Обломова Екатерина: другие произведения.

Сказочница. Часть 3: Клятва принца

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Любая сказочница мечтает на самом деле повстречать волшебников и драконов и, конечно, получить в женихи настоящего принца. Вот только что с ними всеми потом делать? Особенно если ты лишь недавно закончила школу и замуж пока не собираешься. Первые две части "Незнакомец из лесной хижины" и "Сестра-чародейка" здесь: http://samlib.ru/o/oblomowa/marishka.shtml


3. Клятва принца

  
   Может кто и гордился своим даром предвидения, но только не Маришка. Чего уж хорошего в том, что твои мрачные предсказания сбываются? А они и правда сбылись, все оказалось именно так, как она предполагала еще до Дня Солнца.
   Алиска нашла какую-то ужас какую хорошую работу, по крайней мере она так утверждала и даже была готова пожертвовать отдыхом, лишь бы это место никто не перехватил. Маришке пришлось смириться с тем, что сестра уедет, и целый год они почти не будут видеться. Дело в том, что Алиска отправлялась не куда-нибудь, а в столицу, и даже не луанскую, а в столицу Вальденской Империи, самый большой и прекрасный город Северного континента - Руал.
   Зато на этот год в доме Ридонов поселилась старшая, вдовствующая дочь Каролинка с сыном Николашом, и неизвестно, кто лучше умел превращать жизнь окружающих в кошмар - сама стервозная красавица Каролинка или ее нахальный сынок. Хотя, по здравому размышлению, Маришка решила, что с Николашем все-таки полегче, даже самый избалованный девятилетний мальчишка все равно остается только мальчишкой, его можно увлечь каким-нибудь делом вроде рыбалки или поисков сокровищ. Тем более что в деревне была парочка сорванцов из достаточно хороших семей, чтобы гордая Каролинка позволила сыну с ними водиться, и с которыми Николаш скоро стал проводить большую часть времени. Зато сама прелестная вдовушка, привыкшая к активной светской жизни, маялась от скуки и вечно пребывала в раздраженном состоянии. А поскольку на занятых от зари до зари родителях ей срывать свое плохое настроение не удавалось, да и все-таки от внушаемого в детстве уважения к старшим хоть что-то, но осталось, все шишки сыпались на младшую сестру.
   Маришке уже приходилось радоваться тому, что прежде ее только огорчало - что она не блещет красотой. Будь она еще и красавицей, Каролинка ее бы со свету сжила. А так, сравнив мелкую, смуглую, нескладную Маришку с отражающейся в зеркале статной золотоволосой богиней, которой даже самая завистливая недоброжелательница ни за что бы не дала больше двадцати двух лет, Каролинка немного отходила душой и смягчалась настолько, что ненадолго оставляла младшую сестру в покое. Та сразу старалась улизнуть и не появляться до самого ужина, а если получится, то и вечером перехватить что-нибудь на кухне и сразу уйти спать, ни с кем не встречаясь.
   В результате, следующие два месяца Маришка фактически провела на улице, благо изнуряющая жара не причиняла ей особых неудобств, она всегда легко переносила такую погоду. Каролинка, к счастью, старалась не высовывать свой идеальный носик из дома, ужасно боясь обгореть или хотя бы просто подпортить идеальную белую кожу загаром. Поэтому, чем дальше уходила Маришка от дома, тем больше у нее было шансов провести день так, как хочется. Правда, приходилось вставать рано, чего девочка терпеть не могла, она любила поспать с утра не меньше двух старших сестер, но когда приходилось выбирать между ранним подъемом и обществом Каролинки... В общем, с утра Маришка делала себе бутерброды, брала шляпу, книгу и бутылку воды на случай вдруг родника поблизости не окажется, и уходила куда глаза глядят. И с каждым днем все дальше и дальше, иногда даже и без книги, не читать, а просто гулять, любоваться природой и придумывать новые сказки.
  

