Очкина Наталья Владимировна: другие произведения.

Книга 1.Пророчество

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что делать, если ты - полукровка? Да радоваться жизни, особенно если ты по совместительству еще и наследная принцесса эльфов крови. Подданные презирают? Это тоже не беда. Счастье не в любви народа заключается. Странная неконтролируемая сила временами проявляется? Ну... в этом даже есть свои плюсы. Что?! Обвиняют в убийстве, которого ты не совершала и есть большой риск лишиться головы? А вот это уже серьезно! Выход один: сбежать и найти настоящего убийцу. А параллельно еще попытаться спасти свой мир от надвигающегося апокалипсиса. Помощи ждать неоткуда? Помощь придет! И от того, от кого совсем не ожидала! Большая вероятность получить в довесок море приключений, познать настоящую дружбу и коварное предательство, а так же встретить любимого... Так чего же ты ждешь? Заручайся поддержкой новых друзей и в путь: за восстановлением мира и справедливости!

  Что делать, если ты - полукровка? Да радоваться жизни, особенно если ты по совместительству еще и наследная принцесса эльфов крови.
  Подданные презирают? Это тоже не беда. Счастье не в любви народа заключается.
  Странная неконтролируемая сила временами проявляется? Ну... в этом даже есть свои плюсы.
  Что?! Обвиняют в убийстве, которого ты не совершала и есть большой риск лишиться головы? А вот это уже серьезно! Выход один: сбежать и найти настоящего убийцу. А параллельно еще попытаться спасти свой мир от надвигающегося апокалипсиса.
  Помощи ждать неоткуда? Помощь придет! И от того, от кого совсем не ожидала! Большая вероятность получить в довесок море приключений, познать настоящую дружбу и коварное предательство, а так же встретить любимого...
  Так чего же ты ждешь? Заручайся поддержкой новых друзей и в путь: за восстановлением мира и справедливости!
  Пролог
  Она поспешно шла по длинному дворцовому коридору. Позади нее тишину разрывал крик младенца, доносившийся из спальни. Главное - не оборачиваться! Если она даст волю своим чувствам, то не сможет выполнить предназначения. "Все сработает. Должно получиться!" - мысленно убеждала женщина себя, хотя сама не верила в это. Они сильно рискуют. Слишком многое поставлено на карту... На плачь ребенка сбежалась стража, началась какая-то возня. С минуты на минуту они должны обнаружить тело своей мертвой королевы. Лишить ребенка матери - это высшее зло. Но так было нужно! Хотя вряд ли это объяснишь убитому горем отцу малышки...
  - Ты сделала все, что требовалось, дочь моя? - спросил старейшина, когда она находилась уже далеко от того страшного места убийства.
  - Пророчество свершиться, мудрейший! - немного натянуто улыбнулась женщина, устремив взгляд на величественный замок, который с такой высоты казался не больше мизинца.
  - Это наша земля, - проговорил старик, проследив за ее взглядом. - Они отняли у нас дом!
  - Нет! - резко возразила она. - Это мы по своей глупости сами лишили себя дома!
  Старейшина удивленно посмотрел на нее. Мало кто мог позволить себе перечить Старшему Мудрецу Совета. Но Она могла! Могла не только по праву рождения и по положению, которое занимала в их мире. Верховная Айна могла говорить ему все что угодно просто потому, что была гораздо сильнее его. И он знал это. Поэтому старейшина, скрипнув зубами, посчитал неблагоразумным демонстрировать свое недовольство и решил сменить тему:
  - Ребенок в порядке? - спросил он.
  - Поглотить столько энергии сразу?! Нет, это же младенец! Ему потребуется время. - ответила женщина, стараясь не выражать никаких эмоций.
  - По-моему это слишком хлипкий сосуд для такой силы, - проворчал старик.
  - Это девочка. И у нее есть имя.
  - Мне не нужно ее имя. Мне нужен результат! - сорвался Старейшина. Он и так слишком долго держал себя в руках. Тьма надвигается. А его народ на волоске от гибели. И теперь их судьба в руках какого-то младенца! Он изначально был против этой затеи. - Ее рождение активизировало силу Аббигарда. Я чувствую, как зло поднимает свою голову. Ты знаешь, что он научился общаться с этим миром?
  - То, что делает его сильнее, в конечном счете и станет его погибелью. Тебе же известно пророчество...
  - Все это пророчество - чепуха, придуманная для успокоения глупцов! - перебил ее старик. - Будущее не предрешено. Уж тебе ли этого не знать?! В этом ребенке заключена вся наша магия! И если она перейдет на сторону тьмы...
  - Этого не случится! - уверенно заявила Верховная Айна. - Я прослежу за тем, чтобы она выбрала правильный путь.
  - Хорошо, дочь моя, - примирительно поднял руку старик. - Но если у тебя не получится, отвечать тебе придется перед Советом Мудрейших по всей строгости!
  - Если у меня не получится, то отвечать мне будет уже не перед кем!
  
  1.
  Необычное спокойствие и тишина этой ночи все равно не помогли Лии уснуть. На небе уже сияла полная луна, когда она вышла из шатра, и, закутавшись в плащ, направилась через лес к озеру. Благо, ее умение передвигаться практически бесшумно, присущее всем эльфам, не подвело ее и сейчас. И она, беспрепятственно минуя охрану и патрули, выбралась за пределы лагеря. Эти ночные прогулки, похоже, стали входить у нее в привычку. Но только так она могла обрести гармонию с собой. Свет луны отражался в водах озера, даруя покой. Лианаэль понимала, что если отец или Максирион обнаружат ее здесь - ей несдобровать. Но риск был оправдан: желание почувствовать себя живой было гораздо сильнее страха перед наказанием. Девушка часто задавалась вопросом, почему ее так непреодолимо влечет к воде. Эта таинственно-прекрасная серая гладь словно бы скрывала в своих глубинах ключ к ее душе. Любовь к воде была не свойственна эльфам крови. Ведь главной их магией являлась магия огня, а огонь, как известно, не особо чтит воду. 'А жаль...' - часто проносилось в голове у девушки. Нет, конечно, эльфы крови пользовались водой в быту и даже неплохо плавали, но этим их интерес к воде ограничивался. Ни один кровавый эльф никогда, даже в самых тайных помыслах не задумывался о том, чтобы почувствовать энергию воды и воспользоваться ее магической силой. Такие греховные мысли карались бы смертью, если бы у кого-то возникали. Хвала богам, никто не знал, что есть такой эльф... Лиа точно знала, что свой самый сокровенный секрет она не раскроет никому.
  Однажды она уже пыталась поделиться чувствами со своим наставником и по совместительству женихом - Максирионом, наследником старшего дома Каворт. Это был не какой-нибудь рядовой воин: ее жених был назначен главнокомандующим армией эльфов крови еще до ее появления на свет. Он славился честью, доблестью и невероятной преданностью королю. Лорд Каворт был старше Лии на три с половиной тысячи лет, знал ее с рождения и она всегда доверяла его уму и опыту. Но в этом вопросе даже он не мог понять ее. Девушка вспомнила, как однажды, когда Максирион проводил с ней урок первичной магии, она неосторожно высказалась, что если бы эльфы крови освоили магию воды, то могли бы стать непобедимыми. Лианаэль прекрасно помнила, как округлись глаза эльфа после этой случайно сорвавшейся с губ фразы. Удивление на его лице было заметно лишь на мгновение, а после он беззаботно засмеялся и сказал, что такие глупые мысли лезут ей в голову, потому что она полукровка. С возрастом, когда Лиа научится чувствовать силы природы, все ее заблуждения исчезнут сами собой. Да, так как тогда принцессу еще никогда не унижали. В Лиргосе все знали, что дочь короля только наполовину эльф. Ее матерью была смертная женщина, это был страшный позор не только для правящей династии, но и для всей расы. За всю историю это был первый случай смешения кровей, и не убили ее новорожденную лишь из-за неограниченной власти отца. Поэтому, хоть все эльфы и знали правду о происхождении их принцессы и в глубине души презирали ее, но публично, ни словом, ни взглядом не смели напоминать Лианаэль об этом.
  От унылых мыслей Лию отвлек шум в соседних кустах и плеск воды. Первым ее предположением было, что кто-то из личной охраны проследил за ней. Убегать или прятаться было бесполезно, выход один - пойти и сдаться 'с повинной'. Может быть, если отец увидит ее раскаянный взгляд, то смягчит наказание. Хотя... вряд ли. Но какого же было ее удивление, когда отодвинув рукой ветки кустарника, юная эльфийка обнаружила босоногого человеческого мальчишку с кайаргом наперевес. Оборванец внимательно всматривался в гладь воды и присутствия эльфийской принцессы-полукровки, кажется, совсем не замечал. Попугать этого паренька - было бы отличным средством отвлечься от грустных мыслей... И пора бы уже оповестить о своем присутствии:
  - Это место не терпит присутствия недостойных, смертный. Ты должен немедленно уйти! - властно произнесла Лиа, появляясь из темноты. Она обожала эффектные появления.
  - И чем же я недостоин находиться на своем любимом озере? - весело поинтересовался парень, бросив на эльфийку быстрый оценивающий взгляд и снова сосредоточившись на поверхности воды. Да... похоже, наследница престола эльфов крови не произвела на этого человеческого бедняка должного впечатления. Лиа впервые видела человека, а Максирион описывал ей людей крайне лаконично: 'Если увидишь кого-то, похожего на тебя, то знай - ты встретила смертного человека'. Внешностью Лианаэль пошла не в отца, не передались даже острые эльфийские ушки, только яркие изумрудные глаза говорили о ее причастности к королевской семье.
  - Это мое озеро. - Медленно проговорила Лиа, стараясь придать своему внешнему виду как можно больше солидности. - Ты нарушил мое уединение человек, но если ты быстро покинешь это священное место, я не причиню тебе вреда.
  - О, как страшно-то! - по-шутовски изобразил испуг маленький наглец. - И с кем же я таким важным имею честь разговаривать? Ты что, дочка местного барона?
  - Да как ты смеешь оборванец?!! - Лиа просто захлебывалась от возмущения, такую непочтительность она могла терпеть только от отца, ну, и от Максириона иногда. Не так она представляла себе первую встречу с человеком. Ей рассказывали, что люди раболепствуют, восхищаются эльфами, ненавидят на крайний случай. Но такое равнодушие и пренебрежение, это уже слишком! - Неужели не видишь, что перед тобой Эльф, я хранительница этого озера, - соврала принцесса.
  - Ага, вижу, - ухмыльнулся парнишка, - если ты эльфийка, то я - вождь Орков.
  Да, эльфийка из нее никакая. Даже смертные смеются...
  - Слушай, - продолжил паренек, - я понимаю. Тебе, наверное, общения не хватает, в семье не понимают, вот и выдумаешь разные сказки. В другой ситуации, я, возможно, поболтал бы с тобой об этом, но вот сегодня, веришь, нет времени. Поищи себе другого собеседника, ладно? - Лиа слушала его, сосредоточившись на том, чтобы ее отвисшая от шока челюсть, не так уж бросалась в глаза. Так с ней никогда не разговаривали. - Да, и будь добра: уходи тихо, а то и так уже всех здесь распугала, - добил ее окончательно этот нахал.
  - Да кого я здесь тебе могла распугать?! - Лиа была просто в бешенстве: какой-то сопливый мальчишка разговаривал с ней, словно равный! С ней!!! А пытаться ловить рыбу с помощью кайарга ночью было полным безумием для обычного человека и девушка это знала. - Нет, серьезно, для рыбалки ты припозднился.
  - Хорошо, я расскажу тебе, - милостиво согласился он, - но потом ты смоешься отсюда, обещаешь?
  - Ладно, - подозрительно быстро согласилась Лиа. Нет, конечно, никуда она уходить не собиралась, по крайней мере, пока сама этого не захочет. Но если это единственный способ выудить из него информацию, почему бы и не сделать вид, что согласна на его требования. Любопытно ведь!
  - Я хочу поймать ниийру! - заговорщицким шепотом произнес мальчишка.
  Эльфийка вдруг почувствовала себя намного старше своих лет и посмотрела на паренька со смесью жалости и снисхождения. Мальчишка выглядел ее ровесником лет на пятнадцать - шестнадцать, а до сих пор верил в существование ниийр. Бедный наивный паренек...
  - А если ты не увидишь здесь ниийр, сильно расстроишься? - осторожно начала говорить девушка, дабы окончательно не расшатать его неокрепшую детскую психику. - Не хотелось бы тебя разочаровывать, но их не существует. Это все сказки придуманные моряками.
  - Ты в этом уверенна? - серьезно спросил он, нахмурившись.
  - Уж можешь мне поверить, - авторитетно заявила Лианаэль.
  - И это говорит девчушка, которая две минуты назад называла себя эльфом?! - улыбнулся мальчишка. - Если останешься, скоро сможешь убедиться в обратном. Садись рядом, но при условии, что не будешь шуметь.
  Лиа послушно согласилась. Она и сама не понимала, почему делает так, как говорит ей этот горделивый бедняк. Надеялась, что всего лишь из любопытства и желания оказаться правой.
  Они сидели в полной тишине, девушка даже дышала через раз. Так продолжалось минуты четыре - молчать так долго было не в привычках принцессы:
  - Они что, только по ночам показываются? - тихо спросила она.
  - Да, в полночь, когда на озере полная тишина, русалки выбираются на берег и расчесывают свои длинные волосы. - Едва слышно прошептал он ей в ответ.
  - А зачем тебе ловить ниийру?
  - Я поспорил с деревенскими мальчишками. Они, как и ты, убеждали меня, что русалок не существует. Но вот они прикусят свои длинные языки, когда я поймаю ниийру и принесу ее в деревню. Тогда больше ни один местный паршивец не посмеет назвать меня вруном!
  - И для этого ты притащил с собой кайарг? Уверен, что попадешь с первого раза, по мифам, русалки - пугливые существа.
  - Знаю и поэтому попросил бы тебя на пол тона потише говорить! - шикнул на нее парень. - А ответ на твой вопрос: да, я уверен, что попаду. А если нет, то не вернусь в деревню с таким позором. - Лиа пораженно смотрела на юнца: на вид явно не из благородной семьи, живет в деревне, но поведение и этот гордый независимый взгляд...
  - По-моему, это глупо, - флегматично произнесла полукровка. - Не понимаю,
  зачем спорить, ставя на карту все. Нужно всегда оставлять себе дорогу для отступления, в случае проигрыша. Ты сам-то хоть раз их видел?
  - Я - нет, но отец видел.
  - И что, поверили твоему отцу 'деревенские'?
  - Не поверили, они закидали его камнями, как лжеца, - прошептал парень, опустив глаза.
  - Что прямо насмерть?! - брякнула Лиа и тут же осеклась: увидев глаза мальчишки, она поняла, что не стоило задавать этот вопрос. Ей вдруг стало очень неловко. Его ярко-голубые глаза были полны злости и печали одновременно. У эльфов есть свойство видеть в темноте почти так же хорошо, как и днем. Поэтому принцесса сразу же обратила внимание на его странный и глубокий цвет глаз: обычно таким цветом обладают люди с гипнотическими способностями. Эти глаза словно притягивали к себе собеседника, заставляя исполнить волю их обладателя.
  Парень ничего ей не ответил, да ответа и не требовалось, но молчание уже затянулось.
  - Прости меня, я сказала не подумав... Нет, то есть, я подумала, просто...В общем, все поняла, так что можешь не отвечать. - До нее начало доходить, что она несет чушь. Девушка заговаривалась, не могла подобрать правильные слова, сбивалась. Ей показалось, что еще никогда в жизни она не выглядела так глупо и нелепо, как сегодня. - Не стоило мне затрагивать эту тему. Но, если ты все-таки решишь поделиться...
  Парень закатил глаза и застонал. Его стон постепенно начал переходить в плотоядный рык. Он, похоже, уже забыл зачем вообще сюда пришел. Единственной его мыслью было: как бы заставить эту невыносимую девчонку заткнуться?! Задушить! Он уже мысленно представлял, как его пальцы смыкаются на ее тоненькой шее, и она, хрипя, не смогла бы произнести ни слова. Эти мысли так явственно читались на его лице, что Лиа, взглянув на него, неожиданно запнулась. Нет, он был не первым, кого юная принцесса доводила до 'белого каления' своей разговорчивостью. Учителям она, наверное, до сих пор в кошмарах снится! Да, она может и не подарок, но зачем же так рычать?! Девушка резко обернулась и обнаружила источник столь громкого и устрашающего рыка...
  - Похоже, ты нашел, что искал, - только и смогла выдавить она. 'Или оно тебя нашло' - подумала Лиа про себя.
  А парень уже и сам смекнул что к чему и вскочил на ноги, хватая кайарг и заслоняя ее от опасности. Русалки все-таки существуют - факт. Но в сказках их сильно приукрашивают. Лианаэль ожидала увидеть вынырнувшую из воды прекрасную деву с длинными зелеными волосами и золотистым рыбьим хвостом, которая заманивает своим пением мужчин в пучины вод. Но в реальности - это огромное бегемотообразное чудовище с кожей бородавочника, грязным и склизким от тины хвостом, вертикальными красными зрачками и улыбкой в четыре ряда заостренных зубов. И даже страшно представить, как ЭТО заманивает моряков? Чудовище было настолько толстым и неповоротливым, что выбраться на берег самостоятельно для него было настоящим подвигом. Поэтому оно кряхтя от натуги и, одновременно, рыча от злости, постепенно водружало свое необъятное тело на сушу. Вывод один: надо сматываться!!!
  Было, конечно, очень трогательно смотреть как этот щуплый паренек бесстрашно смотрит в глаза смерти и не собирается отступать. Не только трогательно, но и выгодно: пока жирная ниийра, наконец, выберется на берег, пока будет жрать этого мальца...
   Короче, есть все шансы смыться и забыть обо всем. Но вот только жаль дурака-то. Он вроде не злой, а еще у него такие изумительные голубые глаза!
  - Бежим! - крикнула она ему. Мальчишка не ответил. - Ты слышишь? Если не хочешь стать ужином, нужно убегать и очень быстро! - не оставляла тщетных попыток эльфийка, дергая его за рукав.
  Но парень стоял как вкопанный. Его, наверное, и с размаха дубиной с этого места не сдвинешь.
  - Беги, а я не уйду отсюда без тела мертвой ниийры. - спокойно произнес он. Поразительно, в его глазах не было страха, словно фанатик какой-то!
   - Да она сожрет тебя и глазом не моргнув! Ты что, совсем дурак или жить надоело?! Она в два раза больше тебя, а твоим кайаргом она еще и в зубах поковыряет после такого-то костлявого ужина. - Кричала ему Лиа, на что не последовало никакой реакции. Умный эльф на ее месте развернулся и убежал бы с чувством выполненного долга. Она ведь действительно сделала все что могла, не умирать же просто с ним за компанию. Но ведь она полукровка - иногда и сама не знала чего от себя ожидать. - Нет, ну ты всегда такой упрямый или это только мне сегодня так повезло?
  В это время, жертва быстрого питания, по какой-то нелепой случайности названная русалкой, благополучно выбралась на берег и уже тянула свои свиные бородавчатые ручищи к пареньку. Но эльфийка тоже среагировала мгновенно. Наконец, вспомнив кто она, девушка пустила в жирную русалку огненный шар. Ну ладно, шар - это, конечно, громко сказано. Маленький такой, не больше мизинца шарик, который все равно пролетел мимо, лишь слегка припалив ниийре бородавчатое плечо. Но и этого было достаточно, чтобы разозлить водоплавающую окончательно. В следующую секунду Лиа почувствовала удар такой силы, что отлетела метра на четыре и ударилась об дерево. 'А эта рыбина проворнее, чем кажется...' - пронеслось у нее в голове. Когда девушка вскочила на ноги, на берегу уже не было ни русалки, ни ее нового знакомого. Лишь пузырьки и круги на воде сообщали об их недавнем погружении в глубины озера.
  'Нееееееет!!!' - это она кричит?! Как странно - она не узнавала собственного голоса. Что произошло дальше, Лианаэль сама не могла объяснить. Она почувствовала сильную ярость, мир вокруг перестал существовать. Все чувства усилились, словно одновременно оголились все нервные окончания в ее организме. Страх и отчаяние вдруг переродились в нечто другое, во что-то новое и осязаемое, чего она никогда раньше не испытывала. В следующее мгновение, в том месте на озере, куда русалка утащила голубоглазого мальчишку, закрутился вихрь. Он погружался все глубже и глубже в воду, создавая огромную воронку, пока, наконец, не оголил дно озера. Эльфийка увидела русалку сжимающую парня, он был без сознания и уже не сопротивлялся. Неведомая сила оторвала парня от ниийры и выбросила на берег, вихрь прекратился, озеро сомкнулось.
  Лиа не смогла удержаться на ногах и упала на колени. Была такая усталость, словно бы она целый день пахала в гномьих рудниках. А еще наступил шок. Неужели это она сделала? Нет, не может быть! Ведь эльфы крови могут управлять лишь огненной стихией, а ей даже это удавалось с трудом. Она всегда списывала свои неудачи на уроках по практике магии огня на происхождение. Ведь если в тебе эльфийская кровь только наполовину, то и осваивать эльфийскую магию тебе вдвое тяжелее. А здесь сделать ТАКОЕ! Нет, невозможно! Хотя, может быть это и не она сделала, возможно это какие-нибудь духи воды через нее хотели спасти этого мальчика. Кстати о нем! Лиа вспомнила, наконец, о его существовании и осторожно подползла к парню. Он здорово наглотался воды, но слава богам, оказание первой помощи она хотя бы освоила без труда. Парень откашлялся и открыл глаза:
  - Я жив? - тихо спросил он. - Что произошло?
  - Ну, ты не понравился этой толстой рыбине на вкус и она выплюнула тебя обратно на берег, - ободряюще улыбнулась ему Лиа.
  - Почему?
  - Почему недоела тебя? - изобразила задумчивость полукровка. - Кажется, она сказала, что предпочитает более мягкое и диетическое мясо, а ей, как ты успел заметить, не помешает диета...
  - Нет, - перебил ее парень, - почему ты спасла меня?
  - Ну... - Лиа не знала что ответить. Действительно, почему? - Просто я не могла позволить тебе умереть. Тогда деревенские мальчишки так и не узнали бы о существовании русалок.
  - Ты рисковала жизнью, это было глупо, - гордо и в то же время обиженно произнес парень. - Не делай больше того, о чем тебя не просили.
  - Я ему жизнь спасаю, понимаешь ли. А он, вместо благодарности, еще претензии выставляет! - возмутилась принцесса. - Возможно тебя не учили, но если кто-то уберег тебя от верной гибели, нужно хотя бы сказать 'спасибо'. Формальность, мелочь - а приятно, знаешь ли.
  - Больно надо, чтобы какая-то надоедливая девчонка возомнила, что спасла меня от смерти, - фыркнул парень. - И вообще, ты мне все испортила. У меня все было под контролем. Это было частью плана! Из-за тебя я упустил ниийру!
  - Еще минута и спасать мне было бы уже некого, глупый ты человек!!! - закричала на него девушка. Подумать только, Лиа в первый и, возможно, последний раз совершила нечто поистине героическое. И вместо признания и благодарности, получает ЭТО. Принцесса на полном серьезе задумалась о том, не скинуть ли этого дерзкого мальчишку обратно в озеро. Набрав в легкие побольше воздуха и приготовившись излить на неблагодарного подростка весь свой праведный гнев... девушка вдруг осознала, что именно этот гордо вздернутый подбородок и решительный взгляд ее и привлекают. Здесь, на этом озере, в обществе этого странного немного грубоватого паренька она чувствует себя живой и свободной. И вместо того, чтобы ругаться на спасенного голубоглазого типа в лохмотьях, Лианаэль прыснула еле сдерживаемым смехом. Что это с ней? Истерика? Смех без причины - признак серьезного умственного заболевания. Но, похоже, она не одна такая: вредный паренек поддержал ее неожиданное веселье. Теперь на земле хохоча до слез валялись они оба.
  - Меня зовут Лиа, кстати. - Немного успокоившись, представилась полукровка.
  - Спасибо тебе, Лиа. - тихо произнес парень, улыбаясь. В его голубых глазах читалась теплота и искренность. Почему-то он не назвал свое имя в ответ.
  Их милый диалог прервал один любитель плотно поесть перед сном:
  -ААААААААААААА! - девушка почувствовала резкую боль в области плеча. Это их старая знакомая решила взять реванш. Она яростно впилась в плечо эльфийки всеми четырьмя рядами своих острых зубов. Еще бы... ее хотели оставить без ужина!
  Лиа просто окаменела от боли, русалка напала сзади и навалилась на полукровку всем весом. Ниийра была зла, очень зла! Все попытки высвободиться пресекались еще большим сжатием челюстей. 'Наверное уже до кости прокусила' - пронеслась в голове глупая мысль. Спасенный ею паренек тоже решил проявить участие в освобождении плеча принцессы от челюстей ниийры, за что и получил от последней кулаком по маковке. Отключился мгновенно. Да, и кто-то еще пытался заявлять, что держал ситуацию под контролем. Ах мужчины... тщеславие - ваше второе имя, а как доходит до дела, то рассчитывать приходится исключительно на себя.
  Неожиданно наступило отчаяние и принятие ситуации. Русалка повалила полукровку на землю. Слабость прокатила по телу, девушка поняла, что не в состоянии справиться с этим чудовищем в одиночку и скоро потеряет сознание от боли. В глазах уже начинало темнеть, как, неожиданно, Лиа услышала звук стали, разрезающий воздух и что-то теплое полилось на нее сверху, похоже на кровь, русалка ослабила хватку, отпустила ее плечо, взвизгнула и мертвым грузом упала на девушку. Как она не раздавила юную принцессу насмерть - остается неразрешенной загадкой. Девушка услышала до боли знакомый голос и, похоже, говорящий обращался к ней:
  - Ну что, допрыгалась со своими уходами из лагеря? - Лиа потеряла сознание, так и не успев ничего ответить загадочному спасителю.
  2.
  Очнувшись, Лиа сразу же поняла, что в месте, где сейчас находится, уже была раньше. Запах, атмосфера - все было ей знакомо. Надо бы открыть глаза, чтобы убедиться в этом окончательно, но веки словно залили свинцом, они никак не хотели слушаться свою хозяйку. 'О, кто-то приложил влажную тряпочку на лоб, вот спасибо, немного полегчало' - подумала принцесса. Когда Лиа открыла глаза, то сразу же определила, что не ошиблась: она лежала на кровати в своей королевской палатке. Одна из ее фрейлин сидела рядом с ней и меняла повязку на плече девушки. Чуть позади, на пуфе, расположился Максирион и играючи подбрасывал в воздух свой охотничий нож. Обратив внимание, что Лианаэль пришла в себя, он начал говорить:
  - Тебе придется многое объяснить своему отцу, так что подготовься заранее, что ты ему скажешь.
  - А тебе мои объяснения уже без надобности? - спросила Лиа.
  - Мне и так все понятно. - Немного отрешенно ответил эльф. Ох уж этот его уравновешенный тон... Сколько Лиа его помнит, жених всегда был с ней сдержан, на его красивом лице практически невозможно было прочесть каких-либо эмоций. Иногда Лиа даже сомневалась, если у него эти эмоции вообще. Эта его рассудительность и спокойствие частенько выводили ее из себя. Ведь о себе-то она никак не могла сказать того же.
  - Конечно, понятно... - раздраженно усмехнулась Лиа. - Тебе вообще всегда все понятно.
  - Что-то не так? - напрямую задал вопрос будущий муж.
  - Да, знаешь, есть немного, - процедила девушка сквозь зубы. Она чувствовала, что начинала закипать. И почему порой он вызывает у нее такое раздражение? - Я уже год мотаюсь с вами по какой-то глуши. Постоянно должна отчитываться за каждый свой шаг, да я элементарно одна побыть не могу! Всего раз выбралась на волю - и в результате лежу с прокусанной ключицей. Еще я полукровка. Поэтому чужая и среди эльфов и среди людей, спасибо папочке! И в довершение всего мой драгоценный жених сидит передо мной со своей неподвижной маской вместо лица и спрашивает 'Что-то не так?'!!! Ну и как ты думаешь, достаточно ли у меня оснований, чтобы что-то было не так?! - на последних фразах принцесса перешла на визг, но рана все еще давала о себе знать. Поэтому, закончив кричать на эльфа, Лиа только злобно сверлила его глазами, стараясь отдышаться и приглушить боль в плече.
  Максирион не перебивал ее и не пытался возразить, после того как она вылила на него весь свой негатив, он молча встал, подошел к выходу и, обернувшись, невозмутимо произнес:
  - Ты потеряла много крови, на тебя наложили заклинание исцеления. Это долгий процесс и у него бывают побочные эффекты. Эмоциональные срывы - один из них. Отдыхай. Тебе нужно набраться сил. Поговорить мы сможем и позже.
  После того, как жених вышел из шатра, Лиа в который раз подумала о том, какой странный и загадочный эльф ее будущий муж. Об их предстоящем браке объявили сразу после рождения Лианаэль. Отец так наградил своего лучшего командира, отдавая за него свою дочь и, соответственно, в перспективе корону тоже. Пока девочка росла, они проводили много времени вместе, он был ее учителем и наставником - но в сущности, она ничего о нем не знала, кроме того, что было общеизвестно. Он же знал о ней абсолютно все, это было как-то несправедливо. Ни разу Максирион не попытался раскрыть невесте свою душу и хотя отец утверждал, что полководец очень любит Лию, сам лорд Каворт не нашел нужным говорить о своих чувствах. Эльфы вообще не особо склонны к проявлению эмоций. Лианаэль же не понимала необходимости сдерживать свои чувства, когда они переполняют тебя. Возможно, в ней было слишком много человеческого...
  - Зачем вы так с лордом Кавортом, ваше высочество? - осторожно заговорила ее главная фрейлина леди Динилиэйла.
  'Ее забыла спросить, как мне со своим женихом разговаривать. Вот всегда, когда не надо, находятся такие моралистки, которых хлебом не корми - дай жизни других поучить' - раздраженно подумала принцесса-полукровка, а вслух спросила:
  - 'Так' - это как, Дини?
  - Прошу прощения за дерзость, миледи, но мне показалось, что вы говорили с вашим женихом незаслуженно грубо, - набравшись храбрости, тихо произнесла придворная дама и вопросительно посмотрела на Лию, ожидая разрешения продолжить.
  - Продолжай, - одобрительно кивнула головой принцесса, внимательно наблюдая за эльфийкой.
  - Просто он так о вас заботится, - залепетала Дини своим тоненьким голоском, обрадованная возможностью высказать свое мнение. - Когда той злосчастной ночью вас не оказалось в своих покоях, он не стал поднимать тревогу, а лично прочесывал весь лес. Под утро лорд принес вас в лагерь всю в крови и без сознания. И не подпускал к вашему высочеству никого все три дня, пока вы не пришли в себя. Он выгнал всех лекарей и сам наложил заклинание исцеления. Ваше энергетическое поле тоже было истощено, словно бы вы всю ночь занимались запрещенной магией! - последние слова были сказаны заговорческим шепотом. - Лорд Каворт почти не выходил все эти дни из вашего шатра, отдавая вам свою силу, чтобы вы быстрее поправились. Честно говоря, я боялась не столько за вас, так как ваше состояние было уже относительно стабильным, сколько за него. Он был словно помешанный! Лишь сегодня я уговорила лорда позволить мне сменить его. Он так любит вас, ваше высочество, что можно только позавидовать, цените это хотя бы немного!
  Лии стало стыдно за свое поведение. Он дежурил у ее кровати все дни, пока она валялась без сознания, заботился о ней, да ведь это он спас ее от зубов ниийры в конце концов! А она, очнувшись, вместо благодарности спустила на него всех собак. Принцесса почувствовала себя последней стервой. И она еще предъявляла претензии тому босоногому мальчишке на озере, что тот не отблагодарил ее за свое спасение! Кстати о том пареньке, как он? Жив ли? Последнее, что помнила Лиа - это как он отключился после удара русалки, когда пытался помочь полукровке освободиться от ее зубов. Но почему ее вообще волнует его благополучие? Беспокоиться о простых смертных не входило в число привычек эльфов крови, срок человеческой жизни все равно слишком короток. Умрет он на 50-60 лет раньше или позже - кому какая разница? Но ей было не все равно, и это уже могло быть поводом для волнения.
  На следующий день ей предстоял разговор с отцом. Зря Максирион ее припугивал королем, она никогда его не боялась. В чьей безграничной любви к себе она была уверенна, так это лишь в любви отца. Он старался не особо баловать ее, но у него это не очень хорошо получалось. Сердиться на Лию долго - вообще было за гранью его понимания. Нет, он бывал строг с ней, даже мог наказать за проделки, но что бы она не совершила, он никогда не сделает ей плохо - в этом она была уверенна. Сейчас она войдет в его покои, он немного отчитает ее за то, что ослушалась его и отпустит. Ничего особо страшного тут нет.
  - Отец, ты звал меня? - спросила Лиа, входя в королевский шатер. Отец сидел за столом с развернутой картой, рядом с ним стояли его советники и военноначальники, включая лорда Каворта. Советники злобно зыркнули на принцессу, ну и ладно, она тоже не особенно их любила. А Максирион посмотрел на нее таким сочувственно-печальным взглядом, что в душе невольно поселились тревога и беспокойство. Стало очень неприятно. Что здесь вообще происходит?
  - Да, Лианаэль, проходи. - Спокойно произнес отец, его глаза были непроницаемы. О, похоже, у одной полукровки от его взгляда скоро начнется истерика. - Оставьте нас одних. Максирион, тебя это тоже касается, - на лице ее жениха всего на секунду возникло что-то отдаленно похожее на возмущение и тут же исчезло. Он молча встал, и, сделав кивок головой, подразумевающий поклон, вышел.
  - Ну что же ты молчишь, ничего не хочешь рассказать своему отцу? - спросил король, когда они остались вдвоем.
  - Папа, я знаю, что уйти из лагеря без разрешения было ошибкой, - начала Лиа заученный текст. - И я уже в полной мере осознала свою вину и неправильность поступка. Такого больше не повториться.
  - Ладно, можешь не продолжать, - сухо прервал ее король Эррон, поджав губы. - Это уже не важно. Всем твоим раскаяниям грош цена. Уж я-то тебя знаю. При любой выдавшейся возможности, ты снова сбежишь, забыв про все свои обещания, как уже не раз делала.
  - Но, отец... - хотела возразить принцесса.
  - Не смей перебивать короля! - повысил голос Эррон. - Ты даже не понимаешь, ЧТО ты натворила. Из-за твоего ранения мы на четыре дня задержались в этом месте! Дали уйти без боя войску Пиртэрра! Теперь у него есть фора, чтобы сбежать. А если он успеет добраться до крепости Брэзз, то нам можно смело разворачиваться назад, понимая, что мы просто впустую потеряли деньги, воинов и целый год времени! Я готовился к этой войне 120 лет! 120!!! Ты понимаешь?! И я не позволю твоим выходкам испортить все!
  - Папа...
  - Но и это не самое главное, - снова не дал ей сказать отец. - Важнее то, о чем ты вообще думала, когда отправилась без охраны?! Лиа, скажи мне, что я сделал не так, а? Я всегда учил тебя быть осторожной и рассудительной девушкой, лишний раз не рисковать и предвидеть все на два шага вперед. Просто не понимаю откуда у тебя эта бесшабашность?! Твоя мать всегда была рассудительной и мудрой женщиной, я тоже никогда не отличался скудоумием. Ты могла умереть! Ты хоть понимаешь это, Лиа, ты могла УМЕРЕТЬ!!!
  - Папочка, прости меня, но все же обошлось, - у девушки возникло безумное желание подбежать к отцу, обнять его, уткнувшись носом в его кольчугу и не отпускать, но она сдержалась и просто выдохнула: - Мне очень жаль.
  - Я верю тебе, - немного успокоился он. - Но твои раскаяния уже ничего не изменят. Я взял тебя с собой в военный поход, потому что хотел, чтобы ты была рядом, и думал, что ты уже достаточно взрослая для соблюдения элементарных правил поведения. Но оказалось, что тебе до сих пор нужны няньки. Поэтому ты завтра же отправляешься обратно в Лиргос и будешь там ждать нашего возвращения.
  - Нет! Папочка, пожалуйста, не делай этого! - взмолилась Лиа. От одной мысли приехать в Лиргос без отца и все время до его возвращения быть рядом с этой фурией Ирэннэль по спине пробежали мурашки. - Я обещаю, что больше никогда тебя не ослушаюсь! Буду паинькой! Вы и не заметите моего присутствия!!! Ну, прошу тебя, позволь мне остаться!
  - Лиа, все уже решено, - решительно отрезал отец. - Игры кончились, а ты уже перешагнула границу моего терпения. Так будет лучше, да и мне спокойнее. По крайней мере, на территории нашего королевства и в сопровождении охраны ты вряд ли сможешь влезть в подобную передрягу.
  Лиа послушно склонила голову, в знак того, что поняла и приняла свое наказание, и, как ошпаренная выскочила из королевского шатра. Ну вот, она и доигралась. Отец женился на Ирэннэль по политическим мотивам. Она была представительницей одной из самых влиятельных семей Лиргоса. Полукровке было тогда не больше пяти лет, но даже будучи ребенком девушка сразу почувствовала к себе практически осязаемую ненависть мачехи. Принцесса вспомнила тот день, когда впервые увидела новую жену отца. Она была красива, даже слишком: густые иссиня-черные волосы ниже поясницы, безупречно правильные черты лица, великолепная фигура и... пустые, словно стеклянные, бледно-серые глаза. Эти глаза пугали ее, маленькую на тот момент девочку, больше всего на свете. В них явно читались жестокость, надменность и ненависть ко всему живому.
  Новая королева эльфов крови запугала не только свою падчерицу, но и весь свой народ. Более жестокой правительницы не знали даже самые старые эльфы. Ходили слухи, что она практикует запрещенную магию, хотя сама же придумала самое кровожадное наказание за практику подобной магии. Если раньше эльфу за такое преступление просто отрубали голову, то, с приходом к власти леди Ирэннэль из старшего дома Родресс, провинившегося сначала пытали каленым железом, потом отрубали ему заживо все конечности, при этом наложив на него заклинание, которое не позволяло бедняге потерять сознание от боли. А когда пытка заканчивалась, преступник умирал долго и мучительно. Откуда у эльфийки из хорошей семьи, которая не привыкла ни в чем нуждаться, могли возникнуть такие садистские наклонности, являлось большим вопросом для всего эльфийского народа. Но факт остается фактом: за относительно недолгий срок правления, королева до смерти запытала больше нескольких сотен эльфов, якобы совершивших то или иное 'преступление'. При этом она старалась всегда лично присутствовать на казни. Король Эррон в последние годы занимался больше внешнеполитическими вопросами, поэтому практически вся внутренняя власть была сосредоточенна в руках Ирэннэль.
  Знал ли король о кровожадных наклонностях своей красавицы-жены - остается только догадываться. У населения вообще было много вопросов и претензий к правящей династии, и если бы не складывающийся многими тысячелетиями авторитет Эррона, то дело давно закончилось дворцовым переворотом. 'Нет ничего страшнее смуты' - когда-то сказал маленькой принцессе ее отец и она верила его словам. Но в последнее время девушка начала задумываться, что гораздо страшнее для государства - это чувство безнаказанности отдельных коронованных особ и их ничем не ограниченная власть. Юная полукровка понимала, что сейчас она не могла ничего изменить. Первоочередной задачей перед Лией все же стояла собственная безопасность, а именно: как выжить во дворце под одной крышей с садисткой-мачехой?
  Максирион, появившийся как обычно неожиданно, вывел ее из задумчивости:
  - Думаешь над тем, сколько платьев взять в обратную дорогу? - Скривил губы красавец. - Сюда ты за собой притащила целый воз этих тряпок. Готов поспорить и половины-то не надевала.
  - А ты как обычно издеваешься, да? - закатила глаза Лиа. - Ты ведь знал о планах короля насчет моего наказания, почему не предупредил?
  - А совет, что тебе нужно будет придумать оправдание получше, разве нельзя считать предупреждением?! - приподнял брови полководец.
  - А я, конечно должна была понять, что отец собирается отправить меня домой одну! Своеобразный у тебя способ предостерегать, должна заметить.
  - Не одну, а в сопровождении свиты и охраны, - наставительно поправил ее эльф. - И это для наследной принцессы крови гораздо более безопасно и приемлемо, чем находится здесь, каждый день рискуя не увидеть рассвет...
  - Подожди-ка, подожди! - прервала его полукровка, внимательно всматриваясь в его хитрые янтарные глаза, прочесть в которых что-либо было практически невозможно. Если Максирион не хотел впускать кого-то в свою душу, то эта крепость становилась непреступной для любого оружия. Но узнать истину можно и просто из логических соображений. - Уж не ты ли предложил королю столь замечательную идею?! Ах, ну конечно, ты ведь изначально был против того, чтобы я вас сопровождала.
  - Я утверждал это ранее, и заявляю с полной ответственностью снова: война и сражения - не место для молодой и неопытной эльфийки, да еще и с патологической тягой к поиску неприятностей на свою... эээ...голову.
  - Как ты мог так поступить со мной?! Моя безопасность - это мое дело!!! Ты не имеешь права решать за меня! - взвинтилась Лианаэль.
  - Твоя безопасность - это самая первостепенная задача для меня, а ее обеспечение - моя непосредственная обязанность. И я говорю тебе это как главнокомандующий Эльфийской Армией, отвечающий за жизнь каждого находящегося здесь эльфа крови! - Максирион словно отчеканивал каждое сказанное слово. Когда он говорил таким тоном, возражать ему в чем-либо было настоящим самоубийством. У Лии тоже возникло желание опустить голову и повиноваться, но на карту было поставлено слишком много. Она не могла позволить себе этого, ведь тогда ей придется вернуться домой, а сердце ей подсказывало, что как раз это совсем небезопасно. Если уговорить Максириона, то с отцом проблем не возникнет. Все знали какое тот оказывает влияние на последнего. В подобной ситуации не нужно спорить с ним, нужно просто постараться объяснить свои опасения:
  - Мне лестно, что ты не безучастен к моей судьбе, и я еще не успела поблагодарить тебя за мое недавнее спасение. Я очень признательна тебе, правда! - Девушка знала, что быть милашкой никогда не рано и никогда не поздно. - Но если ты желаешь мне добра, то позволишь остаться. Максирион, насколько мне известно, ты осведомлен о наших... хмм, достаточно прохладных отношениях с королевой.
  - Об этом можешь не беспокоиться, я уверен, что Ирэннэль не посмеет предпринять против тебя никаких действий.
  - С чего такая уверенность? - заинтересовалась Лиа. - Вы же с ней вроде как тоже не особо ладите.
  - Она знает, что это будет самоубийством и для нее и для ее отпрысков. Но для нашего с тобой общего спокойствия я хочу, чтобы ты взяла вот это. - Жених протянул Лие огненно-красный камень в виде кулона, на простой грубой цепочке. Он совсем не выглядел дорогим и изысканным украшением.
  - Что это, какой-то артефакт? - догадалась принцесса-полукровка.
  - У этого амулета масса свойств, но не думаю, что большинство из них тебе когда-нибудь понадобятся. Просто знай, что если тебе потребуется помощь, ты сможешь связаться со мной через этот кулон. В нем заключена древняя магния огня. Этот артефакт передавался в нашем роду из поколения в поколение на протяжении сотен тысяч лет. Береги его.
  - Но я еще не являюсь частью вашей семьи, Максирион, и не могу принять столь дорогой подарок, прости. - Лианаэль была смущена.
  - Для меня ты уже давно леди Каворт, просто пока мы еще не совершили официальный обряд. Нам сначала дождаться твоего совершеннолетия, чтобы заключить союз. Но это все формальности. Раньше, например, не было таких строгих правил. Эльфы вступали в браки тогда, когда сами чувствовали, что готовы к этому.
  - Почему же тогда ты за целых три тысячи лет не женился? - заинтересованно посмотрела на эльфа невеста.
  - Ждал тебя, - рассмеялся он, но все же невольно отвел глаза.
  - Это все объясняет, - улыбнулась Лиа в ответ, а в душе подумала: 'Меня ли ты так ждал или моего приданного?' и решила перевести тему разговора: - Скажи, как пользоваться этим амулетом?
  - Ох, Лианаэль! - замучено простонал ее наставник. - Неужели ты ничего не усвоила из моих уроков? Извлечение силы из артефактов - это же базис! Ты должна уметь делать это автоматически, принцип действия един по отношению к любым магическим вещам.
  - Да, конечно, я помню,- принцесса опустила глаза, словно двоечник, который снова не выполнил домашнее задание.
  - Точно? - сощурил глаза жених. - Может быть, повторим урок для лучшего закрепления информации.
  - Нет, нет! Я прекрасно знаю как это делать, - залепетала Лиа, - просто впервые увидела столь древний предмет, вот и...
  - Ну и как же? - усмехнулся Максирион. - Что нужно сделать, чтобы извлечь силу из артефакта? Расскажи, раз знаешь...
  - Проверяешь меня?! - наигранно возмутилась Лианаэль. - Ладно, похоже мне пора собираться в дорогу, так что срез знаний отложим до следующей нашей встречи, хорошо?
  - Ты меня с ума сведешь своей безалаберностью, - покачал головой эльф. - Ты должна уметь использовать магию не потому, что так хочу я или твой отец. Незнание зачастую может стоить жизни.
  - Ну ты же сам говорил, что я под твоей опекой и со мной даже теоретически ничего случиться не может. Если рядом нет тебя, то по пятам следует охрана, тут даже если захочешь попасть в неприятности - не сумеешь.
  - Но ты все же умудряешься, несмотря ни на что. И последнее происшествие в очередной раз подтвердило эту аксиому. - Максирион вздохнул, и посмотрел в беззаботные глаза девушки. 'Как же она еще молода' - пронеслось у него в голове, вызвав необычайный прилив нежности к принцессе. Но, несмотря на столь юный возраст, доказать что-то этой упрямой полукровке было чрезвычайно сложно. - Хорошо, просто пообещай, что ты всегда будешь носить мой подарок.
  - Насколько это будет от меня зависеть, - невинно улыбнулась девушка.
  - Лиа!!! - прорычал Максирион.
  - Ладно, ладно. Обещаю!
  Лианаэль вошла в свои покои с намерением начать собираться в дорогу. Она уже смирилась с обстоятельствами и иного выхода, как плыть по течению событий просто не видела. Девушка с удивлением обнаружила, что все ее дорожные сумки уже собраны ее главной фрейлиной Динилиэйлой.
  - Ваше высочество, распоряжения вашего отца исполнены и все необходимые вам в дороге вещи упакованы, - доложила с чувством выполненного долга Дини, делая изящнейший из реверансов.
   - Что ты здесь делаешь? - устало спросила принцесса. - Я ведь распустила всю свиту. Не хватало еще, чтобы помимо охраны мне всю дорогу приходилось лицезреть ваши напыщенные и высокомерные лица.
  - Да, но ваш отец настоял на том, чтобы я все же сопровождала вас.
  - Слушай, - Лиа решила поговорить с леди Динилиэйлой начистоту, - я знаю, ты меня недолюбливаешь. Я тебя тоже. Хватит уже этого лицемерия, меня за шестнадцать лет жизни просто тошнит от всего этого! Ты мне не подруга и тесное общение столь продолжительное время будет только в тягость нам обеим. Давай договоримся так: я скажу отцу, что ты меня сопровождала, а ты отправишься в Лиргос сегодня вечером с остальными придворными.
  - Миледи, вы глубоко ошибаетесь касательно моего отношения к вашей персоне, - снова залепетала своим тоненьким голоском Динилиэйла. Этот голос раздражал принцессу-полукровку больше всего, он казался ей лживым, а из-за этого и его обладательница казалась какой-то неестественной и лицемерной. - Я отношусь к вам с должным уважением и почтением, а так же испытываю исключительную приязнь. И прошу прощения, если Ваше высочество не правильно истолковало мое отношение к себе, это целиком моя вина...
  - Хватит! - перебила фрейлину Лиа. - Ты либо идиотка, либо меня считаешь таковой. Полагаешь, я не знаю, что ты уже почти сто лет безответно влюблена в моего жениха, лорда Каворта?! И не делай такие удивленные глаза, весь двор об этом шепчется, да я и сама не раз ловила на нем твой влюбленный взгляд. Поэтому я не собираюсь договариваться с тобой. Ты уедешь сегодня - и это приказ.
  Ранним утром принцесса Лианаэль встала с постели, умылась, надела свой походный, несколько потрепанный для столь высокородной особы, костюм, забрала непослушные волосы цвета меди наверх и была готова к дальней дороге. Куча эльфов собралась возле ее шатра, среди них был король Эррон собственной персоны, полководец лорд Каворт и... нет, не может быть... ее надоедливая фрейлина леди Динилиэйла. Что она здесь делает? Ведь вчера Лиа популярно объяснила ей, что не собирается терпеть в дороге ее присутствия. Но эта нахалка, похоже, по-хорошему не понимает!
  - Да как ты посмела?! - лишь тихо прошипела Лиа, подходя к карете и отвернулась от нее, чтобы попрощаться с отцом и женихом. Ну не устраивать же ей публичных сцен, в самом деле. Ладно, она еще пожалеет, что не послушалась свою будущую королеву.
  3.
  До Данвила добрались на удивление спокойно. Девушка в дороге наслушалась от фрейлины столько ужасающих баек о нападениях бандитов, диких зверей и нечисти, что хоть экипаж принцессы сопровождали сто лучших эльфов крови из личной охраны короля, полукровка была готова к чему угодно, но не к благополучному возвращению на родину. Динилиэйла оказалась не такой уж плохой собеседницей, она рассказала Лии 'под строжайшим секретом' все неизвестные ее ушам сплетни двора, все мифы и сказки и еще много-много всего интересного, веселого и такого, что тут же забывается. Но несмотря на это принцесса все равно устроила придворной даме пару пакостей в дороге, чтобы не повадно было не исполнять ее приказы. И все же она была благодарна Дини, за то, что та отвлекала ее от неприятных мыслей о возвращении домой и особенно о предстоящей встрече с королевой. А теперь она на родине, наедине со всеми своими страхами.
  На официальной встрече Лии мачеха даже не появилась, и на пиру в честь ее возвращения тоже. Это было верхом непочтительности и грубости, но у девушки это вызвало лишь облегчение. Ведь каждый раз когда она видела эту страшную и жестокую женщину сердце у нее в груди замирало и Лианаэль снова ощущала себя той маленькой испуганной пятилетней девочкой. Шло время, в столь огромном дворце принцессе-полукровке удавалось практически не встречаться с Ирэннэль. Все свободное время девушка проводила со своим единственным во всем королевстве верным другом - саблезубым тигром Харти.
  Вообще-то саблезубые тигры не служили ни людям ни эльфам, это были опасные хищники-гиганты: рост саблезубого тигра в холке составлял примерно рост взрослого эльфа крови, а клыки были длиннее эльфийских клинков. Встреча саблезубого тигра с эльфом один на один, редко заканчивалась победой последнего, а у человека-то и подавно не было никаких шансов. Лиа нашла в лесу новорожденного еще слепого саблезубого тигренка несколько лет назад. Обычно самки саблезубых тигров первые две недели никуда не отходят от своих тигрят. Если малыш был один, значит либо его мать мертва, либо у нее попросту не открылся материнский инстинкт и она бросила его сразу же после рождения. Такое частенько бывало, особенно если тигрица еще молода и это ее первый помет. Именно поэтому саблезубый тигр был очень редким животным. Один в лесу, без матери слепой малыш так или иначе был обречен на смерть. Полукровка забрала его и вырастила.
  Поначалу Лианаэль удавалось скрывать присутствие во дворце тигра. Но все вскрылось, когда на кухню был назначен новый повар. Ему почему-то показалось странным что тринадцатилетняя, на тот момент, принцесса выпивает за день в своей комнате десять литров молока. Отец и Максирион были в ярости когда узнали правду. И казалось, судьба слегка подросшего, но все равно еще очень слабого тигренка была предрешена. Но, похоже, удача с рождения была на стороне этого малютки. Когда Максирион увидел с каким трепетом относятся друг к другу Лиа и ее молодой питомец, какая преданная дружба завязалась между ними, он понял, что убив Харти, во-первых, станет врагом номер один для Лии, а во-вторых, упустит замечательную возможность обеспечить дополнительную защиту будущей жене в лице того же самого Харти. Лорд Каворт убедил короля в полезности воспитания тигра: с таким другом его дочери не будет нужен никакой телохранитель. Максирион даже лично учил тигра охотиться в лесу на дичь, потому что новый повар просто отказывался кормить такого проглота.
  Так саблезубый тигр впервые за всю историю стал лучшим другом для эльфа-полукровки. С появлением Харти у принцессы отпала потребность в лошади, когда тигр подрос, он позволял ей ездить верхом на себе и на нем было гораздо мягче и удобнее, а по скорости он даже превосходил быстрых эльфийских коней. Харти везде сопровождал свою хрупкую, на его взгляд, подругу и оберегал, Лиа же отвечала ему на это материнской нежностью и заботой. Несмотря на то, что когда Харти вырос и стал сильным и опасным хищником, полукровка все равно относилась к нему словно к маленькому котенку. Она очень боялась что, кто-нибудь обидит ее 'малыша', именно поэтому Лиа не взяла тигра с собой в военный поход отца - слишком переживала за него.
  И вот они воссоединились, и казалось, нет большего счастья, чем быть рядом с тем, кто тебе дорог. Только две вещи омрачали ее радость: первой была ее обеспокоенность за отца и жениха, ведь прошло уже полгода как Лианаэль уехала домой, а от них до сих пор не было ни единой весточки, а второй проблемой была мачеха, к которой лучше не поворачиваться спиной. Из-за постоянной тревоги девушка не могла расслабиться и стала немного нервной.
  Но прошел год и наконец пришло письмо от Максириона. Жених не любил долгих приветствий и сантиментов и в письме изложил лишь факты: они с ее отцом живы, но армия короля Пиртэрра все же успела добраться до крепости Брэзз. Они осаждали ее три месяца и в итоге пришлось отойти. Но король Эррон не привык приезжать домой без победы. Поэтому ему в голову пришел новый план, заключить союз с соседями и вместе ударить по Пиртэрру. В связи с этим доблестные воины Эльфов Крови скоро будут дома, а их с королем возвращение откладывается на неопределенный срок. Ведь дипломатия - дело сложное. И, конечно же, Максирион не мог обойтись без наставлений: в письме он так же посоветовал Лии уделять больше времени занятиям магией и обещал постараться приехать на ее совершеннолетие, чтобы они наконец-то смогли вступить в официальный брак.
  Лиа с грустью осознала: неопределенный срок их возвращения обещает быть очень долгим, ведь совершеннолетие у эльфов наступает лишь в двадцать восемь лет, а ей пока только исполнилось семнадцать. Да, принцесса еще успеет хорошенько по ним соскучиться... А ведь она так надеялась, что с приездом отца и Максириона сможет наконец не опасаться козней со стороны мачехи. Но самым раздражающим было то, что за полтора года их проживания под одной крышей, Ирэннэль не предприняла не единой попытки испортить жизнь Лие. Это было странно: она, словно бы выжидала момент когда принцесса потеряет бдительность и пропустит удар.
  Время шло вперед и никаких ударов не следовало. А принцесса Лианаэль из старшего дома Д'эйренн, наконец дождалась своего совершеннолетия. Двадцать восемь лет - это еще незначительный возраст и для эльфов и для людей. Пожалуй, именно с двадцати восьми лет исчисление возраста и понятие старости у эльфов и людей начинает расходиться. У людей максимальный срок жизни сто лет, а у эльфов порой и десять тысяч лет еще не старость. Среди людей ходят слухи, что эльфы бессмертны и никогда не стареют. Но это не правда: эльфы точно так же стареют, просто до старости мало кто доживает, учитывая столь долгий срок жизни. Многие погибают насильственной смертью еще задолго до старости, а оставшимся так надоедает жить, что те добровольно уходят в мир духов. Лию всегда волновал вопрос, каков будет ее срок жизни: как у человека, как у эльфа или что-то среднее между тем и тем. Так не хотелось стареть и рано умирать, когда с рождения живешь рядом с долгожителями.
  Лианаэль стояла перед зеркалом и пристально вглядывалась в свое отражение, боясь обнаружить у себя первые признаки морщин. Из-за всех этих переживаний настроение в день совершеннолетия было подорвано, да еще и Максирион не смог приехать, хотя и обещал. На ней было надето великолепное бирюзовое платье идеально сидевшее по фигуре и подходившее к ее большим изумрудным глазам. Волосы цвета меди были уложены служанкой в сложную, но элегантную прическу. Миловидное лицо при помощи женских хитростей было по возможности приближено к совершенству. А хорошо подобранные украшения завершали образ. Найти каких-либо изъянов было невозможно, но Лиа смотрела в зеркало и чувствовала себя не комфортно. И, наконец, она нашла причину: ни украшения, ни прическа, ни платье не могли скрыть потухший взгляд ее очей. Там внизу, на вечере в ее честь, девушку ждут совершенно чужие ей эльфы. Все они будут неискренне улыбаться и засыпать комплиментами, а в душе презирать и молиться богам, чтобы принцесса хорошенько опозорилась. Вот если бы отец и Максирион приехали, этот день рождения действительно мог бы стать праздником...
  - Ну, что скажешь, друг? Можно мне в таком виде выйти в свет? - улыбнулась она своему тигру. Разговаривать с Харти было для Лии обычным делом. Саблезубый тигр осмотрел ее с ног до головы и недовольно ударил полосатым хвостом по пуховым подушкам. - Да, да. Я знаю, что ты не любишь когда мы проводим время не вместе, но я должна туда пойти, хотя мне этого совсем не хочется. - Девушка подошла и ласково погладила своего питомца, вальяжно развалившегося на ее кровати, Харти в ответ удовлетворенно заурчал.
  Стук в дверь прервал их идиллию и Лиа настороженно произнесла:
  - Входите. - У девушки зародилась слабая надежда, что возможно это отец или жених решили сделать ей сюрприз и все же прибыли домой, но в дверях появился тот, кого Лиа меньше всего хотела бы наблюдать у себя в покоях: - Ваше величество, чем обязана счастью видеть вас?
  Ирэннэль легкой походкой вошла в покои принцессы и прикрыла за собой дверь, Харти насторожился и зарычал.
  - Лианаэль, дорогая, я заметила что меня нет в списках приглашенных на сегодняшний вечер, поэтому решила зайти и поздравить тебя перед мероприятием. - Более лучезарной улыбки, чем у Ирэннэль сейчас, девушке видеть еще не доводилось.
  - Что? Поздравить? Я должно быть ослышалась, - имениннице казалось, что у нее галлюцинации. Чьих поздравлений она уж точно не ожидала услышать, так это мачехи, учитывая что та на протяжении более чем десяти лет даже не разговаривала с Лией.
  - Я знаю, это выглядит несколько странно, учитывая наши с тобой весьма прохладные отношения раньше. Признаюсь, я долго злилась на тебя, за то, что для Эррона на первом месте всегда была ты, а не я. Но ненавидеть кого-то продолжительное время - это так утомительно, поверь. И я подумала, что нам, в принципе, делить нечего и мы вполне сможем мирно сосуществовать, если обе этого захотим. Ты теперь взрослая и можешь самостоятельно принимать решения.
  - А... - Лиа даже не пыталась скрыть свое удивление. Она просто стояла даже не моргая и рассматривала королеву, словно редкий музейный экспонат.
  - Что ж, твою растерянность можно понять, - победно улыбнулась Ирэннэль. - Просто подумай над этим. Заметь, я не кидаюсь громкими фразами и не обещаю дружбы, не заверяю, что заменю тебе мать, я просто предлагаю мир. Это будет хорошо не только для нас с тобой: когда подданные увидят, что королевская семья, наконец-то примирилась, это пойдет на пользу всему государству.
  - Я даже не знаю, что сказать.
  - Не нужно ничего говорить сейчас, главное, что ты услышала меня. Еще раз поздравляю с совершеннолетием, Лианаэль. Повеселись сегодня на вечере, - мачеха так же неожиданно ушла, как и появилась.
  Девушка в полном замешательстве плюхнулась на кровать, притеснив недовольного таким положением вещей тигра. Предложение Ирэннэль было неожиданным, но очень заманчивым. Практически всю свою жизнь принцесса запомнила как долгосрочное противостояние мачехе, и если все закончится - это будет больше чем хорошо. Но либо у полукровки за все эти годы успела разыграться паранойя, либо действия Ирэннэль действительно были странными и нелогичными. Не в ее привычках идти на примирение с кем бы то ни было. И зачем ей нужен мир с падчерицей, что ей это даст? В душевный порыв Лиа однозначно не верила, но вот желание усилить единоличную власть в королевстве с помощью примирения с членами королевской семьи было более похоже на правду. Лианаэль так хотелось поверить своей мачехе, но может быть это всего лишь очередной ход ее запутанной и хитроумной игры? А еще принцессу очень смущали глаза мачехи, такие пустые, словно мертвые. Но, возможно, Лиа просто себя накручивает. Девушка решила ответить мачехе согласием на мир, но все равно быть настороже и не раздаривать никому понапрасну свое доверие.
  Через некоторое время Лианаэль начала склоняться к мысли, что излишне подозрительно относилась к Ирэннэль. Та не солгала насчет перемирия и прогресс был налицо: последние несколько месяцев прошли как в раю, никаких презрительных взглядов со стороны королевы, они начали обедать вместе, а во время их случайных встреч могли даже перемолвиться парой банальных фраз. Но чего Лиа даже в самых смелых мечтах не могла вообразить, так это, что мачеха позволит ей общаться со своими сводными братом и сестрой - детьми Эррона и Ирэннэль. Ее сводный брат Кэйррэн был младше Лианаэль на 8 лет, а сестренке было всего двенадцать. Принцесса видела их за всю свою жизнь не больше двух-трех раз и то, на официальных мероприятиях, и ни разу в жизни не разговаривала с ними. Лии очень сильно хотелось наверстать упущенное. И каково же было ее разочарование, когда она обнаружила, что ее брат перенял манеру отношения к родне у своей матери и ничего кроме презрения к Лианаэль не испытывал, а сестренка Мийрона хоть и больше похожа на отца, но была слишком замкнутой в себе и никак не шла с принцессой-полукровкой на контакт.
  - Вы расстроены, ваше высочество? - Лиа даже не заметила как во время ее одинокой прогулки к ней присоединилась ее надоедливая фрейлина Динилиэйла.
  - Нет Дини, все в порядке. Я просто хотела побыть одна, надеюсь ты не попытаешься лишить меня этого удовольствия, - постаралась отделаться от нее принцесса. Но фрейлина была непрошибаема.
  - Если наследница престола чем-то обеспокоена, то для меня это дело государственной важности! - попыталась пошутить придворная дама, но видя кислую физиономию Лии, поняла, что шутка не удалась. - Миледи, поверьте, вы можете доверить мне все.
  - Спасибо, я учту на будущее. А пока мне твоя поддержка не требуется. Можешь идти, - огрызнулась Лиа. Эта эльфийка была для принцессы словно бельмо на глазу - ужасно раздражала, но заставить ее отстать было практически невозможно.
  - Конечно, ваше высочество, как скажете. Просто увидела ваши грустные глаза и подумала, что смогу как-то поддержать вас. Простите мне мою дерзость. - Обиженно всхлипнула Динилиэйла и, сделав реверанс, собралась отправиться восвояси. - Знаете как говорят, одна голова хорошо, а две еще лучше. Но если вам это не нужно, я немедленно удалюсь.
  - Нет, Дини останься, пожалуйста. - Лианаэль стало стыдно за свою грубость, ведь придворная дама, похоже, действительно хотела помочь. - Ты права, меня беспокоит одна проблема. Просто я уже привыкла переживать в одиночестве, но раз уж ты здесь... - Дини уставилась на нее плотоядным взглядом светского сплетника со стажем. - Я очень надеялась, что наши отношения с братом и сестрой наладятся, но этого не произошло. Именно поэтому я и расстроена.
  - А как лично вы пытались их наладить?
  - Ну... я решилась поговорить с ними за семейным обедом, найти какие-нибудь общие темы. Но все тщетно, понимаешь?! Между мной с Кэйррэном целая пропасть, а Мийрона просто ни в какую не желает впустить меня в свою жизнь. Хотя мне даже иногда кажется, что мы с ней чем-то похожи. Я всю свою жизнь мечтала о большой и дружной семье, и когда появляется реальная возможность осуществления этого - я все порчу.
  - Вы не должны сдаваться, принцесса. Путь к осуществлению мечты зачастую бывает тернистым. Но никто и не обещал, что будет просто. Если вы отступите сейчас, то потом всю жизнь будете винить себя за это! Боритесь!
  - Но как Дини, скажи КАК? Я что же, должна бороться за них против них же?! - наконец-то хоть кто-то во всем дворце поинтересовался ее проблемами и полукровка была готова довериться с головой своей фрейлине и сделать все в точности так, как та посоветует.
