Очер Татьяна Яковлевна: другие произведения.

Венди

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что бывает, когда решаешь не ты, а решают за тебя. Когда любопытство пересиливает страх, а желания чего-нибудь наколдовать вызывает восторг. Еще одна сказка про школу магии. В которую главная героиня поступать не хотела, но ее все равно туда пристроили. (Заморожено)

   Часть 1. Школа ведьм.
   1. Это твоя территория.
   2. Шестнадцатая.
   3. Это вовсе не сложно.
   4. Гигантские шаги.
   5. Хранилище.
   6. Решение проблем
   7. Запретный плод.
   8 . Хуже не бывает.
   9 . Ужас во благо.
   10. Вот такая история
   11. Полбеды - еще не беда.
   12. Монтеро.
   13. Девять Фрезерпин.
   14. Задачка для уборщицы.
   15. Странная магия.
   16. То, что произошло.
   17. Обещай мне.
   18. Королинг Кор.
   19. Так рождается Дар.
   20. Аллергия.
   21. Проблема.
   22. Старинная рукопись.
   23. Мешочки с травами.
   24. Проверка.
   25. Дверь.
   26. Эконом.
   27. Задача без условия.
   28. Шабаш.
   29. Обед и статуя.
   30. Пепел.
   31. Предправила полетов.
   32. Не такая.
   33. Совет.
   34. Сказочка.
   35. Шалунья.
   36. Лишние прутья.
   37. Тайна.
   38. Кандора.
   39. Перо и метла.
   40. Чародей Мак.
   41. Папка.
   42. Любит или нет.
   43. Проходимец.
   44. Мысли.
   45. Праздничный пирог.
   46. Кусочек пирога.
   47. Прибытие.
   48. Задание на экзамен.
   49. Она или нет.
   50. Экзамен.
   Заключение.
  
   Часть 2. Достичь вершины.
   1. Перевод выше. ( Отец и дочь, подготовка к академии)
   2. Домашние каникулы. ( Брат и сестра)
   3. Вступительный экзамен. ( 3 тура )
   4. Колдовские чары. ( Почти застукали, амулет)
   5. Навестить родню. ( Рассердить мага)
   6. Тайное рано или поздно становится явным. ( Зеркальный шар)
  
   Пролог.
   1. Дворец Чародея.
   2. Недоброжелатели.
   3. Чертик в голове.
   4. Вендельмина.
   5. Начало пути.
   6. Знакомство.
   7. Родственники.
   8. Талисман.
   9. Тери.
   10. В дорогу.
   11. Нападение.
   12. Временный приют.
   13. Подготовка к экзамену.
   14. Экзамен.
  
  
  
  
   1. Это твоя территория.
  
   Сухонький старичок, шаркая ногами по покрытому паркетом полу, пархающей походкой несся по лабиринту коридоров, залов и лестничных пролетов. За ним, едва поспевая, время от времени переходя на бег, следовала маленькая девочка. Ее лицо покраснело и опухло от пролитых слез. Выразительные карие глаза сейчас были полны ужаса, побелевшие губы дрожали.
   - ... скоро ты освоишься в нашей школе, и будешь здесь ориентироваться не
  хуже меня. Это только с первого взгляда кажется, что здесь настоящий лабиринт.
  На самом деле здесь все продумано и рассчитано до мельчайших подробностей. А
  как, говоришь, зовут тебя? - глуховато-спокойным голосом спросил старичок.
   Он делал все возможное, болтая без умолку, чтобы хоть как-то ослабить
  то напряжение и страх, который испытывала эта малышка столкнувшись впервые так
  близко с миром ведьм.
   Но, скажете вы, ведьмы, колдуны, чародеи - часть нашей жизни. И так было всегда. А вот и нет. Вы то живете в своих домах, со своими близкими, в своем
  ограниченном мирке. Здесь, в школе ведьм, нет ни первого, ни второго, ни треть
  его. Миряне, простые смертные, не обладающие даром, испытывают благоговейный
  страх перед нами. Ибо мы в праве решать их судьбы. Мы - верховная власть. Мы -
  всемогуще, всеслышащие и всевидяще. Мы - маги.
   Школа ведьм или колдунов первая почетная ступень для смертного. Ступень,
  на которую раз в год могут претендовать и быть избранными смертные для
  услужения нам. За что и получают большое вознаграждение.
   Такова официальная трактовка событий, предшествующих появлению этого
  маленького, насмерть перепуганного человечка под опекой старого эконома в одной
  из трех существующих школ ведьм. На самом же деле смертные просто-напросто
  боялись магов. И это естественно, ведь последнии могли то, что недоступно
  мирянам. Непонимание приводило к неприятию, слепой ненависти и
  страху. Да и сами волшебники постарались на славу, развлекаясь тем, что превращали порой первого попавшегося то в жабу, то в змею. И чем отвратительнее на вид получалась тварь, тем веселее им было.
   - В-вен-нди... - заикаясь, пролопотала малышка.
   - Венди, детка, кто же тебя отправил к нам?
   - Д-дядя и-и т-тетя... - снова всхлипнула девочка.
  - А где твои папа и мама, дочка? - в принципе ответ эконому и не
  требовался, но это был повод разговорить малышку и успокоить ее.
  - Умерли, - иного ответа он и не ожидал. Какие же любящие родители
  отправят собственного ребенка к волку в пасть. Приходило время и десять избранных
  должны были отправиться в школы на работы: трое ведьм, трое колдунов и четверо
  чародеев. За это их семьям платились большие деньги, но даже так добровольцев
  сыскать было очень и очень трудно.
   - Значить была очередь твоей семьи идти в услужение? - поинтересовался
  эконом.
   - Н-нет, - всхлипнув, ответила малышка.
   - Тогда как же ты здесь оказалась, дочка?
   - Нужны были срочно деньги, чтобы кормить моих сестричку и братика, вот
  дядя и отдал меня в услужение.
   Руки старичка сжались в кулаки:
   - Небось, очередники ему за это откуп большой дали? - тем не мение все
  таким же глуховато-спокойным голосом продолжал выспрашивать он девочку.
  - Да. Сказал, что им теперь до следующего раза хватит. Когда за меня
  снова деньги дадут.
   " Хватит! Да тех денег на год хватит, чтобы всю деревню кормить!"
  старик попытался подавить в себе ненависть, всколыхнувшуюся в нем от сострадания
  к этому маленькому созданию.
   - А ты, значится, самая старшая будешь?
   - Да.
   - И сколько же тебе годков?
   - Восьмой пошел.
   - Вот и замечательно, Венди. Я тебя к твоим сверстницам и определю. -
  он видел, как девочка от страха вжала голову в плечи. - Они такие же, как и ты.
  Приедут в школу дня через три. Они тоже здесь будут в первый раз. Далеко от
  мамы и папы.
  - Они ведьмы? - шепотом спросила малышка, но то что сей час, в данную
  минуту, их здесь нет, немного обрадовало ее.
   - Нет, еще нет, - улыбнулся эконом, - они только едут сюда учится.
   - А как они учатся?
   - Как? Да обыкновенно. Слушают, что им их наставницы говорят. Занимаются
  с магистрами ведьминских наук. Ты сама все увидишь.
  - А они превратят меня в жабу? - снова принимаясь плакать. спросила
  малышка.
   - Нет. Они не превратят. Они еще не умеют. И, поверь мне, пройдет еще
  не один год прежде, чем они этому научатся.
   - Это так трудно?
   - Ну, я бы не сказал. Все зависит от того какова сила твоего дара. Вот
  мы и пришли, дочка. Именно сюда мы приводим наших маленьких будущих ведьм. -
  эконом остановился посреди огромного коридора. Здесь девочки играют между
  уроками. Эта дверь ведет в классную комнату. Следующая в спальню. С другой стороны у нас подсобные помещения, столовая - малышки у нас едят отдельно, - и комната для практической магии. Это, дочка, твоя территория.
   - А что я должна делать?
   - О, да ничего сложного. Мыть и мести полы, чтобы было чисто, убирать
  мусор, мыть посуду после обеда и следить за метлами.
   - Ведьминскими?
   - Ну конечно. Раз в неделю ты будешь их купать и сушить на солнышке. Да
  и еще во время занятий помогать наставницам.
   - Помогать? А как?
   - Так по мелочам. Ничего сложного, Венди. Например, раздать, палочки,
  листики, тетрадки, карандаши, и все прочее.
   - А вдруг меня превратят в жабу? - снова всхлипнула малышка.
   - Нет, дочка, здесь на этом этаже тебя никто в жабу не превратит. Этого
  просто здесь еще никто не умеет. Я же тебе уже говорил.
   - А н-на другом э-этаже?
   - На другом, не спорю, могут. Но я тебя расколдую, ты не бойся.
  - А вы тоже волшебник? - осипшим от волнения голосом пролепетала
  малышка.
  - Нет, я не волшебник, я чародей. - улыбнулся эконом и твой самый
  главный начальник. Я слежу за порядком и чистотой в школе. Расколдовываю заколдованных. И плачу деньги. А вот и Донна Бонн она тебе все объяснит подробнее и покажет как здесь и что надо делать. Донна Бонн, я вам привел вашу новую помощницу для младшего класса. Ее зовут Венди.
   - Здравствуй, Венди. - поприветствовала ее женщина. - Я твоя наставница.
   Девочка широко раскрыла свои карие глаза, ее подбородок задрожал и
  в следующую секунду она спряталась за экономом:
   - Я не ведьма... - тоненьким голоском пропищала она, отрицательно качая
  головой. - Нет, я не ведьма... Меня избрали работать.
   - О, Дар Великих, кто тебе сказал, что я буду обучать тебя маги? И я ведь
  не ведьма, а простая смертная. Такая же, как и ты, Венди.
   - Это я недостаточно точно объяснил девочке, - улыбнулся эконом, и взяв
  малышку за руку вытащил из-за спины. Донна Бонн вовсе не ведьма, дочка. Да она
  твоя наставница. В мытье посуды и полов. Ты можешь обращаться к ней за советом
  как лучше выкупать метлы и куда поставить сушится. И что необходимо сделать,
  чтобы эти проказницы не улетели.
   - А разве они могут летать сами, без ведьм?
  - Еще как могут! - воскликнула Донна Бонн. - Пошли дорогая я покажу
  тебе нашу комнатку, и познакомлю с остальными.
  - С остальными? - осторожно отпуская руку старичка с любопытством
  спросила девочка.
   - Здесь работает еще несколько человек. И запомни все кого ты увидишь
  сегодня не маги.
   - Почему? Я думала, что здесь живут одни ведьмы?
   - Вообщем-то, да, только сейчас еще каникулы и все они разъехались по
  домам. Так что остались одни смертные такие же, как ты и я.
   При этих словах раздалось легкое покашливание.
  - Простите, Станк Лист, но я говорю абсолютную правду. Ведь вы не
  волшебник и тем более не ведьма. Вы - чародей и наш начальник.
   Девочка с интересом посмотрела на старичка, с которым пришла.
   - К тому же вы очень добрый чародей.
   Эконом улыбнулся.
   - Я обладаю даром, а это главное.
  - А по-моему главное то, как вы используете свой дар. - запальчиво
  произнесла Донна Бонн.
   Чародей снова улыбнулся женщине, но ничего не ответил на ее выпад.
  
  
  
  
  
  
   2. Шестнадцатая.
   Следующие три дня пролетели как один сплошной миг. Венди со всеми
  познакомилась, освоилась в здании и уже не боялась бесконечных коридоров и переходов.
   Она узнала, что раз в год все уезжают на каникулы к себе домой. И она
  тоже уедет в следующем году. Первыми разъезжаются ученицы с лучшими результатами, затем, те, у кого похуже. И уж последними - самые ленивые и бездарные. Вернее дар, конечно же, у них есть, но очень слабенький. Потом разъезжаются магистры и наставницы, и последними - эконом с обслуживающим персоналом.
   Вообще в школе больше всего ценится дар. Чем он сильнее, тем больше ты
  можешь и тем более высокое положение в обществе ты займешь. Те девочки, у кого
  слабый дар учатся только до седьмого класса. С седьмого, начинается
  ежегодный отбор лучших. И так до десятого. Те из них, кто закончил десятый класс, считаются сильными ведьмами и завидными невестами (странно уже то, что от
  результатов учения зависит, выйдешь ли ты замуж или нет). И все же ведьмы наиболее слабые из всех магистров. Волшебник, окончивший семь классов без труда победит в магическом споре любую ведьму, сдавшую экзамен за десятый класс. Что же касается чародеев - то это наиболее сильные и могущественные противники.
   Но оставим волшебников и чародеев - ведь они мальчики. Поговорим о
  девочках. Во время последнего выпускного дня в школу прилетает Великий магистр Орша'к, чтобы поздравить выпускниц и задать для многих последнюю в их жизни школьную задачку. Та же из них, которая сможет ее решить, отправится в школу магистров ведьминских наук. А если и ее она сможет закончить с отличием, то во Дворец Чародеев - резиденцию всех Великих магистров. До сего дня такого почета достигла лишь одна ведьма. Да и волшебников встретишь там не часто.
   Для таких же, как Венди, служить во Дворце считается великим почетом. А
  денег там платят столько, что в миг станешь богатым.
   Видела она и заколдованных, вернее заколдованного, ибо в школе он был
  только один - Кон Тон. Говорили, что его заколдовал сам Великий Орша'к когда
  прилетал в школу на очередной выпуск. Вот с тех пор его расколдовать никто и не
  может. Да и не мудрено - обычной ведьме не всякое заклинание волшебника по
  зубам. О чародеях речь и вовсе не идет. А он чародей чародеев.
   Что же действительно поразило девочку так это то, что Кон Тон не был
  превращен ни в жабу, ни в змею. Просто Великий Орша'к значительно укоротил
  беднягу и снабдил его крыльями. Сам же заколдованный за долгие годы настолько привык к своему росту и второму способу передвижения по воздуху, что и мысли не допускал о прежнем.
   - Мне и так хорошо. - не раз говаривал он.
   Что же касается жаб, лягушек и змей, то оказывается это, было
  наилегчайшее из превращений и их без труда мог сделать любой, обладающий
  маломальскими способностями. Даже то, что Великий Орша'к сделал с Кон Тоном, может сделать любая десятикласница-ведьма. Весь смысл заключен в том, что эти чары снять никто не может.
   Донна Бонн же, по секрету сообщила девочке, что она уже тоже кое-что
  умеет. Ну, конечно, не то, что настоящие ведьмы - вовсе нет, но так кое-что...
  Более подробно этот феномен объяснил Тагор Рар: просто все девочки из года в
  год обучается по одним и тем же заклинаниям. И, следовательно, что бы снять их
  нужны одни и те же, так сказать, "отклинания". Вот мы со временем и запомнили.
  Ну а то, что даром не владеем, то и это оказывается здесь не проблема. В школе
  как не странно у всех рано или поздно заклинания срабатывают. Даже у нас. Станк
  Лист считает что, это все потому происходит, что здесь вокруг нас полным полно
  неиспользованной магии. Вот мы ее и задействуем, коли найдем нужное заклинание,
  да правильно произнесем.
   Тагор Рар, впрочем, как Донна Бонн и Кон Тон, в школе служили давно и
  знали здесь все и всех, как свои пять пальцев.
   - Так что я здесь тоже стану ведьмой? - испугавшись даже самой мысли
  об этом спросила малышка.
   - Нет, конечно, нет. - заверила ее Донна Бонн
   - Если ты чуть-чуть умеешь подколдовывать, то это вовсе не значит, что
  ты сразу становишься ведьмой. - постарался убедить ее Тагор Рар. - Вот ты
  например, знаешь, что давным-давно были все люди равны, и не было среди них ни
  колдунов и ведьм ни простых смертных?
   - Нет, не знаю, - отрицательно покачала головой малышка. - А откуда тог
  да они появились?
   - К сожалению, этого я точно не знаю, - вздохнул Тагор Рар, - Но однажды
  утром люди проснулись и поняли, что некоторые из них могут делать вещи не
  бывалые. Это и были первые волшебники и ведьмы.
   - А все остальные очень испугались, да? - спросила малышка.
   - Нет, - помедлил с ответом Тагор Рар, - Сначала люди не испугались -
  ведь это были их знакомые, друзья и соседи. И волшебники не испугались. Они так
  же жили среди простых смертных и помогали им.
   - А почему же теперь волшебники не живут среди людей и не помогают им?
   - Получившие дар, возгордились своей особенностью и исключительностью.
  Захотели большего - править простыми людьми. Появились богатые и бедные. Школы
  для постижения колдовства и Дворец Чародеев на вершине горы.
   - А поему они построили Дворец на вершине горы?
   - Чтобы до него было трудно добраться.
   - А если бы он летал как дома чародеев с облаками, ведь до него было бы
  еще труднее добраться. - удивилась Венди.
  - Да. Только тогда, в самом начале не было чародеев, они появились
  позже.
   - Когда позже? - не унималась малышка.
   Тагор Рар неопределенно пожал плечами:
  - Позже. А еще известно, что прежние колдуны нынешним и в подметки не
  годились.
   - А почему?
   - Время их сделало сильнее, много сильнее. И пропасть между простыми
  смертными и ними стала непреодолимой. А тебе, Венди, - Тагор Рар потрепал
  малышку за нос, - лучше выучить уроки магии. Поверь мне, они тебе еще ой как при
  годятся.
   - А меня не будут тогда обзывать ведьмой?
   - Солнышко мое, - всплеснула руками Донна Бонн, - Какая из тебя ведьма!
  Так только для своей пользы...
   - Вовсе и не обязательно всем говорить об этом, - мудро заметил Тагор
  Рар и повернувшись, ушел по своим делам.
   - И нам не мешает заняться своими прямыми обязанностями. - Донна Бонн
  подхватила стопку постельного белья, - Девочки уже завтра будут здесь, а мы к
  их прибытию еще не готовы.
   Эти слова напомнили Венди о метлах, которые она должна выкупать и
  высушить. Станк Лист сказал, что сегодня для этого как раз подходящий день.
   Сам эконом появился минут через пятнадцать. За это время девочка успела
  набрать большую дубовую бочку горячей водой - одно из преимуществ школы не надо
  на себе таскать воду. Дернишь за одну веревочку - вода польется, за другую -
  перестанет. Сразу вслед за ним вошла Донна Бонн:
   - Чабрец и мята, - объявила она, держа в каждой руке по мешочку.
  - Я помогу Венди купать метлы в ее первый раз, - принимая у женщины
  мешочки с травами сказал Станк Лист, - А вы, Донна Бонн, принимайтесь за свои.
   Наставница Венди удалилась, а эконом подошел к бочке и кинул туда
  сначала горсть мяты, затем чабреца.
   - Мята очищает, чабрец привлекает.
   Пора купаться, в воде плескаться.
   Девочка вдыхала запахи трав, распространившиеся по всей купальне.
   - Запомнила заклинание? - спросил чародей.
   Малышка кивнула и тут же задала вопрос:
   - А зачем оно нужно?
   - Чтобы метлы захотели в этой воде искупаться. Если метлы не захотят
  что-либо заставить их, не обладая даром, весьма трудно.
   - Почему?
  - Потому что они этого не хотят и сопротивляются. И запомни, дочка,
  если вдруг во время купания у тебя улетит метла, сразу беги ко мне. Ты поняла?
   Девочка снова кивнула:
   - Донна Бонн мне тоже это говорила. А почему метла, улетев, сама не может
  вернутся?
   - Да потому, дочка, что метлы для ведьм делают чародеи. Так как сами
  ведьмы летать не умеют. Знаешь это весьма долгая и кропотливая работа. А
  вернутся, метла не может, потому что дороги не помнит. Заклинанием чародеев это не предусмотрено.
   - А почему не предусмотрено?
  - Потому что чародей, делая метлу, еще не знает какой ведьме она
  достанется.
   - А потом сама ведьма сможет сделать так, чтобы метла запомнила дорогу
  домой?
  - Странные вопросы ты задаешь, дочка, - внимательно посмотрев на
  девочку произнес эконом. - Очень странные.
   - Почему? - снова спросила она.
   - Да потому, что это ведьминский вопрос. " Его задают только ведьмы, -
  прибавил он про себя, - да и то не все. Остальные так и не знают что их метлы,
  гораздо более разумны, нежели это видно". - Ты готова? - спросил эконом, меняя тему, пока эта любопытное создание не задало ему еще с десяток "почему". - Тогда
  приступаем к купанию. Берешь метлу из ее ячейки, отодвигаешь задвижку, осторожно несешь ее к бочке и потихоньку окунаешь - все свои слова эконом сопровождал действиями - Вот так. Водишь ей из стороны в сторону, как будто воду мешаешь. И так до тех пор, пока не почувствуешь, что черенок метлы стал нежным и горячим. Тогда ты ее поднимаешь над чаном. Вот так. И ждешь, пока она не стечет. Как только она стекла, поворачиваешь ее ворсом вверх, и несешь на балкон к солнышку. - и эконом отправился на балкон. - Здесь аккуратно ставишь каждую в ее ячейку и задвигаешь задвижку. И смотри на балконе в оба. Именно здесь они больше всего и сбегают.
   Из второй балконной двери появилась Донна Бонн уже со второй искупанной
  метлой.
   - Ну, как сегодня ваши подопечные? - спросил ее Станк Лист. - Не слишком
  шумят?
   - Да не сильнее чем всегда. - улыбнулась женщина. - А как дела у Венди?
   - Спасибо. Хорошо.
   - Сама знаешь при мне они всегда себя хорошо ведут. - сказал эконом. -
  А теперь, Венди, попробуй сама.
   Следующие полчаса девочка с великой осторожностью, под чутким
  руководством чародея искупала несколько метел, когда вбежала расстроенная Донна Бонн:
   - Опять Шестнадцатая улетела! Ну, ни какого с ней сладу нет! - в сердцах
  воскликнула женщина.
   Станк Лист свой летающей походкой последовал за Донной Бонн и Венди
  осталась одна. Послышалось легкое перешептыванье со стороны метел, словно лес на
  ветру шелестел. Девочка посмотрела на метлы, и под ее взглядом они затихли.
  Набрав в грудь воздуха, побольше, она подошла к ним и продолжила работу, будто ничего не случилось. Метлы вели себя хорошо. Не одна из них не пыталась вырваться и улететь.
   Эконом вернулся, когда девочка уже мыла бочку, опрокинув ее на бок. Все
  метла чинно стояли в своих ячейках на балконе и принимали солнечные ванны.
   - Надеюсь, они тебя не сильно вымотали, дочка? - устало спросил он.
   - Нет.
   - Если в следующий раз будут сильно верещать или не дай бог ругаться...
  - сделав многозначительную паузу, угрожающе произнес чародей. - Ты только скажи
  мне и уж я им задам... век помнить будут.
  - Они вовсе не верещали и не ругались. - заверила его малышка. - И
  вообще вели себя очень хорошо.
   Станк Лист недоверчиво уставился на Венди.
   - А улететь пытались?
   - Нет.
   Он задумчиво окинул взглядом девочку:
   - Отнеси-ка вот это Донне Бонн. - и чародей передал ей носовой платок. -
  Она в купальне купает остальные метлы.
   - Хорошо. - Кивнула малышка и побежала исполнять данное ей поручение.
   Чародей еще несколько минут постоял, а затем неспешно двинулся за ней
  следом.
   В соседней купальне, когда он подошел тоже, было тихо, слишком тихо.
  Метлы при простых смертных еще ни разу не вели себя так хорошо, как сейчас. К слову сказать, они и в присутствии ведьм-первоклашек не вели себя так...
   Донна Бонн стояла по среди купальни, сжимая в руках носовой платок
  чародея и озадаченно смотрела на метлы.
  - У вас все в порядке? - поинтересовался чародей. - Больше никто не
  пытался сегодня улететь?
   - Нет. Пока нет. - Донна Бонн перевела взгляд на Станка Листа - Вот
  ведь колдовские создания! За версту вас чуют. Вы только подходите, а они уже
  как шелковые.
   - Знают просто что запас моего терпения сегодня на исходе. - согласился,
  шутя, эконом. - Мне, Донна Бонн, сейчас придется срочно улететь.
   - И это-то на кануне прибытия всех? - всплеснула от недоумения руками
  женщина.
   - Ничего страшного к утру завтрашнего дня я вернусь.
  - И что это за спешка такая? Вы уже не так молоды чтобы туда сюда
  порхать.
   - Вот по этому я и хочу попросить у вас метлу.
   - Да что вы! А если кто увидит? Греха не оберетесь.
   - Я стар, Донна Бонн, стар. А что чародей из меня никудышний и так всем
  ведома.
   - И куда же вы к вечеру-то собираетесь?
  - Да брата хочу повидать. А то, как занятия начнутся и вовсе от сюда
  Не выберешься.
   - Ваша правда, Станк Лист. Но сегодня туда, а к утру обратно...
   - Решил стариной тряхнуть. Молодость вспомнить. Мы ведь тогда с друзья
  ми всю ночь на пролет в небе носились. А сколько проделок всевозможных
  устраивали... И не перечесть.
   - А ваш брат тоже с вами был? - спросила малышка.
   - Нет. Ему было нельзя.
   - А почему?
   - Потому что в нем дара много. Так, я беру какую-нибудь из не искупанных,
  Донна Бонн.
   - Выбирайте любую. У меня их две всего то и осталось.
   - А почему не искупанную. - встряла в разговор Венди.
  - Да потому что мокрые хуже летают, - пояснила женщина, - это же все
  знают.
   Чародей выбрал метлу и с ней ушел, так больше ничего и, не сказав, а
  наставница, взявшись за последнюю, вспомнила про носовой платок в своей руке.
   - Венди, ты не знаешь, для чего он мне свой платок принести приказал?
   Девочка в ответ лишь пожала плечами.
   - Может, чтоб я его выстирала? Хотя он и так, по-моему, чистый... - и тяжело вздохнув, добавила. - Бывает, порой, не разбери, чего хотят от тебя эти волшебники!
  
  
   3. Это совсем не сложно.
   Утро следующего дня превратилось в сплошную беготню. Девочки прибывали
  одна за другой. Венди не успевала отнести все вещи одной, как требовалось нести
  другой. Вся школа наполнилась гулом голосов, криков, шагами - одним словом
  ожила.
   Обед, полы, тарелки, вещи и бесконечный шум - вот так ей запомнился этот
  день. Вечером она просто упала в своей коморке на постель и забылась сном.
   Ранним утром ее разбудила Донна Бонн, нещадно тряся за плечи.
  - Я так и знала, что ты проспишь. - тихо проговорила она - До подъема
  осталось всего пол часа, а ты еще не протерла полы в коридоре и игровой, и не отослала тарелки на кухню.
   Венди не знала, как она управилась со всеми делами до начала занятий.
  Только помнит, что пришла в себя неся за длинной и тощей наставницей первоклашек
  Милилианной Пуст корзинку с учебниками и наглядным магическим материалом.
   Все девочки сидели каждая за своим столом, всего столов в классной ком
  нате было тринадцать - и стояли они в шахматном порядке. Венди отвели место в
  дальнем углу у окна, чтобы, когда она не нужна, смотрела в окно и не мешала
  занятиям. Как, например, сегодня. Ибо это был вводный урок, и корзинка с ее содержимым была нужна только для наглядной демонстрации умений ведьмы младших классов.
   Урок пролетел как один миг. И не только для Венди. Все зачарованно
  смотрели на Милилианну Пуст, зажигающую свечу, одним взмахом ресниц; заставляющую птичье перо выписывать в воздухе пируэты; камень превращаться в песок. И, наконец, самое трудное - управляться с метлой. Разумеется, последнее наглядно наставница не показала, но обещала взять первоклашек посмотреть, как это делают пятиклассницы.
  К Венди это предложение не относилось.
  
  Дни потекли за днями, сливаясь в один стремительный поток. Лишь уроки
  отличались один от другого. Например, первые занятия были посвящены катанию бусинки по столу. Как выяснилось, этого не умели делать всего две девочки. Затем маленьких ведьм учили поднимать в воздух легкое перышко - это было гораздо труд
  нее. С этим заданием с первого раза справилось только три девочки. Хотя до тех
  замысловатых кренделей, что выписывало перо наставницы, и им было еще далеко.
   Трудно описать чувства, охватывающие Венди, каждый раз, когда она видела
  как рождается волшебство. И не удивительно, что она вопреки страху стать ведь-
  мой начала повторять уроки наставницы. Конечно не сразу и не в классе, а позже,
  когда выдастся свободная минутка. И видно прав Станк Лист, говоря, что вся школа, пропитана магией, бусинка у Венди заскользила по столу в первый же день. Не с первой попытке, но...
   Сидя на своем стуле, в глубине класса, малышке было прекрасно видно, как
  и что у кого получается. И великолепно слышно, что говорит Милилианна Пуст, если
  у кого-то что-то не ладится. Запоминай и повторяй - это стало образом ее жизни.
  И у нее как не странно получалось, также как и у всех первоклашек. Все это и
  забавляло и волновало ее одновременно.
   Кроме магии был еще один урок, который, казалось бы, ей долен был
  даваться гораздо легче, потому что не требовал дара. Но на практике все оказалось сложнее. Урок этот, назывался, - грамматика. И как бы Венди внимательно не слушала наставницу ведьм, сколько бы не запоминала, то о чем она говорила, у нее так ничего и не получалось. В то время когда большинство девочек уже читало по слогам Венди с трудом могла вспомнить, как называются буквы.
   Так как ее территория и территория Донны Бонн находились рядом, то они час
  то болтали друг с другом. Особенно когда первоклашки Венди и второклассницы ее
  наставницы уходили гулять. А гуляли они всю вторую половину дня. Считалось что
  магия довольно сильная нагрузка на маленьких девочек и поэтому им как можно
  больше нужно быть на свежем воздухе. Эти-то долгие ежедневные прогулки и давали Венди самостоятельно заниматься магией. Она никогда не забудет того восторга, когда ее перо впервые выписало в воздухе ровный плавный круг. Вслед за пером в воздух поднялась тряпка для пыли - интересно, а ей можно выписать круг? Оказалось, что можно. И, вообще, круг можно выписать всем, что она в состоянии без особого труда поднять в воздух. Но как оказалось - это были только мелкие и легкие предметы.
   С грамматикой было сложнее. Девочка не могла прочитать ни одно
  написанное слово. Она понимала, скоро, очень скоро, заклинания перестанут повторять в слух. Так уже было с заклинанием для бусинки. Закрываешь глаза, произносишь в уме заклинание, открываешь глаза и смотришь на бусинку. И та катится туда, куда тебе нужно. Все просто. Но что будет, когда девочки начнут учить все заклинания по учебнику?
   У Венди оставалась единственная возможность научиться читать - это
  обратится к тому, кто может и попросить научить. Так она и сделала.
   - Читать? - хмыкнула Донна Бонн. - Меня научили мои родители. Так всегда
  было, мать учит дочь, отец - сына... Знаешь, Венди, у меня никогда не было своих
  детей, так что, сама понимаешь...
   - Почему? - тут же задала вопрос девочка - Вы же говорили, что замужем?
   - Да потому, солнышко, что замуж я вышла, когда уже служила в школе.
   - А я думала, что те, кто попадают в школу, уже не могут найти себе пару.
   - С чего это ты взяла? - удивилась Донна Бонн.
   - У нас в городке, тех, кто в услужении у волшебников, обходят стороной.
  С ними никто не разговаривает.
   - Ну и городок же у вас, Венди! Бр-рр! Не хотела бы я там жить.
   - А где вы живете?
   - В деревне. Там все друг друга знают, и никто никого не сторонится. А
  муж мой любил меня столько, сколько я себя помню. В детстве мы вместе с ним по
  улице бегали, в пряталки играли, - настольгически улыбаясь, углубилась в
  воспоминания Донна Бонн. - Рыбу в речке ловили... Венди, ты пробовала когда-нибудь только что пойманную рыбу, почищенную, промытую речной водой и обжаренную на костре? Мм-м, пальчики оближешь!
   - Нет, не пробовала, - отрицательно помотала головой девочка.
   - Обязательно попробуй. Вкуснее я ничего не ела.
   - А она, эта рыба вкуснее пряника с медом?
   - Венди, пряник с медом и жаренная на костре рыба, разные вещи... Ну, как
  бы тебе объяснить... Ну, это все равно, что сравнивать яблоко с кашей.
   - Аа-а.
  - Но, знаешь, Солнышко, если уж откровенно говорить, то пирожное с
  кремом мне нравится куда больше твоего пряника.
   - А пирожное с кремом я тоже не ела. - печально вздохнула девочка.
   - Ничего. Какие твои годы. - ласково потрепав малышку по носу сказала
  женщина.
   - А ваш муж пока вы здесь вас дома ждет?
   - Если бы! У него работка еще по хлещи моей будет.
   - По хлещи? - удивилась Венди.
  - И еще как! Он охранник каравана. Я тебе не говорила, что наша
  деревенька находится недалеко от большого города?
   - Нет. А как он называется?
   - Мьяр. От туда часто караваны ходят в дальнии страны. А муж у меня
  большой, да плечистый и драться всегда горазд был.
   - А вас он тоже бьет?
   - С чего ты взяла? Конечно, нет.
   - А мой дядя, когда выпьет, всегда всех колотит.
   - Дурак твой дядя. - в сердца сказала Донна Бонн. - Я бы с таким и дня
  жить не стала.
   - Как? Он ведь тете муж. А муж что хочет то с женой и делает.
   - Глупости! Дать ему от ворот поворот и сундук с его одеждой за ворота
  выставить. Вот тебе и весь сказ!
   - Но он же ее муж? - недоумевала девочка.
  - Запомни, Солнышко, если жена мужнин сундук за ворота выставила, то
  более не муж он ей. Отреклась она от него.
   - А муж от жены может отречься?
   - Может. Ее сундук на телегу поставить и к отцу отвести. Только с чего
  тебя вдруг подобные вопросы интересуют? Мала еще!
   Венди неопределенно пожала плечами.
   - Ох, и любопытная ты, однако, - засмеялась Донна Бонн. - Ладно, давай
  займемся твоим обучением...
  
  Через две недели Донна Бонн в сердцах бросила на пол бумагу и карандаш.
  - Венди, я тебе тысячу раз твердила, что это буква "Е", а ты все
  запомнить не можешь. Будь я твоей матерью - выдрала бы тебя как сидорову козу,
  вмиг бы у меня буквы запомнила!
   Девочка тяжко вздохнула:
   - Не получается у меня что-то с этой грамматикой. Видно не моего это ума
  дело.
  - Я тебе дам - "не моего", - передразнила ее Донна Бонн. - Буквы надо
  лучше учить!
   Вдруг позади них раздалось легкое покашливание. В дверях комнатки Донны
  Бонн, где они обычно занимались, стоял Станк Лист. Эконом, улыбаясь, смотрел на
  Венди.
   - Я смотрю, бестолковая вам ученица досталась, Донна Бонн, - хитро смеясь
  заметил старик.
   - Ох, не говорите, Станк Лист, не говорите. Я с ней и так и этак, ну
  не как не хочет запоминать буквы. Уже две недели мучаемся.
  - Венди, а сколько ты до этого слушала наставницу ведьм? - все еще
  смеясь, спросил эконом.
   - Больше месяца, - виновато опустив глаза, снова вздохнула малышка.
  - И ничего не получается? - Станк Лист уже чуть ли откровенно не
  хохотал.
   Венди отрицательно помотала головой.
   - Да если бы я знала, что она и на уроках все внимательно слушала, - воз
  мутилась Донна Бонн - Да я бы никогда не стала ее учить грамоте!
   - Да, Донна Бонн, учить грамоте настоящую... - чародей остановился и
  многозначительно кашлянул, - Дело трудное и не благодарное.
   - Я безнадежна? - расстроено спросила Венди.
   - А девочки как уже все читают? - поинтересовалась женщина.
  - Все. - упавшим голосом подтвердила малышка. - Им уже и книжки с
  картинками раздали.
  - Надеюсь, ты понимаешь, - строго произнес эконом, - что тебе такой
  книжки никто не даст. Простым смертным магия ни к чему.
   - Понимаю. Я просто на картинки посмотреть хотела.
  - Хотела, говоришь? Ну, что ж покажу я тебе эту книжку. - видя, как
  заблестели глаза девочки, добавил, - Но не раньше, чем ты мне весь алфавит наизусть расскажешь.
   - А если я опять какую-нибудь букву забуду?
   - Снова учить пойдешь.
   Девочка тяжело вздохнула.
  - Ничего, ты справишься. - Заверил ее чародей. - Да и еще, Венди,
  не вздумай брать чью-либо книжку посмотреть.
   - Почему?
   - Любая ведьма поймет, что ее вещь кто-то трогал. Это у них в крови.
  
  
  
   4. Гигантские шаги.
   - Ну, как сдала? - встретившись после ужина и вечерней уборки, спросила
  Венди Донна Бонн.
   В ответ девочка печально покачала головой.
   - И это в какой же ты раз ему сдаешь алфавит?
   - В седьмой.
   - Ну не расстраивайся ты так. Сдашь на восьмой.
   - Вы мне это и в прошлый раз говорили.
   - Ну не на восьмой, так на девятый или десятый.
   - Мне это уже надоело. Учишь, учишь, а толку никакого.
   - Стан Лист как, очень сердится?
   - Нет. Совсем не сердится. Только все смеется.
   - А что у тебя с магией?
   - Тоже плохо. В слух читают заклинания все реже и реже.
   - Нет, я о другом, у тебя как, - что-нибудь получается?
   - Если заклинание знаю, конечно, получается.
   - А до зажигания свечей вы уже дошли?
   - Еще нет. Но Милилианна Пуст говорит, что некоторым ученицам разрешит
  этим заниматься уже на следующей неделе.
   - Знаешь, Венди, а ведь у меня так и не получилось зажечь свечу.
   - Почему?
   - Не знаю. Сколько раз не пробовала... ничего не получается.
   - А заклинание вы знаете?
  
   - Пламя пройдет сквозь камень и лед
   В душу войдет свечку зажжет.
  
   - А свечка у вас есть?
   - Да где-то валялась. Венди, но ты же не знаешь всех особенностей этого
  волшебства. Сначала тебе нужно послушать наставницу ведьм.
   - Угу. Но попробовать то можно, - настаивала малышка. - Ну не зажжем мы
  эту свечку сегодня. Донна Бонн давайте попробуем.
   - Ну, давай. Пошли она лежит где-то у меня в каморке.
   Добравшись до комнатки Донны Бонн, они тут же лихорадочно начали искать
  свечу.
   - Вот она! - радостно воскликнула женщина, доставая огарок со шкафа. - Я
  тогда так расстроилась, что у меня ничего не получается, и зашвырнула ее
  подальше.
  - Хорошо, теперь поставьте ее, пожалуйста, на стол, а сами сядьте
  на кровать.
   Донна Бонн послушно уселась на кровать, давая Венди возможность напрямую
  контактировать со свечой. Девочка внимательно смотрела на нее, сосредотачиваясь.
   - А о каком камне и льде в заклятии шла речь, - вдруг неожиданно спросила малышка.
   - Да откуда же я знаю? - удивилась Донна Бонн - Не я же придумывала его!
   - А во время урока наставница ведьм говорила что-нибудь по этому поводу?
   - Да, нет, вроде... Ничего. Закройте глаза, произнесите слова и, открыв
  глаза, зажгите свечу.
   - А до самого процесса колдовства?
   - Только что оно одно из самых древних, но с него начинается взлет дара.
   - Как это взлет дара?
   - Не знаю. Да только она при мне год назад так и сказала "взлет дара".
   - Странно... - задумалась Венди, закрывая глаза, и мысленно произнося магические слова, затем открыла их. Огарок стоял, по-прежнему, скособочившись и абсолютно холодный. Словно лед, мелькнуло в голове девочки. Взять камень, большой черный камень и ударить по этому льду, так чтобы полетели блестящие осколки-искорки. В ее глазах заблестели отражение воображаемых искр и, в тоже миг, фитилек вспыхнул. Огонек получился хоть и маленьким, но ровным и ярким.
  - Ну, знаешь... - покачала головой, чтобы прийти в себя, женщина, -
  если бы я не знала, что ты не ведьма, не за что б не поверила.
   - Почему?
   - Да потому что это ни у кого не получается с первого раза. Я в школе
  уже семь лет, но подобное вижу впервые.
   - Но, Донна Бонн, это ведь совсем просто.
   - Просто? Ты первая для кого это оказалось просто.
   Венди лишь недоуменно пожала плечами.
   Женщина дунула на огарок и погасила его:
   - Знаешь, Солнышко, я думаю, будет лучше, если об этом никто ничего не
  узнал. Мало ли чего.
   - Чего?
   - Чего, чего! Еще посчитают тебя ведьмой, вот чего.
   - Но я же... - испугавшись, чуть не заплакала девочка.
   - Я-то, глупышка, знаю, что ты никакая там не ведьма. А попробуй, докажи
  это твердолобым болваном вроде тех, что живут у вас в городке? То-то и оно, что
  им ничего не докажешь.
   - И что мне теперь делать? - шмыгая носом, пролепетала малышка.
   - Да ничего. Учи свой алфавит, а колдовство оставь тем, кто для этого
  рожден. Поверь, детка, в жизни и так полно неприятностей, чтобы еще ее
  осложнять.
   На следующий день Венди не то, что свечу зажигать, даже перышко в воздух
  запускать не стала. Она делала свою повседневную работу и, в который раз,
  зубрила алфавит. Тоже было и на следующий день.
   Алфавит категорически отказывался учиться.
  
  С утра небо заволокло тучами - толи старшеклассницы потрудились, толи природа распорядилась, но настроение было, паршивей не придумаешь. Ее единственным развлечением до этого дня была магия, но теперь... это было тоже ей не доступно. К всеобщим неприятностям с этого дня Милилианна Пуст запретила девочкам произносить заклинания в слух - таинство магических сил не предназначена для ушей простых смертных.
   Что же касается книг, то с того момента как их выдали ученицам, каждая
  носила ее с собой. А уходя гулять, запирала в своем шкафчике. Глупцы, если бы они знали о том, что Венди не то, что прочитать книгу, алфавит выучить не может, вряд ли стали так прятать от нее свое руководство по магии для начинающих.
   Моя посуду после обеда и придаваясь грустным воспоминаниям - вспомнила
  брата и сестру - как они там одни без нее? - Венди выставляла помытые тарелки
  аккуратными стопочками: стопка тарелок из-под первого блюда, стопка тарелок
  из-под второго, ложки, вилки, чашки, бокалы... когда неожиданно в столовую влетел Кон Тон. Кончиком крыла он нечаянно задел достраивающуюся пирамиду бокалов, те зашатались и, стали, медленно кренится на один бок.
   - Ой! - воскликнул Кон Тон - Держи! Я. Кажется, уронил их!
   Но прежде чем пирамида распалась окончательно, Венди подхватила ее. Маги
  чески. Она сама не знала - как это у нее получилось, но бокалы зависли в воздухе. Осторожно протянув руки, девочка подхватила их и поставила обратно.
   - Осторожнее, вы мне чуть все бокалы не побили.
  - Извини, Венди. - Кон Тон, казалось, был просто ошеломлен. - Как это у
  тебя получилось?
  - Не знаю. - вздохнула девочка. - Последнии дни у меня все наперекосяк
  выходит. Ну, просто ничего не получается.
   - Тебя Станк Лист завет. Что-то срочное.
   - Ну, вот опять! - вздохнула она.
   - Может я чем-нибудь смогу помочь? - предложил сторожил.
   - Нет. Вы ничем не сможете помочь.
   - Венди, детка, что случилось?
  - Ничего особенного. Просто Донна Бонн и Станк Лист пытаются научить
  меня читать.
  - Это просто замечательно! - обрадовался за нее Кон Тон - Если ты
  научишься читать, то лет через десять сможешь получить повышение в академию. Там, говорят, работы намного меньше, а денег дают за год больше.
   - А вы умеете читать? - задала вопрос Венди
   - Не так чтобы особенно быстро, но понемногу буквы складываю. И если слово не длинное, то могу прочитать.
   - Как это?
   - Ну, например, твое имя. Конечно, весь алфавит я не знаю, и где какая
  правильно пишется буква, но ... С самого начала еще помню. Первая буква в твоем имени "В", потом идет "Е", следующая: "Н", потом "Д", и последняя - "И".
   Здорово это у вас получается. - восхитилась девочка.
   - Да здесь нет ничего сложного. Просто возьми какое-нибудь слово и не говори его, а пой. Каждый звук. Пой и представляй, как этот звук выглядит. Вот и все.
   Венди закрыла глаза и прислушалась к собственному голосу, поющему ее имя.
   - Действительно просто, - поразилась она.
   - Я так и знал, что у тебя получится.
   - Спасибо.
   - А теперь беги, Станк Лист не любит ждать.
   Малышка кивнула и, бросив не домытую посуду, побежала в кабинет к эконому. Спустилась по черной лестнице и сделала крюк через кухню. Этот маршрут хоть
  и был более длинным, зато и более безопасным. Если идти по главной лестнице и
  зале, то непременно столкнешься со старшеклассницами. А те в рамках задания обязательно сделаю из нее подопытного кролика. Венди не понимала, как Тагор Рар - здесь была его территория - не боится. Донна Бонн ей говорила, что Станк Лист
  каждые два часа ходит расколдовывать его.
   Через кухню, мойку и ряд подсобных помещений Венди добралась до центрального коридора. Осторожно просунув голову в дверь, девочка огляделась, нет ли где поблизости старшеклассниц. И только убедившись, что путь свободен, пробежала по коридору до кабинета эконома. Быстро постучав в дверь и, не дожидаясь ответа, открыла ее и шмыгнула в кабинет.
   Станк Лист строго посмотрел на Венди:
   - Я ждал пока ты сама придешь, дочка. Но, похоже, затею с грамотой ты
  решила уже оставить.
   - Нет, - пролепетала Венди, виновато опустив глаза в пол.
   Чародей прищурился и внимательно присмотрелся к малышке. Этого не могло
  быть, но он готов поклясться, что она уже зажгла свою первую свечу.
   Когда любой, обладающий даром, зажжет свою первую свечу, начинается не
  кий энергетический прорыв. В этот момент магия буквально плещет из ученика и может в неумелых руках и без присмотра наставницы превратиться в настоящее стихийное бедствие. Пройдет еще ни один месяц, прежде чем ученик научится управлять этими силами. А Венди не умеет даже читать, чтобы выучить необходимые заклинания.
   - Нет? Ты выучила алфавит? - чародей знал, что ее дар не позволит ей запомнить его. Было что-то в этом порядке букв такое, перешедшее к нам еще из древней магии. Словно стоял блок и никто, из по-настоящему сильных чародеев, не мог преодолеть его.
   Венди отрицательно покачала головой.
   Его брат, Великий Чародей Орша'к до сих пор так и не запомнил этот по
  рядок букв. Но читать он научился. Самый последний в группе, но научился. Сей
  час, когда магическая сила не достигла своего совершенства, и еще не видна столь
  явно - алфавит первый признак ее невероятных размеров. А малышка, стоящая перед
  ним, вряд ли претворялась.
   - И что же мне с тобой делать, дочка? - мягко произнес эконом. Больше
  обращаясь к своим мыслям, чем к не выученному уроку. В любом случае отпускать
  ее сейчас назад нельзя. Мало ли что она может по незнанию натворить. Сейчас
  такой момент, когда за ней нужен глаз да глаз. И в который раз Станк Лист возблагодарил предусмотрительность своего брата, который за много дней до появления этой малышки, убрал из школы всех сильных ведьм. Правда, очень сильных и не бывает... если не считать стоящую перед ним аномалию. Она должна была родиться мужчиной, все звезды говорили за это, но предсказания... с ними не поспоришь.
   - Я старалась...- пролепетала малышка. - Очень!
   - Я знаю, дочка, - вздохнул Станк Лист, - Но, по-моему, ты действительно
  права и алфавит тебе не дается.
   В любом случае, если кто из наставниц или магистров ее и увидит, не поймет, что она одна из них. Ведьмы, почти все не могут видеть энергетический поток, управляющий процессами магии. Оно и к лучшему.
   - Но, возможно, нам лучше начать с самого чтения, - предложил эконом.
   - Да, - радостно согласилась Венди.
   - Я буду писать на бумаге слова, а ты попытайся их прочесть, хорошо?
   Девочка, улыбнувшись, кивнула головой.
   Через пять минут чародей понял, что малышке больше не нужны уроки грамматики. Она хоть и как-то странно тянула буквы, но легко справлялась с любым, даже трудным словом.
   - Ты вполне заслужила свой приз, - закончив урок, торжественно произнес
  Станк Лист, - И поэтому я перевожу тебя на другую территорию.
   - Куда? - охнула от неожиданности Венди.
   - Сама увидишь.
  
  
  
   5. Хранилище.
   Они долго шли, поднимаясь, все выше и выше. На самом верхнем этаже одно
  крыло здания занимали комнаты наставниц, а другое было закрыто на ключ. Вот перед этой то дверью они и остановились.
   - Венди, ты знаешь, что находится там за дверью?
   Девочка отрицательно покачала головой.
   Замок щелкнул сам собой и дверь открылась. Все пространство этой гигантской по своим размерам залы занимали полки. От пола до потолка, все стены и еще несколько рядов по середине. На них стояли ровными рядами, корешок к корешку мириады книг.
   - Что это? - удивилась Венди.
   - Школьное хранилище. Здесь находятся книги по магии. Конечно, только те,
  которые могут пригодиться ведьме. Время от времени сюда заходят наставницы, чтобы подготовиться к уроку.
   - А ученицам сюда можно заходить?
   - Только старшеклассницам и в сопровождении наставниц.
   - А почему?
   - Потому что здесь есть и такие книги, которые не рекомендуется читать
  всем подряд, а только тем, кто занимается данной темой.
   - А почему другие не могут?
   - Потому что ведьмы, как и всякие другие специалисты, занимаются только
  своей областью знаний. - И, видя все еще не понимающее личико малышки, принялся
  объяснять более подробно: - Например, кузнец делает подковы. Но это вовсе не означает, что он сможет слепить из глины горшок точно такой же, как горшечник.
  Хотя оба они мастеровые.
   - Значить бывают ведьмы-кузнецы и ведьмы-горшечницы?
   - Что-то в этом роде, - усмехнулся старый эконом.
   - А вы всегда входите в эту комнату без ключа? - задала новый вопрос малышка.
   - Всегда, - подтвердил Станк Лист.
   - А меня вы тоже научите так открывать замок?
   - Ни в коем случае.
   - Почему?
   - Эту дверь могут самостоятельно открыть только магистры ведьминского
  искусства.
   - А наставницы?
   - Обращаются ко мне. Мне поручено следить за хранилищем. А здесь есть
  весьма редкие и ценные экземпляры книг.
   - Их никому нельзя трогать? - предположила Венди.
   - Почти что так. - кивнул чародей.
   - А когда вы покажите мне книжку?
   - Книжку ты сможешь посмотреть завтра во время занятий. - Еще не хватало
  чтобы кто-нибудь из ведьм, войдя сюда, застал ее читающей магические книги. - А
  сегодня займешься протиранием пола. А завтра после обеда смахнешь пыль вот из
  этого шкафа, - эконом указал на ближайший от двери, - И со всех находящихся в
  нем книг.
   Венди пришлось задрать голову высоко вверх, чтобы увидеть последнюю, упирающуюся в потолок полку.
   - Не беспокойся, - проследив за взглядом девочки, продолжал Станк Лист,
  - Здесь есть достаточно высокая стремянка. А чтобы тебе не надо было ее за со
  бой таскать, мы ее прямо сейчас заколдуем.
   - А я тоже буду заколдовывать?
   - Ну, если ты хочешь, - пожалуйста...
   - А что нужно говорить?
   - Хозяина тень изо дня в день -
   На него глядит и за ним летит;
   И ты, с сей поры, от моей нужды
   На меня глядишь и за мной спешишь.
   Венди тут же закрыла глаза и начала про себя повторять эти слова.
   - По-моему ты кое-что забыла, - слова эконома прервали ее уже на послед
  них фразах.
   - Что? - не открывая глаз, спросила девочка.
   - Предмет, на который ты собираешься наложить заклятия.
   Ей очень не хотелось прерывать процесс, тем более она так давно не колдовала... Вдруг комната сама собой нарисовалась в ее голове. Полки и книги не то что стали прозрачными, но абсолютно не мешали ее взгляду. "Стремянка". - мысленно позвала малышка. Она оказалась слева, чуть за ее спиной, у окна спрятанной за штору. Венди улыбнулась одними губами, и мысленно поманила ее пальцем. Стремянка оттолкнулась от стены и пошла к ней, выставляя вперед переднюю часть, а затем подтягивая заднюю. Малышка закончила говорить оставшиеся слова и, щелкнув пальцами, открыла глаза.
   Стремянка неуклюже шла к ней приставными шагами. Станк Лист, уставившись
  на нее и, не мигая, наблюдал за процессом, открыв рот. Стремянка, остановившись рядом с Венди, неподвижно застыла.
   - С чего это вдруг тебе вздумалось щелкать пальцами? - строго, почти сердито спросил он.
   - Не знаю, - чуть пожав плечами, ответила девочка. - Мне показалось, что я
  обязательно должна щелкнуть пальцами. Что так будет гораздо эффектнее.
   - Щелчок, у чародеев означает на веки вечные. Чтобы не случилось и когда бы ни случилось, теперь эта стремянка твоя и слушаться будет только тебя.
   Девочка подозрительно покосилась на вещь:
   - Почему? Это всегда получается так, когда щелкаешь пальцами?
   - Только с предметами.
   - А почему вы сказали "у чародеев"?
   - Ведьмы не щелкают пальцами.
   - Почему? Им разве не нужны предметы на веки вечные?
   - Им легче произнести заклятие во второй или третий раз, нежели сделать
  его столь сильным, чтобы оно хватило на века.
   Несколько секунд Венди молча, широко открытыми глазами смотрела на эконома, потом ей показалось, что воздух потяжелел и всей своей гигантской массой, обрушился на нее. Он был столь тяжелым, что его нельзя было вдохнуть. Она несколько раз пыталась это сделать через рот. Но он не вдыхался. Она испугалась. Очень испугалась. Собрала всю свою силу и послала ее вверх, чтобы расколоть эту тяжелую глыбу надвое и вздохнуть свободно. По мере того, как сила летела стрелой вверх, она падала вниз. Внезапно над головой открылось серое наполненное дождем небо, но оно тоже раскололось надвое, а затем все померкло.
   Когда Венди открыла глаза, то оказалось что она лежит на полу, а ее голова покоится на коленях старого эконома.
   - Ну и напугала же ты меня, дочка. - улыбаясь сказал он.
   Кто-то как сумасшедший забарабанил в дверь. Слышались еще шаги, крики топот ног.
   - Лежи тихо, - прошептал чародей, - И, что бы ни случилось, не шевелись.
  Хорошо?
   Девочка в ответ слабо кивнула головой, ибо ее горло не могло произнести
  не звука в ответ. Станк Лист несколько раз провел руками над ней, что-то быстро
  шепча. Она почти физически увидела, как сгустки энергии плавно распределяются
  над ней, укрывая сплошной пеленой. Ее голова осторожно переместилась с колен
  старика на пол. Между тем стук становился все сильнее и настойчивее. За дверью
  требовали немедленно открыть.
   Наконец, закончив с магическим покровом и тяжело поднявшись с колен, эконом позволил двери открыться. Тут же в хранилище ворвались несколько магистров и наставниц. Причем, говорили они все сразу, так что ничего нельзя было разобрать.
   Венди хоть и понимала, что они не в коем случае не могут ее видеть, неволь
  но зажмурила глаза. Инцидент на удивление был быстро исчерпан. В тот момент она
  так и не смогла понять, что же именно сказал вошедшим Станк Лист, что они поспешили немедленно уйти. Впрочем, ее это интересовало менее всего.
   - Как ты себя чувствуешь, дочка? - спросил чародей, едва дверь захлопнулась, и они остались одни.
   В ответ послышались только не членораздельные хрипы.
   - Молчи, молчи, - замахал на нее руками эконом. - Береги свое горло. После того, как ты высвободила такую кучу энергии, тебе лучше помолчать.
   Девочка посмотрела в потолок, он был снова на месте. Тогда как же падая
  она могла видеть серое, расколотое на две части небо? Что-то здесь было не так,
  но она не как не могла понять что именно. Что?
   Пелена из сгустков энергии исчезла почти сразу, как только закрылась
  дверь. "Наверное, ему было трудно делать меня невидимой и одновременно разговаривать с ведьмами". - подумала она.
   - Нет, ты ошибаешься, - сказал Станк Лист - и перестань кричать я не глухой.
   Венди удивленно уставилась на него. Сейчас она могла бы поклясться чем
  угодно, что и рта не открывала, не то чтобы кричать.
   - Мысленно, солнышко, мысленно, - прибавил чародей. - Тебе достаточно
  подумать и вопрос зазвучит у меня в голове.
   " Почему?"
   - Твой канал открылся в тот момент, как ты зажгла свечу. А получаемая
  тобой энергия выплескивается в окружающий мир в виде колдовства.
   " Меня сейчас только вы слышите или еще кто-нибудь?"
   - Только я, - успокоил ее чародей. - Я блокирую твои мысли. Но запомни,
  малышка, они настолько сильны, что я долго не смогу этого делать.
   Венди с трудом проглотила слюну. Во рту пересохло и ей ужасно хотелось
  пить. В ту же секунду в руках у эконома появился стакан с водой.
   - Маленькими глотками, - предупредил чародей, снова кладя ее голову себе на колени. - И не все сразу.
   " Как мне перестать мысленно кричать?" - после нескольких глотков спросила девочка. И, похоже, этот способ общения ее несколько не затруднял. По кране
  мере она не пыталась снова говорить в слух.
   - Ты уже не кричишь, малышка. Просто посылаешь свои мысли не только
  мне, а всем вокруг. Попытайся сосредоточиться и передавать свои мыли только мне.
   Станк Лист понимал, что этому искусству учатся долго. У ведьм на это уходят годы. Но большинство из них так и не сможет передавать свои мысли другим,
  только принимать. Она не ведьма тут же поправил он себя. Она другое. Ему оставалось только надеяться, что Венди поняла его объяснения и сможет контролировать свои мысленные вопросы.
   Внимательно наблюдая за лежащей с закрытыми глазами малышкой, чародей
  облегченно вздохнул - Венди заворачивала себя словно в кокон, непроницаемый и
  не пробиваемый. Когда в ее добровольном покрывале осталась лишь небольшая лазейка, он остановил ее:
   - Оставь так. Ты просто умница.
   " Почему я не могу закутаться вся?"
   - Через энергетическое поле плохо проходит звук, даже мысленный, и воздух.
   "А мне так и придется всю жизнь держать этот покров?"
   - Нет. Конечно, нет. У меня ведь его нет.
   " А что вы делаете, чтобы его не держать?"
   - На самом деле я его держу, - попытался объяснить чародей, - Только у
  меня он сжат до размеров моего перстня.
   И эконом показал массивную печатку с голубым прозрачным камнем.
   - Это не только украшение, это и своего рода магическая вещь. Все мои
  мысли идут не вокруг меня, а строго направлены в этот перстень. И уже оттуда
  идут к тебе.
   Венди скосила взгляд на массивное украшение.
   " У вас камень пульсирует".
   - Это потому что я, дочка, принимаю твои мысли.
   " А если вы тоже будете говорить мысленно, что будет с камнем?"
   - Он станет темно синим и утратит на время свою прозрачность.
   Ее энергетический кокон стал утончаться. Станк Лист на всякий случай
  приготовился снова сдерживать поток ее мыслей. Еще ни кто за всю историю магии
  не учился так быстро и не пытался колдовать, не зная заклинаний. Похоже, Венди ведет какой-то ей одной ведомый инстинкт. Дар у нее в крови. Но есть еще что-то,
  что заставляет ее, вопреки всем правилам колдовства, слушаться своего внутреннего я.
   Между тем кокон стал столь тонок, что чародей уж не мог его видеть визуально, а только ощущал физически, что он есть. Затем он начал сжиматься, одновременно с этим продолжая утончаться дальше. Глаза малышки были закрыты, мысли напряженно работали, казалось, еще чуть-чуть, и девочка не выдержит этих титанических усилий. Пелена порвалась сразу в нескольких местах. Этого следовало ожидать. Малышка была просто не готова к подобной магии. Ее силенок не хватило. Особенно после такого высвобождения энергии.
   Но вопреки пессимистическим прогнозам Станка Листа, девочка очень быстро
  вновь затянула получившиеся в оболочке дыры. Скоро ее энергетический кокон был
  не более его камешка на перстне. Несколько раз она перекинула его с одного места
  на другое, как бы примеряя, где его можно расположить, затем остановилась на од
  ной из пуговиц своего платьица-униформы. И привязала свой крохотный кокон к ней.
   Чародей не знал радоваться ему или бояться. Уже сейчас, абсолютно ничего
  не зная, она была сильнее любого волшебника. А скоро, очень скоро, для нее не будет не тайн не препятствий в виде невыполнимого заклинания. Теперь он не сомневался, что именно о ней говорится в третьей главе Книге Судеб.
  
