Оченков Иван Валерьевич: другие произведения.

Император Георгий добрый.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 7.76*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Однажды написал маленькую миниатюру в жанре "альтернативной истории" о появлении морского генштаба в России до РЯВ.

  Череда ужасных несчастий постигла российскую императорскую семью в 90х годах XIX века. Казалось, что злой рок вознамерился прекратить вовсе существование династии правящей третий век в России. Одно злоключение следовало за другим, повергая августейшую семью и любящий ее народ в пучину горя. Но господь не оставил Россию и как всегда в годину трудных испытаний лучшие представители народа сплотились вокруг трона...
  В 1891 первом году император Александр III отправил своих старших сыновей в путешествие. Конечной точкой его должна была стать Япония далекая и таинственная. Совсем еще недавно закрытая от внешнего мира страна внезапно переменилась и стала жадно перенимать европейские обычаи, платье и даже питание. Самураи сменили доспехи на мундиры и кимоно на фраки. Молодым людям, старшему из которых предстояло стать русским царем, было бы, несомненно, полезно познакомится со столь стремительно менявшейся дальневосточной державой. Для путешествия император Александр выделил своим детям новейший крейсер "Память Азова", мощь которого, казалось, гарантировало безопасность путешествия. Ах, если бы все могли решать пушки и броня!
  Первый звоночек о том что путешествие будет несчастливым прозвучал еще в европейских водах. Собиравшийся отправиться вместе с царевичами их кузен греческий королевич Георгий внезапно занемог и не смог сопровождать своих августейших родственников. Говоря по совести, королевич был изрядный шалопай, но малый добрый и хороший товарищ. Но кто знает, может провидение хранило греческого принца от путешествия принесшего столько горя. Второе несчастие не заставило себя ждать. В Бомбее у младшего из двух братьев великого князя Георгия обострилась чахотка. Болезнь эта давно подтачивала силы молодого человека и одной из целей путешествия было отправить его в теплые страны в надежде на облегчение. Увы, надеждам этим не суждено было сбыться, болезнь усилилась, и из Петербурга поступил приказ больному возвращаться в Россию. Со слезами на глазах прощались братья, не подозревавшие что видят друг друга в последний раз.
  Путешествие цесаревича Николая продолжалось своим чередом и наконец, он попал на берега Японии. В честь приезда иностранного принца гостеприимные хозяева устроили пышные празднества. Карнавалы сменяли парады, а приемы перемежались шумными манифестациями. Были, правда, в свите цесаревича благоразумные люди советовавшие своему подопечному быть осторожнее, ибо еще совсем недавно ненависть к иностранцам составляло главную черту подданных императора "Страны восходящего солнца". И, как известно, нравы народные не меняются быстро. Увы, но наследник не прислушался к этим советам. К слову сказать, из всех иностранцев именно русские были для японцев наименее неприятны. Во первых, потому что их мало было в Японии, а во вторых из за того что русские всегда вели себя неизменно вежливо по отношению к местным жителям. Никогда не смеялись над японскими обычаями, что, впрочем, совсем не удивительно, ибо Российскую империю мирно населяют многие народы.
   Как бы то ни было, цесаревич часто путешествовал без должной охраны, целиком полагаясь на радушие местных жителей. И несчастие не замедлило случиться. В городе Оцу цесаревич в компании местного принца Арисагавы путешествовали на рикшах. Конечно, особам такого ранга куда более пристали экипажи запряженные лошадьми, а не людьми. Но в чужой монастырь со своим уставом не ходят, к тому же по узким улочкам никаким другим образом и не проедешь. И вот на одной такой узкой улочке все и случилось. Пока внимание путешественников было отвлечено, местный полицейский Цудо Сандзо подскочил к Николаю и ударил его саблей несколько раз. Несчастный молодой человек пытался спастись от разъяренного фанатика, но тщетно. Единственные кто попытался в поднявшемся переполохе спасти цесаревича были рикши. Не имевшие оружие они храбро кинулись на вооруженного полицейского. Один из них пытался закрыть великого князя своим телом и также пострадал. Другой обхватив негодяя руками попытался свалить его с ног. Тем временем остальная свита во главе с принцем Арисагавой пришли в себя и кинулись на помощь. Злодей был повержен, но увы слишком поздно. Раны, нанесенные цесаревичу, оказались слишком серьезными. Врачи пытались помочь, но безуспешно. На другой день наследник российского престола скончался недожив до двадцати трёхлетия шесть дней.
  Все эти печальные события породили крупный политический кризис, не перешедший, однако, в войну. В Японии смерть цесаревича вызвала неподдельный траур, многие члены свиты с японской стороны от позора покончили с собой, совершив сепуку. Город Оцу был переименован. Родная деревня Цудо Сандзо, говорят, была и вовсе разрушена. Император Александр настроенный поначалу очень сурово, в конце концов, принял извинения Мейдзи.
  Цесаревичем после смерти Николая стал великий князь Георгий. Были, конечно, сомнения в том, что он из-за болезни сможет быть наследником. Однако император был еще человеком крепким и не старым и у него подрастал третий сын Михаил. Во всяком случае, судьба династии не вызывала тревоги.
  Однако несчастия только начинались, прошло всего три года и Александр Миротворец скончался. Смерть ли любимого сына подкосила этого русского богатыря или былая травма, полученная при крушении царского поезда, бог весть.
  Новым императором стал Георгий. Это был прекрасно образованный и воспитанный молодой человек полный всяческих достоинств. У него был только один недостаток - слабое здоровье, но он мужественно принял на себя эту ношу.
  Впервые за много лет на престол вступал столь молодой человек. Новый император был не женат (тоже исключение) и имел крайне незначительный чин, всего лишь лейтенанта флота. Очевидно, предчувствуя свою близкую кончину, он торопился сделать как много больше для горячо любимого им отечества. Когда дядья молодого императора попытались указать ему на неприличность для царствующей особы его лейтенантского чина и произвести его в адмиралы он довольно резко ответил:
  - Нет времени на пустяки! О своей карьере побеспокойтесь.
  Слова эти оказались пророческими, ибо карьера многих великих князей оборвалась.
  В связи со слабостью здоровья государь был вынужден большую часть времени проводить на юге и не мог лично заниматься подготовкой к коронации. Таким образом, ответственным за нее оказался московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович, дядя императора. Не имевший никаких организационных дарований но в избытке обладавший самомнением он, таким образом, распорядился что случилось очередное несчастие. Оцепление не справилось с огромными массами народа, и на Ходынском поле случилась ужасная давка. Ко всему незадолго до этих событий на поле проводились учения саперного батальона, и все поле было перерыто. Итогом было более пяти тысяч пострадавших. Государь приказал немедленно прекратить все празднования и оказать максимально возможную помощь пострадавших. Пытавшийся иметь хорошую мину при плохой игре, главный виновник трагедии Сергей Александрович был отправлен в отставку. Злые языки говорили что молодой император кричал на августейшего дядю совершенно не стесняясь в выражениях, а закончил фразой вошедшей в историю:
  - Либо вы mignon oncle сегодня же отправитесь в Париж, либо вас завтра же отвезут в Ашхабад!
