Оболенский Михаил Михайлович: другие произведения.

И на земле и в небе (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Космический фантастический боевик. О приключениях пилота истребителя Алексея Марьева и его друзей. Начал перерабатывать текст, параллельно пишу проду. А еще стараюсь навести порядок. По разгильдяйству, тексты валяются кусками на разных машинах, и даже в телефоне. В разных папках.... Свожу в единую кучу. Просьба простить за неудобства.

Глава 1
  - Мы в прицеле! Короткие неуставные сообщения - следствие моего вмешательства в настройку БИУС. Пока он выговорит все что, забито в него по умолчанию, можно десять раз отправиться в мир иной! Поэтому отдельным приказом, нам разрешено менять под себя конфигурации голосового интерфейса. Да и на самом деле аудиовывод информации лишь дублирует сигналы на рабочей панели.
   - Ракетная атака! Цель групповая скоростная! Время достижения - 10 секунд! Десять секунд - уйма времени. Успеваю! Краем глаза замечаю, что Нилин сцепился с тройкой истребителей противника в ближнем бою, и к ним на подмогу несётся ещё одно звено. Вася с Вовкой вывалились из боя, и крутят 'карусель', сбрасывая, друг другу с хвоста супостатов. Если бы мы были на земле, я бы сказал, бились спина к спине, но в космосе быть статичным - смерть для истребителя, поэтому 'спина к спине' у нас именуется - каруселью. Но всё равно у них это до первой ошибки. А ошибки рано или поздно допускают все...
   - Цель опознана! Ракеты 'Москит' 6 единиц! Это что ж это получается? Нормальный пилот, выпускает практически все ракеты еще на этапе сближения, причем по возможности залпом, синхронно со всей эскадрильей или авиакрылом. Потому что когда завертится ближний бой, будет больше шансов сбить своего, чем противника. Так что по идее, все ракеты были выпущены в самом начале боя. А истребители и наши и противника рубились сейчас, добивая боекомплект бортовых орудий. Это какой такой урод, берёг целых шесть ракет специально для меня? А противоракет практически уже нет! Я шарахнулся в сторону от обломков чего-то неузнаваемого, выпустил все противоракеты, которые только оставались на борту, и вновь вышел на курс. Все имитаторы цели я израсходовал еще в начале боя. Мне сегодня определённо везло! То ли сработали мои противоракеты, то ли тот опасный мусор, которого в этом квадрате теперь носится с бешеной скоростью тысячи тонн, но БИУС снял опасность ракетной атаки, и заявил, что групповая ракетная цель уничтожена. А мусор, будь он неладен.... Мусор - самое опасное для небольших кораблей! Поопасней, пожалуй, даже перехватчиков противника. Осколки разорвавшихся ракет, сами ракеты, но уже неразорвавшиеся, куски обшивки, подбитые или полностью уничтоженные корабли, да много его этого мусора! Всё и не перечислишь. И вот такой вот летящий со скоростью в два раза выше, чем скорость моего 'Беркута' кусочек брони какого-нибудь линкора, дел натворить может больше, чем десяток 'Москитов'. Потому что если ракеты, боевая информационно-управляющая система истребителя опознает и увидит, то в случае с мелочью, приходится надеяться лишь на противометеороидную защиту. На моем 'Беркуте' это шесть небольших лазерных батарей, разбросанных по обшивке. Мы называем этот комплекс 'Ангелом-хранителем', и вполне заслуженно. Так вот, сегодня мне везло! 'Ангел' работал исправно, и ни одного крупного осколка я не схлопотал. Целью моей был планетарный транспорт. И поскольку я даже не торпедоносец, преимущество моё во внезапности! А при захвате цели, происходит облучение её всеми мыслимыми и немыслимыми радарами и головками ракет, находящихся у меня на борту. И конечно ПРО транспорта на это дело отреагирует. И тогда шансов у меня нет! Так что выходить нужно будет в автономном режиме.
   - Обнаружено облучение! Мы в прицеле Что там ещё? А-а-а-а! Похоже, и на меня выходит звено истребителей. Хорошо работают ребята, слаженно! Как по учебнику. И строй держат ровно. Ещё бы. Это мы прямо с коек да без вводной. А они готовились, супостаты. Судя по данным БИУС, космическая крепость на орбите ещё огрызается. Несколько пусковых ракетного крейсера 'Москва' устало, и отчего то реже чем следовало бы, ведут огонь. Но сам крейсер, похоже, уже мёртв. Линкор 'Владивосток' облеплен торпедоносцами и истребителями противника, словно бочка с мёдом - пчёлами! Он-то, похоже, ещё жив, но это ненадолго! У него ещё есть шанс разогнаться и запустить гиперпривод. Что я бы на месте капитана и сделал. Истребителей наших и вовсе уже не видно. Кто сел на планету, кого сбили. Фрегат 'Тюмень' медленно валится в атмосферу. По развороченному ракетами и снарядами корпусу было ясно, что он не жилец! Остальные вымпелы либо находятся с другой стороны планеты, либо, что вероятней, уже являют собой тот самый космический мусор. Эх, натворит 'Тюмень' дел, когда шмякнется! Мимо меня понеслись первые снаряды противника. Пристреливаются, супостаты. Снаряды, хоть и управляемые, большой свободы маневра не имеют. Законы инерции никто не отменял. Да и короткую очередь 'Ангел' может и отразить. Если конечно повезет! А вот подойдут поближе, хана! Хочешь - не хочешь, а придётся маневрировать. Но секунд десять у меня есть. Девять. Пальцы сами врубают режим уклонения. Дюзы выдают хаотичный набор импульсов, и 'Беркут' швыряет из стороны в сторону. Если бы не противоперегрузочный кокон, меня б размазало по стенкам кабины. А так - в глазах потемнело, да кости затрещали. Зато хрен вам а не прицеливание! Восемь. А не включить ли форсаж? Семь. Собственно мне то уже всё равно! Чего здоровье то беречь? Шесть. ФОРСАЖ! Пять. Я превышаю разрешенное безопасное ускорение. Даже кокон уже не может справиться с перегрузками. Вот так себя чувствуют пилоты, уходя на последний рывок. Меня втискивает в кресло с такой силой, что ни о каком маневрировании не может быть и речи, но зато вероятность того что меня нагонят вражьи снаряды - совсем ничтожна. Четыре. Собственно, это был с самого начала дохлый вариант! Три. Направляю истребитель по касательной к транспорту. Два. Вырубаю все системы. Я маленький обломок, к тому же летящий мимо вас, ничем вам не угрожаю, и расстреливать меня совсем не обязательно, я пролечу мимо, и унесусь в бесконечность космоса! Один. Наслаждаюсь тишиной и бесконечностью... Рабочая панель мертва, даже звезд я не вижу. Сплошные мертвые экраны вокруг. Не орёт БИУС, перечисляя угрозы, не мельтешит калейдоскоп красных вражеских и зеленых дружественных целей.... Тишина.... Я впиваюсь взглядом в бегущий секундомер, проецируемый компьютером скафандра на забрало шлема. Мне нужно семнадцать секунд Семнадцать, иначе пролечу мимо... Семнадцать секунд мертвой тишины, удар по клавише, оба-на! А вот оживший истребитель обнаружило ПРО транспорта. Поздно красавцы! Я уже рядом! вручную навожу всё бортовое вооружение на планетарные двигатели транспорта. ВСЕМИ, залпом. Пуск! Из раскрытых бомболюков выталкиваются ракеты, срабатывают их двигатели, и они уносятся вперёд. Я доворачиваю истребитель и зажимаю гашетку. Мгновенно раскручивается ротор электромагнитной пушки,и каплевидные снаряды сплошным потоком устремляются к двигателям транспортника. 8-ствольная пушка, по сути, являет собой четыре 2-ствольных. Конечно 40-милиметровые снаряды, транспорту - что орехи, но чем чёрт не шутит?! Я вожу стволом вдоль всей его кормы, чтоб сбить с толку систему защиты, которой вполне хватило бы ума сбить и ракеты. Затем, рассудив, что лимит халявы исчерпан, направляю свой истребитель прямо ему в дюзу, и, как оказывается, вовремя! Несколько десятков снарядов раскраивают зад моего 'Беркута' Ещё несколько 'подарков' от транспорта мы получаем в лоб. От истребителя практически ничего не остаётся. Но очереди из моей 'газонокосилки' перегрузили его, видимо кем-то уже потрёпанную защиту, и, прорвавшиеся сквозь его оборону, несколько ракет, достигают цели. Головные части противокорабельных ракет, кумулятивной струёй прожигают броню транспорта и толстые сигары боевой части легко проскальзывают в образовавшиеся отверстия. Словно распустившийся цветок выворачиваются наружу внутренности двигательного отсека! А следом в дюзы космических двигателей, влетают остатки моего 'Беркута'. Транспорт жив, он лишь потерял часть своей тяги, да вот беда, не сможет уже совершить посадку на планету! Кому-то придется высаживаться шатлами.
  
  Но я всего этого уже не вижу. Я сижу в кабине своего 'Беркута' А техники снимают экраны ВИРТ-симулятора. Ей-богу, то, что тревога учебная - я заметил лишь в космосе, когда БК опознал, что по нам ведут огонь земными же ракетами, да против нас воюют истребители американцев! Момент активации тренажёра я не заметил. Да и на сами наросты 'Вирт-симулятора' внимания не обратил со сна. На экран БК вывел статистику боя. Несколько скупых строк. В эфире ребята обменивались впечатлениями!
   - Серёга, у тебя сколько?
   - У меня - пятеро сбитых и 3 повреждённых!
   - А у меня поскромнее, всего трое сбитых, зато все бомбовозы.
   - Вася, Вовка, я там видел вы карусель крутили. Как успехи?
   - На двоих - полсотни распуганных, да четверо сбитых.
   - А кто знает как у командира дела?
   - А то ты не заметил что я ещё на взлёте гробанулся!? Техническая неисправность! Мать её растак!
   - Командир раньше всех понял что учения. Когда катапультироваться не смог. И каково лететь вниз?
  Это голос подал уже я.
   - Давай я тебе пару гаек отвинчу!? Узнаешь во время следующего вылета!
   - Кстати, Лёха. Как там у тебя делишки? Сколько сбитых?
   - Ни одного!
   - Тогда наверно повреждённых пара сотен? Ты же у нас ас - Лёха!
  Это потешался Нилин.
   - Нет, всего трое!
  Ответом был дружный хохот. Нет не злой. Просто ребята не поверили. Обычно у нас с Серёгой в тренировочных боях - счёт примерно равный. Он конечно пилот от бога, но у меня есть боевой опыт, которого нет у него. Это в боях против истребителей, или в перехвате бомбардировщиков. А вот интересно, что скажут наблюдатели?
   - Освободить эфир!
  А вот и наш комполка. Сейчас будет раздача пилюль и пряников! Причём пряников будет парочка на всю группировку, а пилюль щедро и всем, кому не достанутся прянички. Капитан второго ранга Луговой - Наш командир.
  - Итак! Подведём итоги только что проведённых учений. Сразу скажу. Благодарностей не будет...
  голос командира дрожал от злости. Наверняка он брызгал слюной на микрофон, возможно, колотил кулаками по столу. Хотя нет, мы бы услышали. Я бы на его месте тоже был не очень добр. Первая тревога, хорошо, что учебная, и полный провал. Никакой согласованности действий!
   - ... Вы истребители или беременные гимназистки? Как вы, четырёхзадые каракатицы, ещё умудрились взлететь, уложившись в норматив?! И едва командира выключили из боя, вы занялись своими насущными делами. Вы там не воевали в небе! Вы там, (Луговой употребил непечатное слово). Какого овоща, вы, вместо того чтобы плотным строем атаковать транспорты, идущие на высадку, раскудрить вашу черешню, принялись гоняться за истребителями, как курсанты за голыми девками?! Один лейтенант Марьев дотумкал атаковать планетарный транспорт, слава богу, успешно! А ты, Марьев, какого космического буя, вместо того чтобы принять на себя командование, и растолковать задачу, попёрся туда в одиночку?! Я тебя спрашиваю! Какого овоща ты молчишь? Лейтенант Марьев! Я требую ответа! Вы что там уснули?
  Это явно было личное обращение ко мне.
   - Господин капитан второго ранга, к сожалению, на третьей минуте боя, связь на моём истребителе, была выведена из строя, по всей вероятности осколком ракеты.
   - Не врёшь?
   - Проверьте логи боя.
   - Ладно... проверим...
  Голос Кап-2 изменился. Теперь в нём были бархатные нотки, свидетельствующие о том, что он сменил гнев на милость. По крайней мере, по отношению ко мне.
   - .... И тем не менее! Какого хрена один Марьев так поступил?! Остальные каким местом думали? Значит так! Лейтенанту Марьеву объявляется благодарность, и увольнение сроком на сутки. После чего вся эскадрилья занимается тем, что отрабатывает взаимодействие под руководством комэска! Я из вас сделаю истребителей! Здесь вам флот, так вашу растак, а не институт благородных девиц! А сейчас освободите машины и... Разойдись!
  
  Мы дислоцировались на Земле. Одна из многочисленных эскадрилий прикрытия. Конкретно наша, сформирована лишь месяц назад. На Землю собирают всех лучших пилотов! И хотя мы по меркам местных асов - зелень. Но мы - лучшая 'зелень' которую только нашли в галактике!
   - Молоток, Лёха! Сделал ты всё-таки Серёгу.
   - Да что Серегу, всех вместе взятых сделал. Всю эскадрилью!
   - Молодец, Марьев!
  Это комэск. Вот его благодарность - приятней всех вместе-взятых. Он здесь самый опытный в эскадрилье. Куча наград, полсотни боевых вылетов.... Герой!
  И лишь тот самый Серёга Нилин хмурится. Даже не подошёл. Да что и говорить, сделал я его. Пока он там гонялся за бесчисленными истребителями, мне удалось вывести из строя планетарный транспорт. Обычно такие звери садятся на захваченный плацдарм, и выпускают тяжёлые танки, целые дивизии пехоты, и много чего другого. В принципе, при условии, что орбиту контролируют свои корабли, то содержимого парочки таких транспортов хватит, для того чтобы захватить узловые точки на планете, размерами с Землю. А поскольку 'мой' транспорт уже не сядет, а будет болтаться на орбите, то захватчики остались без тяжёлого оружия, а значит, у защитников планеты есть шансы продержаться до подхода своих сил. А в принципе если бы на нашем участке все истребители, выведя из строя транспорты, занялись охотой И даже можно было посадить остатки эскадрильи обратно на аэродромы, замаскировать, дождаться подкрепления, и во время удара подошедшего флота, врезать в тыл противника, поднявшись из атмосферы.
   Комэск подписал мне увольнительную, и вот в парадном мундире молодой летёха с нашивками истребителя войск ПКО, я двигаю в город. Собственно я и жить то должен был дома. Но на время притирки, нашу 'зелёную' эскадрилью перевели на казарменное положение. А в первом же увольнении, я познакомился с Олькой. Милое личико, точёная фигурка, ангельский голосок. Она разговаривала по Комму с подружкой на станции монорельса, когда я обратил на нее внимание. Молодой бравый пилот. Пожалуй, конкуренцию нам могут составить лишь лихие спецназовцы! Да не из абордажных корабельных групп, а лишь из планетарного спецназа. Те самые, 'Краповые береты'. Говорят, они свои береты даже в бой с собою берут, под бронёй у сердца носят! Когда меня возле Валькирии выловили из космоса, и я проходил реабилитацию, на соседней койке восстанавливался после контузии, молодой сержант. Он мне рассказал, что когда их на планете добивали, его рота держала высотку возле военного городка. И когда у них вышли все боеприпасы, они, скинув шлемы, и надев береты, пошли в рукопашную. Во время этого броска, по его словам, его гранатой и контузило. Не знаю что можно сделать с бронёй голыми руками, или даже примкнутым к автомату виброштыком... наверно всё-таки ничего.... Так что в возможность рукопашной верилось как-то слабо. Но то, что он со своим беретом не расставался даже в госпитале - факт! Вот на таких вот ребят из планетарного спецназа девчонки западали даже лучше чем на нас, но кроме них у нас конкурентов, пожалуй, не было. И куда там устоять было Ольке перед улыбкой истребителя. И в тот же вечер, не знаю я с ней, или она со мной, уже вовсю танцевали на вечеринке по случаю дня рождения её лучшей подруги. И там же в самом укромном уголке большой квартиры, мы упоённо целовались, а потом и не только целовались. Ну а на следующий день, когда прощались у КПП, я вручил ей ключи от своей служебной квартиры. Не знаю, верил ли я что найду её дома, когда в следующий раз пойду в увольнение... один хрен все личные вещи в казарме, и брать в той квартире нечего. Зато, с каким чувством я нёсся домой в следующее воскресенье, рано утром с охапкой цветов, и здоровенным тортом 'Медобором' в руках. Как вздрогнуло сердце, когда, тихонько открыв дверь, я заметил её туфельки, небрежно брошенные, в прихожей. Как крался я мимо спальни на кухню, как пробирался потом в спальню...Милое создание мирно сопело на моей кровати. Обняв плюшевого мишку, которого я выиграл в каком то аттракционе в день нашей встречи. Она улыбалась во сне. Это было так мило, что я едва не прослезился. Стараясь не шуметь букетом, я присел в кресло, и любовался Оленькой до тех пор, пока она не проснулась. Как видно, сквозь сон, почувствовав мой взгляд, она открыла свои радужные глазки, и, взвизгнув, кинулась мне в объятия. Я влюбился в её привычку спать обнажённой! Со сна она не дала её поцеловать, что было жутким испытанием. Вы только представьте: у вас на коленях, прильнув к вашей груди, сидит совершенно обнажённый ангелочек, и, смеясь, уворачивается от поцелуев!
   - Я знала! Знала, что ты вернёшься! Я так тебя ждала!
   - Ну конечно вернусь. Это же моя квартира!
  Хитрая бестия увернулась от поцелуя, и, сверкая упругими ягодицами, упорхнула в санузел.
   - Дом, через 30 минут горячий кофе, сладкие гренки, и блюда, заказываемые на завтрак чаще всего в крайнюю неделю!
  Я тихонько пробрался в санузел. Ольга нежилась под струями тёплой витаминизированной воды. От наслаждения она закрыла глаза, и поэтому меня она не видела. А я залюбовался её прекрасным телосложением. Светлая кожа, чуть тронутая загаром, большие выразительные глаза. Бархатная шейка, небольшие, но очень милые упругие грудки, очаровательный подтянутый животик, стройные ножки..... Нет, я начинаю сходить с ума! Тут Оля заметила, наконец, меня, выключила воду, и её ручонки потянулись к пуговицам моей парадной формы. По какой то прихоти штабных, парадная форма застёгивается на пуговицы и изготавливается из обыкновенного легко впитывающего влагу сукна, которое к тому же потом долго сохнет. Но Оленька уже научилась справляться с этим архаизмом (удивительно, как она за без малого сутки разобралась?) и вот её ручонка уже ныряет под одежду. А глаза моей бестии полыхают огнём.
  В тот день мы и не выбрались из дома. Впрочем, как и во все последующие мои увольнения. Всегда я приходил, будил её нежным поцелуем... Забавно, когда она сквозь сон, сначала отвечает на него, а уж потом спустя десяток секунд - просыпается. Оленька наполнила мой дом уютом и теплом. Теперь я жил от воскресенья до воскресенья, стараясь не получать взысканий, так как, иначе вполне мог остаться в дежурном звене вместо увольнения. А тут такой подарок судьбы. Лишь три дня назад она посылала мне воздушный поцелуй, и вот через несколько минут, я вновь буду в её объятиях. Как всегда, на цыпочках, я прокрался к спальне, приоткрыл дверь, и обомлел. Мой Оленёнок мирно сопел на плече другого мужчины. Не понял! Я протёр глаза.... Нет, видение никуда не исчезло. Прикрыв дверь, я вернулся в коридор. В шкафчике была его обувь. Кожаные ботинки с высокими берцами. Неужели спецназ? Обставили таки, 'крапачи'! Не задумываясь, я отодвинул дверцу, и нашёл аккуратно повешенную форму! Понятно, значит. Майор штурмовой пехоты. Интересно к скольки часам ему на службу? Надо бы разбудить.
  - Дом, дай сигнал общей тревоги в квартире! Сигнал о происшествии на пост дежурному не отправлять. Громкость по нарастающей равномерно от минимума до максимума за 20 секунд. Отключить по закрытию входной двери.
  Проверим-ка его рефлексы.... Рефлексы у майора оказались в норме. С интеллектом также всё было в порядке. Проснувшись, и безуспешно попробовав заткнуть дом, он достал из тумбочки свой комм, быстро связался с кем то, узнал, что планете ничего не угрожает, что никто никуда по тревоге не срывается, за несколько секунд облачился в свою камуфляжную форму, и побрёл на кухню.
   - Дом, отбой тревоге.
  Майор присел рядом, добродушно ухмыльнулся, и протянул свою лапу. Рукой это назвать было трудно.
   - Суваев. Иван.
  Да и голос у него был подстать фигуре.
   - Алексей. Марьев.
  Соблюдать устав, козырять, да и вообще блюсти субординацию у себя дома я не считал нужным. Хоть мы оба и были по форме. Похоже, майору субординация была тоже до одного места.
   - Очень приятно Лёха, спасибо конечно за побудку, но в чём причина?
  Майор совсем по-хозяйски затребовал у автоповара белый чай, и с интересом уставился на меня. Ничего обиженного или угрожающего в его взгляде не было. Лишь интерес. Я понял, что придётся рассказать. Что этот тёртый и ко всему привычный мужик очень хочет услышать мою историю. А ещё я понял, что я сам хочу ему всё рассказать. И что из всех присутствующих в моей квартире, я самый обиженный. И что сейчас я больше похож на маленького ребёнка, у которого злой дядька отобрал красивую игрушку, чем на лейтенанта ВКС. И я рассказал ему всё по порядку.... Причём начал почему-то с самого поступления в академию. Я рассказал ему про драки в увольнении, я рассказал про первые полёты. Рассказал про выпускной, и про распределение. Про то, как молодого лейтенанта забросило на Валькирию, как мы взлетали с полосы, по которой уже шли танки повстанцев. Как возвращались и восстанавливали там 'конституционный порядок'. Рассказал, каково кувыркаться в космосе в раздолбанном истребителе, без скафандра, и молиться, чтоб не произошло разгерметизации уже мертвой машины. Рассказал про парня из планетарного спецназа. Рассказал и про Серёгу Нилина, ну а закончил Олькой. Всё это время майор спокойно слушал, потягивая чай из литровой кружки. Ни разу он не улыбнулся и не нахмурился. И тщетно в его глазах пытался я прочесть хоть какие-нибудь эмоции. Лишь чёрные круги, казалось напрочь, лишённые зрачков. Когда же я закончил, он, чуть помедлив, заявил:
   -Да, вляпался ты, летун. Извини, конечно. Не знал я про твоё существование. С девчонкой познакомился вечером в баре.... Ну угостил, как полагается,... потанцевали. Дальше рассказывать не надо. Прости, конечно, братишка, не знал ведь.
  'Братишка' в его устах звучало так естественно. Я, почему-то подумал, что он всех военных так называет. Хотя скорей не всех, а лишь тех, кто видел смерть не только по телевизору. Но всё же от этого слова мне стало так спокойно.
   - Знаешь что, Лёха...
  Майор задумался. Пока он подбирал слова, я подумал, что этот Ваня как-то, не особо церемонясь, перешёл на ты.
   - ... я не буду ничего советовать. Думаю, разберётесь сами. Чай не дети уже....
  Он снова замолк, и, перехватив его взгляд, я заметил Ольку. Она вошла в кухню, кутаясь в простыню. Растрёпанная со сна, решительная и смущённая одновременно. И тут я понял, что совершенно не злюсь ни на кого. Злобы не было, не было и ненависти. Из всего букета чувств, которые, как я думал, я испытывал к Ольге, осталось лишь равнодушие. А Суваев мне и вовсе был симпатичен, как человек. А ещё я, пожалуй, уважал его как воина.
   Олька присела между нами, и попросила кофе.
  - Ну ладно, мальчики и девочки, похоже я тут лишний. Да и пора на службу. Желаю вам всё разрешить без потерь, удачи, голубки! Он вышел в коридор, пару секунд возился со своими берцами. Говорят, что раньше они были на шнуровке, и одевать их было целой проблемой. Теперь шнуровка носила чисто эстетическую функцию, ботинки были на магнитных застёжках. Они надёжней, и быстрей. Шнуровку сначала вовсе убрали из парадной формы, но вместе с ней исчезла и частичка образа лихого вояки. Поэтому шнурки вернули, но лишь для красоты. Давно уже закрылась дверь, а мы с Олькой всё сидели и смотрели друг на друга. Остыло кофе, к которому она так и не притронулась, часы отсчитывали минуту за минутой, а мы всё сидели. Я пытался разобраться в своих чувствах, навести порядок в своей голове, но мозаика мыслей не хотела складываться в ясную картину умозаключений. В голове крутились цитаты наставников-инструкторов.
  'Если не знаешь что делать, делай хоть что-нибудь. Вдруг угадаешь' - шептал один.
  'Истребитель не должен думать, истребитель должен соображать' бубнил голос - Боброва.
  'Из всего множества решений верно лишь то, которое приходит в первый момент', кричал мне кто-то.
   - Уходи.
   - Ч...что? А... как... Лёш... ну... я объясню...
   - Уходи.
  Я вызвал перед собою интерфейс дома, и демонстративно удалил её запись из списка не только хозяев, но и гостей. Вздохнув, Ольга поплелась собирать вещи. Когда её возня раздалась из коридора, я приказал дому открыть двери, и через секунду, металлическая дверь, похожая на диафрагму, коих на каждой базе присутствуют в избытке, навсегда отрезала меня от этой девушки. А душу заполнила пустота, холодная пустота космоса с не менее холодными далёкими звёздами. Упав на диван, запустил на максимальной громкости 'Голубых беретов'. Единственная музыка, которая в любом настроении ложится мне на душу. Эта группа ХХ-ХХI веков, полностью состоявшая из военнослужащих. Ансамбль ВДВ значится на упаковке. Подарок моего однокашника Женьки Герасимова. Где он сейчас, товарищ по училищу? Куда его занесла судьба? Давно потерялся Женька, а его подарок всё продолжает радовать меня. ВДВ - Воздушно-десантные войска. Это наши, русские десантники тех смутных времён. Именно они участвовали во всех войнах, выносили на своих плечах всю тяжесть жестоких войн. Именно они в 2023 году сцепились с европейскими и американскими войсками. Именно они первыми входили в Берлин, Париж, Лондон. Они провели беспрецедентный десант в Вашингтон. Именно к 'Войскам Дяди Васи' (как они сами себя называли) относились подразделения Рязанцева и Далидзе, обнаружившие и взявшие штурмом ЗКП американцев. По крайней мере, если верить историкам. Мне не нравится современная музыка. Я предпочитаю ей вот такой вот наш русский рок, возможно шансон, американский джаз того же самого ХХ века, классику. Только не римейки, похабящие хорошую музыку безвкусными ритмами.
  