  
   6. Решение проблем.
   Утро. Солнечное, яркое, и удивительно доброе. Возможно Венди все в то
  утро казалось добрым. Самое тяжелое, мрачное и печальное осталось в прошлом дне,
  как и самый трудный разговор в ее жизни...
   Тогда решив проблему со своими мыслями, она не на шутку испугалась. Одно -
  если ты умеешь ловить в воздухе предметы, или снимать заклятие с лягушки, но
  совсем другое - если ты научилась приручать стремянки и управлять своими мыслями.
   - Я ведьма? - спросила она у Станка Листа, еще в душе надеясь, что это
  не так, хотя уже понимала то, что может она, простые смертные не могут.
   - Нет, солнышко, - с грустью произнес чародей, - ты не ведьма.
   Венди сипло выдохнула, и только тут поняла, что не дышала с того момента,
  как задала свой вопрос.
   - Ты не ведьма, - между тем продолжал Станк Лист, - Ты нечто большее.
  Ты та, чье появление тысячелетие назад было предсказано в Книге Судеб.
   - А что в ней было предсказано? - природное любопытство взяло верх над
  страхом.
   - В ней было предсказано, что через сотни лет, когда магия на земле
  достигнет своего совершенства. И установится порядок сильнейших, придет слабейший, обладающий великим даром. Он будет из нашей земли, но ему будут ведомы силы других миров. Он разобьет тюрьмы отражения и наступит новая эра.
   - А что такое новая эра?
   - В новой эре люди будут жить не так как сейчас. Точнее я тебе, дочка,
  сказать не могу, ибо и сам не знаю что это такое.
   - Почему не знаете?
   - Потому что я не жил в новой эре, - просто ответил эконом.
   - А что это тюрьмы отражения? - снова спросила Венди.
   - Этого я тоже точно не знаю, - пожал плечами чародей. - Древние часто
  говорили загадками. Некоторые из нас думают, что это шары пророчеств.
   - Шары пророчеств? - как эхо повторила девочка. - А что это такое?
   - Шары пророчеств - это зеркальный шар, куда заключают после смерти душу магов.
   - А зачем ее туда заключают?
   - Чтобы она, душа, сохранилась и могла помочь своему обладателю в будущем.
   Девочка, крепко зажмурившись, потрясла головой.
   - Я не понимаю! - и чуть улыбнувшись, виновато посмотрела на Станка Листа. - Как душа может "пригодится" в будущем? Она что может колдовать?
   - Нет. Колдовать душа не может, - вздохнул чародей, пытаясь объяснить
  Венди то, что с самого его рождения было нормой жизни. Повседневностью, которую
  он не замечал и не предавал ей значение. - Шар пророчества - это скорее помощник. Словно книга, в которой хранится множество информации. Когда тебе что-то нужно ты лишь призываешь дух, заключенный в шаре, и все готово. Не нужно долго и упорно учиться. Достаточно лишь получить навыки - выучить, так сказать, азы. И все. Дух шара всегда подскажет тебе нужное заклинание, и предскажет твое будущее.
   - А что, разве, простые маги не могут предсказать свое будущее? - удивилась Венди. - Ведь будущее простых людей они предсказывают без труда. Я думала, они и свое будущее знают.
   - Все не так просто, дочка. Все не так просто. Видишь ли, когда предсказывают судьбу простого смертного - там все ясно и понятно. Там нет магии. Магия сродни фактору внезапности. Одно заклинание накладывается на другое и
  от первоначального варианта, уготовленного нам волей неба, не остается и следа.
   - Значить наши заклинания отражаются на нашем будущем? - наморщив лоб,
  серьезно произнесла Венди.
   - И еще как. - подтвердил чародей. - Здесь никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь.
   - А почему же тогда шары пророчеств могут предсказать это внезапное
  будущее?
   - Это тоже одна из еще не решенных загадок.
   - А ее что никто не пробовал решать?
   - Напротив. Пробовали многие, но не добились никаких результатов.
   - А что они делали?
   - Они спрашивали разные шары о ближайшем будущем и затем сравнивали
  результаты.
   - И как?
   - Результаты были абсолютно одинаковы.
   - А сила мага в этой жизни имеет какое-нибудь влияние на Шар?
   - Ты хочешь сказать на ценность Шара? Имеет, но не в смысле предсказаний,
  В этом отношении, все шары говорят почти одно и тоже, чуть ли не слово в слово.
   - На что же тогда?
   - Чем сильнее маг, тем больше заклинаний он знает.
   - И все?
   - И все.
   Девочка вдруг хитро улыбнулась, задавая свой очередной вопрос:
   - Этот Шар может быть у любого человека?
   - У любого, обладающего даром. - подтвердил чародей.
   - А если у этого другого не хватит силы чтобы выполнить предложенное
  заклинание?
   - Такое бывало и не раз. - усмехнулся Станк Лист. - И даже со мной.
   - У вас тоже есть Шар?
   - Конечно.
   - А я могу спросить у него свое будущее?
   - Можешь, но только когда закончишь свое обучение.
   - Почему?
   - Если ты не знаешь определенных правил обращения с Шаром пророчеств и
  не завершил свое обучение тебе нельзя и близко подходить к нему.
   Венди вздохнула:
   - А что было тогда, когда вы не смогли выполнить заклинание из Шара?
   - Чтобы добиться того, что было мне нужно, пришлось наложить целых четыре.
  Но зато более подходящих мне по силам.
   - А так часто бывает, что несколько заклинаний можно заменить одним но
  более трудным?
   - Да. - после недолгого молчания ответил Станк Лист. - Только большинство этих заклинаний по силам не любому волшебнику.
   - А чародею?
   - У тебя, дочка, слишком много вопросов.
   - И все же? - настаивала девочка.
   - Чародеи разные бывают, - уклончиво ответил эконом.
   - И все же? - не отставала от него малышка.
   - Большинство чародеев тоже не может. - наконец признал Станк Лист.
   - Почему?
   - Потому что мать всю силу вкладывает в одного ребенка.
   - Как это?
   - При рождении мать может отдать всю силу одному малышу, в надежде на
  то, что он станет сильнейшим. Что она и делает.
   - А как же другие дети?
   - Они тоже обладают даром, но никогда не смогут быть во Дворце Чародеев.
   - А отец?
   - От отца это не зависит. Его силы достается поровну всем детям.
  
  
  
   7. Запретный плод.
   Солнце и голубое небо. Что может быть прекрасней?
   Сейчас бы пробежаться по траве. Пока она не высохла. Полюбоваться, начавшем желтеть, лесом. Побродить по лесным тропам с лукошком. Где грибов сейчас видимо - не видимо...
   Венди грустно вздохнула и отвернулась от окна. Ей надо работать. Ведь она
  самая старшая в семье. Она должна позаботиться о братике и сестренке.
   Прополоскав очередной раз тряпку от пыли и хорошенько ее, отжав, девочка
  не спеша, забралась на стремянку. Если бы ей кто-нибудь сказал, что может на одной полке быть так много книг - она бы не поверила. Ни в доме ее родителей, ни у дяди с тетей книг вообще не было. И у соседей тоже. Правда книги и грамота -эта привилегия магов, но и торговцы, например, тоже неплохо знали буквы и писали.
   Со вздохом посмотрев на вторую с верху полку Венди поняла, что вытирать
  она ее не хочет. А разве не может тряпка сама без нее заняться протиранием книг?
  Наверное, может, - решила девочка, - только нужно знать подходящее заклинание.
   Оставив тряпку на стремянке, малышка решительно спустилась вниз. В первой
  половине дня она уже смотрела книжку, выданную ей экономом, но там после зажигания свечи были только практические уроки с помелом. Она прочитала их все - там нет ничего трудного - только вот помело ей точно никто не даст.
   Венди растерянно пошла по хранилищу:
   " Интересно, в какой книге можно узнать, как избавляться от пыли? " - думала она, кружа по библиотеке. Стремянка бесшумно ковыляла за хозяйкой. Эта Станк Лист решил, что ему не нужен лишний шум в хранилище, и наложил свое заклятье.
   - Ты случайно не знаешь, какую книгу мне нужно взять, - обратилась Венди
  к лестнице, - чтобы узнать, как избавиться от пыли?
   Но стремянка стояла неподвижно.
   - Ты не умеешь разговаривать, - с вздохом констатировала девочка. И пошла дальше по книжным проходам на удачу.
   Вдруг за ее спиной что-то упало. Резко повернувшись, малышка обнаружила
  небольшую книжку в сильно потрепанном синем переплете. На обложке значилось:
   " Бытовая магия.
   для учащихся первого класса".
   " Это как раз то, что я искала! " - с восторгом подумала она.
   Открыв первую страницу, девочка увидела огромную печать наискосок:
   " Изъять из программы школьного обучения,
   за практической ненадобностью".
   " Почему они решили, что бытовая магия не нужна? - удивилась Венди -
  Надо спросить у Станка Листа. " - решила она и устроившись на нижней ступеньке
  стремянки углубилась в чтение.
   "Урок первый - прочитала она - испарение луж. Это мне не нужно. Так что
  здесь дальше, ага - Урок второй - выведение пятин. Это может пригодится, но не
  сейчас. Дальше, - перелистав еще несколько страниц, девочка обнаружила: как привести в порядок испачканную или испорченную одежду, вывести неприятный запах, приготовить за пару секунд вкусную еду из воздуха... На этом разделе Венди задержалась более подробно. А когда закончила, с наслаждением уплетала огромное пирожное с башней из крема сверху. Оказывается, обладать даром весьма приятное занятие!..
  
   Станк Лист огляделся, нет ли поблизости кого-нибудь из наставниц, и только после этого быстро открыл дверь в хранилище. Смешно кому сказать, после того
  как он оставил там утром Венди одну, все время волновался. Он находился с ней
  все время пока она читала книжку. Уговорил ее не трогать метла. И, наконец, оставил одну, дав указание вытирать пыль с книг. Этого одного шкафа ей хватит до
  завтрашнего утра... И все же волнение не покидали его.
   Наконец, сдавшись от нечем не обоснованного беспокойства, чародей пробрался в хранилище. Едва захлопнув за собой дверь, он онемел от увиденного.
   Огромное помещение сверкало стерильной чистотой. Нигде ни на шкафах, ни
  на книгах, ни на полу не пылинки ни соринки. Даже десять уборщиц не смогли бы
  навести такой идеальный порядок в столь громадном помещении за столь минимальный
  срок.
   - Венди! - рассерженно позвал чародей.
  
  
  
  
  
   - Мм-м, - промычала девочка, где-то из глубины помещения.
   - Венди! - снова позвал чародей.
   Послышался легкий шелест детских шажков, затем из одного из проходов поя
  вилась малышка. В ее руках была небольшая книжка, заложенная пальцем между страниц.
   - Что-нибудь случилось? - невинно спросила она.
   - Случилось, - пытаясь подавить гнев, пророкотал эконом. - Случилось то,
  что одна маленькая девочка перестала меня слушаться и делает все, что ей вздумается.
   - Неправда! - возмутилась малышка. - Я вас слушаюсь!
   - В таком случаи скажи мне, пожалуйста, чем ты должна заниматься в данный
  момент?
   - То, что вы просили меня сделать - я сделала, - гордо вскинув голову, заявила Венди. - А как говорится: "Сделал дело - гуляй смело".
   - Но ты это сделала не сама, дочка. Ты воспользовалась магией.
   - Но для чего же мне нужна магия, если я не могу ей пользоваться?
   - Венди, солнышко, я не прошу тебя совсем не пользоваться магией. Я
  лишь прошу, чтобы ты пока, - заметь пока! - не пользовалась, пока меня нет рядом.
   - Почему?
   - Это очень опасно. Ты еще многого не знаешь.
   - В книжке все написано, - пожав плечами, удивилась девочка, - Это же
  совсем просто...
   - Я знаю, что для тебя все просто! - перебил ее Станк Лист. - Но могут
  возникнуть такие ситуации, когда мое присутствие будет просто необходимо. - и
  видя ее умаляющие, и вместе с тем ничего не понимающие глаза, добавил. - Уважь старика, дочка, поступай впредь как я прошу.
   Венди лишь в ответ кивнула.
   - А теперь дай-ка мне эту книжицу, что ты читаешь.
   Она послушно протянула ему ее.
   - Дар мой! Где ты отыскала это старье?
   - Я ее вовсе не искала. Она сама упала. - ответила девочка.
   Станк Лист внимательно присмотрелся к книжке. Усмехнулся и передал ее
  опять Венди.
   - Вы не хотите, что бы я ее читала? - спросила малышка.
   - Да нет, отчего же. Если он считает, что эта книжка тебе пригодится, то
  я вмешиваться не буду.
   - Кто он?
   - Если ты этого не видишь сама... Я здесь тебе не помощник.
   - Почему?
   - Потому что это, дочка ты должна понять сама, а не ждать подсказки от
  меня.
   - Что я должна понять сама?
   - Кто дал тебе эту книжку и как это он сделал.
   С минуту Венди стояла, ошарашенная собственными догадками. Затем протянула руки и решительно забрала книжку у эконома. Внимательно ее оглядела, перелистала, и снова оглядела.
   - Не ищи глазами, - подсказал чародей, - доверься своему дару.
   Девочка закрыла глаза и тихонько опустила руки по обе стороны от туловища, оставив книгу висеть перед собой в воздухе.
   - Ты делаешь все правильно, дочка. - одобрил ее Станк Лист, - Никогда
  не сомневайся в этом. Твое тело само знает, что надо делать ты просто доверься
  ему. Не задавай вопросов, солнышко, просто прислушайся к своим ощущениям. Что
  ты хочешь сейчас сделать?
   - Расслабиться...
   - Умница. Освободи свою головку от всяких мыслей. Почувствуй легкость
  во всем теле. Смелее. Не останавливайся. Ни о чем не думай. Так. Молодец. Книгу
  -то не забывай держать. Что ты чувствуешь?
   - Легкость... Еще чуть-чуть и я взлечу!
   - Вот летать в хранилище не стоит. И вообще полетами займемся как-нибудь
  на досуге. На природе и когда по близости никого не будет.
   - Почему?
   - О полетах поговорим позже. Сейчас сосредоточься на книге.
   - Уже... Я знаю. Она упала, потому что я прошла около нее.
   - Вообще-то, я думал, что ты в настоящий момент пытаешься понять, кто дал
  тебе эту книгу.
   - Я никогда не встречалась с этим человеком.
   - Ну, допустим, - попытался успокоиться чародей. Он слишком сильно давит
  на нее. Малышка еще не готова определить по магии ее источник. - Подумай хорошо,
  может ты уже сталкивалась с магией этого же человека?
   Венди отрицательно покачала головой:
   - Нет, эту ведьму я не встречала в школе.
   - Стоп. А какой ведьме ты говоришь?
   - О той, что наложила заклятье на эту книгу.
   Пришло время удивляться самому чародею:
   - Венди, я считал, что заклятье наложил тот же человек, кто сделал крылатым Кон Тона.
   - Я тоже сначала так думала. Очень сильно похоже одно на другое. Но это
  не Чародей чародеев. Эта женщина. Ведьма. У нее рука легче. И силы не так много
  как у волшебника Орша'ка.
   Теперь настала очередь Станка Листа вновь внимательно исследовать, висящую перед ним в воздухе книгу.
   - Оказывается и старики, вроде меня видавшие виды, ошибаются.
   - А магия одних всегда так похожа на магию других? Как сейчас?
   - Нет, дочка. Это скорее исключение. Обычно чародеи без труда определяют, чьих рук это дело.
   - А волшебники?
   - Не все, но многие.
   - А ведьмы?
   - За редким исключением никто.
  
  
   8. Хуже не бывает.
   - А теперь книжку беги ложи на место. Стремянку отправь в ее угол. Не
  чего ей за тобой хвостом ходить. И бегом на помощь Донне Бонн. А то она уже сов
  сем с ног сбилась.
   Девочка улыбнулась, но и не подумала никуда бежать. Одного взгляда было
  достаточно чтобы стремянка отправилась в свой угол за шторой. Другого, чтобы книга улетела и, с легким шелестом, встала на свое место.
   - Ты все схватываешь, дочка, прямо на лету, - улыбнулся ей эконом. Но
  сам тут же устало потер виски.
   - Что-то случилось? - спросила девочка. - Или у вас болит голова?
   - Нет, солнышко, у меня не болит голова, и пока еще ничего не случилось.
   - Почему "пока"?
   - Потому что это еще предчувствие, что что-то случится и скоро.
   - А как это вы делаете?
   - Предчувствую? - вздохнул чародей. - Это не магия, дочка. Ему нельзя
  обучить. Оно приходит с годами к некоторым, а к некоторым нет.
   - Почему? - задала свой излюбленный вопрос Венди, склонив голову набок.
   - Потому что кто-то в жизни пережил больше неприятностей, кто-то меньше.
   - А у кого появляется предчувствие?
   - У того, кто в жизни больше бедокурил.
   - Аа-а, - протянула Венди, - Значить если и я буду больше бедокурить, то
  и у меня будет, это самое, предчувствие?
   - А тебе, моя дорогая, нельзя бедокурить! - Возмутился Станк Лист.
   - Но тогда у меня не будет предчувствия.
   - Не жадничай, - пошутил чародей. - У тебя оно будет.
   - Даже если я не буду бедокурить?
   - Даже если ты не будешь. - подтвердил он. - Венди, я не успел тебе рас
  сказать еще одной самой важной вещи...
   С другой стороны двери хранилища послышались голоса. Эконом тут же, приложив указательный палец к губам, посмотрел на девочку. Ведро с водой и тряпка в миг оказались у нее в руках. Двери хранилища с шумом распахнулись:
   - О! Вы здесь. А мы с девочками везде вас ищем, - послышалось милое щебетание наставницы восьмого класса Сорели Лин. - Моим ведьмочкам необходимо
  потренироваться над объемными формами. А магистр Фрезерпина Пин милостиво согласилась им показать кое-какую специальную литературу. А так как она немного задержалась, то нам пришлось, ждать ее под дверью. Вас, сколько мы не искали, никак найти не могли.
   - Я весьма удивлена, - вмешалась в разговор важная дама лет пятидесяти,
  - Уже второй раз за последнии два дня мы находим вас в хранилище, уважаемый
  Станк Лист. Я могу понять первый раз, когда вы обнаружили здесь книжную моль.
  Я согласна, что от этой заразы было необходимо избавиться. Но позвольте спросить, что вы делаете здесь на этот раз.
   - Провожу дезинфекцию, магистр Фрезерпина Пин,- не моргнув глазом, соврал эконом. - Я тут вычитал в одном древнем фолианте, что регулярная дезинфекция способствует предотвращению появления книжной моли.
   - Но что в нашем хранилище делает эта смертная? - возмутилась пожилая
  ведьма.
   - Непосредственно дезинфицирует, - совершенно спокойно ответил чародей.
   - Станк Лист, вы как никто другой знаете правила. Вход смертным в хранилище строго воспрещен. Я вынуждена доложить об инциденте в Совет.
   - Не имею ничего против, магистр. Это дитя находилось здесь все время
  только в моем присутствии. К тому же она столь мала, что ни только не умеет читать, но даже и алфавита еще не знает.
   Фрезерпина Пин внимательным взглядом окинула сжавшуюся от страха Венди.
   - Конечно, это несколько меняет дело... но правила, уважаемый Станк Лист,
  есть правила. - Надменно вскинув подбородок, заключила ведьма.
   - Как знаете, магистр. Только если совет запретит использовать для этих
  работ смертного, то не обессудьте, что в следующий раз я задействую в дезинфекции наставниц и магистров, свободных от уроков во второй половине дня.
   - Простите, уважаемый Станк Лист, - дрожащим голосом вмешалась в перепалку начальства Сорели Лин, - А в чем заключается процесс дезинфекции?
   - В воду добавляется нашатырный спирт... - смотря куда-то в потолок, начал говорить эконом. Магистр и наставница дружно скривили рты и зажали пальцами носы. Восьмиклассницы, стоящие за их спинами и внимательно прислушивающиеся к
  разговору старших, тут же повторили их жест. - Затем берется тряпка, мочится в
  этом зелье, отжимается и протирается каждая книга. Данная процедура должна повторяться раз в месяц...
   - Дар мой! - с ужасом воскликнула наставница - И подобную пытку нам придется терпеть каждый месяц! Лучше уж книжная моль. От нее хоть вони меньше.
   - Да, действительно, - поддержала ее Фрезерпина Пин, - почему бы вам
  лучше не произнести парочку другую заклинаний от книжной моли раз в год. Вместо
  того чтобы девочки терпели подобный запах каждый месяц.
   - Да я бы не против, - пожал плечами Станк Лист. - Только существующие
  заклинания действуют исключительно на живую моль, но не на ее яйца.
   - И что из этого? - возмутилась магистр.
   - Только то, что через два дня снова столько же моли, сколько и было.
   - Дар мой! - снова вмешалась наставница. - Мне кто-то говорил, что книжная моль это такая зараза, от которой практически нельзя избавиться!
   - Можно, Сорели Лин, можно. Но только с помощью нашатыря, - заявил чародей.
   - Фу-у! - в один голос прогнусавили ведьмы.
   - И так как наш уважаемый магистр не согласна с моим выбором - продол
  жал Станк Лист, - Мне не остается ничего другого, как...
   - Я думаю пересмотреть свой взгляд на данный вопрос, - тут же поспешила
  прервать его Фрезерпина Пин. - Причем в самое ближайшее время.
   - Буду несказанно рад, - улыбнулся, добившись своего, чародей. - Венди,
  унеси от сюда это ведро.
   Девочка послушно подхватила ведро с водой, на время беседы поставленное
  у ее ног и постаралась исчезнуть как можно дальше c глаз ведьм. Но ученицы, тол
  пившиеся в двери, ей не дали этого сделать.
   - Сорели Лин, Сорели Лин! - закричали они, перегораживая ей дорогу. - Эта смертная, как никто другой, подойдет нам для нашей работы с объемными формами.
  
  
  
  
  
   9. Ужас во благо.
   Где-то внутри Венди все застыло, так что она не могла лишний раз пошевелиться. В тоже время, отдавшись в ее маленьком сердечке острой болью.
   - Не бойся, - услышала она ласково-хрипловатый голос эконома. - Я тебя
  расколдую. Поверь, в этом нет ничего страшного.
   Венди подняла полные ужаса молящие глаза на Станка Листа.
   - Так надо, малышка. Я обещаю, с тобой ничего не случится.
   - Дар мой! Уважаемый Станк Лист, поверить не могу, вы и вдруг церемонитесь с какой-то смертной?
   - Вы же Фрезерпина Пин смертных считаете только за подходящий материал
  для ваших занятий.
   - А вот здесь вы не правы, чародей. Помимо подходящего материала, как
  вы изволили выразиться, они представляют еще и довольно сносную обслугу.
   - И как же, позвольте спросить, например она, будет вас обслуживать, будучи заключена в заклинание объемной формы?
   - Для этого у нас есть вы, Станк Лист. Добросердечный и всемилостивый,
  - засмеялась ведьма. - Вы-то не пройдете мимо этой малышки заключенной учебными заклинаниями в гиганта. И расколдуете ее.
   - Придется, - хмыкнул чародей, - ведь вы-то это сделать забудете.
   - Или не захочу. Что, впрочем, одно и тоже.
   - Вот именно.
   - Я удивляюсь, Станк Лист, как вы с вашей гипертрофированной добротой,
  вообще, смогли стать чародеем.
   - А кто вам сказал, что моя доброта и в молодости была гипертрофированной.
   - Да неужели?
   - Вот именно. - И развернувшись, эконом вышел из хранилища.
   Но в это самое время в голове Венди раздался его повелительный голос:
   " Расслабься. Ты слышишь, малышка, расслабься. У девочек не должны воз
  никнуть трудности с заклинаниями. Позволь им сделать свой урок Венди."
   Они поставили ее перед окном. Яркий солнечный свет грел ее спину, пока
  они невероятно долго копались в поисках нужной книги. Спорили насчет правильности выбранного заклинания и возможности желаемой формы.
   Мысли в голове Венди носились со страшной силой и в таком же беспорядке.
  Убежать. Превратить их самих в лягушек. Тогда пусть попляшут. Но заклинания подобного превращения у нее не было. Расслабиться. Станк Лист велел мне расслабится...
   На самом деле, как и предсказывал эконом, в превращениях не было ничего
  страшного или болезненного. Просто было необычно и непривычно видеть себя в новом обличии.
   После первого же заклинания девочка раздулась до невероятных размеров.
  К тому же и подросла раза в два. Обе старшие ведьмы, следя за процессом превращения, вполне остались довольны первым результатом.
   Каждая следующая ученица увеличивала Венди еще больше, так что в конце
  концов она стала упираться плечами в потолок, опустив голову на грудь. А ее живот
  раздулся настолько, что сдвинул близ стоящие шкафы с книгами.
   Трудность этой работы, как поняла Венди, заключалась в наложении одного
  и того же заклинания, но разными ведьмами на один объект.
   Закончив свою работу и получив соответствующие оценки, юные ведьмы удалились, не обращая более внимание на Венди. Наставница и магистр последовали за ними, болтая о чем-то своем.
   Дверь хранилища со стуком закрылась. Замок защелкнулся.
   Поза, в которой стояла Венди была ужасно неудобной и до крайности раздражала ее. Еще пару месяцев назад она никогда бы не посмела сказать, что ее что-то не устраивает или раздражает. А сейчас запросто.
   Минуты медленно текли, но Станк Лист все не появлялся. Венди попробовала
  Хотя бы слегка изменить позу. Но оттого, что она повернулась, став к окну, не спиной, а боком, - удобней ей не стало. А вот поволить все близь стоящие шкафы ей удалось без особого труда.
   Рассматривая себя, - когда подбородок упирается в грудь просто ничего
  другого не остается, - Венди заметила странную особенность своего состояния. Вроде бы она составляет одно громадное единое целое, и в то же время похожа на капусту. Снимешь один слой " себя", глядишь, а там новый "ты", только уменьшенный.
   " Доверься своему дару. Твое тело само знает, что надо делать." - вспомнила она слова чародея. - " Расслабься".
   Расслабиться в таком чудовищно неудобном положении? Интересно было бы
  знать, как это можно сделать? Венди еще несколько раз покрутилась туда сюда, громя книжные шкафы. Результат остался прежним. Мышцы шеи с каждой минутой все больше и больше затекали.
   В конце концов, расстроенная девочка перестала вертеться, поняв всю тщетность своих попыток. Закрыла глаза и попробовала сосредоточить свои мысли на другом. Например, на валявшихся в беспорядке книгах и разбитых шкафах. Здесь не помешает хорошая уборка. Но вся проблема упиралось в то, что убрать можно только после того, как освободиться занимаемое ей место.
   Малышка несколько раз вздохнула и попыталась расслабиться. Перед ее мысленным взором вновь возникла картинка, когда юные ведьмы накладывали на нее заклятие объемных форм. Наиболее четко в памяти всплыла книжка, которую они так долго сначала искали, а затем выбирали заклинание...
  
   Станк Лист спешил в хранилище, как только мог. Едва он увидал вышедших в
  окне Сорели Лин и Фрезерпину Пин, присоединившихся к остальным ведьмам на прогулке, тут же побежал к Венди.
   Добравшись до хранилища и изрядно запыхавшись, и взмокнув, к своему удивлению чародей обнаружил свою подопечную, как ни в чем не бывало расположившуюся на нижней лесенке стремянки и во всю уплетающей большое красное яблоко.
   - Венди, - со свистом выдохнул он.
   - У них все получилось. - с набитым ртом поведала девочка. - Только вы
  долго не приходили, а мне было ужасно неудобно стоять и все время подпирать затылком потолок.
   - И что ты сделала? - все еще задыхаясь от быстрой ходьбы, спросил Станк
  Лист.
   - Нечего особенного. Вернула себе прежний вид.
   - И как, позволь спросить, тебе это удалось?
   - Я прочитала раздел о снятии чар в той же книжке, из которой они были наложены.
   - И все?
   - У меня получилось снять заклинания с первого раза.
   - И больше ты ничего не делала?
   Венди неопределенно пожала плечами:
   - После их волшебства здесь получился небольшой погром, и я немного прибралась.
   - Хочешь еще яблоко? - немного склонив голову набок, предложил чародей.
   - Нет. Но вот от пряника бы не отказалась.
   - Ты говоришь, словно знатная дама, дочка. - нахмурившись. констатировал чародей, протягивая ей пряник.
   - И вовсе я никакая не знатная дама! - возмутилась девочка, уплетая, предложенный, пряник.
   - Так будешь. - уверенно произнес эконом. - Венди ты должна знать, чем
  больше ты колдуешь, тем больше ты хочешь есть.
   - Почему?
   - Потому что на магию ты затрачиваешь некое количество энергии, взятое
  внутри тебя. И чтобы вернуть потраченное - ты ешь. Ибо наша пища эта энергия.
   - Аа-а. Это то очень важное, что вы хотели мне сказать перед появлением
  ведьм?
   - Нет. Я хотел тебе рассказать о своем брате.
   - Мне? Но почему? То есть... Донна Бонн мне сказала, что вы не очень любите вспоминать про брата.
   - Мы с братом очень разные, Венди. Он считает, что я очень несчастлив.
  Из-за него. А я наоборот считаю, что несчастлив он.
   - Почему?
   - Это долгая история. И если уж ее рассказывать, то не в хранилище куда
  снова может кто-нибудь войти.
  
  
  
   10. Вот такая история.
   - Я младший сын в семье, - начал свой рассказ Станк Лист, когда они удобно устроились в коморке Венди, - всю свою силу моя мать передала старшему брату.
  А так как она считается могущественной ведьмой, то и сила, переданная ею, в мальчике удесятерится. Наш отец в то время считался сильнейшим чародеем этого мира.
   - Орша'к?
   - Да. Маги из рода Орша'к уже несколько поколений владычествуют в этом
  мире. И некоторым семьям это мало нравится. Сила рода заключается в том, что следующий Чародей-чародеев берет себе в жены самую сильную из ведьм. А та в свою
  очередь передает всю силу только одному ребенку мужского пола. Первенцу.
   - А кто правит миром сейчас ваш отец или ваш брат?
   - Уже несколько поколений правит мой брат.
   - Вы с ним не ладите?
   - Нет. Отчего же, ладим. Просто у нас нет общих интересов. Мой брат рос
  под постоянным надзором. Он и шагу не мог ступить без охраны или сопровождения отца.
   - Почему?
   - Когда чародеи малы, они очень уязвимы. Именно в детском возрасте их легче всего убрать со своего пути. А убрать моего брата хотели многие. Он был единственным препятствием между властью.
   - Как это?
   - Из него должен был вырасти сильнейший маг. И если бы вдруг его не стало, то представители другой семьи могли бы занять после смерти отца трон.
   - Но ведь этого не произошло?
   - Да. Наш отец смог уберечь своего первенца, но мой брат нет.
   - Его убили?
   - Да, убили. Казалось, ничего уже не может исправить положение. Но несколько лет назад появилась новая, совсем еще юная ведьма, которая пленила своей красотой брата.
   - Она была очень сильная?
   - В том-то и дело, что нет. И к тому же к тому времени мой брат был уже
  давно женат.
   - А разве он не мог развестись с женой и взять себе другую.
   - Маги, дочка, не разводятся. Если ты себе выбрал пару, то уже на всю
  жизнь.
   - И что дальше?
   - Вопреки всем законам, будучи Чародей-чародеев он забрал к себе юную
  ведьму. Впрочем, такие случаи не редкость в нашей среде. Неперспективная ведьма,
  которой трудно подыскать себе партию и пожилой чародей... Случай, можно сказать,
  не редкий. Никто не предал этому большого значения, если бы ведьма в скором времени не понесла.
   - У нее что, должен был появиться малыш?
   - Да. И по всем предсказанием звезд мальчик.
   - И она передала своему ребенку все свои силы?
   - Конечно, солнышко. Так делают все ведьмы. К тому же, по всей видимости
  больше детей у нее никогда не должно быть.
   - Почему?
   - Кому нужна в жены ведьма уже родившая сына. Никому. Я до сих пор не
  понимаю как она, вопреки общественному мнению, законам, принципам, наконец, отважилась на этот шаг.
   - А ее ребенок мог бы стать Чародеем-чародеев?
   - Звезды предсказывали, что да.
   - А ее как-нибудь наказали бы за нарушение законов?
   - С ней перестали бы общаться все уважающие себя ведьмы. Этого не произошло только потому, что ее защитило высокое положение любовника.
   - А после его смерти ее сын стал бы на место отца и тоже защитил ее. Так
  что же она теряет, родив этого ребенка?
   - Ты знаешь, Венди, я никогда не задумывался об этом с этой позиции. Мне всегда казалось, если ее действия противозаконны, значит она не права.
   - Она, наверное, очень умная. - предположила девочка.
   - Ну, если принять в расчет то, что ты мне здесь сейчас сказала, наверное
  умная. Хотя по ней так сразу не скажешь.
   - Это когда на нее смотришь?
   - Вот именно.
   - А что по ней можно сказать?
   - Правильней будет сказать: про нее.
   - Так что про нее можно сказать? - поправилась Венди.
   - Невысокого роста. Серые глаза и копна рыжих волос. В принципе вид настоящей ведьмы.
   - Действительно это описание подходит почти всем ведьмам. - согласилась
  малышка. - Тогда что же ваш брат нашел в ней такого особенного?
   - Да я и сам хотел бы это знать! - почесав затылок, признался чародей. -
  Может быть ее веснушки?
   - А их у нее было много?
   - Целая армия. И главное, все они помещались на ее маленьком вздернутом
  носике.
   - А вам тоже нравятся женщины с веснушками? - смеясь, спросила Венди.
   Станк Лист неопределенно пожал плечами:
   - Наверное, все-таки нравятся. Это такой вопрос, дочка на который не дается быстрый ответ. А я до последнего времени редко вообще над чем-то думал.
   - А что же вы делали.
   - Беззаботно плыл по жизни. Развлекался. И иногда учил маленьких ведьмочек магии.
   - А почему только иногда?
   - Не все ведьмы заслуживают того, чтобы их учил чародей.
   - А чему вы их учили?
   - Тому чему не учат наставницы.
   - А чему именно? - настаивала малышка.
   - Безобразничать.
   - А что произошло дальше?
   - С моим братом, юной ведьмой и ребенком?
   - Да.
   - Моему брату пришлось срочно улететь по делам. Всего на несколько часов. И хотя когда ведьма вынашивает ребенка она очень и очень сильна, брат не
  хотел оставлять ее одну.
   - Почему?
   - Слишком многие хотели, чтобы этот ребенок не родился.
   - Но он все-таки улетел?
   - Ему пришлось, моя дорогая. Если ты правитель целой страны тебе приходиться выполнять массу обязанностей. Он просто не думал, что с его подругой может что-нибудь случиться, ведь до родов оставалось более двух месяцев.
   - И что случилось? - нетерпеливо спросила Венди. - На них напали бандиты?
   - На много хуже бандитов. На них напали его враги.
   - Они похитили ведьму?
   - Нет, они заставили принять ее какое-то снадобье, чтобы случился выкидыш.
   - А что такое этот "выкидыш"?
   - Так называют случай, когда ребенок появляется на свет раньше времени
  и мертвый.
   - И он появился мертвым?
   - Да, дочка. Мальчик появился мертвым. Убедившись, что опасности для
  их возвышения более не существует, они убрались, тщательно заметя за собой следы.
   - Что бы Чародей-чародеев не смог понять, кто это сделал?
   - Вот именно. Ты, Венди, схватываешь все прямо на лету. Когда правитель вернулся, он нашел лишь мертвую стражу, оставленную им охранять мать его ребенка, двух мертвых чародеев, его друзей, и старую повитуху. Она единственная,
  кто уцелел в тот роковой день в его покоях.
   - А юная ведьма тоже умерла?
   - То Зелье, которое заставили ее выпить, убивает прежде мать, а уж затем
  ребенка.
   - Почему?
   - Потому что своего малыша, особенно первенца, любая ведьма будет защищать до последнего вздоха. Это у них в крови.
   - А почему убийцы тогда оставили в живых повитуху?
   - Потому что она не обладала даром и, следовательно, не могла навредить.
   - Но ведь она, наверное, видела убийц и могла рассказать о них вашему бра
  ту?
   - Ее враги превратили в камень, прежде чем появиться в покоях повелите
  ля. А камни имеют несколько свойств: ничего не видеть, не слышать и не мешать.
   - И кода Чародей-чародеев вернулся, он обнаружил повитуху, превращенную в
  камень?
   - Нет, враги не настолько глупы, чтобы оставлять подобный след. Они сняли
  с повитухи чары. Ты же сама уже знаешь, что если лежит заклинание, то можно узнать, кто его наложил. И когда брат вернулся, повитуха выполнила то, для чего он ее взял во дворец. Она приняла ребенка. Но не мальчика, ибо враги уже извлекли его дабы убедиться, что он мертв. А крохотную девочку. Никто и не догадывался, что ведьма ждала близнецов.
  
  
  
   11. Полбеды еще не беда.
   - И что же случилось дальше? Где сейчас эта девочка? - поторопила девочка с ответом чародея.
   - Где она теперь я не знаю точно, но догадываюсь. А вот что случилось
  дальше - это действительно интересно. Помнишь, я как-то раз упоминал Книгу Судеб? - получив утвердительный кивок в ответ, эконом продолжал, - Так вот если
  верить пророчеству именно в тот день должен быть появиться слабейший, которому
  суждено стать сильнейшим. Возможно, это было глупо, но почему-то мой брат решил
  что его маленькая дочь может каким-то образом иметь к этому отношение. И спрятал ее так далеко, что до сих пор ее не может никто найти.
   - А разве он говорил кому-то о рождении малютки? Вот, например, если бы
  я решила спрятать свою сестренку, как она только родилась, я бы никому не сказала о ее рождении. Как можно искать то, о чем не знаешь есть ли оно на свете или нет. - наморщив лоб, поучительно проговорила Венди.
   - Знаешь, дочка, а ведь он поступил точно так, как ты сказала.
   - В таком случае, откуда вы узнали о малютки?
   - Я его брат. Пусть не самый лучший, но брат. И кто же может быть лучше
  родного брата.
   - Значить он вам сам рассказал о дочери.
   - Вот именно. Тем более мне она приходится племянницей. И, как не прискорбно об этом говорить, единственной продолжательницей рода Орша'к.
   - А почему же вы мне захотели доверить эту тайну? - по-взрослому рассудительно спросила Венди.
   - Потому что, как я думаю, в Книге Судеб ты упоминаешься неоднократно. На
  прямую твое имя конечно там не называется, но чем больше я с тобой общаюсь тем
  сильнее убеждаюсь, что ты связанна с этой историей.
   - А вы связанны?
   - И я тоже, - вздохнул чародей, - Но мне это не очень нравится. По крайней мере то, что творится в данный момент.
   - А что творится?
   - Если бы я знал, то сумел бы подготовиться. А так... Венди, я чувствую,
  что против меня плетется сеть интриг, но не знаю, откуда ждать нападения.
   - Нападения всегда ждут от врагов, - умно заметила девочка. Найдите своих врагов и постарайтесь узнать что они задумали.
   - Хороший совет. Но не для меня.
   - Почему?
   - Потому что лично у меня врагов нет. По крайней мере тех, кого бы я знал.
  недоброжелатели - да. Но враги... С другой стороны врагов полно у моего брата.
  Может, они хотят нанести ему удар через меня?
   - Как это?
   - Например, если бы кто-то сделал больно твоей сестре, разве тебе не
  было бы больно видеть, как она страдает.
   - Наверное, да...
   - Но как ты сама понимаешь, всех врагов моего брата я не знаю.
   - Ну, так идите и спросите у него.
   - Хороший совет. Но тоже не подходит, дочка. Он правитель. А у правителей много врагов. Так много, что всех он даже в лицо не знает.
   - И что же тогда делать?
   - Остается только ждать удара и постараться его отразить в последний
  момент.
   - Значить править целой страной не так уж и здорово?
   - Нет, Венди. Совсем не здорово. Поверь мне.
   - А вот вы где! - раздался радостный голос Донны Бонн. - Мы уже почти
  час вас ищем. Совсем с ног сбились.
   - Что-то случилось? - обеспокоено спросил Станк Лист.
   - Так я и знала, что вы сидите где-нибудь в уголке и ничегошеньки не
  знаете.
   - Донна Бонн, что случилось?
   - Случилось то, что одна из девятиклассниц малость перепутала слова в
  заклинании и вызвала огнедышащего дракона.
   - Что эта тварь успела спалить? - вылетая из коморки Венди, спросил
  чародей.
   - Все деревья на заднем дворе, сарай с инвентарем и еще кое-какие пост
  ройки. - следуя за ним, тараторила наставница.
   Венди побежала следом за ними.
   Вообще, в природе драконов не существует. Но сказания и легенды говорят,
  что когда-то драконов по всей стране бродило не мало. А раз так, почему бы ни создать собственного дракона, решили маги. У чародеев и волшебников попадаются действительно интересные экземпляры, но ведьмы в подобном колдовстве не больно то сильны. Превратить что-то или кого-то в другое - это, пожалуйста. Без сучка и задоринки. Но вот создать свое собственное из ничего - это не в их власти.
   - Что она использовала для объекта превращения? - продолжал спрашивать
  Станк Лист.
   - Я не знаю. Меня тогда там не было.
   Огромное пространства заднего двора школы было выжжено дотла. Каменное строение самого здания, еще недавно чисто выбеленные, имело копчено-черные
  подпалины, высотой этажа до третьего.
   - Когда я пришла сюда привлеченная слишком громкими криками, - говорила
  Донна Бонн, - Эта тварь уже почти все спалила.
   Стандартный малый дракон, с чешуей темно бордового цвета, изрыгал столпы пламени во все стороны. При этом, бесконечно крутясь вокруг своей оси.
   - Ну, Дар... - в сердцах протянул чародей, - Кто хоть сотворил эту без
  мозглую тварь? - закричал чародей.
   - Кто? Кто? - подошла сзади к нему Фрезерпина Пин. - Моя головная боль.
  Давно следовало выкинуть из школы эту паршивку. Так нет же, Совет решил, что девятый класс эта дуреха еще потянет.
   - Ворчать, магистр, будете потом, а сейчас мне нужна эта ваша дуреха.
  Без ее ответов на мои вопросы я убрать эту тварь быстро не смогу.
   - А вы что же думаете, я бы убрать дракона не смогла без вашей помощи,
  если бы эта паршивка была здесь?
   - В таком случае, где же она?
   - Залезла в подвал через окно. С ней еще несколько девочек.
   Станк Лист нашел взглядом маленькое слуховое окошко, ведущее в подвал
  школы. Оставалось только удивляться, как девочки смогли пролезть в него.
   - Дверь находится шагов десять налево от окна. - выкатив глаза, добавила
  Фрезерпини Пин.
   Венди посмотрела в указанном направлении, но из-за слоя черной копоти на
  стенах, ничего не увидела.
   - Может, вы знаете о наличии другого входа.
   - Его нет. - сурово произнес Станк Лист.
  - Просто великолепно! - возмущенно подытожила магистр. - И что же нам теперь делать? Вы можете увидеть из чего он сделан?
   - Для этого он должен хоть минутку постоять на месте, а не вертеться
  как юла. - раздраженно произнес чародей. - И с чего это вы вдруг решили, что дракона создали из чего-то, а не из кого-то.
   - Да потому что я поименно знаю кто из девочек в подвале, а кто здесь.
   - А обслуга?
   - Это больше по вашей части, но число пять я уж как-нибудь запомню.
   Венди огляделась: она, Донна Бонн, Тагор Рар, Кон Тон и кухарка - все
  пятеро были на месте.
   - Да не стойте же столбом! - возмутилась она, когда Станк Лист через секунд десять так и продолжал стоять ничего не предпринимая. - Сделайте что-нибудь
   - А я и делаю, - невозмутимо ответил чародей. - Только у меня не больно
  получается.
   - Что же вы делали? - казалось, магистр ведьминских наук вот-вот закричит и забьется в истерике.
   - Я пытался поговорить с девочками, что в подвале.
   - Вы бы еще вздумали говорить со слоном. Было бы больше пользы.
   - А почему вы не смогли с ними мысленно поговорить? - вклинилась в их
  разговор Венди со своим вопросом.
   - Потому что они не научились еще принимать мысленные волны. - механически ответил Станк Лист.
   - По-моему эта маленькая уборщица сует свой длинный носик вовсе не в
  свои дела. - ядовито прошипела Фрезерпина Пин.
   " Вместо того чтобы задавать во всеуслышанья мне глупые вопросы, дочка,
  лучше сосредоточься и попытайся увидеть из чего создан этот дракон?" - мысленно
  попросил девочку чародей.
   Венди на секунду прикрыла глаза, чтобы сосредоточится, но прежде чем
  она успела о чем-либо подумать, в ее голове пронеслась сначала магическая стена,
  удерживающая дракона на заднем дворе. Стену воздвигли сразу несколько ведьм. В
  том числе и Фрезерпина Пин. И им бы пришлось очень и очень не сладко если бы
  стены школы на заднем дворе не напоминали букву "п.". Так что им осталось с помощью магии закрыть только выход. В тот миг, когда заклинание накладывалось, ветер подхватил листок и закружил по двору, поэтому дракон так и продолжал носиться по кругу и вертеться по своей оси. А осенний цвет листка дал окраску дракону.
   - Она всего лишь ребенок, магистр. Скажите, какие заклинания вы уже пробовали?
   - Обычный набор: для камня, сучков, палочек, человека...
   - И это все?
   - Все. Мы не какие-то там сверх могучие чародеи! - возмутилась Фрезерпина Пин - И не можем одновременно держать этого монстра взаперти и произносить
  заклинания.
   " Они могут снять свою магическую стену. - молча поведала малышка эконому, - дракон никуда не побежит. Он так и будет носится по двору, ведомый ветром, словно кленовый лист, на который положено заклинание".
   " Венди, ты - просто чудо!" - услышала она в голове ласковый голос чародея.
   Через мгновение от дракона не осталось ничего кроме прокопченных стен
  школы и кучи золы, бывшей еще недавно служебными постройками.
  
  
  
   12. Монтеро.
   - Нет! Нет! И нет! - возмущенно кричала Фрезерпина Пин. - Я настаиваю на
  том чтобы эта юная ведьма покинула школу и как можно скорее.
   - Но уважаемый магистр, Квинли Дин происходит из старинного рода Динов,
  ведьмы которого всегда заканчивали все десять классов. - сказал волшебник, при
  бывший в школу несколько минут назад в связи с внезапным отчислением одной из
  юных ведьм. И представляющий здесь волю Совета.
   - Я знаю о роде Динов, больше чем вы думаете. Но эту особу не спасут ни
  какие заслуги ее рода. - продолжала настаивать на своем магистр.
   - Если вас не впечатляют заслуги в магии рода, то, возможно, вы отнесетесь с большим уважением и почтением к Совету. Решением которого, как вы помните, было одобрено дальнейшее обучение Квинли Дин.
   - Я помню решение Совета и должна заметить, что всегда относилась почтительно к его решениям. Но, если вы также помните, я предупредила, что ведьмы с ее уровнем дара будет весьма и весьма сложно учиться в восьмом классе.
   - Но юная ведьма продержалась уже половину года. Дайте же ей возможность хотя бы закончить этот год.
   - Инцидент на заднем дворе переполнил чашу терпения. И не только моего
  а всех магистров и многих наставниц.
   - Но, магистр, ей осталось только пол года. Подумайте. Окончив восемь
  классов она еще может претендовать на замужество. Но не окончив...
   - Оставив ее здесь, я буду подвергать опасности жизни многих девочек,
  обладающих куда более сильным даром, но еще слишком маленьких, чтобы его проявить. Вы, например, знаете, что в ходе бесконтрольного вызова дракона четыре маленькие ведьмы чуть было не стали пеплом? Что бы по вашему я тогда сказала их родителям? Извините, но ваши девочки сгорели, потому что Совет, вопреки моим рекомендациям, решил оставить в школе одну паршивую овцу, которой здесь не
  место.
   - Хорошо, Фрезерпина Пин, вы убедили меня относительно Квинли Дин. Но
  я настаиваю, чтобы в ее свидетельстве об окончании школы значился восьмой, наполовину оконченный класс.
   - С этим я могу согласиться. - устало, но довольно сказала ведьма. -
  Единственное, о чем я прошу вас, заберите эту юную ведьму с собой, пока она еще
  каких-либо бед не натворила.
   - Вы хоть понимаете, о чем меня просите? Я член Совета, а не нянька безмозглой девчонки! - взорвался волшебник.
   - А я глава школы ведьм, а не тюремный надзиратель! - в тон ему крикнула Фрезерпина Пин. - Я должна бросить всех девочек, чтобы сторожить одну не
  нормальную?
   - Вовсе не обязательно! Отправьте с ней домой кого-либо из наставниц.
   - Она и так их всех уже изрядно потрепала. И к тому же, наставницы не в
  состоянии справиться с ней. По дороге она назло выкинет что-нибудь этакое, что
  простой наставнице не по силам. А посылать с ней магистра я не могу. У меня в
  школе и так их не хватает.
   - Как это не хватает? По решению Совета их ровно столько сколько необходимо. Не больше и не меньше.
   - Скорее меньше, чем больше. - пробурчала ведьма.
   - Вы опять не одобряете решение Совета? - волшебник Монтеро казалось вот-
  вот лопнет от ярости. - По-моему, вы слишком любите спорить, по поводу и без оного.
   - А, по-моему, я знаю, что говорю. Так же как знаю, что без вреда обучающему процессу я не могу освободить не одного магистра.
   - И поэтому вы предлагаете стать мне нянькой для несносной девчонки?
   - Хорошо, а что предлагаете вы?
   - Отправить за ее родителями перо с письмом и ждать, когда они приедут
  и заберут ее.
   - Прекрасная мысль. Но перо с письмом может искать адресат несколько
  дней. Да и то только в том случае, если ее родители находятся в нашем измерении.
   - Разумеется, это не самый быстрый способ избавиться от юной возмутительницы спокойствия, но наиболее реальный в данной ситуации.
   - А у меня в голове есть план более быстрого способа и тоже очень реального.
   - Быстрого и реального? - поднял брови волшебник.
   - А именно, - как не в чем не бывала, продолжала ведьма, - Раз вы уже
  здесь, почему бы вам ни послать свою мысль отцу Квинли, чтобы за девочкой как
  можно быстрее приехали.
   - Прекрасная мысль! - передразнил Монтеро Фрезерпину Пин. - Сразу видно
  что вы живете здесь в этой глуши, оторванная от Светского общества.
   - Ну, уж не такая я провинциалка, как вы пытаетесь меня выставить...
   - В таком случае вам должно быть известно, что Монтеро уже почти месяц
  не разговаривают с Динами.
   - Да неужели... - усмехнулась ведьма.
   - Мой двоюродный брат по отцу поссорился с главой рода Динов и все Монтеро в знак солидарности и оскорбленного достоинства, что нанесли нам эти Дины
  не разговаривают более с ними. - напыщенно сообщил волшебник.
   - Странно, а Монтеро мужского пола разговаривают еще хоть с каким-нибудь родом?
   - Если вы, магистр, намекаете на род Пинов, то должен заметить, что у
  всех вас не язык, а ядовитые жала! И те 387 лет, что Монтеро не разговаривают с
  Пинами вполне ими заслужены.
   - А вот я слышала совсем другой вариант этой истории.
   - Другого варианта нет!
   - А так говорят только Монтеро! Столь напыщенных забияк во всех мирах
  не сыщешь.
   - Кто вам сказал подобную чушь? - обиженно возмутился волшебник.
   - Убедилась на собственном опыте после десяти минут общения с вами.
   - Да не будь вы женщиной я бы, вообще, с вами разговаривать не стал.
   - В этих словах все Монтеро. Как бахвалиться они в первых рядах. А как
  за свои слова отвечать - мы с вами не разговариваем.
   - Это неправда!
   - Может мне у Динов спросить?
   - Да, конечно, и они чтобы обелить свое имя, наврут вам с три короба,
  за нашей спиной.
   - Это только Монтеро не врут! - язвительно воскликнула Фрезерпина Пин. -
  Придержите ваши баички для невинных деток. А не кормите ими магистра ведьминских наук!
   - Мне все говорили, что спорить с Пинами - гиблое дело и к тому же неблагодарное.
   - Вы забыли упомянуть, что эти так сказать "все", носят одну с вами фамилию.
   - А что странного в том, что я доверяю суждению родственников?
   - Только то, что Монтеро еще не "все", а только один род. - презрительно
  заметила ведьма.
   - А чем, собственно, Монтеро хуже Пинов.
   - Тем, что Пины никогда не претендовали на "всех".
   - В таком случае в этом нет ничего предосудительного. Тем более что я
  знаю еще, по крайней мере один род, который претендует на это так непонравившееся вам слово.
   - Любопытно было бы знать кто это?
   - Орша'к.
   - Ха! - выпалила ведьма. - У них на это есть священное право, данное им
  Даром и записанное в первой главе Книге Судеб. К тому же Монтеро никогда и близко не стояли от титула Чародея-чародеев. Да что здесь говорить, вот уже пол тысячелетия ни один Монтеро не поднимался выше звания волшебника!
   - Зато ни один Монтеро никогда не был предан своей женой. Потому что, в
  отличии от остальных, мы выбираем женщин по любви, а не по силе Дара. И до глубокой старости живем в счастии и согласии. А может ли хоть один из Пинов похвастаться тем, что он любит свою семью и любим ею?
   - Но не все же такие безответственные, как Монтеро. И должен же кто-то
  следить за чистотой крови.
   - Ну и как твоим родителям помогла твоя чистая кровь. Или они так по-прежнему и живут в разных мирах лишь бы только не встречаться.
   - По-моему, волшебник Монтеро, это не вашего ума дело. И не вам судить
  моих родителей. Они с честью выполнили свой долг перед родом.
   - А, по-моему, это глупо жениться только ради того чтобы произвести на
  свет еще никем не любимого ребенка, но зато с даром чародея.
   - Скажите, что вы просто завидуете моему брату!
   - Я не настолько сумасшедший, чтобы завидовать конченому человеку.
   - С чего вы взяли, что он конченный?..
   - А вам разве не сказали, что ваш братец Чародей Пин жениться.
   - Ну, это не такое уж большое и событие... - пожала плечами Фрезерпина
  Пин. - Рано или поздно ему бы все равно пришлось жениться.
   - Да, да, конечно, - ухмылялся волшебник, - Только вот ведь в чем штука
  его жена... Пардон, будущая жена, как минимум ровесница вашей бабушки, если не
  старше.
   - Вы смеетесь Редиярд Пин никогда не смог бы взять в жены старуху.
   - Еще не смог. Но уверяю вас, сможет. Не всем предлагаю породниться с собой Борджи.
   - Не может быть - ошеломленно выдохнула Фрезерпина Пин.
   - Еще как может! Об этом говорят все. И на этот раз не только Монтеро.
  
  
  
   13. Девять Фрезерпин.
   Волшебник отбыл во всем величии своего самодовольства сразу после весьма бурного разговора с главным магистром ведьминских наук. Оставив ее одновременно в растерянном, подавленном и взбешенном состоянии. И ко всему прочему с так и не решенной проблемой.
   Еще чуть-чуть и ведьма начала бы метать вокруг себя молнии и рассыпать
  искры. Когда магистр ( любой магистр ) находится в таком состоянии лучшее, что
  можно сделать - это не попадаться ей на глаза. И вся школа словно вымерла. Нигде не было слышно ни смеха, ни гомона, ни громких детских шагов. Все и вся за
  тихло и затаилось.
   В гневе от собственного бессилия Фрезерпина Пин носилась по бесконечным
  залам, коридорам и переходам школы, когда на встречу ей, вышел чародей своей
  легкой порхающей походкой.
   Если это и была случайная встреча, то только не для Станка Листа. Он
  давно привык служить буфером меду магистрами, наставницами и ученицами. Особенно когда первые в плохом настроении...
   Венди насторожила сильная активность первоклашек и их наставницы. Вдруг,
  ни с того ни с сего, они прервали занятия на средине и решили продолжить на свежем воздухе. Торопливо похватали одежду и бегом удалились. Почти в тот же миг
  появилась Донна Бонн:
   - Венди бежим на кухню. Скорее!
   - Почему? Что происходит?
   - Фрезерпина Пин в гневе.
   - ?..
   - Если не хочешь неприятностей, то кухня это самое надежное место.
   - В каком смысле надежное?
   - Туда-то она уж точно не прейдет.
  - Аа-а, - протянула девочка, уже следуя бегом за своей наставницей.
  Окольными путями с великой предосторожностью пробирались они к кухни. Например, чтобы не слышны были их шаги сняли башмаки и, прижав их к груди, крались на цыпочках. Венди все это забавляло и развлекало одновременно. Ей было смешно, как Донна Бонн выглядывает осторожно из-за угла, проверяя свободен ли путь.
   - Главное, - шептала девочке она - Чтобы наш магистр не вздумала разделиться.
   - Как это разделиться? - удивилась Венди.
   - А вот так. С нее станется. Когда ведьмы в гневе на глаза им лучше не
  попадаться.
   - А как это разделиться? - настаивала малышка.
   - Думаешь, я знаю, как это она делает! Нет! Просто Фрезерпина Пин становится ни одна. Одним словом, много их.
   - Сколько "много"?
   - Да по чем я знаю! Много и все.
   - И эти Фрезерпины одновременно могут появляться в разных местах? Да?
   - Да! И не только появляться. Они все разносят на своем пути.
   - А зачем это она делает? Или они? - запуталась девочка.
   - Да по чем я знаю. Делают и все. Лучше молчи, а то накликаешь на нас
  беду.
   - Хорошо.
   Добравшись до кухни, Донна Бонн с облегчением плюхнулась на стул.
   - Вот сейчас ты можешь задавать свои вопросы, сколько душа пожелает. -
  отдуваясь и обмахиваясь, уже где-то взятым полотенцем, пропыхтела она. - Вот это была гонка. Я думала уже, что вот-вот чуть-чуть, и мы напоремся на нее...
   Но девочка на удивление молчала. Остановившись на пороге и склонив голову набок, недоверчиво оглядывала помещение.
   - ... всякий раз, когда мы заворачивали за очередной поворот или входили
  в новый зал я думала... - между тем болтала женщина.
   Кухня Венди не нравилась. Не в том смысле, что здесь было неуютно и слишком мрачно. Нет. Просто помещение выглядело как-то не так. Не то чтобы она здесь часто бывала, но ... Во всем, что она помнила здесь и то, что видела сейчас, была какая-то неестественность. Словно все сначала разобрали, а затем сложили заново, не слишком заботясь о прежнем порядке. И, кроме того, здесь все было слишком хорошо сложено. В том смысле, что когда девочка была здесь в последний раз в рабочее время, а сейчас был самый разгар, все шипело, парилось, жарилось, варилось. И кухарка, словно заводная, носилась среди этого хауса туда сюда. От сковородки к сковородке, от кастрюли к кастрюле. Сейчас же здесь было слишком тихо. И слишком аккуратно. Только на полу валялись брошенные кем-то три картофелины.
   - Интересно, куда это все запропастились? О, Дар, только бы они под руку
  Фрезерпине не попали. А то греха не оберешься.
   - Почему?
   - Да потому что нет ничего на свете страшнее, чем ведьма в гневе. Она
  такого может по наколдовать, что потом сто лет никому не расколдовать.
   - Аа - а. - протянула Венди. - Ну, а когда она перестанет сердиться, она
  ведь может их назад расколдовать.
   - В том то и дело что не может.
   - Почему?
   - Когда ведьма в гневе она сама не знает что делает. Станк Лист говорит,
  что тогда просыпается древняя не ведомая ей сила. Конечно, что он под этим подразумевает, я не знаю. Да, только вот когда магистры не гневаются, сколько бы
  они не старались, но разделиться у них так и не получилось.
   - А Станк Лист расколдовать может?
   - Мочь то он конечно может. Только не всегда у него это сразу получается. Колдовство ведьм в гневе сильнее, да и говорят они при этом, очень уж мудрено.
   - Как это мудрено?
   - Значить умное и трудное очень. - пояснила Донна Бонн. - Я так думаю.
  Но ты на всякий случай у Станка Листа спроси. Он в этом больше меня разбирается.
  Но где же все-таки все?
   Венди закрыла глаза и попыталась сосредоточиться. Картинка в ее голове
  появилась почти немедленно: разбитая посуда, перевернутые столы и стулья. Одним
  словом, по кухне недавно прошел тайфун. Затем все наспех раскидали по "своим"
  местам... Слишком аккуратно и не совсем по своим. Но помещение более или мение
  привели в сносный вид.
   А три картофелины... Девочка еще сильнее склонила голову на бок. Ну, так
  и есть: Кан Тон, кухарка и Тагор Рар. Венди попыталась понять наложенное на них
  заклинание. Она видела его, чувствовала, но слов - слов, что вернут им прежний
  облик не знала. Хотя знала другое. Знала, что если найдет его в книге, то непременно узнает. Сразу же.
   Следовательно, ответ на эту загадку был в хранилище. Если бы только она
  могла... Встречаться с Фрезерпиной у Венди не было никакого желания. К тому же не очень хотелось оставлять одну Донну Бонн.
   - А в школе есть еще такое же безопасное место? - спросила девочка свою
  наставницу, подбирая валявшиеся картофелины.
   - Мы всегда прячемся на кухне в подобных случаях. - растерянно произнесла
  Донна Бонн. - Конечно в здании закоулков много, но они менее безопасны, чем кухня.
   - Почему?
   - Потому что кухня всегда была местом для прислуги. А все ведьмы так изнежены. Ну, посуди сама, что им делать на кухне. Они сюда сроду никогда не заходили.
   - Но вы же говорили, что когда магистр гневается, то сама не своя становиться...
   - Да и не только магистры - все ведьмы.
   - Так почему бы им тогда не зайти на кухню...
   - Не знаю. Но только еще ни разу не было такого, чтобы в приступе гнева
  кого-нибудь из ведьм занесло на кухню.
   - Уже было. - печально вздохнула Венди. - Я думаю, Фрезерпина здесь была.
  А эти картофелины - наши друзья.
   - Что? - побледнела Донна Бонн. - Но этого не может быть! Нет. Венди ты
  не можешь знать этого, если только сама не видела, как их заколдовали. А ты не могла этого видеть, потому что в это время была со мной.
   - Нет, я этого не видела. Я просто чувствую запах ее трав. Здесь на кухне. - начала оправдываться девочка, понимая, что сболтнула лишнего. - Только Фрезерпина Пин пользуется таким сочетанием трав. Я не могла его не узнать.
   Донна Бонн настороженно принюхалась.
   - Знаешь, Венди, кажется ты права. Я тоже слышу ее грибной дух. Так
  пахнет только от Фрезерпины. Но с чего ты взяла, что картошка это кухарка и Тагор Рар с Кон Тоном.
   - Я и сама точно не знаю, - покраснев, и опустив глаза, пролепетала девочка. - Просто мне так показалось. Они, скорее всего, здесь сидели на стульях. Она вошла. Они только и успели, что вскочить со своих мест, как она превратила их в картофель. Вот они и остались лежать на полу каждый у своего стула.
   - Если бы здесь был Станк Лист, он бы нам точно сказал они это или не
  они. - нахмурившись, размышляла в слух Донна Бонн. - Но на всякий случай давай-ка откладем эти клубни. А вдруг это действительно они. Так хоть их Станку Листу
  искать не придется. - женщина слегка почесала свой затылок. - Знаешь, что меня
  сейчас больше всего смущает, то почему Фрезерпина не разнесла всю кухню в щепки, если здесь была? Обычно она так и делает.
   Венди до боли сжала зубы, что бы случайно не сболтнуть чего-нибудь лишнего.
   - Знаешь, детка, когда ведьма в гневе, то обычно все крушит на своем пути. - между тем продолжала говорить женщина. - Странно, что с ней случилось на
  этот раз?
   - А может, она сначала и крушила, а потом поставила все на место... - как
  бы, невзначай, подала идею девочка.
   - На место?! - засмеялась Донна Бонн. - Да не одна ведьма еще ни разу
  ничего не поставила на место. Они только и могут, что крушить да ломать...
   Наставница Венди еще продолжала что-то говорить, когда малышка попыталась мысленно выяснить, где сейчас находиться Фрезерпина Пин. Оказалось это сов
  сем не сложно. Просто сначала представляешь себе школу, все ее лестницы, переходы и залы. А затем вставляешь в картинку искомый объект. Все просто. Если не считать, что искомых объектов оказалось девять. Все на одно лицо и как две капли воды похожи. Фрезерпина, как поняла Венди, действительно разделилась.
   Радовало то, что по дороге сюда они не наткнулись не на одну из них. Впрочем, в данный момент, все они были более чем заняты. Фрезерпины в молчаливом бешенстве разносили школу на щепки.
  
