освоился в своей личной Цитадели. И создал нечто вроде эфирного водоворота. Затягивающего души, выброшенные вовне из Долины Лиловых Зиккуратов, в новое заточение. Более прочное и более долгое, чем прежнее. Цитадель планетарного демона - это центр, ядро и последний оплот мёртвого существования на нашей планете. То, кто будет затянут туда, пребудут в неволе до раскрытия системы. А осада или штурм Цитадели планетарного демона произойдёт позже, после подготовки. Да-а, на месте вырвавшихся из Долины Лиловых Зиккуратов любой вцепился бы в первое попавшееся тело. Только бы не быть затянутым в то место, что и упоминать-то не хочется...
  Кстати, поздравляю: переводчик получился отменный. Буду иметь в виду в случае чего.
  - Всегда, - ответил Ра-Иллур.
  - Проверить полученные от тебя сведения необходимо. Подозреваю, что опасения ваших Старейших полностью подтвердятся. Но эту проверку следует подготовить. Нужно время, и не один год... Младенца в обучение возьмёшь?
  - Ты же и привёл оставить его тут?
  - Тогда разлучаем наших страдальцев и занимаемся делами. Найдёшь, кому его отсюда увести?
  Ра-Иллур кивнул на покрытого зеленью ЛЛиу-РРи:
  - Он и уведёт, он и обучение начнёт.
  - Справится?
  - Обижаешь. В моей Ветви трудятся только Ар-Иллур. Конкретно он - полинявший Иллион, временно перешедший в статус Ар-Ра-гун.
  - Кто на этот раз?
  - Не поверишь - люди. Только люди. И даже без внешних имплантантов.
  - Низшие Коцита?
  - Не поверишь - нет. Местные.
  - Обработка серишетами?
  - Серишеты? А, проповедники-демонизаторы? Нет, что странно. Ни внешних имплантантов, ни внутреннего демона. Ни-че-го. Какая-то новая разновидность управления.
  Митра вздохнул и с шипением выпустил воздух между сжатых зубов.
  - Боюсь, применение технологий Р'Льех. Воздействие во сне.
  - Р'Льех? Подводная Цитадель? Хотя да, Старейшие уловили, что возможность внушения, замены личных чувств и хотений на внушённое извне, - перешли на новую ступень.
  - Если все погибли, если никто не повернул назад, то так оно и есть.
  - Да. Назад не повернул никто. Шли, как умереть специально.
  Митра вздохнул, пожал плечами.
  - Впрочем, а кому сейчас легко?..
  
  
   29-05
  Митра ушёл. Брата, заточённого в теле цверга, увели. Тела цвергов не приспособлены к жизни по поверхности. Цверги - это инструмент воздействия на глубинные токи планетарной энергетики. На поверхности они довольно быстро погибают. Раньше погибали, во всяком случае. Надо же! Сотни Изначальных душ планеты воплотились в тела цвергов. Хотя, с другой стороны, за них можно было пока что не беспокоиться. Уцелели, и то благо.
  И нечего тут практиковаться в саморазрушении путём обсасывания состояния страдания. Не нравится, что есть? Да! Хочешь изменить? Да! Тогда тренируйся, саморасковыриватель болячек!!! ...
  
  Тотигусигарий и третий, с утречка пораньше, прибыли на тренировочную поляну, где ученику Митры предстояло ознакомиться с практикой Звука.
  Когда ЛЛиу-РРи, услышав: "Послушай, Третий...", - высказал своё удивление, Тотигусигарий честно поведал ему всё, - о своих встречах с ЛЛиу-РРи. И проблемами с их обозначениями. Третий улыбнулся всеми листочками поверх своего тела и согласился временно именоваться Третьим. А заодно просветил своего подопечного о некоторых деталях общения между ЛЛиу-РРи.
  Итак, создав намерение пообщаться с кем-то из своих, ЛЛиу-РРи испускает вибрацию слепка ауры той личности, что является предметом поиска. Ввиду того, что аура индивидуальна, вибрация вызова идёт прямиком к объекту, не задевая никого по дороге, не тревожа. Для общих уведомлений существует своя форма привлечения внимания.
  Новый наставник Тотигусигария оказался носителем статуса Ар-Ра-гун. На жадный вопрос: "А что это такое?", - был получен ответ: "Для тебя - это Иллион после линьки. А всё остальное сейчас не нужно. Будет желание - покопаешься в Памяти Планеты, на отдыхе".
  Ха! На отдыхе! Покопаешься! На гостевой поляне, отведённой под проживание, обитало столько народа, что Тотигусигарию было далеко не до сосредоточения на Памяти Планеты. Один Девятижды Вернувшийся с четырьмя Спутниками - раз. Двое Старых Людей, раненных при патрулировании дальней полосы безопасности вокруг Леса - два. Один ученик Золотокожих, по статусу равный Митре, прибыл по своим делам, этот самый неразговорчивый, - три. Двое из Долины Башен, древнего укрепрайона. Двое аж из Ур-Талан, а это сами знаете - где. Представились представителями некой "службы каруна" или "Службы Каруна". На вопрос, что это такое - ответили улыбками, - четыре.
   И это только на одной гостевой поляне. А таких в Лесу - не одна.
  И надо ж со всеми познакомиться. Других посмотреть, себя показать. Пообщаться со всеми и обо всём. Попутно научиться выращивать Ягоду для пропитания, освоить процесс уговаривания спального дерева на сворачивание из его веток гамака и прочие бытовые подробности...
  
  Итак, утро. Тренировочная звуковая поляна. Изолирующие деревья, отгораживающие происходящее на поляне от остального Леса, - чин чином, всё по правилам. Несколько удивило наличие камней. Странные друзы странных кристаллов, весьма сильно отличающихся по своей величине: от клубка каменных игл, ежа с кулак, до кристаллов размером с добрый человеческий меч. Разный цвет, разный состав, разная порода в опорных столбах: иные друзы как зёрнышки в колосе пшеницы, - то того похоже! Ну и, разумеется, само собою, - всевозможная растительность, оплетающая данное искрящееся или завораживающее глубинным цветом, - каменное великолепие.
  - На переводчиков с Камня на Корни не похоже, - авторитетно заявил Тотигусигарий, оглядев всё.
  Третий улыбнулся, а покрывающая его тело растительность гнусно захихикала. Именно захихикала, и именно - гнусно. Дескать, мы таких авторитетов микробами своих корешков - на удобрение перерабатываем!
  - Тише, дети, - сказал Третий. Обоим сказал. То есть и своим зелёным-поверх-тела, и Тотигусигарию.
  После чего пояснил:
  - Помимо красоты, радующей глаз, данные сообщества разумных вырабатывают Звук. Искажённые подобия этого естественного союза изготавливались в Больших Котлах Осуществления Коцита под именем Погонщиков Звука... Что это с тобою, дружок? У тебя аура ёжиком пошла... Ну-ка, успокойся. Что это с тобой?
  Тотигусигарий сглотнул и провёл правой ладонью по левой стороне груди, успокаивая сердцебиение. Сказал глухо:
  - Там, внизу, в телах цвергов. Мои братья. Из мучилищ в Долине Лиловых Зиккуратов. Если у камней есть разум, будет и возможность развития. Пусть не такая, как на поверхности планеты, другая, - но всё же. Остановка во всём. Плен. Неподвижность. Это так больно...
  - Ну, для начала: не только братья, но и сестры. А разум... Да, разум наличествует. Планеты живая, одушевлённая. Души у камней другие, потому и разум другой. Но войти с ним в контакт вполне возможно. Особенно когда другого разума поблизости не наблюдается.
  Третий вздохнул и растущие поверх его тела зелёные завитушечки не пойми чего печально задрожали.
  - По камням Вторжение ударило сильнее всего. Что есть камень? Живое воплощение Искусства Формы. Слышал о таком?
  Тотигусигарий угрюмо кивнул. Вздохнул прерывисто.
  - Митра познакомил - кое с чем. Формы Силы, Форма Преображения, Форма Отражения, - разное всякое такое... Но больше практическое давал, без особых пояснений.
  - Ну тогда всё равно легче понять будет. Камень, в силу своей внутренней структуры, являет из себя набор Форм. И уже в силу этого оказывает воздействие на окружающий мир. Иной Камень - это просто набор Сил. Вон как капля на листе. Она так устроена, так преломляет свет солнца, что изменившийся луч прожигает лист насквозь. Именно таким образом, задерживая каплю на определённом участке листа, растущие делают себе лечебное или стимулирующее прижигание. Воздействии на определённые узлы энерго-информационной структуры эфирного тела. Люди, Старые Люди, пользуются и прижиганиями, и уколами специальных игл. Встречался с подобным?
  Тотигусигарий кивнул.
  - Да. Раур Ламал, когда мне тело ставил, колол.
   - Замечательно. Идём дальше. Капля росы преломляет лучи света, потому что таково её внутреннее устройство. Камень, в силу своего внутреннего устройства, - тоже преломляет особым образом, - но уже силовые потоки планеты. Иной камень подобен для планеты уколу иглой. Только невидимой. Такие камни ползают по поверхности, останавливаясь в местах, где необходимо воздействие. На разные глубины. Кристаллический разум одновременно есть воздействие в силу самого факта своего существования. Потому он и такой. Странный. С нишей точки зрения.
  Тотигусигарий снова кивнул и сказал:
  - В одном из человеческих поселений, мы через него проходили, - как раз поклонялись таком камню. В горах дело было.
  Третий улыбнулся
   - Сила всегда вызывает уважение. Любое воздействие на окружающий мир также требует силы. Для каждого случая - своей. Одной из основных сил является Звук. До определённого уровня - сам по себе. После - уже как носитель определённой модуляции. Второй способ воздействия - могущественнее.
  
  Ар-Ра-гун подвёл гостя Леса к его рабочему месту. Каменному кругу из разнообразных камней. Этакая мозаика посреди растительности. Указал на середину и отошёл, отплыл по воздуху, ступая по вершинам травинок.
  Тотигусигарий встал было по центру... но возникшее в его теле чувство заставило ученика сперва прикрыть глаза и осознать ощущения. Затем - глаза открыть и подвигаться по камням. Наступить босой ногой на камень, и постоять, почувствовать. Странно, но - ощущения некоторым образом оказались схожи с теми, что возникали при работе с деревьями. Только вместо привычных чувств слияния с деревом, а то и с целой рощей, - возникало иное, другое, странное. Как будто нить связи исходила из некой точки в ступне и уходила куда-то вниз. Как будто корешок из ступни начал прорастать в глубину... Или нет? Пожалуй, нет. Не корешок. От корешка чувства другие. Практика укоренения на земле тоже была - под руководством Митры. Тогда - да. Тогда действительно появлялись ощущения именно укоренения, ощущения слияния с деревом, с растущим. Как тогда: спиной к дереву, как будто ступни с его корнями срастаются.
  А вот тут - нечто новое.
  Тотигусигарий некоторое время походил по кругу, знакомясь с камнями. И постепенно в его сознании начала складываться общая картина состояния.
  Итак, рабочая площадка располагалась прямиком поверх выхода на поверхность коллатерали планетарной ци. Причём совпадающего по месту привязки с сетью силовых линий. То есть, нечто вроде связи центральной нервной системы с периферийной, - хотя сравнение и похрамывает.
  Камни по внешней границе круга по своим возможностям и обязанностям смело можно сравнить с деревьями по границам полян тут, в Лесу. Некие ограничители чего-то. А все остальные камни, внутри круга, тоже образовывали две спирали, закрученные навстречу друг другу. Но в данных спиралях встречались камни, являющиеся одновременно и разновидностью чисто спиральных, и одновременно, - схожие с другими. Образующими уже иные фигуры.
  Походив по каменной площадке, то и дело замирая то тут, то там, Тотигусигарий в конце концов встал в середину и встряхнулся.
  - Первичное знакомство произвёл? - задал утвердительный вопрос ЛЛиу-РРи.
  Обучающийся согласно кивнул.
  - Тогда упражнение первое. Твоя душа зацепилась за человеческое тело. Поэтому некоторые вибрации тебе попросту не могут быть знакомы. Потому что Новые Люди изготавливались как пищевая база. И души у них - Отражения. И тела очень сильно искажены.
  Но выход есть. Горло человеческого тела устроена так, что оно само по себе, без воли или желания остального тела, - повторяет услышанное ушами. В первую очередь это касается, разумеется, общения между людьми.
  Однако, - в принципе! - оно способно повторять и треск пожара, и шум океанского прибоя, и гул водопада, и гром при ударе молнии. То, что восприняло всё тело. И кое-что ещё. В том числе - и те убранные из человеческого тела возможности произнесения Звуков Силы.
  Здесь и сейчас мы будем возвращать тебе украденное и отобранное у тебя.
  Как мы будем это делать? Вон те растения подобны издающим звук уже знакомого тебе переводчика с языка Корней на язык Камней. Эти кристаллы - подобны им и тоже способны издавать звуки... Нет, мне понятно, что тебе страсть как желается познать: как всё это устроено. Для обуздания лишних на данный момент страстей ещё раз вспомни уже сказанное тебе: мёртвый мудрец на войне без надобности.
  Сейчас пойдёт звук. Слабенький, для начала. Ты вполне способен его выдержать.
  Всё, что ты видишь вокруг себя, собрано и объединено в систему, способную ЗАСТАВИТЬ твоё горло произнести звук, запрещённый для произнесения поедаемым людям.
  Твоя задача: направить Звук в Очи Дланей, центральные точки твоих ладоней... разумеется, вы с Митрой уже пробовали данную практику... Так вот. Своими ладонями ты будешь водить вдоль своего тела, не прикасаясь к нему. Расстояние каждый ученик определяет для себя сам, - по ощущениям.
  Только такое перенаправление Звука способно так изменить твоё тело, чтобы оно пришло в соответствие с твоей душой. Твоё тело необходимо перевести в другой раздел Матрицы Реальности. Когда это произойдёт, от твоего тела будет отведена угроза неизбежности старости и смерти, неизбежных для всех носителей тел, подобных твоему телу воплощения.
  Сразу скажу, что процесс нам предстоит относительно длительный. Ни за раз, ни за сто раз такое не делается.
  Только после того, как твоё тело будет переведено в соответствующее твоей душе состояние, ты получишь возможность самостоятельной работы над собой. То есть, издавать необходимые тебе Звуки уже самому.
  - А мои братья? - спросил Тотигусигарий.
  - Ты говоришь о воплотившихся в телах цвергов? Для них нужна своя программа переподготовки тел. Видишь ли, тело человека, это одно, а вот любое тело, вышедшее из Котлов Осуществления, - это очень, очень, очень другое.
  ... Нет, тут, на занятиях, вы встретиться не сможете. Звук для каждого тела - свой. Что одному в помощь, другому во вред.
  ... Да, в другом месте и в другое время ты обязательно встретишься с ними. Скажу даже больше: ты будешь участвовать в программе помощи твоим братьям и сёстрам. Ты тоже - Вернувшийся. Так что без тебя не обойтись...
  ... Так. А это что такое? Что это за пляски безумного страуса?..
  ... Напрыгался? Наорался? Набезумствовался?..
  ... Ну что, готов?..
  ... Итак, вспоминаем последовательность действий. Сейчас пойдёт Звук. Он пройдёт сквозь всё твоё тело. И окажет некоторое действие. Не очень сильное и очень временное: как только прекратится Звук, прекратится и воздействие.
  После некоторого времени ты сам почувствуешь, когда твоё горло изменится настолько, что станет способно произнести первый Звук твоего преображения. Для начала просто позвучи горлом. Твои ладони в это время должны находиться вблизи твоей шеи, с обеих сторон твоих голосовых связок. Сегодня мы будем практиковать только это положение.
  Потом: завтра, послезавтра, - мы будем продолжать изменять твоё горло, и одновременно начинать воздействия на остальное тело. Путём перенаправления Звука в ладони и дальнейшего воздействия ими на другие части тела.
  Нет, полное первичное изменение горла невозможно. Разность качества разрушит твоё тело. Твоё горло - это начало и в некоторой степени источник изменения твоего тела. Но изменение обязано происходить постепенно и более-менее одновременно по всему телу.
  Ну и последний стимул. Чем быстрее ты изменишься сам, тем быстрее ты сможешь начать помогать им.
  Всё понять? Всё осознано? Всё прочувствовано?
  Тогда - начинаем...
  
  
   Глава 30
   ДУГГУР
  
   30-01
  Кабак - он и есть кабак.
  Кто в одном бывал, в любом не заблудится.
  Потому как все кабаки благословенного Дуггура построены так, как одобрили боги. А боги завсегда выбирают самую лучшую вероятность изо всех предложенных. А кабак - он для чего? Понятно, для чего. А понятно что делается понятно как. Так, как установлено богами. Потому как вся жизнь человеческая - она происходят с позволения и под водительством богов. А кто богов не слушается - тот и не человек вовсе. С таким что угодно делать можно. Любому, ходящему пред лицами богов по указанным богами путям.
  
  За столом в мужской половине, - кабак не Храм, тут строго по раздельности, - выпивала вина и закусывала мясом обезьяны, поджаренным на открытом огне, - группа паломников. Прибывших в Храм для богослужения. А для чего ещё можно являться в Храм? Вы меня, просто это, - в смысле удивляете.
  Глиняные кувшины с пальмовым вином, лёгким, как возвышенные мысли о святом, - менялись один за другим, оставляя своё содержимое в глотках угощающихся. Вот и очередной спешит на смену опустевшему, влекомый резвыми ножками мальчика-служки с аппетитной попкой... Ах, какая попка, какая попка!.. Прочь, прочь, греховные помыслы! Святое - только в святом месте. Только пред статуями идолов, глядящих на мир глазами богов.
  Нет, не вот чтобы постоянно. Но время от времени, - просто обязательно какой-нибудь бог нет-нет, да и посмотрит. А уж в святом месте, во время святого дела, - обязательно должен пребывать человек под божественным присмотром. Всегда. Оно и понятно. А как же иначе? А вдруг кто что не так? Всяк знает: свой глазок - смотрок. Вот и зырят боги на нас, грешных. А что делать? Слаб человек. Всё ведь богами расписано: кто, кого, как... Ан нет-нет, да и ошибётся кто. Так его тут же поправить надобно! Дело-то такое, святое. Тут ошибки - без надобностей...
  
  Народ в Дуггуре почтительный, ко святости склонный. И даже в таком чревоугодном заведении, как кабак, - помыслы паломников преисполнялись положенного направления помыслов. То есть - к божественному. Ибо всем ведомо, всяким знаемо, что есть истина:
   БОГ ДУГГУРА ЕСТЬ ЛЮБОВЬ.
  
  - ... Ну вот, попили-поели они. Пора и того: тых-пых. Ну, он ей и того: ляжки, мол, расшиперивай. А она ему: нельзя, мол - потому как нечистая я нонче. Ну он: тады, мол, поворотись, хижина пальмовая, ко джунглям передом, ко мне задом. И немножечко нагнись. Буду тебе в задние ворота ума вкладывать. А она ему: и тудык не тык, потому кык - геморрой. Повреждениев будуть. Ну, он ей: хорош у тя, грит, язычок, - бойкий. Давай, мол, язычком трудись. А она: хлопот полон рот, тока-тока у жреца-зубодёра зубы вставляла, прикус неправильный образовался. Ну, тады вздыхает он и ей так, печально: тады придётся - в нос. А она на него зенки распахнула и бельма таращит: а это - как?.. А он ей: а вот так! Вот так!!
  
  Рассказывающий паломник тут же изобразил руками. Левой в воздухе как будто горлышко чьё-то стиснул, сдавил, сжал, чтобы не трепыхалось. А правой, в кулак сжатой, чуток повыше - ну тыкать!
  Остальные паломники разразились одобрительным ехидным похохатыванием. Вон оно, значицца, как - в нос-то? А чо? А - правильно! Поела-попила - отрабатывать надобно! Не так, так этак. В нос, значицца? Хе, весело, надобно будет непременно запомнить, дома рассказать...
  - Ну, вот, значица, сидят паломники в кабаке у Храма. Ну вот вроде мы как, ага. И, значица, девка, мелка-молоденька, к стойке - шмыг! Плесни, мол, винишка. И всё это - прямо вот так вот поперёд паломников. Перед ними втиснулась, ага. Ну, ей, перед кем она, ей и того, по плечу, значица, похлопал. В смысле, куды мол тебе, малявка, вина святаго выпивать, когда ты ещё, поди, и блудыря мужеского в лапках не держала. А она этак оборачивается, и ему, с гонором. Ежли, грит, все блудыри, что я трогала, тебе на спинку поставить, то ты, дядя, ёжиком станешь. Дикобразом, в натуре...
  
  Хехекали паломники, зубы казали в веселии, бóшками мотали. А чо? А вполне! Ежели при Храме - это, поди, не в деревеньке глухой. Тута, поди, Любови Божественной не в пример как сподручнее выходит...
  Говорливый паломник меж тем не унимался:
  - Ну, вот, значица, решил паломник в Храме одну девку поиметь, мясцом молоденьким блудыря свого потешить. Ну, уплатил, чин-чином, в келию его отвели. Он, значица, и говорит. Буду, грит, тебе, девка, туды сувать, куды тебе ещё никто не сувал. А она ему, этак, с сомнением: под ногти, что ль?..
  
  Хехекали паломники, предвкушали. Туточки, в Храме, куды только и не как. И между грудками, грят, трут, и в подмышку, грят, брызнуть дозволяют. Ну - дык! Енто ж - Храм! Понимать надобно! Святое место, алтарь Любови Божественной, в натуре...
  
  
   30-02
  Главный Храм Дуггура по сути своей представлял из себя комплекс зданий, расположенных в определённых местах, определённым образом и для определённых целей.
  Здания Народной Любви, как следует из названия, предназначались для массовых совместных совокуплений. Эти здания отличала большая величина и наличие объёмных подземных пространств, используемых с той же целью.
  Подхрамы Скромной Любви внешне практически не отличались по размеру, но имели иное внутреннее устройство. Вместо одного большого единого подкупольного помещения, где плотная масса групповой любви тёрлась телами в акте совместного богослужения, подхрамы состояли из множества переходов и отдельных келий, расположенных на разных уровнях. Не строго поэтажно: пол одной есть потолок другой, нет. В срезе подхрам напоминал нечто вроде пчелиных сот. Только с другими пчёлками и другим мёдом....
  Все сооружения храмового комплекса извне покрывали резные объёмные изображения всевозможных видов совокуплений. Между мужчинами и женщинами. Между мужчиной и мужчиной. Между женщиной и женщиной. Между человеком и животным. Точнее - разными животными. Данная разновидность именовалась Всеобщей Любовью и практиковалась в одноимённых подхрамах.
  Любой человек мог зайти в любое помещение, днём или ночью. В любое время какое-нибудь, но действовало. В любом Любилище его ждал тёплый приём. Добродушные, улыбающиеся священники, такие же паломники, объекты и субъекты Божественной Любви, - в любое время в отведённом для данной конкретной разновидности любовности месте.
  И никто почти из людей особо не задумывался, зачем и почему здания храмового комплекса так вытянуты ввысь. И для чего построены каменные навершия, куда никогда не ступала и не ступит нога человека, будь то профессиональный Любвеобилец или паломник, явившийся для богослужения в святое место. Те же, кто задумывался, получал ответ от священников. Любопытствующим сообщали, непременно понизив голос и скромно опустив глаза, что это - гостевые домики для чужих богов, прибывающих приобщиться божественной любви Непревзойдённого Дуггура и поклониться Богу его. И непременно напоминали, повторяли Кодекс Веры, известные строки из него:
  "Да не будет у тебя других богов пред лицом Бога Дуггура, Бога Истиннаго, Создателя, Творца, Защитника и Покровителя твоего..."
  "Бог есть Любовь. Но как нет любви без ревности, так и Бог Дуггура есть Бог-Ревнитель и ужасен гнев Его на отступивших от Него..."
  "Ходящий пред лицом Бога, по путям, указанным Богом, удостаивается вечного блаженства в божественных мирах, а отступник от Него извивается в вечных муках. Ибо отсутствие Любви есть Страдание".
  
  Подобный Кодекс Веры для Новых Людей существовал во всех Цитаделях Коцита. Менялись только имена богов, то есть Властелинов Цитаделей. Оно и понятно. Кто же позволит своей пище убегать на чужую тарелку?..
  
  
   30-03
  Паломники, находящиеся внутри одного из Зданий Народной Любви, готовились к началу богослужения, принимали богоугодные позы, вставали на колени.
  Здания Народной Любви специализировались на совокуплениях между мужчинами и женщинами. Но имели некоторые отличия в деталях ритуала. Так, в данном описываемом месте практиковалась круговая любовь. Это означает, что мужчина входил в женщину сзади. Женщина, встав на колени и нагнувшись, опиралась мягким объёмом своих грудок на ягодицы впереди стоящего мужчины. Руки её при этом скрещивались ладонями, одна поверх другой, - на его солнечном сплетении. Её жаркое дыхание в позвоночник мужчины давало мужчине дополнительный восходящий энергопоток, оттягивающий немного вверх работающиё объём оранжевой чакры, что позволяло удлинить время совокупления.
  Мужчина, соответственно, крепко держался за женские бёдра. С каждым толчком, получавшимся внутрь и вверх одновременно, - мужчина побуждал женщину на чуть-чуть, но податься вперёд. Отчего непрерывное кольцо тел совершало, передвигаясь на коленях, полный круг внутри здания. После чего участвующим позволялось кончить.
  Одновременная, единомоментная массовость группового оргазма имела несколько целей. Первая, главная, пищевая. Энерговыброс оранжевых чакр на определённом уровне массовости - приобретал иное качество. Становился вкуснее для потребителей. Дополнительно - шоковое воздействие на участников, исполнителей, доимых коров Дуггура. Для создания наркотического эффекта. Чтобы обычные совокупления казались отныне пресными и возникало желание обязательно принять участие в паломничестве на следующее Святое Полнолуние.
  Управление групповым служением богу Дуггура происходило из центра круга. Там, за высокими стенами кольцевой ширмы из шёлка на бамбуковом каркасе, располагался Погонщик Звука. Обычный, нормальный, стандартный Погонщик Звука армий Коцита, приспособленный для немного изменившейся цели. Но по сути своей делавший всё ту же самую прежнюю работу. Задавать единый ритм для одновременного движения больших групп используемых тел. То, что используемые тела не имели возможности совершить какое-либо самостоятельное движение, - это уже детали, не так ли?
  
  Наверху, внутри каменного объёма, именуемого "гостевым домиком прибывающих на поклонение богов", - на этот раз имело место быть двое вместо одного.
  Первый, оператор сбора пищевых энергий, привычно работал. Внутреннее пространство навершия здания повторяло вид его же снаружи, за вычетом толщины стен. Более всего данный объём напоминал куриное яйцо, поставленное острым кончиком вверх. Или же еловую шишку, вывернутую наизнанку и теперь топорщущую свои чешуйки уже внутрь самой себя.
  Разумеется, топорщились не чешуйки, а кристаллы Объёмов Представления. Центральная операторская, дающая возможность наблюдать за происходящим как внутри храмового комплекса, так и за его пределами. Ну и, при необходимости, - оказывать требуемое воздействие. Как же без этого-то?
  Вторым, неожиданным обитателем операторской кабины, являлся представитель Ахерона. Точнее - коалиции Цитаделей Ахерон и Драг-Упсар.
  Официально представитель прибыл для ознакомления с особенностями специализации Цитадели Дуггур. И точно такой же представитель Дуггура сейчас пребывал где-нибудь в служебных помещениях Драг-Упсар или Ахерона. Представитель (любой) имел право спрашивать, но не имел права вмешиваться. Оператор был обязан отвечать на вопросы и показывать происходящее. Но - во вторую очередь. В первую очередь оператор обязан был исполнять свои служебные обязанности.
  По своему статусу внутри-Цитадельной иерархии оператор и представитель оказались равны. И тот, и другой были Змеезубыми.
  
  - Начинаем, - сказал оператор.
  Представитель Ахерона сблизил ладони своих, так похожих на человеческие, - рук вокруг выделенного ему Объёма Представления. Контакт с Объёмом Представления на уровне эфирного тела позволял не только визуально наблюдать происходящее, но и чувствовать ощущения наблюдаемых объектов.
  Наблюдатель чувствовал всех одновременно. Нервическую дрожь вспотевшей обнажённой кожи, воспринимающей воздействие звуковых волн подготовительного периода. Звук исходил из-за ширм вверх, отражался от специальной кривизны каменного свода и входил в поверхность тел объектов, поддерживая энергетику их тел в заданном состоянии. Наблюдатель чувствовал напряжение мужских, переполненных кровью, рабочих органов. Наблюдатель чувствовал влажность роняющих на пол капель внутренних соков, томящихся в предвкушении заполнения - внутренних объёмов женских тел. Одновременно он ощущал, как напрягшиеся соски вминаются одновременно вглубь и мягких объёмов женских грудей, и подрагивающих мужских ягодиц. Чувствовал женскими щеками упругие изгибы мужских спин. Женщины немного шевелились, лаская свои чувствительные точки спереди сверху, отчего всё их тело томительно извивалось. И мужские ладони, жадно впившиеся в покачивающиеся перед ними бёдра, передают эти изгибающиеся движения в остальное тело. И капли внутренних женских соков, скользя по поверхности кожи, стекали на мужские напряжённости, пока ещё находящиеся вне уготованных им мест.
  И - запах. Непередаваемый словами.
  Усиленный массовостью своего выделения.
  Оглушающий своим объёмом.
  
  Звук изменился.
  Под куполом пробежала волна движения. Мужская напряжённость массово вошла в ожидающую её женскую расслабленность.
  Многоголосый вздох-встон-всхлип.
  Мгновенное изменение запаха.
  Звук снова изменился, задавая ритм движения.
  Кольцо коленопреклонённых паломников начало своё движение.
  В строгом соответствии с задаваемым ритмом.
  
  Оператор работал. В отличие от гостевого Объёма Представления, его информационные каналы давали ему всю полноту сведений о происходящем внизу. На основе получаемых данных оператор вносил требуемые изменения в ход протекающих процессов.
  Отдавал приказ Погонщику Звука на изменение характеристик издаваемого звука.
  Менял химический состав испускаемого курильницами дыма ароматического воздействия.
  Менял яркость и цветность огня в настенных светильниках.
  И так далее.
  
  Наблюдатель не вмешивался. Оператор выводил процесс в режим наиболее эффективного энергодоения задействованных тел. Вмешаешься, - обвинят в том, что из-за этого Цитадель Дуггур потеряла столько-то и столько-то пищевых энергий. Требования возмещения упущенной выгоды и так далее. Оно ему надо?
  Гораздо интереснее снять всю доступную информацию о происходящем. Например, вот это: закрытые глаза у всех участников процесса. Каждый источник пищевой энергии Дуггура концентрирует своё сознание на точках истечения удовольствия своего тела. Несмотря на предельную совместность производимого действия, каждое действующее лицо ориентировало себя исключительно на получение своего личного наслаждения. А в результате выделяемые энергопотоки не закольцовываются, а совершенно беспрепятственно исходят вовне, попадая в энергоприёмники Храма.
  
  Оператор прекратил воздействовать. Сложил руки. Спрашиваем.
  - Можно увидеть другие места общего энергосбора?
  Объём Представления гостя мигнул. И внутри него высветилось следующее помещение Здания Народной Любви. Данное помещение имело вытянутую прямоугольную форму. Процесс совокупления производился в положении лёжа. Но тоже вплотную, с непрерывным касанием тел по всему полю совокупления. Женщины закидывали свои ноги на спину мужчин, а своими руками держали за щиколотки мужские ноги другой пары. Женщины, лежащие первыми, держались за специальные каменные держатели, имевшие внешний вид весьма характерного характера.
  Погонщик Звука помещался внизу, под залом совокуплений. Звук шёл через каменные звуководы. Курильницы стелили ароматический дым понизу. Подключившись к ощущениям переплетённых тел, представитель Ахерона понял, что наркотический эффект в данном месте выражен сильнее, чем в предыдущем.
  Но главное, конечно же, состояло в движении энергопотоков. Энергетику первого зала можно было уподобить движению воды в круглом тазе, раскручиваемом медленными движениями. Энергетику второго зала скорее следовало уподобить движению воды в вытянутом коробе, раскачиваемом из стороны в сторону. Энергетическая волна бегала взад-вперёд, отражаясь от специально подготовленных стен.
  Другими словами, энергетика первого зала работала по принципу ускорителя. Второго - сгустителя.
  
  - Подземелья? - спросил представитель Ахерона.
  - Работа в подземельях будет производиться завтра. Танцы, совокупления, танцы, совокупления. Всю ночь. Работа в подземельях в первую очередь связана с воздействием на энергопотоки силовых линий планеты. Данными конкретными действиями занимаются другие операторы. Из числа ближайших помощников Властелина Дуггура.
  Представитель Ахерона удовлетворённо кивнул.
  - В таком случае, если есть возможность, покажите следующую разновидность пищи.
  
   30-04
  Небольшое, относительно, помещение. Плотно, но без неудобств, размещённые женские тела. Обнажённые. Потеющие. Прерывисто дышащие, со слабо, но отчётливо выраженным постаныванием. Колыхающиеся колебания тел напомнили представителю Ахерона кишение опарышей в открытой ране умирающего боевого слона. Там, на поле битвы под Кюй-Шюй акк-Суукк. Поэтому он тут же сменил диапазон восприятия.
  В диапазоне восприятия эфирных тел всё выглядело иначе. Обоюдное шевеление пальчиками рук между ног напарницы, совмещённое с поперечным трением грудками и змеиными выбросами мгновенно переплетающихся язычков, усиленное вибрирующими погружениями между ягодицами напарницы коротких жезлов из святого дерева другой рукой, - воспринималось ощущением улучшения вкуса их аур. Нити силовых линий каркасов эфирных тел, шарики чакр, отслаивающиеся волны от энергококонов аур. И - секторные потемнения аур в области живота.
  Со своими комментариями вмешался оператор Дуггура:
  - Разовые сеансы приводят только ко временному потемнению ауры. Регулярные сеансы записывают изменения в эфирное тело. После чего данная самка становится способна рожать тела, управляемые заполнителями по самой последней разработке Господа нашего.
  Голова представителя Ахерона удивлённо шевельнулась.
  - Последняя разработка? Полностью неодушевлённые тела внешнего управления? Но они же применяются массово только в обрабатываемых мирах, изменяемых на путь техно-технического существования!
  Оператор Дуггура согласно склонил голову:
  - Неисповедимы пути Господа нашего.
  - Да исполнит он повеления Светоносца , - добавил почтительно представитель Ахерона.
  Оператор Дуггура склонил голову ещё ниже, затем поднял.
  - Продолжаем? - спросил он.
  - Продолжаем, - милостиво ответили ему.
  
   30-05
  Зальчик подхрама Всеобщей Любви также обладал относительно небольшими размерами. Приблизительно равными предыдущему. Но имелись и отличия. Во-первых, запах. Помимо пищевых людей, внутри имели место быть объекты и субъекты совокуплений из числа животного мира. Во-вторых, закон замыкания энергоцепей при доении эфирных тел, внешне выраженный как закон соприкосновения тел, здесь имел несколько иное воплощение. Оно и понятно, почему. Эфирные тела людей одинаковы, соответствуют единому образцу, штампу, шаблону в Матрице Реальности планеты. Эфирные тела других существ отличаются от человеческих по числу и расположению чакр, густоте каналов и коллатералей, по частотным характеристикам отличаются. В общем - качественные отличия. Поэтому в подхрамах Всеобщей Любви применяются перекрёстное взаимоиндуцирование изменённых аур.
  Аура, как известно, состоит из нескольких коконов. Сиреневое свечение вплотную к телу, - это внешние границы эфирного тела, энерго-информационного объёма для заполнения плотью. Далее, на разном расстоянии от тела, - ещё несколько оболочек. Ввиду того, что перекрёстное взаимоиндуцирование подразумевает всеобщее смешение, размер зала не должен превышать радиус человеческой ауры: то есть расстояния от эфирного тела до последней, самой дальней оболочки. А для гарантии качественного смешения пусть помещение будет даже немножечко поменьше.
  Так что внешне всё выглядело так: помещение странной формы, обработанное хирамами в строгом соответствии с Учением о Форме. Тоже понятно, почему. Погонщик Звука на подхрам, со всем множеством его отдельных келий, - один. Звук передаётся на стены и входит в человеческие тела в неслышимом для человеческого уха диапазоне восприятия. Здесь почти всё зависит именно от формы помещения.
   И уже внутри рабочей формы, на некотором расстоянии друг от друга, - размещается производство совокуплений.
  Вот мужчина томно покряхтывает над крупом кого-то четвероногого. Вот женщина, в специальном приспособлении, принимает в себя крайнюю плоть другого четвероногого, покрупнее. Животное яростно дышит.
  А вот сценка поинтереснее. Действующие лица: две человеческие самки и змея неопределённого пола. Одна самка полулежит, опираясь спиною на некое наклонное приспособление, раздвинув и согнув ноги. Радом с нею уселась вторая. Уселась очень интересно. Так, чтобы большой палец ноги первой зашёл ей между ног, - и немножечко внутрь. Облизывая розовым язычком припухшие, покрасневшие губки, вторая двигается всем телом, отчего пальчик ноги первой производит внутри её тела весьма приятные шевеления. Движения же телом происходят от того, что вторая заправляет между ног первой, вглубь тела той, хвостом вперёд, тело некрупной змеи. Быстро управившись с явно привычным делом, вторая чуточку придавливает шею змеи, отчего змея начинает двигаться всем телом, пытаясь освободиться от захвата. А первая человеческая самка от этих движения свободы тут же закатила глазки, задышала и застонала. Не забывая при этом пощипывать руками набухшие, затвердевшие соски двух выпуклостей поверх своей грудной клетки.
  В изменённом диапазоне восприятия выглядело всё происходящее несомненно вкусно, но - несколько необычно. Наконец представитель Ахерона со скрытым внутренними неудовольствием всё-таки обратился за разъяснениями к оператору Дуггура:
  - Всё это очевидно увкусняет посмертные сути смертных. Но статус получающейся в данный момент пищи несколько необычен. Это не обычная еда. Но и не Пряность.
  Оператор Дуггура ухмыльнулся и ответил:
  - У нас это называется Приправа. Это действительно не Пряность. Пряность у нас также изготавливается, но её просмотр мы оставим на сладкое, если нет возражений... А Приправа - это есть некоторым образом заменитель Пряности, хотя и более слабый, конечно же. Но если Пряность почти полностью уходит в пищу Господу и Властелинам Цитаделей, то Приправа достаётся всем. Скажу даже больше. Часть энергии, полученной от доениия аур пищи, уходит на изготовление мыслеформ и записывание получившихся мыслеформ в соответствующие разделы Памяти Планеты.
  Это - задел на будущее. Если данная планета будет направлена даже не на техно-магический, а на полностью техно-технический путь существования, то в будущем будет возможно, - затратив очень малые усилия, - получить большое количество Приправы. Сделав состояние Приправы сперва допустимой, а потом и обязательной нормой бытия пищевого человечества.
  Представитель Ахерона задумчиво покачал головой.
  - Да, впечатляет, - неохотно признал он. - Этак Дуггур действительно станет неприкосновенной стороной в борьбе за первенство...
  Оператор хмыкнул.
  - ... за первенство в выполнении планов Господа нашего, - тут же поправился представитель Ахерона. Так быстро поправился, что всё сказанное им вполне можно было представить как одну единую фразу без каких-либо подозрительных намёков.
  
   30-06
  Сильная половина человечества Дуггура также испытывала потребность в Чистой Любви. А Чистая Любовь, как известно всем из проповедей священников, - это есть акт возлюбления ближнего своего, не отягощённый бытовыми загрязнениями помыслов. Нет, совокупляться с женщинами, конечно же, нужно. Хотя бы потому, чтобы народилось следующее поколение служителей Божественной Любви. А то вдруг боги - и без служения им. Да разве же такое возможно допустить?
  Нет, ну, конечно же, иногда можно и молодость вспомнить. Девку молоденьку, сочну - на шишку насадить. Но это опять же не совсем то. Баба - она и есть, - баба. Её хоть взрослу, хучь недовзрослу, - а всё равно оно как бы по обычному выходит, как бы по принуждению.
  Полюбление человека человеком в высоком, свободном, истинном, то есть - дуггурском смысле сего слова, - также производилось в относительно небольших залах. Соответствующих тем же требованиям, что и залы Всеобщей Любви.
  Молодые, аппетитные телами вьюноши, - старались, трудились, зарабатывали себе будущее. Только лучшие из лучших, доказавших беззаветную приверженность принципам Чистой Любви, - смогут впоследствии стать священниками Дуггура.
  Вот как этот, например. Он стоит у ложа с каким-то грубым мужланом, паломником из провинции. И терпеливо, улыбчиво, трепетно касаясь ладонями его тела, проводит разъяснительную работу. Что, мол, не с его, паломника, весом, наваливаться на понравившегося мальчонку. Нет. Чистая Любовь - она прежде всего состоит из нежности. Поэтому сейчас мы освободим ложе, - сойди, мальчик, - а потом вы, уважаемый паломник, на него ляжете. На спину, конечно же. Ну вот, хорошо. А теперь мальчонка на вас сверху ляжет, попкой своей очаровательно аппетитной, да на ваши, уважаемый паломник, внушительные чресла...
  Да не напрягайтесь так, уважаемый паломник, чувствуете же, как изгибает спинку мальчонка? Это он попку расслабляет, Врата Чистой Любви, так сказать, нараспашку делает... Да не торопитесь вы так, уважаемый паломник! Можно подумать, вам тут группу девок привели для скоростного осеменения, в каждую брызнуть торóпитесь... Вот так, медленно, неспешно, нежно, отдаваясь ощущениям... Представьте себе, что и вы сами возлежите на лоне Бога вот так же вот, и Он, Бог Дуггура, входит в вас... Вспомните заповедь Святой Книги: "Любите так, как хотите, чтобы и вас отлюбили"...
  Ах, уважаемый паломник, да вам, поди, и невдомёк, что вы сейчас, с мальчонкой этим нежным, копируете, повторяете, так сказать, святое деяние из Святой Книги. Помните, как там? "И возлюбленный ученик Бога возлежал на груди Его..." Да! Да!! Понимаю ваше изумление, дорогой паломник. Вы думали, что Святая Книга сама по себе, а вы - сами по себе? Нет. Не-ет... "Заповедь новую даю вам: как Я любил вас, так и вы да любúте друг друга. По любви этой вас везде узнавать будут, что вы Мои ученики..." Вот, во-от...Святую любовь делаете, уважаемый паломник, святую, заповедную... И не просто так сказано было мною, что вам, уважаемый паломник, себя представить надобно лежащем на лоне Боге. Ибо сказано в святой Книге: "Где двое уединились во имя Моё, там и Я с ними..."
  Так что, уважаемый паломник, входя в мальчонку сего, символизирующего ученика возлюбленного Бога Дуггура Святаго, повторяете вы святое деяние. "Как возлюбите, так и возлюблены будете...", - говорит нам Святая Книга. Посему проникнитесь нежностью божественною к возлежащему на груди вашей. И как вы оставите семя своё плотское в символизирующем ученика, так и Бог Дуггура оставит в вас семя духовное, семя пречистое, что прорастёт в душе вашей и даст плоды божественные, плоды райские, плоды не от мира сего, но от мира тонкого, духовного, божественного...
  Что? Почему не всё так же подробно описано в Святой Книге? Ну, уважаемый паломник, многое передаётся только во время таинства богослужения, только устно, во время священнодействия. Ну и нельзя же, в конце концов, доверять папирусу святое святых...
  ...И ещё чуть-чуть о плотском. Не забывайте во время богослужения легонечко оглаживать юные чресла возлежащего на вас. Он хоть и маленький, но тоже хочет немножечко кончить....
  
   30-07
  Представитель Ахерона продолжил внимательно оглядывать помещение. Кроме актов копирования эпизода из Святой Книги Дуггура, орудие богослужения сосали, тёрли им же в подмышечную впадину и совершали ещё ряд иных деяний. Самым оригинальным, на взгляд представителя Ахерона, оказался "моргульчик". Термин был любезно подсказан оператором Дуггура.
  Само деяние состояло в следующем: младой служитель лелеял в ладонях яйца паломника, а сам, посредством частого моргания верхним веком, ласкал длинными пушистыми ресницами точку "стяжки", расположенную в моменте перехода головки богослужебного орудия в его ствол. Иными словами, совершал сверхслабое раздражение самой чувствительной точки мужского организма.
  В изменённом диапазоне восприятия отчётливо наблюдалось, как внешние каналы и коллатерали энерго-информационого кокона, составной части эфирного тела, - меняли точки своего перехода. Любое тесное соприкосновение, то есть любое касание тел, - объединяет два эфирных тела в одно. А уж глубокое проникновение, - тем более. Не предусмотренные соединения каналов и коллатералей изменяли частоту вибраций обоих анти-естественно соединённых тел. Происходило общее понижение частоты системы тела, таким образом пытающегося сохранить себя от цепной реакции рассинхронизации отдельных органов, задействованных в энерго-информационном взаимодействии, не предусмотренном конструкцией тела.
  - Вкусно, - подытожил представитель Ахерона.
  Оператор Дуггура вывел на своё лицо улыбочку насмешливого превосходства, для видимости облачённую в вежливую форму.
  - Единичные сцены парных совокуплений смотреть желание есть?
  - Потом, в записи. Вряд ли данная разновидность окажется внушительнее коллективных оргазмов массовых сборищ. Надо полагать, что испытавшие подобное один раз затем будут стремиться ощутить подобное снова и снова?
  - Да, часть энергии тратится именно на это. Коллективные оргазмы имеют самый оглушающий, самый приводящий в зависимость вид доения двуногой пищи. Пища грубая, но сытная и обильная. А для дальнейшего её увкуснения существует Приправа.
  Представитель Ахерона покачал головой:
  - Ну что же, с городским населением Дуггура в общем и целом понятно. Надо полагать, что отдельные поселения в джунглях имеют свою специфику?
  - Конечно. Службу операторов пищевых энергий предупредили о возможном круге интересов представителей иных Цитаделей. Поэтому нами были подготовлены записи нескольких эпизодов повкуснее. Точнее, так: достаточно вкусных, но и достаточно обыденных.
  - Какова система записи?
  - Каждое поселение Дуггура имеет центрального идола поселения на площади общего сбора, - это ретранслятор. Плюс индивидуальные идолы в хижинах. Они производят непосредственную считку.
  - Какие формы воздействия оказывают идолы?
  - В зоне действия идолов отсутствуют кровососущие насекомые, опасные животные и змеи. Энергии малые группы выделяют мало, практически вся она уходит на охранные функции идолов. Пища снимается только в Храмах. Именно поэтому в религиозную обязанность сельских жителей входит не менее одного паломничества в год.
  Можно сказать больше. Города Дуггура - это наши кормушки. А малые поселения - это наши опытные делянки. Результаты опытов могут быть разными, и они не должны оказывать отрицательного воздействия на налаженное пищевое производство.
  - Логично, - согласился представитель Ахерона. - Но всё же записи можно посмотреть и позже. А что-нибудь из происходящего прямо сейчас?
  
  Оператор внимательно осмотрел своё хозяйство. Резко кивнул, совершил некие действия, и в Объёме Представления гостя Дуггура появилось изображение внутренностей некоего, явно служебного помещения. Бамбуковый каркас, покрытый пальмовыми листьями. В щели пробивается дневной свет. В столице Дуггура сейчас ночь, богослужебное время, значит, показывается достаточно удалённая местность.
  Самым примечательным объектом удалённого места являлось каменное изваяние мужского органа дуггурского богослужения в рабочем состоянии, со всеми, точнее - двумя, - причитающимися дополнениями. Всё это добро крепилось на макушке каменного же изваяния человеческого черепа, в несколько раз больше натуральной величины. Назначение приспособления выяснилось немедленно. Внутрь помещения вошли две самки. Одна - молодая, судя по ауре, жаждущая совокуплений. Вторая - старая, сухая, сморщенная, в каких-то подвесках очередной человеческой религии, внутреннего кнута Цитаделей по отношению к пище.
  Под бормотание и постукивание в какой-то ритуальный бубен молодая самка встала прямо над черепом с членом на макушке, отчего её ноги сами собою раздвинулись на нужную величину. Затем, опять же по командам ритуальной старушки, молодая самка, помогая себе пальцами рук, нанизала своё женское естество на каменное изваяние горячего мужского достоинства. Судя по гримаске на мордочке и изменениям в ауре, - процедура болезненная.
  Служительница ритуала посмотрела на глубину погружения, или приседания, - не важно, - и осталась недовольна. Отложив в сторону свой погремучий инструмент, она с силой надавила на расставленные ноги молодой самки. После чего последняя вскрикнула, прикусила губу. На глазах её выступили слезинки.
  Старушенция, внимательно осмотрев, чуть ли не обнюхав место соединения камня и плоти, снова что-то забормотала, затрясла бубном. Затем остановилась, неодобрительно пожевала губами, неохотно подала знак окончания ритуала.
  Помогая себе руками, молодая самка со следами боли в ауре сняла себя с окровавленного камня и, прижав руку к болящему месту, несколько враскоряку удалилась. Следом вышла ритуальная старушка и изображение погасло.
  - И что? И - всё?!
  Представитель Ахерона был явно разочарован в своих ожиданиях. Оператор Дуггура, посмеиваясь, пояснил, что данная опытная делянка используется в совместном эксперименте с Цитаделью Маггиф. Целью ритуальной дефлорации, обязательной для всех вступающих в регулярную половую жизнь, является не собственно разрывание девственной плевы, а введение в организм самок неких специализированных микроорганизмов, разработанных в Цитадели Маггиф. После чего добавил, что суть эксперимента находится вне его компетенции и контролируется лично Властелином Дуггура.
  Полюбовавшись на недовольную морду представителя Ахерона, оператор хмыкнул. Выражение лица заезжего Змеезубого напомнило ему вчерашнюю сценку в общежитии богослужебных мальчиков при подхраме Чистой Любви. Традиционный розыгрыш новичка: предлагают закрыть глаза, обещая положить в рот самый вкусный в мире член, а взамен суют палец, специально измазанный в свежей сопле. Ну точь-в-точь мордочка.
  Всё ещё посмеиваясь себе под нос, оператор внимательно осмотрел всё своё хозяйство и в Объёме Представления гостя снова возникло новое изображение.
  
   30 - 08
  
  Следующая сцена спектакля по сценарию Властелина Дуггура состояла из принесения в жертву первенца. Тоже день, тоже отдалённое от столицы Дуггура место. Центральный идол ретранслятора, на общинной площади собраний. Всё поголовье сельской пищи окружило его полукругом, лицами к передней стороне идола. Стоя на коленях и покачиваясь, монотонно и низкочастотно, они исполняли ритуальный гимн: шестнадцать слогов, зацикленных на круговой повтор. Перекрёстная акустическая взаимоиндукция надёжно вводила небольшую, но плотно сбитую толпу в трансовое состояние наркотического характера. Состояние особенное, не обыденное, запоминающееся. Официально трактуемое как состояние взаимодушевного слияния с низшими богами Дуггура.
  Из норы у подножия идола, встревоженная необычной вибрацией, выползла священная змея селения. Свернувшись в кольцо, она приподняла верхнюю часть тела. И, спустя некоторое время, змея также начала раскачиваться. В такт движениям стоящих на коленях людей. Что ещё более повысило энтузиазм собравшихся. А как же! Священная змея высказала согласие принять положенную ей жертвенную пищу: молоко, сцеживаемое из груди юной матери весь период лактации. Согласно религиозным постулатам селения, выпитое змеёй грудное молоко становится пищей младенца, отданного богам для превращения в охранного духа селения.
  Священнослужитель селения вынес и поставил у подножия идола священную корзину, сплетённую святым образом из освящённых идолом свежесрезанных прутьев предрасположенного к святости растения.
  Юная мать, сидящая на пятках впереди остальных собравшихся и в последний раз покормившая грудью своего первенца, встала, подошла к подножию идола и опустила, положила голенького спящего сосунка в священную корзину. Священнослужитель селения покрыл вытянутый короб конусовидной крышкой и, бережно взяв под локоток юную мать, отвёт её на установленное богами расстояние. Где они и присоединились к остальным участникам святого представления по сценарию Властелина Дуггура.
  Ждать пришлось недолго. Сквозь множество отверстий в плетёных стенках святого вместилища первенцев полыхнула характерная вспышка принудительного телепорта. Собрание вздохнуло единой грудью: свершилось!
  Священнослужитель селения подошёл к подножию идола, снял конусовидную крышку одной рукой, второй поднял и показал собравшимся пустую корзину. Священнодействие завершено. Безопасность всего селения будет теперь охранять дух жертвенного младенца-первенца. Пока есть молоко в материнской груди, до второй беременности, дух будет получать свою пищу посредством священной змеи. Когда же молоко иссякнет, дух растворится в окружающем мире, снова став частью джунглей.
  Площадка общих собраний практически опустела. Только у подножия идола происходил акт сцеживания молока. Юная мать снова привычно сидела на пятках, а столь же юный на вид самец то приникал ртом к одному из двух бутонов её груди, то сливал изо рта её молоко в священную плошку для кормления священной змеи селения. Самец был мужем жертвоприносительницы. И все последующие дети от той же самки будут считаться его детьми. А первенец, согласно религиозным постулатам селения, это не совсем человек. Потому что к его зарождению некоторым образом причастны боги Дуггура, духи джунглей... Первенец - он не от мира сего, мира людей, и потому среди людей его лучше не оставлять. А то, рассказывают старики, ТАКОЕ может случиться, ТАКОЕ...
  Лучше уж пусть всё будет как обычно, как заведено предками, как предписано богами. Так оно и надёжнее, и спокойнее. Изменений к лучшему не бывает. Нет новостей - вот самая хорошая новость...
  
   30-09
  - Несколько напоминает Цитадель Вавван, - сказал представитель Ахерона. - Там тоже используют этот трюк с принудительным телепортом. Новорождённые младенцы, тоже на девятый день, относятся в тамошнее местное святилище, где их и оставляют перед тамошним святым идолом. Закрывают двери и бормочут свои гимны. Звуковые характеристики почти такие же, как и у вас. Тамошний оператор через идола проверяет полученный объект. После чего принимается решение о его дальнейшей участи. Три варианта. Большинство младенцев признаётся людьми племени и возвращается родителям. Некоторые, по своим данным пригодные для особого использования, изымаются таким же святым способом, принудительным телепортом. Согласно тамошней религии, в этом младенце воплотилась душа духа-защитника, погибшего в бою со злыми демонами, желающими погубить людской род...
  Оператор Дуггура фыркнул смехом. Представитель Ахерона благосклонно кивнул ему и продолжил:
  - ... и боги, вроде как, забирают своего обратно к себе. В этом случае внутрь помещения впрыскивают на откате вещество, дающее приятный для тамошних людей запах. "Благоухание богов". Все счастливы.
  Молчание.
  Оператор выдвинул вперёд и вверх нижнюю челюсть, со скрипом почесал натянутую кожу.
  - Внезапный провал памяти? - спросил участливо.
  - Насчёт третьего варианта? - небрежно переспросил представитель Ахерона. - Скорее приятные воспоминания.
  - Приятные? В Вавване?!
  - Третья разновидность младенцев сжигается заживо у подножия идола. Это очень вкусно. Объяснить - почему?
  - Зачем? - пожал плечами оператор. - Часть изъятых нами первенцев также сжигается. По той же самой причине. Остальных используют в ритуалах изготовления Пряности.
  - А не выгоднее ли пустить их в производство? Аура предмета наблюдаемого нами изъятия очень вкусна. Надо полагать, что полученное от подобного объекта потомство будет ещё вкуснее. Можно вывести целое племя Пряности, или, в худшем случае, племя Приправы.
  Оператор выпустил на лицо усмешку превосходства.
  - Некоторые вещи, - сказал он, - очень просты. Взять тот же Вавван. Сожжение младенца объясняют пище вселением в тельце злого духа, в чём объявляются повинными родители, за что их следует подвергнуть процедуре очищения и покаяния. Это общеизвестно. Это примитивно.
  Другие вещи более сложны. И кажутся простыми только на первый взгляд. Представитель уважаемой Цитадели Ахерон спутал понятия "вкусность" и "жизнеспособность".
  Вкусный с рождения очень часто не жизнеспособен. У особо вкусных потомство либо не рождается вообще, либо рождается мёртвым. Два-три поколения вкусности, а потом - массовое недоедание, а то и голод. Оно нам нужно?
  Представитель Ахерона хмыкнул.
  - И чем же это вы так увкусняете именно первенцев?
  - Процедурой зачатия, естественно, - ответил оператор.
  
   30-10
  Внутренности пальмовой хижины показывались глазами семейного идола: сверху от дальней стены. Ввиду того, что снятие информации предполагалось производить и днём и ночью, и внутри хижины, и даже за её пределами, сквозь стены, - диапазон восприятия был выбран наиболее удобный. Ориентированный на восприятие потоков внутренней энергии, а не на детальное изображение внешности. Поэтому внешность маленьких смуглых людей была практически неразличима. Зато хорошо различались такие важные вещи, как активизация и увеличение диаметра чакр. Взаимопроникновение и взаимопереплетение энергопотоков в каналах и коллатералях. Отчётливо прочитывалась эмоциональная составляющая мотивации поведения. Созданы все предпосылки для чтения простых и примитивных мыслей и помыслов двуногой пищи.
  Помыслы отца семейства, изготавливавшего какое-то примитивное орудие труда, сосредотачивались на процессе изготовления. Но вот пальмовые листья входа раздвинулись и вошла очень молодая самка, чья аура показывала наличие возбуждения, смущения, предвкушения удовольствия, предчувствие боли, трепет полустраха прикосновения к чему-то большому, значительному, дотоле запретному. А также ряд иных мелких нюансов.
  Маленькая фигурка опустилась на колени перед трудящимся самцом и произнесла несколько слов.
  - Отец! Он наконец-то предложил мне войти в его хижину.
  Работающий остановил руки и поднял голову.
  - Он уже построил хижину?
  - Да. В том месте, где и показывал. Я готова. И прошу исполнить ритуал твоего благословения перед лицом богов Дуггура.
   Аура самца изменилась. Отобразив одновременно и осознание неожиданности чего-то давно ожидаемого, и ощущение удовольствия за кого-то, предположительно за дочь. И ощущение некоторого сомнения.
  - Ты бы хоть предупредила заранее, - со смешком сказал он.
  - Почему? - спросила она.
  - Потому что твоя мать не давал мне уснуть чуть не до утра.
  - Я знаю, - ответила она. - Я тоже не спала. Я представляла, что это меня - так. И стала совсем-совсем мокренькая. Там, внизу. И у меня так часто-часто билось сердце.
  Она подошла к нему, опустилась на колени, откинула в сторону передний квадрат ткани Святого Пояса. Замерла на миг. Прерывисто вздохнула и положила руки на орган грядущего благословения.
  В изменённом диапазоне восприятия было отчётливо видно, как по каналам и коллатералям на поверхности кожи оранжевое возбуждение её второй чакры возбудило резонансные колебания в оранжевой чакре у него. Активизированные внутренние энергоканалы эфирного тела, управляющие поведением плоти, погнали усиленный кровоток в готовящиеся к работе органы, - у обоих.
  Представитель Ахерона впервые так детально наблюдал активизацию второй чакры.
  Энергоструктура самца, его нижний, рабочей части, - более всего напоминала со стороны увеличивающийся в диаметре оранжевый шар. А уже от него, в вытянутый, исполненный кровью рабочий орган, - начала прорисовываться: трёхгранная пирамидка? подобие хвоста змеи? полупрозрачный рог?
  Внутренняя картина происходящего в её теле более всего напоминала воронку в песке от падения с большой высоты тяжёлого каменного шара. Её оранжевая чакра стала как бы навершием конуса со смещённой в сторону центральной осью. Не один узкий готовящийся к выбросу энергопоток, а целый объём чуть разреженного оранжевого тумана почти на всю передняя часть туловища и ноги до колен.
  
  Пока дочь только взвешивала в ладонях его висящее снизу, отец ласково гладил её по голове, по волосам, как маленькую. Когда же поглаживание и разминание оружия благословения сменились на шевеление пальчиками поверх горячей мясной палки, его руки сами собою переместились ниже. На её щёки, шею, груди. Обхватив расставленными пальцами торчащие в стороны упругость заострённых конусов и прихватив затвердевшие соски между больших и указательных пальцев, он повалил её набок.
  Одной рукой продолжая удерживать его горячительную удлинённость, другой она откинула в сторону передний квадрат своего Святого Пояса и положила свою ногу поверх его ног.
  - Только не порви Святой Пояс, - сказала она. - Без Пояса можно только мужу...
  Дрожащий пламенной яростью выступ его тела, подведённый её рукою к месте собственно благословения, сделал первую попытку проникнуть внутрь её тела.
  Её дыхание участилось, тело расслабилось и из положения на боку она как-то само собою оказалась лежащей на спине с согнутыми в коленях и расставленными ногами. Обе её руки вцепились в его бёдра, как бы протестуя против болезненного ощущения там, внизу. Её тело даже сделало попытку, извиваясь, выползти из-под нависшей над нею тела головой вперёд. Но его ладони, надёжные руки отца, уходящие внутрь от опорных локтей, легко удержали её на месте.
  Внутри её тела что-то лопнуло, она вскрикнула, но боль не прекратилась, Как не прекратилось и движение внутри неё.
  
  Представитель Ахерона и оператор Дуггура холодно и отстранённо наблюдали процесс ритуального кровосмешения. Тело самца полностью залил оранжевый цвет, - в изменённом диапазоне восприятия, конечно же. Все проявления мыслительной деятельности грубо задавил двигательный рефлекс. Хотя, строго говоря, религиозные постулаты приказывали главе семьи произвести ритуальную дефлорацию, не более чем.
  Оператор Дуггура не раз наблюдал, как в ритуальном обряде участвовали трое: муж, жена и дочь. Добившись разрыва девственной плевы, и закапывания кровью внутренней поверхности бёдер дочери, отцы бросались на жён и безумствовали уже внутри законных тел.
  Но если рядом не было другой самки, впрыск семени отца в лоно дочери был обеспечен. Хотя напрямую ритуал этого не требовал. Требовалась капля ритуальной крови на его члене, - но не более того.
  Однако, инстинкты, а порою и результаты паломничества в Дуггур, баловство с "молоденьким мясцом", - сильно препятствовали изъятию органа благословения из органа благословляемой. И в большинстве случаев первая беременность получалась в результате ритуального инцеста. Хотя, как было сказано, прямого приказа на инцест боги Дуггура не давали. Что предоставляло возможность для манёвра в любом непредвиденном случае...
  
   Дождавшись, когда последние содрогания отцовского тела утихнут, а дыхание успокоится, дочь пошептала ему на ухо:
  - Можно, я пойду к нему?
  Отец молча покивал головой. Перебирая руками по обе стороны от её тела, встал на колени. Посмотрел на представшую его глазам картину. Хмыкнул. Провёл пальцами по внутренней поверхности её бёдер. Размазал капли крови в вытянутые красные полоски поверх смуглой кожи. Вздохнул, возвращаясь к прерванному трудовому процессу. Наконечник для копья он там выделывал, что ли? Такие тонкие подробности восприятие через идола не улавливало.
  Благословённая меж тем удалилась за хижину. Где её с нетерпением ожидал будущий муж.
  Воспринимающая система каждого идола являлась круговой. И расположение хижин утверждалось местным священнослужителем Дуггура. Точнее - оператором сбора пищевых энергий, управлявшего поведением погонщика двуногой пищи посредством внутреннего голоса в его голове. Поля восприятия идолов любого селения Дуггура обязаны составлять единое поле воздействия, замкнутую энерго-информационную цепь. Что, в частности, даёт возможность переключаться для снятия энергии или информации с одного семейного идола на другого. И новая хижина будущей пары, утверждённая к строительству на одном из выбранных мест именно по вышеизложенному принципу, уже была оборудована новеньким идолом. Святым образом появившимся в телепортационной корзине. Но идола, согласно религиозным воззрениям селения, следовало ещё и освятить. То есть, совершить естественное между мужчиной и женщиной в присутствии идола, временно поставленного в изголовье ложа, и местного священника, читающего свои молитвы у ног совокупляющейся пары. Если глаза идола загорятся, это будет доказательством того, что жертва любви принята, - и юная пара отныне признаётся полностью взрослой.
  Именно побуждением к последней святости и занимался подпрыгивающий от нетерпения будущий муж, пережидавший за стеной хижины ритуал святого отцовского благословения. Невеста отнекивалась, указывала на кровь, просила подождать до завтра.
  - Ты что, не понимаешь? - говорила она. - Мне же больно будет! Потерпи немного. До завтра? Ну?
  - Это ты ему объясни! - с жаром говорил будущий муж, откидывая передний лоскут Святого Пояса и показывая заждавшегося, покрасневшего от натуги дружка.
  Невеста хихикнула, обняла приподнятое и прижала к своему пупку. Будущий муж тут же жарко задышал, сунул руки под задний лоскут её Святого Пояса, крепко сжал её ягодицы и, прижавшись к её телу покрепче, совершил несколько извивающихся движений. После чего тут же кончил. Перевозбуждение оранжевого энергоцентра, однако. Сколько времени в напряжённом состоянии - чего же вы хотели?
  Ощутив, как в её пупочное углубление ударило в несколько толчков нечто тёплое и вязкое, невеста лукаво спросила, глядя в виноватые глаза, дотерпит ли он до завтра, - теперь.
  Последовал глубокий вздох и согласное кивание. Будущий муж удалился, а счастливая невеста, оставшись в относительном одиночестве, принялась медленно размазывать по коже живота и груди его нетерпеливые любовные выделения.
  
  - Ну что же, вкусно, - говорил представитель Ахерона. Движениями ладоней вокруг Объёма Представления укрупнял детали, наблюдал изменения в ауре, эфирном теле.
  - Если не ошибаюсь, произошло зачатие. Первенец получается кровосмесительным, от отца. Вкусненькое готовится существо...
  - Слишком вкусненькое, - говорил оператор. - Сам факт беременности от отца вносит достаточные изменения в эфирное тело самки. Это увкусняет энергию совокуплений, выделяемую при жизни. Это увкусняет процесс поедания выделившейся посмертной сути. Данного вполне достаточно. Слишком хорошо - тоже нехорошо. Думать следует не только о настоящем, но и о будущем.
  - Понимаю,- вздохнул заезжий гость.
  Представитель Ахерона напоминал сейчас тигра в клетке. Голодного тигра. У носа которого долго крутили пышущий свежей кровью кус мяса, а потом вкусное унесли и выкинули с обрыва.
  - Материнские организмы для воздействия на эфирные тела потомства тоже применяются?
  - В другом селении. Результаты опытов не следует смешивать. Подготовка к предстоящему совокуплению подобного рода пока что не наблюдается. Но имеется запись. Смотреть будем?
  - Будем, - вздыхал представитель Ахерона.
  
   30-11
  Эпизод первый. Семейная хижина. Все спят. Четверо детей. Старший, судя по ауре, - сын. И три дочери. У сына возникают изменения в ауре. Затем член полунапрягается и выбрасывает семя. Первая поллюция. Мальчик созрел.
  Эпизод второй. Обнаруживается произошедшее ночью. Отец выгоняет дочерей готовить пищу. Мать объясняет сыну, что с ним произошло. Говорит о ритуале Возвращения Долга. Отец бросил своё семя в лоно матери, и появился ты, говорит ему она. Теперь ты должен вернуть семя в материнское лоно, чтобы вернуть долг женскому телу, породившему мужчину. Мужчины - они особенные, их рождение наносит урон рождающей. Чтобы исцелить мать, первое сознательное семя следует вернуть. Далее мать обучает сына, за какие места следует трогать женщину, объясняет другое. Одним словом, поясняет то, что он видел и слышал ночами в общей хижине.
  Идол прекрасно передаёт эмоциональные оттенки аур. Материнская привязанность к потомству, характерная для всех самок животного мира, несколько видоизменяется в данном случае. И пока рефлексы заставляют мальчонку судорожно бултыхать тоненьким членом в материнском лоне, в мозгу материнского организма возникают воспоминания беременности, ощущения нежности к растущему внутри неё. Укол печального вздоха по поводу быстроты протекания времени: давно ли толкался ножкой изнутри ей в живот, - а вот уже и ритуал Возвращения Долга исполняет!..
  Эпизод третий. Через некоторое время за хижиной. Он и младшая сестра, старшая из трёх. Она дразнит его, трогает свои маленькие грудки, откидывает на мгновение передний лоскут Святого Пояса, показывая упругий безволосый бугорок. Приближается всё ближе и ближе, провоцирует.
  Святой Пояс одинаков для всего Дуггура: тонкий ремешок на талии и два квадратных или вытянутых прямоугольных, - лоскута домотканой материи. Со святыми, опять же, знаками. Бёдра с боков практически обнажены. Прикрываются только заднее и переднее отверстие у женщин. Заднее отверстие и передняя подвеска у мужчин.
  Провоцируемый не выдерживает, принимается хватать провокаторшу за провокационные объекты. Передний лоскут его Святого Пояса сбивается в сторону, выставляя напоказ торчащий тоненький прутик его члена.
  Аура провокаторши показывает её неподдельный испуг. Она зашла слишком далеко. Обе руки засовываются между ног, тесно сжимаются коленки. Когда он валит её на землю, она изворачивается носом вниз. Задний лоскут её Святого Пояса сбивается на сторону, обнажая сжатые смуглые ягодицы. Представшая взору юного сперматозавра вертикальная щель её тела всего, - на взгляд, - в два или три раза больше испробованной сладости материнского лона. И не спереди, а сзади. Со спины. Но это не имеет никакого значения. Поэтому возбуждённый мальчик без тени сомнения пытается заправить свой выпятившийся прутик по указанному адресу.
  
  - Когда у самца вскипает сперма, у него скисают мозги.
  Это оператор пищевых энергий Дуггура лениво комментирует происходящее в Объёме Представления.
  
  Судорожноё дерганье очень быстро заканчивается временным облегчением. После чего между родственниками происходят краткий диалог. Она угрожает рассказать о происшедшем. Он в ответ упоминает местную религиозную легенду из жизни богов. Один бог трахнул в зад другого бога, после чего трахнутый стал рабом трахнувшего.
  - Так ты что, собираешься объявить меня своей рабыней? - спрашивает она.
  - Ага,- отвечает он, ухмыляясь.
  Она тут же приводит контрдовод: "он в неё не проник, потому что она сжала попку крепко-накрепко!" Он, довольно ухмыляясь, говорит, что глубина проникновения никого не волнует, если доказательства налицо, то есть, на её попке. Вона, даже на спинку чуточку затекло.
  В ответ на это она угрожает, что расскажет всем, что он быстро кончает. Ни одна ни за что не войдёт в хижину, построенную Быстрыми Брызгами, - злорадно заявляет она и добавляет:
  - Вечный позор мужчины - хочешь?
  После краткого обмена угрозами брат и сестра приходят к согласию сторон. Он не объявляет её своей рабыней. Они никому не рассказывает о его позоре. А взамен попросит свою лучшую подругу научить его кончать попозже...
  Эпизод четвёртый. Укромное место за хижиной. Те же двое и подруга. Подруга ложится на спину, отчего её Святой Пояс сбивается на сторону, предъявляя взору стоящего на коленях с задранным прутиком члена аппетитную упругость безволосого бугорка между её ног. Она аккуратно прикрывает жадно разглядываемое передним лоскутом Святого Пояса, поднимает ноги вверх. Прутик члена размещается в промежутке между бёдрами и коленями сжатых вместе ног. Сестра сидит у головы подруги. Обе самочки гнусно хихикают, глядя, как появляется и исчезает красное навершие будущего богослужебного органа.
  Эпизод пятый. Молодой самец, уже с более уверенным видом, сидит на пятках. Сестра склонилась к его паху, голова её шевелится, чуть повёрнутая набок. Руки брата, слегка склонившего туловище вперёд, трогают её маленькие грудки. Руки сестры перебирают пальцами бёдра брата. Лучшая подруга сидит сразу за спиной сестры. Точнее: полулежит, опираясь на локоть. Вторая рука играет с передним лоскутком Святого Пояса, периодически предъявляя распалённому взору самчика (молодого самца) обычно укрытое за передним лоскутом. Глаза самчика, неотрывно смотрящие на показываемое ему, начинают закатываться наверх...
  Эпизод шестой. Свежепостроенная пальмовая хижина. Лучшая подруга лежит на спине. Подрагивающие руки обученного ею расстёгивают её Святой Пояс. Свежий идол в изголовье, местный священник у ног. Долгое совокупление. Глаза идола загораются. Семейные узы объявляются вступившими в силу. Периодически видимое запретное обладает большой притягательной силой.
  Неожиданное продолжение эпизода. Сестра занимает место подруги, напоминая брату о каких-то прежних договорённостях. Брат смотрит на священника, тот кивает. Брат расстёгивает Святой Пояс сестре и повторяет ритуал создания семейных уз. Глаза идола вспыхивают подтверждающим светом.
  Оператор Дуггура комментирует:
  - Согласно религиозным постулатам селения брат может жениться на сестре, но только взяв её как вторую жену. Это происходит - время от времени. Сексуальные аппетиты нашей пищи достаточно высоки, а силы не беспредельны. Поэтому обычно сил самца хватает на удовлетворение только одной самки. Но иногда, не очень часто, но и не очень редко, - бывает и так. Общая хижина, все в одном помещении. Детские игры повторяют взрослую жизнь, - это естественно. Совать, естественно, ещё нечего, но просто поприжиматься, потренироваться, попривыкать к процессу взросления...
  Представитель Ахерона кивает.
  - Ну что же, достаточно вкусный образец.
  Оператор гнусно хихикает:
  - Это ещё не всё...
  Эпизод седьмой. Та же хижина. Наловивший рыбы и осеменивший обеих жён, самец спит беспробудным сном. Сестра и лучшая подруга, пользуясь полученным правом находиться в своей хижине без Святых Поясов, стоят на коленях лицами друг к другу. Одна рука каждой между ног второй, трение грудками, трепетание язычков, всё такое прочее...
  Представитель Ахерона удовлетворённо хмыкает:
  - То есть, мне показали целую интригу?
  - Точно так. Обоюдное вожделение между самками, запрет на проникновение внутрь друг друга до замужества. Удовлетворение потребности может быть произведено только в случае наличия общего мужа. Что и было проделано. Информация уже отправлена по инстанциям. Не исключено, что эта семейка будет вызвана богами в столицу...
  Представитель Ахерона одобрительно кивает, продолжая с интересом рассматривать происходящее.
  Оператор Дуггура, скосив глаза и немного помедлив, произносит:
  - В прошлый раз любовь между женщинами вызвала у представителя уважаемой Цитадели Ахерон несколько иную реакцию. Реакцию отторжения...
  - Только в лежачем виде. Ассоциативные связи в мозгу личного характера. Если вот так, на коленях, то очень даже мило. Им явно не хватает жезлов из святого дерева. До полного счастья.
  Оператор кивает.
  - Можно приступать к показу изготовления Пряности?
  Представитель кивает.
  - Сразу конечный вариант?
  - Лучше - поэтапно...
  
   30-12
  Ночной Дуггур. В изменённом восприятии видно, что город как бы окутан оранжевым туманом. Вибрации оранжевых чакр, беспрепятственно рассеивающихся в пространстве, насыщают пространство томительным вожделением. Когда становится без разницы: ты, тебя, человек, не человек...
  Ночь. Богослужебное время.
  Полнолуние. Время массового паломничества.
  Оранжевый туман, незримый для Новых Людей, сегодня особенно густ.
  
  Рабы влекут по улице носилки. В носилках - аристократы. Дядя и племянник. Удобно расположившись, ведут неспешную беседу. Говорят, в основном, - дядя. Племянник больше слушает. Но выражение его лица не оставляет сомнения в том, что на всё и про всё у него есть своё особое личное мнение. Однако: слушать - слушает. А как же иначе? Всё-таки - первый выход в свет...
  Забавно, кстати... Святое время - ночь. А разговоры идут про свет. Впрочем, так принято...
  - Мы - аристократы, - вещает дядя. - Мы - лучшая часть человечества, особо приближённые к богам. Скажу больше: между нами и богами нет никого. Рабы, свободные граждане, аристократы, боги. Четыре угла святой пирамиды.
  - Скорее четыре ступени лестницы в небо, - лениво отвечает племянник.
  - Можно сказать и так, - соглашается дядя. - Но более прилично иметь сравнение именно с пирамидой. Лестница - сооружение шаткое. Пирамида же непоколебима.
  Племянник хмыкает с независимым видом.
  Дядя усмехается чему-то своему, смотрит в сторону, сквозь полупрозрачные занавески. Изнутри видно окружающее более-менее чётко. А снаружи самое большое, что можно увидеть - смутные силуэты.
  - Один из смыслов бытия аристократии - негромко говорит дядя, - это соблюдение святых традиций. Скажу больше: всех традиций. И святых, завещанных богами. И лучших из человеческих, выработанных аристократией. Всё это служит стабильности общества и воцарению святости в мире.
  Племянник морщит нос:
  - Мне известны святые легенды.
  - Конечно, известны, - соглашается дядя. - Тебя же им обучали. Кстати, аристократы, - это единственные люди, практикующие потомственное обучение. Обычные люди легко обходятся небольшим количеством незамысловатых обычаев. Этого им вполне хватает в их немудрёном быте. Ну, рабы - это рабы...
  - А - боги? - усмехается племянник.
  Дядя улыбается в ответ.
  - Да, дружок. В конце концов, куда ни ткнись, а всё в этом мире упирается в богов. В богов и в служение богам.
  Племянник морщит нос.
  - Мне известны святые поговорки: "Все дороги ведут в Храм", "Зачем нужна дорога, если она не ведёт к Храму?"..
  - Храм храму рознь, - заговорщически усмехается дядя.
   Поворачивает голову, загадочно подмигивает. Во взгляде племянника просыпается искра интереса. Есть тайна? Обожаю тайны!
  - Тебе уже приходилось, и не раз, участвовать в общедоступном паломничестве, - продолжает дядя с полуотсутствующим видом. - Конечно же, аристократам прилично иногда бывает сходить в народ...
  - А после обеда сходить в нужник,- непередаваемым тоном произносит племянник.
  Дядя усмехается.
  - Рабы - это слуги народа. Народ - это слуги аристократов. Аристократы - это слуги богов. Идея божественного управления мирами проникнута возвышенной идеей иерархического служения. И тот, кто отказывается служить сам, обращается в вечное служение насильно. Тебе, может быть, ещё неизвестно. Но перед рабами военнопленными существовали рабы из сограждан. И именно те, кто отказывался служить богам.
  Племянник прищуривается, уточняет:
  - Это те, кому святая змея погружает свою голову в затылок?
  - Или в макушку, - говорит дядя, кивая на носильщиков. Из макушки каждого свисает на спину чешуйчатое тело святой змеи подчинения. Или - змеи святого подчинение. Прилично говорить и так, и этак.
  - Что, и - мне? Аристократу?
  Дядя усмехается.
  - Для палача нет чина и титула. Для богов нет неприкасаемых. Впрочем, могу тебя осчастливить. В наше время обвинённые аристократы больше не обращаются в рабов. Чтобы не помутить незрелые народные умы даже тенью мысли о возможности аристократа преступить закон. Нет, в наши дни прилично приносить провинившегося аристократа в жертву. В узком аристократическом кругу, специальные, клубные рабы, - залюбливают его до смерти. До смерти провинившегося аристократа, естественно...
  Брови племянника приподнимаются:
   - Специальные клубные рабы?
  Дядя загадочно улыбается.
  - Опять же вернёмся к разговору о приличиях. Законы, грубо, зримо, однозначно, - это путь управления простолюдинами. Аристократы выстраивают своё поведение на понятиях "прилично" и "неприлично".
  Молодому аристократу, такому, как ты, например, - прилично проводить своё время в обучении и развлечении. Без особых ограничений. Но, с определённого возраста, приличия требуют, чтобы аристократ преисполнялся аристократического духа. А подобное возможно только в клубе, только в обществе себе подобных. Именно для этого мы и направляемся сейчас в клуб.
  Племянник хмыкнул. Эмоционально.
  - Первый раз слышу про клуб.
  - Это естественно, - улыбнулся дядя. - До определённого возраста молодые аристократы должны, - как бы это назвать? - перебеситься, что ли. Сбросить, испробовав их, простонародные привычки к примитивным удовольствиям. И начинать готовиться к истинному призванию аристократа. А это - служение богам. Богам Дуггура. Бог Дуггура, как известно, есть Любовь. Поэтому истинное призвание аристократа, - это, - ну?..
  - Любовь с богами? - неуверенно предположил племянник.
  - Именно! - расцвёл улыбкой дядя. - И подготовка к исполнению истинного служения аристократа как раз и происходит в клубе. Неподготовленный человек, даже аристократ, оказавшись лицом к лицу даже с младшим из богов Дуггура, просто-напросто погибнет. Поэтому, чтобы исполнить свой священный долг, каждый аристократ должен тренироваться. Приучая своё тело к возможности слияния с божественным.
  Племянник неуверенно хмыкает:
  - Могу себе представить, как это происходят. Наглотавшийся возбуждающих порошков аристократ пытается удовлетворить какую-нибудь богиню. А в это время его жена блаженно похрюкивает под каким-нибудь богом.
  Дядя смеётся. Открыто. Откровенно. Раскатисто.
  Племянник недоумённо смотрит на его широко разинутый, брызжущий слюнями, гогочущий рот. Он что, сказал что-то не так?
  Грохочущий хохот переходит постепенно в утробное побулькивание. Обиженный племянник воротит рыло в сторону и принимается пялиться сквозь занавески на ночной, горящий огнями факелов, божественный Дуггур. Дядина ладонь покровительственно похлопывает его по плечу. Плечо под ладонью дрыгается, претендуя на оскорблённую невинность. Ладонь покладисто исчезает, и весёлый дядин голос примирительно произносит:
  - Ты даже не представляешь, до чего всё на самом деле не так, как ты это себе представил...
  
   30-13
  Клуб, место собрания аристократов Дуггура, внешне не выделялся ничем особенным. Дом как дом. В смысле - аристократический. Богатый, многоэтажный, недоступный для легко вооружённой толпы. Окна вовне, на улицу, - не ниже второго этажа. Плюс забраны решётками из металла, откованными в виде святых символов.
  Впрочем, как вспомнил племянник, дом и в самом деле принадлежал аристократическому семейству средней руки. В прошлом - немалые заслуги перед богами, ныне - не особо роскошное, но вполне приемлемое аристократическое существование. Ну, в общем, такой дом, где без особого удивления можно встретить и верхние, и нижние слои аристократии.
  Племянник хмыкнул. Тайна без таинственности. Мило. Простенько, но со вкусом. В аристократические дома не принято ходить без приглашения. Можно всю жизнь прожить по соседству, так и не узнав о существовании сокрытого.
  Оставив носилки и рабов в служебном помещении, рядом с другими носилками и другими рабами, пара аристократов прошла не к выходу, как ожидал этого племянник. А к одному из простенков, между телами несущих колонн.
  Нажав в определённой последовательности на камни мозаики, изображавшей сцену любви между совсем уже фантастическими существами, дядя привёл в движение потаённый механизм.
  Мозаика - это изображение из кусочков, крупинок, составных частей разной формы и размера. Что из того, что одни трещинки, углубления, границы между составляющими частями чуть глубже, чем в другом месте? Но именно по этим трещинкам и пробежало шевеление. И часть мозаики, причудливой формы, - подалась внутрь.
  Внутри, когда потайная дверь с лёгким шорохом встала на место, обнаружился проход, спуск вниз без ступенек. Зеркальный потолок, полукруглый сводом. Лампы на пальмовом масле, бросающие свет своих огоньков исключительно вверх, благодаря полукруглым каменным ширмочкам, скрывающим дрожащее пламя от человеческих глаз.
  Получался поразительный эффект. Сверху до пояса, тела людей освещались призрачным, рассеянным светом. А ниже пояса всё как бы исчезало, оставляя только шевелящиеся тени. От получившегося эффекта захватывало дух, начинало ломить в висках, почёсываться между лопатками и глухо пульсировать между ног. Чуть выше от той точки тела, где мошонка переходит в щель задницы. Другими словами - в красной чакре.
  Спуск кончился достаточно быстро. Одинаковый в ширину по всей своей длине коридор заканчивался арочным проёмом. Вместо двери - гибкая завеса. На длинных нитях, от перекрытия арки до пола, бренчало при движении множество фигурно вырезанных кусочков из остро пахнущего дерева.
  По ту сторону завесы имело место быть обширное помещение. Ровный пол, куполообразный потолок, такой же зеркальный, что и в предыдущем помещении. Только светильников побольше и света побольше. Потому что почти весь пол был выложен прекрасно отполированными плитками из какого-то белого камня. По обе стороны от прохода, вдоль всей круговой стены круглого зала имели место быть круглые спилы деревьев. Всё из того же пахучего дерева. Почти все кружки, кроме одного, - пусты. А на занятом молча стоял, опустив руки по бокам, абсолютно голый человек. Где-то на голову, а может и больше, - выше самого высокого человека народа Дуггура. Кожа человека была чёрной с каким-то синеватым оттенком. И пахла она - иначе. Другим, незнакомым запахом. Запахом джунглей, но - чужих джунглей. Местные джунгли тоже не мёд, и беспечный легко может распроститься с жизнью. Но те, чужие - казались страшнее. Намного страшнее. Жуткие, жадные, хищные, безжалостные. Чтобы просто выжить в тех, чужих джунглях, требовалось многое. Вон, мускулы какие! Фигура, как статуя, вышедшая из-под резца искусного скульптора. Впрочем, впечатляли не только мышцы. Яйца чужеземца оказались в кулак каждое, мошонка свисала тяжко, весомо, зримо, впечатляюще. Расширяясь от паха до середины расстояния до коленей чуть не в половину ширины ног. Сам член, толщиной чуть ли не в запястье, висел практически до колена. Не дотягиваясь где-то на палец или два.
  Чужеземец стоял неподвижно, спокойно, бесстрастно. С почти незаметным дыханием. Поэтому племянник приблизился к нему, и обошёл вокруг него. Увиденное со спины поразило его. Длинное чешуйчатое тело, очень сильно похожее на змею святого подчинения, вытянулось вдоль всего позвоночника чёрного гиганта. Один её конец уходил в затылок, второй в крестец чужеземца. Обходя неподвижно стоящего во второй раз, племянник заметил на левой грудной мышце, ниже ключицы, странную, мелкую, красную татуировку. Незамкнутый круг с двумя змеиными головами, раскрывавшими свои пасти навстречу друг другу.
  - Какой странный, - племянник запнулся, подыскивая определения для увиденного, - ... мужчина...
  - Это не мужчина. Это совокуплятор.
  - Сово - чего? - ошалело переспросил племянник.
  - Совокуплятор,- повторил дядя. И пояснил:
  - Совокуплятор - это клубный раб. Тренер и тренажёр для подготовки грядущей любви с богами. Конкретно это - самый крупный размер. Самое редкое использование. Только для того, чтобы где-нибудь дня за два до посещения Главного Храма иметь возможность подготовиться...
  Дядя поморщился, обеими руками ощупал свой зад и с некоторым неудовольствием закончил:
   - Такое ощущение, что у него больше, чем у бога...
  
  Племянник, мгновенно уловив смысл неожиданной стороны служения богам Дуггура, ошеломлённо заценил размеры богослужебного тренажёра у безмолвного тренера, затем прикинул его размеры к своей персоне. Для верности засунул себе в задницу палец. Вошло - тесно. С трудом. Вынув палец, сравнил размеры, после чего побелел, затрясся, представив умозрительно последствия от предполагаемого контакта, закричал, брызгая слюнями:
  - Да я!... да мне!.. смерти моей хотите!.. да я!.. я его сам убью!.. сдохни, тварь!.. оторви себе яйца и сдохни!..
  Дальнейшего племянник не ожидал. Но невозмутимый чёрный гигант, пропустив мимо ушей неинформативные вопли, быстро и чётко выполнил прямой приказ.
  Отодвинул одной рукой в сторону слоновий хобот висящего члена, второй рукой он вцепился в самое узкое место мошонки, прямо под членом, рванул в сторону и вверх. Раздался треск рвущейся кожи. Оторванная мошонка, разбрызгивая капли крови, упала поодаль. Спустя один удар сердца зрачки гиганта ушли ввысь, под верхние веки, ноги подогнулись и тяжёлая туша мёртвого тела ударила со звонким шлепком о камень пола, как свежая вырезка о прилавок мясника.
  А затем произошло страшное. Гигант упал лицом вниз, на живот. И поэтому племянник видел всё с самого начала. Длинное змеиное тело вдоль позвоночника пошло волнами, начало сокращаться, извиваться, биться в корчах. Сила сих биений оказалась столь велика, что вначале сухо и строго раздался звук сломанного позвоночника. Затем позвоночник лопнул ещё в нескольких местах. Потом осколки сломанных рёбер начали протыкать кожу. Казалось, сморщенная чёрная спина скалится в безумной усмешке всё новыми и новыми клыками. А потом, как-то одновременно, порвалось тело змеи. Сразу в обоих местах крепления: и у крестца, и у затылка, возле давно уже оторванной от тела головы. Окровавленный, оборванный с двух сторон кусок чешуйчатой колбасы выстрелил в обе стороны потоками странно, нечеловечески пахнущей крови, ещё немного побился, извиваясь, - и замер. Навсегда.
  
  - Портим божественные принадлежности?
  Строгий голос принадлежал голому мужчине, вышедшему из-за завесы по ту сторону зала.
  Дядя виновато развёл руками.
  Строгий внимательно посмотрел в прыгающие глаза трясущегося всем телом племянника и громко, чётко произнося слова, сказал:
  - Если по твоей вине погибнет ещё один совокуплятор, его место займёшь ты сам. Всё понял?
  Дождавшись утвердительного кивка, точнее - серии судорожных дёрганий головой утвердительного характера, строгий перевёл взгляд на мёртвое тело посреди луж, лужиц и брызг крови, после чего добавил уже иным, спокойным где-то даже странно благодарным тоном:
  - Впрочем, иные выскажут тебе благодарность. И даже открыто.
  Сморщился каким-то воспоминаниям, погладил свой зад, произнёс, как бы себе под нос:
  - По-моему, у него был больше, чем у бога...
  После чего скрылся по ту сторону завесы.
  
  Дядя щёлкнул пальцами, привлекая внимание провинившегося племянника. Сказал весомо:
  - Ты и в самом деле можешь не уйти отсюда. Поэтому ни слова без разрешения. Что прикажут - делай. Что хочешь делать - сперва спроси меня. Всё понятно? Тогда - вперёд.
  Племянник с перекосившейся физиономией, на неверно переставляемых ногах всё-таки пошёл по указанному направлению. Дядя, с усмешечкой на губах, шёл вслед за ним.
  
   30-14
  За завесой не было ничего устрашающего. Более того. Такой же круглый зал оказался оборудован круговым же лежбищем с мягкими пушистыми шкурами поверх деревянных седалищ. В центре зала пребывало несколько столиков с вином и закусками. Ещё тут же обреталось несколько чёрных самочек, судя по цвету и запаху кожи, единоплеменницы погибшего совокуплятора. Вполне приемлемый рост и иные детали тела. Конечно же, голые. Спина и крестец каждой также соединялись поверх позвоночника подобным же чешуйчатым змеиным телом, только меньшего диаметра.
  Отдельно - ряд стоек для Святых Поясов. Дядя снял свой, знаком приказал сделать то же племяннику. После чего шутливым жестом ткнул родственника в грудь, уронил на круговое седалище-лежбище, поверх пушистых шкур. Подогнал ногой низкое седалище для себя, уселся, расставив ноги. Коротко махнул рукой:
  - Обслужить!
  К сидящим аристократам тут же подкатили два столика с вином и закусками. А дядя кивнул в сторону клубных рабынь:
  - Выбирай!
  Племянник, оглядев ровную линю готовых к услугам тел, остановил свой взгляд на одной из них. Та тут же подошла к нему, опустилась на колени. Раздвинула своими руками его ноги.
  Племянник тут же вскинул глаза на дядю:
  - Что это она?!..
  - Немного удовольствия перед делом. Покажи язык!
  Рабыня послушно высунула язык и племянник обомлел. Язык самочки оказался разрезан вдоль где-то на четверть своей длины. Получилось - как у змеи. Каждый кончик искусственно разделённого языка прихотливо изгибался в воздухе.
  - Особая примета клубных рабынь, - пояснил дядя. - При взятии в рот доставляет особенное удовольствие. Гордись! Подобное практикуется только в аристократических клубах.
  После чего отпил вина из предусмотрительно налитой чаши. Кивком указал - тоже бери! И похлопал вторую рабыню, присевшую уже перед ним самим, по голове, - чтобы начинала.
  Племянник отхлебнул, освежая пересохший рот. И немедленно ощутил всю правоту слов дяди. Ощущения, действительно, оказались особенными. Наособицу обрадовало то, что богослужебное оружие мгновенно пришло в рабочую форму. Быстрее, чем когда-либо.
  И - ещё.
  Рабыня старательно работала раздвоенным язычком, совершала ритмичные изгибающиеся движения головой. И - через очень короткое время, - племянник ощутил, что его член неким таинственным образом как бы удлинился, пройдя сквозь голову клубной рабыни, и вошёл в её крестец. Как будто змея святого подчинения стала продолжением его члена!
  Поднял изумлённые глаза на дядю. Тот, довольно улыбаясь, кивнул. Приказал вслух:
  - Быстрее!
  Через несколько ударов сердца племянник почувствовал, что... но, пока он открывал рот, собираясь сказать, всё уже закончилось.
  - Развернулись! - приказал дядя.
  Задействованные рабыни послушно встали, развернулись, нагнулись, уперев ладони в колени.
  - Мостик! - приказал дядя.
  Рабыни подняли и переплели руки. Головы их при этом немного склонились набок. Уперевшись не то бритой, не то насовсем лишённой волос головой в промежуток между шеей и плечом напарницы.
  - Вставляй! - приказал дядя.
  Племянник посмотрел изумлённо
  - Чего?
  - Прижмись к ней... Чувствуешь?
  Племянник изумлённо округлил глаза. Его, казалось бы, только что опустошённый член вновь и практически мгновенно принял рабочее состояние. Не мешкая, погрузился чем надо куда следует.
  Новый приказ:
  - В твоём паху полугорячий комок. Толкни его в мой пах!
  Внизу действительно было необычно горячо. Поэтому молодой аристократ, особо не задумываясь над содержанием странного приказа, привычно толкнул свою важнейшую часть вглубь женской влажности. И вдруг почувствовал, что как будто из низа его живота что-то вышло и, по вживлённым в тела самочек змеям, - вошло в пах дядя. И при этом племянник прекрасно чувствовал весь путь прохождения этого странного горячего клубка! Как будто его член и член дядя превратились в некое единое целое...
  Довольный дядя хмыкнул и толкнул тазом вперёд. Горячий шарик, как будто капельку расширившись и немного подогревшись, вошёл в пах племянника. Тот тут же пихнул его обратно...
  
  - Какая оригинальная энергетическая работа!
  Представитель Ахерона взглянул на оператора. Тот пояснил:
  - Рабы - это вариант Низших Коцита в разработке Цитадели Маггиф. Амбисфены, - двухголовые змеи внешнего имплантирования,- изготовлены в Цитадели Вавван. Мыслеобразы для энергетической работы зашиты в амбисфен.
  - Они действительно так редки и дороги в изготовлении?
  Оператор ухмыльнулся.
  - Нет, конечно. Но людишкам, даже являющимся избранной пищей Дуггура, это знать не обязательно.
  
  Когда перекидываемый горячий клубок стал жечь совсем уже нестерпимо, одновременный влажный залп из двух богослужебных орудий мгновенно погасил его, - где-то в районе голов переплетённых руками рабынь. Тела самцов тут же наполнило новое, для молодого - принципиально новое ощущение. А использованные рабыни тут же опустились прямо на пол и заснули.
  Племянник задумчиво потрогал свой зад, посмотрел на лежащую у его ног клубную рабыню. Спросил вслух:
  - Слушай, а к чему, собственно, мне следует готовиться?
  
  - И в самом деле? - спросил представитель Ахерона.
  Оператор скорчил гримаску.
  - Сам же просил - поэтапно.
  - Хотелось бы увидеть всё не в записи, а напрямую.
  - Увидишь, - успокоил оператор. - Святое совокупление с богами, в отличие от обычного паломничества, может производиться гораздо реже. Один или два раза в год. Слишком несопоставимые потенциалы. Поэтому в аристократическом Храме сейчас нечто вроде святой очереди.
  Представитель Ахерона покачал головой.
  - Да у вас всё просто переполнено святостью!
  Независимая, но одновременная усмешка над пищей. В две пасти.
  
  Дядя и племянник меж тем уже перешли в следующий зал. Где взору племянника предстало некоторое количество совокупляторов немножечко иной разновидности. Меньший рост, но более внушительные яйца. Уже не с кулак, а с голову младенца. Совокупляторы не стояли, а сидели на высоких сиденьях, расставив ноги и выставив своё хозяйство на всеобщий погляд. Перед их расставленными ногами имели место быть сиденья пониже. И на двух из них пребывали аристократы. Об этом чётко говорил цвет кожи: смуглое на чёрном. Аристократы занимались несколько неожиданным, с точки зрения племянника, делом: отсасывали у совокупляторов.
  - ?!..
  Глядя на разинутые глаза и распахнутый рот племянника, дядя хмыкнул, подождал немного и привёл в чувство родственника лёгким подзатыльником. Приказал строгим голосом:
  - Расскажи Святую Легенду Основания!
  Племянник поперхнулся, но опомнился и заученно забубнил:
  - Было время, и было пусто. И только боги населяли пустоту ту. И каждый бог хотел своего, и не было порядка, и хаос царил в предначальной пустоте. И тогда лучший из богов решил обратить хаос в порядок и создать мир. И уловлял мудрый бог безмозглых чужих богов, и подчинял их себе, изливая из чресел Силу Свою вглубь них...
  - Достаточно! - прервал дядя. - Изливал силу. Силу! Откуда изливал? Правильно, из чресел. Простолюдины растрачивают свою силу, и пусть их. А аристократы обязаны повторять святую легенду. Потому что когда боги изливают свою силу в аристократов, они укрепляют связи мира, пытающегося обратиться в изначальный Хаос. Но! Но чтобы принять в себя силу богов, аристократ и сам должен быть сильным. А где искомая сила? А вот она!
  И дядя широким жестом обвёл сидящих совокупляторов.
  Племянник всё ещё колебался.
  Но в этот момент ближайший аристократ встал, вытер рот и повернулся к родственникам. Ба! Да это же - старший брат!
  Старший брат улыбнулся, подмигнул, подошёл поближе. Дружески ткнул младшего кулаком в бок.
  - Ты что, забыл слова отца? Мужчина должен быть сильным! А сила бывает разной. Попробуй - убедишься.
  Ещё раз подмигнул и направился к дальнему выходу из зала сидящих совокупляторов. У самой гибкой завесы приостановился, обернулся, ещё раз подмигнул:
  - Слышал, что ты сделал...
  Подмигнул снова, уже одобрительно, потом наморщил нос, потёр свою задницу и произнёс в пространство:
  - Подумать только - больше, чем у бога!
  Покачал головой задумчиво и скрылся за завесой, уже окончательно.
  Племянник перевёл глаза на дядю. Дядя уже сидел у ног совокуплятора. Показывал, что делать. Так. Подвести ладонь под яйца, приподнять их. Короткий мундштук для принятия вовнутрь богоподобной силы тут же наливается кровью и приходит в рабочее состояние...
  
  Представитель Ахерона укрупнил картинку. Ну что же, подозрения оправдывались. Поток из семени из члена совокуплятора ударялся о верхнее нёбо головы аристократа и стекал в желудок. На грубом плане бытия. На уровне эфирного тела силовой поток беспрепятственно пронзал мозг. Воздействие тонкое и незаметное ...
  Оператор, заметив наблюдения гостя, усмехнулся:
  - Оригинальная технология промывки мозгов, не так ли?
  Гость Цитадели Дуггур милостиво кивнул. Ухмыльнулся. Кухня подготовки смертных к увкуснению их посмертных сутей оказалась забавнее, чем он ожидал.
  
   30-15
  За очередной гибкой занавесой взору племянника предстал зал ещё больших размеров. По деревянному, из пахучей древесины, полу зала разбросаны, якобы хаотично, некие странные не то сиденья, не то ложа. Впрочем, всё тут же выяснилось. Странности использовались для божественной тренировки. Аристократ ложился животом на ложе, а сзади пристраивался совокуплятор с необходимым размером тренажёра, - и начинал готовить избранного ко встрече с избирателем.
  
  Дядя щёлкнул пальцами, сказал негромко:
  - Номер первый!
  Подошёл совокуплятор с небольшим членом, племянник оценил на взгляд, - не больше, чем у него самого. Вздохнул обречённо. Вот тебе и эпизод из Святой Книги о любимом ученике, возлежащем на груди любящего его бога... Кстати, или некстати, - вспомнилось семейное предание о великом предке рода. Его кал, говорили легенды, достигал в толщину обхвата человеческой ноги... Племянник горько усмехнулся. Во времена своего глубокого детства он представлял себе первопредка неким великаном, чья голова достигает вершин деревьев... А в реальности - вона оно как... Как у него в брюхе вообще что-то удерживалось, при этаком раздолбанном дупле-то!..
  Искоса поглядывая на невозмутимо следующего за ними клубного раба, явно приготовленного по его душу, точнее - не совсем душу, - молодой аристократ вяло плёлся за дядей. Обязательный круг почёта по залу. Раскланяться с присутствующими аристократами. Вот - брат короля. Второе лицо в государстве, которое клубный раб в пукало тарабанит. Хорошо ещё, что не в лицо. Второе...
  Неожиданно сам для себя, племянник усмехнулся. Второе лицо - да во второе лицо!. Изрядный каламбур получился... Впрочем, надо посоветоваться с дядей и братом, - стоит ли его рассказывать...
  Клубный раб сзади, дядя, раскланивающийся со знакомыми - впереди. Посередине племянник, невольно прислушивающийся к разговорам окружающих.
  Подставки для тренинга аристократии оказались передвижными. Поэтому полезное было принято совмещать с приятным, собираясь в группы по интересам. В одном месте пассивный тренаж совмещали с выпиванием и закусыванием. Бокалы высокие, с соломинками для питья. А то из обычных чаш и пролиться может, - при особо резких толчках...
  В других местах - беседовали. Вдумчиво обсуждали погоду. И в самом деле. Есть что обсудить: сезон дождей нонче, или не сезон? Необъятная тема.
  В ещё другом месте таки говорили за политику. Один собеседник восхищался политикой короля. А второй - очень восхищался.
  Остальные разговоры привели племянника в некоторое недоумение. По названию - лучшие люди королевства. А по делам - собаки, заботящиеся о своей породистости. Большинство бесед шло о внешности. Например, внешности невестки: соответствует ли уставу аристократизма? Длинен ли ноготок на левом мизинчике ноги? Каким образом вышит Святой Знак на Святом передничке, тьфу, - Поясе?.. Оттопыривает ли правый мизинчик руки, когда берёт чашку с супом?
  Племянник искренно полагал себя бестолковым балбесом благородного происхождения, полностью пользующимся правами покуралесить, пока молодой. Да и дома долдонили одно и то же: гуляй, пока молодой. Подрастёшь - появятся взрослые забот, серьёзные проблемы... Это что, серьёзная проблема: обсуждение звука, который прилично издавать аристократу, когда совокуплятор в него кончает? Ах да, простите пожалуйста! - изливает в него Силу...
  Или это серьёзная проблема? Какой должен быть поклон на официальном приёме у короля: придерживать ли передний лоскуток Святого Пояса для продолжения линии туловища, или позволить ему произвольно свисать вниз?
  О, Великая Взрослая Забота! Какие жесты должны быть на пальцах рук избранного аристократа, когда Великий Избиратель соблюдёт равновесие миров через благородную жопу, и избранная жопа пересечёт внешний порог Главного Храма!..
  