***

  
   В тот особенный день... Да-да, особенный, даже более особенный чем тот, в который Маришка повстречала волшебника. Пусть тот осенний день изменил ее взгляд на мир, но зато этот - саму жизнь. Правда с утра ничего не указывало на то, что этот день будет чем-то отличаться от других - она как обычно встала пораньше и на цыпочках прокралась на кухню и потихоньку сделала себе несколько бутербродов с сыром. Потом осторожно вышла во двор, чтобы налить колодезной воды, а это была самая опасная часть утренних приготовлений, поскольку окна Каролинки выходили как раз на колодец. Иногда Маришка набирала воду по вечерам, но это не всегда удавалось, поскольку отец запирал колодец на ночь на замок, и надо было успеть до него и при этом никому не попасться на глаза. Вот и в этот раз пришлось идти за водой утром. К счастью, старшая сестра еще мирно спала, и Маришка выскользнула за забор никем не замеченная.
   Так вот, в тот особенный день она прихватила старинную книгу вальденских поэм, которую ей одолжила Кристинка (все равно в Луане никто не знал старовальденский язык), надеясь прочитать ее с помощью волшебного кольца. Книга была довольно тяжелая, поэтому девочка решила не выбирать новых тропинок, а пойти в давно любимое место - к маленькому прозрачному озерцу в сосновом лесу, где воздух был особенно свежим, а вода прохладной. Главной проблемой было туда добраться, поскольку нормальная дорога, которая вела к озеру, была очень длинной, а короткая шла через болото. Хотя возможно именно поэтому в таком чудесном месте никогда не было людей, даже богатые праздные горожане, сбежавшие на самые жаркие недели из задыхающегося от духоты города в деревню, туда не добирались.
   Но Маришка хорошо знала путь через болото, так что без колебаний предпочла его удобной, но длинной обходной дороге. Закинула за спину котомку - с недавних пор она предпочитала ее или перекидную суму, ведь тяжелую корзинку на руке каждый раз не натаскаешься - и нырнула в густые заросли, через которые можно было выйти прямо к болотной тропинке. Светило солнце, щебетали птицы, шелестела листва - жизнь казалась прекрасной, словно и не было на свете никакой Каролинки и никакого Николаша.
   Девочка не задумываясь бежала привычной дорогой: вот очередной поворот, теперь нагнуться под низкими ветками осины, а дальше уже надо идти медленно и осторожно, начинается тропа через трясину. Шаг вправо, шаг влево, и можно утонуть. Правда, Маришку тут ждала отличная крепкая палка, с которой она всегда ходила через болото. Еще в начале лета она нашла эту палку в старом лесу неподалеку и сразу же прихватила с собой, такой та выглядела удобной. Правда, сейчас в таком подспорье не было особой нужды, лето стояло настолько жаркое, что топь основательно подсохла, и прыгая по кочкам девочка даже не промочила ноги.
   По болоту дорожка шла не прямо, сначала надо было довольно долго идти налево, пересекая трясину наискосок, там перейти небольшой заросший кустарником островок, и дальше уже небольшой отрезок направо, снова наискосок, до густых зарослей ольхи, неподалеку от которых к осени созревала самая крупная и вкусная черника. А оттуда уж до соснового леса было рукой подать.
   Маришка еще не успела выбраться из ольхи, которой густо зарос островок, когда услышала впереди какой-то шум, словно кто-то шлепал по болотной жиже. Девочка замерла, не решаясь выглянуть, с той памятной встречи с волшебником она стала гораздо осторожнее. Сейчас она уже удивлялась, какой наивной и безрассудной была меньше года тому назад. И очень грустила по своей наивности и безрассудству. Неприятно все-таки взрослеть.
   Не то, чтобы она теперь сильно боялась, но так запросто выйти и посмотреть, кто там, тоже не решалась. Наверное, дело было в том непомерном количестве легенд, сказаний и исторических хроник, которые она прочла за это время с помощью волшебного перстня. Как сильно они отличались от добрых светлых сказок, которые она читала прежде. Теперь Маришка уже знала, что там, на болоте, может быть вовсе не хороший человек, а разбойник или дикий зверь, и неизвестно, кто хуже. Правда, в Луане ни тех, ни других сроду не водилось, и если верить Алиске, и не должно было водиться.
   Эта мысль успокоила девочку, да и любопытство подзуживало, не говоря уж о том, что совесть не позволила бы просто сбежать, не проверяя - вдруг там кому-нибудь нужна помощь. В общем, Маришка осторожненько раздвинула кусты и выглянула, надеясь, что кто бы там ни был, он ее не заметит. Ну а в крайнем случае, можно будет убежать, вряд ли кто-нибудь сможет догнать ее по болотной тропинке, которую она знает как свои пять пальцев.
  