  
  
   14. Задачка для уборщицы.
   Кухня, как и говорила Донна Бонн, была сейчас самым спокойным и уютным
  местом.
   Венди, еще немного постояв, забралась на табурет вмести с ногами. Ей было
  так гораздо удобнее сидеть и меньше риска свалиться. Конечно, это было бы здорово расколдовать их самой. Без помощи старого чародея, но и в тоже самое время, это было бы величайшей глупостью с ее стороны. Узнай Донна Бонн, что она обладает даром, их дружбе пришел бы конец. А если она только заглянет в книжку и узнает, как снять заклятье в этом не будет ничего плохого. И тогда можно, как только появиться чародей, быстро произнести заклинание и расколдовать их. И тогда все будут думать, что это чародей, но зато он, он будет знать - это сделала она. Вот он обрадуется. И будет ей гордиться.
   Венди уже совсем было решила слезть со стула и отправиться в хранилище,
  но, посмотрев на разглагольствующую наставницу, передумала. Как она ей объяснит
  свой внезапный уход. Да и к тому же по школе бродит девять Фрезерпин. Она что,
  с ума сошла... или тоже мечтает превратиться в картофель? Нет, уж лучше она посидит здесь спокойно с Донной Бонн, послушает ее разглагольствования, пока Фрезерпина не успокоится и снова не станет одной. А с другой стороны, зачем
  ей идти в хранилище, если книжку можно доставить сюда? Правда, она этого ни разу
  не делала. Но в чем беда? Надо же, в конце концов, когда-нибудь начинать.
   Мысленно сосредоточившись, Венди представила себе хранилище. Длинные ряды книжных шкафов и книги, книги, книги... Словно она перенеслась туда, но в то же
  самое время ее оболочка оставаясь на кухне, вместе с Донной Бонн. В какой-то мере, это было даже забавно.
   Стремянка вмиг почувствовала ее присутствие и выползла из своего укрытия. Но тут же растерялась и неопределенно закружилась на одном месте, как пес,
  потерявший своего хозяина. Венди ее ласково погладила по отшлифованному боку и
  велела отправляться на место. Главное сейчас это найти книгу с заклинанием. Потому что под заклинанием всегда пишется "отклинание".
   Венди озадачено переводила взгляд с одного ряда на другой. Ну не может же она перелистать все книги. На них всех у нее очень даже возможно и всей жизни не хватит. Что же делать?
   Ответ пришел сам собой, словно она его всегда знала: позвать книгу с заклинанием и она придет сама. "Доверяй своему Дару, - не раз говорил Станк Лист, - Он сам все знает". Она позвала. Скорее всего, для этого тоже нужны были определенные слова. Но ей они почему-то не потребовались. Книга пришла к ней и так. Точнее прилетела, но это не столь суть важно...
   Старая в потрепанной обложке неопределимого цвета. Ко всему прочему
  ужасно тяжелая, хотя с виду и не такая уж и толстая. Она сама раскрылась на нужной странице и Венди увидела ровные ряды строк, написанные выцветшими чернилами. Книга была рукописной.
   Не заклинание не отклинание не вызвали в девочке никаких затруднений. Гораздо больше ее заинтересовала сама книга. Круглый каллиграфический почерк, с явной тщательностью выведенные буквы - это старая рукопись. На обложке виднелась
  четка выделанная печать. На этот раз девочке одного взгляда хватила, чтобы понять, что печать здесь стоит не просто так. Сосредоточившись на печати, малышка попробовала увидеть человека оставившего ее здесь. И она его увидела. Седой старец, худой и высокий с ярко горящими угольно черными глазами. Она также почувствовала силу его дара и магию печати.
   Печать на книге была оставлена для того, чтобы никто несведущий и случайный не смог заглянуть в волшебную книгу заклинаний. Ибо здесь хранились тайны способные погубить самых сильных магов, когда-либо существовавших на земле.
   "Странное место для хранения столь опасной книги. - подумала Венди. - По
  чему она здесь в школе ведьм, а не во Дворце. Ей место в каком-нибудь тайнике,
  а не в хранилище школы".
   Станк Лист еще не пришел. Донна Бонн разглагольствовала сама по себе. У
  Венди было несколько минут, чтобы полистать книгу. "Как застать волшебника врасплох, переманить ведьму на свою сторону, - читала девочка содержание, - уничтожить чародея!" - она даже и не предполагала, что такое возможно. Всем известно, что если чародеи не умирали в детстве, то становились неуязвимы. Их нельзя убить!
   " Первый способ, - читала она - Зеркальный.
   Зеркала не представляют сами по себе опасности. И все измышления об опасности зеркал, для обладающих даром, остаются лишь измышлением. Маги могут смотреться в зеркала. Им не следует их избегать или бояться появления двойника-отражения. Не рекомендуется лишь практиковать магические действия, находясь в одном помещении, где много зеркал. Ибо зеркала отражают не только образы, но и действия, что и приводит к искажению первоначальной идеи. И как следствие - получается не ожидаемое, а нечто совсем иное.
   Кроме оного, следует бояться окружения зеркал. В зеркальном многограннике
  замкнутого пространства душа мага, отлетая в неведомое, чтобы снова возродиться
  в потомках, не может найти выхода и остается там на века. Вынужденная влачить
  жалкое существование уже не живого, но еще и не мертвого. Она, находясь в промежуточном мире, может зреть как далекое прошлое, так и неведомое будущее. У
  нее остается память, своей прежней ипостаси, но дар исчезает бесследно. И по
  куда не будет успокоения, душа не может вернуться на земли в виде памяти тела..."
   Память тела... Станк Лист все время говорит о памяти моего тела и моего
  дара. Необходимости им доверять. И если, написанное здесь, верно, значить мне помогает память моих предков... Странно, но среди моих предков не было магов, если только...
   Венди пришлось прервать свои мысли, так как Донна Бонн ее отчаянно
  трясла за плечи:
   - Венди, ты меня слышишь! Да очнись же, наконец! О, Дар, что же с тобой
  такое? Венди, ты меня слышишь?
   - Слышу...- возвращение в реальный мир было через чур резким, так что в ее ушах до сих пор стоял звон, отдаваясь эхом во всей ее голове. А может это оттого, что Донна Бонн, приводя ее в чувства, перестаралась?
   - Венди, что с тобой? Ты не больна? Тебя случайно в последнее время никто не заколдовывал?
   Девочка отрицательно помотала головой.
   - И все же, я думаю, тебя следует показать Станку Листу. Мало ли что.
  Кстати, почему его так долго нет? - обращаясь скорее к самой себе, нежли к девочки, пробормотала наставника. - Ему бы уже давно следовало быть здесь и снять заклятие с наших друзей. Разумеется, в том случае, если подтвердиться, что это они...
   Видя, что Донна Бонн опять увлечена своей болтовней, Венди решила быстро
  снова оказаться в хранилище, и убрать следы своего пребывания там. А заодно
  найти чародея и узнать, почему его так долго нет.
   Так уж вышло, что Станка Листа она отыскала прежде, чем попала в хранилище. Вернее то, что от него осталось - горсть золы посреди одного из залов. И никакого колдовства.
  
  
  
   15. Странная магия.
   Станк Лист вошел на кухню с загадочной полуулыбкой на губах. Донна Бонн
  сразу бросилась к нему.
   - О, вот, наконец, и вы! А то я и Венди чуть с ума не сошли от беспокойства. Вас нет, Кон Тон, Тагор Рар и кухарка тоже куда-то запропастились. Правда, Венди считает, что Фрезерпина Пин могла их превратить в картофель, тот, что на столе лежит. Мы специально его туда положили. Вот никогда бы не подумала, что магистр ведьминских наук пожалует собственной персоной на кухню. Но эти ее грибные духи... По-моему, их запах до сих пор еще здесь ощутим.
   Во время этого радостного потока Венди, оставшаяся при появлении чародея сидеть, пользуясь тем, что оказалась за спиной своей наставницы сделала колдовской знак рукой в воздухе. Эконом знал этот знак лучше всех других, еще со
  времен своего ученичества. На столе тут же появились несколько весьма аппетитных на вид горячих булочек, яблоки и печенье.
   Он слегка подмигнул малышке и сделал в воздухе точно такой же знак рукой. Явств на столе значительно по прибавилось: сыр, колбаса, хлеб и отвар из листьев.
   - Донна Бонн, я думаю, вы с Венди сильно проголодались. Тем более, что
  время уже далеко за полдень. А обеда у вас не было. - ласково проговорил чародей.
   Женщина благодарно посмотрела на эконома.
   - Я так волновалась, что начисто забыла про обед. О, Венди, бедняжка, ты
  наверно совсем умираешь от голода!
   На что бедняжка Венди ничего не ответила, так как была занята едой. А проголодалась она зверски. Ничего не нагоняет так аппетита, как несколько сложных отклинаний. А для того чтобы вернуть Станка Листа к жизни и восстановить его тело ей потребовалось немало сил.
   Между тем чародей взял со стола три картофелины и положил их на пол.
   - Донна Бонн, вы с Венди оказались правы. Это действительно Кон Тон, Та
  гор Рар и кухарка. - и хотя его слова предназначались женщине, взгляд обращен
  был к девочки.
   Его взгляд вопрошал: "знаешь ли ты как снять заклятье?"
   " А вы?" - ответила вопросом на вопрос малышка.
   Он слегка покачал головой.
   - Вы не знаете того заклятья, что наложила магистр? - спросила Донна Бонн,
  невольно увидев его движение.
   "Венди, верни им их облик. - мысленно попросил ее эконом. - Что-то не
  нравиться мне это заклятье. Больно уж оно какое-то странное".
   "Как это странное?" - тут же задала один из своих многочисленных вопросов малышка. Но тем не мение быстро произнесла заклинание.
   Тагор Рар стал Тагор Раром, Кон Тон - Кон Тоном, а кухарка кухаркой
   - Моя Бедная кухня! - тут же запричитала последняя. - Дар! Где мой обед?
   Началась всеобщая суматоха и неразбериха. Люди говорили и ели одновременно. Каждый пытался рассказать другому, что именно произошло с ним. И от этого гвалт стоял невообразимый.
   Станк Лист и Венди отошли к двери, прихватив с собой печенье, булочки и
  сыр. Для всех остальных их маневр остался практически незамеченным, ибо все были
  заняты собой и только что пережитым кошмаром.
   - Так почему заклятье странное? - настаивала малышка.
   - Я за всю свою жизнь не разу не видел такого. - попытался объяснить чародей. - А видел я не мало, дочка. От этого тянуло леденящим холодом и мраком.
  Венди, магия на ощупь бывает теплой и холодной, иногда горячей. Бывает так, что
  от чар веет прохладой, а иногда, наоборот, сухостью. И это вовсе не зависит от мага. Это, если хочешь, зависит от заклинания. Не знаю, чувствуешь ли это ты, но про себя могу сказать, что я сам начал это ощущать только здесь в школе Ведьм. До этого в детстве и юности я не придавал заклинаниям такого значения. Если честно, я, вообще, мало обращал на них внимание.
   Венди подняла на него свои большие глаза, но так ничего и не ответила.
   Не дождавшись ответа, Станк Лист продолжил:
   - Знаешь, а ведь я должен тебя поблагодарить. Что ты и мне мой облик вернула. Правда то, что Фрезерпина Пин застала меня врасплох, характеризует мои способности не с лучшей стороны. Если честно, то я думал, что хотя и не самый лучший чародей, но уже и не мальчишка. И всегда успею пресечь заклинание против меня.
   - "Чародея нельзя застать врасплох или убить..." - процитировала она
  всем известную фразу.
   - Вот именно. - грустно сказал эконом. - Если об этом станет известно Совету, то меня лишат титула чародея.
   - Я ни кому не скажу. - заверила его девочка.
   - Я знаю, дочка. Вопрос в том скажет ли об этом Фрезерпина Пин.
   - Донна Бонн мне сказала, что когда ведьма разделяется она уже ничего
  не помнит, что делает.
   - Когда разделяется, то да. Но, видишь ли, солнышко, на меня она наложила заклятье до разделения. Да, она была в гневе, но какая-то часть ее в это время
  еще более или менее контролировала свои действия.
   - Значить она может помнить...
   - Значить может.
   - А если я скажу, что на вас не было никакого заклятия. Не было. В том
  что она сделала. вообще не было магии.
   - Как это не было?
   - Она просто вас сожгла, превратила в пепел.
   - Венди, дочка, ты противоречишь сама себе. Она превратила меня в пепел.
  Но ведь я чародей. Я не должен был позволить ей это сделать...
   Но докончить Станк Лист не успел. Раздался ужасный стон. Такой, который
  берет человека за горло, оголяет все нервы, и выворачивает душу наизнанку. В
  тот же миг, леденящий холод сковал все помещение. Люди не понимая в чем дело, боязливо переглянулись. И тут началось...
   Казалось, потолок обрушился на пол и снова взлетел вверх. Смерч, появившийся из глубины здания, подхватил все и закружил в бешеном танце. Все летело, падало, кружилось, сталкивалось. Все. Кроме стен школы, Венди и Донны Бонн.
  
  
  
  
   16. То, что произошло.
  
   Два дня спустя, когда школа уже была приведена в надлежащий вид, Венди
  незаметно прошмыгнула в кабинет эконома. В последнее время делать это для нее стало гораздо легче и проще. Правда, если не считать, что это самое "послед
  нее время" настало только вчера. А в кабинет эконома она зашла подобным образом
  впервые. Связанно это, в первую очередь было, конечно с заклинанием не видимости. Использовать его оказалось проще простого.
   Самого Станка Листа в кабинете не оказалось, и Венди решила пока развлечься мороженным. Забравшись в одно из кресел вместе с ногами, девочка, как ни в чем не бывало, принялась за мороженное. Станк Лист просил ее прейти и вот она здесь. Что же касается самого эконома, то в последнюю пару дней он был постоянно занят. Так что малышка нисколько не удивилась не застав его в кабинете.
   Она почти расправилась со своим лакомством, когда в коридоре послышались голоса. Не раздумывая ни секунды, Венди кубарем скатилась с кресла и юркнула за тяжелую портьеру. Конечно, она могла бы применить заклинание невидимости,
  но тогда бы ее было обнаружить гораздо проще. Конечно, это не могла сделать Фрезерпина Пин, вошедшая в кабинет. Впрочем, как и не какая другая ведьма. Но ввиду последних событий до сих пор в школе был волшебник Монтеро. А от него так просто не скроешься.
   В кабинет вошли трое: магистр, волшебник и эконом. Венди затаила дыхание. Они расселись.
   - Я вынужден поставить вас в известность, - начал Монтеро официальным
  тоном, - Что в связи с последними событиями и...
   Станк Лист поднял руку, прерывая речь волшебника:
   - Я знаю Ридверс, что ты хочешь мне сказать. Мы с тобой, хоть и не учились в одной школе, но в детстве много развлекались вместе. Тебе незачем говорить со мной столь официальным тоном.
   - Станк, мне очень жаль... пойми меня правильно. Я меньше, чем кто-либо
  другой хочу этого, но приговор Совета Магии окончательный. Ты не можешь больше
  быть чародеем.
   - Я знаю. Знал с того самого момента, когда превратился в золу.
   - Простите меня, - еще ниже опуская голову, сказала Фрезерпина Пин.- Я не знаю, как это получилось, но...
   - Не кари себя девочка, - стал успокаивать ее чародей. - Может оно и к
  лучшему.
   - Ты меня удивляешь, Станк. - покачал головой Монтеро. - Я тут готовлюсь
  встретить убитого горем человека, а нахожу лишь печального старца. Тебе бы следовало применить немного магии, что бы омолодиться.
   - Следовало, - усмехнулся эконом, - Да вот все как-то не находил времени. Зато сейчас, я думаю, у меня его будет - хоть отбавляй.
   - И чем ты собираешься заняться?
   - Еще точно не знаю, но теперь, когда я изгнан из гильдии чародеев, да и
  вообще магов...
   - Постой, тебя еще никто не изгонял из гильдии магов. У тебя ведь есть
  Дар! Пусть не такой могучий, как у твоего брата, но отнюдь и не такой уж и слабенький.
   - Это всего лишь дело времени, Ридверс. Как ты не поймешь? Что бы насолить моему брату его враги пойдут на все. И никакой Дар меня не спасет. Какое
  им дело, есть ли он у меня, или его нет. Главное для них, это побольнее ударить
  Кантона.
   - Но в Совете Магии есть не только его враги.
   - Орша'ки правят уже несколько тысячелетий. Все устали им подчиняться...
   - Ты не прав, Станк. Чародей Орша'к - самый сильный из всех сейчас существующих магов. Но он не бессмертен. Рано или поздно, он умрет. А так как наследника у него нет, то выводы напрашиваются сами собой. Зачем им кого-то сметать со своего пути, если этот путь и так практически свободен.
   - В том то и вся суть, Ридверс. Умелый удар по мне рикошетом отдастся
  Кантону. А может и сразит его на повал.
   - По-моему для твоего брата это будет не безобиднее детского шлепка. -
  усмехнулся Монтеро. - Я только одного не понимаю, Станк, как так получилось, что
  тебя застали врасплох? Помниться, в детстве, сколько мы не старались у нас это
  никогда не получалось.
   - Знаешь, я и сам этого не пойму. Только что я стоял нормально, а в следующий момент лежу в виде кучки золы.
   - Странно... Очень странно. - задумчиво вымолвил волшебник. - Насколько
  я знаю, чтобы превратить человека в золу нужно по крайне мере секунд шесть...
   И чародей, и волшебник, оба повернулись к Фрезерпине Пин.
   - Не смотрите на меня так, - закричала она. - Я все равно не помню тех
  слов, что произнесла. Я же почти собой не владела! Это последнее, что я в тот
  день помню!
   - Фрези, успокойся! - Монтеро взял ведьму за плечи и легонько встряхнул,
  - Мы знаем, что ты в тот момент была не в себе и ничего не помнишь.
   Брови Станка Листа поползли вверх:
   - Фрези? Это то, что я думаю, Ридверс? Или у меня второй раз за неделю
  галлюцинация?
   - А когда она у тебя была в первый раз? - недовольно проворчал Монтеро.
   - Когда я почувствовал себя золой.
   - Извини, но ни в тот, ни в этот раз у тебя не было галлюцинаций. Я и Фрези... Мы решили пожениться.
   - Дар! Неужели Монтеро и Пины помирятся всего-то через 387 лет после
  ссоры.
   - Я еще не дала окончательного ответа! - возмутилась ведьма.
   Но на ее слова никто не обратил никакого внимания. Мужчины продолжали увлеченно беседовать друг с другом.
   - Женитьба это святое. Должен же и я, в конце концов, обзавестись маленькими Монтеро.
   - Так ты хочешь не только сына, но и дочь?
   - Если девочки будут такими же красавицами, как и их мама. К тому же обладать подобным взрывным темпераментом, я не откажусь и от двух или трех.
   - О, Дар! Я кто тебе по-твоему? Жена или производитель потомства?
   - Радость моя, ну не злись. Я просто мечтаю в слух. Когда мы поженимся,
  все будет только так, как ты хочешь.
   - С этого и следует начинать. - уже более спокойно произнесла ведьма.
   - Но я надеюсь, радость моя, ты не запретишь мне мечтать о наших маленьких крошках?
   - Хорошо. Я согласна на двоих, Монтеро, но не более.
   - Ну, девочка моя, какая разница два или три?
   - Какая разница!.. - чуть не задохнувшись от возмущения, прокричала Фрезерпина Пин. - А может потом ты скажешь: какая разница между тремя и четырьмя?
   - Фрези, ну, не сердись. Если ты хочешь двоих, так тому и быть будут
  двое.
   - Вот так то лучше, - миролюбиво констатировала ведьма.
   - Но ведь может так случиться, что у нас появиться третий?
   - Монтеро, ты невыносим! - не зная, плакать или сердиться, вздохнула магистр.
   - Зато я очень милый и чуткий мужчина.
   - И очень самодовольный.
   - Но именно по этому ты меня и полюбила.
   Станк Лист, встав со своего места, постарался улизнуть из кабинета незамеченным. Но у него ничего не вышло.
   - Ста-анк! - раздался тягучий голос волшебника. - Мы лишь слегка отвлеклись от главной темы. Но отнюдь не закончили.
   С тяжелым вздохом, эконом вернулся обратно на свое место и, поерзав, устроился
  поудобнее.
   - Мне не дает покоя еще один небольшой вопрос. - начал волшебник, откинувшись на спинку кресла и сцепив пальцы рук перед собой.
   - Не стоит меня зондировать, Ридверс. - угрюмо произнес чародей. - Ты
  никогда не мог этого проделать со мной раньше, не сможешь и сейчас.
   - Знаешь, Станк, а с нашей последней встречи силы у тебя прибавилось.
  хоть и не на много, но...
   - Опыта тоже. Попробуй-ка с мое посиди в этой школе, еще и не тому научишься.
   - Нет уж уволь, я вполне доволен своей должностью. - покачал головой Монтеро, - Это чистое сумасшествие воспитывать чужих отпрысков.
   - Когда своих не предвидеться, хоть позанимаюсь с чужими.
   - Извини, я наверно затронул больную тему?
   - Да, уж...
   - Ладно, давай перейдем непосредственно к моему вопросу.
   - Давай.
   - Будучи золой, ты не мог произнести заклинание в слух, не мог сделать
  магический знак рукой, и, наконец, не мог подумать. Ты ничего не мог. Все наставницы, магистры и просто ученицы были в это время далеко от школы. Но когда
  они вернулись, ты, как ни в чем не бывало, расхаживал по разгромленному зданию.
   - Если ты меня спрашиваешь, как я вернул себе прежний облик, то вот тебе
  мой ответ - не знаю!
   - Как это?
   - Послушай меня, Ридверс. Я подошел к твоей невесте и почти моментально
  стал золой. Затем опять стал собой. Но Фрезерпины Пин в это время уже не было
  со мной. Более того, к тому времени она уже разделилась на девять частей. Сам понимаешь, более мне не захотелось встречаться ни с одной из них. Как все это получилось, я не знаю. У меня нет ответа на твой вопрос.
  
  
   17. Обещай мне.
   - Весьма странное происшествие, - задумчиво произнес волшебник.
   - Я не могла. Я не могла, - чуть не плача проговорила магистр. - Ни одна
  ведьма не возвращает объекту прежний вид. Иначе она не может быть ведьмой. Я не
  могла этого сделать.
   - Конечно, дорогая, ты не могла. И не делала этого. - яростно произнес
  Монтеро. - Станк, уже сказал, что когда обрел свой истинный облик тебя рядом не
  было.
   - Но я единственная, кто был в тот момент из магов в школе. - покачала
  в недоумении головой Фрезерпина Пин. - И, следовательно, единственная кто мог
  это сделать.
   - Есть еще одна деталь, о которой я не говорил, - эконом устало прикрыл
  глаза. - Когда я стал самим собой, в здании школы ничего не было повреждено.
  Просто кое-что переставлено, но не разбито.
   - В таком случае, когда же это произошло? Ведь когда появились ученицы,
  наставницы и магистры, здесь не было не одной целой щепки?
   - В момент воссоединения.
   - Это абсурд, - покачал головой Монтеро.
   - Я даже не понял сначала, что это воссоединение. Заклинание лишь отдаленно напоминало, то которым мы пользуемся. Скажу больше - я его теперь из тысячи узнаю. Но сам пользоваться не буду никогда. В нем есть какая-то, опасность.
   - Брось, Станк, опасность есть при любой магии, если ты не умеешь ей пользоваться.
   - Этой я точно не умею пользоваться. И учиться не собираюсь.
   Волшебник недоуменно уставился на чародея. Фрезерпина Пин от страха широко распахнула глаза.
   - Не думаете же вы...
   - ...что ты задействовала магию мертвых. Очень даже думаю.
   - Даже в шутку не смей так говорить. - прорычал Монтеро.
   - Это все объясняет. - настаивал Станк Лист.
   - Кроме одного, - возразил волшебник, - Ей не пользуются уже веков 20.
  Она не могла ничего знать об этой магии.
   - Я знаю все твои доводы. Но тебя здесь не было, а я был.
   - В таком случае, почему Фрези жива? Ты должен знать лучше меня, что всякий, кто прибегнет к магии мертвых, после окончания сеанса умирает. На это отважились четверо. Все четверо мертвы.
   - Не знаю, Ридверс, я не знаю. - вздохнул чародей. - Я рассказал это тебе, потому что ты мой друг и будущий муж Фрезерпины Пин. Я рассказал это ей ибо
  она должна знать, что с ней произошло. Для своей же безопасности. Но на Совете я
  ничего не скажу. У меня и так полно неприятностей, чтобы искать еще новые.
   По-видимому, эти слова стали завершающимся этапом переговоров между экономом и представителем Совета, так как после них Монтеро и его невеста покинули кабинет Станка Листа.
   Венди тихо выскользнула из-за шторы и молча остановилась у стола чародея.
   Эконом тяжело поднял на нее глаза:
   - Тебе дядя с тетей не говорили, дочка, что подслушивать не хорошо?
   Венди отрицательно мотнула головой.
   - А иногда даже не безопасно? - продолжил Станк лист.
   - Почему ни одна ведьма не возвращает объекту прежний вид?
   - Если ведьма это сделает, то не будет считаться уже ведьмой.
   - Почему?
   - Расколдовывать удел фей. - пожал плечами Станк Лист.
   - Фей? - удивилась девочка. - Я думала, что они встречаются, только в
  легендах.
   - Так и есть. Чародеи позаботились о том, чтобы феи исчезли с лица земли.
   - Но почему?
   - Потому что фея, пока не совершит плохого поступка, не уязвима для магов.
   - А ведьма?
   - Ведьма? Ведьма самая слабое существо из всех магов, по-моему, дочка,
  я тебе это уже говорил. Что же касается неуязвимости, то этого здесь не наблюдается.
   - Почему?
   - Потому, что ведьмы только и делают, что совершают плохие поступки.
   Венди задумчиво потерла кончик своего носа.
   - Например?
   - Тебя это интересует с точки зрения теории, или твоей неуязвимости?
   - И то и другое. - кивнула малышка.
   - Пока ты не превратишь кого-то во что-либо другое, ты, как все феи, не
  уязвима.
   Девочка не спеша забралась на кресло и устроившись поудобней снова спросила:
   - Так что это получается, ведьмы и феи это одно и тоже?
   - В каком-то смысле - да. - устало усмехнулся чародей.
   - Тогда, может быть, я фея?
   - Нет, дорогая. Ты самый, что ни на есть наисильнейший чародей, хотя это
  и ошибка природы. Венди, - вдруг сменил тему Станк Лист, - Я хотел поговорить с
  тобой до прихода ко мне одного из членов Совета. Но не получилось. Сей час у меня очень мало времени. А сказать тебе надо многое.
   - Что?
   - Возможно, сегодня мы с тобой разговариваем в последний раз. Я хочу что
  бы ты меня внимательно послушала и хорошенько запомнила то, что я скажу. Ты чародей, но чтобы остаться в живых и стать взрослой, тебе придется скрывать свой
  дар от всех. Нельзя что бы тебя случайно обнаружили в хранилище или застали за
  колдовством.
   - В последний? Вы больше не будете работать в школе. - прикусив нижнюю
  губку грустно спросила девочка.
   - Нет, дочка. И, скорее всего. наши пути больше не пересекутся.
   - Вы будете далеко?
   - Очень далеко.
   - А когда я вырасту, то можно я приеду к вам в гости?
   - Для этого ты должна выжить. Пообещай мне, что ты выполнишь все о чем
  я тебя сейчас говорил.
   Венди кивнула головой.
  
   Следующие несколько дней для девочки прошли, словно в тумане.
   В память врезался лишь отъезд чародея.
   Она, стоя в общей толпе ведьм, школьниц и обслуживающего персонала, слышала, как перешептывались люди.
   "Говорят, Совет снимет с него сан чародея", "Фрезерпина Пин в тот день,
  представьте себе, его заколдовала. Она, конечно, молчит, но сан ведь с него не просто так снимают", "А я вам говорю, этого не может быть. Когда мы все сюда вернулись, он был живехонек и здоровехонек", "Да как бы не так! Это его магистры назад вернули, что бы честь чародеев не запятнать", " Молчите вы, а то еще услышит", "Да пусть себе слышит, что он может нам сделать? Особенно теперь, когда его вот-вот выпрут из чародеев", " А я слышала, что его не только из чародеев, но вообще, из магов выгнать собираются".
   Венди прислушалась.
   "Да не может быть! За него, как пить дать его брат заступиться".
   "После такого, даже заступничество Чародея-чародеев не поможет".
   "Бедняга, что же он будет тогда делать?"
   "Как что? То же что и остальные, кого выгнали маги из своей среды".
   "А что они, эти другие, делают?"
   "Едут в чужие земли, в другие измерения. Нанимаются придворными колдунами или звездочетами. Иные же остаются здесь. Селятся неподалеку от какого-нибудь торгового городка и продают свое мастерство простым смертным за деньги".
   "Не завидная доля. Лучше уж чужие страны".
   "Не скажи. В других измерениях, поговаривают, есть столь сильные маги,
  что даже наш Великий Волшебник Орша'к им в подметки не годиться".
   "Так мы тебе и поверили! Заливай больше!"...
   Они говорили что-то еще про дальние страны и другие измерения, но Венди
  их уже не слушала. В ее голове билась только одна фраза: "Обещай мне..."
  
  
  
   18. Королинг Кор.
   В эту неделю вся школа сбилась с обычного ритма работы. Да и посудите
  сами, эконом, единственный человек в школе, кто мог возвратить объектам колдовства их первоначальный вид. А с тех пор, как он, по решению Совета, должен был покинуть ее здание, началась полная неразбериха.
   Кон Тон и Тагор Рар в первый же день стали, чем-то отдаленно напоминающим ромашки. Возможно, это были и не ромашки, но понять это было уж очень сложно.
   Старшеклассницы, которым тоже были необходимы подопытные кролики, не долго
  Думая, превратили Венди и Донну Бонн в водопад. Со стороны, это смотрелось, наверное, очень красиво. По край не мере так думала девочка. Относительно того, что по этому поводу думала Донна Бонн, осталось загадкой, так как водопады не говорят, а только шумят.
   Последней в список объектов попала кухарка. Во что ее превратили Венди
  уже не знала, так как не видела. А вот что с этого момента школе не кому стало
  готовить, очевидность, которую ведьмам пришлось испытать на собственной шкуре.
   "Бытовая магия" - книжка, столь заинтересовавшая девочку, отнюдь не была
  популярна среди ведьм. Да и зачем, если под рукой всегда есть простые смертные,
  в любой момент готовые устранить эту проблему? Нужно ли тогда тратить на это силу, время и память. Ответ очевиден. Нет!
   В результате чего вся школа сидела голодной в течении почти четырех
  дней. До ближайшего поселения смертных путь был не близкий. Да и то пока голодный желудок магистров решил воспользоваться трудом этих смертных, туда наведались уже старшеклассницы (это лишний раз доказывает, что молодежь расторопнее и изобретательней). Так что оголодавшим магистрам и наставницам открылся населенный пункт, изобилующий фонтанами, озерами и водопадами, но без единой, живой души. Девочки выполнили свой урок на отлично.
   За Квинли Дин, так неудачно вызвавшей дракона, приехали родственники. От
  куда они узнали о неприятностях девочки, для Фрезерпины Пин осталось загадкой.
  Но в тот момент у нее не было не сил, ни желания решать ее. Своих проблем было
  выше крыши. Рабочий персонал заколдован, расколдовать его некому. Близь лежащая деревенька - сплошное домашнее задание старшеклассниц. В пустом желудке урчит,
  а готовить некому. Ее брат жениться на женщине, которая годиться ему в бабушки.
  А ее собственную свадьбу запретили. Так как Ридверс Монтеро для нее недостаточно хорош. Особенно теперь, когда брат жениться на одной из Борджи.
   С появлением нового эконома жизнь школы стала приходить в первоначальный порядок. Но лишь отчасти - новая метла, метет по новому...
  
   - Венди принеси, пожалуйста, из кладовки душицы, посуду сполоснуть. А то
  этот жуткий рыбный запах, похоже, больше ничем не уничтожить.
   Последнии два часа Донна Бонн мыла посуду, чистила ложки, натирала хрусталь и драила кастрюли, котлы и сковородки. При этом нещадно чистила нового эконома.
   - Напыщенный индюк! Балбес и недоумок! Кто только решил к нам его прислать? Век бы ему иметь дело с подобными экономами!
   - Донна Бонн, - вклинилась в ее монолог девочка, - Я одного не пойму, за
  чем мне травы перекладывать из мешочков в банки? Да еще плотно завинчивать крышками? Так же травы быстрее испортятся?
   - А я что тебе говорю. Неуч, балбес и недоумок! Была бы моя воля - выгнала бы в три шеи! И чем дальше, тем хуже. - женщина устало разогнула спину. - От
  куда он только на нашу голову свалился?
   Венди тяжко вздохнула, исследовав взглядом чистую посуду. Если работа
  Донны Бонн на этом в кухне заканчивалась, то ее еще, можно сказать, почти и не
  начиналась. Пересыпать все травы из льняных мешочков в стеклянные банки, дело
  не шуточное. Особенно если этими мешочками забита вся кладовая.
   Кроме того, на банки приходилось наклеивать этикетки с названием трав.
  А еще часто случалось так, что в одну банку все содержимое одного мешочка не помещалось, тогда как в другой - дно было едва прикрыто. Уже через час этой работы Венди поняла, что в конечном итоге банок будет намного больше, чем мешочков. И все они в этой кладовой не поместятся.
   - Донна Бонн, а может мне все же сказать магистру про это распоряжение
  эконома?
   - Ты что, детка, с ума сошла. Этот, как его там?.. А не важно! Балбес,
  он и за тридевять земель балбес! - наш непосредственный начальник. И если, ты,
  солнышко, ищешь себе на шею неприятных приключений, иди милости прошу! Я тебя удерживать не стану!
   - Королинг Кор... Его имя Королинг Кор. Мне просто ужасно жаль пересыпать все в банки, а потом обратно.
   - С чего ты взяла, что тебе придется, затем, пересыпать все обратно? А
  вдруг ведьмам это нововведение придется ко двору?
   - Нет, - снова вздохнула Венди, - не придется.
   - Да откуда-то тебе это знать, мелюзга недошлепанная? "Нет, не придется" - передразнила ее женщина. - Венди, детка, твое дело не думать, а делать
  то, что велено. И как велено. Думать они сами и без нас будут. Понятно?
   - Да я не думаю, я знаю.
   - Что? - удивилась Донна Бонн. - От куда тебе, соплячке, знать это?
   Девочка неловко замялась. Ну, как объяснишь не ведьме, что при некоторых
  заклинаниях, без трав не обойтись. А в банках они в три дня затухнут и придут в
  негодность.
   - Венди, я тебя спрашиваю, откуда ты знаешь, что магистрам это не понравиться?
   - Я однажды слышала, как Фрезерпина Пин с одной из наставниц о травах
  говорила. - соврала малышка.
   - И что же они такого говорили, а?
   - Что травы лучше всего в льняных мешочках хранить. Да еще что бы вес
  каждого мешочка был не больше половины нормы. А то залежаться может.
   - Да? - Донна Бонн устало почесала затылок, - Ну тогда, знаешь что, иди-ка ты прямехонько к Фрезерпине Пин. И скажи, что тебе этот Балбес сделать велел.
  Но о том, что ты, об этом разговор про меж них слыхала ни слова. Хорошо?
   Венди улыбнулась, кивнула головой и бросилась бегом к Фрезерпине Пин.
  
  
   Если бы раньше ей пришлось исследовать все здание вдоль и поперек в поисках главной ведьмы, то теперь достаточно было мысленно представить ее образ и совместить с образом школы. И все готово. Девочка точно знала, где ее искать.
   Самое интересное в этом то, что в первый раз на подобный поиск у нее ушло несколько минут. Второй занял гораздо меньшее время. А уже сейчас ей практически совсем не требовалось времени. Достаточно было пожелать кого-нибудь найти
  и все. Конечный результат поисков выдавался мозгом почти мгновенно.
   Спустившись на два пролета вниз по черной лестнице, Венди уже готова была свернуть в залу, когда безошибочный инстинкт Дара предупредил ее о засаде.
   Подобные засады довольно часто устраивали старшеклассницы, когда не хотели ждать своей очереди что бы попрактиковаться. Все-таки Кон Тон и Тагор Рар
  (всего два человека) слишком мало для такой большой школы. Нехватка живых людей
  компенсировалась наличием большого количества мышей, крыс и других грызунов. Но
  превращать во что-то другое грызуна и человека - большая разница. И хотя Венди
  этого не пробовала, она инстинктивно чувствовала.
   Дар подсказывал, что засевших в засаде, было четверо. На своем опыте девочка знала, что им абсолютно все равно кого превращать - лишь бы это был человек.
   Как-то Венди долгое время не могла понять, почему ведьмы только над простыми смертными творят свои заклинания. Пока ей Станк Лист не объяснил, что это запрещено законом. Так как раньше из-за этого происходило много конфликтов. Семья никогда не позволить измываться подобным образом над одним из своих членов - это огромное пятно на ее репутации плюс неизгладимый позор.
   Если для них это позор, то измываться подобным образом над простыми
  смертными считалось делом вполне обычным. Как будто если они не обладают даром у
  них нет и никаких чувств. Такое положение дел просто бесило Венди.
   Взять да колдонуть сейчас так, что бы у этих четверых никогда более желание не возникало устраивать засады. Девочка улыбнулась своим мыслям, но тут же вспомнила, что обещала Станку Листу воздержаться от магии. А обещания свои надо выполнять. Но и попадать в засаду ей вовсе не хотелось. Еще чего! тем боле она о ней все равно уже знает.
   Хуже всего обойти эту засаду тоже не получиться. Так как на другой лестницы сейчас занимаются пятиклашки. У них практическое задание, в чем конкретно оно заключалось, Венди не знала, да только они эту лестницу еще при Станке Листе облюбовали.
   Венди тяжко вздохнула и уселась прямо на ступеньки пролетом ниже от засады. С другой стороны, ей, во что было не стало, нужно попасть наверх, если Королинг Кор придет проверить как движется ее работа и не застанет ее на месте, могут возникнуть лишние проблемы. Зачем ей это?
   Оглянувшись по сторонам и прислушавшись ко всем шорохам, девочка легко
  поднялась со ступенек и несколько раз провела перед собой руками. Едва закончив
  заклинание, она почувствовала, как ее накрыло плотное, но абсолютно прозрачное
  покрывало невидимости. Она сразу безошибочно узнала знакомые ощущения. Только
  тогда, в первый раз, такое одеяло на не накинул Станк Лист, теперь же она создала его сама. Раз, услышав заклинание, Венди уже никогда его не забывала. Хотя старый чародей ей и говорил, что такое бывает только в молодости. Чем старше ты становишься, тем труднее тебе даются новые заклинания.
   И, не беспокоясь более относительно засады, Венди спокойно поднялась наверх. Четыре юных ведьмы даже не почувствовали ее присутствия.
  
  
  
   19. Так рождается Дар.
   Девочку так и подмывало сделать что-нибудь эдакое, что бы они не слишком много из себя ставили. Но злость - плохой советчик. А то, что она на них была зла, и даже очень, было очевидно. Так зла, что прямо кипела от переполнявшего ее чувства. Станк Лист не зря ее предупреждал, что бы она ни смела, в таких случаях, прибегать к магии. Но одно дело обойти засаду, когда ты точно знаешь, что невидима, и совсем другое, если делаешь кому-то больно. Причем делаешь это сознательно. Прекрасно зная, что подобные выкрутасы запрещены законом, который записан в Книге Судеб.
   Преодолев это незначительное препятствие, Венди, тем не мение, никак не могла успокоиться. Гнев так и бурлил в ее душе. По этому девочка почла за лучшее
  временно не снимать с себя покров невидимости. Ходить с ним по коридорам и за
  лам школы было куда безопаснее для собственных нервов.
   На предпоследнем этаже, конечном пункте ее пути, малышка, в первом же зале обнаружила Фрезерпину Пин, мило беседующую с Милилианной Пуст.
   - Какая ты все же счастливая! - щебетала последняя. - Я так тебе завидую!
   - Нашла чему! Семья просто вне себя от гнева, что я сказала: "да" Ридверсу. - поделилась своими проблемами магистр. - Кстати я тебя приглашаю на помолвку брата.
   - Вот здорово! Всегда мечтала попасть на столь грандиозное событие! -
  радостно воскликнула наставница. - Должно быть, там будет все сливки магического
  общества?
   - Бери выше, - невесело усмехнулась Фрезерпина Пин, - сметана!
   - Так это же еще лучше! - не унималась Милилианна Пуст. - Если бы не ты
  дорогая, то я никогда не смогла бы попасть на этот вечер. Ни капли не сомневаюсь, что он будет сенсацией сезона.
   - Это уж точно. Кто пропустит столь блестящую партию века.
   - Фрези, ты, в конце концов, не маленькая и должна понимать, что твой
  брат самый лучший волшебник. А брак с одной из Борджи даст ему возможность не
  только время от времени отчитываться перед чародеями, а прочно и навсегда войти в их среду. Ты только подумай их дети, мальчик я имею в виду, будет уже
  учиться в привилегированной школе чародеев.
   - Если Совет решит, что этот гипотетический малыш обладает достаточно
  сильным Даром, что бы ему была оказана честь учиться в школе чародеев.
   - Даже не сомневайся в этом. Твой брат самолюбив и целеустремлен. А теперь, когда его женой станет одна из Борджи, я уверенна, он пойдет далеко. Так
  что готовься, будущая тетя чародея.
   = К чему?
   - К тому чтобы стать в будущем году тетей.
   - Аа-а, я так уж было решила, поставить точку на наших отношениях с Монтеро.
   - Неужели ты так к нему привязана, Фрези?
   - Ах, Лили, когда его нет рядом со мной мне так грустно и одиноко...
   - Ну, ты даешь! Я всегда считала, что подобные штучки-дрючки бывают толь
  ко у смертных. Но что бы ты... Я даже не знаю, что на это сказать.
   - Да я и сама всегда так считала, но вот теперь... До встречи с ним я
  даже не подозревала, что подобное может случиться со мной! Знаешь, это как удар
  молнии. Как лавина с гор. Как буран в летнюю жару. Это случается и ты чувствуешь, что ничего не можешь сделать. Ничего. И ощущение этой беспомощности в твоей душе сеет такую панику, так все переворачивает, что ты уже не знаешь где небо, а где земля. И единственная реальность в этом мире - это он. Точка опоры, центр вселенной. Самый сильный, самый добрый и самый любимый...
   Наставница, по мере рассказа своей подруги, с каждым словом все сильнее
  открывала рот. Так что, в конце концов, с большим трудом смогла его закрыть.
   - Ну, ты даешь! - только и смогла она проговорить. Хотя про себя подумала, что если бы с ней приключилась подобная катастрофа, то она вряд ли ограничилась бы только разносом школы в щепки.
   - Я знаю, что это аномально. Я знаю, что это вопреки всем законом и правилам, но ничего, слышишь меня, Лили, ничего не могу с собой поделать.
   - Мне кто-то как-то говорил, что все Монтеро немного чокнутые. Но, похоже, это в некоторых случаях заразно.
   - Самое страшное, что мне абсолютно все равно, кто что говорит про них.
  Я только знаю, что это вдруг случилось и со мной. Лили, если бы ты только знала, как я хочу выйти за него замуж.
   - Так в чем проблема - выходи. Знаешь, если бы у меня был жених
  и к тому же такой красавчик! - мечтательно сказала Милилианна Пуст, -
  То и я, скорее всего, мечтала бы выйти за него замуж.
   Венди, прислушиваясь к разговору, поняла, что он может затянуться надолго. Эта была одна из тем, на которую женщины могут беседовать почти что вечно. Но так как ей нельзя было отлучаться надолго из кладовой и к тому же покрывало невидимости не слишком удобно для постоянного ношения...
   Пройдя снова на лестничную площадку и надежно спрятавшись за выступ стены, девочка быстро начертила в воздухе знак рукой. В тот же миг покрывало исчезло, словно его никогда и не было. Венди осторожно, двигаясь вдоль стенки, спустилась на несколько ступенек вниз, и уже более смело, идя по средине лестницы, поднялась вверх. Пройдя несколько шагов по коридору, девочка на почтительном расстоянии от ведьм, остановилась и выразительно посмотрела на Фрезерпину Пин:
   - Магистр, - робко позвала она.
   Обе ведьмы в знак недовольства, что их прерывают, сложили губы в узкие полоски.
   - Что ты хочешь? - осведомилась Фрезерпина Пин. - Неужели это не могло подождать? Или решить твой непосредственный начальник?
   - Он уже решил, - нисколько не смутившись, ответила Венди.
   - В таком случае, что ты хочешь от меня?
   - Он решил, что ваши травы в кладовой следует немедленно переложить в стеклянные сосуды, для большего порядка и меньшей пыли. - как ни в чем не бывало, закончила малышка.
   - Что?! - в один голос закричали обе ведьмы.
   - Мне сказали, что прежде чем выполнять этот приказ я должна поставить в известность вас. Так как вы можете его не одобрить.
   - Одобрить? - возмутилась Милилианна Пуст. - Кто тебе приказал сделать подобную глупость?
   - Мой непосредственный начальник.
   - О, Дар, когда нам наконец-то закончат присылать безмозглых мальчишек! У которых в голове один ветер и дым. И никаких знаний. - с горечью произнесла наставница.
   - Наш новый эконом знает о том, что ты здесь? - деловито поинтересовалась Фрезерпина Пин.
   - Нет, магистр.
   - Кто тебя послал ко мне?
   - Старшие и более опытные служащие.
   - Понятно. Теперь слушай меня внимательно, девочка. Ты делала то, что тебе приказано, когда за травами в кладовую спустилась Милилианна Пуст. Увидев, что там твориться она тут же побежала ко мне и все рассказала. Тебе же было велено сидеть на месте и более ничего не делать. Это понятно?
   - Да, магистр.
   - Тогда живо вниз и сиди тихо.
   - Да магистр. - и развернувшись, девочка стремительно побежала прочь.
   Немного спустившись, так что бы ее уже не могли видеть ведьмы, Венди не замедляя шага, провела вдоль себя руками мысленно произнеся заклинания. Покрывало невидимости снова накрыло ее, и она миновала засаду. Вниз по лестнице до конца, затем коридор, поворот и снова коридор, знак рукой в воздухе и покрывало исчезло.
   Венди стояла перед дверью кухни.
   Едва она проскользнула внутрь, как тут же наткнулась на нового
  эконома.
   - Так-так не успел я отлучиться на несколько минут как ты, маленькая негодница, стала отлынивать от работы! - свои слова он подтверждал весьма не двусмысленным жестом: схватив Венди за ухо и потащив назад к кладовой. - Если ты еще, дрянь такая, посмеешь уходить в то время когда я дал тебе задание что-либо сделать, я не посмотрю, что здесь мало обслуживающего персонала и превращу тебя
  не в жабу, и даже не в ящерицу! В скользкую, липкую, блестящую какашку. От которой смердит за версту! Ты поняла меня, мерзавка?
   - А Милилианну Пуст вы тоже превратите в какашку? - спросила девочка, семеня за экономом на кончиках пальцев.
   Этот вопрос настолько удивил нового эконома, что он даже чуть-чуть отпустил ухо Венди:
   - При чем здесь Милилианна Пуст? - опешивши, спросил он. - Насколько я запомнил она, кажется, одна из наставниц?
   - Угу, - подтвердила малышка.
   - Что ей было здесь нужно?
   - Может вы сначала ухо отпустите, а потом спрашивать будете?
   - Ты слишком языката, как я посмотрю, - зло заметил Королинг Кор, но ухо отпустил.
   Девочка тут же схватилась рукой за горевшее ухо и на всякий случай отошла подальше от эконома.
   - Так что ей здесь понадобилось? - нетерпеливо повторил свой вопрос Королинг Кор.
   - Она пришла за какой-то травой. Какай именно, мне не сказала. Но как только увидела, чем я здесь занимаюсь, пригрозила мне все руки повыдергать, если я немедленно не прекращу это.
   - И ты послушалась? Интересно, кто твой начальник она или я?
   - Вы оба, - не чуть не смутившись, отозвалась девочка.
   - Так-так, когда это какая-то мелкая ведьмочка стала отменять мои распоряжения?..
   - С тех пор как вы стали отдавать их, суя свой длинный нос в чужие травы! - раздался грозный ответ от двери. - Объясните мне, Королинг Кор, с каких это пор волшебники стали разбираться в травах лучше ведьм? Даже чародеи не претендуют на такие познания.
   - Фрезерпина Пин, не ожидал вас увидеть здесь. Что привило вас в служебные помещения?
   - Ваша самонадеянная никчемность, Королинг Кор!
   - Простите, но я не понял о чем идет речь?
   - Зачем вы приказали перекласть ведьминские травы в стеклянные сосуды?
   - Но это же элементарно, магистр, в этих старых залатанных мешках не разберешь что лежит. Я же хотел как лучше. В банках только глянешь и сразу видно, где какая трава...
   - А получилось, как хуже, В банках уже через трое суток трава приходит в негодность. Если бы моей подруге не понадобились так срочно листья мяты, к субботе бы труд всех ведьм школы в течение всего лета безвозвратно пропал. Девочка, все травы переложи обратно по мешочкам. Ясно?
   - Да, магистр. - покорно опустив голову, сказала Венди.
   - А вы, Королинг Кор, употребите свою драгоценную энергию на срочное приобретение новых льняных мешочков, взамен старых и залатанных. И не забудьте - льняных. - с этими словами магистр удалилась, круто повернувшись на каблуках.
   - Как вы только здесь живете под неусыпным оком этой мегеры?
  - погладив тонкую, аккуратно подстриженную и расчесанную волосок к волоску бородку, спросил, особенно ни к кому не обращаясь, эконом.
   - Прекрасно живем, - не задумываясь, ответила Венди, потирая свое малиновое ухо.
   - А тебя кто спрашивал? - разъяренно заорал Королинг Кор на нее.
   - Вы, - как можно невиннее ответила малышка, строя из себя полную дуру.
   В сердцах, шибанув кулаком по столу, эконом покинул кухню широким размашистым шагом.
   - Ну, ты его и довела! - захихикала Донна Бонн. - В жизни не забуду эту сцену. И наша Фрезерпина тоже была сегодня на высоте. Выставила полным болваном этого умника.
   - Помниться кто-то, - хитро начала Венди, - Совсем недавно говорил, что он и есть болван.
   - А я и сейчас этого не отрицаю, болван и причем ПОЛНЫЙ!
  
  
  
   20. Аллергия.
   Уже через пару часов Венди, Донна Бонн и Кон Тон пересыпали травы в новые льняные мешки под чутким руководством самой Фрезерпины Пин. Магистру не хотелось что бы эти трое, что-нибудь перепутали.
   Работа кипела и была в самом разгаре, когда внезапно произошло это:
   Сначала мелкой дрожью задрожали стены школы, затем раздался легкий раскат грома. Дневной свет внезапно померк. Школу тряхнуло так, что казалось каждый камень в кладке стены подлетел почти на фут вверх, а затем вновь встал на свое место.
   Свет вернулся так же внезапно, как и пропал. Венди вцепившись в один из мешков обеими руками, испуганно уставилась своими огромными глазами на Донну Бонн. Донна Бонн в немом вопросе перевела взгляд на Кон Тона. Тот в свою очередь утвердительно мотнул головой и посмотрел на магистра.
   Фрезерпина Пин, казалась, также утратила дар речи. Но ко всему еще и застыла как изваяние. С минуту она стояла абсолютно неподвижно, потом внезапно не своим голосом закричала:
   - О, Дар! Случилось! Предсказание свершилось!..
   И более не обращая не малейшего внимания на свои прежние страхи в связи с раскладкой трав в новые мешки, магистр, словно пробка из бутылки вылетела из кладовой.
   - Что это было?.. - задала вопрос девочка все еще молчавшим взрослым.
   - Ведьма. - Отмахнулась от нее Донна Бонн. - Вот это сила! - сказала она Кон Тону. - С роду такого не видывала.
   - Я тоже... - задумчиво протянул Кон Тон. - Эта новая ведьмочка будет куда сильнее самой Фрезерпины.
   - Интересно кто она? - с любопытством спросила Донна Бонн. - Посмотреть бы на нее хоть одним глазком.
   - Не спешите, Донна Бонн, еще насмотритесь, и, сдается мне, не одним глазком.
   - Да как же я ее узнаю-то? - взмолилась женщина. - Ведь не наставницы, не тем более магистры сами мне не скажут: " Вот смотри, Донна Бонн, это она!"
   - Конечно, не скажут, - пожал плечами Кон Тон, - Но носиться с ней будут почище, чем с самим Чародеем-чародеев. Вам то только и остается, что понаблюдать по внимательнее.
   - И то верно. Но все же...
   - Донна Бонн, да что вы в конце концов из тринадцати девочек не найдете одну с которой будут носиться все ведьмы словно с королевой?
   - Почему только из тринадцати? - снова подала голос Венди, ей надоело, что взрослые, увлеченные последними событиями, совсем о ней забыли, или предпочитают вовсе не обращать на нее внимание.
   Донна Бонн и Кон Тон как по команде повернулись к малышке.
   - Что здесь вообще происходит? - ничего не понимая, спросила она.
   - Рождение Дара, солнышко, - пояснил Кон Тон, - до которого, наконец, дошло, что девочка здесь находиться еще не столь значительное время. И ей наверняка еще прежде не приходилось наблюдать подобное. - Понимаешь, Венди, первоклашки, приходящие сюда, безусловно обладают даром. Но он у них еще не развит. Вот наставницы в школе их и начинают потихоньку учить своим колдовским премудростям. Потихоньку, шаг за шагом. В один прекрасный день Дар проявляет себя в полную силу. Тот гром и землетрясение, что ты слышала, говорит о необычной силе Дара.
   - Так что, это всегда бывает так?...- Девочка не могла подобрать слова, что бы описать свои ощущения.
   - Да, нет. - пожала плечами Донна Бонн. Обычно гораздо слабее.
  Так потрясет немножко, Иногда чуть-чуть громыхнет. А вот свет померк впервые. Не правда ли Кон Тон?
   - Да... - растерянно проговорил летун. - Впервые... Постойте-ка, Донна Бонн, помните тот раз, еще при Станке Листе, когда пронесся такой смерч, что крышу сорвало... Тогда ведь тоже свет померк...
   - И трясло так что, я думала, под нами гора поднимается. - засмеялась женщина. - Тогда еще все ведьмы тоже переполошились, думали что их предсказание сбылось.
   - Какое предсказание? - задала новый вопрос Венди.
   - Да почем мне знать, - пожала плечами Донна Бонн. - В последнее время они только и говорят, что о своем предсказании.
   - Видимо для них это очень важно. Ну, хватит бездельничать пора и честь знать. Если Фрезерпина Пин вернется и увидит, что пришла к тому от чего ушла, нам не помогут никакие предсказания.
   Все вновь дружно принялись за роботу. А у Венди никак из головы не выходила странная фраза Кон Тона: "... помните... еще при Станке Листе, когда пронесся такой смерч, что крышу сорвало... " В голове все кружилось и вертелось, словно суп в котле кипел. Перед глазами вставали картинки ее первых дне в школе. Станк Лист. Его добрые глаза и все понимающая улыбка. Затем из тайников сознания выплыл тот случай в хранилище, когда так же как сейчас все завертелось в ее голове, и она увидела синее небо. Теперь она уже не сомневалось, что видела небо. Тогда же Станк Лист ей тоже говорил о рождении Дара и о предсказании в Книге Судеб.
   Венди очнулась оттого, что Донна Бонн нещадно трясла ее за плечи.
   - Венди! Венди! Солнышко! Очнись, наконец!
   - Может это запах трав так повлиял на нее? - предположил Кон Тон. - Давайте унесем ее из кладовой.
   -Да, да, - согласилась Донна Бонн, - Возможно, тогда ей станет легче.
   Едва они вынесли девочку из кладовой на кухню, как немедленно столкнулись с Королингом Кором.
   - Что у вас опять здесь происходит? - раздражено спросил он.
   - Венди потеряла сознание, - пояснила ему женщина, усаживая девочку на стул со спинкой. - Это, наверное, от запаха трав.
   Королинг Кор внимательно посмотрел на девочку и, убедившись, что она действительно без сознания, позволил ее оставить на кухне под присмотром кухарки, а самим отправляться обратно и закончить работу. Так как они и так достаточно долго возятся.
   Сознание к Венди возвращалось медленно. Она лежала на импровизированной кровати, состоящей из двух составленных вместе стульев - заслуга кухарки, которая, едва избавившись от подозрительного взгляда эконома, постаралась придать ее телу более удобное положение. Зрение постепенно приобретало четкость. "Странно, - подумала девочка - Неужели так будет всякий раз, когда я буду вспоминать о том случае в хранилище?"
   - Ну, как, тебе стало немного лучше? - раздался теплый голос кухарки. - Может хочешь немного воды?
   Венди отрицательно покачала головой и тут же пожалела об этом, так как еще не успевшие прийти в полную ясность окружающие ее предметы, вновь пустились в скач.
   - Ну, тогда лежи тихо и не шевелись, - проговорила кухарка - Тебе следует немного отлежаться. А то голова снова закружиться. И, кроме того, держаться как можно дальше от кладовой с травами. По-видимому, у тебя аллергия на один из запахов.
   - Аллергия? - слабым голосом повторила девочка незнакомое слово.
   - Да. - подтвердила кухарка, - это как болезнь. Просто те, у кого она есть, не переносят некоторые запахи, как ты. Или, например, какой-нибудь вкус. Аллергий бывает много и разных.
   - А откуда вы знаете про эту самую Аллергию? - поинтересовалась девочка.
   - Мне про нее Станк Лист рассказал. У него тоже была аллергия. По-моему на багульник. Он к нему даже близко не желал подходить. Не переносил его запаха. Знаешь, солнышко иной раз, когда ему, бывало, нужна какая-либо травка, - он к кладовой не шага. А меня, значится, за ней и посылал.
   - Может у меня тоже аллергия на багульник? - спросила Венди.
   - Чего не знаю, дитятко, того не знаю. А врать не буду. Ну ладно ты тут лежи пока, а я быстренько в погреб за лучком слазаю. Смотри, Венди не вставай. А то голова в раз закружиться.
   - Хорошо. - махать головой вновь она не рискнула.
   Кухарка, не торопясь, прихватила с собой небольшую корзинку и спустилась в погреб.
   Венди устало закрыла глаза. В голове болезненно постукивали молоточки пульса. Подняв ватные руки к голове, девочка механически потерла виски. Она никак не могла вспомнить, какую же из трав перекладывала последней. Багульник? Где-то внутри нее билась мысль - это важно. А может ей плохо вовсе и не от багульника, от какой-нибудь другой травы. Кухарка ведь сказала, что эта самая аллергия может быть на что угодно. И если у Станка Листа аллергия на багульник это вовсе ничего не доказывает.
   Поток ее путающихся мыслей прервали сердитые шаги одной из ведьм. Тут же, им на встречу, послышались, почти бесшумные волшебника.
   - Милилианна Пуст? Не ожидал признаться. Какое чудо вас заставило спуститься в это мрачное подземелье? - галантно проворковал он.
   Венди криво улыбнулась, мысленно передразнивая эконома.
   - Предсказанное. - послышался мрачный ответ наставницы.
   - На сколько я знаю, эта девочка ваша воспитанница, - как можно небрежнее заметил волшебник. - И по этому не ваш ли долг находиться сейчас, когда девочка так в вас нуждается с ней, а не гулять по кухням.
   - На что это вы намекаете, Королинг Кор! - разозлилась ведьма. - Уж не на то ли, что я плохо исполняю возложенные на меня советом обязанности.
   - О, Дар! Разумеется, нет. Просто я хотел сказать, что не ожидал увидеть вас здесь и сейчас.
   - По-моему вы это мне сказали уже в самой первой своей фразе, волшебник, - язвительно заметила наставница.
   - Простите, по-моему, я опять что-то сказал не так.
   - Вот именно, так что лучше помолчите!
   Венди чуть не засмеялась от подобной отповеди эконому. Широкий стол, стоящий по средине кухни надежно закрывал ее от глаз магов, по этому она могла безнаказанно корчить им рожи. Если бы вдруг ей этого захотелось, но когда у тебя в глазах двоиться и комната в любой момент может поплыть перед глазами уже волей не волей, а не до подобных развлечений.
   Тем временем Милилианна Пуст решительным шагом проследовала в кладовую трав.
   - Ну, как тут у нас дела? - поинтересовалась она.
   - Идут полным ходом. - послышался ответ Донны Бонн.
   - Постойте, мне сказали, что вас здесь должно быть трое, а вас только двое.
   - Все правильно, третий лежит в кухне на стульях, - хмуро ответил волшебник.
   - Лежит? Как это понимать, Королинг Кор?
   Но тот в ответ лишь слегка пожал плечами.
   - Венди, потеряла сознание, Милилианна Пуст. И не приходила в себя пока мы не вынесли ее из кладовой. - тихо произнес Кон Тон.
   - Аллергический шок? - удивилась ведьма. - Где она? Она уже пришла в себя?
   - Когда я смотрел на нее перед вашим приходом, еще и не думала, - равнодушно произнес эконом.
   Наставница не терпеливо направилась в кухню в поисках Венди.
   - А, вот ты где? - наконец, увидев ее, радостно заметила ведьма. - Как твое самочувствие? Голова не кружиться? Нет?
   - Нет... - Слабым голосом ответила девочка. - Это... комната кружиться...
   - Так это же одно и то же, - хихикнула наставница. - Какую траву ты перекладывала, когда почувствовала головокружение?
   - Я... не знаю... точно. Наверное... багульник.
   - Багульник? - удивилась ведьма. - Вот это номер... У тебя когда-нибудь раньше было такое?
   - Нет...
   Ничего не понимая, Милилианна Пуст вернулась в кладовую.
   - Донна Бонн, какую из трав перекладывала Венди, когда это с ней случилось.
   - Багульник.
   - Вы уверенны?
   - Абсолютно.
   - Странно, - прошептала про себя ведьма.
   - Что здесь странного? - спросил подошедший сзади волшебник. - Ну, нанюхалась девчонка трав и ей стала плохо. Что здесь странного?
   - Может и ничего... Но любопытно....
   Королинг Кор нетерпеливо пожал плечами:
   - А по-моему, ничего странного здесь нет.
  