  - Будьте более настойчивой. Вы столько лет не общались и ожидали что при первом же разговоре брат с сестрой повиснут у вас на шее от счастья? Начните с кого-то одного, например с принцессы Мийроны. Она еще подросток, но ходят слухи, что уже не равнодушна к лорду Торресу. Пригласите ее к себе на ужин, скажем - сегодня. Поговорите, посплетничайте с ней об ее воздыхателе, узнайте что ей интересно и сделайте вид, что интересуетесь тем же - возможно лед и тронется.
  - Спасибо тебе Дини! - фрейлина зародила в душе Лианаэль надежду, и она от переизбытка чувств даже обняла свою новую подругу. Та от неожиданности открыла рот. Ах, да, обниматься - это же дурной тон! Лианаэль никогда не предполагала, что Динилиэйла сможет дать ей дельный совет, всегда считала ее недалекой и глупой сплетницей, как же оказывается она плохо разбирается в эльфах. - Я попытаюсь. А вдруг она не согласиться со мной ужинать?
  - О, не беспокойтесь, еще как согласится!
  - Почему ты так думаешь? - что-то в голосе фрейлины насторожило Лию.
  - Э... просто я знаю ваше высочество: если вы что-то задумали всерьез, вам невозможно отказать!
  Целый день Лиа готовилась к ужину с сестрой и ужасно волновалась перед встречей с ней. Гоняла слуг туда-сюда, приказала приготовить кучу разных вкусностей, затащила в комнату арфу, так как узнала, что Мийрона любит музыку и немного играет, даже набросала примерный план разговора с сестрой, всевозможные темы которые должны быть ей интересны. Но самой сложной задачей было убрать из комнаты тигра на время ужина. Мийрона согласилась прийти только при условии, что не будет Харти, ссылаясь на то, что очень боится зверя. Но саблезубый тигр ни в какую не желал оставлять свою хозяйку без защиты даже на один вечер.
  - Харти, ну пожалуйста, только на сегодня. Поохоться в лесу без меня, ладно? И не делай такие изумленные глаза: пока я была с отцом, ты благополучно жил в лесу целый год и ничего. А тут всего один вечер. - Зверь словно не слышал Лию, он только лениво потянулся и снова лег на кровать. Нет, Лиа знала, что он прекрасно понимает ее, просто когда ему выгодно, любил изображать из себя глупого тигра. - Мне действительно очень важен этот вечер, малыш, пожалуйста!
  Наконец, Харти сжалился над ней. Мийрона чуть опоздала, но все же пришла. Лианаэль трясло от так некстати расшалившихся нервов. Она понимала, что от сегодняшнего вечера зависят все их дальнейшие отношения с сестрой. Поначалу разговор не заладился, девочка скучая осматривала комнату, и было видно, что ей совершенно неинтересно общение со старшей сестрой. Лиа была уже на грани отчаяния когда предложила Мийроне сыграть на арфе:
  - Я вообще-то не особо играю. - Произнесла сестра, Лиа обреченно кивнула. И наверное что-то в этом грустном взгляде принцессы тронуло младшую сестру: - Но если обещаешь не сильно критиковать меня, я могла бы сыграть.
  - Да я просто обожаю звучание арфы! И можешь быть уверенна, что с моей стороны ты не услышишь и доли критики, - обрадовалась Лиа.
  В дальнейшем вечер пошел на лад. Мийрона оказалась очень доброй и интересной девочкой, с богатым внутренним миром. Было очевидно, что у нее во дворце не больше друзей, чем у Лии. А у девчушки была дикая потребность с кем-нибудь поболтать. Поэтому младшая сестра выложила принцессе-полукровке кучу важной информации. Оказывается, ее мама папу терпеть не может, так же как и всех вокруг себя. Она состоит в каком-то тайном обществе, и постоянно куда-то уходит по ночам. Мийрону королева часто ругает, а сына всегда только хвалит - он ее любимчик. А с Лианаэль королева им с детства запрещала общаться. А теперь, ни с того ни с сего, Ирэннэль заставила дочь идти на сегодняшний вечер.
  - Но, я узнала тебя поближе сестренка, и ни капельки не жалею, что пришла. И надеюсь, мы будем с тобой отныне проводить много-много времени вместе!!! - закончила свой рассказ Мийрона.
  - Конечно, я тоже этого хочу! - поддержала ее Лиа. - Но насчет 'много-много' не уверена, ведь у меня все-таки есть Харти. Я не могу его выгнать, а ты его боишься. Мне и так с большим трудом удалось уговорить его побыть в лесу всего один день.
  - Да не боюсь я твоего тигра, - махнула рукой Мийрона.
  - Как? А почему же тогда ты настаивала, чтобы его не было?
  - Да это все мама. Очень уж она за меня беспокоится, ты пойми ее.
  - Постараюсь, - автоматически проговорила Лиа, мысленно пытаясь проанализировать странное поведение королевы.
  Но потом подали десерт и Лианаэль наконец расслабилась. Было так хорошо: они говорили с сестрой о всякой чепухе, смеялись и веселились. Все было так спокойно и уютно, что через какое-то время принцессе захотелось спать. Веки тяжелели, она уже очень отдаленно слышала сестру, которая что-то ей оживленно рассказывала. Не выдержав, Лиа погрузилась в сон.
  Разбудил принцессу настойчивый стук в дверь и голоса, разносившиеся по всему коридору. 'Ну зачем же так тарабанить в дверь?!' - мысленно возмутилась девушка. Полукровка захотела сверху накрыться подушкой от шума: не открывая глаз, она попыталась нащупать пуховую подушку в ближайшей доступности от себя, но не нашла таковой. И похоже она вообще не в кровати спит, слишком уж жестко здесь для постели принцессы, наверняка она уснула на полу у камина. Надо бы открыть глаза и осмотреться, но это было невообразимо сложной задачей. Такое тяжелое пробуждение было у Лианаэль впервые. Казалось, она не спала месяц до этого, и проснуться окончательно будет натуральным самоубийством. Это было чем-то наподобие сильного похмелья только раз в сто сильнее: голова была готова разломиться на две половинки, а шум из-за двери невыносимо бил по мозгу.
  -Эй, вы там! - попыталась она крикнуть на шумевших за дверью хулиганов. - Пошли вон, нечего тут дверь мне выламывать!!! - Лиа не без удивления заметила, что у нее ко всему прочему еще и голос сел. Когда она успела так напиться? Полукровка ничего не помнила.
  Для удобства принцесса решила перевернуться на бок и внезапно наткнулась на что-то мягкое рядом с собой. 'Чьи-то волосы? Ага, значит Мийрона тоже так утомилась, что не успела дойти до своих покоев и заснула прямо на ковре у камина' - предположила она.
  - Мийрона, просыпайся соня! - все еще с закрытыми глазами, пыталась растолкать сестру Лиа. Но та вероятно очень крепко спала, так как не оказывала ни малейшего сопротивления или возмущения по поводу принудительного пробуждения. - Сестренка, вставай я тебе говорю! Да сходи и открой: узнай что там нужно этим любителям побарабанить в двери наследницы престола. А то они так будут ломиться, пока до смерти нас не изведут!
  Но ответом на доводы девушки была лишь гробовая тишина, даже в дверь в этот момент перестали стучать. Стало как-то жутковато.
  - Мийрона, ну ты чего? - она снова толкнула сестру в бок. - Эй, ты меня пугаешь!
  Лианаэль собрала в кулак всю силу воли и все же раскрыла глаза. Но то что открылось ее взгляду не пожелаешь и врагу: Мийрона лежала на полу в луже крови с воткнутым в грудь ножом, глаза ее были открыты и на них запечатлелся такой ужас, который невозможно было передать словами. Принцесса в панике вскочила на ноги и как вкопанная застыла над окровавленным телом сестры. От шока она даже не могла пошевелиться, хотелось закричать или разреветься, но не удавалось даже замычать. Из ступора Лию вывел звук выбиваемой двери ее комнаты: миг и дверь уже отлетела в сторону, а в ее покои влетела взволнованная Ирэннэль в сопровождении почти всего населения дворца. Все остальное Лианаэль уже помнила как в тумане:
  - Что здесь происходит?! Почему вы не открываете? Я уже битый час... - Королева прервалась на полуслове увидев свою родную дочь с ножом в сердце. И замерла не хуже Лии. Но шок ее был не долгим. - НЕТ!!! Ах ты тварь! - с этими словами Ирэннэль кинулась на падчерицу, но ее остановили слуги. Они схватили королеву под руки, а та пыталась вырваться и слала в сторону Лии всевозможные оскорбления на старо-эльфийском языке. Принцесса плохо знала родной язык, ведь уже лет триста все эльфы, люди, орки и гномы разговаривают на Общем языке, но чтобы понять, кем мачеха ее считала, не нужно в идеале знать эльфийский.
  4.
  Когда прибежала стража и принцессу бросили в темницу, Лианаэль мысленно была уже очень далеко отсюда. Ее стоя приковали к стене в камере, а нахождение в железных оковах в подвешенном состоянии каждую секунду причиняло боль, но полукровка уже не чувствовала физической боли. Какую боль она и ощущала явно, так это душевную. Горечь, страх и отчаяние не покидали ее ни на секунду. Она просто не могла поверить в то, что произошло. Мийрона... ее больше нет?! Как? Кто это сделал и зачем? И как могли все подумать на Лию? Разве смогла бы она хоть как-то причинить боль своей сестре?! Нет, конечно же нет. Ее кто-то подставил, это ведь очевидно! Но вот кто? В голове у Лии крутилась буря вопросов, ни на один из которых она не могла дать даже туманного ответа. Но самым важным вопросом для нее все же был: 'Что теперь будет со мной?'. Многие подумают, что это очень эгоистично - беспокоиться за себя, когда у тебя только что сестра умерла. Но все мы не без недостатков, а Лиа никогда и не претендовала на роль великодушной мученицы. Так что, вопрос собственной безопасности всегда стоял для нее более остро, чем остальные. Тем более, что она не успела привязаться к сестре настолько, чтобы горевать, ничего не замечая вокруг. Ведь перед полукровкой целый мир, который сейчас не очень доброжелательно к ней настроен. А Мийрону все равно не вернешь.
  Девушка не знала сколько провела в этой грязной темнице. Секунды казались минутами, а минуты тягостно и нудно перетекали в часы и дни. Уже давно сбившись со счета времени, единственное, что она ощущала - это сильнейшее чувство голода и жажды, ведь за все время пребывания в тюрьме, ей ни разу не принесли даже кружки воды. Самого опасного преступника кормили три раза в день, а к наследнице престола, здесь относятся хуже, чем к подзаборному псу. А ведь ее пока еще даже не признали виновной! Да, если бы отец был сейчас рядом... Но на данный момент у Лианаэль не было союзников, ей не на кого было рассчитывать кроме себя самой. Но как же ей выбраться отсюда? Ведь девушка совсем одна, прикованная к стене темной и душной камеры, среди соседей только крысы, и единственный ее шанс на спасение - это найти настоящего убийцу. Сейчас вероятно ведется расследование. На поиск убийцы члена королевской семьи должны быть направлены лучшие сыщики. А он не мог далеко уйти и наверняка затаился в городе. Его поймают, обязательно поймают!!! Хотя... кого она обманывает? Ирэннэль легче во всем обвинить свою ненавистную падчерицу и избавиться от нее навсегда, нежели искать настоящего убийцу.
  Ну вот, худшие ее ожидания оправдались: принцессу Эльфов Крови повели на суд. В зал судебных заседаний Лианаэль вошла полностью раздавленная: приговор за убийство члена королевской семьи мог быть только один - смерть. И здесь не имели значения ни родословная, ни деньги, крестьянин ты или сам король, за кровь правящего рода все отдают плату ценой в собственную жизнь. Поэтому рассчитывать на помилование было крайне глупо.
  Лианаэль поставили перед длинным столом, во главе которого восседала ее мачеха. Вообще-то, по закону эльфов крови Ирэннэль являлась пострадавшей стороной и не могла принимать участие в процессе, и уж тем более председательствовать на суде. Но, похоже, королева была единственной персоной в Лиргосе, на которую действие законов не распространялось. Какая уж тут справедливость и независимость судебных решений. Лиа осмотрела зал, за Столом Возмездия сидело пятнадцать эльфов. Здесь было по одному представителю из каждого главного рода эльфов крови. Почти всех своих судей она знала в лицо, здесь был и Зэйриэл лорд Сэйдлир из старшего дома Родресс, отец Ирэннэль, ненавидевший Лианаэль не меньше дочери; и лорд Варгерон, он был известным подхалимом и перебежчиком, во всех спорах всегда вставал на сторону сильных; и лорд Тийриус - заядлый картежник. Но так же здесь присутствовал лорд Дэймирон, это был очень древний эльф, он был воспитателем ее отца и один из немногих при дворе относился Лии достаточно лояльно. Она знала его еще с малолетства, но никогда не предполагала, что когда-нибудь от него будет зависеть ее жизнь.
  - Достопочтенные лорды, мы собрались здесь, чтобы вынести справедливое наказание убийце члена королевской семьи. Лианаэль, дочь короля Эррона и смертной женщины, ты обвиняешься в убийстве младшей принцессы Мийроны из правящего дома Д'эйренн, признаешь ли ты свою вину? - Мачеха несмотря на недавнюю потерю дочери выглядела великолепно. Идеальный макияж и прическа, строгое черное платье со стоячим воротником только еще лучше оттеняло ее бледную ровную кожу.
  - Нет, - ответила Лиа безжизненным голосом.
  - Что ж, это было предсказуемо, - Ирэннэль обожгла ее взглядом полным ненависти и презрения, - я надеялась, что у тебя хотя бы сейчас хватит совести признаться в содеянном и принять наказание с достоинством. Но я все время забываю, что ты дочь человечки, а о человеческой низости мы все знаем не понаслышке, - Лии резануло это слух. Уже дважды за первую минуту слушания королева указала на ее происхождение. Раньше бы Ирэннэль никогда не посмела открыто хамить и называть ее при всех человеческой дочерью, но теперь она, словно акула, чувствовала слабость жертвы и свою вседозволенность.
  - Вы не имеете права судить наследницу престола в отсутствии короля! - Лиа понимала, что попытки оправдаться бессмысленны, но есть шанс отсрочить эту процедуру до приезда отца, а он обязательно что-нибудь придумает, чтобы спасти ее.
  - Твои нелепые способы уйти от правосудия довольно жалки, полукровка - прошипела Ирэннэль. - Пока король Эррон доблестно сражается за расширение наших земель, я официально заменяю его на всех мероприятиях, и в суде тоже! Тебе это прекрасно известно, хватит устраивать здесь балаган!
  - Ваше величество, но ведь вы заинтересованная сторона. - Все же осмелился 'погладить королеву против шерсти' лорд Дэймирон. - По всем гласным и негласным законам вы не сможете вынести объективного решения. Принце... то есть, обвиняемая говорит разумные вещи: нам лучше отложить заседание до прибытия короля. Ведь испокон веков правитель страны непременно должен был принимать участие на судебных процессах касающихся королевской семьи. Мы с вами - эльфы крови. Мы произошли от крови Высших Эльфов и являемся их прямыми наследниками. После ухода последних в Новый мир мы переняли у своих предков все самое лучшее: достижения искусства и науки, секреты оружейного мастерства и других ремесел, а так же свои традиции. Только благодаря традициям мы считаемся лучшими и самыми прогрессивными среди известных рас, в том числе благодаря справедливости вынесенных судебных решений. Ни в одном современном государстве виновного не судит пострадавший!
  - Эррон будет судить предвзято! - королева перешла на визг, похоже у нее начали сдавать нервы. Все пошло не так, как она планировала. По ее лицу можно было определить, что у нее скоро начнется истерика, а это уже совсем не по-королевски. - Он до безумия любит эту человечку, и скажет, что она невиновна, даже если эта тварь весь эльфийский род вырежет!!!
  - Моя королева, никто не сомневается в том, что вы несомненно вынесете самое справедливейшее решение. - Заговорил отец Ирэннэль Зэйриэл лорд Сэйдлир, злобно покосившись в сторону Дэймирона. Он всегда говорил очень тихо, но когда он начинал свою речь, никто не осмеливался перебить его. - И благодарим вас, дорогой лорд Дэймирон за эту увлекательную историческую лекцию. Но право, боюсь она была напрасной. Все здесь присутствующие эльфы из самых уважаемых семей, и поверьте, не хуже вас осведомлены о традициях наших предков. Но я с вами согласен, в части того, что и король и королева не могут в ходе этого дела быть полностью беспристрастными. В связи с этим, предлагаю немного отойти от традиций и вынести приговор убийце путем голосования пятнадцати старших домов, то есть нас, господа. Я полагаю, наше общее решение никто не осмелиться назвать несправедливым. Вы согласны, ваше величество?
  Ирэннэль испуганно смотрела на отца. Не таких слов она ожидала от Сэйдлира, ведь голосование - это риск. Зачем что-то придумывать, если можно просто сразу приказать казнить эту девчонку и делу конец. Ну повозмущается народ пару дней, и забудет. А вот если совет оправдает ее, а королева несмотря на это казнит Лию, вот здесь будет скандал так скандал. Сэйдлир должен понимать такие простые истины. Словно бы почувствовав ее сомнения, отец посмотрел на нее долгим и уверенным взглядом, в котором читалось: 'Доверься мне'.
  - Хорошо, для меня, как матери, которая потеряла дочь, самое главное чтобы восторжествовала справедливость. Я доверяю Совету и уверенна, что вы вынесете правильное решение, о последствиях которого вам не придется сожалеть. - Таким образом королева дала понять каждому, что если кто-нибудь проголосует не так, он прочувствует на своей шкуре, что значит ее королевский гнев. - Лианаэль, называемая отныне полукровкой, пусть твою судьбу решит Совет пятнадцати.
  Лиа опустила глаза, она не хотела, чтобы мачеха заметила напрашивающиеся слезы. Не стоит доставлять ей такого удовольствия. Называя ее простой полукровкой, Ирэннэль намекнула на то, что больше не считает ее членом королевской семьи. И судьба ее уже предрешена.
  - Благодарим за доверие, ваше величество, - поднялся лорд Сэйдлир, все почему-то негласно признали его председателем Совета. - И просим вас рассказать суду все, что может помочь нам в установлении истины.
  - Мне сейчас очень тяжело, но я постараюсь опустить эмоции и быть краткой, - произнесла Ирэннэль, утирая никому невидимые слезы. - В тот день, я как обычно заглянула в спальню к дочери, чтобы пожелать ей доброго утра, но не обнаружила Мийрону там. Я спросила у прислуги, но принцессу никто не видел с вечера. Когда пришло время обеда я уже сильнее забеспокоилась. Ведь дочка никогда не пропускала семейный обед, я знала, что вечером до этого ее пригласила к себе на ужин моя падчерица. И я без задней мысли направилась в комнату Лианаэль. Двери были заперты, я долго стучала, но никто так и не отозвался. Охрана доложила, что ни Лианаэль, ни Мийрона не покидали комнаты. Стража выбила дверь и я обнаружила свою еще совсем юную дочь мертвой, лежавшей в луже крови с кинжалом в сердце. Над ее телом возвышалась Лианаэль, она посмотрела на меня с довольной ухмылкой. Ее руки и одежда были измазаны кровью. И это все что я знаю, но и этого достаточно, чтобы с полной уверенностью заявить, что именно Лианаэль убила мою дочь.
  - Это была не я! - вскричала девушка в отчаянии, против нее было слишком много улик, и она понимала, что не сможет привести ни единого доказательства своей невиновности. - Неужели вы думаете, что я такая идиотка, что стала бы убивать сестру у себя в покоях, а потом сидеть рядом с ее мертвым телом и ждать ареста?! Это же полный бред! Кто-то специально подстроил это, чтобы все подумали на меня. Пожалуйста, вы должны мне поверить!
  - Успокойтесь, леди. Только не нужно давить на жалость! - раздраженно фыркнул лорд Сэйдлир, демонстративно обращаясь к ней просто 'леди'.
  - Скажите, ваше высочество, - заговорил лорд Дэймирон, - кто по-вашему убил принцессу Мийрону?
  - Я... я не знаю, - поникла девушка. - Я крепко заснула вечером, Мийрона была еще жива, а когда я проснулась, она уже не дышала. Возможно кто-то пробрался ночью в мою спальню и зарезал ее спящую.
  - Все ваши доводы не правдоподобны, - заключил отец Ирэннэль. - Охрана доложила, что дверь в ваши покои была заперта изнутри и окна тоже были закрыты, никаких следов взлома замков обнаружено не было.
  - Это очень странно, ведь я не запирала дверь.
  - Ну, тогда ее запер изнутри эльф-невидимка, - встрял лорд Варгерон, ехидно посмеиваясь и сверля девушку своими крысиными глазками.
  - Это не смешно! - гордо вскинула голову Лианаэль, в чем бы ее не обвиняли, но она все еще из старшего дома Д'эйренн и пора бы напомнить об этом всем этим нахалам. - Возможно вы забыли, что находитесь в зале судебного заседания, а не на цирковом представлении, лорд Варгерон. Впрочем, вы всегда славились слабой памятью, когда дело касалось ваших обязательств. Примером тому может служить бедная леди Рониэль, которая воспитывает от вас двоих отпрысков, но так и не дождалась предложения руки и сердца. Теперь же вы забываете, что перед вами стоит Принцесса Крови. Но потери памяти бывают чреваты, особенно когда они распространяются на наследницу престола, которая запросто может счесть ваше поведение оскорблением всего королевского рода! И тогда Совет Пятнадцати будет собираться уже ради вас.
  - Ваше... ваше высочество, нижайше прошшш...у простить мне мою грубость... - Испуганно залепетал лорд Варгерон, заикаясь практически на каждом слове.
  - Довольно! - по лицу лорда Сэйдлира было видно, что нахождение в душном зале судебных заседаний его уже изрядно утомило. - По-моему у суда уже достаточно информации, чтобы вынести справедливое решение. Обвиняемая отказывается признать свою вину. Но оправдания ее не имеют никакого логического подтверждения. Доказано, что в ночь совершения преступления она находилась рядом с убитой, так же доказано что двери ее спальни и окна были заперты изнутри и взлому не подвергались. Она утверждает, что спала и не услышала как убивают ее сводную сестру. Но помимо смертельного удара в сердце, на теле принцессы Мийроны было обнаружено еще четыре колотых раны. Можно ли так крепко спать, что бы не проснуться от предсмертных криков под ухом? Сомневаюсь. Кстати, в довершение всего, выяснилось, что кинжал, которым были нанесены раны, принадлежал леди Лианаэль. Так начнем же голосование: кто считает, что это обвиняемая убила принцессу Мийрону, прошу встать. - Произнес свою речь Сэйдлир и встал первым, за ним быстро вскочил лорд Варгерон, с довольной физиономией. Так, один за другим вставали участники совета, и с каждым новым вставшим, сердце Лии опускалось. Ирэннэль в это время взглядом бешеного зверя осматривала участников совета 'вдруг кто-то не встанет?!', а между тем остался сидящим только лорд Дэймирон, да и тот под яростным взглядом королевы проголосовал 'за'. Вставая из-за стола, он старался не смотреть на Лианаэль, наверное он думал о том, что гораздо сложнее ему будет посмотреть в глаза Эррона, который даже не подозревает, что его старый наставник и друг только что подписал его любимой дочери смертный приговор.
  'Это конец' - подумала девушка, но не испытала при этом страха. Она даже сама удивилась своему спокойствию, возможно просто еще не осознала. Лиа думала над тем, каково это - умереть? И что будет после смерти? Существует ли мир лесных духов, в который уходят эльфы после смерти? И возьмут ли ее туда, ведь принцесса никогда не была праведницей. Завтра утром ей отрубят голову на главной площади Данвила, что ж, не так уж и плохо, если сравнивать с сожжением или четвертованием. Самое обидное, что она так и не сможет попрощаться с отцом. Обнять его напоследок крепко-крепко, сказать как любит и извиниться за все. Полукровка вдруг отчетливо поняла, насколько ей не хватает его и как же сильно она его любит. А что насчет Максириона, так его жизнь на этом не закончится, в этом Лиа была уверенна. Нет, конечно ее смерть его расстроит, но как-то жил он без нее целых три тысячи лет, и еще столько же проживет. И конечно, она очень волновалась за Харти, кто теперь о нем позаботиться, когда ее не будет? Лианаэль неожиданно открыла в себе новую сторону характера, то, чего раньше и не предполагала. Оказывается, она не такая эгоистка, как думала. Лиа всегда считала, что на пороге смерти будет беспокоиться исключительно о себе, но теперь ясно, что у нее есть те, кого она любит сильнее себя. Именно в такие моменты понимаешь истинную ценность жизни, до тебя начинает доходить, что ты пришел в этот мир не только для получения от жизни удовольствий, а для того, чтобы быть рядом и помогать тем, кого ты любишь и кто любит тебя.
  Поворот ключа в замке ее камеры раздался для Лии в полной тишине, словно гром среди ясного неба. Открылась дверь и девушка узнала вошедшего человека: это был начальник тюрьмы. Без лишних разговоров он подошел к ней и освободил ее от оков. Девушка потерла затекшие запястья и недоуменно посмотрела на эльфа.
  - Что случилось? - тихо спросила она. - Меня оправдали? Нашли настоящего убийцу.
  - Переодевайтесь, - сказал он и охранник швырнул ей какою-то одежду. - У нас есть пять минут, вас ждут.
  5.
  Из главной и самой охраняемой тюрьмы Лиргоса поздней ночью выходило два эльфа. Один был одет в форму охранника, второй скрывался под длинным плащом. Они не бежали, но шли быстрым шагом. До берега реки Мисты добрались примерно минут за двадцать, ни один из них за все это время не проронил ни слова.
  - Идите вверх по реке, там, в камышах найдете старую лодку. На том берегу вас ждут, - прошептал охранник заговорщицким тоном.
  - Хорошо, хорошо. Но хотя бы скажите мне - кто меня ждет на том берегу?
  - Ваш друг. И не теряйте зря времени, утром нам придется доложить о вашем побеге. Так что у вас фора всего в пару часов! - ответил он, и ушел.
   -Постойте! Что за друг? Как его имя?
   Лиа была в некоторой растерянности, она даже предположить не могла, что же за тайный друг решил помочь ей сбежать. Особенно если учесть, что друзей у нее кроме Харти не было. А что, если это вовсе не друг, а совсем наоборот? И главное зачем ему все это? Какие цели он может преследовать? Да, ход мыслей принцессы-беглянки мог завести совсем не туда. После всего произошедшего, она стала чересчур пуглива. В принципе, какая разница кто он. Друг, и ладно. Нельзя быть столь подозрительной, тем более, что встреча с этим неизвестным вряд ли может быть хуже ее завтрашней казни.
  Переправившись на другой берег Лианаэль увидела стоящую перед ней высокую но довольно изящную фигуру и очень знакомые фиалковые глаза. Нет, не может быть! Все ее надежды рухнули в один миг. Ее фрейлина Динилиэйла собственной персоной, улыбалась в свои тридцать два зуба, и держала под уздцы двух откормленных лошадок.
  - Что ты здесь делаешь? - только и смогла выдохнуть Лиа.
  Дини округлила глаза и посмотрела на девушку как на умалишенную. Ведь и так ясно, что это она ей побег устроила и ждет ее, чтобы помочь сбежать. Зачем же задавать глупые вопросы?
  - А... разве вам начальник тюрьмы ничего не разъяснил? - растерянно пролепетала она.
  - Он сказал что меня здесь будет ждать друг, - надменно произнесла принцесса, - так вот, друзей я тут не наблюдаю.
  - Ваше высочество, все чего я хочу - это помочь вам выбраться из этой ужасающей ситуации.
  - Очень странно слышать это от тебя, учитывая то, что благодаря тебе я и оказалась в таком положении. Не забыла, что именно ты так настаивала и уверяла меня пригласить Мийрону на ужин, и именно в тот вечер когда ее загадочным образом убивают. Не слишком ли много совпадений?
  - Так поэтому я и устраиваю этот побег! Потому, что чувствую вину. Мне очень жаль, что так сложилось, но, видят боги, я не имею к этому ни малейшего отношения. И хоть вы и не верите мне, я хорошо отношусь к вам. И... пожалуйста, давайте уже поедем. У нас очень мало времени, чтобы оторваться от преследования. А поговорить мы можем и по дороге, - чуть ли не взмолилась Динилиэйла.
  - Ну, во-первых, никуда я с тобой не поеду. Не верю ни единому твоему слову! Не знаю, что ты задумала, но второй раз я не куплюсь. И если ты возомнила, что ... - Лиа прервалась на полуслове, увидев что ее фрейлина молча садится на лошадь и уезжает в неизвестном направлении. - Ты куда?
  - А что, мне все ясно. В помощи моей вы не нуждаетесь, совесть моя чиста, так что мне еще здесь делать? - невинно заморгала Дини.
  - Нет, а как же... я... - принцесса не ожидала такого поворота событий, но признаваться в том, что была неправа всегда крайне сложно. - Мне нужна лошадь.
  - Я вижу, - ухмыльнулась эльфийка.
  - Но я ведь уже сбежала, а пешком не сумею оторваться от преследования. - Не отставала полукровка.
  - Сочувствую.
  - Ты не можешь лишить меня средства передвижения, - еле слышно прошептала Лиа. Это было так унизительно - просить эту лицемерную особу о чем бы то ни было. Но девушка осознавала, что без помощи Дини она не справится. Иногда приходится чем-то жертвовать, на этот раз гордостью.
  - Извините, я не расслышала, - Динилиэйла наигранно приложила ладонь к уху.
  - Прошу тебя, позволь мне уехать верхом на одной из твоих лошадей, - с трудом выдавила девушка, не поднимая глаз. Ей было стыдно, очень стыдно. И за свое поведение, и за то, что она, принцесса, находится в зависимом положении от какой-то придворной дамы. Но похоже, без покаяния в дурном поведении не обойтись. Тут Лиа всерьез задумалась над тем, что страшнее: смерть или извинения перед Динилиэйлой. Казнь казалась менее мучительной для ее душевного состояния. - Так что, оставишь коняшку?
  - С чего мне это делать? - беспечно спросила Дини, теребя уздечку. - Я - та, кто по-вашему не желает принцессе Лианаэль ничего кроме зла, стану отдавать лошадь, чтобы беглая преступница благополучно скрылась от правосудия?! Не логично все это.
  - Да, но у тебя есть шанс доказать мне, что я ошибалась на твой счет. Одолжи мне лошадь и припасы, а сама отправляйся домой и я вознагражу тебя, когда докажу свою невиновность, - полукровка пыталась во что бы то ни стало спровадить Динилиэйлу, но при этом воспользоваться тем, что та для нее подготовила. Ну не могла она ей поверить, чувствовала, что не нужно. Умом Лиа понимала, что глупо не доверять тому, кто спасает тебя от смерти, но интуиция ей почему-то подсказывала, что фрейлина ведет свою, только ей одной известную игру. - И я благодарю тебя за все, что ты сделала...
  - Сразу нет. - Отрезала Дини. - Забудьте, что вы принцесса. С этого момента вы просто беглянка. Отныне я здесь главная, и делать будем так, как я сказала. Хотите выжить, тогда соглашайтесь на мои условия.
  - Ты ведь не оставляешь мне выбора, - тяжело выдохнула девушка. Это было так унизительно! - Хорошо, я согласна.
  Весь остаток ночи и все утро они скакали во весь опор, так как знали, что ищейки пойдут за ними след в след. Плана действий не обсуждали, ясно было одно: нужно добраться до границы Лиргоса. А там уж можно отдышаться и решить куда направиться дальше. От такой долгой и изнурительной езды у Лианаэль начала кружиться голова, и дело было не только в том, что она отвыкла от неудобного лошадиного крупа - с тринадцати лет принцесса ездила верхом исключительно на тигре или же в карете. Помимо этого она чувствовала сильнейшую слабость, ведь все время заключения под стражей ее так ни разу и не покормили. В начале побега она забыла и про голод и про жажду, возможно сработал инстинкт самосохранения. Но сейчас все ее недуги навалились на нее с тройной силой. Сначала Лиа перевела лошадь на шаг, а потом и вовсе свалилась с седла на землю. Динилиэйла поняла, что остановка неизбежна.
  Когда принцесса-полукровка перевела дух и немного перекусила, фрейлина была уже в самом настоящем отчаянии. Она лежала на животе, прижав ухо к земле, и пыталась понять на каком расстоянии от них находятся преследователи. У чистокровных эльфов был отменный слух. Но они отчего-то редко использовали этот талант. Наконец, Дини поднялась и вынесла неутешительный вердикт:
  - Я отчетливо слышала вибрации от лошадиных копыт, они меньше чем в получасе от нас. Нам не успеть оторваться. - На лице бедной эльфийки читались страх и обреченность. Действительно, она ведь ни в чем не виновата. Дини просто хотела спасти свою принцессу, и теперь, когда их поймают, то казнят обеих. А верная фрейлина еще и навсегда опозорила свой род, за то, что помогла преступнице.
  Лиа осознала на какой риск шла Динилиэйла, чтобы спасти ее от смерти. Чего ей только стоило все это организовать. Она всем пожертвовала ради полукровки, которая даже не отличалась благосклонностью к ней, была груба, неблагодарна и дерзка. Лианаэль так долго считала леди Динилиэйлу лживой, потому что судила всех эльфов по себе. Но, оказывается, что существуют менее эгоистичные создания, которые способны на самопожертвование и преданность. Это было настолько невероятно, поэтому Лии потребовалось слишком много времени, чтобы поверить в подобное.
  - Дини, послушай: им нужна я. Никто не знает, что именно ты устроила мне побег. Уверенна, что начальник тюрьмы будет нем, как рыба, ведь тогда и он тоже пойдет вслед за тобой на виселицу, как сообщник. Поэтому если мы сейчас разделимся у тебя будет реальная возможность убежать.
  - Я вас не брошу! - со слезами, но твердостью в голосе, не терпящей возражений ответила Динилиэйла.
  - Это приказ! - закричала на нее Лианаэль, у которой тоже глаза были на мокром месте. - Ты не должна погибать из-за меня, я себе этого никогда не прощу. Уезжай немедленно!
  - Бесполезно, они идут по нашим следам! И если мы разделимся, они тоже разделятся, я знаю это схему. Вы наверное забыли, принцесса, что у меня отец был следопытом.
  - Тогда по лошадям и поскакали, это все равно лучше, чем ждать своей гибели здесь и не бороться. - Забормотала Лиа, поспешно собирая разложенные под деревом припасы в дорожные сумки.
  - Думаю, мы успеем лишь попрощаться, - отвернулась фрейлина, чтобы Лианаэль не увидела как слезы стекают по ее бледным щекам. - Как раз есть немного времени помолиться лесным духам, чтобы те впустили нас в свой мир.
  'Но почему? Почему?! Почему!' - яростно проносилось в голове у Лии. И в этот раз удача не на ее стороне, и так было с самого ее рождения. Сколько она себя помнит, постоянно все шло не так, как хотелось. Она родилась не чистокровной эльфийкой, из-за чего всю жизнь чувствовала себя вторым сортом. Но при этом она никогда не могла делать то, что хотела по-настоящему, потому что все же номинально считалась принцессой и наследницей трона, и должна была соблюдать все эти глупые эльфийские правила и традиции. Да ей даже выбрать будущего мужа не дали. Еще в детстве сказали, кто это будет, а ее мнения, разумеется, никто не спрашивал. Конечно, если подумать, Лианаэль и сама во всем Лиргосе не отыскала бы кандидатуры в мужья лучше, чем Максирион. И ее выбор так же пал бы на него. Но дело в том, чтобы чувствовать себя свободным, нужно знать что у тебя есть выбор. А чтобы быть счастливым, нужно быть свободным. Это замкнутый круг. Когда тебе все навязывают, машинально хочется это отвергнуть, пусть даже это действительно является для тебя лучшим из возможного. Но все эти проблемы еще ерунда, по сравнению, с ненавидящей и все время строящей против нее козни мачехой. И, в итоге, Ирэннэль уже практически удалось избавиться от падчерицы, как тут у Лии возникла слабая надежда, что все может быть хорошо. И та умерла, не родившись. Ну где же эта удача, и почему она всегда обходит стороной принцессу-полукровку?
  Злость, страх и обида смещались в одно целое непонятное ощущение внутри нее. Лианаэль показалось, что когда-то давно она уже испытывала подобное чувство. Она не понимала что делает, вроде какие-то движения руками. Зачем? Последние остатки сознания пытались собраться воедино и выяснить что все-таки происходит с хозяйкой. Но через какое-то время и они бросили это пустое занятие, поняв, ни к чему вразумительному это все равно не приведет. Что происходило дальше она не помнила.
  Пришла в себя Лиа оттого, что кто-то больно бил ее по щекам. 'Ай! Зачем же так сильно?! Я ведь уже почти открыла глаза'. Девушка застонала, чтобы доброжелатель, который так настойчиво пытается привести ее в чувства, немножко 'поубавил заботливый порыв'.
  - Ваше высочество, как вы? - девушка увидела перед собой обеспокоенное лицо Динилиэйлы. - С вами все хорошо? Как себя чувствуете?
  - О... - простонала принцесса-полукровка, - слишком много вопросов для одной больной головы. Нас что, уже догнали и избили?
  - Нет, - радужно улыбалась фрейлина, - и, похоже, пока не поймают!
  - Если нас никто не бил, что же у меня тогда так голова болит, - недовольно пробормотала себе под нос полукровка, словно не услышав второй фразы фрейлины. - Подожди! Что ты сейчас сказала? Как это понять - не поймают?! Что случилось-то? - оживилась Лианаэль, сознание все же решило вернуться в отчий дом, то бишь - в голову.
  - Вы что же, ничего не помните? - поразилась Дини. - Ну тогда это целая история. И хоть опасность сейчас миновала, я все-таки советую долго не задерживаться на одном месте и все разговоры вести по дороге. Ваше высочество, вы на лошадь сможете взобраться? Давайте, я помогу вам встать! - эльфийка протянула Лие руку.
  Кое-как взобравшись в седло, принцесса, просто ахнула, увидев насколько вид вокруг изменился. Деревья были вырваны с корнем, повсюду какая-то земляная хлюпающая от воды каша, непонятные булыжники, и даже дохлая рыба. Причем эта разруха начиналась слева от нее и уходила на север, в сторону Данвила. Путь вперед был совершенно сух и свободен.
  Уже в дороге фрейлина рассказала ей что случилось. Как все это произошло она тоже не совсем понимала, но по крайней мере была очевидцем событий и рассказала только голые факты, домыслы оставив при себе. Что было очень удивительно, учитывая любовь Динилиэйлы к болтовне. Но Лиа уже смирилась с фактом, что совершенно не знает эту загадочную девушку.
   Началось все с того, что Дини от молитвы лесным духам отвлек странный гул и дрожь земли. Но обнаружить источник шума она не успела, потому как в этот самый момент она увидела скачущий в их сторону отряд вооруженных до зубов эльфов. Их было не меньше сорока. Оказывается вместе с ищейками Ирэннэль отправила вслед за Лией Карателей. Динилиэйла узнала их алые плащи. (Каратели считались отрядом головорезов Эльфов Крови, своеобразной элитой и мастерами своего дела. Эти воины направлялись только против самых опасных преступников и врагов расы. Они никого не арестовывали, не судили и не брали в плен. Каратели устраивали из своих жертв кровавое месиво, и забирали назад лишь голову, в доказательство того, что выполнили задание). Казалось, что все кончено, и Дини хотела повернуться к принцессе, чтобы проститься, как внезапно услышала треск ломающихся деревьев слева и гул. Динилиэйла увидела целую реку грязной воды, несущуюся в их с Лией сторону и снося все на своем пути. Казалось всего несколько мгновений и этот смертельный поток накроет их с головой. Но вопреки всем законам природы, вода, словно мыслящее создание, замерла в нескольких метрах от беглянок, и начала подниматься образуя волну неописуемой высоты. И вот вроде бы это цунами должно обрушиться на двух беззащитных девушек. Но, снова происходит необъяснимое: волна разворачивается на восемьдесят градусов и от карателей не остается даже трупов, вода уносит их тела куда-то далеко на север. При этом ни одна капелька не задевает беглянок.
  - А потом я обнаружила, что вы лежите без сознания на земле и начала приводить вас в чувства. Дальнейшее вам известно. - Закончила свой рассказ фрейлина.
  Лианаэль напряглась. Разговор был не окончен, а вопросов у Динилиэйлы, вероятно, очень много. А уж она точно не преминет их озвучить. Девушка вспомнила, как двенадцать лет назад с ней уже происходило нечто подобное. Благодаря каким-то непонятным силам принцесса смогла спасти жизнь одному деревенскому мальчику, которого хлебом не корми - дай за ниийрами поохотиться. Тогда у нее получилось управлять стихиями воздуха и воды. Хотя полукровка так и не поняла КАК именно это произошло. Позднее, приехав в Лиргос, она часто ходила на реку и пыталась повторить то, что совершила тогда. Но все было безрезультатно. И, не обнаружив в себе никаких магических талантов, девушка благополучно забыла про ту ситуацию у озера, списав ее на простую случайность. Но когда случайности происходят чаще одного раза, это уже считается закономерностью. Конечно, еще слишком рано делать выводы и приписывать себе какие-то незаурядные способности, но возможно, у Лии есть природный потенциал магии других стихий, помимо огня. От зародившейся надежды сердце у полукровки заколотилось с безумной скоростью.
  Это казалось слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. А если подумать логически, то откуда у нее, наполовину человека, наполовину эльфийки крови могут взяться такие таланты? Лиа вспомнила придание, что раньше, когда в этом мире еще жили Высшие Эльфы, то они были чрезвычайно сильны, благородны, мудры и могли управлять всеми четырьмя стихиями. Сама природа питала их силы. Уходя в Новый мир, они даровали эльфам крови частичку своей магии. С тех пор эта раса возвышается над другими эльфами, так как владеет магией огня. Но как запрещенная и недоступная для других эльфов магия могла проявиться в полукровке? Было слишком много вопросов. Ответов на них Лианаэль все равно пока не знает, да и думать об этом совершенно не было времени. Сейчас главное - оторваться от преследования и выжить. А еще придумать, как бы избежать лишних вопросов от своей любопытной попутчицы. Лиа, конечно, в свете последних событий, доверяла ей гораздо больше. Но выворачивать перед Динилиэйлой душу наизнанку тоже не имела ни малейшего желания. Да и безопаснее это для них обеих: 'меньше знаешь - крепче спишь'.
  - Нам с тобой несказанно повезло, Дини. - проговорила Лиа, внимательно наблюдая за реакцией фрейлины. Та, в свою очередь, бегло посмотрела на Лианаэль и молча кивнула. 'Нужно вызнать что она думает насчет всего случившегося. И какую роль во всем этом занимаю я, по ее мнению?' - подумала принцесса, а вслух продолжила: - Я о том, что какие-то неведомые силы помогли нам избежать смерти.
  - Да, действительно повезло. - Динилиэйла попыталась сделать намек на улыбку, слегка приподняв уголки губ, но это оказалось скорее похоже на усмешку.
  'Все ясно. Она меня подозревает' - подумала Лианаэль. Ну один смертный приговор у нее уже есть, теперь может прибавиться еще один за практику запретной магии. Хуже чем теперь, уже однозначно не будет. Фрейлина не задала ни единого вопроса и это было подозрительно. Возможно выжидает когда принцесса сама расколется. Если Лианаэль начнет рассказывать Динилиэйле о том, что не знает каким образом появилась эта огромная волна, придворная дама все равно не поверит и будет думать, что Лиа просто пытается ее запутать. Легче всего просто перевести тему. Тем более, что принцесса уже давно хотела обсудить со своей напарницей по побегу их дальнейшее направление.
  - В любом случае, надеяться на то, что нам всегда будет сопутствовать такая удача как минимум глупо. Скоро мы достигнем границы Лиргоса и нужно определиться куда направиться дальше.
  - У вас есть какие-то предложения на этот счет? - поинтересовалась эльфийка.
  - Я намерена поехать к отцу. Только он сможет помочь мне и защитить от королевы. По-моему, это единственный вариант.
  - Нет! Это не вариант, а самоубийство, - испуганно округлила глаза Дини. - Вас обвиняют в убийстве не простой эльфийки, а члена королевской семьи. За это бывает лишь одно наказание и вам оно известно не понаслышке. 'Кровь за кровь' - наш самый главный закон. И, пожалуй, единственный, который никогда не будет нарушен. Если ваш отец откажется принять это, а он однозначно откажется, случится непоправимое. Лорд Каворт, наверное, рассказывал вам что бывает с королями, которые нарушают свои же законы. Так вы все еще хотите поехать к отцу?
  - Я уже не знаю что мне делать. - Лие показалось, что ее приперли к стенке и освободиться она уже не сможет. Динилиэйла все верно сказала, она не может рисковать жизнью отца, но тогда на ее собственной судьбе можно поставить жирную точку. Последнюю мысль девушка произнесла вслух: - Это был мой единственный шанс вернуть свою жизнь, либо же остаток своих дней придется скрываться от охотников за моей головой.
  - Есть еще один вариант: найти убийцу вашей сестры, тогда вы оправдаете свое имя и никто при этом не пострадает. Ну, кроме конечно, самого убийцы.
  - Как у тебя все просто. И где же ты прикажешь мне его искать? Может он где-то недалеко, тогда давай наведаемся к нему в гости, попросим сдаться властям. Уверенна, он просто не сможет отказать таким очаровательным девушкам, как мы с тобой, - съязвила принцесса.
   - Ну, если бы вы сначала дали вашей верной подданной договорить, а уже потом прыскали во все стороны ядом, то, возможно, и узнали бы план действий. А теперь, у меня уже вряд ли появится желание говорить об этом, - обиженно пожала плечами фрейлина.
  - Дини, если ты что-то знаешь, скажи пожалуйста. А если у тебя все планы, на уровне философских разговоров, тогда не трави душу. 'Так скажу, а так не скажу' - что за детские игры?! Мне и так тошно, речь вообще-то идет о моей жизни, а ты устраиваешь из этого балаган! - сдержанность не входила в список лучших качеств Лианаэль. Она просто боялась. Боялась умереть или жить в вечных бегах, боялась никогда не увидеть своих близких, боялась, боялась, боялась... Вот она и нагрубила. Вообще-то, если кого-то обидел, лучше просто извиниться. Но ведь она все еще принцесса, а Динилиэйла ее подданная, и лучше бы не давать ей возможности об этом забыть. А то еще ненароком возомнит, что они с Лией подруги.
  - Если уж на то пошло, то на кону и моя жизнь тоже!!! Вы почему-то все время об этом забываете! - огрызнулась в ответ Динилиэйла. Она просто устала от того, что Лиа взяла за привычку, что может на ней срываться. Эта девчонка уже не в том положении, и пора бы ей забыть свои королевские замашки. - Устроив вам побег, я подписала себе смертный приговор, а своей семье обеспечила неслыханный позор. И вместо хотя бы капли благодарности, я слышу только упреки и оскорбления!
  - Ну извини! А ты меня спасла для того, чтобы теперь постоянно этим попрекать?! Тогда сначала спросила бы, нуждаюсь ли я в такой помощи. По мне, так лучше быстрая смерть на городской площади, чем медленно подыхать от твоего нескончаемого нытья!!!
  - Ах так! Да вы просто... вы... вы... - Динилиэйла просто захлебывалась от возмущения.
  - Ну что? Что я? Видишь, тебе и сказать-то нечего!
  - Это мне-то сказать нечего?! Ну тогда слушай...те, то есть слушай внимательно! - фрейлине было тяжело перейти с Лианаэль на 'ты', все же она принцесса, но если она этого не сделает, то никогда не сможет поставить эту зарвавшуюся полукровку на место. - Ты - неблагодарная, грубая, эгоистичная, недалекая стерва, с завышенной самооценкой! Вот, - выпалила Дини, тяжело дыша от переполнявших эмоций.
  - Если я такая плохая, что ж ты все время таскаешься за мной словно хвост? - невозмутимо спросила Лианаэль. Перепалки с Дини почему-то развлекали.
  - Все! - выкрикнула фрейлина, разворачивая лошадь и направляясь в сторону леса. - Надоело! Поезжай куда тебе заблагорассудится! Мне плевать, отныне нам не по пути!!!
  - Вы посмотрите какие мы несдержанные! Ну и пожалуйста! - закричала Лиа вслед бывшей попутчице, когда та уже скрылась за деревьями. - Без тебя и твоего нытья будет гораздо спокойнее!!!
  Лианаэль несколько минут просто стояла на месте и злилась на саму себя. Из-за своего дурного характера, она только что потеряла напарницу, которая, если уж честно признаться, была просто необходима ей в дороге. Что же делать? Может быть поехать за ней и убедить Дини вернуться. Но тогда придется извиняться. Ох, как же это унизительно! Лианаэль сама порой не понимала, почему ее так ломает извиниться именно перед этой эльфийкой. Она ведь без проблем могла бы извиниться перед поварихой, служанкой, любой другой фрейлиной, если знала, что не права. Возможно это из-за того, что Динилиэйла была ее потенциальной соперницей в отношении Максириона, а может быть потому что они просто слишком разные. Но в борьбе с гордостью, чувство самосохранения вновь взяло верх. Ведь без помощи Дини ей не удастся выжить, это ясно как день.
  Но, словно бы в ответ на душевные терзания девушки, из-за деревьев, правда почему-то пешком, вышла бледная словно тень Динилиэйла. Ну слава богам, вопрос решился сам собой. И извиняться не придется! Лианаэль радостно побежала ей на встречу. Но эльфийка испуганно замахала руками, останавливая ее.
  - Что случилось? - спросила принцесса.
  - Ра... раз...ррраз... - было очевидно что Дини чем-то сильно взволнована, если даже заикается.
  - Да успокойся ты! Да, да, я знаю разговор еще не окончен. Я сорвалась на тебе, признаюсь. А теперь выдохни и спокойно изложи все то, что ты хотела сказать.
  -Рр...разбойники! - наконец выкрикнула, дрожащая от испуга фрейлина.
  Только теперь Лиа обратила внимание, что из-за деревьев начали медленно выходить какие-то люди в грязном тряпье, окружая девушек. Один из них направил арбалет в сторону Динилиэйлы, а другой на принцессу. 'Ну вот, из огня, да в полымя' - мысленно проворчала девушка.
  6.
  Максирион как обычно проснулся рано. Пока они находились с дипломатической миссией Тирлионии (Королевстве Светлых Эльфов), ему не было нужды просыпаться ни свет ни заря, ведь все важные мероприятия все равно начнутся не раньше обеда. Но старые привычки давали о себе знать, он каждый день вставал с рассветом на протяжении не одной тысячи лет, и спать до самого обеда ему уже не научиться. Умывшись, одевшись и приведя себя в порядок, он совершенно не знал чем себя занять. Самая страшная хандра, которая одолевала его уже неделю - это скука. Обычно в часы досуга он уделял время медитации и оттачиванию боевых приемов, со стороны уже и так казавшихся совершенными. Но именно сегодня ему совсем не хотелось этим заниматься. Возможно написать еще одно письмо Лианаэль? Но на последние три он так и не получил ответа. Это держало его в некотором напряжении и заставляло беспокоиться. Позавчера он даже отправил своего доверенного слугу в Лиргос, дабы убедиться, что эта несносная девчонка не вляпалась в очередную авантюру. Но никаких новостей пока не поступало. Если бы что-то случилось, его шпионы, которые должны были следить за каждым шагом принцессы, уже давно доложили бы. Смысл писать четвертое письмо? Отклонив и эту идею времяпрепровождения, Максирион просто решил прогуляться.
  Столичные парки Тирлионии не напрасно славились своей красотой. Полководец частенько бывал у Светлых Эльфов по государственным делам, но времени на прогулки по местным достопримечательностям он себе не оставлял, да и не хотел всего этого. Максирион считал, что непатриотично восхищаться чем-либо в чужой стране, когда гораздо лучше тратить это время на улучшение своей. Но сегодняшний день изначально пошел не по плану. Лорду невольно пришлось признать, что светлоэльфийские парки просто идеальны. И композиции из растений, и скульптуры, и магические фонтаны со светящейся водой - все здесь заставляло любого заворожено любоваться этим зрелищем, раскрыв рот, словно десятилетний эльфенок.
  Но военные привычки не покидали его никогда, и не раз спасали Каворту жизнь. Несмотря на свое по-детски беззаботное состояние, Максирион спинным мозгом почувствовал какое-то движение позади, а краем глаза даже увидел как что-то полосатое промелькнуло между кустов. Одним плавным, но в то же время чрезвычайно быстрым движение эльф обнажил клинки, благо он всегда брал их собой, куда бы не направлялся. Еще одно шевеление в кустах справа, куда эльф и направил свой удар, остановившись в нескольких миллиметрах от цели.
  - Харти?! - недоуменно заморгал Максирион. В нарушителе его спокойствия он узнал тигра своей невесты. - Что ты здесь делаешь? Где твоя хозяйка?
  * * *
  Максирион застал отца Лианаэль за завтраком с королевой Нэрией. Та, в отсутствии мужа, не стесняясь, строила Эррону глазки и пыталась всеми возможными способами привлечь его внимание.
  - Извините за такую срочность, ваше величество. Но у меня к вам неотложное дело, - отчеканил Максирион. Ни по одному мускулу на лице будущего зятя нельзя было определить, что он взволнован, но за столько лет король научился понимать своего полководца даже по глазам. По крайней мере, так ему казалось.
  - Простите, моя дорогая, но я вынужден покинуть вас, - обратился Эррон к королеве Нэрии, вставая из-за стола.
  Та хлопала влюбленными глазами и еще три минуты не давала королю эльфов крови уйти, щебеча всякие глупости, что она все понимает и очень будет ждать его возвращения к столу, что без его шуток у нее портится аппетит и тому подобное. Наконец, отделавшись от нее, мужчины вышли в холл и Эррон облегченно вздохнул:
  - Фууууух, я думал она уже никогда не заткнется. Эти дипломатия сводит меня с ума! Я знал, что Светлые всегда отличались недалеким умом, но эта женщина... По мне уж лучше годами вести ожесточенную войну с Пиртэрром, чем десять минут слушать эту дуру.
  - Не могу не согласиться с вами, ваше величество. Но меня сейчас беспокоит совсем другая тема, - задумчиво начал Максирион.
  - Что произошло? - напрягся король.
  - Ваша дочь... она не отвечает на письма, я послал в Данвил своего верного слугу, но он, скорее всего, не успел добраться до места. А сегодня меня нашел ее тигр.
  - Ты хочешь сказать, что Лианаэль опять попала в передрягу? - озабоченно пробормотал Эррон.
  - Именно это я и хочу сказать, - подтвердил полководец.
  - Решено, - заговорил обеспокоенный отец, - я немедленно выезжаю в Лиргос. Лорд Каворт, я временно передаю вам свои полномочия здесь, - а потом, уже смягчив тон, добавил. - Уверен, ты справишься, друг мой.
  - Мой король, вы не можете уехать, - отрезал Максирион. - Миссия, которую вы выполняете, слишком важна для государства.
  - Ты хочешь сказать, что она важнее, чем благополучие моей дочери?! - начал нервничать он.
  - Конечно же нет! Для нас обоих жизнь и безопасность Лианаэль важнее всего на свете. Но, я уверен, что это всего лишь недоразумение. С ней все в полном порядке. А убедиться в этом могу я, съездив домой и проверив.
  - Я здесь себе места не найду, пока ты будешь разъезжать туда-сюда! Какие уж тут переговоры, когда дочь, возможно, нуждается в моей помощи, - когда дело касалось Лии, Эррон забывал, что он еще и король, в нем жил лишь любящий и заботливый отец.
  - Ваше величество, неужели вы думаете что я не в состоянии защитить будущую жену?
  - Конечно, конечно ты защитишь ее, - опустил глаза Эррон, явно сомневаясь. - Хорошо. До Данвила подготовленному эльфу ехать в среднем пять-шесть дней, если через десять дней я не получаю от тебя новостей, то немедленно выезжаю домой.
  - Разумеется, - склонил голову будущий зять. - С вашего позволения, я откланяюсь.
  - Запомните лорд Каворт, за жизнь моей дочери отвечаете головой!
  - Если с ней что-то случиться, мне и самому будет больше не нужна голова.
  Максирион не ел и не спал, загнал своего коня, но побил все рекорды и добрался до Данвила не за пять, а за три дня. Харти бежал рядом с ним, словно верный пес. Саблезубые тигры всегда считались очень умными животными. И питомец невесты Максириона не опозорил своих сородичей. Харти словно чувствовал, что никто не сможет помочь его хозяйке, кроме лорда Каворта. Но как тигр нашел его? Ох Лианаэль, как она умудряется быть небезразличной абсолютно всем? Кто-то любит ее, кто-то презирает, но равнодушных по отношению к ней нет. Даже саблезубого тигра - самого устрашающего зверя, и то смогла завербовать! И как же охарактеризовать Лию, чтобы понять почему так происходит? Она была неоднозначной. Причем это касалось всего, начиная с ее происхождения, и заканчивая внешностью и характером. Принцесса не была красавицей по эльфийским меркам, ей передалось слишком много человеческого, взять хотя бы отсутствие острых ушек. Но что-то в ней цепляло его, а ее ярко-зеленые глаза, в которых всегда горели веселые искорки, притягивали, заставляя полностью раствориться в них. Лицом и фигурой она тоже не была похожа на эльфиек. Лиа была на голову ниже других здешних женщин и чуть плотнее худощавых эльфийских леди, а грудь и бедра были более развиты, но это, по мнению Максириона, делало ее только более женственной и сексуальной. У нее не было таких симметричных и правильных черт лица, как у первых красавиц Эльфов Крови, но ее маленький курносый носик, слегка полноватые губки и немного забавных веснушек делали ее личико больше чем просто миловидным. А волосы цвета меди, которые рассыпались золотом на солнце, заставляли полководца просто сходить с ума. На характер она, конечно, была не подарок. Лианаэль могла всего за десять минут переменить свое настроение от крайней степени дерзости до невообразимой покладистости и обратно, а еще она терпеть не могла извиняться, даже когда осознавала, что не права. Она была несносной девчонкой, но в то же время самой желанной женщиной для него. В ней бурлила жизнь, наверное поэтому она разительно отличалась от чистокровных эльфиек, таких холодных и надменных. И именно поэтому непреодолимо притягивала Максириона.
  От мыслей о Лианаэль у полководца невольно на лице заиграла улыбка. Но он не имеет права поддаваться своим слабостям. У него есть обязанности перед своей семьей, есть планы, которым не должна помещать какая-то девчонка-полукровка. Если лорд Каворт даст волю чувствам, то разрушит все, что строил многие годы. Нет, он не позволит этому случиться: не выпустит на волю эти глупые эмоции! Никто не знал и никогда не узнает, что на самом деле у него на душе. Все будут видеть лишь то, что он сам захочет показать.
  * * *
  Ирэннэль уже ложилась в постель, как двери в ее покои резко распахнулись от сильного удара ногой. В спальню ворвался разъяренный Максирион.
  - В чем дело дорогой? - улыбчиво пропела королева, стараясь не показать свой испуг и недоумение. - Ты решил проверить, не прячу ли я любовника под одеялом? Так вот можешь успокоиться, я верна тебе, - и, как бы, в доказательство своим словам, Ирэннэль откинула одеяло и изящно поднялась с кровати, демонстрируя свою идеальную фигуру полководцу во весь рост. На ней была тонкая шелковая сорочка, которая только слегка прикрывала ее соблазнительную грудь. Лорд Каворт не без труда отвел глаза от манящего выреза, тщетно стараясь сделать вид, что его это не трогает.
  - Что ты здесь устроила?! - грозно начал он.
  - Не совсем понимаю о чем ты. - Ирэннэль подошла Максириону вплотную и положила свои изящные бледные ладони на его плечи. - А я скучала. Вижу ты тоже, раз приехал без предупреждения и врываешься ко мне в спальню среди ночи, словно дикий зверь.
  - Не увиливай!!! Я знаю о приговоре Лианаэль! - эльф был в ярости, и еле сдерживался, чтобы не прикончить кого-нибудь.
  - Ах, ты об этом, - невинно заморгала королева. - Ужаснейший случай. Я до сих пор не могу прийти в себя! Мою дочь убила моя же падчерица, я бы никогда не поверила, если бы своими глазами не увидела этот кошмар.
  - Да как ты посмела принимать такие решения, не посоветовавшись со мной?!
  - Ну, вроде бы у нас все еще действует закон 'Кровь за кровь' и я была не в силах что-либо изменить, - невозмутимо продолжала Ирэннэль. - Но если тебе станет легче, то знай же: не я осудила твою драгоценную полукровку, а Совет Пятнадцати. Да ладно, не хмурься! Нам ведь это только на руку.
  - Ты хоть понимаешь, что ты натворила, женщина? - Максирион еще никогда не был в такой близости от срыва, как сейчас. Он даже не говорил, а угрожающе цедил слова сквозь зубы.
  - Еще раз повторюсь, я не имею к этому никакого отношения, но и выгораживать эту тварь я тоже не собираюсь! - гордо вскинула подбородок красавица-эльфийка.
  - Закрой свой рот! - полководец в бешенстве схватил королеву за плечи с такой силой, что завтра там скорее всего появятся синяки. В серых глазах женщины отчетливо читался испуг. Она понимала, что Максириону хватит всего одной секунды, чтобы убить ее. Эльф тоже это осознавал, а так же понимал, что сейчас он практически в шаге от убийства.
  Но, снова взглянув на Ирэннэль, сердце его сжалось. Она стояла перед ним вся такая хрупкая, беззащитная и невероятно красивая. Нет, он не сможет причинить боль этой холодной женщине, даже если она тысячу раз будет этого заслуживать. Лорд Каворт знал леди Ирэннэль Родресс еще неопытным мальчишкой. Очень давно у них закрутился страстный роман. Единственного, чего не хватало в их отношениях молодому дворянину, это доверия и искренности. Ведь он знал, что Ирэннэль никого никогда не любила кроме себя. Даже тогда у нее уже проявлялась та жестокость, которая с годами переросла в настоящую кровожадность. Но, несмотря на все это, он был готов не задумываясь сделать эту черноволосую красавицу своей супругой, отдать за нее свою жизнь, и отнять любую другую, которую она только попросит. Родители его тоже были не против подобного союза, ведь предполагаемая невеста была ничуть не менее родовита и богата, чем их сын. Для его семьи это было решающим фактором. Но юная эльфийка заявила, что ей мало быть просто чьей-то женой, она хочет неограниченной власти и не желает подчиняться кому бы то ни было. Поэтому она выйдет за него, только тогда, когда Максирион станет королем, сможет сделать ее своей королевой и положить к ее ногам весь мир. На этом их пути разошлись надолго.
  Он поступил в эльфийскую гвардию и, благодаря упорству и тренировкам, стал лучшим из лучших. Добившись успехов в карьере, он получил свободный доступ во дворец, где и заслужил доверие короля Эррона, подтверждая свою преданность отвагой в боях во время периодических стычек с соседями. Позднее король, игнорируя все эльфийские законы и традиции, сделал предложение руки и сердца простой смертной, леди Тиане. Она была даже не благородного рода, но похоже, слепая любовь распространяется и на эльфов крови. Хотя сам Максирион никогда не мог понять такой безрассудной любви и считал ее простой глупостью, короля он убедил, что полностью поддерживает его брак со смертной. Для Эррона тогда был переломный момент в жизни и ему как никогда нужны были верные подданные. В благодарность за преданность, король пообещал Максириону, что если у него родиться дочь, он выдаст ее за своего верного полководца без всяких колебаний. Ровно через восемь лет у короля с королевой-человечкой рождается девочка. И вот, казалось бы, его цель уже близка к достижению - скоро он станет королем, но, вся загвоздка в том, что не с той королевой, о которой мечтал столько тысячелетий. Тогда-то в его голове и созрел план, благодаря которому он сможет выполнить единственное, но достаточно непростое условие его возлюбленной о вступлении в брак. Конечно, как и в любом коварном тайном плане, в нем не обходилось без жертв. А главной жертвой в его ужасном замысле была, естественно, малютка Лианаэль, которой отмерялась очень недолгая жизнь после их с Максирионом свадьбы. Это было жестоко и цинично, но на что не пойдешь, ради любви.
  Ирэннэль же не собиралась просто сидеть и ждать когда ей поднесут корону на серебряном блюде. Она тоже долгое время планомерно продвигалась к своей цели, и после смерти жены короля, не упустила возможности соблазнить его. Горевавший по покойной возлюбленной Эррон, однако, был не прочь провести пару ночей с красавицей Ирэннэль. Но жениться почему-то не собирался. Леди Родресс, наслышанная о порядочности любовника, поняла, что нужно срочно обзаводиться потомством, только это гарантирует ей беспрепятственное восхождение на престол. Узнав о том, что эльфийка носит под сердцем его отпрыска, король все же решился жениться во второй раз. И не прогадал: после столь ненавистного эльфийским народом брака короля с человеческой женщиной, свадьба с Ирэннэль была всеми встречена 'на ура'. По крайней мере сначала, пока подданные еще не ощутили на себе всю 'прелесть' нахождения у власти королевы-садитски. Максирион так и не смог простить любимой предательства, но не родился еще на свет мужчина, которого красавица Ирэннэль не смогла бы соблазнить. Он спал с новоиспеченной королевой, но душу его разрывало на части смятение - что же делать с Лией?