  Сергей Александрович пытался найти защиту у братьев, но тщетно император был непреклонен.
  Одним из последствий ходынской трагедии стала отмена выкупных платежей разорявших русскую деревню. Император Георгий понимая, что долгое царствование ему не суждено, хотел оставить в народе о себе добрую память и буквально продавил эту меру через государственный совет. Министр финансов Сергей Юльевич Витте пытался указать, что эта мера при всей ее правильности все же несколько несвоевременна. Строительство Транссибирской железной дороги, перевооружение армии, постройка броненосного флота требовали огромных средств. Это выступление едва не стоило министру его портфеля, однако Сергей Юльевич вовремя понял свою ошибку и смог исправиться. Введение винной монополии, горячо одобренное государем, помогло выправить финансы империи, а вот долго подготовляемое введение "золотого стандарта" пришлось отложить.
  Следующим великим князем закончившим свою карьеру, стал генерал-адмирал Алексей Александрович. Поскольку Балтика, главные морские ворота страны зимой замерзала, необходимость незамерзающего порта была очевидна. Еще в предыдущее царствование было решено, что этим портом станет Романовск-на-Мурмане. Уже начались изыскательские работы для прокладки железной дороги и строительства порта, когда глава морского ведомства решил все переиграть и строить порт в Либаве. Сложно сказать чем руководствовался генерал-адмирал в этом вопросе. При всех плюсах Либавы она была слишком близка к границе и укрепить ее должным образом было совершенно нереально. Возможно некоторая доля истины в слухах о "благодарности" великому князю от неких финансовых кругов все же есть. Как бы то ни было, государь был категорически против Либавы. Алексей Александрович же, очевидно не сделал никаких выводов из участи своего брата Сергея и вздумал угрожать государю отставкой. Крики из императорского кабинета были все громче, наконец, генерал-адмирал, громко хлопнув дверью вышел. А поутру в газетах он к вящему своему удивлению прочел манифест, из которого узнал о крайнем своем нездоровье не позволяющем ему далее нести свою ношу. Должность генерал-адмирала была упразднена, точнее стала одним из титулов цесаревича подобно должности "войскового атамана войска Донского".
   Для управления морским ведомством была вновь создана должность морского министра. Первым морским министром стал Иван Федорович Лихачев. Сей заслуженный адмирал несмотря на весьма преклонный возраст совершенно не потерял бодрости и рьяно взялся за дело. В числе прочего был учреждён морской генеральный штаб, вновь введены офицерские чины для флотских инженеров, реорганизован морской технический комитет. Все начинания морского министра находили самую горячую поддержку у государя, прекрасно разбиравшегося во всех тонкостях морской службы.
  Тем временем запахло порохом на Дальнем Востоке, проведя энергичные реформы, Япония сочла себя достаточно окрепшей, что бы напасть на дряхлеюший Китай. Разгромив сначала флот, а затем и армию Япония заняла Корею и Ляодунский полуостров с Порт-Артуром. Симоносекский мирный договор завершивший войну вызвал серьезное раздражение среди европейских держав. Германия и Франция обратились к Японии с требованием отказаться от аннексии Ляодунского полуострова. По настоянию Витте Россия присоединилась к этим требованиям. Однако государь указал, что бы формальными нотами все и ограничилось. Флот хотя и был приведен в боевую готовность, но никаких враждебных демонстраций не производил.
  Так или иначе, но Япония отказалась от аннексии.
  В 1897 году полыхнуло в Турции, восстание христианского населения против османов. Горячие головы предлагали немедленно занять Проливы и прекратить существование османской империи, однако, государь верный заветам своего отца миротворца был категорически против любых войн. Россия под его мудрым правлением занималась внутренним устройством. В очень краткий промежуток времени были приняты: закон о всеобщем обязательном образовании, об укреплении начал веротерпимости, отменен циркуляр о "кухаркиных детях". Последнее начинание вызвало яростное противодействие обер-прокурора Священного Синода Победоносцева. Противодействие сие завершилось упразднением должности обер-прокурора и выборами патриарха. Многое еще было бы сделано молодым государем но увидеть плоды своих трудов ему не судилось. Государственные заботы подорвали и без того хрупкое здоровье императора и в 1898 году он скончался. Одним из последних указов было о производстве в генеральский чин великого князя цесаревича Михаила Александровича. Резолюция на указе гласила:
  - "Хватит лейтенантов на престоле".
  Императорам частенько в народе дают прозвища. Победитель Наполеона Александр I вошел в историю как "благословленный", Александр II "освободитель", Александр III "миротворец". Император Георгий I получил прозвание "добрый".
  В недолгое царствование императора Георгия было проведено множество реформ. Многие из них давно назрели и перезрели, дожидаясь своего разрешения. Необходимость других, напротив, была совершенно неочевидна и лишь спустя много лет выявилась прозорливость молодого государя. Одной из таких реформ была реформа морского ведомства.
  Хотя молодой император был моряком, он в первые годы своего славного царствования почти не вмешивался в дела ведомства, главой которого был его августейший дядя, великий князь Алексей Александрович. Другие более насущные заботы одолевали его величество. Пожалуй, единственным крупным вмешательством в дела флота была отмена закладки третьего броненосца береговой обороны типа "адмирал Ушаков". Государь охарактеризовал броненосцы этого типа как "избыточные для обороны и недостаточные для боя в линии". Адмирал Диков присутствующий на этом заседании тут же предложил строить на, остающимся без дела, стапеле броненосец однотипный с "Ростиславом" строящимся для Черного моря. Однако государь отклонил это предложение. В конечном счете, на малом стапеле Нового Адмиралтейства заложили броненосную канонерскую лодку типа "Храбрый". Все сочли что таким образом крайне стеснённое в средствах морское ведомство несколько сэкономит. К строительству броненосцев береговой обороны было решено вернуться позднее. Остальные кораблестроительные планы остались без изменений.
  В 1896 году между царственным племянником и его августейшим дядей случился разрыв. О причинах этого прискорбного события ходило много слухов, однако, достоверны ли они или нет доподлинно неизвестно. Со всей определенностью можно сказать лишь одно, великий князь Алексей Александрович вызвал неудовольствие императора тем, что считал морское ведомство чем-то вроде своей вотчины, где он был полновластным хозяином необязанный никому отчетом. Молодой государь не хотел сориться с дядей, но намеки на нетерпимость подобного положения тот игнорировал. В один прекрасный день, когда возникли разногласия по поводу расположения новой военно-морской базы, генерал-адмирал вздумал кричать на своего племянника, несогласного с ним, угрожая к тому же отставкой. Наконец, великий князь настолько забыл приличия, что вышел из кабинета, громко хлопнув дверью. Надо сказать, что Алексей Александрович крупно просчитался, реакция государя не заставила себя ждать. Наутро после описанных событий он узнал что "возлюбленный дядя императора" оказывается, тяжко болен и не может нести бремя забот о флоте. Во всяком случае, именно так было написано во всех газетах. Он кинулся во дворец, но случилось немыслимое дело, его не пустили. Он попробовал прорваться к вдовствующей императрице, но тут его догнало еще более дурное известие. В морском ведомстве началась беспрецедентная доселе ревизия с участием чиновников министерства финансов и офицеров жандармского корпуса.