  
  
   21. Проблема.
   - Никогда не видела еще столь самодовольных и напыщенных хамов! - выпалила Милилианна Пуст, едва появившись в кабинете Фрезерпины Пин.
   - Ты закончила с кладовой?
   - Естественно, иначе бы меня здесь не было.
   - Спасибо, Лили. Я тебе так благодарна, что ты согласилась немного побыть в кладовой, в то время когда я занималась со Стелой.
   - И как она тебе показалась?
   - Если честно, я думала она будет намного умнее.
   - Ну, теперь то ты веришь мне, что от кого-кого, но только не от нее, я ожидала подобного.
   - Дар - это как награда, Лили. Ты не должна этого забывать.
   - А я и не забываю. Родители Стелы Сел оба происходят из хороших семей. Насколько я знаю они в близком родстве с Борджи. Стела первый ребенок. У нее есть все задатки быть самой-самой.
   - Ты хочешь сказать, что пока она их не проявила.
   - Фрези, ты хорошо меня знаешь. Помнишь, я тебе говорила, что мне досталась весьма тупая ведьмочка?
   - Это та, что ни как не могла запомнить алфавит? - усмехнулась магистр. - Я помню, как ты с ней намучалась, но она все же его запомнила. Ты хорошо тогда поработала... Но, Лили, не хочешь же ты сказать...
   - Еще как хочу, - это она. Стела Сел.
   - Этого не может быть!
   - Может и еще как! - тяжело вздохнула Милилианна Пуст. - А вот, из разряда того, что действительно не может быть, так это то, что у моей уборщицы аллергия на багульник.
   - У Венди? - удивилась Фрезерпина Пин. - Ни разу не слышала, чтобы у простых смертных была аллергия на какую-нибудь из трав?
   - Вот и я не слышала. Смертные вообще, не в состоянии воспринимать так травы, как маги.
   - Это действительно странно. - задумчиво произнесла магистр.
   - Но самое странное, что это багульник.
   - Почему это так для тебя важно, Лили?
   - Ты знаешь еще людей, у которых была бы аллергия на багульник?
   - Но у простых смертных нет аллергий!
   - А если мы на минутку оставим простых смертных, - загадочно произнесла Милилианна Пуст.
   - Багульник? Ну, эту траву не переносил Станк Лист.
   - Правильно. И еще его брат. И насколько я знаю, это у них наследственное.
   - Волшебник Орша'к, Чародей-чародеев... О, Дар, Лили, не хочешь же ты сказать, что он или Станк Лист прижили эту девочку на стороне от простой смертной? Это ведь строго настрого запрещено.
   - Чародей-чародеев этого бы никогда не сделал, но зная доброе сердце Станка Листа и то, что он совсем один...
   - Если он даже и последний из чародеев, то это вовсе не повод...
   - Еще какой! - заверила ее Милилианна Пуст. - Круг ведьм, из которого он мог бы выбрать себе жену, весьма ограничен, так хоть он и носит фамилию матери, он все же Орша'к по отцу. Но не одна из них не пойдет за последнего из чародеев. Они же не с ума сошли, в конце концов.
   - Ты права, Лили. Дочь чародея никогда не согласится, чтобы ее дети стали волшебниками. Но он может ведь взять в жены девушку ниже себя по положению.
   - О, Фрези, ты совсем не знаешь этот род. Если бы он только посмел об этом заикнуться, его отец немедленно выкинул его из чародеев. Так что ничего он не мог. Замкнутый круг, как ты понимаешь.
   - И по этому ты думаешь, он позволил себе развлечься где-то на стороне?
   - Ну, возможно, это было только раз. И только чистая забава. Но неожиданно получилась небольшая накладка...
   - Лили, а ты, случайно, не обратила внимание, - вдруг припомнила магистр, - как он всегда был добр к этой малышке?
   - Еще бы! Носится с ней, точно дурень со ступой.
   - Неприятная история.
   - Да уж.
   Обе ведьмы посмотрели друг на друга.
   - Надо доложить Совету, - произнесла Милилианна Пуст.
   - О чем? Что у смертной аллергия на багульник?
  - Нет, о том, что, возможно, Венди - дочь преступной страсти Станка Листа.
  Фрези, я тоже не хочу этого делать! - взмолилась наставница. - Я ведь тоже не каменная. И по своему Станк Лист мне даже нравиться. И поверь мне, я тоже очень расстроилась, когда Совет решил его изгнать. И хотя он не совершенство он в триста раз лучше этого напыщенного идиота, присланного нам на его замену. Но Фрези, подумай, ради Дара, что будет, если это окажется правдой и кто-нибудь узнает, что мы об этом догадывались, и не сообщили заблаговременно Совету?
   - Никаких "если", Лили. Я не знаю как, но в Совете немедленно узнают, если мы не сообщим. Но с другой стороны, если это не так нас поднимут на смех!
   - И посчитают за идиоток. Но тогда что же нам делать?
   - Не знаю. - печально вздохнула Фрезерпина Пин, - Хотя, может мы сначала проверим.
   - Что?
   - Ну, есть ли у нее задатки дара? Если ее отец действительно Станк Лист у нее должны быть хотя бы зачатки Дара.
   - Правильно, Фрези. Несмотря не на что он ведь - чародей!
   - Тогда надо позвать Королинга Кора и сказать ему...
   - О, Дар! Только не его! - взмолилась Милилианна Пуст.
   - Если я еще сегодня его увижу, то у меня начнется аллергия. На него.
   - Неужели все так плохо? - удивилась магистр.
   - Еще хуже, чем вы это себе представляете.
   - Но тогда как же мы проверим, есть у нее Дар или нет?
   - Как угодно, только не с помощью этого идиота! Иначе мы останемся в дураках.
   - Почему? - недоумевала магистр.
   - У меня предчувствие: мы еще хлебнем горя с этим экономом.
   - Но тогда что ты предлагаешь?
   - А не могла бы ты попросить проверить это своего жениха?
   - Ридверса? А что, Лили, это идея.
   - И еще какая! - воодушевлено воскликнула наставница. - Как ты говоришь
   Монтеро тебя любит, и, следовательно, если это не так, просто посмеется над
   нами...
   - Подожди, подожди, Лили, - возмутилась Фрезерпина Пин - Смеяться
   он будет не над нами, а надо мной!
   - Ну, не преувеличивай! Посмеется и все. Подумаешь?
   - Для тебя это, может быть, и подумаешь, а для меня все не так-то просто
   Я вовсе не хочу, чтобы Ридверс считал меня дурой.
   - А он и не будет. Вот увидишь!
   - Тебе легко говорить, Лили, - он ведь не твой жених!
   - Да, у меня еще нет жениха, Фрези. Но с твоей стороны напоминать про это
   крайне не прилично.
   - Прости. - выдохнула магистр, - Просто в последнии дни я вся на нервах. Совсем голову потеряла.
   - Да наплюй ты на всех, и делай то, чего тебе хочется. Не усложняй.
   Жизнь и так слишком сложная штука. То нельзя, се нельзя. Так и с ума не
   долго сойти.
   - Тебе легко говорить, Лили. Наплюй на все. Но это "все" моя семья.
   Люди, которых я знаю с самого рождения!
   - Фрези, определись, кто для тебя важнее на самом деле? Монтеро или
   твоя семь?
   - В том то и дело! Они все для меня важны. Понимаешь - все!
   - И неужели они никогда не простят тебе этой твоей любви?
   - Я не знаю. - растеряно прошептала магистр. - Отец с матерью, может
   быть когда-нибудь и смирятся с этим неравным браком, брат - никогда!
   - Твой брат конечно умный, целеустремленный, и весьма перспективный
   молодой человек. Но его требования к окружающим весьма преувеличены. Ты, Фрези, взрослая молодая женщина. Самостоятельная женщина. И твое будущее решать
   только тебе. А вовсе не твоему братцу. Если он желает для упрочнения своего
   положения жениться на старухе - это его личное дело...
   - А я в праве выбрать себе в мужья Монтеро, если того пожелаю. Так?
   - Фрези, ты всегда была прекрасной ученицей. Сама знаешь.
   - Спасибо тебе, Лили. Ты всегда была мне прекрасным другом. Я перед
   тобой не в оплатном долгу.
   - Чушь! Помоги мне найти приличного мужа, и твой долг испариться как
   дым.
   - Я это запомню! - улыбнулась Фрезерпина Пин.
   - И не забудь поговорить со своим женихом на счет нашей проблемы.
   - Обязательно.
  
  
   22. Старинная Рукопись.
   Венди как всегда с утра до вечера была занята с первоклашками. Но в
   кладовую ее больше не звали. Равно как и Королинг Кор не пытался вновь надрать ее уши. Впрочем, девочка очень старалась тщательно выполнять свои ежедневные обязанности. Благо их было не так много - маленькие ведьмочки осваивали практические полеты на метлах на свежем воздухе. В следствии чего у Венди появились два небольших перерыва среди дня.
   Что же касается классных занятий, то те непостижимым образом застряли на зажигании свечи. Так как только половина первоклашек научилась этой премудрости. Другой половине она все никак не давалась.
   Что касается рождения Дара, то этот процесс время от времени сотрясал стены школы. Но лишь слегка. И свет уже не мерк, как в тот первый раз.
   Единственное, что расстраивало и радовало Венди одновременно - это магия. Расстраивало то, что она не сдержала данное Станку Листу обещание и продолжала заниматься по книгам. А радовал сам процесс. Это было так захватывающе, так впечатляюще, так волшебно! Чувствовать, как от твоих заклинаний вибрирует воздух. Как из неоткуда появляется то, чего ты хочешь. Как вещи, подчиняясь твоему взгляду, меняют форму, объем, цвет. Магия влекла Венди, околдовывала и завораживала ее.
   Каждую свободную минуту девочка теперь пропадала в хранилище. Нет, она не присутствовала там физически. Вовсе нет. Она посылала туда свое "я" и могла там находиться столько сколько пожелает. Так как ведьмы не могли увидеть или почувствовать ее. Даже с помощью колдовства. Так как подобные заклинания им были не по силам. Единственный, кого ей приходилось опасаться, - новый эконом. Так как он был волшебником.
   Но и эта, как оказалось потом, предосторожность была напрасным беспокойством. Все началось с того, что как-то девочки попалась в реки одна весьма интересная рукопись, где в ряду всего прочего было сказано, как измерить Дар. Как оказалась на деле, в этом нет ничего сложного, и если бы она сама была чуточку внимательнее и наблюдательнее, то могла до всего дойти сама, не прибегая к рукописи. И, вообще, магия - это такая вещь, где в первую очередь цениться наблюдательность, и умение подмечать казалось бы незначительное. Но все вместе, в целом, - это и есть Дар.
   Короче говоря, с помощью этой рукописи Венди удалось в этот же день
  измерить Дар у нового эконома, всех магистров и наставниц. И как выяснилось, широтой и величиной он у них не блистал. Но сам процесс оказался не только весьма познавательным, но и забавным. Кроме того, сознательные усилия для измерения Дара девочка прилагала только в-первых пяти-шести случаях, что же касается остальных, то это происходило уже на подсознательном уровне.
   В этот же день она увидела и Дар Стелы Сел. Он еще не был окончательно закончен и сформирован. Но уже сейчас было видно, что она, по меньшей мере волшебница. Что само по себе весьма и весьма странно, если не считать того, что она сама - чародей. Кроме того Королинг Кор не был таким уж сильным волшебником, и хотя еще было не видно кто будет сильнее он или маленькая ведьмочка, его опасаться не приходилось. Разумеется, Венди было интересно измерить силу Дара чародея. Но Станка Листа в школе уже не было.
   Еще пару дней она лелеяла мысль, что когда-нибудь это ей удастся, ну, например, если она случайно встретиться с бывшим экономом, но затем прочитала нечто такое, после чего ей напрочь отпала охота измерять чью-либо силу Дара.
   Оказывается Дар можно измерить у всех, кроме чародеев. Они не носят свой Дар на распашку, укутавшись им словно плащом. Они прячут его. И прячут так чтобы никто посторонний по возможности не нашел его. Это как раз то, чему Станк Лист научил ее почти в первый день ее магического пробуждения.
   Она, как и все чародеи, носила свой Дар спрятанным в пуговку ее форменного платьица. Но чародеи, поистине сильные чародеи обладали способностью распознавать друг друга, как бы сильно их Дар не был бы скрыт.
   Именно это обстоятельство, как теперь поняла Венди, и беспокоило Станка Листа в первую очередь. Благо, что таких по настоящему сильных чародеев очень и очень мало. С другой стороны здесь в школе, она на данный момент, единственный сколь-нибудь сильный чародей. Так что с этим не может возникнуть никаких проблем. Ей можно брать книги из хранилища и заниматься столько сколько душе угодно. Единственное условие - быть осторожной. Так как в школе нет по-настоящему сильных противников.
  
  
  
   23. Мешочки с травами.
   Милилианна Пуст объявила маленьким ведьмочкам, что с этого дня они будут изучать свойства и магические возможности трав. Венди со своего места в конце класса на стуле у окна, услышала, волной пробежавший по рядам, счастливый гул. Наконец-то, что-то новое и интересное!
   Ей почти немедленно вспомнились слова Фрезерпины Пин: " Никто не знает трав лучше ведьм". И тут же пришел в голову вопрос, А она, сможет ли она овладеть тайнами трав также как ведьма или на нее повлияет сила Дара, и она сможет быть всего лишь чародеем?
   Ответ на этот вопрос пришел незамедлительно, и даже помимо ее воли. В корзинке, которую перед уроком ей приказала принести наставница и поставить на стол, находились несколько маленьких мешочков с травами, для демонстрации на уроке.
   - У каждой травы свои тайны. Они скрыты в листочках, стеблях, кореньях и цветах. Иногда бывает тайна скрыта в запахе, иногда в соке. Зная эту тайну, каждая из вас становиться сильнее. И не только потому, что некоторые из трав увеличивают на время ваше могущество, но и потому, что иной раз простые цветы могут вывести вашего противника из строя и дать вам преимущество во времени. А время в магии - это та сила, которая дает победу.
   Травы лечат и убивают, дают силы и забирают. Запомните это".
   Говоря, Милилианна Пуст одновременно развязывала мешочки с травами и, вытаскивая щепотку, растирала ее между пальцами, принюхиваясь к запаху.
   - Я хочу, чтобы вы сейчас понюхали каждую из трав и выбрали себе ту, запах которой вам понравиться более всего. - и наставница пустила развязанные уже мешочки по классу.
   У Венди нестерпимо защекотало в носу.
   - А если мне не понравиться на запах ни одна из трав? - спросила одна из девочек.
   - Это не страшно. В таком случае, мы спустимся в кладовую и там наверняка отыщем тот запах, что восхитит тебя.
   - А если мне нравиться не один запах, а сразу два? - спросила другая девочка?
   - В этом случае смешай обе щепотки и потри их посильнее.
   Девочка проделала данную манипуляцию.
   - Ну, что теперь ты скажешь? - улыбаясь, спросила наставница.
   - Великолепно! - восхитилась девочка - Мне этот смешанный запах нравиться гораздо сильнее, чем когда они были по отдельности.
   - Просто это твой запах, дорогая. Я хочу, чтобы вы знали. Сейчас каждая из вас выбирает себе запах. Так отныне будут пахнуть ваши духи.
  Это ваша своеобразная визитная карточка.
   К глазам Венди подступили слезы. В голове звенело так, что еще чуть-чуть, и она, казалось, полностью опустеет. К тому же нестерпимо хотелось чихать.
   " Багульник! Багульник!" - предупреждение рвалось наружу, грозясь вот-вот разорвать все внутри нее. Хотелось схватить все мешочки с травами и закинуть их как можно дальше. Руками? Да, нет! Намного проще быстрее и дальше будет, если она сделает это с помощью магии. " У Станка Листа тоже была аллергия. - вспомнила Венди слова кухарки, - На багульник". А затем также внезапно пронеслись слова самого чародея: " Обещай мне... Обещай мне... Обещай ..."
   Малышка уже не в силах что-либо связно соображать, вскочила и бросилась, бежать. Еще не зная куда, только как можно дальше из этого класса.
   В коридоре, несмотря на огромное пространство свободного места, она едва было не сбила с ног волшебника Монтеро, шагавшего под руку со своей невестой. Он едва успел отскочить, как девочка, зажав нос и сильно зажмурив глаза, пронеслась мимо него.
   Венди бежала ничего не видя перед собой, подвластная, только одной мысли, которая билась внутри нее, сродни инстинкту. Убежать отсюда. Убежать. Как можно дальше. Чтобы только не чувствовать этого проклятого запаха...
   Фрезерпина Пин и Монтеро отчетливо видели, как малышка добежала до лестницы черного хода, стукнулась плечом о дверной проем, но, удержавшись на ногах, скользнула вглубь. Нащупала одной рукой перила, и застучала башмаками по ступенькам поспешно спускаясь вниз.
   - Вы видели? - заинтриговано произнесла Милилианна Пуст, появляясь из дверей класса вслед за девочкой.
   - Что это с ней? - удивился Монтеро. - Она не совсем здорова?
   - Нет. Просто у нее аллергия на багульник. - спокойно пояснила магистр.
   - Не самая приятная штука. - согласился волшебник. - Избавьте ее от этого. Конечно, я понимаю, у девчонки есть повседневные обязанности. Но, дорогая, прошу тебя, избавь малышку от мучений.
   - Конечно, дорогой. я уже думала над этим вопросом. И решила, на время, пока первоклашки будут проходить багульник, поменять ее с Донной Бонн из второго класса.
   - Вот и славна. - согласился Монтеро. - Аллергия это просто ужасно. Вы знаете у одного моего друга тоже аллергия на багульник. Так вот когда он еще учился в школе, ему кто-то подложил эту треклятую травку под подушку. Всего один листочек. Вечером он ничего не заметил, а на утро... В общем, утром его не могли добудиться - аллергический шок. Его неделю откачивали. Ели привели в чувства.
   - Это просто ужасно, - сказала Фрезерпина Пин.
   - Я надеюсь, того, кто это сделал, примерно наказали? - спросила более практичная наставница.
   - По-моему да. Хотя я никогда не спрашивал его об этом. Но, хорошо зная его отца, скажу - старик никогда бы не спустил подобного обращения с сыном.
   - Не про Станка Листа ли вы нам сейчас поведали историю? - заинтересованно произнесла Милилианна Пуст, в то время как ее взгляд был обращен к подруге.
   Та в ответ ей легонько кивнула.
   - Да. - мило улыбнулся волшебник. - А вы так же, должны быть, в курсе. Ведь всем известно, что у прямых наследников рода Орша'к у всех без исключения, аллергия на багульник.
   - Вот и я говорю Фрези, - тихо начали наставница, - Что у многих старых родов есть аллергия на ту или иную траву.
   - Так ты знаешь, дорогой? - удивилась магистр и невинно захлопала ресницами. - Расскажи мне об этом, пожалуйста, поподробнее.
   - Ну, я вас оставляю, мне пора продолжить занятия. - заговорщицки улыбаясь, сказала Милилианна Пуст, и вновь скрылась в классе.
   - Я впервые об этом услышала, когда мне доложили об аллергии у этой девочки. До этого я и понятия не имела, что с кем-то может случиться что-либо подобное. - пожала плечами фрезерпина Пин, одновременно сильнее прижимаясь к своему жениху. - Хотя Лили мне не раз говорила, что я мало интересуюсь светской жизнью общества.
   - Я это заметил, - тепло улыбнулся ей Монтеро.
   - И практически ничего не знаю кроме своих заклинаний, трав и формул. - продолжала жаловаться невеста.
   - Но ведь это просто мечта для любого жениха.
   - Ты смеешься надо мной, Ридверс?
   - Ни капельки, дорогая. Мечта любого жениха, что бы его суженная была чиста и невинна, как в день своего рождения. И что бы он сам научил ее всем премудростям семейной жизни.
   - Ну, если так...
   - Именно так, дорогая. - с жаром заявил волшебник.
   - Ну, тогда расскажи мне об этих странных аллергиях на травы.
   - О, Дар, Фрези, я думал, мы займемся более важным разговором о нас самих, а не о ком-то еще.
   - Но Ридверс, - возмутилась магистр. - Это очень важно! Вдруг у одной из моих воспитанниц тоже будет аллергия на какую-нибудь траву. И она уснет точно также как твой друг. О, Дар! А я даже не знаю, как ее откачать.
   - Тебе не зачем беспокоиться о подобных вещах, дорогая. - нежно гладя ее рукой по спине, успокаивал волшебник. - Будь уверенна, когда к тебе в школу приведут девочку, у которой есть аллергическая наследственность, это первое что тебе о ней сообщат.
   - Как хорошо, что ты, Ридверс, так быстро умеешь меня успокоить. - облегченно вздохнула Фрезерпина Пин.
   - Да, но это было не всегда.
   - Не всегда. - согласилась ведьма. - Но все равно здорово. Ты знаешь, когда мне только сказали о Венди, я так испугалась. А вдруг это могло случиться не с простой смертной, а одной из маленьких ведьмочек. Подумать страшно, что бы тогда устроили ее родители.
   - Да, шуму было бы много. А тебе бы это стоило карьеры. Но не беспокойся, дорогая, о подобных вещах родители школу предупреждают сразу....
   Фрезерпина Пин видела, как Ридверс вдруг замолчал и как-то странно ушел в себя. "Ну, наконец-то. - облегченно вздохнула она - И в его голове забитой одними нежными чувствами начало что-то проясняться".
   Она только и делала, что всю сегодняшнюю встречу кружила вокруг одной и той же темы. Ей ужасно не хотелось выглядеть в его глазах посмешищем, и в тоже время было просто необходимо, что бы он понял то, что она хочет довести до его сведения. Но это оказалось не так то уж легко и просто. Монтеро упорно не желал понимать то, на что она ему так старательно намекала. Так что, в конце концов, у нее почти больше не осталось предлогов кружить около одной и той же темы. Но хорошо то, что хорошо кончается. И, кажется, даже в его твердолобой голове, детали стали складываться в одну картинку. И это его заинтересовало.
  
  
  
   24. Проверка.
   - Извини, дорогая, - после долгого молчания произнес волшебник, - Возможно, тебе моя просьба может показаться несколько странной, но не могла бы ты немного рассказать об этой вашей Венди.
   - Смотря, что ты хочешь узнать.
   - Как давно она служит в школе? Кто ее родители? Чем именно она здесь занимается? Ну и все в этом же роде.
   - В таком случае тебе будет проще посмотреть ее личное дело.
   - И для этого я должен буду отправиться в архив Совета? Ни за что! Я влюблен! Безумно влюблен в мою будущую жену. А она, вместо того чтобы провести столь сложно выкроенное время в моем напряженном графике со мной, предпочитает отправить меня в какой-то архив, когда прекрасно может все рассказать сама. - и он в порыве страсти нежно притянул ее к себе.
   - Ридверс, тебе кто-нибудь говорил, что ты можешь быть потрясающе убедительным, при этом, оставаясь, абсолютно не правым? - нежно выдохнула Фрезерпина Пин.
   - Ты! - прошептал он ей в губы - Здесь и сейчас.
   Они долго стояли, крепко прижавшись друг к другу. Забыв обо всем. Отдавшись на милость всемогущей страсти поцелуя.
  
  
   Венди, сидела на скамье, на кухне, и в который раз сморкалась в изрядно мокрый платок.
   - Ох, детка, и не повезло же тебе с этой твоей аллергией. - тихо причитала кухарка, чистя картофель.
   - Да уж...
   - Может тебе сходить к Фрезерпине Пин? Конечно, это может не самый разумный вариант, но я на твоем месте, не хотела бы снова испытать что-либо подобное.
   - Я тоже... - вытирая нос, промямлила девочка.
   - А поскольку и Королинг Кор, и твоя эта... Ну, как ее там?
   - Милилианна Пуст.
   - Вот именно, уже знают об этом и ничего не делают, то возможно хоть магистр тебе чем-то поможет.
   - И чем же? - обречено произнесла Венди.
   - В другой класс переведет, например. - предложила кухарка.
   - Например, вместо Кон Тона? - спросила ее малышка. - Я не хочу.
   - Знаешь, по моему мнению, лучше быть живой лягушкой, нежели мертвой девочкой.
   - Возможно, это и лучше, - согласилась Венди с кухаркой, - Но боюсь я не смогу этого сделать.
   - Не сможешь чего? Поговорить с Фрезерпиной Пин или замещать Кон Тона?
   - Замещать Кон Тона.
   - Глупости. Еще как сможешь.
   - В наше время я, на ее месте, не то, что Кон Тона, себя бы замещать не советовал. - произнесло нечто перетекающее из коридора в кухню.
   Водянисто-серое тело, похоже, состоящее из одной слизи, непрестанно дрожало. Оно не имело постоянной формы и скорее напоминало лужу, постепенно перетекающую с одного место на другое.
   - Жрать хочу, просто зверски. - между тем продолжала говорить слизь, медленно продвигаясь вперед. -
   Не дочищенная картофелина выпала из рук кухарки и закатилась под стол. В следующий момент пожилая женщина, оглушительно завизжав, вмиг оказалась вместе с ногами на столе.
   Венди, некоторое время, не шевелясь, смотрела на лужу, а потом вдруг спросила.
   - Тагор Рар, а чем вы говорите? Где ваш рот?
   - Снизу по центру. Венди скажи мне, хоть примерно, на что я похож?
   - Это Тагор Рар? - запинаясь, переспросила девочку кухарка. - О, Дар, у меня сердце в пятки ушло. Думала опять старшеклассницы нечто, под вид дракона, создали.
   - Дракона? - удивился Тагор Рар. - Вот уж не думал, что драконы так по полу стелятся.
   - Ну не то что бы дракона, - поправилась кухарка, все еще не решаясь слезть, - То есть, я даже сказала бы, совсем не дракона...
   - Да не темните вы там! И дайте, наконец, мне что-нибудь поесть!
   - Да мы и не темним, - возмутилась кухарка, глядя вниз на нечто, именующее себя Тагором Раром, - просто не знаем, что и сказать.
   - Яблоко будешь? - предложила девочка
   - Давай, и еще все, что у вас там на столе есть! - распорядился Тагор Рар.
   Венди положила яблоко на пол рядом со слизью и стала наблюдать, что же будет дальше. Субстанция аккуратно обтекла фрукт с двух сторон, и только потом подмяла его под себя. На первый взгляд серо-прозрачная лужа на деле оказалась не такой уж прозрачной. И если бы не выпуклость на теле, двигающаяся к центру никто бы никогда не догадался, что там что-то есть.
   Кухарку, также наблюдавшая эту картину, всю передернуло.
   - Я, конечно, понимаю, что ты сильно проголодался, - зажмурив глаза, произнесла она, - но не мог ли ты немного обождать, когда Каролинг Кор тебя расколдует. И уж потом заявляться сюда. А то меня от одного твоего вида тошнит.
   - Ага, подождать?! - возмущенно рявкнул Тагор Рар. - Да я уже не знаю сколько жду! Со вчерашнего дня ничего не ел!
   - Но разве Королинг Кор не расколдовывает вас время от времени? - срывающимся голосом спросила кухарка.
   - С тех пор как он здесь появился, я ни разу не видел его за этим занятием.
   - Но кто же вас, в таком случаи, расколдовывал? - удивленно спросила Венди.
   - Да никто. Я - Кон Тона, а он - меня.
   - Тогда, скажи на милость, почему же он сейчас тебя не расколдовал? - возмутилась кухарка.
   - Да потому что его превратили в дверь. А двери, как вы знаете, не говорят.
   - Но это неслыханно! Не можете же вы в подобном виде выполнять свои обязанности. Нет, это еще один повод, чтобы поставить в известность Фрезерпину Пин. - твердо сказала женщина. - С тех пор как не стало Станка Листа, школа превратилась в Дар знает что! Порядка никакого!
   - Порядка? - раздался повелительный голос Фрезерпины Пин. - Я и смотрю, что служащие в школе совсем распоясались! Посреди рабочего дня сидят себе приспокойненько в кухне и бездельничают! И постарайтесь мне объяснить что вы делаете на разделочном столе вместе с ногами?
   Пожилая женщина смутилась и занервничала, но со стола слезть так и не решилась. Даже, несмотря на то, что за спиной у магистра стоял волшебник.
   - Боится. - как ни в чем не бывало, ответила за нее Венди - А Тагор Рар ест. Потому что его и Кон Тона забыли вчера расколдовать.
   - Ну что ты здесь делаешь, я знаю. - недовольно поморщилась магистр. Венди с этого дня я перевожу тебя из первого класса во второй. А Донну Бонн на твое место. Поскольку ты с твоей аллергией не сможешь работать в первом классе.
   - А разве во втором классе девочки уже не проходят травы? - удивилась Венди.
   - Проходят, но в их естественной среде. - ответила магистр и тут же насторожилась: - Кто тебе рассказал об этом?
   Девочка тут же поняла, что задала один из тех вопросов, задавать которые не имела права, да и по логике вещей не должна.
   - Никто. - как можно спокойнее и легкомысленнее произнесла она. - Просто трав так много. Вот я и подумала, что, наверное, требуется несколько лет учебы, чтобы все хорошенько запомнить.
   Фрезерпина Пин обменялась понимающим взглядом с Монтеро.
   - Венди ты очень умная и проницательная девочка. А теперь иди. С тобой хочет немного поговорить волшебник Монтеро.
   Девочка послушно слезла с лавки и подошла к Ридверсу.
   - А прежде чем мы отсюда уйдем, - подняв на него свои огромные глаза, с мольбой в голосе, произнесла малышка, - Вы не могли бы расколдовать Тагора Рара. А то ему очень неудобно есть.
   Монтеро перевел взгляд на лежащую возле стола дрожащую лужу.
   - Я постараюсь, - пробормотал он и сцепил перед собой пальцы рук.
   Фрезерпина Пин молча наблюдала за своим женихом. За тем как он с отрешенным видом застыл у порога, беззвучно шевеля губами.
   Около минуты в кухне стояла полная тишина. Венди с интересом наблюдала за манипуляциями волшебника. Несколько секунд у него заняло, чтобы сосредоточиться и увидеть в этой слизи человека. Еще несколько чтобы распознать наложенное на него заклинание. Пока он был полностью поглощен Тагор Раром, малышка тоже не теряла время. Измерить силу Дара волшебника не составило никакого труда. Секунда и ее подсознание все зафиксировало. А то, что Монтеро был занят в данный момент магией давало ей уверенности, что он ничего не почувствовал.
   В рукописи говорилось, что большинство волшебников не чувствуют, когда их тестируют, но для большей уверенности лучше измерять силу их Дара, когда они заняты магией. Тоже самое можно проделать и с чародеями. Только гарантии, что последнии ничего не заметят гораздо меньше. Так как инстинктивная интуиция чародеев намного лучше развита, чем у волшебников. И самое главное, она, эта интуиция, никак не зависит от Дара.
   Да, и еще один маленький пунктик в самом конце рукописи, - прежде чем приступать к тестированию чародея, необходимо найти то, в чем именно он прячет свою силу. Ибо, не зная где она находиться, невозможно начать и сам тест. И еще одна маленькая приписка: "чаще всего это какая-нибудь безделушка или драгоценность, но обязательно то, что чародей всегда имеет при себе.
   Сначала от слизи пошел дым, затем она покрылась пузырями и резко взметнулась вверх. Венди поняла что "отклинание" оптимальное и волшебник все делает верно, а не полагаясь на слепой случай. Слизь обрела форму человека и постепенно стала Тагором Раром.
   - Где ваша форма? - возмутилась магистр, стыдливо отворачиваясь от абсолютно голого служащего.
   - Простите, Фрезерпина Пин, но мне пришлось из нее выползти, когда меня превратили в это.
   Ведьма недовольно сморщила нос?
   - Но тогда, хоть прикройтесь чем-нибудь!
   Тагор Рар беспомощно зашарил взглядом по кухне. И, в конце концов, остановил умоляющий взгляд на кухарке.
   Та лишь в ответ пожала плечами и развела руками: "дескать, здесь кухня, а не склад с униформой".
   Из затруднительного положения всех вывел волшебник. Он отделил один лист от качена капусты и превратил его рубаху до колен, в которую немедленно и облачил служащего.
   - Это неслыханно, появиться в подобном виде перед своим начальством! - возмущенно набросилась на Тагора Рара магистр, поворачиваясь вновь.
   - Фрези, Он не виноват. - тихонечко прошептал ей на ушко Монтеро. - Во-первых, этот бедолага находиться не в твоем кабинете, а на кухне. Во-вторых, его заколдовали несколько дней назад, и никто не потрудился вернуть ему прежний вид. А насколько я знаю, это входит в список обязанностей одного из твоих подчиненных. И на твоем месте я бы этому подчиненному задал такую трепку! Дабы не повадно впредь было. - и уже более громко - Венди, кроме Тагора Рара, есть еще кто-нибудь заколдованный?
   - Есть. Кон Тон. Его в дверь превратили.
   - Ну что ж пойдем расколдуем твоего Кон Тона. - согласился волшебник. - А ты, дорогая, займись пока этим подчиненным. Мы скоро вернемся.
   - Хорошо, - сердито поджав губы, произнесла Фрезерпина Пин, - Я буду у себя в кабинете.
  
  
   25. Дверь.
   Ходить по школе во время занятий с волшебником совсем не одно и тоже чем, скажем, быть с ведьмой или одной. Тем более с таким как Монтеро.
   Все, без исключения, магистры, наставницы и особенно старшеклассницы смотрели на него с таким обожанием, словно он последний мужчина на земле.
   Венди, молча следовавшую за ним по пятам, просто разбирал смех от этого всеобщего поклонения. Кроме того, находясь под его покровительством, девочка чувствовала себя в полной безопасности от всяких неприятностей вроде превращения.
   Лишнюю дверь они нашли довольно быстро. Благо от желающих ее показать не было отбою. Но отделаться от проводников оказалось делом не столь уж легким. Монтеро понадобилось почти все его терпение и самообладание, что бы не обидев ведьм отослать их прочь.
   Все это время Венди тихонько стояла в сторонке, и про себя покатывалась с хохоту, наблюдая за мастерским флиртом наставниц и магистров - а они ведь знали, что волшебник уже не свободен и тем не мение заигрывали с ним. Вплоть до откровенных домогательств юных ведьм.
   Избавившись, наконец, от последней, Монтеро с облегчением вздохнул и потер руками виски. Когда его усталый, блуждающий взгляд случайно набрел на стоящую около стенки девочку.
   - Над чем это ты смеешься? - прищурившись, недовольно спросил он.
   - Просто они с вами вели себя очень забавно.
   - Как это забавно?
   - Ну, - несмело начала подбирать слова девочка, - обычно они совсем другие. А сегодня их словно медом всех намазали. И они стали такие сладкие-сладкие.
   - Скорее - приторно-сладкие, - со вздохом пробормотал Монтеро.
   Венди в ответ лишь пожала плечами в знак согласия.
   - Ну ладно. Оставим это. Давай лучше будем расколдовывать твою дверь.
   Девочка энергично закивала головой.
   - А хочешь попробовать сама это сделать?
   У малышки непроизвольно открылся рот: "Знает или нет?"
   - Я не умею.
  - - В этом нет ничего сложного, - тут же принялся успокаивать ее волшебник.
   - Но я ведь не ведьма...
   - Нет, конечно. Но ты ведь слышала, как Тагор Рар говорил, что он кое-что может. Да и Кон Тон, насколько я понял, не отстает от него. Так что
  если ты всего лишь простой смертный, то это вовсе не преграда, если ты действительно хочешь научиться магии.
   Венди, уставившись в пол, отрицательно покачала головой.
   - Ты не хочешь немножко научиться колдовать? Странно? А мне показалось, что тебе этого хочется.
   Венди шмыгнула носом:
   - Мне нельзя учиться колдовать.
   - Почему?
   - Когда я поеду домой на каникулах, если там кто-нибудь узнает, что я умею колдовать, меня могут забросать камнями.
   - Венди, если там дома ты никому не расскажешь, что умеешь колдовать, этого никто и не узнает.
   - А Станк Лист сказал, что волшебники и чародеи сразу видят тех, кто уже хоть раз колдовал.
   - И в местечке, где ты живешь, есть волшебник, так? И ты боишься, что он всем расскажет, что ты кого-то расколдовала?
   Венди, по-прежнему смотря в пол, кивнула и вновь шмыгнула носом.
   Монтеро присел перед девочкой на корточки и, взяв ее за плечи, легонько встряхнул:
   - Венди, волшебники и чародеи действительно знают, можешь ли ты колдовать или нет. Потому что видят, есть в тебе Дар или нет. То есть, способна ли ты быть магом или нет. Но они вовсе не всемогущи. И они не могут сказать, совершала ли ты колдовство, используя чужую магию.
   Девочка медленно подняла свои огромные глаза на волшебника:
   - Как это?
   - Точно так же как это делают твои друзья Кон Тон и Тагор Рар.
   - И вы думаете у меня получиться?
   - У них получается. Почему же ты должна быть исключением.
   Во время всего этого странного разговора девочка никак не могла решить чего же именно добивается от нее волшебник. Уже само по себе его предложение было странным. Да и, вообще, с какой стати ему так доверительно разговаривать с ней. Обычно маги не испытывают к смертным никаких чувств. Лишь некоторые иногда легкое презрение или превосходство. Но с какой стати ему так доверительно с ней болтать?
   Хотя... Может он что-то подозревает? Венди не шутку испугалась. Прав был Станк Лист, когда просил ее не колдовать. Что же теперь делать?
   Девочка стала нервно теребить подол своего платья.
   - Не бойся. Я обещаю тебе, что все, что произойдет здесь и сейчас, останется строго между нами и будет нашим маленьким секретом. Хорошо?
   Венди вновь кивнула головой, в тоже время лихорадочно ища выход из создавшегося положения. Если она даже прикинется, что знать не знает какое заклятие наложено на Кон Тона - это ничего не даст. Он может попросить ее повторить заклинание слово в слово за ним. И тогда, даже помимо ее воли, Дар сделает остальное. Сейчас, прямо смотря ему в глаза, она поняла, что он тестирует ее. Он не видит Дара, просто потому что не может.
  И тем не мение она все равно вызывает у него какое-то беспокойство. Он чем-то недоволен. Вернее, правильнее будет сказать, неудовлетворен.
   И тут ее осенило. Естественно он не удовлетворен. Она ведь еще маленькая. А у детей Дара не видно. И не будет видно до тех пор, пока они не зажгут свою первую свечу. А так как ни она сама, ни Донна Бонн, ни Станк лист никому не рассказывали про тот случай со свечой, то следует предположить, что Монтеро сам этого видеть не может. Но тогда зачем же он хочет, чтобы она вдруг расколдовывала Кон Тона. Если только...
   - Я тебе на ушко скажу заклинание, а ты подойдешь к своему другу и произнесешь его в слух. Ладно?
   Венди вновь машинально кивнула головой.
   " Если только она не расколдует Кон Тона. Здесь. Сейчас. Ведь она видит, как работает его Дар во время заклинания, может быть и он сможет увидеть, как она черпает свою силу, не витающую в пространстве. Но это все только догадки. Она ничего не знает точно. Ни в чем не может быть уверена. Если расколдует Кон Тона - у нее будут неприятности, и если не расколдует тоже. Ведь Ридверс Монтеро от нее не отстанет до тех пор, пока она, хотя бы, не попытается это сделать".
   Меж тем волшебник прошептал ей на ушко нужное заклинание.
   Венди с трудом проглотила комок, вставший у нее в горле, и робко шагнула к двери.
   "Я не должна применять Дар! Я не должна применять Дар!" - шептала она про себя. Она отчетливо видела Кон Тона в этой двери. Видела наложенное на него заклинание. И знала то, которым можно его освободить. Но она боялась. Кровь стучала у нее в висках, в глазах потемнело. - "Я не должна применять Дар!" Венди испуганно оглянулась на волшебника.
   - Не бойся, В этом нет ничего страшного. Напротив, это даже приятно. Подумай только - ты вернешь своему другу его прежний облик. И ты это сможешь сделать. Ты знаешь нужное заклинание. И ты уже видела, как это делают другие. Подумай о всей той силе, которая свободно плавает вокруг тебя...
   С лестницы послышались быстрые шаги, и в коридор вошел Королинг Кор. Монтеро стремительно поднял ближайшую к вошедшему руку в немом жесте приказывая ему молчать.
   - ... Ее много. Так много, что ты можешь закутаться в нее. Или сделать все, что только взбредет тебе в голову. Венди смотри на дверь! Смотри внимательно. Там заключен твой друг, и ты должна его спасти! Сосредоточься! Подними руки ладонями вверх. Вот так. Смелее, девочка. Выше. Выше. Еще выше. Позови силу, парящую вокруг тебя к себе. Смелее. Зови! Еще. Так! Заклинание! Венди, произноси заклинание!
   Девочка тихо, срывающееся-писклявым голоском, но торжественно произнесла заклинания. Воздух перед нею стремительно со всех сторон словно схлопнулся. Послышался легкий щелчок. Какая-то сила из вне толкнула ее в грудь так, что она отлетела от двери на несколько шагов.
   Интуитивно она чувствовала, что все было проделано правильно. И все получилось. Но Кон Тон по-прежнему пока, по неизвестной ей причине оставался дверью. С другой стороны она облегченно вздохнула, ибо вопреки всему свой Дар она не использовала. Как бы это не звучало странно, но слова Монтеро, хотя он сам не сознавал это, помогли ей выпутаться из сложнейшего положения. Сам того не зная, он научил ее пользоваться свободной силой. Силой никому не принадлежащей, и уже вряд ли кем в будущем используемой. Хотя нет, она-то как раз и будет впредь ее использовать. А еще Кон Тон и Тагор Рар.
   - Ничего себе! - поразился эконом. - Мне такого еще ни разу не доводилось видеть.
  - - Не сомневаюсь, - отозвался Монтеро, по-прежнему, не сводя глаз с девочки. - Пожалуй, для первого раза у тебя получилось даже слишком хорошо.
   В горле Венди снова образовался громадный комок.
   - Вот и я об этом же, Монтеро! - возбужденно поправился эконом.
   - Детка, тебя раньше уже кто-нибудь учил этой премудрости? Например, Станк Лист?
   Девочка отрицательно помотала головой.
   - Вериться с трудом, - подозрительно произнес Королинг Кор.
   - Я ее учил... - вдруг раздался хриплый голос Кон Тона. - Тагор Рар тоже. Да только толку от ее учения до сего дня было маловато.
   - Значить сегодня у нее впервые это получилось, - задумчиво сцепив пальцы рук перед собой, констатировал Монтеро. - Интересно. Очень интересно.
   - Еще бы! Если я кому-нибудь расскажу, что простая смертная смогла так сконденсировать оставшуюся силу... - покачал головой Королинг Кор - Да мне же никто не поверит!
   - И правильно сделают. - хмуро проговорил Ридверс.
   - Но вы же это видели точно так же как и я!
   - Видел, - Согласился Волшебник, - Только я неуверен, что именно я видел.
   - Зато я уверен. И абсолютно! Дар она не использовала. Да и нет у нее никакого Дара. Но зато чужую силу она может конденсировать и первоклассно!
  
  
   26. Эконом.
   - Королинг Кор, - официальным тоном произнес Монтеро, - Я хочу, чтобы все увиденное вами сейчас никогда не вышло за эти стены. Более того, что бы вы никогда ни с кем не обсуждали только что происшедшее здесь. Именем Совета.
   - Но я не понимаю, - растерянно бормотал эконом. - Она ведь может так конденсировать энергию как никто более...
   - Это был всего лишь эксперимент. Эксперимент, поставленный по решению Совета.
   - И он прошел успешно! Просто великолепно!
   - Болван! - процедил сквозь зубы Монтеро.
   - Что?
   - Я лишь хочу сказать, - сосчитав про себя до десяти, медленно произнес член Совета, - Что твое мнение относительно этого эксперимента мало кого интересует. И впредь Королинг Кор, если, конечно же, ты стремишься когда-нибудь подняться выше, чем должность эконома в школе ведьм, будь осмотрительнее. И держи свое мнение при себе, пока тебя о нем не спросят. И даже в этом случаи трижды подумай, прежде чем открыть рот.
   - Почему?
   - Потому что даже за столь непродолжительный визит в сие заведение, мне сразу стало ясно, что твоя голова набита все чем угодно, только не тем чем думают.
   - Вы что же хотите мне сказать, что я болван? - возмутился эконом.
   Монтеро лишь пожал в ответ плечами.
   - Болван. Да? - вскипая, настаивал на ответе Королинг Кор.
   - Причем полный, - вдруг подала голос Венди.
   От неожиданности эконом поперхнулся и едва не потерял равновесие, излишне поспешно поворачиваясь на ее голос.
   - Что ты сказала, маленькая дрянь? - взревел он.
   - Не тронь, - тихим голосом предупредил Ридверс.
   - Венди, молчи. - Кон Тон схватил девочку и легонько встряхнул. - Никогда, слышишь меня, никогда не смей перечить магам. Ты поняла меня?
   Девочка утвердительно кивнула головой и тут же добавила:
   - Так все говорят. И Фрезерпина Пин. И Милилианна Пуст. И остальные магистры и наставницы.
   От шока у Королинга Кора отвисла челюсть.
   - Венди, - мягко спросил Монтеро, - А что они еще говорят?
   - Что вы очень привлекательный мужчина. А также что вы очень чувствительный и романтичный.
   - А что именно про меня говорит Фрезерпина Пин?
   - Что любит и очень скучает. А еще что все Пины считают вас недостаточно хорошей кандидатурой на роль мужа для их дочери. Особенно в свете последних событий.
   - Естественно, - зло выпалил Королинг Кор, наконец-то пришедший в себя, - Если бы мой брат женился на одной из Борджи, Монтеро мне больше и в подметки бы не годились.
   - Тебя здесь никто не спрашивает, - спокойно произнес Ридверс. - И будет гораздо лучше, если ты все же займешься своими прямыми обязанностями, а не будешь путаться у меня под ногами. Кон Тон, - повернулся он к крылатому мужчине, - спуститесь на кухню и поешьте. Я думаю сейчас вам это просто необходимо.
   - Спасибо, волшебник Монтеро, - произнес летун и тут же отправился на кухню.
   - А ты, Венди, следуй за мной. - распорядился Ридверс, направившись широким шагом в кабинет своей невесты.
  
   Венди довольно часто приходилось просто бежать за взрослыми. Особенно, когда они были сердиты. Почему-то в плохом расположении духа все маги ходят по школе широким шагом и, при этом, очень быстро.
   - Венди, - вдруг резко остановился Монтеро, немного не дойдя до кабинета Фрезерпины Пин. - А Станк Лист тебе говорил что-нибудь о своих планах на будущее?
   - Планах?
   - Ну да. Например, где он собирается остановиться. Или, наоборот, какие земли в ближайшее время хотел бы посетить.
   Девочка отрицательно покачала головой.
   - А кому он мог бы сказать об этом?
   Малышка на мгновение задумалась?
   - Своему брату.
   - Логично. Кому еще?
   - Фрезерпине Пин.
   - Фрези? С какой стати? Они никогда не были близкими друзьями.
   - Потому что она отвечает за школу. - пояснила девочка. - Мало ли почему он ей может срочно понадобиться.
   - Мм-м, - промычал Монтеро, - Тоже логично. Знаешь, крошка, а ты не так наивна и глупа, как кажешься. Сколько тебе?
   - Девять.
   - Для своего возраста ты слишком мала, - задумчиво произнес волшебник и быстрым шагом направился к своей невесте.
   Венди осталась стоять там, где он ее оставил.
   Уже открыв дверь и входя, Монтеро заметил, что малышка не следует за ним:
   - Ну что ты там стоишь. Беги сюда.
  
  
  
   27. Задача без условия.
   Через несколько минут Венди уже покидала кабинет магистра с полной головой указаний. Ее переводили во второй класс на место Донны Бонн. А ту в первый на ее место. В принципе различий в работе почти не было. Просто теперь у нее немного прибавлялось обязанностей. И еще Фрезерпина Пин хотела, чтобы Венди и впредь убиралась в хранилище. С той лишь разницей, что она это будет делать под ее чутким руководством.
   И уже когда девочка покидала кабинет, она услышала о том, что Фрезерпина Пин просит Совет о снятии Королинга Кора с должности эконома в школе ведьм. А вот уже причины, которыми было продиктована данная просьба, ей услышать не удалось.
   Народная мудрость гласила, что не случается в этой жизни - к лучшему. Наверное, и этот ее перевод тоже к лучшему...
  
  
   - Да нет же. Дара в ней нет. И я в этом уверен, - бегая по кабинету из угла в угол, возбужденно говорил Монтеро. - Также уверен, как что я это я!
   - Но тогда я не понимаю, что именно тебя беспокоит? - следя за ним глазами, попробовала увещать его Фрезерпина Пин.
   - Если бы я это знал, то меня бы это так не беспокоило.
   - Почему?
   - Да потому что я бы в данный момент искал способ разрешения этой задачи. А это меня всегда успокаивает.
   - И?
   - Но как можно искать решение, если ты не знаешь условия!
   - Ридверс, а ты уверен, что эта задача существует?
   - Даже больше, чем в том, как меня зовут.
   - Это уже похоже на паранойю, - тихо пробормотала магистр, прикрывая глаза. Ибо у нее уже начала кружиться голова от бесконечных метаний жениха по комнате.
   - Фрези, дорогая, я знаю, что ты поймешь меня...
   - Не знаю. Но, по крайней мере, постараюсь.
   - Задача действительно существует. Суди сама: первое - есть девочка. Смертная, но она умеет конденсировать энергию магов. Само по себе это еще не столь страшно, если бы она не оказалась служащей в школе ведьм.
   - И если бы некий волшебник не помог научиться ей пользоваться этим ее умением.
   - Я просто проверял ее! И не знал тогда, что это может зайти так далеко...
   - Как далеко, Ридверс?
   - О, Дар, Фрези! Неужели ты не понимаешь? Если она получит доступ к заклинаниям, это может быть настоящей катастрофой.
   - С чего ты взял?
   - Смертная, которая может пользоваться силой магов, автоматически сама стает магом.
   - Глупости...
   - А вот и нет. И я думаю, когда я об этом расскажу в Совете им это тоже мало понравиться. Девчонку необходимо немедленно убрать из школы.
   - Интересно, как ты собираешься это сделать? Кто попал сюда однажды навсегда становиться служащим.
   - Фрези, пойми, малышка растет. А вместе с ней растет и ее сила. И если мы не уберем ее отсюда сегодня. Завтра может быть поздно.
   - Я не думаю. Девчонка невежественна и абсолютно глупа. Сколько ей там лет - восемь, девять?
   - Девять.
   - Вот видишь. Девять. А она ведет себя как пятилетняя. Читать не умеет. Писать естественно тоже.
   - Откуда ты это знаешь?
   - Ее учили уже здесь в школе. Донна Бонн. Та самая, с которой я меняю Венди сейчас местами. Никаких результатов. Малышка не в состоянии запомнить даже то, как называются буквы, а о чтении речи вообще не идет.
   - Что-что? Она не в состоянии запомнить буквы? Мне так не показалось. Она помнит все, что ей говорят. И даже то, что ей не говорят. Я только сегодня в этом убедился.
   - Но это факт. Она не может запомнить алфавит.
   На несколько минут в кабинете повисло напряженное молчание. Лицо волшебника стало белее стены.
   - Что с тобой, Ридверс? Ты побледнел.
   - Фрези, подумай и ответь мне, что в действительности не может запомнить девчонка, сами буквы или алфавит?
   - Это имеет для тебя такое большое значение?
   - Поверь мне, любимая, огромное, и не только для меня.
   - Ты можешь мне, наконец, объяснить, что происходит?
   - Пока нет. И не потому, что я не хочу, а потому что не могу. Я связан клятвой.
   - Клятвой?
   - Да, любимая. Ты ведь знаешь, что все члены Совета дают клятву, когда приступают к работе.
   - Потому что им открывают тайны. Все тайны ведьм, волшебников и чародеев.
   - Да.
   - Но причем здесь алфавит?
   - Поверь мне, дорогая, алфавит здесь играет первостепенную роль.
   - А, по-моему, Ридверс, ты что-то путаешь.
   - Да нет же, я прав как никогда. Алфавит напрямую связан с чародеями.
   - Причем здесь чародеи, если мы говорим о простой смертной! Ты же сам пять минут назад утверждал, что у нее нет Дара.
   - И сейчас утверждаю! - в запале прорычал волшебник. - Я все проверил самым тщательным образом!
   - Ну, тогда причем здесь чародеи? - устало переспросила ведьма.
   - Чародеи... - растерялся Монтеро. - Не знаю, но чувствую что здесь что-то не так. Вот только никак не пойму что именно.
   - Я думаю тебе надо немного отдохнуть, отвлечься.
   Монтеро внимательно посмотрел на невесту:
   - Я думаю, ты абсолютно права. Как насчет того чтобы подарить мне свой поцелуй.
   - Еще чего не хватало. Так ты у меня вконец избалуешься.
   - А если я очень попрошу?
   - Ты уже просил сегодня "очень" и я уступила.
   - Да, но это же было ужасно давно...
  
  
  
   28. Шабаш.
   Несколько дней назад магистр Фрезерпина Пин просила Совет, о смене эконома школы. Но Совет, по непонятным причинам, наотрез отказался заменить Королинга Кора. Что, разумеется, неприятно расстроило большинство ведьм и магистров. Королинг Кор же ликовал. Еще бы! У него есть могущественные друзья в Совете! Они его ценят и считаются с его мнением. Что же касается горсточки третьестепенных ведьм, то не их это занятия совать свои длинные носы в дела волшебников, а уж тем более чародеев!
   Так в школе началась маленькая холодная война между педагогами. Ведьмы не упускали возможности, пользуясь своей многочисленностью, напакостить эконому. Тем более что последний вовсе не отличался наличием интеллекта. Вследствие чего Королинг Кор в последнее время, постоянно пребывал в плохом настроении, и вымещал его на всех ком мог.
   А портиться его настроению было из-за чего. Его расческу для бороды покрыли какой-то дрянью, незаметной для глаза, в результате чего его нежно лелеемая бородка стала ядовито зеленого цвета. А в темноте к тому же светилась. А так как краска была вовсе не магическая, а природная, то и поделать с бородой ему ничего не удалось, пришлось сбрить и подождать пока вырастет другая. Но другая, по непонятным для него причинам, упорно отказывалась расти.
   Его портфель, замете, любимый портфель, из кожи морской рептилии, подаренный ему мамой, разорвали на мелкие клочки собаки. Были бы еще эти собачки настоящими, так нет же, третьеклашки создали из деревянных учебных брусочков. Хотя, возможно, это было не совсем так. По крайне мере никто из девочек не признался, что это была ее работа. Наоборот, все третьеклассницы в один голос утверждали, что это сделали не они. Но они вполне могли и лгать. Ложь у ведьм в крови. С другой стороны, уж больно эти собаки были хорошо сделаны. Сразу же набросились на его портфель, вмиг разодрали на клочья, и, прежде чем он успел что-либо предпринять, исчезли.
   Но и он тоже хорош, потерял контроль из-за ярости! А эти ведьмы, до сих пор едва увидев его, просто помирают от смеха. Видите ли он смешон в ярости.
   И, разумеется, этим развлечения над ним не закончились. Каждый раз, когда он садился есть, его ложка оказывалась приклеенной к столу или смазанная снизу красным перцем. За каждым ужином ломался стул, так что ему, в конце концов, пришлось сменить его на деревянное полено. В принципе получилось даже очень не плохо, после того как он приказал полено выкрасить и обтянуть сверху кожей.
   К сожалению, радость его длилась весьма недолго. На следующий же вечер он встал вместе с поленом. Так как приклеили не только его ложку к столу, но и его самого к полену. Вы когда-нибудь пробовали передвигаться с подобным отростком сзади? Если нет, то и не пробуйте. Это не только неудобно, но и ужасно тяжело. Его великолепные, кремовые бриджи в обтяжку не выдержали уже где-то шажку на десятом и... Об этом лучше не вспоминать. О, Дар! Он просто не знал тогда, что делать? Как повернуться, чтобы не был виден его обнаженный зад.
   Но слава Дару, наконец-то он хоть на пару дней отделается от ведьм. Шабаш - самый главный и почитаемый праздник для всех ведьм. А так как он начинается сегодня вечером, то их зловредные умы заняты только прическами, тряпками и необходимыми заклинаниями.
  