   ***
  
   Но бежать не пришлось, человек, которого увидела девочка, не представлял опасности, поскольку сам находился в крайне бедственном положении. Он неосторожно принял за твердую кочку кусочек топи, основательно заросший травой, и теперь безуспешно пытался выбраться из трясины, затянувшей его уже по пояс. Маришка заметила неподалеку кожаную чересседельную сумку, которую человек видимо сумел закинуть на островок, чтобы она не тянула его вниз, ну и наверняка чтобы спасти свои без сомнения ценные вещи. Что они должны быть ценные, девочка не сомневалась, сумка лежала очень близко от нее, и было видно, что она очень и очень дорогая, одно золотое шитье чего стоило.
   А еще она видела, что выбраться без посторонней помощи человеку вряд ли удастся, слишком уж он глубоко погрузился в трясину, а палки в отличие от нее с собой не носил, видно мало было у него опыта хождения по болотам.
   Маришка решительно выбралась из зарослей ольхи, уже не стараясь двигаться потише. Человек порывисто дернул головой в ее сторону, от этого резкого жеста уйдя в трясину еще на дюйм. Девочка с неуместным весельем подумала, что тот наверное принял ее за ломящегося сквозь кусты медведя или кабана.
   - Вам помочь? - спросила она, не дожидаясь, пока он сам что-нибудь скажет. Может и не очень умный вопрос, но зато сразу все проясняет и уточняет.
   Человек с сомнением в голосе сказал:
   - А ты справишься?
   Маришка даже обиделась. Что он ее за дурочку принимает, что ли? Стала бы она предлагать помощь, если бы думала, что не справится. Но она не стала демонстрировать обиду, все-таки человек слишком быстро погружался в болото, так что времени на препирательства не было.
   - Я бы позвала кого-нибудь, но боюсь, что вы утонете прежде, чем я доберусь до какого-нибудь жилья, - пояснила она, вытряхивая из котомки книгу и бутерброды и осторожно вынимая бутылку с водой. - Постарайтесь не шевелиться и вот... - она протянула ему палку, - я не смогу вас вытянуть, сил не хватит, поэтому просто положите ее одним концом на вон ту кочку, а другим на корягу, так вы будете тонуть помедленнее.
   Человек беспрекословно послушался, видимо ее уверенный тон произвел на него впечатление. Маришка убедилась, что погружение в топь хоть на время, но замедлилось, и вернулась к котомке. Теперь главное было согнуть верхушку растущей на краю островка молодой березки. К счастью, Маришка была жилистой и крепкой, не то что изнеженные городские девочки, так что с березкой она справилась и даже всего со второй попытки сумела привязать котомку к ее макушке. Теперь длина должна была стать достаточной, чтобы человек мог ухватиться.
   Маришка напрягла все мускулы, чтобы согнуть неподдающийся ствол в сторону жертвы трясины.
   - Хватайтесь! - пискнула она, словно голос отнимал у нее такие нужные силы.
   Но человеку дважды повторять было и не нужно, он очень точно отследил тот момент, когда березка нагнулась ниже всего, оперся на палку и рванулся вверх. Его рука ухватилась-таки за болтающуюся котомку. Промелькнули несколько тревожных секунд, пока казалось, что тонкий ствол не выдержит нагрузки и сломается, но молодое сильное дерево пружинисто дернулось, наполовину вытягивая человека из трясины. Дальше тот уже сам перехватил котомку другой рукой, выдернул одну ногу из болотного плена и вдруг отпустил березку. Маришка взвизгнула, но оказалось, что человек действовал по какому-то своему плану: он упал плашмя, вцепился в кусты на берегу и попытался подтянуться на твердую землю. Ему основательно мешала нога, которую болото не спешило отпускать, но Маришка схватила его за какие-то ремни, крест-накрест перекинутые через плечи, и тоже стала тянуть.
  