  Когда девочка немного подросла, лорд Каворт, как будущий муж, был назначен ее главным опекуном и наставником. Они проводили много времени вместе, она росла на его глазах. И все больше и больше растапливала холодное сердце полководца, заполняя его каким-то теплым и совершенно новым для него чувством. Сначала он просто привязался к ней, Лиа казалась ему забавным, милым и очень смышленым ребенком. Ему хотелось обучать ее, подсказывать, помогать, знать все ее страхи, желания и секреты. Незаметно для самого себя в какой-то момент полководец обнаружил, что принцесса уже не та маленькая девочка, которую он знал и воспитывал с рождения. Она превратилась в очень привлекательную леди, и с этого времени к обычной платонической симпатии Максириона к невесте, добавились еще первичные природные инстинкты. Ему хотелось во что бы то ни стало обладать ею. Ночами лорду Каворту часто снилось, как они с Лией придаются страсти, как он целует, обнимает и ласкает ее. И в этих снах было совершенно неважно кто они с ней и какое положение занимают. Каждый раз, когда он видел этот сон, просыпаться совершенно не хотелось. Потому что реальность была отнюдь не столь радужной. Максирион понимал: чтобы он не испытывал к Лии - это ничего не изменит. Они с ней все равно не ровня. Ему суждено быть вместе с Ирэннэль, ведь он столько лет к этому шел, и он никогда не пойдет против воли своих родителей, которые чрезвычайно отрицательно настроены на перспективу принятия в столь родовитую семью невестки-полукровки, хоть и наполовину королевской крови. Именно поэтому эльф старался быть рядом с Лианаэль максимально сдержанным. Максирион даже поцеловать Лию боялся, потому что знал: когда придет время, он не сможет сделать то, что должен.
  - Ты знаешь, где она? - спросил лорд Каворт королеву, несколько успокоившись.
  - Неужели она так тебе дорога? - насмешливо спросила Ирэннэль, хотя в голосе проскальзывали ревнивые нотки.
  - Девчонка - часть плана и она выйдет из игры только тогда, когда я решу. Пока она нужна мне живой и невредимой. И если еще хоть раз попробуешь...
  - Знаешь что самое забавное? - перебила его королева. - Ключевая фраза - это что она нужна ТЕБЕ. Это твой план, твоя игра... а мне полукровка без надобности. У меня слишком долго не было возможности избавиться от нее на законных основаниях! Теперь здесь комар носа не подточит!!! И ты действительно считаешь, что я буду отказываться от такого шанса, из-за каких-то твоих сомнений или угрызений совести?!
  - О каких сомнениях ты говоришь, женщина?
  - Да ладно, Максирион, ты всегда был плохим актером! Может быть для других ты и загадка, но не для меня. Я знаю тебя не одну тысячу лет, и поверь, могу понять что у тебя внутри, быстрее чем ты сам догадаешься об этом. Ты уже давно привязался к этой человеческой дурнушке. И теперь терзаешься между долгом и желаниями.
  - Бред! - проговорил полководец, отводя глаза в полной растерянности от слов возлюбленной.
  - Правда?! Тогда что же ты столько времени оттягивал со свадьбой и не заключил с полукровкой союз сразу же после ее совершеннолетия? Только не говори о невозможности приехать и всего подобного. Мы оба знаем, что это лишь отговорки. На самом деле ты просто не решался, потому что знал, что после свадьбы тебе придется действовать по плану. Вот и откладывал все это в долгий ящик. И теперь, не нужно говорить о том, что я не дала тебе возможности сделать все так, как было задумано. Ты просто слишком долго думал.
  - Ну какие же вы женщины все же ревнивые создания! - улыбнулся Максирион, крепко прижимая эльфийку к себе. - Ирэннэль, ответь, кто же так сильно подорвал твою самооценку, что ты записала к себе в соперницы человеческую девочку? Раньше ты считала, что даже признанные красавицы двора тебе не ровня.
  - Причем здесь это, - устало вздохнула эльфийка, немного отстраняясь и стараясь не сильно демонстрировать, что попадает под влияние его янтарных глаз и сладких речей. - Я говорю про твои чувства, а не про ее недостатки. Естественно она проигрывает мне во всех отношениях. Это настолько очевидно, что даже озвучивать это считаю унизительным. Но, к сожалению, не все эльфы крови видят очевидное. Наглядный пример - Эррон: до сих пор хранит под подушкой портрет своей покойной женушки. Не хочу рассказывать насколько это жалко и нелепо, скажу лишь что попахивает это все уже безумием. Я видела эту смертную при жизни, на лицо и на фигуру уродина, мозгов и хитрости - не больше чем у курицы. Эта жалкая человечка смотрела на него с открытым ртом, и вздохнуть боялась без его одобрения. А он спустя двадцать восемь лет с ее смерти, каждую ночь перед сном целует ее потрет. Ну не идиотизм ли?
  - Послушай меня пожалуйста, - почти нежно прошептал Максирион, погладив тыльной стороной ладони ее прелестное бледное лицо. - На протяжении многих лет я грезил лишь одной мыслью - быть с тобой на веки вечные. Я жил ради этого, и все, чего я добился за последние тысячелетия - это благодаря поставленной цели. И как тебе могло в голову прийти, что какая-то смертная девочка сможет заставить меня отступиться от всего?! После таких слов я склонен полагать, что ты совсем меня не знаешь.
  - Я очень надеюсь, что это так, - ответила она, нежно поцеловав Максириона. Он ответил ей более страстным поцелуем, медленно лаская ее руками и стягивая с нее сорочку.
  Через мгновение он уже повалил ее на постель. Как же давно Максирион не был с женщиной! С этими военными походами можно и забыть насколько великолепно ощущать тепло женского тела. Ирэннэль всегда была отличной любовницей. Полководец не славился воздержанием и ему было с чем сравнивать, но секс с возлюбленной всегда отличался от связей с посторонними ему женщинами. Возможно лорд Каворт был романтиком, но для него близость с Ирэннэль была еще и душевным проникновением. Он ведь искренне любил ее! Но сейчас все было как-то иначе. Максирион уже не чувствовал тех чудесных ощущений, что раньше. Желание, конечно, было, но уже не того характера. Вместо наслаждения настало банальное физическое облегчение, хоть Ирэннэль и применила весь свой сексуальный опыт, накопленный за тысячелетия. И что с ним такое происходит? Ведь она действительно невероятно привлекательная женщина! Возможно он просто устал и вымотался. Оставалось только надеяться, что королева не заметила его внутренних перемен. А то, снова начнет приставать с ревнивыми допросами.
  Одевшись, практически в дверях Максирион все же спросил:
  - И каков же теперь твой план? Девчонка умрет, а ты будешь и дальше счастливо править с олухом Эрроном?
  - Ее смерть ничего не изменит, - проговорила Ирэннэль, подходя к любовнику вплотную, чтобы поправить ему ворот кожаной куртки. - Ты станешь моим королем, обещаю.
  - О чем ты говоришь?! Мы избавимся от смертной раньше положенного, и я не имею никаких прав на престол, и соответственно, не смогу сделать тебя своей королевой.
  - Зато у меня получится сделать тебя своим королем. После скоропостижной смерти Эррона, конечно. Убитый горем отец не справился и умер от тоски. Печально, но такое случается. А если он будет недостаточно горевать, чтобы умереть, мы ему поможем ускорить этот процесс.
  - Если Эррона не станет, престол наследует твой сын.
  - Конечно, я ведь так долго добивалась нашего с тобой совместного правления, строила планы как мы вместе сможем возвеличить нашу расу над всем миром, исключительно для того, чтобы погреть трон для сыночка. Очень предусмотрительно с моей стороны, не правда ли? - скривила рот королева.
  - Твой внешний сарказм как нельзя лучше отражает действительность. - Нахмурился Максирион. - Все так и произойдет.
  - Просто поверь: моему сыну никогда не достанется корона. И королем станешь ты, я ведь никогда тебя не обманывала и думаю не стоит начинать. Наша первоочередная задача - избавиться от девчонки, и я уже в одном шаге от ее осуществления. От тебя требуется лишь не мешать и доверять. Возвращайся к королю, доложи, что с принцессой все в полном порядке, и приглядывай за ним. Ты выиграешь для нас немного времени, а я пока разберусь с полукровкой. А когда все закончится, поверь, я решу все проблемы и с сыном. - Проговорила Ирэннэль, открывая Максириону дверь из своей спальни.
  Неожиданно королева почувствовала, что дверь резко ударилась обо что-то в коридоре. Машинально эльфийка высунула голову в дверной проем, чтобы обнаружить помеху и глаза ее округлились:
  - Кэйррэн? Что ты здесь делаешь?
  В дверях стоял растерянный принц, потирающий ушибленный дверью лоб, а на него смотрели четыре яростных глаза. Два из них принадлежали его матери, а другие два лорду Каворту. От их пристального, но в тоже время изумленного взгляда, он даже немного испугался.
  - Мама, я пришел попросить вашего благословения на удачную охоту, - неуверенно начал он.
  Ирэннэль была в тихой ярости. Сколько сын находился по ту сторону двери и какую часть разговора успел услышать? А ведь злиться-то нужно на себя. Какой же идиоткой нужно быть, чтобы шептаться о государственных заговорах рядом с входной дверью. Она еще никогда не совершала таких нелепых ошибок. Бурная ночь с Максирионом окончательно лишила ее бдительности. Нужно выяснить сколько он успел подслушать. Хотя, кого она обманывает?! Даже если Кэйррэн слышал их разговор от начала до конца, то в жизни ни признается, мелкий засранец.
  - А ты всегда шпионишь за родной матерью перед охотой? - сощурилась она.
  - Я не шпионил! - возразил парень.
  - А что же ты здесь делал столько времени? - вклинился в разговор Максирион. Вероятно, его тоже сильно интересовало время пребывания молодого эльфа у дверей королевы.
  - Я только подошел!
  - А почему не постучал?
  - НЕ УСПЕЛ! - кажется младший принц тоже начинал заводиться.
  - Ладно, нам всем нужно успокоиться, - примирительно заговорила Ирэннэль. Если предположить, что Кэйррэн действительно не слышал их разговора, то нужно было в любом случае как-то объяснить нахождение в ее спальне Максириона в столь поздний час. - Сынок, лорд Каворт только пару часов назад прибыл во дворец по государственным вопросам особой важности, которые мы как раз и обсуждали.
  - Я думал все государственные дела решаются в приемном зале, а не в личных покоях. - Как бы вскользь заметил сын. А у мальчишки-то похоже прорезаются зубки.
  - Дорогой мой сын, ты еще молод и наивен. Да будет тебе известно, что все важные государственные дела решаются именно в неофициальной обстановке, подальше от вездесущих придворных ушей. Признаюсь, я испытала истинное облегчение, обнаружив за дверью именно тебя. Ведь от любимого сына у меня секретов нет, и мы с тобой завтра обязательно поговорим о том, что я сегодня узнала от полководца. Но должна предупредить, это совершенно секретная информация.
  - Я не уверен, что вернусь с охоты завтра, матушка. Мы с отрядом отправляемся в дальние леса, поход мажет занять несколько дней.
  Ирэннэль посмотрела на своего сына взглядом очковой кобры:
  - Ты уж не задерживайся там, сынок.
  7.
  Началось все с того, что эльфийку и полукровку привязали к старому дереву. 'Однако, не самое радужное начало. Но еще не все потеряно, главное не унывать' - Лиа попыталась хоть как-то успокоить свою часть мозга, отвечающую за панику. И действительно, что ей кучка разбойников. Если уж принцесса благодаря своему дару уберегла себя и подругу от Карателей... Подождите-ка 'подругу'?! Когда это Дини успела стать ее подругой? И почему она в мыслях говорит о ней, как о подруге?! Ладно, над этим можно поразмышлять и позднее. Итак, возвращаясь к самому важному: если у Лии получилось спасти их от Карателей, то уж жалкие бандиты вообще не составят проблем. Главное сосредоточится, хорошенько разозлиться, а дальше все пойдет само собой...
  Но как только она не старалась, ничего не выходило. Пятеро человек в грязной засаленной одежде ходили вокруг и о чем-то совещались. Дини тоже пыталась что-то шептать с другой стороны ствола дерева, наверное успокаивала или снова ныла. Но Лиа не вслушивалась, она старалась пробудить свои скрытые до недавнего времени способности. Где-то на протяжении пятнадцать минут полукровка пыжилась и пыхтела, но внутри - пустота. Как же такое может быть? Если дар есть, то он обязательно должен подчиняться воле владельца. А тут еще, в довершение всего прочего, самый грязный и отвратительный из пятерых разбойников, вероятно главарь шайки, решил ее полапать. 'Ну все, теперь точно можно паниковать' - отозвался внутренний голос Лии. Когда этот жирный тип в лохмотьях потянул к ней свои грязные, наверное целую вечность немытые ручищи, девушка не могла ему сопротивляться. Ведь она была с шеи до пояса примотана веревками к дереву, кстати говоря примотана на совесть. Но ноги ее, слава богам были свободны, и она сразу же воспользовалась данным преимуществом. Мужик взвыл, как стадо Токров (большие копытные животные, несколько походящие на буйволов только более крупных размеров. Будучи плотоядными, Токры охотились группами на более мелких копытных. Их главная особенность заключалась в том, что загоняя и окружая свою жертву, прежде чем разорвать ее на куски, они громко и отвратительно выли, словно их самих резали.) во время охоты, ведь коленка полукровки попала точно в цель и возможно теперь у бедолаги не будет детей.
  Пока этот грязный домогатель корчился от боли, его подельнички переводили растерянные взгляды с Лианаэль на неудачного 'героя-любовника' и обратно, явно предвкушая веселое зрелище. Когда даже до этого, явно не отличающегося умом и сообразительностью типа, дошло, что все ждут от него какой-то реакции. Он вновь подскочил к Лианаэль, как ошпаренный.
  - Ах ты дрянь, - прогудел он своим пропитым голосом и замахнулся, чтобы ударить.
  Но, какое коварство: такой же удар и ровно туда же. На этот раз мужик уже окончательно сложился на траве пополам, успев лишь пропищать: 'Свяжите ноги этой стерве!' Да, если первый удар возможно не был решающим, то теперь можно определенно заявить, что отныне он будет исключительно пищать, а не говорить. Ну и ладно, так даже забавнее.
  Оставшиеся бандиты с опаской приближались с Лие, боясь повторить участь своего главного. Но ослушаться его не решились, в итоге обеим девушкам все же примотали ноги к дереву. Тут видя, полностью беспомощных женщин перед собой, разбойники начали потихоньку смелеть, да и тот грязный тип, что к ней приставал, тоже начал приходить в себя. Он подошел к ней с гаденькой ухмылкой, а когда Лиа в его улыбочке не досчиталась верхнего ряда зубов, ее чуть не стошнило. Если этот немытый тип снова попытается к ней пристать, то от его поцелуя она уж точно не выдержит и продемонстрирует все, что ела на их прошлой с Дини стоянке. Принцесса видела не много людей в своей жизни, если быть точной - всего одного, и это было уже давно. Но была абсолютно уверенна, что более отвратительного человека, чем этот мужик просто не может существовать.
  - Что рыжая тварь, теперь ты уже не такая уверенная?! - посмеиваясь, словно гиена, обратился он к ней. И наклонился своим слюнявым ртом прямо к уху девушки, практически касаясь его омерзительным языком. - Послушай меня очень внимательно, девочка. Сегодня ночью я отдеру тебя так, что даже моим дружкам поживиться не останется. Уж поверь, эту ночку ты запомнишь надолго. Я научу тебя уважению к мужчине!
  И словно в доказательство своим словам, разбойник засунул свои немытые руки под рубашку Лианаэль и принялся мять ее грудь. Девушке в этот момент хотелось умереть, ничего более гадкого она еще не испытывала. Но при этом, она не стала визжать, орать, кусаться и звать на помощь непонятно кого, она просто отвернула голову как можно дальше от него и зажмурилась в непереносимом отвращении. Ей после его рук наверное месяц отмываться придется. А этот грязный тип, чувствуя полную безнаказанность и поддержку своих дружков, в виде смеха, свиста и улюлюканья, не мог остановиться на достигнутом. И его рука уже тянулась в штаны принцессы, как это непотребство прервал твердый, уверенный, но достаточно молодой голос.
  - Так, так, что я здесь вижу, - насмешливо произнес неизвестный мужчина. Все бандиты, включая этого грязного маньяка в испуге обернулись. - Плеший, оказывается теперь ты у нас распоряжаешься добычей?!
  'Плеший? Что за глупое имя, или это его кличка?! В любом случае, если его так зовут, из-за плеши на голове, тогда нужно было называть либо Плешивым, либо просто Плешью. Хотя и такое имя полностью подходит этому подонку' - подумала Лианаэль.
  - Нет, атаман, я даже и не думал, - испуганно пропищал Плеший. Вероятно он очень сильно боялся своего атамана. Как странно, потому что сначала Лие даже показалось, что он сам атаман этой банды. Слишком уж уверенно и бесцеремонно он себя вел, да и другие разбойники слушались его. Люди такого сорта всегда очень смелые и жестокие перед слабыми, но когда встречают кого-то сильнее себя, то готовы расстелиться не хуже половой тряпки. - Я просто хотел преподать урок этой дрянной девчонке.
  - Что-то хотеть здесь могу только я! Это понятно?! - атаман повысил голос, а бандиты испуганно вздрогнули, причем хором. Да, за такое зрелище никаких денег не жалко.
  Лиа вытягивала шею, словно утка, в тщетной попытке разглядеть за спинами разбойников лицо их атамана. Ей было интересно посмотреть на того, кто умудрился создать в бандитской шайке такую беспрекословную дисциплину. Вероятно это очень властный и жестокий человек, но судя по голосу, ему было не больше тридцати лет отроду. А некоторым разбойникам было уже далеко за сорок. Лиа терялась в догадках. Оставался лишь один вопрос - КАК? Неожиданно один из разбойников чуть отодвинулся в сторону, открывая Лианаэль обзор. Она встретилась с атаманом взглядом - во рту у нее неожиданно пересохло. И от чего у нее так бешено заколотилось сердце?! Вроде бы ничего особенного в этом человеке не было, ну приятный: достаточно высокий и хорошо сложенный мужчина, как она и предполагала, на вид не более тридцати лет. Светло-русые коротко стриженые волосы, высокий лоб, крупный нос, волевой подбородок. В общем, ничего выдающегося в атамане не было, кроме, пожалуй, его глаз. Они были ярко-голубые и словно гипнотизировали ее. Этот притягательный взгляд... почему-то он показался девушке знакомым. Но разумом принцесса понимала, что нигде и никогда не могла видеться с этим человеком.
  Он смотрел на нее всего пару мгновений, которые Лие показались целой вечностью. Девушка чувствовала, что ее оценивают, словно кобылу на рынке. Затем в его глазах промелькнуло что-то наподобие разочарования и главарь банды резко отвернулся, продолжив разговор со своими подельниками:
  - Итак, не буду сейчас в подробностях расписывать насколько вы облажались за последние дни. Я также не стану упоминать, сколько сил и средств мы затратили на эту вылазку в эльфийский лес. И даже не заикнусь о том, что меня окружают одни идиоты, которые не смогли найти на главной торговой эльфийской дороге никого побогаче этих двоих не особо привлекательных баб! На всю эту констатацию фактов просто нет времени! Остановимся просто на том, что вы полные критины, а я ничего никогда не забываю. А теперь о важном: эльфийские гвардейцы у нас на хвосте. Нужно быстро сворачиваться и валить отсюда!
  'Он сказал: непривлекательных баб?!' - не могла поверить своим ушам девушка. Принцесса быстро сообразила, что раз ее фрейлина привязана с другой стороны дерева, фактически атаман осмотрел и счел не симпатичной конкретно Лианаэль. Да что он вообще о себе возомнил?! И отчего же Лиа так оскорблена? Какой-то разбойник не впечатлен ее красотой, разве это трагедия?! Сейчас ее мысли должны быть направлены на составление плана их с Дини спасения, а не на эту ерунду. Но, как ни странно, после этой его фразы девушка не могла думать ни о чем, кроме поиска причин, по которым она не понравилась этому бандиту. 'Да, конечно после отсидки в тюремной камере и длительного пути, я не в самой лучшей форме. Но чтобы так сразу называть меня непривлекательной?! А может ему рыжие не нравятся? Или это все из-за того что я сейчас грязная и волосы у меня немытые?' - начала копаться в себе полукровка. А еще Лианаэль отчего-то сильно боялась, что когда атаман увидит Динилиэйлу, то та ему понравится. Ведь эльфы практически всегда хорошо выглядят, и Лиа реально проигрывала ей во многом. Все эти идиотские мысли не давали девушке покоя. Отвлеклась она, только когда про них с Дини упомянул один из разбойников:
  - Атаман, а что делать с девками? - поинтересовался самый старый разбойник.
  - Да глотки им перерезать! - влез Плеший. - Чур эту рыжую тварь беру на себя. Я обещал ей долгую и мучительную смерть... - договорить ему помешал резкий удар в голову.
  После первого удара, со стороны атамана последовал так же удар с ноги в грудную клетку, от которого Плеший уже никак не мог устоять на ногах. Он попытался развернуться и упал лицом прямо в грязь, а главарь банды придавил его голову ногой, что не давало ему возможности подняться из грязной жижи.
  - Послушай внимательно, мешок с дерьмом! - начал атаман. Говорил он тихо, но звучало это настолько угрожающе, что лучше бы он кричал. - Если ты будешь не в состоянии держать свое дерьмо при себе, то я пропорю твое жирное брюхо и вывалю его вместе с кишками наружу! Ты меня понял?! Еще один звук без разрешения, и ты будешь умалять меня, чтобы я просто отрезал твой поганый язык!!! - Плеший испуганно булькал из серой грязи и кивал головой в знак того, что все понял и осознал. - А насчет захваченных дамочек, - обратился атаман уже к старому разбойнику беззаботным тоном, - я думаю, что они могут нам пригодиться. Так что бросай их прямо со связанными руками и ногами поперек лошадей и валим. Ах, да, и не забудьте предварительно по кляпу им в рот засунуть. Нам ведь не нужно чтобы крик этих перепуганных куриц привел гвардейцев прямо к нам.
  Целый день принцесса-беглянка и ее подруга тряслись на лошадях, привязанные, словно какие-то дешевые мешки с хламом, поперек седла. Этот день запомнился Лианаэль как самый длинный день в ее жизни. Каждый новый лошадиный шаг отдавался болью во всем организме. Принцесса не знала как чувствовала себя ее горемычная попутчица, но с виду выглядела вполне довольной жизнью. На ее лице вовсе не читались паника и отчаяние. Лии стоило бы позавидовать такой выдержке и спокойствию Динилиэйлы, но, во-первых у нее сегодня не было настроения завидовать, а во-вторых помешала природная подозрительность. Отчего она так спокойна? Их схватили бандиты и они смогут сделать с безоружными и связанными девушками, все, что только пожелают. Разве этот 'незначительный' факт не должен хотя бы слегка испортить настроение любому здравомыслящему существу?! Но, возможно, у ее фрейлины есть какой-то план?
  Стемнело, и разбойники объявили привал. А когда Лианаэль, наконец, сбросили с лошади на землю, она благодарила за это всех богов, словно те исполнили ее самое заветное желание. Тот самый пожилой разбойник, который больше всего интересовался у атамана, как поступить с пленницами, почти заботливо вынул кляп изо рта Лии и поднес фляжку с водой. Девушка почувствовала живительную влагу всеми своими органами чувств и присосалась к фляге, как голодная пиявка к мокрой коже. Когда принцесса вдоволь напилась, ее суровый надзиратель вновь бесцеремонно заткнул ей рот. Но полукровка посмотрела на него с благодарностью, ведь он все же дал ей попить. Из этой ситуации Лиа вынесла две главных идеи: как, оказывается мало нам может быть нужно для счастья, а так же, что все познается в сравнении.
  - Да ладно тебе, старина Пит, - услышала принцесса мужской голос позади себя и сразу же узнала в нем атамана. Это было странно, но несмотря на то, что сегодня она встретилась с этим человеком впервые, Лиа была уверенна, что отличит его голос от тысячи других. - Думаю, кляп этим милым леди больше не понадобится. Развяжи их, бежать им все равно некуда. Но только будь поосторожней с этой несуразной рыжеволосой девчонкой. Ребята говорят, что она сегодня нашему Плешиму здорово высоких ноток в голосе прибавила, - атаман засмеялся и подельники тут же поддержали его веселье, все кроме Плешиго, который лишь обиженно зыркнул на атамана.
  Ну все, это было уже краем! Что этот самовлюбленный индюк вообще о себе возомнил. Пора бы немного понизить его самооценку, да и разъяснить кое-какие упущенные им подробности:
  - Тьфу! Тьфу... тьфу, - отплевывалась Лианаэль после кляпа, но быстро пришла в себя, так как ей просто не терпелось разобраться с атаманом шайки. - Послушай ты, носатый оборванец! Да, я к тебе обращаюсь, что глаза-то вылупил? - начала свою тираду принцесса. Атаман, вероятно не привык слышать от дам подобные фразы и глаза его постепенно полезли на лоб. - Что, думаешь ты здесь самый главный? Так вот давай я тебе кое-что проясню: ты здорово просчитался!
  - Не понял...
  - Да уж, куда тебе! Но для особо 'одаренных' повторю по слогам: ты идиот! Думаешь, что сможешь свои врожденные недостатки компенсировать унижением благородных девушек. Извини, не получится! Ты поплатишься за каждое грубое слово сказанное в отношении женщин! Это тебе с полной ответственностью заявляю 'несуразная' и 'не особо привлекательна' Я! И если с нас еще хотя бы один волосок упадет, обещаю тебе и твоим дружкам не поздоровиться! Поэтому предлагаю приказать своим головорезам немедленно нас отпустить и вернуть все наши вещи. Так вы хотя бы сохраните свои жалкие жизни! Это понятно?!
  Атаман посмотрел своим гипнотическим взглядом прямо в глаза Лианаэль. Девушке стало не по себе. Ей казалось, что он видит ее насквозь. Спустя пару секунд подробного изучения, мужчина заговорил:
  - Похоже, я действительно был не прав. - Разбойники посмотрели на своего главаря в полном недоумении. - Этой, особо говорливой неадекватной особе кляп во рту уже не поможет. Лучше всего отрезать язык, чтоб наверняка, - смех бандитов был настолько громким, что разносился эхом по всему лесу.
  Ну вот, с чего начали, к тому и пришли. Лианаэль снова связали и заткнули рот. У нее теперь будет много времени подумать над тем, в чем была ее ошибка построения переговоров с атаманом. Остается надеяться, что на ошибках учатся.
   - Дорогая, надеюсь, вы окажетесь более благоразумной, нежели ваша подруга. - Обратился атаман к Динилиэйле, присаживаясь перед ней на корточки. - Я бы очень хотел, чтобы у нас получился продуктивный разговор. Это в ваших же интересах. Поймите, мы, люди с коммерческой жилкой, должны понять в каком качестве вы окажетесь нам ценнее: живыми или мертвыми.
  - Я поняла вас, - тихо ответила Динилиэйла. - И, прошу, не злитесь на мою служанку. Она человек, но с детства прислуживала исключительно эльфам, - после фразы о служанке, Лиа протестующе замычала сквозь кляп, но ее все проигнорировали. - Поэтому ей не часто приходилось сталкиваться с человеческой грубостью, вот она и не смогла адекватно на нее среагировать.
  - О, бедняжка! Но ничего, скоро привыкнет! В грубости у нас дефицита не будет, - саркастично улыбнулся атаман. - Но сейчас меня больше интересуете вы, а не ваша служанка.
  - Я так понимаю, вы хотите узнать, сможете ли выручить за нас денег? - спокойно спросила эльфийка.
  - А вы на редкость проницательны, леди. Нет, конечно у меня еще были вопросы о том, что вы делали без охраны в лесу, почему у вас служанка - человек, из какой конкретно вы семьи и тому подобное. Но с основной интересующей меня информацией вы отгадали.
  - Я из достаточно состоятельной семьи. И если вы будете хорошо обращаться с нами, мой отец заплатит вам сполна. Уж можете поверить.
  - Ну... - задумчиво промычал атаман, - 'сполна' - это двоякое слово. Я хотел бы, чтобы вы выразились более конкретно. В общем, сколько золота вы можете нам предложить?
  - А сколько бы вы попросили?
  - А ты непростая штучка, - улыбнулся атаман. А Лиа фыркнула от злости. То же мне "непростая". Да она бы в тысячу раз лучше Дини разговор построила, если бы не мешали эмоции. А эта вертихвостка атаману определенно понравилась... Стоп! Она что, ревнует?! - Ну хорошо, за тебя одну восемьдесят золотых, а если вместе со служанкой - сто. Не продешевил?
  Он попросил за нее всего двадцать золотых, а за Динилиэйлу целых восемьдесят! Ну где же справедливость?! И вообще, этому человеку что, доставляет удовольствие целый день унижать Лию?
  - Я сказала, что происхожу из состоятельной, а не из королевской семьи. Такие деньги даже для эльфов очень существенны. Но ты получишь их, и еще сто золотых сверху если доставишь нас к моему отцу.
  - О нет, подружка. Мы тоже не пальцем деланные, и знаем ваши хитрые бабские уловки. Хочешь заманить нас на свою территорию, и чтобы твой папаша со слугами смог с нами расправиться. Не пойдет. Пусть он сам приезжает один за тобой. И мы торжественно вручим ему тебя и твою рыжеволосую служанку, после получения оговоренной суммы.
  - Хороший план. Если бы я точно знала, где сейчас мой отец. Он приближенный короля Эррона, и обязан сопровождать его. А король сейчас как раз в отъезде. Поэтому отца придется поискать.
  - А что если послать к тебе домой требование с выкупом?
  - Пожалуйста, только в отсутствии отца вы не получите за меня ни одной медяшки. Моя старшая сестра будет только рада избавиться от меня. А если вы так переживаете, по поводу засады, то можно же направить одного человека за деньгами, а он, получив их, уже скажет где нас сможет найти отец. Но опять-таки, повторюсь, самое затруднительное в этой ситуации - найти моего отца.
  Лиа смотрела на Динилиэйлу с мало скрываемым восхищением. Как она все здорово придумала. И какая легенда! Не придерешься. Она уже и сама была готова поверить, что старшая сестра Дини ее ненавидит, а отец в отъезде, если бы не знала, что все в точности наоборот. Сказать, что принцесса недооценивала свою фрейлину, все равно, что ничего не сказать. Она была даже готова простить Дини свое положение служанки в ее сказке для разбойников. Да полукровка и овощем притворится, лишь бы план сработал.
  - Подумайте, - продолжала Дини, - таких денег вы и за год грабежей не зарабатываете. А здесь, примерно за месяц вы сорвете такой куш! От смерти нашей у вас в карманах не прибавится. Отпускать вы нас тоже не собираетесь. Раз уж так вышло, давайте поможем друг другу.
  - Джер, могу я сказать? - замялся рядом Плеший, вероятно дневная дисциплинарная работа главаря разбойников начала давать свои плоды.
  Так значит атамана зовут Джер. 'Никогда не слышала такого имени' - подумала Лиа. Хотя откуда ей знать людские имена. Она знала только имена известных людей, да литературных героев. И не такое уж плохое имя - Джер. Все лучше, чем Плеший.
  - Говори, что думаешь, - разрешил атаман.
  - По мне, так их неплохо было бы на невольничьем рынке продать. Рыжуха монет на пять бы потянула, а эльфийка, по очень хорошей цене, как экзотика.
  - Да, но для этого нам нужно попасть в Горну (государство за Шелковым морем, это была ближайшая страна, в которой была разрешена работорговля). А это как минимум два месяца пути, и нужно корабль найти - еще дополнительная статья расходов. Не говоря уже о том, что для этого сначала нужно попасть в столицу, где за наши головы обещают хорошее вознаграждение, - Джер задумчиво посмотрел на эльфийку, затем перевел взгляд на Лию, потом снова на эльфийку и, наконец, спросил: - А с чего тебе помогать бандитам разбогатеть?
  - Потому что я хочу жить.
  - Разумный довод, но недостаточный, - покачал головой главарь.
  - А еще я все равно сбежала из дома и направлялась к своему отцу. Путешествовать в компании вооруженных мужчин гораздо безопаснее. Так что считайте, что я просто оплачиваю вам эти деньги за мою охрану.
  - Ну ребята, что скажете? Кто хочет заработать первые честные деньги в своей жизни?
  Разбойники загалдели. Каждый кричал свое, кто-то был двумя руками 'ЗА'. Но были и те, кто считал, что легче прирезать девушек на месте, а не возиться с туманными деньгами.
  В итоге, согласились препроводить эльфийку к отцу за хорошую плату только четыре человека: сам атаман, старый разбойник Пит, который весь сегодняшний день выступал сторожем девушек, еще какой-то юный паренек, вероятно только достигший совершеннолетия, и, как ни странно, Плеший. Остальные решили придерживаться какого-то старого плана по захвату эльфийского торгового каравана и ушли.
  Так как Динилиэйла сумела-таки договориться с атаманом о сотрудничестве, девушек полностью развязали и даже дали еду. На ужин была пустая крупа, не густо жили разбойники. Но Лиа была такая голодная, что эта крупа, приготовленная в каком-то немытом веками котелке, казалась ей райской пищей, плюс к крупе прилагался эль, что делало ужин еще более приятным. Немного хмеля после таких нервных потрясений ей совсем не помешает.
  Разбойники сидели у костра, Дини с Лией расположились поближе к деревьям. Мужчины временами все же настороженно посматривали в их сторону, боясь, что заработок сбежит - еще не доверяли. И правильно делали, от таких аферисток как Динилиэйла и Лиа можно было и не такого ожидать. Девушки какое-то время сидели молча, говорить не хотелось. Но, фрейлина, вероятно, чувствовала себя виноватой, поэтому заговорила первой:
  - Надеюсь, ты понимаешь, почему я назвала тебя своей служанкой? - тихо, чтобы никто кроме принцессы не услышал, прошептала Дини.
  - А мы перешли на 'ты'?! Похоже ты уже и сама поверила в то, что я тебе прислуживаю, а не наоборот.
  - Для маскировки будет лучше, если я постоянно буду говорить 'ты', а вот Тебе, кстати, нужно приучиться обращаться ко мне на 'вы'. Слуги ведь именно так обращаются к своим хозяевам!
  - Будем стараться, моя госпожа, - лениво отмахнулась от нее Лиа, стараясь не замечать, какое Динилиэйле доставляет удовольствие подобное развитие событий.
  Девушку гораздо больше привлек оживленный спор мужчин:
  - Но, Джер! Ты сам сказал, что эльфийку трогать нельзя, нам заплатят за нее, если честь будет при ней. Но прислугу-то почему нельзя? Она ведь дешевка, и уверен, ей не впервой мужиков ублажать, - ныл Плеший.
  - И вправду, атаман, - поддержал его молодой разбойник, - мы столько времени ворочали делишки, грабили сколько могли унести. А когда расслабляться? Дай нам служанку и вычти ее стоимость из нашей будущей доли.
  - Знаете, а вы правы парни, - сказал Джер и направился в сторону доедающих крупу девушек. Лиа поперхнулась и вся похолодела. План отменяется. Похоже ее, как служанку, хотят изнасиловать всей шайкой по очереди. Придется раскрывать карты.
  - Э... Динилиэйла, так? - обратился он к эльфийке.
  - Да, совершенно верно.
  - Мы тут с ребятами посовещались, и решили, что если уж играть, так по-крупному. За свою жизнь и комфортное воссоединение с отцом ты заплатишь нам двести пятьдесят золотых монет и отдашь служанку.
  - Двести двадцать и без служанки, - попыталась сторговаться Дини.
  - Еще одно возражение и сумма повысится до трехсот, а вместо служанки будешь сама нас развлекать.
  - Ладно, берите служанку, - выпалила Дини.
  У Лии глаза полезли из орбит:
  - Эй стойте?! А меня вообще кто-нибудь спросил??? Я не ее служанка, на самом деле, это она мне прислуживает. А я очень знатная и родовитая, если кто-то из вас хоть пальцем меня тронет, вам не жить!!! - разбойники хором захохотали, а Джер просто молча перекинул брыкающуюся и орущую проклятья принцессу, и обратился к своим подельникам, - Спасибо за совет, друзья. Я пошел развлекаться, буду недалеко. - И, ехидно улыбаясь, захватил свободной рукой подстилку для сна, а так же добавил: - Кстати, убедительная просьба не беспокоить до утра. Ночка обещает быть бурной...
  - Эй, атаман, а как же мы?! - возмущенно запищал Плеший, двойной удар в пах нанесенный Лией еще сказывался на его голосе. И что он ноет больше всех, ему в ближайшее время все равно женщины не понадобятся.
  - А вы будете ждать своей очереди, когда мне надоест эта рыжая малышка - она в вашем полном распоряжении.
  В то время как Джер легко нес свою лягающуюся ношу подальше от лагеря разбойников, принцесса расписывала ему такие радужные перспективы отмщения ее семьи за надругательство над их любимой дочерью, что ему даже при желании фантазии не хватило бы такое представить.
  Наконец, разбойник не выдержал: резко опустив Лию на землю, он прижал ее своим телом к стволу дерева. Джер был так близко и принцессе казалось, что она чувствует сквозь одежду каждую клеточку его мускулистого тела. Не один мужчина никогда ее так не прижимал. От новых и непонятных ей ощущений у девушки закружилась голова, а ноги сами по себе стали подгибаться. Но атаман подумал, что Лианаэль теряет сознание, и аккуратно подхватив на руки, уложил на мягкую траву.
  - Успокойся, - прошептал он ей на ухо. Его голос был таким бархатным и приятным, что у девушки по всему телу пробежали мурашки. - Никто не собирается тебя насиловать.
  - Тогда зачем мы здесь? - только и смогла выдавить из себя Лианаэль, стараясь не показать, насколько, на самом деле, приятно ей общество этого бандита. Разумом девушка понимала, как оскорбительно все, что сейчас происходит с ней. Но ее тело играло против нее.
  - Помниться, когда-то ты спасла меня, теперь я помогаю тебе, Лиа. - загадочно улыбнулся Джер.
  - Что? Ты знаешь мое имя? - не сразу сообразила девушка. Но потом она все поняла. - Нет, не может быть! - пораженно прошептала она.
  8.
  Король Эррон был не в настроении. Уже восемь дней прошло с тех пор, как Максирион отбыл в Лиргос, а никаких вестей пока не поступало. Конечно, он понимал, что гонец мог просто не успеть добраться, время еще есть. Но, хуже нет, чем сидеть и ждать новостей, когда душа от волнения готова выпрыгнуть из груди. Как там его бедная девочка? Все ли с ней хорошо? Здорова ли? Он уже тысячу раз пожалел, что послушал Максириона и отправил дочь домой. Если с ней что-то случится, он знал, что никогда себе этого не простит. С тех пор, как умерла его любимая Тиана, дочь была единственным смыслом жизни короля. Он и войны затевал ради нее - хотел оставить Лианаэль после себя сильное и богатое королевство. Самой заветной мечтой Эррона было то, чтобы Лиа была жива и здорова, и ни в чем не знала нужды. Но дочку словно магнитом тянуло во всякие передряги. Когда он узнал о нападении русалки на озере, то чуть с ума не сошел. Даже думать было страшно о том, чтобы могло бы случиться, не найди Максирион ее вовремя. А по совести - это он отец, а значит он виноват, что чуть не потерял дочь. Он обещал жене перед смертью, что будет оберегать их малышку от всех опасностей этого мира, а по факту получается наоборот: сначала он берет ее собой в военный поход, подвергая тем самым неоправданному риску ее жизнь, а после, еще отправляет к властолюбивой мачехе-садистке. Да, никудышный Эррон отец! И сейчас сердце его разрывалось от сомнений и беспокойства. С одной стороны, нужно немедленно седлать коня и мчаться к любимой дочери, которой, возможно, нужна его помощь. С другой стороны, со дня надень должны прийти вести от Максириона, может быть ничего страшного и не произошло. В конце концов она в родном доме, а не на чужбине.
  - Ваше величество, один эльф просит вашей аудиенции, - доложил слуга королю.
  - А что, у эльфа имени нет? - раздраженно пробурчал Эррон, недовольный, что прервали его душевные терзания.
  - Он предпочел не называться.
  - Если это не гонец от Максириона, то я никого не принимаю.
  - Но он очень настаивает, ваша светлость.
  - О... - закатил глаза король. - Ну хорошо, зови этого таинственного эльфа без имени.
  В зал зашла достаточно высокая фигура в простом плаще с капюшоном на глазах. Когда слуга удалился и закрыл за собой дверь, эльф скинул капюшон, и у Эррона от изумления открылся рот:
  - Кэйррэн? Что привело тебя сюда?
  - Теперь, чтобы повидаться с родным отцом, нужны какие-то причины? - грустно улыбнулся парень. - Извини, я забыл, что это только для Лианаэль всегда открыты двери в твои покои. А мне, вероятно, следовало записаться на аудиенцию заранее.
  - Ну что за глупости, - махнул рукой Эррон, - я рад тебе сын. Просто не ожидал. Что-то случилось?
  - Вообще-то да. Ты знаешь, что твою дочь жестоко убили?
  Лицо Эррона окаменело, он кое-как нащупал стул позади себя, и совершенно не по-королевски плюхнулся на него.
  - Как?! Лианаэль мертва... - прошептал он могильным голосом. Весь мир перестал существовать для него.
  - Нет, твоя младшая дочь, Мийрона. Помнишь такую?
  - Что? - убитый горем отец туго соображал. - Так что с Лией, она в порядке?!
  - Ты меня слышишь вообще?! - сын смотрел на отца с презрением и разочарованием. - Твоя младшая дочь убита, а тебя интересует только то, как чувствует себя твоя разлюбезная полукровка!
  - Мийрона... это ужасно! - Эррон, старался сделать скорбящее лицо, но сын не мог не заметить облегчение, читавшееся в глазах короля. - Как это произошло? Кто посмел лишить жизни мою дочь?
  - Твоя любимая Лианаэль, - не без удовольствия протянул принц.
  - Этого не может быть.
  - Ее застали на месте преступления, вина старшей принцессы доказана.
  - Ты разыгрываешь меня? Как ты смеешь утверждать, что твоя сестра могла убить Мийрону?! Ты же прекрасно знаешь Лианаэль, она и мухи не обидит!
  - Вообще-то Мийрона тоже была мне сестрой, и хочу заметить, родной. Но я не собираюсь, тебе ничего доказывать. Я здесь не за этим.
  - Когда это произошло? - прошептал Эррон. Единственная мысль, которая сейчас крутилась в его голове, это: был ли уже суд или нет. Ведь он прекрасно знал, какое наказание бывает за убийство эльфа королевской крови.
  - Несколько недель назад. И если тебя интересует, осудили ли полукровку, то - да. Ей вынесли смертный приговор. Честно, говоря, мне доставляет истинное наслаждение смотреть на твое почерневшее лицо. Скажи отец, каково это узнать, что твоя любимица - убийца?
  - Я не верю, что она это сделала. Ты и сам знаешь, что это не так. Кто-то подставил ее. И, клянусь жизнью, я найду его! - в висках у Эррона застучало, дыхание прерывалось, а сердце замирало. Он просто не мог осознать и поверить в услышанное. Даже если бы его проткнули насквозь мечом, эльф не смог бы испытать большую боль, чем сейчас.
  - Хмм, хмм. В любом случае, можешь снимать скорбную маску с лица, потому что Лианаэль жива. А остальное, как я вижу, тебя мало интересует. Она сбежала из тюрьмы за ночь до исполнения приговора.
  Эррон был готов благодарить всех богов на свете за такое счастье:
   - Известно где она?
  - Поверь отец, если бы кому-то было это известно, то приговор уже был бы исполнен. Ясно лишь одно: кто-то помог ей сбежать и сопровождает в дороге. Одна она не смогла бы уйти так далеко. Хотя думаю, ее скоро найдут. Мать послала по ее следу Карателей, а ты же знаешь, что от них еще никто не уходил... Эй ты куда?
  - Мне все ясно. Больше говорить нет времени, сын. Спасибо за информацию. Мэйильк! - закричал король слуге за дверью.
  - Да, ваше величество?
  - Срочно собирай все необходимое, мы выезжаем в Лиргос!
  - Ты можешь хотя бы пять минут мне уделить. А потом делай все, что заблагорассудится! - распсиховался Кэйррэн. Все двадцать лет своей жизни он никак не мог смириться с тем, что в сердце отца никогда не было и не будет места для него.
  - Говори, - согласился отец.
  - Никогда не думал, что захочу рассказать тебе, то, что знаю. Но обстоятельства изменились, и у меня не остается выбора...
  - Ты можешь переходить к сути вопроса, - нетерпеливо перебил его отец.
  - Что ж, как скажешь папа, - сощурился Кэйррэн - Моя мать готовит заговор против тебя.
  - Ну это не новость! - усмехнулся отец. - С тех пор как мы поженились, она только и делает, что ведет какие-то глупые закулисные игры. Что поделать, женщины... Надо же им как-то развлекаться. Это все что ты хотел мне рассказать?
  - Раз ты все знаешь, может быть тогда тебе известно и то, что лорд Каворт уже много лет является любовником королевы. И их тайный план заключается в том, чтобы уничтожить всех возможных претендентов на трон, включая тебя, меня и твою любимую полукровку, а потом беспрепятственно править вместе.
  - Максирион и Ирэннэль... Нет, это глупость какая-то. Они же друг друга не выносят! - недоумевал король. - Откуда у тебя вообще такая информация?
  - Я случайно подслушал их ночной разговор. Они всех обвели вокруг пальца. Надвигается междоусобная война, отец. Им надо незаметно подчистить ряды королевской семьи, начали они с Лианаэль. А мы с тобой следующие на очереди. Если не остановим их сейчас, то все будет потеряно.
  - Что ты предлагаешь? - были такие моменты, когда король действительно становился королем и спрашивал кратко и по существу, быстро мыслил и исходил лишь из политических соображений. Все это происходило лишь до тех пор, пока его королевские интересы не сталкивались с интересами его обожаемой дочурки.
  - Ну самым простым способом было бы просто разоблачить их, осудить мать с полководцем за государственную измену, а я выступлю свидетелем и расскажу все, что знаю. Но Лианаэль в любом случае умрет, а я так понимаю, тебя это не устраивает.
  - Ты прав, Кэйррэн, меня это совсем не устраивает, - король взглянул на сына под новым углом. Они не близко общались, и все что он знал о Кэйррэне, это то, что он был замкнутым и хмурым мальчиком. Теперь он вырос и Эррона очень поразило, как спокойно и цинично принц говорит о том, чтобы осудить мать. Ведь государственная измена так же как и убийство карается смертью. Фактически сын уже кладет материнскую голову на плаху, и голос его при этом ни разу даже не дрогнул. Король понял, что если бы речь шла о его голове, сомнений у сына было бы еще меньше.
  - Я могу отправиться с самыми доверенными мне воинами на поиски полукровки и спасти ей жизнь. Конечно, обвинение с нее и я и ты не в силах снять, поэтому в Лиргос ей соваться не стоит. Но лучше уж жизнь на чужбине, чем безвременная кончина. Сам ты ничего изменить не сможешь, так что я - твоя единственная надежда на спасение дочери.
  - Хмм...я так понимаю, поможешь ты мне не безвозмездно, - холодно заметил отец. Иллюзии насчет сына у него улетучились, и он уже ничему бы не удивился. Нет, конечно он знал, что его семья не идеальна, но чтобы все могло принять такой размах... Хотя во многом виноват он сам, нужно было больше времени уделять всем своим детям, внимательнее присматриваться к жене, и, возможно, все могло бы быть иначе.
  - К сожалению папа, времена, когда я мог бы сделать что-то для тебя или для матери безвозмездно канули в лету. Теперь я отчетливо вижу, что в нашей семье, каждый сам за себя.
  - Чего ты хочешь?
  - Все просто: жизнь твоей дочери взамен на корону. Так что тебе дороже, справедливый король Эррон?
  - Тебе все равно до двадцати восьми лет потребуется регент. Лианаэль, в связи с обвинением не сможет унаследовать престол, к чему какие-то сделки? Ты и так мой единственный наследник, - глаза короля были пустыми, ему было жаль сына, жаль что все сложилось именно так, и что он превратился в бесчувственное чудовище. И почему всегда за грехи отцов расплачиваются дети?
  - Я не хочу ждать когда ты скончаешься или же помогать тебе в этом неприятном вопросе. Напиши завещание, и укажи, что ты обязан передать мне право правления в день моего совершеннолетия.
  - Что ж, - грустно усмехнулся Эррон, - хочешь заключить сделку?! Будет тебе сделка. Но завещание гарантирует только мое исполнение условий договора, как я могу быть уверен, что Лиа выживет?
  - Я даю тебе слово будущего короля Лиргоса... да ладно, у тебя все равно нет выбора, кроме того, как довериться мне.
  - Ну почему же? В завещании мы пропишем помимо моих, еще и твои обязательства. В том случае, если Лианаэль при любых условиях погибнет, то корона остается при мне. А после моей смерти переходит к моему двоюродному брату Кронну.
   - Восхищен твоей находчивостью, отец. Теперь я буду гораздо больше заинтересован в том, чтобы твоя полукровка выжила. Я согласен, пиши.
  Завещание подписано и Кэйррэн готов был откланяться, но отец задержал его в дверях.
  - Могу я задать тебе вопрос? - тихо спросил он.
  - Конечно, ваше величество, - съязвил принц, по-шутовски отвесив поклон.
  - Ты любил кого-то кроме себя?
  - Да, - искренне признался тот, - в детстве, когда я еще не познал всю гнилость нашей семейки. Я очень любил и мать и тебя, тогда я никак не мог понять, почему ты все свое свободное время проводишь только с Лианаэль, я ревновал, но верил, что ты все же любишь и нас с Мийроной. Винил во всем мать: думал, что это она не дает тебе с нами общаться. Но теперь я знаю правду и жизнь стала намного проще.
  - Прости сын, дело не в тебе. Просто мы с твоей матерью никогда не любили друг друга, и я не ждал от нее детей... - пытался как-то оправдаться король.
  - Не нужно, - прервал его Кэйррэн и опустил глаза, испугавшись, что король заметит как они предательски заблестели. Взрослые эльфы не должны плакать, это будет настоящий позор. Но детская обида и злость никогда не покидали его сердца, заставляя порой творить страшные вещи. - Пусть прошлое останется в прошлом. И я не хочу знать причин.
  - Хорошо. Просто послушай: я очень виноват и перед тобой и перед Мийроной, вы все равно мои дети. И, к сожалению, я уже ничего не могу исправить. Но хотя бы знай, что мне действительно жаль.
  Кэйррэн лишь кивнул головой и быстро зашагал прочь.
  - Ваше величество, все готово к отъезду, - отвлек короля слуга.
  - Спасибо, Мэйильк. Тогда в путь.
  * * *
   Ирэннэль сидела в пустынном тронном зале. По правилам дворцового этикета она, как королева, должна была стоять рядом с мужем, восседавшим на троне. Но пока эльфийка временно исполняла все его полномочия, народ прощал ей просиживание на этом прекрасном вылитом из чистого золота троне. Это было одним из самых любимых ее занятий. Нигде, кроме этого места, она не могла прочувствовать всю полноту власти, которой обладала сейчас. Все, абсолютно все будут делать то, что она скажет. Это она вершительница судеб, она практически богиня! А ее планы простираются очень далеко, когда она, наконец, через кровь и боль, отвоюет свою законную корону. Никто и никогда не посмеет ей перечить. Неограниченная власть - вот оно истинное счастье. Но все это, к чему она упорно шла столько тысяч лет, можно в одну секунду потерять из-за какой-то девчонки-полукровки, которая, по какой-то нелепой случайности все еще жива. От одной мысли о Лианаэль ярость пронзала все ее тело. Ее нужно уничтожить и как можно скорее! План нельзя запускать в действие пока она не будет уверенна, что падчерица мертва. С каждым днем пока полукровка жива, риск, что все может сорваться становился все больше. А тут еще и Кэйррэн возможно что-то знает. Сына нужно как-то нейтрализовать, чтобы он не успел все испортить, но как?
  Тем временем, в тронный зал тихонько проскользнула какая-то маленькая фигурка в потертых одеяниях и тихо встала позади королевского трона.
  - Какие новости? - спокойно спросила Ирэннэль.
  - Ваше величество, источники докладывают, что два дня назад к королю приходил какой-то загадочный эльф. Имени своего он не назвал, они о чем-то долго разговаривали за закрытыми дверьми, после чего король спешно выехал в Лиргос, - доложила молоденькая эльфийка в балахоне.
  - Значит через пару дней он будет здесь - задумчиво произнесла королева, больше для самой себя, чем для собеседницы. - Хм....это все так не вовремя!
  - Будут какие-то распоряжения, хозяйка? - поинтересовалась девчушка.
  - Нет, Дора. Спасибо за информацию, - сказала королева и кинула ей две серебряные монеты.
  Обрадованная эльфийка не могла скрыть восторг:
  - О, ваше величество, благодарю! Да хранят духи огня Вас и весь Лиргос! - девушка скрылась так же быстро, как и появилась.
  Королева спешно подошла к стене тронного зала и, нажав на какой-то тайный рычаг, оказалась в узком темном и сыром коридоре. Она зажгла факел и стала быстро пробираться по длинному старому ходу. Где-то через двадцать минут эльфийка увидела ярко бьющий солнечный свет. Вышла она из расщелины скалы, уже за границами города. Прочитав шепотом какое-то заклинание, женщина перенеслась в совершенно другое место. Она стояла под открытым ночным звездным небом на какой-то поляне с выжженной травой. Посредине стоял алтарь из красного, светившегося магическим светом, камня. Рядом сидело какое-то существо, полностью обмотанное в черные одежды, лишь там, где должны были быть глаза, через ткань просвечивал бледный зеленый свет.
  - Чувствую сомнения и страх в душе твоей, дитя, - произнесло существо, его голос был похож на шипение змеи, и наводил ужас даже на Ирэннэль.
  - Вы как всегда правы, учитель, - склонила голову королева. - Эррон едет домой, да и мой сын начал подозревать. Я... я просто не знаю как все это уладить!
  - Я даровал тебе великую силу, а ты опасаешься простого эльфа и своего сына? - прошипело чудовище, а зеленый свет исходящий из глазниц стал ярче.
  - Простите, мои сомнения, господин. Но я боюсь, что пока полукровка не умрет, будет несвоевременно открывать миру свои новые способности, - пролепетала Ирэннэль, боясь разозлить своего учителя.
  - В чем причина твоих сомнений?
  - Это все из-за этой гнусной девчонки! У меня никак не получается ее убить, я послала за ней несколько отрядов Карателей, но она выжила; объявила за ее голову вознаграждение, закрыла границы. Но она каким-то образом все время ускользает.
  - Ее сила растет. - Голос чудовища вдруг стал похож на шелест осенних листьев.
  - Учитель, вы считаете что она и есть Избранная? Если так, - королева нервно сглотнула, - то пророчество может сбыться...
  - Этого не произойдет никогда!!! - прорычало чудовище, а на чистом небе отчего-то начали сверкать молнии и послышались раскаты грома.
  Ирэннэль в испуге упала на колени:
  - Простите меня, учитель. Я не хотела разозлить вас!
  - Я дарую тебе прощение, после смерти Легендарной... подожди... я вижу ее смерть! Она умрет от руки того, кому больше всего доверяет.
  - Это просто замечательно!- обрадовалась Ирэннэль.
  - Но... - голос существа в балахоне теперь был явно обеспокоен, и если бы королева была чуть повнимательнее, то вполне могла бы расслышать в нем нотки испуга: - если ты сможешь изменить ход событий, земля подсказывает мне, что ты будешь обладательницей огромной магической силы! Ты станешь могущественнее всех существ своего мира!
  - Ооо... - от переизбытка чувств королева была вне себя. Какими же низменными были ее прошлые мечты, кому нужен этот вонючий эльфийский трон? Зачем править людьми и эльфами, когда есть возможность управлять богами. Об этом она даже мечтать не смела! - Учитель, клянусь, я сделаю все так, как вы прикажите.
  - Когда на небе взойдут две полные луны, ты должна убить Легендарную на этом алтаре одним точным ударом в сердце. Так вся ее сила перейдет к тебе. Но сначала направь по ее следу Морда.
  - Но какой резон от Морда? Если полукровка действительно Избранная, то ни одно магическое существо не причинит ей вреда.
  - Нам и не нужно, чтобы Морд ее убил, - зло прошипело чудовище. - Главное, чтобы он ее нашел!
  - Мудрейший, вы совершенно правы.
  - Подожди. Есть еще кое-что: я хочу, чтобы ты убила своего сына!
  - Что?! - растерялась Ирэннэль - Но, учитель, прошу вас! Я уже и так потеряла дочь, не отнимайте у меня хотя бы сына!
  - Он должен умереть. Сделай это своей рукой, - жестко отрезало чудовище. - Иначе сильно пожалеешь об этом.
  Яркий свет ударил в глаза королеве. Она снова оказалась у расщелины скалы возле тайного хода в замок.
  9.
  Лианаэль и Джер сидели друг напротив друга на мягкой траве и молчали. У каждого из них была тысяча вопросов, но никто не решался начать говорить. Первой не выдержала, естественно, Лиа:
  - Как ты оказался среди разбойников? - спросила она и до сих пор не могла поверить в то, что грозный атаман банды и оборванец-мальчишка, которого она спасла от ниийры двенадцать лет назад - одно и то же лицо. Все, что было с ней тогда, прошло как сон. Девушка не смела даже думать, что когда-нибудь встретит того голубоглазого паренька с кайаргом снова, правда сейчас он стал взрослым и, возможно, опасным мужчиной.
  - Ну, я же говорил тебе тогда, что если не поймаю русалку, в деревню не вернусь. Так и случилось, - начал свой рассказ атаман. - А куда может податься сирота без денег и каких-либо полезных навыков? Сначала воровал еду на базаре, пока не поймали. Мне хотели отрубить руку, но за меня заплатил выкуп один пожилой человек. Позже я узнал, что он корсар, и не простой, а настоящий капитан пиратского судна. Его звали Голмер. Я до сих пор не знаю, почему он помог мне, но он взял меня к себе на корабль, я драил палубу и параллельно обучался мореходству, грамоте, владению различным видами оружия. Он был мне как отец и хотел сделать меня своим приемником. Но я так и не успел отблагодарить его за доброту... На корабле случился бунт, капитана убили, а всех его сторонников, включая меня выбросили за борт на съедение морским тварям. Но мне удалось выжить. После смерти Голмера, я понял, что море не для меня. Но все полученные мной знания я могу использовать и на суше. Сначала записался в ряды добровольцев. Я не плохо орудовал мечом и хотел заслужить славу и деньги на войне. Но лорд командующий платил нам сущие гроши, а деньги, которые выделялись из казны на содержание солдат, без зазрения совести присваивал себе. Я и еще пара человек начали возмущаться и нас арестовали. Когда мы сбежали, нас объявили дезертирами. Вот так мы и стали жить вне закона, промышляя разбоями и грабежом. Умение руководить, которому обучил меня Голмер, помогло мне стать атаманом банды. Вот и вся история.
  - И тебя это устраивает? Жить по животным законам, грабя и убивая людей?! - не могла поверить своим ушам Лиа. В кого превратился этот некогда наивный и добрый парень, который искренне верил в русалок?
  - Погоди-ка, ты считаешь, что у разбойников нет кодекса чести?! - удивленно приподнял брови Джер.
  - Не считаю, а убедилась в этом на собственном опыте! Вы живете без каких-либо нравственных убеждений и ценностей, убиваете и грабите невинных людей и нелюдей, которые некоим образом не причастны к тому, что ваша жизнь не сложилась, - даже не пыталась скрыть своего презрения и возмущения принцесса.
  - Остановись малышка! С чего ты взяла, что мы кого-то убиваем?
  - Да вы только сегодня нам планировали горло перерезать!!!
  - Одно дело говорить что-то, а другое - действовать. Возможно, мы хотели вас всего-навсего запугать, - ухмыльнулся разбойник. - А насчет того, что мы грабим невинных людей, то скажу тебе одно: если человек богат, то он по определению невинным быть уже не может. Весь наш поганый мир устроен так, что одни люди наживаются на других. Откуда у богатого деньги, ни с неба же они ему упали?
  - Ну... - немного растерялась Лиа, - многие уже рождаются в богатой семье...
  - А за счет чего их семья стала богатой? Да благодаря беднякам, которых они мучают немыслимыми поборами и выжимают из них последние соки, пока те не погибают от голода и болезней.
  - Ты не прав, многие сюзерены очень хорошо относятся к своим подданным...
  - Если бы ты действительно была служанкой, то думала иначе, - как бы невзначай заметил Джер.
  - О чем ты говоришь, я действительно прислуга в одном из уважаемых эльфийских домов! И именно потому, что ко мне хозяева всегда хорошо относились, могу заверить тебя...
  - Да ладно тебе, Лиа. К чему этот спектакль? Ты говоришь, ходишь и даже смотришь не как служанка, уверен, ты даже не знаешь, как правильно держать щетку для стирки одежды, - принцесса сдулась, ей нечего было противопоставить на доводы атамана. - Но если тебе по каким-то причинам необходимо прикидываться служанкой своей попутчицы, пусть будет так. Могу сказать лишь одно: мы не такие мерзавцы, как кажемся. И пока я предводитель банды, мы никогда никого не мучали и не убивали, кроме как в бою. Доказательством может служить хотя бы то, что несмотря на желание моих ребят покувыркаться с тобой этой ночью - ты здесь, в полной безопасности и до тебя никто даже пальцем не дотронулся.
  - Это не совсем так... - протянула Лианаэль, вспомнив об утренних домогательствах Плешего.
  - Да, - согласился Джер, догадавшись о чем она, - Плешему действительно не достает манер, и мне он тоже не очень нравиться как человек, но он приносит большую пользу в команде и поэтому я его терплю. Но хватит об этом. Лучше скажи мне, куда вы на самом деле направляетесь?
  - Динилиэйла уже все тебе рассказала. - Полукровка не собиралась раскрывать этому почти незнакомому мужчине все свои планы. Если они больше чем десять лет назад случайно встретились на озере и перемолвились парой фраз, это не означает, что она ему полностью доверяет. Конечно, глядя в его голубые, словно небо, глаза, хочется раскрыть ему всю свою подноготную. Но этот человек - разбойник и привык извлекать прибыль из всего возможного и невозможного, а за голову Лии мачеха наверняка отдаст не маленькое вознаграждение.
  - Не доверяешь? - скривил губы в грустной улыбке атаман. - Понимаю, и даже уважаю тебя за это. Но веришь или нет, Лиа, я действительно хочу помочь. Зачем мне возить вас с собой, и рисковать тем, что нас догонят гвардейцы. Неужели ты думаешь, что мы действительно смогли бы убить вас или продать на невольничьем рынке?
  - Если нет, тогда зачем было вообще говорить об этом? - подозрительно посмотрела на него девушка.
  - Потому что перед бандой я должен играть роль жестокого и сурового бандита, иначе меня просто перестанут уважать. А значит, я больше не буду их атаманом. Я же не могу подойти к своим людям и сказать: 'Эй ребята, давайте сделаем доброе дело и поможем этим двум милым дамам'. Для них должен был быть стимул посущественнее сопровождать и оберегать вас. Динилиэйла опередила меня и нашла решение в виде хорошего куша, который и стал приманкой.
  - Не понимаю, зачем тебе вообще помогать нам? - Лиа мало кому доверяла, но этому человеку ей очень хотелось поверить. Разум кричал, что не стоит, сердце же подсказывало, что он никогда не обманет и не предаст ее.
  - Я узнал тебя в первый же миг как увидел, ты стояла привязанная к дереву моими парнями. Вся такая потерянная и уставшая. Заглянув тебе в глаза, я понял, что у тебя очень большие неприятности. Когда-то ты рисковала своей жизнью ради совершенно незнакомого тебе мальчишки и спала его от верной гибели.
  - Помниться, тот неблагодарный мальчишка утверждал, что у него все было под контролем, - по-доброму съехиднячала Лианаэль.
  - Мальчишка действительно был несносен, - поддержал ее шутку Джер. - Но что у него не отнять: он всегда помнит добро и платит по своим долгам. Тебе нужна помощь, а у меня есть возможность помочь. Так позволь мне это сделать, расскажи что стряслось с тобой!
  Лиа отвела глаза, ей казалось, что ее странный собеседник словно считывает с них всю информацию о ней. Соблазн все рассказать был велик, но поставив на карту все, можно и потерять сразу все. Поэтому лучше всего в данной ситуации было обойтись половинчатым ответом: раз так хочет помочь, почему бы не дать ему такой возможности, но предоставляя при этом минимум информации.
  - Хорошо, - хитро прищурилась Лиа, - если ты действительно хочешь помочь, ничего не имею против этого. Меня преследует группа очень плохих мужчин, мне нужна ваша защита, в случае их нападения. А насчет нашего направления... так пока что наши дороги сходятся, первостепенно нам нужно выбраться за границы Лиргоса.
  - Договорились, я выведу тебя из Лиргоса. Но только для моей банды легенда с вознаграждением все еще существует, хорошо?