  
   У обслуживающего персонала же были свои тревоги по поводу предстоящего праздника. Шутка ли подготовить почти двести ведьм к празднику! Причем если каждая из них обязательно хочет выглядеть лучше остальных.
   Одним словом - приготовления к празднику шли полным ходом. Занятия в день перед праздником отменили, дабы все могли заняться своим внешним видом, и в полной мере проявить свой вкус и фантазию при выборе самого экстравагантного и неповторимого костюма.
   Так что ко второй половине дня, к часу отлета ведьм, ни у одного из смертных не осталось ни капельки сил. Даже на то чтобы пошевелить пальцем.
   А ведьмы возбужденные и счастливые ровными рядами, в соответствии с их положением и рангом унеслись на восток.
   Провожающие их смертные в ряд стояли на ступеньках школы и ждали, пока последняя из ведьм пропадет из виду. Только после чего можно было, наконец, расслабиться и сесть, вытянув ноги. А ноги, видит Дар, гудели у всех нещадно.
   Едва это случилось, как по ряду пронесся дружный вздох облегчения, и в тот же миг их колени подкосились, и все оказались сидящими на лестнице.
   - Это был самый долгий день в моей жизни, - вяло произнесла Донна Бонн.
   - Угу, - промычал Тагор Рар, опустив плечи и прикрыв глаза.
   - Сейчас бы сюда котлетку жаренную, да с картошечкой и спать... - мечтательно протянула кухарка.
   - И квасу... - добавил Кон Тон
   - Да, - согласилась Венди, облизывая пересохшие губы, - Но спать лучше в своей кровати.
   - А ты до нее доберешься? - не открывая глаз, поинтересовался Тагор Рар. - Лично я - нет!
   - Но не спать же нам на камнях? - вяло возмутилось Донна Бонн - К тому же это вредно.
   - С чего ты взяла, что спать на камнях вредно? - удивился Кон Тон.
   - Они забирают жизненную силу, - пояснила Венди. - На них не только спать, а даже просто сидеть вредно.
   - А ты то откуда это знаешь, малышка? - удивился Тагор Рар. - Никогда ничего подобного не слышал.
   - Я... мне... - растерявшись, промямлила Венди. - "Ну, вот опять проболталась! Надо лучше следить за своими словами. Ну не скажешь же им, в самом деле, что она об этом прочитала в магической книге".
   Но, так или иначе, отвечать ей в этот раза за свой промах не пришлось.
   - А вот вы где! - раздался сзади них голос нового эконома. - Сидите ничего не делаете, когда в школе такой бардак!
   Все разам вяло повернули головы на голос волшебника.
   - А ну, быстро за работу! Вас что сюда отдыхать взяли?! - вопил Королинг Кор.
   Служащие переглянулись и вновь непонимающе уставились на эконома.
   - Я кому сказал! Или вы оглохли? - с претензией на повелительный тон продолжал вопить он.
   - Да нет, отчего же, мы вас прекрасно слышим. - примирительно начала Донна Бонн. - Но за сегодняшний день было столько работы, что мы просто устали...
   - Отдыхать будите, когда все дела закончите или я вам разрешу!
   - Разрешите вы отдыхать мне или нет, - пробурчал Тагор Рар - но я сегодня более не в силах, что-либо делать, даже шевелиться.
   - Ну что ж, в таком случае побудь камнем, до тех пор, пока вволю не отдохнешь! - зло сквозь зубы процедил эконом, и, сделав несколько магических жестов руками, заколдовал бунтаря. - Может кто-нибудь еще хочет?
   - Я. - заявил Кон Тон - по-моему, я тоже сильно устал.
   - И я, - поддержала его Донна Бонн.
   - И я! - вторила ей кухарка.
   Венди молчала и лишь спокойно смотрела на волшебника.
   - Ну, вы сами этого захотели! - разъяренно прошипел Королинг Кор.
   - И даже очень! - заверила его кухарка.
   Но вас я превращу не в камни, а в комаров! Этих маленьких кровососущих насекомых! А самое забавное в этом знаете что? То, что эти маленькие гады живут всего несколько дней! Да и то в лучшем случае! В худшем же, вас уже сегодня кто-нибудь прихлопнет!
   Волшебник начал читать нужное заклинание, яростно размахивая руками во все стороны. Девочка посмотрела ему в глаза и прочитала в них ненависть, ярость и смерть. Себе, Донне Бонн, Кухарке, Кон Тону... Ей на глаза навернулись непрошеные слезы. Она посмотрела на своих друзей и увидела в них страх! Страх! А эконом все читал и читал свое трижды проклятое заклинание.
   Воздух перед ними сгустился, каждый звук отдавался почти как гром, все замерло. А потом стало двигаться медленно-медленно, толчками. Слова разделились на рокочущие звуки. Затем резко все исказилось и поплыло. И в тот же миг до обоняние Венди донесся запах гари с каким-то сладковатым привкусом. Она обхватила голову руками и, закрыв глаза, замерла. Но в ее голове отдаленное эхо принесло воспоминание о наставлениях Станка Листа: " ... к чародею нельзя подкрасться незамеченным... Его нельзя заколдовать против его воли... Чародея нельзя убить... Ты - чародей!"
   - О. Дар! - раздалось радостное восклицание Донны Бонн.
   - Что произошло? - спросил Кон Тон.
   - Не знаю. Но, по-моему, эта кучка золы - Королинг Кор! - пожала плечами женщина.
   Венди осторожно приоткрыла один глаз.
   - Как это случилось? - пораженная кухарка перевела взгляд с кучи золы на своих друзей.
   Венди уже более смело открыла второй глаз и огляделась вокруг. Все, кроме Тагора Рара, вертели недоверчиво по сторонам головами и глупо улыбались друг другу. Он же, как сидел, бессильно опустив голову на грудь, так и застыл, превратившись в камень.
   - Ничего не понимаю! - потрясенно прошептал Кон Тон. Мы все уже давно должны были стать комарами... А вместо этого от него самого осталась лишь кучка золы!
   - Развеять ее по ветру - и делу конец! - предложила кухарка. - Тогда, может, нам Станка Листа вернут или кого другого поставят.
   - Конец в этом случае скорее придет нам, нежели Королингу Кору, - прервал ее мечты Кон Тон. - А Станка Листа не видать нам больше уже, как и своих ушей!
   - Это еще почему? - возмутилась Донна Бонн.
   - Его лишили всех прав и изгнали из среды магов. - подала голосок Венди.
   - А ты откуда это знаешь, малявка? - удивленно спросила кухарка.
   - Слышала, как говорили между собой Фрезерпина Пин и Милилианна Пуст.
   - Я же вам сразу сказал, - горько усмехнулся Кон Тон. - Не видать нам больше Станка Листа...
   - А ты откуда знал? - в один голос напустились на него женщины.
   - А я и не знал. Просто так люди не уходят. Особенно если они на этом месте давно и все здесь знают.
   - Ну не знаю... - протянула Донна Бонн, - этих магов не поймешь!
   - Поймешь - не поймешь, а вот что нам делать с Королингом Кором? пробурчала кухарка. - По ветру, как я погляжу, вы его развевать не хотите.
   - Когда они вернуться, они так тебе его по ветру развеют, что мало не покажется! - возмущенно воскликнул Кон Тон.
   - Да? А что нам, в таком случае, с ним делать?
   - Что угодно, только не возвращать ему его первоначальный вид. - мудро изрекла Донна Бонн.
   - Согласен! - поддержал ее Кон Тон.
   - Тогда может собрать и в коробочку для специй ссыпать? - предложила
  кухарка.
   - А что? - улыбнулся летун, - пускай на полочке постоит.
   - И то верно! Меньше беспокойства от него будет. - слабо хихикнула
  Донна Бонн. - Но только не сегодня.
   - Ничего страшного с ним не произойдет за одну-то ночь. - Кон Тон
  поднял голову и посмотрел на небо. - Погода хорошая пускай себе отдыхает.
   - А Тагор Рар? - тут же спросила кухарка, тяжело поднимаясь вслед за
   мужчиной.
   - У меня сейчас нет сил, чтобы вернуть ему прежний облик. Посмотрю, что можно будет сделать завтра. Венди, а может ты попробуешь снять заклятие. Тогда в коридоре у тебя это хорошо получилось.
   - Тогда в коридоре мне волшебник Монтеро на ушко нужные слова прошептал. А откуда я сейчас знаю, что говорить-то нужно?
   - Но я думал, что это ты, - кивнул на пепел летун, - его так лихо уделала, малявка. А если не ты, то кто же? - Кон Тон перевел потрясенный взгляд на кухарку.
   - Да не смотри ты на меня так! - возмутилась та. - Я с роду никакого отношения к магии не имела. Это вы все там что-то мудрили.
   - Это не я... - растерянно произнесла Донна Бонн. - Я и знать-то не знаю, как подобное сотворить.
   - А Тагор Рар к тому времени уже был камнем!...- дополнил ее слова мужчина. - И я этого не делал!
   - О, Дар! Что же тогда здесь произошло? - в конец запутавшись, спросила кухарка.
  
  
   29. Обед и статуя.
   Утро выдалось не самое приятное. После вчерашнего сумасшедшего дня все тело ныло, голова была тяжелой, а в животе так урчало, что казалось слышно за тридевять земель. С трудом поднявшись и еле переставляя ноги, Венди кое-как привела себя в порядок и поплелась на кухню. По дороге до кухни она раз двадцать споткнулась, пока с трудом добралась до места и взобралась на скамью.
   - Ну, наконец, кто-то явился сюда, чтобы мне помочь! - обрадовалась кухарка, и тут же поставила перед ней пустой казанок и качан капусты. - Если хочешь есть, то нарежь мне капусты. И чем быстрее ты это сделаешь, тем быстрее тебе удастся унять этот жуткий звук, издаваемый твоим желудком.
   Венди обречено посмотрела на громадный вилок капусты и покорно потянулась за ножом.
   Примерно через пол часа, когда Венди уже обстругивала кочерыжку, в кухни появился Кон Тон:
   - Ну, как там наш обед поживает? - бодро спросил он.
   - Будет готов минут через двадцать-тридцать. И нам вовсе не помешает твоя помощь, - тут же отозвалась женщина. Незамедлительно решив и его пристроить к работе.
   - Помощь? Да ведь я ничегошеньки не понимаю в готовке... - тут же постарался отнекаться Кон Тон.
   - Может и так, - невозмутимо продолжала гнуть свою линию кухарка. - Как раз для этого я и приставлена сюда. Но даже если ты "ничегошеньки не понимаешь в готовке" - то помыть, оставленную со вчерашнего дня посуду, вполне в состоянии.
   - Да, наверное, ты права. - Осторожно, бочком двигаясь к двери из кухни, бормотал Кон Тон, - Только я совсем забыл, что мне еще до завтрака нужно вернуть внешний вид Тагору Рару. Не сможет же он есть по-прежнему оставаясь статуей.
   И более не медля не секунды, мужчина выскользнул из кухни.
   - Я тут слышала про грязную посуду, - появляясь в кухни, улыбнулась Донна Бонн. - Венди, почему ты не разбудила меня, когда встала?
   - Просто мне показалось, что вы слишком вчера устали, - просто ответила девочка. - И вам нужно еще немного поспать.
   - Но можно ли спать тогда, когда по школе разносятся столь аппетитные запахи? - завязывая фартук, рассмеялась Донна Бонн. - Да, когда Кон Тон вновь появиться здесь ему надо дать коробочку для приправ. Пусть за одним соберет и нашего волшебника.
   - Правильно! - хихикнула кухарка. - Это задание будет по хлестче посуды.
   - Почему? - удивилась Венди.
   - А ты что же думаешь, так просто подобрать весь прах с камней? Как бы не так! Ему потребуется минимум пол дня, - устанавливая лохань с теплой водой на противоположном конце длинного стола, усмехнулась Донна Бонн.
   - В лучшем случае пол дня! - поправила ее кухарка. - Положи нож, Венди, если ты уже закончила с капустой. И, вообще, не имей такой привычки вертеть ножом в руках - это тебе не игрушка!
   - Солнышко, - миролюбиво прервала ее Донна Бонн. - Лучше сбегай, узнай, как там продвигаются дела у Кон Тона с Тагором Раром. А за одно захвати коробочку.
   Девочка, послушно взяв коробку, побежала к выходу.
   - Да, и не забудь, что через пол часа мы с Донной Бонн ждем вас всех на завтрак! - крикнула ей в след кухарка.
  
  
   Когда малышка добрела до парадного входа, Кон Тон все еще мудрил над каменной статуей друга. Пробуя одно известное ему заклинание за другим, он пытался подобрать то, которое бы вернуло Тагору Рару его обычный вид.
   Венди остановилось у двери, наблюдая за Кон Тоном. Ей было достаточно одного мимолетного взгляда, чтобы понять, что это было за заклинание. Но она никак не могла взять в толк, почему этого не видит Кон Тон.
   Потерпев очередную неудачу, мужчина в сердцах топнул ногой.
   - У тебя уже совсем больше не осталось заклинаний? - печально спросила девочка.
   - Нет, есть еще парочка, про запас, - оглядываясь, проворчал он
  - Вот только боюсь, что на Тагора Рара наложили какое-нибудь по хлестче обычных ведьминских штучек.
   - А я думала, что у волшебников и ведьм заклинания одни и те же.
   - Вот уж чего не знаю, того не знаю! - пожал плечами Кон Тон. - С магией волшебников мне сталкиваться еще как-то не доводилось.
   - Все бывает когда-то в первый раз. - философски вздохнула девочка.
   - Вот тебе и на!.. - удивился мужчина. - Где это ты успела понабраться столь умных фраз?
   - Так Фрезерпина Пин говорит.
   - Фрезерпина? - почесал, с умным видом, затылок Кон Тон. - Ну, ее ты можешь слушать она тетка, ух, какая умная. А теперь немного помолчи. Не отвлекай меня.
   Венди тихонько облокотилась на одну из створок входной двери и принялась молча созерцать магические потуги летуна. Благо они не затянулись на долго, так как уже следующее заклинание было верным. Но для самого Кон Тона они не прошли бесследно, ибо стояли ему изрядного количества внутренних сил, нервов и пота. Хотя ей самой они бы обошлись всего в один взмах ресниц. Потому еще когда Королинг Кор принялся накладывать свое заклятие, девочка уже знала, как его расколдовать.
   - Ну и кем я был? - смачно, хрустя всеми костями, потягиваясь, спросил Тагор Рар, - Глыбой или статуей?
   - Статуей, - ответила за присевшего на ступеньки отдохнуть летуна Венди.
   - Словно и не отдыхал совсем, хотя вижу день уже почти к обеду будет. Кстати об обеде, что у нас сегодня?
   - А дар их знает, - махнул рукой Кон Тон. - Еще ничего не готово.
   - Это плохо. У меня желудок уже давно подводит. Точнее будет сказать еще со вчерашнего вечера.
   - Обед будет готов минут через пятнадцать. Будет капуста с мясом, да отварной картофель. - проинформировала их девочка.
  
  
  
   30. Пепел.
   - Венди, а ты хочешь попробовать собрать останки эконома в эту коробочку, что ты держишь? - вдруг притворно ласковым голосом поинтересовался Тагор Рар.
   - А как? - чуть склонив голову на бок, задала один из своих извечных
  вопросов девочка. Хотя у самой в голове уже давно вертелся вопрос, как сложить
  прах волшебника в коробку из-под специй, так чтобы не потерять ни одной частицы.
  С оной стороны, она, конечно, могла произнести тоже заклинание, что ей уже помогло однажды восстановить Станка Листа. Но с другой, терпеть Королинга Кора два выходных подряд, - ей вовсе не хотелось. Да и остальные ей за это спасибо не скажут. К тому же если уж она так удачно отнекалась от своего последнего проявления Дара, то нет никакого смысла проявлять его снова. Так все же, как можно весь пепел с каменной лестнице переместить в коробку из под специй? Если только... поднять его в воздух с помощи магии и осторожно переместить...
   - ...я согласен, основную часть можно просто пересыпать, - между тем
  говорил Тагор Рар. - А то, что останется осторожно подмести веником на совок
  и тоже ссыпать в коробку.
   - Да нет же! - спорил Кон Тон. - Этак ты веником больше разнесешь, чем
  соберешь!
   - Ну, хорошо! Можно и не веником.
   - А чем?
   - Взять из реквизита перо, побольше, и им подмести.
   - Хорошая мысль. Только при этом хоть немножко пепла, но улетит.
   - Улетит. А как же ты хотел, - горячился Тагор Рар. - Я ж тебе не маг-волшебник, чтобы весь пепел собрать! И, вообще, я так сразу и сказал, что что-нибудь да останется на этих камнях.
   - А может мы, вообще, ничего не будем подметать и перекладывать? - задумчиво протянул Кон Тон. - А положим на этот пепел, например, казанок потяжелее. И пусть себе он там лежит сколько угодно, пока ведьмы не вернуться. Что ему там под казанком-то сделается.
   - Вода затечет, - раздался голос Донны Бонн за спиной у Венди. - Сегодня к вечеру, скорее всего, дождь будет.
   - А я ни один из своих казанков не дам! - сердито заявила кухарка. -
  Еще чего не хватало! Прикрывать казанком всяких поганцев.
   - Ну что, есть-то уже готово? - жалобно спросил Тагор Рар.
   - Готово, - проворчала кухарка. - Иначе ты думаешь, мы бы за вами пришли?
   - Тогда давайте-ка сначала поедим, а там и решим, что нам с нашим начальником делать. - предложил Тагор Рар, быстро поднимаясь.
   - Нет уж, вы сначала решите, а там уж и есть будете. - осадила его Донна
  Бонн. - А то если вы на пустой желудок еще ничего не решили, то на полный от
  вас, вообще, никакого толку не будет.
   - О, Дар! Да кто ж знает, что с ним делать надобно? Как не решаем все не
  так! - взмолился Тагор Рар
   - Значить плохо решали! - безапелляционно заявила кухарка. - Вот когда
  что путное надумаете, тогда и есть приходите.
   - Да мы скорее с голоду помрем, чем что путное придумаем. - подал голос
  Кон Тон. - А есть мы еще со вчерашнего дня хотим.
   - Ничего, на пустой желудок лучше думается. - заявив это, кухарка демонстративно развернулась и прошествовала в глубь здания. Донна Бонн последовала следом за ней.
   - Ну, ничего себе условьеце! - присвистнул Тагор Рар. - Раскомандовались
  тут понимаешь!
   - После того как поедим, мы действительно уже вряд ли, что решим, - задумчиво произнес Кон Тон. - И они это знают, точно так же как и мы. А погода
  ждать нас не будет. Если что-то решать, то немедленно. Потом будет поздно.
   - Венди! - раздался голос из глубины помещения. - Иди есть!
   - Сейчас! - радостно откликнулась девочка.
   - Интересно, почему это она идет есть. Да и они тоже, а мы с тобой решай проблему? - возмутился Тагор Рар.
   - Потому, что они готовили нам еду. Убирали после вчерашнего разгрома
  посуду, - терпеливо объяснял Кон Тон. - А мы в это время прохлаждались...
   - Ничего подобного! Я в это время был статуей. Так что говори только
  за себя.
   - Да? Вот только я не помню, что бы ты хоть раз после отлета ведьм помогал убирать на кухни.
   - Ну, это когда же было? А сегодня я готов был убирать.
   - Мыть посуду, драить котлы, чистить чашки, резать капусту...
   - Все, все! - замахал на него руками Тагор Рар. - Твоя взяла. Я не
  люблю околачиваться на кухни. Ну и что?
   - Ну, так вот, дорогой! - произнес Кон Тон. - Раз ты не любишь возиться
  на кухне, то вполне справедливо, что тебе оставили другую работу. И будь добр
  ее сделать. Так как они со своей справились.
   - Да? А Венди здесь причем? - не унимался Тагор Рар.
   - Притом, что когда я только встал, она уже во всю помогала им на кухне, - просветил его Кон Тон. - К тому же она еще довольно мала. Ей бы мячик на улице гонять, да в скакалки прыгать. А она здесь... Венди?!
   Испуганно выдохнул летун последнее слово. Этот возглас немедленно заставил посмотреть на нее и Тагора Рара.
   - Дитя, о Дар! Что ты творишь? - выдохнул последний из них.
   - Я подумала, раз вы все равно не знаете, что с ним делать, то может у
  меня все получиться. - не отрывая взгляда от пепла поднятого в воздух, невинно
  произнесла она.
   Пепел медленно проследовал в открытую коробку, под обалделые взгляды
  мужчин.
  
  
   31. Предправила полетов.
   Ветер легко шумел в голых ветках деревьев. Был полдень и солнце светило
  так как ему положено, Хотя на горизонте уже показалась стена белых облаков, несущая с собой ненастье и долгожданный снег.
   Территория за школой представляла собой громадную, по своим размерам, поляну. Летом здесь плещется море зеленой травы. И даже сейчас, несмотря на зиму и холод, почва по-прежнему остается рыхлой.
   Венди внимательно огляделась по сторонам и, обняв одной рукой метлу, другой достала из кармана книжку. Это было руководство для маленьких ведьм по обращению с метлой и первоначальным полетам. И хотя в ведьминской книжке для первого
  класса эта тема занимала ровно половину, в ней не было все так подробно и ясно
  изложено, как в этом пособии. Почему девочек учат летать по той, а не по этой
  книге Венди не понимала, но на всякий случай взяла из хранилища и учебник. Он
  лежал в другом кармане.
   Когда за поздним завтраком, после того события с пеплом, все вдруг решили, что ребенку (то есть ей) надо немного отдохнуть, поиграть, погулять на свежем воздухе Венди не стала отказываться. Во-первых, потому что ей, действительно, хотелось обо всем забыть и просто побегать в свое удовольствие. А во-вторых, потому что она уже давно приглядела себе метлу. И теперь ей страсть как хотелось опробовать ее. Метел в школе было значительно больше чем ведьм. Так сказать, про запас. А так как заклинание полетов накладывали разные чародеи, то и по характеру они очень разнились.
   Девочки понадобилось не одно купание, прежде чем она научилась различать
  их не только по номерам. Тем более что в ее присутствии они почему-то упорно
  молчали. И, вообще, вели себя так, словно они самые обычные метла. Хотя Венди
  точно знала, что в присутствии Донны Бонн они такое вытворяли!.. С чем это связанно она, конечно, понимала, но вот как эти веники об этом узнали, для нее оставалось загадкой.
   Так что, стянув из хранилища уже прочитанный учебник и это руководство
  Венди преступила к выбору метлы. Казалось бы, чего же проще - бери любую и иди
  тренируйся. Да не тут то было! Оказывается, если следовать первому правилу предполетов (в учебнике о таких нигде и не упоминалось, только в руководстве), нужно сначала найти свою метлу. Далее было сказано: "... та, что принадлежит тебе, связанна с тобой. Едва коснувшись ее, ты поймешь это сразу". Далее следовало второе правило предполетов: "Познакомься с ней и подружись. Связь должна стать вечной и нерасторжимой. Третье правило: метла - это твое второе Я. Заботься о ней как о себе". Что-то Венди никогда не замечала, что бы ведьмы особенно старались заботиться о своих метлах. Взяли, полетали и поставили на место. Вот и вся их забота! Может она, конечно, не так понимает смысл этого слова. Но для нее заботиться - это значить купать свою метлу. Поправлять ей веточки, если они сбились, чистить черенок. А если нужно, то она и перевязать ее сможет. Что-что, а метла перевязывать за последнее время она научилась. Хотя особой радости ей это занятие не доставляло, но работа есть работа.
   Особые неприятности ей доставляла одна из метел, доставшаяся ей по наследству от Донны Бонн. Точнее будет сказать, когда Венди перевели на класс ее
  наставницы, а ту на ее, вот тогда ей и попалась шестнадцатая. Женщина сразу же
  предупредила Венди о несносном характере метлы. И это оказалось верным. В присутствии девочки все метла вели себя образцово, и она конечно тоже, но... Было в ней что-то такое необъяснимое... Это трудно выразить в словах. Например, если с утра искупать все метла и привести их полностью в надлежащий вид, то к обеду все будут выглядеть просто отменно. Все кроме нее. Она обязательно найдет
  где испачкаться или только что веточка к веточке собранное помело будет торчать в разные стороны. А что до полетов!.. В школе шестнадцатая уже давно, и за это время ее, конечно же, пытались взять ведьмы. Как девочки, так и некоторые наставницы. Результат всегда получался один и тот же - катастрофа! Не было еще такой ведьмы, кто, усевшись на нее, не свалился. Короче говоря, шестнадцатая была
  занесена в негласный черный список под номером один. И не одна ведьма уже несколько лет, ни под каким видом не согласилась бы взять ее из-за несносного характера и горячего норова. Кому же понравиться всякий раз падать, и вовсе не из-за неумелого управления и незнания теории, а из-за того, что своенравная метла тебе подляны устраивает.
   Вот эту то метлу Венди и взяла. И вовсе не потому, что ей было ее немного жаль. Просто из всех тех, что она купала, чистила, перевязывала, именно эта
  стала ей ближе всех. О ней первой она вспомнила, когда решила научиться летать.
  На нее первую она смотрела всякий раз, заходя в подсобку. И некому она не перевязывала так часто помело, как ей. Это странно, если учесть, что на ней никто уже давно не летал, но факт.
   Девочка тяжело вздохнула и, закрыв пособие, вновь положила его в карман.
  Второе правило предполетов - подружись. Интересно как можно подружиться с метлой? Затем сдвинула брови и хмуро посмотрела на нее. Не отрывая от черенка напряженного взгляда, Венди осторожно отодвинула метлу от себя, на расстояние вытянутой руки. Затем, еще раз вздохнув, как можно более сердитым голосом, спросила:
   - Если я сейчас тебя отпущу, что ты будешь делать?
   Метла слегка трепыхнулась в руке девочки:
   - Останусь стоять.
   - Почему? Я думала тебе нравиться все время удирать?
   - Вот постояла бы ты с мое, на одном месте, и тебе бы понравилось, -
  буркнула метла.
   - Тогда почему в этот раз не удерешь?
   - От тебя удерешь. Ты думаешь мне твоя рука сбежать мешает? Да как бы
  не так! Рванусь чуть посильнее и делов то.
   Венди непроизвольно сжала руку покрепче:
   - Тогда почему же ты до сих пор не вырвалась?
   - Так ты ж меня взглядом держишь.
   - А ты не врешь?
   - Метлы врать не умеют.
   - А может, ты уже и научилась...- склонив голову на бок, и слегка прищурившись, подозрительно произнесла девочка.
   - Открой пособие, страница 134-я.
   Венди тут же достала из кармана книгу и нашла 134 страницу. И только
  тут поняла, что, производя эти манипуляции, отпустила метлу. Но к ее удивлению
  та осталась на месте. Опустив глаза в пособие, девочка прочитала в слух:
   - "Метлы не умеют самостоятельно выбирать или находить дорогу. Не могут
  лгать, купаться, перевязывать сами себе помело и запомнить или произнести даже самое простое магическое заклинание".
   Подняв глаза от книги, Венди нашла метлу на том же месте, где и оставила.
   - Скажи, ты знаешь это руководство наизусть?
   - Ну не то что бы совсем... За годы я, конечно, уже кое-что подзабыла,
  но в принципе помню.
   - А учебник?
   - Эту сжатую галиматью? Больно надо мне всякую чушь запоминать!
   - Скажи, а почему маленьких ведьм учат летать по учебнику, а не по
  пособию?
   - Так быстрее. Да и проблем меньше.
   - Каких проблем? - удивилась девочка.
   - Как каких? Думаешь чародеям очень нравиться, что в последнее время
  ведьмы во Дворце околачиваются? Не чуточки не бывало. Вот они и придумали
  программу магического обучения урезать. Раньше же, как было: не хочешь - научим, не будешь - заставим! А сейчас что? Не знаешь - ну и на здоровье. Меньше
  под ногами будут путаться.
   - А почему-то ведьмы с этим согласились?
   - Да потому что за школьную программу всему обучиться не возможно. Времени не хватит. Вот ведьмам и дают азы всего помаленьку, а там уже как сама захочешь. Можешь что-то изучать углубленно, а что-то так и оставить на уровне школы.
   - Так они что ввели новый предмет?
   - И не один. Вот ведьмы и купились. А на самом деле все только хуже стало. Я имею в виду, образование.
   - Почему?
   - Да потому, что азы ведьмам-то дают, а до ума доводить их знания не доводят. А юные ведьмы, как и все дети, предпочитают бегать на улице, да в салки
  играть. А иной раз еще чего позабавнее придумают. Что же касается учебы, то
  она не волк - в лес не убежит. Вот и получается, верхов нахватаются, а толком
  знать ничего не знают.
   - А как этих самых верхов не хватать, но знать то, что необходимо?
   - Кому необходимо? Тебе что ль? - снова трепыхнулась метла. Да мне почем знать! Лучше у стремянки спроси, она в хранилище не первый год околачивается. Может чего путное и скажет. Или можешь ведьму постарше отыскать и
  у нее узнать чему ее в детстве учили.
   - А разве программу не так давно сменили?
   Метла вновь трепыхнулась в руках девочки. И если бы у черенка были плечи, то малышка могла бы поклясться, что та пожала плечами.
   - Что значить давно? Я не сильно разбираюсь во времени. Лучше давай по-
  летаем?
   - Я не умею еще летать. К тому же прежде чем сесть на тебя мне нужно с
  тобой подружиться.
   - Знаю, но, по-моему, - буркнула метла, - Мы и так с тобой дружим.
   - Друзья доверяют друг другу. А я тебе не верю, ни на грамм.
   - Ну, тогда поверь, и дай мне полетать.
  
  
   32. Не такая.
   Венди медленно поднималась по широкой парадной лестнице вверх. При этом
  во-первых, она хромала на обе ноги сразу. Во-вторых, передвигалась на полусогнутых ногах, наклонясь всем корпусом в бок. А в третьих, обеими руками держалась за копчик.
   Тагор Рар, увидевший ее в этот момент, от неожиданности даже чуть не уронил весь тот мусор, что нес.
   - О, Дар... - только и смог проговорить, как девочка буквально упала
  перед ним. Рядом с ней виновато застыла метла...
   - Шестнадцатая! - раздался свирепый голос Донны Бонн. - Этот треклятый
  веник снова сбежал!
   Венди почувствовала, как чьи-то добрые руки осторожно подняли ее и куда-
  то понесли. Глаза открывать совсем не хотелось. Все тело, что было ниже лопаток
  причиняло невыносимую боль.
   Девочка почувствовала, как ее положили на что-то твердое.
   - Открой ротик, детка, - уговаривал ее ласковый голос Кон Тона.
   - Я тебе тут травки заварила, - вторила ему кухарка. - Выпей ложечку и
  боль как рукой снимет. - Девочка почти механически подчинилась. Ей в рот вылили
  какую-то жутко противную тягучую гадость. Венди поморщилась, но проглотила. И
  уже через пару секунд почувствовала, как боль отпускает.
   Первое что девочка увидела, решившись, наконец, открыть глаза, так это
  потолок кухни, с парящей под ним метлой.
   - Вот и хорошо! - тут же послышался теплый голос кухарки, - Мы уже
  и глазки соизволили открыть.
   - Венди, о, Дар! Как же ты нас напугала! - склонившись над ней, прогремел Тагор Рар.
   - Отшлепать бы тебя хорошенько! А то чего надумала - взяла с собой поиграть шестнадцатую! - возмущалась Донна Бонн. - Ну, скажи, глупышка, зачем ты это сделала?
   - Поиграть ей, видите ли, не с кем! - сам того не подозревая, ответил за нее Тагор Рар.
   - Венди, - протиснувшись к ней, спросил тихо, но строго Кон Тон, - Зачем
  ты взяла ведьминскую метлу?
   Девочка жалостливо посмотрела ему в глаза, полными слез глазами.
   - Ты же уже ни маленькая. И прекрасно знала, что это не игрушки? - продолжал все так же тихо гнуть свое летун. - И не смотри на меня так. Не поможет.
   - Я хотела... Хотела тоже... как они, немного полетать.
   - Глупенькая! - тут же стала успокаивать ее Донна Бонн. - Они - ведьмы,
  а ты всего на всего - просто человек. А простой человек летать, моя дорогая, не
  может. Так уж он устроен.
   - Но ведь я могу поднимать предметы в воздух. Могу даже немного расколдовывать. Так почему я не могу научиться летать?
   Кухарка заметила, как Донна Бонн, Кон Тон и Тагор Рар переглянулись:
   - Так это что ж, получается, - возмутилась она, - Колдовать вы все потихоньку колдуете. А летать на метле никто никогда не пробовал?
   - Да мне это даже и в голову не приходило! - тут же стал оправдываться
  Тагор Рар. - И колдую то я только по необходимости...
   - А я с детства высоты боюсь, - тут же подхватила Донна Бонн. - Так за чем же мне метла?
   - А мне и вовсе незачем, - отрезал летун, слегка похлопав крыльями.
   - Да-а? - тем не мение протянула кухарка. - А кто же тогда из вас надоумил ребенка на подобное. Сама бы это пигалица, не до чего бы такого не додумалась
   - Честное слово не я! - выдохнула Донна Бонн.
   - Не я! И не я! - в один голос сказали Кон Тон и Тагор Рар.
   Кухарка строго посмотрела на девочку так, что та, не выдержав ее взгляда
  прикрыла глаза.
   - Я сама захотела... честное слово, - пролепетала она, не открывая глаз.
   - Значить это были глупые маленькие ведьмочки. Решившие посмеяться над
  своей уборщицей, - заключила кухарка.
   - Венди как ты могла? Это глупо! - возмутилась Донна Бонн.
   - Венди, деточка, - снова ласково произнес Кон Тон. - Но почему ты выбрала именно эту метлу? Ты ведь знала что она испорченная. На ней никто никогда не летает.
   - Потому что она моя... - пролепетала девочка, плохо соображая, что
  говорит.
   - Как твоя? Ее тебе что, подарили? - удивленно спросил Тагор Рар.
   - Нет... так получилось... мы связанны... - обезболивающее сделало
  свое дело и девочка погрузилась в глубокий сон.
   - Вы что-нибудь поняли? - с надеждой спросила кухарка. - Я - нет.
   - Она сказала, что "они связанны". Интересно только как? - садясь
  на лавку в ногах малышки заинтриговано произнес Кон Тон.
   - Как, как? Обыкновенно! - пробурчала метла, по-прежнему вися над Венди
  под потолком.
   - Что ты знаешь, веник? Говори! - потребовал Тагор Рар.
   - С этим грубияном я разговаривать не намеренна - возмутилась метла.
   - Подумаешь, какая нежная, - пожал плечами мужчина. - Разговаривай не
  со мной.
   - Вот еще. Я лучше помолчу.
   - Смотрите-ка вы на нее. Она "помолчит", - передразнила метлу Донна Бонн.
  - С каких это пор ты в молчуньи записалась?
   - С тех самых как вместо тебя Венди поставили, - съехидничала шестнадцатая.
   - Значить при мне можно трепаться не закрывая рот, а при Венди нельзя?
  - возмутилась женщина. - Вот я тебе сейчас покажу! Ты у меня попляшешь!
   - Все что угодно, - вмешалась в их обмен "любезностями" кухарка, - только не на моей кухне!
   Но на ее слова никто не обратил внимание.
   - Я тебе сейчас быстро все прутья-то пообломаю! - кричала наставница.
   - Сначала достань! - подначивала ее метла.
   - И достану!
   - Уберите их кто-нибудь с моей кухни!
   - Цыц! - громовым голосом пробасил Кон Тон, и уже тише добавил: - Венди
  разбудите.
   - И то верно, - поддержал его Тагор Рар. - Ей и так плохо, а вы даже
  поспать не даете.
   - Подожди! - вдруг воскликнул Кон Тон, вскакивая с лавки. - Я что-то не
  понял. Почему при Венди нельзя было болтать?
   - Потому что ей это могло не понравиться, - тут же отозвалась метла.
   - В таком случае ты еще скажешь, что мне ваша болтовня нравилась? - зло
  прошипела Донна Бонн.
   - А какая нам разница, нравиться тебе это или нет? - изумленно произнесла шестнадцатая. - Будем мы еще на всяких обращать внимание.
   Люди, находящиеся в комнате, затравленно переглянулись.
   - А разве Венди не такая же, как мы? - после долгого молчания осторожно спросил Кон Тон.
   - Ха! - отозвалась метла. И больше ничего не сказала.
  
  
   33. Совет.
   Волшебник Монтеро быстрыми шагами прошел через лабиринты коридоров и
  зал, не оглядываясь и не смотря по сторонам. Он спешил. Меньше чем через ми-
  нуту должно было начаться заседание Совета. И у него было что сказать. И это
  были отнюдь не радостные вести.
   Монтеро стремительно последовал на свое место, где его ждало удобное
  кресло, составляющее с остальными один большой круг. Почти все уже были на своих местах. Он кивнул в знак общего приветствия и тихо опустился в кресло. Заседание Совета началось.
   Именно здесь, в этом тесном кругу, сильных мира сего, Ридверс, как никто другой, ощущал свою молодость и неопытность. Он был младше всех, и хотя, несомненно, своим усердием и усидчивостью заслужил быть здесь, но понимал, что
  ему катастрофически не хватает знаний. А то, что он хотел сказать сегодня может
  поставить его в весьма невыгодное положение. С другой стороны молчать он тоже не
  мог. Если все окажется действительно так, как он думает, магам придется гораздо сильнее следить за смертными, нежели сейчас.
   Монтеро в пол уха слушал о планах на будущее, о возникших внеочередных делах, о распределении ближайших обязанностей между членами Совета. Механически
  запоминал отведенные ему, в то же самое время, мучительно пытаясь подобрать слова своей маленькой речи. И к тому же следует со всей этой суетой не забыть о возобновлении просьбы ведьм о смене эконома школы.
   - Уважаемый совет, Председатель, Чародеи, Маги, - произнес Монтеро заученную фразу, собираясь с силами для решительного броска. - Сегодня у меня не
  слишком приятные новости для вас. Как, впрочем, и для всех магов.
   Удар последней фразы был расщитан правильно. Она подействовала, вмиг заинтересовав всех присутствующих.
   - В рамках порученного мне Советом инспектирования школ, я провел кое-
  какие исследования. Результат которых меня неприятно поразил. Как, я думаю,
  поразит и вас. Но так как исследуемого мной материала было недостаточно, возможно, я повторюсь, только возможно, что это совпадения. Но если нет, то это
  будет настоящим ударом для всех магов. В связи с чем я выражаю настоятельную
  просьбу, вне зависимости от того насколько подтвердятся мои предположения,
  принимая во внимание чрезвычайность положения, принять маленькую поправку к закону об оказании высокой чести и принятии в услужения к магам простых смертных.
   Более того, скажу, что исследования мной проводились не специально. А
  по ряду возникших случайностей. И только после того как я проанализировал все
  свои действия получилась сия малоприятная картина. Суть коей в том, что чем
  в более раннем возрасте приняты в услужение смертные, тем более оказываются
  развиты их магические способности. При этом смертные не ставят специальной цели обучиться магии. Это происходит само собой, даже помимо их желания. Но
  что будет если кому-нибудь из смертных придет в голову получить как можно
  больше наших знаний?
   - Монтеро, - задумчиво-неприязнено произнес один из членов Совета, -
  Вы что же пытаетесь нас сейчас убедить, что какие-то никчемные людишки посягают
  на наши исконные права? Права магов!
   - Я ничего не хочу сказать, я просто констатирую факт.
   - Что они могут? - последовал лаконичный вопрос Председателя.
   - Немного. На уровне первого второго классов. Но это немногое заставляет задуматься.
   - Согласен. Кто за поправку? - Председатель обвел взглядом всех присутствующих.
   - Вношу предложение: сначала взвесить все за и против, а уж потом вносить
  поправку, - предложил кто-то из присутствующих.
   - Зачем? - удивился Председатель. - Если есть хоть ничтожная доля того,
  что смертные действительно овладевают нашими знаниями, это необходимо пресечь
  на корню. И, кроме того, сделать так, чтобы подобное никогда более не повторилось в будущем. Будут еще вопросы и предложения?
   Переждав несколько секунд под общее молчание, Председатель встал:
   - В таком случае прошу считать Совет законченным. А вы, Монтеро, останьтесь.
   Потребовалось несколько минут, прежде чем Председатель и Ридверс остались
  одни.
   - А теперь не для чужих ушей, Монтеро, - Председатель опустился в кресло
  и посадил волшебника взмахом руки рядом с собой. - На сколько, по-вашему, это
  серьезно?
   - Из четырех опрошенных все четверо могут колдовать! Самая младшая из них
  совсем недавно оказалась в школе, но при этом проявляет весьма неординарные
  способности. Она почти одного возраста с первоклашками, и если учесть их
  успехи и ее, то результат будет не в пользу магов - она может больше, не
  сравнимо больше, хотя ее знания практически на нуле!
   - А что остальные?
   - Здесь, маги лидируют. Вопрос в том - надолго ли?
   - Это хуже, даже чем я предполагал. - Председатель закрыл глаза и откинул
  голову на спинку, погрузившись на некоторое время в собственные мысли. Ридверс
  старался ему не мешать, терпеливо ожидая, когда Председатель придет к какому-нибудь решению.
   В этот раз ждать пришлось долго. Председатель несколько раз открывал глаза
  и начинал ходить по залу, не произнося при этом ни слова, затем вновь садился и
  думал, думал, думал...
   - Монтеро, вы идете со мной. Я не в праве решать проблемы, такого масштаба, не посоветовавшись с чародеем Орша'к.
   - А разве не в вашей власти добавить эту поправку к закону?
   - В моей. Но это не изменит того, что я узнал сегодня и это может сказаться на будущем. Такое в праве решать только Чародей-чародеев.
   Председатель чародей Богочи и волшебник плавно скользили из залы в залу, минуя переходы и узкие коридоры, направляясь из левого крыла Дворца в
  центральную часть, где находились личные апартаменты Чародея-чародеев.
   - Монтеро, вы проверяли их силу? - вдруг тихо, почти одними губами,
  спроси Богочи. - Насколько она велика?
   - Ее нет, - также тихо ответил Ридверс. - Они используют нашу.
   Не останавливаясь, председатель удивленно посмотрел на волшебника:
   - А какова вероятность того, что они ее скрывают?
   - Это только чародеи могут скрыть свою магию. Как и использовать только
  ту часть, что необходима для процесса. Ведьмы и волшебники устроены по другому.
   - А вы сами видели, как эти смертные совершали магические действия?
   - Да, чародей. От начала и до конца. В них нет силы. Я уверен.
   - Смотрите, Монтеро, если это не так... Если вы ошибаетесь!
   - Я не ошибаюсь. А теперь о другом, ведьмы вновь просили меня, Председатель, о смене эконома.
   - Не понимаю, чем их не устраивает этот?
   - И я не понимаю. Но их просьба весьма настоятельна. Единственное, что
  могу сказать я по этому поводу - они ему не доверяют.
   - Королингу Кору? Разве он не справляется со своими обязанностями?
   - Не то чтобы не справляется, просто делает это без особой охоты.
   - И в чем же тогда дело? Или после Станка Листа, который к своим обязанностям относился уж больно рьяно, им теперь никто не нравиться?
   - Возможно, - осторожно проговорил Монтеро, внимательно следя за выражением лица чародея.
   - Но вы то, Ридверс, должны знать лучше, чем кто-либо другой, что вернуть Станка Листа я не могу. И эти ваши ведьмы об этом тоже знают!
   - Они все понимают, Председатель.
   - Но тем не мение просят сменить эконома, - раздраженно произнес Богочи.
   - Вот именно сменить, а не вернуть, - вкрадчиво поправил чародея Монтеро.
   - Просят сменить, а думают - вернуть. Хитрости женской логики, мой друг, и их следует знать.
  
  
   34.Сказочка.
   Следующие несколько дней Венди помнила весьма смутно. Донна Бонн и
  Кон Тон кормили ее по очереди, затем появлялась кухарка, и снова вливала ей в рот эту тягучую гадость. И девочка вновь проваливалась в беспамятство.
   Когда же боль, наконец, отпустила, и в голове более мение прояснилось,
  Оказалось, что прошло недели две, как ведьмы вернулись. За это время к ней приходили Фрезерпина Пин и Монтеро. Они внимательно осмотрели ее, после чего удалились, так и не произнеся не слова. Но их посещение Венди не помнила.
   - Скорее всего, они думали, что ты симулируешь свое недомогание, - поделилась с малышкой своими мыслями кухарка, едва Венди стала немного соображать, что к чему. - Но, посмотрев на тебя как следует, поняли, что так претворяться нельзя. Вот пока и оставили тебя в покое. Все равно ты еще неделю другую не работник.
   - Почему? - хриплым голосом просипела Венди.
   - Да потому что вставать тебе еще рано. Вот отлежишься и забудешь свою
  хворь. Кстати не забудь, ты не с метлы упала, а скатилась с лестницы, - предупредила кухарка девочку. - Понятно?
   - Нет, - честно призналась малышка.
   - Да за то, что ты самовольно, без просу взяла метлу, тебе ведьмы голову
  открутят, на кол посадят и для всеобщего устрашения на площади в центре города
  выставят. Чтобы другим самовольничать неповадно было. Теперь понятно?
   Венди слабо кивнула головой.
   - Ну, вот Кон Тон и сочинил складную такую сказочку, тем более что и с
  экономом, если ты помнишь, у нас история вышла.
   - А какую сказочку? - оживилась девочка.
   - Да, дескать, Королингу Кору не понравилось, как ты его распоряжения выполняешь. Не расторопно. Так он нас всех на лестничной площадке выстроил и стал тебя в назидание нам в камора обращать. Но в самом конце заклинания вдруг решил, что эффектнее будет, если ты в это время как раз будешь с лестницы лететь. А ты, вместо того чтобы лететь кубарем с нее скатилась, пересчитав при этом все ступеньки. Да и он сам тоже на краю лестницы стоял, не удержался: не то нога подвернулась, не то поскользнулся. Но, так или иначе, брякнулся наш эконом вслед за тобой на эту же самую лестницу, так и не успев закончить заклинание. Да как ударился, верно, из глаз искры полетели. Словцо из него и вылетело, похоже, что бранное. Мы не знаем что да как, но в конечном итоге получилось следующее: ты лежишь внизу без памяти, а Королинг Кор стал пеплом. Мы испугались тебя в постель, а его в коробку из-под специй положили, да стали возвращения ведьм ждать. Поняла?
   - Поняла, - вновь кивнула головой девочка.
   - А запомнила все?
   - Все. А Королинга Кора уже снова сделали?
   - Прежнее обличье, что ли? Конечно, вернули, - усмехнулась кухарка. - А
  здорово ты придумала поднять пепел в воздух. Только учти, для всех это сделал
  Кон Тон.
   - Учла, - устало откидывая голову на подушку, сказала Венди. - Ведь я, к
  тому времени, была уже без сознания и поэтому сделать этого никак не могла
   - Молодец, деточка. Ловишь все прямо на лету! Ладно, выздоравливай,
  а мне пора обед готовить. Я и так тут с тобой уже несколько часов сижу. Не
  расстраивайся скоро тебя навестить придет Донна Бонн, А к вечеру подойдут и Кон
  Тон с Тагором Раром. Так что долго скучать не придется. - и кухарка удалилась
  по своим делам.
   Через какое-то время, когда вот так просто лежать на месте надоело,
  Венди попробовала встать, но не смогла даже как следует сесть - боль в копчике
  еще давала о себе знать при движении. Помаявшись еще несколько минут от безделья, девочка решила чего-нибудь почитать. В школе шли занятия, но, возможно, ей повезет и в хранилище никого не будет тогда она сможет выбрать себе книжку. А то в последнии дни с этим падением она совсем забросила учебу.
   Единственное, что она никогда и не за что не собиралась делать, так
  это садиться на метлу. Может ведьмы и летают на метлах, но чародеи - нет!
  
  
  
   35. Шалунья.
   Венди строго следила за процессом купания метел. С тех пор как она
  встала с постели, окончательно поправившись - стала почти все свои обязанности
  выполнять с помощью волшебства. Конечно, если при этом никого не было рядом.
  Чем-чем, а бытовой магией во время постельного режима девочка овладела в совершенстве.
   Она запросто могла одновременно мыть полы, перестилать кровати, чистить посуду и при этом еще успевать читать какую-нибудь книгу. Как говориться
  одно занятие не мешает другому. Естественно, ей приходилось быть очень и очень
  осторожной. Но как оказалась и это не составляла большой проблемы. А вот процедура купания - составляла, да еще какую. Во-первых, по не известной никому причине - Венди просмотрела все книги по интересующему ее вопросу - эти "веники", как отзывался о них Тагор Рар знали о том кто она. И по столь же странной причине молчали об этом. Пока молчали.
   Девочка сознавала, что они ее бояться. И не просто бояться, а каким-то
  жутким звериным страхом. Едва Венди появлялась в кладовке, как сразу ощущала
  этот страх. Почти на ощупь: липкий и холодный. Исключение составляла лишь шестнадцатая, при этом нельзя было бы сказать, что она не боится. Напротив, боится. И еще как! Но ее страх был другой: не липкий, а благоговейный, сдобренный изрядной долей щенячьей привязанности. Чем Венди заслужила эту привязанность, было трудно объяснить - просто это было так. И девочка об этом знала, и принимала это как факт, как должное.
   - На улице какой день идет снег, - расправляя веточки, как бы невзначай заметила метла.
   Венди проигнорировала ее слова, следя за действиями очередной купающейся метлы.
   - Сугробов намело чуть не до самых окон, - продолжала осторожно гнуть
  свою линию шестнадцатая. - И ветра нет.
   - Солнца тоже, - неохотно пробурчала девочка.
   - Так это же прекрасно. Не будет глаза слепить во время полета.
   - Я летать не собираюсь, - отрезала Венди.
   Не довольно попыхтев, шестнадцатая замолчала, но уже через минуту снова
  встрепенулась:
   - А может, ты мне разрешишь самой немного погулять? А! Я не далеко. Сделаю пару кружков вокруг школы и назад.
   - Ты не полетишь.
   - Ну, пожалуйста, Венди! Я совсем чуть-чуть. Только веточки разомну.
   - Я сказала - нет, Шалунья, - по-прежнему наблюдая за другими, отрезала
  девочка. Последнее время малышка все чаще и чаще стала называть шестнадцатую
  Шалуньей. Сначала она сама удивилась этому прозвищу. Но потом как-то раз за
  Разом, оно крутилось у нее на языке и, очень скоро, Венди привыкла так ее называть.
   - Да, - тут же принялась ныть шестнадцатая - думаешь легко здесь сиднем сидеть день за днем. Другие, значится, летают. Им, видите ли, можно, а как
  мне - так нельзя!
   Девочка как никто другой понимала справедливость этих слов, но что
  она могла поделать... Кто она такая чтобы взять ведьминскую метлу и отправиться ее выгуливать? Вы скажите - чародей! Да только об этом то знать никто
  не должен. Ну, а как это объяснить глупому, расстроенному, обиженному венику?
   - Я скажу при случае Фрезерпине Пин, что тебе хочется немного прогуляться. Но только не слишком надейся, что она тебе это позволит, - рассудительно изрекла Венди.
   - А почему ты меня не можешь взять погулять? - ныла Шалунья.
   - Потому что это решает магистр.
   - Но ты же сильнее ее!
   - Сильнее, - поморщившись, согласилась девочка. - Но я еще пока учусь.
  Я всего лишь ученица. А Фрезерпина Пин - учитель, поэтому здесь и сейчас старшая она.
   - Венди, а если магистр разрешит, ты полетаешь со мной?
   - Еще чего не хватало! Я еще жить пока хочу.
   - Клянусь, я буду с тобой летать очень осторожно. Так осторожно, будто
  ты сделана из горного хрусталя.
   - Знаю я твою осторожность.
   - Вот увидишь!
   - Я не самоубийца! И давай оставим эту тему, - вздохнула девочка. -
  Даже если магистр разрешит тебе немного полетать, то, скорее всего, пойдет с тобой сама. Или на крайний случай отправит Королинга Кора.
   - Ну да, конечно, а этот самодовольный индюк тут же благополучно забудет о ее приказе.
   - А мы ему напомним.
   - А я не хочу с ним идти, - раздраженно передернулась метла. - На улицу он может меня и вынесет, а полетать все равно не позволит.
   - А ты, как только он отвернется, или отвлечется, потихонечку улизни.
  Да и полетай себе вволю.
   - А он потом мне за это все ветки переломает.
   - Как поломает, так и соберем! - успокоила ее девочка - Зато погуляешь.
   - Тебе хорошо говорить, не тебя же ломать будут! - возмутилась Шалунья.
  
  
  
   36. Лишние прутья.
   Но собрать шестнадцатую оказалось не так уж и просто. Далеко не так.
  Венди тяжело вздохнула и боязливо оглянулась на окна школы. Восстанавливать метлу ей никто не велел...
   Когда малышка передала просьбу Шалуньи Фрезерпине Пин, та удивилась.
  Но метлу проведать все-таки пошла. Проговорив с ней с четверть часа, магистр стрелой вылетела из кладовой, приговаривая:
   - Отправлю я тебя прогуляться. Отправлю! Только не вой! О, Дар, с ума
  можно сойти от твоих причитаний.
   И, как и предполагала Венди, на прогулку с ней послали Королинга Кора.
   Не знаю уж, как и что вышло, но шестнадцатая от него сдула, да так ловко,
  что эконом это и заметил не сразу. В результате метлу искали всем учительским
  составом до позднего вечера. А Королингу Кору от Фрезерпины Пин досталось по самую макушку.
   Беглянку обнаружили, можно сказать, случайно. Та развлекалась на полную
  катушку: носясь по воздушным просторам, сама не зная куда и зачем. Но обнаружить
  - это одно, а изловить совсем другое. Станку Листу, например, для этого требовалось всего лишь поманить ее пальцем. Ведьмы заманивали ее хитростью, а вот эконому за ней пришлось изрядно погоняться.
   И вот теперь, когда ночная тьма непроглядной пеленой укрыла землю, а
  зимний морозец потрескивал в воздухе, Венди собирала Шалунью по веточкам. Скажу
  сразу, для этого занятия вовсе не требуется особое кошачье зрение, позволяющее
  видеть предметы в темноте. Вовсе нет! Если ты обладаешь хоть мало-мальски раз-
  витым Даром, любой предмет, на котором лежит магическое заклятье, ты почувствуешь даже с завязанными глазами. Трудность состояла не в том, чтобы собрать весь тот мусор, в который превратил метлу эконом, а в том, что бы из этого мусора вновь правильно сложить шестнадцатую.
   Вот это то занятие и отняло у Венди полночи. Сначала она сложила все
  веточки, палочки и прутики, раскиданные по двору в корзинку. Затем отнесла все
  это в кладовую и уже там при свете свечей, занялась сращиванием поломанных частей и восстановлением шестнадцатой.
   - Эй! Перестань щекотаться! - завопила метла, едва Венди принялась ее
  связывать. - Осторожнее с ветками! Опять же поломаешь! Да осторожнее же! Они,
  бедненькие, еще не успели окрепнуть после сращивания.
   - Не вертись! - возмутилась девочка. - Ты мне мешаешь закончить тебя
  собирать!
   - Хи-хи! Ой! А ты не щекочись! Думаешь так приятно, когда тебя щекочут?
   - Что-то я не замечала за тобой ранее боязни щекотки? - тяжело вздохнув, пробурчала девочка. Был уже третий час ночи, она ужасно устала и хотела
  спать.
   - А раньше ты мне все веточки связывала, а не оставляла несколько
  прутьев в корзинке.
   - Перестань дергаться, наконец!
   - Не могу! Вот когда поставишь мне все мои прутики наместа, тогда я и
  дергаться не буду-у хи-хи!
   - А если я поставлю тебе их на место, ты снова превратишься в кошмар
  всех ведьм.
   - Это еще почему? - удивилась метла.
   - Да потому что именно на этих прутьях лежит проклятье. Я поняла это
  пока сращивала их. Магический блок установлен так, что бы после четырех минут
  полета ты скидывала с себя все, что на тебе есть. И при этом вовсе не важно груз
  это или седок.
   - Это что же получается? Что я вовсе не такая уж и плохая?
   - Вот именно, не ты. А чародей, что тебя сделал.
   - Но зачем он так со мной?
   - Вот этого я не знаю, - наморщив лоб, задумчиво проговорила Венди. - На
  это может быть несколько причин.
   - Например?
   - Например, чародей был не очень хорошим и на дух не переносил ведьм.
   - И поэтому устроил им такую подляну? - вновь хихикнула шестнадцатая. -
  А если он при этом мог наблюдать за плодом рук своих, то, наверное, просто умирал от смеха и коликов в животе.
   - Возможно, - осторожно согласилась с ней девочка. - Но это только одно
  из предположений. Есть и другие. Может это нужно было для какой-то специальной
  цели.
   - Какой?
   - Вот этого я пока и не знаю. Это может быть все что угодно.
   - Например, для того, что бы быть уверенным, что я попаду именно в те руки, кому предназначена?
   - Может, - снова согласилась малышка. - Шалунья, ты делаешь явные успехи.
   - Вообще-то, - гордо напыжившись, заявила метла, - это единственное, что
  пришло мне на ум.
   - А мне признаться - нет, - широко зевая, сонно произнесла девочка. -
  Пойду-ка я, пожалуй, спать.
   - Но ты же не завязала меня как следует! - возмутилась Шалунья.
   - Интересно как я могу это сделать, если ты бесконечно вертишься? К тому
  же, я очень устала и уже не в силах этим заниматься.
   - Ты значиться устала, а я всю ночь стой и не смей шелохнуться, а то
  распадусь по прутикам, как карточный домик!
   - Не преувеличивай! - устало отрезала Венди. - Распадешься, так распадешься. Все равно тебя с утра заново собирать придется.
   - Кому все равно, а кому и нет, - обиженно произнесла Шалунья.
  