   ***
  
   Отдышавшись, человек посмотрел на Маришку и улыбнулся. Белые зубы так весело сверкнули на перемазанном болотной жижей лице, что девочка неосознанно улыбнулась в ответ.
   - Карел, - представился он. Протянул было ладонь, но тут же ее убрал и с сомнением оглядел свои покрытые грязью руки. - Я бы пожал твою спасительную руку, а еще лучше - расцеловал бы, но боюсь, что перемажу тебя в этой мерзкой болотной грязи.
   - Маришка, - кивнула девочка и ехидно добавила: - только не думай, что я бы позволила целовать себя первому встречному.
   Тот рассмеялся. Вообще, он пребывал в очень жизнерадостном расположении духа, особенно для человека, который только что едва не утонул в болоте. С другой стороны, этому Карелу было не так много лет, он даже был моложе волшебника... наверное. Маришка не стала бы утверждать, все-таки под слоем грязи возраст определить трудно, но как-то чувствовала она себя с ним легко, как с ровесником, а не как со взрослым.
   Карел тем временем поднялся и разыскал свою чересседельную сумку.
   - Ура, книги целы!
   Маришка закатила глаза. Еще один лже-студент, просто наваждение какое-то. Можно подумать, что Луан кишмя кишит симпатичными парнями, путешествующими по глухим лесам с целой сумкой книг. Впрочем, этого всего она конечно не сказала, но зато практично заметила:
   - Сейчас перемажете все ваши книги, а грязь в бумагу въедается намертво.
   Карел замер и осторожно опустил уже наполовину вынутый толстый том назад в сумку.
   - А где тут можно вымыть руки? - задумчиво спросил он. - Не знаешь?
   Маришка не сдержалась и захихикала, слишком уж забавным ей показался покрытый слоем грязи юноша, размышляющий о том, где бы вымыть руки. Вот они, мальчишки! Руки вымыть! Да любая девочка на его месте мечтала бы отмыть лицо, волосы, выстирать одежду, а ему вот хоть бы хны.
   - И чего смешного? - с легкой обидой в голосе спросил юноша. Он закрутил головой, пытаясь осмотреть свою измазанную одежду, и осторожно потер щеку, что впрочем не привело ни к какому результату, что руки, что лицо были одинаково грязными.
   Девочка пробормотала, безуспешно пытаясь сдержать смех:
   - Ничего-ничего, это я так просто.
   - Истерика, что ли? - ахнул Карел и нервно отодвинулся в сторону. У него был такой вид, словно он и в болото-то забрался, удирая от истеричных барышень, и тут к своему ужасу нарвался на еще одну истеричку. Бедный-бедный.
   От таких мыслей Маришка вместо того, чтобы успокоиться, конечно же расхохоталась еще громче. Ей удалось только сказать сквозь смех:
   - У тебя такой вид, словно ты собираешься прыгнуть назад в болото. Я такая страшная?
   Карел подозрительно посмотрел на нее и вдруг тоже рассмеялся.
   - Нет, даже симпатичная, хоть и со странностями. Так ты знаешь, где можно руки вымыть? А еще лучше - искупаться, а то эта рубашка превратилась в грязевые доспехи и теперь ужасно колется.
   Сравнение было очень точным. Основательно пропитанная грязью рубашка успела подсохнуть и действительно стала похожа на панцирь. Маришка критически оглядела молодого человека и спросила:
   - А ты рискнешь снова идти через болото?
   - Разумеется, - обиделся юноша, - разве я похож на труса?
   - Не похож, - охотно признала девочка, которой никогда не было жаль для людей доброго слова, - и это очень хорошо, потому что здесь другой дороги и нет.
  