   Известно что во всяком деле требующем больших затрат всегда могут обнаружиться различные неустройства. Неустройства эти могут быть вполне невинного свойства, однако, поданные в невыгодном свете вполне могут стоить карьеры даже весьма высокопоставленным людям. Поразмыслив над этим, великий князь понял, что великий князь Николай Константинович может перестать быть единственным сосланным членом августейшей фамилии. В конце концов, император Георгий не отличался крепким здоровьем, и случиться могло всякое. Поэтому генерал-адмирал рассудил за благо соблюсти приличия и отправиться в Баден-Баден на лечение.
  Управляющий морским министерством адмирал Чихачев счел себя оскорбленным ревизией и подал в отставку, каковую немедленно получил. Государь, впрочем, проявил свойственное ему милосердие и встретившись с престарелым адмиралом всячески его обласкал. Пожаловал генерал-адъютантом и сделал членом государственного совета, который в ту пору перестал быть ломбардом для престарелых чиновников коих деть некуда, а уволить не за что.
  В морском ведомстве была вновь введена должность морского министра, каковым стал престарелый, но не растерявший бодрости и светлого ума адмирал Лихачев. Товарищем его стал адмирал Диков. Кроме того, появился совершенно неофициальный, но тем не менее весьма важный кружок при его величестве, который за глаза называли адмиралтейств-коллегией. В кружок этот помимо министра и его товарища неизменно входили самые молодые и перспективные адмиралы и офицеры флота: Дубасов, Скрыдлов, Макаров. Именно в этом кружке пришли к выводу о необходимости введения в морском ведомстве такого органа как Морской Генеральный Штаб, в ведении которого находились бы все мероприятия по боевой подготовке во флоте. Первым руководителем этого штаба государь назначил своего бывшего командира на крейсере "Память Азова" адмирала Дубасова. Пока штаб формировался, генератором идей выступала адмиралтейств-коллегия, которой сухопутные острословы дали еще одно прозвище - Адмиральный штаб.
  Тем временем подошло время спускать заложенные ранее корабли. Это было хотя и торжественное, но вполне рядовое событие. Российский Императорский флот занимал третье в мире по численности и корабли для его пополнения строились регулярно. Дело было в другом, на освободившихся стапелях надо было закладывать новые корабли, а какие именно было необходимо закладывать никто не знал. Раньше корабли строились крайне бессистемно, главным критерием необходимости постройки было наличие подобных кораблей во флотах иностранных государств, а также личное мнение высокопоставленных чинов морского ведомства. В первую очередь, конечно, самого генерал-адмирала. Так были построены броненосцы-тараны типа "император Александр II" и выше упомянутые ББО типа "Ушаков". Пристрастие адмирала Чихачева к крейсерским операциям привело к постройке броненосцев-крейсеров типа "Пересвет", а много ранее безудержная фантазия адмирала Попова обогатило наш флот круглыми броненосцами названые в честь его создателя. Продолжать подобную практику было совершенно нетерпимо, по сему, после бурных но не долгих совещаний в "Адмиралтейств-коллегии". А затем в МТК были приняты следующие решения.
  Броненосцы-крейсера и большие рейдеры типа "Рюрик" не строить. До разработки и принятия морской доктрины и, на ее основе, кораблестроительной программы, с целью недопущения простоя верфей построить следующие корабли: Два океанских эскадернных броненосца, четыре крейсера первого ранга, два крейсера второго ранга или минных. Две канонерские лодки и не менее дюжины эскадренных миноносцев.
  Требованиями к эскадренным броненосцам были: не более 12000 тон водоизмещения, скорость не менее 18 узлов, дальность плавания не менее 5000 тысяч миль экономическим ходом. Вооружение 4-305мм орудия выделки Обуховского завода. 12-152мм орудий системы Канэ, 20-75 мм, 20-47мм одноствольных Гочкиса. Броня должна была обеспечивать защиту от огня орудий аналогичного калибра и мощности.
  К крейсерам первого ранга водоизмещение 6000 тонн, скорость не менее 20 узлов, дальность плавания 5000 миль. Вооружение 2-203мм орудия и 8-152мм Канэ, 10-75, 20-47мм. Бронирование предполагалось ограничить палубой со скосами 1,5-2,5 дюйма из мягкой стали.
  С легкими крейсерами мнения разделились, одни предлагали строить легкие крейсера в 3000 тонн по образу и подобию "Светланы" строящейся для русского флота в Гавре. Другие считали, что необходимо развивать тип минного крейсера "Казарский". Ну, а адмирал Макаров, как обычно, выступил с идеей безбронного судна.
  Канонерские лодки и миноносцы разногласий не вызвали. Первые должны были иметь 1200 тонн водоизмещения, 14 узлов хода и вооружение из двух 120мм и четырех 75 мм орудий Канэ. Вторые 300 тонн, 28 узлов и вооружение из 2-75мм и 4-47мм и 3 минных аппаратов.
  Более детальное рассмотрение показало, что достигнуть столь высокие требования для броненосцев в предлагающемся водоизмещении не представляется возможным. Почти такое же водоизмещение при более скромном вооружении имели строящиеся броненосцы-крейсера типа "Пересвет". Имеющие такое же вооружение английские броненосцы достигали 15000 тонн. В итоге было принято решение увеличить водоизмещение до 14000 тонн. Однако, это решение вызывало серьезное удорожание проекта. Необходимо было урезать другие статьи расхода и под секвестр попали крейсера. Поначалу предполагалось сократить количество крейсеров первого ранга до трех или даже двух. Однако, против этого выступил государь. - Какие задачи призваны решать планируемые к постройке крейсера? Спросил он. - Разведку и охрану эскадры от миноносцев противника вполне можно выполнить и меньшими кораблями! После этого было решено, что будет построены четыре крейсера по проекту "улучшенная Светлана". Улучшений было немного, все шестидюймовки были перенесены на верхнюю палубу и размещены в оконечностях. На батарейной палубе размещены 10 - 75мм. Несколько усилен корпус и появилось двойное дно, не слишком, впрочем, протяженное.
