Перп Клемент: другие произведения.

Счастливчик Моркел и Ястребы Олимпуса. 4 с половиной. Привидение

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Глава 5. Привидение
  
  Уже у самой земли контроллер потерял сознание. Николс спешно потянул фалды, чтобы приземлиться на полянке. Но он немного замешкался, и парашют зацепился за ветку сосны. Их с силой потянуло назад, ветка спружинила, и они повисли в паре метров над землёй. Николс из последних сил цеплялся за плечи контроллера - тот совсем обмяк и не подавал признаков жизни.
  Николс оценил обстановку. Земля не так уж далеко, если как следует раскачаться, можно будет допрыгнуть. Николс дёрнулся, и с громким треском они свалились на большой куст можжевельника. Контроллер упал на Николса, и их накрыло парашютом.
  - Эй, парень, живой? - Николс перевернул контроллера и скинул серо-голубую ткань.
  Контроллер едва пошевелился. Он пробормотал всего три слова:
  - Там. Дом. Туда, - он показал вглубь парка и его рука обессиленно упала.
  - Дом, - пробормотал Николс. Он ещё в полёте заметил особняк. Интересно, кто их там ждёт.
  Николс поднялся на ноги - после полёта они немного дрожали. Внутреннее чутьё подсказывало, что парашют нужно обязательно забрать с собой. Хотя непонятно зачем - их наверняка заметили, скоро полиция набежит - и тогда объясняй своё воскрешение. А как его объяснить? Для начала самому нужно разобраться в произошедшем.
  Николс быстро скомкал парашют, отцепил стропы от костюма контроллера, и закинув его руку себе на плечо, направился в сторону здания. Занятие весьма затруднительное - тащить кого-то по зарослям, когда собственная слабость напоминает о себе.
  Добравшись до пруда, Николс остановился перевести дыхание. Пруд был заросшим, у берегов торчали пожухлые стебли тростника, воду затянула ряска и кувшинки, а небольшие чёрные оконца были сплошь усыпаны опавшими листьями.
  Дом стоял на небольшом холме на противоположном берегу. Самая близкая дорога вела через каменный мост, упирающийся в тропинку. Тропинка терялась в ивовых зарослях.
  Николс принял вес контроллера на себя и шагнул к мосту. В этот самый момент раздался дикий вопль. Николс отшатнулся и чуть не перекувыркнулся через перила.
  - Что за дьявол, - прошептал он.
  Крик смолк. Где-то закаркали вороны.
  - Интересное дело, - прошептал контроллер. - Нас не должны были заметить так рано. Похоже, что кто-то ошивается в парке. Скорее в дом.
  - Там что-то случилось.
  - Сейчас здесь что-то случится, - прохрипел контроллер. - Это всего лишь сигнализация. Не бойтесь, её никто не услышит - у неё особое устройство. Скорее, нас не должны видеть.
  Николс нерешительно закусил губу и продолжил путь. Скоро вопль повторился.
  - Быстрее, всего несколько метров, - прохрипел контроллер и прибавил шагу.
  Дом мрачной громадой вырос над их головами. От него так и веяло одиночеством.
  Они поднялись по лестнице и оказались у заднего двора. Ветви дикого винограда гирляндами протянулись над стелющимися кустами ежевики, красными листьями-лапами они облепили мраморную беседку, обхватили статую Гермеса и протянулись к стрельчатым окнам.
  С обеих сторон от чёрного хода стояли большие вазы - одна из них разбилась, и из неё как щупальца торчали высохшие побеги розового куста.
  - Грустная картина, - подытожил Николс. Он дотащил контроллера до порога и толкнул дверь. Она оказалась запертой.
  - Пароль, - сказал контроллер. -Гнилое золото.
  Николс вспомнил треклятую фишку.
  На двери вспыхнул зелёный огонёк, и Николс протёр запылившийся экран блокиратора.
  - Заходим , - кивнул контроллер и ухватился за круглую ручку.