  
   37. Тайна.
   - Ну, как ты себя чувствуешь, Шалунья? - Добравшись наконец-то до кладовой, с порога поинтересовалась Венди. - Не скучала здесь без меня?
   - Скучала? - возмущенно заорала шестнадцатая, так что все остальные
  метла сжались от страха. - У тебя еще повернулся язык спрашивать меня об этом?
  Да я здесь всю ночь стояла и трудилась в поте черенка, стараясь удержать около
  себя распадающиеся прутья! А все из-за тебя! Это ты не захотела мне их, как следует связать.
   - Не кричи! - сердито произнесла девочка. - Захочу - вообще связывать
  не буду.
   - Как это не будешь? Это по твоей милости я сейчас в столь плачевном
  состоянии. Кроме того, ты обещала, если эконом что сделает со мной ты меня
  обязательно соберешь.
   - Обещала, - согласилась Венди. - Но при этом не было и речи что ты мне
  будешь ставить условия. И тем более кричать.
   - Ну, хорошо, - нетерпеливо приплясывая, взмолилась метла, от чего ее
  прутья заходили ходуном в связке. - Не буду. Только свяжи их как следует и побыстрее.
   - Вот это совсем другой разговор, - улыбнувшись, согласилась малышка.
   - Мне опять нестерпимо щекотно! - взвыла метла, едва девочка вновь
  принялась ее перевязывать.
   - А ты, не обращай внимание, - посоветовала Венди.
   - Легко тебе говорить, - вновь заерзав, заныла метла.
   - Зато трудно связывать, - ответила девочка. - Лучше скажи мне вот что:
  как так случилось, что ты удрала от эконома, а он даже этого не заметил?
   - Что интересно?
   - Да об этом вся школа со вчерашнего вечера гудит! - поделилась новостями малышка. - Надо же волшебник, а как простая метла из-под самого носа
  улизнула, не заметил.
   - Да он ведь хреновый волшебник, - презрительно заметила шестнадцатая,
  - Так себе, маг недоучка!
   - Откуда ты знаешь?
   - Девчонки болтали.
   - Когда?
   - Да не те, что сейчас, а другие. Я ведь знаешь, здесь не первый год живу.
   - Камень в мой огород? - склонив от усердия голову набок, пропыхтела
  Венди.
   - Ну не то что бы камень... Так, констатация факта.
   - Ты остановилась на этом маге недоучке.
   - Да. Из школы его выперли - за неимением таланта. Затем он где-то подрабатывал. Точно не знаю. Но говорили, что и там он здорово напортачил.
   - Интересно, как? - заинтриговано, произнесла малышка.
   - Любопытство раздирает, да?
   - Еще как! - подтвердила ее подозрения девочка. - Дальше.
   - А дальше милая, любящая мамочка пристроила его сюда.
   - Хотела бы я знать, как это у нее получилось.
   - Заешь, Венди, по-моему, у тебя не здоровый интерес к сплетням и всякого рода интригам. - Серьезно заметила Шалунья.
   - По-моему у тебя тоже, - в тон ей ответила девочка.
   - Следовательно, мы два башмака пара! - подвела итог метла. - А что
  касается этого индюка, то он был слишком занят, чтобы что-либо заметить. Если
  бы даже всю школу перенесли за тысячу миль от сюда, он бы и то не обратил внимание.
   - Вот уж не знала, что нашего эконома можно чем-то увлечь на столько...
   - Во-первых, не чем-то, а кем-то. Во-вторых, этим можно увлечь любого
  мужика.
   - Чего-чего? - не понимая, спросила малышка.
   - Амуры у него вот чего! - уже не выдержав непонятливости своей хозяйки
  открытым текстом заявила Шалунья. - Он по уши влюбился в одну из старшеклассниц.
   - Вот это новость! - восхитилась Венди. А потом настольгически добавила:
  - Наверно здорово чувствовать себя любимой.
   - О, Дар! И эта туда же. Вырасти сначала, а потом о любви уже думай.
  Кстати, вот тебе трудно будет найти свою любовь, - покачав из стороны в сторону
  черенком пророчески заметила метла.
   - Почему?
   - Вот вырастишь, тогда поймешь.
   - Вырастишь, вырастишь! Может, я сейчас уже все понять хочу.
   - Хотеть не вредно.
   - Вредно не хотеть! - отпарировала Венди. - А за девочку я рада.
   - Чему здесь радоваться? - удивилась, пожимая "плечами" метла. - Если
  бы он хоть ее любил...
   - Но ты же только что ясно сказала, что у них любовь.
   - Ну да. Это именно то чем они занимались. Вот поэтому-то он меня и
  проворонил.
   - А чем отличается одно от другого?
   - Тем, что когда любят - это прекрасно. А когда это просто похоть, то
  стремятся достичь своей цели.
   - И какой же цели стремятся достичь они? - осторожно поинтересовалась
  девочка.
   - Они? При чем здесь они? Он!
   - И?..
   - Ее семья весьма и весьма уважаема. Она из рода чародеев. И заметь себе
  - не самых последних.
   - Понятно. Но как...
   - Как она с этим согласилась? - Шалунья скривилась. - Смазливая мордашка и полная наивность. Вот как. Маленькая ведьмочка решила поиграть в любовь и
  взрослую жизнь. А когда до нее наконец-то дойдет что к чему, будет уже поздно.
  Так-то.
   - Почему поздно?
   - Если бы ты была взрослой, то тебе не надо было бы объяснять столь
  очевидные вещи.
   - Но когда-нибудь кому-нибудь мне все равно пришлось бы их объяснять.
  Так что это будет сегодня, и объясняющим будешь ты.
   - Веселенькая перспектива! - хихикнула метла. - Да ладно уж... Если
  мужчина и женщина вместе, так сказать, особенно близки...
   - Как это особенно? - тут же потребовала разъяснений Венди.
   - Словами этого не скажешь. Можно только пережить.
   - Замечательно! - возмущенно взвилась девочка - Как я что-то пойму из
  твоих объяснений, если ты говоришь загадками?
   - А как я объясню тебе отношения между мужчиной и женщиной, если я
  метла?
   Венди устало опустилась на пол рядом с шестнадцатой?
   - С тобой я закончила. А вот здесь и сейчас, похоже, не получиться...
   Может и не получиться, - согласилась Шалунья. - Венди, от этого получаются дети.
   - Дети? - оживилась малышка, - Тогда мне ясно, почему потом будет поздно.
  Просто если ведьмочка забеременеет, то уже никогда не сможет выйти замуж.
   - Вот как раз замуж то она и выйдет. Только за этого недоделанного, а
   не за того, кого пророчат ей в мужья родители.
   - Ну, я и хотела сказать: не сможет сделать блестящую партию!
   - Знаешь, я думаю, будет лучше, если ты об этом расскажешь Кон Тону.
   - Зачем? - удивилась Венди.
   - Затем что он мужик умный и сделает все как надо.
   - А почему я не смогу обо всем рассказать сразу Фрезерпине Пин?
   - Да потому что тебе по возрасту такие вещи знать не полагается.
   - Подумаешь! - хмыкнула девочка. - Я могу рассказать об этом так словно
  и не понимаю то, о чем говорю.
   - Может, и можешь, - согласилась метла, - Но не стоит тебе этого делать.
   - А мне хочется! - упрямо заявила Венди.
   - И врагов нажить тебе тоже хочется. К тому же если ты направо и на-
  лево будешь трепать языком, тебе перестанут доверять. А так, пока ты еще маленькая, на тебя просто не обращают внимание.
   Венди нахмурилась, обдумывая последнии слова метлы.
   - Ты права, - через несколько минут тихо сказала девочка. - Когда они
  не обращают на меня внимание, я могу узнать гораздо больше полезной мне информации. Знаешь, Шалунья, по-моему, ты умнее, чем хочешь казаться.
   - А может это тоже одна из задач, которую в меня вложил мой создатель.
   - Интересно, а как его зовут?
   - Не знаю. - Пожала " плечами" метла. - При мне он не говорил. А сама
  я не спрашивала.
   - Но ты смогла бы его узнать?
   - Конечно. Только боюсь, это тебе ничего не даст.
   - Откуда ты знаешь?
   - Ну, это совсем просто. Если тебе понадобился чародей, что меня создал,
  значить у тебя есть сотня другая вопросов. Я права? - и получив утвердительный
  кивок малышки продолжала. - Но так как сама ты их задать не сможешь, хочешь
  к нему отправить меня. Я правильно мыслю?
   - Даже через чур! - подтвердила Венди.
   - Поэтому сразу говорю - у тебя ничего не выйдет. Я была одним из последних его деяний.
   - Печально...
  
  
  
   38. Кандора.
   Венди тихонечко подпирала стенку в одном из темных закутков коридора
  на верхнем этаже. Со своего наблюдательного пункта она прекрасно видела и слышала, как весь учительский состав ведьм вдруг сошел с ума. Ведьмы охали, ахали, заламывали над головой руки, и, причитая, носились туда-сюда по коридору. Одним словом, это было презабавное зрелище.
   И весь этот сыр бор случился после того, как Венди за ужином на кухне
  заявила своим друзьям, что знает, как шестнадцатой удалось лихо удрать от Королинга Кора. А на вопрос: "И как?", ответила - он закрылся в одной из кладовых на нижнем этаже со старшеклассницей. И что очень похоже, что они там переодевались.
   После этого объяснения Донна Бонн с кухаркой дружно подавились и закашлялись. А Тагор Рар и Кон Тон вскочили и куда-то срочно побежали. Конечно,
  куда именно они побежали, девочка прекрасно знала, просто сделала вид, что абсолютно ничего не понимает.
   Если бы к этому времени ее родители были живы, то, возможно, они бы смогли объяснить малышке, что обманывать не хорошо. Но они уже давно покоились в
  земле, а Венди жила своим умом, так как считала нужным. И сейчас она с подачи
  шестнадцатой считала, что все сделала наилучшим образом.
   Затем на этаже появился Королинг Кор. Ведьмы тут же, как по команде стих-
  ли. Закрывшись в одной из комнат, долго о чем-то говорили. Затем оттуда выбежал эконом - красный, как рак и злой, как черт. Это еще была та картинка! На
  этом, решив, что на сегодня все зрелища закончены, Венди стала спускаться к
  себе на этаж в свою комнатку, когда услышала приглушенные голоса. Она едва ус-
  пела сделать знак невидимости, как оказалась лицом к лицу и с Королингом Кром и
  его любовницей.
   - Кандора! - шептал он. - Сейчас не время плакать. Пойми это! Мы оказались в весьма незавидной ситуации, это понятно. Но из-за всего этого гораздо
  сильнее пострадаю я, нежели ты!
   - Как ты можешь в такой момент думать только о себе! - возмутилась
  Кондора Мак.
   - Да нет же, малышка, я забочусь о тебе. Так что перестань реветь и
  слушай то, что я тебе скажу. Если ты сделаешь все так, как надо, то тебе ничего
  не будет.
   - Ничего себе "ничего не будет"! А вызов на ковер к магистру - это
  тоже считать "за ничего"?
   - Да прекрати же, наконец, истерику, девчонка! Думаешь у меня так много
  времени, что бы нянчиться с тобой? В любой момент ведьмы могут решить, что ты
  слишком задержалась, и пойдут тебя искать. И если застанут здесь нас с тобой,
  будет только хуже!
   - Тогда уходи!
   - Да? И оставить тебя одну? Не за что! Слушай меня внимательно! Когда
  сейчас войдешь в комнату к Фрезерпине Пин, веди себя тихо. Будешь ныть сделаешь
  только себе хуже. Она терпеть не может, когда кто-то воет. Стой тихо и слушай
  все, что они тебе станут там говорить...
   - А разве там не одна магистр?.. - дрожа всем телом и заикаясь, спросила
  девочка.
   - Как же одна! Все! Разве эти ненормальные могут пропустить такой скандал? Но ты не пугайся. Я же выдержал, выдержишь и ты.
   - Так тебя тоже вызвали?.. - растерялась Кандора.
   - А ты что же думала, ругать только тебя будут? Уж поверь, мне досталась
  и не просто досталось.
   - Бедный ты мой, - снова всхлипнула девочка, - А я даже не спросила, как
  ты себя чувствуешь...
   - Перестань реветь! - разъярился эконом, и взяв юную ведьму за плечи
  хорошенько встряхнул ее. - Не дай Дар сюда кто-нибудь нагрянет! Слушай меня
  внимательно! Ты зайдешь к ним и, что бы они тебе не говорили, будешь молчать. Поняла?
   - Да. Отпусти, мне больно!
   Королинг Кор медленно разжал свои руки и осторожно откинул волосы со лба.
   - А если они начнут задавать вопросы? - шмыгнув носом, белыми от страха
  губами произнесла Кондора.
   - На все вопросы отвечай только одно, что ты меня любишь.
   - Хорошо...
   - А теперь иди к ним. А то они тебя уже потеряли.
   - Королинг, А ты меня любишь?..
   - Что за странный вопрос? Конечно.
   - Тогда поцелуй меня, - попросила девочка.
   Эконом быстро чмокнул ее в губки и, развернув, подтолкнул вверх по лестнице.
   - Беги. Не заставляй их ждать. И помни, что я тебя очень, очень сильно
  люблю. И собираюсь как можно быстрее на тебе жениться.
   - О, Королинг! Я не знала. Боюсь только мой отец не захочет, чтобы мы
  с тобой поженились.
   - Не беспокойся, Кондора. Чародея Мака я беру на себя. Он даст согласие
  на наш брак. Поверь мне!
   - Я верю... И люблю тебя, дорогой.
   - Вот и замечательно. А теперь беги.
  
  
   39. Перо и метла.
   Венди едва успела отскочить к стене, что бы Кондора ни налетела на нее.
  Юная ведьма же с блаженной улыбкой неслась вверх, уверенная, что теперь ей не
  страшен ни какой вызов на ковер.
   Как только ее шаги затихли на верху, Королинг Кор грубо выругался:
   - ...! - смысла слов Венди не поняла, а так как они не представляли
  важности в магическом смысле, то попросту запоминать их и не стала. Зачем засорять свой мозг всякой ненужной гадостью. - ... Хотелось бы только знать, как эти смертные могли узнать про меня с девчонкой? ... Я был осторожен. Осторожен все время, когда встречался с ней. Этого никто не мог знать! И не должен, до тех пор пока она не понесет. А тогда станет уже поздно что-либо делать. Что же мне делать? ... Ее отец мне никогда не простит позора дочери... Если бы она понесла,
  он ничего не смог бы сделать. И не важно было бы девочка это или мальчик... Но
  как, КАК? узнали эти смертные?!
   Венди присела на ступеньку лестнице и с чувством полного удовлетворения
  наблюдала за бешенством эконома. Это было весело. Девочка внимательно слушала
  то, что в ярости бормочет недоделанный маг, и делала выводы: никогда, в каком
  бы ты не был настроении, нельзя выплескивать свою злобу. Даже просто в никуда.
  В пространство. Там всегда может находиться кто-то, как, например, сегодня она.
  А не все мысли предназначены для других. Есть такие, которые следует держать
  при себе и бережно хранить. Девочка вспомнила Волшебника Монтеро. Почти всегда
  спокойного, даже медлительного. Вот он то показывает только то, что хочет чтобы
  увидели другие. В остальных же случаях все его мысли и чувства прикрывает легкая улыбка. И пойди разбери, что он думает.
   - Они узнали. И это свершившийся факт. Значить был источник, - продолжал метаться по лестничной площадке эконом. - О, Дар! Какой же я дурак! - " Да
  не ужели наконец-то догадался?!" - саркастически подумала девочка. - Конечно же
  эта поганая метла! Как я сразу не догадался? Ведьминские метла бояться только
  волшебников и чародеев и лишь некоторых из ведьм. Что же касается остальных,
  то они при них болтают без умолку все, что им взбредет в черенок. Но я же... я
  же хорошо помню, как переломал этой чокнутой метле все ветки! Вот именно! Но по
  собственной глупости так и оставил их валяться на школьном дворе... И когда
  смертные убирали там мусор, они собрали все воедино... и эта проклятая заговорила! Именно! Так и только так они смогли узнать о Кондоре! Ну, если только я найду этот веник, я сожгу ее и пепел разнесу по всему свету!
   И Королинг Кор гигантскими шагами понесся вниз.
   То что бы эконом нашел ее метлу, в планы Венди вовсе не входило, и девочка стремглав бросилась в свою кладовую, чтобы спрятать Шалунью.
   На всем бегу, влетев к себе в рабочую каморку, Венди заметила как нервно
  зашевелились на своих местах метла. Словно, озираясь в поисках опасности.
   - Шалунья, ты станешь невидимой! - с порога едва переведя дыхание, заявила девочка.
   В мгновение ока метла замерла, как по команде повернувшись на ее голос.
   - Сначала сама стань видимой. А то влетаешь, как сумасшедшая и не с того
  не с сего заявляешь сама не знаешь что...
   - Стой. Остановись, - все еще тяжело дыша, попросила малышка, - И переведи то, что сейчас мне сказала.
   - Может, ты сначала все же станешь видимой. А то знаешь, как-то неловко
  разговаривать с пространством.
   Венди сделала быстрый магический жест рукой:
   - Говори.
   - Что, говорить?
   - То, что ты мне сейчас здесь городила.
   - Думаешь, я помню? - передернула "плечами" метла. - А вот тебе, мне
  кажется, есть что сказать. Зачем ты хочешь сделать меня невидимой?
   - Тебя разыскивает Королинг Кор.
   - Этот недоделанный? Зачем я ему вдруг понадобилась?
   - Чтобы развеять твой пепел по ветру.
   - Да неужто этот болван сообразил, что большой и жирный крест ,на его так тщательно оберегаемой тайне, поставила я.
   - Не только сообразил, но уже и развернул крупномасштабные поиски.
   - Ты хочешь сказать, что он мечется по всему двору в поисках моих
  "останков" - усмехнулась шестнадцатая. - Ну-ну, пусть поищет.
   - Вообще-то, он почти сразу подключил к этому процессу Кон Тона и Тагора Рара. - смущенно сообщила малышка.
   - И как долго я, по-твоему, должна быть невидимой?
   - Ну, пока эконом не успокоиться...
   - "Пока не успокоиться..." - передразнила девочку метла, - Да мне придется ждать этого события до скончания века! -
   - Но, - начала было протестовать Венди.
   - Не перебивай меня! - завопила Шалунья. - Ты просто еще не знаешь волшебников. А я знаю. Если им что-то запало в голову - они это обязательно исполнят. И не важно пять минут прошло с момента принятого ими решения или пятьсот лет!
   - И что же нам тогда делать? - растерянно развела руками девочка.
   - Не знаю. Ты меня втравила в эту историю, тебе и выпутывать.
   На несколько минут в кладовой повисло тяжелое молчание. Венди сосредоточенно думала.
   - Почему ты вдруг решила решение этой проблемы спихнуть на меня одну? -
  вдруг спросила малышка. - Да этого ты сама все решала. И, по-моему, весьма успешно. Почему же сейчас ты не хочешь помочь мне?
   - Конечно же, я могу предложить тебе пару вариантов, - согласно кивнула
  метла. - Только, знаешь ли, я не думаю, что это лучший выход из положения. Особенно когда мое существование может вот-вот прерваться. Венди я не хочу этого! И очень боюсь. А от страха мои мысли путаются. К тому же что бы ты тут не говорила я всего лишь ведьминская метла, предназначенная для полетов, а не для того, что бы думать. В нас, знаешь ли, не предусмотрено заклинаниями закладывать то что бы мы думали. Мы должны только летать.
   - Но чародеи, создавая вас, вкладывают вам разум! - горячо возразила
  девочка.
   - Точнее его небольшое количество, - горько усмехнулась шестнадцатая. -
  Конечно, в нашем праве его развить и расширить. Но насколько много я могу рас-
  ширить свое познание в этой кладовке, а? Мы вынуждены всегда, когда не летаем
  стоять то в кладовке, то в чулане, то в каком-нибудь углу. А нашим хозяйкам,
  если таковые у нас появляются, нужна только щенячья преданность, да ровный полет.
   - Но зачем же ты себя принижаешь? - взволнованно спросила малышка. -
  Ты прекрасно рассуждаешь. И вовсе не глупее меня.
   - Я прекрасно рассуждаю для девочки твоего возраста, - отрезала Шалунья.
  - А взрослые считают это детским лепетом.
   - Но ведь я тоже рассуждаю как ребенок, - не унималась девочка.
   - Да, как ребенок, - согласилась метла. - Но ты забыла, что ты и есть еще ребенок и кроме этого - ты чародей! В чародеях с рождения заложена великая мудрость. Ты можешь ошибаться в мелочах, но в главном никогда! Ты та, о ком предсказано в Книге Судеб. А там сказано, что ты обладаешь мудростью всех живших
  до тебя чародеев.
   - Или только буду обладать, - пробормотала Венди.
   - Ты читала Книгу? - обрадовано дернулась вверх метла. - Я слышала, что
  там есть упоминание и обо мне.
   - Я только недавно начала, - опустив глаза в пол и застенчиво теребя
  пуговку на форменном платье, произнесла Венди - Я еще не успела дойти до того
  места, где упоминается о тебе. Там все написано таким сложным и непонятным
  языком, что голова идет кругом.
   Шалунья печально вздохнула.
   - Вот так всегда. Знаю что там написано, да еще про меня. А что именно
  не знаю.
   - Не огорчайся. Как только я дойду до тебя и пойму, что же там сказано,
  я обязательно тебе расскажу.
   - Ну, теперь-то хоть есть надежда, что я когда-нибудь это узнаю. - "улыбнулась" шестнадцатая. - Ладно, теперь займись моим спасением. А то у меня такое чувство, что Королингу Кору надоело искать меня во дворе.
   - Не беспокойся. Я отправлю тебя отсюда раньше, чем здесь появиться наш
  недоделанный. Но невидимой тебе все равно придется побыть какое-то время.
   - Здорово. А куда мы отправимся?
   - Не мы, а только ты. Я останусь здесь.
   - Почему? Ведь я же твоя метла. Что я буду делать без тебя?
   - Будешь помогать по хозяйству Станку Листу.
   - Так ты знаешь, куда исчез чародей?
   - Нет, не знаю.
   - Но тогда как же я к нему попаду?
   - Я пошлю на его поиск перо. - И девочка, плавно водя руками в воздухе,
  начала быстро шептать заклинание. - Вот оно, - и протянув открытую ладошку Шалуньи, представила: - Это твой проводник.
   Маленькое белое перышко легко поднялось с крохотной ладошки своей создательницы.
   - А тебя, Шалунья, невидимой привяжу к перу. Так ты и доберешься до Станка Листа.
   - О, Дар! Да это твое перышко может неделями его искать. К тому же он
  может и вовсе в другом измерении. Тогда его никакое перо не отыщет.
   - Он здесь, Шалунья.
   - Откуда ты знаешь. Или это тоже в Книге Судеб написано.
   - Нет вот об этом не написано.
   - Но тогда почему ты уверенна, что он обязательно здесь.
   - Потому что он один из немногих, кто знает обо мне. К тому же, как я
  поняла из Книги, он мой ангел-хранитель. А разве может ангел-хранитель находиться далеко от своей хранимой? В таком случае он сильно рискует в нужную минуту опоздать.
   - Нет, Станк Лист очень ответственный и обязательный. И если он что-то
  делает, то всегда доводит дело до конца.
   - Вот по этому я и думаю, что он где-то поблизости.
   - Да, Венди, ты все-таки настоящий чародей. Только чародеи могут прощитывать поступки других на несколько шагов вперед. Но только все равно перо это не слишком надежно. Оно может неделями искать Станка Листа по всему свету.
   - Может, - согласилась девочка. - Зато и ты налетаешься вволю.
   - А если я устану, - начала хныкать метла, - Или еще лучше развалюсь
  по дороге.
   - А ты не вертись, как юла. Не цепляйся за ветки и следи за веревкой.
  И все будет в порядке.
  
  
   40. Чародей Мак.
   Королинг Кор бесновался весь день. К поискам, невесть куда исчезнувшей
  Метлы, были подключены все смертные, от Венди до кухарки. А когда от бесконечных
  метаний эконома обед не был приготовлен во время, прознали и магистры с наставницами. А уже через полчаса об этом гудела вся школа.
   Фрезерпина Пин была в ярости, когда поняла, что эконом самовольно распоряжается магическим инвентарем, вверенным ей Советом. Во время их приватного разговора из кабинета вначале доносились повышенные голоса, затем визжащие обвинения и напоследок повалил едкий дым. А еще через мгновение показалась сама магистр, сильно кашлявшая и с полными слез глазами. Но если она и плакала, то вовсе не от бессильной ярости, а от ужасного дыма. Едва придя в себя, главная ведьма велела немедленно послать за членами Совета.
   Двери и окна кабинета остались настежь открытыми, несмотря на холодную
  погоду и снег, задуваемый в помещение. Королинг Кор вслед за ней так и не вышел.
   Следующие полчаса школа гудела в ожидании скорого прибытия членов Совета.
  Но это никак не отразилось на смертных, которые тихонько, с разрешения одного
  из магистров, удалились на кухню.
   Но прежде чем появились члены Совета, в школу, словно смерч ворвался
  разъяренный отец Кондоры. Венди слышала снизу шум и крики, но подняться наверх
  у нее особого желания не возникало.
  
   Кондора из своей комнаты слышала весь тот шум, что поднял ее отец. Слезы нескончаемым потоком катились по ее лицу. В голове билась только одна мысль:
  "Что же будет?".
   - Кондора! - властный голос отца, с грохотом отварившим дверь в ее комнату заставил затрястись юную ведьму от страха. - Глупая девчонка! Я с тебя не
  то, что шкуру, мясо все спущу, за твои выкрутасы!
   Отец подошел к нервно сжавшейся на собственной койке девушке. И схватив
  ее одной рукой за ворот форменного платья рывком поднял на ноги.
   - Я из тебя, дура, живо всю дурь-то повыбиваю! - орал чародей Мак. - Ты
  у меня сразу поймешь с кем нужно связываться, а с кем нет!
   - Не знаю как насчет дури, - вмешалась в разговор отца с дочерью Фрезерпина Пин, - Ее вы может, и повыбиваете, но заодно и последнии остатки мозгов.
   - А на вашем бы месте я, вообще, помолчал! - вскипел с новой силой
  чародей. - Я доверил вам дочь! А вы? Не смогли углядеть за девчонкой. А этому
  паршивому волшебнику я и вовсе шею сверну!
   - Ну, насчет шеи я сомневаюсь... - хмыкнула магистр.
   - Что?!
   - А вот то, что мы уже несколько месяцев посылаем в Совет просьбы о смене эконома, - как ни в чем не бывало, продолжала свой монолог ведьма, - Уже само
  по себе о многом говорит.
   - Так вы подозревали нечто подобное и не отреагировали должным образом?
   - Напротив. Мы ничего не подозревали. Более того, нам и в голову не могло прийти, что Королинг Кор может оказаться способным на подобное. А вот что
  касается реагирования, то мы реагируем с самого назначения этого волшебника
  к нам в школу.
   - Так почему же его до сих пор не убрали отсюда? - уже более спокойно
  поинтересовался маг.
   - Потому что вопросом распределения кадров ведаю не я, а Совет, чародей Мак. И они должны быть здесь с минуты на минуту.
   В это мгновение в комнату влетела жена чародея:
   - Где моя дорогая девочка! Что вы с ней сделали? Мак отпусти немедленно
  дочь! Ты раздавишь ее своими лапищами!
   - Женщина не вмешивайся в процесс воспитания. Ты в нем ничего не смыслишь! Я должен поговорить с ней серьезно. По-мужски.
   - Она не мужчина, чтобы разговаривать с ней по-мужски. И к тому же если
  бы она была мальчиком, то ты скорее бы гордился ее поступком, а не орал на ни в чем не повинного ребенка!
   - Не повинного? Думай, что говоришь, ведьма! Это маленькая дрянь может
  в самое ближайшее время сделать тебя бабушкой!
   - Во-первых, твоя дочь никакая не дрянь! А во-вторых, несмотря на то,
  что ты считаешь меня никудышний матерью, я позаботилась о том, что бы наша девочка случайно по молодости и неопытности не попала ни в какую историю. И тем
  более такую. Кондора, скажи папе, что у тебя все в порядке.
   - Я не беременна, - дрожа всем телом, пролепетала юная ведьма.
   - Так что в данный момент посмешищем выставляешь себя ты. - Спокойно закончила жена чародея.
   - Посмешищем? - Мак, казалось, вот-вот лопнет от гнева. - Я забочусь о
  благополучии нашей дочери. К тому же, если ты не считаешь ничем особенным то, что она связалась с каким-то паршивым волшебничком, то я считаю. И даже очень! Мне ни к чему такое родство.
   - О каком родстве ты говоришь, дорогой? - презрительно произнесла ведьма. - Разумеется, об этом не может идти и речь. Девочка просто решила немного
  развлечься на досуге. Конечно, это не самый благоразумный способ, но Кондора
  молода и так наивна и неопытна... К тому же, если совсем уж быть объективной,
  то я ни секунды не сомневаюсь, что в нынешних обстоятельствах виноват этот, как
  его там... Паршивый волшебнишко.
   - Виноват? Да он не просто виноват, он нарушил устав школ! Изнасиловал
  мою дочь, пытаясь сделать ей ребенка!
   - Дорогой не стоит преувеличивать. С нашей девочкой все в порядке. Ни о
  каком ребенке речи не идет. Единственное, что пытался сделать этот негодяй, так
  всеми правдами и неправдами породниться с нашей семьей.
   - Правдами? О какой правде в данной ситуации можно говорить!
   - Похоже, я не так выразилась. Но как ты уже сказал этого вашего... как
  его там? следует гнать из школы в три шеи. И чем быстрее, тем лучше. Но громкого скандала, я думаю, не стоит раздувать из этой истории. Неправда ли? - обратилась ведьма за поддержкой к Фрезерпине Пин.
   - Абсолютно с вами согласна. История с экономом может не благоприятно
  сказаться на будущем Кондоры, - подтвердила та.
   - Прошу прощения, - раздался вежливый голос от двери. - Но прибыли члены
  Совета. Чародей Богочи и волшебник Монтеро.
   - Хорошо, мы уже идем, - откликнулась магистр.
   - Замечательно, - разворачиваясь к выходу, проревел Мак. - Я им выскажу
  все, что думаю, о назначении этого волшебничка на должность эконома в школе
  ведьм! - и стремительно покинул комнату дочери.
   Фрезерпина Пин поспешно последовала за ним. Мать и дочь остались одни.
   - Кондора, как ты могла связаться с этим ничтожеством? - тихо спросила
  ведьма, свою дочь.
   - Но он сказал, что любит меня. Очень любит! И к тому же, он такой добрый
  нежный и ...обаятельный.
   - Одним словом - имеет смазливое личико. И может часами петь проникновенные дифирамбы наивным особам вроде тебя.
   - Мама, как ты можешь? Неужели ты не можешь поверить, что Королинг Кор
  может действительно меня любить?
   - Разумеется, может. Кондора, деточка, как ты не можешь понять, что любовь и брак вещи абсолютно разные. Они и вместе-то никогда рядом не лежали. Люби себе на здоровье, этого своего эконома, или кого-нибудь другого, но Дара ради
  делай это более осторожно и благоразумно. По крайней мере, до замужества и рождения законного наследника своему мужу. Ты думаешь, я зря тебе открыла секрет деторождения. Кондора, ты красивая, умная молодая ведьма, из хорошей семьи. И прекрасно знаешь, что выйдешь замуж не за того, кого полюбишь, а за того, на кого укажут твои родители. Так принято. Такова жизнь. И с этим ничего не поделаешь.
   - Мама, - снова всхлипнула девушка, - Я все знаю. Но я так его люблю...
   - Верю, дорогая.
   - Я думала... Мы были осторожны. Очень. И Королинг, тоже не хотел, чтобы
  об этом кто-нибудь догадался. Я до сих пор не пойму, как случилось, что об этом
  узнали преподаватели.
   - Насколько я успела понять, все стало известно от смертных. Одного не
  могу понять, как твой Королинг, будучи волшебником, не смог заткнуть им рты? -
  пожала плечами мать.
   - Что же теперь будет?
   - Да ничего. Мы с папой замнем скандал. Но предупреждаю тебя, сплетни
  об этом будут преследовать тебя всю жизнь. Да, и еще будет лучше, если ты ближайшие несколько месяцев проведешь на виду у всего света. И по возможности как можно быстрее найдешь себе приличного мужа.
   - Но, мама...
   - И никаких возражений. Слышишь, Кондора, никаких! Ты уже и так начала
  злоупотреблять нашим с папой терпением.
   - Королинг Кор сегодня предложил мне стать его женой.
   - О своем любовнике можешь сразу забыть - за него ты замуж не выйдешь.
   - Но мама...
   - Я сказала - нет! А если с подобной просьбой ты решишь обратиться к
  папе, самое меньшее, что он сделает, это выпорет тебя. На твоем месте я бы сейчас особое внимание обратила на чародея Богочи...
   - Но он же старый, мама! - в ужасе воскликнула девушка.
   - Да, немного староват. Но зато не разу не был женат. Занимает весьма
  значительное положение в обществе. Богат. Что, как ты поймешь, с возрастом имеет
  тоже не последнее значение в браке.
   - Но я ни хочу выходить замуж не за кого Богочи. Будь он даже Чародеем-
  чародеев.
   - Любопытное замечание. Но на то, что он станет хоть когда-нибудь претендовать на это звание надеяться не приходиться. С другой стороны, если ты ему понравишься, и он захочет взять тебя в жены, жить ты будешь, как принцесса. Кондора, пойми, ты же не наивная девочка, которая не знает, чего сама хочет.
   - То, что хочу я, не хотите вы с папой, - и девочка вновь разразилась
  судорожным рыданием.
  
  
   41. Папка.
   - Подойдите поближе, юная ведьма, - попросил Богочи девочку, когда та,
  наконец, немного успокоилась и пришла в себя. - Присаживайтесь. Поудобнее, поудобнее. Разговор у нас будет долгий и нелегкий.
   Кондора робко опустилась в мягкое кресло напротив другого, более массивного. Разговор, на котором настоял председатель Совета, проходил в личном кабинете Фрезерпины Пин. Оказавшись второй раз за день в кабинете магистра, да еще с глазу на глаз с чародеем Богочи, девочка не то что тряслась от страха - ее
  знобило.
   - Хотите ромашкового настоя, - добродушно спросил чародей. - По-моему,
  вы слишком напряжены. Вам следует успокоиться и хоть немного снять напряжение.
   Богочи не спеша налил в хрустальный сосуд янтарно-желтую жидкость.
   - Я люблю этот настой с имбирем и кардамоном. Помимо того, что эти специи
  придают ему прекрасный цвет, также дают неповторимый вкус. Попробуйте.
   - Я... Почему вы... решили... - на этом месте девочка самым неподобающим образом икнула, отчего расстроилась и смутилась еще больше.
   - Решил что?
   - Что... я никогда не пробовала... этот напиток?
   - Потом, что он личное изобретение моей матушки, - улыбнулся Богочи. -
  И этот секрет она бережно хранит и оберегает.
   - Но почему... вы вдруг решили... открыть его мне?
   - Потому что хочу, чтобы вы, Кондора, перестали меня бояться. Я не ваши
  дорогие родители, а совершенно посторонний старик. Я хочу услышать от тебя, твою
  версию событий. Не то, что я хочу, как ты думаешь от тебя услышать, а то что
  думаешь ты сама. Что чувствуешь, и как хочешь поступить. Понятно?
   Кондора нервно сглотнула и кивнула головой.
   - Хорошо.
   - Я... Мы с Королингом Кором любим друг друга...
   - Он предложил тебе выйти за него замуж. Я правильно мыслю?
   Девушка снова кивнула головой, чуть всхлипнув, и счастливо улыбнувшись.
   - И твои родители против?
   Вновь последовал судорожный кивок головы.
   - И что ты решила, последовать совету родителей? Или, напротив, пойти
  им наперекор?
   - Я... не знаю. Королинг Кор хочет, чтобы мы поженились. А папа с мамой
  категорически против. И... я просто не знаю... что мне делать.
   - Знаешь, я думаю, что смогу тебе помочь принять правильное решение. Но
  запомни, принимать его будешь ты сама. Ни я, ни твои папа с мамой, ни Королинг
  Кор. А только ты.
   - Я?.. Но я... - растерялась Кондора.
   - Тебе никогда еще не приходилось принимать самой решение, - мягко подсказал ей чародей. - Но все когда-нибудь приходиться делать впервые. Ты взрослая женщина. И ты справишься. Просто тебе потребуется немного решительности и времени, что бы все хорошенько обдумать.
   Девочка посмотрела в глаза чародею большими широко раскрытыми глазами:
   - А если я не смогу...
   - Понимаешь, что бы ты ни сделала, как бы ты не поступила в этой ситуации
  ты не сможешь не принять решение. Ты не сможешь оставить все как есть сейчас.
  Так или иначе, завтра будет все по-другому. Смолчишь ты или, наоборот, что-то решительно заявишь, в любом случае это будет твоим решением.
   - Мне его нужно принять прямо сейчас? - побелевшими губами произнесла
  юная ведьма.
   - Да. Но только после того, как ты вновь поговоришь со всеми заинтересованными магами.
   - Я? Но что я им скажу?
   - Ничего. Мне, кажется, в данном случае говорить следует им, а не тебе.
  А ты просто слушай. Вникай, взвешивай.
   - А если я не смогу решить?
   - "Если". В твоих устах это слово приобретает страшную силу. Я только
  вот не пойму чего ты больше боишься этого слова или самого решения?
   - Я не знаю...
   - А вот для того чтобы ты смогла лучше ориентироваться в своих чувствах,
  я дам тебе с собой одну папочку. - И Богочи не спеша принялся создавать из воздуха нечто отдаленно напоминающее кожаную папку для бумаг. - Только не вздумай ее открывать. Эта папка не для бумаг, как кажется, а для чтения мыслей собеседника. Держи, она твоя. Но только до конца сегодняшнего дня. С наступлением вечера она исчезнет.
   - Но зачем она мне? - удивилась Кондора. - Ведь влезать в мысли других
  людей не совсем хорошо. Мне бы это уж точно не понравилось.
   - Да это неэтично, - согласился чародей. - Но, иногда, Кондора, бывают такие ситуации, когда знать, что думают другие маги просто необходимо. Это
  как раз твой случай. От того насколько правильное решение ты примешь, зависит
  твое будущее. Сейчас для тебя это только слова.
   - Неправда! - горячо возразила юная ведьма. - Это не только слова для
  меня. Это моя жизнь!
   - Я рад, что ты так считаешь. И пусть тебя не беспокоит этичная сторона истории. Эта моя ноша. Мое решение! - чародей встал, давая понять, что на
  этом их разговор закончен. - Жду, вас, юная ведьма, скажем, через полтора-два
  часа здесь же.
  
  
   42. Любит или нет.
   Оказавшись одна в коридоре, Кондора с некоторой опаской повертела в руках папку. Рассуждая в кабинете магистра об этической стороне дела, она была
  абсолютно честна и откровенна не только перед чародеем, но и перед собой. Но
  вертя в руках папку теперь, она все больше ощущала в себе нарастающее чувство
  внутреннего превосходства и власти.
   - Кондора Мак! - девушка обернулась, позади нее стояла Фрезерпина Пин -
  Постой. Ты, наверное, ищешь родителей?
   - Да. И Королинга Кора, - немного вздрогнув, от неожиданности, произнесла юная ведьма.
   - Чародей Мак, вместе с женой находятся в холле на первом этаже. Они
  разговаривают с твоей наставницей, - папка заметно потеплела.
   - А эконом?
   - До того, как с ним поговорит Председатель Совета, я посчитала нужным
  изолировать его от девочек. Сама понимаешь - мне не нужны новы неприятности.
   В голове Кондоры возникли неясные отрывочные образы.
   - Чародей Богочи сам посоветовал мне поговорить с ним, - неуверенно сказала девушка. Образы проносились со скоростью света. Но это были не ее образы. В ее голове мелькали чужие мысли. Как можно что-либо понять при такой скорости восприятия? Но в следующее мгновение девушка уже знала, что вопреки всем правилам
  и нормам Фрезерпине Пин удалось заколдовать волшебника. Ведьме! Даже если она
  и является магистром, никогда ничего подобного не удавалось сделать. Это невозможно! Волшебники сильнее ведьм. Но это было правдой: Королинг Кор в настоящий момент находился в кабинете. В том самом кабинете, из которого она только что вышла. В том самом кабинете, где она почти в течение получаса беседовала с чародеем Богочи. Но если это так, то она его не почувствовала. Все ведьмы отличаются потрясающей интуицией и чувствительностью. Так почему же она, скажите на милость, ничего не почувствовала? Как такое могло произойти? Она любит Королинга Кора. Любит так, как никого и никогда в этом мире! А может это вовсе не так? Может она хочет думать, что любит его? Только в этом случае она не смогла бы почувствовать, что ее любовник в данный момент рядом с ней. В двух шагах - только протяни руку.
   Чародеи, конечно, могут многое. Могут так запрятать что-нибудь или кого-нибудь - пройдешь около него сто раз и не заметишь. Но любовь, единственная,
  вещь на свете, не поддающаяся магии. Ее нельзя спрятать, истребить, забить и
  уничтожить. Если она есть, то она вечна и бессмертна. И она, вопреки всем правилам и законам магии и природы, постоянна. Но если это действительно так, то
  что же тогда происходит у них с Королингом. Ответ напрашивался сам собой: все
  что угодно, только не любовь.
   - Я думаю, что это не самое лучшее решение. Тебе необходимо какое-то
  время побыть вдали от нашего эконома. Все хорошенько обдумать. И ты знаешь, как
  были недовольны твои родители, узнав о вашей скандальной связи? - Кондора отчетливо сознавала благодаря папки, что магистр говорит именно то, что думает. Более того, если бы случилось так, что она была бы ее дочерью то, как мать, старшая ведьма сделала бы все, что бы их разлучить. Королинга Кора, как мага Фрезерпина Пин не ставила не во что. Более того, она считала, что таким волшебникам, как он, вообще, не место среди магов. Такие как он позорят репутацию всех волшебников. - Разумеется, не хочу ставить под сомнение совет Председателя, но мои личный опыт и знание, говорят о том, что тебе не следует с ним встречаться. Тем более, как я поняла из твоих слов, чародей Богочи на этом особо не настаивал.
   - Нет.
   - Тогда, почему бы тебе ни спуститься вниз, к твоим родителям.
   " Потому что я сама хочу поговорить с Королингом Кором! - хотелось крикнуть девушке. - Попрощаться с ним и выяснить насколько сильно то чувство, что есть между ними. И, вообще есть ли оно". Еще вчера все было прекрасно, но по какой-то никому неведомой причине сегодня полетело в тартарары. Вчера она
  была на сто процентов уверена в своих чувствах и летала на седьмом небе. Сегодня - упала с небес, при этом больно ударившись оземь и сомневалась во всем.
   - Потому что прежде мне необходимо поговорить с...
   - Кондора, - настойчиво перебила ее магистр. - Спускайся к родителям,
  а я, немного позднее пришлю к тебе эконома.
   Девушка, сама не ожидая от себя подобного, гордо выпрямилась:
   - Сначала с Королингом Кором, затем с родителями. И поверьте, Фрезерпина Пин, - это не упрямство. - Кондора с помощью папки немедленно почувствовала
  нарастающее раздражение у своей собеседницы. - Мне действительно очень нужно поговорить с экономом.
   От такой настойчивости магистр даже растерялась. Работая с детьми и уже
  давно, в данной ситуации она ожидала от Кондоры Мак слез, криков, яростных споров и жалосливых просьб. Но никак ни относительного спокойствия и полной уверенности в своих действиях. По крайне мере со стороны это выглядело именно так.
   - Магистр, - тихо окликнул их чародей Богочи. - Не могли бы вы составить мне компанию и проводить меня вниз. Настало время побеседовать с чародеем
  Мак и его женой.
   - С ними беседует Ридверс. - покорно склонив голову, пояснила Фрезерпина
  Пин.
   - Мое присутствие, я думаю, им сейчас не помешает. Что же касается вас,
  юная ведьма, то Королинг Кор ожидает вас в кабинете Магистра.
   Он расколдован, - подсказала ей папка.
   На негнущихся ногах, девушка развернулась и, придерживаясь одной рукой
  за стену, проследовала обратно в кабинет.
   - Что вы натворили! - донеслось ей в след, возмущенный голос магистра.
  - А если он снова наплетет девочке с три короба лжи и сбежит с ней. Виновата,
  в этом случае, разумеется, буду я!
   - Могу заверить вас магистр, что Кондора по собственной воле никуда
  не побежит с этим проходимцем.
   - Почему вы так в этом уверенны?
   - Потому что я позаботился, чтобы этого не было.
  
  
   43. Проходимец.
   "Королинг Кор проходимец? - болью отдалось в висках юной ведьм несправедливое обвинение. - Этого не может быть! Королинг Кор самый добрый, внимательный и любящий ее человек на земле. Он знает, что любит ее. Это она, дуреха, ни в чем не уверенна".
   Дрожащей рукой открыв вновь дверь в кабинет магистра, Кондора медленно
  вошла. Эконом сидел в том самом кресле, что только что и она. Усталый, хмурый и
  бесконечно несчастный.
   - Королинг... - робко окликнула его девушка.
   - Мне сказали, что твои родители уже здесь, - безрадостно заметил эконом.
   - Здесь, - сделав глубокий вдох и решительно проследовав в центр кабине-
  та ответила Кондора. - Они требуют, чтобы я уехала с ними...
   В голове Королинга пронеслись отчетливые проклятия.
   - И ты конечно подчинишься.
   - Я? Честно говоря, я в растерянности. Папа сказал, что никогда не даст
  разрешение на наш брак.
   - Папа! Папа! Папа! А ты, ты сама пойдешь за меня замуж? Ведь мы так
  любим друг друга!
   Он был настойчив. Так может поступать только горячо любящий ее мужчина.
  Это же ясно. Но папка, папка показывает ложь. Это ее ложь. Это она не любит
  Королинга.
   - Если ты сейчас уедешь с родителями, то мы никогда уже не увидим друг
  друга. Я никогда не смогу тебя больше обнять, коснуться твоих губ своими губами.
  Кондора, милая, подумай о том, на что ты нас обрекаешь. На что ты обрекаешь нашу
  любовь!
   Он был прав. Десятки раз прав. Это она все хочет испортить.
   - Я ведь так тебя люблю. Я просто не смогу без тебя жить! - и Королинг
  Кор беспомощно опустил руки вниз.
   "Ложь, - констатировала папка. - Признание ложь. Собеседника в настоящий момент гораздо больше заботит, что он может лишиться своего и так не очень
  завидного положения. А попав в опалу к такому влиятельному чародею, как Мак,
  его карьере придет конец. Окончательный и бесповоротный. Такие маги, как отец
  этой дурехи не прощают обид, нанесенных их семье".
   "Дурехи? Так вот значить какого он мнения о ней!" Слова обвинения рвались из нее, но она пересилила себя и лишь срывающимся голосом спросила:
   - Ты боишься, что если мы не поженимся, то отец станет преследовать тебя.
   - А разве нет? Да он сделает все, чтобы осложнить мне жизнь. И все только потому, что я имел несчастье полюбить его дочь! Но, Кондора, дорогая, еще не
  поздно! Еще можно все исправить. Мы можем сбежать. Прямо сейчас. И быть счастливы! - "Пусть только согласиться. И она у меня сполна получит за этот момент моего унижения. Она и ее придурок папаша. Как только она станет моей женой и родит ребенка, Маки уже никуда не отвертятся от меня. Они будут делать все, что я им велю, только бы была счастлива их дорогая доченька. И Фрезерпина Пин, эта старая карга, тоже получит у меня по заслугам. Посметь превратить меня, Меня! волшебника в кучу навоза. Да что она себе вообразила! Маки чародеи, а она выходит замуж за какого-то волшебнишку."
   - Волшебник Монтеро, ни какой-нибудь там волшебнишко вроде тебя. Он волшебник! - не сдержавшись, всхлипнула девушка. - И в отличие от тебя он действительно любит Фрезерпину Пин, а не хочет пролезть обманом в ее семью. - И, резко развернувшись, стрелой вылетела из кабинета.
   В первый момент Королинг Кор даже не понял в чем дело. Он как сидел так
  и остался сидеть в кресле. Только его челюсть стала медленно отвисать вниз. По
  мере того как до него стал доходить смысл ее последних слов.
   "С чего это она взяла? Но не мог же он, в самом деле, произнести свои
  мысли в слух! Он что, болван! О, Дар! Да как же он не догадался сразу? Здесь
  был чародей Богочи. И этот старый пердун каким-то образом позволил ей читать
  мысли других... - в ярости Королинг Кор вскочил с кресла, при этом с силой отшвырнув его ногой. Пнул кресло, стоящие напротив, так чтобы оно с грохотом врезалось в стену. И безумно огляделся в поисках того, что еще бы здесь можно было сокрушить, смести, уничтожить. Как только что Председатель Совета уничтожил его жизнь. Он так долго лелеял свою надежду. Так упорно добивался этого дурацкого назначения. - Нянчиться с несколькими сотнями никчемных ведьм! Шесть месяцев! И вот теперь все коту под хвост? Богочи... Он бы желал отомстить этому старикашки за сегодняшнее свое унижение. Но он реалист. Пока старый пердун находится в недосягаемости. Я умею ждать. Рано или поздно, но Богочи наступит
  кому-нибудь на больную мозоль. И тогда уже я тут как тут окажусь на месте, что
  бы помочь разделаться его противнику с ним. А вот Фрезерпина Пин, эта старая
  карга, поплатиться уже сейчас. Как только уберутся из школы члены Совета. Она
  за все у меня ответит!"
  
  
   44. Мысли.
   Какое удовольствие доставляла Королингу Кору сама мысль отомстить за
  свои обиды магистру ведьминских наук. Его ничуть не смущала мысль, что Фрезерпина Пин всего лишь ведьма. История знала много примеров, когда самые сильные волшебники веками вели непримиримую вражду с ведьмами. Надо заметить, что ведьмы были более солидарны в своих действиях. Но это и не могло быть по-другому. Ведьмы много слабее волшебников и волей неволей им приходиться объединять свои усилия, чтобы добиться хоть мало-мальски ощутимого результата.
   Лелея планы предстоящей мести, Королинг Кор даже не удосужился припомнить и другие более поучительные подробности многовековой истории магов. Например, что как бы не был силен волшебник в конечном итоги противостояния всегда
  победителями выходили ведьмы. Точнее, почти всегда. Во-первых, по тому что их
  было больше. Во-вторых, они оказывались более изобретательнее в своих выдумках.
  В третьих, просто доводили волшебника почти до состояния обморока своими мелкими
  пакостями. Потому что это доставляло им удовольствие и давало возможность вместе весело провести время. А волшебники, как правило, более заняты и тратят свое
  время на полезные вещи, нежели простое досаждение другому магу.
   Не последнее место в списке занимало и недооценка потенциального врага.
  Одно дело, что придумает какая-нибудь конкретная ведьма. И совсем другое, если
  ей помогут пара-тройка подруг. Вот этих подруг как раз и нельзя предугадать или
  просчитать. Ведьмы столь импульсивны и непредсказуемы, что никогда нельзя знать
  точно с кем они в данный момент в ссоре. Сейчас она дружит с одной, а через пол-
  часа с другой.
   А кто может помочь этой старой карге в такой глуши? Да никто, кроме
  учительствующих здесь ведьм. При чем самая сильная из них Фрезерпина Пин. Следовательно, как только он поставит на место эту самонадеянную дуру, как все
  остальные тут же присмиреют. И даже пикнуть не посмеют. Но вот Монтеро... С ним
  следует вести себя осторожно. Мало ли что взбредет в голову влюбленному недоумку.
   Королинг оказался в школе волшебников, когда Ридверс уже несколько лет
  как окончил ее. По этому, даже примерно, не знал, на что именно был способен Монтеро. Но ссориться с ним он и не желал. Зачем втягивать в разборку заведомо
  сильного противника? Но и не отомстить, хотя бы Фрезерпине, он не мог. Значить надо все сделать так, чтобы старая карга не могла донести на него своему жениху.
  И до него в свою очередь ничего не дошло. "Ювелирная работа" - как любил повторять один из его наставников в школе волшебников. - "Но в ней нет ничего невозможного, если вы правильно просчитаете все варианты комбинации".
   Но чтобы все просчитать, нужно время. Много времени. Но это именно то,
  что у него столько хоть отбавляй. Чем, вообще, еще можно заняться в подобной
  дыре? А просчитывать комбинации "Ювелирной работы", одновременно продумывая и
  смакуя план мести, что может быть веселея и приятнее?
   Королинг Кор оказался единственным как на своей параллели, так и за последний десяток лет, кто смог все правильно рассчитать. Магически он был слабее
  многих, но умнее и хитрее всех соучеников. Это был, можно сказать его единственный успех в годы юности. "Ювелирная работа" спасла его и отсрочила отчисление на один год, но по его прошествию его, тогда еще мальчишку, отчислили. Ввиду отсутствия таланта.
   Это был страшный приговор. Его, ЕГО! и вдруг отчислили! Потому что у
  НЕГО нет таланта, нет способностей, нет силы. Он всегда хотел стать одним из
  самых сильных магов, так как же так могло случиться, что у него недостаточно
  для этого силы. Он сын волшебника, и причем, не самого слабого. Его мать тоже
  происходит из хорошего рода, так почему же его так обделила природа, не дав той
  силы, что положена ему по праву рождения?
  
  
   45. " Праздничный пирог".
   Венди закончила накрывать на столы и вновь в который раз вдохнула приятный аромат пирога. Ровно нарезанные, еще дымящиеся кусочки аккуратно возлежали каждый на своей тарелке. Но аромат, что они распространяли по всему помещению
  трапезной, был просто бесподобен.
   - Венди, что ты здесь копаешься? - Донна Бонн скептическим взглядом окинула девочку. - Можно подумать тебе нравиться запах этого варева?
   Малышка, тяжко вздохнув, кивнула головой.
   - Нет, что действительно нравиться? - удивилась наставница. - Вот бы
  никогда не подумала, что подобный запах может нравиться кому-то еще, кроме
  ведьм.
   - Донна Бонн, скажите, а это правда, что пирог готовила сама Фрезерпина
  Пин?
   - Ну, не то что бы уж совсем сама. Ей помогали другие магистры. Но не
  можешь же ты серьезно предполагать, что подобный кулинарный шедевр, - на этих
  словах наставница скривилась и передернула плечами, - могла приготовить наша
  кухарка?
   - Ну...
   - Без всяких "ну", - передразнила ее Донна Бонн, - Нет. Нет. И еще
  раз нет. Если бы этот их так называемый "Праздничный Пирог" по тайным рецептам
  первых ведьм, готовила наша кухарка, его можно было бы не только переносить
  на запах, но и безбоязненно есть.
   - А что его разве нельзя есть?
   - Есть? Да мне притронуться к нему противно, не говоря о том, чтобы хотя
  бы крошку положить в рот.
   - Донна Бонн, а почему "Праздничный пирог" готовят за день до последнего
  экзамена? Ведь когда сюда прибудут члены Совета и Чародей-чародеев, им может
  тоже захочется попробовать пирога.
   - Весьма сомневаюсь, что какому-либо мужчине захочется отведать подобной
  дряни. А теперь пошли быстрее отсюда. Иначе я просто задохнусь от этого смрада.
   Венди послушно последовала за своей наставницей. Хотя и не понимала,
  как можно обзывать этот потрясающий аромат смрадом. Видимо у Донны Бонн что-то
  с носом.
   Они почти бегом прошли по коридору, спустились по черной лестнице и
  свернув два раза оказались перед почему-то наглухо закрытой дверью кухни. По ко-
  торой Донна Бонн тут же не задумываясь начала что было сил тарабанить.
   - Что случилось?.. - растерялась девочка. - Почему кухарка закрылась у
  себя на кухне.
   - Потому что она не ты...
   За дверью послышались шорохи отодвигаемых задвижек. Едва дверь чуть-чуть
  приоткрылась, как Донна Бонн не раздумывая юркнула в образовавшуюся щель. Затем
  дверь захлопнулась. Но уже через секунду вновь приоткрылась. Оттуда появилась
  рука и схватив оторопевшую девочку за плечо втянула в кухню.
   - Венди! Да заходи же, наконец! - заорал на нее рассерженный Тагор Рар.
  - Еще чуть-чуть и мы тут все передохнем как крысы от этого ужасающего запаха. А
  ты еще, как назло, в дверях застряла!
   - Чего ты орешь на бедного ребенка, - заступилась за нее кухарка. - Не
  видишь, что дите совсем от зловония голову потеряло. Не слушай его, детка. Садись-ка лучше за стол, я тебя компотиком кисленьким угощу. И у тебя в раз голова болеть перестанет.
   Венди удивленно перевела взгляд с Тагора Рара на кухарку, но послушно
  села за стол. На столе стоял гигантских размеров кувшин в окружении кружек.
   - Венди, а может тебя подташнивает? - продолжала допрашивать ее женщина
  - Так ты не стесняйся, говори.
   - Венди, попей компота и тебе тут же станет легче, - пробасил Тагор Рар,
  виновато поглядывая на девочку. - Мне всегда легчает.
   - Да не тошнит ее вовсе, - вмешалась в их кудахтанье Донна Бонн. - Если
  здесь кому-то и плохо, так это мне.
   Кон Тон, до этого молчаливо сидящий за столом с большой кружкой в руке,
  с интересом оглядел девочку. Затем так же молча взял чистую кружку и налил из
  стоящего здесь кувшина ягодный компот:
   - Пей.
   - Спасибо, Кон Тон. Только ты понимаешь, как плохо бывает человеку, нанюхавшемуся этой гадости.
   - Ты то нюхаешь ее хотя бы не впервые, - возразила кухарка.
   - Вот именно, - поддержал ее Тагор Рар. - Кон Тон, мог бы сразу налить
  компота и ребенку.
   - Ей этого не надо, - пробурчал себе поднос летун.
   Но Тагор Рар и кухарка услышали его замечание.
   - Как это не надо? Моего компота? - всплеснув руками, удивилась женщина.
   - Не мели чепухи! - пробасил Тагор Рар. - Малышка ели на ногах держится.
  А ты все шутишь.
   - Я не шучу.
   - Интересно!
   - Посмотрите-ка на него! - в один голос сказали Тагор Рар и кухарка.
   - Да не тошнит ее, - более менее придя в себя, вступила в спор Донна
  Бонн. - С Венди все хорошо. Просто она никак в толк не возьмет с чего вы это так
  над ней раскудахтались.
   - "Раскудахтались"?! - возмущенно выдохнула кухарка.
   - Детка, тебе действительно не мешает запах этого пирога? - озадаченно
  спросил Тагор Рар.
   Девочка отрицательно покачала головой.
   - А я думал, все смертные просто мрут, как муха, нанюхавшись этой дряни.
   - Как видишь, нет, - пожал плечами Кон Тон. - Венди, пошли мне поможешь
  разобраться с парадными одеждами для магистров, раз уж тебе не мешает этот запах.
   - Но как так может быть... - развела руками кухарка - Всем плохо, а ей
  нет?
   - Она еще ребенок, - улыбнулся летун, - А дети легче ко всему приспосабливаются.
   - Да не уж то можно приспособиться к подобному зловонию? - недоверчиво
  покачала головой кухарка.
   - Как видите - можно, - завершила дискуссию Донна Бонн. - Будете уходить
  закройте поплотнее дверь.
   - И побыстрее! - усмехнулся Тагор Рар. - Мы еще пока не приспособились.
  
  
   46. Кусочек пирога.
   Кон Тон тихонько не большими полу прыжками продвигался по коридору. Он
  вообще предпочитал бы лететь, но коридор был не тем местом, где это можно было
  бы сделать. Венди весело бежала за ним.
   - Я уже выветрил и вычистил платья, - сворачивая к лестнице на чердак,
  произнес летун. - Осталась выгладить шелковые ленты и пристигнуть их к платьям.
  Чем ты займешься? Будешь гладить или пристегивать?
   Девочка неопределенно пожала плечами, но, сообразив, что Кон Тон не видел ее жеста, добавила:
   - Пристегивать.
   - Хорошо. Тогда запоминай: лиловые к белому, золотые к изумрудному,
  серебренные к черному, сапфировые к синему.
   - А почему именно так?
   - Потому, что так принято.
   - Кем принято? - не унималась Венди.
   - Если верить легендам, то первыми ведьмами.
   Летун легко взмыл резко вверх, А девочка, подобрав юбки, осторожно стала подниматься по вделанным в стену скобам.
   - Кон Тон, а почему на крышу не сделали такую же лестницу, как между этажами?
   - Потому что магам нет необходимости лазать туда каждый день, - отозвался летун, снимая уже высохшее белье с веревок. - А до удобств обслуживающего
  персонала, им нет дела.
   Девочка, забравшись, наконец, наверх, отряхнула и аккуратно расправила
  юбки на форменном платье. Затем перевела взгляд на платья в руках у Кон Тона:
   - О! Какие они красивые! - восхищенно заметила она.
   - Еще бы им не быть красивыми, - пробурчал летун, - Один только материал чего стоит.
   - А чего он стоит?
   - Говорят целый город, - пожал плечами Кон Тон. - Но уж на сколько это
  верно... А тебе что, больно нравиться?
   - Очень! - осторожно поглаживая ткань руками, отозвалась девочка. - Интересно, как можно его сделать.
   - Сделать? - удивился летун. - Вот уж чего не знаю, так не знаю. Да и
  никто в нашем мире этого не знает. Из какого-то далекого чужого измерения привезли.
   - Аа-а! Я думала...
   - Что? Да не уж-то, что наколдовали?
   Венди в ответ лишь кивнула головой.
   - Да такого чуда ни один чародей не создаст. Смотри сама. Ткань такая
  плотная, с набивным узором, а струиться точно шелк. И вся сверкает, словно солнце. Да к тому же столь легкое, словно в руках и нет ничего.
   - Создаст, - уверенно заявила девочка. - Надо лишь захотеть. Это ведьмы
  не смогут наколдовать, а чародей сможет.
   Кон Тон тихо улыбнулся в кулак:
   - Тебе лучше знать. Венди, - начал он резко меняя тему, - Вот я тебе тут
  кое-что припас, - и летун достал из одного из ящичков старого комода небольшой
  сверток. - Только обещай, что откроешь ты его только после того, как я уйду.
   - Куда? - принимая сверток спросила девочка.
   - Схожу за утюгом. По-моему я его в гладильне оставил.
   - А что в нем? - кивая на подарок поинтересовалась малышка.
   - Пирог.
   - Пирог?
   - Ну да пирог. Да не смотри ты на меня так испуганно. Я же видел как
  ты млеешь от одного только запаха. Тебе, наверное, страсть как его попробовать
  хочется.
   Девочка в ответ лишь благодарно кивнула головой.
   - Я так и думал, - и, спрыгнув с чердака, Кон Тон исчез.
   А Венди, развернув сверток, принялась с удовольствием поглощать нежданное лакомство, одновременно гадая, как удалось Кон Тону стянуть этот кусочек -
  ведьмы никого из смертных к пирогу на версту не подпускали.
  
   Замок открылся сам собой, подчиняясь легким движениям пальцев. Кованный
  медью сундук медленно отварился. Чародей-чародеев протянул правую руку вперед,
  ладонью вверх. А затем осторожно одновременно согнул все пальцы, так словно держал в руке шар. Левой рукой, поглаживающим движением, он провел над правой, обозначив размеры шара.
   Из сундука, от которого все это время Орша'к не отрывал взгляда, медленно поднялся вверх зеркальный шар. Он несколько раз повернулся вокруг своей оси,
  кидая на мебель и стены блики солнечных зайчиков, а затем плавно подлетел к чародею. Остановившись перед ним, ровно на уровне его глаз.
   - Покажи мне брата, - глухим голосом приказал он шару
   Тот быстро закрутился вокруг своей оси, пока все его зеркальные грани
  не слились в одну сплошную сферическую зеркальную стену. Тогда появилось изображение.
   Его брат сидел на широком пне, приспособленном под кресло, и ел. Из простого глиняного горшка, деревянной ложкой какую-то похлебку. Горшок стоял на коленях, в правой руке была ложка, в левой - отломанная горбушка черного хлеба.
   Орша'к от отвращения передернул плечами. Только смертные могли питаться
  черным хлебом из подобной посуды.
   Станк Лист сидел на пне-кресле вытертом до глянца не одними штанами.
  К западу были горы. Но каменистая почва, валуны, а также пихты, кедры и сосны
  начинались уже здесь, рядом с домиком. Где его на время приютила пожилая вдова
  с больным сыном. Он представился лекарем.
   К югу, шагах в пятидесяти, было небольшое озерцо, с тихой заводью и тьмой
  карпов, а еще южнее, за леском и серебристой лентой мелкой речушки находилась
  школа ведьм...
   Брат даже в таком положении оставался верен своему долгу - охранять и
  защищать племянницу.
   - Теперь ее, - приказал чародей шару. Тот сам знал о ком идет речь.
   Изображение сменилось, на место одинокому, низко посаженному домику на
  стыке лиственного леса с сосновым, пришел забитый сундуками и старыми вещами чердак. Маленькая девочка, берущая какой-то сверток из рук мужчины с крыльями. И
  молотом отдающиеся в голове чародея слова: "Я же видел, как ты млеешь от одного
  запаха пирога. Тебе, наверное, страсть как попробовать его хочется.". Даже от
  сюда из своего Дворца он понял, что за пирог будет есть его дочь. Пирог, рецепт
  которого, ведьмы берегли на протяжении вот уже более 1000 лет. Пирог, который
  приносит силу, дает прозрение и повышает интуицию. Смертные на дух не переносят
  запах этого пирога, но маги... Маги сходят по нему сума. Если когда-нибудь
  кто-нибудь узнает, что Вендельмина ела этот пирог, все поймут кто она. Этого
  нельзя допустить. В его жизни уже было достаточно смертей. Эта девочка все
  что осталось от его любимой. Эта девочка все, что останется от него самого. И
  она должна жить. Он ее отец. Он сделает все, чтобы сохранить ей жизнь.
  