  Синяя птица падала в море,
  Синяя птица с пробитым крылом
  Рядом парило чёрное горе,
  Гостем незваным, входя в каждый дом...
  
  Надрывался проигрыватель. А мозг безжалостно уничтожал все воспоминания об Ольге.
   - Дом, поиск по базе. Суваев Иван. Майор. Штурмовая пехота.
   - Данные закрыты для свободного доступа.
   - Лейтенант Марьев эскадрилья И-61з, передаю с планшетки идентификационный ключ. Повторить запрос.
   - Ваш уровень доступа недостаточен для получения полных данных. В свободном доступе есть номер коммуникатора искомого объекта.
   - Давай.
  Суваев отозвался сразу. Майор с товарищами сидели в баре, куда, я был сразу приглашён, едва Иван узнал мой голос. Отказываться я и не подумал.
  
  
  
  Глава 2
  
  
  
  
  Сутки пролетели незаметно. Будто их и не было. И, заглотив, после пьянки, лошадиную дозу янтарной кислоты, мигом унесшей похмелье, я бодрой походной топал в часть. На КПП, да и в казарме я ловил на себе завистливые взгляды, но эта зависть была доброй. Светлая зависть. Она рождает на лицах людей мечтательные улыбки.
   - Ну, как отдохнул?
  Дежурным сегодня был Вович. Младший из братьев. собственно младше он был меньше чем на год.... Забавно, что Вася с Вовкой воспринимались лишь как единое целое. Разум отчаянно отказывался их делить. Наверное, этому способствовало то, что оба были хоть и не близнецами, но до жути похожими друг на друга. Одинаковая манера говорить, одинаковые жесты, плюс форма, делающая даже совсем разных людей - похожими друг на друга. Что же тогда говорить о братьях? Вдобавок ко всему они обычно держались вместе. И даже с поступлением в училище, Василий 'подождал' брата, чтобы попасть на один курс. Но всё равно незачем им знать о моих проблемах. К тому же, нет уже никаких проблем. Поэтому я улыбнулся.
   - Отлично! А где Василий?
  Братья отличались ещё одной поразительной особенностью. В любой момент времени, любой из них мог безошибочно сказать, где находится и чем занят второй. Ответить Вовка не успел. Заиграл подъём. Мне пришлось бежать к своему шкафчику переодеваться. В общем, едва успел к построению.
  Мы были уже не курсанты, и лично я, легко выскальзывал из ласковых объятий увольнения и возвращался к обычной жизни. А Луговой, как и обещал, взялся за нас всерьёз. Вернее он поручил это Боброву. Командиру нашей эскадрильи. И первым делом нам предстояло слетаться. Поначалу мы настраивали машины, гоняли их на всех режимах, да 'объезжали' как коней. Теперь пошла суровая работа. Нас разбили на 3 звена. Конечно же, звеньевым первого стал сам Сергей Бобров. Больше всего в жизни я хотел попасть к нему ведомым, но не судьба. Ведомыми он взял себе Быстрова с Рогожиным. Виктор Быстров был тихим в жизни. А за штурвалом - крепким середнячком. Ничем не отличался, и, в общем-то, был представителем серой массы. Вторым ведомым Комэск себе взял Дениса Рогожина - полную противоположность Быстрова. Рогожина я недолюбливал. В двух словах он был клоуном и шутником. Но шутки его были злые. Не знаю, специально ли он так, или не замечая этого, но шуточки Дениса всегда били по самым больным местам, и очень сильно обижали. За штурвалом же он вёл себя бесшабашно, и в принципе был неплохим пилотом.
  А дальше пошли сюрпризы. Меня и Нилина назначили командирами двух оставшихся звеньев. Конечно, братья Самойловы возжелали страстно попасть ко мне. А два оставшихся пилота Сашка Захарин и Мишка Воробьёв попали к Нилину.
  А дальше пошли полёты. Дневные и ночные в атмосфере. В любое время в космосе. Мы узнавали друг друга в воздухе. Ведь знать пилота на земле - одно. А в воздухе совсем другое. Мы учились чувствовать друг друга. Ведь истребитель - продолжение пилота. И в воздухе мы были единым организмом. Меня до глубины души поразило, что братья и в воздухе были похожи. Одна манера полёта, и феноменальная синхронность во всём. Когда мы, по мнению начальства, достаточно притёрлись друг к другу, и отработали взаимодействие на уровне звена, то начали работать на уровне всей эскадрильи. Различные элементы атаки и защиты. Прикрытие, дуэли. Различные типы построений. Конечно же, всё это перемежалось со стрельбами, учебными и боевыми. Бобров раздал со своего плеча нам позывные. Банальные, и громкие, известные и попросту красивые давно все были заняты. Поэтому наша судьба зависела как от фантазии комэска, так и от нашего поведения.
   И вот в один прекрасный день Луговой обрадовал нас, что обучение практически закончено. И нас ожидает экзамен. Экзамен 'зелени' обычно совпадает с традиционными масштабными учениями, проводимыми ежегодно ВСЕМИ силами ОКВ Земли. Точную дату, конечно же, никто не знал, зато все были проинформированы, что случится наш экзамен в ближайшую неделю. В воздухе витал дух праздника. Бобров же нам рассказывал то, что узнал у тех комэсков, кто давно уже здесь служит. Учения не просто масштабны. Это глобальная проверка боеготовности сил обороны земли. Все ВИРТ-тренажёры объединяют в глобальную сеть. И все силы Объединенных космических войск участвуют в учениях. Заранее готовятся программы для агрессора. А нападающие каждый раз имеют разные характеристики, оружие, защиту. Не говоря уже о тактике и стратегии. Всё разрабатывается детально. Противник очень быстро приспосабливается к изменинию обстановки, и очень гармонично меняет свою тактику. В общем, учения - всегда дело нелёгкое, но жутко интересное.
  И, несмотря на то, что все ждали начала учений, оно как всегда нагрянуло неожиданно. Зуммер тревоги рывком подбросил всех с постелей. Ну почему учебные тревоги всегда под утро? Мы пулей, совершая абсолютно синхронные движения, влетели в комбинезоны, и наша эскадрилья под чутким руководством Боброва, на скоростном монорельсе, отправились к ангарам. Тем временем по личным коммуникаторам следовала вводная. Из под земли на взлётку подавались истребители дежурных звеньев. Все пилоты, находящиеся в казармах, мчались к своим машинам. Тем же кто ночевал дома, взлететь предстояло позже. Сейчас их собирали специальные команды на машинах, бронетранспортёрах и автобусах. Деловито суетились расчёты планетарных комплексов ПКО. Но сложней всего было командованию. Вся информация лилась в штабы широченным потоком. Его там фильтровали, объединяли разрозненные факты в цепочки, и отправляли дальше. А где-то в бункере сидели адмиралы, которым эта информация предназначалась. И решали, кто пойдёт первым на смерть, а кто чуть позже. По дороге к нашим 'Беркутам' мне было чем заняться. По вводной мы не знали ни качественного ни количественного состава противника. Но было очевидно, что первые патрули уже ведут бой. Им жить всего лишь несколько секунд, но какую-никакую информацию они передадут. Потом вступят в бой ВСЕ корабли, находящиеся в космосе. А к ним по мере готовности будем подтягиваться уже мы. Сначала дежурные звенья и эскадрильи, потом все, кто находился в казармах, ну а потом по мере доставки на аэродромы, и те, кого сейчас снимали с жён, любовниц, выдёргивали с вечеринок, или попросту из тёплой постели. К тому моменту как я добрался, мой истребитель был уже готов. Впрочем, как и машины всей нашей эскадрильи. Машины стояли в своём ангаре, обвешанные экранами ВИРТ-тренажёров. Техник помог мне забраться в полётный скафандр, и запрыгнуть внутрь. 'Беркут' был, что говорится, под парами. В экстренном случае, техникам передаётся ключ, ввод которого даёт возможность запустить машину до прибытия пилота. Я мельком глянул на загрузку. В 6 гнёздах были блоки 'Москитов' и лишь в седьмом была ракета 'Град' Собственно по габаритам она была не меньше чем торпеда. 'Град' служил для взлома ПРО тяжёлых кораблей. Ракета несла в себе разделяющуюся боеголовку. На подходе к цели она срабатывала, и вместо одного объекта, противоракетной обороне предстояло бороться с дюжиной реально опасных и полусотней ложных целей. За каким таким буем их включили в нашу загрузку, одному богу ведомо. Да пожалуй, ещё умникам из штаба. Буквально сразу же нас подали на стартовый стол. Сначала стартовало первое звено, затем звено Нилина, и наконец третье - мы. Едва полёт стабилизировался, как нам на тактические экраны пошли данные. В атмосфере всё было нормально. Медленно и неохотно уходили к ближайшим аэродромам гражданские авиалайнеры. И сотнями уходили в небо военные лёгкие корабли. В атмосфере мы шли горизонтальным клином, а по выходу на орбиту, комэск перестроил нас в 'свинью'.. Особенность построения заключается в том, что на радаре вся эскадрилья читается одной меткой.
   - Включить 'ангелов'!
  Палец коснулся клавиши, и .... Ничто не изменилось, лишь загорелся индикатор, рапортующий о том, что система противометеороидной защиты активирована. На деле же у нас на истребителях открылись защитные шторки и выдвинулись башенки маломощных лазеров, раскиданных по корпусу. Собственно технологии LASER известны аж с 20 века, но до сих пор проблема заключается в том чтобы найти мощный и при этом компактный источник энергии для них. Нет, конечно существуют боевые лазеры на тяжёлых кораблях, но они требуют больших энергозатрат. Да и в некоторых условиях теряют эффективность. Например вода, мгновенно превращающаяся в лёд, создаст облако кристалликов, которые рассеют луч. А представьте, сколько таких вот облаков носится вместе с мусором в зоне боевых действий. А уж если кто пожелает, может легко развернуть непроницаемое для лазеров облако между собой и силами противника. В общем, лазеру нашлось широкое применение лишь в 'ангелах' кораблей всех типов. Используются они на небольших дальностях, и короткими импульсами, а преимуществом является то что работает то он со скоростью света. Что немаловажно, когда нужно испарить какой-нибудь камушек или песчинку, идущую на тебя на второй космической. Такая же судьба ждёт пулю и снаряд, выпущенные вражиной. Все наши корабли имели ответчик 'Свой-чужой' и риск попасться под залп 'Ангела' соседнего борта был минимален. Разве что выйдет из строя ответчик, или у товарища сбойнёт БК. Ну а в бою, когда вероятность сбоя гораздо выше, редко приходится держаться так близко, как сейчас. Тем временем перед нами разворачивалась картина вторжения. Флот неизвестного противника шёл плотным строем, лениво отмахиваясь от разведчиков главным калибром, и ракетами дальнего радиуса действия. По крайней мере, у нас была такая информация. Штаб постоянно анализировал все поступающие характеристики чужаков и их оружия, и рассылал всем группировкам кораблям и эскадрильям. Нам ни то ни другое не страшно. Вряд ли кто то будет стрелять из главного калибра по истребителю.... Да и не попадёт.... Ну а противокорабельная ракета скорей всего просто не захватит цель. У нее мозги по другому обучены. Она 'любит' крупные вымпелы. Нас определили в оперативную группу орбитальной крепости 'ЩИТ'. Название до неприличия неоригинальное, но, пожалуй, именно первой из Земных баз можно так называться. Нет, это не было старьё, болтающееся здесь несколько веков. Первая - это значит главная. Спрятавшись от радаров противника, за базой висел, а если быть совсем точным, то двигался, уравняв свою скорость с крепостью, целый рой истребителей и торпедоносцев, и несколько фрегатов. Мы заняли своё место в этом скоплении, и стали ждать вводной. Собственно завязывать бой уже непосредственно в окрестностях планеты - глупо. Тогда весь сбитый мусор будет валиться на Землю, а это похуже любой бомбардировки. Похоже, эта мысль не раз посещала светлые умы командования, и за орбитальной крепостью мы лишь укрывались от радаров до поры до времени. Собственно крепости были крайним рубежом обороны, хотя иногда всё же именно крепости являлись защитой от пиратов или повстанцев. Наконец флот противника подошёл достаточно близко. Уже читались отдельные корабли. И поток информации о противнике резко увеличился. Пока что было ясно одно: Лазеров противник не использовал даже в ПРО. Его система противоракетной обороны, состоящая из устройств двух типов. На дальних подступах любой инородный предмет встречали залпом картечи, а то что прорвалось к корпусу попадало под направленную кумулятивную струю. Как-то это было неоригинально и небезопасно. Картечь ведь не теряла своей скорости очень долго, и в бою является довольно опасной штукой для мелких кораблей. Хотя как раз таких у противника замечено не было. Неужели истребителям не найдётся работы? За каким чертом тогда у нас почти полная загрузка 'Москитами'? Надо срочно перевооружать истребители! И действительно по нашей группе прошла команда: 'Заменить два блока 'Москитов' на противокорабельные торпеды 'Шквал''. Командир группировки установил порядок захода на орбитальную крепость. И шлюзы фрегатов. Собственно фрегаты имели лишь по 4 шлюза для приёма мелких кораблей, тогда как крепость могла принимать машины десятками. Мне, конечно же, достался фрегат. Небольшой такой, старенький и потрепанный фрегат 'Керчь'. Существует древняя традиция русского флота называть корабли в честь городов. ВКС перехватили эту традицию, заодно вымпелы получали имена в честь известных исторических деятелей и событий, а также в честь православных святых, ну и, наконец, 'просто так'......
  Я аккуратно втиснулся в тесный шлюз, выпустил шасси, и поставил своего 'Беркута' на 'стол'.
   - Лейтенант Алексей Марьев, эскадрилья планетарного базирования И-61з позывной 'Шаман'. Планета приписки - Земля. Передаю идентификационный ключ. Прибыл для замены боекомплекта.
  Собственно можно было бы и не трепаться. Ангар сразу за мною закрыли, и к моменту, когда я заканчивал рапорт, техники в скафандрах уже сгружали с тележек противокорабельные ракеты. Вращающаяся палуба разворачивала нас носом к шлюзу. За несколько минут всё было готово. Причём заодно меня ещё и дозаправили. Техники убрались, шлюз-ангар открыли, и я, удостоверившись, что, напортив шлюза ничего, не висит, аккуратно вывел машину в космос.
   - Шаман в строю.
  Сообщил я комэску, с трудом обнаружив их в скоплении машин.
   - Бобр принял, 'Аллигатор' на перезарядку!
  В общем, спокойно сменить боезапас все не успели. Штаб отдал приказ выдвигаться навстречу противника. Одним движением.... Наверное, всё-таки пальца... не думаю, что в горячке адмиралы пользуются стилусами. Куда удобнее и быстрее тыкать пальцами в сенсорный монитор. Весь флот прикрытия прародины человечества был, двинут навстречу неведомому врагу. Из-за планеты и из-за Луны вынырнули десятки вымпелов, и на ходу стали выстраиваться в полусферу. Пока ещё мы двигались 'свиньёй' но перед боем нам предстояло развернуться в менее плотное построение. Собственно для этого и было оставлено место. Построение флота напоминало сеть. Кстати, так оно и называлось. Узлами сети были крупные корабли, а всё остальное пространство было заполнено истребителями и торпедоносцами. Авианосцы, выпустив всех 'пчёл', держались позади, готовые принимать на перезарядку и ремонт мелкие корабли. Чуть ближе к противнику держались эсминцы, фрегаты, и остальные средние корабли. Их задача отражение огня противника. Мы сближаемся,... противник держит всё тот же плотный строй, сориентированный в центр нашей полусферы. А мы медленно без ускорения движемся навстречу, на ходу смещая часть тяжёлых вымпелов в центр полусферы. Наша же эскадрилья практически на краю. Наконец мы практически остановились. Противник погасил ускорение, и на постоянной скорости продолжал двигаться по тому же вектору. Главные калибры обоих флотов уже давно обмениваются приветами, но это лишь прощупывание друг друга. ПРО легко испаряет немногочисленные пока снаряды. Собственно огонь можно открывать хоть сейчас. В космосе отсутствует трение, поэтому снаряд или ракета будут лететь долго. По планетарным меркам - вообще бесконечно. Снаряды будут лететь, пока не попадут в поле притяжения какой либо планеты или звезды, и не сгорят в атмосфере фотосфере, или не упадут на планету без атмосферы. Но сила притяжения не даст тому же снаряду лететь прямо. Поэтому на большой дальности попасть в цель довольно сложно. Поэтому современные снаряды лишь немногим проще ракеты, и способны, хоть и не так круто, менять траекторию, осуществляя самонаведение на цель. Другой вопрос, что рано или поздно у снаряда кончается топливо, и он не может ускоряться, а значит и маневрировать. Следовательно, становится легкой жертвой для средств ПРО. Да и, в конце концов, от снаряда, идущего без ускорения, увернуться не сложней чем от метеороида.
  