  Они вошли в тёмный коридор. В их лица пахнуло затхлостью. Крик сигнализации больше не повторился, но где-то в глубине дома слышались странные бренчащие звуки.
  Контроллер захлопнул дверь, и темнота стала непроницаемой. Николсу почудилось, что пол дрожит. Вскоре он увидел два горящих огонька. Постепенно они вырастали, выхватывая из темноты очертания длинного безносого лица. Огоньки с жужжанием сузились, снова расширились, и зажглась яркая белая лампочка в макушке робота-дворецкого. Робот был чёрно-белым и сутулым, как знак вопроса. Дворецкий сомкнул ладони и прижал их к груди в сердечном жесте.
  - Обро жаловать в дом Мак Ха-ро, - прошамкал робот. - Мы рад вас ветствовать. Проходите, ости орогие.
  Николс облегчённо выдохнул.
  - Слава Богу, обошлось.
  Сказав это, он понял, что ошибся. Контроллер покачнулся и упал без чувств.
  - Я омогу, я омогу! - робот взволнованно вскричал. Он неловко скрючился, поднатужился, скрипнул шестерёнками и взял контроллера на руки. - За ной, за ной! Вода, лотенца, омпресс, пилюли, микст-ура!
  Последний слог он выкрикнул с такой беззаботной радостью, что Николс удивлённо почесал бровь. Человеку плохо, а робот ликует.
  Робот подпрыгнул, и его ступни щёлкнули и поднялись вверх. Приземлился он уже на колёса. Дворецкий полнял контроллера. От тяжести робот просел и жутко заскрипел. Он добрался до гостиной и положил контроллера на кушетку, предварительно сняв с неё чехол.
  Дворецкий потянулся, возвращая спинные пружины на место. Потом он как следует разогнался и помчался в соседнюю комнату. Удерживать равновесие ему помогал штырь-энергоприёмник, выходящий из его поясницы и упирающийся в пол. В полу были прорезаны пазы направления, по которым дворецкий мог передвигаться.
  Скоро робот привёз кувшин с горячей водой, тазик, кувшин с холодной водой, чистые полотенца и чемодан с лекарствами. Наконец он снова подпрыгнул, и ступни защёлкнулись поверх колёс.
  Николс скептически посмотрел на лекарства - похоже, что дом заброшен долгие годы. Таблетки могли давно уже испортиться.
  - Послушайте, - осторожно сказал учёный. - А можно обойтись без лекарств? Они негодны.
  - Сэр рав, - грустно кивнул робот и откинул чемодан прочь. - Магнус Помошкинс знает своё дело. Магнус строго следит за орядком в оме. Но Магнус не может окидать ом. И у Магнуса нет связи с ородом. Да и о равде оворя, озяев давно нет, некого Магнусу лечить.
  Повисла неловкая тишина, и дворецкий просиял.
  - Но Магнус остарается. Магнус рад остям. Хотя ости и не представились... озяева не велели ускать в ом осторонних, но ости знали ароль, - бубнил дворецкий, смывая с рук контроллера кровь. - Странные ости, но ароль знают только рузья, а значит ости - рузья. Вы ведь рузья сэра Мак Ха-ро?
  Дворецкий выжидательно уставился на Николса. Учёный быстро соображал что ответить. Глупо получится, если он признается, что понятия не имеет где они находятся. Конечно, он понял, что оказался в Озоне - город весьма известный и примечательный, всё-таки второй промышленный центр в старом королевстве после Лондграда. Но на этом его догадки заканчивались.
  - Конечно, рузья, - робот не дождался ответа, похоже было, что за долгие годы одиночества он привык разговаривать с самим собой. - Жалко, что сам сэр Мак Ха-ро не прибыл. Ожет, он передавал какие-то распоряжения? Риготовить остевую омнату? Ожет, он сам вернётся? Давно семья Мак Ха-ро не навещала старый ом. Давно.