  - Ну разумеется. А... что нам делать этой ночью? - немного смущенно поинтересовалась принцесса-полукровка, наблюдая как Джер расстилает на траве спальную подстилку.
  - Спать, естественно, - недоуменно посмотрел на нее разбойник. И укладываясь на своем покрывале поудобнее, он демонстративно похлопал рукой около себя, призывая ее лечь рядом. - Завтра трудный день, нужно набраться сил.
  - Ты что, считаешь, что я буду спать с ТОБОЙ??? - не могла поверить девушка.
  - А у тебя есть какая-то альтернатива? Для всех, я сейчас тебя насилую. И если бы я захотел, то вполне мог это сделать. Но, я вроде уже дал тебе понять, что ты не в моем вкусе. Если честно, мне больше по нраву твоя подружка. Так что ложись спокойно, последнее, что я буду делать в своей жизни, так это приставать к тебе.
  Лучше бы он не произносил последней фразы! Если бы взглядом возможно было испепелять, то от предводителя разбойников остались бы лишь угольки. Лиа была не просто зла на него, сейчас она его действительно ненавидела! Значит Динилиэйла ему больше по вкусу... значит приставать он к ней меньше всего на свете хочет... Ну так пусть валит к своей 'красотке' ушастой, а ее оставит в покое!!! Но этот голубоглазый хам словно не заметил ее возмущения:
  - Что, так и будешь стоять? - шутливо спросил Джер, ожидая от надутой, скрестившей от злости руки на груди, Лии, каких-либо действий. - Ну хорошо, если тебе так больше нравиться, стой, на здоровье. Может ты еще стоя прикорнешь, кто знает. Только учти, завтра на сон у тебя времени не будет! - заявил атаман и завалился спать, демонстративно повернувшись к Лианаэль спиной.
  Принцесса подулась еще минут пятнадцать, но делать было нечего: глаза начали слипаться от усталости, и она без малейших стеснений и зазрений совести улеглась спать рядом с разбойником. Лиа уже практически дремала, когда почувствовала, что Джер повернулся, и обхватил ее правой рукой за талию, прижав к себе. Девушка и пискнуть не успела от неожиданности. Она уже готова была разойтись ругательствами и возмущениями, но заметила, что глаза атамана закрыты. Он спит и неосознанно обнял ее. Можно, конечно, было разбудить его и указать на этот прокол, припомнив его слова о домогательствах к ней, как последнее, что он мог бы совершить. Но, как ни странно, Лианаэль нравилось лежать в его объятиях. Она еще никогда не спала рядом с мужчиной поэтому все ощущения были для нее новинку. Лиа чувствовала тепло, исходящее от его руки и тела, ее затылок ощущал его дыхание, а спина сердцебиение. Это было просто невероятно! Рядом с ним было так спокойно и уютно...Неожиданно полукровка поймала себя на мысли, что она боится того момента, когда он ее отпустит. Нет! Она не может, не должна испытывать к почти незнакомому мужчине такие эмоции, тем более что с его стороны вряд ли будет ответная реакция. Это не поддавалось никакой логике, но Лиа чувствовала что этот человек дорог ей, непонятно как, почему, за какие заслуги... Просто дорог и все! И словно бы она уже тысячу лет его знает. Хотя, скорей всего, это лишь сильное переутомление и плод ее фантазий. Нужно поспать.
  'АЙ!!!!' - Лиа проснулась от того, что кто-то от души поливал ее холодной водой:
  - О боги, что ты делаешь?!! Совсем крыша поехала! - заорала Лиа на разбойника.
  - А разве не видно? Пытаюсь разбудить тебя. Водные процедуры - это крайний метод, но если бы не это, то тебя бы и дюжина менестрелей не добудилась!
  - Что ты такое говоришь? Я всегда очень чутко сплю! - возразила принцесса.
  - Да и сопишь ты тоже очень чутко! - подтрунивал над ней Джер. - Уже полчаса как бужу, бужу - никак не добужусь. А между тем, нам уже нужно быть в лагере.
  - Наверное это все из-за переутомления, - попыталась оправдаться девушка. - Я уже долгое время не могу толком выспаться. И обычно я не соплю по ночам!
  - Откуда знаешь? Часто делишь с кем-то ложе?
  - Чтоооо??? Нет, просто знаю и все!
  - Ну хорошо, хорошо, - весело засмеялся Джер. Он смотрел на Лию, всю такую растрепанную и заспанную, а в душе его поселялось хорошее настроение. - Это пустой спор, я-то знаю, что ты сопишь! Ладно, не смотри на меня глазами ядовитой змеи, если хочешь, это будет нашим маленьким секретом.
  - Ты просто невыносим, знаешь это? - у Лии просто не было слов. Она всегда считала себя язвой, но этот парень мог дать ей хорошую фору.
  - Нет, я редко позволяю людям говорить с собой в подобном тоне, - заметил он с усмешкой.
  Когда вернулись в лагерь, конечно же не обошлось без смешков и подколок со стороны других разбойников. Но Лиа решила, что проще всего не обращать внимание. Рано или поздно им все равно надоест шутить по поводу этого. Мужчины хотели перевесить на дам заботы по приготовлению завтрака, но те заявили, что раз они платят, значит и музыку заказывают, и наглым образом смотались на реку купаться.
  Наконец-то наступила возможность помыться и немного привести себя в порядок. Лиа испытала истинное блаженство, когда Дини нарвала каких-то трав, чуточку поколдовала и это странное зелье оказалось шампунем. Полукровка еще раз задумалась над тем, что если бы не ее фрейлина, то неизвестно что с ней было бы. Ведь она даже элементарно себя обслуживать не умеет. Ни готовить, ни стирать, вот, даже шампунь навести не в состоянии. Раньше в этом не было необходимости, а теперь придется наверстывать упущенное. Ведь неизвестно как жизнь в дальнейшем сложится, а Динилиэйла не всегда будет рядом. Да и вообще, становиться зависимым от кого бы то ни было - хуже нет.
  - Так и будем молчать? - поинтересовалась принцесса у Дини.
  - А мы разве молчим? Вы спросили - когда будет готов шампунь, я ответила - скоро. Это уже практически беседа, - заметила эльфийка.
  - Я имела ввиду другое, и ты знаешь о чем я.
  - Ну, наверное, вы хотите поговорить о вашей вчерашней ночи с атаманом, - тихо произнесла Динилиэйла, не поднимая глаз.
  - Да, хотела бы полюбопытствовать, каково тебе осознавать, что вчера ты своими бледными ручками подложила меня под какого-то грязного разбойника. - Лиа решила немного проучить зарвавшуюся эльфийку.
   - Извините, мне он показался достаточно чистым и даже опрятным, конечно делая скидку на пребывание в лесу...
  - Хватит! - перебила ее Лиа. И угрожающе продолжила: - Кто-то у нас похоже шутить учится. Знаешь, а я тоже умею шутки шутить, могу показать класс. Только боюсь тебе это не понравится. В последнее время ты вообще начала позволять себе слишком много вольностей. Пора это прекращать! Не забывай кто кому служит и знай свое место! А теперь ответь мне честно: зачем ты отдала меня разбойнику?
  - А что, он вас обидел? - удивленно подняла брови Дини, сделав вид, что не услышала оскорбительных слов в свой адрес.
  - А ты думала он меня на звезды смотреть поведет?! Но ты не ответила на вопрос. Что же, не хочешь прояснить ситуацию - тебе же хуже. Потому что у меня уже есть кое-какие предположения по этому поводу. Может быть ты хотела убить двух зайцев одной стрелой? И ситуация с разбойниками разрешиться и, заодно, Максирион не сможет взять в жены потерявшую честь невесту? А тут нарисуешься ты, вся такая чистая и благородная. Очень выгодный для тебя расклад не так ли?
  - Это не так, госпожа. Я знала, что он не причинит вам вреда. Вы ведь не лишились своей чести прошлой ночью?
  - Откуда ты могла знать, что атаман разбойников не обидит меня? - сощурила глаза Лианаэль, словно бы проигнорировав вопрос о невинности.
  - Похоже, чтобы объясниться, мне нужно будет вам кое-что поведать о себе, - тяжело вздохнула эльфийка. - Постараюсь быть лаконичной: я была уверенна, что разбойник не причинит вам вреда, потому что у меня есть врожденная способность чувствовать душевные настроения людей.
  - Подожди, так ты эмпат? - не могла поверить своим ушам полукровка.
  - Я лишь могу ощущать чужие эмоции. Не знаю как это правильно называется. Когда атаман говорил о вас, принцесса, я почувствовала от него волну такой нежности... В общем, было такое ощущение, что он уже знал вас раньше. Я была уверенна, что он не сделает вам ничего плохого, но все равно простите меня!
  - Значит, говоришь 'волна нежности'...- задумчиво заулыбалась Лиа. Но обратив внимание на странный вопрошающий взгляд Дини, тут же осеклась. - Ой, то есть я хотела спросить, ты только людские эмоции можешь читать?
  - Нет, любого мыслящего существа. Даже животного.
  - И мои можешь? - заинтересовалась девушка.
  - Э... ну, да. - смутилась фрейлина. Она прекрасно понимала, что не каждый обрадуется тому, что его внутренний мир для кого-то открытая книга. Есть такие личные ощущения, о которых другим вообще не стоит знать. А Лиа, наверняка, сейчас начнет восстанавливать в памяти все отрывки своей жизни с участием Дини, чтобы сообразить могла ли она прочесть у нее в душе что-то запредельно личное. Поэтому эльфийка решила немного ее успокоить: - Но это не всегда присутствует. Так, временами, когда эмоции очень яркие и сдерживаемые с трудом.
  - Ну слава богам, - облегченно выдохнула Лиа, - а то я уже забеспокоилась.
  После водных процедур девушки вернулись в лагерь в замечательном расположении духа. Лиа заметила задержавшийся на ней оценивающий взгляд Джера, особенное внимание уделивший ее распущенным мокрым волосам. Приятненько! Чтобы он не говорил, но, похоже, этот разбойник все же неравнодушен к ней.
  - Итак, у нас не очень хорошие новости, - громко объявил атаман. И обратился к самому молодому из разбойников. - Хогги, расскажи нашим друзьям то, что сказал мне.
  - Я был на разведке, и обнаружил что наш обычный ход под мостом через границу Лиргоса в Георлик (государство людей, граничащее с территорией Эльфов Крови) оцеплен эльфийскими стражами. Их там столько, что не счесть! Я кое-что подслушал: говорят что из тюрьмы эльфов крови сбежал какой-то опасный преступник и королева распорядилась закрыть границы, чтобы он не мог уйти из страны. Но теперь и нам не выбраться, на протяжении всей границы разбросаны эльфийские посты. Мы здесь как в капкане, - рассказал молодой разбойник.
  - Неужели у вас нет никаких тайных проходов? - спросила расстроенная Динилиэйла. - Вы столько времени промышляете грабежом на эльфийской земле, что должны с закрытыми глазами уметь пробираться через патрули и блокпосты!
  - Ну во-первых, мы относительно недавно начали орудовать в этих лесах. А во-вторых, безвыходных ситуаций не бывает. Да, пока я не знаю как нам выбраться из Лиргоса, но, уверен, в их рядах все же есть брешь, куда мы и проскочим! - заверил атаман.
  - Джер, это еще не все, - опустил глаза Хогг. - Я узнал, что они установили ловушку: заклинание, которое поразит любого, кто попытается пройти через границу кровавых эльфов.
  - Это невозможно, - заявила Дини. - Такое заклинание будет убивать не только эльфов и людей, но и лесных зверей, они не пойдут на это! Зверь сейчас в цене. Сюда не дойдут мигрирующие стада копытных, и хищным зверям и эльфам будет не на кого охотиться. Пушнина, мясо, шкуры - мы не сможем поставлять это на рынок и продавать. Пострадает экономика страны в целом!
  - Похоже, этот беглец очень сильно насолил королеве, раз она готова пойти даже на это, - еле заметно усмехнулась Лиа. - Я знаю как выбраться из Лиргоса, минуя патрули и ловушки, - после того, как все до единого вопрошающе посмотрели на нее, девушка продолжила: - Единственный выход - Темный лес.
  - Что? Ты хочешь пройти через Темный лес?! - округлил глаза Джер. - Ты действительно больная! - все остальные согласно закивали головами.
  - Послушайте, я знаю мужчину, который в одиночку проходил через Темный лес и ничего с ним не случилось! - попыталась успокоить своих спутников принцесса.
  - Вы говорите о Максирионе? - улыбнулась Дини, а глаза ее затуманились от нежности, восстанавливая в памяти прекрасный образ эльфа. Только он один из эльфов крови осмелился раз сократить путь через Темный лес и прибыл в Данвил живым и здоровым.
  - Эй, эльфиечка, - встрял в разговор Плеший, - что-то я не пойму, отчего ты к своей служанке во множественном числе обращаешься? И вообще, какая госпожа служанку на 'вы' называет?! Атаман, что-то здесь не чисто.
  - Ну, просто я... - Дини забылась и теперь не знала как выкрутиться. Легенда 'госпожа и служанка' рассыпалась на глазах.
  - У эльфов так принято. - Спас положение Джер. - Я знавал парочку эльфов, они тоже своим слугам постоянно 'выкали'. Это у них что-то вроде показателя воспитанности семьи. Если со слугой в эльфийском доме учтиво обращаются, значит эта семья считается благородной.
  - Вы не о том говорите, - вновь заговорила Лиа, - нам нужно думать как выбраться отсюда. Джер, ты сам сказал, что вас разыскивают эльфийские гвардейцы. Так что выбирайте: будем сидеть здесь как овцы, ожидающие бойни или же попытаем счастье в лесу, через который, кстати, вполне реально пройти невредимыми.
  - Темный лес - гиблое место. - Взял слово старый разбойник Пит. Благодаря почтенному возрасту, к словам его всегда прислушивались. - Поговаривают, там ходят вурдалаки, упыри и оборотни. Но так же поговаривают, что если напоить курицу содой, она запоет словно соловей. Кто-то из вас хоть раз видел этих самых вурдалаков? Может это все бабкины сказки, а лес прозвали темным суеверные крестьяне.
  - Итак, друзья мои, - решился-таки атаман, - я согласен с девушкой и Питом. Мы в любом случае ничего не теряем: здесь мы обречены, а там есть призрачная, но надежда. Но тащить кого-то за собой силком я не намерен. Из всей нашей команды за мной на это дело пошли только вы трое: Хогги, Плеший и старина Пит. Я знаю, вы все очень храбрые и надежные парни, но это должен быть личный выбор каждого. У кого хватит смелости рискнуть и пойти за мной - добро пожаловать, нет - так помоги вам боги здесь.
  - Я пойду за тобой атаман! И никогда не предам, - шагнул вперед первым молодой паренек Хогг.
  - Не вижу другого пути, - произнес старик. - Я с вами.
  - Я бы лучше остался, - сказал Плеший. - Но я ведь не идиот, чтобы упускать такой куш! - и как-то странно посмотрел на Лианаэль.
  У Дини никто ничего даже не спрашивал. Но она сообразила, что теперь все решает мнение большинства. Не возмущаясь по этому поводу, фрейлина молча начала укладывать свои вещи в дорожные сумки. В отличие от Лианаэль, которая самолично назначила себя главной и пыталась руководить всеми и вся. Первые минуты три Джера откровенно забавляло ее поведение и он не вмешивался в то, как она достает его друзей. Но когда он заметил в глазах Плешиго опасный огонек, атаман жестко дал понять полукровке кто здесь главный, дабы еще сильнее не накалять ситуацию. Оставшееся время, пока все остальные собирались, обиженная Лиа сидела в стороне на прогретом солнышком камне и дулась. Да, пора бы ей позабыть свои старые привычки. Но она настолько привыкла быть главной, что теперь очень тяжело отвыкать от этого. Через полчаса лагерь был свернут и путники двинулись в дорогу.
  10.
  Максирион услышал крадущегося к нему брата еще по ту сторону приемного зала, но все равно сделал вид, что появление Диорна за его спиной стало для него неожиданностью. Он не хотел расстраивать своего младшего братишку, что эльфийское умение передвигаться бесшумно не удавалось ему вовсе. Когда Диорн дотронулся до плеча полководца, тот резко обернулся, мастерски изобразив испуг:
  - Я напугал тебя? Прости, столько времени тренировался тихо ходить, что теперь это уже вошло у меня в привычку, - с довольной улыбкой оправдывался эльфенок.
  - Похоже я теряю сноровку, раз младшему братцу удалось ко мне подкрасться незамеченным, - подыграл ему Максирион.
  - Да, тебе нужно быть внимательнее, ведь на моем месте мог оказаться враг, - огромные темно-серые глаза Диорна были наполнены ребяческим восторгом. Ведь, как ему казалось, он только что, хоть в чем-то превзошел своего старшего и более опытного брата. А лорд Каворт искренне радовался таким моментам, пусть брат еще немного насладиться детством, ведь через полтора года он уйдет служить в эльфийскую гвардию и навсегда забудет, что такое детские забавы.
  - Ты разузнал то, о чем я тебя просил? - перевел тему полководец.
  - Да, я был во дворце. Король прибыл в Лиргос, он рвет и мечет, разыскивает тебя.
  - Ты говорил с ним? - насторожился Максирион.
  - Я сказал, что не видел тебя.
  - Хорошо, - облегченно вздохнул старший брат. - А что...
  - С королевой? - ехидно закончил за него Диорн.
  - Откуда ты... ну, в общем, ладно, как она?
  - Жива, но под домашним арестом. Король Эррон запретил выходить ей из своих покоев и с кем-либо общаться.
  - Не знаешь случайно почему он так зол? - намеренно задал ему вопрос Максирион, дабы убедиться, что братишка не знает того, чего ему знать не положено. Но от следующей фразы Диорна глаза полководца буквально полезли на лоб:
  - Надеюсь не оттого, что он узнал о твоих амурных делах с его женой.
  Максирион запнулся, в горле у него пересохло. Откуда его младший брат мог узнать об этом? И кто еще знает? Может быть то, что они с Ирэннэль считали тайной, уже давно стало достоянием дворцовых сплетников... Если так, то на хороший конец истории больше надеяться не стоит.
  - Кто сказал тебе такую чушь?! - заговорил он, когда удалось обрести некое подобие самообладания. - Ты еще мал, и все неправильно понял.
  - Мне уже девятнадцать и я достаточно взрослый, чтобы адекватно воспринимать определенные вещи! - обиженно возразил Диорн. - А о вас мне сама королева и рассказывала!
  - Что??? Когда? Ты говорил с ней сегодня?
  - Нет, я же тебе сказал, что ей запрещено теперь с кем-либо общаться. У ее дверей караулит стража. Она уже давно открыла мне ваш секрет.
  - И часто вы с ней разговариваете? - насторожился полководец, обрывки разных мыслей в его голове проносились почти со скоростью света. Зачем королева рассказала об их связи брату? Что задумала? Какую выгоду хочет извлечь из этого? Ни на один вопрос не было даже намека на ответ.
  - Да, она частая гостья в этом доме. Мы с ней друзья. Ирэннэль делится со мной всеми своими планами, мы ведем долгие беседы о том, какой станет наша жизнь, когда ты, наконец, взойдешь на престол и станешь ее мужем. А что такое? Почему ты нервничаешь? - Диорн удивленно смотрел на своего старшего брата и поспешил заверить его: - Я, клянусь, это лишь между нами троими. Никто больше не знает!
  Максирион нервно зашагал по залу. Ирэннэль снова оказалась хитрее него. Вероятно, она уже давно начала подозревать, что полководец может пойти на попятную из-за Лии. И решила помимо безграничной влюбленности лорда Каворта в себя, как рычага воздействия, запастись дополнительным козырем, в виде его брата. Она вскружила голову юнцу и теперь могла веревки из него вить. Наверное, даже если бы она попросила младшего брата Максириона спрыгнуть со скалы на острые камни, тот выполнил бы ее просьбу без лишних вопросов. Жизнь и благополучие Диорна - хороший способ заставить полководца сделать правильный выбор и отбросить все свои сомнения по поводу полукровки. Ирэннэль так умна и расчетлива... Когда-то он полюбил ее за острый ум и хитрость, но теперь он ненавидел ее за это! Она, словно ходячий кусок льда! Ведь королева готова перешагнуть через кого угодно, если он стоит на пути к ее цели. И он, Максирион Каворт, столько лет любивший ее безответно, был лишь пешкой в ее безумной игре. Все, что ей нужно - это власть, и он был идиотом, когда думал, что сможет обрести с ней счастье. Разумом он всегда понимал свою роль в ее жизни. Вот только бы заставить сердце ненавидеть эту холодную женщину так же сильно, как он ненавидит ее умом.
  Он должен помешать ей! Должен найти Лию! Но стоит ли эта полукровка того, чтобы подвергать риску жизнь родного брата?! Возможно разумнее было бы смириться с тем, что парадом командует Ирэннэль и делать ровно столько, сколько она от него требует. Но Максирион был не из тех, кто готов к поражению. Он будет бороться до конца, каким бы не был исход. Попытка манипулировать им с помощью брата, была последней каплей! Отныне эльф больше не сомневался на чьей стороне. Он спасет принцессу и свою страну от жестокой захватчицы-королевы. Все встанет на свои места, а Ирэннэль Родресс получит то, что заслужила.
  - Диорн, - обратился Максирион к брату, глаза его нервно бегали по помещению, словно ища выход не из зала, а из этой затруднительной ситуации. - Послушай, то, что сказала тебе королева не совсем так. Это очень сложно, поэтому я не буду вдаваться в подробности. Все, что тебе нужно знать: эта женщина вовсе не та, какой кажется на первый взгляд.
  - Я хорошо ее знаю, со мной она всегда была честна!!! - запротестовал эльфенок.
  - Я сказал, что это не так, - тон Максирион резко изменился и не терпел более никаких возражений. - Моего слова тебе не достаточно? Какие еще аргументы могут быть нужны, когда я старше тебя на три тысячи лет и насомненно больше знаю о ней. Ты уедешь на некоторое время к родным на север в Пиорт. Навестишь нашу любезную прабабку.
  - Что? Почему? - Диорн был растерян, он еще никогда не видел брата таким суровым. - Родители мне ничего про это не говорили.
  - Я сам все скажу родителям, а ты уезжаешь сегодня же! И без разговоров!!!
  Лорд Каворт заметил, с какой обидой посмотрел на него братишка. В сердце его что-то кольнуло. Последний раз он видел своего младшего брата, когда тому было шесть лет от роду, потом он ушел с Эрроном, а когда вернулся, увидел перед собой не маленького эльфенка, а созревающего подростка. Тело Диорна окрепло, но в голове его до сих пор гулял ветер. Диорн был его единственным выжившим братом. После рождения Максириона его родители еще не раз пытались даровать ему брата или сестру. Но все младенцы рождались мертворожденными. Кто-то говорил, что на семью Каворт напустили проклятье недруги, кто-то, что они чем-то прогневали богов. Но как бы там ни было, спустя более чем три тысячи лет один младенец все же выжил. И это было настоящим чудом и счастьем! Долгожданного ребенка домочадцы окружили такой заботой и вниманием, какой любому другому эльфенку даже не снилось. И понятно, что для Максириона, помимо родителей брат был самым близким и родным эльфом. А сейчас он наблюдал, как потухли глаза избалованного и столь любимого братишки, и чувствовал, что его душу словно режут без ножа. Но полководец не мог пойти на поводу капризам Диорна. Максирион не любил быть властным с близкими людьми, но порой это единственный способ защитить их. На заре он убедился, что Диорн все-таки выполнил его просьбу и уехал, на сердце сразу же отлегло. По крайней мере на одну проблему стало меньше.
  Тигр ждал его у выхода, словно верный пес. Почему это животное так безоглядно верило что Максирион спасет его хозяйку? Знал бы Харти, что практически ко всему, что произошло с Лией причастен именно ее жених! Но саблезубый тигр смотрел на эльфа с безоглядным доверием. Ну разве можно не оправдать его? Вспомнив, как принцесса часто разговаривала с Харти и тот вроде понимал ее, Максирион тоже решил поведать ее питомцу о своих планах:
  - Я не знаю, понимаешь ли ты меня... О боги, до чего я дошел?! Разговариваю с тигром! Ладно, ты действительно очень умный раз нашел меня. Мы спасем твою хозяйку! Но сначала нам нужно будет отправиться на юго-восток, там обитает тот, кто сможет помочь нам найти ее, - полководец сам не мог понять как, но он почувствовал, что Харти понял каждое его слово. Максирион и Харти выдвинулись в путь.
  Через четыре часа беспрерывной скачки Максирион остановился у развилки дорог, чтобы подумать как быстрее добраться до места. Тигр воспринял его короткую остановку как привал, и решил поискать в лесу какую-нибудь мелкую и не особо расторопную закуску для себя,
  Внезапно эльф понял, что за ним хвост. В последнее время он не узнавал себя, потому что старый Максирион Каворт не мог быть таким идиотом, чтобы не проверить следят ли за ним. Но новый лорд, похоже, не отличался смекалкой, раз даже не предположил, что Ирэннэль могла приставить к нему своих верных слуг-наблюдателей. В любом случае, преследователь был не особо опытным, потому что, то, как он усердно пробирается через пролесок было слышно аж за тысячу шагов. Полководец решил подпустить посланца королевы поближе, ведь доложить ей о его месте нахождении этот начинающий шпион все равно не сможет. Уж он-то позаботится о том, чтобы говорить было уже некому.
  В одно мгновение эльф преодолел расстояние в триста шагов и приставил к горлу слуги королевы нож. Незнакомец был в маске и капюшоне. Перед тем как убить, Максирион все же решил посмотреть, кто скрывается за маской. Резким движением воин сорвал ее с лица преследователя и его взору пристал... Диорн.
  - Не может быть! - отпрянул от брата Максирион. - Так это ты шпион королевы?!
  - А ты думал, что Ирэннэль позволит тебе спасти эту глупую полукровку и испортить ей весь расклад?! - скривил губы эльфенок. - Я не дам тебе предать ее! Если интересно, то она знала, что ты попытаешься это сделать, но все равно готова простить тебя! Ты видел когда-нибудь подобное великодушие от обманутой женщины?! Королева любит тебя!!!
  - Ты - малолетний дурак, - покачал головой старший брат. Да, Ее Величество не прогадала, завербовав в свои ряды Диорна Каворта. Чего ему не отнять, так это преданности. Переубеждать в чем-либо брата, было бесполезной тратой времени, он словно безумный фанатик, не будет воспринимать никаких доводов или аргументов. Это читалось в его помутневшем взгляде.
  - Нет, это ты сейчас ведешь себя не умно, - яростно продолжал младший. Максирион не перебивал его, было видно, что братишке нужно выговориться. - Я не позволю тебе совершить такой опрометчивый шаг! Очнись, у тебя есть шанс быть с самой красивой, умной, и обворожительной женщиной на свете! Я бы не раздумывая отдал все, чтобы только оказаться на твоем месте.
  - Знаешь, а ведь когда-то я был таким как ты, Диорн. - с грустной усмешкой произнес полководец. - И даже рассуждал точно так же. И могу тебя заверить, это чрезвычайно незавидная и неблагодарная роль.
  - Максирион, если ты предашь ее сейчас, то потеряешь навсегда, - предпринял последнюю попытку переубедить брата молодой эльф.
  - Думаю, я это переживу. А тебе, кстати, даже удастся лично понаблюдать за моими душевными терзаниями.
  - Что?
  - А то, ты же не думал, что я после всего отпущу тебя домой?! - невесело отозвался Максирион. - Поедешь со мной.
  - Я не...- договорить Диорну, увы, не удалось. Меньше полуминуты заняло у Максириона, чтобы скрутить брата, связать и посадить на лошадь. Благо лошадка младшего была неподалеку.
  Но тот даже связанным не прекращал ныть и читать ему нравоучения о предательстве в любви, как будто что-то в этом понимал. Сначала полководец старался не обращать внимание, но через какое-то время брат все же умудрился порядком его достать:
  - Слушай, - не выдержал он, - у тебя есть два варианта: заткнуться и ехать молча на лошади, или рассказывать свои любовные проповеди волочась за лошадью по земле.
  - Не нужно меня пугать...- Диорн даже не успел понять, что происходит, как уже пропахивал на животе землю, за бегущим рысью скакуном. В таком положении молодой эльф очень быстро осознал все прелести езды верхом, и решил смириться со своим положением. Старший брат не особо переживал за своенравного эльфенка, потому что знал, что такой регенерации тканей, как у Диорна можно только позавидовать. Через десять, максимум пятнадцать минут у этого мелкого паршивца не останется и следа от данного экзотического развлечения.
  Максирион меньше всего хотел прибегать к таким крайним мерам, но командуя пятьсот тысячной армией, он усвоил одно очень важное правило: быть последовательным в своих решениях, и угрозы, если они не возымели результатов, всегда притворять в жизнь - вот залог образцовой дисциплины.
  - Обернись! Саблезубый тигр!!! - завопил связанный Диорн, когда увидел позади брата выходящего на дорогу Харти.
  - Да, я знаю, - даже не оборачиваясь сообщил старший брат. - И если будешь хорошо себя вести, возможно вы подружитесь.
  - Это тигр полукровки? - догадался молодой эльф.
  - У нее есть имя. Скорее всего, в ближайшее время ты с ней встретишься и будешь вести себя настолько учтиво, насколько возможно, - спокойно заметил Максирион, но Диорн знал, что зачастую скрывается за таким показным спокойствием брата, и решил, что благоразумнее будет закрыть эту тему.
  - Так куда мы направляемся? Ты знаешь где она?
  - Тебе совершенно необязательно знать куда мы едем. Все, что от тебя требуется, это беспрекословно слушаться меня, если, конечно, не хочешь еще раз проехаться пузом по земле. Это понятно?
  - Понятно, понятно... - надулся Диорн.
  Выражение лица младшего брата не могло не вызвать улыбки у Максириона. Он был так похож на полководца в молодости. Так же предан и отважен, готов пойти на все ради любви... Лорд Каворт вновь с ностальгией вспомнил те времена, когда хотел положить к ногам Ирэннэль целый мир. И хотя с прошествием лет, он понимает, насколько глупо это было, но... тогда он был счастлив, как никогда. Зная, что она его просто использует, он был счастлив!!! Наверное это и есть та самая пресловутая сумасшедшая любовь. И чем же тогда он отличался от Эррона, преклоняющегося перед человеческой женщиной, которого всегда в душе так осуждал?! В любом случае, то, что он испытывает к Лианаэль не идет даже в сравнение с тем, что ощущал к Ирэннэль когда-то. Самое поразительное, что сейчас он больше не испытывает этого и к самой королеве. Вероятно, подобное чувство приходит только в юношеском возрасте, сейчас, через столько лет, он уже не сможет любить так безрассудно и всепоглощающе. Скорее всего, это к лучшему.
  На следующий день Максирион со связанным братом и следовавшим за ними тигром подъехали к маленькой землянке посреди леса. Назвать это домом было невозможно, так как над землей виднелась только покошенная крыша, поросшая мхом, и уходивший вниз вход.
  - Харти, приглядывай за ним, но не трогай, - дал распоряжения тигру насчет брата полководец. А затем обратился к самому эльфу: - А тебе советую не делать резких движений и сидеть тихо. Я все-таки не его хозяин и гарантировать ничего не могу.
  - Тогда не оставляй меня с ним наедине!!! - взвыл испугавшийся не на шутку Диорн. - Ну хотя бы развяжи меня! Чтобы я смог себя защитить, если что.
  - Поверь, - крикнул ему Максирион, уже заходя в землянку, - если что-то пойдет не так, тебе не помогут даже развязанные руки.
  - Но ты же мой старший брат! Ты не можешь так поступить со мной! - кричал ему вслед молодой эльф, которого совсем не утешили последние слова Максириона. - Кстати, куда ты? - последний его вопрос так и остался без ответа, полководец уже скрылся в темном проходе.
  Внутри избушка выглядела еще хуже, чем снаружи. Состояла она из одной маленькой комнаты, почти полностью забитая всяким вещами. В ней не было никакого источника света, и если бы не эльфийская способность видеть в темноте, он не прошел бы и двух шагов, чтобы не наткнуться на какой-нибудь предмет. Там были разные старые вещи, представляющие ничто иное как хлам, под потолком были развешаны засушенные летучие мыши, заметил полководец так же эльфийские останки, уже успевшие разложиться и завонять, были и ценные магические предметы, которые опытный взгляд Максириона сразу же выделил среди остального барахла.
  - ашшшшшшшшш - раздалось шипение за спиной полководца, но он не пошевелился. И даже когда чьи-то старые с грязными длинными ногтями руки легли сзади на его плечи и спину, он все так же спокойно стоял, не пытаясь схватиться за меч. Словно бы ничего не происходило. Он прекрасно осознавал куда пришел, и понимал, одно неверное движение - и он труп. В этот раз его самообладание его не подвело.
  - Я пришел за ответом, - произнес полководец словно для самого себя.
  - Свежжжжжжая кровь, - прошипело существо позади него, полностью игнорируя его слова. В следующее мгновение Максирион почувствовал как это 'нечто' вгрызается сзади ему в горло, прорезая артерию, но и это не заставило его хоть как-то среагировать. Он лишь слегка вздрогнул, так как боль была действительно сильной. Эльф даже немного отклонил голову в сторону, чтобы существу было удобнее добираться до драгоценной жидкости, текущей по его венам.
  Максирион ждал, когда его организм немного свыкнется с болью, чтобы продолжить говорить, но слабость и потемнение в глазах подступило раньше, чем он ожидал. Эльф понял, если не переборет боль и не заговорит прямо сейчас, то погибнет. Собрав всю свою волю в кулак, уже онемевшими и плохо слушавшимися его, губами и языком он произнес:
  - Я могу даровать тебе великую силу огня...если отпустишь... ты можешь получить больше, чем моя кровь... - ноги становились ватными, дышать уже тоже было тяжело. Но страшное существо лишь сильнее вгрызалось в его горло. В голове проскользнула глупая мысль: 'Зачем вгрызаться так глубоко, если и так добралась до артерии?!' Максирион почувствовал, что говорить уже нет смысла, да и сил! Он рискнул и проиграл. Это конец! Такая глупая смерть! Даже как-то нелепо. Максирион всегда мечтал умереть достойно в бою, а не как слабая женщина, не оказав ни малейшего сопротивления. Но нет, он будет жить. Он сможет не ради себя. Ради Лии! Это он виноват в том что с ней произошло и он не имеет права на такую роскошь, как смерть. Не сейчас, не пока она в опасности! Последний затуманенный взгляд обежал комнату, как вдруг... его глаза наткнулись на один невзрачный розовый камушек. - Что, если я научу тебя пользоваться хонсэббским самоцветом? - это была предсмертная попытка и... сработало: 'нечто' оторвалось от горла Максириона, он упал на колени так как держаться на ногах больше не было сил. Мужчина закрыл глаза, стараясь выровнять дыхание и немного восстановить силы, как когда-то учил его наставник по боевым искусствам. Сейчас он сам был мастером по бою на любых видах оружия и обучал других эльфов, но в данный момент чувствовал себя беззащитным, словно ребенок. Но все же годами оттачиваемые приемы сработали и сейчас. Одной лишь силой мысли он заставил кровь перестать хлестать из артерии и многочисленные раны на его шее на глазах начали затягиваться. Это затрачивало много магической энергии, но заклинания исцеления стоили того.
  Почувствовав облегчение, Максирион удовлетворенно открыл глаза. Перед ним стояла старая костлявая женщина в тряпье, со спутанными седыми волосами. Все лицо ее было покрыто глубокими морщинами, но не это больше всего привлекало внимание к ней. Половина лица, шея и другие видные части тела были покрыты змеиной чешуей. Из ее рта время от времени вырывался раздвоенный змеиный язык, и выступали два острых ядовитых клыка. Слава богам, Максирион долгое время магическим путем вырабатывал иммунитет к любого вида ядам, а то ему бы точно не поздоровилось.
  - Я дарую тебе жизззззнь взамен на это, - прошипела змееобразная женщина, плотоядно всматриваясь в лорда Каворта. Он понимал, одно неправильное слово, и второго шанса на спасение уже не будет. Лучше ничего не требовать взамен, чтобы не злить ее, помочь ей с самоцветом и уйти. Но так поступил бы трус, оказавшись на его месте. А Максирион проделал этот путь и позволил этой ведьме сосать кровь из своей артерии не для того, чтобы в последний момент поддаться инстинкту самосохранения. Если он и умрет здесь, то уж точно не без боя и с мыслью, что сделал все, чтобы найти Лианаэль.
  - Я помогу тебе с самоцветом, а ты поможешь мне найти один важный амулет, - медленно и с расстановкой произнес эльф.
  - Ты сссставишь мне условия безззрассссудный глупец! - прошипела ведьма и снова бросилась Максириона. Но в этот раз рядом с ее языком просвистела сталь меча. Одно мгновение и окровавленный змеиный язык уже валялся на полу, отдельно от свой хозяйки. Ведьма плевалась кровью, с ее змеиных клыков уже капал яд, а глаза были налиты кровью от ярости, но она все же отступила назад.
  Эльф знал, что не нанес ей особого вреда, сейчас у нее вырастет новый точно такой же раздвоенный язык. Но злить ведьму окончательно он все же не хотел, потому что понимал, что эту схватку ему не выиграть. Он слышал легенду об этой старой женщине и понимал какой невероятной силой она обладает. Поэтому решил попытаться убедить ее в выгодности своего предложения:
  - Я не боюсь смерти и пойду на все, чтобы получить свое! - заверил ведьму эльф. - Знаю, что хонсэббский самоцвет может избавить тебя от проклятья. Сколько тысячелетий ты уже меняешь эту змеиную шкуру?! Когда последний раз ты не чувствовала этой боли, парализующей все твое тело каждую ночь, как ты обращаешься в огромную змею. Неужели помощь в нахождении какого-то амулета не стоит того, чтобы наконец прекратить эту пытку?
  - Откуда мне зззнать, что ты не обманешшшь? - заговорила ведьма, у которой уже вырос новый язык.
  - Если я обману, тебе ничего не будет стоить убить меня, - аргументировал Максирион.
  В ответ на это ведьма подошла к эльфу вплотную. Но больше не пыталась разодрать ему горло, а начала совершать какие-то странные движения у его головы.
  - Я ззззнаю кто ты, - наконец заключила старая ведьма. - Ты королевский предатель, ссссвязался с темной жрицой, чтобы принести ссссмерть и зло в Лиргосссс. Я не ссстану помогать тебе.
  - Посмотри внимательнее, ведьма, - произнес полководец. - Потому что на этот раз ты ошиблась. И прекрати смотреть мое прошлое, посмотри лучше настоящее и будущее.
  Ведьма снова начала водить руками и заговорила:
  - А ты ведь дейсссствительно любишшшь ее! Но я вижжжу в ней сссилу, огромную сссилу! Она стоит вввыше тебя, ее предназззначение важжжнее твоей любви. Ты должен отпуссссстить ее, чтобы мир ссссснова обрел гармонию.
  О какой силе она говорит, Максирион так и не понял. Но, должно ведьма все еще смотрит про Ирэннэль.
  - Ты должно быть опять смотришь не про ту женщину, - закачал головой Максирион.
  - Так ты ещщще и сам не зззнаешшшшь ничего о ссссебе и о ней, - попыталась улыбнуться ведьма, со стороны выглядело это весьма жутко.
  Максирион поморщился:
  - Я не понимаю о чем ты, ведьма, но у меня нет на это времени. Двенадцать лет назад я отдал одной девушке очень важный семейный талисман. Магия огня даровала мне возможность с помощью него находить и связываться с тем, с кем захочу. Расстояния уже переставали существовать благодаря этому кулону. Не говоря уже о других его магических свойствах. Это очень ценная вещь. И я хочу, чтобы ты помогла мне вернуть ее.
  - Ты ведь хочешшшь найти не амулет, а девушшшку, на чьей шшшее он висссит. - съехиднячала старуха. И отошла к какому-то грязному заставленному разными странными вещицами столику. Пару минут она что-то бормотала себе по нос, а потом протянула Максириону нож и произнесла: - Мне нужжжна твоя кровь.
  - Мы же вроде договорились, что недопитые остатки моей крови останутся при мне, в обмен на мою помощь тебе, - закатил глаза он.
  - Не для меня дураккшшш, для зззаклинания. - зло прошипела старуха, она, вероятно, не понимала, как можно так туго соображать.
  Максирион тихо выругался, сам поражаясь своей глупости, взял у старухи ритуальный нож и сделал надрез на ладони.
  - Так куда плеснуть? - поинтересовался он сжимая ладонь в кулак, из которого струилась и капала теплая алая эльфийская кровь. Старуха подставила ему серебряный кубок, а сама отвернулась, от греха подальше. Все же инстинкты могли взять верх.
  Она добавила в этот же кубок еще какие-то непонятные Максириону ингредиенты, и после произнесенных заклинаний на старо-эльфийском, в кубке произошел мини взрыв. Ведьма вынула оттуда блестящий черный камушек и протянула эльфу.
  Когда Максирион вышел из темной землянки, Диорн от радости был готов повиснуть у старшего брата на шее, если бы, конечно, не был связан:
  - Максирион! Я понял где мы! Я вспомнил то придание. Ты был у Дички?! - старший брат улыбнулся ему, но ничего не ответил. - Я уже начал молиться за тебя лесным духам. Она должна была выпить всю твою кровь до последней капли, а ткани тела использовать для своих страшных обрядов. Как ты вышел живым? Зачем вообще ходил туда? Ты что, самоубийца?!
  - Слишком много вопросов Диорн. Нам пора! - сказал полководец, одним легким движением оказавшись в седле.
  - Просто ответь мне, - не мог угомониться младший, - я не ошибся? Ты действительно был у Дички - змееобразной ведьмы?
  - Да, - ответил лорд Каворт, поняв, что если не расскажет брату все о ведьме, он так и будет всю дорогу его доставать. А с каким упорством младший братишка умеет надоедать, он был знаком не понаслышке. - Но она теперь уже не Дичка, и со змеями ее больше тоже ничего не связывает. Я помог ей снова стать нормальной, а она помогла мне кое-что узнать.
  - И? Как она выглядит теперь? - с интересом взглянул на брата молодой эльф. Он не раз слышал эту старую историю о молодой Эльфийке Крови, которая жила много лет назад и была настолько прекрасной и талантливой в магии, что возгордилась. Она решила, что может быть выше богов. Однажды в ее дом заползла змея. Они часто заползали в дом к эльфам, потому что считались священными животными и всегда могли рассчитывать на лакомство. Но вместо пары кусочков оленины для ползающего гостя, горделивая эльфийка безжалостно разрубила змею пополам. Высшие эльфы узнали о таком бесчинстве и прокляли девушку. У нее выросли острые ядовитые клыки и змеиный язык, теперь она вынуждена была сосать эльфийскую кровь, словно вампир, а тело ее покрылось змеиной чешуей лишь наполовину, чтобы смотревшись в зеркало, она не забывала какой была и какой стала из-за своей гордыни. А каждую ночь она, превозмогая сильнейшую боль, обращалась в настоящую змею. Бедной девушке пришлось убежать из дома и поселиться в лесу подальше от остальных эльфов крови. С тех пор ее прозвали 'Дичкой'. - И если проклятье было так легко снять, почему же за столько лет никто не помог бедной эльфийке?
  - Никто не успевал ей помочь, она ведь долго не разговаривает, сразу вгрызается в горло, - ответил Максирион. Младший брат недоуменно посмотрел на него, он ведь даже не заметил, что последнюю фразу произнес вслух. А полководец тем временем продолжил: - Ну, и еще не каждый обладает подобным знанием. А насчет того, как она выглядит теперь... я не могу сказать, чтобы после исцеления она сильно изменилась. Все так же стара и смотрится жутко в своем грязном тряпье, но по крайней мере у нее пропала чешуя и клыки, и теперь ей больше не придется обращаться в змею или пить чью-то кровь. И... хватит уже об этом, нам пора двигаться в путь, а он не близкий.
  Максирион посмотрел за горизонт, его губы сложились в злорадную улыбку. Теперь он точно знал куда ему нужно ехать. 'Тебе не сбежать от меня, дорогая!' - пронеслось у него в голове, прежде, чем он дернул поводья своего коня.
  11.
  Лиа взглянула на яркое солнце, пока оно было в самом зените, но прикинув расстояние до места, сообразила, что доберутся до Темного леса они только к вечеру. Нет смысла так рисковать, чтобы входить туда ночью, когда по легендам как раз в ночное время суток оживает вся нечисть. Лучше уж остановиться где-нибудь неподалеку, заночевать, а дальше двигаться в путь уже на заре. Если они будут идти достаточно быстро, то смогут успеть миновать этот опасный участок пути до наступления темноты. Но пока нет смысла выдвигать какие-то предложения спутникам, настанет вечер - и будет уже более конкретный разговор.
  Она ехала немного впереди остальных. Ее серый конь слушался ее беспрекословно, и она уже заново привыкла к седлу, так что поездка не доставляла ей серьезных неудобств, но... Но принцесса все же не могла выкинуть из головы ностальгические воспоминания о том, как она ездила верхом на своем любимом Харти. Как мягко и удобно ей было сидеть на тигре. Как они мчались по лесам и полям, гоняя диких птиц и зверей, как он понимал ее даже без слов, как развалившись на зеленой поляне урчал от удовольствия, когда она чесала ему пузо. Он был не просто ее питомцем, он был лучшим и единственным другом Лианаэль. Как он сейчас? Все ли с ним хорошо? Полукровке оставалось только надеяться, что слуги Ирэннэль не выследили и не расправились с ним. Даже от одной мысли о таком, у девушки в ужасе замирало сердце.
  Как же ей не хватало сейчас своих близких! Воспоминания нахлынули на нее лавиной. Восстанавливая в памяти ситуации из детства и юности: о любящем и всегда понимающем отце, об их прогулках и занятиях с Максирионом, о верной и преданной любви Харти, на глаза невольно наворачивались слезы. Она вновь видела ту юную рыжеволосую девчонку, которая никак не хотела слушаться старших и жила совершенно беззаботно. Все это словно было не с ней. Жизнь той доверчивой девочки оборвалась когда та в последний раз видела своего любимого отца и жениха, а теперь в ее теле продолжала жить какая-то совсем другая опытная и серьезная, познавшая горе и страдания, и достаточно опасная женщина. Какой же идеальной была ее прошлая жизнь, а она этого совсем не ценила! Осознание того, что прошлое уже больше никогда не вернется было невыносимо. Раньше у Лии не было времени предаваться воспоминаниям и жалеть себя, но сейчас все это свалилось на нее грузом боли, отчаяния и несбывшихся надежд.
  - Грустные воспоминания не помогут нам ясно смотреть в будущее, - прорвался высокий женский голос в сознание принцессы, вырывая ее из мира прошлого. Лия увидела как рядом с ней поравнялась Динилиэйла: - Я тоже часто вспоминаю о доме, но всегда стараюсь гасить эту боль на корню. Потому что, если поддамся, то буду не в силах двигаться дальше.
  - Ты что, опять читала мои эмоции? - укоризненно посмотрела на фрейлину девушка.
  - Простите, - стыдливо опустила глаза Дини, - я не специально. Но ваши чувства и переживания были настолько яркими и глубокими, что я почувствовала их даже на расстоянии в сто шагов. Я вас обидела?
  - Ничего страшного, Дини. - дружелюбно улыбнулась полукровка. - Ты ведь не можешь это контролировать, да и тайны особой в том, что я скучаю по дому и родным тоже нет. Но сейчас меня больше интересует другая тема, - Лиа на секунду прервалась, дабы убедиться, что остальные спутники едут на достаточном расстоянии и не смогут услышать их разговор. - Допустим, у нас с тобой получится живыми пройти через Темный лес, и что дальше? Я даже представить не могу куда мне направиться. К отцу я пойти не могу, а других идей у меня нет. Остается только скитаться по свету, придумать себе другое имя и... я не хочу подвергать опасности кого-то еще. Ты и даже эти разбойники - вы и так слишком много сделали для меня, чтобы помочь. Королева никогда не оставит меня в покое, так что всю жизнь придется скрываться от ее слуг, охотящихся за моей головой.
  - Это воспоминания о доме вызвали в вас столь упаднические настроения? - приподняла брови Дини. - А если я скажу что у меня есть план. - Лиа посмотрела на подругу с надеждой, но не стала перебивать, а фрейлина продолжила: - Я ведь не просто так решилась освободить вас из тюрьмы, чтобы просто сбежать в неизвестном направлении. А все заранее продумала. Мы направляемся в аббатство Мэрсэл.
  - Зачем, - заинтересованно спросила девушка. Ведь возможно ее жизнь еще не окончательно потеряна.
  - Там живет старый монах-пророк. Он уже давно в силу возраста не является настоятелем этого монастыря, но самые знатные и богатые люди со всего Георлика съезжаются и занимают очередь, чтобы спросить у него совета. Ему уже сто тридцать лет, что для человека нереальная старость. Столько вообще не живут. И он даже передвигаться не может без посторонней помощи, но разум его все так же ясен как и прежде. Он способен видеть прошлое и будущее любого. Такого сильно дара предвидения я больше не наблюдала ни у кого. Он поможет нам узнать кто подставил вас, Лиа. С его советами мы найдем убийцу и все станет как раньше.
  - Это замечательно... - проговорила Лиа в некоторой растерянности, что-то здесь было не так, она ощущала это даже кожей. - Но если ты говоришь, что к нему выстраиваются в очередь за один шанс на аудиенцию, с чего ты решила, что монах-пророк примет двух простых беглянок?
  - Он примет. Я знала этого монаха еще в молодости. И часто бывала в аббатстве, он мой хороший друг.
  - Дини, а что тебя связывает с аббатством Мэрсэл? - полюбопытствовала полукровка.
  - Опять ваши подозрения? - вспыхнула эльфийка. - Я надеялась, что уже заслужила ваше доверие. Но эти наводящие вопросы... Я хотела как лучше, но если вы считаете, что я желаю вам зла. Отлично! Давайте действовать по вашему плану.
  - Отчего ты так разозлилась?! Я не хотела сказать ничего плохого. - Лиа поразилась неожиданной вспышке гнева своей спутницы, такой ей еще не приходилось видеть Дини. Она действительно уже достала фрейлину своей подозрительностью. Они уже через столько прошли вместе, что подобные вопросы вполне могли оскорбить девушку. Нужно быть более деликатной. - Прости, если обидела тебя. Я спросила из праздного любопытства, а не из-за того, что в чем-то тебе не доверяю.
  - Ничего, - немного успокоилась эльфийка, - вы тоже меня простите. Не знаю что на меня нашло, это все нервы.
  Как Лиа и предполагала, к Темному лесу они приблизились, когда солнце уже клонилось к закату. Идти туда в ночь самоубийц не нашлось. Так что вся команда единогласно приняла решение переночевать чуть поодаль.
  - Подождите, - крикнула Лианаэль разбойникам, которые уже принялись разбивать лагерь на опушке. - Смотрите, вон там, внизу склона - огни! Там деревня!
  - И что? - недоуменно пробурчал Джер.
  - Как что? - принцесса поражалась его тугодумию. - Это значит, что нам необязательно снова ночевать под открытым небом! Я уверенна, что местные жители будут так добры, что предоставят нам кров и еду. А лично я, так просто мечтаю о горячей ванне, мягкой перине и домашней еде.
  - Это исключено,- отрезал атаман. - Я не думаю, что кто-нибудь из местных эльфов крови согласиться пустить переночевать к себе в дом человеческих разбойников.
  Лиа закатила глаза, а потом переключила свой умаляющий взор на Дини, но та отрицательно закачала головой:
  - Вы... то есть ты, прекрасно знаешь, почему нам нельзя соваться в деревню.
  - Я думаю, если леди Динилиэйла из дома Та'Олквин в сопровождении четырех человеческих наемников и верной служанки пожелает остановиться в этой деревеньке, любому местному будет за счастье принять ее у себя в доме, а заодно и нас, - довольно улыбнулась Лиа.
  - Но могут возникнуть вопросы, что благопристойная леди делает столь далеко от дома? - не отставала Дини.
  - Не думала, что эльф благородной крови должен отчитываться перед чернью! - разбила все ее аргументы Лиа.
  - Ну хорошо, - сдалась эльфийка. - Возможно теплая и мягкая постель действительно стоит того, чтобы рискнуть.
  - Ура!!! - радостно запрыгала Лиа, словно ребенок, чей каприз пообещали исполнить. Но, почувствовав на себе странный взгляд атамана и других разбойников, сразу же остановилась, откашлялась, и с серьезным лицом забралась на лошадь. Джер еще долго как-то загадочно смотрел на принцессу, даже не моргая. Ну что он так пялится? Да, она дала волю чувствам. Что здесь особенного?! Хорошо, может немного странно видеть такое от взрослой девушки... Но ведь смертельного ничего здесь нет, и до роли сумасшедшей она из-за одного-единственного казуса явно не дотягивает.
  Но все надежды о теплой постели накрылись для Лии медным тазом. Нет, конечно, первая же эльфийская семья, в чей дом постучалась благородная леди Динилиэйла гостеприимно согласилась принять ее переночевать. Вот только, человеческим охранникам и служанке предоставили место для ночлега на конюшне. И дело было не во вредности хозяев дома, а в неимении лишних спальных мест. Но Лиа все равно ужасно расстроилась, она так надеялась передохнуть от этой походной жизни, а теперь ей предстояло побывать в еще более неудобном и унизительном положении. Ночевать на сене в обществе лошадей и четырех не славящихся благородностью мужчин... ниже падать, кажется, уже некуда. 'Да ладно тебе, хорошо что ночуем в конюшне, а не в свинарне' - попытался утешить ее Джер. Его и других мужчин, похоже, такое положение вещей совсем не расстроило. Вероятно они привыкли к подобным местам для ночлега и чувствовали себя буквально как дома.
  Зато ужинать всех позвали в дом, и на том спасибо. Лию поразило в какой нищете живут ее подданные. Хозяйка дома, которую звали Биарэль, приготовила на ужин какие-то совсем неаппетитные лепешки. Добродушная женщина сказала, что может раскрыть секрет их приготовления, но девушка решила, что для ее душевно равновесия будет лучше, если это останется тайной. Лиа и Дини данное блюдо отказались есть наотрез, и даже разбойники, привыкшие к еде не от самых лучших поваров Лиргоса посматривали на них явно без энтузиазма. Но другой еды у бедных хозяев не было, поэтому путники поделились с ними своими запасами крупы и положили на стол полголовки сыра. Так что ужин был мягко говоря скромным. У Лии сердце обливалось кровью, когда она смотрела на бедных детишек этого семейства, которые были настолько тощими, что казалось у них живот уже давно прирос к позвоночнику. Принцессе стало невыносимо от мысли, что она всю свою жизнь всласть пила и ела, когда ее народ буквально умирал от голода.
  - Да, больше десяти лет наша деревня живет в упадке, - рассказывала хозяйка. - Да и не только наша, мы ели-ели сводим концы с концами. Про торговлю пришлось забыть. У нас нет ни времени ни возможности обучать своих детей грамоте и первичной магии огня. И с каждым годом налоги все выше. Мы уже продали все семейные ценности. Но самое страшное, даже не повышающиеся налоги, а ценз на новорожденных.
  - Какой еще ценз? Никогда не слышала ничего подобного, - недоуменно заморгала Динилиэйла.
  - Этот закон действует уже несколько лет. Люди королевы осматривают каждого нового родившего младенца, и если подозревают у него какие-то, только им одним известные, запретные способности, то немедленно убивают. Женщины боятся рожать, потому что, либо их ребенка убьют стражи, либо он умрет от голода. Деревня вымирает, каждый год она уменьшается на несколько жителей. А прибавлений нет. И если бы не принц Кэйррэн...
   - Подождите-ка, кто? - не поверила своим ушам Лиа. - Принц Кэйррэн?!
  - Да, да принц Кэйррэн - наш спаситель! Он единственный из всей королевской семьи, которому не наплевать на своих подданных. Каждый год он делает объезд всех бедствующих деревень, привозит продукты и лекарства. В общем, все необходимое. Нуждающиеся эльфы идут к нему с различными просьбами, он всегда выслушивает и старается помочь. Еще никому младший принц не отказывал в помощи, ни одному бедняку не сказал даже дурного слова!!! Да хранят его боги, нашего защитника!
  Лиа была шокирована данной новостью. Она никогда не предполагала, что ее сводный брат настолько чуток к проблемам простого населения Лиргоса. Она же, хоть старше него и является наследной принцессой крови, никогда даже не задумывалась о подобных вещах. Если допустить, что произойдет борьба за власть между ней и Кэйрэнном, за кем пойдут эти простые эльфы? За своей законной принцессой-полукровкой, которую и в глаза-то не видели, или за внимательным и добрым принцем, исключительно в силу жизненной несправедливости являющийся вторым в очереди на трон? Ответ был очевиден.
  Лиа нашла в дорожной сумке Динилиэйлы какие-то сухари с изюмом, и с удовольствием раздала их детишкам семейства. Самый младший эльфенок с забавно стриженой челкой, взяв сухарик, вместо благодарности прищурил свои лиловые глазки и произнес:
   - А я знаю кто ты такая, - улыбнулся он, жадно вгрызаясь в сухарь. - Ты настоящая принцесса.
  Лиа пораженно заморгала, потом обернулась по сторонам, дабы убедиться, что все занимаются своими делами и никто не слушает их. А потом заговорила:
  - Спасибо, хотела бы я оказаться принцессой! Но, к сожалению, я простая служанка леди Динилиэйлы.
  - Нет, - замотал головой он, - ты принцесса! Я ездил с отцом на ярмарку в Данвил и видел тебя. Тебя называли принцессой!
  - Ты что-то перепутал, малыш, - улыбнулась девушка, стараясь скрыть напряжение. Конечно, никто не воспримет всерьез слова маленького ребенка, но подозрения поселятся у всех ее спутников. И неизвестно во что все это потом может перерасти. И надо же было ему иметь такую феноменальную память на лица! Где-то на ярмарке с отцом краем глаза увидел принцессу и запомнил на всю жизнь! Нужно как-то отвлечь этого слишком сообразительного эльфенка: - Вкусный сухарик?
  Но малыш словно не слышал Лию, и продолжал:
  - Не волнуйся, я никому не скажу, что ты принцесса! Только пообещай мне, что ты свергнешь эту злую гадюку-королеву, которая приказала казнить уже двоих моих маленьких братиков.
  - Обещаю, - одними губами ответила ему Лианаэль, а потом шепотом добавила. - А принца Кэйррэна ты тоже об этом просил, когда тот приезжал в вашу деревню?
  - Да, - грустно опустил глаза мальчик, - по началу, на деревенской площадке он был добр ко всем детям. Раздавал нам игрушки и вкусности, но когда я пошел за ним, чтобы попросить о помощи, он больно пнул меня ногой!
  - А кто-нибудь из взрослых видел, что он сделал? - прищурилась девушка.
  - Нет ни взрослых, ни детей не было. Он пригрозил, что если я кому-нибудь расскажу, то он убьет маму с папой. Ты ведь не скажешь ему?! - умоляюще поднял на принцессу испуганные глаза малыш.
  - Нет, не скажу, - улыбнулась она ребенку. - Давай поступим так: ты не расскажешь никому обо мне, а я о тебе, договорились?
   Эльфенок радостно закивал. Лиа потрепала его по голове, и с грустью подумала о том, как же все-таки несправедлива жизнь. Этот ребенок и его семья не заслуживают такой участи, чтобы влачить жалкое существование, и каждый день бороться за выживание. Если бы она могла все изменить... Но сейчас ей самой до себя. Может быть когда-нибудь, в будущем...
  'А братец-то оказался не таким благородным и великодушным' - размышляла Лиа по пути из дома в конюшню, где ей предстояло заночевать. Она уже практически поверила в его чистые помыслы и бескорыстные намерения, но это было слишком хорошо, чтобы оказаться правдой. Он сын своей матери и другим уже не станет никогда. Несмотря на то, что в них обоих течет отцовская кровь, Кэйррэн никогда не станет ей даже другом, скорее уж врагом. Да она и сама больше не хотела налаживать отношения со своим коварным и жестоким семейством, наконец осознав, кем они являются в действительности. Лиа вспомнила, как раньше переживала, что брат с ней не общается, а надо было радоваться. Расчищая местечко на троне для себя, решил заручиться поддержкой бедняков! Умно. Интересно насколько давно он это придумал? И введена ли в курс дела Ирэннэль, или даже через нее он готов перешагнуть? Лиа чувствовала, что с Кэйррэном все не так просто, как кажется, но никаких ответов у нее все равно пока не было. Так что голову-то ломать?!
  Зайдя в помещение для содержания лошадей, Лиа сразу же забыла все о чем думала. Так как внимание ее привлекла драка посреди конюшни, и даже не драка, а конкретное издевательство Плешиго над молодым пареньком Хоггом. Когда тот ударом валил молодого парня на землю, Хогг пытался вскочить на ноги или сопротивляться, но получал новый тумак и кучу оскорблений в придачу: 'Вставай слизняк! Ну кто так блок ставит, чучело?! На тебе! Что сопли-то распустил как баба, вставай и дерись!!!' - приговаривал Плеший, в очередной раз занося кулак над парнем. Но больше всего Лию поразило то, что в уголке на сеновале вальяжно разместились атаман и старик Пит, и наблюдали за всем этим жестоким представлением, даже не пытаясь вмешаться.
  Возмущенная полукровка сразу же подбежала к ним:
  - Что здесь происходит?! - голос ее был надрывным, принцессе было неприятно смотреть как этот мерзавец издевается над молодым парнем. От этого внутри у девушки все словно переворачивалось.
  - Ничего особенного, - лениво отозвался Джер, недовольно хмурясь, ведь Лиа загородила ему весь обзор. - Просто у малыша Хогга не очень хорошо с применением боевых приемов в реальной драке. Вот Плеший и взялся его тренировать.
  - Тренировать??? Вы серьезно?! - Лианаэль не могла поверить своим ушам. - Какая же это тренировка?! Я вижу избиение беззащитного человека! А вы сидите здесь и радуетесь этому безобразию!
  - Согласен, мужские забавы - это зрелище не для дамских глаз, - хоть и своеобразно, но все же поддержал Лию старик Пит.
  - Ну тогда пусть дама пойдет, прогуляется на время тренировки, - ухмыльнулся атаман, с вызовом уставившись на нее своими голубыми магнетическими глазами.
  У Лии от последней его фразы неэстетично открылся рот. Она никак не ожидала услышать от Джера подобное. Она вообще не могла понять его поведение в отношении нее. Сначала он всем своим видом показывает безразличие, потом, неожиданно проявляет заботу, а порой кажется и нежность. И когда девушка уже начинает верить в то, что нравится ему и пытается немножко этим воспользоваться, он вдруг снова демонстрирует наплевательское отношение к ее персоне. От резких перемен его настроения у полукровки уже голова шла кругом!
  - Ты сделаешь что-нибудь или нет?! - не выдержала она.
  - Да, - кивнул атаман. - Если ты отойдешь чуть левее, то я с удовольствием понаблюдаю за всем этим, как ты выразилась, 'безобразием', - но заметив ее каменное лицо, все же добавил более серьезно: - Да расслабься ты! Они ведь не всерьез дерутся. Ну да, появится у бедняги Хогга пара лишних синяков, от этого еще никто не умирал. Это всего лишь тренировка!
  В этот момент Хогг все же попытался схватить готовую ударить руку Плешиго, но тут же получил по селезенке с другой руки: 'Всегда будь готов к удару' - улыбался своим беззубым ртом Плеший, пока парень корчился от боли, схватившись за живот. Все, терпение Лианаэль закончилось:
  - Пожалуй, я тоже пойду потренируюсь! - злорадно произнесла девушка.
  Джер не успел даже ничего ей ответить, как принцесса схватила стоящую у загона лопату, предназначенною для уборки навоза и со всей дури заехала ей Плешиму по заднице, ехидно произнеся при этом его же слова: 'Всегда будь готов к удару!'. Тот взвыл нечеловеческим голосом. Бедняга! Только совсем недавно восстановился нормальный голос, утраченный из-за ее острых коленок, как теперь еще и ЭТО! Лиа совсем не думала о том, что делает, ей просто хотелось помочь этому еще совсем юному пареньку и проучить Плешиго. Но разбойнику было плевать на ее благородные мотивы:
  - Ах ты маленькая дрянь! - кинулся на Лианаэль он, благо девушка успела отскочить в сторону, иначе одного удара его огромной лапищи хватило бы, чтобы ввести ее в забытье надолго. От своего промаха, Плеший просто заревел от ярости как медведь и снова двинулся на нее пока девушка отступала к стене, в его налитых злостью глазах отчетливо читалось, что сейчас он просто убьет ее. Просто задушит голыми руками. Лиа не на шутку испугалась, поняв серьезность его намерений. Конечно, ей не следовало так унижать его при всех, такого ни один нормальный мужчина бы не стерпел, а разрешить эту ситуацию можно было и другим способом, но... мудрые мысли всегда приходят с запозданием. Это выходка была ее необдуманным порывом и сейчас ей придется ответить за свою несдержанность по полной программе. Лиа испуганно вжалась в стену, отступать было уже некуда, а Плеший замахнулся, чтобы ударить ее по лицу, девушка в страхе зажмурилась и... удара не последовало. Через мгновение она все же решила проявить немного смелости и открыть левый глаз. Лианаэль увидела острие меча Джера прямо у горла Плешиго. Вот что, оказывается, помешало ему ударить ее.