  Максимальная дальность для торпеды 'Шквал' составляет 4673 единиц. Оптимальная точность обеспечивается на дальности до 3000. Сейчас между флотами было около 5000 едениц, но расстояние быстро сокращалось. 4000 едениц. на радаре из плотного скопления его меток, отделилось около сотни мелких и пошли по направлению в центр полусферы. Истребители? Нет ракеты. Навстречу стартовал рой из нескольких тысяч противоракет. Напоминал поединок спортсменов. Удар-блок. Теперь должен быть удар с нашей стороны. Ага! Залп главного калибра. Всех средних и тяжёлых вымпелов. Это покруче чем пара сотен ракет. Вот тут то и вскрылась интересная особенность ПРО противника. Залп картечи разбил наши снаряды, и картечь продолжила свой полёт. Теперь к нашему флоту приближался рой из миллиардов мелких крупиц. Стальных или каменных - неважно! Да хоть ледяных... Эффект будет примерно одинаков! Тяжёлым кораблям этот рой не грозил, а вот нам..... такое облако металла разберёт истребитель на запчасти, или просто превратит в дуршлаг (была такая дырявая посуда для каких то нужд.... в древности).
  - Эскадрилья, делай как я!
  Завопил Бобр. Круто уходя за ближайший вымпел, располагаясь так, чтобы тот был между Бобровым и смертоносным роем.
  Мы прыснули в разные стороны, едва не врезавшись в другую мелочь, укрывающуюся там же. Истребители сейчас напоминали детвору, прячущуюся от дождя под козырьком. Вот кому-то не хватило места, и он метнулся к другому 'козырьку'. А вот другому и там не хватило места, и он замер, 'осматриваясь'. Из под третьего 'козырька' ему 'крикнули', 'махнули руками', и он метнулся туда. А кто то не успел,... туча приближалась. Пилот одинокого истребителя оказавшегося без укрытия мгновенно сориентировался. Выпустил весь боекомплект в сторону противника, затем развернулся дюзами к врагу, и врубил форсаж. Но превысить скорость роя, он не успел. Его 'ангел' разразился серией вспышек. Искорками картечь сгорала в выхлопе, захлёбывалась от перегрузки лазерная батарея. Наши 'ангелы' молчали, не наблюдая угрозы. А вот 'ангел' машины, оставшейся без укрытия, захлёбывался огнём. Но уничтожить все снаряды, несущие угрозу, он не мог. Через несколько секунд, опустошив батареи, его 'ангел' замолк. Вслед за этим, истребитель начало фактически раздевать стальным градом. Отрывались куски обшивки, фонтанами било из разорванных баков топливо, мигом растворился в вакууме кислород. Теперь всё зависит от скафандра.
  А мы смотрели, как разбивало истребитель, и радовались что это лишь манёвры. Наконец стальной град прошёл. Парень был не из нашей эскадрильи, и мы не слышали, как вызывал его командир, не знали, 'жив' ли он, или симулятор решил что после подобных повреждений, пилот не мог выжить, и выключил его машину.
   - Что зеваем? В строй, черепахи вакуумные!
  И действительно! Есть, кому заняться сбитым пилотом, а нам нужно работать. Тяжёлые корабли сейчас подсчитывали повреждения, врубали резервные системы наблюдения, взамен выведенных из строя, открывали орудийные порты, закрытые на время обстрела. А противник был уже близко. И шёл всё тем же курсом! Прямо к планете. Если нам двигаться всё с той же скоростью, то его плотный строй просто тараном пробьёт центр нашей полусферы. И пойдёт дальше.
   - Так ребята, подпускаем на 2000, после чего залп всем бортовым оружием! Заставьте БК рассчитать время пусков так, чтобы пробить окно и провести в него торпеды. Наша цель подсвечена. Как отстрелялись, шустро на ближайший вымпел для зарядки. Узнать где есть свободные места по седьмому общему. Как зарядились, тут же доклад. Работаем!
  Кто координировал огонь наших кораблей и каких усилий это требовало, я не знаю. Но флот жил как единый организм.
  3000 единиц между флотами. Вовсю работают орудия обоих сторон. Пространство между кораблями забито ракетами. Тяжёлые корабли помогают нам, периодически подрывая ядерные ракеты между флотами, чтоб испарить как можно больше вражьей картечи.
  2500 единиц между флотами, по приказу адмирала Тамонникова мы начали выполнять разворот, и наша полусфера, плавно начала обтекать вражеский флот, словно бы открывая ему путь к Земле.
  2100 едениц между флотами, интенсивность обстрела всё нарастает. Мы держимся за крупными кораблями, наблюдая бой лишь на общефлотском канале. То ли у врагов нет постановщиков помех, то ли хорошо работает наша защита, но факт: на канале чисто, будто вовсе не существует помех!
  2000 едениц между флотами. Пора! Мы фактически уже в тылу. Хотя какой может быть тыл в космосе. Центр нашей полусферы смотрит точно во фланг противнику.
   - Работаем!
  Голос комэска дрожит! Сейчас последует синхронный залп всем, что может наносить вред противнику. Я выскакиваю из за Линкора, за которым укрывался от картечи. Цель подсвечена, заранее вбиты все данные для ракет, и я открываю огонь. Раскрываются бомболюки. Из барабана 'москитов' пневматика по одной выбрасывает вниз ракеты, и раскрыв стабилизаторы, и включив двигатели, они устремляются к цели. Одна за одной 18 ракет уходят вперёд. Теперь время больших ракет. Конечно, ПРО врагов без труда собьёт все 'Москиты'. А даже если не собьёт, то вреда они принесут мало. По сути ракеты ПИ являются потомками зенитных ракет 20-го века. И поэтому взрываются они не при попадании в цель, а задолго до цели. И выпускают облако всё той же картечи, смертоносной для мелких кораблей. Поэтому они и служат для борьбы с истребителями. А вот ПК ракеты и торпеды детонируют при ударе. Всё! Я пустой! На перезарядку!
   - Говорит Шаман! У кого свободные ангары?
  К моему удивлению отозвались сразу! Вероятно, не одна сотня человек сидела сейчас на координации связи.
   - Шаман говорит центральный: даю отметку!
  Замечательно! Никуда лететь не нужно. Всё тот же 'Владивосток' какой то там надцатый шлюз. Быстро заложив вираж, я метнулся к уже подсвеченному маркером шлюзу. Моим ведомым достались другие вымпелы. Шлюз на 'Владивостоке' был не в пример больше чем на давешнем фрегате. Собственно при желании в один шлюз вполне могли протиснуться сразу два истребителя, конечно если их пилоты обладают синхронностью моих ведомых 'Братьев'. Получив полную загрузку торпедами и дозаправку, вновь окунаюсь в космос.
   - Братья, ответьте Шаману!
   - Шаман, здесь Брат-2 тебя вижу, иду к тебе!
   - Шаман, Здесь Брат-1, подсвети куда лететь!
  Вокруг творилось, что-то непонятное. Несмотря на обработку всеми средствами, эскадра противника продолжала переть прямиком к Земле. Несмотря на то что мы несколько отстали, наращивая ускорение, скоро наши скорости сравняются, и мы начнем сближаться. Весь маневр был рассчитан, чтобы не выпускать противника из зоны эффективного действия оружия. Крайние вымпелы противника уже превратились в обломки, которые, теряя ускорение, отставали от основных сил, и становились лишь помехой для наших снарядов. Эскадра агрессора уже практически не отвечала огнём, но упорно шла вперёд.
   - Говорит Бобр! Эскадрилье И-61з даю маркер. Ко мне птенчики!
   - Здесь Шаман. Братья, следуйте по маркеру Бобра.
  Когда мы устроились чуть впереди 'сети' и сравняли взаимную скорость наших 'Беркутов', комэск толкнул речь. Естественно перейдя на УКВ-диапазон.
   - Значит так ребята, противник заткнулся и перестал реагировать даже на торпеды. Ну практически перестал. Наша задача метнуться туда и посмотреть как там и что. Возможно ли высадить абордажные команды, ну и вообще глянуть что к чему.
   - А я думал на разведку самых опытных посылают.
   - Вот чудак! Кто ж самых опытных на убой отправит?
   - Так! Всё! Хватит! Задача ясна? От каждого сектора сети пойдёт по эскадрилье. Идём звеньями, на максимальном ускорении. Практически на форсаже. Связь держать постоянно. Анекдоты не травить. В случае чего - открывать огонь, и только потом докладывать. Вы мне живыми нужны. Ну.... ПОЕХАЛИ!
  Комэск рывком бросил свой истребитель вперёд. Чуть запоздав за ним рванули Виб и Клоун. Нилин увёл свою тройку влево-вниз (хотя какие могут быть 'лево' в космосе???) А я соответственно ушёл в противоположную от него сторону. От всей нашей эскадры к противнику протянулись такие вот щупальца разведчиков. Обстрел с нашей стороны ослаб, чтобы не зацепить своих. Хотя то и дело очередная торпеда проскальзывала мимо, матовой тенью, а через некоторое время прямо по курсу на долю секунды появлялась тусклая вспышка. Братья без команды разбежались в стороны первый выше и левей меня, второй соответственно ниже и правей. Сенсоры работали на полную. Да и сам я до боли в глазах вглядывался в приближающуюся армаду. Крайние вымпелы действительно являли собою груды мёртвого металла, но отчего же молчат те, что были в центре. Ведь каким бы ни был удар, кто-то там должен был уцелеть.
  Мы подкрались уже практически вплотную, когда по нам открыла огонь какая-то (по-видимому автоматическая) батарея. Ну и конечно под раздачу попал я. Будь проклята эта дурацкая картечь. Раньше чем я успел что то предпринять что-то короткоствольное врезало по мне. Да ещё и очередью выстрелов. Я успел бросить истребитель в сторону и вниз, давая форсаж. 'Ангела' хватило на секунды полторы. Потом автоматика вырубила перегретую систему. Братья синхронно всадили в эту долбаную башню по ракете, но левую плоскость и хвостовое оперение мне посекло хорошо. Диагност завопил, оценивая повреждения, и я облегчённо вздохнул. Всё лишнее, включая 'ангела' с обшивки мне смело нафиг. Кое-где кое-чего перебило, но свищей в камере сгорания и дюзах вроде бы не было. Равно как и не было повреждений двигателей. В общем, жить можно! Да не просто жить, а ещё и летать! Конечно же, не в атмосфере!
   - Шаман - Братьям - продолжить выполнение задания!
   - Бобр Шаману, что там у тебя?
   - Да зацепило малёха, командир. Эвакуатор не нужен, сейчас освоюсь - догоню братьев.
  Насчёт догоню - это я конечно погорячился. Пока что, я кувыркаясь, уходил в сторону от флота противника. Корабль слушался отвратительно. Еще отвратительнее слушалось собственное тело, сдавливаемое перегрузками. Через несколько минут мне удалось таки заглушить основной движок, и, используя резервные системы управления - выровнять корабль. Управлять им было возможно, но управлением это не назовёшь. Резервный контур позволял пилоту использовать напрямую каждую дюзу. Несколько рулевых дюз напоминали решето, поэтому БК напрочь отключил их от всех систем. Все оставшиеся двигатели я мог привести в действие, но вот отрегулировать мощность было невозможно. За несколько минут на форсаже, я улетел довольно далеко, да к тому же ещё минут двадцать пытался развернуть машину, чтоб затормозить. Хорошо еще, что работал радар и связь. Я слушал доклады ребят из нашей эскадрильи. Судя по которым они обнаружили под прикрытием разбитых вымпелов противника нечто напоминающее поток астероидов, и сейчас изучали этот рой на предмет того, не кроется ли там чего опасного. Наша же эскадра бросила в стороны стайки разведчиков, выслала ко мне эвакуатор, а линкоры приготовились ударом ядерных снарядов отвести обломки эскадры противника от планеты. Я же продолжал полёт, безуспешно пытаясь развернуть 'Беркута', используя оставшиеся в живых дюзы. Я уже был недалёк от желаемого положения, когда мой БК засёк что-то подозрительное. Радары молчали, но вот детектор масс сходил с ума. Что то неподалёку вносило такие гравитационные возмущения, что БК пришёл к выводу что это либо астероид, либо несколько крупных кораблей. Но на радаре то было пусто! Анализатор моего 'Беркута' не обладал достаточной мощностью, чтобы определить точное местоположение аномалии. Поэтому визуально изучить аномалию я не мог.
   - Бобр здесь Шаман! БК засёк какие-то аномалии. Радары молчат, а детектор масс словно взбесился. Засекай координаты. Даю, на всякий, ещё и маркер. Как понял, Бобр?
   И тут связь пропала. Я сидел в своём кресле, а БК выводил на экран статистику боя. Собственно на моём счету не было ничего, лишь один повреждённый корабль противника. Видимо, какая то из моих торпед достигла цели. Я уже понял, что меня сбили, и что та аномалия и была реальным флотом противника. Или его частью. И то, что мы расстреливали - было лишь отвлекающим ходом. Нас опять надули. А через несколько часов бой завершился. Я не имел счастья наблюдать за ним, зато, по мере того как выбивались наши корабли, я мог послушать впечатления ребят. Я сидел в кресле пилота уже с десяток часов. Похоже, там никак не могли добить кого то из наших. И мы все томились ожиданием. От нечего делать я раз за разом прогонял момент боя. Все мои телодвижения, и соответственно манёвры корабля с момента пуска системы и до того как меня 'сбили' были зафиксированы. Ошибок в своих действиях я не нашёл. Заодно настрочил отчёт о пошедшем бое и скинул его на адрес комполка. Ещё я написал целый доклад на тему эффективности и целесообразности применения картечи. Выходило что при столкновениях вдали от планет и при отсутствии у нас малых кораблей, это весьма эффективное оружие. А вот вблизи планет, когда есть вероятность выпустить на орбиту дополнительно миллионы тонн опасного мусора, который неминуемо ударит по своим же кораблям, это делать нельзя. В принципе я думаю к такому выводу конструкторы давным-давно уже пришли, и сегодня лишь обкатывали новые системы в условиях близких к боевым.
  
  Как и следовало ожидать, учения мы проиграли. Да их собственно ни разу и не выигрывал никто! Общефлотский результат был признан удовлетворительным. Подразделения также получили свои оценки. Наши действия оценены были как инициативные, оперативные и стопроцентно верные. Ещё бы они были неверными, мы ведь просто выполняли приказы. Моё стихийное обнаружение противника было объявлено случайностью. Хотя мой своевременный доклад оценили, и вынесли благодарность.... Устную.
  После учений нас, наконец-то, распустили по домам. Теперь почти каждый вечер я приходил домой. Днём мы летали в патрули, ночью все, кроме дежурных, спали в своих кроватях. Несколько раз всей эскадрильей мы совершали набеги на бары и кафешки. Однажды даже заглянули в ресторан. Но на лейтенантскую зарплату в ресторане особо не разгуляешься.
  
  
  Глава 3
  
  
  После обеда нас собрали в учебном классе, и зачитали приказ. Со стапелей нашей орбитальной верфи, сходил новейший линкор 'Слава'. В данный момент комплектовался экипаж линкора. И естественно нас включили в его состав. То, что наша эскадрилья была наземного базирования - никого не трогало. Как всегда всё ясно! Никто никогда не отдаст своих профессионалов в другую часть! Сгонят молодняк, залётчиков, и тех, кто причиняет беспокойство. Мы попадали под категорию 'молодняк' и отныне делать карьеру нам предстояло на этом самом новейшем линкоре.
  Это собственно ещё не беда. Беда была в том, что флот у нас силён традициями. И по традиции, вновь созданный корабль, уходит на полугодовое патрулирование. И лишь по возвращению его приписывают к какому либо флоту. Там в космосе, экипажу и придётся знакомиться, срабатываться, и превращаться в боевую единицу.
  
  
  Следующие две недели мы занимались тем что отрабатывали на тренажёре 'взлёт-посадку' в космосе. Нас выбрасывали катапульты, мы выходили своим ходом из ангаров дозаправки, нас выводили из линкора через аварийные шлюзы. И конечно мы всегда возвращались. А по истечении второй недели, нам предстояло перебазироваться к постоянному месту нашей дислокации. Эскадрилья собирала манатки. Технари забивали транспорты своим хламом, рейс за рейсом доставляли на 'Славу' запчасти и топливо. Нам же предстояло налегке своим ходом перегнать свои 'Беркуты'. Поэтому пока все трудились, мы тратили это время на учебные полёты.
  И вот день Х настал. Комэск вывел нас на взлётное поле. Мы были в зелёных планетарных скафандрах. Чёрные космические нам должны были выдать на линкоре. Раньше все скафандры были оранжевыми, чтобы легче было найти потерпевшего аварию пилота. Но от этой практики решили отказаться. В случае катапультирования над территорией противника, у пилота в ярком оранжевом скафе практически нет шансов. Поэтому кричащий цвет заменили встроенным маяком, по которому спасательные боты и выходили на цель. Маяков было целых три, и выйти из строя одновременно они могли лишь в случае когда скафандр приходил в полную негодность. На случай если пилоту пришлось бы бросить скаф, один из трёх маяков был съёмным, его можно было брать с собой.
  На полосе рядом с нашими 'Беркутами' уже стоял кавторанг Луговой в окружении штабных. Выдав стандартный набор фраз, отчего то из его уст казавшихся искренними, он попрощался с нами. Лихо козырнув ему, мы бросились к машинам.
  
  
  Мы радовались, как дети. Впереди ждал космос! К чёрту все сопли! Есть машина, которая не подведёт! Есть любимая работа! Есть безбрежный космос, и новейший корабль! А всё остальное не заслуживает внимания!
   - Рыцари, по коням!
  Завопил, обычно серьёзный Бобров. И мы ответили озорным свистом. Закрылись непрозрачные бронеколпаки, отделяя нас от внешнего мира. И тут же заработали электронные органы чувств моего 'Беркута' На мои экраны кругового обзора пошла информация от всех датчиков. Машина резво прошла все тесты, и объявила о готовности к взлёту.
   - Бобр своим! Взлетаем в обычном режиме, как поняли.
   - Виб принял.
   - Клоун всегда с вами!
   - Шаман принял.
   - Брат-1 готов.
   - Брат-2 аналогично.
   - Аллигатор принял.
   - Захар понял.
   - Пичуга слышу.
   - Ну тогда за мной, пернатые!
  Командирский 'Беркут' резво побежал по полосе. Вслед за ним покатились и ведомые. А потом, послушный моей воле, на взлёт пошёл и мой 'Беркут'. За секунду до того как он тронулся, я оглянулся. Кавторанг Луговой отдавал нам воинское приветствие.
  Хотя наш СУ-100 и считается универсальным истребителем, способным действовать и в космосе и в атмосфере, но это всё довольно условно. В атмосфере 'Беркут' был довольно медлителен и неуклюж. Плюс вооружение, рассчитанное на космические дальности, в атмосфере, наши ракеты были почти бесполезны. Другое дело электромагнитная пушка, но против ракет 'воздух-воздух' с ней много не навоюешь. Другое дело в космосе, там 'Беркут' был пожалуй лучшей машиной. И хотя немецкие машины были аккуратнее, японцы - напичканы под завязку электроникой, американцы - обогнали по количеству высоких технологий в своих кораблях, даже японцев. Всё равно отечественный СУ-100 показывал лучшие характеристики.
   Выстроившись правым пеленгом, мы набирали высоту и скорость. Из стратосферы мы выскочили перпендикулярно горизонту. Виляя и обходя различные исследовательские, торговые и военные станции, коих на орбите было несколько сотен, мы устремились по одному лишь Боброву известному маршруту. Интересно какой он, наш линкор 'Слава'? Красивый он, или уродливый. Судя по названию, это несерийный корабль. А значит экспериментальная разработка. А эксперимент может быть как удачным, так и нет. Хотелось бы, чтобы удачным. Я изучал все новые метки на радаре, стараясь угадать, какая из них является нашим пунктом приписки. Но пока что попадались одни лишь транспорты. Наконец Бобров приказал сбросить скорость, и наши истребители окутались пламенем из носовых дюз. Но впереди ничего не было. Ни на радаре, ни тем более визуально. А через несколько секунд завопил детектор масс. Я судорожно сглотнул. 'Что за чёрт?'. Похоже, что то подобное пришло в голову и остальным.
   - Что за нафиг, командир?
   - у вас тоже лажа?
   - Ниччё не понимаю!
   - Спокойно ребята, всё в норме!... Я Бобр Эскадрилья И61з вызываю Славу. Мы на подходе, встречайте!
  И как ни странно, нам ответили.
   - Я Слава! Вас вижу, добро пожаловать!
  И тут же прямо по курсу прямо из черноты космоса возник корабль. Но радар, как ни странно, по-прежнему молчал. Линкор был поистине прекрасным. Самый красивый из всех, которые я когда-либо видел. Чёрный исполин, едва заметный в космосе, и различимый лишь потому, что закрывает собой звёзды. Хищный корпус, излучающий силу. Сплошные острые углы. Линкор, как и многие современные корабли строился по технологии 'stealth'. Ни одного лишнего выступа, ни одного прямого угла. Лишь ромбовидные башни зениток, сейчас находящиеся в положении по-походному. Дюзы прикрыты с четырёх сторон маскировочно-защитными экранами, производящими впечатление чёрного хвоста. Сейчас с линкор, напоминающий собой плоский, чуть удлиненный наконечник копья, был развёрнут к нам своей широкой стороной. Мы могли разглядеть его во всех подробностях. Действительно красавец. Я влюбился в него с первого взгляда.
   - Слава - Бобру ваши шлюзы с первого по шестой. Присаживайтесь!
   - Слава, тебя понял. Все, кроме Шамана и Аллигатора на посадку!
  Комэск пометил маркером шлюзы, и наши ведомые пошли на посадку. А мы продолжали разглядывать линкор. От планеты к нам тем временем подкрадывалась целая вереница меток. Это транспорты везли всё необходимое на корабль. Но пока они доберутся, мы успеем нырнуть внутрь. И сможем разглядеть этого красавца изнутри. И тут на наших глазах линкор стал менять цвет. Из иссиня-чёрного он стал вдруг синим, потом ярко-голубым, зелёным, наконец, покраснел, а затем стал совсем белым. Я раскрыл было рот, но вовремя сообразил что это так и задумано.
   - Слава - Бобру, сажай своих скорей, у меня транспорты на подходе. Шлюзы с первого по третий.
   - Бобр - Славе принял. Шаман второй, Аллигатор - третий. Поживей!
  Помогая себе рулевыми дюзами, я довольно ловко забрался в шлюз, выпустил шасси, и уже не слишком аккуратно, плюхнулся на стол. Думал вообще сломаю шасси. К моему удивлению, включать тяжесть, и уж тем более подавать кислород, не стали. К моему 'Беркуту' подскочил тягач и резво схватил меня под стойку шасси. Одновременно с этим что-то гулко стукнуло о борт. Я глянул вправо. Ага, а вот и лестница. Приглашение покинуть машину. Я заглушил все бортсистемы, открыл фонарь кабины, и выбрался наружу. Фонарь за мной плавно опустился, и истребитель уснул окончательно. Пока я неуклюже топал к лифту, осторожно переставляя магнитные ботинки, мой истребитель куда-то уволокли. Вокруг резво бегали техники, не в пример ловчее используя свои ботинки. Наконец, я кое-как дотопал до лифта. Дверцы распахнулись, и я шагнул внутрь. В кабинку подали кислород, и тут же лифт метнулся куда-то. Через минуту дверцы распахнулись.
   - Станция Березай! Хошь-нехошь, а вылезай!
  Комэск! Уже здесь!? Похоже я был самый медлительный.
   - Долго ходишь, Лёха!
   - Да в этом блин походишь.
  Я кивнул на ботинки.
   - А-а-а-а, ты же у нас земной! Ну добро пожаловать в космическое братство! Привыкай! Во время боя, гравитацию отрубают!
   - А мы разве сейчас в бою?
   - Не-а! Мы сейчас транспорты принимаем! Гравитацию отрубили, чтоб не вносить возмущений. Да снимай ты скафандр! Чего паришься-то?
  К слову находились мы в помещении, по всей видимости смежном с ангаром. За переборкой, похоже, гудел тягач. Я быстро, с помощью ребят разоблачился, уложил скафандр у шкафчика с моим именем. Пусть потом техники разбираются.
   - Ну что пошли?
   - Легко сказать...
  