   ***
  
   В результате, где-то к полудню Маришка все-таки добралась до своего любимого озера. Правда, побыть в одиночестве, как ей хотелось, не удалось, но зато приключение вышло очень увлекательное. Она прилагала массу усилий, чтобы не улыбаться, глядя, как Карел, сжав зубы, заставляет себя перепрыгивать с кочки на кочку. Он так старался показать, что ему вовсе не страшно, что было бы просто нехорошо и бессердечно над ним смеяться. Поэтому девочка делала чрезвычайно сосредоточенный вид и удерживала себя от порывов поддержать его под локоть, когда он неловко покачивался на очередной вязкой кочке.
   Сама-то Маришка привычно прощупывала перед собой дорогу любимой палкой и легко перескакивала с одного островка на другой. На самом деле она могла бы пройти тут и с закрытыми глазами, но будучи девочкой разумной, предпочитала не рисковать, хоть в глубине души ее что-то и подзуживало покрасоваться. Но жизнь все равно была дороже, ну или пусть не жизнь... но оказаться с ног до головы в болотной жиже, как ее спутник, Маришке тоже совсем не хотелось.
   Когда они выбрались на нормальную, не качающуюся под ногами сушу, Карел сбросил с плеча сумки, сел на траву и вздохнул с нескрываемым облегчением.
   - Наконец-то!
   - Еще надо до озера дойти, - напомнила девочка.
   Но ее спутник пренебрежительно махнул рукой.
   - Это уже такая ерунда! По твердой земле я куда угодно дойду. - Он решительно подобрал свои сумки и вскочил на ноги. - Пошли?
   Маришка кивнула.
   - Пошли. - Она двинулась вперед, высматривая еле заметную тропинку среди густого кустарника. - Вот сюда, только нагнись, там ветки будут низко нависать.
   - Эй-эй, погоди! - Карел быстро нагнал девочку и потянул к себе ее котомку, в которую Маришка снова сложила свои вещи. - Я сразу хотел взять, но понял, что утону тут вместе с твоей сумкой.
   - Ты что? - возмутилась Маришка и дернула котомку к себе.
   Юноша нетерпеливо пояснил:
   - Я не могу позволить даме, которую сопровождаю, нести вещи. Если нет слуг, я обязан сам нести весь груз.
   Девочка от неожиданности выпустила котомку и уставилась на Карела со смесью изумления и восхищения:
   - Здорово! Говоришь, как по книжке!
   - Это и есть по книжке, - пояснил юноша, перекидывая котомку через плечо, - "Воспитание дворянина". Отец заставил меня чуть ли не наизусть ее вызубрить. Я теперь могу среди ночи проснуться и не задумываясь ответить на любой вопрос по этой книге.
   Маришка вздохнула.
   - Я так и подумала, что ты дворянин. И герб на сумке и слова произносишь слишком гладко, не как у нас. А я вот простая крестьянка. - Она замолчала и быстро пошла вперед. Карел, также молча, поспешил за ней. Наверное он подумал, что девочка расстроилась из-за их неравенства и деликатно решил не продолжать этот разговор. На самом деле, если говорить честно, Маришка размышляла о том, что ее любимая котомка вся заляпана болотной грязью, а главное и обложка книги запачкалась, и что она будет говорить Кристинке, если грязь не отмоется.
   Где-то минут через десять пути Маришка раздвинула кусты и воскликнула: - А вот и озеро!
   Карел издал какой-то радостный возглас, сбросил с плеча сумки, расстегнул и отбросил ремни, которыми была перетянута его рубашка, и бегом устремился к сверкающей в полуденных лучах воде.
   - Там глубоко! - с тревогой крикнула ему вслед девочка.
   - Ничего, я хорошо плаваю! - Молодой человек не раздеваясь прыгнул в воду, подняв фонтан брызг.
   - А я вот плохо, - сердито пробормотала Маришка и скорчила сердитую гримаску.
   Ну ничего, она отлично знала, что правее вход в озеро пологий, по белому чистому песочку, там даже ребенок не утонет. Она подоткнула юбку, аккуратно сняла сандалии и зашла по колено в прохладную воду. Очень хотелось искупаться, но не при постороннем же. Девочка со вздохом наклонилась и стала отмывать руки и лицо. Потом постирала котомку, ну а Кристинкина книга к счастью оказалась практически чистой. Обиднее всего было то, что платье не постираешь, так и придется ходить перемазанной грязью. Хотя... Маришка решительно расправила подоткнутую юбку и зашла поглубже. Действительно, можно же хоть юбку выстирать, не снимая, а на таком солнце она быстро высохнет. А верх платья почти не испачкан, единственное пятно на животе можно намочить и хорошенько потереть песочком.
  