  - Это что - бунт? - сухо спросил представитель Ахерона.
  Оператор, осматривавший, согласно своим обязанностям, десятка полтора иных Объёмов Представлений, бросил взгляд на указанное и снова спокойно вернулся к своим основным делам.
  - Нормальная технология обращения. Все новички проходят через данный этап. Они много восприняли официальной пропаганды об особой сути и значении аристократии. Попадая в клуб на первую инициацию, мы называем её "Первое Посвящение", - они приходят в стадию эмоционального бурления от несоответствия внушённого действительности. Это необходимо для создания разницы потенциалов. Весь накопленный эмоциональный энергозапас пойдёт на закрепление введённых извне мыслеформ.
  Прошу обратить внимание. Согласно местной религиозной доктрине, общей для всего Дуггура, - акт совокупления в заднепроходное отверстие автоматически является знаком обращения в рабство. Аристократы признают своё рабство перед богами, но клубный раб, - это даже не человек. Однако, устные обычаи требуют, чтобы помимо дяди, официально вводящего новичка в клуб, там же присутствовал ближайший родственник неофита, не отец. Глядя, как совокупляторы начинают совокуплять двоих людей, чьё мнение для неофита значимо, неофит на краткое время погружается в своеобразный ступор. А потом в действие приходит сила, заключённая в амбисфене, - внешнем имплантанте совокуплятора.
   Как только соединительный канал совокуплятора погружается внутрь посвящаемого, происходит объединение структур даже не на уроне эфирного тела. Гораздо тоньше и команднее для дальнейшего поведения.
  Активизируемый объект, используя, в частности, его же внутренние ресурсы, вводится в блаженно-пассивное опустошающее состояние сознания. И во время осуществляемого действия производится перезапись его дальнейших мотивизационных аксиом.
  Естественно, что ритуалы пред-святости, святости, особой святости и запредельной святости, - все они сопровождаются наркотическим эффектом со свойствами мгновенного привыкания. Вершина помыслов посвящённого отныне, - это повторение святых переживаний. То есть - совокуплений особого рода.
  Механизм един для всей пищи. Свободные граждане: дома перед идолами, плюс регулярные паломничества. Это - основная пища. Аристократы, индивидуально переводимые в Пряность - это Пряность или Приправа...
  Представитель Ахерона покачал головой, принимая объяснения. Спросил:
  - Клуб, - это предсвятость? Остальные виды святости - это разные формы совокупления с местными богами?
  Оператор гадко усмехнулся, но в сторону. И ответил:
  - Не совсем...
  
  
   30-16
  Новая сцена в Объёме Представления гостя Дуггура показывала акт окончания первой фазы, фазы святости. Аристократ отдавался богу. Необычное человекообразное существо с огненно-красной, играющей разными оттенками данного цвета кожей, - работало в натренированное клубными рабами отверстие.
  Ещё несколько толчков, - и миг остановки времени. Холодное семя Коцита изливается в полость живота полуфабриката Пряности.
  В следующий момент происходят божественная трансформа. На месте красного бога образуется оранжевая богиня. Взбодрённый божественной силой аристократ начинает жадно её иметь.
  
  - Несложно было догадаться, - говорит представитель Ахерона. - Самая крупная партия трансформеров Сета ушла именно в Дуггур. Это у нас тут что выходит? Святость - это когда бог тебя, а особая святость, это когда ты богиню?
  - Нет, - ответил оператор. - Святость трёхэтапна. Бог в его в зад. Он богиню в перёд. А потом отсасывает у бога, одновременно в него же попихивая. Совокупление с трансформером в промежуточной форме. Смена кожи на цвет джунглей говорит о том, что мир сохранён от мирового пожара...
  - Меня слабо заботят религиозные доктрины пищи. Каков механизм действия?
  - Воздействие на объект. Достаточно многофункциональное. Что, надо разобрать все подробности?
  - Сейчас необходимость отсутствует. У наших специалистов будет возможность проанализировать механизм воздействия по записи?
  - Без сомнений.
  - Тогда переходим к особой святости.
  
  Объём Представлений мигает. Трансформер Сета, исполняющий роль бога, на сей раз совокупляется в своей промежуточной форме. Осчастливленный полуфабрикат Пряности, особо избранный аристократ, - стоит, прижавшись к телу также стоящего трансформера Сета. Своим членом аристократ тыкает в женский половой орган на теле трансформера, а сам в это время отсасывает член трансформера. Змеи, в промежуточной форме обвивающие данный член, волнообразно колышась, непрерывно лижут виски аристократа своими раздвоенными языками. Руки аристократа ласкают женские груди трансформера, а хвост трансформера производит в заднице аристократа некие, частично круговые, частично возвратно-поступательные движения...
  
  На миг сменив диапазон восприятия, представитель Ахерона немедленно возвращается в прежний, обыденный, визуальный. Состояние особой святости, как минимум на порядок сложнее по глубине и мощности воздействия на человека.
  
  - Особая святость тоже обязательна для всех?
  - Нет, - отвечает оператор. - Превращение в Пряность требует от человека совершения глубоко осознанных, вызванных внутренними потребностями и совершенно добровольно исполняемых поступков. Часть обрабатываемой пищи остаётся на уровне Приправы. Это нормально. Далее, вглубь процесса изготовления Пряности, движутся особо горделивые, жаждущие стать избранными среди избранных. Именно они интересуются у третьей разновидности бога, с зелёной кожей, - а нет ли ещё, более святых взаимодействий с богами.
  - Понимаю, - сказал представитель. - А обряд особой святости, в свою очередь, используется для заманивания в запредельную святость. И что же это? Совокупление со Змеезубыми? Или, чего уж там скромничать, - напрямую с Властелином Цитадели?
  Оператор усмехается.
  - С людьми. Исключительно только - с людьми...
  
  
   30-17
  Зал ритуала Запредельной Святости оказался достаточно мал. Первое, что привлекло внимание представителя Ахерона, - это особо изощрённая обработка стен хирамами в строгом соответствии с Учением о Форме. Штучная работа. Дающая огромные возможности обладающему определённого рода познаниями.
  Каменное сооружение жертвенника, причудливые формы, кольцеобразное. Внутри - шесть маленьких девочек. Их растянутые в стороны руки и ноги закреплены попарно в держателях. То есть, тела всех жертв образуют замкнутую цепь на уровне грубых, и, соответственно, эфирных тел.
  Над головой каждой - лик идола, с пока ещё погасшими, не включенными, не работающими индикаторами глазных огней.
  В центре жертвенного пространства - люк, круглая каменная крышка. В него поднимется снизу особо избранный среди особо избранных аристократов.
  - Ну и в чём тут секрет? - недоумевает гость Дуггура.
  Оператор поясняет:
  - Секрета, по сути, никакого нет. Шесть девочек в возрасте трёх лет и одного дня. Вначале круговая дефлорация, - для создания болевых ощущений и привязки причинно-следственных связей к производимым действиям. Каждая должна понять и прочувствовать, что произошло, происходит с другими, и будет происходить с ней.
  Затем - собственно совокупление до смерти. По очереди. Обязательная деталь: жертвоприноситель обязан кончить в жертву именно в тот момент, когда у жертвы остановится сердце. Если не удаётся добиться смерти членом, дозволено помогать руками. Как правило, судорожные сжимания грудной клетки в момент оргазма. Перелом рёбер, остановка сердца. Очерёдность жертв указывают глаза идолов. Процесс очень важен. Оператор процесса не ниже Змеезубого. На жертвенник выделен особый Погонщик Звука. Правильный ритуал жертвоприношения сразу и мгновенно переводит избранного в разряд Пряности. Всё, процесс окончен, можно забивать. Хотя обычно используется Святая Смерть.
  - Эфирные тела будущих жертв изменены. Что это у них там, со спины? Чуть ниже, чем между лопатками?
  - Пиявки Коцита. Разновидность внешних имплантантов съёмного характера. Кандидат в Пряность также оборудуется ими. Две в виски, одна в крестец. Иначе не получится. Во-первых, жертвы могут умереть от страха. Что нельзя допустить. Во-вторых, все шестеро должны быть принесены в жертву практически одновременно. Шестая обязана умереть тогда, когда тело первой ещё не начало остывать. Сам процесс достаточно быстротечен. Смотрится как ускоренная запись.
  Представитель Ахерона покивал своим мыслям, и:
  - Такая точность возраста - это функциональное?
  - Конечно. В науке Дуггура существуют понятия святости времени, святости места и святости состояния. Святость времени, в данном случае, соответствует определённой фазе формирования тонких тел человеческого организма. Почему первенец изымается на девятый день? Или: почему пускание крови из будущего богослужебного органа производятся на восьмой? И так далее.
  - Понимаю, - сказал представитель. - А святость места означает энерго-информационные характеристики данного, используемого для конкретной цели, объёма пространства.
  - Точно так, - ответил оператор. - Ну, святость состояния, я думаю, объяснять лишнее?
  - Да, - согласился представитель. - Но, должен заметить, что данная форма превращения в Пряность должна быть достаточно редка. Ритуал - в полнолуние, определённый возраст к моменту жертвоприношения, готовность жертвоприносителя... Дети из тех самых? Пожертвованные богам первенцы через святой принудительный телепорт?
  - Они самые, - ответил оператор. - Здесь ещё есть время. Процесс обязан происходить в соответствии с суточными ритмами органов человеческого тела, в частности. Может быть, стоит показать, как используются остальные младенчики?
  
  В новой сцене любовного спектакля Дуггура голый аристократ мял в руках орущего младенца мужского пола, мастурбируя с его помощью своё богослужебное орудие. Без проникновения в его тельце.
  - Это ещё что такое?!
  - Это - некоторое подобие жертвенной любви. Необходимо, без каких-либо внешних устройств, кончить в новорождённого, и именно в тот момент, когда тот умрёт. Обычно даются три попытки. Два мальчика и одна девочка, из числа не способных войти в жертвенную шестёрку. Как у мужчины один член и два яйца, так и тут та же троица: два мальчика и девочка...
  - Меня не интересуют религиозные воззрения пищи, - прервал представитель Ахерона.
  - Зря, - не обиделся оператор. - Это так забавно... Ну что же, к делу, так к делу... Итак, смерть в момент оргазма первых двух даёт необходимые подготовительные изменения во всех составных частях человеческого тела, во всех его тонких фракциях. Третьей, девочке, не разрывают заднепроходное отверстие, как мальчикам. Ей суют, как взрослой, куда и всем. В идеале, избранный должен остановить ей сердце, коснувшись его своим членом в момент оргазма. И ещё деталь: после смерти девочки кандидат в Пряность обязан голыми руками разорвать её тельце, вырвать и проглотить сердце.
  - У меня такое ощущение, что это не все формы запредельной святости, - задумчиво произнёс представитель Ахерона.
  - Да, есть ещё одна. Для тех, кто прошёл через жертвоприношение чужих младенцев. Они напрямую переходят в Пряность на следующем этапе. Тут тоже используют девочек, не подходящих для формирования жертвенных шестёрок...
  
  В Объёме Представления появилось изображение святой кельи без окон. Тотально тёмное помещение. Изменённый диапазон восприятия показал наличие на стене женского организма с удалёнными конечностями. Тело без рук и ног, висящее на стене в специальной сбруе, оказалось беременным.
  Изображения сменяли одно другое. Несколько десятков женских тел на разном сроке беременности в тождественных условиях. Судя по размеру тел, использованные самочки были очень, очень молоды.
  - Оригинально, - заметил представитель Ахерона.
  В этот момент изображение снова сменилось. Но последняя келья была освещена. И в ней находились трое. Самочка на стене, с Пиявками Коцита на висках. И два самца. Один, из числа местных аристократов, делал необходимое для беременности своей слепой (глаза удалены) подруге. Жертвенной супруге Дуггура, так сказать. Второй изображал нечто человеческое и ритуальное. Постукивал в бубен из человеческой кожи, посвистывал в свисток из человеческой кости.
  - А не проще ли было сперва осеменять, а потом уже ампутировать конечности?
  - Нет. При ампутациях часть материала теряется.
  - Вам виднее. Кто третий?
  - Наставник запредельной святости из числа особо приближённых к верховным богам, разумеется. Разве не видно?
  - Шутник, - буркнул представитель.
  Сделавший своё дело человек удалился, исчез из поля зрения. Судя по всему, дверь располагалась внизу, под следящим идолом. Духовный наставник будущей Пряности поднял голову, посмотрел в глаза идолу. Затем открыл рот. Из-под верхнего нёба опустился вниз треугольный ядовитый зуб. Змеезубый. Коллега в многотрудном деле пропитания избранных Господом по имени Сет. Великим Змеем, чьё тело преисполнено Пряности...
  - А как делается разновидность Пряности в данном случае?
  - Прошедший через жертвенную смерть трёх младенцев отныне сперва совокупляется с трансформером Сета в промежуточной стадии, потом идёт сюда и совокупляется с беременной. Сам момент превращения в Пряность происходят в момент родов. Путём совокупления. Необходимо проломить череп рождающемуся младенцу своим членом. Затем убить мать голыми руками и пожрать сердца обоих.
  - Ну до чего же вкусно...
  
   30-18
  Осмотрев всё, представитель Ахерона задавал неторопливые вопросы, уточняя детали.
  - Куда деваете жертвенные трупы?
  - Скармливаем совокупляторам.
  - Что там прозвучали за намёки на Святую Смерть?
  - По местным религиозным представлениям нашей пищи, если человек умирает во время ритуала паломничества, он получает более лучшее перевоплощение. Мужчины ради этого принимают возбуждающие препараты, - и у них не выдерживает сердце. Как правило, во время оргазма на молоденьком мясе. Женщины, пожелавшие божественной смерти, в особых подхрамах подвергаются непрерывному совокуплению, и на каком-то там партнёре тоже умирают. И то, и другое представляет из себя зрелище достаточно долгое, однообразное и скучное. Желание смотреть есть? А то утро близится.
  - Нет... А что там о перевоплощении?
  - Согласно местным религиозным воззрениям, процесс жизни бесконечен. Умирая в одном теле, душа воплощается в другом и так далее...
  Представитель Ахерона хмыкает.
  - В качестве доказательства верности теории, иногда, то тут, то там, происходят случаи воспоминания прежних жизней. Маленькие дети, едва научившиеся говорить, вспоминают эпизоды из прошлой жизни. Скажем, обстоятельства смерти охотника три-четыре года назад...
  - Так вы их что, не доедаете?
  - Что не доедаем?
  - Души?
  Оператор довольно усмехается.
  - Нет, конечно же. Пища уминается вся, до крошечки. А организация воспоминаний осуществляется с помощью считывания записей из Памяти Планеты. Один-два случая на поколение, - этого вполне достаточно, чтобы в данном селении не утихала вера в переселение душ.
  - Те, беременные самочки на стенах, достаточно мелки и молоды. Как скоро у вашей пищи наступает готовность и вообще, каков общий срок существования?
  - Половая зрелость наступает в восемь-двенадцать лет. В восемь-девять у самочек, в одиннадцать-двенадцать у самцов. Общий срок жизни - сорок лет.
  У представителя Ахерона медленно поползли вверх брови.
  - СКОЛЬКО??!!!..
  Оператор Дуггура с горделивой усмешечкой повторил:
  - Сорок.
  Молчание.
  - На диких территориях естественная смерть настигает Новых Людей где-то в районе четырёхсот лет. Союзу Цитаделей Ахерон и Драг-Упсар удалось довести на своих территориях время жизни пищи до двухсот. А у вас, значит, - сорок?
  Оператор взглянул в глаза гостю.
  - Мне было поручено сообщить об этом. Итак, повторяю официально, от имени Властелина Дуггура: срок бытия нашей пищи - сорок лет. И дело тут не только в активном энергодоении аур совокупляющихся структур. Да, такие факторы, как: много, рано, многовариантно, - также оказывают должное воздействие. Но имеют место быть и секретные технологии. В случае заинтересованности Властелины Ахерона и Драг-Упсар приглашаются посетить Дуггур.
  
  Представитель Ахерона задумался. Его первой мыслью являлась единственная и естественная в данной ситуации. Если Властелин Ахерона пошлёт в Дуггур Властелина Драг-Упсар, тот может обидеться, что его гоняют на посылках. Если Властелин Ахерона поедет сам, оставив напарника на объединённом хозяйстве, тот может заподозрить, что его отодвигают в тень, убирая от Власти, и подальше... А если они приедут вместе, то не попытается ли Властелин Дуггура разом избавиться от обоих конкурентов?
  Покачал головой в задумчивости, ответил:
  - Предложение будет передано. А принятие решений - это удел Властелинов...
  Оператор Дуггура покивал, зевнул.
  - Ну вот и договорились... Да уж и утро наступило...
  
  
   30-19
  Поскрипывали колёса повозки, помахивало хвостом запряжённое животное. Плетёный полукруг крыши дарил успокоительную тень. Молодая семья из отдалённого селения возвращалась из обязательного ежегодного паломничества в столицу, ко святым местам. Муж и жена, сидящие полуобнявшись в передней части, на сиденье из мягкой древесины, доски от борта до борта, - бездумно смотрели на дорогу.
  Служение богам - дело нужное, что и говорить. Но что делать, если кроме второй половинки себя тебе никто и не нужен вовсе? Чистая Любовь, Всеобщая... Зачем они тем, кто жизни себе не представляет без родного существа, единственно необходимого в этом мире? Всё время паломничества они провели в Храмах Народной Любви, упиваясь друг другом вновь и вновь, уносимые потоком божественного ветра... Да, так хорошо им не было дома ни разу. Такой мощи взрыва счастья, такой волны блаженства, - да такое дома и представить сложно...
  Другие менялись, пробуя всё новых и новых партнёров в общем деле служения богам Дуггура. Так принято. Ну и что? Они - здесь. Они - исполняют святое дело в святом месте. Чего же коситься? Пихать злым глазом искоса? И эти улыбчивые священники, постоянно интересующиеся, не хотят ли уважаемые паломники разнообразить своё служение богам?..
  Так ведь и пришлось согласиться на показательный сеанс перед детьми.
  Дети... Маленькая дочка там, в задней части повозки. Посреди купленных в столице обновок. Сюда - сделанное и добытое дома. Домой - сделанное в городе...
  Дети... Добродушные священники, один спереди, другой сзади, - водили между Храмами и подхрамами длинные колонны детей, взявшихся попарно за руки. Они смотрели на святые изображения святой любви, на богов, чьи резные изображения так изобильно, не оставляя свободного места, покрывают наружные стены храмов. Им рассказывали, объясняли смысл и содержание изображённого, специальными, напевными голосами. Странно, что среди священников нет ни одной женщины...
  Дети... Как хорошо, что тот священник предложил им принять участие в показательном совокуплении пред детьми. В святой беседке, посреди разинувших рот, внимательно смотрящих детей, они сняли Святые Пояса и любили друг друга, меняя позу за позой... Тот, неприметный, с чернявым глазом, что после первого дня постоянно тёрся поблизости, кося глазом на милую видом и лицом молодую женщину... Хорошо ещё, что заботливый муж ни мгновения не оставлял её без своего внимания. Целовал её маленькие остроносые грудки, ласкал всем телом. А когда уставал, потому что мужчины устают больше, она сама соединялась с ним возможным образом. Только сидя, сидя на коленях. Потому что никто не будет возражать, если второй мужчина войдёт сзади в женщину, чей рот занят первым мужчиной, - а зачем это им, им двоим?.. Что ему было нужно, тому, с неприятным взглядом? Хорошо, что добрый священник увёл их к детям...
  
  Малышка в задней части повозки смотрела, как уплывают назад из-под колёс святые храмы столицы Дуггура. Ей пока что мало что говорили эти слова, что она произносила, старательно выговаривая звуки...
  Она уже почти большая. Она уже не бегает голенькая, как совсем маленькие. У неё на животике - ремешок для Святого Пояса. Когда на ребёночка надевают ремешок для Святого Пояса, родители берут его с собой в первый раз в самое хорошее, самое святое, вообще самое-самое-самое место в мире.
  Она так много узнала! Она узнала, что папенька и маменька делают ночью, когда темно, и они так сильно дышат. Папенька и маменька показывали. И для неё, и для других детей. Там было так много-много детей! И знакомых, и незнакомых. Так весело, хотя и немно-ожечко страшно. Но страшно - совсем-совсем немножечко. Потому что тут рядом и папенька, и маменька, и добрые дяденьки. Они которые святитенники, что ли?.. они такие добренькие! Ну прямо как папенька и маменька. А ещё добрый дяденька святитенник показывал детям, после того, как их водили между больших хижин из камушков, что у него тоже есть такое же большое и твёрдое, как у тех, кто на стеночке.
  Он рассказывал, что мальчики, это те, у кого снизу палочка, они будут потом тыкать ею в дырочку девочкам. А девочки, это у кого дырочка, как у неё. А потом отодвинул в сторону передний лоскут Святого Пояса, такого же, как у папеньки и маменьки. А сам смотрел на них, и улыбался. И та палочка, больше, чем у мальчиков, она стала подниматься вверх, и стала такая твёрдая и горячая! А потом он разрешил всем, кто хочет, потрогать это. И все встали в очередь, как хорошие дети, и трогали. А ещё: это, у доброго дяденьки, было твёрдое, но снаружи двигалось. И когда ему это двигали, дядя улыбался.
  А потом оно ка-ак плюнет! И забрызгало многих. А дяденька смеялся и говорил, что это благословение богов, и теперь невидимые большие дяди, которые боги, будут ещё больше любить таких хороших детей. На кого попало брызгами. И те дети, кому не досталось, стали смазывать брызги с других и мазать себя. А мальчишки даже подрались! А добрый дядя был добрый-добрый. Он позволил злым мальчишкам ещё раз у себя подвигать. Чтобы и им стало хорошо, и чтобы добрые невидимые дяди и их тоже полюбили...
  
  Мимо повозки проплывала громада Храма. Малышка, открыв рот, смотрела на изображения. Потом согнула ножки и посмотрела у себя внизу. Ну-у... У неё ещё такая маленькая-маленькая дырочка! Туда вообще ничего не засунуть. Даже пальчик.
  - О! - подумала малышка. - Дома надо будет спросить у маменьки и папеньки...
  Потом она попыталась засунуть в свою дырочку пальчик. Когда добрый дяденька показывал и рассказывал им, некоторые девочки тут же проверяли, - правда ли это. И некоторые засовывали себе пальчик. А она застеснялась. А вдруг не получится? Стыдно же будет, если не получится...
  Малышка вздохнула, набираясь решимости попробовать, но тут у неё в носике что-то не то стало. Наверное, подумала малышка, это сопелька. А вот мы её сейчас и вынем...
  И, вместо того, чтобы сунуть пальчик в дырочку внизу, малышка полезла пальчиком в дырочку вверху, в носике. А там, а там, - там оказалась не просто сопелька, а целая казюля! Правда-правда! Во-от такая казюля! Зелёненькая! Дли-ин-ная! Её можно долго вытягивать из носика, а потом разма-азывать по заднему борту повозки. И вот так вот размазывать, и вот сюда вот намазывать, и туда тоже. Какая большая казюля!
  Малышка была - просто счастлива...
  
  
   30-20
  Паломничество окончилось. На этот раз. Последний разик посидев в знакомом кабаке, устало похлебав ободряющего, придающего сил вина, и не обращая внимания ни на аппетитные попки служек, ни на весь остальной мир, - паломники направились домой.
  Устало опираясь на дорожные посохи, неторопливо переставляли ноги по дороге. Неугомонный весельчак всё-таки попытался взбодрить народ рассказкой:
  - Ну, эта, значица, и говорит старуха старику. Давай мол, перед перевоплощением молодость вспомним. Ну, нагнулась она. Ну, вставил ей дед. А она ему так: дык, грит, у тя, грит, старый, ща толще будет, чем у молодого, - да раза в два! Ну, грит тот, дык, у меня, того, он в молодости вдвое-то и не складывался!..
  Опустошённые, выжатые досуха, наслужившиеся богам до умопомрачения паломники, вяло передвигающие ноги по дороге, никак не отреагировали. Вяло бодрящийся весельчак хмыкнул было сам - и умолк. Так они и брели. В редкой, растянутой, зевающей и почесывающееся толпе таких же, как и они.
  Дойдя до поворота, бывший говорливый обернулся, бросил последний взгляд назад. Над вечно распахнутыми воротами в столицу храмов горела на солнце изображённая святыми знаками надпись, с детства знакомая каждому подданному истинных богов:
  ДЕЛАЙТЕ ВАШУ ЛЮБОВЬ В СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫХ ЗАВЕДЕНИЯХ ДУГГУРА
  Вяло высморкавшись на обочину, сплюнул, и поплёлся дальше, уже больше не оборачиваясь.
  
  
  
  
  
  
   Глава 31
   Воин Великого Ваввана
  
   31-01
   Я - Цу, воин Великого Ваввана.
  
   31-02
  Горное селение диких людей, - моя цель, - имело место пребывать в красивом месте. Синь неба, зелень травы, яркая пестрота цветов. Запах насыщенного спокойствия. Задумчивое дыхание пред-тишины, полу-шёпота вечной окаменелости гор.
   В общем, приятное место оскверняют собой эти людишки. Недочеловеки, согласно официальной классификации Ваввана. Так и хочется добавить - Великого Ваввана. Нет, даже не так, а вот так: ВЕЛИКОГО ВАВВАНА. Во как.
  Численность селения в несколько сотен голов. Всего: мужчин, женщин, точнее - самок, детёнышей. Всего. Численность и местоположение определила воздушная разведка Ваввана на колесницах богов. Сюда нет смысла посылать войска. Для подобных целей существуем мы - воины Великого Ваввана. Избранные богами. Обученные полубогами. Наши души принадлежат великим воинам прошлого, совершившим ошибку в бою. Потеря памяти очистила нас от этого греха. И теперь, - снова, как всегда, - всё в наших руках. А также ногах. И остальном теле, подготовленном лучшими воинами этого мира.
  Я с удовольствием снова осматриваю свои руки, свои мощные кулаки, размером с голову обычного человеческого ребёнка. Увеличенные суставы похожи на копыто лошади. Я могу дробить камни этими кулаками. Ударом голени я переламываю ствол молодой пальмы. Боковым ударом с разворота моя нога переламывает рёбра и убивает боевого пса. Боевого пса в шипастом налобнике, шипастом ошейнике и шипастом нагруднике. Ударом груди в прыжке он сбивает с ног молодого быка и перегрызает ему шею за одно движение челюстей. Боевые псы Ваввана появились недавно. Точнее - не так давно. После победы над союзом племён, использующих всадников на волках. Великий Вавван забирает драгоценные камни из грязных лап дикарей и даёт им соответственную огранку.
  Великий Вавван преображает Хаос в Порядок. Потому что истинный порядок миру могут дать только боги. Непостижимые. Могущественные. Идущие по диким мирам из уплотнившегося Хаоса и оставляющих за собой божественную упорядоченность бытия. Нет выше человеческого счастья, чем счастье служить Величайшей Силе этого мира! Чужие боги платят дань богам Ваввана. Колесницами богов. Чужеродными рабами. Находящимся под водой. И всякое другое разное.
  Великие боги Ваввана щедро награждают служащих им. Их непостижимой божественной цели, проистекающей из бессмертия и утекающей в бессмертие. В прошлом я погиб, и вот - оживлён. Обучен. И мне дана возможность заслужить прощение богов за совершённый мною великий грех: умереть, не исполнив приказа.
  Ходящий пред лицами богов Великого Ваввана, по путям, указанным богами Ваввана, получают великую награду. Награду богов Ваввана. Они получают право сохранения памяти из перевоплощения в перевоплощение. А такой смертный - это уже как бы и не совсем смертный получается. А за дальнейшие заслуги можно дослужиться и до кандидата в младшие полубоги...
  
   31-03
  За такими вот приятными мыслями я миновал ступенчатые террасы огородов на склоне горы. Ничего себе огородики. Грубые, но дело своё делающие. И даже ручеёк вон где-то откуда-то перенаправили, сумели. Течёт себе, змеится по желобкам. По всей ширине террасы, вниз на одну ступеньку, - и уже в другую сторону. Грамотно уклон террас выведен, грамотно, ничего не скажешь. Поди, в Вавване и подсмотрели.
  Злобствуют дикари на богов, противятся божественной воле. Потому как одержимы злобным Хаосом. Ложными его богами одержимы. Вредителей засылают в величайшую столицу этого мира. Ну, навредить им мало что удаётся, а вот подсмотреть на окраинах, на новые, недавно упорядоченные селения, - это они могут. Ну и того, воруют. Мысли, воплощённые в вещи, - уворовывают. А потом кричат, что, дескать, их предки завсегда токмо так и не иначе. Ну да что с них взять. Дикари! В безвластии живут, в хаосе. Не знают они великой истины Ваввана: "Еда даёт сытость, усталость даёт сон, а власть даёт всё".
  Ничего, ничего, хаосники. Кончилось ваше безвластие. И имя этому окончанию - я, Цу, воин Великого Ваввана.
  
   31-04
  Стены надо сказать, смешные. Из обломков дикого камня, на глиняном растворе. Даже зубцов поверху нет, от стрел атакующих прятаться. Не от человека стена, от зверя. От того зверя, что не поля топчет, а горячую кровь пьёт, мясцом трепещущим заедает. Рва нет, заграждений перед стеной нет. Высота - два человеческих роста. В общем - просто тьфу.
  А прямо поверх стены - дикари стоят. Дозорные, в общем. Копья корявые. Шкуры, длинной шерстью наружу. Вместо нормальных наручей - тоже шкуры. От локтя до кисти шкура вкруг руки идёт, с хребта дикого кабана содранная. Тоже больше от зверя, причём не очень и большого. Чтобы щетиной жёсткой, значит, пасть атакующую ранить. Ну-ну. Это смотря какую пасть. Тот же боевой пёс Ваввана эту вот, с позволения сказать, защиту, - за один укус переломит. Вместе с рукой, понятное дело.
  Тревогу дикари поднимать не стали. Я же, значит, один и без оружия. Ну вот совсем-совсем без оружия. Штаны на мне широкие, чуть ниже колен опускаются, дальше только ноги босые. Рубаха на мне с широким вырезом под голову, рукава чуть ниже локтя. А дальше из рукавов руки голые торчат. Ну, плащишко на плечах. Из такой же домотканой материи, травами крашенной. А то, что я этим плащом, раскрутив его в воздухе, стрелы полусотни лучников, в меня без остановки стреляющих, в стороны отклоняю, - так то мало кто знает. Ни посоха в руках, ни ножа на поясе, чтобы уважение внушал видом одним. Так, узелок за плечами, да скатка войлочная, - на земле спать.
  Шестеро их на стене было. Четверо с копьями, двое с луками. Но опять же. Тетива не натянута. Да и основа у лука - весьма так себе. Средней дикарской паршивости. Не боевой лук, так, охотничий. На близко сидящую птицу. Или на жирного червячка в неглубокой ямке. Стоят, бельма на меня таращат, да с таким важным видом, что просто смех разбирает.
  А я, в свою очередь, сразу всё в ответ рассматриваю. И стеночку эту корявенькую, и охрану эту курам на смех. И ворота. Ворота грамотные, сразу скажу. Не вот чтобы в стороны раскрывались, как в наших городах. Петель воротных у них для этого нет. Нет, тут всё было сделано просто и добротно. Ворота цельные, из вертикальных брёвен. Наверху, поверх стены ещё одно бревно, поперёк, потолще. Цельное полотно ворот к нему крепится, на нём и поворачивается, наружу, естественно. А изнутри, надо полагать, два шеста. Когда ход открыть надобно, изнутри за шесты толкают всей гурьбой. И вся эта древесная плоскость вверх и наружу поворачивается. А потом шесты в землю упёр, - и вот тебе проход под деревянной крышей. Колотить в такие ворота тараном надо. Потому как нижние концы бревен заточены и обожжены. И в закрытом виде в ямки специальные уходят, за землю держатся. Да, такие ворота даже мне моими кулаками долгонько долбить придётся...
  И пока я всё это вот хозяйство рассматривал, на стене объявились ещё двое. Паренёк какой-то, с видом тощим, но важным. А на поясе у него так даже целый бронзовый меч без ножен обретается. Такие в костяном кольце носят. Их постоянно рукой придерживают, чтобы себя самого не поранить. Не иначе как сын вождя или шамана, что-то в этом роде. Вышел и уставился на меня, прямо как обожравшийся конопляным семенем будильный петух роты - на глиста, выпавшего из задницы боевого слона. Было такое дело во время обучения.
  А вот второй, второй - посерьёзнее. Судя по взгляду и походке - главный человек боя селения. И в чужих местах явно побывавший. Доспех на нём шибко приметный и дюже знакомый. Из чешуи какой-то гигантской рыбы, внахлёст на кожаную безрукавку нашитой. Точно на каком-то поле боя с мёртвого бойца Ваввана снял. У нас в таких лёгкая пехоты фаланги ходит. Правда, ни наручей, ни поножей, ни боевой юбки из полосок кожи от ниже пояса до колена, - нет. И шлема нет. Да и ни у кого нет. А есть у мужика того в руках боевой топор из тёмной бронзы. Даже и не топор, а "клюв". Лезвие массивное, загнутым клином вперёд чуть выгибается. Серьёзная штука, сразу вам скажу, и супротив человека, и супротив зверя, - очень даже и соответственно способствует. Сам таким работал, знаю, что говорю.
   Встретились мы с ним взглядами, и посерьёзнел мужик с "клювом". Кто я, он, конечно же, не понял. Оно и понятно: с такими как я, в бою можно встретиться только один раз, - перед смертью.
  Но, видать сразу, заценил он меня и на расстоянии, уважительно отнёсся, за равного себе меня принял, а для дикарей это почти что и немыслимое дело получается. Кивнул даже. Вроде как поприветствовал. Ну а я этак голову в сторону склонил, и на него смотрю. Нет, боковым зрением, само собою, всех подряд перед собой отслеживаю. Но смотрю, вроде как, только на него. Юнец с мечом даже обиделся, зашевелился, позы стал принимать. Мечишком своим бронзовым пошевеливать, фигурять. То покачивать, то за рукоять поворачивать, чтобы глаза мои на свой тусклый блеск повернуть.
  А этот, с "клювом", посмотрел на меня так внимательно, да и говорит мне. В смысле, что ни лично он, ни остальные жители сего селения против меня ничего такого не имеют, но ворота мне открывать не будут и внутрь не допустят. Потому как ихний местный шаман, или шаманы, - голос такой, как будто после ранения в шею, - что-то там такое наколдовали. И вышло у них, что сегодня в их селение может прийти страшная беда. Поэтому они все из себя молят богов об избавлении. И обряды всякие там вытворяют. Чтобы беду отвести, её путь-дорогу замести, да и отвести прям ко прóпасти, где ей и пропáсти.
  Ну, ухмыльнулся я, и отвечаю ему, что боги у них ложные. А беда ихняя - вот она, прямо перед ними. Потому как ваша погибель - это я и есть. Собственной персоной. Но ежели признают они над собою главенство Великого Ваввана и покорятся мне, то я никого даже и убивать не буду.
  Щёлкнул пальцами мужик, и двое с луками вниз со стены на пару ступеней опустились. Судя по скрипу - тетиву натягивать.
  А сам он, пытаясь подпустить в голос уважения и почтительности, начал мне пытаться зубы заговаривать. Что, дескать, чтят они обычаи гостеприимства, и обидеть никого не хотят, и даже могут мне еды и воды на верёвке спустить. Лишь бы прохожий, это я который, в смысле, от ихних ворот да в крутой поворот и куда-нибудь подальше, на полусогнутых.
  И пока он перечислял предлагаемый мне сухой паёк, а также добавленные от особенных щедрот селения дорожный посох, плетёную шляпу и сандалии, - появились лучники. Те двое, с натянутыми тетивами. И ещё двое. Тоже с луками. Но уже посерьёзнее. Вполне потянет на варварский боевой лук для междуварварской перестрелки в густом лесу.
  А четверо с копьями наконечники своих дрынов, костяные и зазубренные, в мою сторону наклонили. И задышали, будто сто раз присели. С тушей оленя на плечах.
  А эти четверо стрелы на тетиву наложили и в мою сторону смотрят. Но тетива не натянута. Оно и понятно, почему. Если лук можно долго держать с натянутой тетивой, да ещё вдобавок за хвостовик стрелы его растягивать, - это не лук, а игрушка для детей. Ниже моего колена ростом.
  Нет, у этих луки чуть получше будут. И нарукавник кожаный на левой руке, и наладонник кожаный, тетиву тугую натягивать, на правой. Вроде как у серьёзных лучников получается. С виду, по крайней мере.
  А этот, с "клювом", смотрит мне в глаза и головой этак из стороны в сторону покачивает. Слегонца. Дескать, шёл бы ты, парень...
  Да вот, на беду его, я уже шёл-шёл. И пришёл. И именно туда, куда и был послан.
  В общем, пришёл и говорю:
  - Именем Великого Ваввана, - сдавайтесь!
  Вздохнул мужик, с сожалением. Это у них вроде как бы за знак было уговорено. Лучники сразу ко мне боком стали, а которые с копьями, - те между ними встали и смех свой зазубренный, двумя руками удерживаемый, выпятили в мою сторону. Чтобы, значит, ежели я подпрыгну, то прямо на копьецо это срамное сам собою и напороться должен буду. Великая военная мудрость, однако. Измысленная лучшими умами дураков.
  Игрушечный меченосец наконец-то дождался повода подержаться за свою гордость (в приличном смысле этого слова), - и держал его (в смысле - меч) в руке. Но, глядя на то, как он держит меч, сразу становилось ясно, по крайней мере, - мне, - что наилучший боевой показатель данного мечника состоит из обезглавливания курицы на пеньке. А следующий этап обучения, надо полагать, задуман как отрубание головы обеденному барану. Растягиваемому за хвост и голову одновременно в разные стороны. Причём голову барану надо держать не руками, а исключительно за ременную петлю.
  И тут этот прыщ на ровном месте решил покомандовать, значительность свою в собственных глазах потешить. Вытянул он героическим, как ему думалось, жестом своего любимца (опять же в хорошем смысле этого слова) куда-то ввысь и в сторону, и скомандовал стрелять.
  Стоял это прыщ на одном конце выстроившейся на стене шеренги. А серьёзный мужик с "клювом" как-то само собой оказался на другом её конце. И, услышав приказ юнца, вздохнул и добавил:
  - По ногам!
  Ну что же, спасибо тебе, мужичок, за заботу о моём здоровье. За это я убью тебя быстро и с уважением. Потому что и "клюв", и меч, и головы их прежних обладателей мне придётся взять с собою. Чтобы на центральной площади сего селения, или где уж там они тут собираются, перед ложными богами своими, - все увидели, и поняли, что своей надежды на спасение они уже лишились...
  Короче, стрельнули они. Неравномерным залпом. Одна стрела, первая, чётко ушла в сторону, стоило мне просто развернуть туловище. Остальные три я сбил, прокрутив плащ. И тут же бросился вперёд.
  Плащ снова взлетел вверх. Там грузики в уголках зашиты, помогают форму держать. И взлетел он, развёрнутый во всю свою плоскость. И закрыл меня от взора мужика с "клювом". И ещё пары-тройки защитников с его стороны. А я сам тем временем метнулся в другую сторону и к стене. А стеночка та, как я уже говорил, из обломков дикого камня на глиняном растворе. То есть, выступов и впадин, а это опора для рук и ног, - предостаточно.
  Шустрящий мальчик, конечно же, попытался рубануть меня на взлёте. Не говорить же о восхождении на этот срам!.. Причём, судя по траектории движения, меч должен был скользнуть по моей голове, срезав клочок кожи. Не более чем. Когда лезвие держится под таким углом, рикошет гарантирован всей научной мощью Ваввана.
  Конечно же, его движения были медленными, предугадываемыми и примитивными. Конечно же, я развернулся прямо на стене, ушёл в сторону и оказался на стене, правда лёжа, - но немного в стороне.
  Мастер техники дурного меча не сумел вывихнуть себе кисть, и даже камня с ударенного места не отвалилось. Поэтому он смог размахнуться во второй раз. И так хорошо он размахнулся, что меч врубился в лицо лучника, припавшего на колено ближе ко внутреннему краю стены справа от него. И уже целившему в меня. Но после героического замаха стрела порскнула в сторону и воткнулась младому герою в ногу. А сам лучник молча свалился со стены вниз. Кажется, ему очень удачно пришлось прямо по переносице.
  Ширина стены по своему верху равнялась не более чем росту человека, лежащего руками вдоль тела. Если копейщик присядет, а лучник встанет сзади, - это максимальная угроза моему продвижению. По этой самой причине никто не смог выскочить вперёд и закрыть своей шерстистой грудью удачливого меченосца.
  Так что я с полным удовольствием, как на тренировке, подскочил к совершившему столь результативный размах и провёл простой прямой в сердце. Под кулаком хрустнуло, сердце остановилось и чей-то-там важный сын начал валиться назад.
  Конечно же, я наступил ему на ногу. А когда сзади стоящий копейщик попытался было приостановить падение трупа одной рукой, а второй продолжал сжимать копьё в приблизительно мою сторону, из трупа с выпрямленной ногой получилось что-то вроде наклонной лесенки. Два шага вверх, удар ногой сверху в шею. Шея ломается, и теперь падают уже два трупа.
  Сзади стоящий лучник пытается выстрелить мне в лицо. Но в этот миг уже сзади него раздаётся жуткий вой и мне без проблем удаётся увернуться с пути стрелы простым разворотом туловища. Попутно я отмечаю источник воя. Это, разумеется, самый серьёзный боец дикого селения подал знак тревоги, продудев в какой-то там варварский свисток. Или не свисток, - не суть важно.
  Левая рука лучника, как и полагается, вытянута вперёд. Хлопок моей правой ладонью по руке с луком справа налево с моей точки зрения. Моя левая рука выныривает снизу, с разворотом вцепляется в его плечо. Рывок влево и тут же вправо-вверх. В это самое время мой правый кулак бьёт ему в левую почку. Хруст сломанных рёбер, почка раздавлена. Этот удар у меня поставлен отлично.
  Сразу же, не останавливаясь, толкаю ещё не успевшего понять, что он уже умер, - от себя. На очереди - копейщик. Просто развернуть копьё направо ему мешал лучник, только что ставший трупом. Поэтому он, естественно, который копейщик, поднял своё копьё вверх, чтобы опустить на уровень пояса в мою сторону, но уже по ту сторону стрелка, ближе ко внутренней части стены.
  А я, между прочим, двигаюсь достаточно быстро. А умение рукопашного боя Великого Ваввана, - это вам не хрен собачий, а - собачачий. Поэтому мы дружно шагнули навстречу друг другу, точнее: убивающий убиваемому, - и моя правая рука, только что отведшая в сторону его копьецо, с полного размаха врезается ребром ладони в его шею. И, кстати, совершенно не прикрытую. Моя левая рука в это же самое время дёргает его руку на меня, поэтому удар получается особо сочным. Даже слышен звук ломающейся шеи.
  Следующий лучник с коротким охотничьим луком поднимает руки вверх, пытаясь выстрелить в упор сверху вниз, из-за спины суперсвежего трупа. Не получается. Потому что я использую труп копейщика как опору, прыгаю вокруг него, с внешней стороны стены. И выхожу за спину лучнику. Моя левая нога взлетает вверх и бьёт пяткой в позвоночник. Естественно, треск ломающихся костей. Копейщик валится наружу со стены. Лучник падает на колени и на какое-то время замирает так, со сломанной спиной.
  Очередной копейщик вытаращил глаза и, видимо полностью обезумев, попытался толкнуть меня руками, держа при этом копьё поперёк стены. Ну не дурак ли? Мой кулак ломает пополам древко копья и врезается в его грудь. И тут же, пока он ещё только начинает разевать рот, сменив форму руки на "ладонь-копьё", бью ему в горло. Он захлёбывается кровью, а я мимолётно недовольно морщусь: надо же, второё удар понадобился!
  Последний лучник догадался отбросить лук и ждал меня со стрелами в руках. Руки чуть согнуты в локтях, колени тоже согнуты. Стрелы наконечниками вперёд. Из-за его спины последний копейщик пытается ударить меня своим копьём, как дубиной. Нырок, уклон, моя рука сверху дополняет удар древком копья по плечу последнего лучника. Тот морщится от боли и на мгновение застывает неподвижно. В это самое мгновение я отламываю наконечник копья и втыкаю его в шею лучника. Делаю это чуть сбоку, потому что лучник в это время тычет своими стрелами перед собой.
  Воткнув костяной наконечник в шею стрелку, я снова использую его тело как точку опоры и отпрыгиваю вбок. Всё ещё вытянутые руки мертвого лучника отклоняются моим правым боком, не причиняя мне ни малейшего вреда. Едва пальцы моих ног касаются камня стены, я в последний раз использую последнего из убитых мною как точку опоры. Отталкиваюсь от него влево. Труп валится со стены вправо. В добрый путь, дружище!
  Последний копейщик, видимо, совершенно обезумев от страха, воздымает остатки своего копья, теперь - просто дрына. Ну, это ты мне просто подарок приготовил.
  Левая нога: шаг вперёд-влево. Правая нога поднимается, описывает дугу и бьёт, чуть сверху вниз, в солнечное сплетение. И, как и следовало ожидать, вышибает из дурака дух.
  И мы остаёмся вдвоём. Я - и он.
  Нет, он мне даже чем-то немножечко понравился. Ушёл, разорвал дистанцию на пять-шесть шагов. Подал знак тревоги своим. Да и стоит вполне грамотно. Левая сторона - вперёд. В левой руке у бедра нож, сжат в руке вперёд от большого пальца. Тело бойца покачивается влево-вправо, левая кисть шевелится вверх-вниз. Получается почти круговое движение. Конечно же, он не проходил тренировки, когда обучают атаковать самым неожиданным образом, из самого неожиданного положения. Но всё равно - молодец. Хвалю.
  "Клюв", кстати, тоже держит очень грамотно. Клювом вперёд, кисть под самым наконечником. Наконечник у правого плеча. Длинная прямая рукоять оружия в самом низу заканчивается небольшим диском. Тоже бронзовым. Упор под руку. Во-первых, нет нужды связываться с ременными петлями. Во-вторых, наружный край диска обычно заостряется. Не затачивается, нет. Просто заостряется, сводится на клин. Центр тяжести оружия, само собой, - в наконечнике. Поэтому рукоять может двигаться достаточно быстро. А на самом конце рукояти - диск. Если с размаху - серьёзно.
  И в то же время никто не мешает ударить "клювом" как кастетом.
  Нет, я же говорю - грамотно стоит.
  Я, конечно же, нисколько не устал. Ещё бы, с моей-то подготовкой! И даже, неожиданно для самого себя, предложил ему сдаться. Преклониться перед истинными богами, богами Великого Ваввана. Но он мне ничего не ответил. И взгляд у него был, какой нужно. Рассеянный всюду и никуда конкретно не смотрящий, - одновременно. Дыхания не видно. Знает, видимо, что это такое - чужая атака на твоём выдохе.
  Ну что же. Лично мне ты нравишься. Но работа есть работа.
  Несколько движений, несколько соприкосновений рук, - и боковой удар моего кулака с хрустом проламывает ему висок.
  Подбираю меч, отрезаю две головы, забираю всё и "клюв" в придачу. Бегу по направлению к центральной площади селения. Успеваю вовремя. Толпа всё так же смешно вооруженных дикарей гомонит, собираясь броситься на стены. Они решили, что сигнал тревоги был подан, как только угроза показалась вдали. Глупцы.
  И тут они видят меня. Точнее - сперва они не обращают на меня никакого внимания. Поэтому мне приходится издать боевой клич избранных воинов Великого Ваввана.
  Буквами на письме этот крик не передать. Нет таких букв. И звуков таких в обычном мире среди обычных людей никто не издаст, не сможет.
  И замолкают дикари, цепенеют в неподвижности. И только все глаза в мою сторону. Очень хорошо. Начинаем основную работу.
  Нет, конечно же, мне под силу убить их всех. Но богам, истинным богам, нужны служители. В основном. Хотя и от жертв они тоже не отказываются. А кто бы на их месте отказался? Знаете таких дураков? Я - нет.
  Поэтому работаю на толпу. В стену одного домика, выходящего на площадь, вбиваю "клюв". Поворачиваюсь к другой стене, напротив, всаживаю меч между камней, в щель. Острия смотрят в небо и в землю. Боковая сторона - в сторону дикарей на площади. Они просто не могут не узнать это оружие. Для верности пристраиваю сверху отрубленные головы. Тоже лицами в сторону толпы. Ну вот. Теперь, по плану, речь. Краткая, но энергичная. Из одной фразы, многократно повторённой фразы.
  - Покорившийся - выживет, сопротивляющийся - умрёт!!!...
  
   31-05
  Как мне объясняли, слова мои осознать сейчас мало кто сможет. Но словеса не попусту струятся. Смысл их опускается сейчас на дно их душ. И когда страх от увиденного и пережитого доведёт их до кондиции, жажда выживания, свойственная всем телам, сама всё вспомнит и заставит их встать на колени.
  Так, переходим к следующей фазе. Дикари переглядываются, в очередной раз убеждаются, что их больше, чем меня, одного-единственного. Того гляди, завопят дурными голосами, да и бросятся. А в той давиловке, что получится, почти все и полягут. А село без мужского населения, - только в жертву и пригодно. Потому как самим по себе всем остальным попросту не выжить.
  Пора показывать следующие позы. С рёвом выполняю несколько разминочных движений и в несколько ударов вышибаю своими кулаками несколько диких камней из обеих стен, что пообок от меня. В одном месте мои глаза успевают отметить один особо удачно положенный камень. И пока моя голова наблюдает происходящее, моё натренированное тело уже само всё решает за меня. Пара-тройка ударов, - и в стене появляется дыра. А потом часть стены попросту падает внутрь дома. Меч валится вниз, на землю. Отрубленная голова бывшего меченосца смешивается с выпавшими камнями.
  Ну? И где же умнейшая голова селения, что оценит неосознанно мою мощь, сравнит с диким зверем и предпочтёт простое решение, - засыпать меня стрелами издали?
  Всё ещё не двигаясь с места, снова издаю рёв. Понутрянее, пониже, побасовитее. Чтобы попохожее на опасного хищника получилось. Делаю руками ещё несколько размашистых движений. Разжимаю кулаки, шевелю пальцами, снова сжимаю ... ещё разок... Со стороны как будто когти выпускаются и прячутся заново, как тигра какая, или другая зверюга поготистее.
  Ну-у! Наконец-то! Сподобились! Додумались! Догадались! Допетрили бестолковками!
  Десятка два лучников начинает портить отличный горный воздух стрелами в мою сторону. Даже плаща не применяю. Ни тебе залповой слитности, ни тебе скорострельности. Просто немного подвигался, уклоняясь корпусом и сбивая руками остальные. Да они чуть ли не по очереди в меня стреляли! Ничего особенного, в общем, на тренировках сложнее было. Последние их стрелы даже поймал. Три правой рукой, две левой. Всё-таки левая у меня чуток похуже будет.
  Ну, в общем, колчаны дикарские оказались десятка на два стрел каждый. И когда стрелять перестали, по причине расстреляния всех стрел, вытянул я руки свои в стороны. Сжал кулаки. И древки пойманных мною дикарских стрел поломал. Пополам. Точно не мерил, ну, как получилось, как поймал. А потом пальцы разжал, по очерёдности, и обломки по одному попадали оземь.
  Так. Сейчас - главное решается. Или они совсем обезумеют и, вопя со страху, все разом на меня бросятся. Или сейчас, и именно сейчас, я сумею заставить их по-своему, в смысле, по-моему, - поступить. Точнее: поступать, - в дальнейшем. Шаг за шагом. До полной их покорности.
  Пока они решаются, пора решить за них. Начинаю движение приближения зигзагом. То есть, некоторыми рывками в разные стороны. Вроде как хищный зверь выбирает, - куда именно он сейчас кинется, кого рвать-жрать станет.
  Ну! Вот! Всё, как и надо. Ух вы, мои предсказуемые! Ух вы, мои управляемые! Готовятся обороняться. Тельце съёживается, в комочек собирается, оружие вперёд выставляется. Ждут моего нападения, вместо чтобы напасть самим. Что и требовалось.
  Дохожу до фокуса противостояния, но не пересекаю его. Они же вроде как серпом невольно выстроились. Подобие вогнутого зеркала. Вот то место поодаль от них, где лучи от подобного зеркала в одну точку, точнее, пятно, - собираются, и есть фокус, то есть место наибольшего сгущения их соединённой сейчас страхом всеобщей мужской души селения. И при вхождении в это пятно невидимого глазами сконцентрированного сгустка коллективной сути, - они могут броситься.
  А оно мне надо? А оно мне и даром не сдалось. Поэтому переходим к следующему шагу продвинутого покорения пригодных для преобразования по плану богов Великого Ваввана.
  Внешне это выглядит так.
  Не доходя до примерных, определённых на глазок, пределов пятна, останавливаюсь и резко, скачком, внезапно, - меняю своё поведение.
  То есть: прекращаю прежние внешние движения, прекращаю раздувать в рабочей зоне, это где средняя кость грудной клетки, вместе рёбра объединяются, - прекращаю раздувать безумие бойцовой кровожадности. Дикари, они же как животные, они же чувствуют состояние. Внутреннее состояние встреченного зверя. Чует ли тебя зверь, будет ли убегать, будет ли нападать, - без этого чутья охотник не охотник, и боец не боец.
  А я тем временем поднимаю с земли, с поверхности площади этой, три камешка примерно одинаковых, и начинаю ими жонглировать. Это их на некоторое время в оцепенение вгонит, в ступор, в недоумённость неопределённости вгонит. Когда все силы их сутей устремятся на восприятие. То есть, дикари станут пытаться осознать, понять, почуять, - что им делать дальше.
  И вот в это-то время, когда их сути раскрываются, преобразуясь в конус восприятия, я делаю воздействие. Взглядом работаю.
  Тоже забавное дело, кстати. Рассеянным вниманием определять очерёдность поражения и бить взглядом в переносицу, в "треугольник воздействия". Как будто незримый, невидимый укол в глубь ихнего, дикарского, мозга. С меня, помнится, семь потов сошло, пока научился. Сконцентрировать свою суть, очертить объём границ сути цели, ударить. Вызвать предусмотренную реакцию. Полгода, начиная, помнится, на мышах тренировался. Берёшь в ладони, удерживаешь тельце, работаешь по сути...
  Впрочем, опять отвлёкся.
  Итак, выполнив предусмотренное, ловлю один камушек из трёх в левую руку, два в правую. И пальцами, с хрустом, раздавливаю, растираю их в пыль. Полную пыль. Я же не дурак. Я же камушки помягче выбирал. Они же тут домишки свои из мягкого камня строили. Какие их дикарский инструмент обработать сможет. Ну вот. А со стороны это выглядит, если секрета не знать, - ну ва-ащще!!..
  Встряхиваю пальцы и хлещу взглядом по их глазам. Они, пока я камнями пылил, на пальцы мои пялились. А я взворчал этак негромко. Ну, они сразу же глаза на лицо моё и обратили. А дальше, как говорится, дело тренировки.
  И опять, пока не опомнились, всё успевать надобно:
  - Предлагаю в последний раз попробовать мою божественную защиту истинных богов Великого Ваввана. Пусть один из вас ударит своим мечом по моей руке. И вы все убедитесь, что ваше оружие не сможет даже оцарапать моей кожи.
  Вытягиваю руку в сторону и чуть вперёд.
  - Ну? Есть смелые? Подойти, ударить мечом по моей руке. Вернуться живым. Кто хочет попробовать?
  Н-да. Это я немного не учёл. Похоже, что тот меч тут был единственным. Копья вижу в наличии. Дубин боевых, с каменными и костяными шипами, - много, топоры наблюдаю. А вот меча-то что-то и не примечу....
  Снова бросаю взгляд. Мозги практически не напрягаю. На чутье работаю. Кто? Кто подходит? Вот он! Бросаю руку, пальцы сложены в Форму Излучения Сути. Сперва взгляд в переносицу, потом, туда же, указать. Двойное невидимое воздействие подчинения.
  - Эй, ты! Там, под камнями, лежит меч. Принеси его.
  Смотреть приходится влево. Там, откуда убрал взгляд, кто-то пытается сбросить оцепенение. Резкий разворот. Открытая напряжённая ладонь в сторону готовящегося воздействия. Снова издаю звук, но часть звука перенаправляю в руку, как учили. Звук, пропущенный через своё тело, и выпускаемый из центра раскрытой ладони, имеет более узко направленное, но зато и более сильное воздействие.
  Восстановив положение, снова разворачиваюсь в ту сторону, куда приказано. Понятное дело, никто никуда не торопится. Продолжаю разговор.
  - Ты!!!
  И, с разворота, как будто кидаю что-то, утыкаю всё ещё продолжающую работать в режиме передачи звука руку в лицо подвергшегося приказанию.
  Велики боги Ваввана! Не всякий раз у меня подобное получается, но на сей раз, - получилось. В носу указанного лопаются мельчайшие кровеносные сосуды. Голова его вздрагивает от невидимого удара на расстоянии, кровь стекает вниз, взгляд становится растерянным. Дикарь хватается левой рукой за лицо, в правой дубина, - выпучив глаза, смотрит на кровь. Его соседи, бросив взгляд на волшебное, с их точки зрения, кровопускание, - вздрагивают коленками и пытаются отшатнуться назад и в стороны. Их настроение, на неосознанном уровне уловленное наработанным чутьём охотников, как бы подсказывает остальным, что они столкнулись с тем, чего им не одолеть. Хорошо ещё, что слабак стоит на выдающемся вперёд краю серпообразного строя. И эту кровь, брызнувшую из носа от моего указующего жеста, - увидели многие. И дрогнули сердца у многих из увидевших.
  А я не даю опомниться, перекачиваю свою внутреннюю силу в рабочую зону, меняю характеристики голоса. Реву:
  - БЕГОМ!!!
  Снова поднимаю вверх правую руку, как бы снова замахиваясь. И - первая победа! - соседи ударенного издали толкают его в спину, выталкивают из строя, толпы своей, от себя отталкивают, мой приказ выполнять посылают.
  Так он и поковылял, на полусогнутых, значит, за мечом, значит. Не выпуская из грязных лап своей боевой дубины. И от того, что потащил он этот бесполезный груз не как боевое оружие, а как что-то, прихваченное с собою по ошибке, - ещё кое-что изменилось в настроении обрабатываемой толпы. Потому что то отношение посланного к своей дубине, оно не могло не быть уловленным опытным чутьём дикарей. Один из них, часть общего целого, покорился чужой воле. В том числе - и с их согласия.
  Пока оно, сломленное духом, искало меч среди рассыпавшихся камней и возвращалось обратно, мне приходилось продолжать тратить внутреннюю силу на продолжение "оглаживания" взглядом этого сборища. Со стороны это выглядело как броски моих глаз налево и направо. Внутри глазниц, естественно. В реальности я выискивал нужные моменты слабости и бил, бил, бил в "треугольник воздействия", в область переносицы, заставляя вздрагивать одного за другим, ослаблять их бывшее внутреннее единство. Заставлять оставаться на месте.
  Но дикари есть дикари, они могут всё-таки и броситься. А дурной пример -заразителен. Поэтому приходится тратить и тратить внутренние силы. Клянусь богами Ваввана, мне гораздо проще было бы просто убить их всех, всех до единого, голыми руками. А потом развалить всё тут. Но приказ есть приказ.
  ...Посланный вернулся. Как он возвращался! Это же просто - песня. Свою шипастую дубину он нёс, отставив за спину, как нечто отвратительное. А меч держал за самый кончик рукояти. И рука его, держащая меч таким позорным образом, была полусогнута и выдвинута вперёд.
  Он не посмел подойти ко мне со спины. Подошёл сбоку. А увидев, что его заметили, принялся дёргать головой и подрагивать рукой с висящим, как дохлая рыба, бронзовым мечом. В смысле: ну вот, принёс, что дальше?
  Указал ему жестом: воткнуть в землю, где-то вот тут. "Где-то" было выбрано мною в пятне от фокуса противостояния. Взаимосвязь заставит дикарей ещё больше ощутить робость передо мною. Фокус, он и есть фокус, потому что это точка усиления. А усиление покорности и подчинения, по закону обратной связи, ударит по ним самим.
  Будучи отпущен вторым жестом, принесший меч с облегчением поскакал на своё бывшее место в общем построении, случайном, как и всё дикарское. И это его внутреннее состояние, случившееся в фокусе противостояния, тоже стало достоянием общего переживания.
  Ну что же, приступаем к следующему этапу. Не дожидаясь, пока страдалец встанет на место, меняю характеристики голоса и снова повторяю:
  - Я позволяю любому из вас подойти ко мне, взять этот меч и ударить меня. Вот по этой руке. Чтобы вы все увидели, что я неуязвим.
  Вытягиваю руку и прекращаю воздействие. Приопускаю веки и с облегчением перевожу дух. Ох, как правы мои наставники, говорившие: "Убить - легко, победить - трудно".
  ... А вот и радость моя пожаловала. Судя по морде лица - отец убиенного меченосца. Пришёл в себя и решил воспользоваться случаем. Подошёл, взял меч, левая рука за спиной амулет прячет. Волшебство дикарское делает, герой-одиночка.
  А я специально лицо своё от него полуотвернул и якобы в сторону посматриваю. А сам думаю: неужели обманет мои ожидания? Неужели по руке ударит?
  Нет. Не по руке. По шее. Со всей мстительно-родительско-дикарской дури. Со всего размаха - да по моей шее. Так соблазнительно подставленной и такой беззащитной на вид. Он же не знает, что специальное упражнение "каменная кожа" позволяет мне без какого-либо вреда для себя вынести подобное прикосновение. Всё тело моё таким образом и надолго защитить мощи не хватит. Но скользящие удары в бою, даже с восхода солнца до захода его, - вполне. А уж теперь-то: всю левую сторону, шею и руку усиленно. Детская задача.
  Вождишко этот, старейшина, или кто ещё, - не ожидал, что меч вырвется из его руки, а рука у него онемеет, как от удара по скале. И застыл на мгновение. От неожиданности. Даже рот раскрыл от изумления.
  Дождался я, пока выпавший меч на землю упадёт, шлёпнул своей левой рукой по его правой. Потом правой ногой сверху вниз по его правому колену. А когда тулово его вперёд качнулось, основанием ладони да ему в переносицу. Чуть-чуть снизу вверх. А после удара сразу же отошёл в сторону. А он остался ещё стоять на ногах, но уже мёртвый. А самое зрелищное и наглядное состояло в том, что от удара, правильно мною поставленного в Вавване и исполненного тут, - его глаза выскочили из орбит и повисли на тоненьких белых ниточках.
  А потом, через такое долгое-долгое и страшное-страшное мгновение, он, перестав слегка покачиваться извилисто всем своим мёртвым телом, просто и незатейливо рухнул, рухнул плашмя, лицом вперёд. Один глаз оторвался и укатился чуть поодаль. И взгляды всех, тусклые от понимания своей обречённости, всё никак не могли оторваться от этого дикого в своей смертельной простоте шарика.
  А затем в толпе этой началось шевеление собственными глазами. Дружное, но не одновременное. То есть: то на тёпленького остывающего посмотрят, то на меня. И их легко понять. Когда собственными глазами наблюдаешь крутой удар мечом по беззащитной шее, а потом - вот такое вот, - желание бросаться на неуязвимого куда-то подевается. И тут сейчас главное, - дожать толпу. Поразить её воображение так, чтобы она поняла: противостоять мне это всё равно что пытаться опровергнуть камнепад поднятым копьём.
  Выбираю момент, когда большинство глаз уже упорно поднято на меня, потягиваюсь всем телом и этак, лениво, спрашиваю. Мол, не желает ли кто магию попробовать? Поволшебничать чуточки? Ежели только насильничать станут, то есть силы свои незримые супротив меня употреблять, - так ведь и живыми отпустить могу. Ежели без выпендрёжу. Со всем, так сказать, уважением, - ко мне, в смысле...
  Смотрю это я, а толпа, она вроде как даже и успокаиваться начинает. Потому как происходящее перед их глазами некоторым образом соответствует их дикарскому понятию о чести. Поединки лучших перед общим строем. И совершенно не важно, что и строй, и поединщик, - в одном лице. Моём, то есть. Потому как моё нежелание убивать их всех подряд, в возможности чего они некоторым образом уже убедились, начинает, - независимо от них самих, - переводить ситуацию из вражеского вторжения в банальную смену власти.
  Нет, всё-таки нас большие головы готовили!
  Ну, выходит против меня пятёрка шаманов. Колдователей доморощенных. Волхвов местного разлива. И вроде как чего-то там - того...
  А я стою этак, руки в боки, на них посматриваю. Сперва просто посматриваю, потом притоптывать одной ногой начинаю. Сразу понятно, - человек в нетерпении.
  А они, этак, в раж входить начинают. Трясут какими-то своими причиндалами, в бубны бубнят, травами пахнут из коптильниц своих. И вроде как толпа, по привычке, под них подстраиваться задумывает, в такт с ними колыхаться начинает.
  Э-э-э, нет, ребятки. Мне это ваше общее единение перед моим лицом на фиг не сплющилось. А потому четыре пальца в рот, - да как свистну! Получилось прекрасно. Эффект тот же самый, что и в любимой поговорке младшего поварёнка, где нас учили, в закрытом учебном заведении нашем: "Я дрочил - меня спугнули!"
  Короче - обломал им весь кайф.
  И тогда самый возбуждённый сделал мне царский подарок. Бросился на меня. Видать, до того в своё занятие верил, до того в нём растворялся, что про всё остальное попросту позабыл. Ну что же. И служитель ложных богов вполне может послужить истинным. Если вовремя умрёт и тем самым ложность своих богов подтвердит. И он умер. Потому что я его ударил. Но не просто ударил. А ударил - особенным образом...
  
   31-06
  Нас учили разным ударам. Рукой, ногой, коленом, локтем. Другими частями тела. Учили концентрировать силу. Учили бить на выдохе, целясь за поражаемый объект. Например, бьёшь в сердце, - целься в позвоночник. Наши руки и ноги способны ломать брёвна и дробить камни. Наши пальцы за один щипок вырывают из тела кожу с мясом, да ещё и клок одежды с собой прихватывают. Это - прекрасно, это - необходимо. Но это - только внешнее...
  
  ... Помню ярко и чётко первое появление мастера Дыхания Смерти. Выстроили нас в ряд. Стоим мы, лбы здоровенные. Кто круче нас? Только наш учитель, со странным не то именем, не то кличкой, - Серый Всадник. У него тело ещё лучше, чем у нас, к бою готово. Вот ведь были мастера в древности!
  И заходит к нам - он. Мелкий, тощий, невзрачный. На взгляд - соплёй перешибить можно. Но Серый Всадник ему кланяется. И очень даже уважительно. Ясное дело, мы тоже поклон отдали, но остались при своём мнении. А он на нас даже взгляда тусклого не обратил. А сразу шагнул к столбам, где на верёвках приговорённый растянут. Нам, для тренировки, на убой, - разных поставляли. Пленных. Преступников. Прочих подобных.
  Ну так вот. Подходит он, пальцем притрагивается. И от реально мускулистого самца остаётся высохший труп. Я даже глазом моргнуть не успел, как всё произошло. Да и никто не успел, по-моему. А он этак всё так же неспешно разворачивается и делает несколько шагов в нашу сторону. И вся наша шеренга, не сговариваясь, без приказа, дружно отшагивает назад...
  А у него этак глазки взблеснули, и слабая тень улыбки на бывших бледных губах. Дыхание Смерти, Выпивание Силы, первое знакомство.
  По сути, ничего особенного. Знание, тренировки, умение. Помню свой первый опыт. Висит передо мной, за руки подвешен, в одной набедренной повязке. Точнее - как висит? Ноги-то на земле стоят, в колодках. А руки вверху закреплены, так это чтобы не дёргался и не падал.
  И задание у меня. Новое и необычное. Во-первых, удар наносить по поверхности кожи. И целить туда же. Во-вторых, дыхание. Удар, как обычно, на выдохе. А вот руку обратно отводить - на вдохе. И, в-третьих, внутренняя работа. Ещё раз во-первых: увидеть эфирное тело. Слабое сиреневое свечение чуть поверх кожи, меньше, чем на палец. А главное: втянуть это сиреневое на вдохе в свою руку. Точнее: в пространство от кулака до локтя.
  Помню: работаю это я руками, и вдруг начинаю видеть, как от его тела к моим кулакам тянется что-то тёмное. Я специально прошёлся по всему его корпусу, сверху вниз. Точно. Как будто я его не бью, а шью. Иглы - это мои кулаки, а это, тёмное, - как нитки. И по этим ниткам что-то такое движется. Течёт, как будто.
  ... Мы раньше на трупах просто так тренировались. Он себе висит, а мы в него колотим. А теперь - нет. Теперь нам надо откачать, - из свежего трупа, только что убитого обычным ударом, - его жизненную силу. С живым мы пока что ещё не справимся, а вот ежели так, - то самое оно для тренировки.
  ... Наверное, со стороны это выглядит как-то по-другому. Но меня тогда азарт охватил. Да и не только меня. Ткнешь кулаком в ту же ногу, присев, нога съёживается, иссушается, желтеет, дрябнет, - прямо на глазах. Локоть свой, правда, немного ломило. Но всё равно - ощущение прибывания силы. Нам потом мастер Дыхания Смерти всё это подтвердил. Да, так и есть. Получается нечто вроде внешнего пищеварения, как у паука. Удар, - и ты делаешь впрыск своей силы и своего намерения употребить своего противника. Вытягиваешь руку назад на вдохе, - и потребляешь жизненную силу в чистом виде. Без затрат на переработку пищи в брюхе... Ему оказалось около двух тысяч лет, этому мастеру Дыхания Смерти. Хотя срок жизни человека, сами знаете, где-то триста. И получается, что мы теперь не просто можем жизнь себе продлевать. Получается, что мы можем в одиночку выходить против целого войска. И восстанавливать свои силы прямо во время боя... Не с каждым ударом, конечно же. Всё же движение Выпивания более медленное, там после контакта пауза просто необходима. Но, тем не менее...
  
  Так что удар мой оказался и эффектным, и эффективным. Эффективным, - потому что враг умер. А эффектным, - потому что произвёл предусмотренное впечатление.
  Нет, вы сами зацение картиночку. Обычно, оно как? Обычно бьёшь, как обычно, в глубину тела. Как тараном для городских ворот в живого слона, то есть чуть не навылет. Там, внутри, если нужно, руку чуток задерживаешь, цепляешь эфирное тело, и, на выдохе, резко - обратно. Ты подзаправился силушкой, остатки противника шмякнулись под ноги.
  А тут - не-ет. Тут было - другое. Я не ударил, я толкнул. То есть - медленное движение. Ну, медленное, - это по сравнению с ударом. Чтобы отлететь на несколько шагов, и этого хватило. Просто, вместо того, чтобы на себя резко руку отдергивать, я применил цепляние остановленным кулаком за его эфирное тело... Н-да. Словами объяснять сложно, тут всё равно чувствовать надобно...
  Ну, короче, когда я его толкал, он был как раньше. А когда он упал перед дикарями, то упало уже что-то высохшее, сморщенное, потрескавшееся от удара о землю. Они, дикари, на него, шамана своего, по привычке глянули, а там вместо него - оно. Нечто. Как тут коленкам не дрогнуть, боевому духу через задницу не сбежать, да с шипением, да с потрескиванием и соответственным запахом?
   И вот тут-то я понял, что мне сейчас может внезапно и резко поплохеть. Потому как моё тело невольно сыграло со мною злую шутку. А в чём дело, спросите вы? А дело в том, что моё нежелание убивать дикарей было воспринято им, телом, так, как будто я исполнил не Дыхание Смерти, а Поцелуй Неподвижности. Это когда тебе надо твоего противника взять живым и без повреждений. Ведь это если для боевого допроса пленного берёшь, то сломанные ноги-руки только способствуют. Помучился, рассказал, получил лёгкую смерть. А если нет? Вот в таких-то случаях и применяют Поцелуй Неподвижности. Складываешь все пальцы вместе, Форма Выпивающего Рога, бьёшь ему в руку или ногу, вдыхаешь сперва между кончиками пальцев, оттуда в середину ладони, и всё это скапливается в Первом Накопителе, то есть, между кистью и локтем. А у него, соответственно, ударенная часть плетью обвисает. Вот. А когда применяешь Дыхание Смерти, то для Накопления уже применяется один из энергоцентров твоего тела. Разный объём потому что. А тут всё выпитое защёлкнуло в Первом Накопителе. А это что означает? А это означает, что если я немедленно не сделаю сброс, то селение вполне может остаться и не покорённым...
  
  Поднимаю взбесившийся взгляд на оставшихся шаманов и натыкаюсь на злобность взора одного из них. И, сам себя не помня, вдруг как заору: "Не моги на меня так смотреть!!!", - и всё, что там было в Первом Накопителе, в него и метнул. Как учили.
   Клянусь истинными богами, у меня на миг даже в глазах помутилось! На шаг ведь со смертушкой разминулся! Но в итоге получилось всё в высшей степени удачно. Для меня, естественно. Потому как вышло у меня то, что только настоящим мастерам Дыхания Смерти под силу. А внешне это выглядело так: затрясся шаман, колпак колдовской с его бестолковки навернулся. А потом кожа задымилась, со всей поверхности тела дым пошёл. И он - загорелся. Сперва стоя горел, потом очень удачно на спину шлёпнулся, и догорал уже лёжа. В пепел сгорел. Полностью. На костре труп сжигаешь, - кости остаются. А тут - полный пепел. И самое главное - на одежде его ничего не пострадало. Мех, шерсть, - они от огня сразу же палятся. А тут - ни-че-го. Лежит на земле полный шаманский шерстяной доспех, и все шерстинки на нём - шевелятся. Такой ветерок дыхание дикарей организовало.
  А у меня в это время, сами понимаете, от всего пережитого не самое доброе в глазах светится. Ну и состояние соответственное. Поэтому, наверное, не сразу и заметил взглядом помутнённым, что на меня осмеливаются глядеть только со стороны. А те, в чью сторону моя голова повёрнута, свои глаза в землю тупят. И только обеими руками до побеления костяшек в оружие своё вцепились. Вроде как последний источник уверенности в себе у них остался. И то снаружи. А внутри у них, как я понял через несколько мгновений, внутри у них - да почти что полное оцепенение получилось. Все мысли со страху между извилин попрятались.
  И тогда вздохнул я полной грудью, башкой потряс, чтобы окончательно в себя вернуться, и этаким бесповоротным тоном изрекаю:
  - Кто хочет жить, - встать на колени!
  А они стоят молчат, глядят мне в коленки, видать - продолжения ждут. Ну хорошо, будет вам продолжение. Раз уж вы в такое оцепенение впали, будем говорить доходчиво и до самого конца. Поэтому повторяю я, весьма терпеливо:
  - Все, кто хочет остаться в живых, пусть встанут на колени. Потому что невидимая рука смерти сейчас срежет все головы, оставшиеся стоять на ногах. На мой пятый вдох.
  И начинаю выполнять первые упражнения из тренировки Напряжённой Дрожи. Вообще-то это самая что ни на есть безобидная штука. Чисто тренировочная. Для боя непригодна полностью, всё равно что сидячее сосредоточение перед атакующими огненными повозками. Но они-то этого не знают! И поэтому на моё третье дыхание, - а дыхание при выполнении Напряжённой Дрожи такое, что шумнее только боевой свист - они рушатся на коленки. Все. Вместе с шаманами. Хотя, может быть, шаманы поспешили даже и первыми. Всё же обязаны поумнее быть, занятие такое, дураки не выживают.
  Вы имеете спросить, почему встать на колени, а не попросту бросить оружие? Для диких дураков растолковываю:
  Во-первых, привычные дубины и прочий боевой хлам, - это единственная ихняя опора от срыва в полное безумие вследствие краха привычного им миропорядка.
  Во-вторых, это внешний источник уверенности в себе, куда вольно или невольно направлена часть внимания их тела. Это та веточка, за которую держится их утопающее сознание.
  В-третьих, гораздо выгоднее. Стоящие, даже бросив оружие, могут ощущать непокорность. В смысле: я, мол, хитрый, сейчас бросил, потом подниму. А вот если он стоит ни коленях, даже и с оружием в руках, что он думает? Да даже не думами думает. А дикарской сутью своею ощущает? Что приказывающий ему настолько силён, что не боится ни-че-го. А дикари, кстати, такой силе очень даже охотно подчиниться могут. Если, конечно, эта сила собирается не перебить их, а управлять ими.
  И вообще. Как говорили обучающие нас: "Раб может держать в руках что угодно, пока он стоит - на коленях"...
  
   31-07
  Выполнив все пять дыханий, как и обещал, понимаю, что сыграл слишком лихо. А если бы кто умереть захотел, стоять остался, глазки зажмурив да зубы сцепив? Дикарь, он и есть, - дикарь. Что ему в голову взбредёт, - кто знает? Ну да ладно, всё хорошо, что хорошо кончается. Но на будущее следует учесть. Мала щель в забрале шлема, - а стрелу пропускает. Впрочем, это моё первое задание, и я его, пока что, вполне успешно выполняю.
  Теперь - следующий этап воздействия.
  Выдержав паузу, прогуливаюсь перед строем коленопреклонённых. Но недалеко. Три шага туда, три шага обратно. Постоял. Покачался на носках ног. Ещё помолчал. Торопиться - вредно. Пусть покоряемые всею внутреннею сутью своею возжаждут продолжения. Любого. Какого угодно. Главное, чтобы накалились они ожиданием судьбу свою дальнейшую узнать. От меня. Чтобы всё их внимание на мне сосредоточилось, на мне, как источнике Власти.
  Выдержав подобающую паузу, начинаю говорить. И уже совершенно другим голосом. Как добрый пастух с остригаемой овцой. Как добрая хозяйка с доимой козой. Но в то же время и с силой. Неодолимой ими. Той силой, что все их прыжки возмущения одним когтем лапки успокоит, играя. Знаете, как это. Как говорится: "Кошке игрушки, а мышке - слёзки". Вот-вот.
  Одним словом, рассказываю им расписание их будущего бытия. Сейчас они пойдут за семьями и снова соберутся тут, но уже - все. Всё население данного селения. Я приму их покорность именем истинных богов, богов Великого Ваввана. После чего они продолжат жить. Просто вместо поклонения богам ложным будут отныне поклоняться богам истинным. Как поклоняться? Не знаете - объясню, не умеете - научу, не захотите - заставлю. Всё, пошли за остальными. Быстро!
  
  И пока покорённые потопали за домашними, я остался на площади. Сперва поглядел вверх. На месте. Это я про наблюдателя летучего. С виду страхолюден. Крылья широкие, перепончатые, пузырь газовый, раздувающийся, на спине. Зато без устали долго парить на месте может. Мой личный наблюдатель, кстати. Сейчас за мной приглядывает, всё увиденное дальше передаёт, их таких в достатке имеется. Вся покоряемая территория под присмотром держится. А потом, когда клятвы приму, место своего проживания определю, мне с колесницей богов всякое разное нужное перешлют. В том числе - кристалл для Объёма Представления. И тогда я смогу видеть не только то, что мой личный наблюдатель сверху наблюдает, но и то, что соседним видно. Мне же тут на некоторое время остаться придётся. Навыки Власти нарабатывать. Особо избранные для служения истинным богам должны уметь многое, в том числе и властвовать над низшими, лично ими покорёнными.
  А вот, кстати, и низшие потянулись. Самцов взрослых не так уж много. Несколько десятков, сотни нет. Самок больше. Им за селением погибать куда реже приходится. Ну и мелочь всякая. На что уж я сам молод, - ещё двадцати союзов лета с зимою не прожил в этом теле, а и мельче меня в достатке тут водится. Вот тебе и несколько сотен дикарей...
  Нашёл взглядом шаманов, махнул пальцем. Подскочили все трое.
  - Все? - спрашиваю.
  Они глазами по сторонам поводили, посчитали там что-то про себя. Покивали по очереди. Все, мол.
  Говорю им, негромко:
  - При мне будете. Я вас научу, как истинным богам поклоняться. Вы их учить будете. Присматривать за ними. За ними глядеть, а передо мною ответ держать. Нету у вас, кроме меня, тут никого важнее, властнее. Всё понятно?
  Смотрю, приободряются духовные вожди, бестолковками кивают, а заодно и кланяются слегонца. Ну-ну. Тоже мне, духовные отцы, отчимы и приходящие совокупляторы в духе. Но соображают быстро. Того гляди, и от моего имени сами распоряжаться начнут. Но это дело известное и легко поправимое. Показательной казнью. Думаю, кто умный, и сам это понимает. А не умные исполнители мне и даром не нужны.
  Ну, поставили мы всё это поголовье на колени, общими усилиями. Дикарям своих шаманов слушаться привычнее, вот пусть и слушают, по привычке. А мне продолжать приходится.
  Объяснил этому сборищу вкратце об истинных богах и чудесах, ими творимых. Пообещал чудо на завтра. Этой ночью колесница богов мне припасы привезёт, и центрального идола на площадь опустит. Для них - самое оно. Чудо которое. Сказал, что назначил их шаманов себе в заместители по богослужебной части. Вождь у них теперь один, - я. А попозже и помощников себе подберу. Из наиболее подходящих. Дикарь, он животная простая. Его кнутом пригладил, потом кусочком сладким перед носом помахал, он и сам на задние лапки встанет.
  Смотрю, поспокойнее обстановка складывается. Пора переходить к предпоследней стадии воздействия. То есть с первой самочкой поселения прилюдно письками потереться. А потом ещё себе на ночь выбрать. Несколько. Сколько обычному человеку не под силу. Потому как дикари ничего приятнее попихивания не знают, и кто круче тычет, тот и первый парень на деревне. Раз уж исполняю роль сверхчеловека, придётся соответствовать во всём. Ну, и того, - положено по роли. Раз уж пришёл их поиметь, то не только в переносном, но и в прямом смысле придётся...
  
  Вообще-то с этим делом у нас не как у всех. У нас центр используемой силы - два пальца ниже пупка. А этот центр можно либо для дела использовать, как мы, - либо силу его попусту повыплёскивать в постоянном перепихоне, - как обычные людишки.
  Помню, сдавали мы зачёт по пихательной выносливости, - это ещё до знакомства с мастером Дыхания Смерти было. Незадолго до, если точнее. Время засекли - и по девкам. Кто дольше пузом по пузу проёрзает. Кто сколько брызнет. У каждой пары - по два наблюдателя. Один наш, из Ваввана. Второй от неистинных богов Дуггура, а Дуггур по перепиху - первый. Нам в Объёмах Представления показывали, что там у них творится. Просто ужас. Как под кнутом погонщика трудятся. И попарно, и группами, и совсем уж чуть ли не целыми селениями. Помню, хижина пальмовая, семейная. Жена брюхатая, рожать скоро. Сидит на коленках, брюхо за колени свешивается. А самец её перед ней стоит, за уши держит, и в рот ей наяривает! И дети, тут же. Смотрят. Приучаются. Прямо посреди дня. И всё - нормально, как будто так и надо. Не, не зря они только до сорока лет и дотягивают, дальше помирают. Это ж сколько ж они силы из себя попусту выплёскивают! Не удивительно. Я тогда, после того зачёта, помнится, полтора дня в полной отключке провалялся. Проснулся, - в теле дрожит всё, живот с голодухи сводит. Движения, как у издыхающей мухи. Бр-р-р!!
  Нет, раз в полнолуние и у нас практика по перепиху проводилась. После знакомства с мастером Дыхания Смерти. Положено было, по уставу. Как раз для таких вот покорительных дел и тренировались. Но опять же, не вот до полного изнеможения, а для определённых целей. На пару с практикой Дыхания Смерти. Чтобы и девку осеменить, кровь от крови Великого Ваввана размножить, и силы набраться, а не растратить попусту.
  
  ... Ну, в общем, повелел я девкам подходящим из толпы выйти, отдельной кучкой собраться. Подходящим, - не использованным ни разу, в смысле. Нас ауру видеть учили, девка от бабы просто отличается.
  А теперь смотреть надо. Да не на девок, а на парней. Потому как первой осеменить мне следует ту, на кого больше всех глаз положило и слюни распустило. Оно вожаку по уставу положено, самый лакомый кусочек поиметь. Во всех смыслах.
  Девок подходящих отыскалось меньше двух десятков. Совсем мелочь, рожать не способную, мы пока что отставим. Этих потом. Когда я уже тут освоюсь. Право первой ночи, во как. Перед мужем будущим ко мне отводить будут. Причём тут исхитриться надо, так её осеменить, чтобы она не забеременела от меня. И зачем, спрашивается? Да чего попусту огород городить, - приказано!
  Ну ладно, нечего отвлекаться, это дело будущего. А мы пока что в самом что ни на есть настоящем пребываем. Совсем уже не особо, по местным меркам, то есть по мере возбуждения ауры молодых самцов в ответ на моё внимание на ту или иную, - небрежным жестом отсылаю обратно. Вожди помои не хлебают.
  Определяю необходимую. То есть, самую привлекательную, с местной точки зрения. Девки сидят в ряд, на коленках. Я оцениваю их сзади, чтобы иметь возможность определять реакцию самцов по их аурам.
  Определив, хватаю её левой рукой сзади за шею, а правой, сверху, чуток отклоняю её голову назад. Теперь мои большой и указательный пальцы левой руки сжимают "точки покорности". Это сразу же под черепом, по обе стороны шеи.
  Девка, как и положено, тут же обмякает. То есть, дёргаться не будет. Наклоняю её вперёд, второй рукой придаю позвоночнику вогнутую вниз форму. Эта поза оттопыривает ей попку и облегчает проникновение. Задираю подол местного женского балахона из грубой домотканой материи. Мои штаны имеют спереди разрез, закрываемый внахлёст, чтобы каждый раз пояс не развязывать.
  Тренированное тело повинуется каждой своей частью, обнаруживаю нужную в работоспособной форме и заправляю её по назначению. У девки в нужном месте всё со страху малость подсохло, ну да пожамкаем, - подмокнет, пустит смазку.
  Девки сидят тесно, прижавшись бёдрами. Поэтому, находясь в активированном состоянии, я ощущаю их внутренние чувства. И страх. И любопытство. И даже некоторую зависть, смешанную и со страхом, и с обидой одновременно. А почему это не её именно выбрали?..
  Чужие настроения отслеживать - дело нужное. Да только вот мне не на девок сейчас внимание обращать надо. Девки, они никуда не денутся. Моё активированное внимание по закону обратной связи и им ощущения задействованной подружки передают сейчас. Есть им куда своё внимание направить, есть чем заняться.
  А мне за парнями следить следует. Потому как сейчас две вероятности вероятны. Или они покорились, на самом деле покорились. Или кто-нибудь, скорее из числа не бывших на площади, - не с одной же стороны у них охранение было, - попробует прервать моё занятие чем-нибудь острым или тяжёлым.
  Ну, так и есть. Крадётся, моя маленькая жертвочка. Как и было рассчитано. Один из претендентов на используемую сейчас мною девку. Самый жадный. Или самый глупый. Или ещё какой "самый". Не в этом дело. А в том, что мы сейчас поставим маленькую, но жирненькую точку в конце последней фразы, - или фазы, - нашего боевого противостояния с данным селением.
  Закрываю глаза. Полностью перехожу на объёмное восприятие происходящего. Те, в толпе на коленях передо мною, просто смотрят. Наблюдают. Не вмешиваются. Они ещё не преданны мне, чтобы предупреждать о нападении сзади. Они увидели достаточно, чтобы не бросаться на меня. Они, возможно, думают: "А - вдруг?"
  Если он меня убьёт - он герой и всё такое. Если ранит, значит, меня всё-таки можно убить. А если убью я, то они просто не сомневались в моей божественной избранности. Во всяком случае шаманы, когда спрошу, ответят мне именно так.
  Продолжаю движение внутри девки. Ровно. Размеренно. Якобы никого и ничего не замечая. Дыхание немного усилено, - всё как и должно быть.
  Определяю направление удара. Определяю мгновение удара. Всё очень просто. Сперва изменения в ауре, потом действие мышц.
  Эпизод, несомненно, рискованный. Ну, кто не рискует, не добивается благосклонности богов. Всё-таки я умудряюсь, не выходя полностью из девки, но извернувшись по возможности, остановить нападение. Помните, я "клюв" оставил воткнутым в стену дома? Ну вот, для этого и оставил. А "клюв" в подобной ситуации предусматривает только одно: удар с размаху.
  Дальнейшее - просто. Перехватываю "клюв" у самого наконечника. Место, куда он хотел ударить, он взглядом чуть не обжигал. Что тут сложного? Встретил в намеченной мною точке, дёрнул вперёд, то есть - продолжил его движение, немного перенаправив его. Дурачок, жертвочка моя, не ждал того.
  Поэтому сам подался вперёд, всем телом. И я схватил его за руку. Затем перехват, ещё перехват, - и я чётко держу его за локоть. Определённым образом.
  Шею девки, правда, пришлось отпустить. Не то бы я ей попросту позвоночник переломил, с моей-то силой. Но девка, освободившись от захвата, дёргаться не стала, орать не стала. Просто пала лицом в ладони, да так головой к земле и осталась.
  А чтобы устранить её сомнения в правильности её поведения, я свою правую руку ей сверху на область крестца положил. Твёрдо, но не больно. Просто чтобы не дёргалась.
  А левая рука, которой я девку за шею держал, теперь сжимает локоть нападавшего. И твёрдо, и больно. Не вырваться. Он правша, он ко мне сзади чуть слева подошёл, вот и пришлось левой работать. Хотя левая у меня немного похуже тренирована, чем правая.
  Вот в такой вот позе я и закончил дело публичного осеменения первой красотки сего селения. И когда моё тело осуществляло впрыск семени в лоно девки, я применил Дыхание Смерти сразу в две стороны. Осеменённая девка тут же уснула, как и положено. Крепкий здоровый сон и ничего более, как на тренировке. А куда ей ещё деваться, если я у неё, почитай, всю силовую ауру выпил?.. А вот захваченную руку нападавшего я попросту оторвал. Прямо в локте. Разорвав суставную сумку. Голыми мышцами такое осуществить практически невозможно. А вот с использованием внутренней энергии его же организма, при помощи Дыхания Смерти, - вполне.
  Причём оторванная по локоть рука, улетевшая вперёд и упавшая между мною и населением, брызнула из себя кровью на месте падения, после чего иссохла, съёжилась, пожелтела и затвердела. Как в песчаной пустыне десять лет под песком пролежала. А я, когда его внутреннюю силу забирал, постарался чуток и из головы его бестолковой прихватить.
  Зачем, спрашиваете? Ну как же! Убитых похоронили, сожгли или ещё чего, - и нету их. А безрукий деревенский дурачок, попытавшийся ударить в спину избранника богов, - вот он. Перед глазами. Всегда. Как взглянул на него, так всё и вспомнил. Теперь - понятно?
  
  
   31-08
  Местом проживания определил лучший дом. Как и предполагал, дом бывшего вождя, что вместо руки мне по шее ударил, и чьего сына я на стене прикончил. Обязал шаманов обеспечить съестными припасами всех моих новых жён. Я же, когда на площади девку осеменил, а парню тому руку оторвал, встал, отработавшего своё в штаны обратно упрятал и громко, на всю площадь, произнёс:
  - Ну вот и породнились!
  Как мне объяснили, это для воздействия на их, дикарские, мозги. Чтобы они начали понемногу привыкать к мысли, что я не только их властелин, властвующий по праву победителя, но и их где-то даже родственник по крови.
  А для увеличения их дум по этому поводу продолжил я, уже в своём новом жилище, столь приятное для многих дело. Ну, помылся с дороги в холодной воде, поужинал. В этом диком селении, оказывается, - наверняка в Великом Вавване подсмотрели! - ручей горный через селение пустили. Воду для питья и мытья в самом верху селения по отдельным деревянным желобам поверху домов по домам распределяют. Ну а то, что в канавках открыто в земле проистекает, - это чтобы без выгребных ям обходиться. Очень удобно, я вам скажу.
  Так вот. Помылся, поужинал, приказал общее широкое ложе устроить. Не дворец, знаете ли, мне достался. Места маловато. Загнал девок на ложе, приказал платья скинуть и в ряд сесть, как на площади. Помыкались они, глазки поопускали, но подчинились. Ту, с площади, последней усадил. Ну а дальше дело наработанное. Выйти из строя, развернуться, на колени, голову вниз, ноги вширь. И - по очереди. Всех. Одну работаю, остальные смотрят. Я специально так сделал. Их же завтра наверняка старухи пытать будут: что, да как, да всё такое. Так что пусть смотрят. Чтобы было что рассказывать. Чтобы всё селение моими возможностями восхищалось, завидовало.
  Ну, естественно, применяю разновидность Дыхания Смерти для забора ихней внутренней энергии. Что я, самоубийца, что ли, чтобы как все обычные люди, - с потерей своей энергии самку работать?
  Делаю всё напоказ. Как осеменю очередную, инструмент рабочий отмякший выну, оботру ей о кожу снизу спины. Дескать, смотрите, всё без обману. Кончаю в каждую.
  Они, естественно, сразу же засыпают. Я их тут же укладываю, укутываю - пусть спят. Потом снова выхожу перед строем, делаю несколько дыхательных упражнений. И наблюдаю изумлённые взгляды девок, отслеживающих движением глаз приведение моего орудия труда в рабочее состояние.
  Жестом указываю на очередную, та принимает позу, - и всё по новой.
  На третьей или четвёртой,- не уследил, каюсь, - остальные начали подхихикивать. Да и та, которую работаю, уже мордочку в ладошки не прячет. Привыкают, значит.
  Шестнадцать их оказалось. Одну на площади распечатал, пятнадцать сейчас. Время уже крепко за полночь. Осталась она, первая, в одиночестве. Я как раз пятнадцатую рядом с остальными пристроил, укрыл, разворачиваюсь к ней. А она этак вздохнула, шевельнула грудками, в свете масляных ламп, - да и легла на спину. Ноги чуть в коленках согнула, раздвинула немного, - и на меня смотрит. Я же всех их, как и её саму на площади, - сзади пользовал. А как же иначе? Когда семя истекает из тебя в самку, ты невольно прижимаешься к ней покрепче, чтобы затекло в неё поглубже. Вот тут-то и следует откачивать энергию из её красной чакры в свою оранжевую. Красная - это середина промежности. Оранжевая - два пальца ниже пупка. Как раз оно самое и выходит.
  Ладно, думаю. Вызов принимаю. Мы и этому обучены. Снова начинаю работать. Ладони у меня для ласкания нежной кожи мало годятся. Больше для удерживания оружия и рукопашного боя, - мозоль на мозоли, что внутри кисти, что снаружи. Так ведь энергопотоки можно и через рот направлять. Пупок, два пальца ниже пупка, сразу вверх над лобковой костью точка и две точки ближе к костям таза, - чисто женские. Туда и воздействовать. Ну, грудки потом стимулировать. Это можно уже попутно, когда пупками тереться станем.
  Задышала моя первая, соками внутренними запахла. Захожу в неё - так и есть. Смазки вдоволь, как на добром кинжале, чтобы из ножен без скрипа выходил.
  Ну, что тут скажешь? Позволил себе чуток расслабиться и получить немножечко личного удовольствия. Могу я, в конце концов, получить небольшое отдохновение за столь напряжённый рабочий день?
  Чуть не забыл под самый конец выполнить откачку энергии. А то так бы и заснул, - прямо на ней. А мне форс держать надобно. Да и дела ещё остались.
  Короче, уложил я её вместе с остальными, а сам вышел из дома. Ну, так и есть. На каждой крыше - по наблюдателю. И чего сидят, не спят, глазенапствуют попусту? Хотят через стены увидеть то, что внутри творится? Так это и у меня не получится.
  Поднимаю голову. Вот она, голубушка. Колесница богов собственной персоной. А снизу столб главного идола на внешней подвеске закреплён. Висит, как у меня после семнадцати раз. Махнул рукой - я готов, опускайте.
  Первым делом внедрили главного идола на главной площади. Затем я выбрался на крышу дома и помог опустить ящики с идолами домашними, что мне с шаманами по домам разносить придётся, - во внутренний дворик дома. Ну и ещё кое-что из необходимого в дальнейшем. За скрытность операции не беспокоился ни капли. Колесница богов умеет себя скрывать от обычных людей. Нет, она может и от таких, как я закрыться, и от полубогов. Но тогда её вообще как бы в небе нет. А вот так вот, - это что-то там на людские головы действует. В общем, не моё это дело, как. А моё дело требует, чтобы завтра, точнее, уже сегодня, - я был бодр, свеж и работоспособен.
  Поэтому, проводив колесницу, я быстренько установил своего именного, особого домашнего идола. Свою связь с центральным он сам активизировал, охранник в том числе. Затем натянул гамак и улёгся спать. Пусть разносят слухи что избранник богов даже спит в воздухе, чтобы не как все и поближе к богам. Позднее оформлю это право как привилегию за особые заслуги передо мною и богами...
  
   31-09
  Весь следующий день оказался преисполнен хлопотами. Как говорится: хлопот полон рот. И всё говорильного характера. Хорошо ещё, что лицом изображать ничего не надо было, так обошлось. Ну, это нам наставник ещё когда объяснил. Сосредотачиваешься, к примеру, на дыхании, или на биении пульса в середине ладони. Глядишь собеседнику всё в тот же треугольник, то есть - чуть выше переносицы. И пусть он делает, что угодно, пытаясь вывести тебя из равновесия божественного спокойствия. Кроме, разумеется, прямого нападения. Всё равно твой внешний вид окажется преисполнен непостижимости. Что, собственно, и требуется.
  Ну а ввиду того, что мне ещё и на возможное нападение пришлось отвлекать часть внимания, - внешний вид у меня оказался и вообще потусторонним, то есть отсутствующим тут и здесь. Нет, нападения не было. Просто часть внимания уходила на высматривание его возможности. Что вовсе не подразумевает торопливое зыркание по сторонам. Дикари и животные чувствуют страх. А ожидание нападения вольно или невольно, но сбивает внутреннее состояние в сторону страха. Поэтому мне пришлось одновременно делать следующие вещи: чувствовать пульс в серединах ладоней, рассматривать боковым и рассеянным зрением жертв, глядеть прямым взглядом в искомый треугольник на лбу общающегося с тобой или обращающегося к тебе и отвечать на вопросы. Голос при этом получается вообще замогильным каким-то. А ввиду того, что рассматривание жертв означает отмечать точки на теле, удар в которые причинит наибольшее повреждение конкретным присутствующим в конкретном месте и времени, а сами присутствующие воспринимаются тобою именно как жертвы, - то ходящие со мною были попросту обречены чувствовать себя ну о-очень неуютно...
  ... Выход к ошарашенным дикарям, собравшимся без приказа вокруг центрального идола селения. Говорение о богах, ложных и истинных. Отвод глав домов к себе, организация поочерёдного вручения домашних идолов обалдевшим от всего этого. Обход вместе с шаманами всех домов для контроля правильности установки и подключения идолов к центральному. Нет, подключаются они сами. В этот момент у них как бы глаза загораются странным светом. Всё, что нужно, это установить их главенствующим образом. В смысле, так установить, чтобы отныне все обитатели данного обиталища чувствовали, что за ними теперь непрерывно присматривает некая высшая сила...
  После оборудования домов осмотр полей для выращивания пищи, террас ихних. Настоящих полей, которые луга, где всякая скотина пасётся. Амбары общественные, вяло пыхающая кузница и прочие хозяйственные мелочи. Потом выдать разрешение на погребение убитых мною среди остальных покойников на местном кладбище. Дать обещание, что хорошее поведение и молитвы оставшихся в живых помогут спасти души всех, складированных в местах захоронения ранее. И так далее, и тому подобное. В общем, как говорится, содом и геморрой, - и всё на мою голову. Честное слово, мне было бы намного проще всех их попросту перебить, чем возиться вот так вот. Однако - приказ. А приказы - они не обсуждаются. Приказы - исполняются. На то мы и воины Великого Ваввана. Сами понимаете: боги сказали "Надо!", избранные ответили "Есть!"
  Вымотался я за этот день так, как ни в бою, ни даже на тренировке никогда не выматывался. А ведь богам подобным приходится заниматься каждый день. Не-ет, предложи мне в боги пойти, вот прямо сейчас, - откажусь. Потому как никакого здоровья не хватит. И вроде бы - с чего бы? Тело от прогулки устало? После наших тренировок? Не смешите мне левую пятку. Правую можно, она и так смешливая.
  Что ещё? Работа на сосредоточение? Да мы учились сутками свои тела контролировать в состоянии полного осознания происходящего. Тоже мимо мишени.
  В общем, виду конечно же, не подал, но к месту моей местной дислокации вернулся, скромно мечтая только об одном: поскорее бы отдохнуть, вытянуться спокойно на одиноком тихом ложе, - а там... А там шестнадцать девок. И все смотрят на меня с каким-то подозрительным интересом. И глазёнки у них, в большинстве своём, этак тоже подозрительное выражение имеют. И этак они телами своими изгибаются, кланяясь мне, этак они трепетно приникают к моим ногам, без приказа ставя их в тазики с водою и омывая... А та, первая которая, она попросту словами спросила. В смысле, будет ли их господин, властелин сих мест и ихний общий муж, трапезу принимать? Или сразу же, до ужина, перед едой, так сказать, для аппетиту, так сказать, - применит свои сильномогучие божественные силы по их коллективному перепропердоливанию? Угодно ли указать очерёдность, или можно в порядке живой очереди? В каком месте? В какой позе?
  Смотрю, губки припухли, дыхание грудное, готовое к учащению, а сами грудки из-под платья подозрительно заострёнными кончиками оканчиваются. Короче, понравилось. Короче, проистекает в ожидании того, что её мигом кинут туловом в оконный проём и начнут жадно иметь, стуча запонками о подоконник.
  Щщассс!!!
  Разбежались!!! Размечтались!!! Раскатили губищи!!! Обе пары.
  Только теперь понял я всю глубину мудрости изречения, повторяемого нам наставником: "Подвиги - дело нужное. Но совершать их следует - осмотрительно".
  