  Не меньше споров вызвали крейсера второго ранга. Проект Светланы по понятным причинам отпал. Проект безбронного крейсера тоже не вызвал энтузиазма. В конце концов, все решили деньги, точнее их отсутствие. Посчитав сметы на постройку броненосцев и крейсеров первого ранга члены "Адмирального штаба" поняли, на что-то эпичное средств не хватит, если не отказываться от миноносцев и канонерок. Последнее сочли неприемлемым и решили вернуться к проекту минного крейсера. Однако "Казарский" не слишком устраивал адмиралов. Много копий было сломано пока, наконец, кто-то не вспомнил о старших братьях минных крейсеров - торпедно-канонерских лодках. Корабли эти строились для многих флотов мира от английского, до китайского. В результате техническое задание на крейсер выглядело так: Водоизмещение не более 1500 тонн, скорость не менее 23 узлов. Вооружение 2-120мм и 4-6 малокалиберных пушки. Три минных аппарата. Брони не предусматривалось, поскольку задачей крейсера была борьба с миноносцами и ближняя разведка.
  Во время проектирования броненосцев возник еще один спор, о том какая именно защита необходима строящимся броненосцам. Теперь уже неизвестно в чью светлую голову, пришла мысль о натурных испытаниях, но по началу она не вызвала энтузиазма. Предполагалось, что воспроизведение отсека строящегося корабля для обстрела будет слишком дорогим удовольствием, а денег как всегда не хватало. Однако выход нашелся. В составе балтийского флота было достаточно устаревших кораблей, которые были боевыми единицами чисто номинально. Среди них батарейные броненосцы типа "Не тронь меня", устаревшие башенные фрегаты и мониторы. Один из таких мониторов некстати (или наоборот, тут как посмотреть) имел неосторожность сесть на мель. Об этом прискорбном недоразумении еще более некстати узнали два человека морской министр Лихачев и инспектор артиллерии Макаров. Сии достойные мужи поразмыслив решили что злосчастный монитор совершенно разбит в этом досадном происшествии и восстановлению не подлежит. И уж, коль скоро его, все одно, разбирать, то не будет большого греха, если по нему немножечко постреляют. Чтобы не вводить казну совсем уж большое разорение ( и не испрашивать отдельных сумм на нее) оную стрельбу решили совместить с испытаниями артиллерии на достраивавшихся броненосцах типа Полтава.
  Результаты неофициальных испытаний были таковы, что в Главном Артиллерийском Управлении открылось много вакансий... но об этом позже.
  Окончательно малая, или как ее еще называли предварительная, программа судостроения выглядела так:
  1) Два броненосца типа улучшенный "Пересвет". 14000 тонн водоизмещения. скорость 18 узлов, дальность плавания 5000 миль. Вооружение 4-305мм, 12-152мм, 20-75, 20-47. Бронирование: пояс-229-178мм, казематы СК -127мм, палуба 37-63мм. Башни и боевая рубка 254мм.
  2) Четыре крейсера типа улучшенная "Светлана". 3700 тонн водоизмещения, скорость 20 узлов, дальность плавания 5000 миль. Вооружение 6-152мм, 10-75мм, 4-47. Бронирование палуба 37-63мм, боевая рубка 152мм.
  3) Два безбронных крейсера-авизо типа улучшенный "Мияко" 1400 тонн, 22 узла, 2000 миль, 2-120мм, 6-47мм, 3 минных аппарата.
  Кроме того две канонерские лодки колониального типа, и двенадцать больших контрминоносцев. Все крупные корабли предполагалось строить на отечественных верфях из отечественных материалов.
  
  Не меньше забот у "адмиралтейств-коллегии" вызвал флот черноморский. Он в ту пору, представлял из себя довольно внушительную силу. В строю было шесть броненосцев, и строился седьмой. Причем единственный потенциальный соперник на этом театре - флот турецкий пребывал в совершеннейшем упадке. Можно было, не кривя душой сказать, что самый слабый из черноморских броненосцев (откровенно убогий)" Двенадцать апостолов" превосходил весь флот потенциального противника. Все это благолепие портил один прискорбный факт, в море Средиземном постоянно находилась мощная английская эскадра, и она всегда могла прийти на помощь своему давнему союзнику. Поэтому денег на усиление черноморской эскадры, традиционно, не жалели. По сему, на одном из заседаний встал вопрос о строительстве очередного (восьмого) броненосца.
  Уважаемые адмиралы, значительная часть службы которых прошла на Черноморском флоте, увлеченно обсуждали предполагаемые свойства корабля. По общему мнению, ему было бы недурным иметь следующие характеристики. Водоизмещение около 12000 тонн. Скорость можно было считать достаточной в 16 узлов. Дальность плавания можно было урезать, и за счет этого увеличить вооружение.
  Государь отмалчивался, а вот его двоюродный дядя и близкий друг великий князь Александр Михайлович в полемику вступил.
  Александр Михайлович, надобно заметить, был личностью неординарной. Образованный моряк, обладавший цепким умом и большой эрудицией. Тонкий честолюбец, он, хотя, сразу по отставке генерал-адмирала, дал понять, что может взвалить на свои плечи тяжёлую ношу руководства военно-морским ведомством, сумел не перейти тонкую грань и стал ближайшим сотрудником в этом вопросе императора Георгия.
  - Против какого противника будет предназначен новый броненосец?
  -Э... Турции.
  - А не избыточен ли уже имеющийся на черном море флот против турецкого флота?
  -Но Англия...
  - А мы можем построить флот равный английскому?
  Для всех стало очевидно, что великий князь согласовал свою позицию с государем и доносит его точку зрения.
  -Тщательный анализ показал, что Османская империя имеет крайне ограниченные финансовые возможности. Даже при содействии Англии и крайнем напряжении собственных сил она может достроить уже строящийся броненосец, купить или построить в какой ни будь европейской стране еще один, и самое большее два крейсера эльсвикского типа.
  - Мы на черноморском театре имеем, продолжал великий князь, четыре тарана, современный (и весьма мощный) броненосец "Три святителя". Несколько устаревший малый барбетный броненосец "Двенадцать апостолов" и еще строится малый броненосец "Ростислав". Таким образом, против возможных двух новых броненосцев противника мы, также, будем иметь два современных броненосца, плюс пять барбетных. Таким образом, господство на море можно считать обеспеченным. А вот крейсерские силы на данном театре явно не достаточны. Следовательно, надо для исправления этой, совершенно нетерпимой, ситуации построить минимум два крейсера превосходящих по мощи самые сильные крейсера эльсвикского типа.
  Доводы Александра Михайловича были признаны основательными, и обсуждение повернулась в другую сторону.
  Сразу было решено, что крейсера типа "улучшенная Светлана" предполагаемые к строительству на Балтике для Черного моря не подойдут. Решено было вернуться к проекту ранее разрабатываемого крейсера в 6000 тонн. Поскольку, предполагался ограниченный театр военных действий, дальность плавания было решено сократить до 1500 миль, а вот вооружение и бронирование усилить. Было разработано два варианта. Первый должен был получить помимо палубы бронированный пояс в 114 мм и 19 узлов скорости. Второй, предполагался только бронепалубным, но со скоростью не менее 21 узел. Вооружение в обоих случаях предполагалось одинаковым: 2-203мм; 10-152мм; 12-75мм орудий системы Канэ. Такое вооружение обеспечивало превосходство над всеми доселе известными эльсвикскими крейсерами.