  - Довольно! Отойди от девушки, - медленно, с угрозой в голосе проговорил Джер.
  - Только после того, как сверну этой гадине шею! - прошипел в ответ разбойник с такой ненавистью, что у Лии по спине невольно пробежали мурашки.
  - Плеший, я серьезно! Не заставляй меня применять силу, оставь ее в покое! - Джер посильнее прижал лезвие меча к его шее.
  - Никогда! Ты видел что она сделала?! Атаман, я понимаю, что тебе нравиться ее яолить, но ты же не думаешь, что после такого я оставлю эту мерзавку в живых?!! Найдешь себе другую шлюху, с покладистым характером.
  - Успокойся, Плеший, - попытался замять ситуацию предводитель разбойников. - Ничего страшного не произошло. Она просто не поняла, что вы тренируетесь. Тем более, ты же сам говорил, что всегда надо быть готовым к удару... А ей сейчас очень стыдно и она извиняется за свое поведение, ведь так Лиа?
  - Да, да! - закивала головой девушка, словно болванчик. - Мне очень жаль, простите!
  - Ну сделай ты ей скидку на то, что она девка! Знаешь же, что у этих женщин мозгов чуть больше чем у курицы, - продолжил Джер, от сравнения с курицей у Лии округлились глаза, но она благоразумно решила сейчас не встревать. - Сначала сделала, а потом уже подумала.
  - Хорошо атаман, - скрипнул зубами Плеший. - Я не трону ее сейчас. Только из-за тебя. Но если еще хоть раз эта дура сделает подобное, то убью ее на месте, и плевал я на все!
  - Спасибо, - похлопал его по плечу атаман. - Тебе нужно остыть, выйди на свежий воздух.
  Лиа выдохнула с облегчением, на этот раз она действительно перешла грань и боялась, что сухой из воды ей уже не выйти. Слава богам, все обошлось. Но глупо и в следующий раз надеяться на подобное везение. Пора бы становиться спокойнее и благоразумнее. Когда Джер отвернулся, Плеший наклонился и прошептал ей в ухо:
  - Не думай, что я забуду. А твой любовничек не всегда будет рядом, так что оглядывайся почаще. Ты мне за все ответишь, грязная сука! Это я тебе обещаю, - после этих слов он вышел из конюшни, как и просил его атаман.
  Принцесса нервно сглотнула слюну. Ей было не по себе. Вот она и нажила себе очередного врага! Как будто ей других проблем мало, кроме того, как постоянно быть настороже с этим жестоким и явно не совсем здоровым в психическом отношении разбойником. А малыш Хогг мог хотя бы поблагодарить ее за то, что она не дала Плешиму забить его до беспамятства. Но тот вроде бы вообще не замечал ее присутствия. Каков атаман, такие у него и разбойники. Лиа вспомнила, как еще мальчишкой Джер не удосужился сказать ей спасибо за спасение своей жизни, так чего же еще можно было ждать от его 'воспитанников'.
  Когда все улеглись спать, Лиа таращила глаза в потолок и с опаской поглядывала на храпящего на всю конюшню Плешиго. Полукровка боялась, что как только она погрузится в сон, он может попытаться убить ее спящую. И хоть она специально легла между Джером и стариком Питом, Лианаэль все равно было не по себе. Заснула она уже практически под утро. И кажется, почти в тот же миг ее разбудил атаман, который всегда это делал с каким-то садистским удовольствием в голосе. Он объявил, что пора выдвигаться в путь. Девушка встала просто на автомате. Голова трещала, глаза слипались, во всем теле была дикая слабость, а им предстояла такая долгая и опасная дорога через темный лес. Это была самая ужасная ночь в ее жизни!
  Выйдя на улицу Лиа обнаружила, что Дини уже собрана в дорогу и, стоя у порога дома, благодарит хозяев за приют на эту ночь. 'И она еще не хотела идти в деревню, а сама-то вон какая бодрая! Видно хорошо спалось на мягкой перине' - с завистью подумала принцесса. Лианаэль немного удивилась, когда ей не позволили умыться и привести себя в порядок, а прямо в таком расхристанном виде заставили сесть на лошадь и покинуть деревню.
  - А как же завтрак?! - растерянно спросила сонная Лиа у Джера.
  - Ты его проспала, - отстраненно констатировал он. С сегодняшнего утра Джер вообще как-то странно себя вел по отношению к ней.
  - Почему же ты меня не разбудил.
  - Да потому что ты и так вместо сна, всю ночь разглядывала дыры в потолке и грустно вздыхала. Хотел дать тебе лишний час поспать и набраться сил... - он прервался на полуслове, так как понял, что проговорился.
  - Спасибо, - улыбнулась она ему. Значит он наблюдал за ней ночью. Но как же он сам-то выспался? Ведь совсем не выглядел сонным.
  - Да не за что. Мне просто не хотелось, чтобы ты засыпала на ходу и задерживала нас в Темном лесу, - равнодушно пожал плечами он и отвернулся.
  - Я так и поняла, - усмехнулась Лиа. Почему этот человек постоянно пытается изобразить, что совершенно равнодушен к ней, когда она всеми фибрами своей души чувствует обратное?!
  Через час они уже подъехали к Темному лесу. На вид он ничем не отличался от обычного леса, те же зеленые деревья, так же поют птицы и летают насекомые. Но было здесь нечто неуловимо жуткое, что заставляло сердце сжиматься, а дыхание прерываться от страха даже днем. Лианаэль остановилась и подумала, что возможно предыдущая ночь все же была не самой ужасной в ее жизни. Сегодня ей удастся это проверить и она бесстрашно пустила своего коня по лесной тропе, вслед за остальными.
  12.
  Зэйриэл лорд Сэйдлир из старшего дома Родресс перехватил короля Эррона в дворцовых коридорах, дабы поговорить с ним с глазу на глаз:
  - Ваше величество, мне необходимо переговорить с вами по одному очень деликатному вопросу, - отец Ирэннэль старался быть невозмутимым, но дрожь в голосе выдавала его истинное состояние.
  - Я даже могу предположить о чем, дорогой лорд Сэйдлир. Если вы собираетесь вести разговор о вашей дочери, то приберегите его до совета лордов, который состоится ровно через неделю, - бросил король, не удосужившись остановиться. Это было намеренное проявление неуважения, но Зэйриэл сделал вид, что ничего не заметил, и засеменил за королем:
  - Не сочтите за грубость, Ваша Светлость, но я все же предпочел бы обсудить все сейчас. Мне хотелось бы знать, на каком основании вы распорядились держать королеву Лиргоса под домашним арестом в своей комнате? - отец Ирэннэль старался говорить как можно мягче, но конец фразы был сказан в достаточно дерзком тоне. И это, естественно, не ускользнуло от ушей короля.
  - Вы не забыли с кем вы говорите, Зэйриэл?! - прогремел Эррон. - Или вы думаете, что если я до сих пор не распорядился повесить вашу дочь за все ее злодеяния против королевства, то это означает, что я буду терпеть любую дерзость от вашего семейства?!!
  - Простите, но я не понимаю о чем вы, ваше величество. Какие еще злодеяния?
  - Ирэннэль - мятежница. Она совершила преступление против Короны! И у меня есть веские основания полагать, что она причастна к убийству своей же дочери Мийроны.
  - Мийрона была и вашей дочерью, - тихо, словно сам для себя прошептал Зэйриэл.
   Король изумленно приподнял брови, получается все остальное вышесказанное отца королевы нисколько не удивило! Неужели он знал о намерениях дочери свергнуть собственного мужа, и что еще хуже убить его родную внучку. А может быть он не только все знал, но еще и был в сговоре с ней? Кто знает, насколько глубоко ушли эти отростки мятежного зерна, посеянного Ирэннэль и Максирионом? Теперь у него были неоспоримые доказательства того, что королева действительно была в сговоре с его полководцем, не только со слов Кэйррэна, который готов подтвердить их даже на совете лордов, если отец выполнит свою часть оговоренной и подписанной ими сделки. У него еще были свидетельские показания личной служанки королевы, одного из охранников и пресловутого дворцового повара, который негласно слыл 'грозой придворных' потому что всегда выводил всех на чистую воду. Повар знал о делах каждого из обитателей дворца больше, чем тот сам мог знать о себе. Его непреодолимая тяга везде совать свой длинный нос была просто за гранью разумного. Именно этот повар когда-то выдал Лианаэль, спрятавшую в своих покоях маленького тигренка. Это он докладывал королю обо всех интригах и настроениях двора, которые менялись с завидной регулярностью. И когда он вернулся в Данвил, повар первым же делом доложил ему о недавнем ночном посещении лорда Каворта спальни Ирэннэль, король не мог не поверить ему. Ведь его рассказ практически во всем сходился со словами Кэйррэна. Эррон понял - на этот раз сын не обманул. Королю было очень больно сознавать не столько о предательстве жены, насчет верности которой он никогда не питал ложных надежд, сколько о предательстве своего полководца и хорошего друга. Максирион был одним из немногих эльфов, кому король мог доверять, и к такому удару он был совершенно не готов. Какое же счастье, что он не успел выдать за это чудовище свою любимую дочь Лианаэль! По словам принца, Ирэннэль уже очень давно занимается прелюбодеянием с полководцем, но почему же и повар, и служанка и охранник могут рассказать лишь о единственной ночи, которая произошла недавно. Вероятно раньше любовники были более осторожны, а теперь потеряли бдительность. Но, слава всем богам, королеву ему все же удалось застать врасплох и арестовать, теперь она ответит по всей строгости закона, по которому с таким наслаждением судила его дочку. Только этому мерзавцу полководцу удалось сбежать. Но король не стал посылать за ним поисковые или карательные отряды, он прекрасно знал, что Максирион еще объявится.
  - Так я ответил на ваш вопрос, лорд Сэйдлир? Могу я наконец вернуться к своим делам, - произнес Эррон, намеренно отвесив шутливый поклон своему подданному.
  - Разве вина королевы доказана? - потупил взгляд Зэйриэл. Надо же, он даже не старается опровергнуть доводы короля, убедить его, что это все лишь жалкие наговоры завистников и его любимая Ирэннэль ни в чем неповинна. Вероятно, лорд Сэйдлир, как умный эльф, понимает абсурдность и бесполезность подобных утверждений.
  - Вина королевы будет доказана на совете лордов, так как у меня есть неопровержимые доказательства ее предательства. В данный же момент Ирэннэль находится под арестом.
  - Могу я узнать, о каких именно доказательствах идет речь? - спросил отец Ирэннэль.
  - Ну, разумеется, можете, - скривил губы король, - только через неделю, на совете лордов. А пока это останется маленькой интригой, - теперь, когда он думал, что Лианаэль находится в относительной безопасности, ведь ее сводный брат сделает все возможное чтобы найти и спасти ее в обмен на престол, Эррон мог мыслить более по-королевски. Вспомнился весь былой опыт выживания и плетения интриг в этом большом паучьем логове, под названием Королевский Дворец. И сейчас он чувствовал себя здесь как рыба в воде. В нем снова проснулся тот былой Эррон, который жил еще до встречи с Тианой и до рождения Лианаэль, который веками завоевывал свой авторитет в народе и был королем с большой буквы.
  - Тогда позвольте мне хотя бы увидеться с дочерью, - не прекращал гнуть свою линию лорд Сэйдлир.
  - Это исключено, до суда никаких посещений, - отрезал владыка. И решил закончить этот утомительный для него разговор. - А сейчас прошу простить, как я уже говорил, у меня неотложные дела.
  Король уже направился прочь от Зэйриэла, как тот выкрикнул ему в спину:
  - Она ведь моя дочь! - эта фраза заставила Эррона застыть, словно вкопанного. И подействовало на него даже не само это известие, что было далеко не новостью, а интонация с которой оно было произнесено. Здесь присутствовала чистейшая искренность, он ощутил всю отцовскую боль, которую в данный момент переживал лорд Сэйдлир. Это была та боль, которую любой отец испытывает, если его ребенок в опасности, и король не был исключением.
  - У вас есть пять минут. Но если после этого я узнаю о ее побеге или о любом другом происшествии, вся ваша семья будет объявлена вне закона. - Произнес он даже не поворачиваясь к Зэйриэлу и зашагал дальше по коридору.
  - Спасибо, ваше величество, - пробормотал себе под нос отец Ирэннэль.
  После негромкого стука в дверь, лорд Сэйдлир вошел в покои дочери, так и не дождавшись ответа. Ирэннэль сидела за дамским столиком и что-то писала, увидев отца, она слегка приподняла уголки губ. По ее внешнему виду никак нельзя было определить, что ее уже неделю держат взаперти. В шикарном пурпурном платье с длинным расходившимися у локтей рукавами она выглядела как всегда изысканно.
  - Вижу, ты в прекрасном расположении духа, - заговорил отец.
  - Вовсе нет, - дернула плечом королева, - просто не считаю домашний арест поводом чтобы перестать следить за собой. Я уже давно заказала у портного это платье, но так и не довелось надеть его. А сегодня обратила на него внимание и просто не смогла устоять...
  - В твоем положении, я бы лучше думал не о платьях! - раздраженно перебил ее лорд Сэйдлир. - Они вряд ли пригодятся тебе, когда король вздернет тебя на виселице.
  - Этого не случится. - Уверенно заявила Ирэннэль.
  - Еще скажи, что у тебя здесь все под контролем! - злился эльф. - Сколько раз я учил тебя быть осторожнее! У тебя ведь и так уже был трон, а теперь, из-за твоей глупой страсти к Максириону вы оба вне закона! У него хоть хватило мозгов сбежать, а тебя король застал врасплох.
  - Пусть этот олух Эррон думает, что я попалась в его лапы. Но ты что, действительно полагаешь, что у меня не было возможности сбежать? Да я знала обо всех его намерениях еще до того, как он въехал в ворота дворца! Просто пока что, мне нужно было остаться здесь, чтобы узнать все, что известно ему. Когда я заранее знаю все его карты, мне даже не нужно доставать своих козырей.
  - О чем ты говоришь??? - возмутился ее спокойствию Зэйриэл. - Король сказал, что у него есть неоспоримые доказательства твоей измены государству! Ты это понимаешь?! Тебе уже никогда снова не стать королевой! И моли богов, чтобы у меня получилось спасти тебя от смерти.
  - Да мне и не нужно это жалкое королевство, теперь это далеко не предел моих мечтаний! - усмехнулась эльфийка. - Ставки повысились, отец!
  - Насколько повысились? - сощурился он.
  - Так, что ты даже и представить себе не можешь! Когда все закончится, я возвеличу наш род! Мы будем самой уважаемой семьей не только в Лиргосе, но и во все мире. Просто доверься мне.
  Глаза лорда Сэйдлира всего на секунду тщеславно заблестели, но тут же приняли свой обычный вид:
  - Довериться?! Легко сказать, дочь! Я уже раз доверился тебе, когда ты, чтобы избавиться от полукровки убила Мийрону!
  - Ты тоже считаешь, что это я убила свою родную дочь? - грустно улыбнулась Ирэннэль.
  - А это не так?
  - Думай как хочешь, - взгляд королевы стал непроницаемым. - Каждый верит в то, во что ему легче поверить. Но, признаюсь честно, мне пришлось не с руки, что король обо всем узнал именно сейчас. Я надеялась, у меня будет еще небольшой запас времени для осуществления плана. Очень жаль, что нас выдали.
  - Завелся предатель?
  - И я даже знаю кто, - сказала королева устремив свой взгляд в окно. Она вспомнила свою встречу с Кэйррэном незадолго до ее ареста. Ирэннэль застала сына в библиотеке. Он копался в старинных свитках, явно куда-то спеша.
  - Здравствуй сынок, если бы случайно не наткнулась на тебя, так и не узнала бы о твоем возвращении домой. - Заговорила она.
  - Добрый день, мама, - на секунду оторвал глаза от стола с бумагами Кэйррэн. - У меня сейчас много дел.
  - Да, я все понимаю. Ты вырос, стал занятым... - сделала грустное лицо королева. - Такими темпами можно и совсем позабыть о своей семье. И о своих обязанностях в ней.
  - Матушка, поверьте, вы не даете мне об этом забыть ни на минуту! - улыбнулся принц.
  - Я просто выполняю свой материнский долг, - ответила на его улыбку Ирэннэль. - Что бы мой любезный сын всегда чтил свою семью и был ей верен. Так как прошла охота?
  - Что? - недоуменно посмотрел на нее Кэйррэн.
  - Ты ведь ездил на охоту дорогой, я интересуюсь, удалось ли вам убить зверя? - пояснила королева, обходя сына со спины.
  - Все прошло отлично. Мы вышли на его след, он пока жив, но его судьба уже предрешена.
  - Звучит печально, - проговорила она, незаметно доставая нож из-под складок своей юбки. - А это обязательно?
  - Что?
  - Убивать того зверя, он ведь не сделал тебе ничего плохого, - сказала Ирэннэль. Сын был сосредоточен на рассматривании пергаментов и стоял к ней спиной, нанести удар ножом сейчас практически не составляло королеве труда.
  - Но что же ты предлагаешь, - произнес он, не отрывая взгляд от бумаг,- пощадить его сейчас и дать шанс этому чудовищу когда-нибудь погубить меня?
  - Похоже, ты уже все решил, - в голове у королевы крутились слова учителя: 'Он должен умереть! Сделай это своей рукой'. После разговора с принцем, у Ирэннэль больше не оставалось сомнений, что именно он предал ее. Он все испортил, и теперь должен умереть. Да и ее господин требует крови Кэйррэна. Всего один точный удар, и все могло бы закончиться, но... это же ее сын! В его жилах течет та же кровь, что и в ее. Она вспомнила, в каких муках она даровала ему жизнь, и каково было ее счастье, когда она впервые увидела своего первенца. Нет, это было выше ее сил! Каким бы он ни был, что бы ни сделал, он ее сын! И это единственное, что еще имело значение в этом паршивом мире. - Я так понимаю, ты снова отправляешься на охоту?
  - Конечно, на этот раз застану его врасплох.
  - В таком случае, желаю тебе удачи! - сбивчиво пробормотала Ирэннэль, пряча нож в обратно в юбку. - Ведь у этого зверя наверняка острые когти и зубы.
  - Спасибо мама, - обернулся к ней принц.
  Ирэннэль кивнула ему и направилась в выходу, но вдруг остановилась в дверях и добавила:
  - Только будь осторожен. Ведь в лесу так легко заблудиться, стоит выйти не та ту тропинку... и можно уже никогда не вернуться в отчий дом.
  - Не волнуйся, я знаю короткую и единственно верную дорогу! - Отозвался он.
  Ирэннэль больше ничего не сказала, она вышла из библиотеки, ни разу не обернувшись на сына.
  А сейчас королева смотрела в окно и размышляла над тем, правильно ли она сделала, оставив сына в живых? Ведь если бы он умер, ей уже никто не смог бы помешать осуществить свой план. А ведь господин предупредил ее, что она больше всех пожалеет, если не убьет его. Но она проявила слабость, не смогла сделать это, из-за глупых эмоций, от которых, как ей казалось, избавилась уже давно. Она веками закаляла свою душу, потому что считала, что лишь с холодным сердцем можно принимать правильные решения и добиваться своих целей. Любовь - это самая главная слабость. Но оказывается, где-то внутри у нее все же была брешь, в которую и пробралась эта пресловутая материнская любовь, не позволившая королеве сделать все так, как нужно.
  Из задумчивости Ирэннэль вывел голос отца:
  - Так кто же этот предатель? - спросил лорд Сэйдлир.
  - Это неважно, - улыбнулась королева с несвойственной ей теплотой. - В любом случае, даже он уже не сможет нам помешать. Но я хочу, чтобы ты помог мне выбраться отсюда. К полнолунию я должна быть уже очень далеко от дворца. У плана есть временные рамки, которые нельзя нарушать.
  - Я ничем не могу помочь, - закачал головой Зэйриэл. - Если ты сбежишь, всю нашу семью признают вне закона.
  - Я сбегу с твоей помощью или без, просто если ты поучаствуешь, это произойдет с меньшими потерями. В ту ночь, когда я сбегу, вам тоже нужно будет покинуть Лиргос. Думаю с нашими деньгами и возможностями, семье Родресс не составит труда обосноваться в любой стране мира. А когда придет время вернуться, ты, отец, прибудешь в Данвил уже совсем в другом качестве. Я обещаю!
  В дверь постучали, это означало, что время посещения вышло.
  - Как мы выберемся из Лиргоса, если ты сама закрыла границы? - спешно поинтересовался он, на споры уже не оставалось времени и приходилось говорить по факту.
  В дверь снова постучали, уже более нетерпеливо. Королева сняла с руки свое кольцо с огромным изумрудом и вручила отцу, быстро сказав:
  - С ним границы Лиргоса будут открыты для вас, - отец уже хотел уходить, как дочь дернула его за руку. - Все что от тебя требуется, это через три дня ровно в полночь подвести к воротам замка быстрого и выносливого коня - все остальное я сделаю сама.
  Спустя три дня короля Эррона среди ночи разбудил его верный слуга Мэйильк:
  - Что случилось? - спросонья пробурчал король.
  - Ваша Светлость, королева сбежала! - задыхаясь ответил Мэйильк.
  - ЧТО?!!!! - сон как рукой сняло.
  13.
   По узкой тропинке в Темном Лесу путники ехали молча. Жуткая атмосфера или предрассудки, но что-то все же удерживало их от разговоров. Все как один были настороже, и в голове у каждого крутилась лишь одна мысль: успеть бы выбраться из Темного Леса до заката солнца. Лиа ехала позади остальных, сама не понимая почему, но поодаль от основной группы ей было как-то спокойнее. Атаман повернул голову назад, и увидев, насколько девушка отстала от группы, пропустил всех вперед и присоединился к Лианаэль.
  - Знаешь, говорят, что подобных ситуациях безопаснее всего находиться в середине отряда, а не замыкать его, - весело заговорил Джер.
  - А ты действительно полагаешь, что нам может грозить какая-нибудь опасность днем? - усмехнулась девушка, лучшего времени и места для беседы он, конечно, придумать не мог.
  - Не знаю, но проверять это, мне бы не хотелось. Надеюсь мы успеем выбраться из этого поганого места дотемна. Приходится ехать без остановок, а ты даже не успела позавтракать. Сильно проголодалась? - поинтересовался он.
  - Тебе что, действительно это важно? - фыркнула принцесса.
  - О чем ты? - нахмурился атаман.
  - О твоем поведении, о чем же еще! Я не понимаю тебя. Иногда мне кажется, что ты страдаешь раздвоением личности. Нет, серьезно. Бывает, я застаю Джера, которому доставляет удовольствие унижать меня, игнорировать, делать что-то назло, а потом вдруг появляется другой Джер, заботливый и внимательный. Извини, но я не готова к столь разительным переменам в твоем отношении ко мне!
  - Так чего ты хочешь? - тихо спросил он, опустив взгляд в землю.
  - Если ты способен сказать мне правду, хотелось бы ее узнать. Кто ты мне, атаман разбойников: друг или враг? Ответь, потому что сама я в этом разобраться не могу.
  Какое-то время мужчина просто молчал, Лие уже показалось, что он не собирается отвечать на ее вопрос, как вдруг он как-то загадочно посмотрел на нее своими бездонными голубыми глазами и произнес:
  - А ты никогда не думала, что я задаю себе тот же вопрос. Но пока не нахожу ответа. Возможно, чтобы нам в этом разобраться нужно добавить немного искренности. Я рассказал тебе практически всю историю своей жизни, в ответ же получил лишь молчание. Я ведь ничего о тебе не знаю Лиа, кроме твоего имени. Расскажи мне о себе.
  - Эта информация небезопасна для тебя, я все же хочу считать тебя своим другом, поэтому и молчу. Хорошие друзья должны оберегать друг друга от опасности, ведь так?
  - Возможно мы и не будем друзьями, но я смогу быть кем-то большим для тебя... - в его голос вдруг добавилось немного хрипотцы. Джер провел своей рукой по ее плечу и опустился вниз, добравшись до ладони, но Лиа резко отдернула свою руку.
  В ответ на его недоуменный взгляд, она лишь прошептала:
  - У меня есть жених, Джер.
  Мужчина ничего не ответил, лишь демонстративно пустил своего коня вперед, давая понять, что разговор окончен. Зачем она сказала ему это сейчас?! Возможно, ей просто захотелось привнести немного искренности, которую он так ждал от нее. Теперь, когда Динилиэйла дала ей надежду на возвращение своей былой жизни, она не имела права обманывать этого человека. Она - принцесса, а лорд Каворт - ее будущий супруг, у них с этим разбойником просто не могло быть никакого будущего. И не важно, что от этой мысли, ее тело словно бы пронзает тысяча невидимых игл. Не важно так же и то, что она, похоже, начала влюбляться в этого загадочного мужчину. Лиа нисколько не сомневалась, что поступила правильно. Лучше уничтожить все эти отношения в зачатке, чем тянуть и потом испытывать еще большую муку от потери. Но отчего же тогда на глаза ее наворачиваются слезы?!
  Принцесса обратила внимание, что впереди идущие остановились. Что могло задержать их? Подъехав поближе, через спины мужчин, Лиа сумела разглядеть какую-то незнакомую красивую женщину в порванном до бедра платье.
  - А когда они напали нас, то перебили всю охрану! - рассказывала свою историю женщина. Но Лиа слушала в пол уха, осматривая ее чисто по-женски как потенциальную соперницу. Женское начало было очень хорошо развито в принцессе, и хоть она сама была симпатичной, но на подсознательном уровне несколько недолюбливала всех слишком красивых женщин. Своей неестественной красотой они внушали ей недоверие. А эта женщина действительно очень красива, словно была собрана воедино из фантазий множества мужчин. Густые и блестящие каштановые волосы были немного растрепаны, что только украшало ее. Карие глаза, маленький острый носик, чистейшая ровная кожа и идеальная фигура... Да, даже Ирэннэль не могла составить конкуренцию этой прекрасной богине. От всего этого принцесса лишь недовольно крякнула. Ведь теперь это совершенство наверняка навяжется им в попутчицы! Она и так с трудом привыкла к присутствию всегда прелестной Динилиэйлы, так еще и этот идеал будет глаза мозолить! А женщина тем временем, продолжала повествование: - Мой отец все еще там, у кареты лежит раненный, а я побежала за помощью. Хвала всем богам, что я встретила вас!!! Умоляю, помогите моему отцу! Он состоятельный человек и отблагодарит вас.
  'Что?! - мысленно возмутилась принцесса. - Помимо ее навязчивого общества, она хочет припрячь всех еще к решению своих проблем! У нас и своих забот невпроворот, без этих розыскных мероприятий и оказания первой помощи ее отцу! Ничего, перетопчется'.
  Но настоящая злость одолела принцессу в момент, когда ей пришлось наблюдать, как атаман не только с радостью соглашается на просьбу этой красотки, но еще и с нежностью усаживает ее на своего коня. Вот ведь зараза! Лианаэль хотела что-то возразить, но увидев лица всех мужчин, поняла, что это совершенно бесполезно. У них разве что слюна не текла, а во всем остальном - абсолютно бесконтактные. Ее звали леди Розалия, и разбойники просто млели от ее имени. Вся мужская половина их группы, как один, ловили каждое слово своей новой знакомой, пытаясь угодить ей, кто чем мог. Лиа злобно дернула за рукав Динилиэйлу:
  - Что ты творишь?! Ладно мужчины, увидели красотку, и словно телки рты пораскрывали. Но ты-то, взрослая сто тридцатилетняя эльфийка, должна понимать, что мы не можем тратить время на поиски папаши этой дамочки. Иначе нам придется столкнуться со всеми ночными обитателями этого, имеющего недобрую славу местечка.
  - И что же, бросить эту несчастную девушку вместе с ее отцом на верную гибель?! - сдвинула брови Дини.
  - Нет, ну что ты, давай лучше этой ночью сгинем вместе с ее папашей, чтоб ему не так обидно было! - съязвила Лиа.
  - Поверить не могу, что ты настолько эгоистична и черства душой, Лиа. - покачала головой Динилиэйла и посмотрела на свою принцессу каким-то сочувственно-презрительным взглядом.
  - Это я понять не могу, что с тобой происходит?! Ты всегда мыслила достаточно трезво и рационально, а сейчас вы все ведете себя, словно глупцы!
  Фрейлина не удостоила Лианаэль своим ответом. Полукровка решила предпринять последнюю попытку и поговорить с Джером. Как бы он не был очарован этой женщиной, возможно его мозг хоть немного, но все еще работает.
  - Слушай, если так боишься провести ночь в этом лесу, тебя здесь вроде никто не держит. Скачи прочь отсюда, к закату как раз успеешь выбраться, - ответил он на просьбу принцессы не задерживаться в этом месте. Лии вдруг показалось, что кто-то вставил ей раскаленную спицу прямо в сердце, именно такую боль доставили полукровке слова атамана.
  Но, возможно, в чем-то его совет не так уж и плох. Ей правда лучше уезжать отсюда подальше и не записываться в этот клуб самоубийц, но... Как же она бросит его, и Дини. Ведь эти двое стали ей, как родные. Да старика с Хоггом тоже жаль. Единственного человека из их компании, кого девушка оставила бы, даже не задумываясь, был Плеший. Но, как говорят, плохие люди - самые живучие. Лиа лишь грустно вздохнула и последовала за своими друзьями.
  А леди Розалия заводила компанию все глубже в лесную чащу. Где же, наконец, ее раненный папочка? У Лианаэль возник логичный вопрос, каким образом их карета оказалась в глуши леса, а не рядом с единственной достаточно широкой для проезда повозок дорогой, проходящей через Темный Лес? И как она, с ее слов, впервые оказавшаяся в этом месте, так хорошо ориентируется здесь, выбирая нужные тропинки, хотя лично полукровке все они казались одинаковыми. Девушка с ужасом начала осознавать, что даже если захочет отсюда выбраться, то вряд ли сразу сможет найти дорогу обратно. Подозрения Лии еще усилились, когда Розалия не прекращая мило щебетать, явно и намеренно замедляла шаг лошади и тянула время. Когда принцесса попыталась высказать свои подозрения вслух, все пятеро ее попутчиков не в самой мягкой форме попросили Лианаэль заткнуться. Она не узнавала своих друзей, они словно не хотели замечать все те странности, которые просто бросались в глаза.
  Солнце уже практически скрылось, а спасители несчастной красавицы и увязавшаяся за ними недовольная принцесса все шли какими-то странными лесными тропинками, уходя все дальше и дальше от проезжей дороги.
  Внезапно Джер и Розалия, едущие на коне несколько впереди остановились на небольшом склоне. Атаман ловко спрыгнул с лошади и с необычайным трепетом помог спуститься своему новому увлечению. Чем вызвал на лице Лии недовольную гримасу, которую она даже не попыталась скрыть.
  - В потемках идти достаточно опасно, - произнес он своей команде, - до утра придется переждать здесь. Нужно развести костер.
  - А может не стоит в лесу, славящимся домом для кучи нечести, разводить огонь и привлекать к себе еще большее внимание? - встряла Лиа.
  - Ну и мерзнуть всю ночь тоже не выход. Вон, у леди Розалии все руки уже окоченели от холода! Тем более в кромешной темноте, мы даже не сможем заметить, если к нам приблизится враг! - парировал мужчина. - Сами разбирайтесь, кто собирает хворост для костра, а кто будет готовить обед и обустраивать ночлег.
  Принцесса замешкалась, не зная что еще сказать, она-то прекрасно видела в темноте. В это время ее спутники сумели договориться о своих обязанностях. Дини решила заняться приготовлением еды, Плеший обустройством лагеря, Хогг сказал, что нарубит лапника для ночлега, а старик Пит пошел собирать ветки для разведения костра. Лиа поразилась, насколько спокойными были разбойники и ее фрейлина. Они вели себя так, словно бы находились в обычном лесу!
  - Подождите! - окликнула своих спутников, Лиа. Она все же надеялась, что хоть кто-то за сегодня ее услышит. - Давайте не будем разделяться, мы ведь не знаем, какие опасности готовит нам это место! Глупо ходить поодиночке.
  Но в ответ на разумные доводы девушки, все лишь махнули рукой и каждый принялся за свою работу. А Розалия злобно прищурилась. Сердце Лианаэль бешено стучало, она чувствовала тревогу, понимала насколько глупо и безрассудно поступают ее товарищи, но не могла ничего изменить. Они вели себя словно бы... словно... ЗОМБИ! Да, точно! Все здесь кроме нее находились под каким-то гипнозом. Только так можно было объяснить их поведение. Словно бы овцы, которые сами бегут на бойню. Лиа с самого начала догадывалась, что эта Розалия не простая девушка, какой хочет казаться. Но если у нее есть дар внушения, почему на полукровку он не подействовал?!
  Лиа решила подойти к девушке и поговорить с ней начистоту. Ей больше не удастся уходить от прямых вопросов принцессы. Но оглядев лагерь, она не обнаружила Розалию. Рядом находились лишь Динилиэйла, рыскающая в сумке с продуктами, и Джер, занимавшийся расседлыванием лошадей. Тревога девушки переросла в уверенное предчувствие беды. Она подбежала к атаману:
  - Где Розалия?! - вцепилась она в руку атамана.
  - Пошла собирать лапник вместе с Хоггом. А ты, я вижу, опять бездельничаешь? Кто не работает, тот не ест. Учти это, - спокойно проговорил мужчина, не разделяя взвинченного состояния девушки.
  - Нужно вернуть их! Они не могли далеко уйти! Куда они пошли?! - чуть ли не кричала от нависшего над ней ужаса принцесса. Джер указал рукой в нужную сторону и недоуменно пожал плечами. Она не раздумывая помчалась в указанном, направлении, по пути крича друзьям: - Оставайтесь здесь!!! И не на шаг из лагеря!
  Свернув с тропинки, бежать дальше не удалось, девушка пробиралась сквозь заросли, ветки больно били ей по лицу и телу, кустарники словно специально царапали и кололи, а вьюны опутывали ноги. Не будь Лиа в таком аффективном состоянии, и имелась бы у нее хоть минутка обдумать все, она бы однозначно не ступила и ногой из лагеря. Ведь сейчас полукровка совсем одна в этом страшном лесу. Чем она сможет помочь им, если что? У нее даже никакого оружия с собой нет. Но обо всем этом принцесса в данный момент не думала, она просто чувствовала, что ей нужно найти паренька Хогга и вернуть в лагерь к остальным, пока не стало поздно. Так случилось, что из всей их компании только она в состоянии трезво оценивать вещи, происходящие вокруг, поэтому сейчас она в ответе за своих товарищей. И не может поддаться тому первобытному страху в ее сердце, который так и норовит вырваться наружу и заставить принцессу паниковать.
  Внезапно Лиа споткнулась об какой-то торчащий корень и упала прямо наземь. Злобные вьюны, словно по команде начали опутывать ее тело. И чем больше принцесса сопротивлялась, тем сильнее они обвивались вокруг нее. Теперь она уже точно поняла, что это вовсе не безобидные лесные растения. Они были настолько подвижными и быстрыми, словно живое и мыслящее существо. Вероятно, один из подвидов нечисти, обитавшей в этом покинутом богами лесу. Девушка машинально начала ощупывать местность рядом с собой, чтобы уцепиться за что-то и подняться. Внезапно ее рука нащупала что-то теплое... подняв глаза девушка с ужасом завизжала. Это был Пит. Старик был мертв, во лбу у него была пробита огромная дыра каким-то острым предметом. Но ни крови, ни... Где его мозг? Присмотревшись, девушка заметила, частички чего-то... О, боги, это же мелкие кусочки мозгов, они валялись повсюду вокруг. Лиа с трудом подавила рвотный позыв. В панике девушка попыталась вскочить и убежать, но растения уже практически обездвижили все ее тело. Она глубоко вздохнула, пытаясь прийти в себя. Что же делать? Ее разум начал молниеносно искать решение. Если бы у нее был с собой поясной нож... но она бы все равно уже не смогла до него дотянуться, чтобы разрезать этот мерзкий практически полностью опутавший ее вьюн. Так, есть еще идеи? Лиа закрыла глаза и старалась не шевелиться, чтобы растение чуть ослабило хватку. Вдруг что-то обожгло ее в области груди. Кулон - догадалась девушка. Тот самый амулет, который много лет назад подарил ей Максирион сейчас словно горел огнем, обжигая ее нежную кожу. Перед ее глазами появился полководец. Она видела его как наяву, но ведь ее глаза были закрыты: 'Сконцентрируйся, - спокойно говорил он, его голос, такой родной и уверенный придавал ей сил, - пробуди огонь у себя в душе, ощути его, прочувствуй его каждой клеточкой своего тела. А затем выпусти и направь в своего врага'. Ей часто доводилось слышать от жениха подобные слова. Он обучал ее магии огня, но давалась она всегда принцессе с неимоверным трудом. И в этот раз она горестно проговорила у себя в голове 'Не получается!'. Но голос Максириона настаивал: 'Получится! Этот огонь уже в тебе, нужно лишь мысленно прикоснуться к нему рукой. Ты сможешь это сделать!' Девушка попыталась сосредоточится... но ничего не получалось, стебли растения уже опутали шею Лианаэль и начинали стягивать. Она почувствовала, что задыхается. Последняя попытка... но, увы. Принцесса инстинктивно начала вырываться и дергаться, но вьюн еще сильнее стянул ее. Голова кружилась, перед глазами все поплыло от недостатка кислорода, как вдруг ей стало светло как днем. Стоп, или это внутри у нее светло? Очень непонятно. Девушка не могла разобраться во всех своих ощущениях, как внезапно увидела себя словно бы со стороны. Вот она лежит на земле, опутанная растениями, а где-то глубоко внутри нее что-то светится, поднеся руку к предполагаемой себе она почувствовала, что это что-то еще и сильно печет. Подождите как, разве она может двигаться? Одной силой мысли она заставила этот светящийся комочек выйти из себя. В мгновение ока он превратил в пепел только что опутывающие ее стебли вьюна, не причинив хозяйке не малейшего вреда. В следующую секунду Лиа уже вскочила на ноги и опрометью кинулась обратно в лагерь.
  Спасать кого-то - это, конечно, дело благородное, но самой пока еще тоже пожить хочется. Лиа была в такой панике, что бежала, не разбирая дороги. Девушка даже не заметила, как с разбегу врезалась в кого-то. Она уже хотела испугаться, как обнаружила что этим неизвестным оказался Хогг. Он увидел в каком она состоянии, и обхватил за плечи, стараясь успокоить:
  - Что произошло? - спросил он Лию.
  - Там... Там! - девушка тяжело дышала и от пережитого не могла связать и двух слов. И наконец, собравшись выпалила: - Пит мертв!
  - Как? Что случилось? - парень заморгал, словно никак не мог осознать услышанное. - Нужно принести его в лагерь. Возможно он еще жив!
  - Нет! - взмолилась девушка. - Давай вернемся к остальным, а его найдем утром! Ему уже не помочь, поверь!!!
  - Хорошо, побежали, - согласился он.
  - А где Розалия? Ты ведь должен был быть с ней! - вдруг вспомнила девушка.
  - Наверное уже в лагере. Мы сразу же разделились.
  Лианаэль опрометью бросилась туда, Хогг побежал за ней. На месте она застала лишь Динилиэйлу.
  - Атаман ненадолго отлучился с Розалией. Ее рана на ноге может начать гноиться. Она сказала, что здесь неподалеку есть речушка, где можно ее промыть, - пояснила эльфийка.
  - А почему ногу нельзя промыть водой из фляжки? - спросил Хогг фрейлину, а Лиа пораженно посмотрела на паренька. Неужели у него начали пробиваться сквозь чары проблески сознания.
  Обнадеженная данным происшествием, принцесса тоже решила подлить масла в огонь, может и у Дини мозги включатся в нормальный режим, Лии сейчас как никогда требовалась ее помощь и поддержка:
  - А еще очень интересно, откуда она может знать о реке, если в этом лесу впервые.
  - Эта Розалия какая-то странная, вам не кажется? - произнес паренек, встряхнув головой, словно сбрасывая с себя остатки этой довлевшей над ним магии внушения. Ну наконец-то! Полукровка облегченно вздохнула.
  - Мы должны найти Джера, если еще не поздно! - объявила своим спутникам девушка. - Кто со мной? - Хогг согласно кивнул головой, а Динилиэйла лишь кинула на них презрительный взгляд. Внутри Лианаэль медленно закипала ярость, она была готова прямо сейчас наброситься на эльфийку и задушить ее голыми руками. Но, к сожалению, времени на это не оставалось. Да и потом, нужно не забывать, что та находилась под влиянием чар... По крайней мере, принцессе хотелось на это надеяться.
   На вопрос Хогга, как они умудрились, не зная дороги, выбраться к реке, Лиа ничего не могла ответить. Она и сама не знала этого, просто еще с детства замечала за собой свойство, что может чувствовать направление, где находится тот или иной неизвестный ей водоем. Даже на западе Лиргоса, где климат достаточно засушливый, и воду в пути приходится искать под землей, она помогала королевским гвардейцам, подсказывая где нужно копать, чтобы обнаружить живительную влагу. Вот и сейчас она просто доверилась своим ощущения и ноги сами вывели ее к реке. Хогг же без лишних вопросов следовал за ней. За какой свой дар она действительно благодарила богов, так это за возможность видеть в темноте. Без него они далеко бы не ушли, снова запутавшись в злобных вьюнах, упав в овраг или еще что похуже. Меж деревьев Лиа краем глаза заметила темные силуэты каких-то существ, но останавливаться и разглядывать их не стала, а лишь ускорилась, таща за руку постоянно спотыкающегося молодого разбойника.
  Но, вот, теперь они у реки, а влюбленной парочки в лице Джера со своей красоткой поблизости не наблюдалось. Лиа растерялась. Как ей найти его? Сердце ее было готово вырваться из груди от тревоги: 'А вдруг мы опоздали?!'. Внезапно невдалеке, в зарослях камыша послышался знакомый голос: 'Подожди, подожди... ммм.. Розалия, ты прекрасна, но... не здесь же! Ну, ладно, давай снимем с тебя вот это...' - дальше подслушивать Лианаэль была не в силах. Она уже готова была устремиться в самую гущу событий, чтобы застать любовников врасплох и помешать им совершить задуманное, как Хогг больно дернул ее за руку.
  - По-моему, они хотят побыть наедине, - смущенно прошептал он Лие.
  - Хочешь, чтобы твоего друга постигла участь Пита?!- зло прошептала полукровка. Но, видя, что паренек не собирается выпускать ее руку, добавила уже более спокойно: - Она не та, за кого себя выдает. Она смогла с помощью магии заманить нас в дебри Темного леса, не думаешь же ты, что она простая женщина?! Напомни-ка мне, живет ли кто-нибудь кроме нечисти в этом страшном месте?!
  Аргументы подействовали, и разбойник отпустил ее. Обежав часть камыша, девушке пришлось лицезреть полураздетого Джера, страстно ласкавшего Розалию. Сладкая парочка была так увлечена друг другом, что появления Хогга и Лианаэль даже не заметила. Наблюдать, как ее возлюбленный держит в объятьях другую - было выше ее сил. От увиденного принцессу даже передернуло, ей захотелось немедленно убежать отсюда куда подальше, чтобы не смотреть на это. Хотя, в глубине души она понимала, что это непотребство уже настолько четко отпечаталось в ее сознании, что даже закрыв глаза, она не сможет избавиться от подробностей этой отвратительной сцены. Лие уже начало казаться, что у нее галлюцинации, так как у Розалии неожиданно начал появляться хвост. Никак иначе его назвать было нельзя, это был именно хвост, весь покрытый слизью с красовавшимся на кончике жалом. Это оружие для убийства уже нависало надо лбом атамана, а тот, объятый страстью, похоже даже не подозревал об опасности. Девушка потерла глаза руками, чтобы быть уверенной, что не сходит с ума. Прозвучавший почти у ее уха возглас Хогга, убедил Лию в том, что это все наяву:
  - О боги, что это за дрянь такая?! - в ужасе вскричал паренек, Лиа от неожиданности аж подпрыгнула. Своим криком Хогг, сам того не ожидая, спас Джера от верной гибели. Ведь закричи он хотя бы на мгновение позже, и острие хвоста Розалии проткнуло бы черепную коробку любовника насквозь. Лиа чувствовала себя как в тумане, не понимала, почему все ее рефлексы какие-то заторможенные. Возможно на нее Розалия тоже каким-то образом может воздействовать? Думать об этом в любом случае было некогда: возглас Хогга спугнул эту жуткую женщину, одним резким движением Розалия отпрыгнула от Джера и, злобно воззрившись на неприглашенных зрителей, оскалилась. Нет, у нее не выросли клыки, ее лицо оставалось прежним, но исказилось такой злобой, что принцесса и Хогг одновременно отшатнулись. Даже та толстая русалка с четырьмя рядами острых зубов, бородавками и вертикальными зрачками, которая напала на Лию больше десяти лет назад, и то выглядела симпатичнее, чем эта, раньше казавшаяся такой миловидной, девушка.
  Крик Хогга привел в нормальное состояние и Лианаэль, не дожидаясь нападения она сразу запустила в острохвостую развратницу огненным шаром. Приличный такой шар получился, надо признать. Раньше-то, на ее огненные шарики и смотреть было больно, до того маленькие и жалкие. А теперь совсем другое дело, девушка даже немного возгордилась, потому что сама от себя подобного не ожидала. Шар попал в цель, но не причинил особо вреда этой нечисти, лишь слегка опалив длинные космы. Самое главное, что полукровка почувствовала в какую-то внутреннюю силу, которая растеклась по ее телу спокойствием и осознанием превосходства над этой страшной женщиной.
  Лиа не успела заметить изумленно вылупившиеся на нее две пары глаз, которые принадлежали разбойникам, потому как Розалия яростно прыгнула на девушку, в одно мгновение преодолев шагов семьдесят оделявших ее от жертвы, сбила принцессу с ног и повалила на спину. Они катались по земле, сцепившись между собой, как две разъяренные кошки. Вероятно, нечисть Розалия действительно была женского пола, а не иллюзией. Потому что драка была чисто женской, без применения кулаков и каких-либо других боевых приемов. Две не по-детски разозленные женщины кусались и царапались, пытаясь вырвать друг у друга побольше волос да ущипнуть побольнее. У каждой из них был веский повод для такой ярости, у первой, что ее прервали на самом интересном, у второй, что эта злобная хвостатая потаскушка решилась заниматься этим 'самым интересным' с ее возлюбленным. Мужчины все это время глупо стояли и смотрели на это представление во все глаза, не зная, что предпринять. Конечно, не каждый день увидишь столь агрессивные женские бои, разве можно прерываться подобное зрелище? А соперницы тем временем вспомнили, что у них, оказывается еще и способности разные имеются. Когда Розалия все же решила воспользоваться своим главным оружием - острым хвостом, Лианаэль чисто автоматически выставила правую руку вперед, защищаясь и... из ее руки вышел приличной силы воздушный поток, откинувший злобную нечисть от нее. Розалия пораженно посмотрела на свою неудавшуюся жертву, вероятно она не предполагала, что какая-то простая служанка может обладать такой значительной магией. Да Лиа сама несколько секунд смотрела на свою ладонь, из которой только что вырвалась магия, не менее удивленно. Разобравшись, наконец, в чем фишка, принцесса не долго думая, снова откинула хвостатую нечисть еще более сильным воздушным потоком, но на этот раз, та со всего лета ударилась об крону дерева, и похоже больно приложилась. Поднявшись и обиженно почесав затылок, баба оказалась не глупой и свалила по добру по здорову обратно в лес со спринтерской скоростью, только ее и видели. Преследовать эту хвостатую распутницу, естественно, никто не собирался.
  Позволив себе несколько секунд отдышаться, Лиа снова ринулась с боем, но на этот раз на двоих разбойников-оболтусов, которые все так же стояли на месте даже не шевелясь. Девушка быстро вывела их из каматоза парой подзатыльников:
  - Вы что, мерзавцы, совсем с катушек съехали! - визжала она на них. Оно и понятно, пережить такой стресс... Лиа просто тряслась от переизбытка эмоций, а тут стоят эти болваны и хоть бы помогли ей, когда эта гадюка пыталась пригвоздить ее к земле своим острым хвостом. Ведь если бы не так вовремя открывшиеся новые способности, то уже поминали бы ее! - И не стыдно, что за вас беззащитная скромная девушка с нечистью борется, а вы тут два здоровых лба стоите и прохлаждаетесь! - сказать, что она просто была зла на них, значит ничего не сказать.
  - Что? - попытался сделать осознанный взгляд Джер. Он сейчас был похож на страдающего слабоумием, которого заставляют решить сложную математическую задачу.
  - Так, спокойно, - шумно выдохнула Лианаэль, пытаясь немного прийти в себя и унять остаточную дрожь в коленях. Вероятно, Розалия снова ввела их в некое подобие гипноза, раз они стоят как куклы, без малейших проблесков сознания. Поняв, что многого от мужчин сейчас не добиться, Лиа просто спокойно и вкрадчиво проговорила, беря их обоих за руку, словно детей малых: - Нужно выбираться отсюда! Пошли за мной, барашки мои, выведу вас в безопасное место. Захватываем Динилиэйлу в лагере, помоги боги, чтобы мы нашли ее живой и невредимой, и линяем отсюда подальше.
  Но далеко им уйти не дали: уже на следующей опушке из-за деревьев начали выходить какие-то фигуры. Стоп! Розалия?! Еще одна? Да они тут все на одно лицо! Их окружило около десятка женщин, все - точная копия уже встречавшейся им хвостатой нечисти. Определить кто именно из них Розалия принцессе удалось лишь по ядовитой ухмылочке одной из них. Ее веселое лицо словно говорило: 'Что теперь предпримешь, дорогуша?!'. Всего секунду Лианаэль потратила, чтобы взглянуть на своих 'подопечных' мужчин, и с грустной улыбкой отвернулась. Они, как и следовало ожидать, снова впали в полную бессознательность. Внезапно Лианаэль вспомнилось очень простенькое охранное заклинание, которое ее заставили выучить еще в детстве, но нянька говорила, что не смотря на простоту, оно очень действенно против нечисти, словно щит вокруг создает. Для этого требовалось быстренько содрать по четыре волоска с каждой головы, которую требуется защитить, и кинуть их вокруг себя на четыре стороны света. Розалия и в этот раз оказалось сообразительнее своих подружек. Перестав ухмыляться и увидев манипуляции полукровки по выдергиванию своих волос, до нее быстро дошло, что та задумала нечто серьезное, и рванула к принцессе, пытаясь помешать. Лиа легким движением руки откинула ее на другую сторону опушки.
  Девушке начинала нравиться ее новая сила! Думать о том, откуда она у нее появилась, не было ни времени ни желания. А вот попользоваться ей в удовольствие как раз выдалась хорошая возможность: почти в ту же секунду от воздушных потоков, вызванных принцессой пострадало еще несколько острохвостых баб, проявивших солидарность к Розалии, теперь они очень забавно болтали стройными ножками из ближайших шипастых кустов. Некоторые кустарники тут, как успела заметить Лианаэль, были примерно из той же породы, что и хищный вьюн. Они так же не желали отпускать свою жертву, попавшуюся в их западню, пусть даже этой жертвой является обитающая с ним в одном лесу нечисть. Короче, жрали они всех подряд, на удачу Лианаэль. Остальные же хвостатые сестры-близняшки, видя столь неприятную участь, постигшую их соучастниц, в лобовую атаку с принцессой лезть отказались, но круг сужали и приближались. Лиа, тем временем уже успела надрать нужное количество волос у каждого члена своей команды и разбросала их на юг, север, запад и восток. Произнеся коротенькое заклинание, принцессу и разбойников окружил маленький переливающийся всеми цветами радуги купол, он чем-то походил на мыльный пузырь и выглядел крайне ненадежно, но защищал хорошо, потому как, сколько не пыталась стайка хвостатых баб пробиться сквозь него, эффект был такой, словно они ударяются о каменную стену. Лиа видела как кряхтят и злятся острохвостые женщины, разбивая себе все лицо и острый хвост, думая что с разбега они возьмут эту непробиваемую крепость, и улыбалась. В душе она уже тысячу раз поблагодарила няньку, заставившую ее вызубрить заклинание от нечисти. 'Так, глядишь, и до утра дотянем' - подумала она с надеждой. Конечно, полукровка понимала, что им просто необходимо вернуться в лагерь, если там еще остался кто живой. Под 'кто живой' подразумевалась, естественно Динилиэйла, судьба Плешиго ее вообще мало интересовала. Возможно принцесса жестокое чудовище, но в глубине души она уже давно призналась себе, что этот человек не может быть ей никем другим, кроме как врагом. И она действительно не выносила его настолько сильно, что никогда бы не стала рисковать своей жизнью за него. Но как бы она не беспокоилась за Дини, помочь ей сейчас они не могли даже ценой собственной жизни.
  Наблюдая за тщетными попытками Розалии с хвостатыми подружками пробраться под защитный купол, девушка немного расслабилась. А зря! Лиа не успела среагировать, когда кто-то с невероятной силой схватил ее сзади и заломил руки шокированной от неожиданности девушки за спину.
  - Джер?! Что ты делаешь??? - кричала Лианаэль атаману, но тот даже не пытался слушать ее. Он без лишних слов вытащил ее за границы созданного полукровкой магического пузыря. Дело в том, что любое заклинание не идеально. Особенность этого заключалась в том, что войти в образованный защитный купол снаружи невозможно, а вот выйти из него - всегда пожалуйста. Девушка верещала изо всех сил: - Отпусти меня! Негодяй!!! Предатель!!! Убери свои поганые руки!
  Когда ее бросили на спину и распластали на земле, девушка начала паниковать не на шутку. Джер держал ее руки, а Хогг обездвижил ноги. У нее не хватало физических сил справиться с двумя взрослыми мужчинами, но и магией, которая в основном шла из ее ладоней, она тоже воспользоваться сейчас не могла. Конечно, Лианаэль могла применить прием с огнем, которым пользовалась против вьюна-убийцы. Но это могло бы привести к смерти ее загипнотизированных друзей, чего она тоже не могла допустить. Поэтому принцессе-полукровке ничего не оставалось, как совершать бесполезные попытки вырваться и ругать во все горло нецензурными выражениями предавших ее спутников. Одна особо злобная бабенка из стаи этой женоподобной нечисти уже заносила надо лбом Лии свой острый как лезвие хвост. Полукровка в последний раз взглянула в голубые глаза атамана, державшего ее, и увидела в них пустоту. Они не выражали ни злости, ни жалости - в них не было ничего, словно эмоции навсегда покинули этого человека. Дыхание замерло в груди, осознавая, что это последние мгновения ее жизни, Лианаэль непроизвольно зажмурилась, и...
  Невероятный рык и звук ударяющегося о землю тела. Когда девушка наконец осмелилась открыть глаза, ее взору предстало невероятное зрелище: хвостатая нежить женского пола была атакована какими-то другими не менее странными существами. Это были полуволки-полулюди: ростом чуть выше среднего мужчины, с человеческой фигурой, полностью покрытой шерстью, и волчьей пастью. Лианаэль пришла к выводу, что это скорее всего стая оборотней. Их было чуть меньше чем острохвосток (так для себя назвала хвостатых дам Лианаэль), но грызли они их так яростно, что вполне могли компенсировать этим свое меньшинство. Острохвостки тоже в долгу не оставались, ловко уворачиваясь от опасных волчьих челюстей, они старались пронзить их своим хвостом-жалом. Похоже у нечисти тоже бывают свои разборки. Самым главным плюсом было то, что про принцессу и ее друзей в пылу схватки как-то благополучно забыли. Не воспользоваться такой удачно подвернувшейся возможностью мог только идиот. Переведя взгляд на все еще сдерживающих ее разбойников, девушка по выражению их лиц поняла, что к ним потихоньку начинает возвращаться сознание. Наверное Острохвостки были настолько увлечены боем с оборотнями, что совершенно забыли поддерживать их в зомбированном состоянии.
  - Джер и Хогг, - командным тоном обратилась Лианаэль к товарищам, - мы уходим, помогите мне подняться.
  Все еще привыкшие исполнять чужую волю, мужчины без лишних разговоров отпустили ее и поставили на ноги. Но сбежать им не позволил один из оборотней, с рыком вцепившийся в ногу принцессы чуть выше коленной чашечки. Он был меньше остальных ростом раза в два, и стоя на двух ногах, едва ли доходил Лианаэль до пояса, но силы его челюстей оказалось достаточно, чтобы в один укус раздробить девушке кости на ноге, а затем резкими движениями вырывать куски мяса из ее бедра. Всего за несколько секунд то, что прежде представляло собой привлекательную женскую ножку, было ничем иным, как отвратительным кровавым месивом. Адская боль не давала полукровке возможности сосредоточиться для нанесения магического удара оборотню. Она уже не слышала своих криков, не помнила как билась в конвульсиях от боли. Последним, что успели запечатлеть ее глаза сквозь кровавую пелену, была морда крупного оборотня, перегрызающего горло Джеру. Затем для Лианаэль наступила темнота.
  14.
  Кэйррэн молча сидел у костра, старательно кутаясь в свой походный плащ и пытался отогреть озябшие от холода руки. Ночи на северных границах Лиргоса были непривычно суровыми даже для его закаленного организма. Он уже в пятый раз выбрасывал огненные руны, но они показывали лишь всякий бред, не давая даже намека на подлинное местонахождение его ненавистной сестрицы. Эльф издал тяжелый вздох, больше походящий на звериный рык. Злость заполнила его душу настолько, что в последнее время не давала возможности даже спокойно дышать. Как же ему хотелось освободиться от всего этого, очистить свое сердце от гнева, обиды и боли, которые копились там с самого его рождения. Но он знал, что эта тяжкая ноша спадет с его плеч только тогда, когда будет уничтожен корень всех его бед - полукровка. Но пока она нужна ему живой, ее жизнь - это залог его беспрепятственного восхождения на трон. И он, принц крови Кэйррэн из старшего дома Д'эйренн разобьет лоб в кровь, но найдет и доставит к отцу целой и невредимой. А когда условие сделки будет выполнено и он получит обещанное, тогда-то можно будет позаботиться, чтобы полукровка больше не дышала с ним одним воздухом в этом мире.
  На лице младшего принца возникла злобная усмешка. И он даже не заметил как маленькие женские ручки легли на его широкие плечи. От неожиданности он вздрогнул, но не обернулся, поняв что это Сиэт. Кэйррэн подобрал ее в Георлике несколько месяцев назад, когда делал объезд по территориям, дабы в очередной раз напомнить населению о существовании 'доброго принца', готового всегда прийти на помощь простым селянам. Решив, после выполненного обряда развлекаться лучше в соседнем государстве, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания, он заехал в один из своих излюбленных трактиров Георлика и встретил ЕЕ. Она была ничем не примечательной трактирной певичкой занимавшей посетителей заведения пением и танцами, а за дополнительную плату оказывающая клиентам услуги и более интимного характера. Очень мелкокостная и худощавая, внешностью она больше походила на угловатого подростка, хотя была старше Кэйррэна на десять лет. Ее достаточно приятное личико азиатского типа, тоже создавало загадку о возрасте его обладательницы. А коротко стриженные темные волосы помогали ей при необходимости притворяться мальчишкой-подростком, ведь трактир посещали люди с разными наклонностями, но платившие хорошие деньги за исполнение своих тайных фантазий. Поначалу Сиэт не привлекла эльфийского принца даже для одной ночи. Но когда она начала петь, ее голос неописуемой красоты, запал принцу прямо в душу и взял ее в капкан. Песни этой женщины обволакивали его сознание, и казалось, облегчали двадцатилетнюю боль, томившуюся на сердце и заставляли забыть и о прошлом и о будущем. Существовали лишь она, он и настоящее. В тот вечер он понял, что будет обладать этой женщиной в любом случае. И несмотря на то, что обычно развлечения эльфов с человеческими женщинами никогда не длятся более одной ночи, заурядной трактирной певичке не только удалось поддерживать сексуальный интерес к себе эльфийского принца уже несколько месяцев, так еще и втереться к нему в доверие, очаровать и заставить взять ее с собой. На протяжении всего этого времени, они не расставались ни на день. Она стала его неизменной спутницей, куда бы он не направлялся. Вот и сейчас, отправившись на охоту за беглой сестрой, эльф и представить не мог, чтобы провести хотя бы одну ночь раздельно от Сиэт.
  А в момент, когда ее прекрасные и столь обожаемые им руки лежали на его плечах, принцу стало гораздо теплее. Она рядом и он наконец-то может позволить себе расслабиться.
  - Тебе нужен плащ потеплее, - заботливо произнесла она. - Удалось что-нибудь выяснить?
  - Ничего вразумительного, - отрицательно покачал головой принц. Он и сам не заметил, когда произошел тот переломный момент, после чего он начал делиться с этой женщиной всеми своими планами. - Руны показывают какую-то ерунду. Такое бывает, когда тот, кого хочешь найти умирает, или кто-то извлекает его душу в артефакт.
  - Так может быть она действительно мертва? - предположила Сиэт, присаживаясь к костру рядом со своим любовником.
  - Я не поверю в это, пока не увижу ее хладный труп своими глазами. Она слишком долго портила мне жизнь, чтобы я так просто смирился с ее смертью. И потом... такие, как она всегда выживают - злая ирония.
  - И куда же вы намерены направить свои стопы дальше, мой господин? - спросила женщина, кладя голову ему на плечо. От ее слов уголки губ принца невольно приподнялись. Сиэт знала насколько он любит, когда она обращается к нему именно так. Но не слишком часто баловала его этим.
  - Когда все это закончится, я увезу тебя к морю, там на самой вершине скалы стоит старый замок моего прадеда. Я познакомлю тебя с ним, мне кажется, ты ему понравишься. Мы насладимся свежим морским бризом, криком чаек и плеском волн. В детстве я часто бывал там, и могу тебя заверить, нет на свете места более прекрасного. Хочу чтобы ты увидела бескрайнее водное покрывало, и незабываемый закат, отражающийся в нем! - прошептал он ей, нежно касаясь своими губами ее маленького ушка.
  - Вот уж не предполагала, что принц может быть романтиком! Я-то думала, что все ваши мысли только о политике и власти, - звонко рассмеялась Сиэт.
  - Ты права, я уже много лет не могу думать ни о чем другом. Но теперь появилась ты: мое счастье, моя отдушина и жизнь снова ворвалась в мое тело. Я был мертв до встречи с тобой, я родился, когда ты полюбила меня. И... прошу, дай мне жизнь, не покидай меня! - Кэйррэн смотрел на нее с такой надеждой, что ответить ему отказом могло только бездушное чудовище.
  - Я никогда не покину тебя, любовь моя! - она обхватила руками его мужественное лицо, и подумав добавила: - Пока сам не прогонишь... А до тех пор я буду всегда рядом, буду заботиться о тебе, поддерживать во всем и не позволю никому причинить тебе боль!
  От неожиданного заявления Сиэт у эльфа непроизвольно открылся рот, ему еще никто и никогда не говорил таких теплых слов. Нет, конечно, многие придворные девицы, гревшие ему постель время от времени, обливали его потоками лести с ног до головы, но он не чувствовал подобной заботы, тепла и искренности никогда и не от кого, даже от собственной матери. Кэйррэну показалось, что в душу его, находящуюся на протяжении двух десятков лет в кромешной тьме, наконец-то направили лучик солнечного тепла. Резким движением принц усадил певичку к себе на колени и крепко прижал к себе, словно самое дорогое сокровище мира. А затем, взглянув на ее луноликое лицо произнес:
  - Это я должен заботиться о тебе, глупышка! - сказал он и страстно поцеловал ее.
  Девушка с удовольствием ответила на поцелуй, но через несколько мгновений внезапно отстранилась, чем вызвала недоуменный взгляд у своего любовника:
  - Мне в голову внезапно пришла одна занятная мысль, - произнесла Сиэт, слегка прищурившись. Кэйррэн знал, что она всегда прищуривается, когда о чем-то сосредоточенно размышляет, поэтому вопросительно посмотрел на певицу, прося продолжать: - А что, если произошла ошибка и твоей сводной сестре все же удалось пройти через границу?
  - Это невозможно, - запротестовал принц, - границы закрыты. Всю страну опоясывает заклятье, через него и муха не пролетит. Она скрывается где-то здесь, в Лиргосе. Хотя я не понимаю как ей это удается? Эльфийские патрули и мои верные слуги прочесывают всю страну вдоль и поперек, не пропуская не одной даже самой захолустной деревушки. Возможно ли столько времени не подавать признаков жизни? Рано или поздно ей придется выйти в какой-нибудь населенный пункт, надвигается зима.
  - Неужели существует такое заклинание, которое не имеет никакой бреши?! - поразилась Сиэт.
  - Заклинание проходит по пограничной территории опоясывая собой всю страну. Темный лес, граничащий с нашей территорией - это единственное место, в котором не действует заклятье. Но оно там и не нужно. Живым оттуда все равно не выйти, и Лианаэль не самоубийца, чтобы устремиться смерти в пасть.