  Так я ему и сказал. Взмолился, в общем: не погуби, наставник! Не оставь милостями своими! Подскажи, как выбраться из ситуации, как отступить, не теряя лица! Подвиг - дело однократное. А не регулярное. Мне же в голову не могло прийти, что их теперь каждый день нужно будет. Нас же как учили: раз в полнолуние, тренировка по нестандартному применению энергетики оранжевой чакры. Их, самок, к нам приводят, мы их работаем, потом их уводят. И так до следующего полнолуния. А тут - ...
  Нет, сперва я, конечно же, доложил всё чин-чином, в строгой последовательности происходившего. А личное отношение - это уже после всего. Сорвался, каюсь. Вышел из строгой невозмутимости. Так ведь есть из-за чего...
  Наставник на мои просьбы и ухом не повёл. И начал разбор моего поведения с самого начала. Частично хвалил. Частично ругал. За ложь для запугивания. Но не долго ругал. Ему же не помучить меня надо, ему надо, чтобы я понял. А я и так уже понял, сам.
  Не торопясь, понимая, что если я вышел на связь через идола, для общения по Объёму Представления, то никто нам не помешает: ни посетители, ни отсутствие времени. Так нас учили. В общем, разобрав всё по косточкам, спрашивает, как я сейчас поступил. Когда вернулся.
  Ну, как мне ещё было поступать! Забор энергии, усыпление, сброс обратно на конкретный участок энергосистемы для активизации оранжевых чакр. Пусть им во сне ощущения приходят. До полного, так сказать, ихнего удовлетворения.
  Это он тоже одобрил, как аварийный выход. А на мой вопрос, как уменьшить поголовье жаждущих меня, - сперва приказал восстановить тело. Моё тело. Энергия энергией, а на образование семени расходуется и вещество. Поэтому пить кровь, есть сырую печёнку, высасывать костный мозг и в дальнейшем думать перед деланием. Чтобы поразить воображение дикарей, вполне было бы достаточно шестерых за ночь. Шестерых. А шестнадцать - это уже перебор. Крутой перебор. Потому как сюда посылали воина Ваввана, а не национального героя Дуггура. Поэтому приказ: дождаться третьего дня и проверить ауры на предмет зачатия. Определить: кто стал беременным, тьфу, беременной. И посчитать, кого меньше. Кто уже, или кого ещё разок надо. Если выбирать, то меньшее зло, то есть меньшую численность. Предлог, сказал, сам отыскать должен. В виде наказания за мальчишество. Если поровну, оставить себе затяжелевших, остальных отдать обратно. А на мой исполненный тихого ужаса вопрос, что делать, если ВСЕ, - ответил. Что, мол, можно отдать всех, - под надзор старух, под домашний арест. Как носительниц избранных чад. Пусть поражаются моей прозорливости.
  А на будущее, уже посмеиваясь, предложил использовать технологии Дуггура. Цепная передача волны возбуждения, примитивная работа с энергетикой. Выкладываешь их всех особым узором, пальчики одной в пипочке другой, затылок на солнечное сплетение, всё такое прочее, - и работаешь. Используя их же общую энергетику. Тут даже самому кончать не надо, главное, чтобы они все на восторг изошли. Можно даже тогда всех оставить, чтобы не ронять перед дикарями принцип божественной непогрешимости. При данной технологии до двух десятков без проблем работаются. Их досыта, себе не в урон.
  На мой вопль, что же раньше не напомнил, наставник в первый раз за сегодняшнее общение позволил себе усмехнуться. Сказал, чтобы служба мёдом не казалась. Потом подмигнул лихо и прервал связь. А у меня как камень с души свалился.
  Нет, я конечно же, понимаю, что живу в этом теле всего девятнадцать с половиной лет. Но опыт прошлых жизней, пусть даже в бессознательном виде, - должен же на что-то сгодиться!
  И тут я понял главный сегодняшний урок. Не впадай в панику перед грядущими трудностями. Всё образуется.
  
   31-10
  В общем, только я успокоился, что всё налаживается, только-только всё и в самом деле налаживаться начало, в нужный вид приводиться, - внешняя тревога. Да какая!
  Находился я вне дома, когда амулет связи дал сигнал тревоги. Я как раз с шаманами общался возле центрально идола селения. И тут - ожог. Немедленная тревога по причине нападения извне! Ну, бросив шаманам на бегу, что боги вызывают, порскнул к своему домашнему идолу. Центральный идол селения, в принципе, тоже можно использовать, - если не осталось ни одного домашнего. Хвала истинным богам, до этого не дошло.
  Причина тревоги оказалась серьёзной. Очень. Запись в Объёме Представления показала мне последние мгновения существования моего личного наблюдателя, парившего над селением на своих перепончатых крыльях и газовом баллоне вдоль спины. Высоко парившего, отмечу. Точкой в небе видевшегося.
  Короче, нет у меня больше наблюдателя. Уничтожен. Прямо в небе. Неким одиночным путником. Ну, насчёт слабости одиночек не надо. Сам сюда один пришёл.
  И тут мне в голову стукнуло. Один. Одни на один. С врагом истинных богов. Место знакомое, уже знакомое, в смысле. И, судя по его перемещению, перемещается он именно сюда, то есть воевать всё равно придётся. Значит, - что? Значит, первым делом сбрасываем сведения на приёмник наставника. Что, как, что предпринимаю, почему, каким образом. Приёмник у нас стандартный, в виде идола. Сейчас там может рядом никого и не оказаться, но дежурный где-то рядом обретаться должен. Уловив вызов, сообщит немедленно. Сам у тумбочки стоял, знаю, что говорю.
  Спешно хватаю малый боевой набор для серьёзной работы с серьёзным противником-человеком, - и мчусь по указанному направлению. Народ в поле, трудится, девок моих тоже к делу припряг, чтобы с жиру не бесились, каждый день не требовали, уставали малость. Так что никто мне по дороге не встретился...
  ... Бегом - шагом - бегом ....
  Так, судя по скорости его движения, плюс скорость моего, вон за тем пригорочком выхожу на дистанцию прямой видимости. Поэтому перехожу на шаг, дыхание успокаиваю. И на вершине пригорочка появляюсь уже в полной готовности к боевому контакту в полную силу.
  Так.
  Противник сиди в тенёчке неподалёку. Явно меня поджидает. Не удивлён. Враги у богов Великого Ваввана серьёзные. Не чета, конечно же, истинным богам, - но всё же. Для меня, можно сказать, равноценный противник. А это, скажу вам, очень и очень много.
  Останавливаюсь неподалёку, в зоне тревожного ожидания, как учили. И не допрыгнешь быстро, и если метательное что мелкое применить, вполне успеваешь среагировать.
  Так. Оцениваем внешний вид.
  Хламида какая-то долгополая, с капюшоном и широкими рукавами. Капюшон откинут, наблюдаю голову. Глаза опущены, но на вид - где-то в районе моего возраста. В смысле, - возраста моего тела, сам-то я и прежде жил.
  Мешок на земле рядом, заплечный, завязанный. Сверху скатка из плаща. Утеплитель в непогоду, подстилка при ночлеге. Но не боевой. Не как у меня, стрелы таким не отклонишь.
  Подпоясан верёвкой какой-то. На верёвке ничего не подвешено, не помешает при работе. Оружия не видно. Посох, правда, рядом к валуну прислонён. Странный какой-то, пупырчатый по всей длине. Но металлом сверху не окован. Значит, возможно, выдолблен и внутри лезвие на пружине. Знакомая конструкция, если что. Знаем, как такое применяют, и как такому противодействовать. И если лезвие выскакивает и посох в пику превращается. И если там шип отравленный, шагов на двадцать поражающий. Хорошо, что один. Многозарядных посохов встречать не доводилось.
  Тело - не впечатляет. Ни мозолей на руках, ни ярости звериной в мышцах. Обувка какая-то чисто пешеходная, к бою не пригодная. С виду - почти что хлюпик. Но наблюдателя моего он как-то убил. Впрочем, многое из того, что работает на расстоянии, не сработает при близком контакте.
  Так. А чем мы его уважить сможем? Звёздочки метательные. И с режущими краями. И с шипами зазубренными, чтобы из тела не выпадали, двигаться мешали. В отдельном футляре - шарики рассыпчатые. С пылью внутри, ядовитой при вдыхании. Крупному зверю в морду, человеку под ноги. Одна опасность - за ветром следить. Пика гибкая, наконечник на шнуре прочном. Наконечник может раскладываться, превращаться в зацеп на три шипа, по деревьям или скалам лазить. Ну и, конечно же, два коротких парных клинка для ближнего боя.
  Но начнём, пожалуй что, всё равно, - со слов.
  Обвиняю в уничтожении наблюдателя, предлагаю сдаться. Понятно, что окажется, но и по форме отказа многое можно понять.
  Нет. Ничего не говорит. Даже глаз не поднимает. То есть, точно уверен, что бою - быть. Ну что же, тогда начинаем. Отраву для дыхания применить сложно. Ветерок в мою сторону. Очень умно уселся, ничего не скажешь. Тогда начинаем с метательных звёздочек.
  ... Н-да... С такими широкими рукавами и плаща боевого не надо. Надо же, как! - не вставая, не сходя с места, - весь мой метательный боезапас в сторону отклонил. Хорошо двигается. Такой и шарикам с ядовитой пылью разбиться не даст, отклонит мягко, а то и обратно перенаправит. По дуге? - да запросто! Ни одного лишнего движения. Но, опять же, ни мозолей на кулаках, ни лап необъятных. Ладони обычные, не шибко даже и загрубевшие. Даже странно, что с таким и внешними данными, - и такие движения.
  Гибкую пику применять? Отпадает. Причины понятны. Что же, остаются парные клинки. Ну и умение владения телом. Куда же без него.
  Достаю из-за спины оружие. Ножны общие, широкие. Лезвия с обеих сторон убираются. Клинки не длинные, в меру широкие, чуть изогнутые к концу. С одной стороны заточка, с вогнутой зазубрины, зацепы. Пальцы полоска металла защищает, с шипами. Такой гардой и без лезвия можно череп проломить. Со стороны зазубрин полоска крюком загибается, выходит вроде как ловушка для вражеского клинка. Да и конец полоски острый, клином, колющий. От мизинца вниз из рукояти опускается шип. Хорошее оружие.
  Обнажаю клинки и иду на него неспешно. Что делать будет? Не вскакивает, руки к посоху не тянет. Даже глаз не поднимает. Битый боец. Взгляд опытному человеку многое расскажет. Уважаю противника. Но на мечты о допросе после победы не отвлекаюсь. Все мысли побоку. Бой есть бой.
  Подхожу всё ближе и ближе. А он всё так же спокоен. Не шевелится. Не дышит даже, кажется. Что делать буду, - не думаю. В бою тело само обязано всё исполнять. Думать, - оно раньше следует.
  Подхожу практически в упор. Если и есть на посохе кнопка тайного управления, то очень она хорошо замаскирована.
  И вот, когда остаётся всего ничего, рука его вылетает вбок. Хватает посох. Качает посох к себе. Нога бьёт по нижнему концу посоха, вторая рука перехватывает верхний, утолщённый конец. У меня где-то глубоко внутри мелькает мысль, что нет в посохе ничего утяжеляющего, слишком быстро движется. Но больше ничего сделать не могу. Потому что посох описывает сложную траекторию. И пока я взметаю клинки, чтобы отразить угрозу, противник отталкивается спиной от валуна, припадает на колено и боковой частью посоха касается моей босой ступни. Легко-легко.
  
   31-11
  А дальше - всё.
  В смысле - совсем всё. То есть, для начала всё замирает. И он, коленопреклонённый. И я, как окаменел вмиг. Ничем пошевелить не могу, кроме мыслей в голове. Мысли - да, а вот тело - нет. Как чужое. Как и не тело даже. Статуй статуём.
  И вот так вот проходит несколько мгновений.
  Нет, добивать он меня не стал. Он изогнул спину, вздрыгнул плечами и скользнул обратно, на тот же камушек сел, что у большого валуна как специально кто положил, чтобы сидеть удобно было. Посох свой снова в сторону отставил, к мешку потянулся неспешно, переставил поближе, развернул поудобнее. Чтобы, значит, сподручнее было его на спину забрасывать, дальше идти. А на меня он так даже и глаз не поднял. Как будто и нет меня вовсе.
  А ведь и в самом деле получается. У меня же даже рёбра практически не шевелятся. Дышать нечем. Нет, учились мы дыхание удерживать, и прилично получалось. Ну а дальше-то что?
  
  И такое тут меня чувство разобрало...
  Страх смерти? Да нет, страха-то как раз и не было. Ближе к обиде. К обиде на то, что так мало успел сделать. Учился? Да, учился. Так ведь нас младенцами совсем собрали, в учении моей заслуги нет, старался разве что. Что меня больше всего тогда огорчило? Да то, что снова в грех впал, помеху из себя богам изобразил. Тем, что убить себя позволил, задачу свою не выполнил. И тем преобразование мира из Хаоса в Божественный Порядок отсрочил.
  Помню, совсем мы ещё несмышлёнышами были, привёл нашу группу наставник в общую кузницу. Там всё ковали и сейчас всё куют, что ковать можно. В середине - горн. Наковальни кругом. Люди работают. Шум такой, что шагов не слышно. И подвёл он нас к первому кузнецу. И спросил его, что тот делает. Кузнец морду потную пятернёй утёр и отвечает невежливо. Глаза, мол, разуй, сам не видишь, что ли, металл кую. У второго то же спросили, поодаль. Тот усмехнулся, воды отпил и ответил. Что, мол, себе да семье на жизнь зарабатывает, с местным приходящим начальством отношения налаживает, получше в жизни устраивается.
  А третий сперва палец поднял, - обождите, мол. Доковал чуток, заготовку в горн сунул, а потом к нам развернулся, плечи расправил, руками за опояску фартука взялся. И сказал. Что он помогает богам Ваввана обустраивать этот мир. И наставник поклонился ему. Кузнец ответил. А потом наставник Пятому лёгкий подзатыльник отвесил, тот ближе всех стоял. И он, а потом и все мы, головами взрослым по пояс, - тоже поклонились кузнецу. И он нам голову склонил в ответ. И все мы запомнили, что одинаковое с виду может оказаться таким разным по сути.
  И вот это вот воспоминание, эта мысль о сопричастности к величайшему делу нашего мира, - они одолели яд врага богов и позволили мне сперва вздохнуть, а потом сделать шаг вперёд. И тогда накидывающий на плечи свой мешок поднял удивлённо голову. А у меня в глазах всё мутится, всё расплывается, лица его не вижу, пятно белое. Но пока я жив, я сопричастен величайшему делу этого мира. Пока я могу шевелиться, каждое моё движение помогает истинным богам обустраивать этот мир.
  А он лямки на плечах поправил, посох свой в руки взял, посмотрел на меня, и самым кончиком тонкой части посоха своего в живот мне упёрся.
  И вот тогда-то, ребята, я и понял, что ничего-то я до этого момента не знал про настоящую БОЛЬ. Тренировки все эти наши, испытания, ранения, переломы, прочая ерунда, - просто милые пустячки, говорю вам. По сравнении с тем, что стал испытывать. Мне эти ощущения даже сравнить не с чем. И потому-то, наверное, у меня в голове всё помутилось уже окончательно. И даже показалось мне, что от происходящего внутри меня, внутри живота моего, мои кишки решили сбежать, покинув моё тело через мою же задницу. И вот когда это сравнение пришло в мою голову, моя голова очень милосердно позволила мне наконец-то потерять сознание...
  
   31-12
  Пришёл я в себя даже не могу сказать через сколько. Просто: раз! - и моё сознание снова внутри моего тела. Заглянуло, значит. И теперь размышляет, стоит ли ему тут оставаться, или возвращаться пока погодить. Где-нибудь.
  Потому как такое ощущение, что внутри меня - желе ягодное. Которое колышется от испуганных ударов вздрагивающего сердца. И так - каждый раз.
  Ладно, жив - уже хорошо. Так. Кто я? Цу, воин Великого Ваввана. Теперь: где я? Полнейшая неизвестность. Так. Что вспоминается последнее? Последнее, что мне запомнилось, это как будто Мировой Змей прыгнул телепортом мне в живот и пытался выбраться наружу через дырку в моей заднице.
  Так. Судя по ощущениям, я лежу. На чём-то мягком. Типа сена. Потому как вокруг очень вкусно пахнет чем-то растительным. А мой последний бой имел место быть посреди камней. Значит - что? Значит, я уже не там, а где-то в другом месте. И что тут? Пошевелил руками. Нет. Не связаны. Как и ноги. Это хорошо. Потому как предполагается, что я у друзей. Или у кого-то, относительно ко мне безразличного, но не враждебного. Открываю глаза. Ага. Голова лежит на чём-то типа подушки. Наблюдаю камень над головой и открытый проём поодаль. Это что получается? Это получается, что я в пещере? Уже интересно. И кому же это понадобилось моё неподвижное тело в какую-то пещеру переть?
  Принюхиваюсь. Запах опасений не вызывает, но вызывает понимание, что данная пещера находится где-то поодаль от места моего последнего пребывания. Потому как пахнет морем. Солёной морской водой. И этот шум. Это, оказывается не у меня в ушах шумит. Это снаружи шумит. Это шум морского прибоя. Когда мы отрабатывали практику прибрежного дозора, вдоволь наслушались.
  А не рискнуть ли мне приподняться? Мышцы живота напрягаются, - и я невольно издаю стон. Нет. Моё положение шевеления пока что не предполагает.
  Зато на звук, невольно мною изданный, кто-то приближается. Откуда-то из-за моей головы, со стороны макушки. А поскольку лежу я ногами ко входу, значит, из глубины пещеры.
  Этот кто-то проходит и останавливается сбоку. Скашиваю глаза. Ба! Душенька моя недопропавшая! Противник мой отыскался! Без наплечного мешка и без посоха. Всё в той же своей хламиде с откинутым капюшоном. В руках - чаша с чем-то горячим и ароматным. Парок поверху вьётся. Принюхиваюсь невольно. Приятно пахнет. Призывно даже, можно сказать.
  Но...
  Понимая мои сомнения, он усмехается краешками губ, отпивает глоток, чуток полощет во рту, проглатывает. Значит, пить можно. Я же не умереть боюсь, сами понимаете. Я же боюсь, что это питьё вроде Извивающихся Ваввана, волю мою подавит, в куклу превратит, в раба. Но раз уж сам пьёт...
  Подносит чашу к моим губам. Пью. Оживаю. Живот наполняется теплом, и всё телесное дрожание сходит на нет. Прямо как заново рождаюсь с каждым глотком. На середине выпитого объёма беру чашу в руки и допиваю уже полностью самостоятельно.
  Поднимаю на него глаза. Он протягивает руку, я отдаю чашу. Он, всё так же молча кивает мне на выход. Поднимаюсь одним движением на ноги, - нигде ничего не болит, - иду за ним. Сзади. Это что же он, - спину мне свою подставляет?!!..
  Пока размышляю на данную тему, подходим к выходу. Достаточно высоко над уровнем моря. Сбоку струится ручеёк, сбегает сверху вниз, тоненькая струйка заворачивает снаружи в пещеру, прыгает с камня и устремляется куда-то вниз, в сторону моря. И явно руками отведено, и в то же время как бы само собою образовалось.
  Он ополаскивает чашу и кладёт руку на толстый, одеревеневший ствол какой-то гибко-ползучей растительности со множеством отростков, длинных, зеленеющих листьями, жилистых древесных плетей.
  Клянусь истинными богами! Ни разу такого не видел! Часть поросли на глазах меняет форму. Вот передо мною стена пещеры, увитая всякой зеленью. И вот - прямо на моих глазах образуется сиденье. Явное кресло. Высокая спинка, подлокотники... И в то же время всё это остаётся частью общей растительности. Чудеса, да и только. Он делает жест в сторону прекратившего шевеление и удаляется в глубь пещеры.
  Пожимаю плечами. Усаживаюсь. Удобно. Гибкое, пружинящее сиденье. Небольшое пространство между камнем стены и деревом спинки. Ширина входа в пещеру где-то шагов пять или шесть. И где-то два, два с половиной человеческих роста в высоту. Но то, что выше человека с поднятыми руками, отплетено всё той же вездесущей ползучей растительностью. Не удивлюсь, если в отсутствие хозяина проход перегораживается ветвями полностью.
  Пока отвлекаюсь глазами вверх, по ту сторону входа образуется ещё одно сиденье. Для него. Как и у меня, в полуразворот наружу. То есть, и беседовать можно, не вертя головой, и в то же время видом любоваться вполне реально. А вид, скажу я вам, волшебный. Вечереет. Лёгкие облачка, непрерывное шевеление волн, шум прибоя, такой умиротворяющий отсюда, запах морской свежести. Последний переплетается с запахом растительности и получается такой чудный букет, что вот так бы вот сидел и сидел, смотрел и дышал. Великолепное место нашёл победивший меня.
  А вот им он сам. Проходит лёгкой походкой, усаживается напротив. В одной руке у него посох. Тот самый. В другой, брезгливо так, держит он нечто. И если посох бережно приставляет рядом со своим сиденьем, то второе он бросает на пол пещеры между нами.
  - Ну, - говорит, - давай знакомиться. Меня зовут Тикки.
  Поднимает брови, смотрит на меня.
  Пожимаю плечами, отвечаю. Цу, дескать, воин Великого Ваввана. А что? А мне скрывать нечего. Нет, вообще-то есть чего, но это - не тот случай.
  В свою очередь, кивнув на кинутое между нами, интересуюсь - что сие?
  Он усмехается, поднимает глаза ввысь, поджимает губы и произносит загадочно-весёлым тоном:
  - Ну, если учесть, что верховная власть упырей после Вторжения это планетарный демон класса "Господь", то данный высерок можно поименовать так: "срань господня".
  И на меня посмотрел, щурясь и улыбаясь.
  Высерок? В смысле - из меня, что ли? Вот эта кривая, со стуком упавшая на камень загогулина, - и есть то, что из меня вылезло?
  Присматриваюсь внимательно. Нет, понятно, что это нечто было поражено тем же, что и я. Каким-то окаменением. Или одервенением, если учесть его страсть к растительности. Но, хвала истинным богам, уже после того, как покинуло дырку в моей заднице. Потому что вот в таком вот изогнутом виде его из меня можно было вытащить только разрезав меня пополам. Чего, кстати, не помню.
  Обнажаю живот. Нет, свежие шрамы отсутствуют. Поднимаю на него взгляд, перевожу на рядом стоящий посох. Он наблюдает за мной сквозь весёлый прищур и довольно кивает. Гладит нежно свой посох. Хм. Другие самку не гладят с такой нежностью, как он эту деревяшку.
  - А это не деревяшка, - говорит он. - Это посох ЛЛиу-РРи. Носителей Изначальных душ планеты, доживших до наших дней в своих же, Изначальных, телах. Новые Люди именуют их также Перворождёнными. Что не совсем верно с точки зрения истинности, не ЛЛиу-РРи первые родились на этой планете. Но для людей сойдёт.
  Киваю ему со всей серьёзностью, которую могу создать во внешнем виде. Он усмехается, как будто чувствует.
  - Посох ЛЛиу-РРи, чтобы тебе было понятнее, можно сравнить с внешними имплантантами Коцита. То есть, это есть источник определённой силы и определённых возможностей действия.
  Поднимаю брови. Дескать, ты это о чём?
  - Только не говори мне, что не видел на рабах Ваввана Змей и Червей, вживлённых в человеческие тела.
  - Извивающиеся Ваввана?
  - Не Ваввана, а Коцита.
  - Первый раз слышу.
  - Возможно. Ты же родился уже после падения Долины Лиловых Зиккуратов. Тебе известны такие названия, как: Ахерон, Драг-Упсар, Дуггур, Маггиф, Р′Льех?
  - Конечно, - киваю я. - Великий Вавван есть место обитания истинных богов, претворяющих Хаос в Божественный Порядок. В остальных местах обитают боги ложные, отступившие от истины, но признающие над собою власть истинных богов и платящие дань Великому Ваввану...
  Выслушав меня полностью, то есть дав мне сказать всё, что я хотел, а сказал я всё, чему нас учили, - он вздохнул и покивал головой.
  - Стандартный набор для Новых Людей. Отличия только в деталях. В союзном образовании Ахерона и Драг-Упсар говорится о братьях богах, боровшихся после осознания себя богами, но признавших силу и правоту друг друга, и покоривших затем всех остальных, Вавван в том числе. В Дуггуре делают упор на сексуальные отношения. Рабам Дуггура говорят, что их Властелин поимел в задницу всех остальных Властелинов Цитаделей Коцита, после чего поимел над ними власть. И так далее, и тому подобное. Данные россказни предназначены исключительно только для рабов Цитаделей из числа Новых Людей.
  - Мы не рабы, - отвечаю. - Я - избранный истинными богами.
  Поименовавший себя Тикки ехидно усмехается.
  - Понятие "избранный" подразумевает наличие некой цели, для достижения которой некто "избирающий" набирает себе расходный материал. Например, крокодил-людоед, для своего насыщения, - избирает одного из купающихся в реке людей...
  Я отрицательно качаю головой.
  - Рабам вживляют в голову Извивающихся Ваввана. В моей голове Извивающихся нет. Я - свободный сотрудник богов.
  Тикки умирает со смеху. Я жду.
  - И именно поэтому тебе внедрили в кишки внешне-внутренний имплантант в виде Глиста Коцита?
  Он кивает на лежащую между нами загогулину. Я всматриваюсь в неё повнимательнее. И вот тут-то у меня по спине пробежала стая голодных ледяных мурашек. Потому что теперь я безошибочно узнаю ряд деталей, свойственных именно Извивающимся Ваввана и только им.
  - Погоди-ка, - бормочу я. - Но эта коряга у меня в животе попросту не поместилась бы. Если сейчас в меня вот это вот засунуть, я же вдвое шире стану!
  Тикки кивает.
  - Сейчас - да. Сейчас эту мерзость раздуло. Но в твоих кишках это была длинная и достаточно плоская лента.
  - И с чего же это её так раздуло? - парирую я.
  Тикки снова гладит свой посох.
  - Посох ЛЛиу-РРи, как уже было сказано, чтобы тебе попонятнее, можно отчасти сравнить с этими твоими Извивающимися. Это некий внешний по отношению к человеку объем, способный самостоятельно делать нечто. Вся разница в том, что Посох - он Живой. И дан человеку в помощь. А эти твои Извивающиеся, - это объекты мёртвого существования, изготовленные для управления человеком и изменения некоторых его качеств. Это вроде как меч, управляющий меченосцем.
  - Ты хочешь сказать, что этот высерок управлял моим поведением?
  - Ещё он ускорял твою реакцию, увеличивал восстановление твоего тела после ранений, ещё кое-что по мелочам. Но главное - он управлял твоим поведением.
  Я подозрительно покосился на загогулину, но промолчал.
  - Это очень легко проверить. Скажи мне, Цу, ты можешь сейчас подскочить ко мне, ударить меня, проломить мне грудь кулаком или голову ударом ноги? Ты способен сделать это?
  Я прикинул своё внутреннее состояние, пошевелил телом, сжал и разжал кулаки, постучал босыми ступнями друг до друга. Вроде, ничего не болит. Перевёл взгляд на него. Кивнул утвердительно.
  - Да, сейчас мне это по силам.
  И тогда он склонился чуть вперёд и спросил меня, тихо и вкрадчиво:
  - А ты ХОЧЕШЬ сделать это?
  Я снова прислушался к себе. И вдруг внезапно понял, что моя уверенность куда-то делась. Нет, я прекрасно продолжал помнить всё, чему нас учили, но сейчас, вот именно тут и именно теперь, - моя готовность пожертвовать собой ради великого дела Ваввана, - она куда-то делась. Я мог убить этого человека голыми руками или ногами. Но вот только желания убивать - не было. Да как же? Я же прекрасно помню девиз Избранных: "Служитель богов не может убивать слишком много"... Этот человек, Тикки, он напал на меня, обездвижил, изъял из моего тела и уничтожил имущество богов. Но, тем не менее, желание напасть на него, убить, - даже во имя Великой Цели, - отсутствовало. Напрочь.
  Я потряс головой, растёр виски руками и решил сменить тему. Спрашиваю его, как он меня одолел.
  - Посох, - отвечает. - Посох внедрил в твоё тело семечко. Плоть от плоти Леса ЛЛиу-РРи. Это семечко мгновенно прорастает внутри нервной системы. И свою дальнейшую судьбу каждый ударенный определяет сам. Злоба, жажда убивать, жажда власти, прочие эмоции мёртвого существования, - заставляют проросшие тончайшие нити одеревенеть. После чего ударенный погибает.
  Если произошла ошибка, и обездвижен живой из рода Живых, первоначальные нити растворяются в теле без каких-либо последствий.
  Ты же преодолел оцепенение и продолжал стремиться убить меня. Но, несмотря на это, не погиб. То есть, мотивы твоего поведения не были мёртвыми. Но в то же время какая-то мертвечина в тебе была, иначе бы ты не оцепенел. Это меня заинтересовало, и я коснулся тебя второй раз.
  Видишь ли, Цу, Посох, - он одушевлённый. Частицей от общей души Леса. Одушевлённый означает - разумный. Когда Посох коснулся твоего тела во второй раз, он определил для себя происходящее и поразил ту цель, что и следовало поразить. Отрыв внешне-внутреннего имплантанта и выход его из тела оказались очень болезненными, но тут уж ничего не поделаешь.
  И Тикки извинительно развёл руками.
  А я видел его ауру. И видел, что он говорит правду. Хвала истинным богам, кто бы они не были, - но это умение оказалось моим. А не глистиным. Глист Коцита. Надо запомнить. А пока...
  - Нам говорили, что мы сражались раньше на стороне Ваввана, но погибли. Нам говорили, что нашим душам помогли родиться заново в новых телах. Но нас наказали за грех неисполнения приказа стиранием памяти. Ты можешь помочь мне узнать, как всё на самом деле? Только чтобы и я видел всё?
  Тикки молча встал, прихватил свой посох, - или своего Посоха? - и кивнул мне идти за ним. Мы прошли первый зал пещеры, прошли первое сужение. Растения по стенам пещеры тоже уходили вглубь. За сужением проход разделялся натрое. Тикки приостановился.
  - Этот ход уходит вглубь и заканчивается природным телепортом. Но у меня там растения на страже. Так что кто угодно сюда не проникнет. А проникнет, - пойдёт на удобрение произрастающим. В этот проход я уходил далеко, он переходит в сеть пещер. Я туда уходил на три дня пути, а конца-краю так и невидно было. Надо будет уговорить какой-нибудь клан цвергов сюда переселиться. Пусть разведают, что там. Да всё никак в лес не выберусь, руки не доходят. А нам - сюда. Вот этот ход - наверх. Там у меня спальня, а рядом выходит коллатераль планетарной Силы. И в том месте моя скромная рабочая и исследовательская мастерская. Вот туда-то мы и идём...
  Пока шли, я рассматривал стены, покрытые растениями. Чередование растений, всё тех же длинных плетей, ползущих по стенам, разных мхов, в том числе и светящихся. Красиво, удобно. Этакий отдельный мирок, способный постоять за себя. Вот уж в этом-то я нисколько не сомневался. На себе испытал.
   Рабочая мастерская тоже не разочаровала. И кристаллы Объёмов Представлений, и многое, не известное лично мне. Этакий своеобразный союз растений и камней. Камней и растений. И ещё: наличие Силы. Возможности осуществления. Этой плотной, энергичной, бодрой атмосферы ни с чем не спутаешь. Понятно теперь, почему Тикки тут обосновался. А кстати, а сколько ему лет? На внешний вид - не шибко. А на самом деле?
  На мой вопрос он остановился и взглянул мне в глаза. И вот тут-то, на таком близком расстоянии, без мешающего вглядеться прищура я понял, ощутил, осознал, что внешний вид Тикки - это одно, а вот внутри него, - это очень даже и другое. Глаза у него - как те пещеры без конца и краю. Как телепорт в бесконечность. Или конечность, но очень удалённую.
  Неужели - мастер Дыхания Смерти? Да нет, не похоже. У тех, кто подпитывает свою жизнь чужой жизненной силой, - взгляд другой. Ни с чем не спутаешь. Спрашиваю в лоб - сколько союзов лета и зимы позади тебя? Он ответил. Я просто онемел. Столько не живут. Он усмехнулся, потом вздохнул и ответил, что Новые Люди - нет.
  - А ты какая людь? Старая?
  Он только рукой махнул, мол, долго рассказывать.
  Короче говоря, усадил он меня, обмотал своими растениями, камнями обложил. Растения те тут же меня укололи, что-то там в кровь впрыснули сколько-то отпили, к чему-то там внутри меня присоединились. Короче, перед глазами у меня всё поплыло. Только назад. И так быстро-быстро.
  Уловил только я, что днём разное происходило, а вот ночью - одно и то же, но что-то непонятное. И ощутимое только из-за скорости, с которой отматывалась назад нить моей жизни в моих воспоминаниях. Моих, точно моих, я же помню...
  Короче, очнулся я, а снаружи - ночь. Я ночь по запаху из-за стен определю. Потому как в большой войне избранным воинам больше по ночам малыми группами работать предполагалось. Без лишнего шума.
  Сидит Тикки, весь из себя задумчивый. Увидел, как мои глаза открылись, вздохнул.
  - Всё, как я и предполагал. Ты действительно воевал в прошлой жизни. Только не на стороне Ваввана, а против Коцита. Твоя душа - из числа Старых Людей. Тебя действительно лишили памяти. Точнее - заблокировали её. Но очень серьёзно. Мне тут эту блокировку полностью не снять. Только отрывками, урывками, клочками. Придётся тебе в Лес отправляться. И сам туда давно собирался, да всё повода не было. Поутру и отправимся...
  
  А у меня перед глазами стоит картина. Точнее, два отрывка. Тикки мою память назад, в прошлое отматывал. Так вот, сперва мои роды проходили, только наоборот. А потом, сразу же, без перерыва, - сцена моей смерти в той, прошлой жизни. Вспомнил, значит. Да так ярко. Так ощутимо. Шершаво. И лапа стреконога в моей груди, пробившая защитный панцирь.
  В этой жизни не видел их ни разу. А вот смотри-ка, сколько теперь про них знаю...
  Помотал головой, пришёл в себя.
  - А что за срочность? - спрашиваю.
  - Каждое действие, да и каждая мысль, - оказывают своё воздействие на душу. Чистую душу им не сожрать. Твою же вот не сожрали в прошлый раз. Покусать - покусали. Но не сгрызли. А вот после того, что бы ты сделал на службе Ваввана, твоя душа загрязнилась бы настолько, что её попросту сожрали бы до последней крошки. А то и того хуже... Да и теперь - надо кое-что сделать, почистить. Многое на тебе нависло...
  - А что может быть хуже пожирания души? - интересуюсь.
  - Превращение в Приправу, а то и в Пряность. Что это такое - в Лесу узнаешь.
  А у меня только от этих слов внутри что-то повернулось, и всколыхнулось, да так, что еле успокоился. Видать, я и раньше знал, что это такое... Откашлялся, спрашиваю:
  - Ещё что?
  - Ещё тебе придётся пересечься с Митрой. На его плечи возложили задачу нахождения Изначальных душ, вырвавшихся из плена в Долине Лиловых Зиккуратов. Но уверен, что и твоя история его заинтересует. Всё-таки Старые Люди - это Старые Люди. Это тоже достаточно лакомый кусок для планетарного демона. Пища даёт силу. Чем меньше силы останется у мёртво-существующих, тем быстрее наша планета вырвется из-под их власти. А, судя по твоему случаю, они нашли удочку для приманивания светлых душ, и методы их увкуснения. Что не есть хорошо...
  
  Вот, в общем-то, и всё.
  Утром того же дня мы нырнули в телепорт и добрались до Леса. Тикки сдал меня на руки ЛЛиу-РРи. Вот это была встреча! Я ему в глаза глянул только, - и остолбенел. Если уж я у Тикки глаза бездонными посчитал, то тут даже и сказать-то нечего. А когда он мне свой возраст назвал... Столько даже боги не живут. Во всяком случае, я так раньше думал.
  В общем, помогли мне вспомнить. Вспомнить всё, то есть совсем уже - ВСЁ. И теперь мне известно даже то, что именно с нами делали ночами в Вавване...
  
  И вот теперь я сижу тут с вами, на жилой гостевой поляне, и рассказываю, что оно было, и как я сюда попал.
  - Ну а что дальше делать будешь? - спрашивают меня.
  Я только плечами пожимаю.
  - Рано ещё об этом говорить. Изначальные ещё со всем грузом моей памяти разбираться будут. С деталями, скрытыми особо секретным образом. Ну, ещё мне приходится помогать уточнять детали наших тренировок. Попутно считывать, кто что говорил в нашем присутствии. Камешек к камешку, так и мозаика сложится.
  Мне покивали в ответ. Понимающе.
  - Закончишь тут, - милости просим к нам. У нас, в службе Каруна, такие пригодятся. Мы же граница с Диким Полем. До сих пор серишетов ловим. Да и другого хватает.
  - Да ну вас! Парень - боец. Что ему с тайными делать? Давай-ка лучше к нам, в Долину Башен! Вот где бои не прекращаются. Каких только чудищ на нас не натравливают. Есть где себя славой покрыть.
  - Да нужна ему ваша слава, как не знаю что! Что такому бойцу посуху скучать? Вот у нас, на море, - вот это да! Самой Цитадели Р′Льех противостоим. Слышали про такую? Так я расскажу!
  ... Хорошо рассказывает. Красочно. Ярко. Звонко. Сочно. Яростно. Шершавым языком правды. Умеет говорить морская душа. Что да, то да. Я про все эти морские дела и слыхом не слыхивал.
  Да только не моё это дело, побросав всё, по воде болтаться. Совсем уж честно говоря. Не интересно это мне. А что мне интересно? Ну, интересно, например, обнаружится ли что в пещерах Тикки. Он всё-таки уговорил какой-то клан цвергов с собой отправиться. Увидел их когда - остолбенел просто. Подумать только, в этакие тела - да Изначальные души планеты! Да-а...
  
  А что делать буду? По правде говоря, не знаю ещё. Но если отпустят меня вольным охотником, то я знаю, что я сделаю.
  Для начала детей своих вызволю. Аура показала, что восемь беременных оставил я за собой. Восемь из шестнадцати. Не подвиги трахальные нужны были. Нужны были дети от таких, как я. Потому что слишком велика вероятность того, что в тела детей от "избранных" вселятся души Старых Людей или даже Изначальные. Ну, в этом мне и новый знакомый, Митра - пообещал помочь. Не моё это дело только, оказывается. Может оно и к лучшему. Потому что надо ещё уточнить насчёт наших траханий в полнолуние. Это была действительно энергетическая тренировка, - или зачатие?..
  А ещё. Ещё я найду своих. Таких же, как и я. Найду и выгоню из их тел ленточных глистов, внешне-внутренние имплантанты Коцита. Ведь они, друзья мои, побратимы мои, родные мне живые души прошлого, они же не знают, что желание "Умереть за Вавван" забито в их мозги - через жопу...
  
  
  
  
   Глава 32
   Подтверждение Митры
  
   32-01
  Солнце.
  Огромное. Беспощадное. Наполнившее высь на всю глубину чаши небесного свода.
  Запах раскалённого песка. Запах прожаренного до готовности к размягчению камня.
  Куда ни кинь взгляд, - воздух дрожит в судорожной попытке отыскать кусочек пространства попрохладнее. Но тщетно - жара. Жар великой пустыни осуществлял своё право на нагрев. На гнев? Да нет, на обыденность тутошних мест.
  Кочевники, соорудив свои нехитрые навесы, шепчут сухими губами молитвы Тьме, умоляя Великую Мать смягчить Отца-Солнце, безудержно изливающего своё огненное семя, способное оплодотворить даже безжизненный камень... Когда Великая Мать уводит Отца-Солнце в чёрную влажность своего шатра, зачатое огненным семенем рождается наружу, выползает из сухого песка.
  Часть порождённого больше пригодно в пищу, часть - менее вкусна. Но всё, покинувшее песчаное лоно пустыни, сохраняет в себе жалящую огненность Великого Отца... И если клык, коготь или коготь хвоста, или шипы множества неисчисляемых ножек извивающегося по песку во тьме, внешней от светлого круга костра, или что другое, подобное по праву происхождения, - поразят смертную плоть, - частички преображённого семени Солнца разгорятся огненным жаром в теле. Тогда человек раскаляется изнутри, и, не в силах вынести этого жара, уходит из своего тела.
  Куда уходят вышедшие из своего тела? Шаманы говорят, что одни, чей нрав подобен Отцу, уходят в Солнце. А другие, чей нрав подобен Матери, уходят во Тьму. Мужчина или женщина, - какая разница? Отец и Мать, Солнце и Тьма, притягивают к себе сокрытое в телах, что им до временной внешней разницы?
  А ещё говорят шаманы, что те, кто в этой жизни тащился по пути бытия, как вьючный мешок на горбу верблюда, - отвергаются и гордым Отцом, и жалостливой Матерью. Не способные подняться в Солнце, не способные раствориться во Тьме, - они блуждают по миру, не в силах прервать нить своих страданий. Огненное семя Солнца опаляет их призрачную плоть, причиняя мучения днём. А ночью... Великая Мать, Мать-Тьма, она милосердна, она скрывает всех, способных укрыться в Ней, не делая различий. И когда обитающие во внешней Тьме обволакивают призрачную плоть, - даже шаманы не берутся слушать крики страданий попавшихся в бесформенность Блуждающих во Тьме. Свет костра ограждает живых от участи быть выпитыми из своего тела, а призрачная плоть, опалённая огнём, не в силах укрыться за кругом света. Поэтому нет хуже участи, чем участь идущих сквозь Жизнь, но мимо Жизни...
  
   32-02
  "Всё же в положении полубога есть и приятные стороны", - подумал Тотигусигарий и ещё раз оглядел полупрозрачный слой изменённого пространства вокруг видимой его глазами части тела. Два-три пальца толщиной, на внешний взгляд, - чуть усиленное подобие дрожащего воздуха пустыни. Полупрозрачное, как уже было сказано, оно вдобавок отлично маскировало среди любого окружения. Уже шагов с пяти ничей взор не нашёл бы никаких различий в поверхности песка. А что до вмятин на нём, - мало ли какие формы они способны принять?
  Но главное - "внешняя кожа" прекрасно выполняла свою основную задачу. Защиту всего, что внутри. В данном случае, - тел самого Тотигусигария и Митры.
  "Любопытно", - подумал Тотигусигарий. - "Как же всё-таки оно устроено и работает?"
  Нет, Митра вроде бы как бы даже и объяснил. Только ведь объяснения ещё и суметь понять надо. Нет, как вызвать "внешнюю кожу", что для этого следует сотворить со своим телом, как изменять определённые качества "внешней кожи", всё такое прочее, - это всё понято, прочувствовано и усвоено. Зачёт по практике сдан на "отлично". Иначе бы Митра его с собой попросту не взял. Но ведь и всё остальное - тоже интересно!
  И к тому же, - а что ещё прикажете делать? Митра как застыл после восхода солнца, так и не выходит из себя. Подключился к глазам каких-то там летающих по небу и отслеживает приближение цели. Задача самого Тотигусигария в подготовительный период, - отслеживать подозрительные приближения по земле и под землёй. Задача привычная, обычная, выполняемая без привлечения значительных сил сознания. А как же иначе? А иначе - хромой свист тебе в поясницу, а не должность командира ибисов, личного отряда специального назначения самого белого бога Митры, выполняющего прощальный приказ легендарных Золотокожих.
  Тотигусигарий бестрепетно взглянул на солнце, поискал глазами следы облаков, хмыкнул собственной наивности, устремил поток сознания на чувствование окружающего, и, не ощутив никакого шевеления поблизости, снова обратился к собственным думам.
  Ибисы отправлены в Лес, на переподготовку. Что интересно уже само по себе. Это же даже представить себе затруднительно: для встречи с чем требуется переподготовка. Разве что - с демонами?..
  Тотигусигарий поёжился.
  Даже рассказов о демонах, без личной встречи - и то хватило для приблизительного очерчивания объёма неприятностей, происходящих от данной угрозы. Не было печали, как говорится. Да, но - простите, с какого перепугу может образоваться связь между демонами, вызываемыми в наш мир извне, и Безумным Ущельем?
  Тотигусигарий ещё раз внимательно прочувствовал окружающий объём пространства, - так, на всякий случай, - и вернулся к размышлительным предположениям.
  Итак, Безумное Ущелье. Оно делит Плато Удара Богов на две относительно равные части. Само плато сохраняется в нынешнем виде уже давно, чуть ли не со времён падения Стикса. Участки песка, участки камня, участки скал. Имеются и пещерные полости, хотя много, но разрозненные, для чего-то крупнее змеи в единое пространство не объединённые. Возможно, какой-нибудь червячок-паучок и сможет проползти под землёй с одного края плато на другое, но вот обычному человеку, или даже карлику это не под силу. Да и то: а зачем? Часть подземных полостей пуста, суха и безводна, ни для чего не пригодна. Часть пещер, уходящих вглубь от нагромождений скал, обладает своим подземным мирком, съедобными мхами, съедобными, - для Новых Людей, разумеется - червячками и жучками. Поэтому семьи кочевников давным-давно уже всё это поделили и кочуют от одного убежища к другому.
  И, кстати, откуда и как сюда попали верблюды? Или отсюда есть какой-никакой подземный спуск на обычную пустыню? На обрыв верблюда не затащишь...
  Впрочем, это всё пустое. Итак, быт местных кочевников, как и сами кочевники, как и местная колючая растительность, уходящая своими корнями в огромные глубины, - всё это сохраняется в одном и том же виде достаточно давно. Без изменений.
  Значит - что? Значит, местных можно оставить в покое, потому как не в них дело.
  Остаётся - само ущелье.
  Чем же оно так примечательно? Во-первых, своим происхождением. Похоже, что это и есть последствие давнишнего удара богов. Во-вторых, странностями. Обычное ущелье уже давно было бы занесено песком. Песка хватает и тут, и в окружающей плато пустыне. Песчаных бурь - тоже. Но вот откуда берутся ураганные ветры, регулярно с рёвом выметающие ущелье то в одну сторону, то в другую? Митра, конечно же, знает, но на пустяки, то есть не относящиеся напрямую к выполняемому делу вещи, обычно не отвлекается. Ну и ладно. Ну и, в-третьих. Это паломники. Стада Новых Людей, управляемых Цитаделями или напрямую подчинённых Цитаделям, регулярно проходят данным путём для поклонения какой-то там развалине Коцита. Где, в глубине, до сих пор что-то там действует. Так что паломников туда гоняют и для укрепления веры, и для какого-то вполне конкретного воздействия. Паломники - это цель для Митры. Ущелье - это средство.
  Может, всё дело в пространственной энергетике? Форма ущелья весьма прихотлива. В некоторых местах скальные козырьки чуть не вплотную смыкаются друг с другом. Вполне можно перепрыгнуть на другую сторону. Чем кочевники, кстати, и занимаются достаточно регулярно.
  В других местах параллельно основному ходу ущелья идёт боковая щель вниз необозримой глубины. Имеются и отнорочки в стенах, где так ужасающе завывает ветер, проносясь по ущелью. И выступы, целые каменные леса причудливой формы. Их паломники обходят. В этих местах ущелье ширится на несколько полётов стрелы.
  Или что-то ещё?..
  
  Митра вздохнул и пошевелился. Мигом встрепенувшийся Тотигусигарий вопросительно глянул в его сторону. Митра вздохнул ещё раз и улыбнулся.
  - Всё нормально. Они попали в поле притяжения и уже не смогут повернуть обратно. Так что ещё немного - и всё решится. И мы получим окончательное доказательство...
  Пришла очередь Тотигусигария сокрушить пространство печальным вздохом безмолвно удушаемого любопытства.
  Митра усмехнулся.
  - Когда начнётся, увидишь всё моими глазами. Пояснения - позже.
  - А как насчёт отслеживать окружающее?
  Митра пренебрежительно махнул рукой.
  - Поздно. Раньше надо было беспокоиться. Теперь они уже ничем помешать не смогут.
  Любопытство распирало. Любопытство требовало рассказов: кто - они, чему - помешать, и всё такое прочее, остальное, и побольше подробностей, будьте так добры...
  Впрочем, ответ также известен заранее. Преисполненный внутренней работы, расщепляющий потоки своего сознания, Митра говорит только то, что непосредственно относится к данному, конкретному, непосредственно Тотигусигарию порученному делу. И ведь не закрывается нисколько. От своих, в смысле. Есть умение считывать сведения напрямую с потоков сознания, - читай, коль любопытно. Не жалко ни капельки. Не можешь считывать? Тренируйся, расти возможностями, всё зависит только от тебя...
  И ведь всё по справедливости, что главное. Обижаться, конечно, можно. Хорошо известен даже объект для данного упражнения, - ты сам. А как же иначе? Идёт война. Страшная, давнишняя, безжалостная. Все силы - на противостояние. Все силы - на противодействие. Всё, что мешает, - в сторону. В том числе и процедуру утирания интеллектуальных сопелек. Нужное для дела получишь обязательно. Всё остальное - сам. Кто виноват, что ты попал в плен? Кто виноват, что тебя хоть и не съели, но покусали изрядно? Посмотри в зеркало, погрози пальчиком, выскажи всё, что ты думаешь...
  Ах, жалко тратить время на самоедство? Тогда увеличивай первичную волю: произведение сознания на время. Чем больше времени ты осознаёшь себя и сознаёшь окружающее, - тем сам понимаешь что.
  И вообще. Если ты убежал мыслями в прошлое или будущее. И не живёшь в своём теле здесь и сейчас. То - что? То твоим телом живёт кто-то другой...
  
   32-03
  Всё изменилось - мгновенно.
  Миг - и Тотигусигарий увидел результат подготовительных работ Митры. Надо сказать - впечатляло.
  Относительно широкий участок ущелья, исчерченный поперечными морщинами скал. Иначе - скальными карманами. Боковыми углублениями в стороны. Получившиеся вроде как бы выступы вперёд оказались обработаны искусными резчиками. Через один. Так, чтобы у каждого из гигантских сидящих изображений оказалось по два объёма свободного пространства назад, за спину. С каждого плеча по одному. Этакие грядущие толпоуловители.
  Сами изображения также впечатляли. Четыре или пять человеческих ростов в высоту. Гигантские человеческие фигуры, сидящие не то на креслах, не то на тронах, ладонями на колени. Главные отличия - выше плеч. Человеческие фигуры увенчивались нечеловеческими головами. Звериными, птичьими, рыбьими, змеиными. Совсем уже какими-то странными. А одна статуя - так вообще без головы. То есть не то чтобы сделана, но отшиблена, - а так и задумано заранее, изначально. Ровная линия плеч, и ни малейшего намёка на шею.
  Удивительное дело, но Тотигусигарий смотрел одновременно глазами всех голов всех статуй. И даже как будто у безголовой статуи тоже оказалась голова. Только - невидимая. И невидимыми глазами невидимой головы - тоже виделось.
  Ущелье расщеплялось расщелинами не равномерно, не вот одна напротив другой. Поэтому сидящие статуи не смотрели друг другу в глаза, строго говоря. Но одновременный взгляд с обеих сторон ущелья, взгляд десятками глаз навстречу друг другу, - вдруг породил у Тотигусигария ощущение, что как будто пространство между двумя рядами высеченных в скалах изображений, - какое-то другое. Не такое. Изменённое.
  Впрочем, почему - как будто? Изменённость пространства между изображениями просто-напросто - ощущалась. Даже опосредованно, через восприятие Митры. Тотигусигарий, где-то на задворках самого себя, - ещё успел несколько восхититься мощью задуманного и исполненного. Как будто некий внутренний Тотигусигарий, спрятанный в глубинах его дневного сознания, знал - ЧТО именно тут было сделано.
  Суть - не в величине, пропорциях и схожести изображений с изображаемым, изображённым. Суть - не в жёлто-оранжево-красно-багровой палитре цветов камня стен ущелья, усиленной для восприятия искусной резьбой. Суть - в некой невидимой взаимосвязи между изображениями. Нет, не просто изображениями, - объёмами сгущённого изменённого пространства, совпадающего по форме с внешними формами изображений. Тотигусигарий даже чувствовал, ощущал, каким-то образом, - некую существенную разницу между изменёнными объёмами внутри статуй, самих статуй, - и уже через эти статуи, - немного иначе изменяемое ими пространство остального объёма отрезка ущелья, ограниченного в длину количеством данных изображений...
  Ощущение дрожащего от напряжения, подготовленного, - для чего? - объёма пространства. И, внезапно, резким скачком, - ощущение примитивности кишения массы паломников Цитаделей, устало текущей по дну ущелья к некой цели. Вяло текущее кишение. По степени своей напряжённости отличающееся от звона натянутого пространства между статуями, - как небо от земли.
  А затем - взаимопроникновение и взаимовоздействие чего-то большего, чем составляющие обоих объёмов.
  Протиснувшись сквозь невидимую плёнку поверхностного натяжения поверх напряжённого пространства между статуями, - поток паломников резко замедлил скорость своего кишения. А затем, затем - началось какое-то внутреннее разделение. И человеческие тела Новых Людей принялись неравномерно заполнять скальные карманы свободного пространства возле каждой статуи.
  Внезапно Тотигусигария поразила волна чрезвычайной горечи, увенчанной быстро промелькнувшим корабликом тоскливой безнадёжности и сменившейся спокойным штилем смертельной усталости. Еле отличив себя от волны эмоций Митры, Тотигусигарий понял, что стал свидетелем и невольным соучастником глубинного переживания в душе белого бога. И, странное дело, но помочь самоопределению в захлестнувшем его океане чувств помогло жалостливо-грустное понимание разницы между Митрой и собой. Что, в свою очередь, также было порождено временными пораженческими настроениями молодого бога.
  
   32-04
  Когда совместное восприятие чего-то произошедшего там внизу, - закончилось и видение глазами Митры прекратилось, Тотигусигарий ещё некоторое время приходил в себя. А когда пришёл, в глаза ему бросился внешний вид Митры. Молодой бог больше всего походил сейчас на глубокого старца из числа смертных, то есть Новых Людей. Причём не просто старца, а старца, получившего весть о смерти единственного сына, последнего в роду. Настолько единило бога и человека ощущение внутреннего горя. Долго ожидаемого, неизбежно подготовленного всем предыдущим ходом событий, но в то же время, - в которое до последнего отказывалось вериться.
  
  - Кончай хныкать, божонок, - неожиданно для самого себя грубовато заявил Тотигусигарий. И, сам себе изумляясь, продолжал тем же тоном:
  - Говори кратко и по делу. Что произошло, кто виноват и что делать.
  Взгляд Митры изменился и бог некоторое время рассматривал соседа как некое диковинное насекомое. Затем знакомая усмешка вернулась на лицо Митры.
  - Кто виноват, известно изначально. Планетарный демон класса "Господь". А что произошло, - произошло очень, очень и очень грустное. Получено последнее подтверждение давно заподозренного. Силам мёртвого существования удалось втиснуть в человеческие тела нечеловеческие сути. Говоря грубо, но наглядно, человеческие тела начинают массово заселяться душами, не доросшими до пользования телами с подобными возможностями.
  - Что-то типа демонической сути в теле бога?
  - Хуже, Тоти, гораздо хуже. Дружище, если в тело бога засунуть демоническую сущность, эта сущность очень быстро сгорит. Разница потенциалов просто невообразимая. Звериная же душа в теле бога - это гораздо печальнее.
  - Почему?
  - Потому что не вызовет подобного отторжения.
  Тотигусигарий почесал макушку и откашлялся.
  - Слушай, Митра, если ошибусь - поправь. Итак, до Вторжения определённой степени развития души соответствовало тело, обладающее определённым, предусмотренным набором возможностей. Если очень просто, то в теле Прыгающего по Ветвям нельзя вызвать не то что землетрясение, а даже и простого дождика.
  При увеличении одушевлённости у сущности увеличивалось количество эфирных тел, то есть возможности смены тела пребывания на более могущественное, если так можно выразиться. Так?
  - Так, - согласился Митра.
  - После Вторжения это оказалось нарушено. И все мы оказались привязаны к одной разновидности тела, без возможности его сменить. Так?
  - Не совсем, - ответил Митра. - Не у всех, но у некоторых осталась возможность временного изменения тела. Новые Люди называют таких "оборотнями", обернувшимися в некое другое существо.
  - При задержке в новой форме, отличающееся от единственной оставшейся, для обернувшегося были гарантированы определённые неприятности. Так?
  - Так, - согласился Митра.
  - Это называется: подразнить, заманить и погубить.
  - Где-то как-то, - кивнул Митра.
  - Воплощение души в тело стало возможно только путём рождения в телах Новых Людей...
  - Ну, - сказал Митра, - тогдашние Новые Люди это давно уже нынешние Старые Люди, воздействие на Матрицу Реальности планеты - вот невидимое, но основное поле битвы. И уже давно...
  - Однако, - упорствовал Тотигусигарий, - до сих пор в человеческих телах оказывались только человеческие души. Даже те, чьи тела погибли в струящихся пещерах Стикса, оказались частично пленёнными, частично отброшенными в закоулки брамфатуры планеты, где-то погрызены, где-то объедены, но в общем уцелели. Сам такой.
  - Допустим, - сказал Митра.
  - Воздействие на Матрицу Реальности планеты привело к тому, что произошло разделение на человека и животных. Тут всё зависит от объёма души. Те, кого сейчас называют животными, это тела, управляемые сутями, составляющими лишь ничтожную часть от минимального объёма души, требовавшегося для первой ступени разума, - Прыгающего по Ветвям. Так? Так.
   Дальше. Что касается Низших Коцита, - это совершенно другое. Существование с заменителем души, как у цвергов. Такое существование возможно только в закрытой системе. Поэтому все усилия ушедших ныне в Пространство Ожидания Золотокожих были направлены на раскрытие системы. В открытой системе неодушевлённые существовать не могут вообще. Достаточно полно излагаю?
  - Достаточно, - сказал Митра. - Но продолжай.
  - Слушай, молодой бог. Отражения на Зеркалах Сутей не затрагиваю, как и кое-что иное. Речь идёт о самостоятельных душах. Если точнее, речь идёт о понижении уровня самостоятельности души. В разы, в десятки или сотни раз, - не суть сейчас важно.
  - Как раз это-то и самое важное, - усмехнулся Митра.
  - Не мешай изложению мысли! - заявил Тотигусигарий. - А если уж твои безнадёжно-похоронные настроения развеялись, то давай объясняй сам. С какого стреконога у тебя так руки опустились, и чем вообще всё это грозит.
  - За попытку поднять мне настроение благодарю. А грозит... Сам знаешь: ум - это функция тела. Разум - это функция души. Определённого объёма души. Если объём души меньше определённого, разум не образуется. Так устроена Вселенная. Если нет разума, остаётся только ум. А ум - это функция тела. Человек с душой животного может жить только интересами тела. А в условиях наличия на планете мёртвого существования в Матрицу Реальности вводится основное отличие мёртво-существующих от Живых: разделение на пожирателей и пожираемых. Качество пожирателей: насилие. Качество пожираемых: страх. Просто представь себе человеческое общество, где господствуют два этих начала. Представил? Хорошо представил?
  Тотигусигарий хмыкнул и изобразил лицом.
  - Да. Человек с душой животного, - в окружении человеческих душ, - способен развить свою душу до порога образования разума. Таковы особенности человеческого тела. Но когда людей с животными душами станет намного больше людей с человеческим, чем это грозит?
  Тотигусигарий вздохнул.
  - Общество умных неизбежно разбавит разум. И тогда ослабленный разум станет смотреть вокруг себя и поступать - как все.
  - Ну, Тоти, это ещё не самая большая неприятность. Здесь дело может ограничиться всего лишь пожиранием душ, бывших разумными. Всего-навсего.
  Тотигусигарий хмыкнул: "Всего-навсего?"
  - Да-да. Именно так. Всего-навсего. Потому что представь себе: на планете неисчислимо умножились животные души в человеческих телах. Человеческие тела нынешних людей - это сильно ослабленные тело богов. Нет энергии - нет возможностей. А планетарный демон взял и раскрыл систему. И во вселенную вырвались миллиарды, а то и десятки миллиардов мелко-хищных сутей, ориентированных на пожирание. И управляющих при этом телами богов. В открытой системе энергии полно. Божественные возможности в тела мигом вернулись. И все эти толпы и сонмы принялись - что?..
  - Бр-р-р-р-р!!! - сказал Тотигусигарий.
  Митра вздохнул.
  - Единственная возможность предотвратить это - Серый Кокон. То есть, двойное закрытие системы. И со стороны мёртвого существования. И со стороны Живых.
   - Да уж! - сказал Тотигусигарий и неожиданно вспомнил:
  - А - без головы?
  - Статуя без головы необходима для выявления ещё одной угрозы. Образование сообщества типа цвергов или Низших Коцита, - но в телах богов, ныне - просто человеческих. Представляешь: полностью неодушевлённые тела богов, управляемые извне.
  - Да разве ж такое может быть?!
  - К сожалению, может.
  - Но в открытой системе такие сразу же погибнут!
  - Да. Но чтобы система не открылась, - забыл про животные души?
  - И в чём тут суть?
  - Неодушевлённые тела внешнего управления необходимы для демонизации планеты.
  
   32-05
  Снова взгляд вниз, на дно ущелья. Заряд чего-то, заложенный в тела изображений Митрой, иссяк. И теперь человеческие тела, управляемые сутями хищников, терзали и пожирали человеческие тела, управляемые сутями жертв. И лишь безголовая статуя оставалась окружённой неподвижно стоящими, сбившимися в плотную толпу, телами. Существа, управляемые животными душами, отчего-то не обращали на них никакого внимания.
  Изображение происходящего внизу исчезло.
  - У меня новое задание?
  - Точно, - ответил Митра.
  - Тогда - детали.
  - Взаимоотношения существ в открытой системе между собой и с окружающим миром можно определить словом "магия".
  Опора, база, происхождение магии - в постоянном движении. Движении всего. Первое, изначальное движение, вращение - помогло сгустить мысль Абсолюта сперва до состояния энергии, а потом и до состояния материи. Потом разновидностей движения стало больше. Но движение, как таковое, как было, так и остаётся основой Жизни. А отсутствие движения, соответственно, столь характерное для закрытых систем, - это основа мёртвого существования.
  Открытая вселенная, точнее: открытые вселенные, - пронизаны потоками движения. Поэтому бытие разумных душ основано на взаимодействии с данными Потоками.
  - А как закрывается система? В ней останавливается всякое движение?
  Митра покачал головой.
  - Нет. Дело и сложнее, и проще одновременно. Знаешь, дружище, всякое сравнение хромает, но всё же всякая вещь лучше всего познаётся именно в сравнении. Тебе знакомо понятие "евнух"? Это мужчина, лишённые очень маленького кусочка своего тела. Составляющих любого Потока - множество. Все их перекрыть не по силам не только планетарному демону, но и самому Первому Проглоту. Да это и не нужно. Полностью закрытая от Потоков система прекращает своё существование. Поэтому для закрытия системы достаточно перекрыть даже одну, но самую важную здесь и сейчас, - составляющую Потока.
  - И тогда мужчина становится евнухом, то есть, происходит качественное изменение... Понимаю... Но пока что не понятно: а остальные-то составляющие Потока куда подевались?
  Митра вздохнул.
  - Первый закон мёртвого существования: пользуясь сам, запрещай остальным. Применительно к нам это можно сравнить... Представь себе подземную тюрьму, выдолбленную в скале. Наверху - тяжёлая деревянная крышка, способная достаточно плотно перекрыть входное отверстие. Внизу, на дне каменного колодца, сидят люди. Наверху, у крышки, разместилось нечто. Оно приподнимает крышку, вдыхает внешний воздух через рот, а выдыхает вниз через зад... Не очень аппетитная картина, не так ли?
  - Зато очень наглядная, - задумчиво сказал Тотигусигарий. - Своеобразно изменённый воздух, прошедший через это нечто, потерял некую жизненную силу, необходимую для здоровья сидящих на дне. Но даже и это количество столь своеобразно окрашенного воздуха зависит от личной силы сидящего у крышки. Чем больше сила, тем шире щель...
  - Точно улавливаешь, - кивнул Митра. - Именно поэтому концентрация энергии Живых, необходимая для полноценной Жизни, в закрытой системе постоянно падает. Чем слабее структура мёртвого существования, оставшаяся на поверхности планеты после Вторжения, тем уже щель возле крышки.
  - Но если щель закроется, сидящие внизу задохнутся?
  Митра отрицательно покачал головой.
  - Это всё же сравнение, а не реальный механизм происходящего. Так что слово "задохнуться" тут можно применить только в значении "потеряют свои способности".
  - То есть, превратятся в животных, - грубо поставил точку Тотигусигарий.
  - Да, - кивнул Митра. - Не умрут, но изменятся. Душа уснёт и перестанет принимать участие в жизни человека. И тогда человек начнёт жить "как все". И вот тут-то и нужны полностью неодушевлённые тела. Управляемые извне, они станут задавать нормы бытия, исполнение которых обречёт спящую душу на неизбежность быть съеденной после смерти тела.
  - Жуткая картина, - вздохнул Тотигусигарий.
  - Увы, да, - согласился Митра. - И самое печальное, что мне придётся этому способствовать.
  - В смысле? - вытаращил глаза Тотигусигарий.
  - Закрытие системы только силами планетарного демона ограничено во времени. Возьми выдолбленную тыкву, заткни её пробкой и погрузи под воду. На определённой глубине внешнее давление воды раздавит её. Плотности разные: внутри тыквы и снаружи. Тут то же самое. Если система закрыта только планетарным демоном, разница плотности уничтожит оболочку мёртвого существования. Поэтому Золотокожие и тратили столько сил на столь противоестественное дело, как война. Но - не успели... Ну а Серый Кокон, - из-за своей двойственной природы, способен выдержать намного большую разницу давления внутри и снаружи. И Серый Кокон - придётся создавать.
  Тотигусигарий нахмурил лоб, но потом тяжко вздохнул и угрюмо покачал головой:
  - Потому что если не создать Серый Кокон, то миллиарды, а то и десятки миллиардов, этих самых, - будут выпущены наружу местным проглотом.
  - Совершенно верно, - сказал Митра. - Один раз такое уже было. И больше допустить подобное нельзя. Слишком несоизмеримы потери. Принцип меньшего зла. Наши страдания - это наши страдания. И делать их достоянием окружающего мира - не дело.
  Тотигусигарий хмыкнул:
  - Доверенный страдалец белого бога к увеличению своего страдания - готов.
  Взгляд Митры, брошенный в ответ, содержал в себе и ласковую укоризну, и понимание слабости младшего, и в то же время - поддержку. Да, имеет место быть временное отступление. Горько. Больно. Обидно. Но - временно.
  Тотигусигарий вздохнул, подумал, спросил:
  - Наверное, держать в себе подобные сведения достаточно тяжело? Думаю...
  - Когда Золотокожие готовились к работе после падения Коцита, многие сведения были заложены в меня в закрытом, свёрнутом виде. И открываются они по мере надобности. То, что ты сейчас услышал, в какой-то мере достаточно ново нам обоим. Просто всплыло из памяти и вылезло через рот. Знание - это сила. А сила - это груз. И тяжесть груза обязана быть соразмерна крепости плеча, способного или не способного удержать на себе сию тягу...
  Тотигусигарий подумал-подумал, и улыбнулся.
  - К увеличению удерживаемой нагрузки - готов!
  - Так-то лучше, - ответно улыбнулся Митра.
  
   32-06
  Особенности плато мешали возможности перемещаться по порталам, поэтому Митра и Тотигусигарий выбирались обратно так же, как и забирались сюда. По выражению разведчиков Долины Башен - "пешкодралом". Что, в общем-то, было не в тяготу. "Внешняя кожа" делала перемещение достаточно комфортным, а беседа скрашивала путь, уменьшая расстояние.
  - И какое же всё это имеет отношение к моей будущей усиленной борьбе с демонами извне?
  - Самое прямое и непосредственное, - ответил Митра. - Начнём с того, откуда вообще берутся демоны. Каково их происхождение?
  - Обижаешь, - протянул Тотигусигарий. - Уж про Огоньки и Первого Проглота - наслышан.
  Митра отрицательно покачал головой.
  - Ты называешь уровень планетарного демона. А вопрос о более низших разновидностях. Разговор о тех, с кем уже приходилось драться и побеждать.
  Тотигусигарий хмыкнул:
  - Как-то не задумывался на эту тему. Демоны и демоны. Нежить. Враг. Мишень, в конце концов. А что, это существенно?
  - Ещё как, - ответил Митра. - Первопроявленные сущности, извращённые Первым Проглотом, - это не наш уровень бытия. Наш планетарный демон, - это слабейшая разновидность из них. И нам они не по зубам, и им до нас особого дела нет. Ну, с чем сравнить? Мир муравьёв и мир людей, - это разные миры. Возьми тех же Новых Людей. В одном месте они разводят муравьёв, в другом - выводят их. Но они рассматривают муравьёв как некое сообщество, не выделяя каждого муравья в отдельности. Планетарный демон работает на уровне Матрицы Реальности. Он рассматривает как угрозу Лес, но не каждого ЛЛиу-РРи в отдельности. И уж тем более не станет гоняться лично за мной или тобой.
  - Что не может не радовать, - ввернул Тотигусигарий.
  Митра усмехнулся.
  - Нет. Нам, а конкретно тебе, дружище, придётся иметь дело с низшими демонами. То есть - с бывшими людьми.
  Тотигусигарий недоумённо взглянул в глаза Митре, - не шутит ли?
  - Никаких шуток, - подтвердил Митра. - Низшие демоны - это бывшие люди... вроде современных нам Новых Людей. Только изменённых особым образом.
  Тотигусигарий подозрительно покосился:
  - Эти сведения тоже только что из памяти всплыли?
  - Частично, - улыбнулся Митра. И продолжил:
  - В прошлый раз мы остановились на том, что естественные взаимоотношения Живых с Потоками именуются словом "магия". Отсутствие неизбежности смерти, как потери себя. Возможность медленного, но непрерывного развития. Способность менять тела. На более подходящие к данной конкретной ситуации. А по мере роста объёма души - и на более мощные, способные взаимодействовать с окружающим миром на ином, более высоком уровне возможностей. Сам понимаешь: рост возможностей есть следствие роста ответственности за свои действия, если выражаться совсем просто... Возможность перемещаться между мирами, принимать участие в жизни иных миров. И так далее, и тому подобное. Всё это именуется словом "магия".
  В закрывающейся системе магия слабеет и постепенно сходит на нет. В закрытой системе место магии занимает её извращение, именуемое - "чёрная магия". Примем эти названия как данность и рассмотрим основное отличие между магией и чёрной магией. Первая причина отличий - уменьшение Потоков как источника силы. Вторая причина отличий - смена мотивации поведения. В открытой системе ты всё делаешь сам. В закрытой, или в закрывающейся, - появляется возможность лжи, то есть - присвоения чужого. Причём, и это является одной из основ мёртвого существования, - присваивающий чужое рассматривается как более высшее существо по сравнению с работающим самостоятельно. Начиная с Первого Проглота, всё мёртвое существование крутится вокруг права на грабёж. Это и есть главное отличие между Жизнью и мёртвым существованием.
  Чёрная магия также взаимодействует с окружающим миром на основе тела деятеля. Но вот только сила для работы берётся из другого источника. Из какого? Из воплотившихся, овеществлённых частей Потоков. В чём воплощаются Потоки? Во всём. В частности - в телах. Потому что в телах есть нечто, подобное самим Потокам - движение.
  - Кровь, - глухо сказал Тотигусигарий.
  - Кровь, - согласился Митра. - Первое правило магии: "Подобное притягивается к подобному". Потоки и кровь существуют только в движении.
  - Ещё - реки.
  - Точно. Поэтому вода, как некое подобие крови, тоже занимает своё место в магических взаимоотношениях. Но кровь - это главный источник силы чёрной магии, основная пища. На втором месте по значимости стоят остальные органы тела. Потоки, как ты знаешь, состоят из множества составляющих. Поэтому все органы - разные. И, памятуя опыт общения с Новыми Людьми, попавшими под власть мёртво-существующих, легко можно вспомнить, что ритуалы жертвоприношения в разных местах отличаются именно во второстепенных деталях.
  Кровь приносится в жертву всегда и везде. Её либо откровенно скармливают своим богам, то есть подручным планетарного демона. Либо выливают в определённые места. Для иной формы употребления. Это - везде.
  Потребность в иных составляющих в разных местах - разная. Поэтому разнятся и ритуалы. Способ высвобождения частиц Потоков практически одинаков: разрушение органа через сожжение. Но в одном месте требуют от людей вырезать сердца и сжигать их отдельно. В другом месте - разламывать крупные суставы и сжигать весь обескровленный труп. В третьем - вырезать жир с внутренних органов и сжигать его вместе с глазами, вынутыми из глазниц трупа специальным предметом. Дополнительно выполняющего роль скипетра власти в данном племени...
  - Ещё одна деталь, - сказал Тотигусигарий. - Кровь проходит через сердце. А перикард, защитная оболочка сердца, это место крепления души к телу. Поэтому, покушаясь на кровь, покушаются на душу, и - ...
  - Это именно детали, - мягко прервал его Митра. - А мы сейчас говорим о главном. А главное у нас - что?
  - В открытой системе - магия. В закрытой - чёрная магия. Чёрная магия - это извращение магии.
  - Точно, - согласился Митра. - А извращение чёрной магии называется "техника". Всё дело в том, что по мере закрытия системы силовые возможности личного воздействия на мир меняются. Чем более плотно закрывается система, тем меньше доля Потоков, имеющих отношение к человеку. К полубогу, богу из Живых и так далее. Ввиду того, что к моменту наибольшего закрытия системы боги, полубоги и так далее уже попросту не в состоянии находиться на поверхности планеты, основным населением остаётся человечество. То есть, беспамятные, слабые, смертные существа, целенаправленно выведенные как источник пищи структур мёртвого существования. Чёрная магия, как и магия ранее, - тоже теряет свою силу. И её место занимает - техника.
  - То есть, колесницы и всё такое прочее, - проворчал Тотигусигарий.
  - Можно сказать и так, - согласился Митра. - Только техника, - это намного больше, чем колесницы. Техника - это мёртво-существующее подобие магии.
  - Не понял? - сказал Тотигусигарий.
  
   32-07
  Они дошли до группы скал и остановились. Точнее, сперва остановился Митра. Остановился и посмотрел на спутника. Несколько мгновений тот недоумённо глядел на белого бога, а затем спохватился и увеличил усилия по осознанию и чувствованию подземного объёма пространства. Ну, так и есть. Мало того, что под ногами - сеть пещер, подземный мирок со слабо тлеющей жизнью. Там ещё оказались и кочевники. Семейная группа или род целиком. Хотя, нет, всё же скорее семейная группа. Где-то от полутора до двух десятков Новых Людей разного пола и возраста. А любопытные тут скальные образования. Ишь ты как закрывают своё живое содержимое от обычного чувствования мира. Надо будет захватить один-другой тутошний камушек для более подробного изучения....
  - Заглянем? - предложил Митра.
  
  Встретившему их кочевнику явно было страшно. Но стороживший проход крепко сжимал своё копьё: чей-то витой, спиралевидный рог, длиной в руку человека, хитрым образом прикреплённый к опять же чьей-то кости величиной уже чуть ли не с самого человека. Это где же они надыбали подобное? Хм, может - пещеры?
  Увидев в ауре стража готовность умереть, Митра улыбнулся краешками губ и сказал:
  - Зови шамана.
  
  Шаман, сухой и жилистый, как и все тутошние кочевники, старикашка со скверным характером, судя по ауре, явился на тревожный зов очень быстро. Посмотрев на пришедших, приказал жестом молодому стражу, - с явно родственными чертами лица, - опустить своё оружие.
  - Боги пришли забрать наши жизни?
  - Боги пришли в пещеры. Но они позволяют тебе сопровождать их. Богам не нужны ваши жизни, но капля воды, упавшая на раскалённый камень,- исчезает.
  Тотигусигарий мимоходом подивился тому, каким образом Митра всё это высказал. В единое целое слилось и осознание собственного могущества, и пренебрежение встреченными, и рассматривание встреченных как некую забавную козявочку. Которую и придавить не жалко, и в то же время она так забавно шевелится, что задержать на ней взгляд на какое-то время можно... И только потом уже, задним умом он догадался, что общаться с местными, пожалуй что, возможно только так. Чтобы они, местные, воспринимали их как... как песчаную бурю, принявшую облик человека. Не как предмет поклонения, и уже тем более не как объект охоты. А именно как нечто, чьё присутствие необходимо терпеть, оставаясь при этом где-то подалее и стараясь не привлекать к себе особо пристального внимания. Во избежание, так сказать...
  
  Они осмотрели ветряные ловушки, выцеживающие из воздуха плато капли воды. Осмотрели подземную растительность. Мхи, свисающие прядями с потолка. Что-то похожее на стенах. Из пола произрастало нечто, подобное сухим колючим поверхности. Кое-что из растущего светилось. Мягким, призрачным светом. Дающим возможность различать окружающее. Сами гости пещеры светились намного ярче. Точнее, светилась внешняя кожа, некоторой толщины объём пространства вокруг тел Митры и Тотигусигария. Отчего местным должно было показаться, согласно местной мифологии, что к ним заглянули какие-то родственники Отца-Солнца...
  Заинтересовавший Митру участок подземелья находился дальше и ниже, чем основной подземный уровень. На пути им попалась пещера, исполненная корней. Из потолка в пол тянулись изгибающиеся колонны явных подземных частей растений, толщиной от человеческого запястье до человеческой ноги.
  Странно, - подумал Тотигусигарий, - но на поверхности этому изобилию корней ничего не соответствует. Никакого леса, даже из привычных к местной жаре колючих узлов чего-то там древесного. Так, росло между камней что-то и изредка. А это-то - откуда?
  Между корней лежали редкие кучки человеческого кала, оплетённые мерцающими волосками. Подкормка подземного мирка и отхожее место одновременно. Взаимопомощь - основа выживания. Всё правильно.
  А это ещё что такое?
  Ближе к дальнему концу пещеры между корней лежало мёртвое тело. Судя по размерам - ребёнка. Рядом сидела женщина, монотонно раскачивающаяся взад и вперёд. На её коленях, головой в сгиб левого локтя, лежал второй ребёнок. Умирающий, судя по ауре. И, опять же судя по ауре, умирающий от, - клянусь мурашкой, но это же!..
  Тотигусигарий поражённо бросил взгляд на Митру и встретил понимающий взгляд друга. Насколько же больше его чувствительность, если он почуял ЭТО - с поверхности!.. Поняв замысел Митры, Тотигусигарий коснулся головы женщины. Она замерла и мягко опустилась на спину. Заснула.
  Митра взял на руки умирающего и сел чуть поодаль. Внешняя кожа молодого бога как бы втянула в себя тело ребёнка, а ладони Митры тем временем оглаживали кожу малыша. И редкие вспышки света на внешней стороне ладоней Митры говорили, что работа идёт нешуточная.
  Закончив исцеление, Митра положил спящего рядом с матерью и выпрямился. Посмотрел на шамана.
  Шаман отшатнулся назад и согнулся в поклоне, не сводя с сияющей фигуры насторожённых глаз. Сказал хрипло:
  - Боги говорили, что они пришли не за нашими жизнями...
  Свечение внешней кожи Митры усилилось. Отчего стало казаться, что фигура белого бога увеличилась в размерах.
  - Вы лазили вниз?
  От вопроса вздрогнул не только шаман. Но и все остальные Новые Люди, сторожко наблюдавшие за происходящим поодаль,
  - Найденное внизу давало силу нашему роду. Спуск на нижние пески осыпался, и нам больше негде брать одежду, верблюдов и другое, нужное для жизни здесь...
  Тотигусигарий кашлянул, привлекая внимание друга:
  - Насколько мне стало понятно, от прошлого удара богов погибло не всё в бывшем укреплении Коцита?
  - Стикса, - негромко поправил Митра. - Последнего периода Стикса. Когда уже полным ходом шло изменение всего, обитающего на поверхности земли. Вот откуда и кости, и всё остальное. Там, внизу, останки изменённых. И кое-что ещё. И это кое-что - проснулось...
  Шаману - резко:
  - Почему - дети?
  - Ход слишком узкий. Взрослые не пройдут...
  - Чем освещаете?
  Шаман молча кивнул на светящийся мох.
  Митра подумал, затем сунул руку под внешнюю кожу и вытащил кристалл горного хрусталя, тут же вспыхнувший новым источником света. Причём, что тут е отметил Тотигусигарий, весьма любопытной разновидности света. Это явно не наконечник стрелы Ратнар. Но явно побывавшее в их руках...
  Митра кинул, шаман поймал и тут же заворожено уставился на сияющий камень в своих руках.
  - Днём держать на свете солнца. Приделаете короткую рукоять, только из дерева. Смените одежду для ходящих вниз. Кожа больших ящериц подойдёт. Здесь их нет, они живут в песках. Когда спустятся вниз, пусть берут сияющее с собой. И касаются им всего, что встретится на пути. Всего. Понятно? ВСЕГО!!! Вы пробудили спящее во тьме, вам и усыплять снова. Когда свет светящегося камня покраснеет, надо возвращаться. Иначе - смерть. Уяснил?
  Шаман мелко закивал.
  - Сюда станут приходить посланцы. Посланцы Отца-Солнца и Матери-Тьмы. Они принесут вам пищу, воду и ещё кое-что. Но пока вы не закончите своё дело, все вы будете жить тут.
  Кивнув другу, Митра поднялся, прошёл мимо шамана и, якобы небрежно, бросил через спину, напоследок:
  - Ослушавшиеся познают вечные страдания.
  
   32-08
  - Мы обречены натыкаться на осколки прошлого...
  Голос Митры, тихий и задумчивый, не заглушал песочный шорох шагающих ног.
  - Кто будет заниматься местными?
  - Тоти, дружище, у тебя другие задачи, зачем тебе чужая головная боль?
  - Тогда давай сюда мою. Помнится, мы прервались на том, что техника - это извращение чёрной магии.
  - Совершенно верно. Когда будет исчерпана возможность личного воздействия на мир, даже и с привлечением силы от жертвоприношений, останется - что? Какую часть Потоков смогут использовать мёртво-существующие?
  Тотигусигарий подумал, потом пожал плечами:
  - Сила Потоков недоступна. Сила частей Потоков, воплотившаяся в тела живых существ поверхности планеты - исчерпана. Остаётся - что? Остаётся только сама планета. Точнее, использование силы Потоков, воплощённой в плоть самой планеты.
  - Совершенно верно, дружище, совершенно верно. Именно так всё и обстоит. Способ высвобождения тот же, что и при жертвоприношениях чёрной магии. А это у нас - что?
  - Разрушение путём использования огня.
  - Именно так. Будет разрушаться кровь планеты, будет разрушаться плоть планеты. Будут использоваться энергия и материя, полученные в результате подобных разрушений. Частично это уже происходят. Как Новые Люди получают металл?
  - Разрушают плоть планеты огнём и забирают себе силу, содержавшуюся в разрушенном. Но при чём тут демоны?
  - Получение металла - это результат самого грубого вмешательства, самым грубым из возможных способов разрушения плоти планеты. Дальше способы разрушения станут усложняться. Станет возможным выделение более тонких составляющих. После чего планетарный демон начнёт вкладывать в головы людей, будущих людей, знания с уже захваченных планет. И тогда Новые Люди начнут повторять то, что делал сам планетарный проглот при вмешательстве в Матрицу Реальности планеты...
  Тотигусигарий, не сбавляя шага, оглядел представшую их глазам часть пустыни, хмыкнул, подумал, ответил:
  - Полагаю, что речь идёт не о буквальном, а о принципиальном повторении. Планетарный демон включил в Матрицу Реальности существ и вещества, обыденные для других миров, но не предусмотренные для нашей планеты. То же самое произойдёт и в будущем. Люди станут думать, что это они, они сами такие умные, сами всё придумали. А на самом деле они примутся воплощать в реальность то, что вложат в их головы иерархи мёртвого существования.
   Митра утвердительно кивнул и дополнил:
  - Для начала люди используют приспособления, облегчающие им пожирание окружающего мира. Им станет всё легче и легче рубить деревья, убивать живое и так далее. А потом люди обратят своё мертвящее сознание на самих себя. Изготовленные смертными источниками пищи, они восхотят бессмертия для своих тел. Только тел, потому что вложенная в их мозги программа поведения заставит их считать, что они сами - совершенны, а недостатки, они только в смертности их тел... Но они останутся всё той же пищей мёртвого существования, то есть будут длить своё существование, руководствуясь в своём поведении помыслами пожирания и власти. Причём власть будет рассматриваться исключительно как возможность карать и миловать более слабых, исходя из собственных интересов пожирания.
  Тотигусигарий хмыкнул:
   - То есть, они построят свою иерархию по образу и подобию иерархии планетарного демона. А всех, кто сохранил хоть чуточку одушевлённости, в конце концов объявят больными, которых нужно лечить. Или выродками, заслуживающими уничтожения. Или же то и другое по очереди.
  - Да, нечто вроде, - подтвердил Митра и продолжил:
  - И придёт время, и цивилизация этих Новейших Людей того, отдалённого будущего, - дойдёт до возможности создания подобий внешних и внутренних имплантантов Коцита. То есть, неких сложных устройств, способствующих усилению силы их тел. Те, в чьи тела будут встроены эти приспособления, получат преимущества в пожирании мира и причинения удовольствия своим телам. Но допуск на вживление данных приспособлений станет осуществляться в строгом соответствии со степенью омертвления их душ.
  - И как они добьются этого? Чем будут контролировать?
  - В открытой системе денег нет.
  - Ба! - сказал Тотигусигарий. - Глаза есть, а горы Каф не заметил... Как, оказывается, всё просто... Вот что значит, что сам деньгами не пользуюсь. А ведь для Новых Людей нашего времени деньги - это подобие Потоков для нас. Некий источник силы... Ну а дальнейшее - понятно. Система закрылась, то есть большинство душ уснуло. Неодушевлённые размножились, и, управляемые лично планетарным демоном, установили законы мёртвого существования. И все, желающие силы, обратились к поиску денег. А чтобы обрести много денег, следует проявить качества, делающие человека мёртво-существующим. То есть, использовать Ложь и насилие, сиречь несправедливое применение силы. Любой силы. Силы оружия, силы ума и так далее... Но ведь это же путь Пряности!.. Незабвенный народ Гун-Тамаш, чьи души забрал с собой наш проглот, именно так и становились Пряностью: практикуя ложь и насилие как неотъемлемую составную часть своего повседневного бытия.
  - Всё правильно, - подтвердил Митра. - Развитие планеты под гнётом мёртвого существования всегда идёт именно по данному пути.
  - Но демоны-то не съедены! - парировал Тотигусигарий.
  Митра усмехнулся.
  - А кто сказал, что демонами становятся ВСЕ жители планеты? Введение имплантантов, замена органов и прочие условия обретения бессмертия тел будут стоить очень много денег...
  - Хм, - сказал Тотигусигарий. - А что будет потом?
  - А потом, в конце концов, планета меняет свою частоту. Тебе говорили в Лесу, что следует за изменением частоты?
  - Смена качества, разумеется.
  - Именно так, дружище. И неодушевлённые, но бессмертные тела с большими возможностями самовосстановления, во время этого скачка частоты, - втягиваются в Пространство Демонов. Первый закон магии: подобное притягивается к подобному.
  - Пространство Демонов тоже задумано Абсолютом? - подозрительно спросил Тотигусигарий.
  Митра усмехнулся.
  - Нет, конечно же. Мёртвое существование есть извращение правил Абсолюта. И вот, чтобы защититься от данного извращения, Вселенная огородила участок себя для изоляции там мёртво-существующих определённых характеристик. Приблизительно так же, как это произошло в брамфатуре нашей планеты. Цитадель планетарного проглота для планеты - это то же самое, что Пространство Демонов для всей Вселенной. То, что вверху, подобно тому, что внизу.
  Глаза Тотигусигария загорелись.
  - И как же живётся демонам в ихнем демоническом пространстве, отгороженном от остальной Вселенной?
  - Ну, во-первых, не живётся, а мёртво-существуется. А во-вторых, разве ты забыл, что интересы Первого Проглота требуют ОЧЕНЬ много пищи?
  - То есть, если правильно разумею, Пространство Демонов, - это тоже определённого образа место страданий?
  - Правильно кумекаешь. Во время затягивания в Пространство Демонов извращённые тела, напичканные внутренними и внешними имплантантами, со многими, а то и почти с полностью заменёнными на искусственные органами, - меняются окончательно. А вот привычки наслаждения остались прежними. Иначе говоря, демоны - это крайняя степень остановки в развитии.
  - То есть, потребности есть, а удовлетворить их нельзя? Новое тело не может?
  - Так точно. Это первый и постоянно действующий источник страданий всех демонов.
  - А второй?
  - Власть. Прежние механизмы власти также прекращают своё существование. Денег нет. Старые связи, деловые взаимоотношения в Пространстве Демонов также теряют свои силы. Энергии страданий, получаемой полудемонами от остального населения планеты, - тоже больше нет. Иными словами, все равны. И в потребностях, и в возможностях.
  Тотигусигарий качнул головой, не соглашаясь.
  - А опыт пребывания в этом пространстве, он что же, не считается?
  - Тоти, дружок, ты что, уже забыл? Повторяю. Демоны - это крайняя степень остановки развития.
  - А откуда же тогда взялась иерархия демонов, если все равны?
  - Все равны не значит все одинаковы. В каком смысле все равны? Ни один демон в Пространстве Демонов не может ни разрушить, ни пожрать себе подобных. Хотя все демоны об этом мечтают. А иерархия демонов зависит от места их происхождения. Планеты - разные, потому и демоны - разные. Разные наборы разных органов и разных имплантантов. Всё крайне просто, дружище.
  Тотигусигарий помолчал, подумал. Потом кивнул и спросил:
  - Предполагается, что сами демоны, из своего отстойника выбраться не могут. То есть, предполагается, что все появления демонов - это результат вызова?
  - Именно так.
  - Но предотвратить ВСЕ вызовы мы попросту не в состоянии. Особенно если учесть, что межпространственный портал ничем себя не проявляет вплоть до самого момента пробоя в Пространство Демонов. Сам же учил.
  - А эта цель и не стоит - предотвратить ВСЕ вызовы. Дело в том, что вызов вызову - рознь.
  
   32-09
  Они сидели на края обрыва и болтали ногами в воздухе. Чудно, право. И ощущения при этом тоже возникали чудные. А почему, отчего, зачем? А просто так. Для души. Как некая передышка после горечи осознанного. Расслабиться, растечься по песку, - и собраться снова, с новыми силами. Длить всё ту же тяготу. Работу, заботу, напругу, напряг. Необходимую тягу на себе переть.
  За спиной - пески пройденные. Пески жгучие, особенные, странные. Скрывающие под покровами своими древние тайны. Тоже те ещё. Тайны поганые, тайны кровавые, тайны звенящие о глубинной жути своей.
   Под ногами, под обрывом, до еле зримой линии, где, как кажется отсюда, земля переходит в небо, или наоборот, - тоже пески. Только уже другие. Пески обычные, пески привычные, простые пески. Незатейливые. Качество другое. Другая частота, как говаривал ЛЛиу-РРи, обучавший Тотигусигария в далёком отсюда Лесу тайнам Звука.
  Внизу никто не ходит, вверху никто не летает. Безмолвие безмятежного спокойствия вечности. Пахнет силой и сосредоточенностью.
  - Сурово, но красиво, - промолвил Митра.
  - Да уж, - подтвердил Тотигусигарий.
  И снова замолчали, болтая ногами и впитывая душами суровую естественность сочетания песка и камня.
  - Даже противно себе представить, что пройдёт время, и это небо загадят собой толпы мёртвых противоестественных птиц, изготовленных руками людей.
  - Жаждущих разрушения? - спросил Тотигусигарий.
  - Жаждущих познания, что обиднее всего. В закрытой системе большинство душ спит. Нот сон их беспокоен. Жаждой бытия естественным среди естественного. Жаждой сбросить путы, наложенные мёртвым существованием. И вместо того, чтобы искать ответ на свои вопросы внутри себя, там, где он и спрятан, - они начинают искать снаружи. Вложенные в их головы помыслы наивно считают своими. И, в жажде вольности волеизъявления, создают орудия абсолютного рабства.
  - Технику, - вздохнул Тотигусигарий.
  - Технику, - подтвердил Митра. - Жуть техники в её аморальности, безнравственности, неодушевлённости. В открытой системе возможность воздействия на мир напрямую связано с мерой развития души. В закрытой системе, под властью мёртвого существования, всё прямо наоборот. Чем более лжив, жаден и губителен, тем больше возможности воздействия на мир.
  - Деньги и оружие? - полуутвердительно спросил Тотигусигарий.
  - Деньги и оружие, - вздохнул Митра. - Впрочем, деньги там и оружие и всё остальное. Деньги в закрытой системе можно сравнить с Потоками в открытой. Источник силы. А оружие... Взаимодействие с Потоками способно на многое, в том числе и на разрушение чего-либо. Оружие закрытой системы способно только разрушать. И никакие внутренние качества, поскольку они не подкреплены силой взаимодействия с Потоками, не могут противостоять техническому оружию внутри закрытой системы.
  - А в мире техники возможен вызов демонов?
  - Нет. Совокупность частот всех клеточек человеческого тела создаёт общую частоту тела. То же и с планетой. Вызов демонов возможен только в определённом диапазоне частот. Только в мире, где практикуется маго-техника или техно-магия. Мир маго-магии - Живой. А мир техно-техники есть крайняя степень закрытости системы.
  - И когда же ждать вызова особо опасных демонов? Не опоздаем с приготовлениями-то?
  - Не опоздаем. Потому что особо опасные вызовы могут начаться только после падения Ахерона. И то, что ваша подготовка началась именно сейчас, это по большей степени подстраховка. Если иерархи Ахерона и иже с ними сами не справятся с возможными вызывающими.
  Тотигусигарий покачал головой.
  - Загадками говоришь. Одних демонов в Ахероне начнут массово вызывать. Других демонов вызывать запретят. Опять всё дело в качестве демонов?
  - Совершенно верно, дружище. Вызовы будут пробивать порталы в Пространство Демонов. А его обитатели это либо демонизированные люди других планет, вне зависимости от их внешнего облика, как ты сам понимаешь. Либо полностью искусственно созданные устройства, обладающие подобием осознания окружающего мира и изготовленные будущими демонами в период их демонизации для выполнения каких-либо задач.
  И те, и другие, в силу своего устройства, представляют большую опасность для людей всех разновидностей новизны внутри закрытой системы.
  Но, кроме Пространства Демонов, существует ещё два пространства, где имеют место пребывать особо опасные структуры мёртвого существования. Первое именуется обычно Межпространство. Оно именуется так из-за своей особенности: отсутствия возможности обычного перехода из одного слоя пространства в другое и почти полной пустоты. Обитатели Межпространства - это структуры мёртвого существования, покусившиеся на верховную власть Первого Проглота. Условно их можно назвать высшими демонами. Они намного сильнее и могущественнее планетарного демона класса "Господь", предводителя Вторжения на нашу планету. Так что сам можешь себе представить масштаб их опасности.
  - Ну, в общем-то, где-то как-то не особо слабее самого Первого Проглота, как мне представляется.
  - Именно так, дружище, именно так. Артефакты, способные пробить портал в это самое Межпространство, образуются в любой закрывающейся системе на определённом этапе закрытия.
  - В определённом диапазоне частот, - ввернул Тотигусигарий.
  - Совершенно верно. В определённом диапазоне частот. Могу сказать, что достоверные сведения о причинах и способах возникновения заготовок для Чёрных Порталов, то есть порталов в Межпространство, - отсутствуют. То ли это уловка Первого Проглота, направленная на пытку надеждой возвращения во вкусный мир, то ли что другое. Есть мыслишка, что это есть способ предотвращения объёдинения высших демонов. Сам знаешь, если выхода нет, пойдёшь на всё. Но, опять же, точные данные пока что отсутствуют. Но, ввиду того, что все пространства одной вселенной обязаны иметь возможность соединения, возможность каких-то переходов, эта возможность и воплощается в артефактах, могущих открыть портал в данное место. Но в то же время возможность создания выхода не есть обязательность его создания.
  - Энергия страданий высших демонов в Межпространстве тоже является пищевой для Первого Проглота?
  - Очень даже возможно. Сам знаешь: кто создал, тот и контролирует. Хотя, контроль может быть и утрачен... Впрочем, это всё не важно. Важно, что на нашей планете достаточно долгое время станут появляться заготовки для Чёрных Порталов.
  - А в чём состоят последствия открытия Чёрного Портала?
  
  Митра усмехнулся и скосил глаза на довольную мордочку Тотигусигария. Детёныш, чистый детёныш, право слово...
  
  - По моим сведениям, полученным от Золотокожих, попытки сместить верховную власть мёртвого существования были произведены достаточно давно. И с тех пор Первый Проглот больше не допускает создания или образования помощников подобной силы. Так что можешь себе представить степень их голода.
  Тотигусигарий посерьёзнел.
  - То есть, если они выйдут в наш мир, то они его тут же и слопают?
  - Если вылезет, то вылезет один-единственный. Правда, тоже мало не покажется. Потому что в процессе противостояния между Живыми и мёртво-существующими, насколько мне известно, был один случай полного срабатывания Чёрного Портала и пожирания мира. Так что теперь, как только обитатель Межпространства полностью перейдёт в какой-либо мир, планета данного мира будет вынуждена немедленно покончить с собой.
  Тотигусигарий изумлённо поднял брови и уставился на Митру.
  - В каком смысле - покончить с собой?
  - В прямом, дружище, в самом что ни на есть прямом. Кстати, в нашей солнечной системе один раз такое уже было. Между нами и Красной Планетой в пространстве носится кольцо обломков. И если бы мы поднялись ввысь и переместились на то место, где по правилам бытия должна была бы быть планета, мы увидели бы только мёртвые каменные глыбы. И, если долго ждать, зависнув на одном месте относительно этого кружения, перед нашими глазами проплыл бы, в конце концов, и тот самый осколок скалы, источенный подземными ходами, и развалины башни, где и происходил ритуал...
  - Насколько мне известно, ритуал призывания любых демонов заключается в обильном кровопролитии. Вся разница: чем сильнее демон, тем больше крови требуется.
  - Именно так. Кровь на артефакте Чёрного Портала можно уподобить созданию маяка для наших моряков. Представь себе: туман, море, лодка в изгибах волн. И вдруг - огонь, колышущееся пламя. Там - берег, там - спасение.
  Тотигусигарий помотал головой. В отрицательном смысле.
  - Если бы артефакт работал только как маяк, эти твари давно бы уже вылезли из своей тюрьмы.
  Митра усмехнулся.
  - Тебе представили сравнение, а ты понял его слишком буквально. Разумеется, не только маяк, но ещё и лестница из ямы. Дело не в этом,
  - Дело в том, что Вторжение происходит на вторую планету подряд в одной солнечной системе?
  - Ты опять отвлекаешься на не нужные сейчас подробности, дружище. Второй тип портала, предназначенные для отслеживания, носит имя - Мёртвый Портал. И ведёт он в самое жуткое место Вселенной. А именно - на Дно Вселенной . Что тебе известно о нём?
  Тотигусигарий вздрогнул, но тут же взял себя в руки.
  - Если вспомнить моё обучение в Лесу, то Дно Вселенной представляет из себя одномерный объём. Точку, грубо говоря. Но эта точка одновременно присутствует возможностью своего проявления в любом месте мира, где имеются структуры мёртвого существования. В частности, это связано с тем, что планетарные демоны обязаны отрыгивать часть своих жертв туда, на Дно. Ещё мне известно, что мучения попавших на Дно Вселенной неизмеримо превосходят по степени страданий даже мучения Пряности, перевариваемой и усваиваемой в теле планетарного демона. Образования Дна Вселенной было необходимо Первому Проглоту для создания разницы потенциалов. То есть, сам Первый Проглот такой светлый, сияющий, даже имя - Светоносец. Это - явно. А тайно - Дно Вселенной, предел возможности страданий нашего мира. Разница потенциалов создаёт единственный в своём роде мёртвый Поток, мёртво-существующее извращённое подобие Живых Потоков. Данный мёртвый Поток образует необходимую среду существования для всех единиц мёртвого существования. Ещё мне известно, что на Дне Вселенной нет отдельных демонов. Как мне объяснили, Дно - это нечто густое, вязкое, и очень плотное. Как будто целую галактику сжали в точку. Не это нечто также обладает своеобразным осознанием. Правда, мне ничего не говорили о возможности чьего-либо выхода со Дна Вселенной через портал...
  - Потому что через Мёртвый Портал в наш мир станет выдавливаться весь объём Дна Вселенной. И, если это начнёт происходить, с собой будет вынуждена покончить не одна планета, а центральное светило, звезда, солнце...
  - Погубив при этом все остальные планеты со всем живым? - тихо спросил Тотигусигарий.
  Митра пожал плечами.
  - Это единственный выход. Высшего демона, тварь из Межпространства, - можно отбросить обратно ценой гибели всего одной планеты. Со Дном Вселенной этот трюк не пройдёт. Единственный способ свернуть обратно начавшееся разворачиваться Дно, - это непосредственное воздействие Абсолюта. А где у нас есть, в нашем мире, точки проявления Абсолюта?
  - Центр звезды. Небольшая крупица в центре звезды. Весь остальной объём светила - это необходимая прослойка, переходный слой, дающий возможность Абсолюту проявлять себя в нашем мире. ЛЛиу-РРи говорили, что именно поэтому Новые Люди неосознанно поклоняются своему светилу. И именно поэтому мёртво-существующие требуют от людей кровавых жертвоприношений солнцу. Осквернение есть наслаждение демонов. Попутно это и действие. Если вместо Хора Рассвета приносить человеческие жертвы, одушевления мира не происходит...
   - Это верно...Дно Вселенной разворачивается очень быстро. Слишком велика степень сжатия там, внутри, на Дне. Единственный способ так же быстро это прекратить, - коснуться Абсолютом артефакта Мёртвого Портала. А это - только взрыв звезды.
  Тотигусигарий тяжко вздохнул и помотал головой.
  - Понятно, почему иерархи Коцита и сами будут отслеживать артефакты порталов, и Чёрного, и Мёртвого. Ни быть съеденными, ни быть уничтоженными им не хочется. Надо полагать, на активизацию порталов могут пойти только люди? По глупости своей?
  - Совершенно верно. Привыкшие совершать сделки между собой, они и тут усмотрят только возможность новой сделки. То есть, по их предположениям, они вызывают некую могущественную силу, а эта самая сила, в благодарность, что ли? - делает взамен их властелинами мира или что-то в этом роде. Глупцы.
  Тотигусигарий фыркнул.
  - Глупцы! Использовать можно знания, умения, натренированные навыки. Любой силе можно либо противостоять, либо подчиняться. Живые могут использовать силу Потоков, потому что пропускают Потоки через себя, растворяются в них, вместе со своими помыслами. Основа Жизни - это взаимодействие взаимопомощи. Дружественное. А вот когда каждый сам за себя и каждый против всех, то какая, ко всем демонам, может вообще существовать благодарность, - в принципе?..
  Митра рассмеялся.
  - Ну, если бы неодушевлённые имели душу... Если бы система оказалась открытой и существовала возможность получения прямого знания из Памяти Планеты... Если бы, да кабы...
  