  В общем как раз когда я уже привык к этим долбанным магнитным ботинкам, включили гравитацию. Как были, в лётных комбинезонах, мы отправились в кают-компанию. Всё равно делать нам было абсолютно нечего. Туда же по логике вещей, должны были подтянуться все свободные офицеры. Но никого из экипажа пока не было. Все были заняты делом. Принимали людей, грузы, получали продукты и боеприпасы. Всё проверяли и пересчитывали. Постоянно прибывали всё новые члены экипажа, их необходимо было ввести в курс дел, распределить, заселить, накормить. 'Война-войной, а обед по распорядку'. Мудрость старая как мир - но верная в любое время. Кстати, по времени у нас как раз приём пищи. В очередной раз линкор 'Слава' удивил нас, когда, словно уловив наши мысли, улыбчивый мичман подал нам обед. На этом сюрпризы, как и следовало ожидать, не закончились. Едва мы расправились с обедом, как дверь в кают-компанию скользнула в сторону, и пред нашими очами предстал.... Кто бы вы думали? Суваев собственной персоной!
   - Майор, вы меня преследуете?
  Вместо приветствия закричал я.
   - Ну вот, и тут летуны первые!
  Вслед за Суваевым в дверь просунулись четыре капитана в пехотной форме, и один танкист с погонами лейтенанта. Капитаны габаритами были как раз с дверной проём. Что говорится - два на два метра.
   - Ну здорова, мужики! Это мои взводные! Познакомитесь сами, чай не дети! А это командир взвода приписанных к нам танков. Там ещё вертолётчики подтянутся. Они с технарями что то по поводу своих машин ругаются.
   - Да хватит тебе трепаться, ты лучше расскажи откуда ты здесь взялся?
   - Дык как это откуда? Нас давно уже приписали к этому линкору. Нас и на охрану вашего дурацкого аэродрома поставили лишь чтобы делом занять, пока линкор со стапелей сойдёт. Со временем в кают-компанию стали подтягиваться и другие офицеры. Пришли пилоты вертолётов. Появились и остальные танкисты. Через полчаса вошёл ещё один капитан. Форма его чем-то неуловимо отличалась от формы что была на Суваеве и его офицерах. Но главное отличие явно бросалось в глаза. Вместо кепок штурмовиков, голову появившегося капитана, украшал краповый берет. А грудь - орденская планка. Ей-богу я плохо в них разбираюсь, так что сказать, какие у него были награды, я не смог. Но то что их было пять штук - увидели все. Лицо у капитана было простое. Улыбка приятная. Среднего роста, не сказать, чтобы особо мускулистый. Но, несомненно, крепенький. То есть раза в два меньше Суваева и его офицеров. Он окинул всех взглядом, ещё раз улыбнулся, и бравым строевым шагом направился к Ивану.
   - Господин майор, капитан Кипнис прибыл в ваше распоряжение. Личный состав вверенного мне подразделения накормлен и размещён. Отдельный разведвзвод готов приступить к исполнению обязанностей.
   - Присаживайся, капитан. Майор Суваев.... Иван.
  Добавил он, протягивая капитану свою лапу.
  Спецназовец оказался приятным человеком. Ничего не выдавало в нём безжалостного убийцу, каким его рисовали плохие книги, но и с образом Геракла нашего времени, тщательно создаваемого кинематографом, не было ничего общего. Человек. Просто человек, правда, с большой буквы.
  Ещё одним явлением был вояка, габаритами меньше любого из присутствующих. Он был в чёрной форме, и на голове его лихо сидел такой же чёрный, как сам открытый космос, берет. Носил он его, пожалуй, с не меньшим достоинством, чем Кипнис. Верхняя пуговица кителя была расстёгнута, и из-под него проглядывала тельняшка. Поначалу небольшой рост его вызвал смешки присутствующих, но его взгляд холодный и жестокий, мгновенно стирал улыбки с лиц.
   - Старший лейтенант Семенцов. Ефим Аркадьевич. Командир абордажной группы. Значит так! Чтобы не было потом вопросов! Специально для тех, кто видит впервые космодесантников! У нас все такие! Квадратные парни только в кино! К нам отбирают бойцов небольшого роста, дабы было удобнее работать в замкнутых пространствах! Если кто желает пошутить над кем нибудь из моих людей, или мною лично, предупреждаю, сломаю руку! Специально для тех кто мнит себя психологом, говорю: комплексов у меня нет. Просто достали!
  Дружный смех был ответом на эту тираду. После чего все, начиная с Ивана, подходили к старлею, жали его необычайно сильную руку, хлопали по плечам, улыбались, и конечно же знакомились. Ближе к ужину в кают-компанию стали подтягиваться флотские. За исключением, конечно же, тех, кто был на вахте. К нашему стыду все флотские были при параде. Появился и капитан линкора. Его фамилию мы знали. Равно как и фамилии и звания старпома и всех начальников служб.
  Капитан первого ранга Щербаков Сергей Николаевич. Был переведён сюда После того как его 'Александр Невский' был списан. Не раз участвовал в подавлении мятежей. Самое активное участие принимал в войне с пиратством в начале века. Пять раз отказывался от поступления в академию. И как следствие стал вечным каперангом.
   - Господа офицеры. У нас пополнение.
  Несколько сот глаз повернулись к нам. Вояки расправили плечи, стали будто бы выше. А мы в своих невзрачных комбезах ссутулились, желая исчезнуть совсем. И действительно неуютно было среди блеска галунов и эполетов.
  К нашему удивлению, все флотские вскинули руки к козырьку в дружном воинском приветствии. Мы же, поскольку были без головных уборов, ответить тем же не смогли. Лишь вытянулись в струнку по стойке смирно. Лишь пехота да Семенцов отсалютовали флотским.
   - Ничего, ребята, завтра получите новую форму, и не будете себя чувствовать белыми воронами! А сейчас.....
  Щербаков говорил много. О том, какая честь выпала нам, о долге, о чести и о совести Российского офицера. О том, чтобы 'не посрамить', 'не уронить', и всё такое. Заикнулся о новых технологиях. Уж не о тех ли, которые делали корабль невидимым для радаров? И не о тех ли, что позволяли менять цвет кораблю? Как позже выяснилось, и о них в том числе...
  
  На следующий день после получения обмундирования, мы имели длинный разговор со старпомом Филипповским. Разговор был конечно же на тему увиденных нами непонятных эволюций корабля. После того, как мы написали бессрочные расписки о неразглашении, нам поведали о новом антирадарном покрытии корпуса. И о втором слое покрытия, позволяющем менять цвет. С помощью специального софта и камер, корабль мог стать относительно прозрачным для глаза. Но самое интересное было не в этом. Самое интересное было в том, что наши 'Беркуты' Также планировали оснастить этим покрытием. В связи с этим сейчас они проходят модернизацию. И в ближайшем будущем нам предстоит облётывать машины и учиться пользоваться нововведениями. В общем теперь мы будем летать на СУ-100М.
  К завтраку в кают-компании, мы уже были при полном параде. Чёрные кителя, белые портупеи, фуражки, кокарды с крылышками и петлицы с геральдическим истребителем в лавровом венке. Всё, отныне можно прощаться с синим кителем, и привыкать к чёрному. Теперь я мог считать себя полноценным космолётчиком.
  Мы изучали корабль, на полгода обещавший стать нашим домом. Знакомились с офицерами, заводили дружбу. Отчего-то больше всего я любил проводить время в кампании наших вояк. Да, да, наши герои на почве общей специализации, стали чрезвычайно близки. Троица Суваев, Кипнис, Семенцов, в народе именуемая СКС, всё свободное время проводила вместе. Наверное этому способствовало то что спортзал был, хоть и огромным, но всего одним. Поэтому вся наша усиленная рота под предводительством Ивана, да взводы Александра и Ефима, всё время проводили там. Туда же стал заглядывать и я. Конечно с нагрузками не то что спецназовцев, но и штурмовиков, я не справлялся. Но занимался с удовольствием. Было очень интересно наблюдать спарринги профессионалов. Особенно когда сталкивались разные школы. Было странно смотреть, как коренастый Ефим бил все известные мне рекорды, включая и мировой, по отжиманиям от перекладины. Как Кипнис наматывал на бегущей ленте сотый километр, при этом довольно красиво исполняя различные песни. Как мне объяснил Иван, без выкладки бегать было неимоверно приятно. Ребята охотно показывали мне приёмы рукопашного боя. В специальной камере, Ефим показал мне несколько приёмов для борьбы в невесомости. В общем, жизнь истребителя на орбите скучна. Особенно если его машина на модернизации.
  Единственное разнообразие вносили учебные тревоги. Общие тревоги случались примерно раз в сутки. Вопил зуммер, и мы облачались в свои скафандры. По коридорам носились люди, все занимали места согласно боевому расписанию. Мы должны были одеться, и как можно скорей добраться до ангара. Занять места в машинах мы не могли, так как последние были облеплены разными инженерными конструкциями. Так что мы лишь подбегали к истребителям, и ждали отбой тревоги. Мимо нас в это время сновали техники и носились автопогрузчики с ракетами и торпедами. Иногда комэск загонял нас в учебный класс, где мы на тактических экранах прогоняли различные ситуации, которые могли возникнуть во время боя, крутили записи столкновений, случавшихся в разные времена с применением атмосферной авиации, прокручивали моделирование различных космических боёв. И хотя я старался как можно больше времени проводить со своей эскадрильей, меня всегда почему-то тянуло в спортзал. К стати вслед за мной в спортзал потянулись и братья Самойловы.
  
   - Завтра уходим в рейд.
  По секрету сообщил мне Ефим.
   - С чего ты взял?
   - Роту психофизической разгрузки доставили. Значит либо ночью либо завтра утром уходим.
  Рота психофизической разгрузки это мечта любого кадета. И почти всех курсантов. И многих младших офицеров. По крайней мере, холостых. Ротой это подразделение лишь именуется. На деле же численность варьируется в довольно больших пределах. И состоит преимущественно из молодых весёлых девушек. Естественно милых и симпатичных. Задача этой роты - разгрузка экипажа. Моральная, и, конечно же, физическая. Все как на подбор образованные, дипломированные психологи. Имеют выдающиеся внешние данные, зато абсолютно не имеют никаких комплексов. В общем мечта любого военного, измученного нехваткой женской ласки, и предмет зависти всех гражданских студентов. Именно отсутствие этой самой ласки во время дальних переходов и патрулей, и обусловило необходимость создания подразделений психофизической разгрузки. Мужики без женщин дуреют. И, как показали исследования, выполняют свои обязанности хуже.
   - Это хорошо! А то надоело торчать на орбите.
  
  
  Утром проснулся я уже вне солнечной системы. Сразу после зуммера подъёма, нас осчастливил голос Щербакова, доносящийся из динамиков.
   - Господа, рад вам сообщить, что ночью наш корабль успешно разогнался, и совершил свой первый пробный прыжок. Все системы работают нормально, и в данный момент разгоняется для второго прыжка. На этот раз уже прямиком к первой планете нашего маршрута. Выражаю благодарность всему составу ночной вахты! И мои поздравления всему экипажу линкора 'Слава'
  За завтраком к нашему рациону было добавлено шампанское, и мы с удовольствием выпили за первый прыжок. Теперь мы служим на полноценном космическом корабле.
  Прыжок был дальний, скорей всего на границе возможностей нашего линкора. По крайней мере, к первой точке нашего маршрута мы добрались лишь на третий день. Далее линкор совершил серию прыжков на меньшие расстояния. Через неделю модернизация наших 'Беркутов' была завершена, и нам нашлось занятие поинтересней чем игры в 'самолётики' в классе.
  Честное слово, когда я впервые увидел свою 'Сушку' в новом обличье, меня чуть Кондратий не хватил. Остроносая, стремительная, обтекаемая птица превратилась в какого то летающего ежа с планеты Эфиоп. Во все стороны торчали под разными углами какие-то пластины.
   - Это ещё что за хрень?
  Завопил Бобров. Похоже в наших головах крутились примерно одинаковые мысли.
   - Это маскировочные экраны. Их задача скрыть от противника мерцание ваших маневровых дюз.
   - Какие ещё экраны? Как я в атмосферу войду с вашими экранами?
   - Успокойтесь, господин капитан-лейтенант. Серёга, сверни их.
  И действительно экраны развернувшись, плотно прилегли к корпусу, и исчезли, будто их и не было. Подставив лесенку, комэск исследовал обшивку на предмет зазоров, и ничего не обнаружил.
   - Ладно, что вы ещё сотворили?
   - Да ничего особенного. Нанесли антирадарное покрытие, и сверху маскировку. Так что теперь вы у нас такие же невидимки, как и весь наш корабль.
   - То есть теперь мы можем менять цвет?
   - Ха! Менять цвет.... Это забавно! На самом деле вы теперь можете практически слиться с местностью. Будь это атмосфера, или открытый космос. Как это работает, вам знать не обязательно, но вы будете едва неразличимы даже на фоне планеты, или другого корабля, а не только звёздного неба. Кроме автоматического режима камуфляжа, вы можете в ручном режиме задать абсолютно любой цвет.
   - А это что за штуковины?
  Осматривая истребитель комэска я обнаружил под плоскостями продольные выступы, которых раньше не было. Они были обтекаемыми, и особых проблем при пилотировании в атмосфере создавать были не должны.
   - Это дополнительная подвеска. Можно подвесить топливные баки, либо контейнеры с оружием, или же ракеты. Ведь в космосе вы сможете взять практически любую массу, почему бы вам не взять двойной боекомплект?
   - Ха! А как мы в атмосферу с ракетами на внешней подвеске войдём? Ты в курсе что от истребителя тогда мало что останется?
   - Далась вам эта атмосфера?! Ну ладно. Во первых по результатам анализа космических боёв, истребитель выпускает весь свой боекомплект в первые 15 секунд. Так что расходуя в первую очередь боекомплект внешней подвески (а по другому у вас не выйдет), вы даёте возможность своей машине войти в атмосферу. Ну и наконец если будет такая необходимость, а боекомплект внешней подвески не будет израсходован, вы можете принудительно освободить подвеску. Перейдём к другим изменениям......
  В общем всё остальное касалось мелочей не столь важных. В основном по изменениям потрохов и способов управления. Конечно же нам не терпелось попробовать как ведут себя машины в полёте. Но в космос нас выпустить не могли. Корабль находился в очередном прыжке. Поэтому нам не оставалось ничего, кроме как баловаться камуфляжем, пока программисты загоняли новые характеристики наших машин в Вирт-тренажёры.
   - Михей, ха! А я тебя вижу! И действительно, в автоматическом режиме, камуфляж делал истребитель почти прозрачным. Интересно они задействовали штатные камеры, или ещё и новых понаставили? Конечно заметить истребитель в ангаре было несложно. Всё-же искажения были значительными. Особенно, если ты двигаешься относительно машины, или наоборот. Но в космосе, в горячке боя, думаю заметить мелькнувшую полупрозрачную тень, которая ещё и на радаре будет невидна, будет почти невозможно.
   - Ох ё.... вот это она энергии жрёт!!! Да ваше поле за час аккумуляторы разрядит!
   - Не беспокойтесь, в полёте реактор не даст им разрядиться, а дольше часа-двух, я думаю в дрейфе под камуфляжем, вам не придётся висеть.
   Наконец все данные в базе Вирт-тренажёра были обновлены, и мы дорвались наконец до пилотирования. Хотя пока что в виртуальном пространстве. В первом же учебном бою, наша эскадрилья разделала под орех втрое превосходящие по численности силы противника. А когда Бобров приказал 'подвесить' ещё семь блоков 'москитов', суммарная мощность нашей эскадрильи достигла 378 ракет. Конечно залпом выпустить их не представлялось возможным, ракеты выходили из блока поочерёдно, но подумайте сами, триста...семьдесят....восемь ракет, в девять сплошных потоков. Проняло? При включённом камуфляже мы подкрались незамеченными ко вражескому авиакрылу, спокойно прицелились, и выбили добрую полусотню истребителей противника одним ударом. А потом с гоготом гонялись за повреждёнными машинами. Авиакрыло как таковое прекратило существовать. По каютам мы разбредались, задумчивые. Неужели всё так просто? Вроде бы небольшой набор модификаций, а эффективность эскадрильи выросла более чем в два раза. Ведь раньше размен мог быть лишь эскадрилья на эскадрилью. Ну плюс-минус несколько машин. Ну при удачном раскладе мы могли выбить вдвое превосходящие силы... Но чтобы вот так разбить силами эскадрильи целое авиакрыло, такого просто не может быть.
  С кровати меня подбросила очередная тревога. С трудом уложившись в норматив по одеванию скафандра, едва не въехав головою в потолок, когда отрубили гравитацию, отталкиваясь от специальных поручней, я полетел в ангар. Двери между отсеками, ещё не задраенные намертво, распахивались при моём приближении. Но лишь для того, чтобы неслышно захлопнуться за моей спиной. В двухминутный срок я достиг ангара, на сорок секунд перекрыв норматив. Несмотря на это все наши уже были за штурвалами. Моё появление в ангаре вызвало серию шуточек по поводу того что рождённому на планете, в космосе делать нечего. Да, я был единственным в эскадрилье, кто изначально базировался на планете, и если и бывал в космосе, то лишь в качестве пассажира. Но на мой взгляд я довольно сносно адаптировался к жизни на корабле.
  Истребители стояли облепленные наростами тренажёра. Я быстро занял своё место и захлопнул колпак.
   - Шаман к бою готов.
  без особого энтузиазма выдал я.
   - Центральный, эскадрилья С-01К к взлёту готова.
  Тут же весело выпалил Бобров.
   - Молодцы. Бобр, слушай задачу. Взлететь, удалиться от линкора на дистанцию синхронного выстрела, после чего вернуться, обнаружить линкор 'Слава', атаковать его, по возможности причинив максимальный ущерб. Задача ясна?
   - Так точно. Центарльный, разрешите взлёт?
   - Взлёт разрешаю.
  Как всегда миг активации тренажёра никто не заметил. А может их активируют ещё до того как мы займём своё место за штурвалом? Подкатили тягачи, и подхватив нас под переднюю стойку шасси, покатили на катапульту. Катапульт у нашего линкор было ровно девять. Вероятно чтоб обеспечить одновременный взлёт всей эскадрильи. И в который раз я окунулся в космос. Кислородных планет здесь не было. Не было обнаружено даже полезных ископаемых, и поэтому система была полностью необитаема. Девственный космос. Удачное место для тренировок. Хотя такое врядли могло случиться, чтобы не было обнаружено никакого минерала, который смог бы оказаться полезным человечеству. Так что эта система скорей всего фантазия программиста.
  За размышлениями, я автоматически щёлкнул тумблером, перейдя на УКВ-диапазон.
  Бобр молчал, видимо вырабатывал план атаки. А что толку? Если вы скажете кому-нибудь что силами одной эскадрильи атаковали линкор, ваш собеседник лишь покрутит пальцем у виска. Это конечно, в случае если ваш собеседник имеет хоть какое то отношение к космофлоту. Для баек гражданским эта история вполне сгодится. Из раздела: 'Захожу я ему в хвост...' За рассуждениями, пока мы удалялись от линкора, я вызвал на экран схему 'Славы'. Мы в принципе ещё в классе изучили его досконально. Я мог с закрытыми глазами перечислить всё вооружение линкора, наощупь в его модели закрасить красным маркером все его зенитки и орудия, да ещё и подписать название, калибр и ТТХ. Поэтому первое что поразило меня - половина зениток на схеме отсутствовала. Согласно вводной их просто не было. Что это? Проверка? Провокация? Дезинформация?
   - Командир, тут лажа какая то с моделью.
   - Вижу. Ну что какие у кого предложения?
   - Ну, если это не деза, то нам будет полегче.
   - Что у нас в активе?
   - А что у нас в активе?
   - У каждого по 5 'Градов' и по 9 'Шквалов'.
   - Кстати, могли бы на внешнюю и потяжелей чего подвесить!
   - Об этом поговоришь лично с нашими техниками.
   - А чего? Вернусь - обсужу этот вопрос.
   - Знач так, ставим активные помехи, у меня на командирской машине стоит генератор, и заходим, как всегда, с кормы. Их ПКО активное противодействие противоракетами и ложными целями. Выходим на дистанцию уверенного поражения, залп 'Градами', затем 'Шквалом' и так до опупения. Бить в дюзы. Третьему звену нейтрализовать кормовую зенитку. Там 'Ливень'. Так что осторожней. Первое и второе звено в брешь прижимается поближе к линкору. Можно вдоль корпуса выпустить по паре Градов, чтоб ПМЗ линкора напрячь. Далее выковыриваем как можно больше зениток. В общем это всё что мы можем сделать. В первую очередь шестистволки выбивать. Глядишь что и получится.
   - Фу, Бобр, это же классика. Я думал ты что то пооригинальнее придумаешь!
   - Клоун, специально для тебя персональный наряд вне очереди.
   - За чтооооо?
   - Первый наряд за непочтительное отношение к старшему по званию, и более того, непосредственному командиру. А второй за непроходимую тупость.
   - Так это... Мне ж один наряд положено только!
   - Три! Третий за то, что считать не умеешь! Так, хватит трепаться, полетели боевую задачу выполнять.
  