   ***
  
   - Ау!
   Маришка аж подпрыгнула. Карел совершенно неожиданно подкрался и обрызгал ее с головы до ног.
   - Ты что, дурак? - возмутилась она.
   - Да я тебя уже три раза окликнул, - обиделся юноша, - а ты стоишь себе, полощешь юбку в воде, словно и не слышишь.
   Маришка хотела было ответить резкостью, но посмотрев на искренне расстроенного Карела, махнула рукой, рассмеялась и побрела к берегу. Мальчишка он и есть мальчишка. Нет, конечно он был старше ее года на три, но мальчишки так поздно взрослеют, так что она в свои пятнадцать лет чувствовала себя куда старше всех знакомых парней, даже тех, кому уже за двадцать.
   Она посмотрела на идущего рядом Карела. Отмытый он оказался очень симпатичным - белокожим и светловолосым, и лицо интересное - с красивым изгибом темных бровей и четко очерченным упрямым подбородком. И очень голубые глаза...
   - Слушай, Карел, - спросила она, выходя из воды, - а ты вообще наш? В смысле, луанец?
   Тот удивленно сказал:
   - Да, а что?
   - Просто глаза у тебя такие необыкновенно голубые, никогда таких не видела. У нас все больше карие или серые, ну серо-голубые или серо-зеленые.
   - А! - По довольному лицу было видно, что он польщен. - Моя матушка была из Вальденса, я в нее пошел. Говорят, что она была очень красивой.
   Маришка едва сдержала смешок. Как все-таки мальчишки своей внешностью гордятся, ну хуже девчонок.
   - А как ты тут оказался? - она села на пригорок, покрытый густой травой, и выдернула пробку из бутылки с водой. - Что дворянин делает в нашем захолустье, где нет ни одного приличного поместья и даже до ближайшего города полдня пути? - Она себе вдруг такой взрослой и умной показалась, все-таки книги научили ее красиво и по-взрослому выражаться.
   Карел сделал неопределенный жест.
   - Это все отец. Пытается из меня настоящего мужчину сделать, вот и потащил опять на охоту. Ну а я книги прихватил и в другую сторону поехал. Хотел провести денек так, чтобы никто не мешал, не читал нравоучений.
   Маришка шмыгнула носом, у нее даже слезы на глазах выступили, так она его хорошо понимала. Ведь и она сюда забралась по той же причине. Какие же все-таки родственники настырные бывают! Бедный Карел, ей-то всего лишь старшая сестра житья не дает, но она как приехала, так и уедет через год, а что делать, если родной отец такой.
   - Он тиран, да? - сочувственно спросила она, протягивая бутылку.
   Карел с удовольствием отпил, видно его тоже мучила жажда.
   - Не то что бы тиран, - задумчиво произнес он, - скорее просто лишку требовательный. Он хочет, чтобы я был идеалом, этаким идеальным рыцарем, ученым, правителем, при этом еще отцом родным для подданных, а для дворянства - образцом для подражания.
   - А сам он идеален? - скептически усмехнулась девочка. Она пошарила в траве и вытащила сверток с бутербродами. На двоих не так много, но с голоду не помрут.
   - Смотришь в самый корень, - вздохнул Карел, не забыв при этом с интересом глянуть на появившуюся из свертка еду, - он почти идеал. Уж он бы в болоте не утонул.
   - Держи, - Маришка вручила ему бутерброд и два помидора. - А Лукана Среднеморского в оригинале он тоже читает? - она кивнула в сторону книг, которые виднелись в его сумках.
   Юноша чуть не подавился хлебом, который он успел радостно запихать в рот. Девочке пришлось стукать его по спине и отпаивать водой.
   - Ты читала Лукана Среднеморского? - спросил тот прокашлявшись. - Лукана? В оригинале? На древнемоградорском? Крестьянка? Да сколько тебе лет?
   - Читала! - гордо ответила Маришка. - А лет мне пятнадцать. - Но честность взяла верх над желанием показаться лучше и умнее, чем есть на самом деле, поэтому она добавила: - Да ты не удивляйся так, не знаю я древних языков, куда уж мне. Это просто волшебная способность, подарок мага.
   - Тебе сделал подарок волшебник? - Карел чуть снова не поперхнулся. - Но как...
   Но Маришка твердо прервала его.
   - Я не могу об этом рассказывать. И не спрашивай.
   Ее новый приятель пожал плечами, но больше задавать вопросы не стал. Конечно же он знал, что не обо всех встречах с магами можно говорить, тем более, если маг сделал счастливчику подарок. Подарки от волшебников вообще получать было опасно, на них столько заклятий и ограничений накладывалось, что иногда несчастному счастливчику и жизнь становилась не мила. Карел на всякий случай не стал ни поздравлять, ни сочувствовать, а вернулся к своему бутерброду.
   Маришка смотрела-смотрела, как он сосредоточенно жует, и вдруг захихикала.
   - Ты что? - удивился юноша.
   - Да так... - она прищурилась, глядя на пробивающееся сквозь листву солнце. - Просто ты мне напомнил одного случайного знакомого. Он вот с таким же серьезным видом ел мои пирожки. Видно судьба моя такая - кормить всяких странных личностей, разгуливающих по нашему лесу.
   - Ты умеешь печь пироги? - вдруг обрадовался Карел.
   Девочка округлила глаза.
   - Конечно умею, а ты разве знаешь девушек, которые не умеют печь пироги? Даже Алиска... да что там она, даже Каролинка и та умеет готовить, как же иначе. Может еще скажешь, что есть девушки, которые не умеют шить?
   Юноша развел руками.
   - И такие есть, честное слово, и даже... - он вдруг замолчал на полуслове и прислушался.
   Маришка тоже навострила уши. Откуда-то издалека доносился тревожный зов трубы. Она посмотрела на помрачневшего Карела.
   - Хватились все-таки, - зло сказал тот. - Ищут.
   - Кто? - встревожено спросила девочка.
   Юноша хмуро покрутил в руке остаток бутерброда.
   - Отец, наверное, - вздохнул он, - охрана бы сама не хватилась. И почему он вернулся? - Он сунул в рот последний кусочек и невнятно промямлил: - Вот уехал по своим важным делам, и ехал бы.
   - Надо отозваться, да? - дернула его за мокрый рукав Маришка. - Раз ищут, значит твой отец беспокоится.
   Карел уныло кивнул.
   - Надо... - Он встал и потянул за собой девочку. - Пошли.
   Маришка послушно встала и даже без споров позволила юноше взять свою тщательно выполосканную в озере котомку. Карел перекинул через плечо сумки и переплетение ремней, на которых, оказывается, тоже что-то висело. Девочка пригляделась и вдруг споткнулась на ровном месте. Да кто такой этот Карел? В сумках книги, в ножнах длинный северный кинжал. А с виду - мальчишка мальчишкой...
  