  После долгих прений все пришли к мнению что главной обязанностью новых крейсеров будут крейсерские операции, а не эскадренные бои. Поэтому бронепояс будет излишним, а увеличенная скорость необходима.
  Также было решено построить несколько минных крейсеров. Построенные ранее минные крейсера типа "Казарский" были сочтены недостаточными, предполагаемые к постройке на Балтике минные крейсера в 1400 тонн излишне крупными. Поэтому остановились на 800 тонн водоизмещения. Отдельный спор вызвало предполагаемое вооружение. Устанавливаемые на балтийских безбронных крейсерах два 120мм орудия были, очевидно, слишком велики для столь небольших кораблей. Можно было ограничиться одной артустановкой, но это сочли неприемлемым. В результате сошлись на двух 75мм пушках и 6-47мм. Впрочем, потом рассмотрев проект вооружения более внимательно, заметили, что куда меньшие (и дешевые) контрминоносцы несут такое же вооружение, так что окончательное решение было 6-75мм орудий установленных гексагонально. Однако и это решение не стало окончательным. После памятного расстрела монитора на Балтике было решено провести более масштабные испытания артиллерии. Помимо проверки крупных калибров по бронированным кораблям, было расстреляно и несколько старых пароходов из пушек, так называемого, противоминного калибра. Результаты этих стрельб обескуражили ничуть не меньше. Как выяснилось 37мм и 47мм пушки, смертельно опасные для прежних миноносок в 20-30 тонн водоизмещения, для кораблей в 300 тонн совершенно не ощутимы. Новые 75мм орудия, точнее их снаряды , как выяснилось, имели существенный недостаток. Предполагалось, что для уверенного поражения котельно-механических установок миноносцев снарядам необходимо пробить борт, пройти сквозь слой угля в угольных ямах и пробить котлы. Поэтому их делали в виде цельнометаллических болванок. Практические стрельбы показали, что вероятность такого поражения крайне не велика. А остальные снаряды наносят ничуть не большие повреждения, нежели ядра прежних гладкоствольных бронзовых пушек. Выход, казалось, был очевиден, создать фугасные снаряды или, как их еще называли, гранаты. Увы, последнее оказалось не под силу казенным заводам в виду причин технологического свойства. Последнее особенно удивило государя.
  - Каким образом, возмущался он, возможны гранаты для полевых орудий, и невозможны для морских!
  Вопрос оказался более сложен. Как выяснилось, полевые орудия имеют больший калибр и худшую баллистику, в силу чего для них вполне можно изготовить шрапнель и чугунные гранаты. Для новых пушек, проект которых только разрабатывался на основе немецких и французских орудий, и вовсе предполагались только шрапнельные снаряды.
  Было решено, немедленно разработать шрапнельные снаряды для 75 мм орудий Канэ. Как предполагалось, они будут поражать, стоящую открыто прислугу пушек и минных аппаратов на миноносцах противника. А также крушить лишенные брони надстройки и пригодятся также для стрельбы по берегу.
  Однако, минные крейсера и после этого получались недостаточно вооруженными. Решение нашлось неожиданно. Во Франции для болгарского флота был заказан корабль близкий по характеристикам к предполагаемым русским минным крейсерам. "Надежда" как его назвали, из-за противодействия турок пришел в Черное море безоружным. Турки и так не хотели его пропускать, однако болгары, воспользовавшись непогодой, прорвались через турецкое охранение. Уже в Болгарии его вооружили в числе прочего двумя 100мм орудиями системы Канэ, близкими по конструкции к принятым в Российском флоте. Данные пушки как нельзя лучше подходили к 800 тонным минным крейсерам, однако, русские заводы их не производили. Было предложение купить некоторое количество орудий во Франции достаточное для вооружения минных крейсеров, но, в конце концов, решено было разработать собственную артсистему, подобно разработанным ранее 75мм пушкам.
  Строить новые крейсера должны были по одному в Николаевском адмиралтействе и на строящемся заводе "Наваль" .
  
  В 1898 году правящий в России дом Романовых-Голштейн-Гогтопрских постигло очередное несчастье. Умер император ГеоргийI. Недолго царствовал он по смерти своего незабвенного родителя императора АлександраIII миротворца. Но множество благодеяний оказанных им своим подданным сделало его чрезвычайно популярным в русском народе.
  Однако, господь и в этот раз не оставил России. Когда руки давно и безнадежно болевшего государя ослабли, он не попустил упасть на землю царственному скипетру и державе. Рядом стоял молодой полный сил брат умирающего императора, на его крепкие плечи упала вся тяжесть власти в империи, его руки подхватили скипетр и державу, его главу покрыла древняя шапка Мономаха.
  Надобно сказать, что покойный император Георгий с первых минут своего царствования отдавал себе отчет в том, что правление его не продлится долго. И потому немедля озаботился подготовкой наследника.
  Во первых, продолжавшие читать лекции цесаревичу профессора получили новые инструкции. Если ранее им было запрещено спрашивать своего подопечного что бы узнать, как он усвоил материал, то теперь это прямо вменялось им в обязанность. Кроме того они должны были по результатам этих опросов писать письменные доклады и представлять их государю или вдовствующей императрице. Последнее в силу понятных причин случалось чаще.
  Цесаревич был введен в состав Государственного совета, правительствующего сената и кабинета министров. Поскольку государь по слабому своему здоровью не мог часто находиться в Петербурге, то именно цесаревич замещал его в вышеперечисленных учреждениях. Более того именно цесаревич должен был писать отчеты обо всех заседаниях, о прозвучавших мнениях и принятых решениях.
  К слову сказать, были приняты меры к улучшению образования и остальных великих князей и князей императорской крови. Принятое до сих пор домашнее образование, было решительно заменено образованием в учебных заведениях империи. Приличными для членов императорской фамилии были признаны Александровское кавалерийское и Павловское артиллерийское училища, а также Пажеский и Морской корпуса. Если же, паче чаяния, кто из родственников императора решит пойти по гражданской линии для таких оригиналов предназначался Александровский лицей.
  Отдельной заботой было устроить брак наследника престола. Буквально в первые дни своего царствования государь просил вдовствующую императрицу начать подыскивать невесту для брата. Помимо достойного происхождения от претендентки требовалось лишь здоровье достаточное для рождения наследника. Поняв, что старший брат и мать настроены в этом вопросе крайне серьезно, юный Михаил пытался унять их пыл. Он говорил что молод, неопытен и не чувствует в себе сил "сделать избранницу счастливой". На что брат ответствовал: - Не твоя забота счастье избранницы, твоя забота дать династии наследника! Уж коли ты хочешь, кого осчастливить, так осчастливь для начала хоть всех маменькиных фрейлин. Тут, кстати, и опыта наберешься!