  
  Через несколько минут мы вышли в район предполагаемого дрейфа линкора. Его масс-детекторы засекли наше присутствие, и лазерные батареи открыли огонь. Мы рассыпались в стороны. БК, очевидно используя новый софт, сопоставил расположение батарей, ведущих огонь, и быстренько прорисовал нам весь линкор. Пока его компы по смещению масс, рассчитывали положение наших истребителей, между прочим постоянно менявшего это самое положение в пространстве, мы зашли ему в хвост. Едва датчики 'Славы' определили наше положение, из шахт, разбросанных по всей поверхности корабля, выскользнули ракеты. Бобров тут же полоснул помехой, а мы врубили отстрел ловушек. Часть ракет, так и не поймав цель, ушли куда-то в космос, две самопроизвольно сдетонировали, а с остальными справились наши противоракеты. Со вторым залпом нам так легко не справиться. Да что греха таить, но если бы на линкоре была задействована вся ПВО, мы бы не выдержали и первого залпа. Сейчас пока новые ракеты подаются в шахты, БК линкора легко справится с помехой, и ни одна из ракет больше не промахнётся. Что то мне подсказывала, что портативный генератор помех не в состоянии забить БК линкор ложными целями. Видно не только ПВО, но и вычислительные мощности корабельных компьютеров были ослаблены.
  А тем временем 6-ствольный кормовой лазер открыл огонь. Шестиствольный ЛБ 6-700 'Ливень'. 6 выстрелов в секунду. Пусть и не таких мощных, но это действительно ливень. Кроме того промахнуться при стрельбе из лазерного орудия трудно. Даже по движущейся цели. Достаточно лишь навести маркер на цель и зажать гашетку. А в нашем случае, можно и сначала зажать гашетку, а потом наводить. Никакого упреждения брать не надо. Подлётное время равняется нулю. Вернее, если быть совсем точным, стремиться к нему.
  Вот здесь мы предоставили сюрприз стрелку. Дело в том, что когда нас обнаружили, мы перевели камуфляж-поле в ручной режим, и сделали наши истребители белоснежными. Когда радары, масс-детекторы, инфракрасные, спектральные и прочие датчики прочно захватили цель, то твой цвет роли не играет. БК противника тебя в любом случае прорисует каким нибудь контрастным цветом. Например тем же белоснежным на фоне бесконечной черноты космоса. Например, именно таким был у меня на экране линкор 'Слава'. Белый, с красными зенитными башнями, синими шахтами ракет и зелёными портами орудий. Белыми мы стали в надежде что часть энергии лазера отразится. На большом расстоянии, и если очень повезёт и луч рассеется на пути к цели, то попадание может быть и не фатальным. Так вот, Рогожин, будучи как всегда в своём репертуаре, каким то образом умудрился придать камуфляжу свойства зеркала. Да, да, в оптическом диапазоне, серебристо-ртутный, только не в пример чище, сверкая в лучах солнца и выстрелов лазерных батарей, он вырвался вперёд! Естественно стрелок батареи перенёс огонь на выскочку, и очень удивился, когда вместо того чтоб взорваться и разлететься на части, наш 'Клоун' изобразил феерическое шоу, разбрызгивая вокруг отраженные импульсы. Тут же сразу 4 ракеты и кажется столько же торпед, устремились к корме линкора.
   - Делай как я!
  Вопил Рогожин, отчаянно стуча по клавишам. Он выпустил все семь ракет с внешней подвески, прежде чем камуфляж испарился полностью. Хоть зеркало и отражало импульсы, но не на сто процентов. ПМЗ сыграло свою игру, но справиться с 4 'градами' не сумело. Видимо абсолютно все боевые мощности корабля были занижены. Нам поддавались, прекрасно осознавая что если будут играть в полную силу, мы даже не подойдём на дистанцию пуска ракет. ПМЗ испарило сотню ложных целей, а заодно и пару торпед. Из двух оставшихся, одна разворотили башню, расположенную между дюзами, а вторая вошла в уже развороченный отсек, прошла глубже и рванула там. Мы же, прыснули в стороны. Первое звено и Захар с Пичугой рванули вверх, а мы вниз. Теперь наше спасение в том, чтобы прижаться как можно ближе к корпусу. Если бы не открытие Дениса, нас превратила бы в пыль ПМЗ, а так... На голой интуиции, я принял, как оказалось, единственно верное решение. Уже после посадки я понял почему мы совершили именно этот манёвр. Раз это учения, автоматику на нас тренировать, смысла нету, а значит за пультами - живые стрелки. И успеть за целью, на второй космической несущуюся в метре от зенитки, они не успеют! Тому, кто это сделает, я готов подарить ящик Марцальского коньяка! Правда мне тогда придётся два года бесплатно служить! Но отчего-то я уверен в безопасности моего оклада. Вот так мы и пронеслись вдоль корабля. Я успел выпустить две торпеды, которые рванули едва ли не подо мной. Спасало лишь то что перед взрывом, торпеда кумулятивной струёй зарывалась вглубь брони. Поэтому повреждения, полученные моим истребителем были незначительными. Сорвало к чёрту почти все маскировочные экраны, которые я просто напросто забыл сложить, сожгло к чёрту почти весь камуфляж вместе с антирадарным покрытием и частью брони. Засандалило несколько осколков в баки, сорвало закрылки, перебило пару тяг, и резервную проводку. Это я случайно заметил на экране диагноста, и вспомнил уже потом, когда сидел в спокойной обстановке в кабине своей машины, а тогда я занят был тем, чтобы выполнить разворот. Между прочим, мне это успешно удалось. Пока я тормозил, удаляясь от линкора, я выпустил в него все оставшиеся ракеты с внешней подвески, и даже успел всадить одну торпеду в носовую зенитную башню. Вот тут то нас и накрыл второй залп ракет. Комплексы 'Кортик' и 'Кинжал' это вам не шутки. Тем более полный залп ПВО линкора. Тем более такого, как наша 'Слава'.
  В общем задачу мы не выполнили. Вернее выполнили, но не полностью. Вернее выполнили, особенно если учесть что уничтожение целого линкора нам в обязанности никто не вменял. Да и присниться такой приказ мог офицеру космофлота, разве что в бредовом сне. Но немного мы его пощипали. Вышибли 7 зениток из 30. Неплохо! Я бы даже сказал великолепно. Хотя вряд ли это нам бы удалось, если бы линкор был полностью дееспособен.
  
  
  
  
  
  
  Глава 4
  
  
  Я бежал по коридорам базы. С поверхности уже доносилась канонада. Когда взрывался очередной крупнокалиберный снаряд, земля вздрагивала. А вместе с ней вздрагивал и коридор, по которому я бежал. Где то в одном потоке со мною неслись и друзья-товарищи, но почему то видно их не было. Одни лишь незнакомые лица. А вот и ответвление к ангарам. Арка детектора и два бойца с пулемётами. По лицам видно что нервничают. Но пост не бросают. Вылетаю в ангары. Техники носятся вокруг истребителей, что то кричат. Подбегаю к своей машине.
   - Заправлен?
   - Угу.
   - Вооружение?
   - Нету.
   - Приказы?
   - Нету.
  Мой техник - хмурый молчаливый парень из провинции протягивает мне скафандр.
   - Внимание, повстанцы прорвали периметр, повторяю: периметр прорван, срочно эвакуировать персонал и материальную часть базы. Всё что невозможно эвакуировать - подлежит уничтожению.
  Ну вот теперь всё ясно. Похоже заработала система оповещения. Распахнулись ворота ангара, скрытого в скале, и первый атмосферник побежал по взлётке. Но не добежал. Метким выстрелом, по-моему из танкового орудия, его накрыли. А по взлётке уже катилась БМП-шка с белой полосой поперёк брони. Так, или я взлечу прямо сейчас, или не взлечу вовсе. Я отбросил скафандр, и молнией взлетел по трапу в кабину. Похоже эта же мысль пришла в голову и остальным, потому что все пилоты стали лихорадочно забираться внутрь своих, а кое кто и чужих, машин. Техники шарахнулись в стороны. И правильно сделали, может кто и спасся. К морю огня, из дюз истребителей, добавился свинцовый град осколков. Танки повстанцев обстреливали ангар. Диафрагма ворот больше не защищала нас, и сейчас мы были уязвимы, как никогда. Я сразу дал максимальную тягу на двигатели, и стена огня выжгла всё позади моего 'Беркута'. Похоже горела даже сталь. Выжженный ангар остался позади, и сейчас по взлётке вместе со мною катились четыре машины. Взлетели не все. Один истребитель нырнул передним шасси в воронку. Стойка подломилась, и беспомощную птицу развернуло на брюхе. Второго, кажется, накрыли ПТУР-ом. Хотели достать и меня. Впереди, прямо по курсу, пересекая мой путь, выкатилась БМД, тоже с наспех намалёванной белой полосой на корпусе, и неохотно повела стволом башенного орудия. Кажется мне давали понять, что лучше бы мне остановиться. Ага! Счаз! Разбежались. Дежурный боекомплект в моей машине присутствовал. Не было ракет, зато боекомплект орудия просто обязан быть. Как нелегко целиться без шлема. Компьютер моего 'Беркута', не определив подключения скафандра к системе, выводил всю информацию на свои экраны. Хоть и непривычно было, без нашлемной проекции, но я смог довернуть орудия, совместил маркер с силуэтом БМД-шки, и нажал на гашетку. Экипаж я конечно не достал, но, что называется, раздел машину к чёрту. Все сенсоры и датчики, все выступающие части, квадраты активной брони, пусковые дымзавесы, целеуказатели, дальномеры, видеокамеры, всё, огненным языком слизнуло с брони. Ствол орудия завязало в узел, а тонкие стволы пулемётов и вовсе развеяло на атомы. Теперь бы не врезаться ещё в этот гроб на гусеницах. Что есть силы я тянул штурвал на себя. Двигатели выли на форсаже так, что я думал, взорвутся к чёрту. Но каким то чудом, я вытянул, едва не коснувшись обугленной БМД, преграждавшей мне путь в небо. Вместе со мною, взлетел и тот второй.
   - Ты кто?
   - Коля.
   - А я Лёха. Что делать будем?
   - А карандаш его знает!
   - Понятно. Без скафандра?
   - Угу.
   - Я тоже! БК как?
   - Дежурный.
   - Аналогично. Только у меня уже половина.
   - Я видел.
  Везёт мне на неразговорчивых товарищей.
   - Ладно, УКВ пашет, а длинные глушат. Сплошной треск. Пробуем выйти в космос, там глядишь подхватят. Ещё повоюем, Колюня!
   - Угу...
  Произнес мой напарник, клюнул носом, и устремился к земле. Видно его двигатели были погорячее, или меня господь хранил лучше... обе ракеты рванули возле него. Хотя по логике вещей, одна из них предназначалась мне.
  