  - Точнее двадцать четыре года, - Николс сказал это против своей воли. И замер. Робот удивлённо на него посмотрел.
  - Очно, ровно вадцать четыре ода.
  Робот продолжил колдовать над контроллером, а Николс вскочил на ноги и кинул парашют на пол. Он был очень взволнован, как если бы оказался в месте, которое видел раньше только во снах.
  Вся мебель была завёрнута в чехлы, пол вымыт чисто-начисто, нигде не пылинки, ни пятнышка. Дом замер в ожидании хозяев, но казалось, что он был попросту заброшен. Нет картин и ковров, обои и гардины выцвели, из звуков - только тиканье шестерёнок робота и больших напольных часов, да загадочные полувздохи старой мебели и паркета. Давно, очень давно дом не знавал запаха горячей еды и табака. Унылый и холодный, он пах машинным маслом, влагой и плесенью. И дворецкий не мог наполнить дом жизнью - он сам становился похожим на призрака.
  Николс вышел в коридор и заглянул в соседние комнаты. Везде знакомая картина опустошения - и нигде ни намёка на то, кому мог принадлежать этот большой особняк.
  Коридор вывел Николса в холл с великолепной лестницей из морёного дуба с широкими перилами. Николс подошёл к входной двери. В верхней половине двери находилось смотровое окошко в форме арки. А по бокам от него располагались два таких же окошка, украшенные витражами. На одном изображён был Гермес, а на втором - герб: чертополох на синем поле с полосатой жёлто-зелёной рамкой.
  Николс припомнил статую Гермеса, которую он видел на заднем дворе, и теперь он был почти уверен, что хозяин дома имел отношение к торговцам - это их символом был Гермес. И судя по размерам дома, его обитатели были очень успешны в своём деле. Почему же они почти четверь века не появлялись в своём особняке?
  Николс поспешно одёрнул себя. Не его это дело. Хватит загадок. Хватит ли? Теперь, когда жизнь так резко переменилась, ответов хотелось знать всё больше. Николс решил вернуться в гостиную и привести контроллера в чувство, чтобы выяснить всю правду.
  Но прежде, чем он сделал хотя бы один шаг, его внимание привлекла картина над лестницей. Даже если бы дом был увешан портретами, именно этот заставил бы сердце Николса биться чаще. Он зачарованно смотрел на мужчину, одетого в чёрный китель и синий килт с зелёными и жёлтыми клетками. Мужчина смотрел на входную дверь с высоты, на его благородном лице застыла тень покровительственной улыбки. Николс поднялся на лестницу и оказался лицом к лицу с портретом. Нарисованные глаза смотрели с почти живым выражением. Широкий лоб и волевой подбородок выдавали человека действия.
  Николс приметил медную табличку под картиной. Надпись блестела как новая, и в этом явно была заслуга дворецкого.
  Табличка гласила:
  
  Сэр Гарольд Мак Харроу, кавалер ордена кадуцея, поставщик королевского двора, купец и меценат. 1900 г. Художник Аланис Манерис.
  
  - Мак Харроу, - проговорил Николс, отступая на шаг. - Исчезнувшая семья...
  Имя Мак Харроу было известно по всему ЗЕвСу благодаря многочисленным товарам, выпускающимся под маркой "От Гарольда". Сложно было найти такого человека, который хотя бы однажды не использовал товары известного семейства. Что касается Николса, то ни один день его жизни до сих пор не обходился без чашки индийского чая из жестяной баночки со слоном.
  С тех пор, как Мак Харроу бесследно исчезли, дела у фирмы нисколько не ухудшились. Николс полагал, что дело не только в преемнике, который продолжал традиции торгового дома, но и в том, что легенда, окутавшая знаменитое семейство, была лучшей рекламой. Жители ЗЕвСа сколько угодно могли говорить, что тайны - это бессмыслица и пустая трата времени, но тайны неизменно привлекали внимание любопытных обывателей.