  Все эти меры привели к тому, что когда Георгия не стало, младший его брат был вполне подготовлен к своему высокому предназначению.
  Первый бой ему пришлось выдержать, когда тело прежнего императора еще не остыло. На похороны съехались все представители дома Романовых, включая опальных дядей молодого императора. Алексей и Сергей Александровичи, полагая свои неприятности вполне оконченными, явились во всем блеске. Высокие и статные в роскошных мундирах окруженные их бывшими сотрудниками, а точнее сказать клевретами, они твердо рассчитывали на возвращение своего прежнего блестящего положения. Молодой государь принял их милостиво, выслушал и... посоветовал возвращаться в Париж. Впрочем, чтобы не возмущать, уж слишком, августейших родственников кое-какие уступки юный император сделал. Во первых, разрешено было вернутся из ссылки великому князю Николаю Константиновичу. Во вторых не было проведено планировавшееся прежним императором урезание великокняжеского содержания.
  Показав родне, что он твердо стоит на ногах, молодой император рьяно занялся делами империи. Полагая европейское положение своей державы вполне обеспеченным, он обратил самое пристальное внимание на дела дальневосточные. Если полагать Петербург европейским фасадом России, то обширный, богатый, но весьма неустроенный Приморский край был ее задним двором. Нельзя сказать, что бы власти держали этот край в совершенном небрежении, но принимаемых до сих пор мер было явно не достаточно. Положение, впрочем, стремительно менялось. К дальним своим территориям через бескрайние просторы Сибири тянулись Россией рельсы транссибирской железной дороги. Предполагалось посредством железной дороги освоить и населить эти дикие, но богатые места.
  Курировавший строительство Транссиба министр финансов Витте предложил хитроумную комбинацию, позволяющую сильно сократить железнодорожный путь до своего конечного пункта Владивостока. Он предложил проложить путь через территорию китайской Маньчжурии. От этого предполагалось получить сразу несколько выгод. Во первых весьма значительно сокращалось расстояние дороги и, следовательно, удешевлялось строительство. Во вторых, весьма значительные и богатые территории, таким образом, привязывались к России в экономическом смысле.
  Прежний император Георгий, несмотря на все возможные выгоды подобного предприятия, относился к нему более чем прохладно. Он полагал, и его поддерживали в этом мнении многие высокопоставленные сановники, что следует осваивать, прежде всего, собственные территории. Лишь потом, освоив и утвердившись на собственных рубежах можно продолжить экспансию. И пока он был жив, строительство велось лишь на будущей амурской железной дороге. Новый же император Михаил был более благосклонен к проекту своего учителя (именно Витте преподавал цесаревичу экономику), однако полагал, что прежде необходимо закончить амурскую дорогу и лишь, потом заниматься расширением железнодорожной сети.
  Впрочем, Витте не напрасно полагали весьма хитроумным и настойчивым человеком. Не получив соизволения на казенное строительство, он решил прибегнуть к частному капиталу. Был образован Русско-Китайский банк и Русско-Китайское железнодорожное общество, которое выпустило облигации (под гарантии министерства финансов России) и начало железнодорожное строительство. На это государь свое согласие дал. По неопытности он вовсе не придал должного значения финансовым гарантиям этому предприятию, каковые на деле оказались тем же казенным участием только завуалированным. Так или иначе, дело было сделано.
  Вызывал, также, определенное беспокойство вопрос базирования Сибирской флотилии. Поскольку главный (читай единственный) российский порт на дальнем востоке Владивосток был портом замерзающим, на зиму (и не только на зиму) корабли уходили в японский порт Нагасаки. Однако, после того как Россия приняла участие (чисто символичное) в коалиции европейских держав урезавших плоды японской победы над Китаем базироваться там стало не совсем удобно. Китай в благодарность за помощь разрешил зимовать русским кораблям в своих портах, но это было полумерой. Расширение военно-морского присутствия на Дальнем востоке было насущной необходимостью, и вопрос надо было решать кардинально.
  Год 1898 выдался нелегким. Смерть любимого народом императора Георгия и начало правления Михаила. Отставка некоторых министров, коим государь не выразил монаршего доверия. Ожидание "триумфального" возвращения великого князя Алексея, слава богу, не случившееся. Все это добавляло нервозности в Морском министерстве. Не радовали и новости с дальневосточного театра.
  Когда в свое время китайцы заказали в Германии два броненосца типа Дин-Юань и стали самой сильной морской державой в регионе это совершенно не обрадовало русское правительство. Когда же китайская эскадра нанесла визит, в совершенно не укрепленный, Владивосток стало понятно, что так жить нельзя. Было решено максимально укрепить форпост России на Дальнем Востоке и построить эскадру достойную великой державы и способную защитить ее интересы в случае необходимости. Решать эту задачу начали еще при Александре Миротворце, продолжили при Георгии Добром, но закончить ее довелось императору Михаилу.
  Специально для дальневосточного театра были построены два мощных рейдера Рюрик и Россия. Они были хорошо вооружены и обладали очень большой дальностью плавания. Были, впрочем, у них и недостатки. Главным из них была совершенно недостаточная защита артиллерии. Соответствующие выводы были сделаны и построены эскадренные броненосцы Пересвет и Ослябя. Фрегатские имена намекали на крейсерское назначение кораблей, а мощная десятидюймовая артиллерия в башнях была бы недурна и в эскадренном сражении. Получалась достаточно мощная эскадра, способная появится в любой точке тихого океана для защиты русских интересов. Или же разделившись поодиночке парализовать судоходство враждебной страны.
  И все бы было хорошо, если бы не Япония, отношения с которой медленно, но верно портились. Сначала японцы, победив войне, ослабевший Китай захватили один из ее броненосцев. Не успели отгреметь последние залпы войны, японский флот снова усилился двумя новейшими броненосцами английской постройки.
  Эти два броненосца однозначно превосходили и по вооружению и по бронированию строившиеся броненосцы-крейсеры. А тут еще донеслись слухи о спущенных на воду в Эльсвике двух броненосных крейсерах типа Асама, столь же однозначно превосходящих русские рейдеры. Таким образом, планируемое русское доминирование оказалось под вопросом.
  А Япония не собиралась останавливаться на достигнутом, Амбициозная программа 6+6 (шесть броненосцев и шесть броненосных крейсеров) должна была поставить Японию в ряд ведущих военно-морских держав. К слову сказать, Россия имела на Балтике в то время всего лишь пять броненосцев, включая сильно устаревший и потому потерявший всякое значение "Петр Великий". Среди остальных относительно современными были броненосцы "Наварин" и "Сисой Великий". Правда проходили испытания или готовились к ним еще три броненосца типа "Полтава", но у Российской империи Тихоокеанский театр был не единственным.
  Надо сказать, что военное судостроение в царствование императора Георгия значительно улучшилось. Продуманное и своевременное финансирование, а также иные меры привели к тому, что скорость и качество постройки прилично улучшилось. До уровня Англии, конечно, не доросли, но перспективы весьма обнадеживали.