   ***
  
   Маришка стояла в широком кольце всадников и делала вид, что все нормально, как будто для нее нет ничего привычнее, чем вот так стоять под перекрестными взглядами двух десятков знатных господ. Под удивленными и довольно неприязненными взглядами, надо сказать. Ну и если быть совсем уж искренней, то надо признаться, что ее уверенный вид был не более чем бравадой, и если бы она для храбрости не держалась за рукав Карела, то давно сникла бы, а то и разрыдалась.
   Вообще-то Маришка не была плаксой, но отец Карела на них так сурово смотрел и таким холодным голосом отчитывал своего сына, просто ужас. А девочку вообще наполовину игнорировал. То есть, он на нее смотрел очень сердито, но ни разу к ней не обратился, словно она пустое место. Обидно и неловко. Маришка терпеть не могла, когда ее игнорировали. Ну не нравится она, так и сказал бы.
   Но при всем этом ее больше всего занимало даже не это, а вопрос - где она его видел. Отца Карела, в смысле. Она была уверена, что ни голос его, ни манеры ей не знакомы, но вот лицо... и ладно бы он был сильно похож с сыном, так нет ведь, видно тот, как и говорил, пошел лицом в мать. А отец его был очень высокого роста, статный, смуглый как и положено настоящему луанцу, с резкими чертами красивого решительного лица. Белокурый и голубоглазый Карел унаследовал от отца только волевой подбородок и четко очерченный профиль.
   Профиль! Ну конечно, она где-то видела его в профиль. Не зря ей и Карел сразу показался смутно знакомым. Маришка так обрадовалась, что снова начала прислушиваться к разговору, большую часть которого она пропустила, поглощенная своими размышлениями.
   - Ты очень разочаровал меня, Карел, - тем временем жестко говорил молодому человеку отец, - всего я ожидал от тебя, но только не нарушения долга.
   - В чем я нарушил свой долг? - защищался красный как болотная клюква юноша, который, судя по выражению лица, был настроен очень решительно. - Неужели в том, что предпочел книгу охоте?
   - Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду, - отец Карела метнул в сторону Маришки странный взгляд, смущающий, обидный и одновременно чем-то лестный. - Это тем более возмутительно, что принцесса Альмина уже здесь!
   - Ничего я не понимаю, а догадываться и не подумаю, - упорствовал его сын, - и уж тем более я не понимаю, при чем тут принцесса. Хочешь, чтобы я понял, говори прямо!
   Принцесса?! Маришка вдруг совершенно точно вспомнила, где же она видела этот профиль.
   - Ой, - пискнула она. У нее даже в глазах слегка помутилось. Ну не то, чтобы действительно помутилось, но слегка покачнулось... Или это у нее воображение слишком богатое? Не важно! Важно другое - она наконец действительно узнала отца Карела! - Ваше Величество?
   Отец и сын перестали спорить и уставились на нее. Скорее всего, их очень впечатлил ее странный голос, потому что пищала Маришка очень громко и пронзительно. Не нарочно, конечно, просто так получилось.
   - Отец, познакомься, это - Маришка, - решительно сказал Карел. - Маришка, подойди, пожалуйста, мой отец хочет с тобой познакомиться.
   Король, а теперь девочка уже не сомневалась, что это действительно было Его Королевское Величество Томаш II (и как она его только сразу не узнала, его профиль же на каждой монетке выбит), холодно-любезно улыбнулся:
   - Рад знакомству.
   - Она спасла мне жизнь, - повысив голос так, чтобы его слышали все стоявшие кольцом всадники, продолжил Карел, - без нее я бы утонул в болоте.
   Улыбка короля сразу потеплела.
   - Благодарю вас, юная леди, - он обратился к ней подчеркнуто вежливо, как к титулованной дворянке, - это неоценимая услуга, и я обязан вам за нее...
   - Ты ничего не обязан, - прервал его Карел, - это только мой долг и я его сам заплачу.
   - Что? - в голосе короля прозвучали громовые раскаты, Маришке даже показалось, что вот-вот сверкнет молния. Впрочем, она была растеряна и удивлена не меньше своего монарха, который даже не нашел слов для более сложного вопроса. Но этого и не требовалось, юноша пояснил все сам.
   - Следуя древнему закону, я дал клятву жениться на своей спасительнице.
   А вы говорите - сказки, сказки... Вот вам и сказки!
  