  - Позвольте рассказать вам одну историю из моей жизни, принц? - шутливо произнесла Сиэт, но глаза ее были серьезны, и эльф, насторожившись, согласно кивнул. - Когда я была еще маленькая, у моего старшего брата была мечта поймать крысу и поселить ее в коробку, словно ручного зверька. Так вот, однажды мы вместе охотились за этой крысой целый день и, наконец, загнали ее в угол. Бежать, как нам казалось, ей было уже не куда. В стене была маленькая дырочка, меньше самой крысы раза в три. Но у грызуна было такое неистребимое желание жить, что она протиснулась в эту маленькую дырку, сбежав от нас. Я до сих пор не знаю, как ей это удалось, но факт остается фактом: крыса осталась на свободе и еще долго воровала у матери с кухни еду.
  - Я понял к чему ты клонишь. Но надеюсь, ты ошибаешься, моя дорогая, - задумчиво произнес Кэйррэн. - Ведь отловить эту сбежавшую крысу нам будет гораздо сложнее, если она успела перебраться через границу.
  - Но мы не узнаем этого, пока не проверим.
  - А ты не боишься? Темный лес не место для красивых певичек.
  - С тобой мне ничего не страшно, - улыбнулась она, уткнувшись носом в его плащ.
  * * *
  Ирэннэль лишь ухмылялась, наблюдая как за окном то тут, то там снуют лучшие поисковые отряды эльфов крови. Уже три дня как они словно бешеные псы рыщут по всей прилегающей к Данвилу территории, в поисках своей сбежавшей королевы, и даже не предполагают в какой близости находятся от своей цели. Ее Учитель даровал ей достаточно сил, чтобы создать магический дворец, который не может увидеть ни один враждебный эльф. Он не проницаем для атак, его не возможно засечь с помощью магических средств. В общем, идеальное убежище на черный день. Здесь находилась лишь она и ее верные слуги, семейство Родресс же было уже на полпути в Георлик.
  - Какие новости от Диорна? - обратилась она к стоящей за ее спиной служанке.
  - Моя госпожа, Максирион непреклонен - он намерен несмотря ни на что спасти вашу падчерицу, - пролепетала самая преданная и исполнительная ее служанка.
  - Дора, - повысила голос Ирэннэль, отходя от окна, - я, кажется, спросила о новостях, а не о внутреннем настрое лорда Каворта.
  - Простите меня, ваше величество, - задрожала молодая эльфийка, боясь оторвать взгляд от пола. - Когда я связывалась с его младшим братом в последний раз, то узнала о том, что Максирион побывал Дички, они о чем-то с ней договорились. Куда они направятся дальше, Диорн и сам не знает. Брат не доверяет ему, и не особо спешит посвящать в свои планы. Каворт младший так же предупредил, что не сможет выходить с нами на связь так часто, он боится, что Максирион может обнаружить и отнять у него Кристалл Связи.
  - С этим понятно, - кивнула королева. - Скажи, вы направили Морда по следу?
  - Да, я только что связывалась с отрядом, только вот... - девушка замялась, она знала как опасно бывает докладывать своей суровой госпоже о плохих новостях, но умолчать это сейчас, значит получить еще большее наказание в будущем. Она еще несколько секунд томила, словно решаясь на что-то, и, набравшись смелости, выпалила: - Морд оказался настолько быстрым, что Карателям несколько раз пришлось перемещаться за ним телепортом, чтобы не упустить из вида.
  - ЧТО?!! - округлила и без того не маленькие глаза Ирэннэль. Использовать телепортацию как средство передвижения было запрещено законом не только в Лиргосе, но и во всех относительно развитых странах. Дело в том, перемещаясь с помощью телепорта ты на несколько мгновений попадаешь в межмировое пространство, нарушая тем самым структурную сущность миров. Рушатся границы, а воронка еще какое-то время остается открытой, и через нее вполне может проскочить какое-то существо из иного мира. Такое частенько бывало раньше, пока не установили запреты, и как правило, эти существа были далеко не белые и пушистые. Именно поэтому некоторая местность до сих пор кишит разными неизученными, но чрезвычайно опасными тварями с параллельных миров. Но гости из соседних миров не самое страшное последствие использования телепортов, гораздо серьезнее например нарушение пространственно-временного континуума, наложение одного мира на другой, где вполне можно встретить своего двойника и потом долго доказывать, кто из вас кто; так же изменение будущего и прошлого, и всякие глобальные климатические катастрофы, принесение через другой мир смертельных заболеваний, попадания своего мира в воронку черной дыры и еще различные последствия по мелочи. - Да как они посмели, грязные твари! Дора, распорядись, чтобы при возвращении во дворец, их головы красовались на пиках под окном моей спальни.
  - Но ваше величество, они исключительно ради выполнения вашего поручения...- попыталась оправдать Карателей Дора. Она знала, те были верны своей королеве, как ни кто другой, и пошли на такое рискованное мероприятие, как телепортация, только из фанатичного обожествления своей госпожи. - Да вы ведь и сами иногда пользуетесь телепортами...
  - Заткнись! Они совершили преступления и поплатятся за это, - закричала Ирэннэль так, что стекла дворца уцелели лишь благодаря их магическому происхождению. Затем приблизилась вплотную к своей служанке и схватила ее за горло, заглядывая в испуганные глаза: - И если ты еще хоть раз посмеешь мне перечить, я повешу твою голову рядом с ними!
  - Ваше величество, вы меня задушите, - прохрипела служанка, задыхаясь под хваткой эльфийской красавицы.
  - А теперь иди и подготовь мое походное платье, - брезгливо отпустила ее шею Ирэннэль, задумчиво оглядываясь по сторонам, словно бы пытаясь найти обо что можно вытереть руку после прикосновения к коже служанки.
  - Вы покидаете дворец, моя госпожа? - прохрипела на коленях Дора, пытаясь откашляться.
  - Нет милочка, МЫ его покидаем.
  * * *
  Лорд Дэймирон был, пожалуй, единственным придворным, которого король принимал в своем личном кабинете, а не в приемном зале. Раньше он был чрезвычайно горд этим обстоятельством и испытывал радость от такой доверительной и крепкой дружбы. Теперь он чувствовал лишь стыд и душевные терзания. Ему постоянно вспоминалось то проклятое судебное заседание, в котором он участвовал, когда к смерти приговаривали дочь его ученика, верного друга и сюзерена. Мог ли он тогда что-то сделать, чтобы спасти это невинное дитя? В любом случае он даже не попытался, он проголосовал 'за' как и все остальные, испугавшись за свою шкуру. Он мог бы связаться с повелителем, мог бы предупредить... Но он боялся! Жалкий трус! Прожив не одну тысячу лет, Олдриэлю лорду Дэймирону еще никогда не было так стыдно, как после того случая. А сейчас его старый друг улыбается ему, делится своим самым сокровенным, и даже не подозревает, что перед ним стоит предатель. Осознание этого нестерпимо жгло душу древнего эльфа.
  - Олдриэль, ты витаешь в облаках, друг мой, - пробился сквозь сознание грустный укор короля, выведя лорда Дэймирона из состояния мысленного самобичевания.
  - А? Что? - растерянно заморгал тот.
  - Я рассказывал тебе свой план, но похоже, придется повторить его еще раз! - прищурился король.
  - Прости, Эррон. Я сегодня сам не свой. В чем заключается твой план поимки королевы?
  - Все очень просто, - произнес король. Он не злился на друга, из-за того, что тот невнимательно его слушал, ведь Дэймирон был единственным эльфом крови во всем дворце, которому король еще мог доверять. И он ценил их дружбу как драгоценность. Убедившись, что их никто не подслушивает, король продолжил: - моя смерть.
  - Я... не понимаю. Ты собрался умирать?!
  - Нет конечно, но Ирэннэль грезит этим не один год. Если я умру, она может выйти из тени. Понимаешь?
  - Ты хочешь сымитировать свою смерть? - наконец догадался Олдриэль.
  - Да, все должны поверить, что король скончался, только тогда я схвачу эту гадюку за хвост! И она ответит за все беды, которые принесла мне и моим детям! Так что скажешь?
  - Не самый лучший план, мой король. Это может отразиться на всей стране в целом, об этом узнают соседи... Ты не забыл о напряженных отношениях с королем Пиртэрром? Многие слои эльфов не довольны жизнью, надвигается междоусобная война, нам не до внешних врагов.
  - Согласен, план требует доработки. Но другого у нас все равно нет. Так что нужно чтобы узнали все наши, а соседи остались в счастливом неведении.
  - Это же просто невозможно. Ты же знаешь наших 'языков'. Соседние королевства узнают от шпионов новости о нас быстрее, чем мы сами. Оставь ее, наконец. Сбежала, и шут с ней! Она все равно уже вне закона и ничего натворить не сможет. А тебе бы лучше о безопасности дочери подумать.
  - Спасибо, тебе, друг, за совет. Ты ведь всегда беспокоился о моих детях, особенно когда осуждал мою старшую дочь на смертную казнь. Ты ведь этим занимался? Заботился о ней как и полагается старому другу?! - вспылил Эррон. Видят боги он не хотел этого говорить, но все же вырвалось...
  Лорд Дэймирон удивленно поднял глаза на короля, в них Эррон отчетливо увидел стыд.
  - А ты думал я не узнавал, кто входил в Совет Пятнадцати на том судебном заседании? - поднял брови король. - Я простил тебя. Ты ничем не мог помочь ей тогда. Но вот то, что ты ничего не сообщил мне, этого, ты уж извини, я не забуду никогда, хоть и продолжаю считать тебя своим другом.
  - Мне жаль, Эррон. Но, даже если бы Лианаэль была моей родной дочерью, я поступил бы точно так же, - искренне признался Олдриэль.
  В глазах короля на секунду промелькнуло презрение, которое он все же попытался скрыть, в память о многовековой дружбе. Но в то, что Дэймирон трус, сомневаться больше не стоит. А возможно ли доверять трусу? Страх за свою жизнь порой толкает и на более серьезные предательства. Королю стоило о многом подумать и сделать переоценку ценностей. Но какое бы омерзение он сейчас не испытывал к этому эльфу, Эррону просто необходима его помощь для осуществления своего плана.
  - Могу я попросить тебя об услуге?
  - Конечно, ваше величество, - склонил голову Олдриэль.
  - Нет, не как король, а как друг. Мне необходимо схватить королеву, на то есть веские причины. Но только ты во всем Лиргосе можешь помочь мне в этом.
  - Я к вашим услугам.
  - Заклинание Забвения, - спокойно произнес король, от чего глаза у лорда Дэймирона полезли на лоб.
  - Что? Нет, ваше величество, я не могу...
  - Ты ведь мой друг.
  - Вы хотите, чтобы я загипнотизировал весь город?! Да вы отдаете себе отчет в том, что требуете от меня?!! - вскричал пораженный Олдриэль.
  - Не требую, а прошу, - невозмутимо заметил король. - Если ты откажешься, что ж... я не казню тебя за это.
  - Ваше величество, боюсь у меня не хватит энергии, чтобы... - попытался выкрутится Дэймирон, но король внезапно перебил его:
  - Да ладно, Олдриэль, мы оба знаем, что твоего магического запаса хватит и не на такое, да еще и останется. Если ты не хочешь помогать мне, наберись смелости хотя бы на это, и ответь честно.
  - Я сделаю все так, как вы скажите, - вздохнул старый эльф.
  15.
  Какие-то голоса пытались пробиться сквозь пустоту и умиротворение в ее сознание, от чего захотелось поморщиться, но не получилось. 'Она еще жива?' - спросил какой-то далекий голос. 'Нет' - ответил такой же далекий, но более родной голос какого-то мужчины. 'Но отчего же душа не ушла из тела?!' Эти голоса уже начинали порядком раздражать. Ей совершенно неинтересно слушать о какой-то ерунде. Если уж признаться честно, то ей вообще не интересно слушать о чем бы то ни было. Здесь было так хорошо! Нет никаких мыслей, никаких переживаний, вообще никаких ощущений. Нет НИЧЕГО! Это был покой... вечный покой, пока эти глупые голоса не ворвались и не испортили все. 'Амулет сдерживает ее душу, не давая отойти из бездыханного тела' - снова начал мешать ей такой приятный и знакомый мужской тембр, вероятно отвечая на вопрос другого. И когда же они наконец заткнутся?! 'Совсем достали бедную... меня!' - зашевелились мысли где-то в глубине сознания. 'А, кстати кто я? Где я нахожусь и почему здесь так темно, холодно и страшно?'
  Свет начал пробиваться сквозь веки достаточно неожиданно и неприятно, нос стал непроизвольно вдыхать свежий воздух, а уши зачем-то настроились на звуковые волны и слышали стрекотание кузнечиков и птичьи перекрикивания. Открыв глаза, Лиа еще с полминуты никак не могла сфокусировать взгляд. Она активно моргала, но лицо нависшее над ней все равно было каким-то расплывчатым. Темные волосы, бледная кожа... Она его видела словно через запотевшее стекло. Наконец признав знакомый образ, девушка попыталась заговорить, но язык еще плохо слушался ее:
  - Ммм....масриссриоюо.... Масссриооо - шептала она, не замечая как по щекам покатились соленые слезы. Теплая рука легла ей на лоб и принялась нежно поглаживать по голове.
  - Тсссшш! Все хорошо, маленькая моя. Это я, Максирион. Я здесь, с тобой, теперь все будет хорошо. Ты отдыхай, не говори пока, ладно? - улыбнулся он ей, глаза его просто обволакивали ее нежностью и заботой. А голос успокаивал, вселяя уверенность, что теперь все действительно будет хорошо. Внезапно Максирион был отпихнут каким-то огромным полосатым пятном, и лицо Лии принялся вылизывать шершавый язык. Харти! Ничего себе! Саблезубый тигр никогда не лизал ее, он ведь не собака. Но сейчас это обстоятельство, его, похоже, совсем не волновало. Девушка была так счастлива видеть своего питомца целым и невредимым, но выказать свою радость у нее пока еще не хватало сил. А счастливый тигр, найдя наконец свою хозяйку, отказывался понимать, что она еще слишком слаба и четырехсоткилограммовая туша была готова от радости залезть на голову принцессе и раздавить ее впоследствии. Слава богам, Максирион вовремя вмешался:
  - Так Харти, отойди! Успеешь еще наобниматься с хозяйкой. Ты ее и так чуть не раздавил. Уйти, я сказал! Харти!!! - Но саблезубый тигр даже и ухом не повел, лишь когда Лианаэль закашляла, от ударившего ее случайно тигриного хвоста, он сообразил, что лучше радоваться за хозяйку со стороны. И с неохотой все же уступил место рядом с Лией полководцу.
  - Гггде я? - промямлила девушка все еще онемевшими губами.
  - Ты рядом со мной, - ответил полководец, трепетно целуя ее в лоб.
  Такой ответ принцессу явно не устроил и она попыталась осмотреться. Получилось это не сразу. С огромным усилием, девушке все же удалось повернуть голову на бок, но лучше бы она этого не делала. То, что предстало ее взгляду и в кошмарах-то не увидишь: солнышко светит ярко и высоко, вероятно время движется к полудню, она лежит на зеленой мягкой травке, а повсюду... разбросаны окровавленные трупы, изуродованные части тел, и по ним ползает множество мух. Здесь было все вперемежку: и человеческие трупы, трупы оборотней и острохвосток. Сердце ее сжалась в маленький комочек, крик ужаса подошел к самой груди, но она даже закричать не могла. Среди прочих мертвецов девушка увидела такое любимое и родное лицо... 'Джер!!!'- вырвался крик откуда-то из самой глубины души. Он лежал весь в крови с перегрызенным горлом. Лицо его не выражало ужаса и было абсолютно спокойным. Глаза были закрыты. Оно и понятно, ведь он умирал, еще находясь под гипнозом, поэтому не испытывал страха за свою жизнь. Боль пронзала все ее тело. Ей хотелось зарыдать и убить кого-то одновременно. Непонятно, откуда только брались силы, но девушка резким движением решила подняться. Что-то не так... Она поймала себя на мысли, что правая нога ее совсем не слушается. Наверное онемела, она ее почему-то не чувствовала. Опустив взгляд к своим ногам она увидела окровавленную тряпку, обмотанную вокруг ее бедра, а дальше... дальше не было ничего!!!
  - Где нога?! - в ужасе завопила Лианаэль. - Где моя нога?!!!!!
  - Все будет хорошо, - попытался успокоить ее жених, но принцесса уже ничего не слышала.
  - Как?! КАК!!!! - орала она, рыдая во все горло. - Нет, нет, нет! Этого не может быть. Это просто дурной сон. ПОЧЕМУ?!!!
  Назвать теперешнее состояние Лианаэль просто истерикой было бы слишком мягко. Максирион понял, что если что-то срочно не предпримет, чтобы успокоить ее, принцесса может тронуться умом. Он взял ее лицо в свои ладони, не давая ей вертеться, и заставляя посмотреть на себя бешено бегающие изумрудные глаза:
  - Я обещаю, ты будешь ходить на двух ногах! - заверил он ее своим низким бархатным голосом, от звуков которого сходили с ума все женщины Данвила без исключения.
  В ответ Лианаэль лишь сильнее разревелась, спрятав лицо в ладонях. Плакала она долго и непрерывно, и как только Максирион не пытался убедить ее, что с помощью магии он обязательно восстановит часть ее ноги, что на войне он излечивал раны товарищей и похуже - все безрезультатно, девушка просто захлебывалась слезами, и ничего не замечала вокруг.
  - Ты мне сердце разрываешь своими слезками! Теперь я здесь и тебе больше ничего не угрожает! - причитал полководец, прижав ее к себе. Эльф был готов отдать полжизни, лишь бы возможно было вернуться в прошлое и избавить свою невесту от всего того ужаса, который ей пришлось пережить по его вине. Она так горько плакала! Столько страданий выпало на эту, совсем еще юную - только достигшую совершеннолетия, девушку. Ему так захотелось впиться в нежные губки своим ртом и вобрать в себя всю ее боль. Максирион одной рукой зафиксировал ее лицо, не давая вырваться и поцеловал. Но девушка резко оттолкнула его от себя, взглянув на него так, словно видит впервые в жизни.
  - Джер... - кое-как выдавила из себя Лианаэль дрожащим голосом. - Его больше нет! Они убили его!!! - и разрыдалась с новой силой.
  - Кто такой Джер? - недоуменно спросил лорд Каворт, но Лианаэль была уже не в состоянии отвечать ему что-либо. Он вопросительно посмотрел на Динилиэйлу, стоявшую позади него со скорбным лицом-маской.
  - Это наш спутник, он помогал нам в дороге. Они с Лией... - прервалась на полуслове фрейлина раздумывая стоит ли продолжать. Ведь не для кого из их команды не было секретом, что Лианаэль и Джер испытывают друг к другу более чем товарищеские чувства. Достаточно было всего лишь раз взглянуть им в глаза, чтобы сразу понять, какой страстью пылают их сердца, когда атаман и принцесса смотрят друг на друга.
  - Что они с Лией? - настороженно повторил Максирион. - Ну? Продолжай раз уж начала говорить!
  - Они с Лией сблизились. Ей горько от потери такого хорошего друга, - опустила глаза Дини.
  - Друга? - уточнил полководец, недоверчиво прищурившись. И получив в ответ положительный кивок, задал вопрос, указывая на поляну трупов: - Который из них?
  - Вот этот, со светлыми волосами. Тот, у которого горло перегрызано, - указала эльфийка на мертвого атамана. Максирион внимательно посмотрел на безутешно плачущую девушку, а затем перевел взгляд на холодный труп светловолосого, достаточно приятного мужчины. Дамочкам нравятся такие типажи. В сердце ему закралось совсем недоброе подозрение. Но он попытался на корню погасить приступ ревности, и стараться думать объективно.
  - Как же я мог забыть?! - внезапно вскочил Максирион, подходя к умершему мужчине. И закричал во весь голос своему младшему брату. - Диорн! Принеси из седельной сумки зелье воспламенения. Быстро!
  На вопрошающие взгляды Динилиэйлы и Лианаэль, полководец пояснил:
  - Нужно сжечь тело до основания, чтобы даже костей не осталось. Пока он не переродился, - пояснил он удивленным дамам. - Только зелье воспламенения сможет быстро и надежно уничтожить труп оборотня. Спасибо, Диорн! - произнес эльф, принимая из рук брата нужный пузырек. Он открыл пробку, намереваясь облить Джера магическим раствором пламени, но услышал пронзительный вопль невесты и замер.
  -НЕТ!!! - закричала девушка что было сил. Она попыталась подняться, но тут же упала на траву, потом снова попробовала и снова безуспешно. Перевернувшись на живот, девушка решила доползти на руках до бездыханного тела атамана. Максирион конечно же не мог смотреть на такие муки возлюбленной: закрыв пузырек, он положил его в карман, и осторожно взял Лианаэль на руки.
  - Положи меня рядом с ним, - потребовала она у полководца.
  - Что ты такое говоришь?! - поразился он.
  - Прошу!- настояла она, посмотрев на него красными от слез глазами.
  - Зачем? - не отступал Максирион.
  - Лорд Каворт, ей нужно проститься с погибшим! - встряла Динилиэйла, своим взглядом и интонацией она пыталась донести до него насколько это важно для принцессы.
  Максириону совершенно не хотелось выпускать Лию из своих объятий, тем более подпускать ее к этому сомнительному типу. Хоть фрейлина и говорит, что его с Лией связывали лишь дружеские отношения, он все равно не понравился эльфу, даже в мертвом состоянии. Жених прижал ее к себе как можно крепче и уже собирался унести подальше от покойника, чтобы девушка успокоилась и не помешала ему закончить сожжение мертвецов, но, увидев выражение ее лица, эльф засомневался. Он понял, что если не выполнит ее просьбу, их отношения могут серьезно пострадать из-за этого. Резко выдохнув, Максирион все же опустил свою невесту на траву рядом с Джером.
  Девушка прижалась к холодному лбу атамана губами, по щекам ее текли соленые слезы. Эльф скрепя зубы, отвел взгляд, не в силах смотреть на эту сцену. Внезапно полукровка обернулась и посмотрела на полководца, глаза ее метали молнии:
  - Если хотите сжечь его тело, тогда сожгите и меня вместе с ним, - холодно произнесла она.
  - Лиа, ты все еще не в себе. Давай я унесу тебя отсюда, - ответил Максирион, собираясь поднять ее на руки.
  - Не прикасайся ко мне! - взревела она, в ее голосе было столько злости, что мужчина невольно отшатнулся. - Ты и пальцем до него не дотронешься! Ты понял?! Ни до него, ни до меня, ни до Хогга!
  Динилиэйла, наблюдая, что ситуация накаляется, снова решила вмешаться. Полководец все еще воспринимал свою невесту как маленькую капризную девочку, и не заметил, как она успела стать другой. Учитывая то, через сколько трудностей Дини прошла вместе с принцессой, она не сомневалась, что знала новую Лианаэль, гораздо лучше, чем ее жених. Слишком многое изменилось, а он пока отказывался это понимать.
  - Ваше высочество, - тихо заговорила фрейлина своим тоненьким голоском, - лорд Каворт хочет сделать такое с трупами наших друзей не развлечения ради. Возможно вам не известно, но если не сжечь их, они сами скоро переродятся и станут нечестью. Неужели вы хотите такой участи для наших бывших спутников? Разве легче им от этого станет? И хочется ли вам осознавать, что жизни, которые загубят будущие оборотни, останутся на вашей совести?
  - Что ж, я же тоже умерла от укуса оборотня. Получается меня необходимо сжечь с остальными, - огрызнулась принцесса.
  - Нет, не нужно, - опровергнул ее доводы Максирион. - Оборотнем становишься лишь после конечной стадии смерти - когда душа покидает тело. У твоих друзей это уже произошло, а твоей душе помешал отойти подаренный мной кулон. Лишь благодаря ему нам удалось воскресить тебя. Они уже мертвы Лиа, а упокоить их души - это наша священная обязанность.
  - Я хочу чтобы они очнулись, и мне все равно, в каком качестве, - стояла на своем принцесса.
  - Так, я больше не собираюсь препираться с тобой! - заявил лорд Каворт, он уже начинал терять терпение. Эльф приблизился, чтобы поднять девушку на руки, но та протестующе завопила, на ее крик молниеносно среагировал Харти, преградив Максириону дорогу. В благодарность, она с нежность потрепала любимого тигра.
  - Я не оставлю их, - произнесла Лианаэль уже более уравновешенно, чувствуя себя под защитой тигра. - Дождусь пока они очнуться и не позволю никому причинить боль моим друзьям!
  - Что ты несешь?!!! - рассвирепел Максирион, чаша его терпения уже переполнилась. Да, раньше он был гораздо уравновешеннее. Он чувствовал, что гнев подступает, и он заберет эту несносную девчонку, даже если ему придется свернуть шею ее глупому тигру прямо у нее на глазах. - Мне надоели твои бредовые затеи, Лианаэль! Все будет так, как я решил, и хватит об этом!!!
  - Почему ты никогда не воспринимаешь всерьез то, что я говорю?! - заныла принцесса. - Только ты один бываешь прав, а все остальные у тебя идиоты! Я больше не маленькая девочка, и не собираюсь слушаться тебя как в детстве, опуская в пол глаза, когда ты меня отчитываешь. Я повзрослела, Максирион. И тебе придется принять данное обстоятельство и научиться считаться с моим мнением, нравиться тебе это или нет!
  - Если хочешь, чтобы к тебе относились как ко взрослой эльфийке, тогда и веди себя соответствующе! А начать можешь с того, чтобы научиться улавливать связь между своими глупыми идеями и их опасными последствиями! - повысил голос Максирион. Лианаэль вся сжалась в комок, она снова почувствовала себя ученицей, над которой возвышается лорд Каворт и читает ей нотации за ее отвратительное поведение. Немного смягчившись, полководец добавил: - Даже если они очнутся, прежними твои друзья уже не станут. Души покинули их тела, ты увидишь перед собой совершенно чужих, бездушных и злобных тварей, желающих лишь того, чтобы точно так же перегрызть горло тебе и приобщить к своей злобной стае полулюдей-полуволков.
  - Не думаю, что когда они очнуться, то сознание покинет их сразу же. А если произойдет так, как ты говоришь, то я лично попрошу тебя убить их и сжечь дотла.
  Попрепиравшись с принцессой еще какое-то время, Максирион все же согласился, в полной уверенности что сожжет Джера и Хогга просто чуть позднее. Заодно и Лиа убедится в его правоте, и не будет считать жениха садистом и убийцей, который собирается уничтожить ее друзей ради удовольствия. Было лишь одно 'НО', для их обращения нужно было дождаться наступления ночи, а это означало провести еще одни сутки в Темном лесу. Но чего не сделаешь, ради спокойствия возлюбленной.
  Лорд Каворт вспомнил, как подаренный Дичкой амулет привел его в Темный лес, вслед за невестой. Подобрав по пути испуганную Динилиэйлу, он нашел Лию ночью на этой самой поляне, среди оборотней и вейдьмир (нечисть, которых Лиа прозвала острохвостками). Всего пары минут хватило полководцу, чтобы расправиться со стаей нежити, но он опоздал... девушка была мертва. Лорд Каворт до сих пор отчетливо помнил то первое чувство, заполнившее его сердце, когда он обнаружил, что возлюбленная не дышит. Боль, злость, осознание своей беспомощности. Ему казалось что мир почернел, земля ушла из-под ног, и единственный смысл его существования был навсегда утерян. Это был конец, было хуже и больнее смерти! Но горевший на груди мертвой принцессы кулон, вселил в него слабую надежду - он понял, что душа ее еще находится внутри. Но тело девушки было мертво, и эльф знал лишь единственный возможный способ ее возвращения. Он совершил то, за что в любом месте мира сжигают на костре - прибегнул к черной магии. За то, чтобы возродить к жизни мертвеца, лорду Каворту пришлось отдать темным силам часть своей души, и эта часть уже не восстановится никогда. Теперь он стал в два раза слабее, чем раньше и в магическом и в физическом смысле. Но отдав половину души, мужчина не испытывал сожаления, единственным его желанием было увидеть как Лианаэль вновь открывает свои прекрасные изумрудного цвета глаза. Только сейчас, находясь в шаге от ее потери, Максирион осознал насколько же безумно любит эту женщину. Жизнь без нее больше ничего не значила, и он был готов на все, только бы Лиа всегда была рядом. Совсем недавно он даже не предполагал, что все еще способен на такие сильные чувства. Как плохо, оказывается, он знает себя самого. А что уж говорить о других...
  Полководец объяснил Лие, что полностью восстановить ногу ему не удастся. Но деревянный протез, который Максирион выстругал специально для нее, вполне может с помощью магии быть гибким и подвижным как ее бывшая нога. Иллюзия внешне и на ощупь будет полностью копировать ее настоящую ногу, и со стороны никто никогда не догадается о протезе. Только вот, чувствительность ей он вернуть не сможет. То есть будет постоянно присутствовать ощущение, что нога словно онемела. Но это все же лучше, чем вообще без голени. Эльф хотел заняться протезом Лианаэль чуть позже, когда наберет достаточное количество энергии, которая с лихвой растратилась для ее возвращения к жизни. Но девушка была в таком подавленном состоянии из-за потери конечности, что он плюнул на все, и решил поработать на износ. Нога вышла идеальной, хоть к окончанию магического соединения у эльфа была уже недетская слабость. Но все же эффект превзошел все ожидания. Теперь Лиа и все окружающие видели перед собой ту самую ногу девушки, которая была до трагедии. Лишь дотрагиваясь до нежной кожи на новой ноге, девушке казалось, что она трогает чью-то чужую голень. Зато подвижность была просто идеальной, она спокойно вставала, бегала, прыгала - новая нога ничем себя не выдавала. На радостях от такого положительного результата, Лиа даже чмокнула Максириона в щеку. Тот улыбался еще с минуту после этого какой-то идиотской беспричинной улыбочкой. Он сам не понимал как ей это удалось, но эльф почувствовал, что силы к нему возвращаются. Невеста сама того не подозревая, дала ему заряд жизненных сил, просто находясь рядом. Это его очень обрадовало, потому как следовало хорошенько подготовиться к еще одной ночи в Темном лесу, а для этого ему понадобится немало магии.
  Они покинули ту злосчастную поляну, где произошла вся бойня. Лиа заявила, что там находится она не в силах. На новое место стоянки Максириону и Диорну пришлось перетащить тела погибших от клыков оборотней разбойников. Время близилось к закату, поэтому Максирион лично проверил охранные заклинания, окружающие их лагерь, не доверяя этого никому. Убедившись, что брешей, куда могла бы заползти нечисть нет, он устало прислонился к дереву и откинул голову. Рядом примостилась принцесса. Это обстоятельство порадовало полководца, сложив губы в непроизвольную улыбку.
  - Сколько еще ждать их пробуждения? - поинтересовалась девушка.
  - Еще пару часов, как минимум, - устало отозвался он.
  - Спасибо! - неожиданно произнесла принцесса. Максирион заинтересованно взглянул на нее. - За то, что согласился дать им шанс. За то, что доверился мне, - пояснила она. - Я этого не забуду.
  - Надеюсь, - прикрыв глаза, еле слышно произнес он. Разговаривать не хотелось, на это просто не было сил.
  Она еще о стольком хотела поговорить с полководцем, задать кучу вопросов, ведь так давно она мечтала об их встрече. Но посмотрев на его измотанное выражение лица, все ее вопросы о доме, об отце, о старых знакомых встали комом в горле, так и не решившись вырваться наружу. Позже... все это можно обсудить и потом. А сейчас эльфу требовался лишь отдых, это было очевидно.
  Помолчав рядом еще несколько минут, девушка хотела встать и уйти, но сильная рука схватила ее за предплечье, заставляя оставаться на месте. А с губ полководца слетела тихая просьба:
  - Останься.
  Девушка улыбнулась, и, положив голову на плечо жениху, устроилась поудобнее. А ладонь Максириона легла ей на талию, притягивая еще ближе к себе. Лии и самой не хотелось оставлять его сейчас, ведь она действительно ужасно соскучилась. Иногда приятно даже помолчать рядом.
   Принцессу настолько измотали события последних дней, что она даже не заметила, как погрузилась в сон. Разбудил ее голос Динилиэйлы:
  - Лиа, он пришел в сознание.
  От этих слов девушка проснулась мгновенно. Полукровка резко вскочила, побеспокоив тигра, который каким-то образом оказался спящим у ее ног, и понеслась к Джеру. Она застала его рядом с Максирином, тот очень внимательно всматривался в голубые глаза атамана. Увидев Лианаэль, разбойник слегка улыбнулся, но вид у него все еще был растерянный.
  - Что произошло? - спросил он у девушки. - Я ничего не помню.
  Лиа хотела вместо ответа, просто обнять Джера, но жених преградил ей дорогу:
  - Не подходи к нему, - сурово произнес он. От одного его голоса, не терпящего возражений, уже можно было терять сознание от страха. На вопросительно приподнятые брови девушки полководец все же соизволил пояснить: - Посмотри на его глаза. Зрачки уже стали вертикальными как у оборотня, это значит что процесс обращения запущен. Совсем скоро лицо его превратится в волчью морду, а еще через пару часов, он попытается перегрызть тебе горло. Так что, будем дожидаться этого, или прекратим все сейчас?
  Лиа заморгала. Она почувствовала что глаза ее предательски заблестели от слез. Джер больше не задавал никаких вопросов, он просто стоял и смотрел ей прямо в глаза, и от этого взгляда ей хотелось провалиться сквозь землю. Принцесса представила, какого ему, не понимая что случилось, слышать что человеческому существованию его приходит конец. Но она не знала, как облегчить его внутреннюю боль. Не знала что сказать ему. И не знала как заставить себя отпустить его, пусть даже это единственный верный выход. Максирион был прав, ни к чему продлевать страдания этому постороннему, но в тоже время такому близкому и родному человеку. Сердце ее готово было выскочить из груди от одной мысли, что она уже никогда не ощутит на себе этого проникновенного взгляда загадочных небесных глаз. Никто больше не будет язвить ей, и делать безразличный вид, а утром он не обольет ее водой с таким садистским удовольствием и очаровательной усмешкой. Не нужно было ей мешать Максириону сжечь тела. Зачем Лиа позволила ему вернуться, если теперь снова придется потерять?
  - Как ты себя чувствуешь? - наконец выдавила из себя принцесса, глотая слезы.
  - Странно, - ответил ей атаман, а потом спросил, кивнув в сторону Максириона: - А что между тобой и этим эльфом? Кто он вообще такой?
  От подобных непочтительных слов глаза у лорда Каворта полезли из орбит, а у Лианаэль всего-навсего вызвали грустную усмешку.
  - Ты очнулся в незнакомом месте, услышал, что обращаешься в оборотня и тебя собираются убить, но тебя волнует вопрос о том, что между мной и этим эльфом?! - поразилась девушка.
  - Считай это моим предсмертным желанием, - усмехнулся он ей в ответ. О боги, какая же у него улыбка! За одну только эту улыбку полукровка была готова отдать все, что имеет.
  - Розалия заманила нас в западню, - начала Лиа, проигнорировав вопрос о Максирионе. - Тебя убил оборотень, и теперь ты обращаешься в такого же. А я не знаю, как спасти тебя.
  - И как ты сам понимаешь, парень, допустить прибавления в стае нечисти, мы тоже не можем. Поэтому нам придется сжечь тебя, пока в тебе еще осталось что-то человеческое, - не удержался от комментария Максирион.
  - Значит, я мертв, - тихо заключил Джер. - Я-то наделся умереть ради чего-то существенного... А Хогг? - заметил он своего напарника, все еще находящегося без сознания. Получив утвердительный кивок, атаман напряженно поджал губы: - Не нужно ждать его обращения, для него будет легче, если все это произойдет пока он не пришел в себя.
  Максирион насмешливо посмотрел на Лию, неся в своем взгляде: 'Ну я же говорил!!!'.
  - Неужели ничего нельзя сделать? - прошептала принцесса больше для самой себя, нежели для других. Она уже не пыталась сдержать слезы, катившиеся ручейками по ее щекам. Как она будет жить дальше? Зачем нужно познавать эту дурацкую любовь, чтобы потом потерять ее навсегда?! Отчего мир так жесток? - Я никогда не забуду тебя. Нет... я не верю! Должен быть какой-то выход.
  - Выход только один, Лианаэль. - сухо произнес лорд Каворт, смотря прямо перед собой. Сказать, что прощание этого человеческого прохвоста с его невестой его напрягало, значит ничего не сказать. Он был в тихом бешенстве. Отчего она так убивается по этому совершенно постороннему мужчине? - Его душа уже в другом мире. Фактически, он уже мертв, и ничего с этим не поделаешь. Ты просто продлеваешь агонию.
  - Ты уверен в этом, брат? - раздался позади насмешливый голос Диорна. С той поры, как они с полководцем ступили в Темный лес, он практически ничего не говорил, поэтому все удивленно уставились на него: - Ничего нельзя сделать даже с хонсэббским самоцветом, который ты между делом свистнул у Дички, помогая старушке переродиться в себя саму.
  Максирион посмотрел на брата, словно на врага всего эльфийского народа, и произнес:
  - Даже с этим камнем мне не под силу вновь сделать его таким, как прежде. На Дичке было всего-навсего проклятье, она не переставала быть эльфийкой. А он уже не человек.
  - Изменить его сущность вы не сможете, но с помощью хонсэббского самоцвета вы сможете приостановить процесс обращения, - поддержала младшего Каворта Дини.
  - Это правда Максирион?! - загорелась Лиа. - Умаляю, если ты можешь что-то сделать, то сделай это!!!
  16.
  Принцесса Эльфов Крови стояла на широком балконе старинного замка барона Сэймона Россжера, и смотрела на внутренний двор, где хозяин дома тренировал Джера и Хогга приемам самоконтроля. Лиа была так увлечена происходящим на улице, что заметила приближение своего жениха, только когда его руки уже обхватили ее сзади за талию.
  - Любуешься зрелищем? - последовал вопрос мужчины, прижимая ее к себе еще крепче. Полукровка напряглась, она сама не понимала почему, но когда Максирион находился так близко, ей было как-то не по себе. Раньше он никогда не позволял себе подобных вольностей и держался слегка на расстоянии. Внезапно захотелось вырваться и убежать. Но она переборола себя, и постаралась улыбнуться. А мужчина тем временем продолжил, уже более серьезным тоном: - Мне не нравится то, как ты смотришь на этого волка.
  - В нем все еще есть человек, - возразила Лиа.
  - Это частности... - грубо произнес он. - Бывший разбойник и убийца, а ныне оборотень - не самая лучшая компания для наследницы эльфийского престола. Я хочу чтобы ты держалась от него подальше. Я понятно выразился?
  Лиа возмущенно оттолкнула жениха и обернулась, посмотрев на него взглядом василиска. Откуда у него взялись такие хозяйские замашки? С чего это он решил, что будет указывать ей с кем можно общаться, а с кем нет?! Она не его рабыня! И уже не маленькая девочка, которой можно погрозить пальцем, если нашкодила, или поставить в угол за плохое поведение.
  - Максирион, - подозрительно ласково начала девушка, - я понимаю, ты многое пропустил в моей жизни. Но хочу тебя удивить: я уже совершеннолетняя. Так что, спасибо за заботу, но я уж как-нибудь без тебя решу с кем общаться, а от кого держаться подальше.
  - Лианаэль, ты должно быть тоже кое-что подзабыла по причине моего продолжительного отсутствия. Я - твой будущий муж, если я сказал, что оборотня в твоей жизни не будет. Значит так тому и быть! - он снова заговорил своим командным тоном наставника. Лию это и так всегда раздражало, а теперь, так просто выводило из себя. И она задала тот вопрос, который вертелся у нее на языке уже много лет, но никогда не решалась произнести вслух:
  - Максирион, а если бы я не была наследной принцессой, ты согласился быть моим мужем?
  От внезапно слетевшего с губ полукровки вопроса у лорда Каворта аж рот открылся. Он явно не ожидал такого подвоха. Полководец молчал какое-то время, словно собираясь с мыслями, и, наконец, заговорил:
  - И давно ты думаешь о подобных вещах? - поинтересовался эльф, поджав губы.
  - Сколько себя помню, - честно призналась Лиа, опуская глаза. Ей отчего-то стало стыдно.
  - Значит, ты всегда сомневалась, хочешь ли стать моей женой? - спросил он, хотя прозвучало это скорее как утверждение.
  - Нет... я сомневалась в нас, а не в себе. Но ты не ответил на мой вопрос.
  - Считаю подобные вопросы оскорбительными, моя принцесса. Ты ведь выросла на моих глазах! И я всегда полагал, что мы достаточно близки, а теперь выясняется, что практически всю свою сознательную жизнь ты не доверяла мне.
  - В том-то и дело, Максирион, что ты воспитывал меня с детства. Ты был мне самым замечательным учителем, другом, старшим братом, если хочешь. Но любовь...Любовь это нечто иное. Эльфы обычно женятся, когда видят друг в друге мужчину и женщину, а не брата и сестру или наставника и ученицу.
  - Да что ты можешь знать о взаимоотношениях мужчины и женщины?! Ты - неразумное дитя, которое только что ступило во взрослую жизнь, - сухо произнес лорд Каворт. От его слов Лию словно обдало холодом.
  - Ты знал, что женишься на мне, еще до моего рождения. Я тоже с малолетства была осведомлена о личности своего будущего мужа. Но, нас ведь никогда не спрашивали, хотим ли мы этого? Ты соглашался на этот брак даже не зная меня. Так ответь: когда ты начал видеть во мне женщину, а не ребенка? Когда мне было восемь, десять, а может шестнадцать лет? КОГДА?! - Лиа не думала, что когда-нибудь осмелится завести с будущим супругом подобный разговор, но теперь уже не могла остановиться и излила полководцу все, что долгие годы продолжало быть ключом ее опасений.
  - Какое это имеет значение? - ответил вопросом на вопрос Максирион, и, отойдя к противоположному краю балкона, устремил свой взор куда-то далеко за горизонт, продолжив: - Ты пытаешься заставить меня сомневаться в своих чувствах тебе. А на самом деле хочешь скрыть за этим свою неуверенность. Но я не намерен больше обсуждать подобные темы. Как только мы уладим это недоразумение с убийством Мийроны, ты сможешь вернуться домой и мы поженимся. И, пожалуйста, выкинь из своей замечательной головки все эти глупые подозрения.
  Затем эльф замолк, продолжая задумчиво смотреть куда-то вдаль. В иной ситуации Лию обязательно заинтересовал этот его туманный взгляд, но сейчас ей было абсолютно все равно. Она смотрела на него невидящими за пеленой слез глазами, рыдания уже подступали к горлу. Старая боль, которая таилась на протяжении многих лет где-то в глубинах ее души, теперь рвалась наружу, сжигая девушку изнутри. Не желая показывать этому мужчине, свою слабость, Лиа на подгибающейся ноге и протезе развернулась и быстрым шагом направилась в свою комнату, выделенную для нее бароном.
  Отойдя на достаточное расстояние, где Максирион уже не мог ее услышать, принцесса разрыдалась прямо на винтовой лестнице, ведущей в ее покои. Слезы текли по ее щекам, дыхания не хватало. Сейчас Лианаэль осознала то, что долго не могло сложиться в ее голове в определенную картинку: она не хочет свадьбы с эти эльфом крови. В таком состоянии ее и нашел Джер. Ласковые мужские руки обхватили лицо девушки и заставили посмотреть прямо в бездну голубых глаз с ныне вертикальными зрачками:
  - Лиа, что произошло? Кто тебя обидел? - тревожно поинтересовался он, стараясь стереть подушечками больших пальцев все слезинки.
  - Никто, все в порядке, - произнесла неожиданно охрипшим голосом девушка. Она отвела его руки от своего лица и поднялась на ноги. Пару глубоких вдохов - и вот она уже почти успокоилась. Лиа практически никогда не плакала при посторонних, и дело не в том, что это было проявлением эмоций и считалось у эльфов крови дурным тоном. Просто одно дело плакать в одиночку, там можно и пожалеть себя, и погрустить, и не думать о том, как непривлекательно сейчас выглядят твои опухшие глаза и красный нос. А в чьей-то компании уже не то... настрой как-то терялся.
  - Без причины люди обычно не плачут, - заметил оборотень, следуя за ней по коридору, ведущему в ее спальню.
  - Так я же и не человек вовсе. И не делай такие удивленные глаза, ты ведь уже и так все знаешь, - хмуро произнесла девушка, всхлипывая.
  - Не все, - насупился Джер, мягко останавливая ее своей рукой и разворачивая так, чтобы видеть ее глаза, - у меня одни вопросы, ответы на которые ты так и не удосужилась мне предоставить.
  - Знаю, мы не успели поговорить об этом. Но, думаю тебе не стоит объяснять почему, - скривила губы Лиа.
  - Да уж, твой жених не особо жалует меня и наше с тобой общение.
  - Ну, есть вещи, которые даже Максириону придется принять как данность, - заявила полукровка с напускной уверенностью, и от этих слов на душе тоже как-то полегчало.
  - Я и подумать не мог, что с его-то характером, он позволит нам с Хоггом сопровождать вас после выхода из Темного леса.
  - Максирион не такой уж суровый, как может показаться на первый взгляд. - Лиа вспомнила, каких трудов ей стоило уговорить жениха не убивать Джера и Хогга, а потом еще и взять с собой. Но, он все же уступил. Как уступал с самого детства ее многочисленным прихотям, взять хотя бы ее затею воспитать саблезубого тигра, которую весь двор считал настоящим самоубийством, или нелепое желание поехать вместе с мужчинами на войну. А уж сколько раз он прикрывал ее перед отцом и не сосчитать. Нет, сам конечно отчитывал за проделки, но Эррону не докладывал.
  - Но все же он чем-то сильно тебя расстроил, - произнес бывший атаман, смотря на нее своими проницательными голубыми озерами глаз.
  - Это пустяки, - опустила взгляд девушка, боясь что оборотень сможет прочитать в нем ее истинные чувства.
  - Лиа, послушай, мне важно это знать, понимаешь? Если он тебя обижает, я смогу защитить тебя. После обращения я стал гораздо сильнее. Поэтому теперь я могу постоять за тебя не только перед людьми, но и перед нелюдями тоже. Не только могу, но и должен! Ты ведь со времени нашего знакомства умудрилась уже трижды спасти мою жизнь, а я так и не вернул тебе должок.
  - Джер, - тихо произнесла принцесса, - меньше всего на свете мне хочется, чтобы ты делал что-то из чувства долга по отношению ко мне. Лучше расскажи мне как проходят твои тренировки с бароном?
   - Сэймон Россжер прекрасный воин и замечательный человек, Лиа. Я познал много нового, и учусь воспринимать свое положение как новый этап в жизни. Но, к сожалению, даже такой талантливый учитель, как Сэймон не в состоянии полностью истребить во мне инстинкты оборотня. Убивать я все еще хочу больше чем есть, спать, говорить и дышать.
  - Возможно, прошло еще слишком мало времени, - ободряюще улыбнулась она. Полукровка знала, как тяжело сейчас ее другу, но ничем не могла ему помочь. Даже просто быть рядом для моральной поддержки у нее не было возможности из-за ревнивого жениха.
  - Да, возможно. Хотя... - задумчиво протянул Джер. - Ты знаешь, пожалуй все же есть одна вещь, которая интересует меня гораздо сильнее чем убийство людей.
  - Правда?! Какая? - оживилась девушка.
  - Ты, - прошептал оборотень, приблизившись к Лианаэль настолько, что по телу ее пробежал холодок.
  Лиа мечтала навсегда утонуть в этих голубых омутах глаз, его губы были так близко... она чувствовала на себе его дыхание, а сама же отчего-то забыла, что ее организму требуется кислород и замерла, боясь пошевелиться. Мир вокруг словно перестал существовать. Сердце бешено колотилось и было готово в любой момент выпрыгнуть из груди. Он сейчас рядом с ней, до неприличия близко, вот, еще немного и он коснется ее губ своими губами...
  - Лиа! - ворвался в ее сознание низкий мужской голос. О нет, этот голос снова все испортил, Джер резко отступил от нее назад. Девушка обернулась и увидела приближающегося Максириона. Его янтарные глаза полыхали огнем, а челюсти были сведены от ярости. - Что ты делаешь? Уже поздно, а ты еще не в постели.
  - Да, я как раз направлялась к себе. Просто вот столкнулась с Джером, мы разговорились...
  - Я понял. Немедленно иди к себе, - его голос сейчас был даже более грозным чем раскаты грома в бурю. Еще бы, он ведь приказал невесте держаться от Джера подальше, а она тут с ним чуть ли не целуется. - Я скоро подойду, - закончил он совершенно противоположным тоном и бросил насмешливо-пренебрежительный взгляд на оборотня.
  - Что? - не сразу поняла девушка.
  - Сегодня я зайду к тебе в спальню, чтобы мы могли побыть вдвоем, как и положено мужу с женой, - пояснил Максирион с чарующей улыбкой. Теперь уже у Джера начали ходить жевалки.
  - Но ты ведь еще не мой муж, - растерянно промямлила Лианаэль.
  - Это поправимо, дорогая, - промурлыкал эльф ей в ответ. Краем глаза Лиа увидела, что рот атамана начал превращаться в звериную пасть. Еще немного и он попытается разорвать Максириону горло. Но полководца подобная перспектива словно бы нисколько не волновала. Он либо не замечал метаморфоз, происходящих с Джером, либо намеренно их провоцировал. Лорд Каворт по собственнически обхватил Лию за талию и крепко поцеловал, стараясь прижать к себе каждый миллиметр ее тела. Она как могла пыталась оттолкнуть его и вырваться, но не тут-то было. Его мускулистое тело было сильным и крепким, подобно металлу. Когда он, наконец, выпустил ее из объятий, то весело произнес: - А теперь иди свою комнату, тебе еще себя в порядок нужно привести... ну, перед сном, разумеется. Я буду через пятнадцать минут.
  Лианаэль не успела ничего ответить, как увидела молниеносное движение справа. Но полководец заметил его еще раньше, чем невеста. Он двигался так быстро, что принцесса даже не успела понять как все произошло. Максирион прижал Джера к каменному полу замка, зафиксировал волчью морду и покрывшееся за какие-то доли секунды серой шерстью человеческое тело, так, что тот не мог сделать ни единого движения. Увидев занесенный над шеей оборотня клинок, Лиа завопила каким-то странным, словно бы чужим, голосом и со всей силы вцепилась в руку Максириона.
  - НЕТ!!! Умаляю тебя! Не делай этого!!! - верещала девушка. - Отпусти его! Я сделаю все что пожелаешь! Только отпусти!
  - Ловлю тебя на слове, милая, - зло скривил губы он и отпустил атамана, поднявшись на ноги. - А теперь, иди к себе.
  Лиа смотрела на то, как медленно волчья морда Джера снова становится похожа на человеческое лицо, и не решалась оставить его наедине с эльфом.
  - Поклянись, что ты не причинишь ему вреда! - умаляющее посмотрела на жениха полукровка.
  - Твое покладистое поведение - залог его жизни и здоровья. Ты ведь сама обещалась делать то, что я тебе сказал. Так вот, сейчас я говорю тебе: ИДИ К СЕБЕ В КОМНАТУ.
  Полукровка кивнула, бросила быстрый обеспокоенный взгляд на Джера и направилась к себе. Спустя минуту Джер наконец окончательно пришел в себя, но не на долго, так как был тут же схвачен за горло одной сильной рукой Максириона и прижат к стене, вторая же рука заломила оборотню обе ладони.
  - А теперь ты! Слушай меня очень внимательно: если еще хоть раз, я увижу, что ты ошиваешься рядом с моей невестой, то клянусь магией огня, я оторву твою волчью башку. А затем сожгу! Это понятно? Не слышу?! Понятно или нет?! - зло шептал Максирион выворачивая ему ладони в другую сторону. Джер свел зубы от боли, это было невыносимо. Но лучше уж он будет с вывернутыми руками или вовсе потеряет голову, чем добровольно откажется от Лии. - А ты еще больший идиот чем я думал! Что ж, тогда умри!!!
  Полководец намеренно воткнул свой охотничий нож не в сердце Джера, в живот, и медленно повел рукоятку как по маслу сначала вверх, а потом чуть левее. Острие ножа разрезало органы, а Максирион по садистски наслаждался этой болью соперника. Джер пытался сопротивляться, но у него не хватало сил. Даже будучи оборотнем, он был не в состоянии справиться с эльфом крови возрастом в три тысячи лет.
  - Откажись от нее! Или я убью тебя! Сейчас!!! - рычал Максирион, держа свой нож у сердца оборотня.
  - Ни...ко...гда! - прохрипел Джер, от многочисленных внутренних порезов он захлебывался в собственной крови.
  Максирион не привык увещевать и решил завершить начатое. Но, неожиданно, на плечо ему легла чья-то тяжелая рука.
  - Оставь парня в покое, Каворт. - раздался мужской бас за его спиной.
  - Россжер, старина, прости что несколько заляпал кровью твои полы, но это дело не терпит отлагательств, - тяжело дыша от ярости произнес Максирион. Ему не терпелось увидеть этого самодовольного человеческого выродка мертвым.
  - В моем доме никаких убийств, - предупреждающе понизил голос барон.
  Эльф медлил еще несколько секунд. Всего одно легкое движение руки влево и этот малолетний ублюдок навсегда исчезнет из жизни Лианаэль. Соблазн был так велик... но нельзя забывать, что он здесь в гостях. 'Позже', - мысленно успокоил себя лорд Каворт и вытащил нож из тела оборотня, отпуская его. Тот бессильно сполз по стене, истекая кровью. Максирион знал, что через какие-то пару-тройку часов все раны этого мальчишки затянутся, и это не вызывало у него ничего кроме досады и раздражения. Лучше бы он помучался подольше. Но отчего же он так зол? С тех пор, как полководец нашел свою будущую жену в Темном лесу, он и сам не мог разобраться что с ним происходит. Отчего его так бросает в ярость, когда этот тип находится радом с Лией?! В его-то почтенном возрасте уже неприлично настолько поддаваться эмоциям. Максирион не без удивления обнаружил, что теперь, когда он находится вместе с невестой, то больше не является тем уравновешенным, опытным и рассудительным эльфом крови, что был прежде. Близость Лианаэль невообразимым образом превращает его в какого-то юнца, который ревнует, бесится, сгорает от страсти, и любит такой чистой и трепетной любовью, которой не испытывал, пожалуй, ни с кем. Это открытие было столь новым для него, что пока еще не могло уложиться в его сознании и заставляло совершать поистине безумные вещи.
  - Что ты вытворяешь, Каворт? - спокойно поинтересовался Сэймон Россжер, когда наливал им с Максирион выпить у себя в библиотеке.
  - Прости Сэй, я и сам не понимаю. Не сдержался, а потом все как-то само собой пошло, - повел плечами полководец. - Но я все равно прикончу этого мелкого засранца, так или иначе.
  - И совершишь тем самым наибольшую ошибку за всю свою многовековую жизнь, - закончил за него барон.
  - Ну, страдать от угрызений совести я точно не буду! - зло усмехнулся эльф.
  - Возможно, но страдать ты все-таки будешь. Хотя бы оттого, что навсегда потеряешь ту единственную, которую по-настоящему любил и ценил.
  - Ну Лианаэль никогда не была моей единственной, и ты это хорошо знаешь.
  - Ты - мой лучший друг Макс, и как друг раскрою тебе маленькую тайну, которую сам ты, похоже, еще не осознал: твое помешательство длинной в три тысячи лет на Ирэннэль Родресс никогда нельзя было назвать любовью. И ты можешь лгать мне сколько угодно, можешь даже попытаться обманывать самого себя, но истина в том, что эта молодая девушка единственная, кто заставляет твое сердце биться быстрее. И чтобы не видеть этого, нужно быть глухонемым слепцом.
  - Может обойдемся без этой сентиментальщины! - резко осадил его Максирион. Барон Россжер победно улыбнулся, сознавая, с задел друга за живое. - Да о чем мы вообще?! Кто превратил моего старинного приятеля в нежную девицу, которая только и лепечет о мифической любви из бардовых песен?!
  - Как скажешь, тогда давай поговорим об этом оборотне. Оставь его Максирион, позволь Лианаэль самой принять правильное решение.
  - Не могу, - пробурчал лорд Каворт, потупив взгляд. - Это моя женщина! Она родилась моей, моей и умрет! И я не позволю этому человеческому прохвосту затуманивать ей мозг!
  - Но если ты убьешь его, то лишишь принцессу выбора, и она никогда не простит тебя, - убежденно заявил Сэймон.
  - Она принадлежит мне! - отрывисто произнес Максирион. Ну вот, он почувствовал, что снова начинает закипать. - И не о каких выборах и речи быть не может. Она либо примет это, либо будет противиться этому - что в конечном счете ничего не изменит. Сейчас Лиа еще слишком молода, со временем она свыкнется и все поймет.
  - Я тоже когда-то точно так же утешал себя, - тихо заметил барон.
  - Дружище, я сочувствую, что с твоей женой все так печально закончилось. Но Лиа не твоя Бертильда, она другая.
  - Я заставил ее быть со мной, надеясь, что когда-нибудь она все же сможет полюбить меня. Но она предпочла убить себя, чем провести свою жизнь в моем обществе, - в голосе Сэймона было столько печали и тоски, словно бы со смерти его жены прошло не пятьдесят лет, а пять минут. Максирион невольно поморщился, неужели с прошествием стольких лет боль в сердце его старинного друга так и не утихла?!
  Он молча похлопал друга по плечу, не зная что ответить. А старый барон тем временем продолжил:
  - Но теперь я знаю одно: в том, что с ней произошло, повинен только я один.
  - Не говори так, - попытался успокоить Россжера полководец. - Ты ведь и предположить не мог, что она...
  - Она не любила меня, Макс, а я взял ее силой. Эгоистично полагав, что Бертильда должна отдать мне свою любовь как данность. В точности так, как ты сейчас рассуждаешь. Я посчитал ее своей и просто брал то, что принадлежит мне по праву. Но если бы я на секунду задумался, что она при этом чувствует? О чем думает и мечтает, если бы постарался не завоевать, а заслужить ее любовь... она сейчас была бы жива. И, возможно, даже была бы со мной.
  - А возможно она была бы не с тобой, а тем конюхом, который дарил ей ромашки. Она жила бы с ним в его хлеву, который называла бы домом и воспитывала бы новых маленьких оборванцев, - не выдержал Максирион.
  - Да, но она все же была бы жива! И если бы она была счастлива с этим конюхом, то я бы тоже научился быть счастливым... счастливым за нее! А не страдал бы сейчас от боли и ненависти к самому себе! К сожалению, я слишком поздно осознал, что любовь - это нечто большее, чем просто счастье обладать кем-то. Я ведь до сих пор люблю ее, даже на расстоянии длинной в смерть. И на протяжении полувека моя жизнь превратилась в нескончаемую пытку. Днем, я стараюсь забыться. Отвлечь себя делами, но ночью, когда я ложусь в пустую и холодную постель, боль каждый раз накатывает на меня с новой силой.
  - Не понимаю, почему ты не мог завести себе какую-нибудь хорошенькую девицу, чтобы отвлечься от этого самоедства. Я всегда так поступал, когда страдал по Ирэннэль.
  - Даже если с леди Родресс у тебя это и срабатывало, но вряд ли это пройдет с Лией, - покачал головой барон, и на вопросительно приподнятые брови эльфа, пояснил: - Ты думаешь я не пытался забыться?! Да я даже превращал свой дом в сборище для блудниц. Но только все это бесполезно. Когда болит сердце, унять его тебе не поможет никакой другой орган. Ты уж, прости старику, такие сантиментальные разговоры. Просто мне давно хотелось высказаться, да и тебе полезно послушать.
  - Ты говоришь со мной, словно я еще незрелый эльфенок. - усмехнулся Максирион. - Я прожил и повидал гораздо больше твоего, Сэймон, вероятно моя внешняя молодость постоянно позволяет людям забыть об этом.
  - Мы, люди, живем гораздо меньше. И извлекать из жизни уроки нам тоже приходится быстрее, ведь у нас нет возможности ошибаться на протяжении веков. Нужно успеть уложиться в несколько десятилетий. Но еще пару лет, и моя пытка возможно закончится, и я наконец-то встречусь с возлюбленной уже на том свете. А вот твоя, друг мой, может длиться тысячелетиями, и это будет гораздо более мучительно. Поэтому подумай хорошенько, прежде чем повторить мои ошибки.
  - Сэймон Россжер, - медленно начал говорить Максирион, вкладывая в свои слова всю уверенность, что была у него в душе, - ты знаешь, я ценю твои советы как ничьи другие. Но позволь мне в любовных делах все-таки придерживаться собственных соображений.
  * * *
   Лианаэль была единственной из всей их команды, кого суета столицы Георлика нисколько не раздражала. Она с удовольствием взирала на мельтешение людей, разглядывала грустные или радостные лица встречных прохожих, и на сердце ее жила радость, от осознания того, что сейчас она одна из них. Наконец-то она повстречала тех, с кем была похожа не только внешне, но и душой. Здесь в Синтирейнне (столица Георлика) все было как-то проще, как-то естественней и искренней, чем в Лиргосе. Люди не стеснялись выражать свои эмоции, не надевали на себя маски, и могли быть такими, какие есть. Конечно, доля лицемерия присутствовала и среди людей, но не в такой ярко-выраженной и отвратительной форме, что у нее на родине. Девушка с удивлением осознала, что в королевстве эльфов крови, где родилась и выросла, она всегда чувствовала себя чужой, а в этом, совершенно незнакомом ей городе людей, принцесса ощущала себя, словно дома. Разгадку подсказал Максирион: оказывается, мать Лианаэль была родом из Синтирейнны. Это многое прояснило, и девушке захотелось подольше задержаться в этом городе, узнать его историю, увидеть своими глазами все самые примечательные места.
  В общем, Лианаэль ежедневно мучила своих спутников просьбами совершить с ней небольшую экскурсию по столице. У Максириона была уважительная причина для отказа: какое-то тайное дело, по которому, собственно, они и прибыли в столицу. Джер и Хогг, застряв на половинчатой стадии обращения в оборотня, старались реже выходить в людные места, так как искушение обратиться и перегрызть горло какому-то встречному было еще достаточно велико. Пока они учились контролировать себя - прока от них было мало. Да и Максирион не одобрил бы их совместную прогулку. Поэтому Лиа переключила все свое внимание на Дини и младшего Каворта, которые, к слову сказать, в последнее время вели себя словно попугаи-неразлучники. Не известно, что фрейлина принцессы могла найти в Диорне, учитывая тот факт, что он был младше ее более чем на сто лет, но эльфийке, судя по всему, общение с ним доставляло истинное наслаждение. Лиа предполагала, что скорее всего, он чем-то напоминал ей Максириона. А так, как сам полководец был с ней достаточно холоден, девушке не оставалось ничего иного как восполнить уязвленное самолюбие его младшим братцем. А тут Лианаэль, со своими навязчивыми просьбами составить ей компанию, постоянно мешала Динилиэйле получше узнать младшего Каворта. Такта и понимания ситуации добавил принцессе лишь грубый отказ и недвусмысленное указание идти в общеизвестном направлении, куда люди достаточно часто посылают друг друга, когда раздражаются.
  Обиженно фыркнув, Лиа не стала опускаться до ее уровня, и, наплевав на всех, решила отправиться на прогулку по городу с Харти. Спускаясь по винтовой лестнице вместе с тигром, девушка наткнулась на старого барона Россжера. Он был хозяином поместья, другом лорда Каворта, и просто добродушным и открытым человеком - это в сущности было все, что она о нем знала. Но и этого ей хватило, чтобы этот пожилой мужчина внезапно начал входить в круг тех немногочисленных лиц, кому по-настоящему доверяла.
  Заметив его, девушка одарила его теплой искренней улыбкой, старик ответил ей тем же.
  - Собралась на прогулку? - как-то по легкому поинтересовался он.
  - Да, - безмятежно ответила принцесса. - Хотелось бы все же осмотреть окрестности.
  - В городе сейчас небезопасно Лиа, позволь выделить тебе экипаж и несколько сопровождающих, - нахмурился старый барон.
  - В этом нет необходимости, я беру с собой саблезубого тигра. Не думаю, что в Синтирейнне найдется много смельчаков, желающих померятся с ним силой.
  - Максирион будет недоволен, если узнает, что ты отправилась в город одна.
  - Лорду Каворту пора бы уже осознать, что я в состоянии сама принимать решения куда и когда мне ходить, - ледяным тоном произнесла девушка. От упоминаний о полководце, у нее появлялось здоровое раздражение. Он уже настолько измучил ее своей ревностью и желанием полностью контролировать, что в последнее время не вызывал у нее никаких эмоций, кроме агрессии.
  - Да, по поводу лорда Каворта... - Сэймон глубоко вздохнул, словно на что-то решаясь, - Лианаэль, я не вправе давать тебе советы. Но все же не могу промолчать.
  - Вы хороший человек, барон. И поэтому меня всегда интересует ваше мнение. Каким бы оно ни было. Так что, я вся внимания, - учтиво произнесла Лиа.
  - Я не могу тебе всего объяснить, потому что некоторые вещи мы способны понять, только тогда, когда оказываемся в определенной ситуации. В общем, просто постарайся дать ему шанс. Он пока не осознает, что встал на неправильный путь. Но просто поверь, что все, что он делает, он делает из хороших побуждений. Он тебя любит.