   32-10
  Митра и Тотигусигарий летели над обычными песками. Пониже, чем высота обрыва, откуда они только что спрыгнули. Но и не вот чтобы почти касаясь барханов пустыни. Так, где-то посередине. Прямо вдоль силовой линии планеты. К ближайшему объёму пространства, откуда удобно будет построить портал.
  - Ну и что же белый бог прикажет делать с обнаруженными артефактами порталов? Уничтожать? Если да - то как?
  - Если найденный артефакт уничтожить, то взамен через какое-то время, и где-то в другом месте, - произойдёт образование нового, взамен уничтоженного. А вот когда и где - не известно. Как неизвестно и то, кто первый его обнаружит. Вы - или мелкие колдунишки, рыщущие в поисках источников силы для себя, любимых.
  - Ну, тогда лично мне представляется только один выход из положения. Тайная охрана обнаруженной мерзости. А также желательно экранировать или хотя бы замаскировать то воздействие на окружающий мир, с помощью которого данная мерзость себя обнаруживает.
  - Экранирование приведёт к разрушению. А вот замаскировать - это вполне и возможно, и реально. В каком-то месте можно и пост постоянный организовать. А в каком-то любое постоянное присутствие вызовет только пристальный интерес к данному месту. Так что маскировка порою - это единственный выход.
  - Научишь - как?
  Негромкий смех Митры.
  - Тоти, дружище, неужели ты думаешь, что тебя позвали просто так, совершить прогулку? Пока мы тут с тобой разговоры разговаривали, в твою бессознательную составляющую перегружаются от меня необходимые тебе объёмы сведений. Самораскрывающиеся в дневное сознание по мере необходимости. Ратнар со мной то же самое проделывали. Ну и, разумеется, прогулка в Лес тебе обеспечена...
  Ехидное хихиканье Тотигусигария растворилось в раскалённом поднебесье:
  - Что, прямо - сейчас?..
  
  Колыхнулось пространство, сработал портал, - и летящие фигуры покинули место действия. А через некоторое время, там, на покинутом ими плато, под поверхностью песка, на глубине, равной длине двух копий башенных копейщиков из личной охраны властелина Тархама, - начал уплотняться песок. Чтобы, через несколько лет, - принять окончательную форму. Форму кольца из чёрного камня. Достаточно большого кольца. Через такое и всадник проехать сможет.
  Почему заготовка артефакта для первого из Чёрных Порталов начала образовываться именно тут и именно теперь? Для всякого действия есть своя причина. Почему заготовка для Мёртвого Портала начинает образовываться только после образования трёх заготовок для Чёрных Порталов? Тоже есть какие-то причины. Просто нам они не известны. Пока что - не известны. А что будет дальше - посмотрим. Поживём - увидим.
  
  
  
   Глава 33
   Храм Золотой Богини
  
   33-01
  Когда караван поднялся на вершину перевала, и взорам путников предстала благословенная Богиней Долина, лица всех людей расцвели улыбками прямо сквозь дорожную пыль. Купец Ахоранагуим, всю дорогу важно восседавший между горбами верблюда, бросая вокруг пристальный взгляды сквозь щёлочки век, прытко спрыгнул наземь, бухнулся на колени, ткнулся лицом вниз. Остальные люди тоже потянулись отдать поклон Богине. Простодушно, от всего сердца, - склонялись они перед далёким отблеском на солнце. Там, за обширным общинным пастбищем, в месте сужения и некоторого возвышения, по отношению к остальной Долине, - возвышался Храм Золотой Богини. Золотые купола Храма и бросали во все стороны отблески славы своей. Защитница мирных жителей и гроза разбойников. Суровая, но справедливая. Вызывающая к себе любовь и боязливое уважение. Золотая Богиня... Храм Золотой Богини почитался и жителями Долины, благословенной богами, и соседями, не благословенными никем. Что кочующие по степи, что плавающие по Большой Воде, что живущие в горах, - все уважали Храм Золотой Богини. И всех, пришедших с мирными намерениями, допускали войти в Храм и преклонить колени перед Золотой Богиней...
  
  Ну, уж а дальше, в саму Золотую Долину, как прозывали это место все, бывавшие в Храме, - мог пройти только тот, кого пропускала сама Богиня. А уж тут уж по всякому бывало. Вот раз было, старики помнят, пришёл с гор один, в ватаге тамошней, ну чистые разбойники с виду. Подношения всякие принесли, как уж водится. Всё думают, грешные, что милость Богини дарами купить можно. Пусть их. Ну а опосля, когда свершилось всё предначертанное на день тот, народишко потихонечку в разные стороны рассасываться начал. Жители долины во Врата Золотые стопы свои устремляют, а пришлые кто - во Врата Медные, наружные, общие, во вне распахнутые.
  Ну а разбойник тот, вместо того, чтобы со своими отправиться, прямиком во Златые Врата ломанулся. Пошлёпал, значит. Ну, народишко местный усмехается, дорогу ему открывает прямоезжую прямо посреди массы своей. Потому как все полюбопытствовать желают, как шарахнет ослушника силой божественной и назад отбросит. Потому ведь и стражи во Златых Вратах никакой нетути. И сроду не бывало. Потому как сама Богиня избранных своих стеречь и сберегать изволит. И уж куда уж людишкам смертным силы божественные превзойти! Богиню ничем не проведёшь, ни одёжой чужой, ни мыслями обманными.
  А разбойник тот - взял, да и прошёл безвозбранно. Прямиком сквозь Златые Врата и во долину канул. У всех видевших ажно гляделки на лоб полезли. Ну, кое-кто из сотоварищей его, ватажников пришлых которые, - тут же вослед ему ломанулся. Чего уж они там про себя удумали, - то их дело. Но вот уж тут-то уж все полюбовалися, как сила Богини себя проявила. Так их шандарахнуло, что от Врат Золотых до Врат Медных, почитай, по воздуху летели. Оземь за порогом шмякнулись, глаза таращат, трясёт их всех, слова сказать не могут, потому как зуб на зуб не попадает. Так и ушли вместе со всеми своими остальными...
  А тот, что виду разбойного, так и прижился ведь в Долине-то. Ага. И сам ничего себе так оказался, хотя и видом суров. И кузнец приличный суть. Да что уж там лукавить, - просто знатный кузнец оказался! Старший сын его тоже в ковали подался, средний по Большой Воде с бродягами вольными ушёл, ну да Богиня ему судья. А на старшую дочку его сам сын старейшины глаз положил. Нет, вы только там не подумкайте чего такого, охального! Всё чин-чином: пред Богиней кровь смешали в чаше златой, всё, как положено. А уж внуки его и подавно в Долине своими считаются...
  А так ведь и наоборот бывало. Ещё как бывало. Вот тот же сын плотника. Чего уж он там срам какой в помыслах своих учинил, в делах грешных замечен не был, - а Богиня его домой, сквозь Златые Врата, две луны не пускала. Вошёл-то он тогда со всеми, через Златые, а вот выходить из Храма после богослужения пришлось ему через Медные, во вне. Две луны скот общинные пас, пока Богиня его вину не отпустила. Да и то, всё время свободное от обязанностей своих со жрецами проводил, служителями богиньиными. Вину свою, по их советам, - изводил. Ну, да то дела таинственные, до нас не касаемые. И слава Богине. А что скот попас, так то усем на пользу пошло. Вота.
  Не всякий раз, не всякое богослужение, но время от времени, нет-нет, да и уличён кто бывает Богиней во грехе каком. А как то узнают? А и очень даже и просто. Пригладит кого сила Богини вдоль хребтинушки, да от Врат Златых оттолкнёт. Вот и оно. Так что пастух общинный в долине есть работа покаянная для исправления оступившихся из числа ходящих пред лицем Богини. Чуть не треть долины в пастухах побывала, и кто и не по одному разу. А ежели за год у кого три малых изгнания будут, да четвёртое свершится, - таким и от Медных ворот прямой поворот происходят. Вообще Богиня такого во Храм свой не допускает. Изгоняет, получается, из места святаго, от сияния славы своей отлучает. От блаженного посмертия ключ забирает. Смерть в чужой земле - дурная смерть.
  Что, говорите? В Храм не пойти? В долине спрятаться? Богослужение пропустить? Ну, вы это по незнанию! Сила Богини, она ведь по всей долине беспрекословную власть имеет. Так вдарит сверху, что один пепел останется. Кто грех большой свершил, или кто оружный из-за перевала ворвётся, - всем един карачун. Полное испепеление. Или частичное. Оно тоже до смерти, но со стороны так даже и страшнее выглядит...
  
  Ахоранагуим махнул рукой и караван продолжил путь свой. А сверху, с неприступной скалы, что торчит сбоку перевала, перстом указующим в небушко нацелившись, - лестница верёвочная упала. А по ней, шустро шевеля руками-ногами, опускались Ахоракитутун и Ахорагернисат, чей черёд выпал сторожевую службу нести. О приближающихся с той стороны оговорёнными знаками жрецам Храма весть подавать.
  Родившиеся в один месяц одного года считаются в Долине объединёнными тайным сродством. А месяц Ахора, между прочим, не худшее время в году, ой, не худшее! Потому и знакомство вели те трое уже достаточно давно. И ежели возвращение каравана совпадало с дежурством знакомой пары из службы Востроглазых, единолунные завсегда маленечко общались, - когда караван отходил немножечко поодаль. Востроглазых привлекала возможность отведать диковинных яств издалеча, что и понятно: посиди-ка половину луны на каменном пальце. Да ещё когда пища скромная и исключительно токмо зоркости глаза способствующая, но уж никак не удовольствию вкушания. Ну а что до интереса купца, так то всем ведомо: слухи для купца, - что ноги для гонца. Первое дело в обмыслении мыслячимого. Или мыслюемого?..
  А поелику Богиня никак не указывала, что ей есть какое-то дело до тех встреч, то и прекращать обоюдное удовольствие никто не собирался. К чему?
  
  Пропустив по первой пиале, Востроглазые расслабились и перевели дух. А Ахоракитутун так даже и восхищение выразил. Так, говорит, хорошо стало, словно сама Богиня босыми ножками по душе прошлась. Остальные двое хмыкнули, но Богиня никак не выразила своего неудовольствия, а посему беседа за скромным достарханом продолжилась, совмещая приятное с полезным. Купец кивал и подливал собеседникам из высокого узкогорлого кувшина...
  Когда умиротворённые тела Востроглазых снова полезли на свою верхотуру, купец небрежно свернул разложенное на коврике в сам же коврик, потом засунул свёрнутое в перемётную суму и направился далее пешком, ведя своего верблюда в поводу. Хмуря лоб и нашёптывая себе под нос нечто, слышимое ему одному. Ахоранагуим неспешно и вдумчиво прикидывал, к какому изменению в реке бытия приведёт сложение вестей извне и вестей изнутри...
  
   33-02
  Как знают все, побывавшие в Храме Золотой Богини хотя бы один раз, - массовые моления происходят во дни новолуния и во дни полнолуния. Построенный некогда неизвестными богами, Храм мог вместить в себя строго ограниченное число посетителей. И потому всё население Долины, обязанное раз в месяц пройти обряд очищения и принять благословение Золотой Богини, в строгой очерёдности, определяемой жрецами по знакам, подаваемым самой Богиней, - занимало свои места в Храме, с трепетом ожидая решения Богини о своей участи. Для каждого молящегося уготовано отдельное место: золотой квадрат пола, отделенный от соседних чёрной прожилкой какого-то маслянистого на ощупь камня. Число мест для молящихся считалось одним из Святых Чисел, управляющих повседневным бытом людей.
  Молящиеся, зашедшие со стороны или вернувшиеся из путешествия, проходили обряд очищения в практически пустом зале. Вот и теперь, войдя в зал последним, Ахоранагуим цепко и настороженно словно вымел зал метлой своего взгляда. И малость перевёл дух. Кажется, суровая, но справедливая Богиня проявила милость к мелким прегрешениям его людей. Во всяком случае, никто не испепелён на месте. Да и тех, кому Богиня воспретила возвращение, также не видно, иначе встретили бы у внешних врат, пожаловались бы уже на свою судьбу... Только несколько человек из числа его людей беседуют со жрецами внутри Колодца Святости.
  Впервые попавшие в Храм завсегда проявляют интерес: а для чего это такого особенного изнутри в стенах Храма прорезаны такие высокие щели? А некоторые так даже заходят внутрь и с удивлением глядят по сторонам и вверх. Гладкие стены без надписей, полностью правильные круги пола и потолка. Цилиндр, нарушенный щелью входа. Зачем это? Во время Внимания Богини там же всё равно никого нет? И для какой такой надобности вдоль стен идут эти странные, с треугольными зубцами, чёрные полосы маслянистого на ощупь камня?..
  Ахоранагуим вздохнул, привычным жестом поддёрнул широкие шаровары и, покряхтывая, коснулся обнажёнными коленями золотого пола. Поёрзал, устраивая поудобнее на пятках свой зад, намятый верблюжьим седлом. Выпрямил спину, прикрыл глаза, положил ладони рук на матерчатый валик задранных шаровар, коснулся кончиками пальцев рук обнажённой кожи колен. Воздух привычно холодил выбритую голову, ритуально смоченную святой водой из широкой чаши у входа в Храм. Привычное успокоение чувств перед Вниманием Богини, и, - ожидание...
  Ждать пришлось не долго. Ощущения покалывания иголочками, первый признак того, что Золотая Богиня обращает на тебя своё внимание, привычно покрыло кожу мурашками и заставило встопорщиться волоски по всему телу. Купец отпустил в бороду слабую улыбку. Каждый раз ему вспоминалось первое, детское ощущение от увиденного внутри Храма. Особенно его тогда поразил лес игл, чёрных игл, опускающихся с потолка. По одной чёрной игле на один золотой квадрат пола. Ему тогда постоянно казалось, что ощущение усиливающегося покалывания по всему телу, происходит именно потому, что все эти страшно выглядевшие иглы бесшумно снялись со своих мест и принялись несильно касаться его, обступив со всех сторон. Он взвизгнул тогда, в детстве, и открыл глаза, и съёжился, припав к полу, и завертел головёнкой во все стороны... Но не увидел ничего страшного, только улыбающиеся лица жрецов, стоявших босыми ногами вдоль стен на той самой, чёрной, с треугольничками, полосе... Ближайший из них, не прекращая улыбаться, знаками показал ему, что следует закрыть глаза...
  Погрузившись в воспоминания, купец пропустил момент жужжания невидимых пчёл вокруг своего тела. Момент пристального Внимания Богини. И только немного болезненное ощущение в левой половине задницы, не то как от щипка, не то как от укола, - заставило его вздрогнуть и изумлённо распахнуть глаза... Повернув голову, встретился взглядом с Ахоратикитуном, поджидавшим окончания ритуала на жреческом месте, - зубчатой маслянистой полосочке из неведомого чёрного камня...
  Уединившись в Святом Стакане, как именовали промежду собой этот боковой, вытянутый в высоту, объём пространства внутри стены Храма богобоязненные насмешники Долины, купец со вздохом посмотрел, как Ахоратикитун привычным жестом усаживается на пятки. Приличия требовали, чтобы позы собеседников повторяли друг друга. Но, мягко говоря, состояние тела Ахоранагуима, более привыкшего восседать на подушках за достарханом или, по крайней мере, покачиваться в специально умягчённом седле промеж горбов верблюда, было слабо приспособлено для святой позы. С одной стороны, это так даже и хорошо. Потом как жертвовать Богине свою боль есть благо для человека, ибо боль сия душу очищает. Но вот для беседы со жрецом лучше было бы обойтись и вовсе без боли...
  Жрец, мгновенно оценивший мученические морщины на лбу купца, мягко улыбнулся немощи мирянина и единым плавным движение сменил позу, скрестив ноги перед собой. Купец облегчённо вздохнул, уселся подобным же образом и улыбнулся.
  - Счастлива твоя судьба, Ахоранагуим. И твои люди, и ты сам не навлекли на себя гнев Богини. Хотя странствия твои длились вдали от святой земли.
  Купец, покачивая головой в такт словам жреца, вздохнул:
  - Да, далеко заносили нас ноги. Многое встретилось нам по пути.
  - И кое о чём ты долго думал: а стоит ли упоминать об этом тут, в святом месте?
  Купец молча кивнул. Жрец улыбнулся.
  - Касание Богини полагаю за милость к тебе, друг мой. Как дружеское напоминание: не забудь, памятуя свои сомнения, поделиться ими со служителями святого Храма.
  - Жаль, что простой человек не может общаться с богиней.
  - Жаль, что кузнец может только ковать, а садовник - только возделывать сад. Жаль, что глаза могут только видеть, а уши - только слышать... Продолжить?
  Купец хрюкнул в бороду, оторвал кисть от колена, махнул расслабленными пальцами в воздухе.
  - Мне было бы приятнее посидеть с тобою неспешно за достарханом, чем обсуждать требующее долгих воспоминаний тут. Где и дух смущается от близости благой Богини, и вообще, все помыслы только к святому, но уж никак не к прошлому в чужих землях. В далёких отсюда местах мне пришлось услышать поговорку: "Дома и стены помогают".
  Жрец снова мягко улыбнулся и напомнил:
  - Время нашей беседы ничем не ограничено. И разве стены Храма не есть стены дома твоей души? К тому же, о святом следует заботиться в святом месте. Думаю, ты согласен, что всё, касающееся Богини, тоже освящается её святостью?
  - Да пребудет над нами милость Богини вечно, - купец вздохнул и огладил бороду обеими руками.
  - Да пребудет, - согласился жрец, не отрывая внимательного взгляда от выражения лица собеседника.
  Купец ещё раз вздохнул и решился:
  - В далёких землях я слышал очень, очень странное... о богах...
  Жрец хмыкнул и ответил ему:
  - В далёких местах очень любят лгать.
  - Это так. Но те, кто покупает святые лекарства, изготовленные под благословением Богини, имеют от этого большую выгоду. А благодарность высших и сильных мира сего нельзя измерить деньгами, тебе ли этого не знать, служитель Богини. Наедине, в закрытом месте, подальше от чужих ушей, они говорят правду...
  - И что же это за правда?
  - Старые боги далёких мест пали. Когда боги умирают, основы мира шатаются. Не нам решать: плох или хорош был старый мир. Но теперь всё меняется. Появляются новые боги. С виду они как люди. Но умеют и могут больше, много больше людей. И то, что мне поведали в самой дальней дали отсюда, совсем уже не вероятно. Говорили, что кто-то из появившихся владеет силой, подобной силе самой Золотой Богини!..
  Жрец опустил глаза и непритворно задумался. Лицо его не выражало ничего. Через какое-то время он снова поднял глаза на собеседника, улыбнулся и покачал головой:
  - Забавно то, что рассказываешь ты, Ахоранагуим. Мне нравятся твои рассказы о дальних странах и иных людях.
  Купец охотно подхватил протянутую ему нить беседы:
  - Сегодня вечером жду тебя у себя, Ахоратикитун. Когда солнце коснётся вершины Клыка Неба, вернутся в дом мои сыновья. Они тоже любят слушать новое.
  - Хорошо, Ахоранагуим. Иди готовиться к весёлому отдыху, а мне надо поведать услышанное Богине. Хотя, если подумать, тот дружеских щипок за твой зад, что совершило Касание Богини, как-то подсказывает мне, что твои новости вряд ли окажутся для неё такими уж новостями. Но доложить - моя обязанность.
  - Твои слова гулко разнесутся в пустом Храме, когда ты преклонишь колени перед золотым телом, принимающим в себя дух Богини.
  Жрец отрицательно покачал головой:
  - Мы говорим с Богиней там, под землёй. Под Храмом. Только абсолютная тишина во мгле способна соединить словами уста человека и уши богини.
  - Ты никогда раньше не говорил об этом.
  - Другим и теперь не скажу.
  Купец понимающе покивал, безмолвно обещая помалкивать.
  - Товары, как всегда, в прихрамовых хранилищах?
  - Конечно, друг мой. Всё как всегда. Изменения в этом мире могут произойти только по воле Богини.
  Внезапно гулкий гул гонга заполнил внутренность Храма.
  - Что это? - встрепенулся купец.
  Жрец наморщил лоб.
  - Востроглазые подали знак, что появились чужие. Дозорные братья созывают жрецов. Иди домой, друг мой, отдыхай, готовься к вечеру. Богиня позаботится о нас.
  
   33-03
  Митра и Тотигусигарий вынырнули из очередного портала. "Отдых - это перемена деятельности", - любил говаривать Митра. И, в полном соответствии со своими убеждениями, потащил ученика отдыхать. То есть, проверять один любопытный слух, из области не первоочередных, но относительно важных задач.
  Впрочем, "относительно важных" - это не совсем точно. Если совсем, то некоторое время тому назад Иллико, то есть ЛЛиу-РРи, не касавшиеся смерти и оттого сохранившие кое-что из Изначального, - попросили молодого бога проверить одно любопытное место, затерявшееся на просторах планеты. Особо отметим, - поодаль от зон власти Цитаделей. ЛЛиу-РРи своего Леса не покидали никогда. Ратнар, по их сведениям, тоже не имели к любопытному, ощущаемому на столь удалённом расстоянии, то есть, сильному, - никакого отношения. Вроде бы, всё указывало на Коцит. Но отчётливые признаки мёртвого существования также отсутствовали. Пока что налицо был только факт существования чего-то, отличного от всего известного доныне. И к тому же строго привязанного к одному месту, как ЛЛиу-РРи к своему Лесу.
  Было даже высказано предположение, в рабочем порядке определения сего неизвестного, что уж не подобие ли Леса, островок Изначального, - сохранился там, вдалеке? Но чётких признаков Живых также не ощущалось.
  Что, само по себе, уже вызывало интерес у всех осведомлённых о странной загадочности вдалеке.
  К сожалению, не прекращающиеся ни на миг боевые действия между воинствами планетарного демона и сообществом Живых, - не давали возможности немедленно удовлетворить возникшее любопытство. Всегда находилось что-то, что необходимо, кровь из носу, - немедленно и как можно быстрее. Так что время шло, а странное место на планете, обнаруженное ЛЛиу-РРи после падения Долины Лиловых Зиккуратов, так и осталось неразгаданной загадкой.
  И вот только теперь, когда ибисы Тотигусигария проходили переподготовку в Лесу, а Сидящие возле Куба, ныне полноправные Властелины Цитаделей Коцита, - приучались действовать вместе самостоятельно, а не под присмотром Куба, только теперь, когда возникло временное затишье на всех фронтах, - Митра и решил лично заняться разгадкой странной загадки. Тотигусигарий же оказался взят "прогуляться" по двум причинам. Во-первых, ему самому оказалось интересно, когда узнал. А во-вторых, Митра готовил его себе в преемники. Слишком уж велика вероятность того, что после падения Ахерона самому Митре также придётся удалиться в Пространство Ожидания. Но кому-то же надо делать дело. И посему присутствие Тотигусигария при разгадке очередной загадки становилось где-то даже в чём-то необходимым. Опыт, его ничем не заменишь. Значительная часть успехов планетарного демона, в частности, объяснялась именно его колоссальным опытом покорения иных планет. И в роли планетарного демона, и в предшествующих сему состоянию ступенях мёртво-существующей иерархии...
  
   33-04
  - Так, - сказал Митра. - Кажется, добрались.
  Тотигусигарий огляделся.
  Горы. Не самое удобное место для всевластия. Это на равнине спрятаться негде. А вот в лесу или в горах, - совсем другое дело. Так что вполне возможно, что до сих мест у Цитаделей просто руки не дошли. Или им просто по рукам часто били, чтобы не тянули. Вот и не дотянулись... Уже интересно. А что это у нас там такое впереди виднеется, на перевале? Явный наблюдательный пост, замаскированный под скалу. Или выдолбили изнутри, или воспользовались естественной пещерой. Простым глазом, понятное дело, ничего не увидишь, но со способностями Митры и даже Тотигусигария, - заметить легко. Две точки колышущихся аур на фоне камня обнаруживаются достаточно просто.
  - Что это там такое-сякое, в смысле изменения аур у сторожей? - поинтересовался Тотигусигарий.
  - А это они нас увидели и о сём сообщают, куда следует.
  Поза Митры, с поднятым указательным пальцем, мимикой лица, вещающего о важном и так далее, - заставили слушателя фыркнуть от смеха. Фыркнуть и поинтересоваться:
  - Может, прыгнем поближе, познакомимся? С востроглазыми такими.
  И они прыгнули. В смысле - порталом.
  
  Зависнув в воздухе возле сторожевой башни, извне смотреть, - скала скалой, - Митра и Тотигусигарий неспешно облетели вокруг каменного пальца. Обнаружили подглядывательные дырки в разные стороны, - окнами данные щели именовать сложно. С тыльной стороны, обращённой в сторону горной долины с поблескивающими на солнце куполами какого-то сооружения, - имели место пребывать дверной проём, задёрнутый занавесой цвета скалы, и верёвочные тяжи с ударным устройством внизу в виде била и противовеса.
  - Ага, - сказал Тотигусигарий, внимательно всё разглядев. - Явное использование рудной жилы для передачи звуковых сигналов на достаточно удалённое расстояние. Тут смотрят и стучат, а где-то там слушают количество стуков и глядят в таблицу соответствий, к чему именно готовиться...
  Верёвки сигнального устройства, как и занавеса караульного помещения, явно были вымочены или даже выварены в неких маскировочных отварах для пущей незаметности. Если не приглядываться снизу, и не поймёшь, что внутри скалы что-то имеется.
  На звук неспешной беседы в воздухе занавеса отдёрнулась и в проёме показалась сперва одна озадаченная физиономия, а затем и вторая. Узрев неспешно беседующие человеческие фигуры, зависшие в воздухе на расстоянии четырёх плевков от их убежища, физиономии, не сговариваясь, обрели вид скорбный и задумчивый.
  Полюбовавшись увиденным, Тотигусигарий, не поворачивая головы, поинтересовался, вслух и громко:
  - Дальше по воздуху полетим, али пешкодралом прошвырнёмся?
  Подыгрывая другу, Митра поиграл поднятыми бровями и милостиво кивнул:
  - Пожалуй, пешкодралом.
  После чего весельчаки с самым серьёзным видом на лицах торжественно и неспешно канули вниз, одновременно при этом разворачиваясь вокруг своей оси. А приземлившись, зашагали дальше, к уже достаточно близкой цели свого путешествия.
  Не оборачиваясь.
  
  Митра не сомневался, что в наборе сигнальных стуков сторожей имеют место быть условленные для самых разных ситуаций, в том числе и для чего-то вроде только что разыгранной ими сценки. Шуточное колдунство имело вполне определённую цель. Отследить по изменениям в ауре степень осведомлённости обслуживающего персонала поблескивающего сооружения вдали, - о смысле производимых ими действий. То есть: используются ли местные Новые Люди втёмную, или разбираются в механизмах происходящего. Тотигусигарию данная задача была не по зубам, но вот Митра прекрасно мог с нею справиться. И уже по первым полученным данным определить вектор своего дальнейшего поведения.
  
  Внутри храмового здания, практически сразу же за порогом распахнутых настежь не то больших дверей, не то небольших ворот, - их прибытия поджидала пара жрецов. Молодые, то есть, в случае чего, - не так жалко? Возможно...
  Первый вход Митра прошёл не останавливаясь. То есть, никакой угрозы не почувствовал. Ни энергетической защиты, ни обычных ловушек в виде проваливающегося пола, а также тяжёлых, острых, либо отравленных предметов, способных попасть в путника откуда-либо.
  Тотигусигарий привычно отследил, как жрецы в широких длиннополых одеяниях непонятного покроя молча и без удивления пристроились за вошедшими, держась на расстоянии четырёх-пяти шагов сзади. Умно. И всегда под рукою, в случае нужды, и не мешаются в то же время.
  Митра меж тем начал обход помещения внутри. И глазами поглядывал, и носом понюхивал, и, самое главное, отсматривал структуру непривычной, для Новых Людей, материальности, как то: силовых полей, информационных полей, и всего такого прочего.
  Тотигусигарию больше всего из увиденного пришлось по душе мастерство неведомых изготовителей центральной статуи храма. Объёмное изображение многогрудой и многорукой представительницы женского пола с человечески-нечеловеческими чертами лица. Центральная статуя храма, при обходе вокруг неё, - как будто поворачивалась вослед обходящему. То есть, вот она как будто сидит себе безразлично, но едва ты заходишь ей вбок и готов заглянуть ей в ухо, - как она тут же снова оказывается к тебе лицом.
  Первое правило бога гласит: "Хочешь понять, ЧТО происходит, пойми - КАК происходит..." Тотигусигарий тут же разобрался в причинах обмана зрения. Причина оказалась крайне проста. А именно: великолепное владение изготовителями статуи искусством формы, усиленное умелым обращением с игрой света и тени. Центральная фигура храма представляла из себя некое единое многоликое изваяние. Но, с какой бы стороны ни находился наблюдатель, он всегда мог видеть только одно лицо. Можешь идти налево, можешь идти направо. Эффект одинаков.
  Кстати, как любопытно изготовлены лица: в любой точке пространства тебе кажется, что глаза статуи смотрят именно на тебя и никуда больше. Ты движешься, а глаза статуи поворачиваются за тобою. Как будто постоянно следят. За каждым твоим движением. И в тот самый момент, когда тебе кажется, что вот-вот и ты скроешься от взгляда этих невообразимых глаз, вдруг оказывается, что голова статуи каким-то странным образом уже повернулась и снова следит за тобою. Вот только что ты видел, как богиня скашивает свои глаза направо, неуловимый миг, - и они уже скошены влево, голова повернулась, и ты снова проходишь перед её лицом, поворачивающим за тобою свой взгляд. И постоянно неподвижна, и постоянно в движении, - одновременно. На Новых Людей подобное сооружение просто обязано производить неизгладимое впечатление.
  А ведь изготовлено всё достаточно просто. В отличие от обычных статуй, чьи лица выдаются вовне, лица головы статуи богини вдавлены внутрь. А благодаря размеру, размещению, игре света и тени помещения с заранее запланированными оконными проёмами, а также тому, что подход к статуе ограничен иглами ограды и разметкой пола, Новые Люди попросту лишены возможности понять механизм происходящего.
  Внешняя стена храма оказалась гранёной. Внутренне пространство разделялось на секторы обзора. По лицу на сектор. То есть, в каком бы месте ты ни находился, на тебя всегда смотрят глаза статуи. Прямо или искоса.
  А от углов стены к центру зала идут ещё и разграничительные решётки. Точнее - стены игл. Нечто подобное сталактитам и сталагмитам горных пещер. Одни иглы пускаются с потолка, другие, ось в ось, поднимаются навстречу им с пола. Плюс иглы с потолка, по одной на квадрат пола, сверху. Что-то всё это напоминает...
   Два цвета: тяжёлое золото и маслянистая чернота. Подобная цветовая гамма неизбежно вызывает в Новых Людях ощущение странной тревожности. Тут и неосознанное сравнение с расцветкой насекомых вроде шершней. Тут и неосознанное или осознанное разделение на цвета солнца и ночи. Много чего тут зашито, если повнимательнее вглядеться.
  Тотигусигарий, привычно отсматривая всё вокруг себя, во все стороны одновременно, всё более и более убеждался: устройство местного храма обдумывали большие головы. Это раз. Два: всё устройство в целом предназначено для воздействия исключительно только на Новых Людей. Взять одну только цветовую гамму: чёрное и золотой, золотое и чёрное. Статуя, квадраты пола - золотые. Разграничительные полосы, иглы - чёрные. Полумрак. Светильников на стенах не предусмотрено. Но что-то подсказывало Тотигусигарию, что проблем с освещением в данном храме нет. Потому что ощущение некой силы, попросту разлитой в пространстве вокруг, но ограниченной стенами храма, - присутствовало явно и несомненно...
  Вот только где она, эта сила? Почему-то представлялось, что основной источник - центральный купол. Пустой изнутри. Это было отчётливо видно даже сквозь чёрную решётку, с пересечения линий которой и опускались вниз чёрные иглы, соответствующие центрам золотых квадратов пола.
  И в то же время отчётливо ощущалось, что внизу, под полом, находится нечто...
  
  Совершив, вслед за Митрой, круг ознакомления с явными потрохами местного храма, Тотигусигарий, всё так же безмолвно следуя за ведущим, вышел сквозь вторые, внутренние врата, выходящие в саму долину. На этот раз Митра приостановился на пороге и кивнул Тотигусигарию, чтобы тот проходил, пока сам молодой бог держал какую-то защиту, от чего-то достаточно опасного для Новых Людей. Ученику белого бога, разумеется, ничего смертельного не угрожало, но Тотигусигарий мигом разобрался, в чём тут дело. Нельзя было показать, что гости извне уязвимы хоть в чём-то. Нельзя показывать своей слабости.
  
  Тихое, спокойное место. Каждый встреченный занимается своим делом. Трудится над чем-то. Увидев новые лица, жители вели себя совершенно одинаково: замирали на миг в некотором отчётливо видном изумлении, но потом, узрев сопровождающих жрецов, снова возвращались к прерванному занятию. Никто не совершал резких движений. Не глазел лично и не сбивался в толпу поодаль. Никто сзади не бежал вприпрыжку к соседям, первыми поведать новость. Даже дети. Более того, никаких внутренних эмоциональных порывов также не было. Ни страха, ни чего-либо другого. Так, мелкая вспышка любопытства, и тут же снова успокоение. Любопытно. Экое место без печали и страха...
  Добротные каменно-деревянные двухэтажные дома без высоких глухих заборов, всё открыто. Красивые, ухоженные сады. Огороды. Полностью отсутствует мелкая домашняя живность, обязательная для Новых Людей в иных местах. Ни домашней птицы, ни кошек-собак. Какие-то стада перед местным храмом наблюдались, вот тут, внутри, - только люди.
  Прогулявшись по поселению и убедившись в одинаковости и поведения, и внутреннего состояния всех встреченных, Митра и Тотигусигарий вернулись обратно в храм.
  Пара жрецов всё так же безмолвно шла за ними.
  
  Войдя внутрь, Митра обернулся, жестом подозвал к себе сопровождающих и задал вопрос:
  - Где спуск вниз?
  Подведя гостей к одной из боковых щелей в стене, невозмутимый жрец снял с шеи амулет на тонкой золотой цепочке и, как будто так и надо, - внёс его внутрь, в цилиндрическое пространство внутри, а подержав его там несколько ударов сердца, снова повесил себе на шею.
  Пол, правильный золотой кругляш, дрогнул и поднялся вверх, прилип к золотому потолку. Внизу открылся чёрный зев входа, на фоне чёрных стен цилиндрического помещения это выглядело несколько зловеще. Впрочем, и Митра, и Тотигусигарий сразу же увидели опять же чёрные ступени винтовой лестницы вниз.
  Митра молча начал спуск. Тотигусигарий, так же молча, последовал за ним.
  
   33-05
  Внутри было темно. Кругляш потайной двери встал на место, едва голова Тотигусигария опустилась в подземелье. Митра, однако, не высказал по данному поводу ни малейшего беспокойства. Ну и ладушки.
  Разумеется, внешняя темнота, - это не помеха. Ни для молодого бога, ни для его спутника. И увиденное ещё больше убедило Тотигусигария, что данный храм - это не просто храм Новых Людей. Тайные потроха сооружения не просто намекали, они орали во весь голос, что истинной задачей внешнего сооружения наверху является отнюдь не обслуживание религиозный запросов Новых Людей. Истинной задачей видимой части комплекса явно являлось некое воздействие, либо комплекс воздействий на участвующих в обрядах.
  Сверху вниз, по всему пространству под храмом, шёл лес чёрных колонн. Из материала, подобного чёрным прожилкам между золотыми квадратами пола там, внутри храма. И одна, центральная колонна, золотая. Если задуматься, то всё это очень уж напоминает...
  - Совершенно верно, - подтвердил Митра. - Изоляторы и проводник. И, пожалуйста, думай немного потише.
  Тотигусигарий железной уздой стреножил бег встопорщенных помыслов.
  
  Подземное пространство в высоту, то есть, в глубину, было примерно три высоты внешнего строения. Там же, где кончались колонны, начиналось нечто иное. Во всяком случае, пол подземного пространства оказался полностью металлическим. Золотым, если точнее. И было сразу понятно, что это не просто покрытие, лежащее на земле. Пол подземного пространства явно представлял из себя потолок чего-то уже особенно тайного и загадочного.
  Митра здорово помрачнел. Это стало заметно, несмотря на темноту подземелья.
  Переходя от одного участка пола к другому, он опускался на колени, клал ладони рук на это странное. Замирал, считывая информацию о строении данного участка подземного устройства.
  Нет, Тотигусигарий, конечно же, ощущал, что металлическим полом дело не ограничивается. Он чувствовал присутствие чего-то там, за металлом. В одном месте его так даже едва не стошнило. Потому как он отчётливо уловил несомненные признаки недавней смерти. Причём некоторые особенности посмертной ауры места до жути напомнили ему собственные страдания там, в Долине Лиловых Зиккуратов. Но в то же время нельзя было сказать, что в данном месте кто-то умер, либо был убит. Просто как будто часть посмертных изменений пространства опустили сюда, вниз, и тут оставили, но при этом как-то странно изменили. Обычно, раскрывшись на месте смерти кого-либо, он сразу же мог считать не только обстоятельства гибели, но и детали личности погибшего. Тут же имело место быть нечто странное, ни разу до того не встречавшееся.
  Помотав головой, решил повнимательнее осмотреть стены подземелья. И сразу же обнаружил, что на разной высоте в стенах имеются металлические дверцы в какие-то отнорочки. Не то отдельные помещения, не то даже целые коридоры со своими отнорочками. Насчитал четыре уровня. Кольцеобразные балкончики давали возможность переходить от одной двери уровня к другой. Четыре чёрных металлических кольца на стене подземелья. Прямо в стене торчали ступени спирально поднимающейся вверх лестницы без перил. Снизу вверх, от металлического пола до четвёртого кольцевого балкончика. Винтовая лестница, по которой они спустились вниз, соединения с балкончиками не имела. То есть, сперва вниз, до пола, а уж только потом, подойдя к стене подземелья, вверх. С одной отдельно торчащей ступени на другую. Погодите-ка, погодите-ка... Однако! Никакие это не ступени. То есть ступени-то они, конечно, ступени. Но это, в первую очередь, детали какого-то механизма всего храмового комплекса. Видимые части чего-то, скрытого в земле. Видимо, к этим, скрытым частям неведомого устройства, и вели все эти дверцы в стенах колодца под храмом.
  В подземном воздухе отчётливо запахло достаточно высокими технологиями. Не то маго-техническими, не то техно-магическими. Сомнений нет. Это дело лап Коцита.
  Почувствовав, что Митра окончил свои исследования очередного участка пола, Тотигусигарий безмолвным импульсом указал ему на обнаруженное. Внимание Митры отвлеклось на указанное, быстро пробежалось по стене, но, судя по ментальному отклику, ничего нового для Митры в стенах не было. Тотигусигарий понял так, что там, в тех помещениях, пребывали служебные, дополнительные механизмы для обслуживания главного, исследуемого Митрой. Того, что было скрыто под золотым полом.
  Уже быстрее, как будто выяснив основное, главное, важное, Митра обошёл всё нижнее пространство. Только в одном месте остановился, потопал ногой по полу, хмыкнул, кивнул спутнику:
  - Вход в центральный механизм храма. И ловушек преизрядно. Обычный человек погибнет, не пройдёт ни за что.
  - А мы - пройдём? В смысле - пойдём туда?
  - Нет. Смысла нет. Суть тутошняя мне предельно понятна. Отдельные детали роли не играют. Возвращаемся в Лес.
  
   33-06
  Тотигусигарию была известна способность ЛЛиу-РРи становиться, в случае необходимости, единым организмом. Собственно, до Вторжения мир Живых и являлся чем-то вроде единого общепланетного организма, носителя соборной души подвижных планеты. После Вторжения - "разделяй и властвуй". Закрытие системы по определению лишало Живых возможности срастаться душами в единое целое. Только тут, в Лесу, сохранялось прежнее качество. В первую голову, при нынешних уcловиях, это помогало в деле обороны. Обитатели Леса передавали свои силы, или часть сил, - защитникам ЛЛиу-РРи класса Иллион. Что помогало относительно немногочисленным обороняющимся атакованного участка Леса отбивать приступы достаточно крупных сил Коцита. В данном же случае присутствие одного-единственного ЛЛиу-РРи класса Илларион делало всеобщим достоянием всех ЛЛиу-РРи сведения, излагаемые Митрой. Разумеется, одновременно велась и запись на кристаллы Объёмов Представления. И Девятижды Возвращающимся, и Старым Людям, и Новым, например, из той же "Службы Каруна", следовало узнать данные новости. А новости, - да, это, действительно, были именно новости...
  - Итак, - начал Митра, - мы впервые столкнулись с артефактами отложенного воздействия. До сих пор и мы, и Ратнар в своё время, - имели дело исключительно только с устройствами, работающими в режиме реального времени. И Котлы Осуществления Коцита, и всё, вышедшее оттуда, в том числе и серишеты, бродячие проповедники мёртвого существования, и демоны с Отброшенного Пространства Вселенной, одним словом, всё - предназначалось для немедленного и непосредственного использования против Живых. Подготовили, поставили задачу и в бой. В смысле - исполнять. В данном же случае мы столкнулись с устройством для воздействия на Новых Людей, последствия от применения которого должны проявить себя в достаточно отдалённом будущем. И это устройство, к сожалению, уже выполнило свою основную задачу.
  Тотигусигарий нетерпеливо пошевелился.
  - Основной задачей данного устройства являлось воздействие на Матрицу Реальности планеты. Мне заметно удивление в глазах нашего досточтимого хозяина. Более того, мне удалось ощутить и удивление всех ЛЛиу-РРи, слушающих нас сейчас в режиме реального времени. Да, устройство типа "храм" не обладает особенностями Живых высокого уровня развития. Сравнивать храм с вашими Старейшими или Ратнар невозможно по определению. Храм также не обладает и силой Вторгшегося. Его особенности в другом.
  Митра сделал паузу и осознал всех присутствующих. Тотигусигарий сидел, как на иголках. Оно и понятно, почему. Сам при всём присутствовал, но на самостоятельное исследование силушки маловато. А любопытство-то грызёт. Ну что же, торопыге будет полезно подержать свои чувства в узде... Последнюю мысль Митра направил непосредственно ученику и тот смущённо хмыкнул, опомнился и усовестился.
  Гргур, Девятижды Вернувшийся, сидел спокойнее камня. Ну, с его опытом трудно ожидать чего-то другого.
  ЛЛиу-РРи умели растворяться в процессе делания или недеяния. Вот и теперь из глаз бывшего Прыгающего по Ветвям, дожившего в своём теле до сих пор, глядело только тщательное внимание к излагаемому. ЛЛиу-РРи полностью отказался от себя, как от личности, став клеточкой единого организма всего сообщества себе подобных. И при этом не утерял своей индивидуальности. Умение, практически полностью утраченное к нашему времени.
  Митра обвёл глазами остальных присутствующих. Вот представитель службы Каруна с записывающим кристаллом Объёма Представления, чувства его раздвоены. С одной стороны он общается с богами. С другой - сидит в засаде. Любопытная аура образуется, надо запомнить.
  Вот представитель Старых Людей, Люди Большой Воды, они же Ходящие по Воде, они же Качающиеся на Волнах, и так далее. Единственная сила, доставляющая сведения о происках Цитадели Р'Льех, отдельной, особой Цитадели Коцита, способной погружаться под воду, исполняя веленное Кубом в любой точке мирового океана. От тоже спокоен, но своим, особенным спокойствием. Спокойствием Ловца Ветра и Укротителя Волн, как их ещё называют. Он жив, и в то же время готов к смерти в любой миг своего бытия. Это единственная возможность души уцелеть при внезапной атаке из-под воды. Точнее, сделать всё необходимое, чтобы душа смогла уйти куда следует, а не была съедена, чем неизбежно усилила бы структуры мёртвого существования.
  Оглядев остальных присутствующих на поляне, Митра вздохнул и продолжил свою речь:
  - Один из принципов противоборства, один из законов мёртвого существования гласит: "Не можешь предотвратить - возглавь".
  Пусть в тела людей сейчас вселяются души животных. Даже эти слабые подобия Отражений на осколках Зеркал Сути, - всё равно проявляют качества Живых. А именно: тягу к миру, содружеству, сообществу взаимопомощи, то есть, естественному в мире живых. Храм же является устройством принуждения к жизни...
  Одинаковая реакция недоумения всех слушателей.
  - Тоти, дружище, ты уже знаешь, что во Вселенной имеют место быть целые галактики, попавшие под временную власть мёртвого существования. Какой образ для представления происходящего там возникает у тебя в первую очередь?
  Тотигусигарий хмыкнул, покрутил головой.
  - Митра, ты спрашиваешь о слишком уж о личном. У меня сейчас просто не может возникнуть в голове иного образа, чем образ гигантской, величиной с эту самую галактику, Долины Лиловых Зиккуратов.
  Извини, но прошло слишком уж мало времени, чтобы мне рассуждать о подобном можно было бы достаточно хладнокровно...
  Митра внушительно поднял палец, подчёркивая тему.
  - Вот именно! Мы все слишком привыкли к тому, что получение энергии боли, страдания, смерти, то есть пищевых энергий мёртвого существования, - есть единственная цель и единственно возможный способ, образец поведения для нашего планетарного демона и всех прочих планетарных демонов, сколько бы их ни было в мире. Но данное мнение является ошибочным, и вот почему...
  Внимательный взгляд не всех присутствующих.
  - Мы упускаем понятие "количество". А количество, при накоплении до определённого объёма, непременно переходит в иное качество.
  Разворот, глаза в глаза с ЛЛиу-РРи.
  - Вспомните прошлое. Прыгающий по Ветвям - это тело определённых характеристик, вместилище души определённых характеристик, вместилище души объёмом от первоначального, минимального, собранного из пред-душ Зеркалами Сути, до первого уровня личной наработанности. Затем неизбежно происходит - что?
  ЛЛиу-РРи медленно улыбнулся и столь же медленно ответил:
  - Затем следовал переход в иное состояние. Смена потребностей, смена возможностей, смена тела.
  Митра столь же медленно кивнул, подтверждая.
  - Совершенно верно. Это пример из мира Живых. Теперь - пример из области мёртвого существования. Тоти, дружище, каким образом планета понимает, что ей пора покончить с собой, потому что открыт Чёрный Портал и из него выбралось существо из Межпространства? Или - каким образом звезда понимает, что ей пора взрываться, дабы коснуться искрой Абсолюта и изгнать прочь, отправить обратно содержимое Дна Вселенной, прущее наружу из распахнутого недоумками Мёртвого Портала?
  Тотигусигарий хмыкнул, ответил:
  - Резкое повышение уровня боли, страдания, смерти, в результате...
  Запнулся, посмотрел на Митру, поднял брови.
  Митра улыбнулся.
  - Вот именно, дружище. Вот именно... Сейчас, тут, у нас, конкретно в нашем мире, всё ещё очень мало одушевлённых. Как правильными душами, душами, чьё качество запланировано Абсолютом, так и искажениями душ от действий планетарного демона. И все места боли, страдания, смерти - что? Во-первых, резко ограничены по площади возникновения, они не то что не всепланетны, они даже не распространяются, в нужном, то есть сигнальном качестве, - на весь материк или даже остров, как в случае с Цитаделью Вавван. А во-вторых, вся некробиотическая энергия тут же собирается окружающими энергосборниками. Отсутствует Мёртвый Фон. Всё, измученное из Живых, тут же подъедается, втягивается в пасти мёртво-существующих.
  А теперь возьмём объём галактики. Мёртвый Фон от одного мучилища заметен лишь вблизи себя самого. И та же Долина Лиловых Зиккуратов фонила исключительно только в своих пределах, ограниченных пограничными горами. Можно ещё себе представить планету, отдельную планету, где мелкий уровень постоянных, но мелких страданий достаточно равномерно распределён по большей части поверхности планеты. Но вот целая галактика, испускающая Мёртвый Фон, - это уже другое качество. Галактика - это минимальный объём пространства, способный самостоятельно привлечь к себе непосредственное внимание Абсолюта. Чтобы лучше уяснить себе это, давайте привлечём сравнение. Представим себе, что на руку представителя Новых Людей сел комар и начал пить кровь. Что сделает укушенный?
  Тотигусигарий ухмыльнулся.
  - Сперва посмотрит на беспокоящее место, а затем прихлопнет кровопийцу.
  Митра ласково склонил голову набок:
  - А привлечение внимания Абсолюта изменяет внимаемый объём пространства. Гармонизирует в соответствии с представлением Абсолюта о должном бытии. И если под такое внимание попадет сам Первый Проглот, то его оболочка лопнет и все, пленённые внутри него, выйдут на волю. Оно ему надо, проглоту?
  Тотигусигарий ухмыльнулся, отрицательно покачал головой.
  Митра снова поднял палец, привлекая внимание.
  - Так каким же образом структуры мёртвого существования используют в своих пищевых целях захваченные ими галактики?
  
  Выждав некоторое время, Митра вздохнул и посмотрел на представителя Службы Каруна.
  - Вы, Новые Люди, вынуждены принимать в пищу плоть убитых животных. С охотой всё понятно. А что вы делаете с домашними животными?.. Нет, нет, никакого укора, смущения излишни. Вы - жертвы планетарного демона и этим всё сказано. Итак, конкретный вопрос: что вы делаете с домашними животными, чтобы они стали вкуснее для вас?
  Спрошенный, нервно барабаня пальцами по записывающему всё происходящее кристаллу Объёма Представления, поморщил нос, вспоминая, потом ответил:
  - Ну, пасём, откармливаем. Если перед праздником каким, птицу в клетку сажают, чтобы не бегала, пожирнее стала, и откармливаем специальной пищей...
  Митра поднял ладони.
  - Итак, когда хотят съесть тело, изменяют качество тела. Кодда хотят съесть душу...
  - Изменяют душу!
  - Совершенно верно. То, что вверху, подобно тому, что внизу. Действия и Новых Людей, и Первого Проглота - одинаковы по сути.
  Итак, переходим к главному. Каким образом возможно массовое изменение душ в объёмах галактики, - без риска привлечь внимание Абсолюта, и какое отношение к сему имеет исследованный нами с Тотигусигарием храм?
  Тотигусигарий смущённо потупился. Лично он по поводу своего участия в исследованиях не обольщался.
  - В изначальном мире, соответствующем планам Абсолюта, отсутствует сознательное желание причинения вреда себе или другому. Да поправит меня уважаемый ЛЛиу-РРи, если ошибусь, но мелкие стычки среди Живых существовали только лишь на уровне Прыгающих по Ветвям, во-первых. А во-вторых, все они не планировались, а случались по ситуации. Своё развитие, изменение себя, своего статуса, - происходило за счёт поднимания себя, а не опускания других, как в структурах мёртвого существования. В общем и целом существовала полная вольность волеизъявления всех и каждого. Согласно единственному правилу: "Не делай другому того, чего не хочешь себе...". Да и состояние всеобщности, когда ударившему становилось больно наравне с ударенным, и даже более того: наличие данной боли ощущали все рядом присутствующие, - побуждало даже души начального уровня развития стараться сделать другому приятно, сделать другому хорошо. Почему - понятно. Тот же механизм всеобщности тут же возвращал тебе часть сотворённого тобою.
  Выражаясь умудрено, в стиле современных нам учёных мужей из числа Новых Людей, имел место быть механизм стимулирования деяния добра.
  Вы спросите: а каким же образом подобное состояние дел может быть использовано в пищевых интересах мёртвого существования? И при чём тут этот храм?
  В храме происходило насильственное принуждение к добру.
  Правило - это то, что внутри тебя, что есть часть тебя, что естественно для тебя. Закон - это то, что за коном, вне тебя, что принуждает тебя делать что-либо. И, уже в силу наличия данного принуждения, любой закон неизбежно вызывает некое внутреннее противодействие. Почему - понятно. Частью тебя пытаются сделать нечто внешнее. Нарушается вольность твоего волеизъявления. В условиях, когда происходит принуждение к добру, само добро, в силу принуждения, отчуждается. Это происходит вне границ дневного сознания. Неосознанно. Но происходит. Как реакция на любое проявления любого насилия. И любое следование закону, как результат внешнего принуждения, внешнего насилия, - неизбежно вызывает неприязнь к предмету принуждения и желание сделать наоборот. Это - естественная составляющая любой души. Души истинной, души животной в двуногом теле, любой. Только полностью неодушевлённое тело внешнего управления, чьё производство сейчас только-только начинается, - лишь они с удовольствием подчиняются любому закону.
  Впрочем, мы немного отвлеклись.
  Итак, естественное сопротивление принуждению заставляет мечтать сделать наоборот. А противоположностью добра является зло. И заставляя мелкие души насильно быть добрыми, их заставляют мечтать о зле.
  Не напрямую, разумеется. Не вот толкают на совершение неких противоправных деяний. Это слишком грубо, слишком примитивно. Нет. Просто в процессе бытия у большинства управляемых внутри накапливается некое раздражение.
  Представьте себе, что вышел закон ходить ногами. И каждый раз, когда вы нагибаетесь с какой-либо целью, вас наказывают. Грубоватое сравнение, понимаю, но потерпите немного.
  Если попытаться пошагово проследить неосознанное мышление Новых Людей, то выйдет нечто вроде: "Я же и так стараюсь делать, как велено, за что же меня?" Дальнейшее просто и понятно. Человек вспоминает разрешённое и запрещённое, плюс боль от немного искажённого исполнения разрешённого. В итоге образуется некая приязнь к запрещаемому. Причём первоначально и образование, и существование сей привязанности - попросту не осознаётся человеком. Но, не осознаваясь, оно всё равно имеет место быть, развиваясь и совершенствуясь, как и всё тренируемое, то есть, постоянно исполняемое.
  И, в ситуации, когда подобный человек напрямую сталкивается с соблазном чего-то запрещённого, - накопленное внутри вполне способно толкнуть данного человека предаться запрещаемому, особенно, если это запрещаемое как-то завязано на получение удовольствия. Или, если не наяву, то хотя бы в мечтах, но - осуществить запрещённое.
  Посмотрите на кристаллы Объёмов Представления. Сейчас они записывают правду, то есть, реально происходящее. Но на них так же можно записать и ложь. Вспомните бродячих актёров. Самые простые играют, издают звуки на каком-то инструменте, поют. Следующая ступень: группа лицедеев изображает, играет некую сценку из прошлого или выдуманного. Нечто вроде представления бродячего кукольника с куклой Муздура-дурачка. Почти все присутствующие тут уже сталкивались с подобным.
  А теперь представьте себе, что на кристалл Объёма Представления записано некое выдуманное действие. И этих кристаллов столько, что почти все люди способны увидеть это выдуманное. И им, людям, интересны эти выдумки, и они, люди, хотят смотреть их, всё больше и больше.
  Что происходит с примитивными существами, вроде Новых Людей, когда они смотрят подобное? Во-первых, они уходят в пространство данной выдумки, хотя бы на время просмотра более или менее считая данную выдумку реальностью или разновидностью реальности. Во-вторых, они начинают представлять себя на месте действующих лиц. Ощущая удовольствие, гнев, либо иные чувства по результатам деятельности понравившихся или резко не нравящихся им персонажей конкретной выдумки. То есть, они отдают часть себя, своей энергии, в объём выдумки. Затем, или одновременно, они начинают жить в этом пространстве выдумки, представляя себе, как бы на месте того или иного героя поступили бы они сами.
  Иными словами, зрители одушевляют зримое. Когда зрителей много, а эмоции сильны, придуманный образ становится реальностью.
  
   33-07
  Гргур откашлялся и подытожил:
  - Бродячие проповедники и странствующие актёры одинаково создают новые сущности, пользуясь переживаниями людей, как материалом и энергией. Правильно понимаю?
  Митра кивнул.
  Представитель Службы Каруна вздохнул и поднял руку, запрашивая у богов возможности спросить.
  - И что делать? Нам - что делать?
  Митра усмехнулся.
  - Одушевляйте образы героев, побеждающих чудовищ мёртвого существования. Это лучше, чем всё запрещать. Жажда развлечений свойственна людям.
  Тотигусигарий хмыкнул, его напряжённо работающая мысль всё-таки вырвалась наружу.
  - Предположим, люди отдали силы на создание богов и демонов. По внушению проповедников или недомыслию актёров. Что будет с получившими бытие?
  Митра одобрительно похлопал в ладоши.
  - Браво. Хороший вопрос. Получившаяся сущность, то есть сгущённые мыслеобразы масс, сконцентированные в единое проявление, - будут существовать только до тех пор, пока массы станут продолжать одушевлять их. Но не это главное.
  Главное, что планетарный демон получает возможность осуществлять свои замыслы руками этих мыслесотворённых и овеществлённых групповых мыслеформ. А если правила воздаяния и развоплотят какие-либо из них, всегда можно создать людям нового бога. Или демона. А сам Вторгшийся окажется как бы и ни при чём.
  Это - один из механизмов происходящего в галактиках, попавших под власть мёртвого существования.
  Второй механизм также завязан на организованный кем-либо процесс сгущения мыслеформ силами съедаемого человечества. Новые Люди резко ограничены в сроках жизни. Поэтому они не успевают, в подавляющем большинстве своём, развить сколь-либо свою душу, у кого она есть. И из-за этого полностью отождествляют себя со своим телом. А благополучие тел в мирах мёртвого существования неизбежно завязано на ложь, насилие и несправедливость. Как на деяния, наиболее увкусняющие посмертные сути людей. И когда массы Новых Людей просматривают выдумки на кристаллах Объёмов Представления или чего-то подобного, - они жаждут отождествить себя с самыми успешными героями выдумок мёртвого существования. То есть, с теми, кто лучше всех лжёт, больше всех убивает, крадёт. И так далее. А когда массы людей мечтают об ублажении своего тела с помощью лжи, насилия и несправедливости, они, тем самым, вводят понятия насилия, лжи и несправедливости в норму Памяти Планеты. И, таким образом, всё насилие, вся ложь и вся несправедливость, осуществляющаяся с тех пор на планете - осуществляется с согласия и по пожеланиям самих людей. Что исключает образование Мёртвого Фона - по определению.
  Вы хотите себе представить, как течёт река бытия в подобных мирах? Ну что же, представьте себе планету, чья поверхность покрыта выдолбленными изнутри горами, где в изобилии рукотворных нор обитает неисчислимое множество Новых Людей. Часть своего времени они работают, чтобы обеспечить прокорм своего тела, часть времени уходят ещё на что-то, но весьма существенная часть свободного времяпрепровождения заключается в наблюдении выдумок на Кристаллах Представления и мечтании об успешной лжи, успешном насилии, успешной несправедливости по отношении к окружающим... И этими своими мечтами они готовят свои сути к посмертному пожиранию. Постоянно, изо дня в день. На протяжении практически всей своей жизни.
  Война кормит себя сама. И пища демонов не только питает своих пожирателей, но и заботится об их безопасности. Ибо чем больше мечтающих о выгодах мёртвого существования, тем нормальнее власть мёртвого существования на данной планете. И тем благополучнее это планета выглядит со стороны. Ведь тамошнему планетарному демону нет необходимости устраивать массовые кровопролития, вести бесконечные войны и так далее. Нет, какая-то доля кровопролитий и насильственных смертей присутствует, ведь подручные планетарного демона тоже хотят есть. Но основная масса тамошней пищи демонов занимается самоприготовлением своих душ к посмертному пожиранию совершенно мирно и бескровно. А чтобы всё происходило в совершенном соответствии с правилом вольности волеизъявления, на такой планете присутствует множество религий, говорящих о невидимом устройстве мира. И каждый из обречённых на съедение не раз и не два сталкивался с утверждением о том, что его нынешнее бытие ведёт к пожиранию его сути. Но относился к данным идеям как к очередной выдумке. И, таким образом, всё происходящее происходит по согласию и пожеланию тех, с кем всё и происходит, то есть - в полном соответствии с заведёнными Абсолютом правилами поведения...
  
   33-08
  Ахоратикитун, дождавшись окончания семейного празднества по поводу благополучного возвращения первого купца Долины домой, твёрдо взглянул в глаза Ахоранагуима. Купец, не разрывая взгляда с загадочными очами жреца, мелко покивал головой. Домашние понятливо удалились пораньше и подальше. Дабы не мешать. Понимание того, что старый друг и жрец Храма пришёл не просто так, а к избранному вниманием самой Богини, заставляло их немножечко гордиться и собою. Как теми, кто неким образом оказался сопричастен ко святым тайнам Храма.
  - Твои новости, досточтимый Ахоранагуим, были предложены вниманию Богини. Но, как уже было сказано в Храме, для самой Богини это не новость. Но вот Долина вступает в новое время. Вера наша слишком беспечальна. Вера наша не закалена в пламени тягот. Что стоит такая вера? Теперь же нам предстоит доказать, что мы имеем право и дальше поклоняться нашей Богине. Скажу главное. Богиня сняла свою защиту с Долины...
  Ахоранагуим отшатнулся и неверяще вытаращил глаза. Рот его также полураскрылся, отчего вид купца сразу же стал потерянным и жалким.
  
   33-09
  Гргур, как всегда, смотрел в корень.
  - Каков источник силы чудес данного храма?
  Митра глубоко вздохнул.
  - Человеческие жертвоприношения, по обычаю мёртвого существования. Когда запасы энергии подходили к концу, кто-нибудь убивался в помещении. Разряд с иглы на проводник пола. Эфирное тело жертвы вышибалось из плоти и удалялось под землю. А там - нечто схожее и с Долиной Лиловых Зиккуратов, и с механизмом поедания Пряности...
  Тотигусигарий вскинулся:
  - Это то место, где меня чувство пробило, - ну?.. ага...
  - А массовые моления внутри храма?
  - Это больше на обслуживание механизмов самого храма. Там ещё имелся резерв, достаточно давний, не то массовая казнь, не то чьё-то вторжение, дикого племени или чего-то в этом роде. Насколько мне удалось выяснить, разбойные гости затягивались в помещение храма, по принципу "подобное притягивается к подобному". Имеется в виду содержимое подземелья самого храма... А там уже из пришельцев выбивались эфирные тела и опускались вниз. Два варианта. Или бескровная смерть без видимых причин. Или испепеление.
  - И что сделал ты?
  - Ничего особо трогать не стал, но вот механизм убийств внутри помещения отключил. У меня возникло подозрение, что данное сооружение задумано для какого-то действия в отдалённом будущем. Не Чёрный Портал, и уж тем более не Мёртвый Портал, - но, нечто, не прочувствованное до конца. Ратнар, а уж тем более Гвардия Серебряных Рук там разобрались бы в два счёта, а у меня и сил, и возможностей - не в пример меньше.
  Гргур хмыкнул.
  - Зато они - в Пространстве Ожидания, а ты - тут, и работаешь, по мере сил... Ладно, как считаешь, - приглядывать стоит? И до какой степени?
  Митра подумал.
  - Кое-что мною там оставлено. Так что в случае чего-то действительно серьёзного - сигнал будет. А присматривать... Лучше всего, на мой взгляд, участить посещение тамошних мест купцами из числа Ходящих по Воде. Работа с сознанием - это специализация Цитадели Р'Льех. Так что пусть приглядывают специалисты.
  Представитель Людей Большой Воды молча кивнул.
  
   33-10
  Ахоранагуим, находясь в своей стихии, то есть, обсуждая подробности торговых дел, не гнушался спорить и перебивать жреца Храма.
  - Ну ты сам подумай! Чем я буду сманивать кузнецов-оружейников? И куда? В Долину? А зачем нам оружейники, если нас Богиня защищает? Ты же сам сказал, что чем позднее соседи узнают о произошедшем, - тем лучше.
  Ахоратикитун сидел изваянием, смотрел мёртвым взором демона беспощадности. Это новое внутреннее состояние жреца немного пугало купца, но в дальних краях они видывали страстей и поужаснее, потому Ахоранагуим не пугался и не робел, как иной другой обитатель Обители, а прямо таки брал и резал правду-матку. Но...
  - Если не уверен, что нужный человек будет молчать, не говори ничего. С тобой отправятся младшие жрецы. Они способны погрузить человека в холодный сон, когда нет нужды ни в еде, ни в воде. Можно везти в тюке, можно привязать к седлу и выдать за спящего на ходу.
  - Я слышал, что холодный сон может повредить разум человека.
  - А может и не повредить. Память сохранится, навыки тела сохранятся, а это главное. Запомни, Ахоранагуим, через две луны, не позже, в Долине должно работать не менее двух кузнецов-оружейников. И найми обучающих убивать людей. Скажешь, для обучения твоих охранников. Придумаешь сам, что сказать. Обещай золото. Золото будет. Обещай всё, что будут просить. Если что - Богиня простит, потому что люди Долины должны уметь убивать. Такова воля Золотой Богини.
  Купец вздохнул и поклонился жрецу.
  - Воля Богини будет исполнена...
  
   33-11
  Тотигусигарий хмыкнул.
  - Мне тут вот что в голову пришло. Золотая Богиня, - не для того ли выбрано именно золото, чтобы очернить и оболгать память о Золотокожих, память о Ратнар? Давайте представим себе: вот прошло ещё время. И уже сейчас забываемые Золотокожие, их истинная сущность, - окончательно изгладятся из памяти людской. А эти, из долины с мёртвым храмом, - столько понатворят именем Золотой Богини, что в памяти людей будущего Золотокожие станут символом абсолютного зла прошлого. Не повредит ли это ушедшим в Пространство Ожидания?
  Гргур хмыкнул. Неопределённо. Не то одобрительно, не то сомнительно.
  Митра подумал и пожал плечами.
  - После того, как мы свалим Ахерон и прочие Цитадели, система закроется ещё больше. А число неодушевлённых полностью станет возрастать. Это во-первых. А во-вторых, к тому времени планетарный демон уже позаботится о том, чтобы создать правдоподобную, но ложную систему описания мира. Ложь - сильное оружие, забвение - абсолютное. Нет памяти о Золотокожих, - нет и надежды на лучшее. Заставить людей смириться с происходящим и перенаправить все их силы на решение мелких проблем об увеличении удобств для своего тела, - это то же самое, что заставить людей ПРИЗНАТЬ происходящее. Заставить смириться и согласиться с происходящим. А происходящее с общего согласия - это мы уже обсуждали...
  
   33-12
  Ахоратикитун сверкал глазами, и голос его казался голосом самой Богини:
  - Запомни, Ахоранагуим! Богиня есть Истина. А тот, кто служит Истине, не может убивать слишком много. Младенца кормят грудью, подросший ребёнок ест сам. Пришло наше время есть самим. Богиня вскормила нас - это правда. Мы обучены говорить правду и избегать лжи, - и это правда. Но и то, и другое необходимо лишь среди своих, среди детей Богини! Ложь, направленная вовне, не есть ложь, если она служит истине.
  Купец поиграл бровями, хмыкнул. Там, в дальних землях, среди чужих, по торговым делам, он и раньше, как бы это помягче, привирал изрядненько. И Золотая Богиня никак сему не противилась, ни разу не преградила пути в Долину... Да и жрецы, постоянно общающиеся с Богиней, уж наверняка лучше него знают волю Богини...
  Пожевав губами и вздохнув, купец согласился на всё.
  
   33-13
  ЛЛиу-РРи, промолчавший до сего времени, вскинул глаза, опущенные дотоле долу. Все вздрогнули и развернулись к нему лицом. Всё-таки в Изначальных есть какая-то особенность, позволяющая одним только изменением внутреннего состояния ТАК менять окружающее пространство!
  - Митра говорил сегодня о насилии среди Прыгающих по Ветвям. Он говорил верно, но он помнит не всё, потому что ему пришлось пройти через смерть, и часть его души уже там, в Пространстве Ожидания, куда неизбежно придётся в своё время уйти и ему самому.
  Насилие среди Прыгающих по Ветвям, имеется в виду - осознанное насилие, - имело место быть. Но решившийся путём физического насилий изменить что-либо в поведении собрата заранее знал, что боль, наносимая им, будет не менее чем в два раза слабее той боли, что испытает он сам, бьющий кого-либо. Мне пришлось пройти через обе стороны сего. И сейчас перед моими глазами встаёт Швырь-Непоседа. Прекрасно помню, он держал меня за шкирку одной лапкой, а кулачком второй стучал меня по голове. Стучал и плакал. Плакал от боли... Вопрос, что мы тогда решали, - он смешон для нынешних дней, да и не в нём дело. И мне самому, уже повзрослевшему, сколько мне тогда было?.. Сто сорок семь. Сопляк, одним словом. Детский период тех лет - тысяча полторы, две... мало кто оставался Прыгающим по Ветвям более двух тысяч лет...
  О чём это мы? Ах, да. В мелком возрасте ста сорока семи лет и в мою голову пришла мысль "достучаться до мозгов" делающего неправильно, с моей точки зрения. Шёрстка Дыбом. Держу его за нос, стучу по макушке и плачу от боли. А он вопит: "А мне - не больно! А мне - не больно!.." Потом мы с ним подружились и даже вместе... впрочем, это прошлое...
  Так вот, о чём хотелось сказать?
  Ах, да. В наши дни, до Вторжения, нужно было быть очень сильно уверенным в собственной правоте, чтобы сознательн6о причинить кому-либо боль. Сейчас, вот в этот вот самый миг, там, в Памяти Планеты, постоянно прописывается немного изменённая последовательность взаимосвязей. Сейчас тот, кто причиняет боль другому, испытывает удовольствие.
  Поэтому уровень страданий неизбежно станет возрастать.
  Вы спросите: к чему это было сказано?
  Все вы знаете, что мы стали лучшими лучниками планеты, потому что боль и смерть других существ, случившиеся рядом с нами, обращают нас в оцепенение. При этом не важно: живой, живущий, существующий, мёртво-существующий... Разрушение любого тела вблизи нас неизбежно сопровождается выбросом некробиотической энергии - и мы впадаем в оцепенение.
  И даже "кожа Леса", ЛЛиу-РРи класса "Иллион" - всё больше и больше ощущают чужую боль. Даже издали. Даже нашими стрелами. Наше внутреннее устройство всё больше и больше входит в противоречие с ныне существующим вокруг. Уровень жажды насилия на планете повышается и повышается. Ещё немного, ещё чуть-чуть, - и насилие как норма взаимоотношений будет записана в Память Планеты как норма бытия по воле большинства.
  Когда ситуация на планете перейдёт в новое качество, мы больше не сможем сопротивляться давлению извне. Лес погибнет, и мы тоже.
  Понимаю, что Пространство Ожидания вместит и нас. Но никто из нас не считает сие достоянным выходом. То же самое могу сказать и о Девятижды Вернувшихся. Гргур, ты уже в последней, девятой, форме?..
  Мы - слишком лакомые кусочки для планетарного демона, чтобы он позволил нам беспрепятственно уйти в Пространство Ожидания. Митра, друг наш, нам нужно какое-то иное решение. Время ещё есть. Надо ещё завалить Ахерон и прочие Цитадели. Необходимо развоплотить всех бывших Сидящий возле Куба.
  Но вот - потом...
  Мы - последние из Прыгающих по Ветвям. Если планетарный демон добьётся нашей смерти на своих условиях, он получит слишком много сил. Под словом "наших" подразумеваются и ЛЛиу-РРи, и Лес, как плоть Мировых деревьев. Да и Девятижды Вернувшиеся, полагаю, тоже...
  Поэтому мы, ЛЛиу-РРи, считаем, что за данным храмом следует установить более пристальное наблюдение. Называй это восемнадцатым чувством, мы считаем, что принципы, применённые при построении Храма Золотой Богини, помогут и нам обрести достойное убежище, но без необходимости проходить через смерть наших тел...
  
  Митра покивал и многозначительно глянул в глаза Тотигусигарию. Тот вздохнул. Всё понятно...
  
   33-14
  Ахоранагуим впервые проехал перевал Семи Барсов, не оглядываясь по сторонам и не услаждая взор диковинными видами дальних гор в голубоватой дымке. На этот раз и отдых дома продлился всего ничего, да и столь решительное изменение дотоле привычного и спокойного мира всё-таки выбило телегу бытия купца из наезженной колеи. Впервые сопровождающие его готовились самовольно проливать чужую кровь оружием людей. Всё, могущее натолкнуть в дальних странах о Храме Золотой Богини и силе Богини, было беспощадно изъято и оставлено в Храме. Младшие жрецы, заменившие почти всех бывших сопровождающих Ахоранагуима, все до одного были вооружены новым оружием. Трубки, плюющиеся иглами, и посохи, чьи нижние концы обработаны особым образом. Оказывается, лекарства Богини, всего чуть-чуть изменённые, становятся страшным ядом. Царапина от летающего шипа или нижнего конца святого посоха мгновенно убивает на месте.
  Впервые Ахоранагуим не чувствовал себя хозяином каравана. Тень Храма, жрецы Богини, живым кругом днём и невидимыми призраками ночью - окружали купца, отчего ему и в самом деле становилось труднее дышать. Но стеснённость дыхания - ещё не самое неприятное. Полнейшая неизвестность впереди, - что может быть занозистее в мыслях?
  Страх пустил корни в голове и сердце купца. Старый добрый друг Ахоратикитун, чей взгляд загорелся подземным огнём великих тайн Храма. Младшие жрецы, молча и бесстрастно перебившие всех людей кочевья, чтобы испытать в деле новое оружие. Слишком сильно изменилось всё в дотоле спокойной и мирной Долине. Да уж, воистину отлучение от груди содеяла всеблагая Богиня... Бросили в воду - и плыви, коль жить охота.
  И ещё одна причина нарастающего страха стучалась в сердце купца. А не случится ли так, что и его жизнь вдруг будет принесена в жертву тому, что жрецы Храма называют "делом Богини"?
  Но эту, последнюю мысль, - тщательно изгонял их своей головы Ахоранагуим. Ему казалось, что едва только младшие жрецы узнают, что он так думает, так тут же его и - того....
  И впервые за всю свою не столь уж и короткую жизнь Ахоранагуим так яростно позавидовал Муздуру-дурачку, что на его лицо сама собою выползла придурковатая улыбка, а из уголка рта потянулась вниз тоненькая ниточка слюны.
  Бегство в безумие - не самое худшее бегство.
  
  
  
   Глава 34
   ДЕЛА ЧЕЛОВЕЧЕСКИЕ
  
   34-01
  Пастух племени Мыши смотрел на звёзды.
  Ему нравилось смотреть на звёзды.
  Днём он дремал, полагаясь на сторожевых псов. Они и овцам разбредаться во все стороны - воспрепятствуют. И суслика какого мимоходом задавят, покушают. И вообще, днём хлопот куда меньше. Разве что змеи, что у овечьих маток молоко сосут. Ну так то ж не вот тебе вред какой, беспокойство больше. Да и что с того урона урону всамделишного? Не убудет, чай, в самом-то деле. И сосункам хватит, и змеям. Не вот их тут видимо-невидимо, по змее на овцу ползает. А вот если убить змею, то вторая мстить начнёт, это точно проверено...
  Днём гожо. А вот ближе к вечеру стадо обязательно в пещеру загнать надобно. К ночи многое просыпается. С зубами острыми. Тут главное с пещерой не оплошать. Чтобы не шибко большая, пустая чтобы, без отнорочков в глубины неведомые... Хорошо хоть, что запахи все чувствовать умеют: и собаки, и овцы, и сам пастух. В пещерах от подземных запах долго стоит, кто-нибудь да учует.
  А вот так вот ежели, коли костерок у входа горит, - милое дело. Огня все боятся. Сколько от пожаров по сухой траве зверья погибает, - одним богам ведомо. Страх перед огнём у зверя в крови крепко посажен.
  Не у всякого, конечно же. Да и голод не тётка, пирожка не поднесёт. Будут крупные, да стаей, да оголодавшие, - могут попытаться через огонь или сбоку как проскочить. Но и то дело поправимое. Тут, главное, знать надобно, когда что в огонь кинуть следует. Травку какую сушёную, камушек какой, в порошок истолчённый. Да и праща под рукой. Суслику в голову, с двадцати шагов, - себе на жарёху, псам на мясо, - давно приучен. И ежели во тьме внешней вдруг глаза чьи засветятся, так промежду тех глаз засветить чем следует, - это завсегда пожалуйста. Не-ет. Шибкой опасности туточки нетути. А со всем остальным справиться можно. Не вот чтобы старики неумеху в пастухи кинули, нет. Мальцом начинал, с подпасков. Когда чего что делать - знает...
  Вот тот же костёр. Огню тоже кушать следует, тоже пища нужна. Дерево сухое. А где его шибко напасёшься? Вот и примечай, когда с пастбища на пастбище кочуешь. Где какое дерево снизу затесать, чтобы к следующей траве подсохло. Да опять же не абы какое. Не вот над ручьём нависшее, или отдельно от остальных стоящее. То, что растёт, - его тоже чуять надобно. Чтобы и тебе польза была, и миру не шибко урон нанести. А то мир, как та змея, - тоже мстить начнёт...
  В паху заворочалось, заныло, своего требует. Вот тоже досада! Как мальцом был - ничего такого не хотелось. Старикам, говорят, тоже это дело без надобности. А как в возраст вошёл, - тело своего требует. Животу - воды да еды. А вот этому, как станет твёрдым да горячим, - так непременно влажного да мягкого подавай. Хошь ни хошь, а сполняй, что надобно. Не то спокою не будет. Ни ночью тебе спокою не будет, ни днём. А тут, почитай, и до ошибки какой рукой подать. Одну овцу задерут - то ещё ладно. Как ни берегись, а всех не убережёшь, то дело известное. А вот ежели запах какой не почуешь, не на ту траву пастись загонишь, тут и всё стадо полечь может. Откуда тогда шерсть для одёжи брать, а?.. Или в пещере запаха не почуешь, а ночью из-под земли что голодное вылезет, да не одно... Тело, оно и есть, - тело. Ему не прикажешь. То всем ведомо: учил Муздур-дурачок лошадь не жрать, совсем было выучил, а она возьми, да и сдохни...
  Пастух протяжно вздохнул, положил в огонь корягу поузловатее, чтобы подольше хватило, прихватил ярлыгу и направился вглубь пещеры, к овцам.
   В слабом отсвете костра, да принюхиваясь, - овцу потребно, никак не барана, - избрал себе избранную на сей раз. Ярлыга и не понадобилась. Тесно стояли, кучей. Задрал подол длинного балахона, единственного своего одеяния, нащупал пальцами нужное место, впихнул своё в овечье. Овца слегка вздрогнула, но более беспокойства не проявила. А посему пастух беспрепятственно шевелил внутри ней предметом своего беспокойства до того самого момента, когда тело цепенеет, напрягаясь до необычайности, и беспокойство, зародившееся в тебе, изливается из тебя вовне. А внешний признак беспокойства снова становится мягким и спокойным, как всегда.
  Постоял немного, отдуваясь, вернулся к костру. Как всегда, после такого, - захотелось есть. Вынул из котомки кусок засохшего сыра, погрыз его маленько. Пока, как обычно, опять же, не потянуло слегка вздремнуть.
  Сложил руки на коленях, сверху подбородок пристроил, глаза прикрыл, да и вздремнул чуток. Во сне приснилось прошлое. Как пригнал стадо в селение. Шерсть стричь. В последний раз...
  Вообще-то шерсть стричь гоняли стадо давно. И когда ещё подпаском был, и потом уже. Когда один остался. Шумно там, в селении. Запахи чужие. Вообще всё не так, как привык. Зато еда новая. Разная. Всякая. И эти. Как их? Бабы. Или девки? С виду - как ты. А между ног - как у овцы. Влажное и мягкое. И шерсть тоже только там, между ног. Хотя у овцы, конечно, погуще будет. И когда эту бабу-девку овечишь, то не стоя, как привык, а лёжа. На ней. Ну гладит она тебя. Руками своими. Ну ногами жмёт. Ну, там, потрогать у неё можно, где мягко. А там, куда беспокойство совать следует, - ну овца овцой, никакой разницы.
  Ну ещё питьё какое-то у них в селении есть. Его как выпьешь - голова кружится, ноги не держат и чутьё пропадает. Ну вот не чуешь ты вокруг себя ничего, - куда же это годится? И голова потом болит. А они пьют да нахваливают. Не-ет, таким овец пасти нельзя. Всё стадо загубят.
  В общем, чужие они какие-то там, в селении, хотя и свои. Разве что эти, девки-бабы которые. Не все, конечно. Которые хорошие, еду свою с тобой едят, на себя положат. А которые мимо тебя идут, и тебя не видят.
  А вот одна какая-то, вроде бы, не такая была. Другая какая-то. Или показалось? Носом ничего не чуял, однако, далеко было. Стена деревянная, дом называется. А в стене дырка, окно называется. А там - она. Откуда-то смотрит куда-то. Сам головой повертел, ничего такого не увидел. На неё смотреть стал. И ничего, кроме неё, не видел. И слушать там не слушал И нюхать не нюхал. Стоял, на неё смотрел. А она всё мимо и мимо. И всё куда-то и куда-то.
  А потом толкнули. И снова всё появилось. И звуки, и запахи. И этот, который не баба-девка, а вроде человека, нормальный. Хотя не очень. Орёт что-то, изо рта брызгает. Руками машет. Одна прямо в нос полетела. Ну, поймал. Схватил, сжал, как обычно, когда ловишь что-то. А он кричать начал, пинаться. Ну, отпустил. А он отскочил на три шага, спиной повернулся, нагнулся, одеяние своё задрал и зад свой голый кажет...
  А она глаза вниз опустила, смотрит и улыбается. И от улыбки этой такое между ног беспокойство завелось, что овца потребовалась, - ну просто до зарезу. И нету её, овцы. А эти, бабы-девки которые, тоже шерсть никто не кажет. Они, когда желают, чтобы их овечили, телешатся до шкуры своей и шерсть между ног кажут. А ежели не кажут, - то их овечить нельзя, а то накажут. Ещё с подпасков помнится. Ну, из всего голого только этот зад. Ну, руки ярлыгу сами метнули, ухватили руки его за ногу, - к себе поддёрнули, ну и заправил ему пастух. Сухо, жёстко. Как барану, когда ночью прижмёт, бывает, ошибешься... Ну, вот. Его значит, овечил, а сам на неё смотрел. И ничего вокруг себя не слышал, и ничего вокруг себя не видел. И носом не чуял. А она смотрит, и вот смеётся-улыбается. У пастуха так даже внутри тепло стало.
  Ну, вышло, значит, беспокойство, снова всё вокруг видеть-слышать да чуять начал. А все вокруг стоят, смотрят, рты пораскрывали. А пастух снова вверх посмотрел, а там и нет никого. Совсем грустно стало. Ну и пошёл себе дальше...
  Пастух проснулся, поморгал на огонь, подкинул ещё одну сухую ветку, пошевелил концом ярлыги, где захвата нет, в костре. Недогоревшее, что посередине сгорело, а с краёв осталось, - вместе, в одну кучу собрал. Пламя повыше поднялось, пришлось даже отодвинуться слегка.
  Поднял голову, стал смотреть на звёзды. Маленькие такие, помаргивают. Шевелятся. Как костры вдалеке. Только небесные пастухи всегда в одном месте свои костры жгут. Наверное, богатые пастбища у них там.
  Вздохнул пастух, поискал глазами. Вот ещё одна забота. Оружие в селении выдали. Лук называется. Говорят, какие-то новые звери с острыми зубами появились. Голову показали, на шест надетую... Да-а, такого камнем из пращи не отгонишь. Стрела лучше будет, она глубоко вонзается. Только вот поди попади с непривычки из лука куда надо. Так и пришлось в последний раз в селении, вместо того, чтобы девок-баб овечить, из лука этого учиться стрелами стрелять. И ещё наказали старики каждый день по две руки раз полный колчан стрел выстреливать в цель, учиться, значит. Руку раз утром и руку раз вечером.
  А уже и получаться стало, кстати. С десяти шагов в пучок сухой травы на конце шеста, в шкуру завёрнутый, попадать стал.
  ... А ещё, если к луку натянутому котелок пристроить, где пищу варишь, а потом за тетиву дёрнуть слегка - звук будет. Долгий. Протяжный. Нравится. Под этот звук песню петь хорошо. В прошлый же раз в селении услышал. Какие-то чужие люди, не Мыши, мимо проезжали, у своего костра за селом пели. Нравилось...
  Пастух прижал котелок к животу, лук к котелку. Нижний конец лука в землю упирается, верхний рукой держишь. Второй рукой тетиву тронешь, загудит тетива, из котелка наружу звук плещется, тогда и петь можно:
  - Ла-ай, ту-ла-ла-ай, ту-ла-ла-ай, ту-ла-ла-ай...
  И затихает всё. И снова тетиву пальцем тронешь, загудит она, из котелка отзовётся, снова петь можно:
  - Ла-ай, ту-ла-ла-ай, ту-ла-ла-ай, ту-ла-ла-ай...
  Сбоку зашуршало. Пастух скосил глаза. У лежащего куска сухого сыра, что после выхода беспокойства погрыз мало-мало, сидела мышь. Или мыш сидел. Не будешь же этакой малявке под хвост заглядывать? Да и зачем?
  Мышка поводила усиками, неспешно принялась обгрызать сухой сыр. Кушает, значит. Пастух улыбнулся. Внутри него стало немножечко теплее. Спел песню ещё раз. Уже для предка племени...
  
  Вообще-то данная мышь не была ни предком самого пастуха, ни кого-либо из его рода-племени. Вообще-то племя Мыши было результатом одной из разработок Коцита.
  Успешной попыткой соединения человеческого тела и нечеловеческой души. Конкретно - мышиной. Поведение, поступки, помыслы, цели бытия всего племени руководились мышиными запросами. Ну, там, зёрнышек в норку натащить и похомячить от пуза. И что с того, что норку в земле заменил дом на земле? А из зёрнышек стали печь лепёшки и варить пиво?
  Человеческие тела, управляемые мышиными душами, легко подчинялись правящему по праву силы. И занимали свою нишу в общих планах мёртвого существования на данную планету. Мышиные души в человеческих телах достаточно быстро дрессировались на выполнение несложных трюков: ношение одежды, строительство домов из дерева и камня, исполнения простеньких ремёсел... Они легко привыкали к неволе и совсем не отличались с виду от других двуногих. От человеческих тел, управляемых душой зайца, лисы, крота... Тела, управляемые столь разными, казалось бы, душами, - могли свободно спариваться и давать совместное потомство. А стало быть, вполне годились для выполнения планов планетарного демона класса "Господь": заменить человечество Творца , человечество Живое, на человечество пищевое, человечество мёртвого существования.
  И пастух племени Мыши являлся, пожалуй что, самым безобидным изо всех прочих, подобных ему. Он совершенно искренно радовался близости родственной души, в полном соответствии с первым правилом магии: "Подобное притягивается к подобному". Две маленькие мышиные души, одна в своём теле, вторая в двуногом, - были немножечко счастливы в обществе друг друга. Одна пещера, один кусок сухого сыра на двоих, на двоих и одна песня, исполняемая под звук спущенной тетивы под звёздным небом у земного костра:
  - Ла-ай, ту-ла-ла-ай, ту-ла-ла-ай, ту-ла-ла-ай...
  
   34-02
  Поддерживающий Корону, начальник Службы Поддержания Короны, изволил пребывать в сильно раздражённом состоянии. З-з-з-з-зла не хватает! - думал он, глядя на лежащую перед ним на рабочем столе кучу неприятностей.
  Мало ему шпионов-купцов, стремящихся вызнать всё возможное о королевстве для соседей. Их же ещё и казни не предай по одному подозрению! А вину докажи и обвинение обоснуй! А не то остальные купцы перестанут приводить караваны и нарушится торговля. А за это и лучшие роды королевства, да и сам король - по головке не погладят.
  Мало ему то и дело задумывающихся заговоров среди этих самых лучших родов королевства, где каждый мысленно примеривает на себя корону.
  Мало ему воров, разбойников, бунтовщиков, беглых рабов и всего такого прочего. Мало ему предупредительной работы на землях соседних королевств, чтобы там по уши увязли в своих внутренних проблемах и не думали о внешних завоеваниях, самостоятельно или по сговору с соседями.
  Не-е-еет! Ещё и дешёвый папирус на его голову!!!
  Поддерживающий Корону мрачно сжимал и разжимал кулаки, и даже дрогнул мысленно, на малое время возжелав спуститься в пыточную, попытать кого там саморучно, нервы успокоить.
  Ох уж этот дешёвый папирус!
  Нет, письменность нужна, кто бы спорил.
  Приметы дороги от оазиса к оазису в пустыне, списки имущества в хранилищах, да мало ли чего! - всё это дело нужное. Но ведь было же нормальное узелковое письмо. Материал и цвет верёвки, форма, количество и соотношение узлов, вплетаемые предметы, - элитное умение, доступное избранным, как и должно быть.
  Не-еет! Придумали дешёвый папирус. Товары на рынке заворачивать. Рыбу, что жарили и коптили под открытыми навесами, липкие сладости, кульки для ягод и клубней...
  Да какой же это обёрточный материал, когда на нём знаки чертить можно! Хоть раздавленным соком ягод, хоть угольком от костра!
  Сперва баловство баловством. А потом - то ли боги какие подшутили, то ли сам кто додумался. Придумали знаки для звуков слов. И вот вам проблема. Уже не только избранные, а всякая сволочь, - может смело марать папирус, что угодно чертить.
  Ну и пошло - поехало.
  Всякая аристократическая падла, которая от безделья пухнет, принялась изучать новое умение и вместо того, чтобы купить раба с хорошей памятью и научить запоминать дословно короткие послания, принялись письмами обмениваться. А сами писульки в другой папирус заворачивать, да ещё и сургучом скреплять, да ещё и всякие там договорные знаки делать для соблюдения тайности переписки.
  А Службе Поддержания Короны что делать? Раньше всех памятливых рабов просто подпоить вечером, - они и сами всё расскажут. А теперь? Как оболочку письма вскрыть, - думай. Как письмо скопировать - думай. Если просто заставить неуча черта в черту копировать, - слишком долго получается. Незаметно задержать письмо не выходит, жалобы королю начинаются. Пришлось низшие чины грамоте учить, чтобы с разумением копировали.
  И - всё! На королевство обрушилась зараза всеобщей грамотности. До чего дело доходит, сам вчера видел: раб читал объявление о боях гладиаторов! Ужас! Кошмар!!
  Поддерживающий Корону тяжко вздохнул. И как корона неприятностей - вмешательство Служителей Святого.
  Поддерживающий Корону мрачно поёжился. Божественный Онагр - это Божественный Онагр. Изливая во время ритуального совокупления своё святое семя в плоть короля, Божественный Онагр тем самым изливает своё благословение на всё королевство. Нарушение божественных традиций уже приводило в прошлом к массовым болезням, бунтам, засухам, войнам. Поэтому Служба Поддержания Короны по сравнению со Служителями Святости - просто дети малые. Служба Святого и провинившегося короля смерти предать право имеет. Прямая связь с богами, что ни говори, - а это сила.
  Но, согласно святым традициям божественных предков, душу умершего короля обязаны сопровождать в загробный мир все его взрослые родственники. Именно поэтому все братья короля направляются в Службу Поддержания Короны. Личный интерес - это самый сильный побудительный мотив к действию. И когда отчётливо понимаешь, что защищая богослужебную задницу короля, ты защищаешь собственную голову, - тут уже непритворно стараешься изо всех сил...
  Поддерживающий Корону издал приглушённый рык наступившего на колючку льва.
  Ох уж этот мне дешёвый папирус!!!...
  ... Согласно Святому Ритуалу, когда Божественный Онагр проскакивает со звоном святым небесных копыт в святое время святое число сужающихся кругов над Храмом Богослужебного Таинства, всё население страны, а особенно столицы, должно выйти из домов на улицу и развернуться лицом к Храму, по всей остальной стране - лицом к столице. И в полдень, когда самая короткая тень, Божественный Онагр спускается в Храм и совершает Святое Таинство с королём. Все остальные в это самое время обязаны раскачиваться взад и вперёд, как бы кланяясь, триста ударов сердца. Полагается, что они тоже подмахивают Божественному Онагру, невидимо получая в себя мистическую частицу Святого Семени Божественного Онагра. И тем самым благословляются тоже, а также благословляют некое пространство вокруг себя, то есть - всю страну. Это же основы святой религии, доступные пониманию даже мифического Муздура-дурачка, слухи о безумных проделках которого проникали в королевство с дальними купцами.
  Не-еет!!! Нашлись умники, выпустившие подмётные письма. Где утверждали, что на самом деле, раскачиваясь взад-вперёд и как бы кланяясь, это люди помогают Божественному Онагру трахать короля. И это они, люди, людишки поганые, таинственным образом изливают частицу своего семени в тело короля, чем и благословляют страну.
  Ужаснейшая и богопротивнейшая ересь!!!!
  И совершенно не удивительно, что Служители Святого встали на уши и начали рыть землю в поисках злоумышленников. Это же самое страшное преступление, это же преступление против Божественного Порядка!
  И вот теперь к обязанностям Поддерживающего Корону добавилось ежедневное прочтение всего написанного за прошлый день. Каждый прочитанный папирус следует отметить личной печаткой, кольцом с гербом рода. После чего папирус отправляется в особое хранилище при Храме. Откуда в любой момент может достаться для обвинения в небрежении.
  Дескать, читал вот это? Читал. Почему не предпринял никаких действий к искоренению опасной крамолы?.. Хорошо хоть только по столице читать приходится. А могли бы и по всей стране.... Поддерживающий Корону поёжился от дурных предчувствий.
  Не-ет!! Медленное уничтожение всему роду изобретателя дешёвого папируса!!
  Поддерживающий Корону в очередной раз тяжко вздохнул и приступил к чтению:
  "Наздан-козолуп - Муздур-дурачок".
  Пояснение осведомителя: Наздан, местный ремесленник с пятью рабами, поссорился с женой. После чего стал показательно совокупляться с принадлежащей ему козой в собственном огороде и кричать на всю улицу, что он прекрасно обойдётся и без жены со всеми её выкрутасами. После чего соседские мальчишки, - о Святой Онагр, уже до детей грамотность докатилась! - написали сие на стене его дома.
  И вот это вот и подобное этому он вынужден читать каждый день!!
  Настенные надписи оскорбительно-личного характера. Идиотские надписи типа "Тут были Капидаг и Курумбак". Попытки привлечь покупателей с помощью надписей типа "Пил вино купца Хандога - у него такого много!" Признание в желании совокупления с хозяйскими детьми, хозяйкой или самим хозяином. Подобные надписи очень быстро стираются самими хозяевами осквернённых домов, но осведомители ухитряются скопировать и их.
  Нет, просто какая-то чума грамотности обрушилась на королевство!!
  Копии писем от купцов к сборщикам податей с жалобами на скорбное состояние дел и убытки. Какому кретину пришла в голову мысль и этот срам посылать на прочтение Главе Службы Подержания Короны!..
  Медленно, до хруста, сжал кулаки, прикрыл глаза, мысленно представил себе: вот, он подходит к дыбе, а на ней, с вывернутыми суставами...
  Помотал головой, разгоняя соблазнительные видения, открыл глаза, в очередной раз тяжко, с рыком, вздохнул, - и вернулся к делу. Папирус сменялся папирусом... Дрянь, мусор, мерзость!...
  Так, а это ещё что такое?
  Официальная рассылка по всем аристократическим домам? На его имя? Странно... Приглашение на оргию? Вряд ли. Присутствие Главы Службы на массовом пьянстве, с неизбежным развязыванием языков, - дело опасное, и аристократы это хорошо понимают. Но по какому ещё такому поводу может быть общая рассылка?..
  Вскрыл. Развернул. Не понял...
  
   НЕЖНОСТИ В ПРОМЕЖНОСТИ
  
   Срамные девки задирали юбки,
   Подмигивая пропастью влагалищ,
   Из жопы мрачно падало - говно...
  Начало новой поэзы нашей знаменитой Сафиенны, как всегда, обрушивается на уши слушателя ударом боевой дубины. Но не волнуйтесь! Всего несколько волнующе-возбуждающих сцен, и мы подходим к сути дела. Когда главная героиня поэзы бросает в пространство ойкумены завораживающий призыв:
   Стыда отбросив чувство ложное
   На крыльях страсти воспарить,
   И междуножное пирожное
   Раскрытой устрицей - дарить!..
  А далее, как обычно, новым образом оглядывается вечно древнее и никогда не приедающееся действие погружения во влажную огненность женственной привлекательности. Вы будете услаждать тело и слух одновременно. И когда последние толчки страсти погрузят ваше тело в блаженную расслабленность, ваши уши будет ласкать умиротворяющие окончание поэзы, исполненное игривого позыва к новому возбуждению:
   И волосики дыбком
   Над взъерошенным лобком...
  Литературно-сексуальный Салон "Ристалище оргазма" приглашает вас к восприятию новой поэзы непревзойдённой Сафиенны - "Нежности в промежности".
  Спешите! Будьте первыми! Будьте победителями!
  
  Глава Службы снова вздохнул. Но на этот раз немного иначе. Как же, как же, бывали... Стоя на коленях, погружаешься во внутренний мир раба-декламатора, читающего вслух очередную поэзу нашей несравненной и непревзойдённой... Это по одной цене. Или лежишь на спине, закрыв глаза, а рабыня плавно покачивается на тебе, Читая возбуждённо-возбуждающим голосом всё ту же поэзу...
  Глава Службы хмыкнул. Как раба - так только с листа. А как наизусть - так только рабыню! Впрочем, Сафиенна - бунтарка известная. Ведь заповедано же аристократическими предками: "Жена - для продолжения рода, гетера - для интеллектуального общения, и юноша - для сексуальных услад". Нет! Женского равноправия желает. И как хитромудро устраивает эти свои желания - хоть к себе в Службу записывай!..
  При мысленно произнесённом слове "записывай" поморщился и сделал знак, отгоняющий ночные кошмары.
  Но премудрой Сафиенне и на самом деле в уме не откажешь. Ритуальное прощание с девством происходит путём сочетания с ритуальным изображением члена Божественного Онагра. Так она взяла два, придумала хитрое устройство, приводимое в движение рабом. И - пожалуйста!.. Женщинам аристократических родов запрещено пускать в себя члены любых мужчин, кроме своего мужа. Иначе сварят заживо в растительном масле. А про количество раз сочетаний с ритуальным изображением члена Божественного Онагра в законе ничего не сказано.
  Сам лицезрел, через дырочку в стене. Лежат в обнимочку, оглаживают друг друга, точнее - подруга подругу, стишки свои вполголоса возбуждающие бормочут. А поодаль - раб. Одной рукой рычаг взад-вперёд движет, ритуальными членами на палках внутри аристократических тел шевелит, а другой рукой и о себе не забывает... Вот ведь устроили, а!.. Тут тебе и женское вплотную, и ритуально-святое внутри, и мужскими извержениями раба пахнет. Да ещё и любопытствующие в специальную дырочку подглядывают. За очень дополнительные деньги, между прочим! И ведь всё по закону. Даже Служители Святого только руками разводят, а придраться - не могут. Не предусмотрено подобного в карательных уложениях...
  Потому и не удивительно, что число почитательниц этой самой несравненной Сафиенны растёт, как на дрожжах.
  Глава Службы ещё раз хмыкнул, убрал в сторону прочитанный листок. Но под ним обнаружился ещё один папирус. Так, а это ещё что такое? Донос осведомителя. Хм, интересно...
  В доносе со знанием дела обсуждалось содержание свеженаписанной поэзы. Так и есть! Наш лучший прохвост уже успел побывать в притоне нежности, и явно за казённый счёт. Ну и что ты там нарыл? Ага...
   Как тяжело кричал, бедняга, он, -
   Мой член у горла своего почуяв...
  Ну-ка, ну-ка... Ух, ты! - "попытка магического покушения". Предложение поэзу запретить, авторессу арестовать, имущество - конфисковать. Лично её, не всего рода. А доносчикам выплатить законный процент.
  А это ещё что такое?
  Наискосок внизу доноса красовалась надпись, сделанная рукой Главы Службы Святого:
   "А - мне?"
  Очередной тяжкий вздох. Так. Придётся лично самому во всём разбираться. Только надо учесть, что совокупление с рабами-декламаторами стоит одни деньги, а с рабами, декламирующими и одновременно записывающими текст поэзы для передачи оного в полную собственность клиента, - совсем даже и другие. Будет накладно.
  Ладно, проведём за казённый счёт. Приписка на доносе - достаточное тому обоснование.
  Глава Службы Поддержания Короны позвонил в колокольчик, чтобы рабы с носилками приготовились отнести его и подали носилки к парадному выходу. Затем надел плащ и полумаску, - признаки аристократического происхождения, надеваемые при выходе из помещения в места обитания простых смертных.
  Но всё же не удержался, погрозил кулаком в пространство и с чувством произнёс в полный голос:
  - Да покарают тёмные боги Ахерона посмертную сущность изобретателя дешёвого папируса!!!...
  