   ***
  
   "... Ваше Величество... это невозможно... надо изучить законы... но принц уже совершеннолетний... если клятва была произнесена... может быть обратиться к волшебникам... успокойтесь, из всего есть выход... да кто она вообще такая..."
   Голоса звенели, гремели, шелестели, журчали, то сливаясь в единый гул, то переливались словно бегущий по камням ручей, а то рокоча, как далекие громовые раскаты. Маришка стояла в этом грохоте, оглушенная и растерянная. Всю жизнь она ждала этого момента, всегда верила, что с ней это случится, но... Но все не так. Она вдруг разозлилась.
   - Ты что, дурак? - прошипела она сквозь зубы. - Какая еще клятва?
   Карел обнял ее за плечи и склонившись к уху прошептал:
   - Не выдавай, пожалуйста, будь другом.
   Маришка метнула по сторонам быстрый взгляд. К счастью, королю было не до них, он вполголоса разговаривал с пожилым мужчиной, на шее которого поблескивала ажурная золотая цепь с круглой, украшенной сверкающими красными камнями подвеской.
   - Каким другом, ты в своем уме? - девочка сердито столкнула руку Карела со своего плеча. - Тебе же теперь на мне жениться придется, ты это понимаешь?
   - Лучше на тебе, чем на Альмине, - буркнул юноша.
   По крайней мере, все стало понятно. Маришка даже перестала злиться, наоборот ей стало очень смешно. Итак, вот она и невеста принца, который так не хочет жениться на какой-то там принцессе Альмине, что готов взять в жены любую крестьянку. Отличный сюжет для новой сказки, вот только для себя такой участи не очень-то и хочется.
   - И не надейся, - твердо сказала она, - я может и не принцесса, но мужа себе буду выбирать сама. И вообще, мне еще рано замуж, мне только пятнадцать.
   - Вот и отлично! - Карела было не так-то просто сбить с толку. - Побудешь пока моей невестой, а потом порадуешь папу, откажешься выходить за меня замуж, он тебе на радостях графский титул пожалует, особенно если поторгуешься хорошенько.
   - Хитрый, нахальный, лживый, да еще и корыстный, - насмешливо подвела итог Маришка, она уже оправилась от растерянности и чувствовала себя вполне уверенно. - Не дай небеса такого в мужья.
   - Вот ты не хочешь за меня замуж, а я не хочу жениться на Альмине, значит, ты должна меня понять! Тише, отец идет! - Карел выпрямился, продолжая удерживать Маришку за плечи.
   Да уж... Она ему еще и должна! Девочка едва сдерживалась, чтобы не хихикать. Вот дурацкая история. А все вокруг так озабочены, так напряжены, ну как дети, право слово. Она подняла глаза и без стеснения встретилась со взглядом подошедшего короля. А чего ей бояться? Невеста принца неприкосновенна по закону, а Томаш II славится своим благородством. Жалко, конечно его огорчать, ну ничего страшного, уж она-то достаточно умная, чтобы найти выход, который всем придется по душе. И балбесу Карелу, и его отцу, и конечно ей самой.
   Тем временем, король сделал жест, и все отошли подальше, оставив их втроем.
   - Юная леди, - серьезно сказал он, - я очень благодарен вам, что вы спасли жизнь моему сыну. Ему действительно пора жениться, но не стану от вас скрывать, что у Карела уже есть невеста - лакманская принцесса Альмина. Уговор между мной и королем Роджером состоялся еще пятнадцать лет назад, и я скрепил его своим словом.
   - Но я слова не давал! - воскликнул Карел.
   - Помолчи, - резко оборвал его Томаш и вновь обратился к Маришке: - Теперь в ваших руках честь королевской семьи. Ни я, ни мой сын не можем без потери чести нарушить свое слово, от клятвы имеет право освободить только тот, кому эта клятва была дана. Мой друг и союзник, король Роджер, уже умер, вверив моим заботам свою дочь, с которой тоже взял слово выйти замуж за Карела. Теперь никто не может освободить от клятвы ни меня, ни ее. И я обращаюсь к вам: освободите от клятвы Карела. Я прошу вас не как подданную, а как благородную девушку. Поверьте, я готов сделать все, что угодно, чтобы вы не чувствовали себя обиженной. За ту великую услугу, которую вы оказали моему сыну, я хочу удочерить вас. Вы станете законной принцессой Луана и сможете выбрать себе в мужья кого пожелаете.
   У Маришки голова закружилась. Как бы она ни верила в сказки, все равно это было слишком невероятно. Может это сон? Но тут руки Карела так больно сжали ее плечи, что она сразу опомнилась. Нет, это не сон, все происходит на самом деле, а значит надо быстро принимать решение. А еще она не может подвести Карела...
   Молчание затягивалось, и Маришка понимала, что надо отвечать. Знать бы еще что. Она снова посмотрела на бледного, напряженного короля, потом перевела взгляд на столь же бледного Карела. Решение пришло само собой. Как хорошо, что она много читает!
   - Ваше Величество, - смиренно начала она, призвав на помощь красивые слова из сказок и легенд, - я, как верная подданная, не могу допустить, чтобы мой король или его наследник лишились чести. Я готова вернуть принцу его слово, - руки Карела дрогнули, - и не буду напрашиваться к вам в дочки, у меня есть родители, и я их люблю. Но мне всего пятнадцать лет, и до обряда совершеннолетия я не имею права заключать и расторгать сделки.
   Карел с облегчением выдохнул и весело сказал:
   - Она права, отец! Этот разговор придется отложить на год.
   Король проигнорировал его и снова обратился к Маришке:
   - Но вы обещаете, что после совершеннолетия вернете принцу его слово?
   Девочка серьезно посмотрела ему в глаза и кивнула.
   - Обещаю.
  
   Конец третьей части. Продолжение следует...
  
   Примечания
  
   1 Руал - древняя столица Руаланского королевства. После того, как Стефан Великий присоединил Руалан к Вальденсу и создал империю, он перенес свою столицу в более богатый и стратегически удобнее расположенный Руал.
   2 Старовальденский язык с современным вальденским имеет примерно такое же сходство, как норманно-французский диалект с современным английским. Вальденский язык образовался на базе руаланского (относившегося к той же группе языков, что и луанский, имланский и т. д.) с добавлением старовальденского и древнемоградорского.
   3 Лукан Среднеморский - древний историк, автор исторических хроник времен расцвета великой Древнемоградорской цивилизации. К нынешнему времени Моргадор - отсталая страна восточнее Имлана, причем живущий там кочевой воинственный народ не имеет никакого отношения к древней великой цивилизации, он пришел на эти земли уже гораздо позже.
   4 Древнемоградорский - мертвый язык, из которого в руаланскую группу языков перешли некоторые слова и имена, но в целом они даже не родственные.
   5 Лакман - маленькое островное государство в Срединном море, недалеко от побережья Луана. В отличии от Луана он не защищен никакими волшебными законами, поэтому отбивается от пиратов своими силами, с помощью соседних стран - Луана, Имлана и крупного островного государства Такман. С Луаном Лакман издавна связан крепкой дружбой, торговыми отношениями и родством королевских домов.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"