  Николс задумчиво посмотрел на портрет, и в этот раз ему показалось, что Мак Харроу пытается ему на что-то намекнуть. Взгляд Николса упал на правую руку купца - в ней он держал посох из двух переплетённых змей. Золотой кадуцей выглядел объёмным, блики ложились на него и высвечивали искры. Николс захотел взять кадуцей в руку, потрогать его.
  Он протянул руку и сомкнул пальцы. На мгновение Николс зажмурился и затаил дыхание. Ему показалось, что в ладонь легла тёплая и гладкая ручка посоха. Кадуцей был тяжелее, чем он думал. Несколько секунд Николс держал воображаемый кадуцей, а когда открыл глаза, то не увидел ничего. В прямом смысле ничего - портрет куда-то исчез.
  В груди у Николса разверзнулась бездна, и душа зябко вздрогнула на самом краю пустоты. Стало действительно страшно. Куда могла подеваться большая картина? Николс припал к стене, обшитой дубовыми панелями. Он водил руками по дереву и нажимал на стену в разных местах, но никакого следа тайника он не обнаружил. Странные вещи происходили прямо под его носом.
  Николс взглянул на второй этаж - там было совершенно темно и тихо. Нет, никто бы не успел забрать картину прямо из-под его носа. Николс чувствовал себя опустошённым и обманутым. Он вернулся в гостиную и упал на зачехлённый диван.
  Безо всякого интереса он смотрел на Помошкинса, который заканчивал перевязывать руки контроллера бинтом.
  - Он в орядке, - сообщил дворецкий. - Всего лишь истощение и несколько ссадин.
  - Всего-то, - едко хмыкнул Николс. - Когда у тебя будут два пациента, ты не так запоёшь.
  - Сэр, я вас не онял.
  - Говорю, что скоро упаду от истощения, - и пояснил. - Не найдётся чего поесть?
  - Сэр, к ожалению, запасов в оме нет, - дворецкий сокрушённо покачал головой.
  Контроллер пошевелился. Он с трудом приподнялся на локтях.
  - Безмозглая жестянка, - проговорил он. Его лицо было бледным. - Совсем память отшибло. Мог бы и запомнить, что я говорил тебе в прошлый раз.
  - Рошлый раз? Сэр уже бывал в оме? - удивился дворецкий.
  - Сэр бывал в оме, сэр и лекарство ринёс, и апасы ополнил, - передразнил контроллер. - Давай тащи сюда еду. В верхнем ящике на кухне.
  Дворецкий недоверчиво пожал плечами и медленно поплёлся на кухню. Пока его не было, Николс изучал контроллера. Его лицо имело азиатские черты - высокие скулы и характерный разрез глаз, похожий на кошачий. Он носил причёску "под пажа".
  Контроллер устало лёг на спину и без выражения смотрел в потолок. Никто не хотел заговаривать первым.
  Обратно Помошкинс вернулся с помпой. Он резко затормозил на роликах и снова перешёл на шаг. Он прикатил с собой столик на колёсиках, гружёный посудой.
  - Рошу вас, - он откинул крышки с блюд и поклонился.
  Николс с отстранённым любопытсвом глянул на угощение. Неведомым образом дворецкому удалось изобразить из обычного армейского пайка изысканное блюдо. Впрочем, армейский паёк только назывался обычным - за свою долгую жизнь Николс успел попробовать и амброзиус, и нектар, и оценить их по достоинству.
  Сначала Николс думал, что кусок в горло не полезет, но когда аромат горячего супа из амброзиуса достиг его обоняния, все проблемы куда-то исчезли. Забылась Чёрная Метка, часы страха в Городе Отверженных, сумасшедший полёт и чувство предательства, а тайна исчезнувшей картины и вовсе показалась чем-то незначительным.
  - Помошкинс, ты гений, - контроллер преобразился на глазах. После первой же ложки супа он порозовел и стал похож на человека.
  Дворецкий безмолвно смотрел на гостей, готовый к новым распоряжениям.