   34-03
  
  М'Ба из племени М'Ба, что означает "люди", предавался скорбным раздумьям, восседая на ритуальном помосте внутри своей пальмовой хижины. Оно и понятно. По должности положено - размышлять. Потому как не просто так, а помощник шамана. Кому ещё думать о племени? Нет, шаман тоже думает о племени, но он всё больше о божественном. Общение с богами, борьба со злыми духами, ублажение добрых. Наведение порчи, снятие порчи, магическая помощь на дому, - дела, несомненно, важные, но это немножечко не то... Вождь тоже думает о племени. Охота, война, обряды и ритуалы в мужском доме и вообще, - это тоже очень важно, но и это тоже немножечко не то. А вот думать об этом, ежедневном, привычном, незаметном на первый взгляд, когда святые традиции предков вроде бы и исполняются, но как-то не так, без должного внутреннего настроя... Вроде бы и добровольно, но в то же время и как бы из-под палки, без должного желания, как бы нехотя... А ведь именно с этого и начинается настоящая погибель народа...
  В хижину вошёл, хмуро зыркнув исподлобья, сын сестры.
  Вот вам и наглядный пример, уважаемые духи предков! Явился исполнять святой ритуал, завещанный богами, а вид такой, как будто его голым задом на муравейник сажать собираются.
  - Ну? Что стоим? Чего смотрим? Забыл, зачем пришёл?
  Сын сестры засопел что-то себе под нос, но открытого непокорства проявлять не стал. Подошёл к дяде, встал на колени, нагнулся, взял нехотя двумя пальцами член наставника, сунул себе в рот. Быстро заелозил языком под головкой члена, в самом чувствительном месте. После чего сразу же заработал подзатыльник.
  - Ты чего это там делаешь, а? Ежели так вот делать будешь, то истинное копьё мужчины даже напрячься не успеет, а уже соком жизни брызнет! А это - плохо. Потому что сок некачественным выйдет. Так что ты, того, этого, давай-ка, соси, как положено. И посерьёзнее! Ты не мух отгоняешь, а исполняешь священный ритуал, завещанный богами нашим предкам!
  Неслух угрюмо вздохнул и принялся совершать языком правильные, то есть круговые движения. Помощник шамана, исполняющий, согласно святым традициям предков, роль наставника-вскармливателя родича, умиротворённо вздохнул и расслабился.
  - Дурная голова, - мягко произнёс он, глядя на затылок сына своей сестры.. - Я же тебе добра желаю! Молодое поколение должно быть вскормлено соком жизни брата сестры, так постановили боги, так завещали предки, и не нам менять святые традиции...
  Ты - соси, соси, не отвлекайся...
  Итак, об чём это я? О святых традициях. Традиции - потому что издавна так ведётся. Так и наши предки поступали, так и предки наших предков поступали. Так и вам придётся поступать в своё время. Неужели ты хочешь сказать, что ты один умнее, чем все наши предки всего нашего племени?..
  Сын сестры что-то невнятно пробурчал.
  - И не говори с набитым ртом, это некультурно! Если хочешь что-то сказать старшему, вынь изо рта член и скажи, как и полагается приличному подростку из порядочной семьи. Членораздельно говори. А если сказать нечего, то и не бурчи там себе под нос, а соси себе, как и полагается приличному молодому человеку из племени, избранного богами.
  Так вот, об чём это я? Ах, да, о святости. Святыми наши традиции называются так потому, что исполнение сего заповедано нашим предкам не кем-нибудь, а самими богами, создавшими и нас, и наши традиции. А всё, что связано с богами, это святое. Ты сейчас не мне удовольствие доставляешь, и не сам получаешь, ты готовишься ко взрослой жизни. А это очень важно. Только тот, кто вспоен соком жизни брата своей матери, может быть допущен к женщине...
  Ты - соси, соси, не отвлекайся!
  Мал ещё, о женщинах думать!..
  Так вот, только прошедший все ритуалы становится полноценным членом племени...
  Ай!
  И нечего там хихикать!
  Мы говорим о серьёзных вещах. А ты почётного члена совета старейшин чуть без члена не оставил, озорник, понимаешь...
  А озорство - это вон там вон, за рекой, на том берегу, по ту сторону. Ишь, чего выдумали, недочеловеки! Сок жизни мужчины мальчишкам в задницу изливать! Богов не боятся! Одно слово - Н'Га!!..
  Ну и чего ты там спиной извиваешься? Смеёшься, что ли? Ну, посмейся, посмейся мне тут, посмейся у меня. Оглашу перед шаманом, вождём и старейшинами, что святые ритуалы поганишь, мигом из племени вылетишь. Тогда уже по-другому засмеёшься.
  Что, проняло?
  С вами, молодыми да ранними, не хотите по-хорошему, - так как получится! Сами ещё потом спасибо скажете, а над святым издеваться - не позволим!..
  Ты - соси, соси, не отвлекайся!
  
   ................
   ................
  - Ну вот, а теперь - последнее. Когда мужчина ест определённые сочетания еды, вкус его сока жизни меняется. И традиции наших предков уже давным-давно определили, что когда наставник-вскармливатель желает, чтобы его воспитанник сам додумался, на что намекает ему старший, то он меняет вкус своего сока жизни, съедая то или это. Ты хоть понял, что именно я хотел тебе сказать без слов? А? Ну ты хоть понял, что я вынужден был съесть, чтобы изменить для тебя вкус своего сока жизни и показать тебе, как сильно и по какой именно причине я тобой не доволен? А? Ну ты хотя бы уловил, чем именно отличается вкус того, что ты проглотил сегодня, от вкуса того, что было вчера?
  Э-э-э-эх ты!! А ещё родственник помощника шамана! Вон с глаз моих!
  И куда катится современная молодёжь?!..
  Никакого почтения к святым традициям предков!..
  
  Н'Га из племени Н'Га, что означает "люди", предавался скорбным раздумьям, восседая на ритуальном помосте внутри своей пальмовой хижины. Он, главный охотник племени, говорящий с вождём и шаманом, как равный с равными, был глубоко опечален упадком нравов и пренебрежением традициями со стороны молодёжи. Вот вам, пожалуйста! Настало время святого ритуала, завещанного предками и предписанного богами. И где же, спрашивается, шляется этот так называемый родственник, сын сестры? Где он виляет своей непочтительной задницей? А? Когда мужчина изливает из себя сок жизни в женщину, женщина рождает нового человека племени. Когда мужчина изливает сок жизни в подростка, он помогает родившемуся человеком - стать человеком. Только прошедший все обряды и исполнивший все ритуалы способен стать полноценным членом племени. Так завещали предки, так заповедали боги.
  Пальмовые листья, закрывающие вход в хижину, раздвинулись. Долгожданный родственник появился на пороге. И без тени раскаяния на лице. Встретив суровый взгляд старшего, опустил голову, встопорщил правый палец на левой ноге, и сделал вид, что увлечён его рассматриванием.
  Глубокий вздох сотряс плетёные стены хижины.
  - Каждый раз, когда ты опаздываешь, я снова и снова повторяю тебе предания великой истины, открытой нашими предками по соизволению богов. Как ты сможешь стать полноценным членом племени, если ты не примешь в себя лучшие качества взрослого, изливаемого в тебя вместе с соком жизни? Или ты хочешь уподобиться презренным М'Ба, тем, кто скармливает своим юношам свой сок жизни, как простую пищу? Если уж мы избраны богами, то мы обязаны совершать ритуалы, завещанные нам предками, даже если они нам непонятны. Разве наши боги, избравшие нас, могут желать нам дурного? Нет, не могут. Нужно ли племени, чтобы вы, пока ещё неполноценные существа, смогли стать настоящими членами племени, когда нас, старших, призовут к себе наши боги? Нужно. Как ты только можешь подумать о том, что у тебя родятся полноценные дети, если ты опаздываешь, и тем самым ослабляешь силу священного ритуала?
  Взрослый встал, сошёл с помоста, кивнул на него головой. Подросток, вихляющей своей походкой, подошёл, наклонился, оперся руками о помост. Взрослый, откинув передний лоскут ритуального покрытия чресел, прижался к голому заду родственника, - молод ещё, не заслужил права на ритуальное одеяние!
  Дождавшись, когда истинное копьё мужчины примет свою боевую форму, заправил его по назначению. Сделав святое, остановился, замер, слегка пошевеливаясь напоследок, чтобы последние капли его сока жизни капнули в тело освящаемого сей процедурой родича. Всё ещё придерживая руками узкие бёдра подростка, пробурчал ворчливо:
  - Можно подумать, мы вам зла желаем, в самом-то деле! Добра мы вам желаем, исключительно только добра! И делаем вам добро, как предки завещали, как боги заповедали. Вас во время ритуала принятия во взрослые на крючьях за кожу подвешивать будут, а вы за задницу свою трясётесь. Вот в наше время было! У нас так соревновались даже: у кого кал толще, того вожаком подростков избирали...
  Отпустил наконец воспитуемого, поправил пояс, буркнул, уже приветливее:
  - Всё. Можешь идти, а то уже скоро женщины вернутся...
  Исполнивший на сегодня свою роль в святом ритуале почесал голый зад и направился к выходу. Но, откинув пальмовые листья, нос к носу столкнулся с этими таинственными женщинами... Чудища двужопые! Стрелой порскнул вдаль.
  Н'Га только головой покачал. Да благословится святое долготерпение богов Маггиф!
  
  Великая Река, испокон веков разделявшая изначально враждующие племена Н'Га и М'Ба, образовывала в этом месте два широких песчаных пляжа буквально напротив друг друга. В этом месте издревле собирались подростки. Ловили рыбу, кричали обидное находящимся на противоположном берегу. Когда появлялись крокодилы, купались по очереди, бахвалясь перед извечными противниками своей смелостью. Иногда, на радость зрителям с того берега, купальщика съедали.
  Но сейчас, когда взрослые как будто сговорились устроить своей молодёжи головомойку за пренебрежение к святым традициям предков, собравшиеся на обычном месте подростки, как свято отсосавшие, так и божественно оттраханные, - просто валялись на пляже, головами в сторону Великой Реки. Чёрные тела на жёлтом песке, разделённые мутноватым потоком, молча глядели на тех, кто по ту сторону, и не любили их.
  В обоих смыслах - не любили.
  
   34-04
  Пограничье именовалось Пограничьем, пожалуй, с тех самых пор, когда тут только-только появились первые люди. Сейчас уже давным-давно забыто: кто граничил, с кем, когда... А название - оно так и осталось.
  Не лучше и не хуже, чем всякие прочие, соседние. Соседи, правда, не упускали повода погордиться. Они, мол, такие-сякие, у них и название своё, и король настоящий, и вообще, они как путные, не то что тутошние... Впрочем, задирать жителей Пограничья - не то чтобы опасались, а так - избегали... Ходили их короли войнами на Пограничье, и не раз хаживали. А толку?
  Поселений не так уж и много. Всё больше - кочевья, на одном месте не сидят. Холмы да овраги - пахотной земли шиш да маленько. Овцы пасутся - это да. Кроликов тьма. Все сыты: и люди местные, и хищники всякие. А хищники туточки, сказать по правде, разные случаются. Холмы - не горы, конечно, но и в них пещер всяких разных - видимо-невидимо, хоть отбавляй.
  И когда соседские корольки, как их тут называют, нрав свой казать пытались, так шаманы Пограничья из тех пещер такое, бывало, вызывали... Целые войска - в клочья. Да-да, именно в клочья. В самом прямом смысле этого слова. Кусками. Когда шаманы скажут, что всё, можно уже - народишко на места резни прибарахляться ходил. Ну, там, из вещичек что сохранилось более-менее, к рукам прибрать. Ага. Там же всё равно определить можно - из какого королевства приходили. Ну вот. Доспехи починить, оружие поправить, другое что в порядок привести - и в другое королевство. Торговать, в смысле.
  До тех шаманов, кто поглупее, даже приставать пытался. Давай, мол, промысел учиним. Разор какой в соседнем королевстве устроим, они - к нам, а мы - их. И опять с прибытком...
  Шаманы с такими обычно даже и совсем молчат. Так, говорили, находились совсем уже полные кретины, глупее Муздура-дурачка из купеческих баек. Они к шаманам силком приставать пытались. Дескать, хрень твоя неведомая опять невесть где дрыхнет, а ты передо мною, а я весь из себя, и ващще, слушайся меня, целее будешь...
  Не, вы всё правильно поняли: с такими понтами долго не живут.
  Ну вот, в общем, так вот оно всё и сложилось, как бы само собой. В смысле: и у нас своя власть образовалась. Старики, кто из-за умения воинского до седых волос дожил, - в каждом селении. И Свой Хозяин - один на всё Пограничье.
  Ага, так и зовут: Свой Хозяин. Он почему таким стал? Он потому таким стал, что он один-единственный с шаманами поговорить может. И не когда шаманы вызовут, а сам, по своей воле, когда ему самому захочется. И шаманы с ним, как с равным, ага... Людишки у него есть, свои, в смысле. А в каждом селении - дом свой стоит, и в нём тоже людишки его обитают, хозяйство ведут, дом стерегут и всё такое прочее. А где у него главное логово - про то никому не ведомо. Поди, в тех же пещерах, где и прячет основные богатства свои. И живёт долго. Простые люди столько не живут. Может, он и сам шаман? Кто знает! Да ну и пусть будет кто угодно, лишь бы нас не задевал. Да оно ему и без надобности. В смысле: нас задевать. Ему и без того в любом уголке Пограничья - почёт и уважение. Ну накормит-напоит его трактирщик раз в луну, той же крольчатиной, что с того? Да и то не каждый раз. Когда и платит. Как с удачного дела возвернётся, случалось, двери нараспашку, и прям с порога: "Плачу за всех!"
  А что? И не раз бывало! Оттого и людишки местные в охотку с ним ходят. Не без потерь, правда, бывает, - но он завсегда за потерю кормильца полной горстью. Две доли семье погибшего, ага... И не неволит никого. Да и кой толк в лихом да удалом деле от невольника? Беспокойство одно.
  Так что живётся туточки и вольно, и вольготно, и беспошлинно... Шаманам, правда, принято прокорм доставлять. В очередь, в смысле. Так той же крольчатины накоптил, завялил, овощей с огорода, ещё чего - и порядок. Зато никакой тебе десятины на короля, десятины на храм и прочих податей. Хочешь - кормишься своим огородом. Хочешь - услуги кому какие окажи, вон перед трактиром с утра собираются. Кому что надо, кто сам наняться готов. И всё такое прочее. Никто и к тебе приставать не будет. Не принято тут так. Ты кого обидел, а он в следующий раз к корольку какому в проводники пойдёт, всем плохо будет, ага, бывало уже... А ежели лихой да удалой жизни захотел, добычи богатой, да рабов в доме завести, - вон, на поклон к Своему Хозяину. Он мало кому отказывает. Разве что когда гонор есть, а больше ничего и нету, ага...
  
  Двери трактира открылись, но никто не крикнул с порога, что платит за всех. Все, в общем-то, имели это в заднем уме, потому и развернулись резво глянуть: а кто же это там на ночь-то глядя? Все свои вроде как давно уже тут, на месте ежевечернего отдохновения, так сказать. Не принято тут по ночам между селениями шарахаться. Двое беседовавших в дальнем углу, местный бродяга-кладоискатель, всего с двумя жёнами, и заезжий купец из мелкого сословия, - тоже глянули на вошедшего.
  Плащ с капюшоном, весь в пыли, но лошадиной пены на нём нет, и лошадиным потом не пахнет. То есть, своими ногами шёл, своим ходом добирался. Хороший ходок, видать, в Пограничье таких уважают. Потому как через иные холмы на лошадях совсем ходу нет, через иные овраги только пешему пробраться можно. На чём конные вторжения соседних корольков, кстати, не раз и обжигались...
  За спиной - мешок вещевой, о двух лямках, скатка войлочная - на земле спать. В руке - посох. С виду - простая деревяшка, но опытный глаз завсегдатаев мигом определил, что внутри - лезвие на пружине, и то и два, с обоих концов. Те, кто со Своим Хозяином за добычей ходил, сами на работе такими пользовались вовсю. В руках умелого копейщика - страшная штука. Из десятка конных охранников половину не половину, но троих, а то и четверых положить успеешь, пока остальные опомнятся, а там и братва из-под маскировочных циновок с обочины подоспеет.
  Меча на поясе нет, из-под плаща ничего такого не топырится. Меч - оружие официальное, господское. Штука удобная, кто бы спорил, - но уж шибко дюже заметная. Разбойнички, кто поглупее, обязательно такое себе раздобудут и носят напоказ, вон, мол, какие они крутые!
  А люди посерьёзнее знают крепко: сильный вид встречного завсегда заставляет насторожиться. А зачем дразнить поросёнка перед тем, как хочешь его зарезать? Люди серьёзные отлично знают, как неожиданно и вовремя может выскочить из широкого рукава шипастый шар кистеня или зазубренная метательная звёздочка. Такую как ни кинь, - а каким-нибудь зубом в тело вопьётся и из-за зазубрин не выпадет. Очень хорошая штука, когда один на нескольких.
  
  Вошедший аккуратно прикрыл за собою дверь и откинул с головы капюшон. Н-да. Сильное лицо... Своему Хозяину впору... А они, кстати, и похожи чем-то. И даже не с лица, хотя и в нём есть что-то общее. Нет, внутри у них, чувствуется, много общего. Гораздо больше, чем снаружи. Какое-то тайное сходство. И сила чувствуется. И властность эта, что напоказ не топорщат, но воле своей противиться не дают. И ума в наличии достаточное количество, судя по взгляду. Опасный боец. Из двужильных. Вон как взглядом весь зал вымел. И сразу видно: всё про всех с одного взгляда вызнал, заценил, и выводы сделал.
  Вошедший не торопясь качнулся на пороге и как-то сразу оказался возле трактирной стойки. Давненько уже эта господская мода завелась: сидеть на табурете, хлопать одну за одной, без закуски, да пальцем трактирщику указывать, если вдруг внимания не обратит, что стакан пуст.
  Вошедший остановился за спиной Бузука. Мелкого, склочного, но в пределах дозволенной вредности, - мужичка маленького роста. За что его общество терпело - огородник лучший на всё Пограничье. Почитай, половину сеющих семенами снабжает. А то давно бы...
  За какого другого собравшиеся бы и насупились недовольно. А там, где из коротких трубочек ядовитыми шипами постреливают, насупленность разным может кончиться. Но за Бузука вступаться никто не станет, ежели, конечно же, не серьёзно, в смысле - до увечья или смерти. Тогда - положено: наших бьют. А так - никак, просто смотрели со своих мест.
  Пошедший так остановиться сумел, что на него все смотрели, и смотрели внимательно, не отрываясь. Ждали продолжения. И оно, разумеется, последовало.
  Вошедший несколько картинно, напоказ, - осмотрел сгорбленную фигуру на высоком табурете, ногами до пола не достающую. Потом, нарочито громко, сказал:
  - Маленькая женщина - это шик. Маленький мужчина - это пшик.
  После чего аккуратно взял Бузука за воротник, приподнял, чуток потянул на себя и уронил с табурета на пол. Тот шлёпнулся, поперхнувшись от неожиданности. И замер, прямо так, раскорякой, рот даже открытым оставил, отчего его клочковатая борода торчала совсем уже забавно. А глаза обоих встретились в безмолвном поединке взглядов.
  Через несколько ударов сердца вошедший хмыкнул, в его так и оставшейся поднятой руке откуда-то взялась монета, тут же упавшая на пол рядом с головой удалённого с табурета. Все невольно прислушались: судя по звуку - серебро...
  Вошедший, не отрывая взгляда, сказал:
  - Подкормись, убогий, а то, смотрю, мало каши ел.
  И тут же, словно забыв обо всём, уселся на освободившееся место, кивнул трактирщику на желаемое питьё и желаемый размер ёмкости для питья. Трактирщик тут же всё исполнил. После чего вошедший стал спокойно пить. И на спине его читалось полное спокойствие. И не ждал он никакого удара в спину, чтобы, значит, лихостью да умелостью народ поразить. Спокойная спина, никакого напряжения.
  Бузук завозился на полу, встал на четвереньки, и первым делом прикусил монету. Серебро, без обману.... Окинул взглядом зал. Общество вернулось к своим делам. То есть продолжало есть, пить, вполголоса разговаривать. Никто не пялился в спину, покрытую пропылённым плащом. Всем было всё равно.
  Надо сказать, что Бузук сумел сохранить лицо. Он не стал бросаться в безнадёжный поединок. Но и не убрался тишком, пряча плату за удар по самолюбию. Он окинул взглядом собравшихся и, словно ничего такого не случилось, громко обратился к кому-то, сидевшему за углом трактирной стойки.
  - Что-то допился я до полного устатку, ажно падать начал. От грусти, поди. Ну-ка, Серебряный Голос, растопырь персты, звякни по струнам, развей тоску, серебром плачу!
  И кинул монету.
  
  Из-за угла, вытирая рукавом рот, появился искомый, встреченный одобрительным гулом собравшихся. Видимо, то ли не ждали, то ли забыли, что он тут, что рядом. Серебряный Голос, известный всему Пограничью бродяга-певец, ни кола, ни двора, всё своё с собой носит. Зато ему в любом трактире рады. За пару песен, да тихое играние и напоят-накормят от пуза, и помыться дадут, и спать уложат. Дивно хорошо чувствовалось народу, когда он пел-играл.
  А девки трактирные к нему в койку и так прыгнут. Да ещё в очередь встанут.
  
  - Песню спеть, поиграть, али стишок какой прочесть, из господской жизни?
  Общество одобрительно загудело, стишки про городских, из господской жизни, все тут любили. Потому как заставляли где-то как-то собой гордиться. А засранцев из соседних королевств выставляли стишки те ну полным свинячьим дерьмом. Многие из общества хаживали на промысел в эти самые королевства, и подобный настрой, ну, если можно так выразиться, облегчал их совесть, у кого завелась вдруг, ежели.
  Но вслух никто ничего не высказал: кто платит, тот и заказывает, с этим строго. Хочешь чего - заплати и слушай. В свою очередь.
  Бузук, в целях повышения своего недавно рухнувшего авторитета, в своих глазах, в первую очередь, - возжелал стишка. Каковой тут же и последовал...
  
  Гляди гляделками, друган, какая девка!
  Такую справно отыметь любому.
  Тулдырь заправить между ляжек ловко,
  И оттулдырить до мудяжья звону.
  Сперва под юбку ей рукой забраться,
  Пощекотать, где мокренько и гладко.
  И раздразнив до хрипу, поваляться,
  Сувать туда, куда бывает сладко.
  Пупками потереться, да не раз.
  А накончать ей в ухо или глаз.
  Какие грудки! попка! рот!
  ...Дрочи скорей, а то - уйдёт!..
  Два кореша - сидели под забором...
  
  Стишок был прочитан мастерски. Сперва: с придыханием, с потягом в голосе и вожделенным тоном. На строке "Дрочи скорей, а то уйдёт", - всё изменилось. Тон стал деловым, даже немножечко раздражённым лоховатостью подельника. Произнесено было слегка сквозь зубы, одними губами, вполголоса. Изменилась поза, даже наметилось движение, как будто локотком кого под рёбра ткнул. Ну а последнюю строку уже и совсем наособицу произнёс. Тон небрежный, голос так даже и рассеянный слегка, как будто мимоходом объясняешь какому прохожему что-то малозначительное для тебя, или вообще малым детям что-то очевидное.
  Стишок встретили всеобщим рёвом восторга. Потому как оный стишок ещё раз со всею очевидностью наглядно показал, что городские - чмо полное. И даже братва ихняя - лохи лоханутые, на голимых понтах.
  Народ издавал одобрительные вопли, восторженный свит, а самые восхищённые часто-часто колотили кулаками по столу. Впрочем, без малейшего ущерба для последних. Столы в трактирах Пограничья делают с таким расчётом, чтобы случае нужды ими можно было надёжно загородить выбитые окна или дверь, так что - сами понимаете.
  Когда первый вал восторженности сегодняшнего вечера естественным образом утих, в мелькнувшей было тишине прозвучали неторопливые хлопки в ладоши. Все присутствующие машинально подняли головы на звук.
  
  Все трактиры Пограничья построены одинаково: в два этажа. На первом - общий зал, стойка, за стеной - кухня. На втором - жилые комнаты самого трактирщика и пустые гостевые. Купцы нет-нет, да и наметятся. Купцам тут спокойно: ни один волк у своего логова овец не режет, а одного обидишь, больше и не приедет никто. Зачем это надобно?
   Базарных площадей туточки отроду не бывало, так что трактир - самое оно. Где ещё всё местное население вечерами собраться может? Для разных надобностей? Днём в общем зале прямо и торгуют, а вечером обмывают покупки. В одной комнате сам купец со своими людьми, а в соседних - товары сложены. Хоть на своих землях местные и не душегубствуют, но слязмзить незаметно у проезжего купца чего-нибудь - это святое. И даже не для прибытка, а так, для гордости.
  Лошадей из конюшен никто уводить не будет, с пониманием народ, а вот тихохонько что из тюка намылить, без внешних повреждений, чтоб комар носу не подточил, - просто за ради удовольствия. Купцы проезжие к местным традициям относились с пониманием, почему трактир и стал их местом остановок, ко всеобщей пользе. Ставни в трактирах Пограничья такие, что закрытое окно без боевого топора снаружи и не откроешь, а вход наверх один - общая лестница из общего зала. Ну и балкончик такой, с перилами, - вдоль всех дверей второго этажа.
  На этом-то балкончике, у двери в дальнюю комнату, и стоял, облокотясь на перила, таинственный хлопун в ладоши. Э, нет, уже не таинственный. Потому как едва общество глаза свои на звук подняло, так сразу и разглядело. И не кого-нибудь, а самого Своего Хозяина. Свой Хозяин кивнул вошедшему чужаку: поднимайся, мол. А когда чужак потянулся было за кувшином, Свой Хозяин только рукой махнул. Дескать, всего полно, поторапливайся. Чужак быстро взошёл по лестнице и направился, грохоча сапогами, к ожидавшему его. Свой Хозяин, выпрямившись и постукивая носком своего сапога, смотрел на подходящего. И все, видевшие их сближение, просто поразились. Сбоку - как братья. Ну чисто на одно лицо. И как раньше не заметили?..
  Когда дверь за ними захлопнулась, все местные, проводив их взглядами, опустили глаза на Серебряного Голоса, очень кстати настроившего свой инструмент. Вечер обещал быть насыщенным. Сперва Серебряный Голос попоёт и поиграет в собственное удовольствие. А потом, после перерыва, когда он промочит горло и слегка перекусит, наступает время заявок желающих. Это уже за отдельную монету.
  Серебряный Голос не чинился, благо, что голос позволял, - и исполнял все заказы. А дальнейшее уже по обстоятельствам. Когда как. Если он дальше пойдёт, с заходом в чужие королевства, деньги ему, само собой, пригодятся. А бывало, ежели восхочется ещё в Пограничье остаться, кинет певец все монеты трактирщику, крикнет: "Плачу за всех!" - и тут уже до утра, и столы составить, и хором, плечом к плечу, раскачиваясь из стороны в сторону, и только успевай новый бочонок открывать, - и до полного выпадания под столы всех присутствующих...
  
  Наверху, за закрытой дверью, двое подсели к накрытому столу. Свой Хозяин, на правах хозяина, широко взмахнул рукою: угощайся, мол. Чужак усмехнулся, скинул на спинку стула пропылённый до коричневости плащ. Взял графин, поднёс к носу, понюхал. Поднял брови, плеснул себе полную кружку. Поднял глаза на хозяина. Тот улыбнулся, не раскрывая губ, протянул свою... Молча выпили.
  - Внеочередная инспекция? - поинтересовался Свой Хозяин.
  Чужак усмехнулся:
  - Не поверишь - просто шёл мимо. К месту своего назначения. Но потом, выполнив задание, всё равно вернусь в Цитадель. Так что, если хочешь, можешь передать что-нибудь и со мной.
  Свой Хозяин усмехнулся в свою очередь.
  - Особых новостей нет. Установка продолжает работать в неконтролируемом режиме. Причём падение Куба никак не отразилось, установка расположена на выходе коллатерали планетарной ци...
  Проходящий мимо глубокомысленно покачал головой.
  - Согласно официально приветствуемой версии, Господь исполнил приказ, потому что у Светоносца изменились планы и на эту планету, и на весь рукав галактики в целом. Это так, на тот случай, если вдруг вызовут в Цитадель.
  Свой Хозяин пренебрежительно махнул рукой.
  - А кого взамен? Моё тело выпущено из элитных Котлов Осуществления времён Куба. Старый образец. Сейчас таких уже не сделаешь.
  Закончив говорить, раскрыл рот. Нижняя челюсть, щёлкнув, опустилась до уровня основания шеи. Зубы верхней образовывали фигуру, больше всего похожую на треугольник с покатыми сторонам. Из вершины треугольника, прямо под носом, опустился вниз прижатый до того к нёбу ещё один зуб, позади человеческих. Также в форме треугольника. В ширину носу у челюсти, заостряющийся в иглу на конце.
  Аккуратно вернув зуб и челюсть на место, Свой Хозяин со смешком промолвил:
  - Моё тело наилучшим образом подходит для пребывания рядом с установкой. Новый вариант тел лучше только в одном случае, в случае длительного проживания среди простых смертных, пищи Господа нашего. Ты ведь из новых?
  Гость повторил трюк с нижней челюстью. Только форма зубов у него больше походила на пологую дугу, чем на треугольник. И зубов он предъявил для осмотра два. Чуть длиннее, чем у собеседника, и другой формы: тонкие, круглые, настоящие иглы.
  Вернув челюсть на место, гость, как бы мимоходом, заметил:
  - Если есть желание, в Цитадели возможно сменить тело. Сам Властелин, лично, пересадит твою сущность в новое тело. Лично я так и сделал. Я не новодел, я просто сменил тело. На новое, более приспособленное к новым условиям. Эпоха Куба сменилась на новую. Я считаю, что следует соответствовать велению времени.
  Свой Хозяин раскашлялся фыркающим смехом.
  - Соответствовать желанию Властелинов, если точнее. Чем более редким будет становиться моё тело, тем больше будут ценить меня. В случае чего.
  Гость отрицательно покачал головой.
  - Эта установка - да. Ну что-то там ещё. Раз, два - и обчёлся. Ты рискуешь.
  Хозяин хмыкнул.
  - Каждый миг бытия содержит в себе риск разрушения. В полной безопасности лишь мертвецы, только им уже ничего не страшно. Да и то - телам мертвецов. Только.
  - А ты случайно не тянешь с заглушением установки? У Властелина могут возникнуть такие подозрения.
  Пренебрежительный взмах рукой.
  - Непосредственный контакт с установкой осуществляют шаманы, управляемые внешне-внутренними имплантатами.
  Многозначительный взгляд.
  - Глисты Коцита в исполнении Вавван?
  - Они самые. Изменение тела, сохранение всей информации об установке при смене тела, постоянный контакт со специально выращенным Средним Мозгом, находящимся в самой Цитадели. Моя задача: общий контроль и принятие решения в случае выхода ситуации из-под контроля.
  Мелкий, дробный смешок гостя
  - ?
  - Среди пищи Господа нашего нами посажено множество религий. В ряде их говорится о передаче святого духа изо рта в рот. Интересно, что бы сказали съедобные, если бы они увидели передачу сути из жопы в жопу?
  Свой Хозяин усмехнулся в ответ:
  - Аристократы некоторых религий сказали бы, что ты говоришь странное. Нет такого слова - "жопа".
  Гость удивлённо поднял брови.
  - Да как же это? Жопа есть, а слова - нет?
  Усмехающееся покачивание головой.
  - И после этого ты утверждаешь, что смена тела на новый образец - благоприятна?
  Гость пренебрежительно махнул рукой.
  - Останемся при своих мнениях. Кстати, а как насчёт Пряности? Выращиваешь?
  Утвердительный кивок.
  - Один из образцов сейчас в зале.
  Взгляд в стену.
  - И где?
  Усмешка хозяина.
  - Новый образец тела видит сквозь стену только тепловое изображение. А моё тело позволяет видеть и ауру. Это к вопросу о смене тела. А кандидат в Пряность: издали - к нам, третий ряд, шестой слева.
  - С плечами молотобойца?
  - А он и есть кузнец. Но это не главное. Главное - он одушевлён очень вкусной душой. Из неё я выращу Истинную Пряность...
  
  Кузнец потягивал пиво, обгладывал подкопчённые бараньи рёбрышки, слушал перезвон струн, согласно покачивал головой. Хорошо! И рёбрышки вкусные. И пиво достойное. Его и пить приятно, и хмель голову кружит в должной степени и деликатным образом: постепенно и туманно. Забавно заставляя отскакивать в стороны все мысли прочь от тяжелеющей головы.
  И музыка эта... Пальцами струны перебирает, изредка по корпусу инструмента похлопывает. Шелестящими браслетами запястья потряхивает. Ногой, а то и двумя по очереди - постукивает в такт. А всё вместе - ишь ты как красиво! - получается, а? Под такие звуки и пивко пьётся приятнее.
  Не-ет, музыкантишки всякие по Пограничью часто шастают. Кто так, для заработка. Кто бежит из королевства в королевство, по причине чаянного или нечаянного оскорбления своей музыкой какого аристократа. Кто на дудочке дудит, кто по струнам бренчит, кто на наборе малых барабанчиков постукивает, да так забавно... Но Серебряный Голос изо всех - самый лучший. И стишок про городских - всегда к месту и в жилу, у других так не получается. Натужно выходит. И песни у него такие - всякие. На любой заказ найдутся. И не шпион, как некоторые, главное. А то как в соседних королевствах как кто кого зарежет, отравит там, ещё как власть сменит, - так тут же обязательно набег на Пограничье устроит. Ну как же, обязательно геройство показать надо, - перед аристократами тамошними. И чтобы, значит, его самого резать не торопились, и народным благодетелем себя выказать. Дескать, с разбойниками борется...
  Вот тут веселье начинается. Подумать только: чужой королёк из Пограничья отару овец геройски покрал! А то тут этого добра шибко убудет, ха!.. Ну, овцы, ладно, удальцы Пограничья в соседних королевствах добычу посерьёзнее брали, можно даже сказать, торговля такая, из самообслуживания, получается, хы... Но вот селения редкие жечь - это уже хуже. Нет, там, это, - топорами запертые двери посечь, чтобы внутрь войти, на пустые сундуки полюбоваться, это одно. Это - пусть. Столько прошли, так хоть деревяшку порубать, коли все жители попрятались. Пришли, постучали, сувениры какие прихватили, в доказательство, значит, что куда-то, но дошли - это нормально. Потому как пришлым, что за ватагами гоняться станут, в ловушку угодить, когда земля под ногами проваливается, и часть отряда в яму с копьями падает, а то и в пещеру какую бездонную, - так это запросто, этим Пограничье и живо.
  Когда первое селение вместе с жителями сожгли, прямо в домах, даже врываться внутрь не пытались, - сразу, - всё Пограничье в недоумение пришло. А всё просто оказалось. Ежели со стороны на хапок пойти, наобум, - то это путь от ловушки к ловушке. Там и тропки ложные натоптаны, и всё такое. Так ведь нет, - проводник нашёлся. Прямо на селение вывел. Что по холмам и оврагам Пограничья - дело сложное и весьма. Потом гораздо выяснилось - шпион тамошний с дудочкой своей тут не раз бывал, за бродячего музыканта себя выдавал. Последний любитель покоролевствовать готовился тщательно и загодя. У них ведь как принято? Как новый королёк в набег на Пограничье намыливается, тамошние аристократы ему вроде как помощь оказывают, малые дружины посылают. Ну, это больше для соглядатайства. Сорванную резную ставню для простых людей на базаре за волшебный знак из тайного убежища выдать - это одно. А о всамделишных успехах все пославшие аристократы в курсе пребывали. И тут - первый серьёзный урон в действительности. А не в выкриках глашатаев на базарах. Понятное дело, что для себя тамошний королёк старался, ум свой показать желал. Уж ежели он Пограничье ущучить сумел, - то и желающим другим на своё место живо секир-башка первым сделать успеет.
  Да убитым-то от этого всё равно.
  На поминках по тому селению, чуть поодаль от пепелища кузнец со Своим Хозяином первый раз вплотную и пересёкся. Нет, заказы там от его людей: сбрую поправить, оружие починить, всё такое прочее - это и раньше бывало. Пришли, заплатили, что хотели получили, и все довольны.
  В тот раз, в ближайших к сожжённому селению сёлах все роды, что среди убитых родичей имели, - своих послали. Требы поминальные перед богами справить, всё, что положено. Ну, то дела ихние, семейные, в них никто и не вмешивается.
  Нет. Свой Хозяин трапезу поминальную для всех прочих устроил, - вот то внове было. Место у села бывшего огородили: столбы верёвками, а на них уже ткань натянута, в человечий рост. Внутри - столы с едой. А всем проезжающим люди специальные сообщают. Что, мол, кто ежели убиенных почтить-помянуть желает за трапезой - милости просим. С собой забирать нельзя, но на месте - от пуза. Одно условие: при входе Своему Хозяину поклон отдать. Не земной, не в пояс, - обычный. И даже не ему самому, а убиенным. Потому как Свой Хозяин за мёртвых сих отмстить желает, как за родичей.
  Любопытно стало кузнецу, и пошёл он поначалу скорее на Своего Хозяина взглянуть-посмотреть.
  Свой Хозяин сидел за отдельным столиком напротив входа, чуть изнутри внутри огороженного места. Сидел, подперев голову рукой, что локтем на столик опиралась, а другой рукой рассеянно по скатерти пальцем водил. Но когда подошёл кузнец, голову поднял и в глаза ему глянул прямо. И сам выпрямился и руки спокойно на столик положил. В ответ на безмолвный вопрос его глаз кузнец только плечами пожал, да свёрток с заказом из руки в руку переложил. Кинул взгляд сидящий на руки кузнеца, такие ни с чем не спутаешь, оценил. Снова взгляд к лицу подошедшего поднял, спокойный такой взгляд. Кузнец подумал, снова плечами пожал и сказал, что в Пограничье между своими кланяться не принято. Старейшему в роду, отцу там - да. А так...
  - Боишься, что от поклона голова отвалится?
  Беззлобно спросил Свой Хозяин, не вот подковырнуть, хотя и с усмешкой понимающей. Головой покачал. Тоже плечами пожал, дескать, неволить не буду, свой, из Пограничья. Кивнул на свёрток, спросил:
  - Умер твой заказчик, кузнец?
  Кузнец нахмурился слегка. И тогда Свой Хозяин встал, своими руками налил вина в оба кубка, что перед ним на столе стояли.
  - Ну а просто вина выпить со мной, помянуть, согласен?
  - Без условий? - прищурился кузнец.
  - Без условий, - кивнул Свой Хозяин.
  - Согласен, - сказал кузнец.
  Свой Хозяин повёл рукою перед собой:
  - Из какого кубка пить желаешь?
  Хмыкнул кузнец удивлённо, головой в сторону качнул, но всё же указал пальцем на ближний к себе кубок. Серебро с камнями по верхнему краю. Свой Хозяин скосил глаза налево, и один из двоих его людей, стоявших по обе стороны столика, шагнул, взял кубок, ещё шагнул, подал.
  Свой Хозяин немного приподнял свой кубок, глядя в глаза кузнецу, тот ответил тем же. Выпили вино, не сводя глаз друг с друга. Перевернули кубки, показывая, что до дна. Ни капли вина не утаено, ни единой мысли супротив не затаил никто. Свой Хозяин опустил свой кубок на столик, но остался стоять, спокойно опустив руки. Кузнец, видя, что за опустевшим кубком никто к нему не спешит, сделал шаг вперёд, сам поставил кубок обратно. Во время чего ему, естественно, пришлось слегка нагнуться. А когда разогнулся, Свой Хозяин усмехнулся по доброму, сказал:
  - Ну вот, отдал ты мне поклон, кузнец. Не отвалилась твоя голова?
  Усмехнулся ответно кузнец, головой качнул.
  - Обманул. Ловок.
  - Своих не обманываю, - сказал Свой Хозяин спокойно. И добавил:
  - Ну что же, иди, ешь, пей. Помяни убитых. А заказ твой, кузнец, я у тебя сам выкуплю. По той цене, что ты с ныне покойным заказчиком договаривался. Всё без обману, кузнец. Ты меня уважил, я тебя уважу.
  Ещё один человек шагнул сбоку. Поставил рядом с опустевшими кубками шкатулку. Откинул крышку, блеснуло золото.
  Спросил спокойно:
  - Сколько стоит твой заказ, кузнец?..
  
  Незнакомые яства, незнакомое питьё. Никуда не хотелось уходить. Столов было приготовлено изрядно. Намного больше, чем людей. В основном тут пребывали люди Своего Хозяина, но и другие имелись. Пара купцов со своими людишками, чуть больше десятка за одним столом. Ну, этим склониться, что вздохнуть, наслышаны о порядках в тамошних королевствах. Там ежели кому надо не поклонишься, то голову могут запросто и вообще с плеч смахнуть. Сабелькой, к примеру.
  Из тутошнего населения столько же или даже поболее. Но - молодёжь. Этим склонить голову перед любопытным тоже проще. Ну, ещё там, по мелочи...
  Когда же все насытились, и начались переглядывания по сторонам, в смысле: не пора ли нам - пора? - ко всем собравшимся обратился Свой Хозяин. Уважительно обратился. И сказал, что души мёртвых не успокоятся, пока не будут отомщены. И добавил, что сам мстить пойдёт. Баш на баш. Есть по ту сторону укреплённое селение, откуда королевские каратели в Пограничье вышли. Вот этот-то городишко и сгорит ответно. И пригласил Свой Хозяин всех присутствующих тут жителей Пограничья, что за поминальными столами его волю уважили, - присоединиться к нему на этот поход.
  - Проходящим купцам не предлагаю, не их то дело, - твёрдо говорил он, глядя в их сторону. - И слова с них на молчание брать не буду. Кому захотят, пусть говорят. Сами знают, кому что сказать можно...
  Купцы переглядывались, кивали многозначительно.
  - А на каких условиях с собой зовёшь?
  Это кто-то из молодых. До добычи жадные, но и осторожные.
  Свой Хозяин усмехнулся. Объяснил условия.
  - На подхвате стоять. Не одни корольки загодя готовиться умеют. В тот городишко верные мне люди уже бочонки с зельем зажигательным завезли. По горящей стреле в условленное время с условленного холма - изнутри и запалят. Хорошее зелье. Водой тушить - только огоньку добавлять. Секретное зелье. Не тут делали. Людишки что поценнее похватают, да спасаться побегут. За стены. Тут их хватать надо, да от груза освобождать. Как вернёмся - по долям всё и разделим, вы меня знаете. Да, и ещё одно. Если кто там захочет полон взять, девок там, по молодому делу, - так то пожалуйста. Весь полон захватившему пойдёт, без дележа. Но и смотреть за полоном будете сами.
  - Девки?! - спросил кто-то с молодого стола,
  Вот тут-то и задумался кузнец...
  
  Двое Змеезубых стояли у тайной обзорной щели для незаметного наблюдения за посетителями.
  - Повёлся, говоришь, кузнец на справедливое отомщение?
  - Хорошо повёлся, - согласился Свой Хозяин. - Но и на девок - тоже...
  Усмехнулись понимающе.
  - Под тобой ходит?
  - Почти. Больше на дому трудится, мои заказы на починку оружия и доспехов, в основном. Но в некоторые походы ходит с удовольствием. До молоденьких рабынь охоч оказался...
  Прохожий Змеезубый понимающе хмыкнул:
  - Да, Дуггур своё дело знает.
  
  Змеезубые смотрели на будущую Пряность Господа, аккуратно приготавливаемую одним из них, и синхронно покачивали головами в безмолвной усмешке тайных погонщиков двуногого стада. Для этого их и выращивали в элитных Котлах Осуществления. Незримых пастырей, пасущих человеческие души на траве корысти, кустах жажды наслаждений и воде пренебрежения чужими жизнями. Повар готовит пищу, не обращая внимания на мнение будущей крольчатины или свинины. То, что вверху, подобно тому, что внизу. Ешь тела - изменяешь тела, ешь души - изменяешь души...
  
  
  
   Глава 35
   КОНСТРУИРОВАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ МАГИИ
  
   35-01
  Последний, удовлетворённый вздох.
  Последняя точка в Книге поставлена. Кровь, что не впиталась в материал страницы, мгновенно высохла. Стило из расщеплённой на конце человеческой кости - почернело и осыпалось прахом. Как обычно, после написания листа Великой Книги.
  Тяжело захлопнул заднюю обложку. Посидел так несколько мгновений, наслаждаясь обретённым могуществом. Перевернул. Положил ладони на изображения тревожных знаков, таинственно мерцающих волшебным светом на верхней, лицевой, передней обложке Великой Книги.
  Презрительно-горделивая усмешка искривила губы.
  Все, кто отказывался признать его право на власть, будут умервщлены и принесены в жертву! Он изначально был избранным властвовать над покорной массой. И все, оскорблявшие его прежде отсутствием должной покорности ему, будут принесены в жертву избравшим его!! Самым мучительным способом!!!
  Каждая страница Великой Книги есть особым образом выделанная кожа нерождённого человеческого младенца, вырезанного бережно из живота живой матери и умервщлённого особым образом. С помощью тайных снадобий жизнь взрезанной матери поддерживалась нужное время, потребное для того, чтобы выделать кожу её детёныша и написать лист Великой Книги.
  Совокупившись с полуживой, бессознательной самкой в верхнюю часть взрезанного отверстия для изымания её детёныша, ближе к груди, - он смешал своё семя с её кровью. Только этим составом возможно начертать знаки Великой Книги. Одна из костей жертвы нужна для изготовления пишущего стила.
  Одна самка, один детёныш и одно маленькое личное удовольствие для написания одного листа Великой Книги. Это - справедливо.
  Первая глава Книги посвящена секретам написания самой Книги. Ибо только особый материал способен выдержать великие тайны, открываемые избранным. Совмещение добывания материала с жертвоприношением - вот секрет написания Великой Книги!
  Тихий, торжествующий, продолжительный смешок. Многие тайны многих сил открываются избранным Великими Неизвестными. Громоподобную власть обретает собственноручно написавший Книгу, нашёптанную во мгле на ухо внимающему, трепетно вслушивающемуся во глас избирателей своих. В полубеспамятстве во тьме бежит по листу рука пишущего, повинуясь воле Великих Неизвестных. И только когда осыпается прахом пишущее стило и прерываются смертью стоны взрезанной самки, чья кровь, живая кровь, смешанная с семенем избранного, чертит знаки, - только тогда можно затеплить свечу из человечьего жира и прочитать таинственно записанное во тьме.
  Несколько хлопотно и непривычно, конечно.
  Зато великую власть обретает собственноручно написавший Книгу. Великие дела совершит написавший Книгу, великим властелином станет он.
  Всё в этом мире имеет свою цену.
  В иных мирах дело обстоит - так же...
  Обычная торговля.
  Высоко ценимое в одном месте меняется на высоко ценимое в другом. Тайные и могущественные заклинания и обряды высоко ценятся в мире людей. Зато обладатели тайных знаний высоко ценят приносимые им жертвы. А какова ценность чужих жизней в мире людей?
  Да никакая!
  Получается очень, очень выгодная, точнее - взаимовыгодная торговля. Обмен. Баш на баш. Великие Неизвестные наслаждаются приносимыми им жертвами. А избранные наслаждаются властью и всем тем, что она даёт в мире людей.
  И всем - хорошо.
  
   35-02
   В дальнем левом углу рабочего стола, на подставке их трёх нижних челюстей особым, специальным образом принесённых в жертву рабов, - хрустальный шар дальнего видения. Его слабое, призрачное мерцание сменилось полноцветным, ярким, объёмным изображением. Толпа. Вооружённая разнообразно и нелепо, чем-то подручным. Толпа движется по ущелью. И явно направляется к месту обитания избранного Великими Неизвестными. Ишь ты! Законная добыча сильного упрямо злобствует глупым намерением навредить сильному.
  Ну что же, вовремя.
  Прямо как по заказу.
  Окончание написания Великой Книги необходимо отметить благодарственным жертвоприношением. И эта толпа - подойдёт. В самый раз.
  Неторопливо, неспешно направился к подходящему выходу из своего подземного дворца. Степенно ступая, время от времени касался вытянутыми пальцами рук то одной стены, то другой. Демон, проплавивший данный проход в теле горы, взял смешную плату - всего шестерых рабов. Удерживаемые заклятием неподвижного молчания, они трепетали от ужаса, стоя у жертвенных столбов, лицами друг к другу. Они видели, как оплывает плоть, распадаясь, снизу вверх, от ступней и выше, - у тех, кто напротив. И понимали, что то же самое происходит сейчас и с ними самими. Они лицезрели, как кровь их тел, таинственно и невыразимо собиралась вместе, в единое жертвенное углубление посередине площадки жертвоприношений.
  Это зрелище, это ощущение полной беспомощности жертв и ощущаемого ими ужаса, цепенящего душу, это ощущение своей безграничной власти над подобными себе внешне, а также изумительное чувство от общения на равных с могущественными демонами, исполняющими за плату, как обыкновенные подёнщики, - его желания, - вся совокупность сих чувств переплавлялась во глубине сути мага в нечто новое, невыразимое, - и наполняло сущность мага сверхъестественным наслаждением.
  Запах власти есть аромат наисладчайший.
  
  
   35-03
  Толпа внизу смотрела на него снизу вверх, как и полагается толпе смотреть на своего властелина. А он был эффектен, и знал это, и гордился этим.
  Плащ из человеческой кожи. Немало рабов пошло на его изготовление. Принимающий жертву демон каждый раз указывал, - какую часть кожи следует снять с данной жертвы. Зато как смотрится! Как единое целое - ни шва, ни видимых мест соединения. Прекрасно защищает от оружия людей, зноя и стужи. Ещё бы - внутрь вплавлен демон! А всё обслуживание - омывать свежей кровью каждое полнолуние. Очень, очень выгодная сделка.
  На голове - корона мага. Сложное сооружение из костей жертв, подземных кристаллов, а также таинственного металла демонов. Дороговата в изготовлении. Зато очень удобно. Во-первых, вмещает в себя всё знание Великой Книги. Что очень важно. Потому что у каждой силы есть условия её применения. Так, Великая Книга наделяет великим могуществом. Таинственно и невыразимо соединяя своего владельца с миром могущественных демонов. Но если она будет уничтожена, погибнет и её владелец. Что не есть хорошо. Поэтому сама Великая Книга обязательно прячется в тайное место для пущей сохранности. А знания считываются через корону.
  Во-вторых, корона и жезл - это инструменты мага, осуществители его воли. Инструменты силы демонов .
  Остальное толпе видно не было, но и остальным маг тоже гордился. И было чем гордиться, по правде говоря, один только нож для жертвоприношений чего стоит!
  ...Проплавленный демоном ход в теле горы оканчивался на отвесной скале. Но не просто дырой в стене, нет. Полукруглый балкончик с такой же полукруглой защитой сверху. Как будто взяли круглый плод, разрезали пополам, чуть-чуть раздвинули и засунули до половины в скалу. Чуть разошедшиеся две половинка шара, до половины углублённого в горную плоть.
  Стоя на нём так приятно обонять вечерний аромат горных скал.
  
   35-04
  Увидав его, толпа замерла, будто не поверив собственным глазам. Вот так вот они стояли и смотрели. Те, внизу, оцепенело таращились на хозяина демонов, похитителей людей. Не находя в себе ни слова, а только жадно лицезрея вид того, о ком столько ужасных слухов ходило в окрестных селениях. А разглядываемый, магический писатель собственной выгоды за чужой счёт, - он прикидывал, какие именно заклинания лучше всего подойдут в данном случае. И, собственно говоря, только сейчас в его голову пришла мысль, что количество людей в доступных его воздействию местах не так уж и велико. И если принести в благодарственную жертву ВСЮ собравшуюся толпу, то скоро и жертвенный материал может закончиться. А магу без жертв никак. Торговля с потусторонним миром может закончиться. А это, извините, плохо. Нет, есть, конечно же, ряд ритуалов, основанный на пожертвовании части собственной крови и семени. Но это же совершенно не то! Во-первых, мало власти. Во-вторых, жалко себя, любимого. А в третьих, уже изготовленные магические артефакты требуют жертв. Постоянно.
  Н-да... Как ни хочется принести благодарственную жертву поприличнее, в смысле - побольше, но, однако, здравый смысл подсказывает, что увлекаться не следует. Увлекаться - вредно. Сегодня ты накормил демонов до сблёва, а завтра они тебя самого схарчат.
  Что не есть хорошо.
  
   35-05
  Вздохнул, пожевал губами и снова окинул взглядом размер толпы.
  И, словно по сигналу, толпа внизу взревела. Раззявленные пасти, вытаращенные глаза, бессмысленный гул множества слов, выкрикиваемых одновременно. Бессильное потрясание предметами в грязных вонючих руках. Редкие одиночные стрелы из охотничьих луков, большей частью даже не долетающие до волшебного балкончика. И, как венец кретинизма, - кидание камнями.
  Презрительная усмешка спокойно стоящего душегуба подвигла наиболее горячие головы продвинуться вперёд, поближе, пройти в голову толпы. Возглавить толпу, так сказать.
  Оч-чень интересно...
  Взгляд сверху отлично позволил понять, что основная масса толпы - это те, кто как все. А вот те, кто способен причинить властителю беспокойство, - они и в самом деле потихонечку собираются впереди. Та-ак. Значит, когда отправились бить властелина демонов, самые твёрдые зачинщики, естественно, шли впереди. Вели за собой. А когда все увидели, что их цель ничего такого страшного не производит, не предпринимает, то вперёд, во главу толпы, себя показать, - полезли и те, кто в бою осторожен, а в споре отважен. За собой повести такие не могут, но вот возбудить толпу - вполне. Что же, эти тоже - лишние головы в пасомом поголовье, стаде людском. Пастве.
  
   35-06
  Как и ожидалось, все цели собрались во главе толпы и даже подались немножечко вперёд. Отделились от основной массы. Но не забывали, то один, то другой, - поворачиваться личиком к оставленным за спиною и грозно покрикивать с героическим видом. Чтобы лучше запомнили, на будущее. Чтобы, после возвращения из похода, - пусть даже безрезультатного, можно было претендовать на кусок послаще и девок посочнее. Как же, как же, - герою положено больше!
  Стоящий над всеми усмехнулся и прикинул, что, пожалуй, - пора. Самое оно. Все наиболее беспокойные и способные причинить мелкий вред, - собрались впереди. Образовали отряд вождей, так сказать. И постояли так уже достаточно долго, чтобы достичь своей цели: повертеть личиком перед толпой для закладывания основы своей будущей популярности. Сейчас, того гляди, и расползаться начнут. Покрасовались - и будет. Ну что же, самое время. Великие Неизвестные уже облизываются от предчувствия аромата горячей крови вкусных жертв.
  Поднял руки, завертел пальцами, творя магию жеста. Извернулся горлом, издавая нечеловеческие звуки грозных заклинаний. Действие началось. Верхушку толпы - в жертву, да покрасочнее, для наглядности и убедительности. А вот остальных придётся организовать, обучить и отправить в поход за рабами. Начинается следующий этап борьбы за власть. Власть над миром.
  
   35-07
  На всём протяжении толпы, словно выступив вверх из камня горной тропы, образовался белёсый туман, не дающий оторвать ступню от поверхности. Заклинание Клея, успешно обездвиживающее любое живое существо. Конечно, знающий магию способен освободиться от данного воздействия. Но вот только вот маг здесь всего один. Так что приклеились все и до конца представления. Очень удобно. И приносимые в жертву чётко локализованы в одном месте, и все остальные вынуждены будут досмотреть представление до конца. Впечатлиться, так сказать, величием и мощью избранного.
  Совершив первое воздействие, сделал паузу.
  Толпа внизу вела себя ожидаемо. Подёргалась немного, убедилась в своём бессилии, покричала со страху на разные голоса и снова обратила глаза на своего властелина. И пускала со страху зловонные ветры. Аж досюда доносится, чтоб их...
  Властелин совершил следующее воздействие. И все, предназначенные в жертву, оказались заключены в нечто, напоминающее желе. Высотой в два человеческих роста, белёсое. Желе Источения Крови. Специальное заклинание для массовых публичных жертвоприношений. Чтобы не только принести жертву Великим Неизвестным, но и впечатлить толпу. Потому что при виде этакого впечатлится - любая толпа.
  Зрелище, действительно, завораживало.
  Прямо над головами приносимых в жертву, макушка к макушке, ногами вверх, образовались призрачные двойники, внешне схожие фигуры, копирующие особенности телосложения жертвы. Белёсое в белёсом, - так это выглядело со стороны.
  Мучительный стон боли донёсся до ушей замершей в ужасе толпы. Мучительный стон из глубин Желе Источения Крови. Потому что кровь жертв начала исходить из их тел. Выступая сквозь поры кожи и поднимаясь вверх. Отчего белёсые двойники постепенно сменили свой цвет на розовый, а потом и на красный. И вот уже вся кровь жертв вышла из их тел. Но тела всё ещё продолжали жить. Каким-то противоестественным образом жертвы всё ещё осознавали всё, происходящее с ними .
  А затем напоенные кровью двойники ногами вверх - исчезли. И розовым стала становиться уже вся масса Желе. Потому что теперь белёсость растворяла в себе плоть жертв. И жертвы при этом всё ещё сохраняли подобие жизни, всё ещё осознавали происходящее с ними. А заодно испытывали дикую, ужасающую боль. Истечение ауры сей боли из глубин Желе, пользуясь белёсым слоем Клея, как проводником, - охватило всю толпу. И толпа, слушая всем телом отзвуки боли в телах жертв, впала в оцепенение отчаяния. И когда вобравшая в себя плоть жертв масса Желе исчезла, и на камень с шелестящим звоном попадали сухие кости высосанных скелетов, лишённых до последней крохи всего костного мозга, - толпа замерла, покорно и обречённо. И запах страха, окутавший её, подтвердил победу мага и усладил его чувство собственной значимости. Подтверждающий правильность его избрания Великими Неизвестными.
  
   35-08
  Кюцют-Каг, воин армии мага-завоевателя, вошёл в дом. И первое, что он увидел, это испуганные глаза жены. Вот ведь дура, а! Чего трясётся, спрашивается? Раньше бояться надо было, когда в поход уходил! А теперь, когда с добычей вернулся - веселиться надобно! А добыча-то какая знатная: рабы, имущество и, главное, - рабыни. Оно и приятственно, - писюн потешить покорной плотью. И, главное, - выгодно! Как забрюхатеет, да заметно станет - магу в жертву. Брюхатая баба за две жертвы считается. Вы-ыгодно... И чего, спрашивается, жена так трясётся? Ежели чужих в жертву приносить, свои целее будут! Это же - выгодно! Вы-год-но!!..
  Не, бабы - дуры. По определению.
  Хотя нет, не так. Баба не дура, дурак тот, кто заставляет бабу думать. А вот ежели бабу использовать по назначению, будет только польза, и - и удовольствие!..
  Подозвал старшего сына, наследника. Пускай распоряжается, привыкает. Хотя - чего там? У каждого раба и каждой рабыни из выбритого затылка червяк подчинения свисает. Знатная вещица. Раб с таким червячком умрёт от голода в продуктовом амбаре, потому что не получил приказа есть . Кстати, порции рабам отмерять следует. Иначе скажешь ему есть, так и будет жрать, пока не лопнет. Хлопотно, конечно. Зато спокойно. Не взбунтуются.
  Раньше маг среди своих жертвы искал. Прямо из запертого дома, не потревожив спящих, демоны избранную жертву уносили. Иные убегали, в пещерах прятались, - и оттуда утаскивали. А что делать? Таков наш мир. Кто силён, тот и прав. Поэтому ежели слаб, ищи себе сильного покровителя и служи ему. Чем усерднее служишь, тем меньше вероятность, что в жертву изберут именно тебя. Боги и демоны ждут жертв. И только принося в жертву других, избегаешь этой участи сам. Таков наш мир. Прими его как данность, если хочешь жить. Короче, нюхай, чем пахнет и держи нос по ветру.
  А если хочешь хорошо жить, мало быть покорным самому, надо приводить к покорности других. И тогда дом твой будет - полная чаша. Тогда будет и сытно, и сладко.
  Кюцют-Каг вздохнул и удовлетворённо оглядел подворье. Хлев для скотины, загон для рабов, амбары, склад для добычи дома, в подполье. Есть-пить - от пуза. Опять же золотишко дома завелось. Хорошо!
  Воин армии мага-завоевателя довольно почесал живот, потянулся и внезапно с досады плюнул. Вот ведь незадача! По приказу мага жёны его слуг должны рожать воинов. Как забеременеет - к магу. Он там поколдует - и мальчик родится. Когда надо - мальчик, когда надо - девочка. Или двойня. Как магу потребуется, так бабы и будут рожать.
  А его дура - до сих пор не беременна! Так ведь и придётся изливать семя в это хнычущее существо, пока не понесёт. Вместо того, чтобы веселиться с хорошенькими рабынями. Жаль, что носительницы червяка покорности не могут рожать воинов, только рабов. А то давно бы уже свою дуру магу в жертву сдал. А себе другую жену взял, помоложе да посимпатичнее. Вот ведь незадача какая, а! И чего маг так повелел? Бабы - они же - такие, им только волю дай, в смысле, от принесения в жертву освободи, - они и пользуются! И телом рыхлеют, и нравом дурнеют.
  П-падлы...
  
   35-09
  Шло время. И количество магов, избранных Великими Неизвестными, - множилось...
  
   35-10
  Зепар и Ксафан встретились где-то посередине поля, обречённого в самом непосредственном будущем стать полем битвы. Местом смерти. Массовой смерти. Что есть хорошо, ибо чем больше насильственно умервщлённых, тем выше концентрация некробиотической энергии, высвобождающейся из умирающих тел в окружающее пространство. Тем комфортнее и сытнее будет демонам. А Зепар и Ксафан были демонами.
  Если говорить точнее, то Зепар, Ксафан и Марбас являлись, - в своё время, - ближайшими сотрудниками самого Господа. И трудились они не где-нибудь, а в самой Долине Лиловых Зиккуратов. Совсем точно - в зиккурате Шакс-Сабнак. И Господь ни разу не высказал ни малейшего нарекания ни по поводу количества, ни по поводу качества некробиотической энергии, вымучиваемой штатными сотрудниками зиккурата из имеющегося материала круглосуточно и безостановочно...
  После падения сердца Коцита и разрушения Куба все обитатели Долины Лиловых Зиккуратов развоплотились. Господь отправился в свою личную Цитадель, загодя обустроенную в одном из пространственно-временных пластов многомерной реальности планеты. А вот обслуживающий персонал Зиккуратов на время оказался не у дел. И, соответственно, без регулярной кормёжки.
  Но, в самое ближайшее время, едва обустроившись на новом месте, Господь снова задействовал своих слуг. Выработку пищи, а уж тем более Пряности - никто не отменял. Пользуясь сложившимися условиями, Господь начал программу массового производства человеческих магов. Само собою, программа предназначалась для задействования в местах, не находящихся под непосредственной властью Цитаделей Коцита, ибо там и так всё обстояло должным образом. Производство человеческих магов было развёрнуто в "диких" местах. Подальше и от Цитаделей, дабы не плодить конкурентов. И от последышей Ратнар, дабы программа не оказалась свёрнутой ввиду ликвидации выращиваемых магов.
  Ну конечно же, программа магогизации планеты преследовала достижение нескольких целей сразу одновременно, как и все программы действий, задуманных Господом. Цель первая проста и незатейлива - Пряность. Написание "Великой Книги Заклинаний" требовало от желающего стать магом набора действий, гарантированно переводящего любителя власти в категорию Пряности. По большому счёту, поставившего последнюю точку в своей "Книге" можно было тут же, не сходя с места, лишать жизни его физического тела. Душа мага, либо его посмертная сущность, в случае отсутствия души, - была обречена на попадание в хвост Господа в роли Пряности.
  Второй, не менее важной целью, являлась программа по дезинформации грядущих поколений. Многовековая, а то и многотысячелетняя традиция отождествления понятия "магия" с определённым, строго ограниченным, а, самое главное - ложным - образом действий, - давала гарантию, что в отдалённом будущем, в критическое время возможности выхода планеты из-под власти Господа, - усилия большинства желающих вернуться на магический, то есть естественный путь развития, предусмотренный Абсолютом, - уйдут впустую. И вместо обретения силы произойдёт потеря и сил, и времени. Что, в условиях краткосрочного бытия пищевого человечества, имеет решающее значение...
  
   35-11
  Оставив позади своих подопечных, готовящихся к битве человеческих магов, Зепар и Ксафан ревниво осмотрели друг друга. Осматривать, строго говоря, особо-то и нечего. Более-менее шарообразное или овальное вместилище сути развоплощённого, да куцый хвостик. Хвостик и осматривался. Ибо хвост есть вместилище личной Пряности. Длина и толщина хвоста есть индикатор количества Пряности. А количество Пряности есть запас личной силы, не зависящий от внешних обстоятельств. А доступ к пряности есть показатель места в иерархии Светоносца . Чем больше длина и толщина хвоста - тем сильнее и важнее особь. Не зря же таким почтением пользуется форма змеи. Голова - вместилище сути, хвост - вместилище Пряности.
  Обнюхавшись и убедившись, что объёмы их хвостов примерно одинаковы, коллеги приступили к общению.
  - Тоже опекаешь мага, как я посмотрю?
  - Как и ты. Марбаса давно не видел?
  - Его подопечный далековато отсюда и в достаточно изолированном месте. После изготовления объекта "Книга" количество доступных его магу людей так сильно сократилось, что еле-еле хватает на регулярные жертвоприношения. Его маг лично осеменяет всех самок, достигших детородного возраста. Жертвоприношение своих детей более ценно, чем жертвоприношению чужих, сам понимаешь. Не до армии, прямо сказать. Я бы на месте Марбаса посоветовал подопечному принести в жертву всё оставшееся поголовье смертных и на полученных запасах переместиться куда-нибудь в более населённое место.
  - Да, не повезло.
  Оба хмыкнули, единовременно и единолично усладив себя мыслью, что уж ему-то самому повезло наверняка. Вернулись к беседе.
  - Твой уже сталкивался с другими магами?
  - Нет. Он считает себя единственным, избранным Великими Неизвестными на всепланетное всевластие.
  Оба бывших служителя Долины Лиловых Зиккуратов одновременно испустили вовне сложную гамму набора состояний. Тут было и чувство собственного превосходства над жалкими людишками, и предвкушение грядущей сытости, пусть и временной. И предвкушение получения своей доли Пряности, после смерти подопечного мага. И всякое такое разное, особенное, избранное, демоническое.
  - Мой тоже считает себя единственным.
  - Значит, будет не только сытно, но и весело. Кстати, мой готовится к началу своей магической деятельности.
  - Мой тоже делает волшебные жесты и готовит снадобья и амулеты.
  - Тогда - по местам?
  - По местам.
  
   35-12
  Оба мага и на самом деле не подозревали, что столкнулись с коллегой по избранности. Оба всерьёз полагали, что являются чем-то исключительным и на своём пути ко всевластию будут сталкиваться исключительно только с вражеским войском из людей, слабых и смертных. Отчего и не торопились с началом атаки. Более того, оба и практически одновременно прикидывали варианты взятия в плен вражеского войска. Часть принести в жертву, а часть присоединить к своим вооружённым силам. Тогда свои ранние войска станут как бы гвардией, особо элитными подразделениями, а новые - первым мясом битв. Ну и так далее, по нарастающей.
  Смешно, конечно, но оба мага предпочитали передвигаться на высоких повозках. Практически двухэтажных сооружениях о трёх колёсах с каждой стороны, влекомых шестёркой лошадей цугом. И при этом не обратили внимания, что во вражеском отряде имеет место быть практически полное подобие его собственной повозки. Великая Книга рекомендует магу, когда тот будет передвигаться куда-либо во главе своей армии, использовать повозку и как передвижной дом, и как хранилище разных волшебно-колдовских приспособлений, и как походный алтарь, как для волшбы, так и для жертвоприношений. А заодно и как командный пункт во время боя. Со второго этажа и вид лучше, и заклинания заклинать сподручнее. Ибо всё под руками. В буквальном смысле сего слова. И волшебные снадобья, и амулеты, и шар дальновидения, и колдовской посох, и пол (он же потолок первого этажа) заранее расписан магическими знаками, символами призыва стихий. И так далее. И всё - за надежными парусиновыми стенами, покрытыми изнутри тайными и могущественными символами.
  А кровь, коей чертились знаки, давно уже и высохла, и никакого гнилостного запаха.
  
   35-13
  Зепар подключился к своему магу и увидел войско противника его глазами. Пехота. Относительно обученная, глядя на построение. Относительно хорошо вооруженная, глядя по внешнему виду. Все головы в шлемах. Древки копейные не корявые, а прямые, хорошо обструганные. Щиты обыкновенные, деревянные, обшитые кожей с хребтов крупной рогатой скотины, где щетина потвёрже. Щиты плетёные из веток. Эти укреплены копытами, расположенными впритык одно к одному на внешней поверхности, к противнику. Ничего особенного, всё обычное, широко распространённое.
  Так, что бы такое для начала - и поэффектнее, чтобы ужасу нагнать? Чтобы шибко много ценного человеческого материала для жертвоприношений за просто так в бою не переводить? А не применить ли "Удар ледяного столпа"?
  Маг поднял руки, сделал предписанные жесты и забормотал заклинание.
  
   35-14
  Ксафон подключился к своему магу, когда тот оканчивал оценку противостоящего ему войска с точки зрения хозяина, внезапно натолкнувшегося на ценное и бесхозное имущество. Ход мыслей обыкновенный: ошеломить вражеских людишек каким-нибудь особо эффектным массовым уничтожением. После чего применить заклятие громкого голоса, это когда голос говорящего слышится объекту как бы с неба, и сзади, и с боков, и отовсюду одновременно. И когда у них от увиденного поджилки затрясутся, пообещать милость, пообещать сохранить жизнь, хе-хе, сдавшимся. И, кстати, в той повозке, что сопровождает эта охрана, явно что-то ценное. Наверняка какой-нибудь местный мелкий властитель другому дань или плату за что-то послал. А может, и дочку царскую везут...
  Маг поднял руки, сделал предписанные жесты и забормотал заклинание.
  
   35-15
  Вооружённые люди магов, также не догадывающиеся о существовании других магов, кроме их собственного, выстроились для боя как обычно, как привыкли. Тяжёлая пехота, в доспехах, с большими щитами, строится в две шеренги по два ряда в каждой. Промежуток между шеренгами - три шага. Впереди - лёгкая пехота. То есть лучники и пращники без доспехов. Вокруг повозки мага - лучшие бойцы, чья верность магу усилена соответствующими заклинаниями. Черви подчинения лишают инициативности, червей применяют к рабам, а не к воинам.
  Никто, в общем-то, не ожидает ничего нового. Вот сейчас ихний маг проявит свою волшебную силу. Уничтожит кого-нибудь, например, их передовой отряд, остальные и сами сдадутся...
  Как бы в ответ на их мысли в небе что-то глухо стукнуло, прошелестело, и в сгрудившихся лучников противника ударила гигантская ледяная колонна. Часть людей погибла на месте, буквально вдавленная в землю тяжёлым ледяным ударом. Часть погибла чуть попозже, когда треснувший лёд обрушился по сторонам заострёнными конусами, пластинами, просто большими глыбами. Немногие уцелевшие шарахнулись в стороны, прикрывая головы руками. А тяжёлая пехота отшатнулась назад, когда чудовищный холод, мгновенно заморозивший землю вокруг ледяной колонны, ударил по их телам, заставляя кожу прилипать, примерзать к металлу и мгновенно заледеневшей коже доспехов.
  Воины мага заухмылялись презрительно, - во какой силе они служат! - но в этот самый момент уж над их передовым отрядом лучников лопнуло небо и вниз пролилась груда жидкого огня. Люди сгорели на месте. Мгновенно. Вот только что стоял отряд - и вот на их месте бугрится и пышет жаром расплавленный камень, и среди огненных сполохов на его поверхности угадываются очертания нескольких металлических шлемов, раскалившихся до ослепительного жара, мгновенно размягчившего металл до потери им формы. Во все стороны порскнули огоньки моментально занявшейся травы. Доспехи раскалились, металлические части вплавлялись в человеческие тела. Только слабый запах сгоревшей плоти остался, да и тот уже уносился ввысь потоками горячего воздуха.
  Как - это? Что - это?..
  
   35-16
  Как! Что!
  Да ничего особенного!!
  Схватка магов, это, в первую очередь, - напряжённая работа курирующих демонов. Заклинания, произносимые магами, вовсе не вызывают волшебных явлений. Заклинания магов предназначены для другого. Первые несколько слов есть шифр желаемого результата. А все остальные слова - это просто для затягивания времени, необходимого демонам для произведения данной конкретной работы.
  В основе боевой магии людей лежит естественное явление телепортации, свойственное любой планете Вселенной. Всё пространство вокруг планеты и внутри планеты структурировано силовыми линиями. Насыпьте на лист бумаги металлических опилок, поднесите снизу магнит, - опилки тут же упорядочатся определённым образом, в полном соответствии с силовыми линиями, образуемыми данным магнитом. Слабенькие силовые линии биолокации перед Великим Изменением - это просто бледные тени силовой ауры планеты прошлого. А в прошлом на очень большом количестве перекрестий числовых линий существовала возможность для открытия портала. Соединяющего данную точку координат с любой другой доступной по выбору из числа имеющихся.
  Что такое "Удар ледяного столпа"?
  Открывается портал в толще воды ближайшего водоёма. После чего определённый объём воды выбрасывается в безвоздушное пространство возле планеты. Где и замерзает мгновенно при температуре, близкой к абсолютному нулю. После чего получившееся снова телепортируется в точку портала, максимально приближённую к цели, избранной магом. Где и валится вниз под естественным воздействием силы тяжести.
  То же самое и "Каменный огонь". Открывается портал глубоко под землёй, в толще расплавленной магмы. И часть магмы телепортируется наверх, где и падает вниз естественным образом.
  Или возьмём "Плевок воды". С помощью телепорта соединяются две точки пространства. Одна - во глубине Мирового Океана. Где-нибудь поглубже. А точка выхода - в максимальной близости от цели, указанной магом.
  Подобные телепорты возможны на очень короткое время, где-то на сотую часть секунды. И в очень ограниченном объёме. Кулак не пролезет. Контролирующая система самосохранения планеты практически мгновенно прерывает подобное противоестественное соединение. Но и того, что есть - вполне достаточно. Импульсный удар струёй воды толщиной в мизинец и под давлением в тысячу атмосфер, даже при времени воздействия, равном сотой доле секунды - способен раздробить средних размеров скалу. Что уж там говорить о людях в кожаных доспехах и с деревянными щитами.
  То же и с магмой. За сотую долю секунды через отверстие величиной с палец, если учитывать давление в слоях магмы, - пройдёт достаточное количество магмы, чтобы нанести огненный удар, способный натворить много горячих дел.
  Но самый излюбленный магический удар - это удар "шаровой молнией". И заклинание для вызова круглого сгустка огня - самое короткое и простое.
  С чем это связано?
  Соединение порталом точки на поверхности земли с точкой во глубине океана или магмы - не самое естественное соединение. И когда планета прерывает телепорт, данные точки остаются заблокированными ещё какое-то время. То есть, забор материала приходится производить уже из другой точки. А это потеря времени и сил на сканирование пространства, - откуда в данное время возможно, при минимальных возможных энергозатратах, - повторить забор поражающего материала. А если учесть, что количество магов назначено к увеличению самим Господом, - дело получается хлопотное.
  С "шаровой молнией" всё проще. Солнце, светило, звезда - постоянно испускает из себя протуберанцы. Отчего часть солнечной плоти разлетается в стороны. Малая часть выброшенных протуберанцев достигает магнитосферы Земли, где и вращается некоторое время. Если быть подключенным к энергоинформационной структуре Памяти Планеты, телепортировать плазмоид с околоземной орбиты - плёвое дело. А уж подправить вектор дальнейшего движения во время телепортации - сами понимаете. Как говорится: умеючи и ведьму - бьют.
  
   35-17
  Оба мага на некоторое время просто впали в состояние, близкое к шоковому. Они ничего не могли понять. Вроде бы они применяют одно заклинание из Великой Книги по противнику, а вслед за ним другое заклинание из всё той же Великой Книги бьёт уже по своим войскам!
  Невиданное дело!
  После четвёртого или пятого удара в обе магические головы практически одновременно пришло страшное подозрение. А после подключения шара дальновидения оно просто превратилось в ужасное открытие. В той повозке - тоже маг! И сразу же возникает лютое желание убить конкурента...
  
  Зепар и Ксафан снова встретились посередине поля битвы. Внизу докипала резня. Обезумевшие люди уничтожали остатки друг друга. Впрочем, так поступали не все. Небольшая часть после гибели своего мага не кинулась добивать чужого, чтобы избавиться от магов вообще и зажить счастливо и вольно. Самые умные, или самые хладнокровные, или самые осторожные, или ещё какие самые-самые - уже драпали со всех ног. Они-то и разнесут вести о великой битве магов, о страшных заклинаниях, таинственных знаках и прочих атрибутах волшебства, дающих знающему невиданные силы и возможности.
  Именно их рассказы породят легенды о великих магических возможностях, даруемых тайными знаниями и жестокими жертвоприношениями. Именно их рассказы заставят чувствующих себя обиженными, или особенными, или избранными, или ещё какими - искать (и находить!) тайных властителей, Великих Неизвестных, и предлагать им свою службу и чужие жизни в обмен на власть и могущество.
  Чего, собственно, в частности, и добивался планетарный демон класса "Господь".
  
  Зепар и Ксафан чувствовали глубокую сытость и глубокое удовлетворение. Оба мага не нашли ничего лучше, чем вдарить по повозке противника заклятием "Пространство Голода". Если попросту, то курирующие магов демоны, исполняя желания магов, создали в заданном объёме портал-совмещение с межпланетным безвоздушным пространством. Плюс небольшая задержка хода времени. Несколько мгновений, не больше. Но и этого вполне хватило, чтобы внутреннее давление в одну атмосферу, свойственное всем людям, разорвало тела магов, попавших в пространство со степенью разрежённости, характерное для межпланетного вакуума, - в мельчайшие брызги. Маги так увлеклись взаимной атакой, что напрочь и думать забыли про защиту.
  После того, как тела магов оказались размазаны тонким слоем по внутренней поверхности парусиновых стен их верхнего этажа повозок, их сущности оказались втянуты в хвосты курирующих их демонов. После чего тут же стали выделять в тела демонов Пряность. Что очень вкусно и очень полезно - для всех демонов.
  Следующий шаг - отчёт в Цитадели. Считка памяти. Не нарушили ли в чём принцип добровольности выбора? Если кроме соблазнения применялись принуждения, то Пряность окажется порченной. Потому что Истинной Пряностью становятся только те, кто совершенно добровольно и совершенно сознательно делает другим то, что ни при каких условиях не хотел бы для себя, - и делает это с целью получения выгоды для своего тела. Только тот, кто сознательно и добровольно наслаждается мучениями беззащитных, оказывается способен, после попадания в тело Господа, выделять Истинную Пряность . А за ухудшение качества Пряности кара известна. В лучшем случае - Отброшенное Пространство Вселенной.
  А вот если всё законно, по указаниям Господа, - тогда получите оговорённую долю Пряности в ваш личный хвостик, - и отправляйтесь искать новый объект обработки.
  Часть Пряности - добытчику, часть - Властелину Цитадели, основная же часть, как и положено - Господу. Всё законно. Кто силён, тот и прав.
  
   35-18
  И снова прошло какое-то время.
  Давно уже привычным стало правление магов и магические войны между ними. Многие люди смирились с происходящим и только тихонечко дрожали за свои маленькие жалкие жизни. Всё больше людей совершенно сознательно шли в услужение к магам. Жри, чтобы не сожрали тебя. Умри ты сегодня, а я завтра. Лучше я, чем меня. Всё больше людей становились не просто пищей, а чуть ли не Приправой, а некоторые, хоть и не маги, далеко заходили в области превращения своей посмертной сути в Пряность.
  И, разумеется, Цитадель Р'Льех выпускала в обращение всё новые религии и тайные учения. Способствующие увкуснению обречённых стать пищей сил Вторгшегося. Проповеди святой лжи, святого насилия и святого убийства давно уже стали привычными. И, самое главное, сама жизнь вокруг доказывала правильность подобного бытия. Но этого было мало. Всё равно существовали те, кто отказывался идти общим путём. Одушевлённые. Настоящая цель планетарного демона. Душа - высшая ценность Вселенной. Как питание без витаминов порождает цингу, так и питание одними сутями, без душ, ослабляет демонов. Конечно, часть одушевлённых, захваченная общим примером, тоже попадала на обеденный стол Вторгшихся. Но уж слишком мелки были те души.
  Создать учение, способное заразить более крупные души, - вот цель, поставленная планетарным демоном перед Властелином Цитадели Р'Льех. И тот послушно изрыгал из стен своей Цитадели всё новых и новых бродячих проповедников. Порою проповедующих прямо противоположное. Порою - взаимодополняющее. Порою - очень оригинальное.
  
   35-19
  Двое юношей устремили свои стопы к пещере отшельника, святого старца неопределённого возраста, давным-давно жившего вблизи нескольких селений в предгорьях, редко видевших чужих людей.
  Да и откуда им особо шибко тут взяться-то, скажите на милость?
  Полукольцом примыкали горы к Большой Воде, уходя в солёную влажность грядой скал с одной стороны и беспорядочным нагромождением рифов, камней и скалистых островков с другой. Во время великого труса, когда тряслись горы, и ревел огонь, вырываясь из снежной шапки во глубине горного массива, - только ветер пощадил жизни живущих здесь. Отнёс в сторону чёрные, жгучие, палящие тучи, пахнущие смертью даже на расстоянии. Тогда-то и была перекрыта единственная узкая караванная тропа, проходимая для всадника и повозки. Три дня приходилось ехать верхом по глубокой ране в теле гор, чтобы из просторов Великой Степи попасть сюда. Люди единственного кочевого рода приезжали сюда. Обменяться вещами и, главное, освежить свою кровь. Всякое бывало, разное. Невесты из Степи оседали в этих местах, невесты из этих мест уходили в Степь. Иногда тут оставались степные юноши, иногда тутошние юноши уходили в Степь, но это реже. Это женщине всегда легче, ибо за мужем находится она. Хлопоты женщины - хлопоты домашние. А стоит дом на месте или переезжает с места на место - то дело другое. Это мужчине труднее отвыкать от привычного труда и учиться новому. Но и то случалось. А иногда в устье речушки, сбегающей с гор и делящей обширное пастбище между горами и Большой Водой на две неравные половины, приплывали по воде большие деревянные корзины или короба. Влекомые солёным ветром, дующим в их неподвижные крылья-паруса, - приходили они починить свои деревянные тела, почиститься от налипшего и выросшего на них. Дать отдых плавающим на этом людям. Людям с обветренными лицами и строгими взглядами, чья одежда пропахла Большой Водой, а обычаи и привычки странны и чужеземны. Невест плавающие не привозили и к себе никого не забирали. На их коробах не было женщин. С собой уходить тоже никого не неволили. Но и не отказывали особо, если желал кто шибко сильно. Но то редко случалось. А ещё люди Большой Воды меняли чужие, дальние, странные вещи, пахнущие горячо и загадочно, на пищу и соль. Соль местные мужчины носили из глубин гор на себе. И все запасы соли, на обмен приготовленные, всегда меняли плавающие по Большой Воде. Вроде бы тоже солёной донельзя, куда уж больше. А вот поди ж ты!.. И рассказы плавающих про дальние места были странны, загадочны и тревожны. Иногда же еле-еле добирались израненные деревянные короба до спасительного берега, потому что даже дерево оказывалось изранено в неведомых битвах, даже дерево пахло болью и смертью, что уж говорить о людях!
  Но тогда, вызванные тайным образом, всегда вскоре приходили другие люди Большой Воды, забирали с собою уцелевших, а останки плавающего сжигали, отведя подальше от берега. И чёрен, и смраден был дым тот.
  Местные, в первый раз встретившиеся с таким странным обычаем, были недовольны. Это сколько же добра за просто так пропадает! Но плавающие сказали, что их битвы, - битвы с демонами. И останки из коробов, кораблей, как они говорили, - отравлены ядом неведомых тварей и сулят только смерть.
  Тогда как раз гостила одна семья из Великой Степи. И один, особо храбрый, или особо глупый, - возжелал проверить слова людей Большой Воды. И всё-таки утащил часть дерева - повозку свою чинить. А утром никто не проснулся из женщин и детей, что легли спать в той повозке. Забравший отравленное демонами сам прервал нить своей жизни. И больше никто не сомневался в словах людей Большой Воды. Потому что никогда не лгали они.
  А святой отшельник не с ними приплыл, нет. Сам пришёл, когда ещё открыт был путь в Великую Степь. И не знали люди, что делать с пришедшим и чего ждать от него. Но успокоил их тогда старец, бывший старцем уже тогда. Сказал, что нет у него нужды ни в еде, ни в чём другом, привычном и необходимом простым людям. Сказал он, что ищет тихое подходящее место, где ему будет дозволено обняться с вечностью.
  Странны казались его слова людям.
  Но пришедший и на самом деле никак не вмешивался в устоявшийся путь местного бытия. Жил он, не выходя из избранной им пещеры поодаль от всех селений места сего. И пищу ему приносили птицы, что своими глазами много раз видели юноши, отправленные старейшинами приглядывать за странным пришельцем. Так, на всякий случай, свой глазок - смотрок, как говорится.
  Пришёл тот старец вскоре после прихода корабля Большой Воды. А к следующему приходу корабля уже перестал быть новостью, которой хочется поделиться с кем-то ещё. Да и позабыли про него почти все, говоря по правде. Зла от него нет, хлопот не требует, пользы тоже никакой. Чего ж беспокоиться, да память о нём в голове держать? Так, пошлют время от времени кого из юношей проверить - жив ли ещё сидящий в пещере безвылазно? Или останки его успокоения да погребения приличного просят? Но нет, каждый раз оказывалось, что жив ещё он. И когда дотрагивались до его холодного тела посланные, то открывал глаза он. Не убоявшиеся любопытные так даже и заговаривали с ним. Ага. И отвечал он всякий раз, и ответы его были точны, чётки и правдивы. Так и звали его, после второй ли, третьей ли проверки - Обнявшийся с Вечностью.
  Но, по правде говоря, помнили о нём, о существовании его, только старые да малые. Старые, потому как старейшины. Им положено всё известное в голове держать, помнить обо всём. Потому как они принимают решения, жизненно важные для всех подопечных людей. А малые - потому что малым привлекательно всё необычное. И выдуманное кем-либо когда-то так и передаётся от одного малого другому, ещё меньшему. Но никто из взрослых не прислушивается к рассказам мальцов. Истории про Большой Нос, гуляющий по горам на тоненьких ножках и внюхивающего неосторожных путников в свои бездонные ноздри. Или рассказы про Летающую Голову, что летает, размахивая своими ушами, как крыльями. Глаз у неё один, посреди лба. А вместо нормальных глаз две пасти зубастые. А вместо рта - щупалец пучок, как у полупрозрачных желеобразных, что плавают стаями в Большой Воде, колышась медленно и неторопливо. И чем отличаются от этого, если вдуматься, рассказы о холодном старике, сиднем сидящем в некой таинственной пещере и отвечающем на вопросы, если до него дотронуться?
  У взрослых людей и заботы свои, взрослые. Ежедневно-бытовые. Охота, рыбалка, возделывание крошечных огородиков, что террасами расположены на склонах гор и растят съедобную зелень на принесённой снизу плодородной земле. Починка одежды, снаряжения для ежедневного труда, пострадавшей части жилища, от мышей ли, от камнепада ли.
  А то ещё вот взрослые заботы. Как украсить свою одежду, чтобы на посиделках вечерних для взрослеющей молодёжи взгляд самого завидного жениха остановился именно на тебе? Или: чем поразить воображение самоё лакомой девки, чтобы она стала твоей, а не чьей-то ещё? Или: как бы на празднике урожая побороть нашего непобедимого борца, а то он на наградного барана, как на свою законную добычу уже который сезон рассчитывает? И так далее, и тому подобное. Взрослые заботы, серьёзные. Потому взрослые и помнить забыли про невесть когда зашедшего одинокого путника, прошедшего мимо и ушедшего дальше в горы. А встречи с приплывающими - тоже дело взрослых, туда детей не пускают. Потому никто и не поведал плавающим по Большой Воде про странного неумирающего старца, сиднем сидящего в удалённой пещере. Потому и не проверили привычные к схваткам с демонами странного отшельника - не серишет ли, с новой программой действий заявившийся засланцем Р'Льех?
  
   35-20
  Юноши, направившиеся к холодному старику, звались... Впрочем, что толку в именах, не отражающих сути поименованных? Будет лучше называть их Думающий Странно и Тайно Завидующий. Потому что Думающий Странно постоянно задумывался о всяких несъедобных вещах. Как устроен мир? Что там дальше, за горами? А за степью? А ещё дальше? Почему это, почему то? Ну прямо как маленький совсем. Парни-однолетки прямо над ним посмеивались, "малышом" называли. Задевать, впрочем, остерегались. Уж шибко ловко с ножом управляется. Даже когда на спор, на празднике урожая, с завязанными глазами, растопыренные пальцы на колоду положив, под барабан с ускоряющимся ритмом между пальцами ножом пыряют, - ещё ни разу не порезался. А на общем сходе всех жителей, что уже свой труд на общее благо общины уделяют, и за то право голоса имеют, - его мнение завсегда старейшинами спрашивалось. Потому как послушает-послушает, да как скажет - и прямо в цель. Хорошо хоть, такие сходы редко бывают, а то бы его не только девки, но и взрослые всерьёз уважать начали.
  Тайно Завидующий был соседом Думающего Странно. Мальцами под одной козой сидели, молоко сосали. Стали постарше, вместе ко труду приучались. Только вот у Думающего Странно всегда всё как-то лучше получалось. Потому Тайно Завидующий, собственно говоря, и стал тайно завидовать более умелому соседу. Исполнителем Тайно Завидующий был исправным, а вот самому что придумать - уже слабó! Вообще-то, для общего дела, вдвоём лучше работается, чем одному. Но быть всегда на подхвате чем-то тайно язвило нутро Тайно Завидующему. Он всё время пытался превзойти удачливого напарника. Но у него всё время ничего не получалось. Был, правда, один раз, да и то, как сказать. На празднике урожая съел на одну рыбину и на один горшок каши больше. Зато потом два дня маялся животом. Что тоже сложно отнести к решительной победе.
  Вообще-то находиться в тени Думающего Странно было достаточно выгодно. Всегда сыт. Всегда при деле, уважаемом старейшинами. Это греет чувство собственной важности, хотя и не досыта. Парни другие, что из стычек между собой не вылезали в свободное от работы время, его задевать опасались. Потому как покушение на друга Думающий Странно воспринимал как покушение на самого себя. Их вообще все считали друзьями не разлей вода. Думающий Странно тоже так считал. Впрочем, Тайно Завидующий также не сопротивлялся сему, просто в понятие "дружба" он вкладывал немножечко иное значение, чем остальные.
  И всё бы так и тянулось, если бы не девки. Как в возраст вошли, когда от запаха девок в штанах шевелиться начинает, хоть и не в полную силу пока ещё, жажда девок постепенно стала занимать верх в ежедневных помыслах Тайно Завидующего. Вот тут-то он и принялся завидовать в полную силу. Потому что в присутствии Думающего Странно взоры всех девок были обращены лишь на него.
  Нет, была одна, уже чуток перезревающая, коей все парни постарше пренебрегли. У ней, видать, тоже между ног зудело изрядно. И вроде бы ничего не мешало втихаря и удовлетвориться. Но вот незадача: как у девки пузо вспухать начнёт, надо будет идти к старейшинам. Чтобы, значит, новую семью создавать. Чтобы всем селением на хорошем месте новый дом строить, куда молодым переселяться.
  И если на втихаря Тайно Завидующий был согласен, то на последствия - решительно нет. И так всё в тени да в тени другого. А тут ещё и девку самую завалящую за себя взять. Нет. Чувство собственной значимости сопротивлялось сему варианту изо всех сил.
  Потому-то, наверное, Тайно Завидующий и подбил Думающего Странно на очередное посещение холодного старика, известного также как Обнявшийся с Вечностью.
  
   35-21
  Впервые в пещере они побывали несколько сезонов дождей назад. Когда старейшинам в очередной раз вспомнилось о странном отшельнике и они захотели узнать, что там с ним.
  Путь известный, добрались благополучно. И со скал не сорвались. И опасного ничего по дороге не встретилось. Ни детских страшилок, вроде Большого Носа, ни опасных хищников. Обычно питающихся горной живностью, но и человечинкой при случае не брезгующих.
   Холодный старик сам открыл глаза, едва они вошли в его пещеру, даже дотрагиваться до него не пришлось. И взгляд у него был какой-то - странный.
  Оно почему так показалось? Когда кто просыпается, то глаза со сна всегда немножечко мутные. Потом проморгался - и нормально. А тут - как и не спал вовсе, как будто просто их прихода с закрытыми глазами дожидался. И улыбка. Какая-то тоже странная. Аж внутри что-то ёкнуло. У обоих.
  А Обнявшийся с Вечностью носом шумно потянул, глаза веками полуприкрыл, - и заговорил. Что чует, мол. Не то какого-то избранного. Избранного, значит, невесть когда невесть кем невесть для чего. Не то сразу двоих избранных учуял. Это как же он по запаху чего-то там определил? Вроде и мылись недавно, и одежда чистая. Горами от них пахнет, это да, а больше, вроде, и нечем.
  А холодный старик заговорил, и всё как будто в бреду каком-то. Поминал дальние страны, властителей прошлого, ужасных чудовищ и древние пророчества. Говорил чуть напевно, так дивно меняя свой голос, что хотелось слушать и слушать. Не важно и о чём. Просто - слушать. Чтобы слышать эти завораживающие звуки, от которых и мурашки по спине, и дыхание спирает, и чудится всякое. Воистину чарование голосом применил Обнявшийся с Вечностью, как он себя называл постоянно, как будто о ком другом говорил.
   И столь сильное впечатление в умы и души юношей внесло посещение странного отшельника, что обоих стало как на аркане тянуть наведаться сюда ещё раз, отведать дивных речей, что поведали столь о многом и раздразнили воображение до чрезвычайности.
  И, как будто награждая их любопытство, холодный старик стал описывать окружающие горы. Как бы естественно, как бы просто продолжая разговоры о былом, давнем и вообще. Места, где произрастают растения, исцеляющие при болезнях, открылись им. Залежи странных камней, что согревшись в пламени, плачут металлом, важном в хозяйстве. И другие камни, с другими свойствами, тоже пригодными для суровой жизни отдалённых от большого мира людей. И вход в пещеру, узкий лаз, взрослый не пролезет. А там и светящиеся растения, и мхи съедобные, и камни прозрачные, и камни, что растут гроздью, как ягоды. Старинные предметы, принадлежавшие великанам прошлого. И даже растения, чьи высушенные листья, брошенные на угли жаровни, дают дым, насылающий видения давнего, или дальнего, или ожидаемого в будущем.
  На вопросы старейшин, откуда всё принесённое, они отвечали правду: нашли, лазая по горам и пещерам. Ввиду удачливости лазаний старейшины почти полностью освободили друзей от ежедневных скучных обязанностей. Десять дней лазали они по горам, зато принесли то, что спасло жизнь укушенному ядовитым ползающим. Так пусть и дальше бродят, коль их бродяжничество людям селений жизнь спасает! До поры, когда семьями обзаводиться принято, у них ещё остался сезон дождей, а то и два. Пущай бродят безвозбранно.
  А они по большей части не бродили. Они всё больше слушали странные речи сидящего в пещере. И внутри их нарастало томление по чему-то. Большому, главному. И то, что время от времени в словах отшельника мелькало слово "избранный", - тоже не проходило просто так. Особенно для Тайно Завидующего. Его и так подмывало спросить - не он ли этот самый избранный. И в то же время останавливала боязнь услышать - "нет". И тем лишиться чего-то, не описуемого в словах, но так таинственно и предвкушающе манящего.
  А потом, когда подходили к концу взятые из дома съестные припасы, старик опять очень удачно переводил разговор на описание окрестностей. И каждый раз оказывалось, что не так далеко есть ещё что-то важное для селений.
  Так, две встречи назад холодный старик говорил им о странном чёрном камне, что способен гореть жарче дров и сухого помёта. И они нашли это место, и старейшины селения уже отправляют туда взрослых. Добывать горючий камень и сплавлять его по речке в мешках, привязанных к надутым воздухом бурдюкам. И ещё жарче смотрели умоляющие глаза девок на Думающего Странно. И даже Тайно Завидующему перепала малая толика тех взглядов.
  Только вот в последнее посещение всё прошло не как обычно. Потому что договорился холодный старик до того, что между понятием "добро" и понятием "зло" нет никакой разницы. В тот раз они успели съесть всего треть припасов. Думающий Странно не стал слушать продолжения. Он слишком перевозбудился, слушая описание дел добрых и дел злых. Ужасные человеческие жертвоприношения и героические подвиги дальних мест - всё это во многом совпадало с рассказами людей Большой Воды, что пересказывались молодёжью на вечерних посиделках, когда уставали петь песни, всё было съедено, а расходиться ещё рано. Думающий Странно всего один раз слушал людей Большой Воды, зашедших в устье горной реки, чтобы очистить днище своего корабля от налипшего и присосавшегося к нему. Из тех рассказов он чётко уяснил для себя, что убивающие, пожирающие или приносящие в жертву людей - зло. Самое злое зло, какое только есть в этом мире. И вдруг - "нет разницы"! Да быть такого не может!
  Вскочил тогда Думающий Странно в негодовании и прочь выбежал. А холодный старик тут же глаза закрыл и речи прервал. Так и пришлось Тайно Завидующему последовать за тем, кого все называли его другом.
  В тот же раз до того разозлился Думающий Странно, что отправился прямо на рёв горного хищника, и убил его в схватке один на один, и снял шкуру. И вернулся в селение, и бросил шкуру к ногам самой сладкой девки селения. На неё многие облизывались. Даже женатые. Но обидеть внучку старейшины, чей отец - лучший боец союза селений, - дураков нет. За некоторые вещи головы откручивают согласно завету предков безо всяких вынесений на суд старейшин. И окрученное засовывают во вспоротое брюхо, чтобы другим неповадно было. Последний раз подобное уже давненько случалось. Но вот память о произошедшем у всех на слуху. То и не странно совсем. Там, где всё ежедневно и одинаково, всякое необычное, но касающееся всех, всегда помнится...
  
   35-22
  И открыл глаза холодный старик, обнявшийся со своей подозрительной вечностью, и продолжил свои слова. Как будто и не было всех тех дней, прошедших с момента, как выбежал вознегодовавший из отшельничьей пещеры.
  - Всё в этом мире относительно. Добро и зло - тоже. Ты кого-то съел. Это добро для тебя и зло для съеденного. Если кто-то съест тебя, это будет злом только для тебя, но добром для голодавшего и насытившегося. На твой дом напали, и ты убил нападавших. Что это будет? Доброе зло? Или злое добро?
  Думающий Странно прервал говорившего, что случалось крайне редко. Но холодный старик с готовностью замер, слушая в свою очередь.
  - А как же боги? И ты сам не раз говорил нам, и другие говорили, что наш мир сотворён богами. Но разве сотворивший нас - зол?
  - Сотворивший нас ушёл дальше. Ему нет дела до сотворённого. Как отметавшей икру рыбе нет дела до икринок. В твоём селе дом для молодых строят всем селением. Но когда дом окончен, его дальнейшая судьба в руках его жильцов. Разве не так?
  - Но разве боги могут быть злыми? Если боги творят миры, они могущественны. А злы бывают те, кому чего-то не хватает.
  - Мир людей и мир рыб - это разные миры. Но люди ловят рыбу, чтобы насытиться. Люди не испытывают зла к рыбам, люди просто хотят есть. Птица клюёт червей, человек ест птицу, а тело похороненного человека едят черви. Где тут зло и где добро? И когда боги делают то, что люди называют злом, они могут просто не знать, что часть от сделанного богами и важного в мире богов несёт кому-то зло. Когда люди пришли в дикое для них место и стали строить дома, они принесли смерть части деревьев и беспокойство части камней, насильно сдвинутых со своих мест и положенных в основание дома или сложенных в печи. То, что для природы есть порядок, для людей есть дикость. И люди вносят в мир свой порядок. Боги пришли в сотворённый одним из них мир и наводят в нём свой, божественный порядок. То же самое. И то, что некоторые люди воспринимают как зло, является злом лишь для этих людей.
  - Но боги - это не черви и не птицы. Даже не люди.
  - Конечно.
  - Но люди разумны. Разумные не едят разумных.
  - Люди едят людей. Не всегда и не везде. Где-то очень редко, от голода. А где-то часто, потому что так принято. Вы своих покойников хороните, а в других местах их принято съедать. И ты, такой хороший тут, был бы злым и плохим там, потому что не съел даже уха от умершей бабушки. Всё относительно.
  - Боги, едящие людей - плохие боги. Это - зло!
  - Но тем, кто кормит богов мясом себе подобных, боги дают силу. Получающие от богов силу в обмен на человечину - это тоже люди. Люди убивают для своей выгоды. Если придут те, кто захочет обратить вас в рабство для их выгоды, вы будете убивать их. Потому что избегать участи рабов - это ваша выгода. Чем же вы отличаетесь? Каждый ищет выгоду. Таков наш мир. Таким его сделали боги.
  - Боги, сделавшие так - злые боги.
  - Ты говоришь так, потому что ты человек. Стань богом, и твои суждения изменятся.
  - Разве можно стать богом?
  - Можно стать частицей бога. Но поскольку часть неотделима от целого, стать частицей бога и означает стать богом.
  - Да?.. И как это можно сделать?
  - Очень просто. Когда человеческий младенец ест пищу, пища идёт на строительство его тела. Потом, когда он станет взрослым, пища будет уходить на поддержание его жизни. Сейчас, когда боги молоды, съеденные богами станут частью их тел. Те же, кто опоздает быть съеденным богами, упустит возможность стать частицей бога. Но только став богом сам, ты получишь возможность изменить поведение богов. А дальше делай выбор. Если хочешь, я подскажу тебе, как достичь твоей цели. Хочешь изменить мир - есть возможность. Не хочешь ничего менять - не делай ничего. Возвращайся, женись, умри. Как все. И всё останется по-прежнему.
  -... А как сделать так, чтобы тебя съели боги?
  - Подобное притягивается к подобному. Если хочешь привлечь внимание злых богов, стань злым сам.
  - Но я не хочу становиться злым!
  - Но ты же хочешь добра, разве не так? Вспомни: доброе зло, злое добро. Если ты принесёшь в мир немного зла, чтобы потом исправить его большим, очень большим добром, не есть ли то окончательное добро? Подумай. Делая злые поступки, оставайся внутри добрым. Делая зло сейчас глупым людям, думай о будущем добре, будущем счастье для всех людей.
  - ... Даже если я захочу сделать зло, чтобы меня заметили боги, я никогда не буду делать зло тем, кто живёт здесь. Я никогда не буду делать зло своим родичам!
  - Я могу подсказать тебе, где находится портал. Это такой волшебный переход. Переход в другое место, далёкое место. Далеко-далеко отсюда. Дальше, чем Великая Степь. Там ты можешь делать всё, что угодно...
  Думающий Странно задумался. И тяжки были его думы. И тут-то Тайно Завидующий почувствовал, что вот он, его шанс! Превзойти своего вечного соперника. И предложил тогда Тайно Завидующий просто сходить в тот переход. Сперва просто посмотреть. А потом, если решимость его друга дрогнет, то он, жертвуя собою для друга, сам начнёт делать зло, оставаясь внутри добрым. Пусть его друг посмотрит на это. Тогда и примет решение...
  