  Я не сразу понял что зуммер боевой тревоги я слышу не во сне. А когда проснулся, гравитацию уже отрубили. Отчего, подпрыгнув на койке, я взвился до самого потолка, и больно въехал в него макушкой. Гравитацию отрубают через 15 секунд после дроби. Люди спешно облачались в скафандры, и лихо отталкиваясь от скоб в транспортных тоннелях, разлетались по своим боевым постам. Мгновенно упаковавшись в лёгкий полётный скафандр, и нахлобучив на голову шлем, я вместе с ребятами последовал в ангар. И лишь когда я впечатался в кресло своего 'Беркута', и смог подключиться к информационной системе корабля, я узнал, в чём дело.
  Едва мы выскочили из гиперпространства в систему, сразу приняли 'MayDay' с японского депеш-бота. Бот принадлежал пограничному фрегату 'Абукума'. Сообщение было коротким. 'Конвоирую транспорт 'Осуми'. Подвергся атаке четырёх вымпелов. Госпринадлежность неопознана. Прошу помощи'. Далее шли координаты. Я, считав наше местоположение с навигатора моего БК, я определил, что не так уж и далеко всё это происходит. Это поразительная редкость. Подвергнувшись атаке, любой корабль отстреливает все имеющиеся в наличии депеш-боты во все ближайшие системы, где хоть кто то сможет принять сигнал. А их как правило несколько сотен. Но пока бот доберётся до точки назначения, пока вышлют помощь, скорей всего, всё будет уже кончено. И остаётся лишь выискивать спасательные шлюпки в надежде найти кого то живого. А вот сейчас в соседней системе рубится, если ещё не погиб, японский пограничник.
   - Внимание экипажу. Мною принято решение помочь терпящему бедствие. Сейчас проводим расчёт гиперпрыжка, по завершению расчёта, корабль переводится в боевую готовность. Маскировку не применять, маск-покрытие линкора и приданных кораблей отключить. Всем БЧ боевая готовность.
  Нас спешно подавали на катапульты, т.к. времени было мало. Провести расчёт прыжка на близкую дистанцию - дело нескольких минут. В принципе как и сам прыжок. Всё зависит от того на какую мощность выведут техники гиперприводы и какую допрыжковую скорость удастся развить. Так что быть может уже через секунду-другую мы вывалимся в настоящий космический бой. Технари уже забили наши бомболюки ракетами, и сейчас занимались тем что навешивали нам второй боекомплект на внешние крепления. Мне достался набор Б-ПК2 То бишь 4 'Града', 2 блока 'Москитов', 11 'Шквалов'. Нехилый комплект для истребителя... Если он себя с этой двойной загрузкой и вести будет, как на учениях - вернусь - расцелую технарей. У Васи была такая же загрузка, а Вовку загрузили по схеме Б-ПИ2. То бишь полностью забили 'Москитами', дабы он охранял нас от истребителей противника, если они конечно появятся. Кроме 15 блоков 'Москитов' , на него навесили ещё два дополнительных блока противоракет. В общем пока его не собьют, от ракет мы будем защищены. По той же схеме были загружены два оставшихся звена.
   - Эскадрилья, принять стимы!
  Под лопатку кольнуло, и через секунду все мышцы завибрировали. Голова очистилась, реакция ускорилась, я вошёл в боевой режим. И тут же отрапортовал об этом. Ребята звонкими голосами также доложились Боброву. Тело и мозг жаждали действий, жаждали боя. Истребители находились уже на катапульте в полной готовности к старту.
   - Внимание экипажу. До выхода из гиперпространства полторы минуты. Запускаю отсчет.
  БК вывел таймер, и я весь напрягся. Первый боевой вылет в составе эскадрильи. Что он принесёт?
   - Тактическая схема - 1: по команде с мостика, постановка помех, старт истребителям и 'Пиратам'. Доклады всех БЧ, далее либо задействуется таксхема-2, либо возврат всех малых кораблей и уход в гиперпрыжок. Таксхема-2 будет доведена до сведения личного состава в космосе.
  Всё понятно. Линкор без прикрытия эсминцев и фрегатов - это большая дорогая куча брони и оружия. Полсотни торпедоносцев и можно распиливать то что останется от нашего линкора на иголки. 'Абукума' не указал класс вымпелов, и одно авиакрыло может разделать нас, как бог черепаху. Поэтому Щербаков перестраховывается, в случае опасности решив уйти в гипер. И не исключено что нас как смертников оставят прикрывать отход. Мы то ладно, ещё пободаемся, а вот каково космодесантникам в своих 'Пиратах'.... Они в таком случае даже в бою погибнуть не смогут. Про сдаться я вообще молчу. Все прекрасно знают что Российские космодесантники не сдаются, и потому их боты брать на абордаж никто не будет. Расстреляют от греха подальше. Интересно, а кто же это у нас нынче противник? Скорей всего те самые пресловутые пираты. Не те что десантные боты, а те, которые без кавычек. Разбойники космических трасс.
   - Старт.
  Перегрузок я не чувствую, их успешно компенсирует скафандр. Пневматическая пушка выстреливает меня в космос. Чернота, полная звёзд, с размаху бьёт меня по голове, вмиг окутывает, и взрывается тишиной. Именно в такие моменты понимаешь, что ты всего лишь песчинка. Песчинка мироздания...
  Пока я предавался романтической философии, руки мои делали своё дело. Врубив двигатели, я отвёл свой 'Беркут' подальше от 'Славы', занял своё место в строю, и уже получил на БК первую информацию. 'Абукума' был ещё жив. И даже ещё брыкался. БК целых две секунды пытался его опознать, и наконец, подсветил его на экране. Видно хорошо его отделали, раз компьютер так долго не мог узнать его обводы корпуса. А вот 'Осуми' похоже был уже обречён. Повреждений на нём не было видно, зато к транспорту присосался вражеский корвет. Подумав немного, мой БК опознал его как американский 'Васп'. Остальные три вымпела противника были опознаны как эсминцы 'Перри', 'Альбион' и 'Удалой'. Подстёгнутый стимулятором мозг, услуживо извлёк откуда то с пыльных полок памяти информацию, дунул, плюнул, и раскрыл её перед сознанием. Эсминец 'Удалой' числился у нас пропавшим без вести. Теперь уже ясно что он достался пиратам, вместе с двумя американцами и англичанином. Всё что так долго описано на бумаге, на деле заняло не более секунды.
  Сквозь помехи, которыми глушили друг друга противники, с борта 'Славы' нам скинули пакет приказа. Быстро работают, черти! Теперь уже мозг не успевал обрабатывать всю информацию. Здесь была и Таксхема-2, и анализ повреждений всех присутствующих кораблей, и приказы как по эскадрилье, так и по каждому истребителю в отдельности.
   - Клоун, Пичуга, Брат-2 эскорт Пиратов. Схема 'Молоко', остальным, рассыпаться.
  Бобр счёл нужным продублировать информацию для тугодумов. Два десантных 'Пирата' устремились к сцепившимся транспорту и корвету. На огромном брюхе 'Осуми', вражеский корвет смотрелся ужасным наростом. Будь они чуть подальше, его вообще можно было не заметить. Благо выскочили мы в самую гущу боя. Тут только я понял какой рискованный шаг предпринял Щербаков. Стремясь выйти из прыжка как можно ближе к месту боя, мы рисковали вмазаться в какой либо корабль, и тогда от нас мало бы что осталось. На испытаниях, депеш-боты вплавлялись намертво в учебную цель, внутри которой они выходили. Учёные до сих пор изучают свойства материалов, образовавшихся в результате этих испытаний. Попасть в виде какой нибудь кристаллиторганики на стол ботанику в очках я был ещё не готов. Тут наш доблестный линкор разразился серией вспышек. Пока мы перестраивались, Щербаков развернул корабль плашмя, и влупил всей мощью орудий. Эсминцы, даром что старые, помехи при желании наводили будь здоров. Поэтому первые секунды нужно было использовать со всей выгодой для нас. А там уже в дело вступят орудия, которым помехи нипочём.
   - Вперёд черти космические!
  Бобр, от своего щедрого плеча, раздавал цели. Задача была проста до невозможности! Бить в двигатели гиперпривода. Эсминцы нам вполне по зубам. Уже на форсаже комэск изобразил линию атаки. Атаковать предстояло все три эсминца. Корветом займутся десантники. Вообще у космического корабля лишь две судьбы в бою: быть уничтоженным, или быть взятым на абордаж. Тонуть здесь некуда. И в любом случае корабль достанется победителю. Целым и неповреждённым, или в виде лома, но достанется. И как попал в руки пропавший 'Удалой' я совершенно не представляю. Тем более что девизом наших миноносников всегда был 'Умираю, но не сдаюсь'. Ну да ладно это будет разбирать комиссия. Наша задача - вывести из строя гиперприводы эсминцев. А они тем временем не спали. Пока мы на форсаже шли на сближение, они делали всё, чтобы ретироваться. Естественно 'Абукуму' все оставили в покое, и, отстреливая депеш-боты, эсминцы пытались на форсаже достигнуть хотя бы минимальной прыжковой скорости. Больше всего повезло американскому 'Перри'. Он, выходя из атаки на японца, был в момент нашего выхода дальше всех, и сейчас удалялся со всё возрастающей скоростью. Именно по нему и был произведён первый залп 'Славы'. Если хоть один снаряд, хоть одна ракета достигнет цели, никуда он уже не уйдёт. В если его не догонят снаряды линкора, то его уже никто не догонит. И бог с ним. В нашей власти ещё корвет и два эсминца. Кстати, 'Пираты', сопровождаемые нашими истребителями, уже выходили на курс атаки. А мы тем временем сближались с 'Удалым'. Выходили мы удачно, прямо с кормы. В оптическом и ИК-диапазонах была сплошная засветка, но умница-компьютер убирал все шумы. На схеме цели выбрал гиперприводы, назначил их как цели двум 'градам' и четырём торпедам. Осталось выйти на оптимальную дистанцию и произвести пуск. Ничего сложного, даже маневрировать не надо! Кормовые зенитки эсминца судорожно палили в молоко. Похоже наша 'альма-матер' 'Слава' прикрыла нас своими силами РЭБ. И у зенитчиков противника на радарах сплошная засветка. 'Удалой' лишь начал свой разгон, и наша скорость была выше. Мы медленно но верно сближались. Но вот наши скорости стали уравниваться, и вскоре расстояние начнёт расти. Не нужно забывать и про второй эсминец. Он разворачиваться не стал, и разгонялся по тому вектору по которому шёл в начале. Ещё секунд 25-30 и мы упустим обоих.
   - Бобр, атакую! Упустим блин!
  И не дожидаясь подтверждения комэска, жму 'пуск'. С подвески срываются ракеты, и заложив вираж я выхожу во фланг второму. 'Альбион' уже почти достиг прыжковой скорости. Догонят его ракеты или нет? Секунд пять уходит на то чтоб указать ракетам цель, и бомболюки раскрыты. Всё! Я пустой! Осталось пара блоков 'Москитов'. Уже выйдя из атаки на 'Альбион' я заметил, что ведомый был со мной. Молодец Василий. С запозданием всего на секунду-полторы повторил все мои действия. А вот остальные, включая комэска замешкались. По 'Удалому отстрелялись', а вот догнать англичанина у их ракет шансов уже мало. Проходит несколько секунд и анализатор выдаёт результаты стрельб. Как раз снаряды 'Славы' догнали американца. снаряды линкора разворотил ему корму, да так, что в принципе и носа не осталось. Главный калибр линкора - не семечки, эсминцу даже от одного попадания придётся несладко, а тут сразу штук пять снарядов. Там можно даже не искать живых. 'Удалому' мы раскроили движки, лишив его возможности покинуть поле боя, и его капитан теперь ломает голову: погибнуть или сдаться. А вот 'Альбион' оказался самым везучим. Успешно сбив больше половины наших ракет, он стал вдруг маневрировать. И хоть на этом потерял немного скорость, ушёл и от большинства снарядов со 'Славы'. По показаниям анализатора уже в момент ухода в гипер, получил серию попаданий 300-милиметровых снарядов в корпус. По видимому покорёжило его неслабо. Можно преследовать и добивать... Имея скорость и направление прыжка легко можно высчитать конечный пункт. А если учесть что скорость минимальна, то это где то рядом. Хотя нет, преследовать нельзя. Здесь недобитый 'Удалой'. И если 'Слава' уйдёт, бог знает что он сделает с 'Осуми', нами и космодесантом. Десантники к стати уже высадились и вели бой в отсеках транспортника и корвета. Скорее всего бой ведут осторожно, по логике вещей пиратам остаётся лишь сдаваться. Ни отстыковаться ни уйти они не смогут. А расстрелять их можно за 15 секунд. Разве что захватить заложников? Опять же не прокатит. Вот если бы транспорт был наш, тогда возможно. Но он японец и мы не будем церемониться. И правда, не успели мы обновить боекомплект, как оба вымпела капитулировали. Моё звено отправили проверить что осталось от 'Перри', но, как и следовало ожидать, живых мы не нашли. Равно как не нашли и большей части корабля. На захваченный корабли высадили призовые партии из людей Суваева. Отправили депеш-бот погранцам, состыковались с искорёженным 'Абукумой' и стали ждать подмоги.
  Вернувшись я застал офицеров с японца в нашей кают-компании. При нашем появлении они все вместе встали и поклонились. Не знаю это они благодарность так выражали, или у них приветствие такое. В ответ мы просто отсалютовали им, и расстелись на свои места. За обедом капитан японского фрегата так и рассыпался в благодарностях. Ещё бы, мало того что мы спасли его и его экипаж, так ещё и сохранили груз. Обидно только что команду транспортника вырезали всю. До единого человека. Но и наши, узнав об этом, пленных не брали. А вообще то нечасто случается такое, чтоб терпящим бедствие успевали на помощь. Слишком уж большие расстояния. Разве что если несчастье случилось где то вблизи оживлённых мест. Но пираты обычно там не орудуют.
  Почти сутки мы висели на месте происшествия. Постоянно одно звено патрулировало пространство вокруг собравшихся в кучу вымпелов. Механики пытались устранить как можно больше повреждений у японцев. На трофейный корвет была высажена призовая партия, и он также патрулировал пространство на случай появления сил противника. Между патрульными вылетами, я встретился с Семенцовым. Старлей был зол. Во время штурма потерял двух бойцов убитыми, да ещё пятерых ранило. Раненых заштопают, а вот погибших уже не вернёшь. И неважно что его группа уничтожила более 200 противников. Ребят то уже не вернуть. И хотя мы победили, на душе было как то тоскливо. Наконец прибыли погранцы, притащили с собой космический док, задоковали сначала 'Удалого', оттащили его к базе, а затем и японца. Уйти в гипер своим ходом он уже не мог. Ему здорово досталось. Вообще японцы - пожалуй единственная нация, которая умеет воевать не хуже нас. И бьются они, как и мы, до последнего. За счёт этого и продержались до нашего прибытия... Будь на их месте американцы, сдались бы сразу, заметив превосходство противника. И к нашему прибытию в системе не было бы никого.
  Под защитой эсминцев погранцов, мы добрались до базы. Серия орбитальных центров и баз, вокруг маленькой чистой и уютной планетки. Не служба а рай, если б не пираты.
  Щербаков объявил благодарность экипажу за слаженные действия, отдельно отметил меня с ведомым, посетовав на то что остальные увлеклись. Выразил благодарность ребятам Семенцова, щедро раздав им награды. В общем мы оказались молодцами, и весь экипаж в три смены поощрили увольнением на планету. Кто то отправился в город в поисках выпивки и женщин и развлечений. Несколько человек зависли в портовом баре, женщины из экипажа ломанулись по магазинам, в надежде найти что нибудь оригинальное, сугубо местное, чего нет больше нигде. Ну женщины они и есть женщины.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   - А ты чего в тире висишь?
  Я только что прошёл штурм-полосу, и в момент обращения, пытался восстановить дыхание. Ещё всего лишь раза в три быстрее, и я приближусь к нормативу ребят Суваева... а до разведки Кипниса мне не дотянуть пожалуй никогда. Как рыба, выброшенная на берег, я хватал воздух. В висках гулко стучал пульс, в глазах было темно.
   - Дурень, носом дыши!
  Захлопнув рот я попытался следовать совету, но кислорода не хватало. Минут через пять я успокоился. Кип в это время уже стоял возле меня. Штурм-полоса была им пройдена успешно. На табло был результат. Новый рекорд подразделения. Дышал он ровно и спокойно, на губах играла улыбка.
   - Так ты чего не в увале?
   - Завтра иду со своим звеном.
   - О! я со своими тоже! Давайте с нами!
   - А вы куда?
   - А мы присмотрели полянку на берегу реки! Лес, тишина, отсутствие всего и вся! Я коку задачу поставил! Шашлык уже мои ребята маринуют! С погранцами всё улажено! Вертушкой закинут, вертушкой заберут!
   - А?
   - Ты про баб? Всё пучком! Хочешь - бери девчонок из роты, а кроме того с нами дамы из экипажа. Всё пучком!
   - Да я вообще то про выпивку хотел спросить....
   - Да всё что пожелаешь! Моих в увале удержать от пьянки невозможно!
   - Лады, я с вами. Позанимаешься со мной?
   - На тему?
   - На тему рукопашки.
   - Да ну зачем тебе? Давай лучше по тактике и технике передвижения погоняю... а рукопашка тебе вряд ли понадобится.
   - Да ну хочу разряд получить. Всё таки прибавка и немалая.
   - Ну ты даёшь... и так летуский оклад получаешь да с космическими надбавками, да за вредность, да ещё чёрт знает какими, так ещё и мало.... Лады, айда на татами, покажу тебе что рукопашный бой - 'не сахер'!
  
  
  На следующий день нас отвезли на речку. В одну вертушку мы вбились с трудом. Огромная 'корова' тяжело опустилась на поляну. Ребята Кипниса помогли выбраться девушкам, разгрузили вертушку, Кип согласовал с вертолётчиками обратный путь, и мы стали разбивать лагерь. Палаток расставили явно с избытком. Чувствовалась рука организатора. Кроме 32 человек Кипниса, здесь было моё звено, несколько ребят Суваева и Семенцова. Некоторые были с девчонками из роты разгрузки. Те весело щебетали, травили анекдоты, вели себя весело и непринуждённо. И хотя все приличия соблюдались, все знали что эти дамы в любой момент готовы самозабвенно предаться разврату в той форме в которой пожелают кавалеры. Кроме них довольно много было девушек и женщин из экипажа.
   - Сашка, а сколько нас всего?
   - 117 человек. Но девушек больше чем нас так что не парься!
   - Слушай, ты о чём нибудь кроме женщин можешь думать?
   - Лёха ты меня настораживаешь! О мужчинах что ли?
   - Да иди ты знаешь куда?
   - Ты меня ещё больше настораживаешь!
   - Ну ты и ...... Саня.
   - Да ладно расслабься! А ты вообще с какой целью интересуешься?
   - Да смотрю твои ребята расставили палаток немеряно по лесу.
   - Правильно! Не все же будут парами....
   - Ты думаешь что те кто не будет сексом ночью заниматься, разойдутся по палаткам? Счаз! Соберутся все в одной и будут либо пьянку продолжать, либо в карты дуться, либо байки травить! А ещё вернее у костра будут всю ночь сидеть!
   - Ну и ладно! Гораздо хуже если палаток на всех не хватит! Иди лучше купайся, не мешай работать!
  
  Через пятнадцать минут всё было готово, и дружной толпою все кинулись в воду. День прошёл незаметно. Я перезнакомился с кучей народу, даже стал путать имена. Мы множество раз искупались, с какими то девушками бродили по лесу, в поисках грибов. Потом по рации связавшись с погранцами выведывали у них какие грибы съедобны, а какие нет. Потом махнув рукой, бухнули в похлёбку изрядную дозу антидота и с удовольствием слопали то что получилось. А к вечеру ко мне, сидящему на коряге, подкрались братья, с тремя девушками. Всё таки Кип крепко вбил в мою голову приёмы, доведя их до автоматизма. Потому что Вовка Самойлов едва успев коснуться моего плеча, отправился в воду. Чем вызвал бурный восторг девчонок. Я извинился и помог ему выбраться. Вовка, как и следовало ожидать, ни капли не обиделся, и даже похвалил мою реакцию. После чего они небрежно познакомили меня с девушками.
   - Надька, Алка, Светка! А это Лёха, наш ведущий! Мировой мужик!
  Девчонки рассмеялись. Захохотал и я. Надя и Алла, явно положили глаз на братьев, а вот Света часто бросала взгляд на меня. Когда наши глаза встречались, то неизменно она прятала свой взор под пушистыми ресницами, в разговоре несла всякую милую чушь, в общем было видно что я ей нравлюсь. Поэтому на шёпот Васьки, поведавшего мне великую тайну, что девушка на меня запала, я лишь ухмыльнулся. Из всех трёх девушек, Светланка нравилась мне больше всех. И нравилась наверно своей скромностью. Как выяснилось - девушки были операторами зенитных лазеров. И именно они участвовали в наших учениях. Светка увлечённо рассказывала как они отражали наш налёт, а мы в свою очередь поведали им ту же ситуацию от имени их мишеней. От разговора мы все распалились и когда моя рука легла ей на плечо, девушка даже не заметила этого. А через полчаса, я осторожно поцеловал её. И был награждён ответным поцелуем. Мы не заметили как братья с девчонками куда то испарились. Мы рассказали друг другу о себе, поведали о жизни в интернате. Света рассказал про то как выбирала профессию. Хотя мы знали что в интернате её выбирают за нас. Психологи вычисляют склонности и противопоказания, и выбирают направление. Потом программа подготовки, подсунутые книжки, фильмы, и вот ребёнок сам ступает на нужную тропу.
   - Интересно, а почему большинство зенитчиков - девушки?
   - А мы точнее и аккуратнее!
   - Зато вы больше подвержены панике и чаще теряетесь!
   - Не все! Зато мы не так безрассудны как вы!
   - Зато среди пилотов почти нет женщин!
   - Зато среди медсостава - мужчин.
  И слово за слово шутливая борьба, переросла вдруг в поцелуи. А через час мы выкупавшись, сидели на той же коряге и любовались закатом.
   - После того что ты со мною сделал, ты как порядочный мужчина должен на мне жениться!
   - И куда же делась та скромная девушка, с которой меня три часа назад познакомили?
   - Не знаю! Наверно она там же где тот галантный кавалер, которого я встретила недавно... и мы вновь рассмеялись....
  Проводив садящееся солнце. Всё таки необычайно красивый закат на этой планете, мы посидели ещё немного.
   - Что-то зябко стало...
  Светлана поёжилась, хотя на ней уже давно была моя куртка.
   - Айда к костру!
  
  У костра было очень мало людей. Наверно человек 30, не больше. К ним мы и присоединились. Кип внучил нам одеяло, так как места возле огня уже не было. И завернувшись в него вдвоём, мы разместились возле братьев. Вопреки ожиданиям, байки здесь не травили. В руках у одно из Сашкиных ребят была гитара. И он играл и пел. Как раз пока мы размещались он допел песню, и когда закончил, раздались аплодисменты. Все хлопали до тех пор, пока вновь тихо не запели струны. Голос у спецназовца был низкий и приятный. И пел он тихо-тихо. Даже шёпот в задних рядах затих. И в тишине нам приходилось напрягать слух, чтобы уловить слова. Наверно именно поэтому они врезались в память, проникали в душу, переворачивая её. На лицах всех читались их чувства. Песня не могла не тронуть. А парень тихо выводил...
  
  Шумит сосна, река жемчужная течёт.
  А вдоль реки парнишка с девушкой идёт
  Они идут, чуть замедляя быстрый шаг
  А у него застыли слёзы на глазах.
  
  Я ухожу, сказал парнишка ей сквозь грусть.
  Я ухожу, но обязательно вернусь...
  Ушёл совсем, не встретив первую весну...
  Домой пришёл, в солдатском цинковом гробу.
  
  Рыдает мать, и словно тень стоит отец,
  Ведь он для них, ведь он для них совсем юнец.
  А сколько их, не сделав в жизни первый шаг,
  Домой пришли в солдатских цинковых гробах.
  
  Он, как и ты, девчонку вечером встречал
  Дарил цветы, и на гитаре ей играл.
  И даже в тот момент, когда на снег упал,
  Он имя той девчонки кровью написал
  
  Развеет ветер над могилой серый дым,
  Девчонка та уже целуется с другим.
  Девчонка та, что обещала: 'подожду'.
  Пришла весна, исчезло имя на снегу.
  
  Блеснули вдруг, у ней слезинки на глазах:
  'Прости меня, что я тебя не дождалась.
  Прости за всё, я жить так больше не могу.
  Я всё равно тебя по-прежнему люблю'.
  
  Она ушла туда, где плещется прибой.
  Где ждёт её - её любимый и родной.
  Она ушла, и ветер песнь её унёс
  Афганистан, о, сколько боли ты принёс.
  
  Стоит сосна, река жемчужная течёт,
  А вдоль реки парнишка с девушкой идёт.
  Они идут, и замедляют быстрый шаг,
  Вдруг у девчонки блеснули слёзы на глазах.
  Давно уже смолкли струны, но тишину нарушал лишь треск костра. Лица людей погрустнели. Здесь все были военными, все знали что такое война, ещё недавно все побывали в бою. И именно поэтому песня легла всем в душу. Плюньте в лицо тому кто назовёт военного бездушной машиной смерти! Военный это всегда романтик! Просто большинство из нас это тщательно скрывают! Война заставляет сердце биться чаще! Здесь всё настоящее! Настоящая дружба, настоящая любовь! Здесь, и только здесь настоящие эмоции. Здесь настоящие люди, настоящая жизнь и настоящая смерть.
  Из раздумий меня вывел тихий шепот Светки.
   - Лёш, а что такое Афганистан?
   - Свет, ты чего? Спала на уроках истории? Война была такая на земле в ХХ Веке. 10 лет шла.
   - А разве это не Чечня?
   - Нет, Чечня была чуть позже. И затянулась до ХХI века.
  Я прервался, так как парень заиграл новую песню. Видимо решив разрядить обстановку, он затянул какую то бодрую песню о службе. Потом спел несколько шуточных, и вдруг я услышал знакомые слова. Парень исполнял 'Ротную песню' 'беретов'. С места я стал подпевать ему. Похоже эту песню знали многие спецназовцы. Поэтому к середине песни, её исполнял задорный звонкий хор.
   - Откуда знаешь?
  Гитарист обратился ко мне.
   - Люблю их песни.
   - А на гитаре умеешь?
  Я кивнул.
   - Исполнишь что нибудь?
  Я пробравшись ближе к огню, я принял у него гитару. Пробежался по струнам, и затянул 'Вертолётчикам'
  Песня была довольно динамична, и ребята с охотой подпевали. После неё спели 'Синюю реку', и лица окружающих стали суровыми. и почему то захотелось спеть Высоцкого. И понеслась:
  
  Их восемь, нас двое. Расклад перед боем
  Не наш. Но мы будем играть.
  'Серёжа держись, нам не светит с тобою,
  Но козыри надо равнять!'
  
  Я этот небесный квадрат не покину,
  Мне цифры сейчас не важны
  Сегодня мой друг защищает мне спину,
  А значит и шансы равны!
  
  Мне в хвост вышел 'Мессер', но вот задымил он,
  Надсадно завыли винты!
  Им даже не надо крестов на могилы,
  Сойдут и на крыльях кресты.
  
  'Я первый, я первый, они под тобою!
  Я вышел им наперерез!'
  'Сбей пламя, уйди в облака, я прикрою!'
  В бою не бывает чудес!
  
  Сергей ты горишь, уповай человече
  Теперь на надёжность строп!
  Нет, поздно! И мне вышел 'Юнкерс' навстречу!
  'Прощай, я приму его в лоб!'
  
  Я знаю, другие сведут с ними счёты,
  Но по облакам скользя,
  Взлетят наши души, как два самолёта,
  Ведь им друг без друга нельзя!
  
  Архангел нам скажет: 'В раю будет туго',
  Но только ворота 'щёлк'
  Мы Бога попросим, 'Впишите нас с другом
  В какой-нибудь ангельский полк!'
  
  И я попрошу Бога, Духа и Сына,
  Пусть выполнит волю мою!
  Пусть вечно мой друг защищает мне спину,
  Как в этом последнем бою'
  Пусть вечно мой друг защищает мне спину,
  Как в этом последнем бою'.
  
   Мы крылья и стрелы попросим у бога,
   Ведь нужен им ангел-ас,
   А если у них истребителей много,
   Пусть пишут в хранители нас.
  
   Хранить - это дело почетное тоже,
   Удачу нести на крыле.
   Таким, как при жизни мы были с Сережей,
   И в воздухе и на земле.
  