  - Счастье есть, - пробормотал Николс, когда прикончил свою порцию супа и съел все галеты, которые были на его тарелке.
  - Интересно, что вы сказали именно так, сэр, - проговорил Помошкинс. - Сэр Мак Ха-ро после обеда всегда оворил те же слова.
  Тучка набежала на лицо Николса. От беззаботности не осталось и следа. Пришло время для серьёзного разговора.
  Николс перевёл взгляд на контроллера. Тот пил нектар, но не спускал чёрных, как угольки, глаз с учёного. Контроллер сделал долгий глоток, будто хотел спрятаться за чашкой. Николс только сейчас подумал о том, что напротив него сидит мальчишка. Совсем ещё ребёнок с глазами человека, повидавшего многое.
  - Помошкинс, я хотел спросить вас о портрете сэра Мак Харроу, - Николс хотел увидеть реакцию контроллера. Тот даже бровью не повёл. - О том, что висит над лестницей.
  - Висел, - поправил его дворецкий. - Ортрет забрали перед утешествием. Вадцать четыре ода назад.
  - Забрали, - прошептал Николс.
  - Сэр бывал в оме раньше? Магнус Помошкинс становится слишком старым, - прошептал дворецкий жалобным тоном. - Магнус начинает забывать старые дни.
  - Не кори себя, дружище, - приободрил его контроллер. - Ты не забываешь старое. Мы же оба знаем, что у тебя проблемы с краткосрочной памятью. Так ведь? Ты не вспомнил меня. И не впомнишь того, кто сегодня заходил в парк.
  - Сегодня кто-то заходил в парк? - дворецкий насторожился. Из его лба выросла синяя лампочка. - Воры? Разбойники? Мародёры? Вандалы?
  - Тихо-тихо, всё позади. Ты их прогнал.
  Лампочка исчезла, и Помошкинс как-то странно моргнул. Он посмотрел на пустой поднос.
  - Ости должны простить меня, мне следует оторопиться. Вы, верно голодны?
  - Помошкинс, мы только что поели, - контроллер кисло улыбнулся. - Можешь помыть посуду.
  - Буду рад служить, - робот поклонился и укатил столик, оставив кувшин с нектаром и чашки на кофейном столике.
  - Угощайтесь, сэр, - контроллер приглашающим жестом показал на столик и долил нектар в кружки.
  - Ещё недавно вы были куда менее любезным, - Николс взял кружку и сделал глоток. Ароматная и тягучая жидкость согрела его.
  - Вы должны простить мне фамильярность, чрезвычайная обстановка, такие дела, - в тон ему ответил контроллер.
  - Я бы сказал - чрезвычайно любопытная обстановка.
  - Согласен с вами абсолютно и полностью.
  - Хватит! - вскричал Николс и хлопнул рукой по столу. - Сейчас же объясните мне что произошло и кто в этом виноват.
  - Слишком глубокий вопрос, - лениво проговорил контроллер и, увидев сердитый взгляд учёного, поморщился. - Я расскажу то, что знаю сам. Постарайтесь слушать внимательно.
  Николс вперился в контроллера. Он намеревался следить за каждым изменением его тона, за каждым жестом, за малейшей дрожью в голосе. Потому что он ожидал обмана. Если уж собственные глаза врут, то чего говорить об окружающих его людях.
  - Я пойму, если вы не сможете до конца довериться, но вы должны знать всю правду.
  Николс хотел задать вопрос, но контроллер опередил его. Он поднял левую руку, призывая к молчанию. При этом контроллер выглядел очень загадочным и властным.
  - Вы должны понимать, что такие личности, как вы, рождают интерес в особых кругах общества.
  - Особые круги, - Николс грустно ухмыльнулся. - О, да, сколько раз я слышал, что мною должны заинтересоваться в нервно-душевных лечебницах. Меня называли по-всякому: и одержимым числами, и чудаком из беличьего колеса, и просто безумцем.