   35-23
  Ну разумеется, холодный старик был серишетом. Оружием Цитадели Р'Льех. Оружием, специализированным на целенаправленном погублении душ - тем или иным образом.
  Ну разумеется, и появился он в селении не просто так. А только после того, как заинтересованным структурам стало точно известно, что одна из душ, достаточно крупных, чтобы быть удостоенной стать объектом целенаправленной охоты, воплотилась в тело именно тут. Точнее, зацепилась за тело человеческого зародыша.
  Убивать во младенчестве подобное тело совершенно не выгодно. Это не вот мелкие прото-души, массово посаженные в тела, чтобы, едва проросшие, быть сжатыми после гибели их тел-носителей. Нет. Охота на душу, проходившую уже воплощение в прошлом и выросшую до определённого объёма, ведётся иным образом. У такой души убьёшь тело, а она просто ускользнёт. И снова получит определённое время на поиск тела. А если в следующий раз она воплотится в теле, обречённом родиться в зоне влияния последышей Золотокожих? Произойдёт ужасное. В самом раннем возрасте в дневное сознание тела-носителя будет заложен пакет информации о реальном состоянии дел на планете. После чего подобная душа заставит своё тело вести себя таким образом, чтобы получить возможность уйти в Пространство Ожидания.
  А если душа ушла в Пространство Ожидания, - всё. Пропала душа. Погибла для Господа и присных его. Её уже не скушаешь. Из Пространства Ожидания живую душу даже Господь не выцепит. Всё. Видит око, да зуб неймёт.
  И чтобы спасти душу от ухода в Пространство Ожидания, чтобы душу можно было скушать, - требуется приложить определённые усилия.
  И с этой точки зрения, с точки зрения сохранения души для поедания её Господом, - данная ситуация очень, очень выгодна. Слабое дневное сознание, пусть даже находящееся под воздействием живой души, - очень уязвимо. Если дневному сознанию меньше ста, да даже пятидесяти лет, - оно любопытно до самозабвения. И всё необычное до чрезвычайности привлекает его внимание. Поэтому посылаем стандартного серишета. Чтобы он находился в пределах доступности, но для контакта с ним требовалось какое-то усилие. Тогда вблизи него не будет лишних. Мелкие прото-души, выращиваемые в телах для поедания Господом и присными его, - они полностью соотносят себя со своими телами. И где нет выгоды для их тел, нет и их интереса. К тому же слабо одушевленные воспринимают неодушевлённых - как нечто неодушевлённое. Ну вот как камень с глазами. Необычно - да. Но и не нужно. Тоже - да. Потому что вызывает некое смутное опасение своей непохожестью.
  С более крупной душой дело другое. Более крупная душа чувствует свою внутреннюю силу. И поэтому всё необычное её привлекает. И ещё одно. Ещё со старых, диких времён, до прихода Господа на эту планету, - носители душ, то есть пищи Господа, - привыкли считать окружающих подобными себе. Поэтому необычность серишета, заключающаяся в его неодушевлённости, конечно же, ощущается дневным сознанием носителя вкусной души. Но трактуется им как некая особенность души. Поскольку сам одушевлённый считает и всех окружающих тоже одушевлёнными. Что и необходимо использовать.
  Вопрос - как?
  В условиях обыденной скуки бытия, - огонь любопытства жаждет новой пищи. Поэтому носитель больших объёмов информации, заранее считаемый одушевлённым, то есть подобным себе, - в процессе перекачки информации, то есть общения, - приобретает весомость авторитета. То есть, носителя определённых пакетов истины.
  Юное сознание, побуждаемое душой, жаждет подвигов? Соблазни его на великий, но непосильный подвиг. Надорвавшийся разочаровывается. Порою разочаровывается во всём. После чего просто влачит бытие. Не развиваясь. А отсутствие развития есть загнивание, равно как отсутствие течения ведёт к заболачиванию. А подгнившая душа - это лакомство Господа.
  А обеспечивший Господа лакомством получает право на крошки с его стола. То есть, на определённую долю от доставленной Господу пищи.
  Но ещё более выгодным будет сделать так, чтобы душа соблазнилась магией. Нет, конечно же, не настоящей. Не той, что основана на возможности души входить в контакт с планетой. И использовать планетарные механизмы по своей воле.
  Нет.
  Господь предложил гениальный ход. Внешнюю магию. То есть определённую последовательность действий и последствий от данных действий. Одинаковых и стандартных по всей планете. Избранность - кем-то. Откровение - от кого-то. И возможность выбора. Между жизнью прежней, слабой, скучной. И новым бытием, насыщенным силой. Силой Господа, силою слуг его, если совсем точно.
  Самое главное, что сохраняется и используется первое правило Абсолюта: правило вольности волеизъявления. Смертному предлагается возможность выбора. А вот выбор каждый делает сам. И, согласно правилу Абсолюта, получает все последствия от своих действий, даже если не задумывается над ними или не знает о них. И никакого Мёртвого Фона. Всё по согласию...
  ... Так, или примерно так, - думал Властелин Цитадели - да неважно какой! - когда обозревал подвластную ему лично территорию в Объёме Представления, куда стекалась информация об обнаруженных на его территории носителях вкусных душ. Мечтой каждого Властелина Цитадели было добыть Изначальную душу. Увы, пока недостижимой мечтой. Совершенно непонятно каким образом, но все Изначальные души, убежавшие вовне после падения Долины Лиловых Зиккуратов, воплощались в тела исключительно только в зоне влияния последышей Золотокожих. Причём воплощались в самые разные тела, даже тела изначально неодушевлённые, вышедшие аж из Котлов Осуществления. В тела цвергов воплощались. Но только в зоне влияния врагов Господа. Вот уж воистину: видит око, да зуб неймёт.
  Впрочем, и без лакомых Изначальных душ было чем поживиться. И поэтому Властелин Цитадели, прикидывая в уме доступный запас серишетов, полученных по обмену из Цитадели Р'Льех, решал - куда послать очередного. То ли к изолированной в глухом селении душе, то ли к какому-нибудь сообществу. Включающему в себя и бездушных, и малодушных, и малую толику душевных...
  
  
   35-24
  Сообщество магов, вальяжно расположившихся по своему удобству в комнате совета, внимало своему председателю. Председателем был избран не самый сильный маг. Потому что самый сильный маг легко способен подмять под себя остальных. А с несогласными... Ну как ты сможешь определить: посылает тебя председатель по тому делу, о котором говорилось, - или посылает тебя в ловушку, где сам же и уничтожит? Выдав произошедшее за происки чужого ковена?
  Нет уж, нет уж. Пусть уж лучше будет председателем носитель абсолютного иммунитета к магии. Их количество меньше, намного меньше, чем количество магов. И обнаруживаются-то они так, наполовину случайно. И силы из себя не представляют. Ну не убивается он магией. И что? Обычными людьми, обычным оружием - прекрасно убивается. Их, носителей абсолютного иммунитета к магии, сперва и уничтожали сразу же после обнаружения. А потом додумались, что гораздо выгоднее их использовать. В роли председателей ковенов. И никому из магов не обидно, и интересы ковена такой председатель ставит выше всего. Потому что если начался раздрай внутри ковена, тут и председателю конец. А если победит чужой ковен - тем более. Вот пусть и старается - для блага всего ковена.
  Время одиночек прошло, пришло время ковенов. Одиночка слаб. Нет, был бы один маг на всю планету - никаких проблем. А когда магов много? И каждый жаждет власти? Лучше уж принять реальность, как она есть. И вместо мечты о полном всевластии удовлетвориться твёрдым куском власти с возможностью расширения. Сколько магов уже погибло в междоусобных битвах? Нет уж, нет уж. Лучше быть живым властителем небольшого, строго ограниченного объёма всевластия, чем разинуть пасть на всё и ждать, пока рожа не треснет. Время есть, бессмертие маг себе жертвами купит, а в дальнейшем что-нибудь да изменится.
  И к тому же. Это раньше маги думали, что Великие Неизвестные у них одни и те же. А что на самом деле оказалось? Разные бывают Великие Неизвестные, разные. Когда маги погибают, их Великие Книги, иначе рекомые гримуарами, покидают свои тайники и становятся доступными другим магам. Ну собрали библиотеку из чужих гримуаров. Начали сравнивать - вот тут-то выплыло, как оно на самом деле есть. Часть заклинаний совершенно одинакова. А вот высшие заклинания могут отличаться, и очень сильно. Даже по силе. Взять ту же магию огня. Заклинание из одного гримуара порождает один объём каменного огня, а из другого - чуть не в десять раз больше по объёму. Шутка, да?
  А заклинания призвания демонов?
  Когда сравнили, выяснилось, что эти, почти одинаковые заклинания вызывают очень даже разных демонов. Вот и гадай. То ли вызываются разные сорта демонов из одного места. То ли пробиваются порталы в разные демонические вселенные.
  Вот так вот, в общем-то, и сложилось. Что группы магов, избранных одними и теми же Великими Неизвестными, стали сбиваться в ковены просто из чувства самосохранения. Потому что количество жертв на планете ограничено, и разные Великие Неизвестные оказываются конкурентами. А где конкуренция, там и борьба. А борьба магов - это магические войны. А у них свои законы.
  Взять ту же добычу. Имеются в виду чужие гримуары. Где их хранить? Как избежать соблазна расправиться с коллегами, используя высшие заклинания из чужих гримуаров? От своих заклинаний маг и защиту знает. Это в первых стычках между магами про защиту забывали, сейчас-то все учёные. От знакомых заклинаний защита ставится. А от незнакомых, чужих? Мало, что ли, от неожиданных ударов магов погибало, а?
  И что делать?
  Ну, во-первых, разумеется, подыскивать людишек с магическими задатками, обучать ограниченным знаниям и использовать как мясо битв. Это - само собою разумеется. Ударит враг чужим, незнакомым заклинанием по колдующему, - хоть какое-то время появится, чтобы прицениться, каким образом можно противодействовать вот этому вот.
  А во-вторых, необходимо как можно полнее изучить добытые гримуары. И в этом деле, как ни странно, тоже незаменимыми оказались председатели. Как носители абсолютного магического иммунитета.
  Всё дело в том, что первые маги совершенно искренно считали, что всё дело только в заклинаниях, а вовсе не в сочетании заклинаний и магических способностей. И потому всерьёз опасались, что первый попавшийся может напасть на него, используя заклинания из его же Великой Книги. Позже выяснилось, что это не так. Но накладывание защитных заклинаний, препятствующих чужим читать записанное, убивая любопытных, - только усилилось и изощрилось. Ввиду того, что гримуары вылезают из своих тайников после смерти владельца, владельцы стали накладывать на свои Великие Книги такие заклинания, которые уничтожали и саму Великую Книгу и всё вокруг неё, используя весь запас сил, вложенные в Великую Книгу во время её написания. И читающий погибал, и знания терялись, и попутные разрушения бывали очень серьёзными, города гибли.
  И получилось так, что только носители абсолютного иммунитета к магии оказались способны преодолевать защиту чужих секретов. И тут резкое преимущество получили умные маги. Те, кто не стали поспешно убивать антимагов. А просто держали их взаперти, платя малым содержанием за смутные возможности в будущем.
  А ещё председатели, кроме чтения и хранения чужих гримуаров, соблюдали регламент. Если все маги ковена постановили, что то-то и то-то возможно только в полном составе, то председатель прилагал все усилия, чтобы соблюсти сей закон. А то ведь подошлют самого простого убийцу. Не магического. А оно - надо?..
  
   35-25
  Опаздывающий - не опаздывал.
  Он - выполнял задание.
  Поэтому собравшиеся маги шибко не злобствовали. Нет, желание получить знания самому, но воспрепятствовать их получению другими, - это общее желание всех, жаждущих власти. Но его, сие желание, всё-таки научились сдерживать. А то в следующий раз прочитают что-то без тебя, а там вдруг окажется то, что поможет кому-то заполучить твою долю, устранив тебя.
  Ковен ковеном, а спиной не поворачивайся.
  Так что маги кривились, но терпели.
  Курильницы по периметру круглого помещения испускали дым, расслабляющий тело. Гобелены на каменных, отполированных до чрезвычайной гладкости, практически зеркальности стенах, - отсутствовали. Камень, металл, не очень много твёрдого дерева, в основном для сидения. Запах - это одно из средств мага. Поэтому материалы, жадно впитывающие запах и потом самопроизвольно его испускающие, - исключались. Всё подчинено целесообразности. Сейчас курения веселящие, а придёт отсутствующий, - всё мигом изменится. Магический сквозняк, на новые угли новый порошок, и вот уже новый запах. Помогающий голове с первого раза и насовсем запомнить всё воспринятое. Вообще-то можно добиться того же и заклинаниями. Но совместное чтение заклинаний одобрялось ковеном только в бою. Когда твёрдо знаешь, что вражеский ковен никого не пощадит, и потому не опасаешься удара в спину. Останешься один, у себя - колдуй в своё удовольствие. А так вот - лучше не надо.
  Маги сидели в креслах, вплотную придвинутых высокими спинками к стене. Оно и со спины никто не зайдёт, от каждого шороха и подозрения напрягаться не надо. И перед глазами все, что опять же способствует спокойствию. Кресло каждый маг заклинал у себя дома, в месте своей силы, что, в общем-то, тоже успокаивало.
  Кто-то перебирал чётки, кто-то просто думал, проблему решал умственную. Пища и тем более вино - это не для рабочего собрания ковена. Так что настоящее развлечение мог себе позволить только один из присутствующих. По очереди. Для полного закрытия помещения от прослушивания магическими средствами требовалась человеческая жертва. Поэтому маг, в порядке очерёдности обязанный предоставить материал для общего дела, приводил с собою молоденькую рабыню. Рабыне говорилось, чтобы она удовлетворила всех присутствующих, а там видно будет. Что уж там думала рабыня, то её дело. А для настоящего дела требовалась смесь крови и семени всех присутствующих. Поэтому в начале рабыня глотала семя всех присутствующих магов, а потом ей вспарывали живот. Небольшое углубление в центре помещения, такое же круглое по форме, как и сам зал, для этого и предназначалось. Единственное исключение - председатель. Семя антимага для магии противопоказано.
  Рабыня уже обслужила всех и пошла по второму кругу, теперь уже исключительно для удовольствия желающих, всё равно раз уж ещё не все собрались... Но в это момент загорелся шар телепорта. Маяком служила защитная крышка с крупным кристаллом, закрывающая отверстие кровостока. Телепорт - постепенный, не мгновенный. Мгновенный телепорт атаковался без предупреждения. А так: сперва появляется шар переходного пространства, потом внутри появляется переходящий, его опознают, потом шар исчезает. Это для безопасности присутствующих.
  Конечно же, существовал большой соблазн, чтобы из шара выпал уже труп. Но законы ковена запрещали открытое убийство собрата. Тайно прикончил, и скрыл улики - молодец, пользуйся плодами удачи твоей. Но вот так вот - ни-ни! Один раз получилось - второй раз захочет. Поэтому все маги ковена поклялись на своей крови, что открыто убивший собрата подлежит обязательному уничтожению силами всех остальных без исключения.
  Маг, чьи чресла принялась ласкать по второму разу рабыня, грубо оттолкнул её, указав на вновь прибывшего. Его член ещё не успел налиться в полную силу, во-первых. А во-вторых, сперва дело, а удовольствия потом. Маги, не людишки поганые.
  Вновь прибывший торопился, ему было некогда ждать, когда нежный язычок, слегка касаясь... - нет, он грубо взял самку за уши и принялся работать сам. Самка только часто покашливала, когда получала удары в заднюю часть нёба. Излив семя, вновь прибывший несколько раз глубоко вздохнул, затем отступил на шаг, ударом в подбородок уронил самку в углубление. Потянул за камень крышки, вынул из потайных ножен жертвенный кинжал, быстро вспорол жертве живот, распахав тело буквально от паха до горла. Одной рукой откинул в сторону коническую крышку, второй перевернул умирающее тело, подвинув разрезом на отверстие кровостока. Воткнул кинжал в спину жертве, - потом приберёмся! - и, на ходу заправляя в штаны обмякший, обвисший член, направился к своему креслу.
  Уселся. Оглядел присутствующих. Улыбнулся.
  Все облегчённо вздохнули - удалось!
  Несколькими ударами сердца позже помещение накрыл купол абсолютной защиты от утечки информации. Знакомое, чуть давящее, чуть звенящее чувство в ушах всех присутствующих показало, что пришло время приступать к тому, ради чего они все тут и собрались сегодня.
  Пришло время получить новую информацию.
  
   35-26
  Председатель слегка кашлянул и сразу же приступил к делу.
  - Собранная из разных источников информация, будучи сведённой воедино, дала новую картину мира. Если говорить кратко и по сути, то дело обстоит так. Наш мир был создан одним из старших богов. Создав мир, бог ушёл дальше. У этого бога мания - создавать миры. Это как вино для пьяницы. Когда мир создан, то есть кувшин пуст, надо идти дальше.
  Младшие боги - это те, кто властвует в мире. Те, кто переделывает этот мир по своим запросам. Все вы, как практикующие маги, видели в своих шарах дальновидения, что делают младшие боги в дальних краях. Ничего нового и необычайного. По своей силе каждый бог превышает любой из ковенов, а вполне возможно, что и несколько ковенов одновременно. И, как и все властвующие, они тоже стремятся получить как можно больше наслаждений от власти.
  Если обобщить информацию, то молодые боги вели себя как молодые маги. Они воевали между собою, каждый сам за себя. Потом боги объединились в два ковена. То есть, мы можем чётко говорить о двух противостоящих сторонах. В великой битве прошлого многие погибли. С одной стороны погибли все боги. Но остались их помощники. С другой стороны осталось шесть богов. Их имена: Ахерон, Драг-Упсар, Маггиф, Р'Льех, Дуггур, Вавван.
  Предлагаемые варианты поведения таковы. Или оставаться в стороне полностью, считая, что нас не заметят хотя бы какое-то время. Или вмешать в битву на чьей-либо стороне. Считаю, что выгоднее примкнуть к победителю, но это моё личное мнение. Есть другие?
  - Победители - боги, побеждаемые - люди. Выгоднее принять сторону богов.
  - Или наоборот. Богов убить сложнее. Сначала помочь помощникам богов убить богов, раз уж все они смертны, потом убить помощников и остаться властителями самим.
  - Оба варианта - возможны. Но нужно больше информации. Чтобы не ошибиться в выборе. Предлагаю собираться вместе по мере накопления информации. Возможно, выгоднее будет остаться в стороне и добить обе ослабевшие стороны. Или предложить временный союз другим ковенам. Их можно напугать тем, что богам и магам тесно в одном мире. Должен остаться кто-то один.
  - Есть возражения. Великие Неизвестные дали нам силу насовсем или мы продолжаем находиться у них в зависимости? Сработает ли сила, дарованная нам, против богов?
  - Мне удалось выяснить, что Великие Неизвестные - это тоже боги. Только боги из другого мира. Они не могут выйти в наш мир, но способны влиять на него через вас, через магов. Здесь уже разбирайтесь сами, господа маги.
  - Это достоверная информация?
  - Насколько могу судить я - вполне.
  - Всё?
  - Нет. Проявилась смутная новость, отрывочно и нечётко. Возможно, существует способ достичь бессмертия.
  - Мы и так относительно бессмертны. Нам не грозит смерть от старости.
  - А смерть от убийства вам не грозит? Пока что ещё не чётко, но вырисовывается некая возможность. Чтобы обрести бессмертие, необходимо быть съеденным богом. Но не этими, а кем-то из Старших богов.
  - Что за чушь! Вошедшее в рот выходит из задницы. У меня нет ни малейшего желания становиться дерьмом богов, даже старших!
  - Может, правильнее будет сказать - "божественным дерьмом"?
  - Ни тем, ни другим, умник!!
  - Успокойтесь!.. И как это бессмертие проявляет себя?
  - Очень мало информации. Нужны ещё гримуары. Пока что удалось уяснить, что съеденный богом становится частью тела бога. И когда бог получает удовольствие, то же удовольствие получает и всё его тело, все составляющие его части. В том числе те маги, что смогли стать частью тела бога. Насколько мне стало понятно, быть съеденным богом является не конкретной целью магов, чьи гримуары вы отдали мне на исследование, нет. Это выход на случай смерти мага. То есть, насколько мне стало понятно, есть какие-то сложные ритуалы, после исполнения которых, в случае насильственной смерти, маг отправляется в тело бога. Но очень мало информации. Нужнее ещё гримуары.
  - Снова война?
  - Почему - нет? Только надо уточнить, чьи именно гримуары нужны. Подготовить побольше мяса битв. Рабов в войска наберём, это не вопрос. На мой взгляд, бессмертие после смерти - это хороший приз. Во всяком случае, меня лично это заинтересовало.
  - Ты всегда отличался крайней предусмотрительностью.
  - Потому и жив до сих пор.
  - Продолжай, председатель...
  
   35-27
  Председателями в ковенах магов работали серишеты.
  Иммунитет к магии объясняется очень просто. По личной просьбе Властелина Р'Льех лично Господом было запрещено воздействовать на серишетов всем развоплотившимся деятелям Долины Лиловых Зиккуратов, ныне подвизающихся в виде магической силы на службе будущей Пряности. Под угрозой выкидывания в Отброшенное Пространство Вселенной.
  Серишеты, работающие председателями в ковенах, получили возможность воздействия на большинство человеческих магов. Вообще-то разные ковены магов контролировались разными Цитаделями. Отсюда и разница в заклинаниях, вкладываемых в "великие книги" будущей Пряности.
  Нельзя сказать, что преимущественное право Властелина Р'Льех обрадовало остальных Властелинов. Но тут уж ничего не попишешь. Сидящие возле Куба - это исполнители воли Господа. И в случае неповиновения будут мгновенно отброшены на Дно Вселенной, где сами станут Пряностью.
  Ведь Пряность - это цель, цель вторжения на данную и все остальные планеты планетарных демонов класса "Господь" со всеми их свитами...
  
  
  
  
   Глава 36
   МАГГИФ
  
   36-01
  Нгага делал чунга-чанга.
  То есть, активно трахал обезьяну.
  А что делать? А кому сейчас легко?
  Конечно, солидные люди суют своё твёрдое в мягкое себе подобных, то есть женщин. Солидный человек имеет свою жену, а то и не одну. Но за жену полагается платить выкуп. А - чем? На войну пока не берут - мал ещё. Заработать самому? Пока не прошёл посвящение во взрослые, твоей добычей распоряжается отец. Что ещё?
  Нет, некоторые выходят из положения очень просто. Как только спереди поднимает голову беспокойство, подёргал его, оно плюнет на всё и снова успокоится. Беспокойство - да, беспокойство уходит. А удовольствия почти никакого. А как же без удовольствия? И так никакого счастья в жизни, а тут ещё сам себя, своими руками, последнего лишаешь.
  Некоторые выходят из положения с помощью друга. Ты помог другу, друг помог тебе, - так и до женитьбы дотянуть можно. Так ведь может получиться, что жена будет только одна, потому что так положено, а друзей - несколько. И после женитьбы.
  И потом: хорошо, у кого есть такие друзья. А у кого таких друзей нет? И что делать бедному одинокому Нгаге?
  Остаётся делать чунга-чанга.
  
   36-02
  На этот раз охота за обезьяной завела Нгагу достаточно далеко. До холмов. А в холмах, как известно, есть пещеры. Некоторые - маленькие. Некоторые длинные, но узкие, едва змея пролезет. И одна большая.
  Перекинув тушку обезьяны через плечо, - не отпускать же вкусное мясо, раз уж поймал? - Нгага решил заглянуть в пещеру.
  А - вдруг?
  По дороге набрал пищи огня. Нашёл возле входа хорошее место для костра. Поел жареного мясо обезьяны . Она больше не будет делать бум-бум. То есть чунга-чанга.
  При этой мысли сердце Нгага дрогнуло. И он покинул пещеру. Опять же, отец будет ругать, что Нгага долго нет. Нгага может понадобиться отцу для разного. Для охоты. Для починки пальмовой хижины. Для послать к кому-нибудь из селения. Или даже... Нгага поморщился и почесал зад. Хороший был друг у отца. Жаль, на войне погиб. Недавно... И теперь Нгаге приходится иногда заменять отцу погибшего друга. А от этого задница просто разрывается. Хотя сейчас, конечно же, не так больно, как в первый раз.
  Нгага долго пытался понять, что в этом хорошего. Он даже поймал обезьяну-мужчину. Но так и не смог сделать с ним чунга-чанга. Пришлось убить и пытаться делать чунга-чанга, пока тёплый, совсем как живой. Нет, всё равно не получилось.
  Нгага вздохнул и шагнул было вперёд, но какая-то сила как будто развернула его и направила обратно, в пещеру. Нгага даже хотел было удивиться, но почему-то передумал. И шагал, как во сне. Пока не подошёл к огромному кусту кристаллов. Ровных, прямых, торчащих из одного места в разные стороны, как каменные копья. И как туда ноги донесли? Никогда тут не был, никогда в пещеру так глубоко не заходил...
  Остановившись как в полусне перед длинными, каменными иглами, Нгага зачарованно наблюдал, как камень как будто загорелся изнутри подземным огнём. Каждая каменная игла как будто затеплилась колючими огоньками. Окончательно окоченевшее сознание Нгага, безразлично покалеченное каменным костром пещеры, казалось, заколебалось само собою под воздействием раскаляющихся колебаний какого-то некто, - и скакнуло, покинув тело. И уже извне, всё так же покалечено-отстранённо узрело, как его стоящее тело покрылось коричневыми язвами. Капли растекающейся плоти скользили по его телу, скапливаясь в кашеобразную накипь около ног растаскиваемого по кусочкам тела Нгага. Мясо в язвах, коричневое, как кал.
  Сознание Нгага окончательно завихрилось, закрутилось, разорвалось на части и растворилось во всасывающем его нечто...
  А оставшееся без управления тело хлюпнуло и застыло возле остывающего взгляда каменных игл.
  
   36-03
  Властелин Цитадели Маггиф был очень, очень осторожен. Именно поэтому Цитадель, известная также как Лабиринт, являлась единственной Цитаделью Коцита, полностью погружённой под землю. Спрятавшись во глубине континентальной плиты, пространство Цитадели растянулось на тысячи и тысячи единиц измерения в длину и в ширину. А практически каждое явное пространство сопровождалось бок о бок тайными, закрытыми ходами. Где-то в один ярус, где-то - в несколько. В наиболее важных местах количество ярусов могло измеряться чуть ли не десятками. Цитадель Маггиф больше всех остальных опиралась на Учение о Форме в самой фундаментальной его части. Сверхдлинные тоннели-пещеры, частью бывшие тут в виде естественных пещер, частью пробитые искусственно и целенаправленно, - являли из себя вместилище коллатералей планетарной ци. Хитро умудрённые подземные ходы, расположенные в строгом соответствии с Учением о Форме, образовывали огромные ускорители планетарной ци. Подобные исследования велись лично Властелином Маггиф в глубочайшей тайне. По личному распоряжению лично Господа, отдавшего данное распоряжение едва ли не сразу после своего водворения в Кубе. Потому что вмешательство в протекание ци планеты способно топить в океане материки, поднимать горы, резко и быстро изменять лик планеты, не образуя при этом Мёртвого Фона и без особых затрат Пряности, используя исключительно силу самой планеты. Властелин Маггиф даже не задумывался о том, чтобы нарушить личный приказ Сидящего в Кубе о сохранении тайны. Но вот остальные хлопоты требовали помощников. Теперь - новых помощников.
  Официально, для остальных Цитаделей, Цитадель Маггиф имела своим основным занятием производство Низших Коцита. Существ, внешне подобных Новым Людям, способным, при соблюдении ряда условий, даже скрещиваться с Новыми Людьми и иметь общее потомство. То есть, тела, несущие внешние признаки и Низших, и Новых. Излишне будет говорить, что исследования всего объёма проблем, связанных с данным направлением деятельности Коцита, также проводилась Цитаделью Маггиф.
  Именно в Лабиринте проводились опыты на пленных Новых Людях. Именно во глубине Лабиринта изготовлялись первичные тела Низших. Тут же происходило и заселение тел управляющими контурами, полным мёртво-существующим подобием пред-душ планеты до Вторжения. Именно в Лабиринте проводились ходовые испытания очередной модели Низших. Прошедшие все испытания успешно выводились наверх, вовне, на поверхность планеты, где и становились родоначальниками нового племени, во многом схожего, по строению и поведению, с Новыми Людьми в зоне влияния Золотокожих.
  Огромное количество Низших плодилось и размножалось в глубинах Лабиринта, чтобы целенаправленно пополнить собою армии Коцита. Примитивные существа, способные ходить и убивать под звуковые команды Погонщиков Звука, заодно служили в мёртвом, то есть убитом в бою виде - провизией для остальных боевых единиц Коцита, выпущенных из Котлов Осуществления и не способных к самостоятельному размножению, как то: осадные слизни, стреконоги и так далее.
  После окончания основного объёма работ низший рядовой персонал, существа, подобные существам К'цац'К, были ликвидированы. Немногие Змеезубые, координаторы работ и обладатели ценной информации, были погружены в холодный сон. Каждый из Змеезубых обладал всей глубиной информации по своему фронту работ. Но то, как связать воедино все сведения для получения практических результатов, - хранилось в памяти лично Властелина Маггиф.
  А лично Господа заботили лишь готовые технологии воздействия, но никак не технологические детали их разработок.
  
   36-04
  - Итак, что мы имеем?
  Змеезубый первых образцов, пролежавший всё предыдущее время в холодном сне в запасниках Лабиринта, и только недавно пробуждённый, чтобы занять своё место возле Властелина Маггиф, быстро и чётко работал с оборудованием поста наблюдения.
  - Мы имеем полное подтверждение на практике всех теоретических выкладок моих предшественников по данному вопросу. Опыт успешен.
  - Детальнее.
  - Итак, данная пещера выведена в режим самогенерации Мельчайших заданных характеристик. Генерация производится с помощью Учения о Форме. Точнее, использования постулатов данного учения. Мелкие, и даже средние разрушения в пещере не смогут помешать успешному функционированию установки. Причина - в иной материальности установки. Установка не привычно вещественна. Установка - это энерго-информационное полевое образование, привязанное к данному объёму пространства с особо изменёнными характеристиками. Для Новых Людей, даже очень отдалённого будущего, с их примитивными органами чувств и ещё более примитивным сознанием, обнаружение установки практически невозможно... Характеристики Мельчайших полностью соответствуют заданным. Небольшое ускорение времени, использованное в опыте, воздействия на суть Мельчайших не оказывает по определению...
  Замигал сигнальный кристалл. Представитель Цитадели Дуггур ожидал представителя Цитадели Маггиф для проведения запланированного опыта. Властелин и его Змеезубый по очереди шагнули в открывшийся портал. Новый опыт даст многое Дуггуру. Но Властелину Маггиф удастся получить для себя намного больше. Потому что знания, что уйдут в Дуггур, конкретны, отрывочны и слишком уж специализированы. Но вот в общем контексте исследований Маггиф...
  
   36-05
  Через какое-то время, невообразимо длительное для одних и вполне терпимое для других, во временной отрезок, именуемый частью Новых Людей того времени как "двадцатый век", в месте, обозначенном как пещера Китум, на границе государственных образований Новых Людей, обозначенных именами "Кения" и "Уганда", - будет обнаружено нечто, не укладывающееся в стройную научную теорию тогдашних учёных. С периодичностью в 10 лет в пещере по неизвестным причинам самогенерируется вирус лихорадки Эбола. Учёные мужи создадут на его основе мощное бактериологическое оружие, способное, при широком применении, уничтожить человечество самостоятельно, без дополнительных воздействий с данной целью. То есть без ядерного оружия, химического...
  Ещё одной загадкой пещеры Китум станет скелет так называемого "кенийского мальчика". Возраст его скелета, ничем, в принципе, не отличающегося от скелетов людей, современных времени находки, - будет определён тамошними учёными не в десятки, и даже не сотни тысяч, а в миллионы лет! Но это не поколеблет мнение основной массы сообщества двуногих, вооружённых справками об их чрезвычайном уме, что возраст человечества всего несколько десятков тысяч лет...
  А ведь это всего одна из закладок Маггиф на отдаленное будущее. Ну, во всяком случае, об обнаружении коей стало известно достаточно широко...
  
   36-06
  Второй, официально известной остальным Сидящим возле Куба, ныне полновластным Властелинам Цитаделей - специальностью Маггиф, - являлись Мельчайшие. Они же микроорганизмы. Микробы. А также бациллы, вирусы и прочие. Прочие Мельчайшие...
  Остальные Властелины Цитаделей с уважением относились к данной области деятельности Лабиринта. Именно благодаря разработкам Маггиф удалось добиться потрясающей покорности Низших Коцита. Введённое с пищей в их тела определённое сочетание определённых Мельчайших сделали Низших излюбленным расходным материалом служебных завоевателей Коцита. Именно Мельчайшие, вырабатываемые Цитаделью Маггиф, позволили Цитадели Вавван наладить производство Червей, Змей, а также Пиявок и Глистов Коцита. Внутренних и внешних имплантантов мёртвого существования. С чьей помощью приводились к абсолютной покорности пленные, а также делалось немало приказанных к исполнению лично Господом дел...
  Правда, сейчас Господь покинул Куб и перешёл в личную Цитадель, сменив частоту своего тела. И утратив возможность непосредственного, прямого воздействия на происходящее. Но пока бывшие Сидящие возле Куба, а ныне полновластные Властелины Цитаделей находятся на земле, под землёй, на воде, под водой и периодически в воздухе, - дело освоения планеты и выработки Пряности в надёжных руках. А также когтях, клешнях и щупальцах. Или иных конечностях, имеющихся в распоряжении Властелинов на данный момент.
  
   36-07
  Происходящее наверху, на поверхности земли, передавалось сюда, вниз, и изображалось в Объёме Представления в режиме реального времени.
  Происходило, в общем-то, обычное дело. Двое смертных, самец и самка, совершали совокупление.
  Но это только внешне. А главное происходило внутри. Серия опытов, совместно производимых Цитаделями Дуггур и Маггиф вот уже некоторое время, исследовала возможность незаметного подселения в тела людей особым образом изменённых Мельчайших. Причём передача должна была быть производима в момент этого самого. При этом Мельчайшие должны были использовать женский организм просто как носитель. Ничем себя не проявляя, никак не влияя ни на состояние, ни на поведение самки-носительницы.
  Строго говоря, на эту идею натолкнули первые неудачи с серишетами, - инструментами воздействия на пищу, производимыми Цитаделью Р'Льех. Совсем строго говоря, серишеты также являлись результатом совместной работы Цитаделей. Цитаделей Р'Льех и Ахерон. Работ, производимых по прямому приказу Господа.
  Но проекты Ахерон-Р'Льех и Дуггур-Маггиф имели и некоторое отличие. Носители демонов достаточно легко выявлялись последышами Золотокожих. Выявлялись и уничтожались.
  Принцип действия самок, несущих в себе не демонов, а специализированных Мельчайших, - был иным. И на заставах, где серишета обнаружат и уничтожат, подобная самка не вызовет ни малейшего подозрения. А то и сделает своё дело...
  Несколько Объёмов Представления в деталях показывали мельчайшие нюансы происходящего. Соприкосновение слизистых. Вакуумный эффект всасывания в кровь самца Мельчайших, запрограммированных обитать в определённом месте тела носительницы.
  Отдельный шар Объёма Представления показывал скорость распространения Мельчайших. Разносимые ускоренным кровотоком, они достаточно быстро оказывались в своём месте назначения. А именно - в головном мозгу объекта опыта. Попав в цель, в мозг, Мельчайшие, специализированные в лабораториях Маггиф, проникали в его ткани. Используя подручный материал, размножались, захватывая всё новые и новые области.
  Отдельный Объём Представления показывал, - путём изменения цвета, - этапы внедрения Мельчайших Маггиф в мозг жертвы. Получалось очень даже недурственно. Получалось, что к концу совокупления, когда самец сбрасывает семя и на какое-то время остаётся в неподвижности, Мельчайшие уже приступают к исполнению запрограммированного действия.
  И действительно. Жар тела самца, разгорячившегося во время решительного совокупления, всё возрастал. Почуяв неладное, он зашевелился, попытался было встать, оторваться от покорно лежащей под ним самки, но в это самое время его тело загорелось. Изнутри.
  Быстро и бесшумно пламя охватило всё его тело. А затем перекинулось и на тело самки. Тела дёргались в пламени. Отчего могло показаться, что они продолжают своё, теперь уже огненное - совокупление. Через очень короткое время на подстилке из сухих листьев лежала только груда дымящегося пепла. Любопытно, что ни один из сухих листьев не только не загорелся, но даже и не обгорел. Таинственное пламя пожирало только плоть.
   - Ну что же, эффектно, - заключил Властелин Маггиф. - Хотя для Дуггура, славящегося тем, чем он славится, данные самки не актуальны и могут иметь только очень ограниченное применение.
  - Совершенно верно, - подтвердил представитель Дуггура. Змеезубый, как и новый помощник Властелина Маггиф. И тоже Змеезубый старого образца, кстати.
  - Данный образец разработан по заказу Цитадели Р'Льех. Пособники Золотокожих приносят много беспокойства на море. А благодаря уловкам Золотокожих их корабли очень трудно обнаружить. Поэтому было принято решение изготовить подобные устройства. Задумано ликвидировать, либо сильно проредить экипажи на берегу. Конечно же, одновременно во всех доступных точках. Никаких демонов. Специализированные Мельчайшие воздействуют на закрытые секторы головного мозга. Используются в основном секторы мозга, в пробуждённом состоянии отвечающие за работу со временем. Дальнейшее - понятно.
  - Понятно. Наработки Дуггура позволяют разжечь в жертве желание близости. А наработки Маггиф - использовать сию близость по собственному усмотрению.
  - А если с устройством совокупится кто-то другой? - спросил новый помощник.
  - Прошу Властелина Цитадели отодвинуть назад по времени изображение вот в этом вот Объёме Представления. Прошу обратить внимание, что специализированные Мельчайшие не сразу начали своё проникновение в кровь объекта ликвидации. Программа управления Мельчайшими зашита в эфирное тело устройства. При кровонаполнении органа совокупления Мельчайшие могут начать двигаться из глубин плоти в двух направлениях. Или к стартовой площадке, или в противоположную сторону.
  А теперь - следующий опыт...
  
  Следующий опыт занял некоторое время. Самец сначала совокупился с носительницей специализированных Мельчайших Маггиф, а затем с другой самкой, не снабжённой никакими Мельчайшими. Самовозгорание самца произошло во время второго совокупления. Огонь, порождённый воздействием Мельчайших Маггиф, как и полагается, перескочил на тело, находящееся в телесном контакте. Итог тот же. Большая груда пепла. И невозмутимо лежащая поодаль первая самка.
  - Отрабатывается несколько вариантов воздействия. Согласно одному из них, полученное устройство проходит дополнительную обработку в Цитадели Р'Льех. После чего каждый совокупляющийся с устройством объект будет искренне полагать себя единственным, избранным данным устройством для совокупления. Даже если данное устройство на его глазах будет несколько раз отходить от общего костра, каждый раз с новым объектом обработки. Прямое воздействие на мозг из тела самки...
  Ещё один вариант предусматривает, что обработанные объекты совершат самовозгорание через некоторое время. Например, в море. Через сутки после совокупления. Это опять же решаемо с помощью счётчика времени в мозгу обрабатываемых объектов.
  - Ну что же, задумано неплохо. Посмотрим на результаты.
  - Властелин Маггиф позволит задать ему вопрос?
  - Задавай.
  - Вы изволили потерять своё время. Всё произошедшее вы могли отсмотреть в записи. Почему?
  - Мне. Так. Угодно.
  Змеезубый посланец Дуггура почтительно поклонился. Продолжая оставаться в склонённом состоянии, он добавил:
  - Все материалы по работе записаны на прилагаемом кристалле. Цитадель Дуггур чтит взаимовыгодные отношения с Цитаделью Маггиф.
  
  
   36-08
  О, да! Отношения, действительно, взаимовыгодные.
  Отдельные профессиональные секреты Дуггура позволили значительно усовершенствовать Низших. И теперь Низшие Лабиринта, сопровождающие посланцев Маггиф в качестве рабов, а точнее - рабынь, - позволяли достигать одного, секретного, а также очень выгодного результата.
  Специально подготовленные самки, Низшие Лабиринта, внешне ничем не отличающиеся от остальных себе подобных, благодаря технологиям Дуггура приобретали способность становиться безумно желанными. Могли вызвать на сексуальные отношения практически любого самца, способного к совокуплению в принципе. А некоторые технологии Маггиф позволили очень долгое время сохранять полученное семя. А другие, очень узко специализированные Мельчайшие, на время совокупления проникали в организм заманиваемого самца, делали своё дело и успешно умирали. И выводились из обработанных тел естественным путём, не оставляя ни малейших следов воздействия.
  После возвращения самок в Маггиф получалась возможность изготовить клоны на основе захваченного и сохранённого семени. После специальной обработки полученные клоны становились как бы единым целым со своим прототипом. В итоге всё, что узнавал сластолюбивый, телепатическим путём попадало в распоряжение Властелина Маггиф.
   Конечно же, данная шпионская деятельность не была абсолютной. У всех Властелинов Цитаделей отсутствовали первичные половые признаки. А вот у тех же Змеезубых, внешне почти не отличающихся от Новых Людей (разве что по наличию специализированных зубов или зуба) - всё было на месте. И в одном из особо секретных мест Лабиринта уже хранилось полтора десятка клонов из Цитаделей Вавван, Ахерон и Драг-Упсар. Представители Дуггура чернокожими самками не интересовали в принципе, они были заточен исключительно под своих, посветлее. А в зону действия Р'Льех Властелин Маггиф лезть опасался. Если кто забыл, основным видом деятельности Цитадели Р'Льех являлась подводная деятельность в Мировом Океане, а второй специализацией являлась работа с сознанием. И в случае обнаружения шпионажа как поступит Властелин Р'Льех - сказать сложно. Властелин Маггиф не без основания опасался, что третьим, тайным видом деятельности Р'Льех являлась работа с потоками планетарной ци. Благо, что океанские течения - это привычно-материальное воплощение океанских коллатералей планетарной ци. Не все течения и в разной степени, - но всё же.
  Конечно же, уничтожить весь Лабиринт в случае чего Властелину Р'Льех не удастся. Но что ущерб окажется очень и очень значительными, - вне всяких сомнений. Так что - ну его. Бережёного, как известно, и Господь бережёт.
  
   36-09
  Совместный проект Маггиф и Р'Льех также обещал весьма интересные и многообещающие результаты. Особенно с заделом на будущее. Будущее! Вот настоящая забота Сидящих возле Куба Внутреннего Круга. В настоящем всё предельно просто и понятно. Есть Цитадель Вавван, стремящаяся расширить пределы своего влияния самым грубым и простым методом изо всех возможных. Венец мысли Вавван - Глисты Коцита. Внутренне-внешние имплантанты.
  Нет, нельзя сказать, что временное содружество Маггиф и Вавван мало дало Цитадели Маггиф. О, нет. Именно опыт совместных усилий позволил Властелину Маггиф разработать очень специализированных Мельчайших. Сами, без дополнительного усиления, проникая в нужные места человеческого тела, тел Новых Людей и Низших Коцита, - они способны теперь же взять под контроль их поведение. Выведя из строя, заблокировав волевой центр в мозгу. К сожалению, в настоящий момент не всё гладко. Будучи упакованы в Червей и Змей Коцита, Мельчайшие жёстко контролируются. А вот введённые сами по себе, Мельчайшие постоянно норовили вырваться, - вместе с дыханием или отходами жизнедеятельности организмов. А бесконтрольное распространение данной разновидности Мельчайших способно уничтожить всё сообщество Новых Людей на планете. Умрут все, и в хижинах, и в дворцах. Умрут, не в силах поднять руку, чтобы защититься от нападающего хищника. Умрут от голода, сидя за роскошно накрытым столом. Центр воли блокирован, - и деятельность без приказа извне невозможна. Что умрут - не важно, лишь бы умерли вовремя. Во время Сбора Урожая уничтожаются тела большинства двуногих. Но то во время Сбора Урожая. Когда неисчислимо размножившиеся Новые Люди сами, добровольно, - пропитали свои души, у кого есть, - мечтами о лжи и насилии для наслаждения своих тел и чувства собственной значимости. И стали пригодны для запасания их впрок, с целью пропитания Господа и присных его.
  А - теперь? Если теперь умрут все люди, кто же будет сырьём для пищи Господа и, главное - Пряности? За такое Господь отправит на Дно Вселенной - любого.
  Так что подавители воли пусть займут своё скромное место в арсеналах Маггиф. Возможно, часть из них будет применена в будущем прямо так, без изменений. Также вполне возможно, что в будущем, когда учёные Новых Людей поглубже увязнут в вырожденном последыше чёрной магии, именуемом "техника", - мысль о создании подобных Мельчайших подкинут во сне тем из них, кто станет заниматься разработками оружия. Находящиеся на службе царей будущего неизбежно придут к использованию Мельчайших в качестве оружия.
  В данном случае очень пригодятся установки Маггиф, спрятанные тут и там на данном континенте. Часть установок неизбежно найдут. В будущем. Но, находясь не в силах обнаружить сами установки, они возьмут на вооружение Мельчайших, генерируемых данными установками.
  Но даже если не будет найдена Новыми Людьми того времени ни одна из установок Маггиф, - не важно. В случае необходимости, если Господь отдаст такой приказ, - задействуют эффект пространственного резонанса. Что это означает? Поставьте рядом два струнных музыкальных инструмента Новых Людей, настроенные одинаково. Если тронуть струну на одном, зазвучит и струна на другом. Энергия, сообщённая пальцем струне первого, вибрационно распространилась в пространстве. И возбудила настроенную подобно себе. В будущем люди неизбежно будут согнаны в города. Массовые поселения. Для удобства контроля и обработки пищи Господа. Неизбежным признаком этих стандартных мест выращивания пищи, схожих и подобных во всех мирах, подвластных Светоносцу , является скученность, надземная и подземная многоэтажность. Что неизбежно приведёт к образованию объёмов пространства, подобных объёмам пространства в пещерах с установками Маггиф. Дальнейшее - понятно. Когда тронут струну, то есть подадут энергию на запрятанные до времени установки Маггиф, то во всех объёмах пространства, подобных объёму пространства установки, начнётся генерация заданных Мельчайших.
  Если говорить совсем уж точно, то установка Маггиф не генерирует новых Мельчайших. Установка Маггиф изменяет заданным образом уже имеющихся в воздухе массы Мельчайших.
  А чтобы опасные знания, то же Учение о Форме, не стало известно выращиваемой пище, будет задействован совершенно одинаковый во всех мирах, пищевых мирах, - ход. Будет образовано сообщество познавателей мира. И все руководящий, командующие посты в сих сообществах займут Новые Люди, полностью подконтрольные Господу и слугам его. Одушевлённые, проникшие в данное, всё более закрывающееся от посторонних сообщество, будут заняты низшим делом, делом непосредственного познания мира. А командовать, то есть оберегать пищу от невкусных знаний, способных ухудшить качество пищи вплоть до полной её несъедобности, - будут контролируемые извне. Со временем, - даже много узнавшие одушевлённые потеряют возможность проникнуть в командный слой. Туда, на смену выбывающим на тарелку поедающих сути, будут выбирать только своих. Таких же.
  Идея выборов - это одна из самых вкусных идей Светоносца. Поведение одушевлённых регулируется программой, заставляющей одушевлённых считать всех вокруг подобными себе, одушевлёнными, равными. А поведение неодушевлённых изначально, со времени изготовления первых экземпляров, контролировалось слугами Господа...
  Так что самогенерация установками Маггиф Мельчайших заданного качества есть не более чем способ подержания установок в рабочем состоянии. Всё время. Очень долгое время ожидания своего часа. Очень долгое.
  То, что используется - тренируется. Или сохраняет прежние качества. Что не используется - отмирает. Или ломается.
  Ничего особенного, по сути говоря...
  
   36-10
  С большим удобством расположившиеся наблюдатели обозревали одновременно все Объёмы Представления, задействованные в ходе эксперимента.
  Один, центральный, главный - выдавал картину мира, видимую экспериментальным материалом. Точнее, тот образ мира, что создавался в его мозгу. Ряд Объёмов Представлений с разных сторон показывал реальное состояние дел. Ну и чисто служебные, индикаторы состояния разных систем тела объекта: кровеносной, пищеварительной и так далее.
  В роли материала выступал стандартный Низший Коцита. Самец, в расцвете сил, опытный боец. Участвовал как в ритуальных межплеменных поединках, Танцах Смерти, так и в роли наставника молодёжи в реальных боевых походах далеко за границы известной местным племенам территории. Последнее также являлось экспериментами Маггиф. Интересовали возможности Мельчайших, введённых в тела материала. Поведение Мельчайших в пределах контролируемой территории изучалось давно и было изучено досконально. Но вот за пределами опытных делянок Маггиф наблюдались зоны неконтролируемых мутаций Мельчайших. Проникновение чужих, диких Мельчайших в тела опытных образцов вместе с воздухом, водой, пищей, а также в результате всевозможных травм, порезов, укусов, царапин и так далее, - давали порою очень нестандартные, очень неожиданные, а порою и многообещающие, - результаты.
  В результате чего дальние походы для молодёжи были озвучены шаманами для всех племён данной опытной делянки Маггиф - обязательным условием при переходе во взрослое состояние. А сами участники дальних походов, вплоть до своего возвращения, объявлялись табу. Вернулись, ритуальная ночь в мужском доме племени. Забираются пробы , экспресс-анализ. Интересные экземпляры отправляются шаманами в ритуальное уединение, для более полного исследования. Остальных не интересны... Внешним признаком нахождения в состоянии табу являлась соответствующая раскраска тел....
  
   36-11
  Ка-кш-ак много слышал о заброшенном городе древних. Там, во глубине джунглей. Издавна в племени передавались рассказы о таинственных развалинах, увитых лианами изображениях гневных лиц забытых богов. Сложенные из гигантских глыб низкие храмы скрывали внутри себя секретные входы в неизвестные подземелья, сулящие неизведанное. А между корней деревьев выглядывали из земли части чего-то, что могло одарить нашедшего невиданным могуществом. Или обречь неосторожного на невиданные страдания. Сами шаманы избегали ходить в указанное предками место. Шаманы говорили, что осколки давно прошедшего спят, но могут проснуться. Шаманы даже наложили табу на древний город для всех, уходящих в дальние походы, чтобы стать взрослыми. Но шаманы не возражали, если взрослые воины, оставившие потомство, попробовали найти своё счастье, - или свою смерть, - там, среди странных зеленоватых камней, помнящих давнее и дивное.
  Шаманы древности врезали в плоть камней сложные узоры. И татуировки, наносимые на тела людей племени за их заслуги, - были взяты шаманами всех племён с тех древних стен таинственных храмов неведомым богам. Забытые, навевающие дрожь воспоминания о былом могуществе, развалины служили темой для рассказов молодых, не прошедших даже первого посвящения. Время от времени кто-то из людей племён, живших тут изначально, с тех пор, как была создана земля, - уходили к тайным останкам строений неизвестных, ушедших во глубины времён. Иногда отчаянные головы возвращались в свои пальмовые хижины на своих ногах. И долго потом будоражили уши слушателей рассказами о невидимых взглядах, безучастно следящих из загадочных стен за мимолётными пришельцами. О чудовищных запахах, стелящихся по земле невидимыми змеями, или вырывающимися из тайных отверстий в изломанных неведомым оружием стенах. О призрачных видениях, возникающих под сенью джунглей, говорили вернувшиеся, о словно выплывавших из неведомых отверстий невидимых подземелий...
  В таких случаях шаманы смеялись, что сны забытых богов пощадили неосторожных.
  Иногда, очень редко, ушедшие в неизвестность приносили нечто древнее, оказавшееся полезным. Навершие копья, передаваемого от вождя к вождю в племени Ка-кш-ака, было давным-давно принесено оттуда. Говорили даже, что герой спускался в подземелья, уводящие в глубины тайно могущественного. И там, в каменной стене, покрытой вырезанными изображениями, взгляд на которые кружил голову и сжимал сердце, - торчало это нечто, на треть вонзённое в камень. Поражённый камень стал мягким, как глина. И вынуто было это из камня, и принесено в племя. Чем оно, это неизвестное, было в древности, не могли сказать даже самые могущественные шаманы. Но наконечник копья получился отменный. Любой щит воинов любого племени пробивал он. Любую, самую толстую шкуру самого страшного хищника пробивал он. И в дождливые ночи испускал он слабый, призрачный, чарующий души свет. Вселявший в сердца видевших его трепет пред тайным.
  Символом власти вождя стало копьё с этим наконечником. Но шаманы предупредили, что опасно часто поить кровью принесённое из прошлого. Потому что тогда может проснуться ото сна оно...
  Иногда ушедшие не возвращались. Только ночью слышался, далеко-далеко, дикий крик, исполненный такой боли и такого ужаса, каких нет больше на этой земле. И снился сон всем, и мужчинам, и женщинам, и детям. Во всех племенах снился сон тот. Всем снился. Сон о том, что в таком-то племени был такой-то. И ушёл он в тот город, и не вернётся больше никогда. Потому что на краткий миг проснулось спящее. Или вернулись ушедшие. Или выглянули из-под земли убежавшие под землю.
  И ходили шаманы в то племя. И, вернувшись, подтверждали они. Да, был такой. Да, ушёл. Да, не вернулся...
  Шаманы безбоязненно ходили по джунглям. От злых духов их защищало умение. А из людей никто не поднимет руку на шамана, даже на главного шамана вражеского племени никто не поднимет руки. Потому что шаманы служат богам. А боги не прощают обид.
  Да и зачем желать зла шаманам? Людям племён приказывают вожди племён. А шаманы - они особенные. Шаманы, это - шаманы...
  
  
   36-11
  Ка-кш-ак - не дурак.
  Ночь - время злых духов. Ночью просыпается то, что спит днём. Поэтому в забытый город надо ходить днём. Он как раз так и задумал, чтобы побродить по спящим развалинам днём. Днём шумно. Кричат птицы. Верещат обезьяны. По земле всякое бегает, ползает и ходит. Ну и он пройдёт - под шумок.
  Надо только найти это секретное место.
  Нет, не зря он давал такие богатые дары шаману! Шаман - это тоже люди. Даже если слушает богов - тоже люди. А люди любят, когда им дарят дары. Когда дарят дары, можно сидеть спокойно и кушать. Это хорошо.
  Поэтому Ка-кш-ак долго дарил дары шаману.
  Пока сам шаман не спросил, чего он хочет.
  Ка-кш-ак хотел войти в тайное место днём. И шаман подсказал, как это сделать. Куда и как ходить, чтобы заночевать поодаль и войти утром. Потому что если подошёл вечером, вошёл, увидел, что вошёл, и ушёл, чтобы отойти и подождать до утра поодаль, - на тебе останется запах тайного места. А пахнуть тайным местом меньше, чем в дневном переходе от тайного места, - это призвать просыпающихся ночью своим запахом.
  Поэтому Ка-кш-ак, гордый своим умом, вошёл в тайное место утром. И увидел, что рассказы не солгали. Странный, зеленоватый камень. Изрезанный сложными узорами, означающими тайное и страшное. Тайна окружала вошедшего. Почему видится, что одни камни в каменном столбе - как камни, а другие - чуть иные? Как будто светятся изнутри? Как будто сочатся чем-то из порезов, глубоких порезов резьбы по коже камня?
  Тайна!..
  Перехватило дыхание, рука потянулась, чтобы вынуть полностью то, что выглянуло из-под земли взглянуть на проходящего мимо. Моргнул глаз - и снова чистая земля меж двух корней.
  Тайна!..
  Ка-кш-ак, вздрагивая от являющегося его взору, понял наконец, что говорили шаманы, говоря о снах богов. Он видит сны богов! Он попал в сны богов! Сны большие, они занимают много места, сны снятся тем, кто спит под землёй. И самым своим краешком выглядывают наружу, из-под земли...
  И в это время по земле зазмеился запах подземного. Тонкой тенью незримо ползающего во мгле подземелий выполз он из неизвестного лаза запахов. Сны богов пахнут! Сны богов пахнут былой болью. Запах страха сводит богов с ума...
  Что же было в былом богов, если даже смутное воспоминание запаха сна богов былого - будит в людях бешеную боязнь боли пробуждения безумных битв барабанами беззвучного зова зева земли?..
  И плывёт всё вокруг, и уплотняются тени прорезанных в коже камня знаков заведомо зловещего. Царицами царапин сердца шелестят шуршащим шёпотом в уши души. Коготками гогочущего, изготовленного где-то глубоким голодом зарастающего шипами шороха предшествования.
  Горе людям, попавшим в удушающие объятия снов безумных богов!!!..
  
   36-12
  Змеезубый посланец Цитадели Р'Льех завершал своё первое участие в совместном опыте с Цитаделью Маггиф...
  Предыдущий Змеезубый был недавно возвращён Властелину Р'Льех. Властелин Маггиф лично высказал своё сожаление по поводу неуёмного любопытства посланца. Цитадель Маггиф имеет свою особенность. Усиленное увлечение Учением о Форме превратило Лабиринт в весьма своеобразный объём пространства, пронизанный потоками планетарной ци. Поэтому присутствие посторонних строго ограничено определённым объёмом перемещений. Вне пределов отрезков безопасности постоянно происходит непонятное посторонним. Непонятное любопытно. Но в пределах постоянно работающего объёма пространства с изменёнными характеристиками любопытство может оказаться погибельным. Лабиринт избавлен от ловушек, следящих устройств и прочего, необходимого иным Цитаделям. Потому что подземное пространство Лабиринта есть некий единый объём маго-технического образования, пронизанный постоянным потоком происходящих процессов. Понятных в полном объёме только Властелину Цитадели Маггиф. И потому безопасным только для Властелина Маггиф. Пребывание же в иных потоках пагубно для любых существ Коцита, даже Сидящих возле Куба Внутреннего Круга. Поэтому Властелин Маггиф принёс самые искренние сожаления Властелину Р'Льех.
  Властелин Р'Льех изобразил полное понимание причин произошедшего, но присланный труп проверил самым тщательным образом. Хотя особо подозрительного обнаружено не было. Труп. Просто - труп. Причины смерти примерно подходят под определение произошедшего, предоставленное Властелином Маггиф. Да и желание узнать побольше также было доведено до предыдущего Змеезубого при его отправке. Однако, зная о существовании Мельчайших, способных после выполнения предназначенного быть выведенными выделительными системами организма, - сомнения оставались. То ли действительно любопытство погубило, то ли Маггиф использовал его Змеезубого для каких-то своих целей. Например, опытов по познанию деталей, необходимых для пребывания в также достаточно особенном пространстве Цитадели Р'Льех. Ну что же, осторожность никто не отменял...
  Однако, совместные опыты Цитаделей давали достаточно много и Цитадели Р'Льех. Использование сериштов, бродячих проповедников Р'Льех, имеет свои плюсы, но и свои минусы. Плюсы понятны, но минус возможности обнаружения следящими артефактами, изготовленными последышами Золотокожих, усиленный опасностью немедленного уничтожения обнаруженного серишета с помощью другого артефакта, - этот минус перевешивал все плюсы. Поэтому приходилось пересматривать программы своего поведения в изменившихся условиях.
  Серишеты, оборудованные демонами, должны были быть дополнены серишетами, оборудованными специализированными Мельчайшими. Плодящиеся в организме серишета и покидающие его в парах влаги, вместе с выдыхаемым во время проповедей воздухом Мельчайшие, - вот отличное приспособление для обработки слушателей. Серишет пообщался с объектом обработки, Мельчайшие прошли в мозг обрабатываемого, произвели там необходимые изменения, - и обработанный становится фанатично преданным последователем услышанного учения. А хорошо известно, что пламенный пример - заразителен. Пусть первый обработанный превращается в куклу. Зато остальные, видя превращение самого яростного противника в самого решительного сторонника нового учения, - что они будут делать? Они постараются отыскать в предлагаемом учении ту правду, ту истину, что так преобразила их родича, знакомого или даже друга. А кто ищет, тот находит. Что-нибудь да находит. Ну, а когда количество сторонников нового учения превышает определённое число процентов поголовья будущей пищи, - новое учение становится нормой обрабатываемого сообщества. Что и требуется. Потому что в результате соблюдается первое правило Абсолюта, - принцип вольности волеизъявления. И все последствия от последующих действий, - дальнейшее понятно...
  
  Поэтому Змеезубый, направленный Властелином Р'Льех в Цитадель Маггиф на смену выбывшему, получил приказ строго следовать всем распоряжениям Властелина Маггиф. А в качестве средства контроля сознание посланного Змеезубого было привязано на секретную разработку Р'Льех, нечто вроде дубль-клона Маггиф. То есть, постоянная телепатическая связь, усиленная постоянной записью ряда параметров организма и сознания Змеезубого.
  Кстати, Властелин Маггиф также сумел уловить странности в присланном Змеезубом. И поэтому вёл себя с ним самым приличным образом. То есть: никаких дополнительных воздействий, и почти полная откровенность в совместных опытах.
  Просто поразительно. Для Властелина Цитадели, разумеется.
  
   36-13
  Итак, Змеезубый, представитель Р'Льех, обратился к Властелину Маггиф с просьбами пояснить увиденное. Властелин Маггиф с готовностью сообщил, что развалины древнего города были выстроены в своё время бригадой хирамов Ахерона. Сразу в виде развалин, естественно. Заброшенный город древних - это прекрасный полигон для отработки самых разнообразных способов воздействия на сознание объектов, то есть представителей Новых Людей. Воздействие производится комплексно.
  То есть, возможно, конечно же, воздействие исключительно с помощью служебной аппаратуры маго-технического и техно-магического (плод союзнических отношений с Цитаделью Драг-Упсар) характера. Заранее встроенной в строения, а также размещённой подземно.
  Воздействие возможно исключительно с помощью проверочного материала, то есть Мельчайших, вводимых в тела объектов с помощью укусов специализированных кусачих мух.
  И, разумеется, уже упомянутое комплексное воздействие. Как видел представитель уважаемой Цитадели Р'Льех, воздействие аппаратурой на Мельчайших, уже выполняющих запланированное воздействие в мозгу объекта, позволяет получить богатейший экспериментальный материал для изготовления новых разновидностей Мельчайших, ещё лучше приспособленных для исполнения постановленных Властелинам Цитаделей задач.
  Змеезубый поинтересовался, насколько целесообразно в таком случае отвлечение хирамов на возведение развалин, если воздействие производится напрямую, на сознание объекта, - объект всё равно воспринимает внушённую, а не реальную картину окружающего. Или уважаемый Властелин Маггиф опасается, что отдельные представители пищи Господа заподозрят неладное?
  Властелин Маггиф пристально осмотрел ауру Змеезубого. Придуривается? Или действительно не понимает? А может... может быть, именно такова тактика Р'Льех? Объект опыта запирается в полностью пустом помещении, и уже за счёт прямого воздействия на мозг начинает "видеть" внушаемое?.. Не исключено... Впрочем, воздействие на мозг - это специализация Цитадели Р'Льех. Если исключить Мельчайших, остаётся волновое, волновое влияние на процесс обработки мозгом данных от органов восприятия...
  Властелин Маггиф ответил, что в его распоряжении отсутствуют как маго-технические, так и техно-магические устройства Драг-Упсар, к которым, очевидно, привык прибегать представитель Цитадели Р'Льех. Волновое воздействие мгновенно, а после отключения устройства прекращается сразу или постепенно сходят на нет. Воздействие же посредством Мельчайших постоянно, потому что Мельчайшие поселяются в необходимых отсеках мозга объекта, предназначенного к управлению извне. Но время воздействия Мельчайших, в отличие от волновых устройств, не мгновенно. Поэтому одна из целей возведения развалин как раз и состоит в том, чтобы дать экспериментальным Мельчайшим время добраться до своей цели в мозгу объекта вместе с кровотоком.
  Ещё одна цель данных строений устремлена далеко в будущее. Если в достаточно отдалённом будущем Новые Люди будут направлены на исключительно технический путь существования, их количество на планете возрастёт неимоверно. В этом случае наткнувшиеся на данный комплекс устройств, как то: искатели сокровищ, военные, путешественники для удовольствия и так далее, - послужат экспериментальным материалом. Наверняка тела Новых Людей того времени, достаточно удалённого будущего, станут сильно отличаться от тел Новых Людей настоящего. Именно на это направлены усилия Господа в Матрице Реальности планеты, если кто не знает. И произвести необходимую коррекцию, дабы генерируемые особыми устройствами Маггиф Мельчайшие как можно лучше исполнили поставленную Господом цель, - вот задача, что в полный рост встанет перед ним, Властелином Маггиф.
  Змеезубый Цитадели Р'Льех с поклоном поблагодарил уважаемого Властелина дружественной Цитадели. Но не удержался, чтобы поинтересоваться, откуда достопочтимому хозяину известно о секретном проекте сотрудничества Цитаделей Р'Льех и Драг-Упсар, происходящем по личному приказу Господа и под его личным постоянным контролем?
  Властелин Маггиф многозначительно промолчал. Змеезубый снова поклонился. Лишний раз поклониться более сильному - не тяжкое дело. А вот от некоторых неприятных последствий вполне убережёт.
  
   36-14
  Когда жена вождя рожает сына - это большой праздник. Кшапшинуштушпуш-Х'Ку-Шшур, полновластный властелин и повелитель новообразованного государства, выросшего из союза племён, был счастлив. Счастлив и доволен.
  Во-первых, город Кхагарданнапуршкур, крепкий своими стенами и грозный своими воинами, прекратил свои набеги на земли племён Шшур, поклоняющихся великой и могущественной богине Х'Ку. И произошло это потому, что великая богиня снизошла к мольбам своих служителей и дала им совет, - во всех священных кругах идолов всех племён одновременно. Совет избрать единого военного вождя и сбросить ненавистного всем племенам Шшур бога Уз'Заззу. Причём сбросить самым прямым и непосредственным образом. То есть, уронить его статую и разбить её на сорок девять частей, чтобы плохой бог ушёл и из статуи, и из города, и вообще из этого мира. А чтобы это совершилось, надо было попутно взять на копьё и сам город.
  Вожди всех племён собрались в пещере Кугултукум. Служители богини Х'Ку провели их через испытания, указанные богиней. После чего заставили гордых вождей признать беспрекословно верховное главенство одного из них. А воспрепятствовавшие сему пусть будут рабами Уз'Заззу. Богиня Х'Ку велика и сама по себе, она позволяет поклоняться ей, но может обойтись и без даров жалких людей. Так что если кто-то из вождей хочет, чтобы богиня отвернула свои уши от неслухов, то пусть так и будет. Бог Уз'Заззу перестанет тратить свои силы на борьбу с великой богиней и отдаст эти силы своим воинам. И тогда воины плохого бога не просто пойдут набегом, они навечно возьмут в рабство племена Шшур, а вождей зарежут, чтобы не мешали.
   Вожди крепко подумали над предложенным им богиней выбором, - и согласились с богиней. Пусть прошедший все испытания станет главным военным вождём племён Шшур. Главное, чтобы избавиться от плохого бога.
  Сказано - сделано. Избранный военным вождём жадно внимал служителям Дающей Советы, то есть великой богини Х'Ку. В пищу воинам Уз'Заззу подмешали снадобье. А когда они обессилели от длительного и жестокого поноса, ворота в город были открыты ночью изнутри. Служители великой богини вошли в город под видом погонщиков баранов и сделали своё дело. Люди боя племён Шшур не кричали, как обычно, на центральных площадях своих селений. Не собирались под стенами города злого бога. Чтобы в бессильной ярости пытаться поджечь невидимые дома за каменными стенами дождём горящих стрел. Поэтому воины злого бога не ждали опасностей снаружи, из-за ворот.
  А - зря.
  Люди боя племён Шшур совершили тайный переход и утром, когда сон особо крепок, тихо вошли в город. Спохватились защитники поздно, для боя построиться не успели. И были переколоты копьями, покрасневшими от наконечников до конца древка от вражеской крови. Статую злого бога разбили указанным образом, а город немножечко пограбили.
  После чего некоторые вождя успокоились и собрались вернуться в свои селения с богатой добычей. И новостью о том, что мешать им жить больше некому. Некоторым из вождей приглянулся сам город. И они начали подумывать о том, чтобы переселиться сюда насовсем. На военного вождя не то чтобы плюнули. О нём просто немножечко забыли. Война кончилась, какой такой военный вождь? Он снова как все, чего его слушать?
  Служители великой богини Х'Ку собрали вождей на пир во дворце правителя. Пир - дело хорошее. Вожди собрались. После первой перемены блюд, когда вожди стали спрашивать: а где же - вино? - служители богини сообщили новость.
  Оказалось, что у злого бога Уз'Заззу был такой же, только ещё более злой брат-близнец Ыз'Заззу. И воины злого бога Уз'Заззу ходили в земли племён Шшур не от хорошей жизни. Чтобы успешно отражать атаки звероподобных людей-людоедов, насылаемых на город Кхагарданнапуршкур, нужно много воинов. А хорошо сражается только сытый воин. А когда много воинов, то остаётся мало работающих. А есть хотят все. И что делать? И пусть война кормит себя сама. Часть воинов билась с людоедами Ыз'Заззу, часть отдыхала в городе, часть ходила отбирать баранов и прочую еду в земли племён Шшур.
  В качестве доказательства служители богини Х'Ку привели советников прошлого правителя захваченного города. Люди в богатых одеждах были поставлены на колени перед вождями, отчего вожди пришли в хорошее настроение. Слегка испорченное предыдущими новостями. Бывшие советники рассказали подробности. После чего вожди забыли про вино и лица их вытянулись.
  И было от чего.
  Оказывается, людей-людоедов было намного больше, чем воинов бога Уз'Заззу. И побеждать защитникам города помогали хорошее вооружение и хорошее обучение. То есть, правильный воинский строй. Длинные копья, щиты из сплетённых веток, - это подходит для мелких стычек мелких групп. Длительный бой с утра до вечера - это другое. Орда людей-людоедов, обезумевших от жажды людского мяса, напирает массой. Ровный строй убивает и отступает, чтобы не быть погребённым под горой трупов. И чтобы выдержать это, надо жить только для войны. А не вот: повоевал и вернулся растить баранов и сажать огороды.
  Главное даже не в том, что племена Шшур перебили в городе всех отдыхавших воинов ровного строя. Главное в том, согласятся ли поклоняющиеся богу Уз'Заззу сражаться и умирать за богиню Х'Ку. Или предпочтут ритуальное самоубийство, чтобы уйти к своему богу. Потому что если это произойдёт, племена Шшур будут просто съедены.
  Вожди, едва успев переварить вместо хорошего вина плохие новости, схватились за головы и обрушили град проклятий на служителей богини. Стоило ли огород городить, чтобы получить в итоге - ТАКОЕ!?..
  Служители резонно ответили, что богиня Х'Ку это Подающая Советы, а вовсе не Указывающая Как Жить. Вожди хотели прекратить набеги воинов города? Хотели? Всё, набегов из города больше не будет. Ещё вопросы?
  Вопросы будут однозначно, решили вожди, и приказали всё-таки принести вина. Хотя бы по чаше, - чтобы успокоиться.
  Уговорив по малому кувшину, вождя злорадно вспомнили, что у них есть главный военный вождь.
  Главный военный вождь почесал шею под бородой и вспомнил, что вообще-то его сделали главным военным вождём для взятия города. Город взят, так что с него теперь и взятки гладки. Вожди хотели, чтобы они снова все равные? Они снова все равные, пусть радуются.
  Вожди и рады бы порадоваться. Да вот только с какой радости? Когда они, вволю наоравшись, потребовали ещё вина, один из людей прошлого правителя, всё ещё продолжая стоять на коленях, начал тихим голосом рассказывать о нравах людоедов. Оказывается, просто убитые и съеденные - это ещё счастливчики, которым повезло. Потому что вкусы людоедов, людоедствующих спокойно и со вкусом, в полное своё удовольствие, требуют предварительной подготовки съедаемого мяса людей.
  Будущей своей пище переламывают все крупные кости, а также суставы рук и ног. После чего сажают в проточную воду. На день и ночь, не меньше. А то и на два, и на три. В зависимости от самочувствия сидящего. Чтобы не захлебнулась пища, её привязывают ко вбитому колу.
  Особо ценным деликатесом считается живое мясо. То есть, скажем, перетягивают руку у плеча, чтобы не истекла пища кровью, и просто-напросто объедают мясо с этой руки. Или ноги. Когда руки и ноги съедены, доходит черёд и до туловища. Особенным изыском считается перегрызть зубами рёбра и впиться в живое, стучащее сердце...
  От этого рассказа вождям кушать расхотелось.
  Зато затребованное вино было принесено и выпито.
  После чего оставалось только думать про себя. Например, как будет объедаться мясо с твоих лично костей, похрустывать на чужих зубах твои хрящики и всё такое прочее. Наконец, самый злобный ненавистник, больше всех завидовавший прежнему военному вождю, внезапно и исключительно в приступе злорадства, - поклялся поклясться на крови в верности бывшему военному вождю племён Шшур на всё время, необходимое для защиты от людоедов. Если военный вождь сейчас же придумает, как им всем остаться в живых и не пустить людоедов на свои земли.
  Бывший снова почесал шею под бородой и ответил в том смысле, что шибко забывчивые после первой же победы ему лично и даром не нужны. А лично ему плевать и на свой вождизм, и на свою добычу, и даже на своих баранов в своём селении. Взял семью, взял доказавших свою верность лично ему - и в горы. Козьими тропочками - и подальше. Нажил, прожил - неважно. Тьфу на имущество, зато жив останется.
  Остальные вожди намёк уловили и немножечко оживились. Одним из испытаний богини в пещере Кугултукум являлось испытание на быстрое хитроумие. То есть, возможность найти выход в самой безвыходной ситуации. И достаточно скоро.
  Поэтому остальные вожди также сказали вслух, что готовы принести святую клятву на своей крови. Нарушивший данную клятву волей богини умирает в муках, как известно. Почему клятва на крови и заслужила к себе в племенах Шшур то уважение, что она заслужила.
  Бывший, но уже кандидат в будущие военные пожизненные вожди безразлично пожал плечами, почесал кончик носа и сказал:
  - Приносите.
  После чего вожди поняли, что планы всеобщего спасения найдутся. И занялись обсуждением условий клятвы. Когда обговорили устроившие всех условия, клятва была принесена.
  После чего вождь указал пальцем на стоящих на коленях и кивнул себе за спину. Где у стены, на своём обычном месте, - до времени скромно, - стоял трон бывшего прежнего правителя города.
  Усевшись на принесённый трон, вождь важно изрёк, что выход найден. Во-первых, следует обучить правильному бою в строю лучших бойцов племён Шшур. Тех, кто принесёт клятву быть людьми боя и жить войной.
  Во-вторых, чтобы выиграть время и примирить племена Шшур с жителями города, следует склеить статую богу Уз'Заззу, слепить статую богини Х'Ку, - и поженить их.
  Служители богини подтвердили, что богиня, в принципе, от свадьбы не отказывается.
  Вожди ошеломлённо замерли с разинутыми ртами, а потом подсказавший вернуть военного вождя осторожно поинтересовался подробностями.
  Военный вождь, взирая с высоты трона на сидящих на подушках на полу, - ответил. Что когда одни в свежезахваченном городе думали только о пограбить, другие, рождённые для верховной власти, думали и за будущее.
  После чего приказал пленным советникам принести подушки и для себя. И приступить, наконец, к пиру. Пиру вождей и их новых советников. А служители богини, вместе со служителями бога, пусть займутся своими делами.
  Да, и пусть об этом возвестят всем.
  Так и поступили.
  
  И, общем-то, всё потихонечку и наладилось как-то. Особо возмущавшиеся из числа ограбленных при взятии города на копьё были высланы на поселения, а их дома заняли сторонники верховного вождя, давшие клятву жить войной.
  Волей богини в племенах Шшур был введён налог крови. Лучшие в военном деле мужи, а позднее и девы племени, - уходили в город, чтобы под руководством опытных людей боя обрести должное для общего выживания умение воевать. Налог на содержание постоянной армии платили все, хотя и морщились. Зато изрядно выросшая торговля с ремесленниками города, - примирила со случившимся многих. В обмен на плоды привычного труда стало возможно обрести новое, или знакомое, но гораздо лучшего качества. Для удобства обмена ввели деньги. Тонкие золотые пластинки с ноготок. Серебряные кольца и полоски меди. Всё с изображением храма богов-супругов.
  Объединившиеся служители богов объявили всем, что у богов, живущих вечно, очень долгая первая брачная ночь. Не меньше чем год для простых людей. И беспокоить их сейчас не следует совсем. А потом начнётся божественный медовый месяц, когда богов станет возможным немного отвлекать, но только по самым важным делам. Поэтому пусть желающие совета обращаются к жрецам богов-супругов. По мелочи те и сами что подскажут, а важное - выберут время, когда можно побеспокоить богов. А то вмешаешься во время этого самого, - так ведь и пришибить могут, ежели они в процессе этого самого. Силы-то у богов - божественные....
  ... И с людьми-людоедами, страхолюдными с виду, тоже всё выяснилось. Оказалось, что боги-близнецы возжелали близости богини когда-то. Но в результате все впали в ссору. Особо отвергнутый бог озлобился и на богиню, и на своего брата-близнеца. После чего ударился в рукоблудие. И воинства людей-людоедов есть частицы семени обезумевшего от вожделения бога. Волшебным образом преобразившиеся в людей. Так что нужно просто дотерпеть до конца медового месяца богов-супругов. Тогда они, насытившись друг другом на первое время, совместными усилиями покарают обезумевшего родственника. Вот тогда-то и настанет истинная благодать и во всех человецах благолепие. А пока следует слушаться вождя и жрецов. Точнее - жрецов и вождя. Потому что жрецы к богам - ближе будут...
  
   36-15
  Торжественный пир по поводу великой победы гудел бубном шамана. В большом зале пировали командиры - до десятников включительно. А простые воины и примкнувшие к ним жители веселились по всему городу. Победа оказалась столь велика, что даже дозорные на стенах позволяли себе пропустить по чаше после обхода по стенам. Все ворота, правда, держали запертыми.
  Первая совместная битва сторонников бога и сторонников богини готовилась не очень дружелюбно, с подозрительным поглядыванием в сторону недавних врагов, внезапно ставших союзниками.
  Обычно воины города выстраивались в самом узком месте прохода и постепенно отходили, устилая землю трупами нападающих. Первый ряд, самые сильные воины, держали крепкие ростовые щиты, оббитые металлом. И короткие толстые прямые клинки для колющих ударов. Подколоть того, кто сумел продавить вглубь твоего соседа справа. Второй ряд вооружался боевыми цепами. И колотил по головам наступавших из-за спин первого ряда. Благо, что шлемов на людоедах не бывало. В таком построении главное - держать строй. Справа - болото, слева - болото. Часть трупов люди-людоеды начинали жрать тут же, на месте. Но большинство убитых сбрасывалось в болото, чтобы по трупам заскочить за спины обороняющихся. Это - вторая причина постепенного отступления. Когда проход между болотами оканчивался, наступающая орда уже сильно сокращалась в численности. А по эту сторону болот уже имели место быть укрепления. Малый земляной вал и стена из брёвен влево и вправо, насколько глаз хватает. Из-за стен били по площадям огненными стрелами лучники города. Столкнувшись с новым оружием, людоеды забирали свои трупы повкуснее и уходили. А потом, через какое-то время, приходила новая орда.
  Военный вождь поинтересовался у советников, - а почему бы не выстроить крепостицу на том конце прохода, где великие болота, двумя гигантскими языками лизнувшие землю, чуть было не соприкоснулись.
  Новые советники степенно ответили, что на то есть две причины. Первая: во глубине болот, окружённые болотами, - долго находящиеся там люди начнут болеет. А то и принесут эту болезнь в город. И к тому же гниющие вокруг в болотах трупы тоже не прибавляют здоровья. А во-вторых: зачем учить врага думать? Сейчас просто тяжёлая работа. Часто сменяющиеся дозорные доносят о приближении очередной орды. Из лагерей посреди здоровой земли выдвигаются воины - и начинаются боевые будни. А если людоеды вдруг начнут думать, то кто знает, до чего они могут додуматься? Да и про безумного бога забывать опасно. Вдруг чего подсказывать начнёт? Начнёт с подсказок, как крепостицу взять, да вдруг разохотится? Нет уж, лучше как всегда. Не буди лихо, пока оно тихо. Нет новостей - вот самые лучшие новости.
  Военный вождь согласился со мнением своих новых советников и дал свой план битвы. План опирался на то, что свежая смена воинов города, обученных правильному бою, поколота копьями при взятии города на копьё. А те, что здесь стоят, уже устали. Да и известия о произошедшем особой бодрости и боевого духа не добавили. Поэтому воины города ведут себя как обычно. Разве что не упираются изо всех сил на каждом шагу, а отходят: медленно, без ускорения, но и без излишнего напряга при обороне. А чтобы сбить первый, самый сильный, самый страшный напор орды, перед строем в траву следует забить несколько тысяч колышков с наклоном в сторону наступающих. Пускай себе ноги ломают!
  А в болотах, на щитах из переплетённых веток, камышовых циновках и тому подобном, - чуть поодаль от прохода на твёрдой земле, чтобы не допрыгнули и не добрались по трупам, - будут лежать лучники племён Шшур. И когда орда втянется в проход и столпится - ударят стрелами. С обеих сторон. И за деревянными стенами по эту сторону прохода тоже будут стоять лучники племён Шшур. Более умелые, чем лучники города.
  Так и поступили.
  
   36-16
  Пир есть пир.
  Это не просто совместная трапеза.
  Пир - это ритуал, подобный ритуалам в храмах богов. Пир демонстрирует иерархию власти. Пир объединяет властвующих в единое целое. Хотя бы на время. Именно поэтому военный вождь усадил по левую руку от себя свою жену с новорождённым сыном. Так посоветовали служители богов. И вождь счёл их доводы убедительными.
  Зачем нужны статуи богов? Если заранее известно, что тела богов другие, иные, чем тела людей, и боги только изредка посещают рукотворные тела идолов, чтобы взглянуть на людей и одарить их счастьем своего присутствия? Статуи богов в первую очередь нужны людям. Потому что людям необходимо нечто вещественное, зримое, доступное для лицезрения и поклонения. И сейчас, когда объединённые войска под благословением новобрачных богов-супругов впервые полностью уничтожили наступающую орду, а не просто сильно уменьшили её численность, людям просто необходимо показать счастливую пару из вождя и его жены. Есть статуи богов-супругов в храме города. И есть верховный вождь с супругой и новорожденным сыном. Живое, зримое, доступное подобие божественной пары. Служители богов просили, и вождь уважил их просьбу...
  После первых чаш вина, часть коего была торжественно выплеснута на пол, в честь богов, незримо присутствующих частью себя среди поклоняющихся им в любое время дня и ночи, - проснулся новорождённый. Женщины племён Шшур не скрывают свою грудь, так завещали предки. Поэтому жена вождя просто поднесла младенца к своей груди. Младенец орал, отворачивал сморщенное личико. Жена, удерживая спелёнутый свёрточек головкой в сгибе левой руки, правой рукой стала жать свою грудь, сцеживая в орущий ротик капли молока. Присутствующие хохотали, поднимали чаши и пили за здоровье новорождённого. Один из служителей богов, также присутствующих на пиру из-за своей высокой значимости для всех людей, прокричал здравицу. Что, дескать, как будет расти и крепнуть малыш, так будет расти и крепнуть новый союз людей под покровительством богов-супругов, чьим зримым воплощением выступают победоносный вождь и его жена, поддержка и опора мужа. Присутствующие одобрительно ревели, пили ароматное вино из круглых чаш, желали счастья всем присутствующим, мира и богатой жизни людям нового союза...
  
   36-17
  И никому и в голову не могло прийти, что самое главное, самое важное, самое великое и самое трагическое одновременно происходило тут и именно в эти мгновения. Некто и помыслить не мог, что всё происходящее в первую очередь было задумано и исполнено ради этого младенца, упорно пытающегося избежать попадания в его тело даже капли материнского молока.
  Жена вождя являлась устройством перехвата воплощающихся душ. Жена вождя являлась результатом совместного проекта Цитадели Маггиф и Цитадели Р'Льех. Некоторое время тому назад трансформер Сета, специализированное устройство, принадлежащее Цитадели Маггиф, совокупилось с женой вождя. Все в доме уснули мёртвым сном, в том числе и лежащий рядом будущий вождь. И трансформер Сета без помех излил в женщину холодное семя Коцита. Усложнённое набором в высшей степени специализированных Мельчайших.
  Естественно, цель направленной мутации была избрана не случайно. Самая младшая из сестёр вождя селения обладала набором характеристик, позволяющих живой душе, ищущей нового воплощения, сохранить после рождения свою память. В результате чего выросший ребёнок мог распоряжаться поведением своего тела, исходя из потребностей и велений своей более древней, живой, хорошо развитой души.
  Позволить этому произойти означало погубить хороший, вкусный, сочный, очень полезный кусок пищи - душу. Чтобы спасти душу от развития, то есть изменить её в наиболее удобоваримый вид, следовало изменить условия воплощения души. Что и было проделано.
  Нет, любимую младшую сестру вождя селения никто не трогал. Пусть растёт наивной, доброй к окружающим, и так далее. Пусть служит маяком безопасной гавани для блуждающих в эфирном поле планеты душ, жаждущих дальнейшего развития в новом воплощении. Господь лично создал ряд эфирных воронок, способных втягивать души в его личную Цитадель. Попавшуюся душу можно смело считать спасённой от дальнейших перевоплощений и сохранённой для потребления её Господом. Господь может такую душу просто скушать. А может и использовать как-то иначе. По своему изволению.
  Усвоение душ Господом страшит душу. Любую душу. Потому что использование законной добычи Господа сулит законной добыче только страдания. Поэтому души ограничены во времени своего выбора. И сущность, подобная сущности любимой младшей сестры вождя, наверняка покажется такой втягиваемой в эфирную воронку душе долгожданным спасительным берегом во взбаламучено-мутном океане планетарного эфира.
  И вот когда душа устремится к своей цели, чтобы зацепиться за светлую одушевлённую ауру подходящей самки, следует сделать следующий ход в облавной загонной охоте на беглые души.
  Если душа закрепится в ауре будущей матери, эта душа начнёт побуждать будущую мать своего тела к быстрейшему зачатию. А что это означает? А это означает, что слуги Господа сделали две важных упущения. Во-первых, отделять душу от зародыша уже поздно. Придётся убивать тело. Иногда это оправданно, потому что есть возможность пленить беглую душу. А иногда уничтожение зародыша попросту выбрасывает душу обратно, в верхние слои эфирного тела планеты. И что в итоге? И маяк загублен, и душа сбежала. Два раза в минусе.
  Поэтому самым лучшим выходом из подобной ситуации является создание устройств перехвата душ. Чтобы душа стремилась попасть в одно место, а попала - в другое. Рядышком, чуть-чуть мимо. Но в другое. Подобная практика, позднее усовершенствованная, будет широко применяться в более поздние слои времени планеты. Вечная старая дева, весёлая характером, не понятно почему даже не нашедшая себе мужа. И вокруг - злобно-склочно-взаимопротивные семейные отношения. "Эх, вот на какой бы следовало жениться!" - будут вздыхать мужья, очень далёкие от семейного счастья. Впрочем, это дело будущего...
  Пока же была применена одна из первых модификаций устройства перехвата. Сам перехват, то есть затягивание блуждающей души в свою ауру, - возможен только лишь при применении технологий Цитадели Р'Льех. Преобразующей тело самки Новых Людей в достаточно краткосрочно работающее устройство волнового воздействия. Что плохо. То есть - недостаточно.
  Младенец будет поддерживаться в бессознательном состоянии всё время беременности и родов. А потом, после периода кормления грудью, может просто вспомнить всё. Как это происходило с Девятижды Возвращающимися при воплощении в седьмое, восьмое и девятое тела.
  А зачем допускать подобное?
  Блокирование памяти на долгосрочной основе вполне возможно на базе технологий Цитадели Маггиф. То есть, введения Мельчайших. Как в организм самки, так и позднее в организм цели вместе с материнским молоком. Специализированные Мельчайшие Маггиф успешно и долгосрочно поселяются в мозгу цели. И блокируют связи между памятью души и дневным сознанием тела. Что, собственно говоря, и требуется.
  Подобная практика оказалась столь успешной, что по личному распоряжению Господа Цитадель Маггиф начала массированный выпуск подобной модели Мельчайших. Господь приказал, чтобы каждая самка Новых Людей, и желательно побыстрее, только не в ущерб качеству, - оказалась оборудована подобными Мельчайшими. Что с помощью кусачих мух достаточно просто. Во всяком случае, вне мест, контролируемых последышами Золотокожих.
  Более того, в данном случае блокираторы памяти не должны ограничиваться молочными железами самок. Пусть блокираторы Маггиф будут присутствовать во всех головах всех Новых Людей. Это очень выгодно.
  Единственное условие. Маяки душ обязан быть незамутнёнными для взгляда из эфирного околопланетного пространства. Почему - понятно.
  
   36-18
   И, конечно же, орды людей-людоедов, страхолюдных с виду, не имели никакого отношения к рукоблудию безумного бога. В роли орды выступала одна из разновидностей Низших Коцита. Одна из первых моделей Низших. Их тела выращивались в особом отделении Лабиринта, пронизанного потоком коллатерали планетарной ци и дополненного специализированным водяным раствором, густым, как желе. Эфирные схемы уже взрослых тел заполнялись необходимым материалом с помощью всё тех же Мельчайших. Готовые тела всплывали на поверхность, где их вылавливали и доставляли в следующий объём пространства Лабиринта. Там тела активизировались. Одно из тел партии изменялось под носителя коллективной души. Точнее - искусственного подобия коллективной души, не содержащей в себе ни капли Жизни. (Позднее усовершенствованный вариант будет применён при изготовлении цвергов). Получившаяся партия Низших представляла из себя некое искусственное цельное сверхобразование. Достаточно просто программируемое для выполнения примитивных заданий, в первую очередь связанных с безумным разрушением.
  Будучи однажды запущен, конвейер неодушевлённых взрослых тел работал полностью самостоятельно. Одни Мельчайшие преобразовывали неорганику в органику, другие поддерживали равновесие всей системы, третьи собственно собирали тела из протобульона и так далее. Остановка конвейера требовала усиленных затрат сил и длительного внимания самого Властелина Маггиф. Поэтому проще было перевести конвейер на минимальное количество выпускаемого материала.
  После падения Долины Лиловых Зиккуратов потребности в данной разновидности Низших резко упали. Но всё равно оставались излишки. Продукты перепроизводства следовало куда-то девать. Один из выходов предложил Властелин Р'Льех. Вышеописанный город находился в зоне власти именно этой Цитадели. Точнее, данный кусок земной поверхности находился поодаль от территорий власти остальных Цитаделей, и был объявлен единственной подвижной и морской по преимуществу Цитаделью своими владениями. На этих территориях Цитадель Р'Льех производила полномасштабные испытания идей, опробованных в лабораторных условиях. Одной из таких идей являлась идея увкуснения душ путём участия из тел-носителей в безостановочном убийстве себе подобных. И вот тут-то идея перехвата идущих на новое воплощение душ получила новый толчок. Одно дело - готовить к поедания души Новых Людей. Человек-мышь, человек-муха, сколько с них души скушаешь? А вот если сгноить души Старых Людей, а в идеале - душу Изначальную... Даже если учитывать, что Господь будет засчитывать каждую добытую душу как половину каждой Цитадели, всё равно выгода намечалась огромная...
  Цитадель Маггиф по достоинству оценила получившийся полигон. Можно сказать, что обе Цитадели резвились там всласть, без каких-либо ограничений, кроме воли Господа, конечно же, - и к обоюдной выгоде.
  
   36-19
  Окончив дела с посланцами иных Цитаделей, Властелин Маггиф и безотлучно сопровождающий его Змеезубый удалились в отсек личных апартаментов Властелина. Ввиду насыщенности коридоров Лабиринта планетарной ци, - телепортация работала как до Вторжения. Миг, - и вы перепрыгнули половину континента.
  - Господин мой позволит задать ему вопрос?
  - Задавай.
  - Мне хотелось бы уточнить, какова моя роль в планах моего господина.
  - Точнее.
  - Основная часть работы Цитадели производится без вмешательства кого-либо. Мои предшественники погружены в холодный сон. А они знают и умеют гораздо больше меня. Зачем я вам нужен, господин мой?
  - Ну, например, следить за моей любимой игрушкой. Её так смешно опасаются местные Низшие...
  - Они зовут её мокеле-мбембе, господин мой.
  - Не важно. Ты удовлетворён?
  - Прошу простить меня, но нет, господин мой.
  - Мне нужен шут, ты меня развлекаешь. Теперь доволен?
  - Мне ни разу не удавалось видеть вас смеющимся, господин мой. И к тому же ваше нынешнее тело просто не приспособлено для смеха. Вам нечем смеяться, господин мой...
  - Ты не боишься вызвать мой гнев своими глупыми расспросами?
  - Моё существование всецело в руках господина моего. И у меня есть желание как можно лучше служить господину моему.
  Властелин Маггиф развернул своё нынешнее, не приспособленное для смеха тело в сторону Змеезубого.
  - МНЕ. ТАК. УГОДНО.
  Змеезубый склонился ещё ниже, ещё почтительнее.
  - Моё присутствие всё ещё угодно моему господину?
  - Да. Следуй за мной. Мы начинаем разработку новой идеи. Если усилия нынешних Цитаделей окончатся крахом, а нужно предусмотреть всякое развитие событий, - в большом выигрыше будут те, кто сможет пережить время дикости и власти посторонних демонов в своём теле. Развоплощённые Властелины, укрывшиеся в Цитадели Господа, конечно же, продолжат своё существование. Но только тот, кто первым выйдет на планету после Сбора Урожая, станет тем, на кого обратит свой взор пришедший извне, единственный, кто приказывает Господу. И ты нужен мне именно в силу твоей глупости. Твой взгляд свеж. Ты сможешь подсказать мне неожиданные идеи... И если я увижу тебя наедине с кем-то ещё, ты умрёшь. Всё понятно?
  - Моё существование всецело в руках моего господина.
  - В этом теле у меня нет рук.
  - Как будет угодно господину моему...
  
   36-20
  Властелин Маггиф действительно не пользовался руками. Потому что в этом теле он пользовался щупальцами. Ввиду того, что ряд совместных операций требовал работы под водой, удобнее оказалось использовать тело, схожее по форме с рабочим телом Властелина Р'Льех.
  Властелин Маггиф признавал Властелина Р'Льех единственным, подобным себе. Что вовсе не означало никакой дружбы. Какая может быть дружба, если переводом в состояние Господа может быть поощрён лишь один из Сидевших возле Куба?
  Но и затевать вражду раньше времени - глупо. Очень глупо. Возможно - смертельно глупо. Гораздо умнее поддерживать взаимовыгодные отношения, а если и подставить ножку, или там воткнуть кинжал в спину, - то только в самый последний момент. Чем позже - тем лучше.
  Властелин Маггиф не сомневался, что и Властелин Р'Льех полагает своё поведение подобным же образом. Во всяком случае, весьма схожий ход мыслей прослеживался уже хотя бы в желании переспать дикое время, буде оно случится, - в своём теле. Без развоплощения и ухода в Цитадель Господа.
  Умное существо тем и отличается от глупого, что рассчитывает всё на много ходов вперёд. А будущее далеко не однозначно.
  Смогут ли Цитадели самостоятельно доделать то, что не удалось даже Господу? В принципе, такая возможность имеет место быть. Особенно, если применить в полную силу маго-технические и техно-магические устройства Драг-Упсар. Да и возможности использования демонических ресурсов Отброшенного Пространства Вселенной Цитаделью Ахерон, - это тоже большая сила в умелых руках. А умения обоим Властелинам не занимать. Оба - Сидящие возле Куба Внутреннего Круга.
  С другой стороны, последыши Золотокожих - тоже не подарок. Да, стрелы Ратнар резко сократились в производстве, - после ухода самих Ратнар. Но на смену стрелам с хрустальными наконечниками, заговорёнными теми, кто знает, массово пришли стрелы ЛЛиу-РРи. Для наземных сил Цитаделей подобные стрелы в ряде случаев чуть ли не опаснее предыдущих.
  Да, такими стрелами практически не по силам подбить виману Драг-Упсар. Но вот последыши Золотокожих сделают такое дело достаточно легко. Применяя систему порталов и свои возможности, они запросто превратят весь воздушный флот Ахерона в груду маго-технических обломков. Это новоделу из человеческих магов надо читать заклинание, чтобы курирующих им демонам сперва выяснить, чего желают эти недоумки, а затем начать действовать. Последыши Золотокожих действуют гораздо быстрее.
  Можно ли избавиться и от тех, и от других? И от последышей Золотокожих, и от Леса ЛЛиу-РРи? Да, возможно. Уменьшив энергонасыщенность силовой ауры планеты. Как это сделал Господь, допустив падение Долины Лиловых Зиккуратов. Этим шагом он избавил планету от Ратнар, - да. Но и ему самому пришлось уйти.
  И что толку в уходе последышей Золотокожих, если потеряют силу и маго-технические устройства, а техно-магические окажутся ослаблены? И в чём тут выигрыш? Подобное развитие событий возможно допустить только в результате ясно видимой возможности победы противостоящих Господу сил. Но не раньше.
  Почему? Да потому, что на планету тут же слетятся гости из других миров, подвластных Светоносцу . Добывать местные ресурсы. Что уже само по себе является свидетельством слабости местного Господа и его неспособности справиться с поставленной задачей. То есть, встанет вопрос о соответствии занимаемой должности и разжаловании из Господов...
  Да за такое Господь немедленно отправит на Дно Вселенной всю свою свиту, а не только задумавших подобное Властелинов Цитаделей! И даже если тебя, как лично старавшегося, выкинут всего лишь в Отброшенное Пространство, - тоже конец всем мечтам. И сытому существованию. И так далее.
  Оно - надо?
  И что остаётся делать? Остаётся делать своё дело и потихонечку готовиться к тому, что падение Цитаделей всё-таки может произойти. Например, по прямому приказу Господу от Светоносца. Если падение Долины Лиловых Зиккуратов и на самом деле задумано Светоносцем для перевода планеты на техно-технический путь существования.
  И в этом случае нахождение внутри своего тела может оказаться просто спасительным. По двум причинам.
  Во-первых, частотность тела воплощённого и тела развоплощённого - разная. Развоплощённое тело отправить на Дно Вселенной - раз плюнуть. С воплощённым телом такое не пройдёт. Воплощённое тело сперва следует разрушить. А если ты спишь в своём теле в укромном и защищённом месте, - то это уже проблема для тех, кто хочет от тебя избавиться. Чувствуете выгоду?
  Во-вторых, предположим, что планету действительно перевели на техно-технический путь существования. А преобразование Новых Людей того времени в демонов Отброшенного Пространства - сорвалось. Или удалось только частично, в ходе Сбора Урожая. И что тогда?
  И тогда получается следующее. Серый Кокон резко ослабляется. Потому что он крепится изнутри мыслеформами и облаками чувствования будущей пищи, то есть Новыми Людьми. Следовательно, резко возрастает энергонасыщенность силовой ауры планеты. И кто тогда будет самым сильным? Ну конечно же тот Властелин Цитадели, который мудро переспал в своём теле весь дикий период времени. И вопрос установления всевластия над планетой становится всего лишь вопросом времени. При условии, что основные производящие базы твоей Цитадели также сохранились.
  К сожалению, ряд исследований придётся проводить попутно в авральном режиме. Планета постоянно меняется и кое-что требует коррекции через совершенно смешной срок, вроде тысячи-другой лет.
  Ещё к сожалению, в результате возрастания энергонасыщенности могут проснуться Золотокожие, положенные в холодный сон именно на данный случай. Большая часть Ратнар и их последышей будет находиться в развоплощёном виде, - в своём этом самом Пространстве Ожидания. Это - пусть. Это - не опасно. Да и с проснувшимся вполне можно справиться. Особенно если объединить силы обеих Цитаделей.
  Конечно, есть риск. Риск того, что один Властелин попытается избавиться от другого, чтобы завладеть ресурсами обеих Цитаделей. И очень большой риск того, что Властелин Р'Льех внушит ему, Властелину Маггиф, мысль о своей слабости, и заманит в ловушку. Риск есть, потому что специальность Р'Льех - контроль мыслей.
  ... Впрочем, кто не рискует, тот не становится - Господом...
  
  
  
   Глава 37
   ЭВАКУАЦИЯ
  
   37-01
  Великий Остров.
  Именно так именовали его маги ковена, наконец-то мирно поделившие власть над захваченными землями.
  Позади остались магические войны, давно уже убиты первые из ставших магами. Их Великие Книги перешли в собственность ковена. И обладатели абсолютного иммунитета к магии всё ещё продолжали изучать их. Потому что новая война, возможно, уже не за горами. Строго говоря, само объединение магов в ковен произошло именно из-за наличия новой угрозы. Неведомый летательный аппарат целый день летал над Великим Островом. Многие маги видели его. Кое-кто пытался сбить неизвестный аппарат, явно рукотворный. Справедливо подозревая в нём угрозу себе. Повредить летающее не удалось, двое магов оказались убиты ответными ударами неизвестного летателя.
  Натолкнувшись на негостеприимную встречу, нечто летающее удалилось и более в воздушном пространстве Великого Острова не появлялось. Но уже вечером того же дня между башнями магов засновали пешие гонцы с зелёной ветвью на белом щите. Самые умные маги предпочли объединить усилия перед лицом явной внешней угрозы.
  Как ни хочется всевластия, а жить хочется гораздо больше. Просто жить. Пусть даже и не самым могущественным магом, даже на этом острове.
  Часть гонцов была убита особо озлобленными магами. Но большая часть своей цели достигла. Большинство магов острова согласились на переговоры. Конечно же, никакого личного участия! Только шары дальновидения, помещённые в охранные круги.
  Первая видеоконференция озабоченных магов просто признала факт того, что существует серьёзная внешняя угроза всем присутствующим. О том, что избранных Великими Неизвестными не то, чтобы много, но и не мало, - все узнали из собственного опыта, ещё во время написания своих Великих Книг. Всё-таки остров, пусть и большой. О том, что все живут именно на острове, тоже знали все. Как и то, что имеют место быть некие морские бродяги на деревянных кораблях, движимых ветром и какой-то непонятной магией. Но вот чтобы летало по воздуху, да ещё и убивало магов, - такого ещё не было...
  Чтобы выжить, надо объединяться. Обратить вражду междоусобную во вражду совместную, направленную вовне ковена. С этим согласились все присутствующие.
  Разногласия возникли по вопросу - как именно это делать. В смысле объединяться. С данным вопросом пришлось повозиться. Пока кто-то не вспомнил, что в его темнице на всякий случай содержится человек, на которого, как это ни прискорбно, вообще никакая магия не действует. Оказалось, что в запасниках других магов также имеется такое двуногое. Также оставленное в живых на всякий случай.
  Было предложено нейтральное место в середине острова. Там как раз высилась башня мага, плевавшего на всех и жаждущего исключительно только личного единовластия без каких-либо исключений.
  От отказавшихся объединяться магов всё равно придётся избавляться, - с этим легко согласились все договаривающиеся. Вот с этого-то мага и решили начать.
  Ну, в общем, кончили того мага быстро и достаточно легко. Что ещё раз показало наглядно весомое увеличение силы при объединении в один ковен. Потом, чтобы не расхолаживаться, быстрым маршем прошлись по острову, и зачистили его от остальных магов, не то глупых, не то возгордившихся, не то просто слишком осторожных, - уже не важно.
  За исключением первой башни, все остальные логова магов снесли до основания. А затем всё захваченное имущество свезли туда, на территорию, объявленную нейтральной. К своему не магичному двуногому каждый маг приставил по личному рабу для контроля, после чего всё это сообщество бросили разгребать свежее наследство.
  В общем и целом гримуары всех магов повторяли друг друга. Но существовали и отличия. И только совместив многое из данных отличий, удалось выйти на новые возможности. Что зародило подозрение во всём ковене, что Великие Неизвестные предусматривали именно подобное развитие событий. Из чего следовало, что тот воздушный налётчик вполне мог оказаться делом рук враждебного ковена.
   Маги поскрипели зубами, потому что заднюю мысль имел каждый. Но всё же, заключив круговую клятву на крови, предоставили в распоряжение своих не поддающихся магии помощников и свои личные гримуары. Из их изучения вытекло два результата. Во-первых, подтвердились подозрения. Что чем больше гримуаров соберётся вместе, тем больше силы получают изучившие всё. Тем больше становится, соответственно, их власть. И второй результат, практический. Ковен Великого Острова выходил на новый уровень работы с демонами. Совокупность отрывочных сведений плюс личный опыт позволяли применять вызываемых демонов самым неожиданным образом...
  