  
  Не только меня эта песня поразила своим напором! Возле меня оказались братья Самойловы, и в их глазах горел дикий огонь. И это не пламя костра отражалось в них, это горели глаза истребителя, который сейчас выходил в атаку. Который, захватив цель, жал на гашетку, не обращая внимание на то что его машину рвут на части снаряды противника! Взглянув на хозяина гитары, в его глазах я увидел то же самое. И если Самойловы видели сейчас воздушный, или скорей космический бой, то что развернулось в голове спецназовца я предположить не мог.
   - Ну ты даёшь, летун! - Развечик протянул мне руку. - Я думал такое только у нас бывает, а у вас в небе всё точно так же.
  Я кивнул.
   - Бывал в бою?
   - На Валькирии!
   - Уважаю!
   Подошёл Кип с двумя стопками, протянул одну мне.
   - Мужики, выпьем за летунов! Чтоб держали вас крылья, чтоб, как ты спел: Вечно мой друг защищает мне спину.... Но только давайте без последних боёв!'
  После того как мы выпили, боец взял у меня гитару.
   - А вот послушай как это бывает у нас!
  ......
  Концерт затянулся до поздней ночи. Когда мы со Светланой ушли в палатку, они ещё продолжали играть. Гитара смолкла лишь под утро. Хотя мы тоже этой ночью и не думали спать. А после завтрака без спешки искупнулись, свернули лагерь, и стали ждать вертушку. И снова чтобы скрасить ожидание, запела гитара. Ко мне подошёл её хозяин, протянул, и попросил ещё раз спеть Высоцкого, на этот раз для всех. Я взял гитару, но петь эту песню не стал.
   - Ребята, я спою! Но другую! Про тот же бой, но глазами не лётчика, а его машины! Песня называется 'Як-истребитель'
  И я затянул....
  Эффект был ещё более грандиозный. У тех кто ночью был у костра, и вовсе отвисли челюсти, а остальные просто впали в ступор. Когда после слов 'Ми-и-ир вашему дому!' я дал заключительный аккорд, и собрался было вернуть гитару хозяину, он отказался!
   - Бери летун! Дарю!
   - Спасибо! - Я пожал бойцу руку. - Увидимся ещё в спортзале. Я часто там бываю.
   - Так это ты чтоль с нами тренируешься?
   - Он, он!
  Заверил бойца Кип.
   - Ну заходи тогда почаще! Рад буду видеть тебя! Я - Андрюха! Дрёма!
   - Лёха! Шаман!
  Знакомство состоялось.... И тут же все засуетились, ибо из за леса донёсся гул вертушки.... Мы со Светланой наблюдали за приближающимся вертолетом, поэтому неладное я заметил раньше всех. Вертушка вдруг окуталась веером ИК-ловушек, словно салютуя нам, завалилась на борт, и стала терять высоту! Маневр машину не спас, но дал шанс экипажу. Ракеты, почувствовав что, теряют цель, рванули на дистанции далекой от идеальной. Но вертушке все равно досталось. Отстрелились лопасти, пилота и правака выстрелило вверх вместе с креслами, стрелка в сторону под углом. - Быстро все в лес! Заорал я, прекрасно понимая, что для датчиков истребителя не составит труда разглядеть нас сквозь листву любой плотности. Но с другой стороны, на кой ляд пилоту атмосферника высматривать цели в глухом лесу, и тем более расходовать боекомплект на каких то туристов? То что ракеты были пущены с атмосферника - я определил по силе взрыва. Мою команду, как ни странно, выполнили, и в считанные секунды, все укрылись под кронами. Ко мне подбежал Кип. - Что скажешь? - Свяжись со Славой! - Пытаемся. Морзе, что со связью? - Хрень какая-то! Проходит очень неразборчиво! - Пакетной работай, болван! Хосе, возьми троих со стволами и проверь летунов и их НАЗ-ы. - Есть связь. Только в текстовом... Пакетная... - Дай наш расклад, запроси обстановку и инструкции, мне что, блин всему учить вас? Совсем расслабились, против безоружных партизан воевать, привыкайте, на, по взрослому, со всеми мерами противодействия... - Велено ждать эвакуации на этой точке, в случае если будем вынуждены сменить точку дислокации, работать на прием, ждать сообщения от эвакуатора. - Хорошо, попробуй нащупать местных, может станет понятно что у них творится... За горизонтом кого то интенсивно бомбили, в воздухе и на низких орбитах шел бой, в эфире - чехарда, активно приправленная помехами... Мы сидели у бездымного костерка, под натянутом экраном и держали совет... На планете явно творилась какая-то нездоровая хрень. Из обрывков переговоров прямым текстом, и сброшенных нам с борта Славы инструкций вырисовывалась следующая картина: Из гипера в систему вывалились боевые корабли без знаков госпринадлежности, и пока орбитальная группировка забрасывала их запросами, и готовилась раскатать из орудий, несколько торговцев, болтавшихся на орбите, сбросили маскировку... И оказались переоборудованными ракетными крейсерами. Но стало это понятно только когда из многочисленных шахт, посыпались тяжелые ракеты. Естественно больше трех залпов, рейдерам сделать не дали, но дел они натворили. А главное, дали время, вывалившимся из гипера, кораблям разогнаться и сформировать строй. Где-нибудь возле Земли, подобный маневр не увенчался бы успехом, но тут небольшой флот просто не контролировал пространство настолько плотно... Одновременно с атакой извне, начались волнения на планете, группы неустановленных лиц, каким то непостижимым образом провели захват нескольких пусковых ПКО, как мобильных, так и стационарных, а также взяли под контроль несколько аэродромов. И в итоге, атакующие получили поддержку наземных комплексов, и пока невыясненного количества универсальных истребителей. Про атмосферники, вообще помолчим. - Это просто песец, господа офицеры! Авторитетно заметил Кипнис. - Если силами своего взвода, я еще могу захватить пусковую класса Сатана, или ее забугорный аналог, (причем, захватить, еще ладно, но об использовании не идет и речи!), то я вообще не представляю, какое количество и какого класса специалистов необходимо для захвата стационарного комплекса ПКО со всеми Приблудами. А ведь они, мало того, что ведут огонь по кораблям, находящимся на орбите, так они еще и благополучно отбивают атаки армейцев. - Заметьте, что все депеш-боты были сбиты, из системы не ушел ни один! - Ничего странного! Заранее раскидываешь с транспортов орудийные платформы по наиболее вероятным маршрутам ботов, и потом по оптическому каналу активируешь. Разгоняющийся бот сбить много ума не надо. - Да это понятно, но цена вопроса? - Тут и ежу понятно, что заранее спланированная атака, судя по силам и средствам адекватна нападению одной из неслабых космических держав. - Ненавижу ежей, им всегда все понятно, но вот вы мне тупому, объясните, нахрена столько сил и средств вбухивать в эту атаку на систему Киото, если японцы отобьют систему не позднее чем через неделю! - Ну значит тут есть что-то, что окупит затраты! - Ты знаешь, я на воображение никогда не жаловался, но вот представить ЧЕМ, кроме захвата и последующего длительного контроля системы, можно окупить эти затраты, я не могу. - Господа офицеры, не кажется ли вам, что мы несколько отвлеклись? - Да нет, понять причины не менее важно, чем бороться со следствиями, тем более что бороться мы, пока что, возможности не имеем. - Здесь мы имеем результат действий либо одной из держав, либо неизвестной силы, в любом случае адекватной силам среднего государства. Вроде бы к войне ничего не шло, но и для пиратов несколько крутовато, согласитесь... - А смогла бы "Дикая дивизия" провернуть такую операцию? - Теоретически полным штатом - смогла, но у кого хватит денег нанять ВСЮ "Дикую дивизию"? - Пожалуй, только у государства... - Круг замкнулся... Всю ночь небо полыхало. С орбиты в атмосферу валился мусор, оставшийся после боя. Снаряды, ракеты, обломки освещали небо яркими росчерками. Завораживающим зрелищем стал падающий, вероятнее всего, эсминец. Шарахнулся он на сушу или в океан, мы не поняли, слава богу, это случилось далеко от нас, но дел он натворил. К утру околопланетное пространство полностью принадлежало атакующим. Если наземная группировка японцев не капитулирует, их благополучно разобьют с орбиты. Оставшуюся у них в руках часть ПКО разбомбили еще ночью. Экипаж вертолета, который привели ребята Кипниса, сидел понурый... Не любят ребята проигрывать, хотя кто любит? Тут радоваться надо, что живым остался, союзниками спасен, и когда Империя восходящего солнца вернет контроль над планетой, их благополучно передадут в руки командования. А они горюют, что не смогут разделить смерть со своими боевыми товарищами. Японцы капитулировать не пожелали, и мы имели сомнительное счастье лицезреть орбитальную бомбардировку с поверхности планеты. Несмотря на то, что военных объектов, подвергшихся бомбардировке, поблизости не было, земля под ногами ощутимо вздрагивала. Грибовидные облака дыма и пыли на горизонте показывали места, где располагалась очередная братская могила. Сопротивление защитников было сломлено. Добивать, оставшихся "партизан" никто не стал. Зато в эфире прорезался Слава. Нам упало короткое сообщение. "Быть готовыми к эвакуации. В случае смены позиции, дать новые координаты, в противном случае сохранять радиомолчание". Днем на нас "упали" два десантных бота, в сопровождении звена Бобра. Быстрая погрузка, и без приключений мы добрались до своей альма-матер. Едва я успел переодеться и принять душ, как тут же мое звено было вынуждено заступить на дежурство. Слава богу, хоть на коротком инструктаже, довели обстановку. Противник явно собирал манатки. К моменту нашей эвакуации, они уже вывезли с поверхности все, что их интересовало. Кроме того, как оказалось, они умудрились оставить неповрежденным, и взять штурмом орбитальный научный комплекс, и оттуда также вывезли не один транспорт. Наш линкор когда началась заварушка, отбиваясь, стал разгоняться по вектору, стараясь избежать боя. Была предпринята попытка перехвата беглеца, силами непонятно откуда взявшегося авиакрыла, но линкор легко ушел от погони. Атакующие явно не рассчитывали на российский линейный корабль в системе, и это позволило Щербакову уйти в отрыв. Достигнув прыжковой скорости, линкор отправил депеш-боты, включил маскировку, и уже скрытно вернулся к планете. Уравняв свою скорость с планетоидом, Слава наблюдал за происходящим, прикрывшись маскировкой. За сутки, которые противник хозяйничал в системе, Слава идентифицировал практически все корабли нападавших. А когда флот противника, построившись в боевой порядок, разогнался и совершил прыжок, датчики линкора зафиксировали на один прокол больше. Это ушел вслед за эскадрой разведывательный корвет из прибывшей по нашему сигналу, эскадры. Когда в системе никого не осталось, Слава сбросил маскировку, и тут же по направленному лучу, со Щербаковым связались остальные корабли эскадры. Только тогда за нами выслали два бота, и подняв нас на борт линкора. Поскольку афишировать свое присутствие в системе, наша эскадра не собиралась, решили ограничиться лишь линкором, который и так присутствовал здесь на момент атаки. Спасением выживших занимались все истребители, боты, и даже спасательные шлюпки, но свозили всех собранных с обломков вымпелов, и просто выловленных в космосе по сигналам аварийных маячков скафандров - на Славу. В качестве жеста доброй воли Щербаков готовил отчет для передачи японцам. Еще через сутки в системе появились первые японские вымпелы. Им были переданные все спасенные члены экипажей, отчеты Щербакова, параметры учавствовавших в нападении кораблей, данные систем Славы, в той их части, которая не являлась секретной. После передачи, эскадра ,разогнавшись, совершила прыжок к ближайшей российской планете. То что произошло на Киото было не только делом японцев. Кто гарантировал что эти рейдеры не совершат атаку на одну из наших планет... Спустя неделю, мы поняли как нам повезло, что во время инцидента, мы отсиживались на планете. Наши рапорты были короткими, и хотя их заставляли переписывать по нескольку раз, и кроме того многократно отвечать на одни и те же вопросы, это было ничто по сравнению с тем, что пришлось пережить нашим товарищам. Постоянно одно звено находилось в космосе, и на БК шел весь объем информации. Кто что видел, заметил, подумал, какие выводы, и.т.д. Для чего все это было нужно - неясно, т.к. Все это можно было узнать, просмотрев записи бортовых систем. Естественно эти загадочные налетчики стали самой популярной темой, среди экипажа. Строились самые невероятные предположения, муссировались различные слухи. Естественно в репортажах журналистов не прозвучало ни слова правды. Беспорядки на планете, попытка захвата власти, постановочные кадры уличных боев, краем упомянутые несколько вымпелов, перешедших на сторону заговорщиков, героически защищавшие государство военные..... А народ принимал этот бред, искренне негодовал, или наоборот злорадствовал... В конце концов, с нас взяли бессрочную подписку о неразглашении и отцепились. И отправили в увал на планету. Мы со Светкой сблизились еще на Киото. И хотя в те сутки, проведенные на планете, нам было не до секса, мы практически не расставались. Девчонка льнула ко мне, в поисках защиты, а мне было приятно чувствовать себя сильным, все знающим, способным ей эту защиту предоставить... Хотя на деле мы там были не в состоянии сделать вообще ничего. Болтались там в лесу, как поплавки в проруби и ждали, пока нас оттуда выдернут. На борту, пока нас не оставили в покое, возможностей увидится не было, теперь же, получив увал, мы вместе могли отправиться на планету и разобраться, наконец, чем было то что промелькнуло на Киото просто сиюминутным влечением, или началом большого и сильного чувства. Первая отдельная ударная группировка особого назначения. Вот только теперь я понял, какая честь нам выпала. Когда все вымпелы, строившиеся на различных верфях, собрались, наконец, в ударную группировку то, что получилось, не могло не внушать гордость за российский флот. Усиленный дивизион эсминцев: Скрытный, Смелый, Храбрый, Буйный. Обещали еще два ракетных крейсера, несколько фрегатов сопровождения, а когда-нибудь доведут численность соединения до полноценной ударной группировки. Ну а пока что приходилось довольствоваться тем, что есть. Но и 4 эсминца - царский подарок. Почти месяц мы занимались отработкой взаимодействия в соединении. В середине месяца к нам прибыл разведывательный корабль Зоркий. Тот самый корвет, ушедший в прыжок следом за противником. В случае, когда его особые разведывательные способности были не востребованы, он мог заменить собой пятый эсминец в построении. К сожалению, видимо в целях соблюдения режима секретности, нам противостояли вымпелы под управлением компьютеров. Но мы не сомневались, что наше соединение разделает в пух и прах любого противника. Наша эскадрилья была придана линкору для усиления его противомоскитных сил. Наше место было в охранении, и в веселухе мы участвовали нечасто. Но нам хватало хлопот по отражению атак на линкор. Налеты торпедоносцев, ракетные атаки, артиллерийские дуэли... Будучи страшной атакующей силой, Слава был уязвим для атак противника, а мы были его защитой, его броней, если угодно. - Господа офицеры, мы выходим на боевую операцию. Задача - сопровождение конвоя под прикрытием маскировки. Помимо штатного охранения идем мы. Ребята, которые собираются напасть на конвой - черти серьезные. Контрразведка предполагает, что транспорты просканируют во время разгона. Поэтому они решили отказаться от использования подставы. Поэтому пойдут настоящие транспорты. Мы пойдем вместе с ними. Наши конструкторы пока не придумали, как маскировать след гиперперехода, но будем надеяться, на него не обратят внимания, сочтя за какую то левую засветку. Как это было в случае с Зорким. Он пристроился к вражескому поврежденному кораблю, и, исходя из данных радио и оптического перехвата, они очень опасались что эта лишняя сигнатура во время входа в гипер и выхода из него - следствие неисправности. Да и вообще различные всплески излучений, как вы знаете, не редкость в наши дни. Так что аналитики считают, что из-за лишних 6 меток, не подкрепленных никакими датчиками, не заставят их отказаться от атаки. Поэтому, господа офицеры, мы выступаем наказывать пиратов. В разработке операции, естественно, мы участия не принимали. В детали был посвящен только комэск, причем лишь в той степени, в которой ему это было необходимо. Не снимая маскировки, нас перегнали в начальный пункт следования конвоя. Операция начиналась как-то буднично. Ничего общего с тем случайным столкновением, когда мы защищали японцев от пиратской атаки. Два дня мы болтались около какого-то промышленного комплекса в ожидании, пока сформируют и загрузят конвой. Подозреваю, что местные контрразведчики с ног сбились, пытаясь вычислить, кто именно пасет конвой. Наконец грузовые суда в сопровождении эсминцев стали разгоняться. Пришел и наш черед. Со станции по узкому оптическому каналу пришло сообщение особые предосторожности проявить в отношении нескольких подозрительных судов, но наши навигаторы и так выбирали позиции с тем учетом, чтоб маскировочные экраны закрывали наши дюзы от любых наблюдателей. А теперь они были заняты тонкими расчетами, чтобы разогнаться до нужной скорости, при этом, не показав дюзы, находящейся позади станции и пиратским наблюдателям, но на момент прыжка располагаться так, чтобы между нами и наблюдателями противника находился корабль конвоя, закслоняющий своей вспышкой гиперпыжка, нашу. Это удалось, и спустя час конвой, а вместе с ним и мы, ушли в прыжок. За полчаса до расчетного выхода из прыжка, мы уже находились на катапультах, и получали крайний инструктаж. - Итак, мы ждем, пока эсминцы охранения не будут уничтожены, они управляются с борта транспортов, так что можно не переживать за жизни экипажей. Пока противник будет разбирать их на запчасти, мы выходим на позиции. Задачей истребителей будет обездвиживание ботов, высаживающих призовые партии. Огонь открываем, когда они будут равноудалены как от вымпелов противника, так и от транспортов конвоя. Сигнал к атаке будет передан со Славы по оптическому каналу. Всем стараться бить в двигатели. Наша задача - захват как можно большего числа пленных. - Господин каперанг разрешите задать вопрос. - Разрешаю. - А откуда противник знает, что мы выходим из прыжка именно в этой точке? - опомнился, блин! Это не наша головная боль, а контрразведки. Я думаю, организовали утечку информации... Еще вопросы есть? Тогда пробежимся еще раз по таксхемам. "Пробежку" прервал зуммер боевой тревоги. Под лопатку вновь кольнул стимулятор. Мир вокруг снова замедлился. - Внимание! Выход из прыжка! Переход, как всегда, никто не почувствовал. Что мы вновь в обычном пространстве, стало понятно, когда катапульта вышвырнула мою машину с борта линкора. На экраны пошла телеметрия с датчиков моего истребителя. Режим полного радиооптического молчания не предполагал образования единого инфоканала. Каждый сам за себя. Кубатура вокруг транспортов заранее разбита на сектора и у каждого свой сектор ответственность. А вот и противник, уже открыл огонь по кораблям сопровождения. Интересно, с чего это вдруг командование решило пожертвовать пусть и старыми, но все же вымпелами... Неспроста это, ой неспроста! Пока мой "Беркут" тянулся в указан квадрат, противник перемалывал вымпелы охранения. Численность противника была вполне адекватна нашим силам. Попотев, мы бы их уработали и так, но благодаря маскировке, даже потеть не придется. Два ракетных крейсера - цель номер раз для линкора. После первого же залпа, если и смогут ответить - то ПРО легко отобьется. Эскадра из трех фрегатов, может причинить неудобства, если, конечно найдут, кому их причинять, ну а мелочевка вроде эсминцев, со своими двумя-тремя ракетными шахтами и несколькими орудиями среднего и малого калибра - только истребителей гонять годятся. За несколько минут все было кончено. Второй залп ракетных крейсеров, добил честно выполнившие свой долг эсминцы охранения. Фрегаты и эсминцы противника баловались тем что сбивали не успевшие разогнаться депеш-боты конвоя. Идеальная засада... Была бы... Если бы не мы! В самом деле - несколько жутковато вот так болтаться одному в космосе. Одному - потому что средствами моего истребителя - ни одного вымпела нашей эскадры - я не видел. Только конвой и вымпелы противника. Сигнал к атаке должны дать со Славы... Тем временем противник уравнял скорости с конвоем, а значит и с нами. Вот от кораблей противника стали отделяться боты, и пошли на сближение с транспортами. В моем квадрате три десантных бота. Раздаю данные ракетам. По одному "Граду" в молоко - для того, чтоб перегрузить ПРО ботов, По две контактных "Болванки" каждому в двигатели. В бою толку от них - ноль. А вот для такого целевого применения - как раз и разработаны подобные ракеты. Фиксирую залп Славы, тут же получаю команду: открыть огонь. Выполняю пуск. Ну нифига себе! Две цели поражены, а вот третья, с максимальным ускорение рванула прочь от конвоя. Запустив двигатели, доворачиваю машину и даю длинную очередь по беглецу. Ага, закувыркался, теряя кислород. Ну дык понятно что от такой очереди и мой "Ангел" бы перегрелся. - Шаман задачу выполнил. - Шаман, таксхема 17 Тренькнул сигнал принятого пакета приказа. Открывшийся чуть раньше инфоканал эскадры расчертили у азатели задач. Противник реагировал странно. Я ожидал что первый же залп линкора погасит оба ракетных крейсера противника. Но не вышло. Вероятно фактор неожиданности не сработал. Вернее сработал, но не на 100%. Анализ повреждений противника показывал что несколько снарядов и ракет все же достигли целей, но критических повреждений не получил ни один вымпел. Судя по всему эсминцы успели отреагировать и прикрыли крейсера своими средствами ПРО. Что говорило о высокой выучке экипажей. Сейчас, образовывая на ходу, защитный порядок, противник разгонялся для прыжка. До выхода на прыжковые ускорения еще уйма времени. У меня на борту оставались "Грады". Их предполагалось включить в следующий залп, эскадры. Первым ударом планировали достать ракетные крейсера, и уже после добить эсминцы. Попытка не увенчалась успехом, теперь не было другого выхода, кроме как пробивать оборону противника по всем канонам. По всем канонам это значит - методично, перегружая мощными залпами, выбивать эсминцы по одному, создавая брешь в защите. - Залп. Согласно приказа - выпускаю два 'Града' по