  Принятая ранее "Предварительная судостроительная программа 1896" благополучно выполнялась, и было решено составить новую программу, которая вошла в историю как "Судостроительная программа для нужд Дальнего Востока 1898".
  Итак, напомню, в строю находились броненосцы:
  1) Император Петр Великий
  2) Император Александр II
  3) Император Николай I
  4) Наварин
  5) Сисой Великий.
  * Броненосец Гангут, увы, затонул после аварии. Его подняли... и не знали что дальше делать.
  Крейсера первого ранга:
  1) Адмирал Нахимов
  2) Дмитрий Донской
  3) Владимир Мономах.
  4) Адмирал Корнилов.
  5) Светлана
  6) Рюрик
  Прочие корабли в силу древности постройки и исчезающе малого военного значения упоминания не заслуживают.
  Готовились к испытаниям.
  Броненосцы:
  1) Полтава
  2) Петропавловск
  3) Севастополь
  Броненосцы береговой обороны
  1) Адмирал Ушаков
  2) Адмирал Сенявин
  Достраивались на плаву
  Броненосцы
  1) Пересвет
  2) Ослябя
  Крейсер Россия.
  Строятся
  Броненосцы (типа "улучшенный Пересвет")
  1) Победа
  2) Слава
  Крейсера (типа "улучшенная Светлана")
  1) Паллада
  2) Диана
  3) Аврора
  4) Юнона
  *Последние две строились по несколько измененному проекту
  Минные крейсера
  1) Алмаз
  2) Яхонт
  А также несколько миноносцев и канонерских лодок.
  К тому времени молодой морской генеральный штаб определился с необходимым количеством кораблей в эскадре. Предполагалось, что линию должны составлять восемь броненосцев разделенных на два отряда. Впоследствии неоднократно утверждалось, что количество восемь было ответом на японскую программу. То есть, на шесть японских броненосцев предполагалось выставить на два больше и таким образом получить перевес. На самом деле генштаб пришел к такому количеству кораблей в линии еще в 1897 году, когда подробности японской судостроительной программы еще не были известны. Дальнюю разведку при эскадре должны были осуществлять восемь крейсеров (по одному на каждый корабль линии). Ближняя разведка и охранение возлагалась на четыре минных крейсера и 12 контрминоносцев.
  Первыми определились с броненосцами. Поскольку четыре уже строились, оставалось построить еще четыре. Необходимость иметь в одном соединении однотипные корабли так же не вызывала сомнения. Поэтому новый проект был развитием предыдущих Пересвета и Победы. Главным отличием был отказ от трехвальной силовой установки и несколько пониженный и более короткий полубак. Две трубы вместо трех несколько испортили силуэт, но в целом преемственность была видна невооруженным глазом.
  Следующими на очереди были крейсера. Хотя строящиеся "богини" в основном устраивали заказчика, решено было усилить вооружение. Надобно сказать, что иное вооружение получила уже вторая пара крейсеров, концевые шестидюймовки остались без изменения, а вот место бортовых заняли 8 120мм орудий системы Канэ. На следующих крейсерах, по замыслу руководства министерства было бы необходимо иметь 10-152мм и 12-75 орудий, скорость предполагалось довести до 22-23 узлов, а водоизмещение до 4500-5000 тонн. Минные крейсера должны были в целом повторять тип "Алмаз" с несколько увеличенной скоростью.
  Но тут в процесс проектирования, в который раз, вмешался случай. Случай этот назывался генералом Пестичем. Сей уважаемый генерал, весьма авторитетный специалист в области артиллерии в свое время подведший теоритическую базу под принятие на вооружение скорострельных орудий системы Канэ, пришел к выводу, что столь восхваляемые им ранее орудия шестидюймового калибра не являются более наивыгоднейшими. Куда лучше, утверждал он, вместо них иметь на строящихся кораблях орудия калибром восемь дюймов. Более тяжёлые снаряды последних, нанесут предполагаемому противнику куда более значимые повреждения. Кроме того на все более увеличивающихся дистанциях точность стрельбы также будет выше у более крупных калибров. Практика, как известно, критерий истины. Единственным кораблем с новым восьмидюймовками под рукой был "Храбрый" (Россия уже ушла на ДВ), вот он и отстрелялся по выведенному из состава флота броненосцу "Не тронь меня".
  Предположения генерала полностью подтвердились. Реакция МГШ не заставила себя ждать. Для начала решено было усилить вооружение на крейсерах, для чего концевые орудия сделали восьмидюймовыми. Следующим шагом стало усиление вооружения броненосцев. Полностью сделать средний калибр восьмидюймовым, однако, не решились. Слишком уж большое потребовалось количество переделок. Так что ограничились добавлением четырех 203мм орудий.
  Отдельную дискурсию вызвали броненосные крейсера. Стоимость этих кораблей вплотную приближалась к стоимости броненосцев, а понимания их тактического назначения не было. Все же пристальное изучение последних конфликтов, в особенности Японо-Китайской войны показало что иметь в составе эскадры быстроходное крыло крайне полезно. Так же было ясно, что бронепалубные крейсера имеют для этого недостаточную боевую устойчивость. В конце концов, пришли к мнению о необходимости иметь отряд в три-четыре броненосных крейсера. Оставалось лишь определиться с типом.
  К рассмотрению были предложены различные варианты крейсеров. Одни специалисты указывали на несомненные достоинства французских "Адмирал Шарне". Другим нравилось мощное вооружение итальянских "Джузеппе Гарибальди". Третьи предлагали, не мудрствуя лукаво взять за образец строящиеся японские крейсера.
  
  В составе Российского Императорского флота находилось довольно большое количество устаревших кораблей номинально числившимися броненосцами и крейсерами, но никакого боевого значения не имевшие. Тем не менее, на содержание этих кораблей уходили не малые средства весьма ограниченного морского бюджета. Главной причиной этого совершенно нетерпимого явления было то, что устаревшие корабли давали вакансии и возможность отбывать ценз для большого количества штаб-офицеров флота, а сведенные в отряды, соответственно, для адмиралов. Это не было секретом ни для "адмиралтейств-коллегии", ни для начавшего, наконец, планомерную работу Морского Генштаба. Для начала было введено положение о служебной аттестации. Выслуги ценза стало совершенно не достаточно для продвижения по службе. Морских офицеров обязали учиться и сдавать экзамены на знание новейшей техники, морской тактики и стратегии. Впрочем, офицеры, не смогшие или не пожелавшие учиться и сдавать "унизительные" экзамены не были отправлены в отставку. Империя большая, дело всем найдется. Следующим шагом было вывести из состава флота боевые единицы не соответствующие требованиям времени, и которые нельзя модернизировать. Устаревшие броненосные батареи и казематные броненосцы предполагалось использовать как брандвахты и блокшивы или... как мишени при многочисленных испытаниях нового оружия, как артиллерийского, так и минного.