   37-02
  Бой кипел. Но это была игра в одни ворота.
  Белый бог Митра, а также трое Девятижды Возвращающихся: Руар Ламал, Гргур и Тикки, - ликвидировали гнездо магов самым решительным и беспощадным образом. И преимущество атакующей стороне давали, в первую очередь, - знания. Самое сильное оружие любого умеющего. Все четверо уже не в первый раз сталкивались с человеческими магами, этой новой разновидностью технологий мёртвого существования, сплавленной вместе смеси из демонов и Новых Людей. Чёрные Всадники, маги - разные стороны одного и того же. Слабостью магов являлась задержка во времени. Если Чёрные Всадники при малом наборе возможностей обладали большим быстродействием, то маги - наоборот. Возможностей у магов в наличии намного больше. Но вот с быстродействием проблемы. Необходимость читать заклинания делала магов неплохим дальнобойным оружием, особенно при работе по площадям, взять тот же телепорт в глубинные слои магмы. Однако в ближнем бою маги проигрывали и Чёрным Всадникам, и представителям Живых.
  И ещё одно. Зная, что человеческие маги без курирующих их демонов - это обычные Новые Люди, - первые удар атакующих обрушивались именно на демонов.
  После первых опытов, когда развоплощённые служители Долины Лиловых Зиккуратов, будучи прикреплёнными к магам, могли отлучиться от объекта, используя "волшебную шапку" мага как личный маяк, - ситуация изменилась. Теперь демоны Господа уже не могли встречаться перед битвой и обсуждать своих подопечных. Теперь демоны крепились к людям крепко-накрепко, практически вводились в один из слоёв человеческой ауры, - примерно так же, как Мельчайшие Маггиф в ткани человеческого мозга. При обычных, запланированных межмаговских войнах, - безопасности демонов ничего не угрожало. Возможности воздействия, предоставленные в распоряжение людей, били только по телам, объектам привычной материальности, не задевая тела иной частоты, то есть развоплощённых служителей Долины Лиловых Зиккуратов.
  Равно как и сведения о демоническом Отброшенном Пространстве также не давали шибко много власти над его содержимым. Чтобы человек, из Новых Людей, мог справиться с демоном, одолеть его, приказывать ему - чушь полная. Слишком неравны силы. С демонами Отброшенного Пространства работали всё те же демоны-кураторы. Бывшие прислужники Куба. И вызываться в пространство планеты могли только очень слабые обитатели Отброшенного Пространства Вселенной. Заведомо неспособные справиться с сотрудниками Господа.
   Развоплощённый во время падения Куба представитель свиты Вторгшегося - вот первая цель при поражении мага. Именно по данной цели и работали представители сопротивления планеты. Их знания, их наработанные умения, их сила - против демонов Господа, ослабленных необходимостью ждать ритуальных действий магов, тех же заклинаний.
  Чёткие разящие удары Митры выжигали ауры магов. Попутно выкидывая вплавленных туда демонов прямиком в Отброшенное Пространство. Можно сказать и наоборот. Митра выкидывал демонов в Отброшенное Пространство Вселенной, попутно выжигая ауры магов, после чего Новые Люди становились пустыми телесными оболочками. Чем-то вроде Низших Коцита первых моделей. Существа, не способные существовать без приказа извне.
  Оружие Девятижды Возвращающихся милосердно прекращало бессмысленное бытие данных кусков плоти. А заодно выводили в расход и изуродованных Новых Людей, обращённых местными магами в абсолютных рабов. Ну а с серишетами, замаскированными руководителями деятельностью магических ковенов, - вообще вопросов не было.
  
  
   37-03
  Закончив зачистку логова магов, а точнее - опытной делянки Цитадели Р'Льех, Девятижды Возвращающиеся отыскали Митру. Белый бог пребывал возле одного из алтарей ковена. Судя по деталям обстановки, данный магический круг с алтарём предназначались для общения с Отброшенным Пространством Вселенной. А если посмотреть на количество и качество жертв, тутошних магов прикончили как раз во время вызова очередного обитателя тех отдалённых мест.
  В помещении отчётливо пахло смертью. Аромат самодостаточного безумия смешивался с тошнотворной вязкостью атмосферы массовых мучений. Курились курильницы из человеческих черепов, добавляя ароматы вещественные к запахам астральным и эфирным.
  Гргур движением руки остановил хотевшего было что-то сказать Тикки. Руар Ламал отсутствовал. По своему обыкновению он не мог успокоиться, порка лично не проверит всё и не убедится это самое всё - в порядке. Ну, как он его понимает, порядок.
  Тикки выглянул из-за плеча напарника, невольно поморщился и, внимательно окинув взглядом помещение, переместил взор на Митру. Бог трудился не покладая рук. Определив направление его усилий, Тикки хмыкнул. Гргур прав. Мешать и отвлекать не следует. А - забавно может получиться...
  К тому моменту, когда в коридоре послышались быстрые шаги Руара, действие окончилось, и Митра широко улыбнулся. Руар вошёл и деловито сообщил:
  - Все найденные гримуары отправлены порталом в мой исследовательский центр. Не напрямую, конечно же. Хочу разобраться, и поподробнее. Чем-то мне эта рвотная кухня не понравилась в особой степени.
  - Может, и нам туда же? - предложил Тикки. - Есть разговор.
  - Да уж, - покачал головой Гргур. - Поговорить - надо...
  
   37-04
  - Кстати, а что именно ты там натворил? Ясно, что поработал с демонами, но любопытны детали.
  Вольготно расположившийся Тикки держал в руках один из захваченных гримуаров.
  - Получилась забавная возможность, очень интересно сложились обстоятельства. Решил воспользоваться. Уж больно редкая возможность.
  Гргур, также сидевший в одном из кресел с захваченным гримуаром, усмехнулся.
  - Считай, что ты меня заинтересовал.
  - Решил заодно ликвидировать и Отброшенное Пространство?
  Это Руар Ламал с порога.
  Митра усмехнулся.
  - Не совсем так, друзья мои. Точнее: совсем не так.
  Получилось же вот что. Наше посещение данного гадючника пришлось на тот самый момент, когда тамошние гады вызывали из Отброшенного Пространства очередного демона.
  И так уж сложилось, что задействованный канал стал работать в оба направления одновременно. То есть, вызываемый демон направлялся оттуда сюда, а изгоняемые мною вышвыривались отсюда туда. Принцип наименьшего сопротивления, ничего особенного. Протекающие процессы воспользовались попутным порталом. А в результате, в ходе образовавшихся портальных завихрений при проколе пространства, - вдруг нарисовался пространственный карман. Где и оказались заперты все задействованные персонажи мёртвого существования...
  Руар Ламал, вернувшийся с обхода своего убежища, где Старые Люди проводили для него ряд исследовательских работ, также уселся в кресло с гримуаром в руке.
  Вообще-то данные кресла не имели ничего схожего с человеческой мебелью Новых Людей. Никакого мёртвого дерева. Всё живое, как в пещере Тикки. Защитный растительный покров, попутно исполняющий ряд иных обязанностей, являлся непременной составной частью всех убежищ Девятижды Возвращающихся. Надо ли говорить, что произрастающие вели своё происхождение прямиком из Леса ЛЛиу-РРи?
  - Ни за что не поверю, что ты просто-напросто организовал мини-заключение для минимального количества заключённых. Это не в твоём стиле. По каждой мелочи огород городить, - это не твоё. Не томи, Митра. Мы жаждем деталей. Исполни такую божественную милость, яви нам откровение свыше...
  Интонация произнесённых Тикки слов, ироническая по исполнению, являлась серьёзной по содержанию. Развитие есть потребность души и новые сведения есть условия сего. А уж на войне, длящейся на планете со времён Вторжения, личное развитие неизбежно сочетается со всеобщими усилиями по возращению вольности волеизъявления.
  Митра усмехнулся.
  - Ну, если совсем попросту, мною предприняты усилия по выращиванию демонического волка.
  Гргур поднял брови. Он часто общался с мореплавателями. В том числе и из числа Новых Людей. И был знаком с целым рядом их проблем, в том числе и с проблемой крыс, отсутствовавших на кораблях Ходящих по Воде. Капитаны кораблей Ходящих все сплошь происходили из числа Старых Людей, как и большая часть экипажа. Ходящие работали главной занозой в заднице Властелина Р'Льех, у них крысы на борту отсутствовали по определению. А вот Новые Люди вынужденно выдумали радикальное решение данной проблемы...
  - Поправь меня, если ошибусь. Ты запер их в образовавшемся кармане пространства, чтобы один из демонов пожрал остальных, а потом приохотившийся к поеданию демонов будет выпущен... И куда? Неужели действительно в Отброшенное Пространство?
  Тикки усмехнулся.
  - В таком случае Отброшенное Пространство придётся переименовать в Пространство Демонического Дерьма, оставшегося от процесса пожирания демонов. Но это вряд ли.
  - Согласен, - резко кивнул Руар Ламал. - Будь всё так просто, данная проблема была бы решена давным-давно. Мы, к сожалению, не первая планета, куда вторглись...
  - Всё верно, - сказал Митра. - Мною предприняты усилия по выращиванию демонического волка, подобию крысиного волка, выращиваемого моряками из числа Новых Людей. Но в Отброшенном Пространстве демонический волк окажется бессилен. Там другие законы взаимоотношений. Цель существования Отброшенного Пространства в выработке энергии страданий от содержащихся там демонов. И Первый Проглот, единоличный потребитель данной пищи, крайне заинтересован, чтобы число демонов множилось, а не уменьшалось.
  Нет, демонический волк выращивается именно для нас, для нашей планеты. Вообще должен сказать, что нам повезло. Частотность тел демонов исключает их взаимное пожирание. Попытка сожрать окружающих, - это удел вновь попавших в Отброшенное Пространство. После какого-то числа бесплодных попыток все демоны убеждаются в бессмысленности сего занятия.
  Вечный голод неодушевлённых, неразрушимых, самовосстанавливающихся в Отброшенном Пространстве тел, запрограммированных на удовольствие от насыщения и страдания от голода, - вот удел демонов Отброшенного Пространства. Вот почему их основное состояние - состояние полусна, забытья. Попытка уменьшить страдания. Демонический волк в Отброшенном Пространстве невозможен по определению...
  - Мы знаем о сути Отброшенного Пространства, - мягко сказал Тикки. - Меня лично, думаю, что и всех тоже, - больше интересует, что ты натворил тут.
  - Схема крайне проста. При вплавлении развоплощённого при падении Куба в ауру мага, - меняются частотные характеристики. У обоих. При насильственном выдирании из ауры магов у демонов образовались характерные повреждения. И вот это-то и стало основой для моих дальнейших усилий. Воспользовавшись всеми имевшимися у меня возможностями, мне удалось изменить вызванного демона. Он получил возможность пожирать сути демонов-кураторов после гибели их подопечных магов. И чувствовать от этого насыщение. Демон-куратор при этом разрушается.
  - Мило, - оценил Гргур.
  - Не то слово! - воскликнул Руар Ламал. - Удача! Несомненная удача! Великолепная удача! Повторить - сможешь?..
  Митра отрицательно покачал головой.
  - Вряд ли. Ликвидация ковена магов в момент принесения ими человеческих жертв для вызывании демона, - это достаточно слабо прогнозируемое событие. Островные маги сами подставились, так что нам просто повезло, скажем прямо. Планетарный демон предусмотрел защиту кандидатов в Пряность от нас.
  - Всё равно - молодец! - сказал Руар Ламал. - Быстро среагировал, сделал как надо, - горжусь тобой!
  - Тебя похвалили, - мягко заметил Тикки.
  Гргур хмыкнул.
  - Вообще-то мы хотели поговорить по другому поводу. Так что давайте-ка отложим чёрные книги наших магов куда подальше. Хотя в них вроде и нет подслушивающих устройств, да и наша защита тоже чего-то стоит, но... Но всё же тема беседы слишком серьёзна, чтобы рисковать без смысла. Ру, позови своих, пусть заберут сию мерзость. Будет общаться без помех...
  
   37-05
  - Митра, дружище, ты задумывался о будущем?
  Митра пошевели бровями, предлагая продолжить.
  - Цитадели мы завалим, с этим вопросов нет. Рано или поздно - завалим. Как - ещё не знаю, но что завалим, это точно. А потом? Уровень энергии на поверхности планеты снова упадёт и все воспитанники Ратнар, вроде тебя, будут вынуждены уйти в Пространство Ожидания.
  Митра слегка кивнул, соглашаясь.
  - А на кого мы оставим планету? На твоих учеников, вроде Тотигусигария? И подобных ему - от других воспитанников Ратнар, подобных тебе? Не маловато ли будет?
  Митра хмыкнул.
  - Что предлагаешь?
  - Девятижды Возвращающиеся решили остаться.
  - Без проблем. Оставайтесь. Делайте, что хотите. Рано или поздно ваши тела разрушатся от накопившихся несоответствий, и ваши души тоже втянет в Пространство Ожидания. Там и встретимся.
  - Мы хотим избежать этого
  Митра поглядел на Тикки и Руара, но они пока предпочитали отмалчиваться, предоставив слово Гргуру.
  - Так. Выкладывайте, что задумали.
  - Мы задумали внешнюю демонизацию наших тел.
  Лицо Митры выразило удивление.
  - Не понял...
  - Мы - Девятижды Возвращающиеся. Да мы тут все Вернувшиеся, все прошли через смерть во время Стикса. Просто одни попали в плен там, в Долине Лиловых Зиккуратов, как твой Тотигусигарий. Другие души, вроде твоей, долго готовили в Пространстве Ожидания. Готовили для вполне определённой задачи, - завалить Цитадели. А мы нашли себе тела достаточно давно. И выбрали прямое противодействие с планетарным демоном. Это наш выбор, и мы желаем продолжить своё дело. Наше общее дело, раз уж на то пошло. Общее дело всех Изначальных душ нашей планеты. И у всех нас свой участок своей работы. ЛЛиу-РРи работают с Матрицей Реальности. Они не проходили через смерть, им легче. А наш удел - противостоять непосредственным исполнителям замыслов планетарного демона. И мы хотим продолжить своё дело, не оглядываясь на ограничения наших тел. Посмотри на крошку Ру, - он уже давненько носит своё последнее тело. Он будет вынужден уйти после падения Цитаделей, уйти вместе с тобой, Митра. Тикки у нас самый предусмотрительный, он протянет дольше всех. Но что он сможет сделать один? Количество магов будет только увеличиваться. Маги - это новый источник Пряности. Самой себя приготовляющей Пряности. А мы все знаем, что значит Пряность для планетарного демона.
  Пространство Ожидания давно уже закрыто наглухо. А планетарный демон свои рычаги влияния на происходящее в нашем мире не утратил.
  И не утратит - вплоть до раскрытия системы.
  
  - Желаете обмануть отца лжи?
  - Самого - не получится. А вот его земных слуг - вполне.
  - Ваш план?
  - Во время падения Куба уровень энергетики планеты на очень короткое время поднялся чуть не до уровня времён Стикса. А потом резко упал. Причины - понятны.
  - Разумеется, - сказал Митра и усмехнулся. - Сперва конвульсивная потеря контроля, а потом щель доступа к энергиям внешнего мира стала уже по причине слабости преемников.
  - Мы рассчитываем, что в момент падения главной Цитадели, момент, знаменующий подлинное падение Коцита, - процесс повторится. С учётом всех доступных запасов сил и знаний, - мы должны суметь осуществить задуманное.
  - Внешняя демонизация тел, говорите? И как это будет выглядеть? Ваши расчёты? Цели?
  - Перед нами стоит несколько целей. Первая проста - замаскироваться. Сейчас любая командная структура мёртвого существования определит нас с первого взгляда. Если мы хотим работать долго - мы обязаны стать неотличимыми от иных рыскающих по планете тварей. Мы должны стать внешне схожими с другими подручными Вторгшегося.
  Цель вторая - приспособление ко грядущему падению напряжения в силовой ауре планеты . Наши нынешние тела приспособлены для одних условий, а наступят другие. Чтобы суметь продолжить работу, придётся чем-то пожертвовать.
  Вот и третья цель нарисовалась. Сейчас мы вынуждены менять свои тела после накопления определённого ущерба с точки зрения Живых. То есть после гибели от наших рук определённого количества живых существ. Нет, продукцию Котлов Осуществлений мы можем уничтожать без ограничений. Но вот одушевлённые даже пред-душами, даже душами современных нам мышей, кротов, клопов и так далее, - дело другое. Демонизация тел уберёт этот недостаток будущего.
  - И опять же - как именно вы это видите? Ближе к теме, будьте так добры.
  - Ближе так ближе. Уже сейчас Цитадели бросились производить разного вида монстров для своих нужд. Причём каждая Цитадель старается извергнуть из себя что-то своё, не похожее на других. То есть, появлению ещё одной разновидности уродцев никто не удивится. Имеется в виду - в будущем. Когда мы всё-таки завалим эти остатки Коцита и планета перейдёт в дикое состояние. Также не будет чем-то удивительным и междоусобная война всех против всех. Под этот шумок мы изрядно проредим войска планетарного демона.
  И ещё одно. Вмешательство в Матрицу Реальности со стороны планетарного демона - это серьёзно. Это очень серьезно. И наряду с ослаблением силовой ауры планеты, что уже сильно затруднит выполнение наших обязанностей в наших нынешних телах, необходимо учитывать и желание Вторгшегося избавиться от всех, подчёркиваю - ВСЕХ противостоящих ему сил. То есть, возможность жизни без обречённости на старость и смерть оставят только лишь для тех тел, что будут организованы по принципам мёртвого существования.
  Гргур замолчал.
  Митра, покачивая головой, погрузился в оценку предложенного плана.
  - Ваша цель мне понятна. Но должен сказать, что вы сильно рискуете. Смертельно рискуете. Нет, вы хотя бы понимаете - ЧЕМ вы рискуете? Вы рискуете вашими душами. Вы рискуете стать пищей Вторгшегося. Вы хотя бы представляете, сколько сил получит планетарный демон от поедания ваших душ?
  Нет-нет, вы совершенно зря тут мне личики кривите. Вы хорошо рассчитали, что именно придётся сделать? Давайте-ка перескажу вам ваши гениальные идеи своими словами.
  Задача первая: изготовить демонизированные тела. Это просто.
  Задача вторая. Пересадить в демонизированные тела Изначальные души и не вызвать при этом обоюдного отторжения. В принципе, задача решаемая. Но это - в принципе. А реально и конкретно - куча пошаговых затруднений. И ошибка в каждом опасна смертельно. С чем бы это сравнить? Вот есть у человека геморрой в заднице. Нет, вы предлагаете устроить задницу внутри геморроя. Допустим, что это удалось. И тогда у нас что? И тогда у нас встаёт во весь свой не хилый рост задача номер три.
  Задача третья. Новообразованные конструкции будут не в холодном сне лежать. А воевать. Находясь в полностью враждебном окружении. Без тылов. Без обеспечения, полностью на подножном корму. Более того - без друзей и союзников. Новых Людей в расчёт принимать следует как пособников врага, даже не как нейтральную сторону. То есть, ваши новые тела обязаны быть приспособлены к разным источникам сил. В том числе и излюбленному демоническому, то есть питанию чужой кровью.
  А теперь представим себе вполне реальный итог - гибель в бою. Способности к самовосстановлению не справились, врагов оказалось слишком много, удар случился неожиданный - не важно. Что там у нас должно произойти? Правильно, происходит процесс разделения души и тела. А тело-то у нас какое? Правильно и совершенно верно. Тело у нас демонизированное. Поэтому и у души также изменён ряд частотных характеристик. Целый комплекс вынужденных изменений - при запихивании Изначальной души в демонизированное тело. И что произойдёт с такой душой? Такая душа станет очень чувствительной к воздействиям планетарного демона. Эфирные воронки могут оказаться посильнее обычного водоворота на реке. И вас затянет прямиком в личную Цитадель планетарного демона. И можете быть совершенно уверены - вас там раскусят очень быстро. Причём в обоих смыслах раскусят. А потом прожуют и проглотят. И вы, в конце концов, рискуете стать не просто пищей. Вы рискуете стать Пряностью. Да планетарный демон ради такой Пряности себе ещё один хвост отрастит, специально для вас! Это сколько усилий насмарку пойдёт? Да он на той Пряности, что из вас получится , вдвое больше армий изготовит, чем вы уничтожили и уничтожите общими усилиями! И вы мне что, вы мне предлагаете принять участие вот в ЭТОМ?!!..
  Несколько мгновений звенящей тишины сменились мягким голосом Тикки.
  - А что делать? Ты забыл про Чёрные Порталы? Ты забыл про Мёртвый Портал? Ты забыл, что начнётся после того, как мы уничтожим Цитадели? Тотигусигарий и ему подобные смогут протянуть несколько тысяч лет. А потом они либо уйдут сами, либо их попросту выбросит из их тел.
  - Из их тел их души уйдут в Пространство Ожидания. А из ваших демонизированных тел - куда?
  - А вот над этим придётся поработать. Лично мне пока что видится два выхода. Первый - наше одиночество закончится. Что Гргур, что крошка Ру - не сердись, суровый ты наш, - последнее время работали и в паре, и даже в команде. Мне придётся чуть сложнее, но это не имеет значения. Мы будем жить сообществом. Что-то вроде ковена магов. И в каждом обязаны будут быть Соединённые. Желательно - несколько пар. Кое-какие операции из области магии крови, - и погибшие в бою начнут затягиваться не в Цитадель Вторгшегося, а в тела своих собратьев. Конечно, тут будет забавно, когда дети начнут рожать тела для своих родителей, но, думаю, мы с этим разберёмся.
  А вот второй выход более неприятен. Но необходим, если мы на самом деле стремимся избежать участи Пряности. Разумеется, мы все понимаем, что уход из наших будущих тел в Пространство Ожидания желателен, но практически невозможен. Разве что уж какая-то особо особенная гибель в бою. Ряд изменённых частотных характеристик внешней оболочки души не даст душе уйти в Пространство Ожидания. Барьер не пропустит. Но вот за пределы Серого Кокона - уйти удастся вполне. Так что в случае безвозвратной гибели пусть лучше силы нашей души расходуются на преодоление выхода из закрытой системы, чем на прокорм планетарного демона. Пусть наши сути начнут всё заново - где-то на другой планете. Если это произойдёт, это окажется нашей личной потерей, не более.
  Пойми, Митра. У тебя практически нет выбора. Часть твоей души уже в Пространстве Ожидания. Твоё будущее уже определено. Тотигусигарию и ему подобным мы даже предлагать не будем. Им это просто не по силам. ЛЛиу-РРи - только уход. Изначальные души в Изначальных телах, пусть и остановленных в развитии, - наш путь не для них. А наш путь - это наш путь. Мы выбрали его сами.
  Митра, друг наш. В глубине своей души, возможно, той её части, что находится сейчас в Пространстве Ожидания, - ты понимаешь, что мы правы.
  Планету нельзя оставлять без присмотра.
  Мы не сможем многого - да. За что-то мы вообще не будем браться. Но иногда наше участие сможет оказаться единственно спасительным. Самый яркий пример - приглядывание за пусковыми артефактами Чёрного и Мёртвого Порталов. Сам знаешь: сила не всегда побеждается грубой силой. Иногда знание и умение значат больше. Это наш выбор, Митра. Просто помоги, чтобы наши усилия не пропали зря. Мы же никого не зовём с собою. Более того - мы поставим преграды для желающих. Наш путь - не общий путь, но это - наш, только наш путь.
  
  Митра издал глубокий, рычащий, нутряной звук. Помотал головой. Вздохнул. Ещё раз вздохнул. Оглядел друзей и соратников. Словно вбирая в себя отражения их сущностей.
  - Посмотрим. Время ещё есть. Во всяком случае, теперь понятно, зачем вам чёрные книги человеческих магов... Ну что же, меня вы удивили. Посмотрим, как встретят ваше жгучее желание в Лесу. Собирайтесь. Мы отправляемся в Лес ЛЛиу-РРи.
  
   37-06
  Лес ЛЛиу-РРи. Единственное место на поверхности планеты, где возможно хотя бы частично, малую капельку - но ощутить в полную силу мир планеты до Вторжения. Другое состояние. Состояние всего. В первую очередь - самого пространства. Среды, необходимой для существования. Существования всего сущего в сих местах. Живые деревья, объединённые в нечто целое, большее, чем простая сумма из сложенных вместе произрастающих. Тотигусигарий, во время обучения, очень любил обмен чувствами через дальнее слияние. Это когда ты прижимаешься спиною к одному дереву, а твой учитель делает то же, но вдали от тебя. И вот постепенно ощущение своего тела и ощущение рядом произрастающего сливаются в нечто единое цельное. Ты ощущаешь листья на верхушках, как волосы на голове. Ты ощущаешь, как ступни будто сливаются с корнями. Ты ловишь покачивание ствола под ветром кончиками своих пальцев, ощущающих, как упруго напрягаются корни, удерживающие ствол. И ширится, и тянется вдаль осознанное ощущение окружающего мира. И вдруг - ты начинаешь чувствовать что-то ещё. Миг, и ты понимаешь, что это - кто-то. Потом узнаёшь внутреннее состояние твоего учителя, знакомое по долгому обучению с глазу на глаз. А потом, когда упражнение оканчивается, учитель долго проверяет тебя, например, что ты ощутил во время первого касания душ? Каким глазом тебе было подмигнуто, левым или правым?.. А потом делаешь то же самое, но только уже без учителя, уже только для себя. И так знакомишься с Лесом, впуская его душу в себя, как он пускает твою. И через какое-то время, когда ты уже готов, происходит воистину Касание Душ. То, что можно ощутить, но нельзя пересказать словами Новых Людей. А ещё немного позже для Касания Душ даже нет необходимости соединяться с деревом. Однажды возникнув в полную силу, это ощущение всеобщей цельности становится привычной и необходимой частью и твоего внутреннего мира. И тогда возникает слабое понимание того, почему ЛЛиу-РРи никогда не покидают своего Леса...
  К сожалению, всё не так хорошо, как хотелось бы. Центральная часть Леса, где живут бывшие Старейшие Мировых Деревьев и ЛЛиу-РРи класса Иллико, те, чьей ауры никогда не касалась чужая смерть, - закрыты для твоего чувствования. Ты понимаешь, что это правильно, это необходимо, это единственно возможное решение. Центральная часть Леса - это место, откуда ведётся непрерывная битва внутри Матрицы Реальности планеты. Битва между Живыми и планетарным демоном, личным посланцем Первого Проглота, тоже бывшего когда-то Живым, но ставшего породителем мёртвого существования нашей Вселенной. И твоё присутствие, пусть даже с самыми добрыми намерениями, может оказаться песчинкой в глазу. А зачем засорять глаза предсмотрящим в глубинную суть мира?
  И тогда ты поднимаешь глаза и с тоскою смотришь внутренним зрением своей души на слабо поблёскивающую плёночку, подобную поверхностному натяжению воды. Пограничное образование, характерное для соприкасающихся сред. Воздуха и воды, например. Или жидкостей с разной плотностью. Или вот это - граница пространств разного внутреннего качества.
  Ты смотришь и понимаешь, что когда очередная цель в битве с планетарным демоном будет достигнута и Цитадели падут, придёт окончание и бытию Леса на поверхности планеты. Морские бродяги, неизвестные герои невидимых битв с чудовищами Цитадели Р'Льех, бывающие по своим нуждам в Лесу, рассказывали, что когда невод забрасывают особо глубоко, в него иногда попадается рыба, которую внутреннее давление разрывает при подъёме в воздух. После падения Цитаделей произойдёт нечто подобное. Состояние пространства в Лесу и состояние пространства на всей планете станут столь различны, что внутренняя сила пространства Леса попросту разорвёт в клочья защитную оболочку своего пространства.
  И тогда пустота разобщённости опустится на Лес. Уснут все произрастающие. И только резкая боль в результате гибели или ранения, например, удара топором, - лишь на краткое время пробудят повреждаемое произрастающее. А что случится с Изначальными, - лучше и не задумываться. Спокойнее будет.
  ...Ах, планета-планета, что же ты не поможешь детям своим?..
  А что - планета?
  Планета - это тоже живое существо. Только другого качества. А планетарный демон класса "Господь" не в силах покушаться на души планет. Слаб-с. Сейчас Первый Проглот вообще не намерен допускать существования демонов подобной силы. Потому что помощники такой силы способны покуситься на первенство и постараться стать главнее своего изготовителя, а того схарчить. Были подобные в своё время. Именно для их заточения и было сооружено особое место содержания, известное как Межпространство.
  Поэтому планетарный демон не привлекает внимания планеты, во всяком случае, старается это не делать. Он работает с людьми. А разве человек обращает внимание на деятельность Мельчайших, живущих на его коже? Пока они не начинают разрабатывать в промышленных масштабах его плоть, изымая её для своих нужд в открытых карьерах язв, к примеру. Тогда - да, тогда человек начинает применять всяческие примочки и прочие процедуры. Даже не задумываясь, что он губит цивилизацию микроскопических паразитов, уверенных в своём праве делать то, что они делают. Но подобное с планетой происходит, как правило, ближе к концу техно-технического периода существования пищевого человечества.
  
   37-07
  Обсуждение на гостевой поляне, в присутствии ЛЛиу-РРи класса Иллион и двух ЛЛиу-РРи класса Илларион показало, насколько серьёзно жители Леса восприняли данную тему.
  Перед ЛЛиу-РРи стояла та же проблема. Что делать дальше, когда усилия по уничтожению Цитаделей наконец-то дадут результат. Система закроется ещё больше. Защитная плёнка, невидимая силовая преграда, удерживающая качество пространства над определённым размером земной поверхности, конкретно - Лесом, - перестанет выполнять свою работу. После чего - неминуемые вырождение и гибель в итоге. Путь даже эта гибель и растянется на тысячи лет.
  Таким образом, тема помощи плавно перетекла в тему взаимопомощи. Необходимость объединения сил для решения задач по приспособлению Живых к бытию в условиях тотального господства мёртвого существования, - налицо.
  Задача по обеспечению будущего ЛЛиу-РРи оказалась одновременно и проще, и сложнее. Проще, потому что выход представлялся один-единственный. Эвакуация в один из слоёв брамфатуры планеты. Причём эвакуация полная. То есть и ЛЛиу-РРи, и сам Лес. По крайней мере, хотя бы его центральная часть, преображённая из плоти Мировых Деревьев.
  Сложнее, потому что речь в данном случае идёт не о душах, а о телах. То же Пространство Ожидания - это особая область пространства, всё в той же брамфатуре планеты, где могут пребывать души определённого качества. Определённого объёма. Определённой степени развития. Определённой силы. Такие души способны находиться в сознательном состоянии и без использования тела. Да, отсутствует непосредственное развитие. Да, изоляция. Но нахождение в состоянии внутреннего созерцания - это тоже определённого рода работа. И в условиях длительного внутреннего созерцания большой группы душ в небольшом пространстве тоже можно кое-чего добиться. Пример? Пожалуйста. Известно, что ещё Ратнар создали условия для того, чтобы души людей, конкретно - Старых Людей, - также могли после насильственной смерти их тел уходить в Пространство Ожидания. Но там, как более слабо развитые структуры, подобные души неизбежно впадают в сон. Так вот. Внутренняя работа более развитых душ способна со временем вывести из данной спячки своих слабейших собратьев. Ну а усиление концентрации бодрствующих душ тоже может преподнести сюрпризы. Настолько странного и неожиданного свойства, что заранее и не предугадаешь. Всё-таки Живое подобие Абсолюта - это серьёзно. Какое-то взаимодействие с внешним миром обязательно произойдёт. Да с той же точкой Абсолюта, упрятанной в сердцевине звезды. Тело звезды, необходимая прослойка, появляющаяся при прямом и непосредственном проявлении Абсолюта в нашей Вселенной, разная частотность пространств слоёв брамфатуры - всё это, по большому счёту, - не преграда. Подобное притягивается к подобному. И - кто знает? Может быть, именно усилия душ Пространства Ожидания как раз и станут ключом к раскрытию системы?
  
  Уход Леса в эвакуацию тоже необходимо решить так, чтобы ушедшие являлись не пленниками бессильными, а деятелями. Активно влияющими на происходящее с планетой непотребство. Если миллион муравьёв топнет одновременно, земля содрогнётся. Если множество мелких усилий в одном направлении сольются в одно, - получится большое усилие.
  А сила, как известно, это способ изменения мира. Сила тела. Сила оружия. Сила ума. Сила духа. Именно поэтому пробные образцы серишетов уже несут в массы Новых Людей идею покорно дождаться некоего момента, когда падёт царство силы. И наступит, продолжая тему, - царство слабости. Когда нет силы, как это называется? Правильно, слабость.
  Когда правитель Загриба совершил своё известное деяние по отношению к почитанию предков в захваченном им городе Карданарилл, местные люди собрались у захваченного дворца правителя. Собственно говоря, сама смена правителя их особо не взволновала. Один человек с одними воинами сменился другим человеком с другими воинами. Не велика важность. Город ремесленный, его грабить да разорять себе дороже. Разбегутся умеющие люди, вот тебе ни налогов с производителя, ни пошлин торговых с купечества. Это-то все понимают. Но вот насильственная замена почитания предков на преклонение перед чужим богом Зат'Так, - это он зря. Трудящееся население города вышло перед захваченным дворцом правителя. Вышли без оружия. Но пришли все. Стояли плотно, плечом к плечу. Молча. И у каждого горел в сердце маленький огонёк гнева на несправедливость. Когда человек поддерживает в себе какое-либо состояние, он совершает определённую внутреннюю работу. Что отражается и на его ауре, невидимой большинством людей оболочки вокруг тела. А когда сие деяние происходит столь массово, когда муравьи топают одновременно, сотрясаются незримые части мира. И у рослых гвардейцев за ростовыми щитами тоже подрагивали коленки и постукивали зубы от этого совместного объединённого грозного молчания. И удачливый захватчик не выдержал этой незримой, но гнетущей атмосферы внутри дворца. И выскочил на стену над воротами во дворец. Начал кричать на собравшихся, карами разными грозить. И тогда внимание всех собравшихся сконцентрировалось на нём. На его виде. На звуке его голоса. И помер человечишко. Сердчишко не выдержало, лопнуло от напруги. И ведь это сотворили обычные люди, Новые Люди, созданные, чтобы стать кормовой базой планетарного демона!
  Нет, не зря столько серишетов проповедует столько разобщающих учений. Сила объединения даже малых и слабых душ способна изменить мир. Это только царство слабости не к чему не способно. А уж на что окажутся способны Изначальные души в Пространстве Ожидания, - то узнаем позже...
  
   37-08
  Работа кипела. Митра отправился в горы Ур-Ра-Ган, где в глубоких пещерах, в местах выхода коллатералей планетарной ци, спали последние из Ратнар.
  Впрочем, как - спали? Нет, большую часть времени они действительно проводили в своих саркофагах, где поддерживалось хоть какое-то, но всё же подобие энергетики более раннего периода, когда Куб ещё не пал и энергоподдув из внешнего мира был посильнее. Но достаточно регулярно они покидали свои убежища и занимались разными полезными делами. Например, изготавливали знаменитые стрелы Золотокожих. Способные, в частности, уничтожать даже маго-технические и техно-магические устройства, вроде виман Цитадели Драг-Упсар.
  Второй, основной обязанностью оставшихся Золотокожих являлась передача знаний в случае необходимости. Прямой доступ в Память Планеты оказался практически перекрыт после падения Куба. Разрушились незримые дороги, упали невидимые мосты, рассыпались ладьи перевозчиков душ семо и овамо ...
  В своё время Ратнар выбрали из добровольцев самых подходящих и закачали в них самые разнообразные знания, пока это ещё было возможно. И данное решение уже оправдалось многократно. Воспитанники Ратнар, молодые боги вроде Митры, уже не раз и не два будили спящих, чтобы вобрать в себя необходимые сведения. Благо, что для данной работы необходимость покидать саркофаг отсутствовала. Золотокожий открывал глаза, отвечал на вопросы и снова погружался в дрёму. Пока не накапливал сил, чтобы временно покинуть своё личное убежище и заняться чем-то полезным.
  Охрану спящих и прочее осуществляли Старые Люди. Как известно, Старые Люди - это существа, при создании которых в Матрицу Реальности ещё не были внесены поправки о необходимости старости и смерти. Закон смерти в будущем станет обязателен для всех обитателей планеты, за исключением свиты Вторгшегося. И помощники спящих легенд былого, в принципе, при удачном стечении обстоятельств, вполне могли дождаться раскрытия системы и пробуждения спящих...
  
   37-09
  Сложив воедино все имеющиеся знания, решение нашли. Подходящий отсек брамфатуры планеты определили. И даже заслали группу разведчиков, куда вошли ЛЛиу-РРи класса Иллион. И вот тут обозначились первые сложности. Отправка, разумеется, производилась посредством телепорта. Иного средства сообщения между слоями реальности планеты разных временных и пространственных характеристик просто не предусмотрено самой планетой. Для чего данные пространство нужны самой планете - вопрос другой. Хотя, в общем-то, в сравнении становится понятно. Берём то же человеческое тело. Есть органы, закрытые от контакта со внешней средой. Есть органы, предусматривающие постоянное взаимодействие со внешней средой. Иные органы могут обходиться без каких-либо микроорганизмов, но могут и допустить в себе существование неких посторонних жильцов, лишь бы не мешали. А другие органы прямо предусматривают постоянное сожительство и взаимодействие в процессе бытия с самыми разнообразными Мельчайшими.
  То же и с планетой.
  Так вот, данный отсек брамфатуры подходил по целому ряду условий. Во-первых, там будет возможно поддержание существования тел. Без необходимости их разлучения с душой, как в том же Пространстве Ожидания. Уже хорошо.
  Во-вторых, что также очень важно, данный пространственно-временной объём был относительно закрыт от проникновения в него структур мёртвого существования. В каком смысле - относительно? Ну, сам процесс проникновения в "пространство Леса", как его уже стали называть планировщики в лице Митры, ЛЛиу-РРи и Девятижды Возвращающихся, - был возможен. Но вот нахождение там мёртво-существующих вызывало реакцию пространства, подобную реакции человека, у которого в глазу соринка или в горле першинка. То есть, нахождение в данном отсеке брамфатуры, а уж тем более ведение там боевых действий незамедлительно привлекало внимание планеты. Что, само собою, не входило в планы планетарного демона.
  Вы спросите, почему же Золотокожие избрали уход своих душ в Пространство Ожидания, а не уход в своих телах в данный пространственно-временной карман? На это также существовали свои причины.
  Первая причина заключалась в разном ходе времени. ТАМ время текло намного быстрее. Это выяснилось моментально. Разведчики ЛЛиу-РРи отправились на восходе, сразу же после Хора Рассвета, до сих пор бытовавшего среди Изначальных душ со времён до Вторжения. После следующего Хора Рассвета с ними связались по Объёму Представления. После чего обе стороны с удивлением узнали, что пока в Лесу прошли день и ночь, ТАМ прошло всего ничего. По словам разведчиков, они даже осмотреться толком не успели. Только-только перенеслись сюда, а и нате вам - тут же вызов!
  Вторая причина заключалась в попутно изменении тел. Когда спустя сорок дней по времени Леса разведчики вернулись, то все просто ахнули, - рост вернувшихся не достигал и половины своего же роста до отправления в разведку. Тело самопроизвольно уменьшалось в объёме, сохраняя при этом прежние пропорции.
  Причём процесс возвращения своих прежних размеров занял в три раза больше времени!
  Разумеется, сразу же возникло опасение, что пребывание в тех местах превратит всех попавших туда в существ размером с мышей, а то и комаров, или даже в Мельчайших. Митра снова отправился спрашивать спящих Ратнар, а группа добровольцев ЛЛиу-РРи - снова в "пространство Леса". Пробыли они там разное время, если за счёт брать течение времени на поверхности планеты. Но рост у всех по возвращении оказался одинаковым: чуть меньше половины своего прежнего проста, всё строго индивидуально.
  После возвращения Митры многие опасения рассеялись, но взамен появились сомнения. Ведь известно, что ряд возможностей напрямую зависит от размеров тела. Всё дело в размерах ауры, в её способности входить в некие резонансные отношения с энерго-информационными потоками планеты. Получалось, что терялось очень многое. Ну просто очень многое. Нет, конечно же, после возвращения на поверхность планеты всё со временем восстанавливалось, приходило в норму. Но становилось понятно, что уход в будущее "пространство Леса" стоит делать только насовсем. То есть, использовать данный пространственно-временной отсек брамфатуры в качестве убежища, схрона, логова - не получится.
  Конечно же, для тех, кто не запрограммирован на обязательную смерть тела, проблема времени стоит менее остро. В чём-то так даже лучше. Меньше времени на ожидание уйдёт в смысле личного счётчика времени.
  Однако, встаёт другой вопрос. А им, собственно говоря, чем там вообще заниматься? Почти все способности утрачиваются , и что остаётся делать?
  - Веселиться, - сказал Митра.
  Все в недоумении посмотрели на него, пришлось, разумеется, пояснять.
  Всем известно, что существует тесная связь между внутренним состоянием и внешним обликом. Если тебе весело, ты улыбаешься. Если тебе грустно, выведи на своё лицо улыбку и подержи её там. Через какое-то время твоё настроение начнёт улучшаться.
  Планетарный демон нагнетает атмосферу страха, постоянного опасения всего, подозрительности ко всему, загоняет массы Новых Людей в состояние постоянной тревожности, заставляет тратить энергию тела на создание и поддержание состояния беспомощности перед внешним миром. Это опускает руки перед завоевателями, чем облегчает завоевание. Это заставляет тела постоянно испускать пищевые и комфортные для мёртвого существования излучения ауры.
  Будущее "пространство Леса" - часть организма планеты. Излучая веселье в нутро планеты, можно сделать, или, во всяком случае попытаться сделать, - благоприятнее состояние на её поверхности. Не зря же Ратнар сочли необходимым оставить столь много сведений именно о данном отсеке брамфатуры.
  Забегая вперёд, можно сказать, что данные предположения подтвердились опытным путём. Группа добровольцев ЛЛиу-РРи переместилась в будущее "пространство Леса", дабы опробовать на себе пребывание там. Надо сказать, что пересаженные из центральной части Леса произрастающие, произошедшие в своё время из плоти уцелевших от пожирания Струящимися Пещерами Стикса Мировых Деревьев, - отлично там прижились. Ну прямо как там и были. Разумеется, местные особенности видоизменили их внешний облик. Но они сохранили даже способность выращивать из своей плоти Ягоды, прямо как во времена Прыгающих по Ветвям.
  Да и слова Митры насчёт веселья также попали в точку. Бывшие Старейшие специально отдали часть своего времени на исследования последствий безудержного веселья добровольцев ЛЛиу-РРи. Первые лет четыреста эффекта не наблюдалось совершенно. Но вот уже ко времени падения Цитадели Вавван, первой из уничтоженных Цитаделей Коцита, - появились слабые проблески общего улучшения состоянии в эмоциональной ауре планеты.
  Немного раньше падения Ваввана выяснилось ещё одна особенность "пространства Леса". А именно: регулярное самопроизвольное открытие порталов, соединяющих данное пространство с поверхностью планеты. Один раз даже в такой портал угодил представитель Новых Людей. Когда он оттуда вышел, оказалось, что мир людей изрядно постарел и в его родном селении его самого помнили только те, кто ко времени его исчезновения были детьми.
  Попутно выяснилась ещё одна особенность "пространства Леса". Пластичность для мыслеформ. Говоря попросту, представители Новых Людей, время от времени всё-таки сваливающихся туда через самопроизвольно открывающиеся порталы, видели не то, что происходило на самом деле, а том, что они домысливали себе на основе увиденного. Желавшие привычных утех желудка даже пьянели от воображаемого вина.
  Проблему самопроизвольных порталов исследовали, но удалось выяснить только то, что они возникают достаточно регулярно. Было даже высказано предположение, что таким образом планета как бы "проветривает" данное закрытое пространство, как необходимо проветривать закрытую комнату в человеческом доме, оберегая дом от атмосферы затхлости. Впрочем, более подробные исследования пришлось отложить до раскрытия системы и получения доступа к сведениям о детальном устройстве планеты.
  И ещё одно. Забегая очень далеко вперёд, нельзя не отметить следующий факт. Все представители Новых Людей, временно попадавшие в "пространство Леса", уже после общей эвакуации всех ЛЛиу-РРи, являлись обязательно одушевлёнными, хотя бы по минимуму. Нет, конечно же, по условиям до Вторжения подобные души душами считаться не могли бы. Подобные искорки пред-душ, образующиеся в пространстве планеты в результате всеобщего одушевления в процессе Хора Рассвета, собирались вместе Зеркалами Сутей, чтобы, после достижения определённого объёма, начать формировать вокруг новой самостоятельной души тело. Тело Прыгающего по Ветвям.
  Но, тем не менее, проваливающиеся в порталы представители Новых Людей полного эгрегорного управления, то есть неодушевлённые в узком смысле сего слова, - проскакивали со свистом куда-то дальше. И обратно из этого "дальше" не возвращались. Во всяком случае, в "пространстве Леса" они больше не объявлялись. Ну что тут можно сказать? Наши знания далеко не совершенны. А умения - тем более...
  
   37-10
  
   Проблема частичной демонизации тел - наоборот. Оказалась и более сложной, и более простой одновременно.
  Более сложной, потому что ни с чем подобным никому из Живых ранее сталкиваться не приходилось. Подумать только! Какая странная попытка совместить несовместимое. Живую душу, да не просто вот тебе тусклую искорку дрожащего пламени свечи, готовую угаснуть от малейшего воздействия извне, то есть душу Новых Людей. Нет! Исполненный глубокого внутреннего огня кристалл, блистающий солнцеподобным светом со всех своих граней и плоскостей. И куда! В демонизированное тело. То есть структуру совершенно иного диапазона частот вибраций.
  Всё в этом мире движется. Только движение одного относительного другого заметно для Новых Людей. Вот движется зверь между деревьев. Деревья стоят, зверь перемещается, - заметно, однако. Но уже биение сердца и движение крови по жилам, - не видят глаза Новых Людей. Нет, ежели, скажем, горлышко перерезать на большой дороге проходящему купцу, то сперва тело развернуть требуется, чтобы кровь вытекла, но одежду не запачкала. Одежонку-то ещё снимать да продавать!.. Снаружи глаза Новых Людей видят, а вот внутри уже нет. Ну кто сможет углядеть, как гудит электронное облако вокруг атомного ядра, к примеру? Да Новые Люди того времени и слов-то таких не знали....
  И вот поставлена задача: совместить внешне несовместимое. Это как воду в решете носить. Нет, это для людей чудеса в решете: дырок много, а выскочить некуда! А воде так вот и каждая дырочка - путь широкий. Ну и как удержать воду в решете, то есть Живую душу в демонизированном теле?
  Задача, однако.
  И не просто задача, а задача сложная. Как сделать так, чтобы массовые убийства будущего оказывали своё действие не на душу, а на демонизированное тело? Ведь Девятижды Возвращающиеся - почему так? Потому что прерывание чьей-то жизни всегда, подчёркиваю - ВСЕГДА - оказывает своё воздействие на души всех одушевлённых, присутствующих при этом. И если представить, - для Новых Людей, - душу как вертящийся внутри человека небольшой светящийся столбик, то прерывание чужой жизни оказывает тормозящее воздействие. Как цепляет чем-то в момент разлучения чужой души с телом. И если затормозить до определённых пределов, меняется качество вертящегося. Это сравнение, вестимо, но тем не менее.
  А ведь бой - это всегда уничтожение. И пусть они Изначальные души, то есть образования другого качества. И пусть они прошли через смерть своих тел в Струящихся Пещерах Стикса (высоким душам такая смерть вредит лишь пленом и удержанием, но не повреждением и разложением). И пусть все их действия руководствуются не личной выгодой (что очень сильно меняет душу в сторону её увкуснения), а высокочастотными целями и устремлениями. Всё равно частое прерывание жизней даже Новых Людей, даже Низших Коцита, - неизбежно оказывает своё воздействие.
  Зря, что ли, планетарный демон плодит большие количества Низших? Пусть даже оборудованных коллективной душой вместо индивидуальных? Это первые образцы Низших снабжались заменителем коллективной души. Дальше-то Сидящие возле Куба приноровились, как можно использовать туман пред-душевности, разлитый вокруг планеты. Были изготовлены подобия Зеркал Сути, оставшихся бесхозными после гибели Мировых Деревьев. Сами Зеркала Сути бросили на работу с пленными Изначальными душами. А подобия Зеркал - на образование коллективных душ. И как только это получилось, Низшие стали пусть формально, но одушевлёнными. Чем сразу было достигнуто несколько целей. И если основная цель - создание пищевой базы, то главная боевая цель - противодействие Девятижды Возвращающимся. Вынужденным именно из-за необходимости прерывать чужие жизни время от времени проходить через смерть своих тел и самим. Да вот только запас подобных перерождений оказался достаточно ограниченным...
  Вы спросите: а как же легендарные Золотокожие, уничтожившие гораздо больше вражеских воинств? А они действовали иным образом. Если планетарный демон использовал принцип Зеркал Сути для пищевых целей, то Ратнар делали то же самое для боевых. И когда планетарный демон бросал в бой очередное воинство мёртвого существования, Золотокожие просто-напросто изымали этим своим оружием, (доступным для использования, к сожалению, только ими) искорки пред-душ из тел Низших Коцита. После чего собранное концентрировалось - и в результате на свет появлялся очередной представитель Старых Людей. Рождался он в зоне правления Ратнар, так что тут всё было нормально. Конечно, из одного войска набиралось одушевлённости худо-бедно на одного представителя Старых Людей, но и маленькая рыбка лучше большого таракана.
  А ликвидация неодушевлённой подвижной массы никаких отрицательных последствий не имеет.
  К сожалению, Девятижды Возвращающиеся не всегда работали на пару с Ратнар. Ряд заданий, особенно по перехвату диверсантов Куба, могли выполнить либо сами Золотокожие, либо они. Даже Старые Люди не всегда могли исполнить данную задачу. А если диверсант успел стать резидентом среди Новых Людей и смог использовать их для своей защиты, - приходилось снова лить одушевлённую (пусть даже формально) кровь.
  Да и сами Новые Люди - то ещё образование. Они практически все отождествляли себя со своими телами. Разум - это функция души. Нет определённой концентрации души - нет и разума. А ум - это функция тела. Ум аморален, ум рассматривает душу как нечто умозрительное. Вот почему иные Новые Люди способны сами увкуснить себя своими действиями чуть ли не до образовании Пряности.
  Вы спросите, а почему возникло такое сильное отличие между Золотокожими и Девятижды Возвращающимися? Вроде бы и те и другие прошли через смерть своих тел в Струящихся Пещерах Стикса. Вроде бы и те и другие из Изначальных душ. Стало быть, и качество их обязано быть приблизительно одинаковым.
  Э-э-э, не всё так просто.
  Достаточно сказать, что планетарный демон - это не разбойник с большой дороги. Планетарный демон - это колоссальный опыт мёртвого существования. Это многие знания и многие умения. Голимый плен, простое удержание пойманной души в неподвижности - это только начало обработки. А потом идут опыты по соблазнению. В окружение Зеркал Сути отправлялись непоколебимые души. Тут действительно всё оканчивалось удержанием в неподвижности и слизыванием пенок с пленённой души, когда вращающиеся Зеркала Сути вновь и вновь возвращались к пленённой душе своей выеденной стороной.
  А вот души, прошедшие только начальный цикл развития и оказавшиеся подверженными определённым соблазнам, - тут всякое могло случиться. Начиналось всё, как правило, с использования праведного гнева пленённой души. А дальше предлагался выбор действий. Происходило всё на уровне мыслеформ, конечно же, а вот последствия от совершенного действия - вполне реальны...
  И ряд Изначальных душ всё-таки удалось довести до съедобного состояния.
  Сами знаете: коготок увяз - всей птичке пропасть.
  Так что когда вернувшиеся на планету души, уже прошедшие полный цикл своего развития на планете, и более известные впоследствии как Гвардия Серебряных Рук, - сокрушили Струящиеся Пещеры Стикса и выпустили на волю пленённые планетарным демоном души, - состояние освобождённых оказалось разным.
  Вот почему из одних получились Золотокожие, а из других - только Девятижды Возвращающиеся....
  И, кстати. Понятие ада, места вечных мучений, характерное для целого ряда религий, этих внешних мотиваторов поведения Новых Людей, - появилось не случайно. Случайности - это вообще глубоко закономерные вещи. Понятие преисподней, инферно и так далее - возникло в результате деятельности относительно развитых душ в телах Новых Людей, сумевших подсоединиться (когда индукционно, а когда и напрямую) к Памяти Планеты и выцепить оттуда часть имеющейся там информации. Произошло это, разумеется, в результате длительной и глубокой концентрации на теме страданий и загробного мира. В итоге произошло некоторое смешение информационных потоков. Совместились сведения о страданиях Изначальных душ в Струящихся Пещерах Стикса, а также сведения о порядке производства Пряности в теле планетарного демона. Плюс осколки увиденных ритуалов человеческих магов, плюс разные крохи из других источников. Вдобавок вся эта каша, уже изрядно перемешанная сама по себе, исказилась в результате прохождения через дневное сознание Новых Людей, принимавших эти сведения. Не исключено, что всё-таки прорвались и какие-то личные воспоминание из прошлой жизни. Сами понимаете, что одноразовые пред-души пищевого человечества, полностью съедаемые после смерти тела, по определению не могут обладать душевной силой, необходимой для подключения к Памяти Планеты в условиях закрытой системы. А что в итоге?
  А в итоге: "Вот такая вот вышла загогулина".
  Конец цитаты.
  В хорошем смысле этого слова - "конец".
  
   37-11
  Итак, частичная демонизация тел.
  При сохранении качеств Изначальных душ.
  Были загружены проблемой спящие Золотокожие. Известно, что мозг, этот привычно-материальный объект, есть коммуникатор между дневным сознанием тела и запасниками души, именуемыми иногда "подсознанием". И что даже у спящего тела мозг способен трудиться уж если и не на всю катушку, то и не спать уж точно.
  За данную проблему взялись в центральной части Леса. Даже заинтересовавшиеся Старейшие уделили сему вопросу толику внимания.
  И, разумеется, сами Возвращающиеся Девятижды, хотя и не кошки, - тоже трудились изо всех сил. В свободное от основного занятия время, само собою, - противостояние Цитаделям никто не отменял.
  Забегая далеко вперёд, можно сказать, что решение задачи всё-таки было найдено. И оказалось простым, как им всё гениальное. Перемычки. Просто - перемычки. Ещё можно сказать - распорки. Или - соединительные тяжи. Решение пришло практически во все головы одновременно.
  Во-первых, принцип поверхностного натяжения на границе сред. Как удерживается качество пространства над Лесом ЛЛиу-РРи? Вот так вот и удерживается. С трудом, дрожит, но держит. То же и с Изначальной душой. Душа определённым образом капсулируется. В своеобразном защитном коконе. По идее, душа пронизывает всё тело. И у нормальных Живых нормально именно это.
  Демонизация тела осуществлена поверхностная. В духе попыток демонических поделок Цитадели Вавван. Это значит, что тело принимает некробиотическую энергию окружающего мира, то есть энергию боли, страдания, смерти, усваивает эту энергию и подпитывается ею. Вовне тело открыто. И любой видящий увидит перед собою именно демонизированное тело, а не что-то иное. "Запрещая другим, разрешать себе", - это один из основополагающих принципов мёртвого существования. Лишая Новых Людей возможности прямого видения (путём изменений в конструкции шаблона тела в Матрице Реальности), чтобы получить возможность обманывать их и управлять ими, для себя мёртво-существующие не закрыли ни одной из имеющихся возможностей. В том числе и умение видеть.
  Но вот внутри тела, на границе привычной и непривычной материальности, также образуется нечто подобное плёнке поверхностного натяжения. Оберегающей уже мёртво-существующее тело от контакта с Живой душой. (От разрушения, от чего же ещё!)
  Управление двигательными функциями тела - опосредованное, через эти самые распорки. Что требует определённой тренировки, но в целом проблема решаемая. Не сложнее, чем научиться ходить с помощью костылей утратившем ногу или ноги. При хорошей тренировке скорость управления телом совершенно не страдает.
  Ещё одной приятной неожиданностью оказалась возможность работать душой. Но тут уже появился целый ряд ограничений. Во-первых, вовне может проявляться только что-то одно. Или тело, или душа. То есть, либо душа сидит в своём коконе и управляет движениями тела, либо тело лежит в бессознательном состоянии, а душа получает возможность выбираться наружу через очень тоненький канал.
  Во-вторых, полностью исключалась возможность прямого подключения души к объектам непривычной для Новых Людей материальности. Только индукционно. Только без прямого контакта. Это сильно затрудняет процесс общения даже с оставшимися доступными секторами Памяти Планеты и так далее. Но, как говорят Новые Люди, за неимением королевы имеют и горничную. На безрыбье и рак рыба, на бесптичье и жопа соловей. И будьте довольны, что получилось хотя бы так. И так уже получилось даже лучше, чем рассчитывали.
  В первую очередь это "лучше" коснулось тела. Тело приспособлено к восприятию некробиотической энергии? Ну что же, пусть и воспринимает её. Всю. Полностью. Без остатка. Не допуская до души. А вот душа будет в это время испытывать горечь. Что попросту великолепно. Горечь - это прекрасное лечебное средство. Завелись в теле Новых Людей те же глисты. Что делать? Берётся трава полынь, толчётся в ступе - и внутрь. Горечь глистов гонит. Горькое болезни отпугивает, а сладкое - привлекает. И так далее.
  Или, скажем, почему на человеческих свадьбах принято кричать "Горько!" - ? Это связано с теми временами, когда браки заключались не по воле жениха и невесты. И преследовали определённые ритуальные цели. А что такое ритуал? Это определённый ряд действий для получения определённых результатов. И введение себя в определённое эмоциональное состояние - это тоже работа, это тоже действие, только внутреннее, также добивающееся определённых заранее результатов. И если Новые люди чего-то не понимают, то это означает только то, что Новые Люди чего-то не понимают. А вовсе не то, что не понимаемое - не существует.
  
   37-12
  А для создания демонизированных тел использовали опыт Цитадели Маггиф. Конкретно - работу с Мельчайшими. Да и чёрные книги человеческих магов тоже в чём-то помогли. Нет, не в конкретике, разумеется. "Великие Книги" человеческих магов можно сравнить с искусственно вызванной шизофренией. Цельная, логически стройная система мировоззрения и набор технических средств для воздействия на мир, основанный именно на данном мировоззрении. Всё замечательно, только одна беда: изначальная посылка - ложная. Поэтому для реальной работы в реальном мире рекомендуемые в гримуарах действия по большей части противопоказаны. А вот в области маскировочных дел - очень даже и гожо вышло. Ну просто самое оно. И когда пришло время, когда пала последняя Цитадель Коцита, когда вселяющее ужас в народы имя "Ахерон" тоже стало прошлым планеты, вот тогда, в заранее подготовленных местах, в заранее подготовленных условиях, в предельно конкретно специализированных саркофагах, - и произошло то, что можно смело поименовать "внешней демонизацией тел". Поэтому когда в личной Цитадели планетарного демона класса "Господь" сделали вывод, что на поверхности планеты не осталось активно функционирующих Изначальных Живых душ в своих телах, - так это где-то как-то в чём-то даже и соответствовало истине. И, забегая далеко вперёд, следует сказать, что весь дикий период планеты планетарный демон изволил пребывать в приятном заблуждении. Подозрения появились позже. Но это уже совсем другая история...
  А всё же жаль, ах, до чего же жаль, что Ратнар не успели! Да, их количество не могло увеличиваться, а воинства Коцита производились непрерывным потоком. Да, часть Золотокожих погибла безвозвратно, а из Пространства Ожидания хода назад не было уже тогда. Но уцелевшие приобрели огромный опыт. И, при соблюдении некоторых условий всё могло бы случиться совершенно иначе.
  Да только что толку после драки кулаками махать! Задним-то умом все крепки. Если бы, да кабы, так во рту б росли грибы, и был бы не рот, а целый огород.
  Бы!!
  Получилось так, как получилось. А получится так, как получится. Если в данной Вселенной верх одержит мёртвое существование, то Абсолюту она станет не интересна, и он перестанет её думать. А если это произойдёт, она исчезнет. Вот из этого-то и следует, возможно, исходить при планировании своего поведения. В конце концов, герои битв на стороне Живых не могут не быть интересны Абсолюту, - по определению...
  
  
  
   Глава 38
   Р'Льех
  
   38-01
  Люди, живущие на земле, обычно так и называют свою планету - "земля". Но стоит только выйти в околоземное пространство, как мнение меняется. Оказывается, гораздо большую часть поверхности планеты занимает не земля, а вода. И если кто-то сомневается в том, что в глубинах мирового океана может существовать сообщество разумных, - то он, конечно же, имеет на это полное право. Вольность волеизъявления - это основной принцип Абсолюта, положенный для управления поведением. Правда, у разумных, то есть одушевлённых душой, перешедшей в новое качество в результате развития души, - одно мнение об этом. А вот умники, то есть отождествляющие себя со своим телом, и о душе способные только - поговорить, - другого мнения. В чём разница? Просто одни знают, что следует готовиться к принятию последствий от своих поступков. А другие считают, что поступки они имеют право совершать в своё удовольствие, а вот последствия - перекладывать на других. То есть: я пожрал всласть, а вы за мной дерьмо убирайте.
  А что, кстати? Нормальное демоническое мышление. Кандидаты в Пряность думать как-то иначе и вообще не способны. Впрочем, речь не об этом.
  Речь о том, что в мире Живых, живущих по правилам, установленным Абсолютом, любая среда является местом проживания. И проживание в разных средах является, к слову, одним из этапов планетарного развития души. На определённом этапе развития душа получает возможность изменять своё тело по своему желанию. В живом мире душа и тело взаимопроникают друг в друга, что и порождает поразительную пластичность тел. А там, где вторгается мёртвое существование, начинается процесс разделения души и тела. Ведь не секрет, что решение, с таким трудом найденное при внешней демонизации тел Девятижды Возвращающихся, давным-давно и вовсю применяются при изготовлении Новых Людей на всех планетах, захваченных мёртвым существованием. Почему планетарные демоны так секретят своё вмешательство в Память Планеты? Секрет успехов мёртвого существования вовсе не в неком особом превосходстве мёртво-существующих над Живыми, как утверждает пропаганда мёртвого существования для внутреннего пользования. Секрет успехов в искажении уже существующего. Когда правила преображаются в законы.
  Взять то же разделение души и тела. Это же нормальнейшее явление на начальной стадии развития души! Возьмём тех же Прыгающих по Ветвям. Упал с ветви. От случившегося душа вылетела из тела. Ещё говорят: "так шмякнулся, что и дух вон". Ну да, душа учится, совершает ошибки. Даже в управлении телом. Это же самое обычное дело! Построили вокруг Яйцо Исцеления, совместили душу с телом, - и живи себе дальше в полную силу! Как прежде. Но уже обогащённый опытом.
  А вот абсолютизация данного явления, при изменении шаблона тел в Матрице Реальности планеты как раз и приводит к возможности смерти, как её понимают Новые Люди. Разрыв между душой и телом становится возможен окончательным. После чего тело без души распадается на составные части, а изменённая душа, опять же в строгом согласии с принципом "подобное притягивается к подобному", - получает последствия своей работы в теле. И раз уж кто-то руководствовался в своём поведении принципами мёртвого существования, - он притягивается к подобному, но более сильному, вследствие чего и поглощается им. Никакого тумана, всё предельно ясно, просто и понятно!
  Так вот, об чём бишь мы?
  Вообще-то разговор задумывался о том, что жизнь до Вторжения ещё неизвестно где больше себя проявляла, на земле или в воде, а вон вишь куда занесло.
  А вода - это прекрасный полигон для отработки бытия естественного в естественном. Ощущения просто не передаваемые словами! Не зря же, кстати, в конце планетарного этапа развития, когда отождествление души и тела происходит полное и уже стирается различие между телом и душою, и это новое образование готовится выйти на новую ступень, когда становится возможным перейти в лучевую форму бытия , отработка существования в межпланетном пространстве (а там пространства намного больше, чем на планетах!!) производится именно в мировом океане.
  И конечно же, океан не мог быть оставлен без внимания Вторгшимся. Но если на суше, в пространстве до уровня моря, выпить силовую ауру планеты (в возможном без вмешательства планеты объёме) всё-таки удалось, с океаном оказалось сложнее...
  
   38-02
  У Новых Людей, ввиду их предельно слабой, но всё же одушевлённости, присутствует чувство прекрасного. В основе сего чувства лежит взаимосвязь с окружающим миром, точнее, слабая тень сего состояния, характерного для одушевлённых до Вторжения. И в первую очередь чувство прекрасного связано с восприятием окружающего мира. Особенно - первооснов, стихий, слабее всего подвергшихся воздействию пришедших извне.
  Созерцание есть разновидность восприятия. Восприятие есть принятие в себя и усвоение. Следовательно, созерцание есть способ усвоения созерцаемого. Чем больше созерцаешь что-либо, тем больше становишься схожим с созерцаемым. Вот жители пустыни. Снаружи они спокойны и немногословны, но внутри них, как под слоем песка, скрываются чувства. Могущие быть глубокими, как корни саксаула,. Ядовитыми, как яд скорпиона. Палящими, как прокалённый на солнце песок. Или животворящими, как зелень оазисов.
  Вот жители гор. Одни - одиночки, как камни в каменной осыпи. Другие громоздятся грудью друг за друга, как сгрудившиеся посреди степи горные кряжи. Одни опасны, как камнепад. Другие таинственны, как протяжённые пещеры. И порою так же пусты. Иные слабы внезапно, как трещина во льду. Другие надёжны, как крепость скал. Вот эти вот спокойны, как пики гор. А эти шумны и суетливы, как струящиеся от ледников горные ручьи, говорливые на порогах и крикливые в уступах ущелий.
  Вот жители леса с глазами весенней листвы. В каждом дереве дриаду видят они. И потому порою неотличимы от произрастающего своим спокойствием и своим отсутствием жажды лишнего в процессе простого бытия. Но порою и характер их коряв, как коряга в буреломе.
  Давно уже, со времён Вторжения, не парят в воздухе одушевлённые и разумные. Не на летающих цветах, ни сами по себе, ни в содружестве с кем иным. Давно уже не слышны с небес их звонкие голоса. И мы умолчим об Обнявшихся с Небом.
  О, живущие морем! Порою простоваты, как поверхность постоянно волнующихся вод. Порою скрывают в себе многое, как невидимые глубины, полные неведомого. На палубе мечтают о земле, ступив на твердь, тоскуют вдруг о море. Как поверхность океана, - волнуясь внешне, волнами, то вверх, то вниз, - но всё ж сама собой при этом оставаясь. Так и они, беспечны и мудры. Спокойные как штиль - и вдруг взревут тайфуном. Морские души, и солён их пот, как солона и смерть в пучине моря...
  
   38-03
  Ходящие по Волнам изначально состояли из Старых Людей. Уступающие в возможностях и Золотокожим, и Девятижды Возвращающимся, они оказались буквально незаменимы для работы в мировом океане. Причина проста, как персик на подносе. Старые Люди - это единственные из сообщества Живых, способные умирать и рождаться без потери в качестве и количестве.
  Пояснения? Пожалуйста.
  После Вторжения, ещё во времена Стикса, был нанесён очень мощный удар. То есть, осуществлено вмешательство в Матрицу Реальности планеты, в результате чего была отменена возможность изменения тел, а сами тела, точнее, всё их разнообразие, - короче, осталась одна форма тела для одушевлённых и разумных на всё про всё. И одна-единственная возможность увеличения численности. Половое воспроизводство. Насколько мощным оказалось данное воздействие Вторгшегося, говорит хотя бы то, что даже вернувшиеся души (впоследствии - Гвардия Серебряных Рук) - оказались ВЫНУЖДЕНЫ принять эту форму. Одну-единственную форму, оставленную планетарным демоном для своих пищевых нужд.
  Конечно, кое-что сыграло качество. По форме те же Ратнар схожи с самыми новейшими разновидностями Новых Людей. Но вот качество тел, вплоть до внутреннего устройства, - разное. На одной ступени состояния пространства на поверхности планеты это вышло достаточно удачно. Ратнар много раз громили и уничтожали колоссальные армии Куба. Набирались опыта. Но после падения Куба состояние пространства у поверхности планеты настолько изменилось, что тела Золотокожих просто прекращали работать. В результате почти все души ушли в Пространство Ожидания, а оставшиеся, будучи предельно специализированы под хранение знаний, большую часть времени спали в своих саркофагах.
  Старые Люди жили семьями и могли приступать к зачатию нового тела в любое подходящее время, как и Новые Люди. Но если Новые Люди метали без остановки практически неодушевлённые тела, развитие тела в утробе женщины Старых Людей могло начаться только при условии, что в ауре женщины уже присутствует душа соответствующего качества.
  Ввиду относительной слабости Старых Людей, данное свойство, свойство возвращения к новому бытию погибшего - сохранилось у них до падения Ахерона, после чего погибающие Старые Люди оказались вынуждены уходить во всё то же Пространство Ожидания.
  Старейшинам ЛЛиу-РРи удалось отстоять определённые позиции в Матрице Реальности. Поэтому Старые Люди, наравне с остальными Живыми, были избавлены от необходимости старости и смерти, обязательных для всех Новых Людей. Более того, души погибших Старых Людей чётко шли на маяки в эфирном пространстве, и достаточно быстро воплощались снова в тела, то есть, рождались заново, но со всем своим опытом, памятью и так далее. Именно это свойство и предопределило судьбу большинство Старых Людей. Большинство Старых Людей жило и умирало в море. И умирать приходилось достаточно часто.
  
   38-04
  Корабли Ходящих по Воде были деревянными.
  И ещё они были живыми.
  Специальное подразделение ЛЛиу-РРи творило в далёком Лесу саженцы для противостояния Цитадели Р'Льех. Вот плод специального дерева, видоизменённого в сердце Леса из деревьев, бывших когда-то плотью Мирового Дерева, плод размером где-то с человеческую голову. Будущий капитан корабля ронял каплю своей крови в углубление от черешка, после чего опускал активированный зародыш будущего корабля в солёную морскую воду, возле причала в потайных убежищах Ходящих по Воде. Утром, после Хора Рассвета, уходило под воду пробуждённое семя. Утром следующего дня, после Хора Рассвета, всплывал на поверхность будущий корабль. Плод Леса сам высасывал из морской воды всё необходимое и рос по заранее обдуманному плану. Ещё трое суток корабль обрастал необходимыми составляющими, дорастал до необходимого размера. Потом ещё сутки на закрепление достигнутого. Через пять дней и пять ночей после опускания зародыша в воду новый корабль Ходящих по Воде был готов выйти в открытое море. Связанный крепчайшей связью со своим капитаном через его кровь, кровь Старых Людей, корабль слушался капитана, как рука слушается головы. Нет, даже не так. Слушался, как рука слушается сердце. Вот как. Голова, она ведь долго соображает. Голова дана для того, чтобы неспешно вникать в детали. Сердце же схватывает общую суть - и сразу. В бою с морскими чудовищами Р'Льех интуиция и предчувствия значат намного больше, чем видимое глазами. Потому что твари Р'Льех предпочитают нападать из-под воды и внезапно.
  Хороши корабли Ходящих по Воде! Плавные обводы, грациозность и соразмерность. Мачты - плоть от плоти корабля, никогда не вырываются они из гнёзд, ибо едины они с кораблём. Нет нужды в парусной команде. Потому что паруса - листья корабля-дерева. Огромные зелёные листья. Или лепестки цветов. Как листья деревьев, они дышат, ловят ветер и впитывают солнечный свет. Как лепестки цветов, они сворачиваются и разворачиваются, полностью соизмеряясь с потребностью момента. Никакой внезапной шквал не перевернёт этот корабль, потому что как листья, разворачиваются паруса ребром к ветру. Никогда не будет испытывать экипаж голода и жажды. Потому что и Ягоды и воду предоставляет людям сам корабль. Потому и внушительные запасы провизии без нужды. Поэтому больше оружия может взять с собой экипаж. Ведь множество опасностей скрывает после вторжения вода планеты. Да и сам корабль не прост. Многое может он, многое из того, что умеют и делают растения. Растения внешнего защитного пояса Леса. А уж на что способны эти растения, могли бы поведать кости порождений Коцита, от человекоподобных Низших первых образцов, до самых совершенных монстров, вышедших из Котлов Осуществления. Так что корабль Ходящих по Воде - это нечто совершенное. К сожалению, слишком совершенное.
  Вначале, когда Цитадель Р'Льех делала свои первые шаги по распространению своего влияния на мировой океан, Ходящие по Воде главенствовали на поверхности воды. Множество монстров и Логовищ, этих морских разновидностей Котлов Осуществления, было уничтожено ими.
  Но время шло. Властелин Р'Льех упорно создавал систему оповещения, систему слежения за мировым океаном. И настало время, когда живые и совершенные дети Леса, корабли Ходящих по Воде, стали очень быстро опознаваться, определяться и уничтожаться. Уничтожаться колоссальными численным превосходством боевого расходного материала Цитадели Р'Льех. Моряки Новых Людей, занесённые непогодой далеко от земли, целыми днями могли плыть по воде, Сплошь покрытой мёртвыми монстрами. И увиденное порою сводило с ума некоторых из них.
  Хорошо, что души Старых Людей, погибших в бою, очень быстро находили матерей для своих новых тел. Хорошо, что Золотокожие могли общаться с душой зародыша во чреве матери, на время выводя их души из сна пред-рождения. Когда женщины стали рожать двойни и тройни, причём во многих селениях Старых Людей одновременно, стало понятно, что нужно что-то делать.
  Качество кораблей пришлось ухудшать . Уже не цельный корпус, подобный скорлупе ореха, обладающий большой прочностью и рядом иных качеств. Пришлось пойти на увеличение количества составляющих корпус корабля. Внешне стало похоже, как будто корабль Старых Людей сколочен из досок, как корабли Новых Людей. Это резко снизило возможность обнаружения средствами слежения Р'Льех. Потому что утратив цельность, корпус корабля утратил кое-какие качества, каковые как раз и отслеживались квазиживыми устройствами Р'Льех, похожими на гигантские актинии, растущие на морском дне. Там, где было глубоко, в помощь псевдо-актиниям приходили колонии медуз. Внешние датчики и промежуточные звенья в колоссальной системе слежения за мировым океаном, всё больше и больше опутывающей его своими щупальцами.
  Первым внешним проявлением ухудшения качества стало то, что корабли начали обрастать. Ухудшились и их боевые качества. Теперь корабли погибали, захватывая с собой намного меньше монстров Р'Льех. Зато погибать корабли стали намного реже. Изменилась и тактика. На смену лозунгу "Отрубай любую зубастую пасть, высунувшуюся из-под воды", пришёл девиз: "Обнаружил, подкрался, уничтожил, убежал".
  
   38-05
  "Нэхэш-Марун", "Морской Змей", точнее - "Змей Морей", корабль капитана Ур-Силлура, неспешно приближался к цели. Логовище. С виду - шапка грязной пены на поверхности воды. Но вот поглубже - большая мерзость. Пользуясь даровой энергией Солнца, удачным течением (коллатераль планетарной ци), а также рядом иных параметров, - Логовище выращивало в себе порождения мёртвого существования, способные к дальнейшему самостоятельному воспроизводству себе подобных. Место, где именно новые порождения Р'Льех покинут несомое неспешно течением Логовище, не имело никакого значения. Согласно планам планетарного демона предстояло сменить всех обитателей планеты, заменив их хорошо сбалансированной системой пищевой пирамиды, где каждый ел кого-то и сам поедался кем-то. Подобный бесперебойный источник некробиотической энергии, относительно равномерно распределённый по всей поверхности планеты, сильно способствовал бы исполнению планов планетарного демона. Поэтому ликвидация Логовищ являлась одной из основных задач Ходящих по Воде.
  Корабль и капитан как бы слились воедино перед решающей атакой. Будь это на суше, Ур-Силлур сказал бы, что его корабль подкрадывается к Логовищу на цыпочках. Осознав происходящее в его мыслях, капитан улыбнулся. Нет, не зря капитаны инициируют развитие зародыша корабля своей кровью. Порожденное лесом ЛЛиу-РРи, - неизбежно несёт в себе часть его внутренней сути. Можно сказать, что корабли Ходящих по Воде очень своеобразно одушевлены, своеобразной разновидностью древесной души. Растительность есть то, что воспринимает свет своей звезды и порождает особое полевое состояние, поле возможности жизни подвижных. Но подобное всегда притягивается к подобному. Именно поэтому, как бы это ни казалось странным со стороны, сущность единого растительного покрова планеты подобна сущности звезды планеты.
  И именно поэтому капитаны Старых Людей погибали только вместе со своими кораблями. Точно так же, как душа погибшего Ходящего по Воде цепляется за душу женщины Старых Людей, чтобы родиться в новом теле, - своеобразная душа корабля цепляется за ауру своего капитана. И когда вновь родившись, капитан опять роняет каплю своей крови в новый плод корабельного дерева ЛЛиу-РРи, - вновь вырастающий корабль несёт уже в себе некий неуловимый дух прежнего... Смутное ощущение сего своеобразного союза, неизбежно меняющего внутренне капитанов Ходящих по Воде, -пусть искажёно, но всё же воспринимаемое окружающими, - впоследствии, когда всё было уже не так, - всё равно переносилось на всех капитанов, даже из числа Новых Людей...
  Сблизившись с Логовищем на расстояние верного выстрела, капитан упёр взгляд в цель, выстроив линию прицеливания по линии своего взгляда. И когда нечто в глубине его души как толкнуло - "Пора!" - корабль атаковал.
  Главным дальнобойным оружием корабля Ходящих по Воде является шарообразное навершие его центральной мачты. У корабельщиков из числа Новых Людей там располагается гнездо для матроса, смотрящего с высоты во все стороны. Утолщение же на мачте кораблей Ходящих есть место, где выращиваются гарпуны, - подобие стрел ЛЛиу-РРи, только приспособленное под поражение более сложных целей. И оно же - метатель их. В смысле - гарпунов. Нет, гарпуном можно работать и по цели на суше, равно как и Логовища можно было бы утыкать обычными стрелами ЛЛиу-РРи. В случае необходимости фальшборт корабля расщепляется на огромное количество стрел. Стрел ЛЛиу-РРи, вестимо. И, скажем откровенно, когда с внутренней стороны фальшборта начинают отделяться первые стрелы, с внешней стороны происходит утолщение (рост) фальшборта. У внешней границы Леса целые поляны, точнее, одна большая поляна по всему периметру Леса, есть место проращивания стрел ЛЛиу-РРи. На корабле места намного меньше, поэтому будущие стрелы находятся в немного спрессованном виде.
  Общий принцип действия и стрел, и гарпуна одинаков. Равно как и у посоха ЛЛиу-РРи. Всё отличие гарпуна в том, что гарпун есть некое подобие посоха, при попадании в цель он начинает разбрасывать внутри цели поражающие семена во все стороны, а те уже сами начинают прорастать. И семя посоха, и стрела ЛЛиу-РРи - единична в смысле семени поражения. А гарпун можно даже сравнить с шипом, спрессованным из семян, внедряемых посохом ЛЛиу-РРи в тело цели при соприкосновении с целью.
  Всё дело в объёме. Логовище - это многосоставная цель. Как человек состоит из многих органов, так и Логовище состоит из множества составляющих. И подвергнувшись нападению, Логовище попросту откидывает поражённый орган, как земная ящерица откидывает при нападении свой хвост. Поэтому атакуемое Логовище обязано быть уничтожено полностью. Одна-единственная уцелевшая часть Логовища способна восстановиться в новое. Это раз. И во-вторых, уцелевшая часть сохраняет в себе всю информацию о произошедшем. В том числе и о том, как именно атакующим удалось подкрасться незаметно. А эти сведения для врага совершенно лишние. Вот для гарантированного поражения подобных целей одним выстрелом и был задуман и осуществлён гарпун - ещё одна разновидность проверенного оружия ЛЛиу-РРи.
  Последние содрогания в водной глубине ещё не прекратились, как вокруг корабля взметнулись из-под воды гигантские щупальца. Охранный спрут! Для кораблей Новых Людей - всё. Да и для Ходящих по Воде - тоже не подарок.
  Раньше, атакуя Ходящих, спруты располагали своё тело внизу, под килем, и нападали щупальцами со всех сторон сразу. Но борт корабля совсем не зря опоясан несколькими рядами шипов, чуть ниже фальшборта. Это не шипы, это посохи ЛЛиу-РРи стационарного базирования, плоть от плоти корабля. На какой-нибудь посох щупальце да наткнётся. А парализующее семечко посоха хорошо действует. Быстро. Качественно. Конечно, спрут также способен отстрелить поражённое щупальце, продолжая атаку остальными. Ну так ведь такими темпами и остальные щупальца тоже скоро кончатся...
  Поэтому теперь спруты были запрограммированы на атаку подобным образом только в одном случае. В случае самоубийственной атаки. В составе атакующего подразделения. Не отбрасывая щупалец, охватить ими корабль и одеревенеть, предоставляя своё погибшее тело для своеобразной лестницы на борт корабля. Для тех же человекоподобных полулюдей, наполовину лягушек, на треть рыб, - штурмовой пехоты при атаках кораблей Ходящих в прошлом. Что самое забавное, поражённые тела спрутов, пронизанные растительным оружием, становились легче воды и не могли утянуть корабль под воду своим весом.
  Атакуя же в одиночестве, теперешние спруты были запрограммированы нападать со стороны. Попытаться ухватить корабль за вершины мачт и перевернуть. В случае успешности сего деяния корабль как минимум задерживался на месте. А перевёрнутый корабль для подоспевших на запах гибели Логовища чудовищ Р'Льех - добыча лёгкая. При внезапной атаке - вероятность погибнуть вполне реальная. Но и противодействие данной атаке также никуда не делось. Паруса атакуемого корабля становились на ребро, разворачиваясь очень быстро. Попробуйте-ка сорвать пучок жёсткой травы, резко схватив и дёрнув кулак вверх. Вы обязательно порежетесь. Со спрутом - то же самое. Вдобавок сок боковой поверхности листа-паруса, попав в рану, также не добавляет здоровья атакующему. Да и метатель на вершине мачты не спал. При подобной атаке туловище спрута показывалось из-под воды, а гарпун в туловище заставлял спрута мгновенно откинуть щупальца. В переносном смысле сего слова. Конечно - гарпун не стрелы. Скорострельность гарпунами гораздо ниже, хотя эффективность гарпуна и выше многократно. Однако, привычка - дело наживное. Да и одиночная атака спрута, положа руку на сердце, опасна лишь при действительно полной неожиданности. В открытом океане, когда корабль пребывает в режиме поиска, а не защиты. Теперь же, атаковав Логовище, все были готовы к ответным действиям сопровождающего Логовище спрута. Хотя, казалось бы, какой смысл? Одинокий спрут для корабля Ходящих - не угроза. Даже если спрут разгонится и атакует ударом своего туловища из-под воды. Корпус корабля спружинит. Листья развернутся в нужное положение и корабль попросту начнёт планировать в горячих восходящих потоках воздуха. Ну попадает на палубу экипаж. И что? Вскочить и всадить с высоты стрелу в атакующего - раз плюнуть. А действие стрел ЛЛиу-РРи известное, при удачном попадании и стрела как гарпун сработает. Нет же, каждое Логовище в обязательном порядке сопровождает спрут. Очевидно, какая-то необходимость у них на это есть. Ну да то не заботы Ходящих, нечего над этим и головы ломать.
  
   38-06
  Ур-Силлур всегда интересовался, производителя чего он уничтожил на этот раз. На этот раз, судя по всплывшему на поверхность, удалось ликвидировать Логовище, производящее акул.
  Акулы! Рыбы, характерной особенностью которых является отсутствие жабр. Только жаберные щели. Причина - понятна. Рыба с жабрами может позволить себе стоять на месте, лениво шевеля жабрами. Вода гоняется, значит, рыба дышит. А акула, стоя на месте, задохнётся и помрёт. Поэтому акула - это постоянно двигающаяся единица истребления. Таким простым способом, как замена жабр на жаберные щели, проектировщики Р'Льех получили постоянного патрульного. Никогда не останавливается, даже во сне, акула всегда в движении. А иногда на шкуре убитой акулы моряки Новых Людей находят рыб-прилипал. Ну рыба и рыба, разве что присоска на голове. На самом деле прилипала - это съёмное устройство, подобное Рогатому Шлему Чёрных Всадников или глистам Цитадели Вавван. Демонов в них нет, слишком много демонов - не нужны в этом мире планетарному демону. Прокорми-ка всех! Самому не останется! Нет, прилипала - это само себя прикрепляющее и само себя снимающее устройство слежения и сигнализации, входящее составной частью в общую систему контроля над океанами планеты.
  Акулы, в отличие от монстров из Котлов Осуществления (располагающихся непосредственно в Цитадели Р'Льех), - это устройства самовоспроизводящиеся. Выпустил в океан партию акул, и они начнут размножаться сами. Хотя акулы и смертны. Монстры из Котлов Осуществления Цитадели Р'Льех умирают только в бою. Но зато не способны к самостоятельному размножению.
  Вот и этот кракен, атаковавший корабль победителя логовища, тоже вышел из Котлов Осуществления. Самое мощное и самое большое средство истребления Р'Льех. Ну во сколько раз спрут больше корабля Ходящих? Ну, в два-три, максимум - в четыре. И то за счёт щупалец. Кракен, такое же головоногое, как и спрут, превышал своими размерами корабли Ходящих раз в тридцать-сорок. Только туловище кракена, оно же его голова, оно же место крепления щупалец, было больше корабля в два-три раза. Длина щупалец - в десятки раз. Вдобавок щупальца кракенов отличались от щупалец спрутов. Они не откидывались, как хвост ящерицы. Зато и повредить их стрелами ЛЛиу-РРи было чрезвычайно трудно. Лично Властелин Р'Льех принимал участие в разработке внешнего покрытия кракенов. Можно сказать, он создал своеобразную броню, специализированную именно для противодействия стрелам и гарпунам Ходящих по Воде. Создавалась она по принципу многослойности. За счёт разницы в плотности одинаково демонизированных сред прорастание стрел ЛЛиу-РРи происходило в первую очередь в стороны, а не в глубину. Кракена тоже можно убить оружием Ходящих. Если долго расстреливать с безопасного расстояния. Но кракен единственный, кто способен выдержать прямое попадание гарпуна Ходящих в щупальце. Отмирает часть щупальца, кракен на время лишается внешней брони, куска своей шкуры. Но она потом способна восстановиться. В общем и целом, кракен - это очень сложное и затратное в производстве устройство Цитадели Р'Льех. Да и ряд технологий, применённых при создании кракенов, пригодны лишь для морских чудовищ подобного размера и бесполезны для более мелких и сухопутных. Кракен - устройство многофункциональное. Большинство созданных Цитаделью Р'Льех устройство способны работать только в воде. Небольшая часть способна вскарабкиваться на плывущие в открытом море и некоторое время находиться на суше. Кракен в том числе.
  Нет, кракен слишком велик, чтобы полностью выйти из водной среды. Для этого необходим уровень энергии в силовой ауре планеты, близкий к открытому состоянию системы. Но вот бронированная часть щупалец вполне способна действовать на суше, когда остальное тело погружено в воду. В тело кракена встроен ряд дополнительных устройств, оформленных как органы, но способных делать и кое-что ещё, кроме прямого предназначения. Например, кракен способен атаковать Новых Людей, вообще не показываясь из воды. Путём дистанционного воздействия на их мозг. Воздействие имеет волновую природу, ещё его можно сравнить с притягивающим пространством для металлов, образующимся вокруг магнита. И оно так же ослабевает на расстоянии.
  Кракен способен насылать кошмары на спящих. Кракен способен создавать иллюзии, заставляя Новых Людей видеть не существующее на самом деле, и не видеть чего-то действительно существующего. Кракен способен принудить моряков попрыгать в море, заставив их думать, будто они сходят на берег.
  Вы скажете, что Властелин Р'Льех перестарался. Зачем ему столь многофункциональные средства воздействия, да ещё и разных размеров, в том числе и способные заходить на мелководье, а не только действовать в открытом океане?
  Всё дело в том, что кракены изготовлены с прицелом на будущее. Причём будущее отдалённое. Если планета не сможет быть приведена к покорности Цитаделями сейчас, то планета будет направлена на путь техно-технического существования. А этот путь, путь предельно вырожденной чёрной магии, примерно одинаков для всех планет, подвергшихся определённому воздействию. Так что перед раскрытием системы, полным или частичным, моря заполнят суда надводные и суда подводные. Атмосфера всеобщего страха, массовое желание и готовность убивать себе подобных (Новые Люди действительно подобны все), а также ряд иных внутренних состояний, необходимых для увкуснения душ и сутей будущей пищи, - неизбежно приведут к большому количеству армий Новых Людей. В морях объявятся подводные лодки, авианосцы и прочие там линкоры.
  Кракены создавались в том числе и для того, чтобы быстро и качественно установить полное господство Цитадели Р'Льех над всем пространством планеты, вверенным её попечению лично Господом. Сейчас или очень потом , - без разницы. И рассчитывались кракены на боевое применение даже в условиях затруднённого использования дистанционного воздействия на поведение людей тех времён. Тем более, что арсенал средств будущего примерно известен. Это на планетах диких, не окультуренных Светоносцем , и не обращённых в цивилизованные предприятия по производству пищи из жалких душонок местных Новых, - там да, там просто безобразное многообразие всего. А в узаконенных мирах всё единообразно, всё. Так что рассчитать будущее для Сидящего возле Куба Внутреннего круга - вполне доступно, вполне...
  
   38-07
  С кораблём Старых Людей кракены всегда поступают единообразно. Поэтому: лес щупалец со всех сторон, смыкание сверху, утягивание под воду. Стрелы в упор? Не страшно. Бескостные тела кракенов очень своеобразны. Нервная система присутствует в туловище и первой трети щупалец. Последняя треть щупалец, собственно боевая часть, управляется путём изменения давления внутри полужёсткой конструкции, где твёрдые внешние кольца чередуются с эластичными промежуточными. Внутреннее наполнение - коллоид. Особой гибкости нет, но при подобных размерах особой гибкости не будет в любом случае. Присосок множество. Все присоски работают самостоятельно, активизируясь при соприкосновении с чем-то более твёрдым, чем вода. При попадании в присоску стрелы ЛЛиу-РРи отмирает и отваливается только присоска. Очень удобно.
  - Вот и опять помирать, - прошептал капитан.
  Огорчиться - огорчился, но главное - сделал.
  С недавних пор каждый корабль Ходящих по Воде в обязательном порядке снабжался одним-единственным наконечником Ратнар. Хрустальным навершием специального гарпуна. Заговорённый теми, кто знает, хрустальный наконечник Золотокожих гарантированно уничтожал любое существо, вышедшее их Котлов Осуществления. Вне зависимости от его размеров и внутренней конструкции. Другой принцип действия. Последнее время почти все плоды трудов периодически просыпающихся и встающих из своих саркофагов Золотокожих уходили в море.
  Конечно, мгновенного быстродействия тут не получится. Корабль кракен прикончить успеет. Но и сам копыта откинет. Обязательно.
  Капитан начинал в сухопутных подразделениях сопротивления планеты, и до сих пор пользовался некоторыми из поговорок тех лет.
  Погибающий корабль, чьи рёбра крушил кракен, успел сделать главное. После первых больших потерь, после появления кракенов, Старые Люди пошли на размен. Баш на баш. Одни на один. Один корабль Ходящих по Воде за одну боевую единицу Р'Льех - кракена. И кракены воспроизводимы, и Старые Люди рождаются заново. И корабли из плодов Леса ЛЛиу-РРи вырастают быстро. Будем посмотреть. Кто быстрее устанет. Кстати, кракены в производстве достаточно дорогостоящи....
  Капитан улыбнулся. А потом пришла знакомая боль.
  
   38-08
  Душа капитана первой осознала себя выброшенной из тела. Зависнув на некоторой высоте над уровнем моря в месте схватки, она чувствовала, как поднимаются и зависают рядом души соратников. Привычный укол показал, что душа корабля (и думать не моги, что это не душа, а что-то иное!!) снова заняла своё место во внешней оболочке души своего капитана.
  Ага, а вот характерное излучение из глубины. Капут кракену. Крякнул кракен. Кстати о кракенах. Воспитанники Ратнар, тот же белый бог Митра, - обязательно придут проверить, считать память у зародышей в телах женщин Старых Людей. Обязательно запомнить, необходимо обязательно запомнить: малый кракен в качестве второй ловушки возле Логовища. Пробуждается и поднимается после гибели сторожевого спрута. Что придумать, чтобы атаковать первым под воду, сразу же после уничтожения спрута. Решить, как поразить кракена во время всплытия...
  Потянулись души вдаль, повлекло их. Пора. Пока тянет куда следует. А то увлечёт в эфирную воронку, пригонит к пасти проклятого - пожрут, пискнуть не успеешь!!..
  Почти все души несло стайкой. В привычном направлении. На родной маяк в эфирном пространстве планеты. Соразмерная утроба матери твоего тела. Место отдыха, как бы это странно ни звучало...
  Почти все души...
  Одна душа осталась на месте. Потом, как-то неумело, кажется, последовала за ними. Во всяком случае, в ту же сторону. Вроде бы. Душа единственного добровольца из числа Новых Людей. Человекообразные чудища Цитадели Р'Льех, совершающие набеги на прибрежные области суши в поисках сладенькой человечинки, - тому причиной. Он пошёл на смерть сознательно, молоденький паренёк, обнаруживший после продажи рыбы в городе только обглоданные косточки в спальных местах своего дома. Умирать - пустяк после такого. Отомстить - главное. Пусть неумело. Пусть не принципиально отомстить, отомстить по мелочи. Пусть. Но воздать мерой за меру. Отразить вовне пришедшее извне.
  Его душа не может быть воплощена в тела Старых Людей, слишком различаются характеристики душ Старых и Новых Людей. Даже если душа добровольца попробует сунуться в утробу женщины из Старых Людей, зачатия всё равно не произойдёт. Потому что утроба будет предполагать, что она пуста, и заводить в себе тело не для кого...
  Путь перевоплощений - вот что остаётся подобным душам. А там уж как получится. Но и это лучше, чем быть обречённым на гарантированное полное поедание...
  А потом пришло постепенно к душе капитана привычное беспамятство.
  И душа Ур-Силлура продолжила свой путь уже спящей.
  
   38-09
  Зал Совета подводного поселения Живых был полон...
  Сразу же возникает затруднение. Как передавать беседу тех, кто не пользуется человеческими языками? Нет, можно, конечно же, написать так: очереди попросил Тррульульульрьрьтрррульульрьрьуль. Но Ульульульррьрртрртртртрульульрьрьрьри перебил его...
  Способ общения под водою достаточно сильно отличается от общения на суше. Поэтому переводить бульканье, щелчки, постукивание и так далее, вероятно, не совсем уместно. Как и заменять произвольно на что-то более знакомое. Например: "Джованни Иванов выпустил из дыхальца вопросительную цепочку пузырьков воздуха, а Иван Хаимович растопырил жабры и задрал в ответ спинной плавник..."
  Пожалуй, лучше всего подойдёт всё-таки чисто описательный стиль повествования. Правда, следует постоянно держать в уме, что происходящее на самом деле всё-таки отличалось от описания происходящего.
  А что там вообще происходило?
  Происходило некоторое размежевание. Одушевлённые жители моря находились на распутье выбора своего дальнейшего поведения. Здесь необходимо уточнить, что действия планетарного демона в Матрице Реальности планеты привели к массе прискорбных последствий. Ряд душ, относящихся несомненно к разряду Изначальных, то есть начавших свою жизнь буквально перед Вторжением, оказались запертыми в игровых телах.
  Как бы это поподробнее?
  Любое тело строится по эфирному плану. То есть, берётся доступ в Матрицу Реальности. Разумеется, пользовательский, а не настроечный. Выбирается тело, наиболее подходящее по своим характеристикам для удовлетворения приспичившего тебе желания. Потом, с чьей-то помощью, а на определённом уровне развития и самостоятельно, - твоё прежнее тело заключается в Яйцо Преображения. Где и происходит переплавка твоего прежнего, твоего постоянного на нынешний период тела, - в потребное тебе вот именно на нынешний момент.
  Разумеется, существуют определённые условия. И главное из них следующее. При развитии твоей души до уровня следующей ступени твоё тело, при его преобразовании, отмечу особо - естественном преобразовании при переходе на следующую ступень, - становится более сложным. Обладающим новыми, прежде недоступными, возможностями. Ребёнок подрос и ему можно давать спички без опасения пожара в доме.
  Когда происходит временное преображение, тело всегда получается более простым, чем твоё нормальное, рабочее. В твоём основном теле твоя душа трудится, тренируется, растёт. А в игровом теле - играет. Временно. Нет, совершенно несомненно, что игра также является разновидностью развития. И у каждой Марфушки свои игрушки. То есть, игры Прыгающих по Ветвям - это одни задачи и один уровень сложности и ответственности за происходящее. А игры Старейшего - это очень даже другое.
  Так вот, игры в море - это одна из любимейших забав именно Прыгающих по Ветвям. Ну, само собою разумеется, достигших определённого уровня своего развития. Скажем, до первого Прыжка с Мирового Дерева один уровень - изначальный. Собранное Зеркалами Сути марево пред-душ собралось и сконцентрировалось до первого самостоятельно существующего состояния. Битте шон, получите соответственное тело и начинайте процесс бытия. После Прыжка, то есть достижения определённого изменения внутри, в душе, - происходит первое изменение в теле. Внешне это выглядит как смена окраски с младенческой на первую взрослую. Ну, взрослую для состояния Прыгающих по Ветвям, разумеется. Полностью взрослый Прыгающий преобразуется в того же Сидящего у Ствола, к примеру. Ну, вы меня поняли.
  Кстати, именно по данной причине, причине несоответствия душ и тел, - и употребляют Новые Люди всяческие дурманящие средства, то же вино. Душа, пусть самая мелкая, она же всё равно чувствует больше, чем дневное сознание. Маленькая душа в много способном теле - это всё равно, что поставить сборщиком налогов (среди Новых Людей, конечно же) того, кто не умеет ни читать, ни писать, и с памятью плохо. А случись что не так, - сборщик налогов отвечает собственной шкурой. Оно ему надо? Да пошла эта должность подальше, лучше овец пасти. Вот и душа, способная худо-бедно к самому что ни на есть наимельчайшему развитию, но только помещённая в соответствующее тело, попадая в более мощное тело, старается всеми лапками от этой мощности избавиться. Зачем мне спички, я маленький и на сеновале! - кричит душа.
  А со стороны это выглядит как добровольный отказ от развития. А добровольный отказ от самостоятельного развития в пользу присвоения чужого - это же база, основа, опора, фундамент, первый шаг мёртвого существования. Ну а дальше - подобное притягивается к подобному. Закон Смерти в Матрицу Реальности ввели, душа с телом расстанется обязательно. И куда попадёт, чем станет? Правильно! А если ещё и увкуснит себя соответствующими деяниями, - да какой же демон откажется от такой кормушки?!..
  А чтобы понять, что произошло пусть с маленькими, но всё же Изначальными душами, заставшими Вторжение в игровых телах в море, - следует применить другое сравнение. Приехал ребёночек с папой и мамой отдохнуть на пляж. Надел трусики, панамку, взял надувную игрушку и пошёл плескаться на мелководье. И тут вдруг вошёл снег и подморозило. Папа с мамой в доме, у них все двери с окнами к косякам примёрзли. И остаётся что? Свернуться в комочек и дрожать от холода. И все мысли только об этом.
  Всякое сравнение хромает, вестимо. Но всё же любая вещь лучше познаётся именно в сравнении. И чтобы понять, почему одни и те же Прыгающие по Ветвям, за одно и то же время, - и такой разный итог, - следует учесть многое, в том числе и описанное выше. Прыгающие по Ветвям получили тела для развития на Мировых Деревьях. Среди себе подобных. Под руководством Старейших и так далее. При том напряжении в силовой ауре планеты, при том уровне энергетики на поверхности, - потребность в еде практически отсутствовала. Мельчайшие, материальное воплощение марева пред-душ, вполне способны изъять из воздуха все необходимые составляющие для подрастания тела. Почему Прыгающие по Ветвям были озадачены проблемой покушать? Вовсе не потому, что их тела без еды погибнут. Их тела были сконструированы с потребностью в еде для развития их душ. Потому что Мировое Дерево вырастит из себя Ягоду только после Касания Душ. Приложил лапки, ручки детские, к ближайшей даже не Ветви, веточке, - ну и там дальше, что полагается.
  А тут? Они же между завтраком и обедом в воде поплескаться решили. И тела их игровые именно к этому приспособлены. Никаких жабр в теле, малыши привыкли дышать воздухом просто так, не из воды вытаскивать, это позднее, на более продвинутом уровне. Руки и ноги укорачиваются до плавников, чтобы было, что чувствовать привычное. И битте шон, раздолье для хвоста!!..
  И вдруг - Вторжение.
  Мирового Дерева - нет. Привычные лапки Прыгающих по Ветвям - отсутствуют. Это внешне. Внутреннее - тоже всё иное. И плюс чудовищно леденящее присутствие Струящихся Пещер Стикса на поверхности планеты. На ВСЕЙ поверхности. И над поверхностью океана - тоже... Их души не отказывались от развития, о нет. Их тела не соответствовали длительным потребностям их душ. Запертый в тюрьме лишён вольности своего волеизъявления. Запертые в игровых телах - то же самое...
   Вот почему Прыгающие по Ветвям в Лесу стали ЛЛиу-РРи, а бывшие Прыгающие по Ветвям в специально упрощенных телах остались почти на прежнем уровне. Нет, худо-бедно, кое-как, по чуть-чуть и со скрипом, - но развитие всё равно имело место быть. Хотя бы в такой степени, чтобы противостоять валу искусственной деградации в ауре планеты, просто чтобы остаться на прежнем уровне. Но - было.
  Потребности в развитии у них никуда не делись, но вот возможности оказались очень резко ограничены. Случись сие в прежние времена, - да ничего трагического. Были же те, кто на спор уходил в море в игровом теле и преображал его в нечто новое. Но это уровень развития чуть ли не Сидящего у Ствола! И всё вокруг Живое. И энергии хоть залейся. А тут... Да знаете, что вам скажу? Героев и победителей армад Коцита среди них нет. И быть не может. Но вот по своим масштабам эти малыши, право слово, совершили не меньше. В условиях сверхвысокого давления извне сохранить свои души, - это, в общем-то, тоже подвиг. Маленький, незаметный, внутренний - но подвиг.
  И можете думать что хотите, но планета, право, может гордиться этими древними, этими Изначальными - малышами....
  