  
   47. Прибытие.
   Венди наблюдала за появлением высоких гостей из открытого окна второго
  этажа. Первоначально она хотела встать вместе с другими ведьмами из своего класса, но как оказалось, простым смертным, без особого распоряжения Чародея-чародеев, это запрещено.
   - Сколько я уже живу в этой школе, а близко, вот как тебя сейчас, - поведал девочке Кон Тон, стоящий здесь же - видел его лишь однажды.
   И для наглядности помахал крыльями:
   - С той нашей встречи я и стал таким. Впрочем, я не жалуюсь. В детстве,
  когда еще совсем был сопляком всегда мечтал полетать высоко в небе, словно птица. Вот, так сказать, моя мечта и сбылась.
   - А теперь, Кон Тон, ты, случайно, не мечтаешь стать как все нормальные
  люди? - усмехнулась кухарка, наблюдавшая за прибытием вместе с Донной Бонн у
  другого окна. - Насколько я знаю, твоя жена не раз молила об этом местного волшебника.
   - А толку то что, - спокойно пожал плечами летун. - Хоть моли, хоть нет
  - Разве сравниться наш местный, захолустный волшебнишко с Чародеем Орша'к? Пустые надежды. К тому же детям моим это нравится. Да и я надо сказать не в обиде.
   - Ты толком объясни, нравятся тебе твои крылья или нет? - подал голос
  Тагор Рар, наблюдавший у третьего окна.
   - Для этого, по-моему, ему самому надо в этом разобраться, - вмешалась
  Донна Бонн.
   - Крылья мне не мешают. Но они расстраивают мою жену, - тихо произнес
  летун.
   - И что только не сделаешь ради любимой женщины! - приторно улыбаясь
  заметил Тагор Рар.
   - Все! - мрачно подытожил Кон Тон.
   - Не расстраивайся, - подбодрила его кухарка. - Женщина всегда права.
  Да и к тому же разве за свою жизнь ты не налетался? Что есть в небе такого,
  чего ты уже не видел?
   - Я видел все.
   - Так чего же еще тебе надо? Люди не рождены, чтобы летать. Им следует
  ходить по земле, - подытожила кухарка. - Смотрите, смотрите! Он уже здесь.
   Все как по команде высунулись в окна - чтобы наблюдать прибытия главного мага королевства. Поэтому никто, кроме Венди не услышал, как Кон Тон печаль-
  но произнес:
   - Я буду скучать по небу, если у меня не будет крыльев. Но если они у
  меня останутся - будет несчастной моя жена.
  
   Чародей-чародеев, как и вся его свита появился вдруг. Венди уже кое-
  что читала о мгновенном переносе. Но это была магия высшего порядка. Чтобы
  научиться так перемещаться, необходимы годы и годы тренировок. К тому же мгновенными перемещениями нельзя заниматься в одиночку. Пока ты не изучишь все
  нюансы - а изучить их можно лишь на практике - тебя может закинуть в такие
  дали, откуда нет дороги назад. Вот этого как раз девочка и не понимала, если
  есть дорога туда, как может быть, чтобы не было обратно? Но с другой стороны,
  книги ей еще никогда не врали. Если там так написано - значить так оно и есть,
  только интересно знать, почему и как это происходит.
   В свиту Чародея-чародеев входило четыре человека. Венди знала еще только
  двоих: Монтеро и Богочи. Двух других она видела впервые, как, впрочем, и самого
  чародея.
   Гости появились метрах в пяти от земли, у самого начала ковровой дорожки, расстеленной специально в их честь. На некоторое время зависли в воздухе,
  а потом плавно спустились вниз. Они были одеты в одинаковые облегающие костюмы, на плечи небрежно наброшены широкие длинные плащи, красиво развевающиеся на
  ветру, когда все были в воздухе. И при ходьбе на земле.
   - А почему они так странно одеты? - шепотом спросила девочка у Кон Тона
  - Или у них это тоже парадная одежда?
   - Парадная одежда, - не поворачивая головы, прошептал летун.
   - Да-а... - со вздохом протянула Венди. - А как же они ,бедные, разбираются, кто из них есть кто, если все одеты абсолютно одинаково?
   - Во-первых, это только в парадной одежде, - пояснил Кон Тон, - во-вторых
  они чего-то там чувствуют, как бы это тебе лучше объяснить...
   - Чувствуют, кто из них самый сильный?
   - Вот именно, - облегченно вздохнул летун. - И вообще, если тут кто и бедный, так это не посвященные. Попробуй-ка, разбери, кто из них есть кто? Особенно, если никого не знаешь в лицо.
   Венди неопределенно пожала плечами, и спорить с Кон Тоном не стала. Но
  подчиняясь внутреннему голосу, постаралась запрятать свою силу как можно дальше.
  Так чтобы даже случайно никто из посторонних ее не мог обнаружить. Даже вопреки
  страстному желанию измерить силу настоящего чародея.
   С этим глупым желанием девочка боролась давно. Еще с тех пор как чародей Богочи вместе с Монтеро посещал школу ведьм по срочному вызову Фрезерпины
  Пин. Станк Лист неустанно твердил ей, что опасно открывать ее возможности другим магам. И если вдруг ей случиться оказаться рядом с одним из сильных мира
  сего, то силу свою она должна запрятать как можно глубже, дальше и незаметнее.
   Чародей Орша'к шел первым по ковровой дорожке под дружное приветствие
  магистров, наставниц и учениц при этом мало обращая внимание на происходящее вокруг него. Можно сказать, что он за многие столетия монотонных обязанностей, как главы магов, привык к подобным церемониям. И сейчас действия скорее были отработаны до автоматизма, а думы поглощены в дела государственные и, следовательно, более важные. Его же появление здесь - это ничто иное, как дань уважения ведьмам, традиции и общественному мнению. Хотя его мысли находятся за тридевять земель отсюда и решают совсем другие вопросы.
   Так показалась Венди, едва она увидела Чародея-чародеев, продвигавшегося величественным шагом к парадному, украшенному сверх всякой меры цветами, входу. Остальные же маги из свиты Орша'ка просто упивались приветственными криками,
  выпавшими и на их долю.
   Магистры склонялись в почтительном поклоне. Наставницы с благоговением
  взирали на правящего монарха. Им, как и прочим ведьмам и ученицам, удавалось лишь раз в год лицезреть своего повелителя. Юные же ведьмы трепетали пред лицом повелителя магов и в глубине души надеялись, что в этот то раз им удастся выполнить задание Чародея-чародеев. И попасть во Дворец, где их ждет блестящее замужество и великолепная карьера. Одним словом - мечта!
  
  
   48. Задание на экзамен.
   Венди и не предполагала, что церемония встречи может длиться столь долго. Где-то на средине оной, измучившись стоять высунувшись в окно и прислушиваться к словам магов, девочка обнаружила что осталась только с Кон Тоном. Остальные же уже покинули свои наблюдательные посты.
   - А где они? - растерянно спросила малышка. Она, конечно, могла без труда
  отыскать каждого за считанные секунды, но только не сегодня. Из-за необходимости прятать силу, она чувствовала себя странно слепой, глухой и какой-то неполной. Точнее свои ощущения она не смогла бы описать, даже если ее об этом попросили.
   - Ушли на кухню. Знаешь, Венди, давай-ка, и мы отправимся туда вслед за
  ними, - погладив себя по животу, предложил летун. - А то я что-то тоже уже проголодался.
   - А если они все отсюда уйдут?
   - Что так сильно хочешь ничего не пропустить? - улыбнулся мужчина.
   - Да, - честно призналась девочка.
   - И тебе совсем не скучно, от всех этих мало вразумительных разговоров
  и традиций?
   Венди слегка пожала плечами:
   - Я хочу не пропустить сами экзамены.
   - Да, - согласился с ней Кон Тон, - На то, как колдует Чародей-чародеев,
  стоит посмотреть. Это тебе не какие-то первоклашки или третьесортные волшебнички!
   - А в чем разница? - при этом вопросе большие глаза малышки казалось
  стали еще больше.
   На этот раз Кон Тон пожал плечами:
   - Да я признаться толком ничего и сказать не могу. Просто есть разница
  и все тут. Ну ладно, пошли что ли. А то если мы хотим спокойно в свое удовольствие поесть и посмотреть на то, как колдует Орша'к, ничего не пропустив, надо идти на кухню прямо сейчас.
   - А нас допустят на экзамен? - с надеждой спросила малышка.
   - Да куда же они денутся, - заверил ее мужчина. - Надо ведь им на ком-
  то практиковаться.
   Но быть подопытным кроликом Венди вовсе не хотелось.
   - Да ты не бойся. Практиковаться они будут только на мне.
   - Почему? - удивилась девочка.
   - Потому что я и есть то самое задание, выполнив которое можно посту-
  пить в магистратуру.
   - Как это?.. А я думала, что его никто не знает.
   - Так и есть! - заверил ее Кон Тон. - Не знает никто из магов. Но я то
  не маг. И расколдовать сам не могу.
   - А вдруг бы случилось так, - держа летуна за руку и шагая по коридору,
  поинтересовалась Веди, - что кто-нибудь из ведьм подошел к тебе и спросил знаешь ли ты задание для поступление в магистратуру.
   - Я бы честно ответил, что знаю.
   - Но ведь тогда бы тебя попросили сказать, что это за задание!
   - Венди, Веди! Какой ты еще ребенок. Ты хоть раз слышала, чтобы ведьмы
  просили чего-то у смертных? Да никогда в жизни. Для магов простые сметные -
  это мусор, который не стоит внимания.
   - Ну а вдруг вопреки всему это бы произошло? - не унималось девочка. -
  Что бы было тогда?
   - Я думаю, тогда бы та ведьма стала магистром.
   - А как она станет магистром?
   - Ну как... - пожал плечами Кон Тон. - Я, конечно, точно не знаю...
  Знаю только, что чародей Орша'к заберет ту ведьму с собой во Дворец.
   - Вот это да! Говорят там так красиво, что словами не опишешь. И есть
  все-все, чего душа захочет.
   - Это верно, - согласился летун. - Там даже простые смертные живут, как
  в сказке.
   - Вот бы попасть туда и посмотреть хоть одним глазочком.
   - И не думай об этом! - строго приказал Кон Тон. - Для смертных оттуда
  возврата нет. Даже после смерти их хоронят не рядом с предками, как из покон
  веку положено, а сжигают. И пепел пускают по ветру.
   - Но почему? Они же не маги?
   - Маги не маги, а находясь в услужении у мага. И заметь себе - у сильного
  мага. Ибо во Дворце слабых нет. Ты рано или поздно становишься его поверенным,
  где-то помощником, где-то исполнителем. И совсем не важно, что ты не понимаешь, зачем или почему, ты выполняешь тот или другой приказ. Ведь это просто приказ. Но когда ты умрешь, для своего хозяина ты станешь бесполезна. Но для его
  врагов... Не знаю как уж, но слышал я, что из мертвого можно вытянуть все, что
  он знал и делал при жизни. Вот по этому прислугу во Дворце и развеивают по ветру.
  
  
   49. Она или нет?
   - А десерт? - удивилась кухарка, когда девочка, едва проглотив суп, вскочила из-за стола.
   - Ты ешь, ешь, - уплетая за обе щеки наваристую лапшу на трех бульонах,
  посоветовал Кон Тон. - Представление с экзаменами никуда от тебя не денется.
   Венди нехотя снова уселась за стол:
   - А что на десерт? - сморщив свой маленький носик, спросила она.
   - Пирог с яблоками, - похвалилась кухарка.
   - С яблоками? - удивилась девочка.
   - Что интересно, откуда весной можно взять яблоки на целый пирог? - усмехнулся Тагор Рар.
   - Нет.
   - Нет? - в один голос ошеломленно переспросили Донна Бонн и кухарка.
   Венди отрицательно помотала головой.
   - Но пирог то с яблоками ты будешь? - поинтересовалась у девочки кухарка.
   - Пирог буду. А яблоки наколдовать даже я уже могу. А не только Кон
  Тон с Тагором Раром.
   - Интересная мысль, - съязвила Донна Бонн. - Только свои наколдованные
  яблоки будешь есть сама. Я люблю настоящие.
   - Настоящие? - Венди перевела непонимающий взгляд с Донны Бонн на кухарку.
   - Вот именно, настоящие! - как ни в чем не бывало подтвердила наставница.
  - Наша кухарка делает замечательные моченые яблоки.
   - Угу! - согласился с ней Тагор Рар. - Не яблоки - сказка!
   - А пироги, так просто пальчики оближешь! - внес в разговор свою лепту
  Кон Тон.
   С аппетитом поедая большой кусок, с ароматной румяной корочкой, девочка
  невольно стала сравнивать его с тем ведьминским пирогом, что ела недавно. Этот
  второй, бесспорно, выигрывал во всех отношениях. Но у того, другого запах и вкус
  был магический...
  
   Все ведьмы, допущенные к экзамену, собрались в холе на втором этаже. И
  были в непосредственной близости от Чародея-чародеев и его свиты. Магистры и
  наставницы стояли чуть поодаль от своих выпускниц. И представляли собой, как бы
  круг, отделяющий, сдающих экзамены, от наблюдателей.
   И, наконец, последними, около выхода из холла в коридор, столпились простые смертные. Экзамен начался.
   Венди с ее наблюдательного поста были видны одни только спины. И как бы
  она не старалась вытянуть шею и привстать на цыпочки - ничего не менялось. Тог-
  да девочка попыталась изменить место. Она чуть-чуть прошла влево, но это ничего
  не дало. Тогда она значительно отошла вправо.
   По мере своих передвижений малышка все ближе и ближе придвигалась к ведь-
  мам. Но на нее никто не обращал внимание, - все слишком были увлечены действием
  разворачивающимся в центре холла.
   В попытке разглядеть, что же там происходит, Венди сама не заметила как
  очутилась в первом ряду наблюдающих, где ей, наконец-то, стало все прекрасно видно.
   Чародей Орша'к молча наблюдал за происходящим со своего огромного кресла, установленного в центре холла. Несмотря на размеры и кажущуюся громоздкость
  оно было необычайно удобным. За многие годы своего правления он привык к этому
  помпезному знаку высшей власти и всюду таскал его за собой. Особенно вот на такие нудные, но необходимые мероприятия.
   Лишь только чародей Богочи провозгласил начало экзаменов, все ведьмы замерли на своих местах. Так было всегда, но не сегодня. Краем глаза Чародей-Чародеев уловил какое-то легкое движения от края к центру. Передвижение было столь умелым, что его никто кроме него и не заметил. Он знал это наверняка. Маленькая детская фигурка ловко и одновременно осторожно лавировала между ведьмами, пока ни протиснулась в первый ряд наблюдавших и там неподвижно замерла.
   Орша'к слегка повернул голову, словно окидывая взглядом всех присутствующих. Неторопливым, надменным и холодным. И лишь на долю секунды он задержал свой скользящий взгляд на малышке в первом ряду, но этого было достаточно, чтобы их взгляды встретились. На лицах подданных он привык читать преклонение, уважение и покорность, а иногда и страх. Ее же выражало лишь праздное любопытство. Спокойный взгляд чистых карих глаз. Высокий лоб, его лоб, и копна непокорных темных волос. Полоска тонких губ и маленький подбородок сильно выдающийся вперед. Если бы не его лоб, можно было бы сказать, что девочка, точная копия своей матери. Его удивляло, как же то остальные не заметили этого поразительного сходства с его покойной возлюбленной.
   Чародей-чародеев давно перевел взгляд на экзаменующихся, но его мысли
  были только об этой крошке, стоящей недалеко от него. Он уже слышал кое-что о
  ней от брата, Богочи и Монтеро. Но их суждения были противоречивы. Он хотел
  составить о ней собственное мнение.
   Теперь увидев ее так близко понял, что девочка может, несмотря на все
  заверения брата, и не быть его дочерью. Где ее сила? Сидя от нее всего в десяти
  шагах, Орша'к не чувствовал в ней ни единого проблеска ее присутствия. Ему тот час пришли на память слова Станка Листа: "Она не совсем ведьма. То есть она совсем не ведьма. Она, как и ты - чародей, хотя по природе своей женщина". Как такое могло быть? Женщина чародей? Это не возможно. Еще не хватало того, чтобы какая-то ведьмочка управляла государством! Удел женщин помогать своему мужу и растить детей, а не вмешиваться в дела государственные. С их мозгами, вернее с отсутствием оных, можно таких дров наломать...
   Но с другой стороны, как это малышка поразительно похожа на его возлюбленную. Если она хоть на половину также нежна и мила, со временем он подберет ей подходящего мужа. Орша'к улыбнулся своим мыслям. Разумеется, никто никогда не узнает, что она его дочь. Дочь, как приятно произносить это слово - дочь. Дочь, которая останется после его смерти. Родит детей. И это значить, что он один из величайших магов страны не сгинет во времени. Он оставит после себя
  след на этой земле. Если даже его потомки не будут знать о нем, он все равно
  возродиться в них.
   Но почему он решил, что девчонка его дочь? Во имя Дара! Это может быть и
  не так. В ней нет силы. Мысленно он обшарил ее всю от кончиков ногтей на ногах,
  до каждой волосинке на голове. Единственное что он нашел - это пуговка на форменной одежде прислуги. Пуговка, которую ей на счастье, как талисман заколдовал его брат. Что-что, а магический почерк брата он отличит, даже не особенно приглядываясь, на расстоянии дня пути.
  
  
   50. Экзамен.
   Первое задание было чрезвычайно простым. С помощью трав и природных
  ингредиентов создать эликсир. Вот только эликсиры у всех были разные.
   Комиссию мало интересовало то, что смешивают девочки в своих пробирках, так
  и то, что из этого получится. Травы могут помочь, но не являются основным сос-
  тавляющим заклинания. И по этому мало интересны чародеям.
   Спустя минут пять по холлу стали разноситься различные запахи. Одни
  были вполне терпимы, но некоторые... Венди недовольно сморщила нос. В пузырьках,
  пробирках и баночках, что-то кипело, дымилось и булькало. В то же время было
  немедленно открыты окна, для проветривания. За плотной пеленой летящего дыма
  Венди с трудом могла разглядеть Чародея-чародеев. Похоже его эта ужасная вонь
  ничуть не беспокоила. Но так могло показаться лишь с первого взгляда. На самом
  деле все было куда сложнее.
   Наученный горьким опытом - Орша'к присутствовал на выпускных экзаменах
  ведьм не впервые - Чародеей-чародеев не стал искушать судьбу, а просто напросто
  отгородился от экзаменующихся невидимой стеной так, чтобы можно было все видеть
  но не чувствовать запаха.
   Далее было работа с минералами. Точнее нужно было воплотить, лучшие ка-
  чества минерала в то, что тебе предстоит из него создать. Здесь было все просто
  и понятно, но ведьмам это задание далось с трудом. Комиссии пришлось напомнить
  себе, что это были всего лишь ведьмы, а не волшебники или чародеи.
   И, наконец, последнее задание то, что по многовековой традиции давал
  Великий маг: снять заклятие... Далее условия слышали только те, кому в этот раз
  было положено их услышать.
   Венди сколь не напрягала слух, все равно ничего не смогла услышать. Ибо
  Чародей Орша'к хотел его довести до сведения только тех, кто сдает экзамены.
   Девочки, прослушав условия, тут же начали по залу шарить глазами. Еще
  и еще, пока все их взгляды не остановились на Кон Тоне.
   Венди, с какой-то мистической радостью, поняла, что единственная в холле,
  исключая выпускниц, знает условия. Чувство всезнающего удовлетворения приятной
  волной растеклось по ее телу. На губах появилась едва уловимая хитрая улыбка.
   Чародей-чародеев, краем правого глаза не выпускающий малышку из виду,
  едва удержался от того чтобы не подпрыгнуть в своем роскошном кресле. Он помнил
  эту хитрую полуулыбку... С самых первых встреч. Если она появлялась на губах
  его возлюбленной следовало ждать очередного магического выкрутаса. А на них
  она была мастер. Не когда нельзя было предугадать, что в очередной раз выкинет
  эта женщина. И он никогда не знал плакать ему при этом или смеяться, ибо добром
  ее выкрутасы никогда не кончались.
   Между тем юные выпускницы усиленно гадали, какое из заклинаний было
  наложено на Кон Тона. Каждая поочередно перебирала все, что ей приходило в го-
  лову. Одновременно примеривая его на смертного. В результате чего из за этих
  многочисленных наложений летун то и дело вздрагивал, а иногда и посвечивал, так
  словно он превращался в гигантский фонарь.
   Венди наблюдая за титаническими потугами выпускниц и силилась не грохнуться на пол и зайтись от смеха и коликов в животе. До такой степени потуги ведьм были комичны. С другой стороны ее интересовало, кто из комиссии также видит то, что происходит на самом деле. Она отметила, как склонил голову Богочи, поглаживая свою бороду, и одновременно посмеиваясь в кулак. Монтеро во все глаза смотрел на Фрезерпину Пин и похоже ничего более замечать не желал. Орша'к вместе с оставшимся магом сохранял полную безучастность и равнодушие.
   Вот это-то равнодушие и довело Венди до состояния полного гнева. Сидят
  тут понимаешь три заумных олуха и считают, что они умнее всех! Да ведьмы не
  бог весть что и далеко не подарок, но зачем же им задавать такие трудные за-
  дачи, а потом ждать. Вдруг кто-нибудь ткнет пальцем в небо и попадет в самую
  средину. Это нечестно и не справедливо!
   Орша'к с тревогой заметил, как начали прищуриваться глаза малышки. И
  странный взгляд, которым девочка окинула комиссию. "О, Дар! Не дай ей сойти с
  ума и выкинуть нечто такое, о чем она будет жалеть всю жизнь!" С запоздалым
  раскаяньем он понял, что нельзя было убирать из школы Станка Листа. Брат имел
  на нее определенное влияние. Сейчас же она сама себе госпожа. И если она выкинет что-нибудь магическое - ничего в целом свете ей не поможет.
   Но его молитва не помогла.
   Она выкинула нечто такое, чему если бы он не был свидетелем сам, ни за что
  не поверил.
   Венди, даже ни разу не взглянув в сторону летуна произнесла заклинание.
  Разумеется лишь мысленно. Но он видел этот сверкающий поток мысленный лавы.
  И он был правилен. Абсолютно правилен. Затем вместо того чтобы взять свою ма-
  гическую энергию, она из двух дюжин чужой силы выбрала самую сильную и запрята-
  ла свое заклинание в ее. Это были только верно сказанные слова и стоило им
  соприкоснуться с его заклинанием, они взаимодействуют и распадутся освобождая
  смертного от наложенных чар. Но в тоже время слова распадутся а отпечаток ведь-
  менской силы останется.
   Чародей-чародеев восхищенно покачал головой. Даже он не мог сделать бы
  все более тонко и красиво, чем его дочь. Теперь в том, что это его дочь у него
  не осталось ни капли сомнения. Такую штуку могли проделать только Орша'ки. И
  никто больше. Не смотря на то, что малышка вылитая мать, ее ум работает, как у
  него. Она столь же осторожна, как его отец. И столь же хитра и остроумна как
  его дед. Венди. Вендельмина Орша'к!
  
  
   Заключение.
   - Вы вырастили замечательную девочку, магистр, - идя по широкому кори-
  дору, похвалил Чародей-чародеев Фрезерпину Пин. - Уже давно мне не встречались
  столь умные и целеустремленные ведьмы, как сегодня.
   - Спасибо, Чародей Орша'к. - счастливо улыбаясь, ответила ведьма.
   - Я надеюсь, что и следующий ваш выпуск будет не мение удачным.
   - Об этом, Властелин, я бы и хотела с вами поговорить. - опустив го-
  лову, словно школьница, пролепетала женщина.
   - Монтеро? - милостиво спросил Чародей-чародеев.
   - Он просил моей руки.
   - Я слышал, что чародей Пин, глава рода Пинов, отказал в его просьбе.
   - Поэтому мы просим разрешение у вас. - раздался спокойный голос Мотеро
  за спиной и Властелина.
   - Я всегда считал, что главе рода виднее за кого выдавать замуж своих
  женщин. - сурово произнес Орша'к.
   В воздухе повисла тяжелая пауза. Чародей-чародеев внимательно посмотрел
  сначала на Монтеро, затем на Фрезерпину Пин:
   - Я разрешаю вам сочетаться законным браком, вопреки воле старейшины
  рода Пинов.
   Не веря своему счастью двое влюбленных переглянулись.
   - Но это не по тому, что у меня сегодня хорошее настроение, - сурово
  продолжил Орша'к, - И не потому, что меня порадовала ваша выпускница, магистр.
  На то у меня свои собственные основания. Да и пришлите ко мне ту маленькую де-
  вочку. Смертную. Немедленно. Я забираю ее к себе в услужение.
   - Как?.. - непонимающе захлопала глазами Фрезерпина Пин. - Она же но-
  венькая. В этом году только поступила в услужение в школу...
   - Вы будете оспаривать мои приказы, ведьма? - пошедший уже вперед Чаро-
  дей-чародеев резко остановился.
   - Нет. Конечно, нет. - вновь опустив голову, пролепетала магистр.
   - Я так и думал.
   - Но почему? - открыто взглянув в глаза властелину спросил волшебник.
  - Она мне понравилась.
  
  
  ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
  
   Пролог.
   То, что называли - Дворцом Чародеев, на самом деле представляло несколько линий средневековых оборонительных сооружений, занимающих гряду скал в центре страны. Каждая оборонительная линия имела свои стены с бойницами и тайными проходами, свои угловые башни, ныне переоборудованные в мастерские и спальни магов, служебные постройки и внутренний дворик для тренировок и демонстраций мастерства.
   Первая линия частично отдавалась ведьмам, чьи способности, превышали среднего волшебника, и поэтому могли стать магистрами ведьминских наук. Остатки первой и вторая - для волшебников, третья - для чародеев. И, наконец, непосредственно сам центральный дворец - именовался Дворцом Чародеев и был резиденцией Чародея-чародеев. Именно отсюда совершалось управление огромной страной магов. Здесь собирался Совет, и принимал решения государственного масштаба.
  
  
   1. Дворец Чародеев.
   Венди с тайным восторгом оглядела внутреннее убранство покоев властелина страны. Огромные, во всю стену окна, из которых открывался изумительный вид на заснеженные вершины гор, были прикрыты тонким, как паутинка, прозрачным кружевным полотном. В центре комнаты стоял небольшой овальный столик, из цельного отполированного до блеска куска дерева. На резной ножке. На столе стояла ваза горного хрусталя со свежесрезанными цветами. Вокруг столика располагалось несколько огромных кресел, покрытых тафтой темно вишневого цвета. На каждом кресле лежала маленькая подушечка алого цвета, с вышитыми мелкими белыми цветочками. И, наконец, к каждому креслу полагался маленький стульчик для ног. Кроме этого в комнате находился лишь большой, кованный сундук.
   Девочка робко остановилась у окна и обхватила себя руками за тонкие плечики.
  - Тебе нравиться у меня в гостях? - голос звучал глуховато-мягко, н Венди вздрогнула от неожиданности. Она могла поклясться, что еще секунду назад его в комнате не было.
  Девочка кивнула в ответ.
  - Ты уже осмотрела другие мои покои? Или все время была здесь?
  - Была здесь... - тихо ответила она.
  - Я думал ты намного смелее, Венди, и уже все здесь обследовала, улыбнулся маг.
   - Я ждала, пока вы мне это разрешите. Станк Лист говорит, что нехорошо лазить по чужим комнатам без разрешения хозяев.
  - Мой брат всегда отличался повышенной чувствительностью, но я тебе даю свое разрешение. Ты можешь все здесь осмотреть.
  - Все? - удивилась девочка.
   - Все, - подтвердил Чародей-чародеев.
   Венди загадочно улыбнулась, но осталась стоять на месте:
  - В чем будут заключаться мои обязанности?
  - Это мы решим позже, когда ты здесь хорошенько осмотришься. Да, и еще, не вздумай здесь ни с кем разговаривать.
   - Почему?
   - Потому что ты принадлежишь мне и поэтому говорить тебе можно только со мной. Таковы правила.
   - А с теми кто, как и я, работают у вас? - склонив голову набок, спросила Венди.
  - Они настолько привыкли молчать, что вовсе разучились говорить. А теперь иди.
   - Но я еще не осмотрелась здесь, - хитро блеснув глазами, сказала девочка.
  - И что же ты здесь еще не видела?
   - Например, то, что находиться в этом сундуке.
   - Там еще одна шкатулка. Я всегда держу ее закрытой.
   - Почему?
   - Потому что там храниться шар пророчества. Мой шар. И мне вовсе не хочется, чтобы к нему прикасались посторонние.
   - А к чему еще вам не хочется, чтобы я прикасалась.
   - К моим бумагам на столе в кабинете, к книгам и к моей еде, что подает мой повар.
   - А как же я буду убираться в библиотеке, если не смогу протирать книги на полках. Или в кабинете, если там окажется заваленным бумагами весь стол.
   - Разумный вопрос. Но ответ на него прост, - в моем присутствии.
   - Но мне говорили, что у вас очень много работы и вы постоянно заняты.
   - Ничего, я что-нибудь придумаю, - заверил ее маг. - А теперь беги. Если захочешь есть, кухня на первом этаже. Ты можешь взять оттуда все, что тебе понравиться, если, конечно, повар это блюдо не готовит лично для меня.
   - А в сад мне можно?
   - Можно, только не подходи близко к краю обрыва, он очень скользкий в это время года. Да и не забудь, ты не в коем случае ни с кем не должна говорить.
   - Я постараюсь, - крикнула Венди, выбегая из комнаты.
   На что чародей Орша"к лишь улыбнулся и покачал головой.
   Осмотреться. Венди улыбнулась сама себе. Занятие по истине захватывающее, особенно для девятилетнего ребенка никогда нигде не бывавшего. И вдруг оказавшегося сразу ни где-нибудь, а в самом Дворце Чародеев. Если бы еще год назад кто-нибудь сказал ей, что она будет осматривать личные покои властелина страны, она бы не поверила. Ни за что!
   Комнаты, сменяли одна другую. Высокие резные двери открывались сами собой, стоило только к ним подойти. Потолки уносились далеко ввысь и были украшены цветными картинами. Позже Венди узнает, что это называется фресками. Вся мебель находившаяся во Дворце, была обязательно резной, причем в одной комнате рисунок всегда был одинаков, но никогда не повторял рисунки в других.
   Одним словом - это был Дворец, где все поражало глаз, восхищало и удивляло.
   Странным были только слуги, скользившие по натертым до зеркального блеска полам безмолвными тенями. Их движения были на удивление медлительны и плавны - Венди еще подумала с легкой завистью, сможет ли она двигаться так красиво и в то же время так безошибочно точно, как они. Но она будет стараться, очень и у нее обязательно получиться.
   Девочка с простодушием ребенка продолжала в упор смотреть на стирающих невидимую пыль слуг, когда вдруг увидела их глаза. Такие глаза она никогда не видела! Они просто не могли принадлежать живым людям. Сама еще не зная почему, она так решила, но не сколько не сомневалась, что это именно так.
   Со смесью страха и любопытства Венди осторожно приблизилась к слугам. Они не обратили на нее никакого внимания. Тихонечко, шаг за шагом следуя за ними девочка продолжала наблюдать за выверенными движениями слуг. Осмелев, малышка протянула руку и потрогала одного из них. На ощупь, к вящему удивлению девочки, слуга был теплым, а не холодным, как она первоначально предположила. Он остановился и, вытянувшись в струнку, замер. Его глаза невидяще уставились в пространство перед ней.
   Венди медленно обошла его кругом - слуга не шевелился. Она подняла руки и помахала прямо перед его глазами - никакой реакции.
  "Заколдован!" - пронеслось у нее в голове. Но такого странного заклинания она не знала. Она, вообще, не знала подобных заклинаний. Где воля, желания, мысли человека могли быть настолько подавлены.
  - Ты можешь идти, - попыталась отпустить слугу девочка. Он не
  пошевелился. - Иди же!
   Слуга по-прежнему стоял на вытяжку. Венди уже хотела было колдонуть, но вовремя вспомнила, где она находиться, и остановилась. Она ни за что бы не хотела, чтобы ее застигли за тем, как она колдует в одной из комнат Дворца.
   Повертевшись еще минут пять около застывшего, как изваяние слуги, Венди махнула на него рукой и пошла в сад. Справедливо рассудив, что остановить его ей ничего не стояло, а вот вернуть к прежнему занятию, она понятия не имеет как. Да и не должна.
  
   2. Недоброжелатели.
  - Я же просил тебя ни с кем не говорить, - вечером упрекнул чародей
  Орша"к Венди, сидя в одном из кресел в парадной зале.
  - А я и не разговаривала, - как ни в чем не бывало, заверила его девочка. - Просто он был такой странный, и я его немного потрогала, чтобы узнать настоящий он или нет.
   - Ну и как, настоящий? - усмехнулся маг.
   Девочка утвердительно кивнула головой:
   - Да, только, слишком уж заколдованный.
   - Как тебя понимать? Что значить слишком?
   - Слишком это значить - слишком. Да такой степени, что он уже и не человек, а не знаю что.
  - А ты бы хотела, чтобы он был просто человеком? - предположил маг.
   Малышка неопределенно вздохнула, пожав плечами:
   - Наверное, но тогда бы такой слуга не устраивал вас. Ну, не просто же так вы его заколдовали.
   Чародей-чародеев улыбнулся:
   - Не просто. Тебе понравилось у меня в гостях? - вдруг спросил он резко меняя тему.
   Венди кивнула головой.
   - Ты бы хотела остаться у меня в услужении? - ласково спросил маг.
   Малышка несколько раз переступила с одной ноги на другую, опустила голову, спрятала руки за спину и, наконец, отрицательно покачала головой.
   - Тебе же у меня понравилось? - удивился Чародей-чародеев.
   - Здесь красиво, - согласилась девочка. - Но мне не нравиться быть заколдованной, как все ваши слуги..
   - И это все? - поинтересовался маг.
   - Нет. У вас мало книг.
   - Каких книг? Мне говорили, что ты еще не умеешь читать. - задумчиво произнес он.
   - Зато умею их протирать и ставить на полки.
   - Интересно, - чуть склонив голову набок, протянул Чародей-чародеев. - Я так понимаю, это была твоя обязанность в школе ведьм?
   Венди снова кивнула головой.
   - У меня есть книги. Целое море книг. Стоят в моей библиотеке. - успокоил ее маг.
   - Хоть два моря! Я не хочу чтобы меня так заколдовывали! - уже не сдержавшись, выкрикнула Венди. - Мне это не нравится!
   - Ты думаешь, во Дворце кому-то есть дело до того, что тебе нравится, а что нет? - не повышая голоса, твердо спросил маг. - Тебе выпала великая честь работать в услужении у властелина твоей страны. А ты начинаешь мне тут заявлять: "буду - не буду"!
   Венди чуть всхлипнула, надув свои губки, но ее глаза при этом упрямо сверкнули.
   - Пойми наконец, глупышка, в этом нет ничего страшного. И совсем не больно! - снова вкрадчиво мягко стал заверять ее маг. - просто все твои движения станут мягкими и плавными. И ты даже никогда ничего не уронишь и не разобьешь нечаянно. Ты же видишь сколько здесь красивых, хрупких и ценных вещей. И кроме того, все свои дела, ты будешь делать в строго отведенное время. Именно, на этом заклинании и держится идеальный порядок Дворца. Например, я знаю всех своих слуг по имени и в лицо. И знаю в какую минуту из них кто где находиться. Это очень удобно.
   - Удобно? - не понимая, переспросила девочка - Чем?
   - Тем, что в мои покои не проникнет никто из посторонних и не подсмотрит, чем я там занимаюсь. Не залезет в мои бумаги или книги.
   Девочка широко раскрыв свои большие глаза удивленно смотрела на Чародея:
   - Я не знала, что во Дворец могут проникнуть воры.
   - Воры? - засмеялся маг. - Дар с тобой!
   - Я хотела сказать, ваши враги, - застенчиво улыбнувшись выдохнула Венди.
   - Враги - это слишком громко сказано! Скорее недоброжелатели или завистники, так будет правильнее.
  - И часто они к вам лазают? - приоткрыв от любопытства рот, спросила малышка.
   - Всякий раз, как у них появляется такая возможность, - пожал плечами чародей Орша"к.
  
  
   3. Чертик в голове.
   С самого утра Венди не знала, что с ней происходит. Обычно, чтобы ей как следует проснуться, уходило не меньше четверти часа. Сегодня все было иначе. Она не с того не с сего села на постели по среди сна и открыла глаза. Оделась, умылась, причесалась, застелила постель. Женщины, с которыми она теперь делила комнату, делали все то же самое, только в ином порядке. Девочка еще подумала, что все это очень странно, но в ее голову словно вселился какой-то чертик, который бесконечно подгонял ее, говоря, что именно она сейчас должна делать.
   Легкий завтрак и все слуги чародея Орша"ка зашагали безмолвной вереницей на свои рабочие места. Если вчера ей ее хозяин только поверхностно объяснил что где взять и что он от нее ждет, то откуда она сегодня знает, что ей надо делать?
   Чертик, засевший в ее голове услужливо подсказывал каждый следующий шаг, не давая девочки не минуты передыха. Она отвечает за воду и цветы во всех вазах во Дворце. Их оказалось не меньше трех дюжин. Далее ей было приказано заняться башмаками Чародея-чародеев. Эти две нехитрые процедуры заняли у малышки полдня. Следующие полдня она чистила столовое серебро, помогала крахмалить выстиранные занавески-паутинки и, наконец в конце дня ей велено было протирать книги в библиотеке. Книг здесь было действительно много, но не так, как в школе ведьм. Порадовало девочку и то, что некоторые из них она уже читала. Но о том чтобы здесь взять какую-либо из книг и почитать, не было и речи. Во-первых, мешал чертик сидевший с самого утра в ее голове. А во-вторых, Чародей-чародеев, который, хотя и сидел к ней спиной, Венди могла поклясться, не на миг не выпускал ее из поля своего зрения.
  К вечеру девочка устала от всей этой беспрерывной работы настолько, что уснула прежде, чем ее голова коснулась подушки. А на следующее утро все повторилось вновь с той лишь разницей, что вместо того чтобы крахмалить занавески, она чистила гобелены.
   Маленький чертик, засевший у нее в голове, с каждым днем все больше и больше подавлял волю Венди. Так, что через неделю девочка не только не могла ничего решать сама, но даже лишнего шага сделать без его подсказки.
   Так бы все и продолжалось до бесконечности, ибо в том состоянии, в котором девочка прибывала сейчас почти постоянно, время не ощущалась. Почти. Две-три недели и человек полностью теряет чувство реального времени. Если бы не олна случайность.
   Было уже за полдень, и Венди с сосредоточенностью и аккуратность помешанной развешивала накрахмаленную тюль. Высокие стрельчатые окна начинались, где-то около потолка и заканчивались почти у пола. Так чтобы повесить тюль, девочки приходилось пользоваться садовой стремянкой. Но в отличие от школьной,
  ее всюду приходилось таскать за собой. Справившись с заданием девочка начала осторожно спускаться по лестнице, когда вдруг расстегнулся ее левый башмак. Чертик в голове тут же дал команду привести свой внешний вид в порядок, - то есть застегнуть башмак. Дальнейшее, вряд ли стоит полнейшего описания, потому что подобный акробатический трюк, естественно, Венди оказался не по зубам. И она грохнулась на пол, благо лететь до него оставалось не так далеко.
   Боль. И довольно сильная. Девочка, кряхтя, терла ушибленные места. Затем поднялась и прихрамывая, проковыляла к ближайшему стулу. Башмак, слетевший во время ее падения отлетел куда-то под кресло.
   Боль сплошной пеленой полностью накрыло сознание девочки. Стул оказался слишком высоким и мягким. Для того чтобы на нем было можно удобно устроиться. А чертик, так прочно обосновавшийся в ее голове, как назло куда-то испарился и не подсказывал что ей надо делать. Венди в растерянности стонала и терла ушибленное место, не зная что ей предпринять. Потом неожиданно вспомнилось ее неудачное падение с Шестнадцатой, когда у нее точно так же болела спина и она с трудом доковыляла до школы. Тогда она потеряла от боли сознание, а когда пришла в себя. То уже лежала на лавке в кухне. Тогда еще Донна Бонн ей сказала, что ей нужно лежать и как можно меньше двигаться. А раз так, то ей следует пойти и лечь. Только сначала одеть потерявшийся башмак.
   Подковыляв к креслу под которым он находился, девочка попыталась наклониться, но в то же мгновение ее пронзила такая страшная боль, что она побледнела и тут же выпрямилась, держась за поясницу. На глаза навернулись слезы.
   - Дар бы его побрал! - в сердцах выругалась Венди, скосившись на кресло под которым лежал злосчастный башмак.
   В ту же секунду вверх взметнулось ириально синее пламя, увлекая вместе с собой громоздкое кресло. Пламя пропало так же неожиданно, как и появилось. Кресло упало на прожженный пол с глухим, но сильным стуком. На ворсистом ковре с витиеватым узором, там где стояло кресло, зияла громаднейшая дыра. Башмак бесследно пропал.
   Венди нервно втянула в себя воздух.
   - Что здесь происходит? - строго спросил невесть откуда взявшийся Чародей Орша"к.
   Но прежде чем девочка успела что-либо ответить кресло издало жалобно-протяжный скрип и начало неравномерно оседать. Затем его оболочка дрогнула, заколыхалась и рассыпалась. Раздался хлопок, и то что было когда-то креслом приказало долго жить. Венди, забыв выдохнуть, стояла посреди комнаты держась обеими руками за поясницу.
   Чародей Орша"к, сузив глаза, перевел взгляд с груды трухлявой древесины
  И прожженной дыры на великолепном ковре, на девочку.
  - Что здесь происходит? - повторил он свой вопрос. Венди лишь, со свистом, выдохнула, но так не проронила ни звука.
  Чародей обошел, идеально выжженый круг, что-то обдумывая и прикидывая, и вновь остановившись перед девочкой, внимательно посмотрел на нее. Затем резко развернулся и покинул комнату. В то же мгновение появился чертик, не весть куда пропавший. И заговорил так сладко и нежно, что Венди готова была просто растаять. "Тебе надо прилечь, и немного поспать, пошли-ка детка в кроватку. А когда проснешься - и думать забудешь о боли. Твой хозяин об этом позаботится. Он всегда заботится о своих слугах. Так что давай по-тихонечку - шажок, еще шажок, я знаю, что тебе больно, но когда ты доберешься до кровати и ляжешь - тебе станет легче. А потом уснешь, и боль пройдет."
  Венди почти физически ощущала, как с каждым словом, чертенок аккуратно пролезает в ее голову, заполняет ее мысли, желания. И ей это не понравилось. Она не хотела снова подчиняться этому странному голосу, живущему помимо ее воли, в ее голове, и контролирующему ее жизнь. Ей хотелось: смеяться и прыгать, когда ей весело; дуться, когда ей грустно, а еще забраться в библиотеку и посмотреть все книги, там наверняка есть, что-нибудь очень интересное, а шар пророчеств, неужели она не сможет, зная где он находится, заглянуть в него. Если она этого не сделает, она себе никогда этого не простит.
  Ее мысли, видимо, очень не понравились чертику, и он выпустил свои коготки, цепляясь за уже завоеванную территорию. Теперь у Венди помимо копчика и поясницы начала болеть еще и голова. "Веселенькая у меня здесь жизнь" - в сердцах подумала девочка. И добавила - "Дар бы ее побрал!"
  В глаза полыхнуло синее пламя, так что Венди едва успела зажмуриться. Что-то громыхнуло, а может упало; Венди обдало холодом, потом подкинуло, к стати когда она приземлилась, в ее спине что-то щелкнуло, и встало на место. Так что спина хоть и побаливала, но совсем немножко.
  Девочка потихонечку приоткрыла глаза, готовая в любой момент снова их закрыть. Но пламени уже не было. А вот роскошная комната превратилась в груду золы. Не осталось ничего - ни фресок, ни хрустальной люстры, ни дорогих ковров, ни мягких кресел. Только там где раньше стояла ваза из голубой яшмы, одиноко лежали цветы. Да посреди комнаты стояла Венди, в обгоревшем по подолу платье, с подпаленными волосами. Чертик тоже куда-то пропал.
   Тут же в комнате появился Чародей Орша"к и в полном трансе обвел все глазами.
  - Ну и сколько еще разрушений ты намерена мне сегодня учинить? - тяжело вздохнув, поинтересовался он.
   Венди неопределенно пожала плечами.
  - Спина еще сильно болит?
  - Не очень, = честно призналась она.
  - А как же мои предупреждения, что бы ты никогда ни с кем не говорила?
  - Так вы сами первым стали со мной говорить, - искренне удивилась малышка.
  - А что это за феерические идеи на счет моей библиотеки и моего Шара?
  Венди чуть прищурила глаза:
   - Так я и знала, что вы с помощью этого чертика читаете у меня в голове.
   - Чертика? - подняв брови удивился Орша"к. - Ты имеешь ввиду голос в твоей голове?
   Девочка утвердительно кивнула.
   - Это всего на всего контроль. Он подсказывает слугам когда и что надо делать, а так же если что не так в их мыслях докладывает мне.
   - И часто он вам что-нибудь докладывает? - полюбопытствовала малышка.
   - Надо признаться нет, - улыбнулся маг. - Такое вообще случается редко.
   - А разговаривать слугам вы запрещаете потому что этот ваш контролер плохо реагирует на звуки? - предположила Венди.
   - Не на звуки вообще, а на одно определенное сочетание звуков.
   - Дар его побери! - восторженно воскликнула девочка.
   - Хватит одного "Дара", чтобы контролер перестал работать.
  - А почему тогда тот человек остановился. Когда я с ним просто заговорила?
  - Потому что ты нарушила привычную его программу, Венди. И он сам не знал как восстановить привычный ход событий, не нарушив ничего в дальнейших моих распоряжениях.
  
  
   4. Вендельмина.
   Все странное и непонятное для Венди с того памятного разговора с Чародеем-чародеев осталось в прошлом. А все самое необычное и интересное только-только началось.
   Во-первых ей сделали двойника, который за нее выполнял все полагающиеся работы. Чистил, мыл, стирал, убирал, вытирал, проветривал, - одним словом ничем не отличался от любой другой обслуги во Дворце. Тогда когда сама Венди свободно передвигалась по личным покоям мага будучи абсолютно прозрачной. Можно конечно было стать невидимой, но в этом случае была масса неудобств. Это и специальные заклинания, наложенные еще тысячи лет назад первыми обитателями Дворца, против невидимок. И то что служба безопасности дворца тоже делала все для того чтобы выловить этих самых невидимок. А вот прозрачных почему-то никто не стремился искать.
   Венди получила специальный доступ в личную библиотеку чародея Орша"ка. Оказывалось, требовалось и такое. Она училась работать с его Шаром пророчеств и, вообще, обучением девочки теперь занялся сам Великий Магистр. Так что время стало пролетать быстро и незаметно, тем более что Венди занималась тем, чем хотела.
  
  
   Вендельмина, ты прочла ту книгу что я тебе дал? - строго спросил девочку Чародей Орша"к.
   Она расположилась на ковре, как раз посреди его библиотеки. Вокруг нее лежали толстенные книги со множеством закладок, ворох карт параллельных миров и куча шпаргалок, написанных на клочках бумаги.
   - Еще нет, - не отрываясь от своего занятия, ответила малышка. - Я здесь не закончила.
   - Вендельмина! Это подождет. Мне нужна чтобы ты как можно быстрее прочла "Теорию заклинаний". В этой книге дается подробный принцип действия всех заклинаний. А потом займешься твоими вычислениями.
   - Папа, я здесь почти закончила! - повернувшись к магу посмотрев на него своими огромными глазами, просящим голосом произнесла она. - Ну, мне осталась совсем вот такая капелька! - показала она на пальцах.
   - Все это конечно хорошо! - начал сдаваться Чародей-чародеев. - Но ты не успеешь к сроку закончить свою подготовку.
   - Конечно успею, - не сколько не сомневаясь в своих способностях заявила малышка. - Подумаешь каких-то три испытания!
   - Не просто испытания, а экзамена, - поправил ее отец. - И, кроме того, люди с нашего измерения попадают в эту школу весьма и весьма редко.
  - Ну не попаду я в эту школу, что с того, - в недоумении пожала плечами Венди. - Буду учиться у тебя.
   На что маг скептически покачал головой. Он хорошо знал свои возможности влияния на эту маленькую упрямицу. Все те месяцы, что дочь находилась с ним, в своем влиянии на нее он не преуспел. Частично в этом были повинны государственные дела и его вечная занятость ими. В то время как девочка была полностью предоставлена сама себе. С другой стороны и то обстоятельство, что дочь постоянно приходилось прятать ото всех. Пока она мала и слаба, его приближенные не преминули бы избавиться от его отпрыска, даже не смотря на то что это девочка. И, конечно, не последнюю роль играли глаза малышки. Точ-в-точь, как у ее матери. Стоило только Вендельминне взглянуть на него, как он вспоминал другой взгляд. Взгляд женщины, которую он любил до беспамятства. Взгляд, которому он не мог не в чем отказать.
   Вот так и получилось, что девочка была предоставлена сама себе и занималась только тем, что ей по нраву. А что бы она получила более полное и систематическое образование, тем более что Дар так и бил из нее ей необходимо было попасть в настоящую школу магов. Беда была в том, что таких школ было не так уж много, а поступить туда - еще труднее. Школы в их мире сразу отпадали. Ее нельзя туда отпускать, иначе он ее потеряет. Что же касается других измерений, то: одна была слишком дорогая. Даже с его финансовыми возможностями правителя. Другая была в стране, где политическая ситуация менялась чаще, чем грязное белье у чернорабочего. В третьей - подготовка не того уровня, что он хотел для своей дочери, и наконец, в четвертой - все было так как нужно, с одной лишь оговоркой - пройти три испытания и попасть в школу было весьма трудно, а точнее почти невозможно. В свое время его отец, боясь за его жизнь, пытался отправить его в эту школу. Но у них ничего не получилось. Он самый сильный чародей в своей стране, не прошел три вступительных испытания. Теперь он хотел отдать, свою дочь в эту же школу.
   Были и еще дополнительные трудности. В школу принимали только раз в год в период летнего солнцестояния, детей не старше десяти лет. А Венди только только-только исполнилось десять. В следующем году к этому же времени ей будет уже одиннадцать. Да и где ее прятать целый год! Она Должна поступить в эту школу во что бы то не стало и непременно в этом году. А она вместо того чтобы готовиться занимается невесть чем! Какие-то таблицы, графики, и еще Дар знает, какие расчеты. Одним словом - глупости.
   - Вендельмина! - снова строго произнес чародей Орша"к.
   - Папа, обещаю я выучу эту твою "Теорию" к вечеру завтрешнего дня от корки до корки! Но сейчас я хочу закончить это.
   Дальше было спорить бесполезно. Дочь все равно сделает по своем. Тем более что сей час ему уже нужно уходить. Его ждут в другом месте.
   - Я вернусь только поздно вечером, до моего возвращения ни шага из библиотеки!
   Девочка утвердительно кивнула головой, не отрываясь от своего занятия.
   - И учти я проверю, как ты держишь свое обещание!
   Снова кивок головы.
   Чародею-чародеев оставалось лишь вздохнуть и, выйдя из комнаты, закрыть дверь на более сложное заклинание, чем обычно.
  
  
   5. В начале пути.
   Вывести малышку из Дворца оказалось куда труднее, чем впустить. Тогда, на экзамене ведьм, когда он сказал, что забирает ее, всех удивило его желание, но не встретило недовольства. Потому, что все было как всегда, как заведено в далекие времена предками. А сейчас нет. Ее двойник усердно и исправно трудился в числе многочисленной обслуги. В то время как она сама готовилось к поступлению в магическую школу на Изибре.
   - А где я буду жить, те несколько дней до испытания? - не унималась малышка.
   - У моего знакомого. - Стараясь сосредоточиться на заклинаниях, что бы незаметно покинуть Дворец, ответил чародей.
   Венди привычно просканировала действия отца, при этом продолжая его допрашивать:
   - Он настолько хороший знакомый, что ты можешь ему доверить меня?
   - Нет не на столько. Но он на столько хорошо не знает меня, чтобы понять кто ты. И каким боком ко мне относишься.
   - То есть ты думаешь, что он не знает, что ты правитель этой страны. И тем более не знает, что я твоя дочь.
   - Вот именно. Кстати последнего факта не знает никто, кроме нас и брата.
   - И ты думаешь он не о чем не догадывается? - приподняв брови, в точности как это иногда делает отец, и склонив голову на бок, усмехнулась девочка.
   - Ну, он не на столько дурак, что бы не понять, что я маг. Но и не настолько самонадеян, чтобы думать что я птица столь высокого полета.
   - А по-моему у тебя на лбу огромными буквами светиться кто ты есть на самом деле, - улыбнулась Венди. - Не сердись. Мне просто так кажется.
   Чародей Орша"к нежно погладил ее по волосам:
   - Не сравнивай. У тебя интуиция мага. А он всего лишь торговец. Удачливый, конечно, и даже очень, но Дара в нем, и на грамм не видать.
   - А что ты скажешь ему обо мне?
   - Скажу, что надо бы тебя подальше от дома отправить. Больно ты местному волшебнику не по нутру. Вот родители тебя и решили спрятать. Сам он был в такой ситуации. Ему сына тогда прятать пришлось. А так как он сейчас отправляется за товарами на Изибр, то, надеюсь, и тебя туда прихватит.
   - А как ты ему объяснишь, что я одна там делать буду?
   - Никак не объясню. Он человек умный и добросовестный и если уж за что-нибудь берется, то делает это до конца.
   - Проще говоря, пристроит меня куда-нибудь.
   - Вот именно. А теперь помолчи, пожалуйста, Вендельмина. Мне необходимо все мое внимание.
   Венди лишь тяжко вздохнула. Для того чтобы сканировать действия отца ей все свое внимание нужно не было. А вот про человека, с которым она отправиться на Изибр, ей бы хотелось узнать чуточку по подробнее.
  
  
   - Венди познакомься - это купец Вакуп. - приведя ее в большой дом за высоким забором, сказал отец, и мягко подтолкнул девочку к огромному пузатому старику.
   - Здравствуйте, - робко произнесла малышка.
   - Это и есть, та особа, что сильно насолила местному волшебнику.
   - Она и есть, - подтвердил маг.
   - Да чем же эта кроха умудрилась так вывести из себя взрослого человека? - рассмеялся торговец.
   - Да вот так уж получилось, - развел руками маг.
   - Иди-ка, кроха, побегай, а я пока с моим другом потолкую, - широко улыбаясь, прогрохотал купец.
   - А можно я сначала осмотрюсь? - застенчиво спросила малышка.
   - Можно, - разрешил хозяин. - Там в комнате моя жена с племянницей, они будут рады с тобой познакомиться и все тебе здесь показать.
   Венди послушно развернулась и пошла в ту сторону, куда ей указал толстяк.
   - А теперь без утайки, все как на духу! - сразу став серьезным, потребовал от своего друга объяснений купец. - Я не первый год на свете живу, и знаю, что такая соплячка вряд ли могла взрослого мага до белого колена довести. А раз это не так, то в какую темную историю ты "по дружбе" хочешь меня втравить.
   - Дар у нее. От куда не знаю, но есть. Не ахти какой сильный, но Дар. К магам она ни с какого бока не подходит. А коль про это хоть одна живая душа узнает - мороки не оберешься. Весь простой люд тогда перетрясут, никого не пожалеют. Сам знаешь, милости от них ждать не приходится. Вот и решили ее куда подальше отправить. Ты ведь на Изибр отправляешься? Сам говорил, маги там частенько встречаются.
   - Встречаются, - как эхо повторил купец. - А кто Дар то в ней заметил?
   - Маг один. Но этим он ни словечка не скажет. Они его уже давно из магов-то выперли. Сказали поведение, ведите ли не то. Да со смертными частенько якшается.
   - И что действительно частенько?
   Гость неопределенно пожал плечами:
   - Сам я с ним не знаком. Не довелось. А кому довелось, так те в один голос поют, что в никакой доброй просьбе не отказывает. Там расколдовать кого или вылечить. Конечно он там не такой уж и сильный волшебник, но что сможет, то всегда сделает.
   - А в чем этот дар то у нее выражается!
   Гость снова пожал плечами.
   - Врать не буду, не знаю. Сюда пока вез, ничего странного в ней не нашел.
  Девочка, как девочка. Любопытная правда, вопросов много задает. Что увидит про то и спрашивает. А так ничего странного я в ней не нашел.
   Вокуп неторопливо прошелся туда-сюда по горнице и почесал затылок:
   - Ну, отвезу я ее на Изибр. А там-то, что прикажешь с ней делать?
   - Не знаю друг. Мы о ее безопасности больше пеклись, чем о том, что будет дальше.
   - Хорошенькие дела! - скривился купец. - С рук на руки сбыли, а последний думай что дальше делать!
   - Да не сердись ты. Я-то на Изибре никогда не был. И знать не знаю, куда там малышку пристроить можно. Может в лавку какую возьмут? А может ты, что умное предложишь, подумавши-то?
   - Подумавши, может и предложу. Но обещать пока ничего не буду, - почесав бороду, согласился купец.
  
  
   6. Знакомство.
   Племянница купца оказалась девочкой чуть помладше Вени. Они довольно быстро подружились.
   - Я Мерай. А тебя как зовут?
   - Венди.
   - Ты теперь у дяди жить будешь?
   - Нет, - вмешалась в разговор девочек жена купца. - Венди только немного погостит у нас. Ведь ее мама будет скучать по ней, если ее не будет долго дома. Правда же, дорогая? - мило улыбаясь обратилась женщина за поддержкой к гостье.
   - Нет. Моя мама умерла.
  Такого оборота Дрю Вакуп не ожидала:
   - Но твой папа...
   - Я, и мои брат с сестрой, живем у дяди с тетей, - не дав договорить женщине до конца, сказала гостья. Венди даже не пришлось сканировать хозяйку, у нее и так все было написано на лице. Она вторая жена купца и намного моложе его. От первого брака у него был сын. Был... А она так и не смогла подарить ему ребенка, как не старалась. Муж не в чем ее не винит, но боль от потери единственного сына кровоточит в его сердце незаживающей раной. - Но если бы вдруг нас не стало, они бы были не против. У них и своих детей много.
   Интересно куда мог деться сын торговца? Выудить это у его жены малышка не смогла, по той простой причине, что та сама ничего не знала.
   - А твоя сестра большая или маленькая? - спросила Мерай.
   - Маленькая, - улыбнулась Венди. - И братик тоже.
   - Хочешь, я тебе покажу свои игрушки. Знаешь, сколько мне их купил мой дядя! Целую горку. А когда еще привезет, они уже просто в комнату поместиться не смогут. И тогда я их положу в комнату тети. Она мне разрешила, - утаскивая Венди в свои покои говорила Мерай.
   - Я вижу девочки быстро нашли общий язык, - снова улыбаясь, спросил купец у жены, зайдя в комнату. - Как она тебе?
   - Милая. Немного застенчивая, но очень хорошая. Знаешь, у нее оказывается умерли родители и она вместе со своими братом с сестрой живет у родственников. - с надеждой подняв глаза на мужа произнесла Дрю Вакуп.
   - И что?
   - А у них своих детей много. И, как я поняла из слов девочки, они были бы вовсе не против, если бы кто-нибудь снял с них эту обузу.
   - Она еще слишком мала, что бы судить о таких вещах, - отрезал торговец, но увидев погрустневшие глаза жены тут же добавил. - Я проверю.
   - А если это так... То мы сможем взять их к себе?
   - Не знаю дорогая, - целуя ее в макушку, пробормотал Вакуп. - Там видно будет.
  