  - Любит? - фыркнула принцесса. - Лорд Каворт к сожалению или к счастью обладает талантом показывать то, что другие хотят в нем увидеть, сохраняя при этом душу холодной.
  - Принцесса, простите мне мою дерзость, но я точно знаю, что вы заблуждаетесь.
  - Возможно мы оба заблуждаемся касательно него. Вот только вопрос о его чувствах ко мне оказался для лорда более затруднительным, чем вопросы войны и мира в Лиргосе. Но все равно спасибо за совет, барон. Я постараюсь быть более внимательной к своему будущему мужу.
  17.
  Главная площадь, рынок, балаган, парк, городская библиотека... Она уже почти падала от усталости, но сдаваться не собиралась. Саблезубый тигр жалобно посмотрел на хозяйку, моля вернуться, но та лишь бодро подмигнула ему. Город был просто огромным и ей еще много чего нужно успеть здесь увидеть.
  Проходя мимо прекрасной аллейки, засаженной пестрыми цветами, Лиа не удержалась и присела под деревом, прямо напротив всей этой красоты. Харти как обычно разместился у ее ног. Жители Георлика любили цветы, их можно было увидеть почти у каждого жилого дома и просто на улицах города. Она вдыхала аромат незнакомых ей цветков, пытаясь расслабиться и уложить по полочкам всю ту неразбериху, что в последние недели творилась у нее в голове. Неожиданно полукровка почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Девушка посмотрела по сторонам - никого. Ей показалось это странным, и она уже собиралась уходить, как боковым зрением заметила движение справа от себя. Повернув голову, она Лиа вздрогнула: рядом с ней под деревом сидела огненно-рыжая человеческая женщина, с проникновенным 'оленьим' взглядом. Как у нее получилось так внезапно для полукровки оказаться под тем же самым деревом? Внешне она выглядела даже младше принцессы, но назвать ее юной язык не поворачивался - слишком отчетливо жизненная мудрость читалась в ее светло-карих глазах.
  - Здравствуй, Лианаэль. - Ее голос был певучим и проникал прямо в душу, неся тепло и спокойствие.
  - Мы знакомы? - сдвинула брови девушка. Она понимала, что впервые видит эту женщину, но лицо ее отчего-то казалось ей знакомым. Открытый взгляд вселял доверие, но не стоит покупаться на первое впечатление.
  - Возможно. А тебе бы хотелось этого? - спросила она, тепло улыбаясь.
  - Я вас не знаю, - утвердительно произнесла принцесса. - Кто вы? И откуда знаете мое имя?
  - Я та, в ком ты нуждаешься. Та, кто поможет тебе разобраться в себе самой. Ты же не будешь отрицать, что оказалась в затруднительной ситуации?
  - Откуда вы меня знаете? - настаивала принцесса. Она бросила взгляд на тигра, тот лежал спокойно, словно бы не замечал девушку сидящую рядом со своей хозяйкой. Это было странно, так как тигр всегда чувствовал, если Лии угрожала какая-то опасность. Сейчас он был спокоен и, должно быть, у этой рыжеволосой женщины хорошие намерения.
  - Я знаю тебя даже дольше тебя самой. И обязательно расскажу обо всем, но не сейчас. Мне известно, девочка, что доверие это не то, что тебе легко дается. Но постарайся поверить, что я твой друг и желаю лишь добра.
  Лиа хотела сделать замечание этой странной человечке, чтобы та не называла ее 'девочкой' - полукровку всегда раздражали подобные обращения. Но сама не понимая почему, в последнюю секунду передумала что-то говорить. Она просто внимательно смотрела в эти добрые глаза и верила... Все вопросы улетучились сами собой.
  - Мне нужно предупредить тебя о зле, которое идет по твоим следам.
  - Ты говоришь об Ирэннэль?
  - Не только о ней, есть тот, кто принес в этот мир тьму. И благодаря твоей мачехе она лишь разрастается и окутывает все новые и новые земли. Тот, кого тебе стоит опасаться силен и жесток и только ты сможешь остановить его. Он попытается убить тебя первым, поэтому тебе нужно быть осторожной. Речь идет уже не только о твоем благополучии, если ты проиграешь эту битву, погибнут многие, ни в чем неповинные существа, добро исчезнет из этого мира, а смерть и разрушения навсегда поглотят его. Ты совершенно не пользуешься своими способностями Лиа, а без них тебе не уничтожить источник зла.
  - Ты знаешь о моей странной силе?! - поразилась принцесса.
  - Она дарована тебе свыше, чтобы ты выполнила свое предназначение: уничтожила нечистую силу, которая уже запустила в этот мир свои длинные черные щупальца.
  - Послушай, я хочу просто вернуть свою жизнь, - раздраженно произнесла девушка. У полукровки и так голова забита, а тут появляется какая-то незнакомая человечка. Не представившись и не объяснившись начинает уверять ее в том, что она, Лиа, единственная надежда их умирающего мира. Да издевается она что ли? Какая из нее защитница добра? Она и себя-то от обвинений в убийстве сестры защитить не смогла. - Я не желаю оправдывать никакие возложенные на меня надежды. Если эти силы даны мне лишь для борьбы со злом, то пусть их заберут обратно! У меня есть дела поважнее, чем решать проблемы мирового масштаба. Для начала, я хочу лишь увидеть отца, отмыть от грязи свое имя и вернуться домой. А темные силы пусть уничтожает кто-нибудь другой, у кого побольше свободного времени и энтузиазма.
  Женщина лишь по-доброму усмехнулась, словно бы Лиа была капризным ребенком, который ворчит, что его заставляют есть кашу, хоть и понимает как она полезна.
  - Ты наверняка слышала, что все мы несем своим существованием какое-то смысл. Звезды еще до нашего рождения определяют его. И от судьбы уйти невозможно. Лианаэль, дочь короля Эррона, ты родилась для того, чтобы сделать этот мир лучше. И жить спокойно, как ты планируешь, не удастся. Именно поэтому я здесь, чтобы помочь тебе разобраться во всем, пока не стало слишком поздно.
  - Здесь какая-то ошибка. Это уж явно не мое предназначение. Я не справлюсь с такой ответственной задачей, это точно! - округлила девушка глаза в испуге.
  - Если бы это было не под силу для тебя, никто бы на тебя и не возложил подобную миссию. Тогда возможно, ты вообще бы не родилась. И уж точно ты не получила бы такой великой силы. В определенных кругах, тебя называют Избранная. А это что-то да значит, поверь.
  - Но я вовсе не такая сильная и смелая, как кажусь. И как я буду бороться со злом? Я даже представить не могу с чего начать?!
  - Начни с внутренней борьбы. Постарайся больше думать о чувствах других, а не только о себе. Не обижай никого понапрасну. И научись уже доверять тем, кто рядом. Не все желают тебе зла Лиа. Думая о плохом, ты не замечаешь хорошего рядом с собой. Ты должна научиться пользоваться своей силой, а этого не произойдет, пока ты будешь отрицать ее или стараться скрыть ее от всего мира. Доверься Максириону, расскажи ему обо всем и он поможет тебе лучше понять свои способности.
  Лиа ничего не ответила, а лишь задумчиво теребила волосы, смотря невидящим взглядом прямо перед собой.
  - И еще...- продолжила женщина, - попробуй давать близким второй шанс. Даже если ты узнаешь о предательстве, возможно тебе будет больно, но не закрывай дверь в свою душу, ведь все имеют право на ошибку. А теперь мне пора, мы еще обязательно увидимся, Лиа. Ах, да... теперь обернись!
  Девушка вскочила на ноги и увидела позади себя открывающийся портал. Каратели! Как они нашли ее? Из темного пространства вышло восемь сильных и до зубов вооруженных эльфов крови. Они переместились телепортом, несмотря на то, что это категорически запрещено. Полукровка оглянулась на рыжеволосую собеседницу, но той уже и след простыл. Тигр встал перед Лианаэль и оскалился, готовясь в любую секунду кинуться на того, кто попытается проявить агрессию к Лианаэль. Но, к удивлению девушки, вместо того, чтобы хвататься за оружие, один из эльфов крови вышел чуть вперед, игнорируя угрожающий рык тигра, и протянул принцессе письмо. Девушка взяла его дрожащими от страха и неожиданности руками. Печать дома Родресс. Взломав ее, она раскрыла письмо: 'Лианаэль, нам нужно встретиться. Гарантирую тебе полную безопасность. Позволь моим слугам проводить тебя ко мне, нам есть, что обсудить. Королева Лиргоса, Ирэннэль Родресс.'
  - У нас есть приказ, доставить вас к королеве. Оставьте своего зверя на месте и пройдите с нами в телепорт, - произнес капитан отряда Карателей.
  - А что, если я откажусь? - спросила девушка на всякий случай, хотя и так знала ответ.
  - Нам придется применить силу по отношению к вам и убить это животное.
  Мысли пчелиным роем вились в голове у девушки. Она понимала, что письмо Ирэннэль полнейший обман, но не подчиниться - значит обречь Харти на верную гибель. Она уже тысячу раз пожалела, что взяла его с собой на прогулку. Если бы она сейчас была одна, то смогла бы попытаться улизнуть, но тигр был уязвим.
  - Хорошо, - произнесла она. - Я пойду с вами! - и, наклонившись к Харти, прошептала. - Беги за помощью! Немедленно!
  То, что произошло дальше, было неожиданностью для всех, кроме, пожалуй, саблезубого тигра. Старший из Карателей приблизился к Лии на критическое расстояние, чтобы подать руку и препроводить в телепорт, но в ту же секунду огромная полосатая гора мышц рванула вперед и, повалив эльфа наземь, одним мощным движением челюстей раскроила ему череп на две части. При виде этого кровавого зрелища все как-то растерялись и замерли в испуге, но эта заминка стала роковой для второго карателя, который стоял ближе всех к саблезубому тигру. Резким ударом сильной когтистой лапы он содрал ему весь скальп, и пока тот упал от болевого шока, зверь уже успел перекусить хребет третьему. Лиа поражено таращила глаза на своего любимца, она и предположить не могла, что ее 'малютка' которого она почти до года молоком из ложечки кормила, способен на ТАКОЕ...Оставшиеся пять Карателей все же успели выйти из стопора, и обнажили клинки, готовясь окружить тигра. Саблезубый тигр был силен, но справиться с пятью опытными воинами крови не было практически никаких шансов даже у него.
  Лианаэль было страшно и хотелось как можно быстрее убежать отсюда, но она не могла оставить наедине с этими убийцами своего верного полосатого друга, который так отважно ринулся на ее защиту. И принцесса решила прикрывать тыл Харти, чтобы у него были хоть какие-то шансы спастись. Первым делом, она, с поразительным для самой себя мастерством отразила несколько огненных шаров, посланных карателями в тигра. Затем, сосредоточилась и отбросила одного из эльфов подальше воздушным потоком, тот ударился головой о камень, но сознание не потерял. Зараза! Дальше она заставила закрутиться два маленьких вихря оторвав нескольких карателей от земли, пока они боролись с воздушной стихией, Харти мог не отвлекаясь заняться оставшейся парой эльфов. Тигр прыгнул на одного из них, параллельно сбивая второго с ног крепким хвостом. Тем временем, каратель ударившийся головой уже окончательно пришел в себя и ринулся в бой с новой силой. Лиа послала в него по огненному шару из обеих ладоней, но эльф легко перенаправил их обратно. Девушка успела вовремя увернуться и не обжечь тело. Она хотела снова попытаться откинуть его потоком воздуха, но из ладоней у нее на этот раз отчего-то вырвался горячий пар. Он не поднимался вверх, а словно туман стелился под ногами. Его было так много, что вскоре он окутал собой всю аллею. Через пару секунд стало невозможно различить перед собой даже собственные руки. Пар был настолько горячим, что почти обжигал легкие.
  Лиа очень волновалась за Харти, но не могла определить его места нахождения. Лишь услышав то тут, то там его грозный рык, она чуть успокаивалась, понимая, что он все еще жив. Девушка стояла на месте, боясь передвигаться. Вслепую было гораздо сложнее защищаться от убийц. Какое-то шестое чувство заставило ее сделать шаг назад, затем она услышала звук клинка, резанувшего впустую совсем рядом. Значит третий каратель все же решил расправиться с ней, а не с ее тигром. Она сильно разозлила его, раз воин забыл о приказе в письме королевы доставить Лианаэль к ней живой. Принцесса вся обратилась в слух, стараясь понять, с какой стороны он заходит на атаку. Но напрасно, шаги истинного эльфа крови редко кому удается услышать. Он может приблизиться к ней с любой стороны, а она абсолютно безоружна. Единственным утешением было то, что Каратель не видит ее так же, как и она его. Девушка решила воспользоваться этим преимуществом, и тоже начала бесшумно передвигаться по траве, запутывая своего преследователя. Тот начал злится и совершать ошибки. Один неосторожный шаг и он обнаружил свое местонахождение, из ладони Лианаэль с раскатом грома вырвалась молния, без всяких проблем поразив противника. Обрадованная полукровка отпрыгнула в сторону, намереваясь разобраться с двумя оставшимися недоносками, которые посмели обидеть ее 'тигренка'. Она, наконец, почувствовала в себе силу. И теперь готова была встать еще против восьмерых подобных Карателей в полной убежденности, что выиграет бой. Но тот, об кого она ударилась и упала, был гораздо опаснее отряда эльфийских головорезов...
  Склизкое тело в пупырышках, огромный рост, а из острого частокола зубов вырывалось гнилостное дыхание. 'Морд!' - в ужасе прошептала Лиа. Вот и пришел конец ее миссии, даже не успев начаться. Морд являлся самым грозным искусственно выращиваемым монстром. Он был плодом долгой селекции при скрещивании разных подвидов демонов из других миров с хищными животными этого мира, и не было ничего более омерзительно, но в тоже время завораживающего и опасного, чем Морд! Он не поддавался воздействию никакой магии, клинки, стрелы и огонь были против него бесполезны. Будучи невероятно быстрым и сильным и обладая завидным нюхом, он прекрасно выслеживал любую жертву, и мог преследовать ее до тех пор, пока не настигнет. Отличался особой жестокостью и преданностью своему хозяину.
  Лианаэль в страхе зажмурила глаза, ожидая пока это чудовище расправится с ней. Она хотела лишь чтобы боль была недолгой. Но, к ее удивлению монстр не сдвинулся с места. Он просто смотрел на нее и тяжело дышал. Лиа осмелилась подняться на ноги, но реакции Морда не последовало. Она осторожно отступила назад - ничего, потом еще и еще один шаг. Принцесса не понимала что с ним происходит, но побежать все же боялась, ведь этим могла спровоцировать его охотничий инстинкт. Когда она полностью скрылась от Морда в уже рассеивающемся паре, девушка вздохнула с облегчением. Но кто-то больно схватил ее за локоть.
  - Далеко собралась? - произнес мелодичный женский голос.
  - Ты?! - Лиа даже не успела удивиться, так как в ту же секунду ее втолкнули в телепорт.
  
  Максирион нервно измерял шагами библиотеку барона Россжера. Сэймон, Диорн и Динилиэйла молча стояли рядом, никто из них не осмеливался отвлечь полководца от серьезных размышлений.
  - Сколько ты сказал было найдено трупов на месте? - неожиданно поинтересовался он у хозяина замка.
  - Ровно восемь. Почти у всех рваные раны от нападения зверя, только у одного тело обожжено до безобразия, - глухо отозвался Сэймон. Ему было не по себе, что он пошел на поводу у невесты лучшего друга и не отправил вместе с ней хотя бы несколько воинов для безопасности.
  - Хоть я и не совсем могу представить, каким образом саблезубый тигр мог в одиночку справиться с целым отрядом Карателей, но за неимением других версий, предположим, что это так. - Эльф крови задумчиво посмотрел на Харти с перевязанной израненной лапой, тот изобразил на морде почти человеческое возмущение от сомнений Максириона в его способностях. - Но кто уложил восьмого? Я знаю, что уровень мастерства Лианаэль в магии ниже среднего, она даже против ученика не смогла бы выстоять, а личная гвардия королевы всегда отличалась безупречными магами. Остается два варианта: либо эта маленькая победа - колоссальное везение моей невесты, во что я лично верю с трудом; либо ей кто-то помогал. И если тела помощника не обнаружено, возможно, он сейчас там же, где и Лиа...
  Его рассуждения прервал бестактно вломившийся в библиотеку барона Джер с сумасшедшими глазами по блюдцу:
  - Где она? Что случилось?! - словно бешеный разорался на весь зал разбойник.
  - Тебя это не касается! - не остался в долгу Максирион, правда самолюбие и высокий статус не позволяли полководцу опуститься до ответного крика, и он произнес это относительно тихо. Но вложил в этот уравновешенный голос столько ненависти и угрозы, что любой на месте Джера предпочел, чтобы лучше на него наорали. - Пошел вон отсюда!
  - Я никуда не уйду пока не узнаю что с Лией! - не сдавал позиций оборотень. Сэймон Россжер посмотрел на него с грустной улыбкой. Джер вел себя очень отважно с Максирионом, учитывая тот факт, что парню совсем недавно уже довелось испытать на себе гнев эльфа.
  - В таком случае я выволоку из библиотеки твой обгоревший с труп, - прорычал Максирион, посылая в соперника немалой величины огненный шар. С волчьей ловкостью Джеру удалось увернуться и огонь опалил стену, книги мгновенно вспыхнули, но эльф вовремя щелкнул пальцами и пламя потухло, не причинив вреда ценным собраниям. Максирион же двинулся на человека, попутно обнажая клинки.
  Жестокую расправу над Джером предупредил мудрый барон:
  - Хватит! Женщину, которая небезразлична вам обоим, похитили. А вы вместо того, чтобы объединить усилия и подумать о плане ее спасения, готовы друг другу глотки перегрызть! Ведете себя словно зеленые юнцы, у которых гормоны в голову бьют. Соберитесь! Нужно действовать немедленно.
  - Спасибо дружище, ты как всегда прав, - немного успокоился полководец. - А твою башку я просто чуть позже откручу! - злобно рявкнул он на Джера.
  - Это мы еще посмотрим! - угрожающе прищурился тот в ответ.
  - Все, - снова вмешался старик, - сами вы, похоже разобраться не можете. Так что я беру командование в свои руки. Возражения есть?! - спорить с бароном никто не захотел, поэтому кратко изложив Джеру суть дела, у них началось относительно мирное обсуждение:
  - А почему ты не можешь обнаружить ее местонахождение с помощью камня поиска, который дала тебе Дичка? Ты ведь уже делал это раньше, - поинтересовался младший брат у Максириона.
  - Ты думаешь, я стоял бы сейчас с вами и разглагольствовал, если бы не испробовал все, чтобы ее найти?! Заклинание поиска не работает - камень молчит. Дичка связала камень с амулетом на шее Лии. Поэтому, либо она сняла амулет, и тот, оказавшись без подпитки живой энергии, замолчал, или она вообще в потустороннем мире, куда магия поиска пробиться не может.
  - Лорд Каворт, - подала голос Динилиэйла, неуверенно заправив за острое ушко пепельную прядь выбившихся из прически волос, - это ведь может значить и третий вариант: камень молчит, потому что она мертва.
  - Она жива! Я это знаю! - уверенно произнес полководец.
  - Как вы можете быть в этом уверены? - не унималась придворная дама.
  - Не важно. Просто знаю и все. - Максирион не хотел делиться с кем бы то ни было известными только ему подробностями последствий, которые возникли после его воскрешения невесты в Темном лесу. После случившегося души их связались между собой. Теперь если с кем-то из них произойдет что-то серьезное, другой сразу это поймет. Максирион, как более опытный во владении магией, сразу почувствовал душевную связь, Лиа же ее даже не заметила, и узнает о ее наличии только в случае, если с эльфом случится беда. Самым приятным для полководца было то, что при жизни эту образовавшуюся связь было невозможно разорвать. Теперь принцесса, сама того не зная, была в буквальном смысле на поводке у своего жениха.
  - Макс, мои люди доложили, что на месте бойни они почувствовали сильный магический выброс. Что бы это могло значить? - спросил Сэймон.
  - Продолжительный магический след, ощущаемый даже людьми не владеющими магией, остается только в одном случае... - прошептал Максирион, сведя брови к переносице.
  - При телепортации, - закончил за него Диорн. Лорд Каворт не без гордости посмотрел на младшего братишку, для столь юного возраста он не плохо шарил в магических приемах.
  - А я думал перемещение через телепорты запрещено во всем мире, - вставил слово Джер.
  - До вас, людей, все доходит с запозданием, - не мог не съязвить Максирион, оборотень проигнорировал его выпад. Ему сейчас гораздо важнее было разобраться как найти Лию. - Итак, не будем терять времени. Нам доподлинно известно, что похитили ее слуги королевы. Об этом нам говорит наличие трупов Карателей, которые служат ей, а так же перемещение с помощью телепортов - никто другой на это не решился бы, зная каковы будут последствия. Идем дальше: если бы Каратели хотели убить ее, забрали бы с собой только голову Лии. Получается, что по какой-то причине она нужна королеве живой. Вывод один: нужно возвращаться в Лиргос, заявиться в тайное убежище к Ирэннэль и вызволить Лию. Всем задача ясна? Тогда выдвигаемся. Даю полчаса на сборы.
  Джер не понимал и половины из того, что здесь говорили. Кто на самом деле Лиа? И почему за ней охотиться сама королева эльфов крови?! Откуда у Лии магические способности? Вопросов было очень много, но отвечать на них ему сейчас все равно никто бы не стал. Поэтому он благоразумно промолчал.
  - Подождите, - заморгала Дини от переизбытка информации и попыталась уложить все по полочкам в голове, - откуда вам знать, где находится тайное убежище королевы?
  Максирион тоже заморгал, обдумывая ответ.
  - Умница моя, ты сама того не зная, этим вопросом схватила моего братишку прямо за яй..гххмм, в общем, хорошо его прижала, - рассмеялся Диорн своей белозубой улыбкой и радостно приобнял свою новую подружку. - И действительно, откуда верный слуга короля Эррона может знать тайное укрытие королевы-беглянки, которое не известно ее мужу?!
  - Думаю нам лучше поспешить, а источники моей осведомленности мы можем обсудить и в другое время, - сухо произнес Максирион и направился на выход, дабы избежать дополнительных расспросов, но у двери был перехвачен Сэймоном Россжером.
   - Знаешь, дорога до Лиргоса не близкая. Может легче перенять опыт Ирэннэль и тоже воспользоваться телепортацией?
  - Об этом не может быть и речи. - Отрезал полководец. - Последствия могут быть необратимыми. Если бы Ирэннэль хотела убить мою невесту - она уже была бы мертва. Скорее всего, она хочет использовать ее как заложницу, чтобы шантажировать Эррона. У нас есть время добраться туда на своих двоих.
  - А если ты ошибаешься, и она убьет Лию, пока ты пытаешься придерживаться каких-то глупых принципов?! - встрял Джер. - Я тоже за телепорт.
  - Ты даже представления не имеешь, что несешь, щенок! - прошипел Максирион. - Оставайся здесь со своим дружком Хоггом и не путайся под ногами. Чтобы спасти Лию нам не потребуется помощь тупого недообротня.
  18.
  Очнулась принцесса уже вечером на какой-то выжженной поляне, туго стянутая кожаными ремнями по рукам и ногам и привязанная к очень широкой каменной скамье, отдающей красным сиянием. Хотя нет, это была не скамья, а скорее алтарь. На сумеречном небе только появлялась луна, а вторая светила уже достаточно ярко... Стоп! Вторая луна?! Откуда на небе две луны? Жителей ее мира ночью всегда сопровождала только одна луна. Значит она попала в потустороннюю реальность. Хорошего в этом мало, но Лианаэль старалась не поддаваться панике и оглядеться: неподалеку от себя она увидела юную сереброволосую эльфийку, сидевшую на траве и аккуратно разливавшую из огромный бутыли какую-то бурую жидкость по маленький стеклянным сосудам. Почувствовав на себе посторонний взгляд, девушка оглянулась на Лию и ехидно улыбнулась:
  - Уже пришла в себя?! - произнесла она наигранно равнодушным тоном. - Вот не повезло. Лучше бы тебе до самого конца ритуала быть в отключке.
  - Дора?! Что ты... Где я? - Лиа узнала в собеседнице свою бывшую подругу, а ныне верную служанку королевы.
  - Почти что в аду, - с нескрываемым удовольствием ответила эльфийка.
  - И что ты собираешься со мной делать? - полукровка решила сразу перейти к сути, опуская все вступительные вопросы.
  - Лично я ничего тебе не сделаю, - презрительно фыркнула Дора. - Но эту ночь ты запомнила бы надолго, если бы конечно осталась в живых.
  - Что я тебе сделала Дора? Откуда столько ненависти? - поразилась Лианаэль. - Мы ведь раньше были подругами.
  - Не пытайся давить мне на жалость! - огрызнулась в ответ служанка. - То что мы когда-то в детстве играли вместе ни о чем не говорит. Ты никогда не относилась ко мне искренне.
  - А Ирэннэль, значит, считает тебя подружкой, - горько ухмыльнулась принцесса.
  - Королева ценит меня и понимает. И даже она отнеслась ко мне внимательнее чем ты!!! - повысила тон эльфийка.
  - И как же я должна была проявить свою внимательность, Дора?! Ты горевала, и как бы я не хотела, я все рано не смогла бы вернуть тебе отца. И королева, хочу заметить, тебе тоже не вернула его. Он мертв! И если тебе просто нужно кого-то ненавидеть, то хотя бы придумай причину получше, чем эта.
  - Мне было очень плохо, Лиа. Он умер, когда мне только исполнилось двенадцать и я осталась совсем одна! Королева появилась когда мне нужен был кто-то рядом, она дала мне работу и кров. А где все это время была ты, подруга?! - с болью в голосе выговорила Дора. Лиа замолчала. Ведь ее старая подруга была абсолютно права: когда в жизни эльфийки произошло это горе, она закрылась не хотела ни с кем разговаривать. А Лианаэль не стала утруждать себя поисками способов, которые помогли бы вывести лучшую подругу из депрессии. Вскоре она нашла в лесу Харти, и все свободное время уделяла тигренку, когда Дора так нуждалась в ее поддержке и внимании. А эльфийка тем временем продолжала: - Ты всегда была избалованной девчонкой. И не привыкла беспокоиться о ком-то, кроме себя. Возможно это одна из причин по которой ты оказалась здесь. Но не думай, я делаю это не из-за мести. Мне абсолютно наплевать, что с тобой будет. Я просто выполняю приказ.
  - Что ж, раз жить мне все равно осталось недолго, то может хотя бы расскажешь мне, почему моя мачеха не убила меня сразу, а привязала к этому столу или алтарю...
  - С радостью! Королева велела мне не разговаривать с тобой, но я очень хочу чтобы последние часы своей жалкой жизни ты была в курсе предстоящего. И могла в полной мере осознать и прочувствовать весь ужас, что тебя ждет. Хозяйка собирается принести тебя в жертву. Так что готовься, в полночь все случится. И обещаю, это будет больно! - почти ласково улыбнулась Дора.
   - Но зачем ей это? Что это даст? Кому она поклоняется?
  - Не слишком ли много вопросов?! Просто заткнись и молись лесным духам, чтобы после смерти они не наказали тебя за все то зло, что ты принесла окружающим своим равнодушием и эгоизмом.
  Лиа решила попытаться выведать у Доры еще немного информации, но все испортила закружившаяся воронка телепорта, из которого вышла радостная Ирэннэль. Глаза ее блестели от счастья и выглядели даже какими-то живыми, падчерица никогда раньше не видела королеву в таком хорошем расположении духа.
  - Как она себя вела пока меня не было? - весело поинтересовалась мачеха у Доры. - Не ныла, не плакала, не умаляла отпустить?
  - Нет моя королева.
  - Жаль, я бы хотела услышать твои мольбы, - склонилась она над Лией. - Но еще не все потеряно. Уверенна, когда над твоей грудью взметнется острый кинжал, почти такой же, который ты всадила в сердце моей дочери, то ты быстро позабудешь не только свою гордыню, но и свое имя, лишь бы я не осуществила задуманного.
  - Конечно, дорогая мачеха. Если тебе будет приятно чтобы я плакала и молила о пощаде, то я буду это делать. Ты же знаешь, свою жизнь я ценю дороже всего остального. И уж гораздо дороже претензий на трон и желания остаться в Лиргосе с отцом. Я могу навсегда уехать на противоположный континент и никому из старых знакомых даже не напомню о своем существовании. И кто знает, возможно живая я окажусь тебе ценнее мертвой?! Я могла бы работать на тебя, ведь у королевы-беглянки не так много союзников, насколько я слышала. Если бы мы договорились...
  - Ты ведь не думаешь всерьез, что я буду заключать сделку с убийцей дочери, - засмеялась королева, попутно раскладывая какие-то странные предметы на жертвеннике.
  - Нам обеим известно, что я не причастна к смерти Мийроны.
  - О, правда?! - наигранно округлила глаза королева и прикрыла рот своей белой ладошкой. А потом заговорщическим шепотом произнесла: - И кто же это мог сделать, не знаешь случайно? Нет? Подожди-ка, не отвечай! Дай угадаю: это же я! Я убила свою дочь! Это ты хотела сказать, ведь так?
  - Ну, судя по тому, как ты ерничаешь говоря о покойной дочери, ошибки в этом быть не может, - презрительно скривила лицо пленница.
  - А ты еще глупее, чем кажешься, полукровка, - сразу посерьезнела Ирэннэль. - Пораскинь мозгами: твоя жалкая жизнь не идет ни в какое сравнение с жизнью Мийроны. Ты сущее ничтожество! И чтобы избавиться от тебя можно было применить и более примитивные методы. А если бы я действительно планировала обвинить тебя в убийстве члена королевской семьи, то прикончила бы не родную дочь, а Эррона. А потом свалила бы все на тебя. Вышло бы все просто замечательно: неблагодарная алчная полукровка убивает своего отца, чтобы захватить власть. А добрая королева Ирэннэль избавляет своих подданных от этого зла! И почему мне эта гениальная мысль раньше в голову не приходила?
  - В твоем 'честном' рассказе только одно не складывается, Ирэннэль: если ты не хотела жертвовать своей дочерью, то к чему было затевать весь этот спектакль с нашим примирением и объединением семьи, это же ты заставила свою дочь пойти ко мне на ужин в тот злосчастный вечер.
  - Ну, был у меня один коварный план по твоему уничтожению... Ну да ладно, он все равно уже в прошлом. А что до того вечера, так это все фрейлина, как же ее... кажется Динилиэйла. Она умоляла меня отправить Мийрону к тебе на ужин. И я наказа дочери идти без какой-либо задней мысли... В общем, доказывать что-то тебе у меня нет никакого желания. По правде говоря, я догадывалась, что это не ты. Но не воспользоваться удачно подвернувшимся случаем было бы верхом идиотизма. Когда я закончу с тобой, то разделаюсь и с настоящим убийцей моей дочери. У меня уже есть некоторые предположения по этому поводу. А пока отдыхай, так сказать 'переваривай' услышанное. Совсем скоро ты узнаешь еще больше интересного! - подмигнула Ирэннэль связанной падчерице и, очертив пятиугольник вокруг себя, принялась читать какое-то, судя по всему, очень древнее заклинание на непонятном языке.
  Полукровка чувствовала себя в полной растерянности: опять в главной роли по убийству Мийроны фигурирует Динилиэйла. Но зачем ей убивать младшую принцессу? А если хотела подставить Лию, то зачем в итоге спасать и рисковать своей собственной жизнью? Бред какой-то! Девушка не могла поверить, да и не хотела, что та, которую она наконец-то посчитала своей подругой, может оказаться предательницей.
  Внезапно Лию отвлек легкий ветерок. Чисто автоматически она повернула голову и обомлела: из открывшегося телепорта вышел Джер, собственной персоной. В руках он держал дорогой украшенный драгоценными камнями меч, а за плечами у него была походная сумка. Осанка прямая, губы плотно сжаты, а голубые глаза были полны решимости. Дора заметила его первой и закричала. Оборотень с волчьей быстротой оказался рядом со служанкой и замахнулся мечом, собираясь заставить ее замолчать навсегда, но какая-то неведомая сила заставила его выпустить оружие из рук. Мгновение - и его меч уже с интересом рассматривала Ирэннэль:
  - Так-так, занятная вещица. И кого же она привела к нам в довесок? - зло улыбалась королева. Но Джер был не в настроении разговаривать: Лиа даже не успела заметить как, но его лицо уже превратилось в волчью скалящуюся морду, а сам он в одном длинном прыжке уже тянулся своими острыми зубами к шее Ирэннэль. Но та все еще стояла в начерченном пятиугольнике, который с приближением оборотня вспыхнул алым пламенем и сильный энергетический выброс заставил мужчину упасть прямо перед пиктограммой обездвиженным от резкой боли.
  - О, еще один глупец! Вот видишь Лиа, в твоем низком интеллекте тоже есть свои плюсы - по крайней мере ты никогда не будешь одинока. А может мне заодно и его убить, раз из вас получается такая слаженная команда идиотов?
   Королева подошла к Джеру и аккуратно перевернула его на спину, внимательно рассматривая его лицо. Глаза оборотня были закрыты. Ирэннэль усмехнулась, но неожиданно сама согнулась в три погибели, корчась от боли. В животе у нее по самую рукоятку торчал нож. Эльфийка, сопя от злости и боли, одним резким движением выдернула его из себя, сведя зубы. А затем, даже не глядя, заставила превратиться окровавленный нож в своей руке в кучу мелких металлических осколков, которые высыпались из ее ладоней на обожженную землю. Рана, похоже, уже затянулась, по крайней мере боли королеве больше не доставляла. Лиа удивленно приподняла бровь, Ирэннэль обладала просто невероятной магической силой. И что-то подсказывало полукровке, что все то, что мачеха только что продемонстрировала, это еще детские шалости. Королева же чисто интуитивно почувствовала: что-то не то. Она опустила взгляд к своему поясу и глаза ее в буквальном смысле слова полезли из орбит:
  - Где?! Где мой кинжал! - женщина яростно взглянула на Джера и все поняла. - Ах ты...! Но как?! Как тебе удалось незаметно отстегнуть его от моего пояса? Да потом еще пронзить меня же моим собственным оружием! Признаюсь, тебе удалось меня поразить, человек. - Ирэннэль явно была под впечатлением от воровских талантов Джера.
  - Я больше не человек, - прохрипел бывший разбойник, все еще не отойдя от энергетического удара.
  - Хорошо, 'больше не человек'. Честно говоря, оборотень из тебя никудышный, хотя ты и привел меня в замешательство. Так меня провести мало кому удавалось, поверь, - присела рядом с ним на корточки эльфийка. - Но ты заставил меня уничтожить мой же ритуальный нож! Следовало бы убить тебя за это... Хмм... Ладно, тебе повезло, что ты такой красавчик! Я думаю, нам будет чем заняться, после того, как я сегодня, наконец, прикончу твою подружку. А пока у тебя появилась великолепная возможность понаблюдать за всем представлением из первого ряда.
  Один щелчок пальцами, и неизвестно откуда на поляне появился крепкий дубовый стул, который по повелению хозяйки мгновенно врос всеми четырьмя ножками в землю. И тут же странные и несколько жуткие тени обхватили Джера со всех сторон и потащили на стул. Веревка, словно живая змея, опутала его руки и ноги, крепко привязывая к спинке стула. У него даже не было сил вырываться, но бросив взгляд на связанную Лию он все же попытался обратиться в оборотня, в ответ сильнейшая боль вновь пронзила каждую клеточку его тела.
  - Вот это страсть! А в глазах ни капли страха!!! Не думала, что человеческие мужчины бывают такими, - восхищенно прокомментировала Ирэннэль. - Надеюсь, твой потенциал не исчерпан и у тебя найдется чем еще меня удивить, - после этой двусмысленной фразы королева наклонилась чтобы поцеловать его.
  Ну все, терпению Лии пришел конец! Небывалая ранее ярость временно захватила ее сознание. Ладно ее саму мачеха убить хотела, но мужчину ее уводить чревато! Из-за наложенного заклинания Лиа никак не могла освободиться, зато могла кое-что другое. Королева заметила, как вспыхнула огнем ее густая шевелюра слишком поздно, когда уже более половины шелковых иссиня-черных водопадов волос были уничтожены гнусной выходкой ревнивой девчонки. Оставшиеся огрызки пушились на голове в разные стороны. От этого красавица-мачеха сейчас чем-то походила на одуванчик. Лиа предполагала, что подобного королева не стерпит и придушит ее голыми руками прямо сейчас, не дожидаясь полуночи. Но Ирэннэль Родресс в очередной раз сегодня всех удивила: вместо яростного крика, потушив огонь на голове, она лишь звонко рассмеялась. Она была в предвкушении убийства Лии и не позволяла ничему испортить свое хорошее настроение.
  - Глупая девчонка! Ты как всегда предсказуема, - прокомментировала она шутку падчерицы, когда отдышалась. После чего легким движением руки снова нарастила свои прекрасные волны волос. - Но нельзя быть настолько ревнивой, особенно с твоей-то заурядной внешностью... Запомни, любой мужчина, будь то эльф, человек, да хоть сам орк - всегда предпочтет меня тебе! А твой дружок, думаю, сможет скрасит мне пару ночей, - потом, немного смягчившись, произнесла еще более беззаботно. - Ладно, вы тут ребятки развлекайтесь пока мыслями о грядущем, а я быстренько телепортируюсь во дворец за другим ритуальным ножом и обратно.
  - Ваше величество, позвольте мне переместиться и принести вам ритуальный нож, - подобострастно произнесла Дора.
  - О, дорогуша, твое желание мне угодить похвально, но ты останешься здесь. К ритуальному ножу может прикасаться только жрица, иначе он теряет свои магические свойства. Вот держи этот камень, если кто-то из них попытается бежать, просто сожми его крепче в руках, и их обоих временно парализует. - На этой фразе эльфийка шагнула в открытый телепорт и исчезла.
  - И почему Ирэннэль с такой легкостью использует телепорты? - спросила вслух Лиа. - Она что, совсем спятила, раз не отдает отчет о последствиях.
  - Те, кому служит госпожа, сказали, что последствия телепортации только помогут ей в осуществлении задуманного, - автоматически ответила Дора и осеклась. Осознав что проговорилась, она со страхом уставилась на связанную принцессу.
  - Кому же служит твоя госпожа? - с нескрываемым интересом в голосе задала вопрос девушка.
  - Это не твое дело! - закричала на нее служанка королевы, и подбежав, со всего маху залепила Лии пощечину. Та поморщилась, но отвечать нахалке магическим ударом не стала. В конце концов она ведь действительно в какой-то мере была виновата перед Дорой. - Лучше помалкивай, пока не вернется королева. Или я не долго думая воспользуюсь парализующим камнем, что дала мне госпожа!
  - Ты права, я не должна была тебя ни о чем спрашивать, ты лишь жертва, так же как и я, попавшая в сети Ирэннэль, - почти искренне произнесла она, опуская ресницы. - Но... раз уж я практически покойница, позволь кое-что прояснить: я была не права, когда оставила тебя. Я не подумала о твоих чувствах, не подумала о том, как тебе нужна была моя поддержка. Но я так поступила не потому, что плохо относилась к тебе. Просто я - такая! Мне никогда не объясняли, что нужно заботиться о других. И я не знала, какого это. Но я искренне любила тебя как подругу и продолжаю любить. Мне очень жаль! И я буду жалеть об этом, до последнего своего вздоха! И надеюсь, что когда-нибудь, когда меня уже не будет, ты все же сможешь найти в своем сердце прощение для запутавшейся бывшей подруги!
  - Не надейся, что твои лживые признания спасут тебя! - хрипло ответила сереброволосая эльфийка, старательно пытаясь скрыть то, насколько запали в душу признания бывшей подруги.
  - Я и не надеюсь, - с фальшивой грустью в голосе вздохнула Лиа. - Мне действительно жаль, что твой отец погиб! Он был достойным воином и добрым душой эльфом. Но еще больнее мне от того, что по моей вине ты присоединилась к той, что несет за собой только зло, разрушая все на своем пути. Из-за моей черствости тебе пришлось предать то, за что всегда боролся и за что погиб твой отец: за добро, за жизнь, за правду!
  - Я никого не предавала... Я старалась никогда никому не причинять зло понапрасну! - попыталась оправдаться Дора, сглатывая подступающие слезы.
  - Конечно ты не хотела, но это произошло вне твоего желания. И за это я прошу прощения! Ты встала на путь зла потому что потеряла веру в добро из-за меня. Тебе ведь и так прекрасно известно, что все, к чему прикасается королева пропитывается им. Это уже происходит: сколько смертей произошло по ее вине, сколько разбитых судеб, сколько разрушенных надежд! Разве твой отец хотел бы этого для тебя?!
  - Я... я... я не хотела, чтобы все вышло так! Папочка, прости меня!!! - захлебывалась в рыданиях эльфийка. Но потом все же обратила внимание на своих пленников: - Но что я могу теперь поделать?! Ничего уже не исправить!
  - Дора, тебе известно почему королева так надеется убить меня?! Потому что я - единственная кто может противостоять этому злу, и если умру я, то ее уже ничего не остановит!
  - А, теперь понятно к чему был весь этот паршивый монолог, - засмеялась сквозь слезы служанка. - Хочешь как обычно спасти свою шкуру, запудрив мне мозги?!! А ты ведь ни капли не изменилась, Лианаэль. Все та же манипулирующая стерва, думающая только о себе. Придумать такую ложь... да еще и вплести в свои попытки интриговать моего покойного отца! Это низко даже для тебя!!!
  - Я сказала чистую правду Дора! Я сама только недавно узнала о своей миссии. У меня есть способности, неподвластные другим эльфам крови. Мне даровали их, чтобы уничтожить тьму, надвигающуюся на наш мир семимильными шагами. Позволь доказать тебе это! - и не дожидаясь положительного кивка, Лиа сосредоточилась и одной лишь силой мысли заставила всю бурую жидкость из котелка рядом с Дорой поднять над их головами и сложится в древнюю руну истины.
  - Я верю тебе, - изумленно прошептала Дора. Удивление Джера было не меньше, но он промолчал. - Что ты хочешь?
  - Освободи нас, помоги сбежать отсюда!
  - Я не в силах разрушить заклятье, наложенное на ремни и веревки, связывающие вас, - закачала головой эльфийка.
  - А что если мы телепортируемся прямо связанными? - предложила принцесса.
  - И как мы потом освободимся? - одной фразой разрушил весь ее план Джер.
  - Ну можно переместиться к Максириону. У него хватит магической силы снять наши путы, - не оставляла своей затеи девушка.
  - А ты умеешь выбирать дорогу в межмировом пространстве? - с надеждой спросил атаман.
  - Я думала, что ты умеешь. Переместился же ты ко мне каким-то образом.
  - Действия мои там мысленно координировала Динилиэйла.
  - Она раскрыла тебе свой секрет?! - поразилась девушка. Она догадывалась, что фрейлина лукавила, когда признавалась ей, что просто умеет считывать чужие эмоции, кто может читать, тот сможет и наоборот проникнуть в чужое сознание, донося до него свои мысли.
  - Ей пришлось, - пояснил мужчина. - Твоя жизнь была в опасности, и она посчитала твое спасение важнее сохранения своей тайны. - Лиа прикрыла глаза и улыбнулась. В душе ее возникла еще большая теплота и благодарность подруге. Нет, это не она предала ее. Теперь принцесса была в этом уверенна, как и в том, что если Динилиэйле когда-нибудь понадобится ее помощь, она сделает для нее все, что только сможет.
  - Я никогда не телепортировалась сама, но слышала, что там все не так сложно, не обязательно даже знать куда, главное - знать к кому.
  - А если мы заблудимся или попадем не в тот мир? - не посчитал нужным скрывать свои сомнения Джер. - Что-то мне подсказывает, что ваша королева облюбовала это местечко задолго до того, как начала пользоваться телепортами. Дора, подумай пожалуйста, должно быть что-то, с помощью чего она перемещалась в этот мир раньше.
  - Да! - уверенно произнесла обрадованная эльфийка. - Есть такой способ! Если подключиться к магическому лучу, идущему отсюда в наш мир, то вы сможете добраться до дома, минуя темное пространство.
  Лиа попыталась настроиться, и...
  - Нашла! - радостно крикнула она. - Он перенесет только нас с тобой и все наши вещи, а все магические путы останутся здесь. Мы свободны! Но чтобы я смогла перенести по лучу нас обоих, ты должен направить все свои мысли, всю свою волю и подсознательно присоединиться к моей магической силе. Ну же, попытайся! - у Джера ушло не больше минуты, чтобы выполнить все, что сказала ему принцесса. - Умница! У тебя сильная воля!!!
  Легкий ветерок как всегда внезапно тронул волосы Лианаэль. Это означало, что телепорт начал открываться, нужно было поторопиться:
  - Дора, - не забыла на этот раз и о бывшей подруге Лиа, - Теперь ты! Присоединяйся быстро! Королева не простит тебе нашего исчезновения! Быстрее же!
  - Я останусь здесь и прикрою, чтобы она не отправилась за вами в тот же миг.
  - Нет! Она ведь убьет тебя со злости!!! - сделала последнюю попытку Лиа.
  Ответить Дора не успела: из телепорта несколько лениво вышла Ирэннэль, в руках она держала новый кинжал. Все произошло за доли секунды: она бодрой походкой направилась к алтарю, на котором лежала связанная принцесса - время для ритуала пришло. Но Лие силой мысли удалось оторвать Ирэннэль от земли, как она только что проделывала с бурой жидкостью. Затем она подняла высоко над землей кричащую и забывшую от неожиданности все защитные заклинания мачеху, и с силой бросила ее обратно на землю. Королева потеряла сознание, а тела принцессы и оборотня исчезли в резкой вспышке света. Когда Ирэннэль пришла в себя, благодаря примочке, наложенной ей на лоб Дорой, о существовании пленников напоминали теперь лишь безвольно повисшие магические путы.
  19.
  По узкой лесной тропинке, ведя коней под уздцы, пробирались трое путников. Максирион с младшим братом шли впереди. Чуть поодаль за ними понуро следовала Динилиэйла. Она все еще дулась на полководца за то, как грубо он с ней говорил, когда выяснилось, что именно она помогла его главному сопернику добраться до Лианаэль первым. Слава богам, он не догадывался об истинных ее мотивах, которые побудили эльфийку пойти против лорда Каворта. Все началось с того, что барон Россжер заставил задержаться в библиотеке ее и оборотня. Он объявил, что не разделяет уверенности своего старого друга в полной безопасности Лии, и не хочет чтобы Максирион испытал то, что он когда-то (что именно, барон, к сожалению не разъяснил). И раз сам полководец выбрал не верный путь, нужно помочь ему не испортить все окончательно. Он отдал Джеру свой меч и подготовил сумку с припасами для долгого пути. А Динилиэйлу, как обладающую магией эльфийку и просто подругу Лии, попросил помочь атаману добраться через телепорт прямо к принцессе. Фрейлина какое-то время отказывалась, но смекнув, что это может оказаться для нее выгодным, все же согласилась. На просьбы светловолосого разбойника взять с собой и Хогга для подстраховки, Дини пришлось отказать, так как переместить двоих у нее просто не хватило бы магического запаса. Барон же заверил, что молодой оборотень Хогг может оставаться у него в замке сколько угодно, и ни в чем нуждаться не будет. Как и тигр, который из-за поврежденной в бою с Карателями лапы никак не мог сопровождать Максириона.
  Каким-то невообразимым чутьем Максирион заподозрил неладное. И под испытывающими взглядами в тайне обожаемого ей эльфа, Динилиэйле пришлось во всем сознаться. Полководец был в такой ярости, что в пылу его гнева Дини узнала о себе и своей родословной много нового... Теперь же, даже не потрудившись извиниться, он как ни в чем небывало болтает со своим братцем, а обиженные взгляды, бросаемые эльфийкой крови, даже не замечает.
  - Не понимаю, зачем ты ведешь нас в этом направлении, если Темный лес в другую сторону,- недоумевал Диорн.
  - Мы пройдем напрямую через светлоэльфийские земли, так быстрее, - пояснил старший брат.
  - Как? Ведь границы все еще закрыты! Темный лес единственно возможный способ пройти! Ты хочешь, чтобы нас испепелило?! - все еще не понимал эльф.
  - Ты считаешь, что тот, кто изобрел это заклинание, не знает ключа, его открывающего? - едва заметно улыбнулся Максирион.
  - Не может быть?! Так ты и есть тот эльф, который придумал столь роковое заклинание и которым воспользовалась королева?! - поразился младший Каворт. - Но почему ты никогда не рассказывал?
  - Первое: ты никогда не спрашивал, второе: не думал, что это вообще важная для тебя информация. И, кстати, - не смог удержать свою преподавательскую натуру он, - заклинания не придумывают. В магии, как и в науке, можно только изобретать. А придумывают сказки эльфятам на ночь. Запомни это.
  - Угу, - хмуро кивнул Диорн. Он терпеть не мог, когда старший брат поправлял его. И поэтому попытался перевести тему: - Может все же извинишься перед Динилиэйлой? Ты был незаслуженно груб с ней, и теперь, как видишь, она сама не своя.
  - В моей команде я не потерплю неповиновения, - сурово произнес полководец, Дини ехала позади и не могла их слышать, поэтому он мог говорить откровенно, - если вы со мной, тогда должны слушать меня безоговорочно. А она еще легко отделалась. И кстати, чего это ты так печешься о фрейлине принцессы? Как же твоя неистребимая любовь к Ирэннэль?! - Максирион решил немного поиздеваться над братом, но только в воспитательных целях.
  - Королева из тех женщин, на которых любуются и обожают со стороны, - пояснил молодой эльф. - А Дини, она так близко и...
  - Так доступна, - с издевкой закончил за него полководец. - Ты еще молод, и любая женщина, которая обратила на тебя хоть малейшее внимание кажется тебе сейчас подлинной и единственной любовью. Со временем все встанет на свои места, только не наделай глупостей! Не думаю что родители обрадуются появлению бастардов в нашей семье.
  - Дини из хорошей семьи и возможно я даже женюсь на ней! Тогда наши дети будут официально принадлежать к древнему роду Каворт.
  - Ты сначала дорасти до того, чтоб браки заключать. За девять лет многое может измениться.
  Диорн хотел было поспорить, но Максирион жестом приказал ему молчать. И весь превратился в слух.
  - Что случилось? - спросила подъехавшая сзади Дини.
  - Мы здесь не одни, - тихо произнес он, доставая боевой эльфийский меч. Оружие эльфов крови ковалось с помощью священного огня и было зачаровано. Такие клинки никогда не тупились и могли поразить любое даже магическое создание этого мира.
  В этот момент все трое увидели, как над головами пронеслось какое-то огромное темное пятно.
  - Рассредоточиться, - скомандовал Максирион. - Лошадей в заросли, сами встать спина к спине!
  И это он сказал очень вовремя, потому как через мгновение на них сверху спрыгнуло огромное паукообразное нечто с крыльями, чуть не задев Дини.
  - Это что за урод?! - только и успел выкрикнуть Диорн, как непонятное создание начало атаковать. Внешне оно походило на черного тарантула, только размером с взрослого мужчину. На спине у него виднелись перепончатые крылья, восемь глаз зло уставились на предполагаемую добычу, а три пары огромных лап были покрыты острыми волосками-кинжалами и могли проткнуть даже самую толстую шкуру.
  Чудовище сначала ринулось на Динилиэйлу, та выпустила в него несколько огненных шаров, которые не причинили пауку никакого вреда. Младший Каворт доблестно закрыл ее собой, и решил испытать на враждебном создании свои новые клинки, но его опередил Максирион, который ловко запрыгнул на зверя и принялся бить его мечом в спину и в глаза. Но металл необъяснимым образом сам отскакивал от тарантула, не повреждая его тела. Секунды заминки полководца хватило черному пауку, чтобы скинуть врага со своей спины. И схватив читавшую охранное заклинание Динилиэйлу всеми своими шестью лапами, взлетел в воздух и скрылся в небе за верхушками деревьев.
  - Дини! - вскричал младший Каворт. - Он забрал Дини!
  - Я видел, - сухо произнес Максирион. И, словно бы ничего не произошло, вывел из леса лошадей и принялся прилаживать к ним упавшие походные сумки.
  - Что ты делаешь?! Нужно бежать за ним! Монстр полетел на север! Мы должны спасти ее.
  - Она скорее всего уже мертва, - спокойно заявил эльф. - А тратить время на подтверждение этого факта считаю нецелесообразным. Бери ваших коней и пошли. Я планировал к вечеру выйти к Ценстрилэ (одна из провинций светлых эльфов).
  - Ты рехнулся?! - не верил своим ушам Диорн. - Я не оставлю ее на растерзание монстру!
  - Я все сказал брат, это больше не обсуждается! Диорн?! Немедленно вернись, глупый мальчишка!
  Видя как младший брат побежал на верную гибель в попытках спасти свою новоявленную любовь, Максириону ничего не оставалось, как тягостно вздохнуть и последовать за ним. Жизнью любимого братишки он рисковать не мог.
  - Должно быть паук прячется в этой пещере! - заключил Диорн, после их безрезультатных получасовых поисков следов монстра.
  - А почему он не мог сплести себе паутину между кронами деревьев, а может он вообще на верхушке горы свил себе гнездо ... - не смог удержаться лорд Каворт.
  - Очень смешно, брат. Но я все же проверю пещеру, у меня плохое предчувствие насчет этого места. Ты со мной?
  - А куда я денусь? - заворчал Максирион, первым входя в темную расщелину в горе.
  Ориентироваться там не составило труда эльфам крови, учитывая их хорошо развитое ночное зрение, зато дышать становилось тяжело. Воздух был спертый и очень влажный.
  - А ты не ошибся, - не без гордости произнес старший Каворт, заметив как засияли глаза брата, - здесь все в паутине, значит она где-то поблизости, нужно быть начеку.
  Чудовище не заставило себя долго ждать, оно спрыгнуло на них сверху, повалив обоих эльфов на камни. Максирион направил на монстра поток непрерывного пламени, что заставило паука чуть отступить, но не навредило ему. Младший брат, воспользовавшись заминкой монстра, побежал вглубь пещеры в поисках возлюбленной. Задача старшего была задержать крылатого тарантула на это время. Что было не так-то просто. Ему удавалось уходить от атак чудовища, уворачиваться от его опасных лап и челюстей, но у неизвестного монстра было одно большое преимущество: он мог поразить Максириона, а полководец не мог причинить вреда пауку. Он бил и по лапам, пытался ударить под брюхо, использовал магию, несколько эльфийских ядовитых стрел было выпущено в глаза - но результат был нулевым! Складывалось впечатление, что у чудовища просто нет слабых мест. Полководцу, даже с его военным опытом, становилось все тяжелее уворачиваться от проворного тарантула, а если бы Диорн пошел сюда один, то давно был бы мертв, и лежал рядом со своей подружкой. Максириону казалось, что младший ищет фрейлину целую вечность. Но когда он наконец появился с каким-то коконом на руках, Максирион оживился и удвоил натиск. Меч в его руках двигался так быстро, что глаз не успевал следить. Чудовище растерялось и начало отступать. Из оборонительной позиции эльф перешел уже в наступление.
  - Выноси ее из пещеры! - крикнул Максирион брату. - Я прикрою.
  Диорн кивнул и побежал с эльфийкой к выходу, но наткнулся еще на двоих агрессивных крылатых пауков.
  - Нас окружают, - крикнул он старшему брату, и взвалив Дини на плечо, вынул из ножен клинок. А потом поинтересовался: - У тебя случайно нет плана и на такой случай?
  - На такие случаи план всегда один, - отозвался эльф, - валим отсюда!
  Полководец одновременно выпустил из ладоней несколько сотен огненных шаров, которые закружились в воздухе и заставили отступить чудовищ. В образовавшуюся брешь эльфы проскользнули с необычайной скоростью.
  Отойдя на безопасное расстояние от пещеры, Диорн со старшим братом решились освободить от паутины почти мертвую Дини. Девушка выглядела плачевно: она была без сознания, почти не дышала, лоб ее горел огнем, а кожа посерела от неизвестно яда, впрыснутого в нее тарантулом.
  - Она умирает? Ты можешь что-то сделать? - Диорн посмотрел на Максириона с такой непередаваемой надеждой, что сердце его вздрогнуло, и он, закатив глаза, молча отправился собирать нужные травы для настоя, изгоняющего яды из живого организма. Рецепт этого снадобья он узнал давно в одном из военных походов Эррона у брата по оружию. Но знание это оказалось не просто чрезвычайно полезно, а даже незаменимо, учитывая любовь врагов к стрелам с ядовитыми наконечниками. Через несколько сотен лет Максириону удалось с помощью магии заставить свое тело вырабатывать иммунитет против ядов, но раньше этот целебный отвар ему приходилось варить часто. Лорд Каворт не знал как он подействует конкретно на Динилиэйлу. Но старался сделать все что мог, ведь он не простит себе, если братишке придется пережить подобную боль утраты. Конечно, полководец не особо верил в то, что увлечение младшего брата фрейлиной принцессы надолго, но одно дело, если они разойдутся остыв друг к другу, а другое, когда влюбленных разделяет смерть. Максириону почему-то вспомнился барон Россжер, страдающий из-за смерти любимой уже полвека, и его передернуло от ужаса. Диорну подобной судьбы он бы не хотел.
  Но в этот день боги были благосклонны к Динилиэйле из дома Та'Олквин - она выжила. Выздоровление проходило так быстро, что на следующие утро эльфы уже могли двинуться в путь. На пути в Ценстрилэ им встречалось еще немало странных неизвестных тварей, против которых было одинаково бесполезна как острая сталь, так и древняя магия огня. Спасались они лишь благодаря отточенной тысячелетиями способности полководца быстро отступать перед более сильным врагом. Ничто кроме военного опыта не научит тебя бороться и выживать даже в самых безысходных ситуациях.
  Оказавшись в эльфийской провинции, путники получили небольшую передышку от нападений неизвестных разномастных тварей. Но Максириона не отпускало тревожное чувство, он понимал, что это лишь верхушка айсберга. Интуиция и умение анализировать подсказывали ему, что на их мир надвигается что-то чрезвычайно сильное и зловещее. Словно прочитав его мысли, Дини заговорила:
  - Не понимаю, откуда на нашем пути до светлоэльфийской границы взялось столько жутких созданий, эти земли всегда считались безопасными.
  - А это, милая леди, называется побочными последствиями телепортационных перемещений, которые вы некогда так приветствовали, - ядовито произнес Максирион.
  - Братишка, уж не хочешь ли ты сказать, что все эти твари появились здесь лишь из-за того, что Дини телепортировала оборотня? - вступился за подругу Диорн.
  - Не исключаю и подобной возможности, - ответил полководец. - Никто заранее не может предположить какое именно перемещение повлечет за собой последствия. Можно тысячу раз залазить в межмировое пространство и обратно - и за этим ничего не последует. А можно один единственный раз переместиться и сместить тем самым границы миров.
  - Но ведь слуги королевы тоже перемещались телепортами, - попыталась защититься эльфийка.
  - А я разве их оправдываю? - вскинул брови старший Каворт. - Так или иначе, вам ребятишки, скоро придется столкнуться с более жуткими вещами. Так что время веселья и забав для вас кончилось. Я понаблюдал за вашими боевыми навыками, и должен заметить - они ниже среднего. С сегодняшнего дня во время коротких остановок, будем меньше отдыхать и больше тренироваться. За время пути вы должны освоить элементарные приемы защиты, и научиться действовать слаженно в команде.
  - Погоди-ка, - снова встрял Диорн, - а что за 'более жуткие вещи' ты имел в виду?
  - Я еще и сам не знаю. Но думаю, нам не долго удастся оставаться в счастливом неведении.
  * * *
  Для Лианаэль перемещение было лишь небольшой световой вспышкой. Когда девушка вновь открыла глаза, то обнаружила, что они с Джером стоят у расщелины в скале. На дворе был полдень, что не могло не удивить. Вероятно в том мире время течет иначе.
  - Эй, ты в порядке? - заботливо спросил мужчина, погладив ее по щеке.
  - Это я-то?! - рассмеялась принцесса. - Лучше скажи, как ты? Человеку, не имеющему магических способностей, перемещения подобного рода должны даваться с огромным трудом. Даже у меня оно отняло кучу энергии, а ты наверное, вообще еле на ногах держишься.
  - Я в полном порядке, - соврал Джер, стараясь не сильно шататься от навалившейся усталости, - ты забываешь, что теперь я не просто человек, а полуоборотень. И я гораздо более выносливее, чем кажусь на первый взгляд, - подмигнул он ей.
  Лиа сделала вид, что не поняла его двусмысленной фразы, но на щеках предательски зарделся стыдливый румянец. Да что за мысли лезут ей голову?!
  - Говоришь так, словно гордишься своим нынешним положением, - подметила она.
  - Просто стараюсь во всем искать положительное,- пояснил Джер. - Интересно, куда же нас занесло?
  Оглядевшись принцесса безошибочно определила место их нахождения. Она просто не могла не узнать до боли знакомые пейзажи, среди которых выросла.
  - Мы недалеко от Данвила, столицы эльфов крови, - растерянно произнесла она.
  - Как я успел понять, это твоя родина? - толи спрашивал, толи утверждал Джер.
  - Все верно.
  - И? Что дальше? Пойдем к тебе домой, выпьем по чашечке травяного настоя... - съязвил оборотень.
  - Да, да, поняла! - закатила глаза Лиа. - Еще раз приношу извинения за то, что не рассказала тебе все сразу же. Да, я - наследница престола эльфов крови. Полукровка. Беглая принцесса. Это я та самая сбежавшая заключенная, из-за которой собственно королева и закрыла границы. Мне очень жаль, что тебе пришлось узнавать это таким неприятным образом, но попробуй войти в мое положение: как я могла рассказать тебе все это, когда едва тебя знала.
  - Я тоже не был знаком с тобой сотню лет, когда раскрыл тебе душу и рассказал всю свою историю, - проворчал мужчина, но, лукаво улыбнувшись, внезапно решил перевести тему разговора: - Думаю, нам нужно найти безопасное место для ночлега.
  - А я думаю, что мне нужно кое-что прояснить! - перебила она его. - Мы сейчас находимся в очень опасной ситуации. Я здесь вне закона. Многие эльфы крови, особенно благородные, знают меня в лицо. Поэтому нам нужно не только избегать встреч со слугами королевы и стражей, но и вообще с любым простым жителем. Нужно придумать план, как нам выбраться отсюда живыми, но честно говоря, у меня уже голова идет кругом.
  - Именно поэтому я и заговорил о безопасном местечке, где можно было бы спокойно отдохнуть, все осмыслить и подумать как нам лучше поступить в дальнейшем. Неужели во всей столице и соседних деревушках у тебя нет ни одного друга, который смог бы укрыть нас на время?! - поразился Джер. Лиа в ответ лишь смущенно покачала головой. - Ну тогда все как обычно: спускаемся в лес и там заночуем.
  Принцесса с благодарностью посмотрела на своего друга за то, что он решился взять часть ее проблем на себя. По крайней мере о том, где им сегодня остановиться ей уже не нужно будет голову ломать. Джер нашел среди густых зарослей небольшую площадку, где можно было бы заночевать и развести костер. В его походной сумке оказались покрывало и теплый плед, в который принцесса завернулась как в кокон, пока оборотень занимался обустройством лагеря.
  - Жаль, нет лука со стрелами, а то могли бы подстрелить что-нибудь на ужин, - с досадой произнесла Лианаэль, когда атаман закончил подготавливать площадку и присел с ней рядом на заранее постеленное покрывало.
  - Проголодалась, - с неожиданной нежностью констатировал он. - Поверь Лиа, чтобы поймать нам ужин, мне не понадобятся стрелы.
  Через полчаса они уже поджаривали на огне аппетитного кролика. Барон Россжер не мог помочь Джеру снова стать человеком или поменять его суть, которая теперь постоянно требовала убийств. Но Сэймон помог оборотню изменить отношение к тому, что случилось и найти в этом свои плюсы. Когда атаман перестал отрицать свою сущность и бороться с ней, у него начало получаться контролировать и перенаправлять свою новую силу. Вот и сейчас волчьи инстинкты помогли ему всего за несколько минут найти и поймать дичь на ужин.
  - Я рада, что у тебя все так неплохо начало получаться, - произнесла Лиа, вгрызаясь в сочное жареное мясо.
  - Все дело в самоконтроле, - отмахнулся Джер.
  - Всегда знала, что у тебя отменная сила воли, - заметила девушка. - И спасибо, что пришел мне на помощь. Я даже представить боюсь, что бы со мной произошло, если бы не ты. Но почему они отправили тебя одного?
  - Ну, женишок посчитал, что твоя жизнь не стоит того, чтобы нарушать закон о запрете телепортации, - усмехнулся Джер.
  - Глупости, я знаю Максириона уже много лет. Если бы он знал, что мне грозит опасность, то он наплевал на любые правила, - запротестовала Лиа.
  - Может поговорим о чем-нибудь другом?! За эти несколько недель, что мы провели у барона, ты со мной от силы парой фраз перемолвилась. А сегодня мы в кое-то веки вдвоем, никто нам не мешает. И этот вечер я предлагаю провести без упоминаний о твоем эльфе. Как ты на это смотришь? - дождавшись неуверенного кивка, он продолжил: - Лучше скажи мне: все, что ты говорила эльфийке, которая помогла нам спастись - это правда?