одному из замыкающих эсминцев. Нет, все таки, грамотно отходят, черти. Вот только весовая категория у них не та. Не успеют они разогнаться, даже если у них там боги вместо людей в экипаже. Залп нашей эскадры, да еще и подкрепленный 'Градами' истребителей - должен вышибить два замыкающих вымпела. Смотрим результаты стрельб. Естественно ПРО не справилось с таким количеством целей. Строй сформирован таким образом, чтобы прикрыть крейсера, а значит до ближайших к нам кораблей - дотягиваются не все вымпелы противника. Опасаясь еще одной засады - они осуществляют защиту со всех направлений. Следовательно можно смело выбивать ближайшие к нам цели. Эсминцу полученных повреждений - более чем хватило. Фактически он перестал существовать, а вот фрегат противника, хоть и вывалился из боя, теряя кислород, но его экипаж повел себя странно. Обычно пираты, видя что дело -швах, либо сдаются, либо спасаются бегством. А наш недобиток - хоть и стал, теряя ускорение, вываливаться из строя, но тем не менее в ответном залпе противника поучаствовал. Противник справедливо рассудил, что стоит попытаться создать проблемы преследователям, и также дал залп. Расчет целей, очевидно проводил исходя из точек, в которых стали читаться ракеты и снаряды, выпущенные нашими вымпелами. Залп ракетного крейсера - это интересно. Двух - еще интересней. Хоть ракеты и не видели цели, где гарантия, что они не найдут ее, подойдя ближе. Мне на БК упала новая вводная. Ну тут было все прогнозируемо. Мы с нашими дохлыми движками не можем тягаться в ускорении с противником, поэтому скорость наша скоро станет ниже, чем у них, и толку от нас не будет никакого. Но пока что наша эскадрилья находилась как раз между 'Славой' и противником, и противоракет у нас хватало. Так что сотню-другую ракет противника мы скопом собьем. А с оставшимися целями скорей всего справится ПРО эсминцев, и самой 'Славы'. Главное в этом маневре - не попасть под случайную ракету. Нет, среагирует она на меня врядли! Вес у меня не тот, стрелять такими ракетами по истребятелям - это как из пушки по воробьям. Проблема в другом. Будь я обычным истребителем, меня бы облетали по широкой дуге, не влазая в сектор работы 'Ангела'. Да и в зону действия моих противоракет - постарались бы не входить. А благодаря маскировке, будут идти так, как будто нас тут нет. И может случиться банальное столкновение, если мой 'Ангел' не справится. Все таки густо идут ракеты. - Третье звено, выключить маскировку в оптическом диапазоне! Так то лучше! Ракеты противника начинают маневрировать, чтоб обойти пока что неидентифицированное препятствие. Целее будем. Проредили атакующую волну мы неслабо! Еще лучше с этим справились эсминцы эскадры.... ПРО 'Славы' осталось добить несколько ракет, сумевших захватить цель. Большая же часть - просто ушла в молоко. Все таки отличные системы маскировки придумали наши инженеры. Едва волна ракет прошла мимо нас, мы вновь активировали маскировку. Вряд ли нас заметят средства оптического наблюдения противника, слишком велика дистанция, но береженого бог бережет. Остаток боекомплекта мы выпустили во втором залпе. А остатки противоракет потратили на отражение залпа противника. После чего из разряда действующих лиц - были переведены в разряд статистов. На максимальных ускорениях стыковаться слишком опасно, поэтому мы просто легли на обратный курс. Дальнейшую битву наблюдали на инфоканале. Противник, надо отдать ему должное, сориентировался быстро. Осознав что продолжительное время атакуют его только с одного направления, переместил все вымпелы поддержки для отражения атаки 'Славы'. Но к тому времени нашим удалось выбить фрегат и три эсминца. Поэтому избиение продолжилось. Хотя теперь один залп был нацелен против одного корабля. Ракетные крейсера разгонялсь на форсаже, но успеть им было не суждено. Перемолов корабли охранения, линкор ювелирными ударами раздолбал обоим крейсерам двигательные отсеки. Еще часов двадцать мы болтались в патрулях, пока прибывшее подкрепление собирало разлетевшиеся по всей системе боты и поврежденные (хотя правильнее сказать недобитые) вымпелы противника. __________________________________________ отрывок в переработке ___________________________________________ Эскадра вышла из прыжка далеко за возможной границей обнаружения. И соблюдая режим маскировки долго тянулась к цели. За это время все что только можно было отслежено пассивными датчиками, оптикой и системами радиооптического перехвата. Мы находились на своих местах, в очередной раз прогоняя тактическую схему "номер раз". Исходя из данных разведки - это определенно была база какого то незаконного вооруженного формирования. Либо пираты, либо контрабандисты. Третьего не дано! Сил у них тут, конечно накопилось немеряно, и если экипажи состоят из таких же неправильных пиратов, то работенка предстоит не из легких. - Понеслась.... Выдохнул Бобров, и нас вытолкнули катапульты. Вслед за стартом истребителей - корпус "Славы содрогнулся от первого залпа. Экран усеяли отметки ракет и снарядов. Эскадра стала давить выявленные точки и вымпелы противника. Второй залп, третий, четвертый...... Через несколько секунд, первые снаряды и ракеты достигнут целей. Судя по реакции, нам опять противостояли профессионалы. Не-ет это не пираты, и не контрабандисты. Значит разведка не ошиблась, и все по-взрослому. Патрули противника, выпуская в максимально возможном темпе, противоракеты и ложные цели, пытались маневрировать. Нормальные пираты бы рванули со всех ног, пытаясь ускользнуть, а эти принимали бой. Оттягивали на себя вес первых залпов, чтобы дать возможность приготовиться к бою остальным вымпелам. Но времени им все равно не хватало. Пользуясь маскировкой, заглушив на крайнем отрезке пути все двигатели и системы, способные нас выдать, мы подошли по космическим меркам вплотную, и теперь расстреливали их практически в упор. Вернее расстреливал в основном "Слава", остальные вымпелы лишь поддерживали его. Мы же, как и в предыдущей операции, имели свою задачу. И катапультировавшись - рванули на позиции для патрулирования, предписанные таксхемой. Эскадра же, на низкой скорости, подойдя вплотную к цели, теперь огибала ее, не прекращая огня. Мощные залпы Славы, вышибали на раз одинокие вымпелы, превращая их в груды металла, теряющие кислород. Один залп, один вымпел. С гарантией. Противник же, не видя цели, огонь не открывал. Паники у них не наблюдалось. Отваливали от шлюзов вооруженные транспорты, сновали челноки, доставляя команды на средние вымпелы. Что характерно, все до одного транспорты, были вооружены. И судя по идущему от их сканеров и систем наведения излучению - некисло вооружены. Два огромных грузовика БИУС "Славы" определил как ракетные крейсеры, остальные - как корабли экскорта. С одной громадиной колебался, пока оттуда не стали стартовать истребители и торпедоносцы. Если бы не режим радиомолчания, представляю что бы творилось на канале эскадрильи. Клоун наверняка дал бы развернутую оценку ситуации. Без него же, мои эмоции свелись к короткому: "Твою ж медь, это ж флот!". И действительно, формирование, обладало всеми атрибутами нормального ударного флота. Ну и что что без линкоров, с их функциями отлично справятся ракетные крейсеры. Если конечно к ним не подпускать ракеты и торпедоносцы противника. А с их вместительными трюмами - боекомплект трудно представить! Два ракетных крейсера, авианосец, корабли экскорта, вот вам и ударная группировка! Вопрос: кому и для чего она нужна? Чтоб попиратствовать хватило бы пары переделанных транспортов. Контрабанду возить - тем более! Это было бы в сотни раз дешевле и выгодней. А для чего собирают флот? Либо для того чтобы от кого то обороняться, либо чтобы на кого то нападать! Ввязываться в войну с любым государством - глупо. Такие самоделки не смогут тягаться на равных с нормальными боевыми кораблями. Да и невозможно наладить нормальное промышленное производство, рембазу для поврежденных в боях вымпелов, а производство и доставка боеприпасов? Нет, подобный флот собирают для разовой быстротекущей акции, вроде той которой мы стали свидетелями на Киото. Тем временем противник времени не терял, Пока группировка противника собиралась в строй и готовилась отражать атаку, от основного модуля отстыковались три яхты и один старый дипломатический бот. По сути своей тоже яхта. Списанные дипботы любили покупать богатые дельцы. Скорость, комфорт, вооружение, живучесть. Правда цены кусались. Пожалуй когда выйду в отставку, если конечно заработаю достаточно денег, куплю себе такой же. Ибо боевой истребитель мне никто не продаст! Беглецы попытались разогнаться для совершения прыжка. Но мы тут на то и болтались, чтобы пресечь эту попытку. Сектора патрулирования и траектории были спланированы таким образом, чтобы перехватить цели, по какому вектору они бы не разгонялись. Мне не досталось ничего, и я мог свободно наблюдать за работой товащей. Оставаясь невидымыми для противника, они благополучно вышли на боевой курс, и отработали спецракетами по двигательным отсекам противника. Поскольку яхты это не боты, пустили сразу по несколько штук. Противники сразу потеряли ускорение и теряя кислород закувыркались, удаляясь от базы. Подбившие их истребители стали сопровождать цели. А то ведь могли и "притвориться" отлетели бы подальше, и продолжили бы разгон для прыжка. А вот Боброву не повезло. Ему достался тот самый дипбот. Предполагая мощную противоракетную оборону, Он выпустил сразу все ракеты с внешней подвески. Две из них прорвались к цели, но противник тут же ответил всей мощью противомоскитной обороны. Точно локализовать местоположение комэска они не смогли, но приблизительный район знали, зафиксировав пуск его ракет. Противник бил по площадям, но зенитные ракеты это зенитные ракеты. А ведут они себя совсем не так, как в кино. Взрываясь они выпускают облако поражающих элементов, чаще всего конусовидное. Выпущенные с бота ракеты взорвались почти синхронно, с таким расчетом, чтобы накрыть как можно большую кубатуру. Металлические пластины хлестнули по истребителю Боброва. Автоматика вырубила двигатели. Истребитель закувыркался, меняя вектор движения. - Бобер, Шаману! В ответ даже треска помех не раздавалось. Связь осуществлялась по оптическому лучу. Да и при использовании радиосвязи, цифровые шумоподавители, их бы убрали. Но радиосвязью пользоваться было запрещено. Оптическая система связи была разработана специально для работы в режиме маскировки. Вымпелы и истребители были объединены в сеть, постоянно обмениваясь информацией. Передача велась с помощью оптического луча. Но в отличие от стандартного режима (когда вымпелам известно точное положение друг-друга), в нашем случае, передача велась конусовидным (постепенно расширяющимся лучом). Не всегда удавалось удерживать верткий истребитель в середине пятна, но и в случае совершения какого нибудь маневра, система не теряла его из виду, корректируя наводку. - Может у него датчики снесло? - Будем надеяться... - Шаман, принимай эскадрилью! - Есть! - Говорит брат-2, разрешите отработать по цели! - Отставить! Они сдаются. Просто сопроводить их. И действительно судя по данным, передаваемым со "Славы", дипбот, равно как и остальные поврежденные яхты, заглушил все системы, кроме систем жизнеобеспеченья. А это был международный знак капитуляции. Одновременно с этим капитаны кораблей продублировали свои намеряния по радиосвязи. - Шаман своим продолжить патрулирование! Тем временем события катились снежный ком с горы... Пираты образовали некое подобие одера, прикрывая свои импровизированные ракетные крейсера и авианосец. Постоянно ведя заградительный огонь, не экономя снарядов и ракет, они двинулись в сторону нашей эскадры... Щербаков, осыпая противника снарядами и ракетами, не разгоняясь, уводил их от базы. Противник же, наращивая скорость пытался сблизиться. С нашей эскадрой, ориентируясь лишь по направлению откуда прилетают к нему ракеты и снаряды. Все дальше оттягивался он от базы. И вот, настал расчетный момент, с борта корвета Зоркий, висевшего здесь больше двух недель, выпустили депеш-бот, и спустя несколько минут, в пространство вывалилась еще две эскадры. Группировки 22 и 33. Первая из них ( Линкоры "Апостол Андрей", "Адмирал Кузнецов" и "Россия" с экскортом) вышли из прыжка таким образом, что ускоряющаяся группа пиратов в скором времени оказалась под их огнем. Вторая группа, состоящая из двух экскортных авианосцев и малого десантно-штурмового корабля класса "Зубр", выскочила в пространство, в непосредственной близости от базы пиратов. Можно сказать прямо позади нас. Оба перехода были совершены с ювелирной точностью, и расчитывались наверняка незаурядными штурманами и не за один час. Авианосцы выпустили по две эскадрильи истребителей, взявших под контроль пространство вокруг них, и пиратской базы, отправили буксиры за удаляющимися от нас яхтами. А с "Зубра" стартовали десяток "Пиратов" с абордажными командами. Что происходило внутри пиратской базы - оставалось только догадываться. Хотя багодаря рассказам Семенцова, я немного представлял себе ход событий. Сейчас "Пираты" "присосутся" к обшивке, из специальных "ловушек" вырвется плазма, прорезая обшивку. И внуть базы ворвутся спецназовцы. Отдельные группы будут прорываться к энергоустановкам, и командному центру. Но самая многочисленная - рванет к шлюзу, захватит его и обеспечит стыковку "Зубра". И уже через шлюз хлынет толпа абордажников, которые захватят всю базу. Не знаю так оно было или как то по другому, но через четыре с половиной часа операция была завершена. Наши потери составили - один истребитель. Бобров, к счастью, выжил, хоть его состояние и было тяжелым. В результате блестяще проведенной операции, был захвачен нелегальный производственно-ремонтный комплекс пиратов. Уничтожены 4 и повреждены 12 Средних и тяжелых вымпелов противника. Задержано 387 участников незаконных вооруженных формирований, в том числе 14 находящихся в международном розыске, и 28 в имперском розыске. Освобождено 487 заложников, захваченных в результате набегов пиратов. Изъято ручного оружия......... - Блин и долго нам эту галиматью слушать? - Пока не проникнешься значимостью содеянного.... Я как исполняющий обязанности комэска, стоял на левом фланге эскадрильи. Мы и без этой информации знали что принимали участие в бесприцедентной операции, и что она прошла блестяще. Корвет "Зоркий" провел разведку, отправил специальный разведовательный депеш-бот, который вышел далеко за границы сенсоров противника и лишь тогда совершил прыжок. По этой развединформации, управление специальных операций, спланировало атаку. Наша эскадра, пользуясь преимуществами систем маскировки, приблизилась к противнику и атаковала его, затем стала оттягивать на себя все силы пиратов. Пытающихся сбежать главарей, перехватили мы. Используя вовсю преимущества в маскировке - эскадра оттянула от базы противника, все их боевые корабли, дав возможность совершить переход и провести операцию - десантникам. А 22 группировка помогла разбить группировку противника. Те частью погибли, частью сдались. В общем и целом Все прошло блестяще. Поэтому смысла зачитывать нам итоги операции нет никакого! Подписки о неразглашении с нас уже взяли, так что можно смело отпускать в увал! - Ну вот, дошли до самого интересного! За мужество и героизм, проявленные во время выполнения спецоперации, приказываю: Наградить медалями......... .... А также присвоить Марьеву Алексею Михайловичу, воинское звание "Старший лейтенант" досрочно! - Опа-на, а меня-то за что? Я ж ничего не делал! - О-о-о, видать Бобер не скоро в строй вернется! А когда вернется - не к нам пойдет! - Ну, Шаман, быть тебе нашим комэском! - Сомнительное счастье! - Мдааа ну кто ж знал, что командира на груди пригрели.... - А главное как умело своим в доску притворялся то! - И не говори.... Так я стал командиром эскадрильи. Нам прислали пополнение. Новый истребитель и нового пилота. Позывной - Якут. Парень быстр влился в коллектив, хотя понаслушавшись рассказов и баек - смотрел на нас, как на каких-то сверхчеловеков. Ну как же? Получив "мэйдей" спасли японцев от пиратов, отбили атаку на конвой, И уже два раза надавали пиратам по загривку. То что работал в основном главный калибр "Славы", а мы просто болтались в пространстве неподалеку - ему в голову кажется не приходило. Хотя Бобров чуть не погиб, так что не все так радужно... Даже во время проведения идеально спланированной операции, вокруг свистят смертоносные куски металла. Господа офицеры, позвольте представить вам наших гостей. Полковник Дубровский из службы имперской безопасности и Подполковник Лапин, ГРУ. Нам предписано оказывать им полное содействие. Это совместная операция флота, СИБ и ГРУ. А сейчас полковник Дубровский введет всех в курс дела. Я, как командир приданной "Славе" эскадрильи, присутствовал на совещании. Здесь же находились Кипнис, Суваев и Семенцов. Итак, началом разработки, можно считать ваши приключения на Киото. Беспрецедентный налет пиратов на систему, Грузы, которые они вывозили с планеты. По ведомству Михаила Михайловича (Дубровский кивнул на ГРУ-шника) удалось выяснить, что помимо ценностей, с планеты были вывезены несколько лабораторий и весь их персонал. Большое количество ученых-генетиков. В результате анализа разведданных, в том числе и собранных вашЕй эскадрой, мы пришли к неутешительному выводу. Кто то собирает крупные силы, вкладывая в это немалые средства. Поступать таким образом могут только когда расчитывают получить еще большие срдства... - Власть..... Совершенно верно, капитан-лейтенант. Наши аналитики пришли к такому же выводу. Кто то планирует перевот. Вот только где?! Захваченные в результате крайней операции офицеры пиратов, не указали на истинных хозяев. - Плохо спрашивали.... Буркнул Семенцов. - О, о ваших методах работы с задержанными пиратами мы наслышаны... - Интересно какая сука постукивает, найду - вышвырну в открытый космос в скафандре! - Позвольте узнать, почему не без скафандра? - А чтоб помучался подольше! - Расслабьтесь Ефим Аркадьевич, нет в вашем подразделении информаторов СИБ, по крайней мере, мне о наличии таковых - неизвестно. Простой анализ. Факт что при штурме спецназом ни один пират не выжил, и анализ повреждений трупов. - А анализ повреждений экипажа вы, товарищ, полковник, проводили?! Проводили, товарищ старший лейтенант Именно поэтому вы здесь, а не на допросе. - Господа, мы кажется отвлеклись от темы? - И то верно. Итак, Все говорит о том, что Данное незаконное вооруженное формирование создается с целью совершения переворота. Никакое другое его применение не оправдает затраченных на это средств. Ни простое пиратство, ни дестабилизация обстановки в регионе не окупят затраченных средств! - Не, ну теперь у них ничего не выйдет, флот то мы раскучерявили! - Боюсь вас разочаровать - но это было лишь одно из подразделений. Все пленные показывают, что их подразделение не единственное. Есть и другие. - Суть твою! - Для того чтобы раскрыть это дело, и создана наша группа. Для достижения результата задействованы все силы СИБ и ГРУ. От Флота выделена ваша особая группа. Дело получило название "Неман". - Ну и какие наши действия? - Наши пока что никаких. Ждать данных агентуры и тренироваться. В ближайшее время Вы получите ударный авианосец того же типа, что и остальные ваши вымпелы. К стати, мы не исключаем того факта, что создание Немана инициировано одной из космических держав. Поэтому нужно быть втройне осторожными. К ним уже могла просочиться информация что мы разработали новые системы маскировки. И теперь их разведки носом землю роют. Мы им конечно подсунули дезу ... -А рожа-то сияет, как будто он эту дезу им собственноручно подсовывал... Шепотом поделился со мной наблюдениями Кип - Не исключено..... - Ага... Сдается мне, мы в дерьмо вляпались, Леха. - Коллега, не хотелось бы вам верить, но, увы, я того же мнения! ..... - В связи с этим, прошу усилить меры по соблюдению секретности, провести с личным составом беседы..... Скукотища..... Наконец, совещание закончилось, мы с Кипнисом и Семецовым брели к спортзалу..... - А то блин они не знают что язык за зубами нужно держать... Уже сами в легенду больше верят чем в свою биографию. - Ты чего разворчался-то? - Да хрен его знает-то! В отпуск хочу, на море! - Жениться, Вам надо, барин! - Ой да ладно, где уж нам.... Это вы - летуны, молодые да удачливые... Где ж я найду себе такую чтоб ждала? - Ну вот в отпуске и найдешь! - Послушай меня, старого космического волка! Ты думаешь почему женщины служат на флоте? Типа чтоб феминистки не возмущались? А вот нифига! - Ну, может у них глаз точнее, внимательность там, и все такое..... - Ну-ну.... Вот смотри, ты военнослужащий, работаешь в отрыве от семьи, каково твое психическое состояние? - Ну..... Я же езжу в отпуск? - Ну сколько там твоего отпуска? - Со всеми "За вредность" - 60 суток! - А кто в это время пилотирует твой истребитель? - Никто! - Таааакс, представим что твоя семья живет на другом конце галактики, время перелета в зачет не идет, верно? - Ну получится еще суток 30 на дорогу туда-обратно. - А сколько отпускников единовременно на флоте? - Ну я понял к чему ты клонишь... - Поэтому хитромудрое государство придумало такую систему: Во первых, чтобы вступить в брак, тебе нужно разрешение капитана. Во вторых, в экипаже полно прекрасных дам, с которыми ты не можешь не познакомится во время долгих перелетов. Это ведь так удобно! Пары на корабле! Вместе в отпуск, вместе в увалы, вместе в наряд...Кроме того, если вы решите проводить отпуск в системе, где дежурит твой корабль - двойные отпускные. А если он решит сменить место дислокации - Бесплатный перелет первым классом... Ну не здорово ли? Путешествие нахаляву! Новые места, ведь по сути без разницы где отдыхать, на любой планете есть кукорты! Верно? Вот и получаются военные семьи. Так что Ваши со Светланой отношения - вполне закономерны. - Ну хорошо, а ты? Что мешает познакомиться с какой нибудь симпотичной планшетисткой? - Ой, а иди ка ты, знаешь куда? - Куда? - Тренироваться в спортзал!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"