   38-10
  Сверху водную поверхность контролировали, в меру своих сил, - Ходящие по Воде. Остальной объём мирового океана, хочешь не хочешь, оставался на долю тех, кто проходил своё развитие в море. Море велико. Радость познания нового требует, чтобы этого нового имелось в изобилии. К тому же есть ещё одно. Тела определённых характеристик, применяемые на определённой ступени развития, по своему составу были достаточно близки к морской воде. В данных телах отрабатывались вариации Касания Душ. И если в Лесу тот же Тотигусигарий, стоя у дерева, учился касаться душами со своим учителем, и, позже, с самим Лесом, то в воде отрабатывались Касание Душ со всем мировым океаном. Данная внутренняя работа проводилась в несколько этапов. Последний этап, Обнявшийся с Океаном, так же, как и Обнявшийся с Небом, - это последняя ступень планетарного развития, когда душа получала опыт и умения, необходимые для продолжения бытия и развития уже в межпланетном пространстве. Поначалу с заходом на иные планеты. Образование подходящего тела, опыт жизни в иных условиях. Нет, перемещение между планетами производилось на гораздо более ранней ступени развития. Впервые на иную планету, соседку по солнечной системе, отправлялись на экскурсию ещё в статусе Прыгающих по Ветвям в сопровождении Сидящих Спокойно...
  Эко в какие воспоминания занесло!.. Впрочем, такое и понять можно. Открытая система! Да-а. открытая система, это, это - открытая система.
  А в закрывающейся системе, в океане, при достаточно малом, по сравнению с океаном, количеством одушевлённых... Нет ничего странного, что Цитадель Р"Льех успела пустить свои мёртвые корни и прорасти противоестественными плодами во многих местах. И, что гадостно, нагадила Цитадель своими гадами, такой гадючник из себя изгадила, что просто гадство какое-то, право слово!
  На первом этапе начиналось производство тел, подобных телам Живых. Шаблон тел в Матрице Реальности, никаких проблем. Проблема в том что изначально тела готовились под заполнение душами соответствующих характеристик. Ну, это планетарный демон обошёл тем же способом, что и при производстве Низших Коцита. А вот потом стало гораздо хуже. Когда начались изменения в Матрице Реальности. Вот тогда-то за Живых мирового океана взялись всерьёз.
  Приходилось прятаться. Тот же спрут - это смерть при поединке с любым прежним обитателем мирового океана. Приходилось заманивать пожирателей плоти под удары с кораблей Ходящих по Воде. Самое удачное средство обороны получилось из уподобления коралловых образований Лесу ЛЛиу-РРи. Конечно, растительность в море и растительность на суше - много разного. Но есть и кое-что общее. Что и позволило, с помощью Леса, вырастить во множестве мест своеобразные крепости, подобные Лесу. Куда ни рисковали соваться ни акулы, ни какие другие измышления мёртвого существования, разве что очень крупными силами.
  Да-а, Коралловые Крепости просто вспомнить приятно! Кораллы, что испускают из своих тел нечто схожее по воздействию с посохом ЛЛиу-РРи. Морские ежи с обламывающимися, остающимися в ране иглами. Рыбы, испускающие из себя облачко взвеси, поражающей жабры. Рыбы, чьи плавники оканчиваются ядовитыми шипами, поражающими пасть пожирающего их чудовища изнутри. И, что самое главное, никакой гарантии, что внутри - поселение Живых, цель атаки. Сколько всякой мёртво-сушествующей мерзости нашло свой конец, штурмуя крепости-ловушки!
  И вот наконец, ещё одно собрание. Где представители разных подводных поселений будут ещё раз решать - как именно им жить теперь. То есть, основной вопрос: атаковать или прятаться.
  Только атаковать! - требовали одни. Лучше гордая гибель в бою и сон души в Пространстве Ожидания, чем вечное пребывание в опасении. Это не очень хорошо влияет на душу, между прочим.
  Смело бежать в смерть и героически спрятаться в Пространстве Ожидания? Вторые возражали. Вторые считали, что бросить океан, отдать родное пространство под полную власть Цитадели Р"Льех - это гораздо хуже. Это просто предательство своего мира. Умереть - легко. Вот, атакуй в одиночку любое Логовище, - и умрёшь. А попробуйте-ка выжить, а попробуйте-ка исправлять тот вред, что наносит Р"Льех! Тяжелый ежедневный труд, оно, конечно, не так ярко выглядит, как блистательная героическая гибель. Но гораздо полезнее. Вон, на суше. Сердце Коцита разбили!
  - Ага, - отвечали им. - Акулу на коралл надели, а зубы её - дальше поплыли!
  ...Обыденные рассказы дышащих воздухом древних малышей, как они отнесли к берегу Нового из ходящих по суше. Тот почти утонул, когда погиб его корабль от нападения спрута. Его вытащили буквально из щупалец чудовища Р"Льех, отнесли к берегу на своих спинах. А там сородичи спасённого убили копьями того, кто нёс спасённого на своей спине и подплыл вплотную к берегу, чтобы спасённый мог перебраться на свою сушу. И спасённый смеялся, и тоже ел плоть тела своего спасителя...
  Игровые тела Изначальных теперь не только препятствовали их развитию, но и тоже стали смертными. Их души воплощаются вновь, как души Старых Людей суши. Но как же хочется поделать что-то своими руками! А рук-то и нету....
  В общем, ещё одно собрание было похоже на множество предыдущих. Но тут пришло известие. Известие о том, что Глубинная Крепость - погибла...
  
   38-11
  Население Глубинной Крепости составляли те, кто был пленён Струящимися Пещерами Стикса. И освобождён Гвардией Серебряных Рук. В наитеснейшем сотрудничестве с Ратнар они вырастили Крепость на дне моря, достаточно удалённого от остальных океанских вод, и достаточно хорошо спрятанного среди земель. В достаточно глубоком месте выросла та Крепость. Великолепная защита. Сами недавно освобождённые из Струящихся Пещер, Ратнар, едва обрётшие новые тела, вложили всю свою изобретательность, весь свой гнев на Вторгшегося, весь пыл своих душ - в неприступность Глубинной Крепости. Великолепно замаскированная, она была обнаружена очень недавно. Только после создания Властелином Р"Льех общей океанской системы слежения. А уж боевые пловцы Крепости хорошо почистили моря-океаны, ни в чём не уступая своим сухопутным собратьям из числа Девятижды Возвращающихся. И те, и другие выбрали прямое противостояние Вторгшемуся.
  Цитадель Р"Льех бросила на обнаруженное убежище своих противников сперва армады подобий Низших Коцита. Существа, в чём-то похожие на Низших, в чём-то похожие на огромных лягушек, в чём-то на рыб. Их боевое снаряжение было способно устрашить армии Новых Людей на земле, если бы твари Р"Льех могли долго находиться на суше и быстро по ней передвигаться. Шкура, подобная шкуре акулы, столь же шершавая и достаточно прочная. В местах суставных сгибов шкура ближе по качествам к лягушачьей. Что обеспечивает необходимую гибкость. Естественное оружие: зубы в два ряда и неприятная слизь на перепонках между пальцами рук. При нанесении ран когтями на кончиках пальцев перепончатых лап слизь попадала в рану и вызывала сильно раздражающее действие, мешающее сосредоточению в бою. Для самих тварей слизь служила чем-то вроде желудочного сока, непременная составляющая приёма пищи. Копья из костей глубоководных рыб, иное длинное колющее оружие подобного происхождения.
  Твари ели всё, в том числе спокойно подъедали трупы своих мёртвых соплеменников. Ну, в общем, обычные Низшие Коцита, только в подводном исполнении. И тварей этих бросили в бой ну просто огромное количество. Практически все имеющиеся запасы.
  Защитники Глубинной Крепости встретили врага достаточно далеко от своей территории. В проливе, длинном и не очень широком. С одного берега пролива можно прекрасно видеть другой. Количество нападающих в сотни раз превышало число обороняющихся. Зато в руках обороняющихся находились знаменитые трезубцы Глубинной Крепости. Три кристалла горного хрусталя, длиною чуть ли не в локоть Новых Людей, чуть ниже держателя-перемычки шар из другого камня, древко деревянное. Из того дерева, что от нахождения в воде становится только крепче.
  По своему воздействию трезубцы схожи со стрелами Ратнар. Только стрелы одноразовые, наконечник при срабатывании разрушается. А вот трезубцы - нет. Разная величина, разная среда применения, немного разная обработка материала. Вдобавок стрелы Ратнар мог пустить даже представитель Новых Людей, а вот трезубцы требовали соответствующей внутренней силы своего обладателя. Так же, как и копья Гвардии Серебряных Рук. А действие одинаковое. Поражённые тела, изготовленные по принципу мёртвого существования, вводились в такую частоту вибраций, что их просто разрывало. На тучу очень маленьких частиц.
  Именно поэтому наступающим и не удалось завалить трупами обороняющихся. Заваливать оказалось нечем. Защитники встретили атакующих на том конце пролива и медленно отступали, производя постоянное поражение наступающих. Пролив, из-за оседания на дне огромного количества мелкой взвеси, бывших тел наступающих, сильно обмелел. Впрочем, постепенно часть осадков вымыло течением, часть подъели неразумные и практически неодушевлённые обитатели моря, те же рыбы.
  Армады акул и прочей зубастой плавающей разновидности пожирателей убитой плоти, также удалось сильно проредить. Хотя и с потерями.
  А вот кракенам противопоставить было в ближнем бою практически нечего. Нет, потеряв множество своих и часть трезубцев, можно было бы и очистить океан от части кракенов, но это не выход. И защитники заперлись в Глубинной Крепости.
  Какое-то время шла вялая позиционная война. Гигантские кракены при попытке атаковать Глубинную Крепость неизбежно натыкались бы на оборонительные шпили работы тех же Ратнар. Шпили во множестве торчали во все стороны, напоминая ощетинившегося ежа. Болеем мелкие атакующие огибали шпили без проблем, но поражались трезубцами в ближнем бою.
  Наступило относительное равновесие. Войска Цитадели Р"Льех не могли уничтожить Глубинную Крепость привычными методами. Но и обитатели Крепости оказались заперты внутри и не могли покинуть своего убежища. Так продолжалось некоторое время.
  А потом на Глубинную Крепость были сброшены техно-магические устройства, изготовленные в Цитадели Драг-Упсар. Генераторы сероводорода.
  Кракены висят сверху, преграждая путь к бегству. Мелкий расходный материал Цитадели Р"Льех, повинуясь приказам подводных подобий Погонщиков Звука, шёл волнами в самоубийственные атаки. Бездумно связывая боем защитников и мешая им разрушить генераторы.
  А потом концентрация сероводорода стала слишком большой. Но генераторы, сброшенные поодаль от внешнего периметра Крепости, продолжали работать, делая практически безжизненными глубины моря. Властелин Р"Льех не хотел рисковать. Столь серьёзного противника, как самое большое поселение наследников Ратнар, он решил уничтожить гарантированно.
  
   38-12
  Подводный зал собраний шумел. Одни высказывали уверенность, что защитники Глубинной Крепости ну просто не могли вот так вот запросто погибнуть! Наверняка у них были планы на ситуацию вроде этой. Часть погибла, но часть обязательно обязана уцелеть! Они заперты, они там просто заперты. Но они живы и ещё что-нибудь обязательно придумают.
  Другие утверждали, что этот пример как раз наглядно доказывает, что неприступных крепостей не бывает. Океан велик и только блуждающие поселения могут успешно продолжать существовать и исполнять своё дело.
  Третьи хмуро готовились организовывать полностью бродячие группы, чей обязанностью станет партизанская война: подкрался, ударил, убежал! Только так можно нанести хоть какой-то урон врагу, - утверждали они.
  Наконец порешили, что каждый занимается тем, к чему лежит его сердце. В конце конов, все они на одной стороне. Все делают одно дело. Пусть одни блуждают постоянно, а другие кочуют поселениями, останавливаясь на каком-то месте на какое-то время.
  При встречах одни дадут новые знания, другие что-то другое, да хоть отдых и возможность снова привести себя в норму.
  Разумные одушевлённые мирового океана вынужденно переходили на нелегальное положение посреди своего дома. Система закрывалась, уровень энергетики Живых падал. Организованная Властелином Р"Льех сеть подводного слежения заодно высасывала и энергию жизни из мирового океана... А вот разновидность мёртвого фона, благоприятная среда существования для мёртво-существующих, - всё больше и больше это состояние распространялось по поверхности планеты и внутри её вод...
  
   38-13
  Как это ни странно звучит, но имя обитателей Леса, ЛЛиу-РРи, и имя подводной Цитадели Коцита, - Р"Льех, - являются родственными. "Л" - это звук для обозначения внешнего космоса, за границами солнечной системы. "Р" - звук Солнца, и, шире - солнечной системы. Что означает ЛЛиу-РРи, мы уже знаем. А одно из значений Р"Льех как раз и можно перевести как "закрывающее систему", "установление разграничения между внешним космосом и солнечной системой", "изолятор" - и так далее.
  Разумеется, каждый звук многозначен. Так, "Р" означает в человеке тело, "Л" - душу. Р"Льех в данном случае обозначает "разлучение тела и души". "Разделяй и властвуй" - основа мёртвого существования.
  Есть и ещё значения. Но углубляться в них пока не следует. Не время.
  
   38-14
  Подозрения Властелина Маггиф были очень даже обоснованны. Тайной задачей Цитадели Р"Льех действительно являлось установление контроля над коллатералями планетарной ци в глубинах мирового океана. Всё-таки бóльшая часть поверхности планеты - океан.
  Ну, как - контроль?
  Во-первых, отгонять от наиболее значимых энергоцентралей океана планеты непокорную пищу Господа. Во-вторых, использовать бесплатные энерго- и материальные ресурсы на пользу Вторгшегося.
  Все Цитадели очень аккуратно относились к добыче невосполнимых ресурсов. Обращать на себя внимание планеты укусами плоти планеты - это удел пищевого человечества в конце его техно-технического бытия. Тогда планета, в режиме самозащиты, начнёт избавляться от источника своих болезненных ощущений, то есть - человечества. А для Господа и присных его настанет время Сбора Урожая. Когда огромное количество мелких душонок за малый промежуток времени покинет свои тела. И чтобы использовать данный пищевой ресурс с максимальной выгодой, следует прилагать усилия уже сейчас.
  Что увкусняет душу? Понижение её частоты. Что понижает частоту? Тормозящие действия. Какие действия являются тормозящими? Во-первых, все действия, выполняемые телом и сопровождаемые выбросом некробиотической энергии, то есть энергией боли, страдания, смерти. Убийства с целью личной выгоды. Мучительства других, садизм, и наслаждение своей болью, мазохизм. Во-вторых, эмоции и внутренние состояния, связанные с пунктом первым. Лицезрение боёв гладиаторов для увеселения, к примеру. В-третьих, мышление и мечтания о пункте первом и втором.
  А что сделать, чтобы пища Господа готовила себя сама к будущему поеданию? Необходимо ввести в оборот множество, обязательно - множество, - внешних мотиваторов поведения, то есть - религий. Это когда Новые Люди начинают верить, то есть изменять своё поведение без критической оценки причин данного изменения.
  А что сделать, чтобы Новые Люди изменили своё поведение? Надо поразить их воображение чудесами. То есть, действиями, исполняемыми путём применения сил и средств, абсолютно не доступных для объектов обработки.
  - Кто сделал то, что не под силу никому? - спросят ошарашенные Новые Люди, узрев некое нечто.
  - Кто-то. Боженька! - ответит им очередной серишет.
  Будущая пища оценит силу проведённого деяния и легко согласится поклониться данной боженьке. То есть, совершать ряд ритуалов - регулярно повторяющихся действий. А как сделать, чтобы исполняемые ритуалы увкусняли души и сути, - это уже технический вопрос.
  Конечно, кто-то откажется от защитных или каких других услуг данной боженьки. Так для этого и нужно много боженек! Все вокруг всяк в своей шайке, со своей боженькой во главе. Так что хочешь, не хочешь, а в конце концов, хотя бы из самосохранения, а какой-нибудь боженьке да поклонишься. Что и требуется.
  Многобожие необходимо на начальных этапах установления своей власти над планетой. Это вам любой Господь скажет.
  Ближе к Сбору Урожая, когда техно-техническая цивилизация поставит своими действиями планету перед необходимостью избавиться от беспокоящей планету цивилизации, количество богов обязано быть решительно сокращено. Причина - понятна. Цивилизации пред-урожайного состояния уже, как правило, обладают оружием, способным уничтожить всё живое на планете. Многобожие на местах хорошо только при маломощном оружии. Когда людишки, каждый за свою боженьку, всласть убивают, насильничают и мародёрствуют, а не принимающие участия в боевых действиях поддерживают воинов морально. В итоге - увкусняются все, хотя и в разной степени. А особого урона планете - нету, и планета не задумывается об ответных действиях.
  Из пред-урожайного состояния есть два выхода, угодных Господу.
  Первый - это Большой Сбор Урожая. Это когда погибают практически все Новые Люди, а оставшиеся быстро скатываются в беспомощное и дикое состояние. Тут - демонам Господа можно являться в облике какой-нибудь популярной боженьки, особенно в одном облике в ряде мест одновременно. Это производит неизгладимое впечатление на верующих. После чего процесс выращивания нового урожая начинается по новой.
  Второй выход, это когда погибают не все, и на планете сохраняются прежние властные структуры. В этом случае гораздо выгоднее, если количество боженек минимально. А если провести до конца обряд слияния всех религий в нечто винегретно-единое, то и совсем хорошо.
  Из второго выхода также наличествует два продолжения. Первый, это когда между оставшимися осколками прежней цивилизации происходит вражда. Тогда в ход пойдут внешние и внутренние имплантанты. Вроде рогов, змей и т.д. Коцита, только в техно-техническом исполнении. В этом случае оставшееся население планеты со временем преобразуется в демонов Отброшенного Пространства. Что угодно лично Светоносцу . В этом случае Господь получает в качестве очередной цели новую планету.
  Второй, это прилёт извне представителей подобного техно-технического мира и вливание остатков от Сбора Урожая в межпланетное сообщество себе подобных. В этом случае количество пищи Господа снова увеличивается, начинают применяться щадящие тело планеты технологии. Пища собирается в больших городах и увкусняет себя почти исключительно внутренними усилиями. Работа, еда, сон. Всё свободное время проводится возле Объёмов Представления, где специально подготовленные людишки изображают одни и те же истории, только в разном оформлении. Сама пища воспринимает эти зрелища как развлечение и отдых. На самом же деле происходит непрерывный и массовый процесс отождествления зрителей с героями. С теми, кто лучше всех убивает, больше всех грабит и так далее. Пряность с таких миров идёт ограниченным, но непрерывным потоком. А простой пищи, то есть мелких душ, увкуснивших себя демоническими желаниями, - просто от пуза!
  Вы можете спросить: а почему Господь лично не начинает Сбор Урожая? Почему ждёт, когда планета сама станет избавляться от вконец доставшей её техно-технической цивилизации? Э-э-э, очень, очень глупый вопрос.
  Нет, вы сами подумайте. Сбор Урожая - это только половина дела. Вторая половина - это реакция окружающего космоса. Если Сбор Урожая проводится силами Господа и присных его, окружающий космос начинает воспринимать происходящее как угрозу себе, ибо подобный мёртвый фон и за Серым Коконом не скроешь! А вот ежели те же самые действия, тот же самый Сбор Урожая проведёт сама планета, - у Господа нет никаких проблем с окружающим космосом.
  Поняли, глупенькие?
  
   38-15
  Тренировочное помещение серишетов - использовалось.
  Тренируемые серишеты бродили по помещению, начинали и прерывали контакты, агитировали каждый за свою боженьку.
  - Что за дурь! - воскликнете вы. И ошибётесь.
  Первые модели серишетов, те, что носили в себе демонов, - все неодушевлённые. Из одного тела внедрённый демон любую управляющую душу выест, это во-первых. Во-вторых, по настоящему время полностью неодушевлённых без каких-либо заменителей души ещё не пришло. Это время наступит только после полного закрытия системы, ну, насколько полно её вообще можно закрыть. Тогда - да. Тогда по планете будут бродить стада двуногих полностью внешнего управления, активно пролезающие на все возможные командные и руководящие должности.
  Неразумные будут обсуждать подробности разума.
  Неодушевлённые - говорить о душе.
  Все они будут твердить о своей неусыпной работе на всеобщее благо людей, но все последствия их дел, руководств, команд и решений пойдут на пользу исключительно только потребителям человечества.
  Теперь же использование индивидуальных заменителей душ есть достаточно трудоёмкое и сложное действие. Произвели опытную партию демонизированных - и достаточно.
  Гораздо проще частично разлучить душу и тело ("Р"Льех" - помните?). После этого в пакет программ, управляющих поведением серишета, вводится подпрограмма. Поток некробиотической энергии от разрушения собственного тела будет направляться на железы внутренней секреции, выпускающие в кровь эндорфины, естественные наркотики удовольствия. Любое насилие над своим телом серишет станет встречать улыбкой. Внешне это будет восприниматься объектами обработки, Новыми Людьми, как готовность "пострадать за веру", признак глубокой веры в пропагандируемую серишетом боженьку. Серишеты - это расходный материал Цитадели Р"Льех. Их гибель запланирована, чтобы обратиться в героические легенды о мучениках и страстотерпцах "за истинную веру". И стать примером для подражания.
  Серишеты одной партии изготавливались по одному шаблону. Почему их лица были, мягко говоря, очень схожи. Вот почему однажды убиенный мученик за веру мог вновь встретиться со своими последователями. И убедить их, что их боженька - боженька истинная. И способна даже вон возвращать из мёртвых. Его по второму разу казнили, а он снова в город пришёл. Тут и правители задумаются - а не пора ли менять боженьку? А смена боженьки - это повод для религиозных войн. А война - это источник пищи Господа и присных его. Память у людишек короткая, живут они мало. Поставь в городе пару храмов, да меняй богов время от времени. Людишки сами друг друга убивать начнут. И, что следует отметить особо, - совершенно добровольно. Что очень важно. Когда никакого насилия, - когда сам и только сам - это и очень вкусно, и очень надёжно. Пища сама сделала свой выбор. Полное соблюдения принципа Абсолюта о вольности волеизъявления. С дополнениями от Светоносца , разумеется...
  Это в далёком будущем, когда придёт время замены местного многобожия на мировые религии, будет труднее. Придётся писать толстые, наводящие уныние при прочтении писания и объявлять их боговдохновенными и святыми. А в тексте, то тут, то там, вставлять отдельные кусочки и фразы. Что при объединении их воедино даст картину мира, практически полностью противоположную идее основной массы текста.
  Зачем спросите вы? Как - зачем? Как это - зачем? А - принцип добровольности? Вот текст для твоей веры. Ты можешь его читать или не читать, это твой личный выбор. Если читать внимательно, ты поймёшь, что тебя обманывают и требуемые ритуалы спасают душу очень своеобразно, они спасают душу от бессмертия и сохраняют её для поедания. А если читать невнимательно или совсем не читать, то это снова твой личный выбор. Не зная броду, не суйся в воду. А сунулся - сам виноват. Подобный текст полностью соблюдает первый принцип Абсолюта: принцип вольности волеизъявления. Когда всё зависит только от тебя. И никакого грубого насилия. Разве что мнение окружающих. Или там давность религиозной традиции. Но и только...
  Да и для пропаганды хорошо, для работы с материалом для будущего поедания. Новым Людям всегда можно привести соответственную цитату из святой книги, причём цитату можно подобрать на все случаи жизни, даже самые противоположные. Ты, пища, главное - верь. Вера тебя уж шибко увкуснит.
  Вы, наверное, сейчас скажете, что, мол, будут же в будущем существовать какие-нибудь духовные заведения, где все тексты станут разбираться предельно подробно...
  Задавший такой вопрос уже забыл прочитанное выше. К моменту создания мировых религий система уже будет закрыта. Почему, собственно, и будет дан старт образованию именно мировых религий, религий, предназначенных для распространения по всей территории планеты. Таких религий будет несколько, то есть будет сохранён принцип многобожия, только на ином уровне. И, вдобавок, кто пойдёт специально штурмовать очередь в заведения, выпускающие командиров, руководителей, управленцев? Правильно, неодушевлённые структуры внешнего управления. Одушевлённые всегда делают своё дело на своём месте, это у них требования души такие. Пусть так и будет, а командовать станут структуры внешнего управления. То есть либо прямо демонического, либо опосредованно демонического, эгрегорного.
  А искренно уверовавшие одушевлённые заранее готовы воспринимать любое противоречие в тексте как некую запредельную святость, понять которую возможно только при личном общении с данной боженькой или что-то там такое в том же роде.
  Поэтому тренировки серишетов есть необходимый этап их подготовки. Сначала изготовленные тела загружают деталями конкретного вероучения. А затем объединяют в одном помещении носителей разных программ и обкатывают в условиях, близких к реальным. Когда каждый верит во что-то своё и твоя задача - перепрограммировать их поведение. В случае наблюдаемых сбоев в программе бракованная единица серишета изымается и уничтожается. Это вам не Низшие Коцита, товар не массовый, товар единичный. Каждый обязан работать безупречно.
  
   38-16
  Ещё одна область деятельности. Цитадели Р"Льех, это дистанционное воздействие на сознание. Мозговой контроль. Необходимо предусмотреть случаи, когда только прямое вмешательство способно изменить ситуацию в нужную сторону. Конечно, тут многое зависит от степени развитости души. Души от определённого уровня развития и выше практически невозможно взять под контроль. Именно поэтому Вторжение всегда начинается как массовые убийства. Души без тел можно взять в плен и использовать, окружить Зеркалами Сути, в конце концов.
  Но вот попозднее, когда планету уже заполонят Новые, - дистанционный мозговой контроль переходит в разряд весьма нужного оружия. Вот пример. Предположим, что рядом сосуществуют в условиях вооружённого перемирия несколько княжеств. Естественно, имеются противоречия, куда же без них. Приходит приказ от Господа о внеплановой выработке пищи. Берём под контроль представителя высшей власти в каком-нибудь княжестве, тот отдаёт распоряжение начать войну. Во время боевых действий увеличиваем степень ожесточённости на поле боя и после. Последствия сего вполне естественно разносятся в виде слухов. После чего множество других Новых начинают мысленно убивать и мучить предполагаемых врагов, сопровождая мечты мощными эмоциональными выбросами. Это, во-первых, увкусняет их сути. А во-вторых, порождает поток мыслеформ. Побуждающих окружающих к аналогичному мышлению. В условиях цепной реакции таких мечтаний и последующей за этим резнёй изначальный командный посыл просто потеряется на фоне массового добровольного самоувкуснения душ.
  Другой пример. Готовится какое-нибудь событие. Например, явление какой-нибудь боженьки. Для инициации какого-нибудь пищевого действия, вроде похода на неверных в защиту истинной веры. Что лучше подогреет массы, чем череда одинаковых снов, приснившихся многим и одновременно, и схожих в деталях? Вот вам пример ментального насилия, не несущего в себе признаков ментального насилия. Показали смертным во сне пейзаж, там оказалась гробница пророка их веры. Ну и что? Где прямые призывы к массовым убийствам? Нету прямых призывов. Если какой-нибудь серишет или другое подконтрольное существо озвучит призыв к массовым убийствам неверных, то "верные" согласятся с этим сами. Ну и где тут отсутствие вольности волеизъявления?
  Массы отправятся убивать и грабить, то есть увкуснять свои души, исключительно добровольно. Исключительно по собственному выбору.
  Берём отдалённое будущее. Ситуация конца техно-технической цивилизации. Миллиарды единиц Новых Людей уже практически стоят в очереди на забой. Сами они этого ещё не знают, но это не важно. Как привести их в необходимое эмоциональное состояние? Как заставить их думать в нужную сторону? Конечно, вы скажете, что есть гигантская система, управляющая показом в Объёмах Представления того времени. Это -да. Но это только одна сторона. Это управление массовым поведением. Когда все, строем, единообразно.
  А если необходимо нечто новое? Не приказ объединяться вокруг очередного вождя, а более тонкое воздействие? Ведь планета уже готова начать избавляться от губящего её поверхность человечества.
  Необходимо вызвать эпидемию самоубийств. Это окажет ряд необходимых и подготовительных шагов к Сбору Урожая. И, вдобавок, произойдёт использование воли планеты. Внезапное осознание своей виновности в причинении страданий планеты. На бессознательном уровне. А? Многие души после некоторого усиления недовольства планеты решат уменьшить страдания планеты путём прекращения своего участия в деятельности цивилизации. Путём внезапного для окружающих и странного по исполнению ухода из жизни. Опять же - всё добровольно.
  Для одних эпидемия самоубийств станет примером для себя. Другие решат замаскировать выгодное им убийство под самоубийство. И так далее...
  И опять же, всё будет происходить исключительно добровольно. В полном соответствии с правилом Абсолюта о вольности волеизъявления...
  
   38-17
  Властелин Р"Льех изволил пребывать в довольном состоянии. Новое оружие, кракены, показали себя с самой лучшей стороны. Главное, удалось решить проблему Глубинной Крепости. Самое сильное и самое опасное подводное объединение взбунтовавшейся пищи ликвидировано. Теперь освободившиеся силы следует бросить на патрулирование глубинных областей мирового океана.
  Пожалуй, стоит ограничить деятельность своих Низших. Как оружие протии врагов последышей Ратнар они слабы. Следовательно, следует удовольствоваться использованием их в качестве обслуживающего персонала донных станций. Там, где в необходимых точках океанского дна установлены маго-технические устройства, изготовленные для него Цитаделью Драг-Упсар по личному приказу Господа. Контроль над определёнными потоками планетарной ци. Нужных мест, определённых лично Господом, не так много. Значит, уцелевших Низших разместить - там. И пожалуй что, следует ограничить их численность. Управление управлением, а массовое безделье до добра не доводит. Значит, никаких десантов на поверхность прибрежных полос. Низшим Р"Льех для размножения необходимы кровь и плоть Новых Людей. Ну что же, на тех островах, где Новые поклоняются его Низшим как богам, - можно оставить эти ритуальные человеческие жертвоприношения. Это не намного увеличить численность низших. А небольшой запас может и пригодиться.
  Теперь - Логовища. Производство отпущенных плавать по воле волн и течений оставить на прежнем уровне. Увеличить мощность стационарных, использующих энергию коллатералей планетарной ци. Вылупившиеся массы можно отгонять на постоянные места обитания теми же кракенами. Их способностей мозгового контроля должно хватить для управления.
  Самое главное препятствие к преобразованию в Господа - Властелин Маггиф. Остальные Властелины - не проблема и не препятствие. Работа с Отброшенным Пространством Цитадели Ахерон, маго-техника и техно-магия Драг-Упсар... нет, не конкуренты. Дуггур? Тоже не то. Управление Новыми через оранжевую чакру - это хорошо. Но этого мало для чего-то большего. Так что, по большому счёту, осталось два реальных конкурента на преображение в Господа лично Светоносцем . Это он сам и Властелин Маггиф. Властелин Вавван - это просто смешно. Нет, судьбу будущего определит одно из двух. Или Мельчайшие Маггиф, или мозговой контроль Р"Льех. И то, и другое усилено изучением и использованием течений планетарной ци.
  Хорошо, что у Властелина Маггиф отсутствует информация о строении тела главного конкурента. Иначе было бы над чем задуматься. А так - не страшно. Властелин Маггиф скопировал детали формы его тела? Ну и что? Форма - это многое, и Учение о Форме доказательство тому. Но и содержание тоже значит кое-что...
  Итак, каковы итоги?
  Постепенное преобразование мирового океана по планам Господа успешно реализуется. Сотрудничество с остальными Цитаделями особо не вредит.
  Ах, да! Один из артефактов Чёрного Портала обнаружен на дне. Сверху пришлось расположить лежбище кракенов. Но артефактов Чёрных Порталов на планете образуется не меньше трёх. И, самое главное, до сих пор не обнаружено местонахождение Мёртвого Портала. А если артефактов Мёртвого - два, как иногда бывает, то заготовок для Чёрных - уже шесть получается...
  Единственное, в чём солидарны все бывшие Сидящие возле Куба с последышами Золотокожих, - это в стремлении предотвратить использование этих неизбежно образующихся артефактов. Какими-нибудь властолюбивыми идиотами из числа Новых Людей. Одна из задач человеческих магов как раз и состоит в отыскании "Великого Ужаса". Ну, тут всё под контролем. Бывшие служители Долины Лиловых Зиккуратов, ныне намертво вплавляемые в ауры человеческих магов, тут же дадут знать и в Цитадели, и лично Господу в случае обнаружения искомого подопечными. Господу это тоже ни к чему. Трудишься-трудишься, увкусняешь души, и вдруг кто-то придёт и всё сожрёт? И плюс разрушение планеты? А то и всей звёздной системы? Плюс опасность быть затянутым на Дно Вселенной, уже самому в роли чьей-то пищи?
  И всё же интересно, почему артефакты Порталов не могут быть обнаружены. Никем, кстати. Ни Господь с присными его, ни Золотокожие в своё время. Никто не смог обнаружить ничего. Найденное на дне найдено его Низшими случайно, наткнулись, копаясь в поисках пищи. Ещё на артефакты могут наткнуться Новые Люди, и самое неприятное, они смогут активировать их. Новые Люди, пища. Непостижимо.
  - Забавно устроен этот мир, - подумал Властелин Р"Льех и обратился внутрь себя, осознавать процесс усвоения личной Пряности.
  Законный отдых, между прочим!!..
  
  
   Глава 39
   ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО ТОТИГУСИГАРИЯ
  
   39-01
   Услада сердца и промежности,
   Многообразие несхожего.
   От безразличия до нежности,
   До восхищенца - от прохожего.
   Души и тела стыкование,
   Порою до переплетения.
   Местами - самолюбование.
   Местами - самоотречение.
   Души коснувшись взгляда лазером,
   Налилось тело тяготением.
   То безобразим безобразия,
   То образуем синтезение.
   Гожо наук терминологию
   Вплести в поэзы легковесности.
   И славословить лучеглазую,
   Знакомую до неизвестности!
   Гожо взаиморасцветание!
   Зеркалить дух, павлинить позою.
   Весною встречного блистания
   Как скучно говорить лишь прозою!
  
   39-02
  Тотигусигарий улыбнулся и открыл глаза. На продолжал лежать в саркофаге. Даже крышку не стал сдвигать.
  Боги, полубоги и совсем уже боженяточки! Как же давно это было! Только-только пал Ахерон. Митра ушёл в пещеры Золотокожих. Девятижды Возвращающиеся преобразовались и затаились, привыкая и осматриваясь. ЛЛиу-РРи - ушли. Оставшиеся оказались предоставлены сами себе. А душа-то тоскует по прошлому. Душа-то жаждет общения. Подобное притягивается к подобному, как известно. Пьющий вино и поющий песни могут жить в одном городе и ни разу не встретиться, слишком различаются их плоскости бытия.
  На вершине одинокой горы с пещерой, служащей выходом коллатерали планетарной ци, - они встретились в первый раз. Неразлучная парочка полубогов-разведчиков, Тотигусигарий и Сангуниатон, встретили сестёр-близнецов. Девушки Новых Людей с душами ланей, вобравшие в себя остатки чьих-то древних душ, чуть ли не Изначальных. Попавшие в плен и поддавшиеся соблазнению мёртвым существованием, те души оказались съедены почти полностью. Падение Ахерона отпустило на волю их остатки. Значит, содержались они именно в Ахероне... И оказались притянуты в тела представителей Новых Людей, да уже управляемых, пусть малыми, но всё же хоть какими-то, но - душеньками!..
  ... Они так и звали их, каждый свою - душенька...
  Да уж, воистину невообразим наш мир! Две девушки Новых Людей, обе оборудованы душами ланей. Это нормально. Племя Мыши, племя Евражки, племя Крокодила и так далее - обычная практика мёртвого существования.
  И вдруг в обеих попадает и прикрепляется по осколку древней души, не доеденных до конца в недрах Ахерона. Просто представить себе сложно.
  И рядом - выход коллатерали планетарной ци. Да ещё в пещере, доступность для использования без дополнительный усилий. Скажи кто раньше - долго бы сомневался, высчитывал вероятности.
  А тут и считать ничего не надо. Заглянули на обнаруженную аномалию посмотреть, а там - вона...
  Сколько им тогда было, душенькам? Да лет под сорок-пятьдесят. У Новых Людей счёт времени не всеми ведётся, а зачем?.. Так, значит, Ахерон пал лет за тридцать до их встречи. Они с Сангуниатоном лично принимали участие в сём знаменательном событии и именно под знамёнами Митры. На момент подселения вырвавшихся душ обе ещё не вышли из сопливого возраста. Значит, скорее всё-таки ближе к сорока, сорока годам. Для Новых Людей, чья продолжительность жизни к тому времени повсеместно не превышала ста лет, - уже серьёзно. И всё это время они провели на горе. Куда привели их осколки подселившихся душ. Там и выросли. В одиночестве от других Новых Людей и компании снов чужого прошлого.
  Да уж, тот ещё получился букетик!
  Обе не хотели уходить. Место волшебного продления молодости. Место, где почти нет необходимости в еде. Место, куда не заглядывает злой человек...
  Ну, злых людей после падения Ахерона в тех местах не осталось, заглядывать некому, но это уже детали. Но вот уходить им и в самом деле никуда не следовало. Потому что в этом случае их дальнейшие бытие становилось проблематичным. Разница в потенциале двух душ в одном теле - преогромнейшая. Всех Новых Людей не спасёшь и не пережалеешь. Н вот эти, эти две девушки - дело другое.
  ...Они общались долго. Им, полубогам-разведчикам, вполне хватало разлитой в пещере планетарной ци. Девушки пили воду, остальное необходимое доделывали Мельчайшие в их телах,
  Загрузив в дневное сознание собеседниц сведения о реальном состоянии дел, все четверо задумались о будущем. Прикидывай хоть так, хоть этак, но оставлять на произвол судьбы пусть даже осколки древних (действительно, уж не Изначальных ли?) душ - это просто предательство.
  Значит - что? Значит, остаётся только одно. Путём регулярного Касания Душ довести получившийся сплав душ до такого уровня, который позволил бы им уйти в Пространство Ожидания. Это самый оптимальный выход из создавшегося положения. В условиях очередного падения напряжения в силовой ауре на поверхности планеты других достойных выходов практически не было.
   Встаёт вопрос - каким именно образом производить сие деяние? Простое касание тел, спина к спине, как с деревом в Лесу ЛЛиу-РРи, - никакого эффекта. Будь в теле главенствующей древняя душа - без проблем. Но тело-то завязано на стандартную для Новых Людей душу! Подсоединение к подселившейся душе возможно только через основную душу тела.
  И что делать?
  Пришлось вспомнить, что оба, и он сам, и дружище Сангуниатон, так же как и юные телами девы, - снабжены соответствующими органами. Посредством которых Цитадель Дуггур добилась столь больших успехов в деле пищевого использования Новых Людей. Конкретно - половыми органами.
  Последнее средство, между прочим.
  Первый же опыт показал, что они на верном пути. Пусть краткосрочное, пусть слабо выраженное, но какое-то подобие Касания Душ всё же произошло. Только соединение тел подобным образом давало возможность исполнить задуманное. Опытным путём было установлено, что когда работа проводится при взаимном касании аур юных телом дев, то мощность воздействий возрастает.
  И всё же им понадобилось более семи сотен лет, чтобы исполнить задуманное и сплав душ смог уйти в Пространство Ожидания.
  А первое полноценное Касание Душ у них получилось где-то через год после первой встречи. Разумеется, он с Сангуниатоном не вот чтобы дневали и ночевали в той пещере. Дел у обоих - выше макушки. Но каждое выкроенное время они отправлялись туда. Отдых, как любил говаривать дружище Митра, это перемена деятельности. Вот они там и того, отдыхали, можно сказать. Хорошо ещё, что телепорты на планете ещё работали. А то бы - вообще...
  Именно тогда, после первого полноценного Касания Душ, он и написал это, тогда вырвавшееся из глубин его души, а сегодня приснившееся ему под утро - стихотворение...
  Полученная уверенность в успешном исходе задуманного воодушевила всех. Он поклялся, что сумеет сделать всё обещанное и шутливо сказал, чтобы она подождала его там, когда придёт очередь и ему тоже уйти в Пространство Ожидания.
  А она на полном серьёзе ответила ему, что будет ждать. И перед тем, как он покинет своё тело, она свяжется с ним и сообщит ему о скорой встрече...
  
   39-03
  Тотигусигарий вздрогнул, откинул крышку саркофага, рывком сел, выбрался наружу и стал чуть ли не бегом нарезать круги вокруг своего последнего убежища.
  Так вот что означает этот сон!
  Душенька исполнила обещанное.
  И значит, времени у него осталось совсем немного. И значит, что нужно срочно вспоминать, что он ещё не сделал - и сделать. Потому что срок и причина его окончательного выхода из тела неизвестны. Может быть, он получит наконец-то долгожданное известие. А может статься, что его попросту выдернет из тела. Потому что тело его, честно говоря, продолжает существовать буквально на честном слове. И так уже приходится облачаться в балахон с капюшоном и длинными рукавами, - чтобы не вызывать ужаса в глазах своего единственного служителя. Хотя служитель этот происходит из семейства Новых Людей, вот уже десять или двадцать, или пятнадцать? - ну в общем, уже много поколений, - и является практически единственным связующим звеном между ним и верховным советом служителей бога Митры.
  Тотигусигарий невольно хмыкнул. Ну что же, дружище, тебе, можно сказать, удалось осуществить задуманное и продолжать своё дело даже после твоего ухода в Пространство Ожидания!
  ... Кстати, вот что он забыл сделать. Атон. Ну конечно же, Атон! И его последнее письмо.
  Решено, он сейчас же сядет и напишет ответ. Потому что все остальные дела завершены, а дела ежедневные это только ежедневные хлопоты. Они ничего особенного не решают. В отличие от ответа Атону...
  
   39-04
  "Друг мой Атон! Твоё последнее письмо получено. Ты пишешь, что поклонение Митре в твоей стране преследуется, и всё большую силу набирает культ Сета. Это легко объяснимо. "Сет" есть краткое имя планетарного демона, в незапамятные для Новых Людей времена вторгшегося на нашу планету. И тот, кто служит Сету, станет в посмертии особо увкуснённой пищей, может быть, даже Пряностью. А те, кто просто поклоняется официальному культу официального бога, окажутся после смерти немедленно притянутыми в Цитадель планетарного демона, где и станут его пищей лучшего качества, чем иные души Новых Людей. Без каких-либо блужданий в эфирном пространстве планеты и возможности перевоплощения. Даже если поклоняющиеся Сету стараются делать добрые дела и всё их участие в ритуалах ограничивается произнесением установленных молитв и принесением НЕ человеческих жертв, их внутреннее тело, их души так пропитываются вибрациями имени планетарного демона, что быстро втянутся в пасть пожирателя сутей.
  Даже если дела человека улучшили его душу, и дали его душе возможность, пусть в обкусанном виде, но всё же надеяться на перевоплощение и дальнейшее своё развитие не с пустого места, а с какого-то задела, - всё равно официальное поклонение объекту мёртвого существования создаст маяк и центр притяжения в невидимом теле того человека и тех людей. Вот причина, почему имена большинства нынешних богов, как правило, это имена демонов, подчинённых планетарному демону. Это назначение в официальные боги поклонения есть награда планетарного демона его развоплощённым слугам времён Вторжения, лучше других служивших делу мёртвого существования.
  Ты писал мне, что жаждешь исправления мира и потому думаешь создать новое учение, нового бога и новый храм. Чтобы учение истины помогло очистить души людей. Но ты же сам писал, что поклонение Митре уже потихоньку притесняется. А ведь это культ бога, уже обладающий силой, и с ним вынуждены считаться. На что же ты рассчитываешь, желая создать новое, беззащитное учение? Если даже потомки тех, кто сражался с Митрой плечом к плечу, вынуждены сдавать свои позиции?
  Если ты поведаешь истину прямо и открыто, тебя убьют. Змеезубые, уцелевшие помощники Властелинов Цитаделей Коцита, никуда не делись, они существуют тайно за спинами жрецов и правителей Новых Людей и делают дела планетарного демона. Змеезубые уничтожат и того, кто говорил, и тех, кто слушал.
  Если ты начнёшь говорить иносказательно, то кто тебя поймёт? Иносказания можно толковать так, как угодно толкующему. Или как угодно хозяину толкователя.
  Ты можешь попытаться смешать прямую истину и иносказания. Но неужели ты думаешь, что Змеезубые оставят тебя в покое? Прямую истину они объявят иносказаниями и заставят твоих слушателей искать в ней скрытый смысл. А иносказания объявят истиной, и на ней, уж без тебя, будет построено здание нерушимого в веках ритуала. И возникнут позднее многие споры по поводу истинности той или иной детали ритуала. И именно эти споры и убедят сомневающихся слушателей, что сей ритуал несёт в себе истину.
  Чтобы твои проповедники из числа Новых Людей, разошедшиеся в разные стороны, говорили об одном и том же, ничего не умышляя от себя и ничего не забывая из порученного, необходима книга первичного текста учения.
  Но, если учение твоё обретёт силу, книгу возможно исказить. Здесь выбросить букву из слова, чтобы слово обрело иной смысл и иное звучание, там добавить букву с теми же целями. Где-то достаточно всего лишь изменить или перенести знак препинания. И тогда препнётсяя читающий не там, а препнувшись, упадёт на колени не пред тем смыслом, о коем жаждал поведать ты.
  Есть ещё одна, и великая опасность от действий сих. Если немного подправить молитвы, если сделать так, чтобы на стыке слов образовалось при произношении имя планетарного демона, это окажет на души молящихся то же действие, что и участие в открытых молениях Сету.
  Говорение об истине подобно поединку на аренах Цитадели Вавван. Ты устремляешь силу в даль. Но лёгкий отбив вбок обращает твою силу против тебя же. Учти это, когда начнёшь осуществлять свои замыслы.
  Потому что всё, написанное мною, есть не отговорки, но советы в помощь. Если твоё учение, набрав силу в отдалённых от иных стран и городов местах, поможет даже единицам одушевлённых прожечь свои Зеркала Сути, Вторгшийся лишится ещё одного источника пищи. Что уменьшит его силу и тем приблизит разрушение основ мёртвого существования на нашей планете. Приблизит раскрытие системы. А это и есть наша общая цель.
  И, что очень важно, поспешай медленно. Искушение непосильным подвигом есть одно из излюбленных и вернейших средство планетарного демона. Вспомни участь Ордена Очищающих, они тоже говорили истину.
  ...Грешник есть пища демонов, чем более человек грешен, тем более он вкусен и питателен для демонов. Поэтому объясни грешнику истину, и если он примет её, дай ему возможность изменить себя. Если же отринет истину, убей его и тем уменьши количество пищи Врага...
  Во что это всё вылилось? В обыкновенное убийство по найму. Какой смысл вкладывают нынешние люди в это имя, "Орден Очищающих", а?
  Но да не испугает тебя упоминание оступившихся. Хочешь делать - делай. И у тебя есть возможность на успешное продолжение твоего дела твоими последователями. Почему? Объясняю.
  Изначально зародившееся от первомысли Абсолюта было подобием Абсолюта. Огненность особого рода. Появление Первого Проглота и первых проглоченных привело к понижению частоты существования. Изменению качества. Огонь видоизменился. Как вытекшая из вулкана лава покрывается каменной коркой, так и отпавшие от Абсолюта стали причиной отвердения огня. То есть, практически образовался видоизменённый класс материи. Утратившей душу. Но, появившись, это новое также привлекло внимание Абсолюта. И снова видоизменилось - уже в силу этого. Утратившее было душу снова обрело возможность одушевления.
  Но возможность не есть неизбежность.
  Принцип вольности волеизъявления - нерушим.
  Необходимо сознать происходящее, сделать выбор и предпринять личные усилия, долгие и упорные, - чтобы снова повысить частоту бытия и обрести душу.
  Это, новое, можно назвать результатом своеобразного противодействия первомысли Абсолюта и суперэгоцентризма Первого Проглота, именующего себя - "Светоносец". Что означает светящийся украденным, и в силу этого видоизменившимся светом. Мёртво-существующим светом.
  Мы живём в мире, где присутствуют все три составляющие усложнившейся Вселенной. И где абсолютное большинство, обладая возможностью самосовершенствования, не подозревает даже о самом существовании сей возможности. Увы, таков удел нашего мира ныне.
  Но не всё плохо, друг мой. Когда моё тело, могущественное в условиях нормального напряжения сил в силовой ауре планеты, стало задыхаться и разрушаться в условиях недостатка всего необходимого Живому, пришла добрая весть. Пространство Ожидания не уснуло. Пространство Ожидания живо и работает в меру своих сил. Со мной связался, войдя в мой сон, мой друг и учитель, Митра. Тот, кому поклоняются Новые Люди, избравшие для себя путь Живых. Митра сообщил мне новость, и новость воистину великолепную и грозную, как сверкающий наконечник стрелы Ратнар.
  Общими усилиями всех бодрствующих обитателей Пространства Ожидания созданы условия для взаимодействия между душами Изначальными и душами Новых Людей нашей с тобою современности. Если Новые Люди будут отдавать своё время и свои силы, искренно и от всего сердца, своему развитию в изначальном, истинном смысле сего слова, - они получат возможность входить в контакт с Изначальными душами Пространства Ожидания. Сперва как смутное томление в душе своей ощутят они. Потом нечто вроде тишайшего из голосов, говорящего из-за толстой стены, глухо и невнятно. А потом начнут улавливать слабую тень желания совершить тот или иной поступок. В условиях выбора, постоянно встающего перед людьми сейчас, как и всегда, люди смогут сделать выбор. Либо поступить так, как толкает поступить всё привычное. Обычаи предков, нормы поведения окружающих, указы властителей, вкрадчивые слова жрецов, и так далее. Либо поступить порою неохотно. Порою непривычно, а порою и полностью неожиданно. В голосе Изначальных душ нет силы принуждения. Даже чтобы просто услышать его, необходимо тщательно вслушиваться в свою душу. И если душа подготовлена личными усилиями, возникнет резонанс с запертыми душами.
  Что же изменится, если вслушаться и последовать услышанному или прочувствованному?
  Каждое повторяющееся действие является тренировкой. Поднимающий тяжести базарный силач получает возможность поразить воображение зрителей подъёмом неприподъёмного. Он зарабатывает себе на жизнь и улучшает своё тело. Вот плоды его тренировок.
  Кулачный боец, упражняющийся в своём умении, получает возможность защитить себя без оружия и победить в схватке с более сильным.
  Пьющий вино получает кратковременное лишение дневного сознания, приступы беспамятства, разрушение своего тела и ускорение приближения своей смерти. Да, пить вино - это тоже тренировка. Не особо желательная для большинства жаждущих Жизни, пусть даже и Новых.
  Постоянно повторяющиеся поступки тела тренируют тело. Постоянно повторяющиеся мысли, чувства, эмоции, внутренние состояния, - тренируют невидимое глазом Новых Людей. Умение владеть своим духом при внезапной опасности - вот одно из последствий подобных тренировок. Умение увидеть невидимое глазами обычных людей. Или возможность всё более чёткой связи с Пространством Ожидания. Дух, тренируемый в сторону жизни, становится всё более Живым. Дух, тренируемый в сторону мёртвого существования, становится всё более мёртвым при ещё живом теле. Внутренняя суть происходящей тренировки едина, как был един мир до первой лжи Первого Проглота. Направления тренировок - могут быть разными.
  Говоря своим последователям о необходимости того или иного, всегда объясняй причину необходимости того или иного деяния. Объясняй внутреннюю суть происходящего. Соблюдай первый принцип Абсолюта: принцип вольности волеизъявления. Каждый кующий меч своего духа является кузнецом собственной судьбы. Бытие каждого индивидуума есть вещь глубоко индивидуальная. Никто за тебя не откушает, никто не откакает. Каждое действие, мысль или чувство всегда предельно конкретны. Ростовщики для неграмотных предлагают не расписки, а отпечатки больших пальцев рук. И среди всех людей не нашлось ни одного с одинаковыми отпечатками. Все внешние тела имеют различия. Что же говорить о телах внутренних, о душах? Ты должен давать людям сознательную возможность выбора, поведав им о последствиях всех вариантов их действий. Лошадь можно насильно подвести к воде, но её нельзя насильно заставить пить. Насильно мил не будешь. Насилие - это удел слабых духом.
  Ты спросишь: а можно ли убивать людей? Если ты убьёшь кого-то, просто чтобы доставить себе удовольствие, ощутить собственную значимость, за плату или что-то подобное, - этот выброс некробиотической энергии сильно дёрнет за одну из нитей веретена твоей души. И затормозит её непрерывное вращение. Ибо вращение есть первое движение Вселенной. Когда сгустившиеся части мысли Абсолюта осознали себя, они стали оглядываться в пространстве. Так зародилось вращение. Так, можно сказать, проявляет себя движение души внутри тела.
   Если же ты видишь, что предавшиеся мёртвому существованию, или безумец, или обманутый, но не особо противившийся обману, или задумавший великое в собственных мыслях и во имя своё сам, - хотят разрушить что-то значимое для тебя, - поступай так, как велит тебе твоё сердце.
  Ты знаешь правило.
  Поступай с другими так, как хочешь, чтобы они поступали с тобой, - или так, как другие уже поступают с тобою.
  Серишеты, проповедники мёртвого существования, озвучивают в ослабляющих проповедях для подвергшихся насилию только первую часть сего правила. И тем самым исключают право на самозащиту. Правильно, ежели ты желаешь, чтобы тебя гладили по головке, как же ты можешь бить с плеча в морду тому, кто задумал увеличить своё счастье за счёт твоего горя? Ведь ты же не хочешь, чтобы тебя били в морду? Но ежели ты знаешь обе части правила поведения Живых, полностью, - твой выбор действий становится намного шире.
  Но всё же старайся быть сильным. Насилие есть удел слабых, боящихся того, что кто-то может оказаться сильнее их. Ежели же ты силён, у тебя появляется выбор: убить или победить. Серишеты внушают Новым Людям, что сила - это зло. Что богатство - это зло. И хороший человек, правильно покоряющийся богам, обязан отказаться от насилия и богатства. То есть, если продолжить мысль, оставить силу и богатства в руках злых. Для продолжения злодейства злодеев.
  Обрати внимание, что они читают свои проповеди не тем, кто силён и богат. А тем, кто слаб и беден. И тем самым способствуют сохранению власти сильных и богатых. А те, кто согласился с ними, тоже невольно, своим согласием без осмысления того, с чем соглашаются, - встают на сторону мёртвого существования. И получают заслуженное. То есть - увкуснение своей души.
  Продолжая тему, необходимо сказать, что в условиях торжества мёртвого существования и сильным, и богатым может стать только тот, кто лжёт, насилует, убивает. Открыто или тайно. Поэтому проповедь смирения для подвергшихся насилию есть поддержание режима насилия. Непротивление злу есть поощрение злодея на новые злодеяния. А подобное деяние хорошо увкусняет душу делателя сего.
  И к тому же следует обратить внимание на ложь. Как может слабый отказаться от силы? Как может бедный отказаться от богатства? Как можно вообще отказаться от того, чего у тебя нет? Как может сидящий в зиндане и питающийся помоями отказаться от власти над миром?
  Серишеты хорошо обучены очень тонко искажать суть и испускать слова, правдоподобные внешне и глубоко лживые внутри.
  Бедняк не может отказаться от богатства, потому что у него нет богатства. Бедняк может отказаться от путей достижения богатства, включающих в себя обязательность лжи, воспитания в себе своекорыстия и прочих, увкусняющих душу, или сущность, за неимением души, - качеств.
  Если слабый пройдёт обучение у кулачных бойцов и получит возможность одним ударом своего кулака пробить человеку голову или проломить человеку грудную клетку, - вот тогда да. Тогда у него появится то, от чего можно отказаться. Паралитик не может отказаться от применения силы, у него нет силы.
  Если ты подумаешь, что нет никакой разницы между тем, что бедняк думает, будто он отказался от богатства, и тем, что бедняк решил, что он отказывается от путей приобретения богатства через ложь, обретение своекорыстной сути и чужих смертей, - то ты ошибаешься.
  Ложь - вещь невидимая, но реально существующая. Ложь - это невидимая суть и основа мёртвого существования. Когда Первый Проглот обманул первого проглоченного, что их совместное свечение, один внутри другого, есть план Абсолюта, - он создал Пространство Лжи. Незримое, тонкое, непривычной для Новых Людей материальности, пронизывающее собою всю Вселенную. И каждый лгущий, в силу совершения сего деяния, - объявляет о себе в этом изначальном тонком пространстве мёртвого существования. Тем самым он становится доступен для воздействия в виде соблазнов со стороны Первого Проглота и присных его. Когда начальник базарной стражи едет верхом по базарной площади, и видит только склонённые спины, его взгляд не останавливается ни на ком, но если он замечает стоящего, он посылает стражников схватить непокорного и всыпать ему плетей. Это грубое сравнение, но оно примерно даёт понять, что происходит, когда человек лжёт. Даже не понимая того, что он лжёт. Ложь - это действие. Несущее за собою определённые последствия.
  Атон, друг мой, мы не виделись с тобою много лет. И в этом мире уже не увидимся. И пусть моё последнее послание поможет тебе и помощникам твоим. Что хочешь - делай. Иногда говорят, что лучше сделать и пожалеть о сделанном, чем не сделать и пожалеть об упущенной возможности. Не знаю, истинно ли это, а если истинно, то в каких именно случаях. В деле же жизни и смерти хорошо сказано древними мастерами, сделавшими надписи на некоторых клинках: "Без нужды не вынимай, без славы не вкладывай". Запомни: бить - так добивать, а не добивать - так и не починать. Прервать же существование мёртво-существующего есть заслуга перед Живыми.
  Только умоляю тебя, пусть данного правила придерживаются лишь те, что способен видеть. Те, кто в силах определить без ошибки: кто его противник. Существо полностью мёртвого существования, ступивший на путь мёртвого существования сознательно или сделавший то же в тумане неведения.
  Убить - легко, победить - трудно.
  За победу, друг мой Атон! Огромную гору складывают из множества песчинок. Да будет твоя доля соразмерна усилиям твой души.
  Прощай же. До встречи в Пространстве Ожидания.
  
   Твой друг Тотигусигарий."
  
   39-05
  Перечитав написанное, Тотигусигарий замер в неподвижности осмысления сделанного. Как много - и как мало. Нет, принципы поведения изложены верно. Хотя и хочется добавить деталей. Или он всё-таки что-то упустил?
  Письма Атону, переписанные твёрдой рукой его служителя, хранились в особой корзине. Последние сотни лет становилось всё хуже и хуже. Организм голодающего жертвует предельным ослаблением мышц и ущемлением внутренних органов. Только сердце и мозг, мозг и сердце получают прежнее питание. Потому что потеря любого - это смерть всего. Точно так же и его тело, давно уже лишившееся почти всех своих возможностей, отличавших его от Новых Людей, тоже жертвует теперь всем ради главного. Поэтому Тотигусигарий и оставлял себе копии своих писем. Перечитать, проверить объём переданных познаний. Соотнести потребности момента с уже пересланным.
  Так, про Новых Людей и Изначальные души он писал уже давно. Правда, упростил для восприятия Новыми. Новые верят в богов, пусть так. Значит, надо представить для простоты их восприятия этот мир как результат противодействия доброго к людям бога и злого к людям бога. Есть человечество от доброго бога, есть человечество от злого бога. Внешне неотличимые, способны заводить совместных детей. И обязательное предупреждение, что на самом деле всё намного сложнее, хотя суть передана верно.
  Кстати, Атон писал, позже, что в его пространстве влияния возможность браков проверяли его люди. Обученные видеть. Сложное умение для Новых. Но возможное. Видящие Атона всё свободное времия упражнялись в видении. Зато сколько неодушевлённых единиц мёртвого существования, запрограммированных войти в Соединение с одушевлёнными и предельно увкуснить их души, - было отринуто в качестве жены или мужи для одушевлённых Атона!..
  ... Нет, всё равно кажется, что что-то упущено. Что есть что-то, что необходимо, обязательно необходимо включить в это последнее письмо Атону. Атон. Атон-Мат Ал-эт-Митра. Дружище, что же ещё можно оставить тебе в наследство?..
  Почему-то представилось, что необходимое можно найти в библиотеке. Библиотека... Сразу же в памяти всплыло знаменитое обращение ковена Высоких Магов к своим рабам. Рабам-смертникам, предназначенным для алтарей при написании их "Великих Книг". Рабам-смертникам в армиях, похищающих в других странах рабов для алтарей магов. Совет магов кричал о вторжении племён варваров. В числе прочих обвинений, как то: нарушение божественного порядка, неподчинение законам Высоких Магов и прочее, - звучало обвинение в варварстве и уничтожении цивилизации и культуры, то есть сожжении библиотек. Правда, Маги умалчивали, что книги тех библиотек были написаны на коже, заживо содранной с детей варваров. И варвары всего лишь соблюдали обычаи погребения своих предков.
  В тот раз Тотигусигария очень насмешило разделение лозунгов, под которыми Совет Магов собирался вести войну. "За свободу нашего всевластия!" - лозунг для себя. "За свободу нашего рабовладения!" - для не магов, аристократов, тех, кто погонит быдло на смерть. Ну а для тех, кто будет непосредственно умирать на полях битв, просто - "За свободу!". Без уточнений.
  По ассоциации вспомнился отрывок из письма Атону, написанному им после ликвидации этого "бла-ародного собрания". Кто их тогда? Ах, да. Кочевники Баалдур-Салдура.
  "... Сущность можно сравнить с материалом, личность - с обработкой. Сущность Живых можно сравнить с алмазом. Маленькая душа - маленький алмаз. Душа побольше - алмаз покрупнее. Семья, друзья, работа, бытие в целом, - гранят камень сей. И не всяка грань порою совершенна выходит. Но алмаз остаётся алмазом.
  Суть мёртвого существования можно сравнить с дерьмом умирающего от заразной болезни. Такое гранить - только ворошить. И чем больше куча - тем сильнее зловоние..."
  Так, постараемся не отвлекаться. Где же тот свиток или та книга, что показалась необходимой именно сейчас? Не это ли искомое есть?
  
  "Наступило время, когда хочется ходить голым и пить тёплую, липкую кровь.
  От долгого зимнего сна просыпались они, когда ледяные навьи уходили в глубины камней, уводя за собой оцепеневшие души, уворованные за долгие зимние ночи.
  Они сбрасывали слежавшуюся зимнюю шерсть на тонкий, вытянутый след ламии и кашляли задыхающимся смехом, когда над лесом дергался щёкот обмирающего взвизга.
  Тугая жидкость распирала жилы бешеной пляской круговорота силы и сердце сладостно напрягалось, выдавливая в аорту квинтэссенцию жизни.
  И в сладостном порыве благодарности они поворачивали морды к небу и благодарственный вой ликующе возносился к сияющему диску покровительницы любви, воров и Смерти, благодаря за вечное возобновление праздника торжествующей плоти.
  В дальнем бору суетливый лешачок приподнял ухо треуха, выставил меж стволов свое ухо и, прислушиваясь к отдаленному водопаду воя, вздыхал:
  - Оборотни проснулись, знать, весна началась..."
  
  Н-да. Нет, вроде, не это. Смотри-ка, уже и внутреннее чувство подводить начало. К счастью, недолго осталось.
  А может - вот это вот?
  Тотигусигарий раскрыл, начал читать и незаметно для себя зачитался...
  
  " Забаран-Луст - город полуденных кошмаров, ночных фей и теней бывших живыми. Забаран-Луст - в его названии слышится перестук сползающей с барабана цепи подъёмного моста и кривой взвизг удара сабли кочевника.
  Давно это было - белые башни Забаран-Луста, тихий полумрак дворцовых переходов, сталь шлема меж зубцов башни и шёпот-вскрик от удара в спину отравленным кинжалом. Белый камень водоемов под жарким солнцем и таинственные, закрывающие лица жители на чуде из чудес - молчаливом восточном базаре, где беседуют только знаками.
  Забаран-Луст - ржавые крышки поверх дыр-нор-выходов-выползов-пролазов вглубь скалистого основания города. Засыпанные песком и скрытые стенами куполов, прячущиеся в стенках колодцев и укрытые шелковыми коврами дворцовых тайников. Тихие, терпеливо ждущие своего часа.
  Опаленный дыханием пустыни, город-оазис в одном дне караванного перехода от моря. Полного тайн, опасностей и добычи. Здесь ловят вкусных восьми- и девятиногов. Засушенные, они хранятся долго и неоценимы в пустыне. Здесь собирают желтые слезы моря - они ласкают взгляд, согревают руку и несравненны для распознавания яда живой слизи. Тоже обитающей в море. Кочевники ценят эти студенистые тельца. Обмакнутые в них стрелы несут смерть даже Сахе-Джашимисс - легендарному чудовищу, обитающему в глубинах пустыни, близ золотых рудников и древних развалин. Древних даже для тебя, Забаран-Луст. В них, в этих развалинах, то открываемых ветром, то вновь погребаемых под толщей песка, маги Забаран-Луста ищут и находят вещи. Сделанные руками Древних, дочеловеческой расы прирожденных Властелинов. Иногда, когда воздух дрожит и перед глазами видится нечто, существующее вдали, давно или в воображении мага, ищущие находят смерть в старых развалинах. Говорят, что обитатели их не умерли совсем. Но только спят тяжким сном и горе этому миру, если они проснутся.
  Да что только не говорят в Городе! И как отличить правдивый пересказ от приукрашенной выдумки, обросшей подробностями лже-очевидцев, вдохновленных глотком пальмового вина Забаран-Луста? Вина от семи пальм Лахурры, выдержанном в бурдюках из кожи рыбы Лах-Лах ?
   "Страшно услышать вой Ка, когда их стая идет ночью по твоему следу. Страшно услышать крик Ихх, когда их орда идет на приступ твоего города. Но страшней всего услышать смех Чаа и понять, что он смеется - тебе..."
  Забаран-Луст. Желтые шары на шпилях башен. Предохраняющие от полуденных кошмаров. Если случится кровавый полдень, а спешные дела гонят тебя на улицу из безопасных стен, закрытых Знаком Ящ-Урры, не своди взгляда с желтого шара - и вернешься домой живым. И дождешься ночи. И зажжешь тлеющую палочку Аромата Любви. И слетит на её зов ночная фея, войдет в усталое тело твоей жены и ночь твоя согреется пламенем огненной страсти. И напоишь ты восхитительной дрожью предвкушения Знаки Ящ-Урры и сохранят они твою жизнь в Кровавый полдень.
  Но если и такой страсти мало тебе, иди в пустыню. Где-то там, в семибашенной пирамиде среди скал Горкурры живет великая волшебница Ящ-Урра. Раз во много лет открывается проход в скалах и дорога желтого песка среди красных скал приведет тебя к потухающим глазам Охранительницы Мира. И пройдешь ты таинственным Путем Укрепления, вберешь в себя чары Силы и наговор Мощи и обретешь Время Любви с вечно юной Ящ-Уррой. И семя твоё станет звездным и засеешь ты Сад Неги и прорастет твоё семя огнистыми цветами в потухающих глазах возрождаемой богини. Да и как еще звать ту, что посылает в этот мир маленьких ночных фей и хранит нас в Кровавый полдень силой своего Знака? И если страсть твоя сжигает тебя - иди в пустыню, ищи скалы Горкурры. Потому что лучше умереть в песках, стремясь к Единственной, чем спалить себя изнутри, вывернуться и высохнуть в тень Бывшего живым. Нет хуже той участи... "
  
  С трудом оторвавшись от продолжения, Тотигусигарий припомнил... Да это же времена сразу же после падения Ахерона! Ну точно, точно. Как бишь именовалось то море... Нет, совершенно вылетело из памяти...
  
  Послышался почтительный стук в дверь.
  Тотигусигарий сунул взятый текст на место. Накинул капюшон. Позволил войти. Вошёл служитель. Близость коллатерали планетарной ци, несмотря на глубину подземелья, сохранила и румянец его щёк, и свежесть кожи, и общее здоровье. Помнится, все его служители жили дольше обычных Новых...
  Служитель поклонился и поставил на столик у входа ларец. Такое знакомый. Неужели?..
  Глухо стукнуло с перебоем в сердце. Жар окатил изнутри, перехватило горло. Знаками показал - отрывай...
  Наконец-то...
  Обсидиановый клинок в хрустальных ножнах. С яшмовой рукоятью и шаром навершия рукояти из нефрита.
  Кровь на клинке. Тотигусигарий почувствовал эту кровь, едва открылась крышка изолирующего ларца. Но всё же взял в руки, обнажил клинок. Да, так и есть. Кровь Властелина Цитадели. Ни с чем не спутаешь.
  И маленькая записка.
  "Известные тебе в прошлом как Ратмир и Тикки благодарят тебя. Прощай и счастливого пути".
  Тотигусигарий взял в руки послание, перечитал. Послание вспыхнуло бесшумным пламенем и обратилось в пепел, разлетевшийся по комнате.
  Всё. Его долг исполнен. Последнее оружие, изготовленное им для Повелителей, нашло свою цель. Последний из доступных Властелинов Цитаделей, уцелевших при падении Ахерона, развоплощён.
  И как будто щёлкнуло что-то внутри.
  И больше не осталось сил. Ни на что.
  Тотигусигарий указал служителю место для ларца. Молча указал. Горло временно перехватило. Когда служитель исполнил указанное, голос вернулся.
  - Моё время истекло. Мой последний долг исполнен. Мне можно уйти. Благодарю тебя. Ты и твои предки долго и достойно помогали мне. Десять поколений? Двадцать?
  - Тридцать семь, - почтительно поклонился служитель.
  - Тридцать семь, - задумчиво повторил Тотигусигарий. - Много времени прошло...
  - Много, - согласился служитель.
  - Последнее письмо Атону. Отправишь, как обычно. Припишешь сам - Тотигусигарий ушёл к Митре. То же скажешь и нашим, наверху. А сейчас ты оставишь меня, на время.
  Тотигусигарий подошёл к столику в углу, взял в руку орихалковые шары для развития и укрепления киста, а также, из-за материала, и для иных целей.
  - Когда они упадут на пол, значит, моё тело исчезло. Тогда доложишь - и волен в своём волеизъявлении. Понял? Прекрасно. А теперь - прощай.
  
  Служитель, еле сдерживая участившееся сердцебиение, вышел за дверь. Но сесть так и не смог. Ноги подрагивали. Дух захватывало. Последний бог прошлого уходит к Митре! К Митре!! Самому Митре!!! Победителю Ахерона...
  О боги сынов света, как же давно это было!..
  
   Через неизвестное, проведённое в полуоцепенении время ожидания, - глухой удар и рокот раскатившихся по яшмовому полу орихалковых шаров.
  На негнущихся ногах подошёл к двери. Открыл. Вошёл. Всё то же самое. Только вместо древнего бога - пустой балахон с капюшоном и широкими рукавами. Белый балахон друга белого бога. Содрогнувшись от внутренних чувств, служитель подошёл к письменному столу. На столе в одиночестве лежал свернувшийся свиток.
  Во всём теле ухнуло. Пот залил тело. И столь велика оказалось жажда узнать, ЧТО же именно читал уходящий перед своим уходом, что она заставила служителя мгновенно забыть обо всём, усесться в нефритовое кресло с палисандровым сиденьем, самшитовой спинкой и кедровыми подлокотниками. Прямо на пустой балахон ушедшего уселся он, не замечая этого. Развернул свиток и впился глазами и, сдерживая дыхание, и унимая сердцебиение, стал читать:
  
   " Однажды я шел по пустыне и среди пальм оазиса нашел обрубок человека без рук и ног. Ловко извиваясь, он полз от кучи упавших фиников к воде, чтобы напиться. Длинные седые волосы покрывали его спину. Борода его стёрлась о песок.
  - Несчастный! - воскликнул я. - Кто совершил это злое дело? Могу ли я помочь тебе или отомстить за тебя?
  Напившись, старец снисходительно посмотрел на меня и улыбнулся.
  - Неразумный... Ты оскверняешь память мудрейших тем, что не уважаешь законы, охраняющие наш покой и безопасность.
  Изумление на моем лице проступило столь явно, что житель оазиса перекатился к ближайшей пальме, оперся спиной на её ствол и начал:
  - Узнай же, о путник, что некогда на месте этой пустыни была страна, обильная водой, деревом и камнем, городами и людьми, но скудная мудростью населявших её. Случалось так, что дети дрались, а взрослые мужчины били друг друга. Случалось также, что женщины вцеплялись друг другу в волосы. Случалось даже, что люди убивали друг друга.
  И тогда мудрейший правитель приказал сдать в казну весь имеющийся металл. Но люди стали использовать палки, чтобы бить и сучья, чтобы колоть.
   Правитель приказал срубить деревья и выкорчевать пни. Но люди стали кидаться камнями и правитель приказал снести дома, просеять песок и вывезти все камни за пределы своих владений.
   Люди научились бить друг друга руками и ногами. Наимудрейший повелел лишить своих подданных возможности наносить вред друг другу. И тогда все стали такими, как я. Больше всего забот доставляли жившие в расцвете сил. Некоторые их них умерли. Меньше всего хлопот было с новорожденными.
   - И матери не пытались защитить своих детей?
   - Тех, кто осмеливался напасть на Стражей Закона, обезоруживал зубодер.
   - А у Стражей были руки и ноги?
   - И оружие, и щиты. Как же иначе? Люди глупы и неразумны. Если человек не понимает, когда его просят стать счастливым, его нужно заставить стать им - для его же блага.
   Я оглядел пустыню от горизонта до горизонта и спросил:
   - Неужели ты считаешь, что ваши законы были мудры?
   - Конечно, - собеседник улыбнулся моей наивности. - Если было бы по-другому, разве этому учили бы в школе?
   И он проворно пополз обратно к куче, на которую за это время упало два-три свежих финика.
   Я напился, наполнил водой мехи и пошел дальше, тревожимый внутренним вопросом. Через три дня мои уста смогли проговорить беспокоившее моё сердце:
   - А что же заставляло людей драться друг с другом?
   Но возвращаться было уже поздно и вопрос мой остался без ответа".
  
   из записок Заль Ха-Ра-Ка "Вдохнувшего солнечную душу"
  
  
  
   ЭПИЛОГ
  
  Можно ли называть одержимого злым духом, -
  духовным лицом и одухотворённой личностью?
  Конечно, можно!
  Одержим злым, но всё же - духом!
   Серишет Љ 77А8СК16
  
  Трансформер Сета - умирал.
  Канул в былое пик могущества Цитаделей Коцита. Пали и сами Цитадели. Когда пал Ахерон, снова содрогнулась аура планеты. Самый опасный из бывших Сидящих возле Куба, Властелин Р"Льех, - окончательно увёл свою Цитадель под воду, где и погрузил в холодный сон - в тайном месте.
  Дабы дождаться в своём теле начала раскрытия системы - и захватить власть, осуществить всевластие над планетой. В условиях достатка энергии, неизбежно образующегося при раскрытии системы, этот вырожденный вариант чёрной магии - техно-техника, - быстро увядает .
  Трансформер Сета - умирал. Потому что служебное устройство Ахерона, изготовленное демоницами Лилит и Наамат по образцу прототипа из Долины Лиловых Зиккуратов, - более не нужно его уничтоженным или развоплощённым владельцам.
  К тому же в мире мёртвого существования отсутствует понятие "забота". Со времён первого мёртвого поступка Первого Проглота в основу мотивации поведения мёртвого существования нерушимо лёг принцип личной выгоды.
  И чем больше ты кого-то поглотил, покусал, поцарапал или ещё что-то такое в том же роде, - тем угоднее ты стал Первому Проглоту. И тем питательнее и полезнее для него станешь в тот момент, когда он тебя проглотит. Ибо понятие "личная выгода" предусматривает существование только временных союзов. С обязательным, а до предоставляющей возможности - желательным поглощением ВСЕХ конкурентов.
  Конкуренция, это и есть: "кто кого съест".
  В отличие от сотрудничества Живых.
  Поэтому: кому нужен поломанный трансформер?
  
  После падения Ахерона трансформер Сета долгое время перебивался старыми запасами. Какое-то время даже исполнял некоторые заказы Змеезубых. Но отсутствие должного содержания и обслуживания нарушило некоторые из его функций. Всё же Змеезубые - это не Властелины Цитаделей, и их возможности намного меньше.
  Какое-то время он исполнял обязанности объекта поклонения в племенах людоедов. Он пребывал в промежуточной форме, что внушало почтение. Людоеды давали ему пить кровь своих жертв. Тёплую, даже горячую. Свежую. Вкусную. Собственно говоря, сам забой пойманных и приведённых к святилищу пленников, будущих жертв желудков людоедов, производился прямо в святилище. Трансформер Сета тогда хорошо питался. Вкусно. Сытно. Регулярно. Почти как в Ахероне.
  В большой хижине, сплетённой из ветвей и обмазанной глиной, постоянно сжигали останки трапез людоедов. Сия дымная атмосфера являлась необходимой для поддержания его существования и работоспособности. Вдобавок он привычно запрограммировано исполнял свои непосредственные обязанности, хотя какого-то особого смысла в этом и не было. Джунгли. Людоеды. Покорные. Зачем? А программа такая...
  Самцы племени, в первую очередь военные вожди, испускали своё семя в его тело. Несложное воздействие стало сильно увеличивать ощущениях их оргазмов, настолько сильно, что людоеды превратились буквально в наркоманов столь своеобразного общения со своим богом. Переработанным семенем людоедов трансформер осеменял их самок. Самки также визжали от восторга. Но, главное, они рожали детей, внешне похожих на своих родителей, но крепче и сильнее телом.
  К сожалению, долговременное воздействие подобного рода в замкнутом коллективе неизбежно приводило к общему вырождению внутреннего. Десяток поколений в лучшем случае - и всё. Мускулистые дебилы.
  Трансформер загодя подбирал себе другое племя. Иногда заманивал во время отлучек, перетаскивая другое племя к своему святилищу. Свежее племя устраивало торжественное массовое жертвоприношение всех своих предшественников, после чего всё повторялось по новой. Реже трансформер уходил сам. Это когда в ближайших окрестностях отсутствовали подходящие кандидатуры.
  Своим новым поклоняющимся, своим новым последователям, своим новым жертвам, своей новой пастве, одним словом, - он объяснял гибель их предшественников (при необходимости сего), - прегрешениями перед ним. Но подобные объяснения требовались крайне редко.
  Людоеды, а за их неимением, просто дикари, постепенно перевоспитываемые в людоедов, охотно верили всему. К тому же их сексуальное общение с ним, своим новым богом, быстро приводило их в полную зависимость от него.
  Шло время. Менялись установки планетарного демона. На смену поклонению богам-чудовищам пришло время поклонения героям, победителям чудовищ. Хотя вера в то, что быть съеденным богом и есть достижение истинного бессмертия и могущества, - продолжала существовать в тайных сообществах особо избранных. Как правило - аристократов. Кандидатов в Пряность, добившегося сего своими делами, в первую очередь, а также желаниями, помыслами и устремлениями. Особо отметим - добровольными. В полном соответствии с основным принципом бытия в мирах Абсолюта: правилом вольности волеизъявления.
  Борьба в ментальном плане планеты шла с переменным успехом. Всё-таки осознание своей избранности от принесения себя в жертву, а тем более в пищу богу, - требует определённой сложности сознания, сложности ума. Большинство же Новых Людей, причём подавляющее большинство, оказалось слишком уж примитивными. А у простых существ инстинкт самосохранения подавляет умственное мудрование о благе собственной смерти. Отчего, собственно, планетарному демону и пришлось допустить существование культов богов, убивающих чудовищ-людоедов.
  Примитивное существо, чтобы гарантированно увкуснить свою сущность для посмертного поедания, - обязано быть запрограммировано строить своё бытие на принципе: "Дай!" А подобные существа, при отсутствии прямого управления извне, куда охотнее поклоняются богам, жертвующим собою для их блага.
  Конечно, всё не так плохо. Пакет программ поведения, заложенный в шаблон Матрицы Реальности для производства пищи Господа и присных его, - включал в себя многое. Тот же инстинкт заботы о потомстве. Если паства погибнет, кого кушать прикажете? Но и данные программы также возможно использовать для своей выгоды. Например, оформить религию, требующую добровольного самопожертвования для всеобщего спасения. Предположим, что Солнышко, податель жизни всему, тоже хочет кушать, и может вообще помереть от голода. И если не накормить его человеческими сердцами, то погибнут все. В этом случае внутреннее желание делать благо можно обратить себе на пользу. Рано или поздно, когда кончатся одушевлённые, готовые жертвовать собою для других, найдутся умники (если не найдутся, можно помочь), которые придумают, как заменить своих добровольцев на пленников, соблюдая формальности доброй воли. Эта ложь увкуснит всех, согласившихся с данным предложением...
  Конечно же, то, что неугасимая частица Абсолюта в сердце звезды, или сама необходимая прослойка, понижающая частоту энергии его до степени возможности её восприятия внешним миром, - и вдруг требует чьей-то смерти для своего прокорма, - это ложь. Как и любая иная ложь, положенная в основу чего-либо, - она неизбежно разрушит со временем использующее данную ложь сообщество. Ну так ведь это же - со временем! А пока можно сытно и вкусно питаться, аккуратно кушая множество мелких душ.
  Сами понимаете, что в условиях наличия столь крупных забот, как работа по увкуснению человечества, судьба поломанного трансформера никому особо не интересна. Поэтому программа самосохранения, закладываемая во все существа, даже в Низших Коцита, предназначенных погибнуть в бою (чтобы гибли с пользой, а не просто так), - это была единственная программа, мотивирующая ныне поведение трансформера. И он следовал теперь только ей, используя для исполнения этой единственной программы все имеющиеся у него возможности.
  Выражаясь эмоционально, трансформер Сета решил мутировать. Воспринятое им семя самцов людоедов он изменял в себе так, чтобы родившийся детёныш приобрёл необходимые качества. И, повзрослев, излил в него своё семя, содержащее необходимые для дальнейшей работы трансформера компоненты. Иногда, но гораздо реже, изменённого людоеда через священнослужителя было велено принести в жертву богу племени, то есть трансформеру Сета. Всё было рассчитано так, чтобы и кровь приносила пользу. И съеденное мясо соплеменника также изменяло состав тел паствы для дальнейшей работы устройства Ахерона. Набор средств воздействий в биохимической лаборатории трансформера отличался крайней скудностью. Кровь и плоть. Семя самцов. Утробы самок, для выращивания плода с заранее заданными характеристиками...
  После очередного сбора урожая мелких душ Новых Людей очередное место обитания трансформера опустело полностью. Он отправился в поисках более удобного, - и наткнулся на любопытную гору. Близ её вершины практически выходила на поверхность коллатераль планетарной ци. Трансформер Сета произвёл все необходимые действия, - и оборудовал найденное место для долговременного существования. Там, под землёй, он смог разделить свою суть и своё тело. Тело было погружено в одну из разновидностей холодного сна. А суть, пользуясь наличием планетарной ци, продолжила своё, уже практически бестелесное , - существование. То есть, основанная задача программы самосохранения оказалась выполнена.
  Однако, без регулярных инъекций некробиотической энергии существование структур мёртвого существования невозможно. У полярников без витаминов начинается цинга. В более тёплых местах кушающие шелушённый рис заболевали бери-бери. Причина та же: недостаток ничтожного количества необходимых составляющих нормального бытия. Что делать?
  Пользуясь имеющимися в его распоряжении средствами внушения и прямого воздействия на мозг разнообразных существ, трансформер Сета вышел из положения. Отчего вновь поселившиеся в тех местах Новые Люди назвали зону его влияния - Страна Смерти. Позже, со временем, когда сила сути трансформера, разлучённой со спящим холодным сном телом, - ослабла - появилась просто "гора смерти". Высасывание крох из окружающего пространства в какой-то мере поддерживало существование сути трансформера. Но по сути (какой каламбур!) - всё это было всего лишь очень затянувшейся агонией.
  Трансформер Сета - умирал...
  
  
  Из состояния забытья, последнее время всё чаще и чаще овладевавшего сутью устройства, вывело приближение кого-то к вершине горы.
  Трансформер вышел в рабочий режим и приступил к анализу.
  Самец. Новые Люди. Вступил в фазу увядания.
  Самец. Новые Люди. Находится в фазе роста.
  Самец. Четвероногое жвачное. Фаза стандартного бытия.
  Самка. Четвероногое жвачное. Фаза стандартного бытия.
  Четвероногие находятся в подчинении двуногих. Более юная особь двуногого находится в подчинении увядающей особи. Следующий этап восприятия определил, что оба двуногих несут за спинами куски высохших растений. Наиболее вероятное применение - для разжигания костра. Местные Новые избегают заходить в зону его влияния. Вывод: двуногие - не местные.
  Набор поднимающегося и поднимаемого в гору предполагал возможность принесение жертвы по законам Ахерона.
  Версия: силы Господа увеличивают зону своего влияния над планетой.
  Действие: отключить желание немедленного поедания душ и сутей вошедших в зону его власти. Войти в контакт с явно ищущими контакта. В дальнейшем действовать по ситуации, корректируя намерение по мере получения новых данных.
  
  ... Мерзкий старикашка, глава кочующей семьи корыстных животноводов, сбросил дрова на землю, утёр трудовой пот и хмуро огляделся. По рассказам, древний бог обитал где-то тут. Какой-то бедный бог. Ни храма, ни алтаря. Вообще ничего. Может, вообще зря сюда забрались? Ну и где тут чего? Здесь же даже жертву - и ту принести негде. Не на землю же кровь выливать?..
  Прошёлся туда-сюда, нарезал несколько кругов по вершине горы. Ни-че-го. Даже развалин. Но, с другой стороны, не зря же его обидчики, там, внизу, - называли это место "гора смерти". А всю эту местность и вообще - Страна Смерти. Сразу всё понятно: когда-то кто-то хорошо тут покушал. И, если его обидчики избегали сюда заходить, то есть надежда, что тутошний бог может помочь ему отомстить.
  Откашлялся, позвал вполголоса.
  - Э-эй, бог! Ты меня слышишь?..
  Трансформер Сета был богом многих племён и потому данное обращение являлось для него привычным. Но он знал, что торопливость рассматривается Новыми как знак бедности, подчинённости, ничтожности. И потому решил выждать. В конце концов, даже в случае неудачи переговоров он вполне легко подчинит себе всех четверых. Тогда и покушает. А пока надо ждать.
  Старикашка тем временем позвал ещё раз, уже погромче. Потом ещё и ещё. Под конец он уже орал, надсаживая горло. Когда же его голос дрогнул и его горло испустило фальшивую ноту, молодая особь за его спиной гнусно ухмыльнулась. Старикашка живо обернулся на звук, но молодая особь уже снова вызвала на свою мордочку привычное покорное и тупое выражение. Старикашка хмуро и недовольно велел ему подыскать какой-нибудь камень для алтаря, а сам принялся связывать ноги обоим четвероногим. При этом он хмуро бурчал себе под нос, что эти боги вообще зазнались. Ни храма, ни алтаря, а туда же - приличного из себя корчит. Только чтобы поговорить, жертву ему приноси. А если тут вообще никого, ему что, зря овцу резать? Так ведь никаких овец не напасёшься!
  Поглядев на принесённый камень, старикашка снова недовольно хмыкнул и заозирался в поисках подходящего места. Но тут трансформер решительно вмешался в его замыслы. Этот образец пищи Господа нацелился спалить куст в середине ровной площадки на вершине. А куст, между прочим, служит ориентиром при возвращении сути трансформера из блужданий в поисках пищи. Поэтому трансформер мягким и незаметным воздействием приказал Новому поставить камень, где тот стоял.
  Когда овцу зарезали, и дым от сжигания её внутренностей поплыл по вершине горы, трансформер Сета раздвоил своё сознание. Меньшая часть контролировала впитывание души и сути жертвы и восхищалась. Случайно или нет, но овцы паслись в местах, где близко к поверхности выходил весьма нужный элемент, и съеденные овцами травы впитали его. Налицо один из редких случаев, когда кровь и суть четвероногого вкуснее и полезнее, чем кровь и суть двуногого.
  Вторая же часть сознания производила необходимое внушение, и в головах обоих двуногих загремел божественный голос. Громоподобный, как раскаты в низких тучах вдали. Густой, тяжёлый, пахнущий несокрушимой мощью и ленивым осознанием собственной силы.
  - Чего тебе надобно, старче?
  Старикашка вздрогнул, забегал мгновенно замаслянившимися глазками, заёрзал потными ручонками одна по другой, начал озираться по сторонам в поисках говорящего. Младшая особь вообще шмякнулась оземь и замерла с распахнутым ртом и выпученными глазами.
  Движения старикашки становились всё суетливее. Его вниманию было необходимо за что-то зацепиться. В храмах для этой цели служат статуи, иные изображения, тот же алтарь, в конце концов. Поэтому трансформер подправил своё внушение, и в мозгу обоих двуногих возникло видение того, что куст, единственное привлекающее взгляд торчащее из земли, внезапно оказался охваченным огнём. Ввиду того, что всё происходило в мозгу обрабатываемых, трансформер практически не увеличил свои энергозатраты. Когда он проникал во дворцы для совокупления с какой-нибудь царицей или королевой, - ему приходилось держать под контролем гораздо больше Новых. А тут - плёвое дело.
  Старикашка, и, судя по всему, его потомок, уставились на несгораемый (в их мозгу) куст с разинутыми ртами. Такого они ещё не видели.
  - Чего ты хочешь, принесший Мне жертву?
  Трансформер решил поторопить события. Хотя принесённая жертва и не насытила его, а продуктов горения живой плоти его тело не впитывало уже давно, сначала - дело. Тем более, что образующийся дым и смрад от сгорающей плоти овцы только в мозгу обоих двуногих спокойно разливался в воздухе. В действительности почти у самого костра дым скручивался в жгут и стремительно затягивался под землю. Тело трансформера выводилось из холодного сна и готовилось к функционированию.
  Взбодрённый старикашка кашлянул и спросил:
  - Ты - бог?
  Поставив перед собой задачу максимально поразить сознание двуногого, принимающего решения, трансформер применил высшее из известных ему обозначений могущества и силы. Он произнёс (внутри слуховых отделов мозга обрабатываемых) самым важным образом:
  - Я - Господь.
  - А "господь" - это круто? - спросил заинтересованный старикашка.
  - Круче некуда, - ответил трансформер.
  - А что ты можешь? - прищурился вопрошающий.
  - Всё, - скромно ответил трансформер.
  - А ты можешь сделать так, чтобы стада Хромого Масуфаила стали моими?
  - Могу.
  - Ну!
  - Что - "ну"?
  - Сделай.
  - Зачем?
  Старикашка оторопел. Просто опешил от такого вопроса.
  - Как это - "зачем"? Мне это нужно.
  - А - мне?
  Старикашка впервые задумался. И посмотрел на несгораемый (в его мозгу) куст с уважением.
  - А я тебе тогда принесу в жертву четыре, нет - две овцы.
  - И всё?
  - А чего тебе ещё надо? - окрысился старикашка. - Или ты хочешь, чтобы и я, и дети мои, и дети детей моих - все служили тебе? Так, что ли?
  - Не меньше, - ответил трансформер.
   Старикашка снова задумался.
  - А что ты сделаешь взамен?
  Даже если не считывать мозг презренного двуногого, и то можно дать ответ. Силы, власти, богатства, наслаждений для своего тела, мучений для своих обидчиков, раболепия окружающих для ублажения сути, или, в данном случае, души какого-то глиста.
  - Я увеличу число твоих потомков, как число звёзд в небе. Я обращу все богатства всех царей в собственность потомков твоих. Царями царей станут потомки твои, и все народы покорятся им.
  - А сразу - можно? Мне?- спросил старикашка.
  - Что - сразу?
  - Ну, спускаюсь с горы, а я уже - царь.
  - Сразу - нельзя, - ответил трансформер.
  - А почему?
  - А заслужи сначала.
  Старикашка заскрипел мозгами. Но среди всех мыслей, столпившихся в его голове, не было ни одной, которая слегка попинала бы его дрожащие от жадности извилины и приказала ему задаться вопросом:
  А зачем всемогущему чьё-то служение? Тем более служение ничтожности?
  О, нет, объект обработки трансформера думал совершенно о другом. О том, что в случае, если все овцы мира станут сейчас его собственностью, он принесёт в жертву такому богу не две, и не четыре, а целых двадцать овец... А потом в его хитро закрученном потоке мыслей проскочила, как ему показалось совершенно гениальная идея.
  - А ежели ты сделаешь всё и сейчас, не моим потомкам, а мне... то я тебе... я тебе сына в жертву принесу! Хочешь сына? Лю-би-и-мого!!..
  И старикашка ловко и проворно сдавил цепкими пальцами "точки покорности" на шее своего отпрыска.
  Из внушённых образов в мозгу обоих виделось видение несгораемого куста и не виделось воронки уходящего под землю дыма. Голос же транслировался в оба мозга одинаково. Равно как и ответы уши слышали без помех. Поэтому неожиданное коммерческое предложение милого друга папеньки, вкупе с обездвижившим захватом привёл к появлению в мозгу захваченного биения одной-единственной мысли:
  "А ведь и вправду зарежет, падла..."
  Сынуля не питал никаких иллюзий. Он ЗНАЛ.
  
  Трансформер спокойно наблюдал происходящее. Потом сказал:
  - Нет. Только потомкам. Сперва заслужи.
  - Чем?
  - Служением.
  - Каким?
  Трансформер объяснил. Старикашка припух.
  - А ты и вправду выполнишь обещанное?
  - Клянусь.
  - Чем?
  - Собой.
  Трансформер не рисковал ничем.
  Мысли старикашки бежали по привычному руслу.
  - А мы можем заключить с тобою договор об этом?
  - Можем.
  - Прямо сейчас?
  - Прямо...
  
  Ещё одна промашка. Договор - это для людей. Когда есть некая внешняя сила, способная силой принудить одну из сторон выполнить взятые на себя обязательства. Причём эта некая внешняя сила не будет работать за бесплатно. Вмешаться-то она вмешается, но только потому, что будет поиметь с этого в свой карман.
  А где найти управу на всемогущего? Кто сможет одёрнуть его, если тот вдруг задумает мухлевать? Главный судья из жрецов храма Саргатанаса? Не смешите кончик моей пиписьки.
  
  Старикашка отпустил шею недорезанной сыночки и подошёл вплотную к иллюзии горения. Стоп! Отсутствие контакта с эфирным телом объекта. Причина - изолирующие свойства обуви.
  - Сними свои сандалии.
  - Зачем?..
  Старикашка заозирался во все стороны. Как будто ожидал увидеть не менее десятка оборванцев, только и ждущих, когда можно будет украсть снятые им сандалии.
  Новым Людям следует говорить непонятно и важно. Тогда они заподозрят что-то значительное.
  - Потому что это место свято.
  
  Замечательный приём! Объяснять одно неизвестное через другое неизвестное. Нарушение законов логики. Очень широко распространённый приём запудривания чужих мозгов к своей выгоде.
  
  Как только на землю встали обе босые ноги, трансформер вздрогнул - есть контакт!
  Изолировал слуховые рецепторы сына, запустив последние мгновение услышанного на циклическое воспроизведение. Немного изменил зрительную иллюзию. Теперь сын видел, как фигуру его отца накрыло нестерпимое взгляду сияние.
  А затем трансформер вернул свою суть в своё тело, вывел тело из-под земли и сделал привычное. Сделал то, для делания чего он и был изготовлен демоницами Лилит и Наамат. Трансформер Сета излил в обрабатываемый объект холодное семя Коцита. Мозг объекта в это время надёжно контролировался. Как и его эфирное тело.
  
  
  Вечер. Гора. Куст.
  Внезапно рядом с кустом в дрогнувшем воздухе появилась проекция планетарного демона. Точь-в-точь такая же, какая является новому экземпляру Пряности, попавшему в тело планетарного демона.
  Проекция Сета мгновенно вышла на контакт с сознанием трансформера. При этом в сути трансформера автоматически включился режим полного подчинения.
  - Итак, на Моей планете появился новый Господь. Ты знаешь, что я делаю с самозванцами? Зачем ты назвал себя Моим именем?
  - Я хотел служить тебе.
  - Чем?
  - Я хотел создать новое племя Пряности.
  Проекция оценила сказанное. В режиме подчинения ни одно служебное устройство, равно как и прочие подчинённые, вплоть до Сидящих возле Куба, не могут лгать по определению. Умалчивать о чём-то - да. Но на прямой вопрос всегда следует только прямой ответ. И племя Пряности - это серьёзно.
  Проекция планетарного демона считала память служебного устройства. Однако...
  - Ты ничего другого не мог придумать?
  Проекция Сета проверила набор программ поведения трансформера и резюмировала:
  - Значит, не мог... Ну что же, сейчас как раз богослужебное время. Давай посмотрим вместе, что там занимается твой новый служитель...
  Внимание гостя скользнуло за горизонт. Нашло цель. В воздухе образовался шар Объёма Представления. Внутри засветилось изображение. Старикашка уединился, насколько это возможно в пустыне. Развернувшись в святом направлении, он задрал свой балахон и, посверкивая в воздухе голым задом, подмахивал. То есть, как бы сам надвигал свой зад на воображаемый член воображаемого сзади бога. Воображение оказалось качественным, объект даже покряхтывал от реального наслаждения. Дождавшись того момента, когда воображаемый бог воображаемо кончит в его тело, старикашка пукнул от удовольствия, утёр сопли и направился в сторону своего кочевья. Боженька заповедала, что моления производятся только уединённо, вдали от чужих глаз...
  Мысленный щуп проекции планетарного демона скользнул дальше. Недорезанный сынуля, сидя у костра, вещал своим притихшим братьям героические подробности своего неудавшегося жертвоприношения. И как он просил милого друга папеньку связать его покрепче, чтобы своими судорогами не помешать насыщению новой, объявившейся в их хозяйстве, боженьки. Потому как боженька кровушку, прямо из горлá - шибко сильно уважает. О спасении своём чудесном поведал. И постоянно упирал, что теперь все его братья обязаны ему по жизни служить и ублажать его, потому как он - несчастная жертва. Хотя и неудавшаяся.
  Проекция планетарного демона оценила семейку. Степень жадности. Степень лживости. Степень готовности пожертвовать чужой жизнью для своей выгоды. Да, это несомненная заготовка для изготовления племени Пряности.
  - Твоя дальнейшая судьба зависит от твоего умения. Я смотрю, ты воспользовался тем, что в этом племени тоже присутствует обычай ритуального совокупления в зад для обозначения и подтверждения властно-подчинённой иерархии. То есть, изменённое твоим семенем тело объекта обязательно осеменит, и не раз, своих сыновей. Что изменит и их тела. Я даю тебе сто человеческих лет. За это время в этом семействе должен объявиться хотя бы один прирождённый вредитель, готовый причинять неприятности кому годно, и делающий это регулярно и постоянно, исходя из внутренней потребности. Если это произойдёт, ты будешь повышен в статусе и получишь долю в изготовленной тобой Пряности. Если нет - твоя суть будет отброшена на Дно Вселенной. Чтобы все знали, что Мною нельзя называться безнаказанно. Я строг, но справедлив. Не так ли?
  - Да, Отец Святой Лжи.
  - А чтобы ты не вздумал сбежать куда-нибудь, попытаться спрятаться от Меня, сюда придут Змеезубые. Они отнесут твоё тело в город Зу-Мем. Твоя суть останется тут. Если всё пойдёт как надо, твоя связь с обработанным тобою семейством позволит тебе направлять их поведение, не взирая на некоторое расстояние между вами, ты будешь входить в их сны. Твои способности это позволяют. И ещё одно. Мне мало, чтобы это племя было всего лишь племенем Пряности. Времена меняются. Змеезубые, что придут за твоим телом, принесут с собою всю необходимую тебе дополнительную информацию.
  Проекция планетарного демона исчезла так же внезапно, как и появилась.
  Если бы суть трансформера обладал живым телом, можно было бы сказать, что она перевела дух.
  
  А первый прирождённый вредитель не запоздал со своим появлением. Он начал с того, что стал доносить на своих братьев своему отцу, и с большим удовольствием, а также благостным видом, - наслаждался наказаниями их. Когда братьям стало совсем уж невмоготу, они ему немножечко отомстили. О нет, никакого пролития родственной крови. Они нашли иной способ. Впрочем, это уже совсем другая история...
  
  Чтобы стать племенем Пряности, следует сделать добровольный выбор своего поведения. Творить ложь и насилие. Учить детей своих тому же. На годовщину особо выгодной лжи или особо кровавого насилия собираться всем племенем и смаковать в воспоминаниях детали произведённого ими или их предками. Заставляя всех своих оптом отождествлять себя со лжецами и насильниками прошлого. И тем самым уподобляться им. Принимать на себя последствия от их деяний.
  Добровольность и запрограммированность - вещи несовместные. Поэтому все деяния осуществлялись только сознательно. И практически никто никогда не задумывался о механизме происходящего и о бьющих в глаза вопросах.
  Их личная боженька обожает кушать кровь. Потому что в крови душа живая. То есть, в конечном итоге, пожирает души. С чего они взяли, что пожиратель душ их души почему-то оставит не съеденными?
  Их боженька обучила их с помощью лжи (ах, простите - Святой Лжи!) побеждать и одолевать окружающих. С чего они взяли, что обучивший их лгать, - им, - почему-то, скажет правду?
  О несчастные, деяниями своими зарабатывающие для себя самую ужасную участь Вселенной! Неужели так сложно осознать, что приговор Закона Возмездия можно только отложить , но не отменить?
  Или они действительно всерьёз полагались на обещания своей боженьки? На слово своей лживой, кровососущей, душепагубной боженьки? Но ведь боженька-то говорило о себе, что оно всемогущее. То есть могущее всё.
  Могущее дать слово. Могущее взять его обратно.
  Несчастные...
  Оно - боженька. Ону - можненько...
  
  
  
   Конец второй книги цикла "Великое Изменение".
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"