  Но было еще немало кораблей вполне крепких корпусами и не так что бы давно построенных, которые еще могли послужить. Увы, быстрый прогресс в вооружении и бронирования привел к тому, что они совершенно устарели. Впрочем, по крайней мере, часть их можно было довести до удовлетворительного состояния, затратив относительно не большие суммы. После долгих дебатов к таковым были отнесены броненосцы:
  1. Император Петр Великий
  2. Император Александр II
  3. Император Николай I
  4. Гангут
  5. Наварин.
  Крейсера:
  1. Князь Пожарский
  2. Кузьма Минин
  3. Дмитрий Донской
  4. Владимир Мономах
  5. Память Азова
  6. Адмирал Корнилов
  7. Адмирал Нахимов.
  С крейсерами все решилось достаточно быстро. Пожарского и Минина решено было разоружить и переделать в минные заградители. В качестве таковых они могли еще довольно долго служить на Балтике. Донского, Мономаха, Память Азова и Корнилова перевооружить современной артиллерией калибра 152мм, 120мм и 75 мм. И использовать в качестве учебно-артиллерийских кораблей. А также для показа флага и участия в различных статусных мероприятиях. С Нахимовым все было сложнее, в принципе, в его барбетах можно было разместить новые восьмидюймовки однако объем переделок ожидался слишком большой. Возможность установки новых башен не рассматривалась. В конце концов, высокие договаривавшиеся стороны пришли к единому мнению. Старые орудия 203\35 решено оставить, переведя их на бездымный порох. Старые же шестидюймовки, заменить на новейшими орудиями системы Канэ.
  Куда больше споров вызвали броненосцы. Проще всего отделался Наварин, на нем, не мудрствуя лукаво, решено было заменить имеющиеся шестидюймовки более современными. Снята за полной бесполезностью вся малокалиберная артиллерия (за исключением стоящих на крыше башен ГК) и установлены 8 -75мм пушки. Бронирование осталось прежним лишь в батарее появились бронированные траверзы толщиной в один дюйм. Броненосец был относительно новым и современным, и решено было воздержаться от дорогостоящих переделок.
  Следующим кандидатом был Гангут. Затонувший и недавно поднятый он был идеальным объектом для переделки. Главным образом потому что, в отличии от других броненосцев, находился в Кронштадте. Для начала на нем демонтировали барбет с единственной двенадцатидюймовкой. Вместо него появилась палубное 203мм орудие, еще одно такое же появилось на корме и четыре орудия заняли места в казематах взамен прежних 229мм пушек. Также новыми были заменены четыре 152мм орудия, а четыре 120мм и шесть 75мм орудия заняли места на верхней палубе. Были предложения заменить котлы на более современные, но от них отказались. Таким образом, флот получил еще один учебно-артиллерийский корабль, пригодный для обучения комендоров. В учебном отряде он как самый крупный (и удобный) стал флагманом. Несколько позднее с целью обучения сигнальщиков была добавлена вторая мачта. Злые языки сразу вспомнили остроту:-"Одна мачта, одна пушка, одна труба - одно недоразумение". Дескать, и пушку убрали и мачты две, а недоразумение осталось...
   Наработанные при перевооружении Гангута решения были применены и при модернизации его собратьев - таранов. Первым переделке подвергся "Император Николай I" также как на Гангуте 229мм пушки уступили место 203мм. В батарее также появились новые шестидюймовки и бронированные траверзы. Еще одно 152 мм орудие появилось на корме, на палубе. Также на верхней палубе появилось 8-75мм пушек. Башенные орудия оставили прежним, лишь перевели его на бездымный порох. Развитый рангоут убрали, поставив простые мачты однодревки. Котлы также остались прежними, но качественно перебранная машина показала прекрасные результаты, скорость при испытаниях достигла 16.5 узлов. "Александра II" модернизировали несколько позже и несколько иначе. Как и на "Николае" главный калибр остался тем же, точно также 229мм уступили место 203мм. Еще одно 203мм орудие появилось на корме. В батарее поставили восемь новых орудий 152мм Канэ и четыре 120мм и шесть 75мм появились на верхней палубе. В общем и целом, модернизация дала неплохие результаты. В линию такие броненосец, конечно, не поставишь, но против устаревших и второранговых они смотрелись неплохо. Современная артиллерия позволяла отбиться им, в случае надобности, от больших броненосных крейсеров, поддерживать войска на берегу и служить учебно-артиллерийскими кораблями. Последнему в российском Императорском флоте стали уделять большое значение.
  И наконец, очередь дошла до броненосца "Петр Великий". Некогда мощнейший корабль нашего флота (и мира) он к концу 90х окончательно устарел. Необходимость перевооружения назрела давно, но скудость финансирования и своеобразность конструкции "океанского монитора" мешали этому. Для начала было решено изучить саму возможность масштабной модернизации. Для этого специалисты кораблестроители занялись определением метацентрической высоты. После продолжительных опытов было выяснено что "Петр Великий" при водоизмещении в 10000 тонн и осадке 7,82 имеет метацентрическую высоту в 1,92м позволяющую безболезненно проводить любую модернизацию. Согласно плану модернизации котлы подлежали замене. А главные механизмы капитальному ремонту. Корпус в целом пребывал в вполне исправном состоянии и работы по нему ограничились демонтажем медной и деревянной обшивки. Замене также подлежала броня. Прежняя же его 456- и 305-мм бортовая железная броня по сопротивляемости снарядам соответствовала 203-мм и 178-мм "круппированной" броне, а палубная настилка толщиной 77,8 мм соответствовала 50,8-мм стальной броне, отчего корабль неоправданно нес на себе свыше 1000 т лишнего веса железной брони.
   Все эти меры позволили поднять башни на 3,2 метра обеспечив им обстрел в 220 градусов. Между башнями расположился каземат с шестью 152мм орудиями и броневая рубка. Главный пояс, башни и боевая рубка предполагалось бронировать 203мм броней закаленной по способу круппа. Верхний пояс 152мм. Палубная броня предполагалась двухслойной в 63,5мм брони и 12,7мм подкладки. Верхний каземат покрывался брониро-ванной 38,1-мм палубой.
  Осуществление всех этих мер осложнялось тем что многие корабли находились в плавании. Непосредственно на Балтике были "Гангут" и "Петр Великий" с них модернизация и началась. Впрочем, работы на "Петре" на первом этапе заключались лишь в демонтаже старой артиллерии, брони и механизмов. Занятость казенных заводов изготовлявших броню и башни не позволяла закончить модернизацию достаточно быстро. Модернизация Наварина была проведена прямо во Владивостокском порту, судоремонтные мощности которого были существенно усилены. Следующим был модернизирован "Николай I" за ним "Александр II"
  Модернизация "Николая" пришлась весьма кстати. Ему предстояло принять участие в секретной экспедиции.
Оценка: 7.76*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"