  - Не нужно иронии, вы гораздо мудрее многих. Если вы действительно умны в той же степени, что и скромны, то события последних дней должны были натолкнуть вас на одну простую мысль. Есть и другие мнения на ваш счёт. И не всё так просто, как может показаться.
  - Просто? Вы называете это словом "просто"?! Меня пытались убить!
  - Всё было бы куда проще, если бы вас просто пытались убить.
  Николс поперхнулся глотком воздуха. Он возмущённо покачал головой.
  - Ваши исследования показались интересными многим людям. И среди них есть не только ваши друзья.
  - Чёрная Метка, - простонал Николс. - Я подумал, что это шутка.
  - Если это шутка, то у Ареса дрянное чувство юмора.
  - Арес? Пёс Войны - человек и фронт в одном лице? - Николс поспешно зажал рот рукой, но сказанного было не воротить.
  - Ваша осведомлённость удивляет, но в какой-то мере и радует.
  Контроллер горько усмехнулся.
  - Долгое время тайные агенты следят за пособниками Ареса. И Олимпусу стало известно - Арес создал план, чтобы завладеть вашей головой. Признаюсь, до сих пор никто и в самом Олимпусе всерьёз не относился к вашим исследованиям.
  - Глупый старикашка оказался непромах, да?
  - Только поэтому Арес решил захватить вас. Но мне, профессор, удалось устранить тех, кто ждал вас в Городе Отверженных - я был на волоске от гибели, но я смог победить врагов. Это были всего лишь наёмники, и мне удалось сделать так, чтобы они забыли кто едва не лишил их жизни.
  Лицо контроллера исказилось, будто воспоминания о Городе Отверженных причиняли ему невыносимую боль. Его голос стал глухим, и Николс каким-то тайным образом догадался, что контроллеру пришлось сделать что-то страшное, и ему нужно было выговориться. Николс хотел сказать что-то в оправдание контроллера, но тот только мотнул головой, будто прочитал мысли учёного.
  - Но иначе вы бы сейчас говорили не со мной, а с одним из головорезов подпольщиков. Всё правильно.
  - Но я не понимаю, - Николс обхватил подбородок обеими руками. - Как мои наработки могут пригодиться Аресу? Я не создаю оружие, я просто ищу источник счастья.
  - Для некоторых счастье в мести. Источник Ареса всё ещё заточён в самой надёжной тюрьме, но он ищет путь на волю. И вы можете стать его ключом. Мир погрузится в страдания, смерть пройдётся по проспектам и площадям. Хаос и безумие - вот цель Ареса. Олимпус же стоит на страже порядка и равновесия, и он видит своей целью защитить вас.
  Они долго не сводили глаз друг с друга.
  - Как, чёрт побери, я оказался в Городе Отверженных? Я не помню ничего, только собственное крыльцо, взрыв, страх, чьё-то лицо и стол в казино.
  - Допустим, вы видели лицо человека Истэри в Городе Отверженных. Что касается второго вопроса... Вам известно как работает Чёрная Метка?
  - Она находит жертву и помечает её оспиной времени. Затем оспина разрушает связки дат вокруг жертвы, - проговорил Николс, схватившись за голову. Знания всплывали из памяти с большим трудом. И откуда он всё это знает?
  - Верно. Вы оставались на месте. Вы совершили прыжок во времени, точнее Город Отверженных сам прибыл к вам. Город Отверженных гораздо ближе по времени к тюрьме Ареса, чем ЗЕвС, и там гораздо больше тех, кто поддерживает нашего врага. По плану Ареса вы должны были попасть в руки его приспешников и купить свою жизнь за согласие работать на него.
  - Некратомнир, - прошептал Николс. Он на миг закрыл глаза и представил как должен выглядеть мир Ареса. - Мёртвый, неделимый, иллюзорный... самая надёжная тюрьма в мире. Он даже умереть не может. Дно времён.