   - А..., э..., ваш друг уже уехал? - заглядывая купцу в глаза, спросила Венди, как только ей надоело играть в куклы.
   - Мой друг? - удивился Вакуп. - А ты разве не знаешь, как его зовут.
   Если бы малышка могла ругаться также замысловато, как Тагор Рар, то сделать это было в самую пору.
   - Мне сказали, но я забыла, - на ходу соврала она.
   Торговец внимательно посмотрел на стоящую перед ним малышку, но понять не смог, точно ли она забыла или не знала имени.
   - Я его зову Друг мой.
   Венди приподняла брови, но потом пожала плечами.
   - А когда мы поедим снова?
   - А когда ты хочешь поехать?
   Девочка неопределенно пожала плечами.
   - А тебе, вообще, нравиться дорога? Дальние страны, чужие миры?
   - Не знаю. Я там никогда не была. А вот ездить верхом на лошади мне нравиться.
   Вакуп довольно усмехнулся. Ему-то казалось, что девчонку к нему могут подослать грабители, для того чтобы она усыпила его бдительность и узнала, когда его караван отправиться в путь. А ее то и интересует всего будет ли она сидеть верхом на лошади или нет.
   - А что бы ты больше всего хотела увидеть? - улыбаясь малышки, спросил купец.
   - Ярмарку.
   В то время когда еще были живы ее родители. Те, которых она привыкла считать своими родителями, они ездили на ярмарку. В воспоминаниях осталось много народу, веселые лица, нарядные одежды и сладкие медовые пряники.
   - Понятно. А на какой ты ярмарке была: на городской, или деревенской?
   Венди снова пожала плечами.
   - Я там с братом медовые пряники ела. А сестренки еще у нас не было. Ее мама потом купила.
   Купец ласково прошелся ладонью по ее головке и отправил к Мерай.
   Венди и сама знала, как наивно в ее устах звучат такие слова. Ни дать не взять - деревенская девчонка. Ну откуда же бедному торговцу знать, что она ведьма и уже такие книги читала, о которых ему и во сне не снилось. Забавно, но ему лучше про ее мысли и способности не знать.
  
  
   7. Родственники.
   На дворе стояла ночь, и все в доме крепко спали. Венди, для того чтобы это узнать, вовсе не требовалось чрезмерно больших усилий. По-правде говоря, ей для этого не требовалось не только вставать, но даже открывать глаза. Здесь в большом красивом доме богатого купца не привыкли к раннему подъему. Просыпались, когда солнышко давно поднимется над горизонтом, да землю прогреет. Да и тогда, сначала вволю в своей постельке понежатся, а уж затем и вставать можно. Конечно не считая самого купца Вакупа. Он с раннего утра на ногах, но на женскую половину не заходил.
   И хотя Венди была сама не большая любительница таких пробуждений, сегодня обстоятельства были таковы, что встать придется. Если отец прав, то сегодня она вместе с караваном торговца Вакупа покинет на долгие годы свое измерение, а что это будет именно так, она даже не сомневалась. Но прежде, чем сделать это, ей нужно было убедиться, что с ее братом и сестрой все в порядке. Как им там живется у дяди с тетей? Ей там было не сладко. Но может хоть им хорошо, ведь она все же зарабатывает деньги на их содержание. И пока она не уехала, это надо бы проверить.
   Бесшумно соскользнув с кровати, и одевшись девочка выскользнула из дома. Взмах ладонью руки и мысленно произнесенное заклинание и она исчезла со двора купца, будто ее никогда и не было здесь. А еще через мгновение оказалось на подворье своих родственников. На том самом подворье, которое покинула чуть более года назад вся в слезах. Она боялась. Боялась ведьм, а сама оказалась не просто ведьмой - магом. Хоть в это и трудно поверить. Дочь чародея Орша"к. Единственная дочь и наследница целого королевства. Как не смешно звучали эти слова.
   С того времени, когда Венди здесь была в последний раз, многое изменилось. И дом стал больше и двор шире. И служебных построек значительно прибавилось. Злые цепные псы поднялись, почуяв незнакомый запах, и зарычали. Но прежде, чем они залаяли и разбудили весь дом, Венди щелкнула пальцами и усыпила их.
   Проникнуть в дом оказалась еще проще, даром, что запоров на двери было больше полдюжины. Комната, другая, третья. Она нашла спальню дяди с тетей, кузенов и кузин, но ее брата и сестры среди них не было. Девочка нахмурилась и сжала губы. Пройдя обратно сквозь закрытые двери, она огляделась по сторонам. На улице заметно посветлело - показались первые лучи восходящего солнца. Венди хозяйским шагом прошла к сараям. В первом был курятник, в следующем - конюшня. С другой стороны дома коровник. Но брата с сестрой и здесь не оказалось. Круто развернувшись, Венди уже была готова покинуть конюшню, когда услышала незнакомые голоса:
   - Странно, что псы сегодня не рычат на нас.
   - Да накормили их до отвала, вот и спят, что им, главное чтобы брюхо сытое было.
   - Да как бы не так! - послышался третий голос откуда-то издалека. - Они лишнюю краюху хлеба бедным сиротам не дадут, а ты хочешь, что бы они собак от брюха кормили.
   - А что это псы сегодня даже ухом не ведут... - начала снова первая женщина.
   - Не знаю. Это действительно странно. Обычно, эти лохматые злыдни, того и гляди шкуру с тебя спустят. Шерсть на загривке дыбом стоит, - задумчиво ответила третья.
   - Вот и я про то же самое, - подтвердила вторая.
   Венди бесшумно вышла из сарая и застыла перед дверь. Щелчок пальцев и псы мгновенно очнулись, ощетинились и зарычали на пришедших. Почти сразу послышался звук отпираемых запоров на двери.
   - Что явились? - раздался с крыльца властный голос тетки. - Поздно вы встаете, работнички. Скотина уже полчаса как мычаньем весь дом изводит, а вы мало того, что опоздали, так еще и лясы почем зря у меня на дворе точите.
   Работниц как ветром в коровник сдуло. По среди двора осталась стоять лишь одна Венди.
   - А ты что здесь дырки в башмаках простаиваешь! - прикрикнула на нее хозяйка. - Марш в... Венди? Что ты здесь делаешь? Ты же должна быть на работе?
   Девочка лишь, слегка прищурившись, спокойно оглядела родственницу.
   - Я тебе говорю, соплячка, что ты здесь делаешь? - повысила голос до визга тетка. Из коровника почти мгновенно появились три женских головы. - Или ты и там умудрилась так напакостить, что тетя пинком под зад выперли? Муж, ты только полюбуйся, кого к нам нелегкая принесла!
   На крыльце привлеченный шумом появился дядя:
   - Ну, здравствуй, племянница, - откашлявшись, пробасил он. - С чем пожаловала?
   - Здравствуй, дядя! - не шевелясь, отозвалась Венди. - Меня со школы на время каникул, родных проведать отпустили.
   - И на долго? - грозно глянув на жену, спросил он.
   Девочка неопределенно пожала плечами:
   - Это как получиться.
   - Ну что ты стоишь, проходи уж! - посторонилась тетка. - Твоя помощь в домашних делах не помешает.
   - Сначала я предпочла бы повидаться с братом и сестрой.
   - "Предпочла!" - ишь каких слов нахваталась! У нас, как солнышко-то встало, все работают, а сюсюкаются по вечеру.
   - Где они?
   - Сначала поможешь скотницам, затем на конюшне...
   - Сначала я повидаюсь с ними, а позже может и помогу.
   - Что ты сказала?.. - растерялась от неожиданности тетка.
   - То, что ты слышала, жена. Племянница решила, а ты пляши под ее дудку! - гаркнул дядя. - Видно давно ее ремнем никто не охаживал. Вот она и распоясалась!
   - Это точно, дядя, ремнем меня давно никто не порол! - ни чуть не испугавшись, согласилась девочка. - И, как не жаль тебя разочаровывать, уже никто и не выпорет.
   - Да! Уж больно ты много мнишь о себе, соплячка! А я вот не посмотрю, что ты уже, как взрослая стала. Работать пошла. Возьму ремень похлеще, да отхожу по месту, что по ниже спины.
   Венди лишь насмешливо хмыкнула и, развернувшись, не торопясь покинула подворье родственников.
  
  
   8. Талисман.
   Гнев бурлил в ней подобно вулкану, готовый в каждую минуту выплеснуться фонтаном эмоций. В руках она себя держала из последних сил. Уму не постижимо как можно отдать четырехлетнего ребенка в батрачки. Именно столько было ее сестренке. Да что она может сделать? О, Дар! Успокоиться. Ей срочно надо успокоиться. Если с ее маленькой Тери в том чужом доме обращались худо, она не выдержит! А она ведь женщина, следовательно - ведьма. Ведьмы в гневе себя не контролируют. Дар тогда знает каких бед она может натворить. Надо успокоиться ей надо успокоится.
   Тогда сначала следует пойти к брату. Тор подмастерий у горшечника. Ведь лепить горшки и всякие там чашки плошки не так уж сложно. Хотя, что она вообще об этом знает? Почти ничего. Может, ему там жилось вовсе нет так уж плохо?
   Обидно то, что она попала в школу ведьм. Мучалась, переживала, и оказалось все зря. Ни гроша из тех денег, что она заработала в школе, не досталось на содержание ее брата и сестры. То, что она прочитала в головах своих родственников потрясло ее. Да какой же степени надо ненавидеть вся и всех, чтобы так обращаться с маленькими ни в чем не повинными детьми! Если бы не слово, что она дала Станку Листу, а затем и отцу... Если бы не то что они с первых дней их встречи бесконечно внушали ей, то она уже давно бы послала куда подальше и такое сотворила со своими дорогими родственничками, что бы ни кому было бы не повадно издеваться над бедными сиротами.
   Одно из правил высшей магии чародеев гласило: "Маг всегда должен держать себя в руках и не принимать поспешных решений. Подумай - десять раз раньше, а сделать всегда успеешь позже.
  
  
   Дом единственного горшечника на всю округу оказался старым, кособоким и приземистым. Забор с упавшим плетнем и грудой песка и ее каких-то камней на дворе. Маленькая шавка, со страху спрятавшаяся под телегу, скандально залаяла на незваную гостью. Из дверей показалась полуодетая баба необъятных размеров. Молча оглядев Венди с головы до пят, баба неприветливо спросила:
   - Тебе чего?
   - Тора.
   - Если все будут шастать тут с утра пораньше, - проворчала она, - То кто работать то будет?
   - Я не надолго, - постаралась успокоить толстуху девочка.
   - Тебя за чем послали? - спросила кудлатая голова появившаяся из низенького окошка.
   - Что? - не поняла Венди.
   - Я говорю чего тебя надо? - пояснила голова. - Если горшок, то зайди завтра к вечеру. Сделаю. А если кувшин, то у меня есть штуки три-четыре. Выбирай какой больше нравиться.
   - Ей с Тором повидаться, - оборвала баба потоки слов из окна. - Если он еще не встал, то толкни его там. Пора уже и вставать. А то каша на плите скоро совсем остынет. Да и работа не ждет, - с этими словами женщина переваливающейся утиной походкой проследовала мимо девочки в сарай к птице.
   Голова в окне исчезла.
   А еще через пару минут во дворе появился, зевая и потягиваясь, босой Тор.
   - Ну, привет, братишка, как дела?
   - Венди! - обрадовано во всю мощь своих детских легких заорал Тор. - Ты вернулась! А мы с Тери уже думали, что никогда тебя не увидим.
   - Я то же сначала так думала, - обнимая брата, сказала девочка, - но как видишь, не так страшены маги, как про них все говорят.
   - Да? А почему же все в один голос твердят, что ведьмы ух какие злющие и вредные.
   - Ведьмы, как и люди, есть разные. Среди них есть и совсем ничего.
   - Ты их совсем не боишься? - удивился Тор.
   - Совсем, - улыбнулась Венди.
   - Вот это да! - восхищенно воскликнул брат.
   - А волшебников и чародеев?
   - И их не боюсь, - весело отозвалась девочка.
   - Но ведь они могут превратить тебя в жабу! - в ужасе прошептал Тор.
   - Вот еще глупости! - пожала плечами Венди. - Знаешь, что я тебе по секрету скажу. Никогда ни один уважающий себя маг не станет заниматься подобными пустяками.
   - Почему?
   - Потому что он маг, а ни какой-то тебе жалкий неумеха. Только тот, кто не умеет колдовать, по настоящему, занимается подобными глупостями.
   - Ну и что? - искренне удивился мальчик. - Все равно ведь он может тебя заколдовать.
   - Может, - согласилась Венди, - Только я посмотрю как у него это получиться? - и с этими словами она достала из-за ворота своего платья пуговицу, весящую на ниточке.
   - Что это? - открыв рот, спросил Тор.
   - Талисман. Мне его сделал сам чародей Орша"к.
   - Ты видала Великого Магистра! Вот это да! Он был у вас в школе? И ты с ним разговаривала? И даже совсем его не боялась?
   - Зачем его бояться? - опешила Венди. - Он совсем не страшный.
   - А как он тебе сделал талисман?
   - Взял пуговицу с моего форменного платья и наложил на него заклинания. Для того, что бы никто другой не смог меня заколдовать. Вот и все.
   - А если я его вдруг увижу, я тоже могу подойти и попросить у него такой талисман?
   - Нет, Тор, не можешь. Такие талисманы он дает только тем людям, которые работают у него в личных покоях.
   - А как же тогда ты...
   - Так получилось. Когда он прилетал к нам в школу на выпускные экзамены ведьм старших классов, там он увидел меня. Я ему понравилась и он забрал меня с собой.
   - Куда? - дрожащими губами спросил мальчик.
   - Как куда? - засмеялась девочка, - Во Дворец Чародеев, конечно.
  
  
   9. Тери
   Тери выручать они пошли вместе. Тор говорил, что ему у горшечника живется вовсе и не так уж плохо. Своих детей у них нет, так мастер с женой к нему как к родному относиться. И не обижает. А если бывает, когда подзатыльник даст, то за дело. Например, если он так уж вещь испортит, что не поправишь. А вот Тери повезло меньше. У тех людей, к которым ее отдали, и своих детей куча, да еще и она. А взяли они ее так рано для того, чтобы затем больших денег не давать. Сейчас она чего, гроши сущие стоит. А вот годка через два подрастет, и работница тебе, а главное-то бесплатная. А коли уйти захочет, замуж там, али еще как, то они таких денег за нее потребуют ввек не расплатишься!
   - Тор, а ты то откуда это знаешь? - удивилась Венди.
   - Мастер сказывал, - самодовольно пояснил мальчик. - Ты не смотри, что он такой хлипкий, да весь заросший. Мужик он знаешь о-го-го какой умный. К нему за много верст за советом люди ходят.
   Девочка лишь небрежно пожала плечами:
   - А еще про Тери он тебе что-нибудь говорил?
   - Еще бы, конечно, говорил! Ее забирать сей час надобно, а потом уж нам не под силу будет. Да вот незадача, забрать ее может только дядя с тетей, потому как они взрослые, а меня и слушать никто не будет.
   - А сам твой мастер не пробовал?
   - Забрать-то что ли? Еще как пробовал! Дивчина, говорит, когда вырастит видная будет, коли сей час не заездят. Да куда ему. Он ведь и с палкой-то ноги ели двигает. А денег, чтобы добром выкупить, лишних в доме нет. Вот так и не получается.
   - Тор, а что с его ногами?
   - А никто не знает. Знахаря даже звали. С рождения они у него не ходят. Венди, скажи, а как мы Тери у них забирать будем? Найдем ее возьмем за руки и убежим?
   Девочка лишь, слегка улыбнувшись, взъерошила волосы на голове брата.
   - Тогда надо чтобы они нас не видели. А то они все сразу поймут и осердятся. Тогда я даже иногда Тери навещать не смогу.
   - Тор, не бойся. Я все сделаю сама. И запомни с сегодняшнего дня ты с Тери будешь жить вместе и никто вас уже не разлучит и не обидит никогда, клянусь!
   - А ты?
   - А мне придется вернуться во Дворец.
   - Почему?
   - Потому что так надо. Но не беспокойся, время от времени я буду приезжать к вам в гости. И тогда мы будем все вместе.
   - Здорово. Но все равно, лучше бы хозяйка Тери нас не видела. Знаешь она какая злющая? Ужас!
   - Тор, перестань бояться. - упрекнула его Венди. - Подумаешь еще одна злая тетка. Ну, не злея она, в самом-то деле, нашей тети.
   Тор в знак сомнения пожал плечами:
   - Я как-то не задумывался кто из них злее.
   - Значить, не столь уж велика и разница, - подвела итог девочка. - Нам еще далеко идти?
   - Да, нет! Второй дом за поворотом. Да ты сразу поймешь - у них самый лучший дом на всей улице. И, Венди, берегись ее. Она любит всех шлепать по плечам мокрым полотенцем.
   - Ты это так говоришь, словно тебе не раз доставалось, - улыбнулась девочка.
   - Еще как доставалось, - побурчал Тор. - Особенно по началу. Она терпеть не может, когда я часто хожу к Тери. И особенно, с утра. По этому я и говорю, что она если увидит нас будет злющая.
   - Перестань трусить. Ничего она нам не сделаем.
   - Еще как сделает! - в подтверждения своих слов Тор покачал головой, - Ведь мы пришли у нее забирать Тери, которую она уже привыкла считать своей собственностью.
   Ворота в доме хозяев Тери были открыты. Наемные работники выводили лошадей, запряженных в телеги. Венди с тоской вспомнила, что сей час, как раз началась страда. Все от ранней зари до позднего вечера собирают урожай.
   Дети, стоя в сторонке, дали возможность мужикам без помех проехать, а затем юркнули в уже закрывающиеся ворота. Заметили их мгновенно.
   - Мама! Мама! - послышались детские голоса со двора. - Тор пришел.
   - Ну, бездельник, горазд под ногами путаться! - из дверей просторной избы появилась высокая женщина с полотенцем в одной руке и какой-то мокрой плошкой в другом. - Чего приплелся, сказывай?
   - Я, сестру... - заикаясь, промямлил Тор. Было видно , что хозяйку Тери мальчик боится со страшной силой. На сколько Венди помнила, тетку он тоже боялся.
   - Сестру проведать решил, - скривившись подытожила женщина. - Рановатенько ты, братец, сегодня. Тери занята. И вечером тоже будет занята. И завтра тоже самое.
   - Ничего, освободится, - как ни в чем не бывало заявила Венди.
   - А это кого ты с собой к нам притащил? - переведя грозный взгляд с мальчонки на его спутницы, спросила хозяйка.
   - Это - Венди. Она в гости к нам с Тери приехала. - пролепетал Тор.
   - В гости, говоришь? - удивилась женщина. - А не та ли это Венди, что твои дядя с тетей отдали в услужение?
   - Та, самая, - спокойно отозвалась девочка. Будто женщина к ней и обращалась.
   - Что ведьмам не по душе пришлась? - хохотнула хозяйка.
   - Не по зубам, - скривила Венди рот в ответной улыбке и склонила голову набок. - Они меня дальше по инстанции передали.
   - Она теперь у самого чародея Орша"ка во Дворце Чародеев служит. - похвастался Тор успехами сестры.
  - Во Дворце Чародеев? - сдавлено выдавила из себя хозяйка. - Я и не думала что туда таких соплячек берут.
   - А меня туда за красивые глазки взяли, - не переставая криво улыбаться, с угрозой в голосе, заявила Венди.
   Плошка со стукам упала на деревянное крыльцо. Еще через пять минут Венди с Тором навсегда уводили Тери от этих злых людей.
  
  
  
  10. В дорогу.
   Что в действительности послужило причиной того, что Венди без труда смогла увести сестру с подворья ее хозяев, никто так и не понял. Толи через чур маленький возраст девочки. Толи ее постоянное молчание - девочка в свои четыре года ни сказала еще ни слова. А может настойчивость ее старшей сестры или скрытая угроза в словах.
   Они уходили, а в след им неслись угрозы и ругательства. Но дети на них не обращали не малейшего внимания, как и на то, что отвечать за последствия их действий придется дяди с тетей. Их это не касалось. Родственники заварили сами кашу, им самим ее и расхлебывать. Таково было твердое мнение Венди.
  
  
   Они прошли дворы и вышли за околицу. Венди уводила брата с сестрой подальше от людских взоров. Она не хотела, чтобы кто-нибудь увидел, как они исчезнуть отсюда и появятся уже совсем в другом месте. В доме купца. Там Тор и Тери будут в безопасности, их никто и никогда не обидит, не унизит и не изобьет.
   Венди рассеянно слушала мальчика. Его веселый голосок звенел словно колокольчик в утреннем воздухе. Тери же робко жалась больше к брату. Видно за прошедший год она успела подзабыть старшую сестру и теперь немного ее побаивалась. Малыши радостные и хмельные от только что одержанной победы, даже не заметили, как после легкого движения руки Венди окружающий их пейзаж изменился на комнату незнакомого им дома.
   Почти сразу в след за этим в комнату вошла Дрю Вакуп и испуганно охнув схватилась за сердце. Малыши мгновенно замолкли, и насторожившись юркнули за старшую сестру.
   - Прошу прощения, ели напугала. - спокойно произнесла девочка.
   - Как вы здесь очутились? - переводя от пережитого шока дыхания спросила хозяйка и тут же прикрыла рот рукой.
   Венди, видя, что Дрю Вакуп сама испугалась своему вопросу, лишь слегка улыбнулась в ответ и заговорила о другом:
   - Это мои брат и сестра. Пока я буду находиться далеко от дома, не могли бы вы с мужем немного присмотреть за ними?
   - Мы... - растерялась женщина.
   Венди кивнула головой:
   - Они ничем не смогут вас напугать.
   - То есть они... - Дрю не договорив фразы, замолчала. Но Венди ее прекрасно поняла. Все что женщина не сказала.
   - Они - нет. Только я. Познакомьтесь это - Тор. - представила она брата. - А эта молчаливая кроха моя сестра Тери. Я надеюсь, вы сможете научить ее разговаривать. Мне кажется, в ее возрасте все дети уже должны говорить.
   - Да, конечно, - подтвердила купчиха, робко подходя к детям и мило им улыбаясь.
  
   Ее муж к неожиданному появлению незваных гостей отнесся более равнодушно. Но узнав, что дети останутся здесь на неопределенно долгий срок особого интузиазма не выказал. Хотя и не протестовал - раз жене это по душе, пусть развлекается.
   А спустя час Венди вместе с купеческим караваном уже покидала гостеприимный дом. Отправляясь в долгую дорогу в другое измерение вместе с купеческим караваном.
   Дорога была дальней и долгой. Сначала им предстояло проехать чуть ли не через всю страну, останавливаясь по мере надобности в городах и деревнях - там где у купца Вакупа были торговые дела. А затем ехали дальше. Дальше к горам на западе страны, туда, где было места переправы в другие измерения.
   Переправа представляла собой нечто вроде парома. Садишься здесь, а сходишь уже там, по другую сторону. По другую сторону чего именно никто не знал. Да и вообще как работает переправа, тоже никто не знал. Ее нашли и впервые стали использовать первые чародеи. Именно нашли, а не создали. Поэтому и они тоже не знали принцип действия переправы. Да он им и не был нужен. Они прыгали из измерения в измерение при помощи своей магии, и переправа им была ни к чему, если бы не приносила такой колоссальный доход в их казну.
   Чтобы иметь возможность переправиться из одного измерения в другое, нужно было заплатить за это маленькое состояние. Но купец Вакуп имел такие деньги. А на переправу для девочки эти деньги ему дали. Кроме того, уже на свои собственные деньги он брал с собой троих верных людей, которые его бы и товар охраняли в чужих землях. Переправа и там обходилась не мение дешевле, чем здесь. По этому и там и здесь было полно охотников до легкой добычи, - иными словами разбойников и грабителей.
  
  
  
   11.Нападение.
   Купец ни раз бывал в разных землях и знал, куда и что следует возить. Так что товар вез как в одну, так и в другую стороны.
  Знал ион и других торговцев, путешествующих так же как он по разным измерениям. Обычно они собирались у переправы, каждый со своим отрядом и двигались только небольшими караванами. Так было безопаснее.
   Венди же все было в новинку. Все радовало и восхищало ее. И люди, сопровождающие товар, и дорога и на две трети пустой караван. Но более всего ей нравились лошади. Ехать на них верхом было сущее наслаждение. Вот удавалось только ей это не часто. У нее не было своей лошади, а охранники брали ее к себе - только на открытых и просматриваемых со всех сторон участках пути. Там, где было невозможно внезапное нападение. А малышке так бы хотелось чаще ездить верхом. Конечно, ей ничего не стоило создать лошадь. Для мага такого уровня, каким она была уже сей час, - это не составляло никакого труда. Но девочка прекрасно понимала, что сделай она это и все такие добрые охранники вмиг превратятся в замкнутых и хмурых. Смертные в большинстве своем боялись и ненавидели магов. К тому же на лошади она сможет покататься как-нибудь в другой раз. А сей час главное попасть вовремя на вступительные экзамены в Изибре. К тому же ехать в повозке тоже не так уж и плохо.
   Дорога вилась старой потрепанной лентой меж густого кустарника, когда Венди сидя в повозке и, читая очередной замудренный магический трактат почувствовала что-то неладное. Впереди были люди. И их было много. А вот их мысли были отнюдь не добрыми и занятыми повседневными заботами. Девочке пришлось потратить несколько минут на то, чтобы привлечь к себе внимания купца Вакупа, руководящего караваном. А затем еще столько же на объяснение, стараясь при этом не сильно его испугать.
   Вакупу, конечно, говорили, что ребенок, которого ему придется сопровождать, а затем куда-нибудь пристраивать, обладает магическими способностями, но не сказали в чем именно эти способности проявляются. Так что теперь он стоял перед дилеммой, как поступить. А вдруг девчонка все придумала? Она ведь еще сущий ребенок. Но с другой стороны - все, что она говорит таким серьезным не по возрасту голосом могло быть и правдой.
   - Всем приготовиться! - наконец решился купец. - Впереди опасный участок. Лучникам достать стрелы, мечи из ножен!
   Охрана, ездившая с купцом не один год, подивилась столь неожиданному приказу, но безмолвно выполнила все распоряжения.
   - А ты пригнись к повозке, - бросил он тихо Венди не поворачивая головы. - Да гляди, если будет драка, не высовывайся. Понятно.
   Девочка лишь кивнула в ответ головой, и захлопнула книжку.
   - Про что хоть читаешь? - посмотрев на непонятные каракули, спросил купец.
   - К экзаменам готовлюсь.
   - А что за буквы у твоей книги такие интересные, не наши?
   - Это на Изибрском. На древне-изибрском.
   Вакуп недоуменно хмыкнул, и отъехал от повозки. Если верить словам девчонки - все должно было вот-вот начаться.
   От коней слышалось равномерное перестукивание копыт, всадники добавляли к ним легкое позвякивание упряжи и доспехов, повозки издавали уже привычное поскрипывание, природа вокруг шумела ветром в листве, стрекотала кузнечиками в траве, да изредка перекликалась птичьими голосами. А когда в один момент все вдруг разом стихло, даже ветер, так, что от напряжения казалось, что тишина отдает звоном в ушах, Венди вмиг нырнула за спасительный борт, вместе со своим древним фолеантом.
   А в следующий момент начался бой. Сначала запели стрелы. Минута, две, три - пора! Теперь должен быть лязг мечей. Четыре, пять - почему до сих пор не началась потасовка? Девочка потихонечку выглянула из своего убежища. Вся охрана каравана спешилась и прижалась к повозкам, прикрываясь щитами и лошадьми. Стрелы перестали петь в воздухе, но противник не спешил нападать. Впереди послышалось какое-то движение и в следующий момент, люди, кони и повозки дернулись назад. Ничего магического впереди себя Венди не ощущала, тогда что так всех напугало?
   Сначала она только слегка привстала из любопытства, но спины, лошади и щиты скрывали от нее происходящее. Тогда девочка встала во весь рост на повозку и увидела...
   Как именно называлось это животное, она не знала. Да и видела его впервые, по-своему оно было даже красиво. Чуть больше лошади, белоснежное, с огромным розовым носом и глазами побитой собаки. То, что животному было больно, Венди чувствовала даже от сюда, без всякой магии
   - Кто это? - шепотом спросила она у возницы.
   - Огнивек. - так же шепотом отозвался тот.- Вот так попали...
   - Почему?
   Возница скосил на девочку страдальческий взгляд:
   - Да, видимо, у вас такие твари не водятся.
   - Нет. Жаль, что не водятся. Он такой красивый!
   - Глупышка, этот красивый сейчас как дунет огнем от нас только мокрое место останется.
   - А почему до сих пор-то не дунул?
   - Так видишь, у него на спине хозяин сидит, как он прикажет, так Огнивек и дунет.
   - Эй! В караване! Оружие все на повозки и медленно, шаг за шагом отступайте назад. - справа и с лева вдоль дороги стали появляться грабители, но ближе, чем на пятнадцать метров подойти к каравану не рискнули.- И шевелитесь там, наш зверь ждать не любит! Не ровен час, даже мокрого места от вас не оставит.- Из кустов послышался не стройный гогот.
   Венди посмотрела в полные страдания и боли глаза животного. И удивилась их человеческой разумности. Это было не просто животное. Оно было разумно. И оно страдало. Зов. Он полетел от девочки сам собой к Огнивеку. О Зове рассказывалось в самой первой магической книге, которую Венди прочитала в школе ведьм. С помощью Зова можно на время подчинить любое животное, обладавшее хотя бы зачатками разума.
   Зов почти не требовал магических усилий, специальных пассов руками или голосовых звуков. Это нечто среднее между чарами, которыми обладает любая ведьма от рождения и легкому гипнозу. Для этого достаточно лишь посмотреть на животное и мысленно позвать его.
   Он откликнулся сразу, как только почувствовал ее взгляд.
   "Милый, хороший. Где болит? Покажи мне, где тебе больно?"
   Зверь, осторожно, качнул головой, раз, другой. А затем потянулся мордой к ноге, словно желая ее почесать. При этом движении открылись его холка и спина со всадником.
   В холку сразу чуть пониже головы был всажен какой-то штырь, за который держался седок огнивека. Видемо с помощью этого приспособления и осуществлялся контроль над животным.
   "Интересно, что будет если этот штырь в шее животного вдруг выпадет. Утратит ли седок власть над огнедышащим животным или нет?" - вслед за вопросом на телепатическом уровне полетело и пожелание. Соединенное с магией ведьмы убрать боль, сделанное из чисто гуманистических целей дало следующий результат:
  Огнивек, боль которого уже прошла в настоящем, но была еще весьма памятна недалеким прошлым, взбрыкнул. При этом одновременно сильно тряхнув головой. Штырь выпал, в месте с куском плоти животного. Всадник, лишившись рычага управления, последовал вслед за железкой, попав прямо под копыта.
   Стража, которая, только что закончила разоружаться, и только было начавшая пятиться, остолбенела от испуга. Венди, поняв, что видимо сделала что-то не совсем так, юркнула за борт повозки, хоть и слабую, но защиту, поскольку ставить щитов еще от огненного дыхания или фаерболов не научилась. А Огнивек тем временем, поняв, что находиться на свободе решил отомстить своим не давним обидчикам. И... Что именно произошло девочка не видела, просто вдруг лошади рванули и понесли вперед, прямо на огнивека. Люди закричали. Повозку трясло. Кустарники по обеим краям дороги горели словно факелы. Венди подбросило и перевернуло, так что она едва успела ухватиться руками за борт повозки, при этом древний фолиант оказался у нее под боком, больно в него впиваясь окованным железом краем. А высоко в небе прямо над ними пролетел красный дракон, с любопытством оглядывая царящий в караване бедлам.
  
  
  
  
   12. Временный приют.
   Оставшуюся часть дороги каравану удалось проделать без особых приключений.
  Только чем ближе к Большой Ярмарке на Изибре приближались люди, тем чаще Венди видела парящих драконов. Они были разные: красные, черные, зеленые. И даже один белый. Девочке были интересны эти разноцветные гиганты. То что в свое время она прочла о них можно было отнести лишь к научно-популярной литературе, ей же хотелось знать больше о них. Может, по тому что они могут вот так запросто парить высоко в небе, ничего и никого не боясь.
   От созерцательно-любопытного настроя девочку оторвал вдруг резко начавшийся город-базар. Огромный, яркий, блестящий, завораживающий и шумный. Торговля в нем не прекращалась ни днем, ни ночью. Первые этажи всех домов в этом городе были отведены под лавки, забегаловки и магазинчики, тогда как на последующих жили хозяева. На Большую Изибрскую Ярмарку стекались все торговцы и купцы. Именно здесь можно было найти все и по самым минимальным ценам.
   Здесь караван распался, и Венди вновь оказалась в свите купца Вакупа. По городу они ехал не прямо, а то и дело куда-то сворачивая. То в одной лавке задержаться, то с хозяином другой поговорят. То в третей торгуются. Повозки купца быстро избавлялись от прежнего груза и тут же наполнялись новыми товарами. Девочке очень быстро надоела суета, беготня, разгрузка, загрузка. Долго, скучно и неинтересно, и она вновь углубилась в свой манускрипт. И читала до тех пор, пока чьи-то сильные руки не вытащили ее из повозки.
   - Это и есть тот товар, который надо сохранить до моего возращения.
   Венди непонимающе уставилась на Вакупа. Тот же легко поставил ее на ноги и подтолкнул к двум коренастым крепышам.
   - Две монеты за постой и пансион всего 14 дней, итого имеем 28 серебром. Держите. 4 монеты за проводника. Только не давайте ей бродить по ночам - она все же еще ребенок. Да и у нее свои здесь дела, так что не отвлекайте девчонку - всем все ясно. Тогда пока. И Вакуп сел в повозку вместо девочки, и приказал трогать. Один из его постоянных охранников в последний момент выдернул небольшой саквояж и всучил его ближайшему крепышу:
   - Ее вещи.
   Первый из крепышей почесал у себя в затылке с тоской взглянув на "товар который надо сохранить". По-видимому предстоящие хлопоты и заботы связанные с пребыванием ребенка в доме его не очень радовали. Второй, с сумкой, то же бы с удовольствием почесал в затылке, но руки были заняты. Венди, тоже слегка обалдела от темпа смены "нянек". Но трезво рассудив, решила, что Вакупу вряд ли понравилось то как сначала его друг навязал ему в дорогу ребенка, а затем еще этот ребенок навязал ему на воспитание двух детей. С другой стороны купец приехал сюда работать, а не улаживать дела какой-то девчонки.
   Венди резко захлопнула книгу:
   - Я могу попасть в свою комнату.- и мило улыбнулась.
   Крепыши переглянулись и повели ее в глубь дома. Здесь один из них остался за прилавком, а другой с саквояжем стал подниматься по крутой деревянной лестнице наверх. Венди последовала за ним. Миновав второй этаж, на третьем он свернул налево и дошел до конца коридора. Здесь был небольшой чуланчик, вдоль одной из стен которого было много деревянных полок. Здоровяк поставил сумку на пол.
   - Ты здесь с нижней полки подними все наверх, а я пака схожу за одеялом и веником. - И больше не глядя на девочку, постарался прошмыгнуть обратно в коридор, но Венди успела выйти раньше него, и пошла прямо по коридору. По дороге она распахивала одну дверь за другой. Ей хватало 1-2 секунды, чтобы оглядеться и шла дальше, пока не попала в просторную комнату, с двух спальной кроватью и легкими занавесками на окнах. Встроенным шкафом с зеркальными дверями и громадным письменным столом. К комнате примыкала ванна.
   - Я остановлюсь здесь!
   - Что?! - опешил от такой наглости крепыш, вовсе не ожидавший отпора от маленького ребенка.
   - Из всех виденных мною в вашем доме, это более-менее мне подходит - другие не в счет. - Венди уже знала, отступи она хоть на йоту от своих требований, и хозяева лавки сядут ей на шею и ножки свесят. - Ужин через сорок минут. Я буду салат, сок и что-нибудь мясное. Если ужин мне не понравиться, то он окажется у вас на голове, Да и скажу Вакупу, чтобы он вычел его из оплаты.
   Девчонка была дерзка и уверенна в себе. Слишком уверена. Хозяин с усилием закрыл рот, который до этого открылся от удивления сам собой.
   - После ужина я могу посмотреть дом. И познакомиться с вашими занятиями в лавке. Да и завтра в восемь утра проводник должен будет меня уже ждать. Если у вас нет вопросов, то принесите мой саквояж, и вы можете быть свободны.
  
   Естественно крепыши пытались пресечь наглое и бесцеремонное поведение постоялицы. Это не возымело ни эффекта не результата. Эта наглая маленькая пигалица точно знала то, что она хочет. И умела других заставить считаться с собой. После двух часовой словесной борьбы и взаимных пререканий - хозяева наконец сдались, пообещав припомнить все Вакупу. Так как тот, по их словам заплатил только за угол и стол, а не за роскошные (самые лучшие) апартаменты и спец. обслуживание.
  
  
  
  
   13 Подготовка к экзамену.
  
   Утро первого дня пребывания на Изибре оказалось на редкость пасмурным и дождливым. Венди зябко поежилась под своей накидкой - идти ни куда не хотелось. Если уж до конца быть честной, то вставать с теплой мягкой и такой уютной постели, тоже не хотелось. Но пришлось.
   Ее проводником оказался на редкость маленький и неразговорчивый тип. Однако дело он свое знал и улаживал все возникающие на ее пути преграды почти с молниеносной быстротой. Добраться до банка и снять необходимую на первое время наличность - пожалуйста. Подобрать не дорогую, удобную, практичную и принятую в данном измерении одежду - никаких проблем. Привести к школе магов - запросто.
  Подопечная желает записаться на вступительные экзамены - нет ничего легче.
   Действительно записаться на вступительные экзамены в школу магов мог любой желающий, и таких желающих было - несколько тысяч. Другое дело, что выдержать вступительный экзамен удавалось далеко не каждому. Например, в прошлом году поступило всего четверо. А в позопрошлом - один. Венди пугала странная статистика. Поступивших было слишком мало, тогда как желающих слишком много, и на количество поступивших не накладывалось никаких ограничений. Тогда все же почему так мало детей проходят экзамен? Что же там, на экзамене могут задать такого сложного, что почти все терпят фиаско? Ответ мог дать только тот, кто участвовал в экзамене.
   Она попросили проводника найти такого человека, кто попытался уже сдать подобный экзамен, и кто бы согласился поговорить с ней об этом. К великой радости Венди подобных людей оказалась тьма тьмущая. И задания были всегда одними и теми же. На первое - закинуть небольшой белый мячик в стеклянный сосуд, стоящий на большом, плоском камне в центре площадки. Второе прочитать несколько строк из предложенной книги. Третье - исполнить заклинание из книги. Все очень просто и понятно. Но в чем тогда же дело? Почему со столь легкими заданиями не могут справиться большинство поступающих. Это было странно. Очень странно.
   Первый же беглый опрос показал, что забросить небольшой белый шарик в стеклянный сосуд никто из опрашиваемых так и не смог, хотя подобное с другими предметами и в иных обстоятельствах сделать для них не представляло затруднений.
  Так что следующим пунктом, значилось найти того, кто прошел первый, а по возможности и второй отборочный тур.
   Проводника, кажется, несколько не удивило желание девочки. Он просто повернулся и своей легкой и быстрой походкой отправился туда, куда его просили. А вот с человеком, прошедшем два тура и застрявшем на третьем вышел небольшой казус. Сей субъект принимал посетителей в собственном офисе, только по записи и за кругленькую сумму. И что забавнее всего, консультировал он только по одному вопросу - прохождение первых двух препятствий для поступления в школу магии.
   Очередь желающих была настолько велика, что Венди вначале даже расстроилась и слегка приуныла - ее записали на прием только через четыре дня. Изрядно вымокшая, даже не смотря на непромокаемый плащ, и пробегавшая полдня без толку, девочка решила сделать небольшой перерыв, а заодно перекусить, обсохнуть и немного подумать. Так что ее следующей просьбой было недорогое, тихое местечко, где сытно и вкусно готовят. На что ее проводник неопределенно хмыкнул, а затем в первый раз за совместную прогулку произнес:
   - Обычно меня просят проводить или в недорогое или в тихое, и совсем уж редко, в сытное, но чтоб еще и вкусно кормили...
   - А что у вас таких заведений нет?
   - Есть. Просто я уже двадцать с лишним лет работаю проводником, но подобную просьбу слышу впервые.
   - А как часто вам доводилось водить детей моего возраста по городу без сопровождения взрослых.
   - Честно признаться, мне приходилось водить маленьких девочек, но только из одного дома в другой, но вот так по всему городу, да вдобавок, что бы дети еще и имели в своем кармане наличность и могли ей распоряжаться, признаюсь откровенно - вижу впервые.
   - К слову вы всех своих клиентов желающих пройти вступительные экзамены ведете в офис к этому человеку?
   - Тех что попросят - да.
   - Хорошо, а если я задам вопрос несколько иначе. Кто кроме этого человека еще дает или может дать консультацию по интересующему меня вопросу?
   - Таких людей не существует. По крайней мере на Изибре.
   - Так что же получается, за многие годы существования магической школы есть только один человек, кто прошел первые два тура?
   - Получается, что так. - флегматично ответил проводник.
   - Хорошо, тогда давайте найдем того, кто прошел пусть только первое задание.
   В ответ последовало лишь отрицательное покачивание головы.
   - То есть? - удивилась Венди - Как нет?
   - Обычно всех срезают еще на первом задании. И я не помню ни одного случая, когда бы тот, кто прошел первый тур, не пришел к финалу.
   - А как же тогда тот тип, к которому вы меня отвели до того, как мы обосновались в этой корчме?
   - Тот тип, как вы выразились, - впервые позволил улыбнуться себе проводник, дает консультации по прохождению первых двух туров, но прошел ли он сам их это еще вопрос?
   Такого поворота событий Венди несколько не ожидала.
   - А по вашему мнению да или нет?
   Проводник неопределенно пожал плечами:
   - Мне в моем деле предпочтительнее промолчать, чем ввести клиента в заблуждение. Для этого я слишком дорожу своей репутацией.
   - Понятно. В таком случае, можно ли как-то проверить слова того господина, к которому мне идти через четыре дня.
   - Я думаю, да. Хотя до сего дня мне не приходилась этого делать. При школе магии существует архив.
  
  
   Архив находился в подвальном помещении одного из зданий принадлежащих школе. Он был узким, длинным и содержался в идеальном порядке. Окинув взглядом мириады бумаг Венди, несколько приуныла. Они с проводником знают имя консультанта, но понятия не имеют в каком году тот поступал в школу. С другой стороны, можно искать любого, кто не провалили первые два тура. Еще раз окинув тягостным взглядом необъятные ящики, девочка задала архивариусу свои вопросы и каково же было ее удивление, когда тот даже на секунду не задумавшись ответил, что таких нет.
   - Как совсем? - удивилась Венди и чуть-чуть склонила голову на бок - А как же консультант? Я не за что не поверю, что о его деятельности ничего не известно в школе.
   - Разумеется, известно. Консультант получил от школы патент на свою деятельность.
   - Простите, а сколько стоит подобный патент? - как видно общение с Вакупом для нее не прошла даром, раз ее заинтересовал подобный вопрос. Этот вопрос не относился к магии. Чисто практический и сугубо материальный. Такой вопрос мог задать любой торговец, но не как будущий маг.
   Архивариус лишь пожал плечами и сказал, что вопрос не к нему а в школьную канцелярию. А Венди настоятельно посоветовал поступать в школу торговой гильдии (оказывается и такая есть!), а не в магическую.
   На это уже девочка неопределенно пожала плечами и отправилась восвояси.
  
  
   Следующие дни до назначенной встречи с консультантом были посвящены сначала поискам и небольшому опросу тех, кто пробовал, но так и не прошел первый тур. Из чего стало ясно, что попасть шарик в стеклянный сосуд не может, не от того, что претенденты не могут это сделать - (леветировать маленькие предметы - задача плевая даже для начинающей ведьмы!), - а от того, что маги из вступительной комиссии этого сделать не позволяют. Вокруг камня со стеклянным сосудом стоит щит, и как бы не старались маленькие претенденты, пробить этот щит удавалось лишь единицам. Хотя... Венди сильно сомневалось, что все так его и пробивают, ведь возможно дело вовсе и не в шаре и сосуде, а в магах, которые из приемной комиссии. Тогда возможно отбор идет совершено иным способом, а шар и сосуд на камне - видимость. Отсюда вопрос, что надо сделать, чтобы комиссия тебя отобрала. Вариант же с пробиванием щита, вообще рассматривать не стоило, как не перспективный. Что она сможет сделать со своими начальными магическими познаниями против магистров! Ответ очень прост - ничего! Кого и почему принимают в школу магов на Изибре? Этот вопрос она и задаст консультанту. В конце-то концов, он ведь работает консультантом с ведома и под патронажем магической школы.
   С другой стороны ответ мог скрываться в глубине веков. Что-нибудь типа ритуала возникшего из необходимости, а теперь тупа используемого из года в год. Тогда следует вплотную поинтересоваться историей школы.
   Сказано сделано, вот только библиотек на Изибре они не нашли. По крайней мере общественных. Магическая библиотека была, но вход в нее разрешался только магам обучавшемся когда либо на Изибре или учившихся непосредственно теперь. Венди под эту категорию не попадала, так что интересующую ее книгу пришлось покупать. Благо найти здесь было можно все.
   Книга оказалась хоть и большой, но не очень толстой. Сверху она была ярко алого цвета и бархатистой на ощупь. В ней была куча репродукций школы и ее самых выдающихся учеников. А так же все расписывалось по факультетам и стихиям, что бы поступающим было легче выбрать то, чем они хотят заниматься в итоге и не слова о вступительных экзаменах. Словно авторы сего не слишком мудреного трактата считали тебя уже заранее поступившим. Из истории был только год основания университета и имена первых преподавателей, и имя архитектора, тоже мага. Затем год основания магической библиотеки и ее первые хранители. Примечательно было лишь то, что библиотеку построил тот же маг, что и университет. И он же предложил перенести старшие курсы в здание библиотеке, чтобы студентом было удобнее учиться. Что в принципе было вполне понятно. Вот, например, ей самой пришлось довольно много прочитать книг, чтобы чего-то достичь. А бедным студентам младших курсов приходится, наверное, постоянно бегать из университета в библиотеку и обратно. Жутко неудобно. Тем более что здание университета находится в городе, а библиотеки за ним, да еще на вершине огромной неприступной скалы. Интересно, почему именно там? Это и будет вторым вопросом, который она задаст консультанту.
  
  
  
   14. Экзамен.
   - Кого и почему принимают в школу магов на Изибре?
   Маленький, кругленький, изливающий на собеседника потоки доброжелательности и улыбок консультант тут же живенько ответил: - Маленьких магов. Например, таких как ты.
   - С чего вы взяли, что я маг? - удивилась Венди.
   - О, такие вещи видно сразу, радость моя! - широко улыбаясь, отозвался консультант.
   - И позвольте спросить как же?
   - Проще простого, сахарная моя, над любым обладающим силой ребенком, есть магическая аура, - здесь консультант сделал многозначительную паузу, описывая в воздухе большой круг руками. - Ее, то и видят все маги.
   Это Венди прекрасно знала и без него. Вот только ее магическая аура была запрятана в маленькую пуговку от школьного форменного платья, которая сейчас висела у нее на шее на шнурке. Этой премудрости обучил ее Станк Лист, так что ауру ее пухленький коротышка видеть никак не мог. Вот распознать мог, если он конечно сильный маг. Венди привычно, даже не таясь, просканировала сидящего перед ней мужчину. Ну, почувствует, так почувствует! Самое плохое, что он может сделать - это выгнать ее с консультации...
   Пухленький коротышка ничего не почувствовал. Сканирование показало, что перед девочкой сидит, примерно средненький волшебник, но Дар его находится в большинстве своем в зачаточном состоянии. Следовательно, перед ней сидел человек, который хоть и обладал Даром, но развивать и совершенствовать его по каким-то причинам не счел необходимым.
   Силу Дара, конечно, можно еще распознать, но только не с такими данными сканирования. Венди криво улыбнулась.
   - Почему здание Университета находится в центре города, а Магической Библиотеке, на самой вершине огромной, неприступной скалы?
   - О, это совсем просто, - все так же счастливо улыбаясь, ответил консультант. Магам их Университет в центре города обошелся в такую астрономическую цифру, что свою Библиотеку они решили строить там, где земля была самой дешевой. А тебе, радость моя, я думаю следует поступать не в Университет магии, а в школу торговой гильдии.
   Венди лишь неопределенно пожала плечами на прощание:
   - Так одно другому не мешает. Сначала магия, потом торговля.
   - О, нет, - запротестовал консультант. - Ты либо маг, либо торговец. А то и другое нужно только в одном единственном случае - если маг собирается управлять государством.
   - Да? - удивилась девочка. - На миг допустим, что это действительно так, что тогда?
   - Тогда? Этот правитель потонет в рутине государственных дел и забросит и магию и торговлю. Маг должен оставаться магом, торговец - торговцем, а правитель - правителем. У каждого должно быть свое место в этой жизни.
   - А какое место следует занять поступающему в Университет магии, чтобы пройти первое испытание?
   - Философско-наблюдательное. Ибо своего противника надо знать в лицо.
   Последняя фраза заставила застыть Венди в дверях. Как-то не вязалась она с добродушным сюсюканьем консультанта в начале их разговора:
   - Расскажите мне о моем противнике на экзамене?
   - Это дети, такие же как ты, которые приехали поступать в Университет магии.
   - Я спрашивала, не о поступающих, а о экзаменаторах.
   - Экзаменационная комиссия состоит из четырех магов. Один магистр и три преподавателя... Дождь, ливший почти неделю, закончился. И его место тут же заняло солнце. Яркое и жаркое. Четыре мага: один магистр и три преподавателя устроились в небольших, но удобных креслицах на краю площади. Прямо над ними в воздухе парил большой отрез белой материи, выполняя роль гигантского солнечного зонтика. Поскольку никакой растительности в городе не наблюдалось. Все примыкающие к площади улицы были забиты людьми. Поступающие, их родственники, друзья и просто знакомые. А также целая толпа зевак, которая оккупировала не только подступы к площади, а также дома, окна, крыши. Экзамены в школу магии было одним из традиционных развлечений города-ярморки. Венди, как и все прошедшие дни, была здесь со своим проводником. Именно он посоветовал прийти и занять очередь (да, да, оказывается чтобы попасть на экзамен надо выстоять очередь, претендентов-то много, а комиссия одна) еще до рассвета, иначе можно было провести в очереди до глубокой ночи. А также взять с собой бутерброды, фрукты и воду. Вот тут то его и удивила девочка в очередной раз, так как не хотела пройти экзамен как можно скорее. Она желала оказаться, где-то в третьем или четвертом десятке поступающих. Спрашивается, зачем стоять в очереди, лишний час или два и пребывать в неизвестности? Но проводник, естественно, ничего не спросил и постарался не показать как удивлен желанием клиента. Ведь как известно - клиент всегда прав, а его желание закон. А любопытство проводника всегда должно оставаться при нем. Очередь двигалась медленно, то и дело застывая на месте. Летнее солнце нещадно жарило, не смотря на то, что еще было только утро. Из-за толпы спин Венди было не видно, что делается на площади. А ей надо было обязательно все увидеть своими глазами. Попытка сменить места результата не дала, впереди все также обзор загораживали спины. Проводник понаблюдав за маневрами девочки и неопределенно хмыкнув, стряс с нее десять медяков. Исчез в неизвестном направлении, а появившись ухватил ее за руку и стал протискиваться куда-то к стене дома. Там была дверь для прислуги, войдя и затащив за собой девочку проводник указал на нее какому-то человеку. Тот оглядев Венди со всех сторон и почесав затылок вынес вердикт: - Вроде мелкая, может и поместится. Давайте за мной. Куда именно она должна поместиться, Венди выяснить не успела, потому что их с проводником сначала запихнули в подвал. В голове едва успела пронестись мысль, зачем в подвал и как от туда может быть лучше видно, как они понеслись бегом по узкому длинному коридору. Выбрались, же они из него совсем в другом доме. Оказывается дома в городе, стоящие на одной стороне улицы, имели общий подвал по которому легко можно было передвигаться из дома в дом. Так, что Венди с проводником оказались в доме окна которого выходили на площадь с испытаниями. - Я тебе клиента привел, - сказал хозяин первого дома. - И куда я его по твоему воткну? - кивнув на окна, ехидно спросил хозяин второго дома. У раскрытых настежь окон в первом ряду люди сидели тесно прижавшись друг к другу. Второй ряд, был стоячий. Но люди были также тесно прижаты друг к дружке. В любом случае воткнуться там было уже не куда. - Второй этаж, карниз и крыша тоже заняты. - А вывеска? - не сдавался первый. - Я думаю ее она должна выдержать. Дом на площади оказался небольшой рыбной закусочной, о чем гласила большая вывеска над дверью. А прямо над вывеской к стене лепилась гипсовая рыбина, почему-то стоящая на хвосте. Вот на широко разинутый рот этой рыбины Венди и посадили. Стул, конечно, из нее получился не очень удобный, но зато в первом ряду. Все испытание было до элементарности простым. К площади вело три дороги (была и четвертая, но она заканчивалась тяжелыми кованными воротами Академии, от туда, собственно, и вышли маги) на которых и стояли три очереди с претендентами. А чтобы не возникло путаницы и недоразумений, на руку каждому претенденту ставилась специальная магическая печать. Первой на печати была буква, от названия улицы, а следующими цифры, в очереди. Например, у Венди на тыльной стороне руки красовалось: "V57". Поскольку желающих стать магами было слишком много, то комиссия особа не заморачиваясь принимала экзамен сразу у трех претендентов. По одному от каждой улицы. Звучал гонг, ставились песочные часы на две минуты. Испытуемые забрасывали каждый свой небольшой шар. Шары были примерно с два кулака Венди и отличались по цвету: красный, желтый и оранжевый. Забросить такой шар нужно было в стеклянный сосуд стоящий на постаменте в центре площади за отведенные для этого две минуты. Удар гонга - конец этого испытания - начало следующего. Как будет объявлено о том, что шар попал в сосуд девочка пока не поняла, так как за сегодняшнее утро его никто еще не забросил. Да и не удивительно! Венди очень сомневалась, что это хоть у кого-нибудь получится. Нет, поднять шар телекинезом, аккуратно донести до сосуда и положить его внутрь, для девочки никакого труда не составляло. Как впрочем, наверное, и остальным испытуемым, даже с учетом толпы зевак, которые на тебя пялятся. Но как это сделать, если сосуд накрывал силовой купол одного из преподавателей? Силовой купол был из раздела боевой магии высшего порядка, а Венди знала из боевой магии только два заклинания среднего. Два щита: воздушный и огненный. Заклинание же высшего порядка она знала всего одно - телепортацию. Вот с помощью ее Венди и решила забросить свой шар в стеклянный сосуд. Правда, у нее были сомнения, пропустит ли силовой купол телепортационный прокол. Но других вариантов, вообще, не было. Тем временем претенденты долбили силовой купол. Кто просто шаром, по видимому даже не понимая, почему шар не может попасть в сосуд. Кто сырой силой - со всей дури. Это они, наверное, пытались впечатлить приемную комиссию. Венди уже после первого десятка претендентов поняла, что на силу дара маги не смотрят. А вот на что они смотрят, девочки понять не удавалось. Бросив бесполезные наблюдения, за претендентами Венди сосредоточилась на расчетах. Магия - это не только кодовые слова и щелчок пальцами. Иногда, особенно когда используешь заклинания высшего порядка, следует подумать и посчитать. Например, рассчитать силу магической энергии с учетом траектории и точки выхода предмета. А также его массы и искажения встречных магических полей. В принципе - ничего сложного. Она уже даже сама несколько раз телепортировалась. А тут всего на всего какой-то шар. Только встать придется не там где все стоят, а сместившись шагов на десять вправо к ограде. На площади же шло повторение заученных действий: гонг, выход претендентов, бесполезный долбеж купола, гонг, смена участников. Чего не могла понять девочка, так зачем сюда пришло так много народа? Тем более, что те у кого не было Дара, силового купола магов даже не видели. И это претенденты такие бездари, не могут шар положить в сосуд. Пошел третий десяток испытуемых. Седалище стало возмущаться на неудобный гипсово-рыбий стул. Девочка поняла, что пора покидать место в первом ряду. Бросив прощальный взгляд на площадь, силовой купол, она перевела взгляд на мага, что его держал. Им оказалась женщина. Единственная женщина во всей комиссии. Она невозмутимо сидела в своем кресле, не обращая никакого внимания на попытки испытуемых пробить силовой купол. Устремив свой взгляд ввысь над толпой и домами. Кажется, от безделья она там считала не то пролетающих ворон, не то драконов. Хотя в такое пекло не тех ни других особо не наблюдалось. "Это какой же силы надо иметь Дар, что бы так долго держать силовой купол под градом магических ударов?" - подумала Венди и жестом позвала проводника, показав чтобы ее сняли с вывески закусочной. В этот самый момент раздался очередной гонг - смена претендентов. Двое стали как предшествующие. а вот третий... Третий сместился в право, шагов на десять и занял то самое место, которое думала занять она сама. Венди напряглась, вытянула шею и напряженно стала следить за шаром третьего претендента. Чьи-то большие и твердые руки попытались снять ее с рыбы. Жестом девочка потребовала всех замереть и тихо произнесла: - Сейчас. Он должен закинуть. Люди рядом с ней зашевелились крутя головами и интересуясь: - Кто? Кто должен закинуть? - А почему только сейчас? Венди почувствовала легкий всплеск телепортационного прокола. Вокруг все продолжали что-то спрашивать, но Венди интересовали только шар и точка выхода. - Молодец! - почти одними губами прошептала девочка. Траектория и точка выхода совпали с ее. Она видела как шар исчез перемещаясь под силовой купол в центр сосуда. Но на выходе из прокола защита преподавателя вытолкнул шар, и тот со свистом пролетев несколько метров стукнулся о землю. - Дар! - только и смогла в сердцах произнести девочка. Так как и с помощью телепортации шар в сосуд забросить не выйдет. - Так чей же шар сейчас должен оказаться в сосуде? - громко спросила дама рядом с Венди, настойчиво буравя ее взглядом. - Мальчик крайний с права, - пожала плечами девочка, - Только у него тоже ничего не вышло. - Почему? - удивилась женщина. - Ведь время еще не вышло. Пусть еще пробует, пока гонга не было. Тем временем девочку все же сняли с вывески и поставили на пол рядом с ее проводником. - Теперь ты видела все что хотела? - улыбаясь одними кончиками губ спросил проводник. - И готова забросить шар. - Да - на первый твой вопрос и нет - на второй.- Задумчиво подняв на него глаза сказала малышка. - Или я не знаю какого-то важного условия этого задания или этого сделать просто не возможно. Удар гонга возвестил о смене претендентов и том, что время на раздумья у нее заканчивается. - Скажите, у вас водятся крысы? - все также задумчиво спросила Венди у проводника. - Да. - Крысы? А зачем тебе крысы? - тут же встрепенулся рядом стоящий хозяин закусочной. - Я думал ты поступать, - кивок на руку с номером, - собралась? - Да, собралась, - мрачно ответила девочка - Да только тех кованных ворот, что ведут в школу магии, не открывают ни деньги, ни титулы, ни сила, ни умения. - А что тогда открывает? - Вот и я бы это хотела знать... - А крысы тогда зачем? - не унимался хозяин. - Не крысы, а всего одна крыса. Как отвлекающий фактор, я думаю она подойдет идеально. - мрачно улыбнулась Венди, вспомним преподавателя, что держит купол и единственную женщину из всей комиссии. - Найдите мне большую, можно грязную и тощую, так даже лучше будет. Нет не зря говорят, что крысы умные. Ее крыса все поняла с первого раза. И к моменту когда прозвучал гонг вызывая Венди на площадь ее крыса сидела приготовившись на позиции. Девочка аккуратно подняла телекинезом шар и дала старт своей крысе. Неожиданно, направлять крысу и левитировать шар одновременно, оказалось трудно. Никогда еще так много сил она не тратила на два таких простых магических действия. Все, что она делала до этого, в магическом плане, забирало маленькую толику ее силы. Здесь же силу из нее словно выкачивало. Дело было не в ней, а в месте. До этого на Изибре, девочка не почти не пользовалась магией. Был только зов, а он не требует силы, обычная телепатия. Шар подлетел к силовому куполу и остановился. Последние метры и крыса рванула под мантию преподавательницы. Быстро перебирая лапками, цепляясь маленькими но острыми коготками за одежду она поднялась по ноге на спину и запищала. Преподавательница подпрыгнула с кресла и взвизгнула от отвращения. Остальные члены комиссии растерянно - недоуменно уставились на нее. Купол пропал. Венди отпустила крысу и сосредоточилась только на шаре. Ее соперницы, разинув от любопытства рты, во все глаза смотрели на необычное поведение магов. - Уберите ее! Немедленно! - закричала женщина. Крыса запищала и перепугавшись не меньше жертвы рванул через ворот верх, к свободе. Мужская часть комиссии в ступоре смотрела на обнаглевшую крысу. Но как только крыса спрыгнула с магички и бросилась на утек, разъяренная женщина мгновенно накрыла ее обездвиживающим заклинанием. А затем повернулась к сосуду, быстро накрыла его силовым куполом вновь. Но было уже поздно. Разноцветный сноп цветов и блестяшек вихрем пронесся по площади знаменуя, что первый за сегодня шар попал в сосуд.
Оценка: 8.00*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Д.Маш "Искра соблазна"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Тайный паладин"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) С.Панченко "Ветер"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"