  Он замолк
  - Интересная перспектива, - пробормотал Николс. - Но для чего нужно было это представление в казино? Для чего нужно было привлекать внимание ко мне самым действенным способом? Зачем мне дали Золотую Фишку в присутствии стольких свидетелей?
  - Вы её выиграли, - просто сказал контроллер. - Что касается свидетелей, то можете не беспокоиться. Никто в Городе Отверженных не помнит ни вас, ни вашего лица. Вы под надёжной защитой Олимпуса, и теперь у вас есть Покровитель. Вы же видели фантом.
  - Что? Ты о картине? - догадался Николс.
  - Да, Мак Харроу. Старик Мак Харроу, - контроллер с трудом встал и доковылял до дивана Николса.
  Учёный подвинулся. Он подставил парнишке своё плечо, и тот прижался к нему как бродячий щенок. Юноша вздрагивал всем телом.
  - Старик Мак Харроу - надёжный покровитель. Он один из самых верных людей Олимпуса и самого короля. Ему можно верить. Его до сих пор не смогли найти. Не найдут и вас, пока он рядом.
  - Что это значит? - Николс не понимал о чём говорит контроллер.
  - Приглядитесь внимательнее.
  Николс повёл бровью.
  - Не нужно вопросов. Просто посмотрите.
  Николс осмотрелся. Тусклый дневной свет падал из окна, освещая каминную полку. Камин был наглухо запечатан металлической пластиной. Когда-то здесь горело пламя, и вся семья собиралась, чтобы выпить лучшего индийского чая и обсудить прошедший день.
  Здесь играли младшие дочки Мак Харроу - рыжеволосые Сью и Сэлли. В те времена они едва могли достать до каминной полки, а вот Эван был настоящей бедой - он постоянно разбивал мамины фарфоровые статуэтки и опрокидывал семейные фотографии. Миссис Мак Харроу, такая уютная и доброжелательная, в эти моменты становилась настоящей фурией и ругала сына до тех пор, пока он не краснел как помидор и не просил прощения со слезами на глазах и хитрой улыбочкой на губах. Он знал, что мама долго сердиться не будет, и скоро она наградит сына шоколадом.
  Здесь же обитали старшие дети Мак Харроу - близнецы Ханна и Хамфри, прилежные ученики, послушные дети и самые скучные в мире брат и сестра, как называл их Эван. Просто Эван не знал, что когда близнецы были его ровесниками, они устраивали такие шутки и проделки, что его невинные шалости меркли по сравнению с безобразием конопатых сорванцов. Сколько раз близнецы измывались над бедным Помошкинсом, заставляя его таскать по всему дому мешки с навозом и распевать на светских приёмах скабрезные песенки.
  Николс улыбнулся и посмотрел на самое большое кресло - под чехлом угадывались его спинка, как будто бы ушастая. В этом кресле сидел сам Гарольд Мак Харроу. Сидел прежде, сидел и сейчас. Он был таким же, как и на портрете - похожим на надёжную крепость на вершине древнего холма. Гарольд загадочно улыбался, и страх Николса от вида призрака как рукой сняло.
  Видение погасло так же внезапно, как и возникло. Контроллер шумно выдохнул.
  - Он здесь, - кивнул Николс. - Но я не понимаю как такое возможно. Я повидал многое, но - такое...
  - После, всё после, - устало проговорил контроллер и закрыл глаза. - Давайте отдохнём. Пока нам придётся ждать.
  - Чего ждать?
  - Скорее - кого, - улыбнулся контроллер. - Будем ждать надёжного человека, самого талантливого по части таинственности и секретности.
  - Самого надёжного? Так категорично? Ты уверен в нём?
  - На все сто, - кивнул контроллер. - Кстати, я так и не представился. Рэй Ти Мур, лейтенант корпуса Дике.
  Сказав это, контроллер мгновенно уснул. Николс ещё какое-то время смотрел на лицо контроллера - по сути, ребёнка, который столкнулся с чем-то жестоким. Николсу стало его жаль. О собственных потерях он пока не думал.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"