  - Ты о том, что я не поддержала Дору, когда умер ее отец?
  - Нет, о тьме, что надвигается на наш мир. И о том, что тебе предначертано уничтожить ее, - уточнил атаман.
  Лиа решила поведать Джеру все, что знала сама, без утайки. Она начала свой рассказ с того, как обнаружила в себе скрытые способности в день их первой встречи. Затем рассказала о том, как ее подставили и обвинили в смерти сводной сестры, как она с помощью Динилиэйлы сбежала из тюрьмы, как благодаря своей силе остановила преследовавших ее Карателей, и как встретилась с той загадочной рыжеволосой женщиной с добрыми глазами, которая приоткрыла ей тайну происхождения ее странного дара.
  - Так что, я сама только недавно узнала о своем предназначении, и пока еще не представляю как его исполнить. - окончила свое повествование девушка, и, прищурившись, резко выпалила: - Но наверняка знаю одно: это только моя борьба, и я не позволю, чтобы кто-то близкий мне пострадал. Поэтому когда мы выберемся за границы Лиргоса, наши пути разойдутся, Джер!
  - Ты сказала, что веришь в судьбу, Лиа. Так вот, жизнь не спроста свела нас с тобой. Не знаю насчет твоего предназначения, но в своем я уверен: ты трижды спасла меня от верной гибели, и моя судьба - защитить тебя! - произнес он, пододвигаясь поближе к принцессе. В конечном итоге он придвинулся настолько близко, что ноздри ее заполнил сексуальный запах мужчины.
  - Я не прощу себе, если ты погибнешь из-за меня, - прошептала она дрожащим голосом. От столь близкого соседства любимого, мысли в голове путались и никак не хотели вставать на свои места. Но она постаралась взять себя в руки и быть непреклонной: - Не ввязывайся в это!
  - Давай просто поспим, хорошо? - не захотел больше спорить Джер, поудобнее укладываясь на покрывале. Но по его уверенному взгляду Лиа поняла, что он не отступится.
  - Спокойной ночи, - улыбнулась принцесса, закрывая глаза и стараясь немного успокоиться.
  Но спокойствию суждено было оставить ее на сегодняшний вечер: когда оборотень резко повернул к ней голову, чтобы произнести ответное пожелание спокойного сна, они оказались лицом к лицу. Произнося эту банальную фразу, его губы практически дотрагивались до ее губ. Это дразнящее действие сработало безотказно. По всему телу девушки словно пробежал электрический ток. Желание, столь долго довлевшее над ней, взяло верх. И она сделала то, из-за чего всего час назад ее обуревал бы стыд. Лиа обхватила руками его крепкие широкие плечи и прижалась своими губами к его рту. Ответа пришлось ждать недолго: из груди Джера вырвался сдавленный вздох и губы их слились в страстном поцелуе. Он обнял ее, крепко прижимая к себе. Разбойник покрывал все ее тело короткими обжигающими поцелуями, и Лианаэль казалось, что вот-вот - и она задохнется от удовольствия и желания. Руки его, страстно и одновременно нежно лаская ее, блуждали по телу девушки, изучая, дразня и еще больше разжигая в ней огонь первобытной страсти. Где-то на краю сознания Лиа слышала, что его отчего-то охрипший голос о чем-то предупреждает ее, спрашивает уверенна ли она, не боится ли, не хочет ли остановиться пока не поздно? Еще он шептал ей о любви, о том, что никому не отдаст, что она теперь - Его, и еще какие-то вещи, которые у полукровки просто не было сил осмысливать. Всех ее возможностей хватило лишь на прерывающееся 'Дааа' от дрожащего дыхания.
  После того как все случилось, Лианаэль устроилась свою голову на груди оборотня, он же в ответ заключил ее в объятия. Они лежали молча, наблюдая за прекрасным звездным небом. Теперь, когда то, чего она больше всего боялась и хотела, произошло, принцесса была уверенна: это лучшее, что когда-либо случалось в ее жизни. Ее больше не мучили ни сомнения, ни угрызения совести. Все произошло так, как и должно было. Они любят друг друга, они принадлежат друг другу и они должны быть вместе. Все просто! Отныне Лиа знала лишь одну причину, по которой мужчина и женщина должны быть вместе - это любовь. Это высшее счастье, то, что удерживает нас в этом мире. И не важно человек ли ты, эльф, оборотень или полукровка. Любовь возникает вне зависимости от расы, происхождения или денежного достатка, ее невозможно как объяснить, так и избежать. Если ты влюблен, переступить через свою любовь - значит переступить через самого себя.
  И сегодня она чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете. Все проблемы и горести - все отступило на второй план. Есть она и он, теперь они вместе, а что еще нужно? Но романтика не длится вечно: Лианаэль начала замерзать. Пришлось размыкать объятия и впопыхах натягивать на себя одежду. Оставшуюся часть ночи они прижимались друг к другу не из-за бурной страсти, а из желания согреться.
  Проснулась Лиа оттого, что возлюбленный неумолимо трепал ее за плечо. Она открыла глаза и по начинающему светлеть серому небу определила, что приближается рассвет. Принцесса уже хотела заворчать на Джера, но заметив его настороженное лицо, решила повременить с претензиями. Он приложил палец к своим губам, показывая, чтобы она молчала. Лиа и взглядом умудрилась выказать все свое недоумение.
  - Нас окружают, - еле слышно произнес он, вынимая меч из ножен.
  - Я бы не советовал это делать, человек, - донесся из густых зарослей надменный голос молодого мужчины, показавшийся полукровке знакомым. - Положи оружие, оно тебе не поможет.
  После чего из-за деревьев начали выходить вооруженные до зубов эльфы крови, окружая оборотня с принцессой. В общей сложности их было десять воинов и один человеческий паренек с раскосыми глазами. Но внимание Лии приковал одиннадцатый эльф, появившийся последним. Его принцесса не могла не узнать, даже если б захотела: это был ее сводный брат.
  20.
  Молодой эльф окинул презрительным взглядом Лию и Джера, а девушке захотелось ударом дубины согнать с его лица эту злорадную ухмылочку. Догадавшись по яростному взгляду о мыслях полукровки, Кэйррэн заулыбался еще шире.
  - Так-так. Принцесса Лианаэль собственной персоной, - театрально констатировал он. - Я прочесал все северные земли вдоль и поперек в поисках тебя, отчаявшись, уже собирался отправиться в Темный Лес. Но кто бы мог подумать, что убийца и отступница все это время находилась у нас под носом.
  - Чего ты хочешь? - несколько грубо прервала она его монолог.
  - Ну, чего я могу хотеть?! - наигранно задумался Кэйррэн. Желание поиграть на публику и навести побольше жути было у него явно от мамочки. - Да в общем-то ничего особенного, просто свяжу тебя и доставлю куда следует. А дальше уже не мое дело.
  Младший принц был настолько уверен в своем превосходстве, что начал праздновать победу еще не вступая в бой. Он возомнил себя опытной кошкой, которая уже заслужила право поиграть с мышкой, перед тем, как съесть ее. В своем мальчишеском желании поиздеваться над сестрой и чувством полной безнаказанности, он не учел одного маленького игрока его неумелой игры: Джера. То, что спутник его ненавистной сводной сестры не обычный человек, Кэйррэн понял, когда оборотень уже приставил к его горлу острие своего меча. Но нужно отдать ему должное: в глазах эльфа не было страха, лишь недоумение, досада и здоровое раздражение. Его воины заволновались, но предпринять что-то, когда их принц в одной секунде до гибели не решались.
  Если бы кто-то узнал, насколько сильно Джер сейчас желал обратиться и разодрать горло этому ушастому подонку, то пришел бы в ужас. У него сразу возникла неприязнь к этому высокомерному эльфу, даже большая чем к Максириону. С лордом Кавортом они изначально были по разные стороны баррикады из-за любви к одной и той же девушке. И если бы не эти обстоятельства, Джер не исключал возможности, что смог бы относиться к полководцу вполне лояльно, а может даже подружиться с ним. В Максирионе было много качеств, которые, как бы не тяжело было признаться даже самому себе, вызывали у оборотня уважение к эльфу. А такого неприятного типа, как Кэйррэн, атаману не приходилось встречать еще нигде, даже среди самых отъявленных бандитов и разбойников. Единственным, что удерживало его от того, чтобы вгрызться в шею этому мерзавцу, а затем разорвать на куски, было присутствие Лии. Ведь он меньше всего на свете хотел, чтобы возлюбленная увидела его ТАКИМ. Поэтому Джер собрал в кулак всю свою силу воли, и, не убирая меч от артерии принца, позволил себе лишь с усмешкой спросить:
  - Так что ты не советовал мне делать, эльф? Может повторишь?!
  - Кем бы ты ни был и какими бы способностями не обладал, даже тебе придется признать очевидное, - начал Кэйррэн спокойным тоном, стараясь сохранить последние остатки достоинства. - Вас окружают десять отменных эльфийских воинов крови, если ты убьешь меня, они порежут вас на ленточки или спалят дотла.
  - Ну, - протянула Лианаэль, - умереть здесь в бою или от руки Ирэннэль, куда ты планируешь нас доставить... Знаешь, первый вариант мне больше нравится. Так хоть тебя с собой заберем. Маленький, а все же бонус. А ты как считаешь, Джер?
  - Я только за! - подыграл ей оборотень, слегка надавливая на острие меча, так, что тот немного порезал кожу принца и алая кровь потекла тоненькой струйкой по его шее.
  - Милая сестрица, - надрез на шее помог эльфу крови понять, что принцесса-полукровка с дружком настроены более серьезно, чем он предполагал, - ты в очередной раз заблуждаешься. Я планировал доставить тебя не к матери, а к отцу. Ты ведь соскучилась по папочке, не так ли? У нас с ним существует определенная договоренность, и я обязан привести тебя к нему на встречу целой и невредимой. И как бы глупо это не звучало: сейчас мы на одной стороне. Итак, теперь может быть скажешь своему любовнику, чтобы он убрал этот дешевый меч от моей шеи.
  - Дорогой братишка, - начала Лиа в тон Кэйррэну, - видишь ли, перспектива увидеть твое перерезанное горло кажется мне более реалистичной и осуществимой нежели то, что ты предлагаешь.
  - Что, так не терпится покончить со мной? - зло оскалился принц.
  - А ты на удивление проницателен! - усмехнулась Лиа, решившая поддержать игру брата, только на своем поле. - Конечно, я ведь убийца, не забыл?! Сначала Мийрона, а ты и так был следующий на очереди.
   - Ну ладно, хватит, - сдулся младший брат. И, опустив глаза, продолжил: - Я знаю, что это не ты сделала. Я говорю тебе правду, Лианаэль. Я здесь, чтобы помочь. Но если ты не веришь на слово, то так и быть: у меня под курткой есть один документ, подписанный нашим отцом, который избавит тебя от всех сомнений. Я могу достать его, - и с этими словами Кэйррэн потянулся к вороту куртки, за что получил еще один порез на шее.
  - Нет уж, спасибо, - заговорила Лиа жестким металлическим голосом. - Я сама поищу его в твоей куртке. А ты заведешь руки за голову, и если хоть пальцем пошевелишь, Джер прирезает тебя на месте без разговоров. Это ясно?
  - Как день, - поджал губы младший принц.
  Девушка осторожно подошла к сводному брату, не забывая оглядываться на других воинов.
  - Даже дышать не смей! - на всякий случай еще раз предупредила она.
  Порывшись у него под одеждой, Лие удалось выудить оттуда какую-то бумагу, скрепленную королевской печатью. Сердце бешено заколотилось у нее в груди, когда она узнала почерк отца. Пробежав глазами по строкам, принцесса едва устояла на ногах. Отец обязался передать корону сыну в день его совершеннолетия, при условии подтверждения, что старшая принцесса будет находиться на свободе живая и здоровая.
  - Что ж, хорошо, - произнесла Лиа, смотря на брата взглядом, который по холоду мог бы составить конкуренцию самой Ирэннэль. - Ты выполнишь свою часть сделки. Но только во время нашего с тобой непродолжительного общения, пусть твои воины навестят пока свои семьи. Прикажи им сложить оружие и уйти. Если я пойму, что они следуют за нами, то я убью тебя быстрее чем ты успеешь произнести свое имя.
  - Не думаю... - начал было младший принц, но полукровка опередила его.
  - Еще одно 'не' из твоих уст, и оно станет для тебя последним.
  Поняв, что Лиа не отступит, Кэйррэн с тягостным вздохом приказал своей личной охране сложить на землю все свое оружие и отправляться восвояси. Благо здесь недалеко. Когда все воины принца ушли, внимание Лианаэль привлек узкоглазый человеческий подросток-слуга, который так остался стоять, даже не сдвинувшись с места.
  - Для тебя что, требуется отдельное приглашение, малец? - сказала принцесса, не скрывая раздражения.
  - Пожалуйста, - пролепетал он через чур уж высоким голосом для мальчика, - я не могу оставить своего господина. Позвольте мне быть рядом с ним. Я буду готовить еду, выполнять любые ваши поручения! Только умаляю не гоните! Мне некуда пойти.
  - Сочувствую, но ничем не могу помочь. А если ты правда хочешь увидеть своего господина мертвым, потрать здесь еще минутку моего времени и тебе это удастся.
  - Тебя примет к себе любой из моих воинов, Си... - Кэйррэн замешкался, словно забыл имя своего слуги, но потом все же договорил. - Силт! Я найду тебя, как все закончится, обещаю! А теперь ступай! Не переживай, все будет хорошо.
  Лиа не без любопытства переводила взгляд с Кэйррэна на Силта и обратно. Кем бы ни был этот подросток, но он значил для ее сводного брата гораздо больше, чем тот пытался показать. Когда-то давно она слышала от дворцовых сплетников о подобном, что иногда природа ошибается и мужчина начинает испытывать влечение к своему же полу. Но она никогда бы не подумала, что младший принц из этой категории. Хотя... они ведь не общались, откуда ей знать его тайные наклонности.
  - Ну хватит уже, Лианаэль! - заговорил Джер. Принцесса удивленно приподняла брови. Никогда еще атаман не называл ее полным именем. Раньше просто потому что не знал его, а после, потому что не привык. - Мы тратим время. Пусть этот паренек идет с нами. Вреда он явно не причинит, а помощь его пригодиться может.
  - Ты не понимаешь...
  - Дорогая, он безобиден, поверь! - попытался убедить возлюбленную оборотень, стараясь поймать ее взгляд в плен своих голубых как небо глаз. Лиа, как он и ожидал, сдалась без боя.
  В течение часа они просто шли вчетвером через густую чащу, желая подобраться поближе к городу. Лианаэль предпочла перестраховаться и связать сводному брату руки за спиной. Остановившись в перелеске недалеко от северных ворот города, Лиа решила переговорить:
  - И как же ты собирался доставить меня к отцу? - обратилась она к Кэйррэну. - Заходить в город - самоубийство. Я ведь вне закона.
  - Но я-то нет. Отец во дворце. Я зайду один и приведу его к тебе. Все просто.
  - Все было бы просто, если бы я могла доверять тебе, Кэйррэн. Но, к сожалению, это не так, - констатировала Лиа.
  Пока принцесса спорила со сводным братом, Джер краем глаза заметил, что слуга Кэйррэна только что скрылся за деревьями. Осторожность - превыше всего, поэтому оборотень решил последовать за ним и проследить, чтобы Силт не наделал глупостей. Но, похоже паренек отошел всего лишь для того, чтобы справить нужду. Джер готов был уже выдохнуть и уходить, но то, как парень решил осуществить задуманное привело его в замешательство.
  - Мужчины обычно писают стоя, - не удержался он.
  - Ладно, ты меня раскрыл! - закатила глаза девушка. - Может теперь хотя бы отвернешься?!
  - И не подумаю, - заявил Джер, в его голубых глазах плясали чертята. - Ты ведь притворяешься парнем, так привыкай к взглядам посторонних мужчин.
  Джер не заставил Сиэт покраснеть, но она все же постаралась побыстрее натянуть на себя штаны. Будучи одетой, разговаривать ей далось уже более уверенно.
  - Ты не выдашь меня? - посмотрела она с надеждой на разбойника.
  - С чего бы мне молчать?
  - Потому что мы с тобой чем-то похожи. Мы два человека, которые влюблены в тех, кого не заслуживаем. Они - коронованные особы, мы же - никто. Ты должен понимать, как это тяжело.
  Голубые глаза Джера на секунду остекленели, вертикальные зрачки расширились. В один миг этой женщине удалось перевернуть в его душе все с ног на голову. Нет, конечно подобные мысли закрадывались в его сознание. Но он доблестно отгонял их от себя и старался забыть об их существовании. Он ведь так ее любит!
  Джер влюбился в Лианаэль с самой первой их встречи. Да и как можно было не влюбиться?! Она была похожа на нимфу, на нечто неземное... но при этом такая живая, веселая и настоящая. Ему нравилось в ней абсолютно все: ее миниатюрная точеная фигурка; медно-рыжие непослушные волосы, которые так забавно топорщились при влажной погоде; и милые веснушки. А большие изумрудные глаза захватили в плен его сердце окончательно и бесповоротно. Даже ее дерзкий характер вызывал у него симпатию. В любом случае скучно с ней не бывало! А ее готовность рискнуть своей жизнью и помочь другим приводила его в замешательство и заставляла восхищаться любимой еще больше.
  Когда после знакомства судьба развела их на двенадцать лет, Лиа превратилась в его юношескую мечту. Даже не предполагая что она королевского рода, Джер поместил ее на какой-то свой внутренний пьедестал. Полукровка стала для атамана мерилом, по которому он оценивал других женщин. В каждой из которых он пытался увидеть ту прекрасную и отважную рыжеволосую девушку с озера, которая спасла ему жизнь. А когда Джер встретил ее вновь, сердце его заплясало какой-то бешеный танец радости и надежды. Он не мог поверить, что его идеал может быть так близко. И уж тем более боялся надеяться на взаимные чувства. Именно из-за страха он столько времени так усердно изображал равнодушие. И теперь, когда оборотень только-только поверил в осуществление мечты всей своей жизни, в его израненное ожиданием и разочарованиями сердце врывается простая, но невыносимо мучительная правда - он не достоин ее. Лиа прекрасная принцесса, наполовину эльфийка, которая скоро вернет свое королевство, которая избрана для высшей цели уничтожить зло, которая обладает незаурядными способностями, которая является для него идеалом всего, чем должна обладать женщина... А он? Он же был простой человек, который выбрал путь грабежей и разбоев, по воле случая застрявший на половинчатой стадии обращения в оборотня. Он практически нечисть, убийца, монстр. Как она сможет полюбить его? И имеет ли он вообще право претендовать на любовь столь прекрасного и чистого существа, как принцесса Лианаэль?! Подсознание подсказывало ему один, единственно верный ответ: НЕТ!
  Заметив, наконец, выжидающий взгляд собеседницы, Джер все же заговорил:
  - Как твое настоящее имя? - выдавил он, хотя сам не понимал к чему ему это знать.
  - Сиэт, - коротко ответила девушка.
  - И давно ты с принцем?
  - Несколько месяцев. - Сиэт нахмурилась, не понимая, к чему клонит оборотень.
  - Если быть с ним так тяжело, как ты мне сказала, отчего же ты не оставишь его? - сузил глаза Джер.
   - Потому что люблю его больше жизни, отчего же еще?! - поразилась она недогадливости Джера. - Быть рядом с ним одновременно и мука и наслаждение. Я наслаждаюсь каждой секундой, когда он со мной. Но при этом, сознаю свое место, как и то, что рано или поздно он все же уйдет. Осознание этого доставляет мне боль.
  - Почему ты так уверенна, что он оставит тебя? - прошептал мужчина, затаив дыхание в ожидании ответа.
  - Мы с ним из разных миров, понимаешь? Мой - не видел ничего кроме бедности и грязи, его же - полон света и блеска.
  - Уверен, в его богатом мире грязи не меньше, - фыркнул Джер.
  - Да, но даже грязь в его мире другая, она хорошо скрыта за золотым ареолом! В глубине души он тоже понимает это, просто не хочет признаваться даже самому себе. Кэйррэн борется, надеется, что сможет переменить ход вещей. Но однажды эльфийский принц осознает, что это в этом и есть правда жизни: человеческая трактирная певичка ему не ровня. Тогда он оставит все эти безрезультатные попытки сохранить нашу любовь и пойдет своей дорогой. Я же так и останусь стоять на распутье: жить по-старому я уже не смогу, а по-новому никто не позволит. Вот в этом-то и есть наша с тобой проблема. Мы как домашняя скотина, которой заранее известно, что ее кормят, для того, чтобы потом зарезать. Но при этом не можем отказать себе в удовольствии, и сами радостно принимаем то, что нам дают, вместо того, чтобы вовремя сбежать.
  Джер некоторое время просто молчал. Сиэт заметила, что ее слова произвели на него сильное впечатление. Но не понимала почему? Ведь она говорила очевидные вещи. Неужели этот оборотень никогда не задумывался о подобном?!
  - Я не буду пока ничего рассказывать о тебе Лии, - произнес он как-то слишком тихо. - Но если я пойму, что незнание этого будет угрожать ее безопасности или как-то плохо на ней отразится, я выложу ей все без промедления.
  Возвращаясь к любимой, Джер, будучи погружен в свои безрадостные размышления, даже не сразу услышал, как Лиа окликнула его. Обратив, наконец, на нее внимание, разбойник увидел, что принцесса просто сияет от радости. Ее улыбка была такой прекрасной и заразительной, что у него тоже невольно приподнялись уголки губ. Джеру нравилось видеть ее счастливой. Поэтому, отложив свои переживания в сторону, он решил направить всю свою энергию, чтобы помочь возлюбленной во всем, что сможет сделать ее счастливой.
   - Джер, мы с Кэйррэном наконец-то придумали как нам лучше всего поступить! - весело начала Лианаэль, но заглянув в голубые глаза разбойника, девушка обнаружила в них нечто, что ее насторожило. И она озабоченно поинтересовалась: - С тобой все в порядке? Где ты пропадал?
  - Следил, чтобы этот подросток-слуга не натворил глупостей, - отмахнулся Джер. Ну вот, практически не соврал!
  - И что же он мог натворить? - прищурился младший принц, в его тоне явно прослеживались ревнивые нотки. Это не могло не позабавить Лию.
  - Правильнее спросить, чего бы он не мог натворить, - засмеялась она. Оборотень, который до этого открыл рот для ответа, благоразумно его закрыл. - А теперь давайте перейдем к делу. Джер, принц предлагает отправить в Данвил Силта, что бы тот передал послание моему отцу. Но ты же знаешь, что доверять свою жизнь какому-то мальчишке-слуге не в моих правилах. Поэтому я хотела бы попросить тебя проследить, чтобы он все сделал правильно.
  - Не проще ли тогда мне самому доставить послание? - поинтересовался оборотень.
  - Одного тебя не пустят в столицу, - вздохнула принцесса, похоже она тоже считала это лучшим вариантом. - На одежде Силта имеются определенные метки, которые дадут любому жителю Данвила понять, что он входит в число королевской прислуги. Его пропустят без разговоров, ты сможешь пройти как сопровождающий.
  - Хорошо, что мне нужно делать? - без лишних разговоров согласился разбойник.
  - Все что от вас требуется, это попасть во дворец. К королю вас, естественно, никто не пропустит. Поэтому вас нужно найти там некого Олдриэля лорда Дэймирона. Он сейчас исполняет обязанности королевского советника. Ему можно доверять. Сообщи ему все, что потребуется и попроси, чтобы он отвел вас к отцу, - дал все указания Кэйррэн.
  Лиа смотрела вслед удаляющимся Джеру и Силту, и в душе у нее появлялась какая-то тяжесть. Какое-то странное предчувствие не оставляло ее, с тех самых пор, как они вместе появились из леса. Принцесса потрясла головой, отгоняя глупые фантазии подальше. И чтобы хоть как-то отвлечься, решила заговорить с Кэйррэном:
  - Раз уж мы оказались в подобной ситуации и вынуждены мириться с обществом друг друга, я хотела бы воспользоваться моментом и задать тебе вопрос.
  - Попробуй, - пробурчал принц. Кэйррэн явно был недоволен тем, что Лиа отказалась развязывать его, даже убедившись, что он пришел к ней с миром.
  Лиа набрала в легкие побольше воздуха и решительно выпалила:
  - Отчего ты всегда так ненавидел меня, брат?
  - Ненавидел?! - повторил он, словно пробуя это слово на вкус. - Нет, сестра, не ненавидел! Я и сейчас ненавижу тебя! И с каждой секундой все больше и больше. А твой вопрос, почему... - он на мгновение задумался. - А ты что, сама не догадываешься?
  - У меня в голове крутятся несколько причин. Но это лишь догадки, я хотела бы услышать правду от тебя.
  - Да, верно, 'ты бы хотела'! - зло усмехнулся брат. - Ты ведь привыкла всегда получать все, что хочешь: безграничную любовь отца, беззаботное и счастливое детство, исполнение любых самых глупых и нелепых капризов. А теперь представь что есть и другая сторона жизни: где ты пытаешься пробить головой стену, чтобы тебя хотя бы заметили, всеми силами стараешься заслужить любовь, но никому нет дела, хочешь стать лучше, но никому не важны твои достижения. И в один прекрасный момент ты понимаешь, что если тебя вдруг не станет, никто даже не заметит.
  - Ты винишь меня за то, что у вас не сложились отношения с отцом? Думаешь, я настраивала его против тебя?! - поразилась Лианаэль.
  - Конечно же нет, ты ведь у нас вся такая правильная и хорошая, - иронично прошипел принц. - Я ненавижу тебя за то, что ты с легкостью получила все то, чего даже не заслуживаешь.
  - И ты решил, что ненависть ко мне, заглушит твою потребность в родительской любви? Я знаю, что мои слова вряд ли что-то значат для тебя, но мне действительно очень жаль. Мы не можем исправить прошлое, но ведь будущее все еще в наших руках. А ту дорогу, что ты выбрал, где тебя сопровождают лишь злость и детская обида... Кэйррэн, это путь в никуда.
  В ответ младший принц лишь склонил голову, закрыл глаза и замолчал. Лианаэль решила, что ему нужно все осмыслить, и не стала продолжать разговор. Она все еще ждала, пока он, наконец, что-нибудь ответит ей, пока не почувствовала легкое движение воздуха рядом с собой. Обернувшись, полукровка обнаружила сидящую рядом с собой ту самую рыжеволосую женщину с добрыми глазами, которая поведала Лии о ее предназначении.
  - Ты?! - округлила глаза девушка и с опаской взглянула на Кэйррэна. Он продолжал сидеть, склонив голову, и ни на что не реагировал. - Как ты здесь оказалась?
  - Не волнуйся, - проследила за ее обеспокоенным взглядом женщина, - я временно усыпила младшего принца, сейчас он не может слышать наш разговор.
  - Зачем ты здесь? - не унималась с вопросами Лиа.
  - Я же говорила тебе, что всегда буду рядом, когда тебе понадобится моя помощь.
  - Спасибо, но сейчас у меня все вроде бы под контролем.
  - Я хочу, чтобы ты приготовилась к главной битве, которой очень скоро суждено состояться, - проигнорировала ее рыжеволосая женщина. - Максирион с твоими друзьями уже близко. Тебе нужно встретиться с ним. Без его помощи тебе не удастся побороть зло.
  - Хорошо, но сначала я должна увидеться с отцом.
  - Ты не увидишь своего отца, Лиа, - сочувственно погладила ее по щеке женщина.
  - Что?! Почему?
  - По крайней мере, пока не увидишь, - добавила она, поджав губы. - Но какие бы новости тебя не ожидали, какие бы горести не свалились на тебя. Я знаю, ты очень сильная девочка и обязательно справишься с этим. Чтобы не произошло, ты должна понимать, что твое предназначение превыше всего.
  - Ты пугаешь меня! - насторожилась Лианаэль. - Расскажи, что с моим отцом?! Почему я не смогу увидеться с ним?
  - Всему свое время. Я бы очень хотела все рассказать тебе, поддержать в трудную секунду и быть рядом. Но я не могу долго оставаться в этом мире, как не могу и раскрыть тебе будущее. Это твой путь, и ты должна сама пройти его. Моя задача лишь подсказать тебе направление. Просто помни мои слова: чтобы не случилось, никогда не забывай кто ты и ради чего ты появилась на свет. А теперь, мне пора.
  - Подожди! - вскричала девушка, вскакивая с места. - Хотя бы намекни, что должно случиться?!
  Но загадочная женщина уже растворилась в маленьких искрящихся огоньках, не оставив и следа. Лиа стояла и смотрела в одну точку, не понимая был ли здесь кто-то на самом деле или это все плод ее разыгравшийся фантазии.
  - Что здесь произошло? Я потерял сознание! - начал приходить в себя Кэйррэн.
  Лиа раскрыла было рот для ответа, но заметила приближающегося Джера с мальчишкой-слугой и подбежала к ним.
  - Ну что? - с какой-то сумасшедшей надеждой посмотрела она в голубые глаза возлюбленного. В голове у нее бешеной птицей билась лишь одна мысль: 'Хоть бы это все оказалось ложью! Хоть бы с отцом все было хорошо!!!' - Ты договорился о встрече?
  - Лиа...понимаешь... - замялся Джер, стараясь подобрать правильные слова. В его глазах так явственно читалось сочувствие, что все внутри принцессы мгновенно похолодело.
  - Что вы узнали? - еле слышно произнесла девушка, кое-как удержавшись на ногах.
  Джер опустил глаза, не зная с чего начать. Сиэт оказалась менее деликатной:
  - Король погиб, - спокойно проговорила она.
   - ЧТО?! - практически хором выдохнули Лиа и Кэйррэн.
  21.
  - Мне очень жаль! - кричал оборотень, пытаясь догнать убегающую в слезах возлюбленную. - Подожди, пожалуйста! Куда ты?! Позволь мне быть рядом, позволь помочь тебе пройти через все это.
  - Я не верю! - вскричала Лиа, резко обернувшись. - Это не может быть! Ты лжешь мне!!!
  - Знаю, тебе сейчас больно! И очень сожалею! - Джер попытался приблизиться, чтобы обнять ее, но девушка с силой оттолкнула его.
  - Что мне до твоих сожалений! - вскричала она. Джер понимал, что сейчас она не в себе, но не знал, чем помочь. - Что это исправит?! Это что, вернет к жизни моего отца?!! Ты ничего не понимаешь! Просто оставь меня в покое!
  - Тебе сейчас не нужно быть одной. Позволь мне помочь тебе пройти через все это. Я просто буду рядом, хорошо? - предпринял еще одну попытку он. - Тебе необходимо выговориться!
  - Уходи! - захлебывалась рыданиями Лиа. - У меня отец погиб! Понимаешь?! Мне не до тебя сейчас! Уйди отсюда, молю!!!
  Джер не хотел покидать ее в таком плачевном состоянии, но его присутствие лишь усугубляло ситуацию.
  Оставшись в одиночестве, принцесса без сил упала на землю и разошлась надрывными рыданиями. Она не могла поверить в то, что ее отца больше нет, что теперь она осталась совершенно одна в этом жестоком мире, и что все это происходит наяву. Каждый вздох отдавался невыносимой болью где-то глубоко внутри. Она плакала и плакала, а когда слез уже не осталось, просто потеряла сознание. Девушка не знала сколько времени прошло, когда она наконец пришла в себя. Заметила лишь, что начался дождь, ведь именно холодные капли, падавшие на ее заплаканное лицо привели Лианаэль в чувства. Она кое-как поднялась с сырой промокшей земли, вся грязная и разбитая, и поплелась не разбирая дороги. Куда она идет? Зачем? Да какое это теперь имеет значение. Как ей жить дальше, понимая что больше никогда его не увидит, не обнимет, не прижмется к его такому родному плечу. Эррон был самым близким и родным для нее эльфом. А что теперь? Все ее существование в один миг потеряло всякий смысл. Она не умела, не хотела и не могла жить в этом мире, зная, что его больше нет.
  Погода как нельзя лучше отражала нынешнее состояние ее души. Небо становилось все темнее, а дождь лишь усиливался. Но это и к лучшему, холодные ручейки воды, не давали принцессе впасть в беспамятство от подобного удара судьбы. Почва под ногами превратилась в грязное скользкое месиво, со склона холма стекали посекундно растущие речушки дождевой воды, огибая деревья и унося за собой маленькие веточки и сухую листву. Лиа промокла до нитки, постоянно поскальзывалась и то и дело падала в грязь. Трезвость мыслей постепенно начала возвращаться, и в тот самый момент, когда Лиа наконец поняла, что не плохо бы уже возвратиться в лагерь к остальным, девушка почувствовала, что земля уходит у нее из-под ног. Причем в буквальном смысле. Она слишком поздно попыталась ухватиться за ветку дерева и провалилась в глубокую яму примерно в три человеческих роста. Вероятно, она была вырыта охотниками для отлова диких зверей, но попалась в нее сама принцесса эльфов крови.
  Все попытки выбраться оказались безуспешными. Руки скользили по мокрой глине и магией воспользоваться тоже не удавалось. Силы словно покинули Лианаэль. Но ситуация становилась еще хуже, потому что усиливавшийся дождь очень быстро наполнял ров водой. Сначала уровень воды доходил ей лишь до щиколотки, и теперь уже до колена. Неожиданно для самой себя, Лиа просто опустилась прямо в воду, уставившись в одну точку и подперев коленками подбородок. В таком положении вода доходила ей почти до рта, но сейчас девушке было плевать. Она вдруг поняла, что ей абсолютно безразлично, выберется она из этой ямы или нет. Ее отец мертв, а значит в этом мире ее больше ничего не держит. У нее не осталось сил бороться ни за свою жизнь, ни за свою любовь, ни за добро. Все казалось таким мелочным по сравнению с ее потерей, что даже не стоило ее внимания. Единственное, чего полукровка сейчас искренне желала, чтобы вся эта душевная мука наконец закончилась.
  - Так и будешь продолжать сидеть в этой мокрой яме и жалеть себя, или все же постараешься спастись? - послышался мягкий женский голос рядом.
  Лианаэль хорошо запомнила ее тембр голоса, и повернула голову чтобы лишь убедиться в своих предположениях. Это снова та кареглазая женщина, которая так настойчиво пыталась повесить на принцессу миссию мировой борьбы со злом. Она сидела рядом с Лией в заполнявшемся водой рве и добрые глаза женщины словно согревали ее продрогшее тело и измученную внезапно навалившимся горем душу.
  - А...это снова ты, - равнодушно констатировала полукровка. - Пришла снова почитать мне нотации о сути мироздания и моем великом предназначении?
  - Нет, я здесь, чтобы убедиться насколько ты сильная и волевая личность. И что ты сможешь справиться со всем этим.
  - Боюсь, тебя ждет разочарование, - грустно улыбнулась Лианаэль.
  - Твой отец не хотел бы видеть тебя такой, - заметила женщина, поджав губы.
  - А он и не увидит. Знаешь почему? Да потому что он мертв! Как и моя мать, кстати. Я осталась совсем одна, - истерично рассмеялась принцесса, а на глазах ее снова заблестели слезы. - Ты оказалась права, я не смогла с ним увидеться. По крайней мере в этом мире.
  - И каков же выход? Умереть в этой яме? Ты думаешь, что перейдя в мир лесных духов ты встретишь там отца?! Ты ошибаешься! - не заметив от полукровки никакой реакции, она продолжила: - Я понимаю насколько глубока твоя печаль, но ты не единственная, кто теряет близких, Лиа. Это тоже часть жизни. Ты считаешь, что только Эррон искренне любил и заботился о тебе, но это тоже заблуждение. Вокруг тебя множество тех, кому небезразлична твоя судьба, нужно лишь внимательно посмотреть по сторонам. И чтобы это сделать, ты должна выжить. Ты понимаешь меня? Ты должна пройти этот путь, извлечь уроки из...
  - Я никому ... больше ... ничего... не должна! - отрывисто произнесла девушка. - Ты, кстати, так и не назвала мне своего имени. Как я могу доверять той, кто даже не соизволила представиться.
  - Мое имя ничего не даст тебе. Оно слишком длинное и сложное для твоего восприятия, - попыталась отвертеться женщина, но Лиа резко прервала ее.
  - Это не ответ!
  - Вода все пребывает, не думаю что сейчас подходящее время...
  - Это тоже не ответ!
  - Там, откуда я родом, меня называют Айситианаррашь. - с неохотой выдохнула она.
  - Приятно познакомиться! - опустила глаза принцесса. - И прощай Астишиана...шь или как там тебя? Мне жаль, что я не оправдала твоих надежд.
  - Нет... ты не можешь умереть Лиа. - закачала головой рыжеволосая собеседница. - И ты не умрешь. - На этой фразе Айситианаррашь испарилась так же неожиданно, как и появилась. Лиа лишь флегматично дернула плечом.
  * * *
  Они не спали уже двое суток, а Максирион все гнал свой маленький отряд, состоявший из младшего брата и его подружки, вперед. Амулет на шее его невесты снова дал о себе знать, и по крайней мере полководец мог быть уверен, что Лианаэль жива. Теперь с помощью камня, выменянного у Дички, он мог точно определить ее местонахождение. И все бы хорошо, но только одна проблема никак не давала эльфу покоя: какое-то необъяснимое предчувствие беды, тревога, страх, боль...Все эти чувства, по мере его продвижения к месту назначения только лишь усиливались. Лорд Каворт понимал, что ощущает это все он неспроста. Так действует душевная связь, возникшая когда он возвращал Лианаэль в жизни, и до сего момента никак себя не проявлявшая. Соответственно с принцессой происходит что-то неладное, и медлить нельзя. Но как бы он не стремился к ней, даже любовь не сможет помочь быстро преодолеть такое значительное расстояния разделяющее их. Раньше чем за неделю Максириону до Лианаэль не добраться. Выход был только один... Но ведь телепортация может повлечь за собой необратимые последствия. Жгучее желание немедленно оказаться рядом с Лией, нуждавшейся в нем, и здравый смысл, боролись в нем словно дикие звери. Но когда без видимых причин Максирион почувствовал, что ему не хватает воздуха и он задыхается. Эльф понял, что медлить больше нельзя: не поясняя ничего ни Диорну, ни придворной даме, он за пять секунд перенес их троих в то самое место, где сейчас по его ощущениям находилась Лианаэль.
  Принцесса здорово наглоталась грязной воды, но вовремя оказанная помощь жениха помогла ей откашляться и прийти в себя. Девушка лишь на мгновение открыла глаза, а посиневшие губы дернулись в едва заметной улыбке:
  - Джер, - прошептала Лиа полководцу и вновь потеряла сознание. Максириону, считавшемуся на протяжении веков очень скрытным и сдержанным эльфом, не удалось на это раз укрыть от любопытных глаз брата и фрейлины свое перекошенное от злости и досады лицо.
  Полукровке снится сон, что она с Джером и Харти гуляет по родным ей с детства лугам недалеко от Данвила. Тигр, словно малый котенок, носится за бабочками и валяется в мягкой траве. Лиа с удовольствием наблюдает за счастьем своего питомца и чувствует, что она тоже счастлива. В этот момент возлюбленный берет ее за руку, и целует каждый пальчик, по телу девушки пробегает дрожь, точно так же, как и в их первую ночь любви. А Джер заглядывает ей в глаза и зрачки его больше не вертикальные. Теперь он снова обычный человек и все наконец-то встало на свои места. Разбойник признается ей в любви и делает предложение руки и сердца. Лиа не успевает ничего ответить, как они почему-то уже оказываются во дворце. По начищенным мраморным ступеням в холле к ним навстречу спускается улыбающийся Эррон, он целует дочку в щеку, и обнимает Джера, словно родного сына. Это выглядит так странно, ведь у эльфов не приняты подобные жесты, но одновременно так мило. Лианаэль переполняет счастье, но боковым зрением она замечает Максириона. Он приближается к ним быстрым уверенным шагом, девушка тушуясь, экстренно обдумывает как бы покорректнее сообщить ему о разрыве помолвки. Вдруг бывший жених молниеносно подлетает в Джеру и пронзает его своим мечом. Лиа в ужасе кричит, а полководец хватает ее за плечи в ярости рычит: 'Как можно было оставить ее там одну?' Лиа вырывается, даже не пытаясь понять о чем он, но Максирион продолжает трясти ее за плечи и орет: 'Ты чуть не убил ее, подонок, это ты хоть сознаешь?!'
  Лианаэль просыпается и резко садится, чуть не снеся лбом Динилиэйлу, хлопотавшую над своей принцессой. Увидев стоящих чуть поодаль Джера и Максириона, она начала догадываться откуда взялась подобная концовка ее сна. Мужчины яростно спорили. Очень громко! Дини, обрадовавшись пробуждению своей подруги, сразу что-то взволновано защебетала, но все внимание полукровки было устремлено к эльфу и оборотню, которые вот-вот головы друг другу поотрывают:
  - Откуда мне было знать, что она уйдет так далеко в лес?! Я думал, что ей просто нужно побыть одной! - пытался защищаться оборотень.
  Но нападения Максириона были очень жесткими:
  - Если бы ты хоть иногда шевелил своими собачьими мозгами, то догадался бы, что бросить убитую горем девушку в лесу одну, это верх тупости! Поэтому больше ты моей невесте и на пятьдесят шагов не приблизишься! Пока ты ее окончательно не отправил в мир лесных духов своими 'благими намерениями'.
  - Да ты-то сам чем лучше? Если бы я тебя послушал и вовремя не переместился за ней, то ваша чокнутая королева уже бы принесла Лию в жертву своим богам.
  - Каким еще богам?! Что за чушь, ты несешь, глупец!
  - Он говорит то, что видел собственными глазами Максирион, - вклинилась в разговор незаметно подошедшая Лианаэль.
   -Ты?! Очнулась! - Максирион облегченно вздохнул, схватил невесту и крепко сжал в объятьях. Через плечо эльфа Лиа успела заметить недовольное лицо Джера, но постаралась его проигнорировать. - О боги, я так испугался за тебя! Ты... как ты себя чувствуешь?
  Лиа невольно улыбнулась, Максирион был так взволнован, он целовал ее в макушку, прижимал к себе, трепетно гладил по волосам, а затем отпустил и внимательно вглядывался ей в лицо, дабы убедиться, что с ней и в самом деле все в порядке. Было очевидно, что он действительно очень переживал за нее. Девушка понимала, что в свете последних событий им с полководцем нужно будет объясниться. Но сейчас момент был явно не подходящий. И Лиа решила отложить этот роковой для них разговор до лучших времен.
  - Да, все хорошо, - отмахнулась принцесса. - Я в полном порядке, правда. И спасибо! Вам обоим, - мужчины недоуменно переглянулись, а Лиа продолжила: - Вы оба спасли мне жизнь. Джер спас мое сердце от ритуального кинжала Ирэннэль, а благодаря тебе, Максирион, я снова дышу воздухом, а не плаваю головой вниз в этом грязном рве.
  - Ты хочешь сказать, что королева занимается запрещенной магией?! - сдвинул брови полководец. Он знал Ирэннэль три тысячи лет, но она все еще не переставала его удивлять. - Расскажи мне, что ты видела, дорогая?
  - Я опишу тебе все в деталях, обещаю! Но только чуть позже, ладно? Я еще ощущаю определенную слабость, и хочу немного отдохнуть. Вас же прошу лишь об одном: хватит уже ругаться, пожалуйста! Как всем уже известно, король погиб. - Лиа старалась произнести последнюю фразу спокойно, но голос ее предательски задрожал, - Проявите хоть каплю уважения, не добивайте меня еще и своими разборками!
  В это время Динилиэйла разделывала оленя, которого поймал Диорн на ужин. Увидев приближающегося к ней младшего принца, она озабоченно осмотрелась по сторонам. Поняв, что разговора не избежать, фрейлина недовольно сморщила лоб.
  - Ой, да ладно тебе, убери эту физиономию, - начал Кэйррэн. - Лучше бы хозяйке своей такую мину строила, а то готова ее вылизать с ног до головы, да еще и с улыбкой в тридцать два зуба.
  - Если хочешь сказать что-то по делу - говори, а если нет - отойди от меня подальше, - огрызнулась Динилиэйла.
  - Что, - насмешливо скривил рот эльф, - боишься что кто-то случайно подслушает, про наши с тобой общие дела?
  - Нет, просто твое общество не доставляет мне особого удовольствия, - процедила сквозь зубы придворная дама.
  - Помнится, раньше ты была иного мнения, - он игриво провел тыльной стороной ладони по щеке Дини.
  - Все имеют право на ошибку! - в отвращении отдернула голову эльфийка.
  - Да, но эти, так называемые, 'ошибки' происходили одна за другой на протяжении нескольких месяцев подряд, - саркастично заметил он. И, дождавшись, когда девушка окончательно зальется краской, самодовольно продолжил: - Ах да, я и забыл: ведь теперь тебя подобрал младший братец Максириона. Можно поздравить вас, леди Динилиэйла из дома Та'Олквин, превращать мальчиков в мужчин - поистине ваше призвание. Но за всем этим сумбуром, я надеюсь, ты не забыла о своей незабвенной столетней любви? Посмотри на него: - кивнул младший принц в сторону чистящего оружие Максириона, - он так близко и в тоже время так далеко...
  - Ты пришел поиздеваться или все же поговорить о делах? - не выдержала Дини.
  - Дела обсудим не сейчас и уж явно не здесь, - зло улыбнулся Кэйррэн. - Отец умер, и стратегия немного меняется. Но основная идея непоколебима. Я просто решил убедиться, что ты все еще помнишь, на чьей ты в действительности стороне.
  - Я никогда об этом и не забывала! - полыхнула фиалковыми глазами эльфийка.
  - Рад слышать. Значит из тебя бы вышла отменная актриса. Наблюдая за вашим с полукровкой общением, можно было бы даже ошибочно принять вас за подруг.
  - Мы могли бы ими быть, - задумчиво произнесла Динилиэйла. - Если бы кое-что так сильно не разъединяло нас. Ты же знаешь, я не испытываю к ней ненависти, подобной тебе.
  - Да ты и не должна. Ты ведь на самом деле не злая, Динилиэйла! - фрейлина остолбенела от подобных заявлений Кэйррэна, почувствовав, что он говорит искренне. - Ты просто не хочешь отдавать то, что принадлежит тебе, ровно так же, как и я. И я обещаю тебе, мы оба вернем все, что у нас несправедливо отобрали!
  * * *
  Джер не мог оторвать взгляда, наблюдая за тем, как Лианаэль мило щебечет с женихом, удобно устроившись под старым раскидистым деревом. Он смотрел на выражение ее лица, следил за каждым движением, а внутри у него бушевал ураган. Разбойник с трудом подавлял желание ринуться к ней, забросить на плечо и увести подальше от Максириона, чтобы тот никогда больше не смог помешать их счастью своим появлением. Но разум подсказывал ему, что эльф нужен Лии в предстоящей ей войне со злом. Он обладает силой, недоступной оборотню, и сможет спасти ей жизнь тогда, когда Джер может потерпеть неудачу. Но даже осознание этого не смогло потушить пламя ревности, сжигавшее его изнутри.
  - Не стоит так открыто пялиться на них, это заметно, - съехидничала Сиэт, присев рядом с атаманом.
  - А тебе-то что до этого? - раздраженно буркнул он в ответ.
  - Сама не знаю, - вздохнула девушка. - Просто чувствую в тебе родственную душу, и видеть тебя в таком глупом положении отчего-то мне неприятно.
  - Нет в моем положении ничего глупого! То, что она разговаривает с ним, это ничего не значит, - запротестовал оборотень. - Они просто вместе отца ее вспоминают, он его знал, а я - нет. После такой потери ее поведение вполне логично.
  - Ага, а теперь скажи это еще разок и поувереннее. А потренируешь эту фразу пару дней, и возможно, сам поверишь в это.
  - Чего ты от меня хочешь?! Чтобы я признал, что ревную? Да, я ревную и дальше что? - несколько нервно произнес Джер.
   - Я слышала от Кэйррэна, что полководец ее жених. А ты... между вами происходит что-то, и для тебя это важно. Но ты не уверен, что она чувствует то же самое. И это гложет тебя. - Разбойник уставился на Сиэт с раскрытым ртом. Она словно читала его мысли. Певичка победно улыбнулась и продолжила: - Вот видишь, я понимаю тебя едва ли не лучше, чем ты сам. Но возможно тебе станет легче, когда ты узнаешь, что не один такой.
  - О чем ты говоришь?
  - Поверни голову направо и сам все поймешь, - грустно улыбнулась она.
  Джер увидел там Динилиэйлу и младшего принца, которые точно так же, как и Максирион с Лией, о чем-то очень увлеченно беседовали.
  - Это Дини, она подруга Лианаэль, - отчего-то счел нужным пояснить разбойник. - Не знаю какие у них могут быть общие темы с Кэйррэном, но поверь, здесь точно ничего серьезного. Динилиэйла хорошая девушка и верный друг, и ее ничего не может связывать с таким типом, как твой любовничек.
  - Эй, давай не будем переходить на личности! - возмутилась Сиэт. - Возможно Лианаэль для меня тоже не эталон красоты или образчик человеколюбия, но я же помалкиваю. А насчет того, что ты сказал... Не знаю, возможно ты и прав. Но, в любом случае, посмотрев на меня сейчас, ты не почувствуешь жалости. Я держусь достойно, в отличие от тебя.
  - А что со мной не так? - поразился он.
  - Да стоит только взглянуть на твою кислую рожу и все становиться понятно. Ты должен скрывать свою ревность, а не выставлять напоказ всем любопытным.
  - Я просто хочу убедиться, что между нами все по-прежнему, - выдохнул он с досадой.
  - Позволяя вытирать об себя ноги ты не добьешься своего. Покажи ей что ты мужчина, а не мальчик для битья! И хватит уже в рот ей заглядывать, ожидая что она скажет. Ты всегда был таким подкаблучником или с недавних пор приноровился?
  - А у тебя острый язычок, леди - эльфийская подстилка. Мне кажется на сегодня хватит задушенных бесед и... подожди-ка! Похоже я понял, что ты задумала, милая: твой драгоценный принц не обращает на тебя особого внимания и ты решила поискать утешения у 'своих'?! Извини, но вакантное место 'возлюбленной оборотня' уже занято.
  - А ты самонадеян, парень! - усмехнулась Сиэт. Она явно забавлялась разговором с разбойником и в глазах ее играли смешинки. - Допустим, что ты отгадал. Хотя на самом деле, я впервые в жизни хотела помочь кому-то безвозмездно, просто по доброте душевной. Кстати, обращение: 'леди - эльфийская подстилка' звучало бы как оскорбление от всякого другого, кроме такого же 'господина - подстилки'. Но когда ты в итоге прибежишь ко мне, осознав мою правоту, я еще подумаю прощать ли тебе твою дерзость в отношении женщины.
  - Аналогично, вот только где здесь женщина? Я вижу перед собой только мальчика слугу, - не удержался от поддевки Джер. Но Сиэт по природе своей была не обидчивая. В ее жестоком и сложном мире, если таить обиду на всех, кто пытался тебя оскорбить или задеть, можно было просто сойти с ума. Поэтому девушка лишь весело рассмеялась, оставив оборотня в полном недоумении и одиночестве. Джер неожиданно осознал, разговаривая и шутя с любовницей принца, он наконец-то смог отвлечься от раздирающей душу ревности. Было в Сиэт нечто такое, что вызывало непреодолимый интерес, когда мужчина знакомился с ней чуть ближе.
  Лиа лежала закутавшись в плед и старалась всхлипывать как можно тише, чтобы не разбудить остальных. Все ее спутники спали беззаботным сном, кроме Максириона - тот решил охранять их сон ночью несмотря на поставленное защитное поле. Ладно остальные, но Кэйррэн мог бы хотя бы изобразить горе. Взглянув на его умиротворенное лицо, принцесса убедилась, что на нем нет и тени скорби. В какой-то степени, она даже завидовала своему сводному брату, ведь он может спокойно спать и не испытывает всю ту горечь, которую ощущает сейчас она. Говорят, что время лечит. Но, в глубине души принцесса сомневалась, что эта рана когда-либо затянется. В любом случае, ей сейчас просто нужно научиться жить с осознанием того, что ее отца больше нет: есть, дышать, спать, а потом все сначала, пока не станет хоть немного легче. Но самое важное, что теперь у нее появилась цель: уничтожить Ирэннэль во что бы то ни стало. Это должно придать ей сил. Говорят, что отец погиб от несчастного случая, но она-то знает, что это все дело рук мачехи. Лианаэль и так слишком долго позволяла этой полоумной садистке творить зло в своей стране, и это в итоге убило ее отца и чуть не убило ее саму. Но теперь этот мир стал действительно слишком тесен для них двоих: полукровка сделает все, чтобы избавится от королевы, даже ценой собственной жизни.
   Сегодня днем Лианаэль обсуждала с Максирионом дальнейший план их действий. Она рассказала эльфу все, что знала об использовании королевой запрещенной магии, умолчав только о своих новых способностях. Она не знала, поверил ли ей лорд Каворт или нет, лицо его в тот момент было непроницаемо. Полководец соизволил озвучить лишь то, что намерен временно укрыть невесту в поместье своих родителей, которое как раз находится неподалеку от Данвила. А когда настанет шанс безопасно вывести Лию за границу, где она будет в безопасности, он непременно им воспользуется. Принцесса не стала спорить с ним, пусть думает, что она подчинилась. А пока полукровка будет под защитой дома Каворт, она сможет разузнать побольше обо всех обстоятельствах случившегося и придумать хороший план отмщения мачехе. Как к ней подобраться, Лианаэль пока и понятия-то не имела, но знала лишь одно: в одиночку ей с этим не справится. Нужно вербовать союзников. Подумав о том, что скоро злобная королева расплатиться за все сполна, Лие немного полегчало и она даже задремала.
  22.
   Ирэннэль, стояла на коленях, не осмеливаясь поднять глаза. Земля под ней тряслась, как во время землетрясения, над головой сверкали молнии с разрывающими барабанные перепонки раскатами грома, а шквалистый ветер трепал одежду, пронизывая холодом тело насквозь.
  - Смилуйся господин, - еле слышно прошептала женщина, и сама испугалась, что решилась заговорить.
  - Ты - бесполезное глупое создание! - прогремел учитель. - Зачем ты мне теперь нужна живая?!
  - Умаляю, хозяин! - в отчаянии взмолилась Ирэннэль. - Я... я исправлюсь! Больше никогда не подведу вас! И сделаю все, что угодно, только не выпивайте из меня жизнь! Клянусь, я найду способ забрать силу у этой маленькой твари!
  - Нет другого способа идиотка! - в бешенстве взревело чудовище, так, что у эльфийки заложило уши. - Следующий обряд извлечения силы можно будет провести не раньше, чем через пять веков. Теперь ты сможешь получить ее силу, только если она сама захочет ее отдать.
  - Она захочет! - уверенно подняла голову Ирэннэль, устремив взгляд на светящиеся через черную ткань глаза. - Я сделаю так, что она будет умалять меня забрать ее силу. Учитель, я докажу вам, что вы не зря потратили на меня время. Придание не сбудется!!!
  * * *
  С матерью Максириона у принцессы не сложились отношения уже давно. Госпожа Виэнтиль всегда считала полукровку, пусть даже из королевского рода, недостойной ее 'мальчика'. Поэтому, находясь с ней сейчас под одной крышей, девушка даже не пыталась наладить отношения с будущей свекровью. Это было бы бесполезной тратой времени и нервов. А вот отец ее суженного был более перспективной фигурой на ее поле. Дортон пользовался очень большим влиянием среди других знатных эльфом, и что самое главное: с неохотой, но все же шел с принцессой на контакт. Скорее всего это происходило с настойчивой, но правильной подачи старшего сына. И за это Лианаэль была безмерно благодарна полководцу. Ведь она прекрасно понимала, что если бы не он, лорд и леди Каворт не просто выставили бы полукровку за дверь, а еще и с превеликим удовольствием сдали властям. Но теперь, когда они знают, что в спасении государственной преступницы замешан их сын, у бедных родителей просто не оставалось иного выбора, как укрыть у себя обоих и не только их...
  К слову сказать, еще одним поводом для благодарности Лианаэль своему жениху, стало его, повергшее всех в шок, согласие приютить под крышей родителей ее друзей. Динилиэйла не могла пока все не утрясется вернуться в отчий дом, Диорн тоже был обеими руками за то, чтобы она погостила в родительском поместье, да и сама принцесса не хотела расставаться со своей лучшей подругой больше не на минуту. Кэйррэн со своим слугой тоже с чего-то увязался с ними. Лианаэль не понимала, почему Максирион не прогонит его, но жених никогда не отличался открытостью. Но последнее действие полководца было самым невероятным: он предложил временное убежище и Джеру. А когда оборотень недолго думая, согласился, полукровке вообще показалось, что она попала в параллельную реальность. Но Лиа искренне радовалась такому обстоятельству. А зря! Ведь собирая под одной крышей такую разношерстную компанию, можно было предположить, что ни к чему кроме неприятностей это привести не могло.
  Первой проблемой оказалась Динилиэйла, с которой принцесса по своей глупости поделилась планом отмщения королеве. Эта болтушка, естественно, проговорилась Максириону. Он был в ярости, и хорошенько перекрыл девушке информационный кислород. Так что, теперь Лиа была в стороне от событий, которые творились за пределами поместья Кавордов.
  Вторым в цепочке доведения принцессы до нервного тика стал, как не удивительно, Джер. Раньше с ним не было проблем и он всегда поддерживал полукровку во всех ее планах. Ей казалось, что они с оборотнем понимают друг друга с полуслова. Но в последнее время разбойника, которого она знала, словно подменили: несмотря на то, что Джер так же был посвящен в ее планы по расправе с Ирэннэль, он постоянно трепал ей нервы необоснованными приступами ревности. В определенный момент, Лиа поймала себя на мысли, что намеренно стала избегать общества Джера, которое в последнее время не приносило ей ничего кроме негатива и утомления.
  Третей особой, кто старался подпортить Лии жизнь, стала хозяйка дома. Что хотя бы было ожидаемо. Виэнтиль не упускала не единой возможности чтобы попытаться уязвить, обидеть или оскорбить полукровку. Лианаэль держалась из последних сил, чтобы не высказать гадюке-свекрови все что она думает о ней и ее месте в этом мире. Лишь осознание того, что принцесса находится в ее доме и зависит от нее, удерживало ее перейти край дозволенного. Эту проблему решил полководец. Когда от очередной выходки эльфийки Лиа была уже готова сорваться, Максирион корректно, но в то же время достаточно жестко разъяснил матери, что если та не хочет окончательно испортить с ним отношения, то воздержится от любых оскорбительных и содержащих насмешку комментариев, касающихся его невесты. После таких заявлений, госпожа Каворт, словно по мановению волшебной палочки, стала белой и пушистой. Вот так, хотя бы на этом фронте Лианаэль не без помощи, но все же заключила временное перемирие, и могла вздохнуть с облегчением.
  Кэйррэн стал четвертой, и завершающей ступенью на пути выведения Лианаэль из равновесия. Именно сводный брат, благодаря своей надменной физиономии и язвительным фразочкам, добился-таки выплеска всего негатива, копившегося у принцессы на протяжении долгого времени. К несчастью для него, он и стал именно тем объектом, которого накрыла волна ярости полукровки. После ее получасового монолога в повышенном тоне, младший принц вышел из-за обеденного стола весь красный словно помидор, при этом узнав о себе много нового. Оставшаяся за обедом публика была в восторге от представления, устроенного принцем и принцессой. Посмотреть в реальности разборки членов королевской семьи - да за такое зрелище можно деньги собирать! После этого случая Кэйррэн был очень осторожен в словах, общаясь с сестрой.
  К ужину полукровка была занята одним чрезвычайно сложным выбором, который время от времени беспокоит всех женщин без исключения - что надеть? Раскрыв свой невообразимых размеров шкаф, она тяжело вздохнула, от изобилия одежды в нем у любого нормального существа начало бы просто рябить в глазах. Но наследница престола эльфов крови была с детства приучена выбирать из множества предложенного, самое лучшее. Поэтому она весьма скептично окинула взглядом бурлящее разнообразие цвета, фактуры и фасонов, и усмехнулась. Когда Максирион в первый же день их пребывания в родовом поместье загнал к ней целый рой белошвеек, он искренне полагал, что займет ее внимание этим надолго и отвлечет от политических вопросов. Как наивно! Лии хватило двух часов, чтобы разобраться с портными и донести до них, что она хочет получить на выходе. И сегодня, выбрав на вечер платье цвета морской пены с открытой спиной и плечами, она не долго сомневалась. Наряд идеально сидел по фигуре и подходил к ее распущенным, переливающимся темным золотом, волосам. Взглянув на свое отражение в зеркале и будучи довольна увиденным, девушка уверенно вышла из выделенных для нее покоев и спустилась в гостиную.
  Слуги сновали то тут, то там, накрывая на стол. Хозяйка дома вместе с Динилиэйлой следили за процессом. Виэнтиль вообще души не чаяла во фрейлине принцессы. Лиа осознавала, что мать Максириона предпочла бы видеть Дини, в качестве невесты своего старшего сына, нежели какую-то полукровку. Заметив спустившуюся к ужину Лию, свекровь изменилась в лице и поспешила ретироваться. Джер уже тоже спустился к ужину. Он, как уже завелось в последнее время, о чем-то оживленно спорил с мальчишкой-слугой Кэйррэна, и даже не заметил присутствия принцессы. Что не могло ее не обрадовать, похоже хотя бы сегодня она избежит обиженных взглядов и упреков. Но где же Максирион и все остальные?
  Какое-то шестое чувство подсказывало, что стоит заглянуть в библиотеку. И услышав под дверью оживленный мужской разговор, принцесса поняла, что не ошиблась.
  - Если мы хотим все исправить, тогда нужно действовать незамедлительно. - узнала Лианаэль голос сводного брата.
  - Это слишком рискованно, я не хочу подвергать свою семью неоправданному риску, - запротестовал отец Максириона.
  - Грядет анархия, отец, - взял слово полководец. - И нам в любом случае придется делать выбор. Если древний род Каворт сделает вид, что ничего не замечает, нас уничтожит если не власть, так другие кланы. Медлительность в наше время смертельно опасна.
  - Но и другого выхода у нас нет! Нам не выстоять против совета! - снова заговор Дортон.
  - Против всех сразу может и не выстоять, а если разбить совет и разбираться с каждым поодиночке? - не удержалась Лиа и оповестила о своем присутствии.
  - Лианаэль Д'эйрэнн, тебе разве не объясняли, что не прилично подслушивать?! - закатил глаза жених.
  - Я просто хотела позвать всех к столу и невольно услышала ваш разговор, простите. Но раз уж это произошло, тогда прошу разъяснить мне, в чем, собственно, дело. По поводу чего намечается противостояние совету? - в душе Лианаэль уже предполагала ответ, но ей необходимо было это услышать.
  - Это темы не для дамских ушей, принцесса. Тебе лучше вернуться к столу, - как обычно забухтел полководец.
  - Хватит Максирион, это касается ее и она имеет права знать! - вступился за Лию принц, что было достаточно странно.
  - Не вмешивайся в это Кэйррэн! - угрожающе понизил голос Максирион. - Я сообщу принцессе все, что посчитаю нужным ей знать.
  - Дело в Ирэннэль, ведь так? - прервала их спор Лиа.
  - Вы совершенно правы, ваше высочество, - опустил глаза Дортон. - Дело именно в ней.
   - Моя мать самолично признала себя наследницей Эррона, совет принял ее, - пояснил Кэйррэн. - А меня же, наследника по закону, объявила государственным изменником . Так что, сестрица, мы теперь с тобой в одинаковом положении, - усмехнулся он.
  - Значит, вот что вы скрывали от меня все это время... - пробормотала Лиа, ей было нестерпимо горько от того, что ее враг добивается успеха, в то время как она гниет в изгнании. - Максирион, как ты мог утаить это от меня?!
  - Я не хочу, чтобы ты из-за своих эмоциональных всплесков погубила себя и нас всех!
  - И что же вы намерены делать? - обратилась полукровка к брату и Дортону, проигнорировав жениха. - Хотите выступить в совете и оспорить право Ирэннэль Родресс на престол?
  - Что бы мы не задумали, - произнес Максирион, - твоего участия там не предполагается. Занимайся своими делами, Лиа. Я во всем разберусь, обещаю.
  - Это крайне глупо, - невозмутимо продолжила девушка, словно не слыша полководца. - Выступив в совете без поддержки, вы добьетесь лишь гнева королевы и подпишите семейству Каворт смертный приговор.
  - И что же ты предлагаешь? До официальной коронации осталось всего три дня, - заинтересовался Дортон, а на лице полководца проскользнуло неподдельное изумление. Ведь прислушиваться к советам какой-то юной девчонки, пусть и королевских кровей, было не в привычках его отца.
  - Я думаю что не стоит действовать так открыто, - ответила Лианаэль. - Королева всегда тщательно скрывала свои истинные замыслы под маской лицемерия. Возможно стоит перенять ее опыт, так как он оказался удачным. Сделайте вид, что присягаете ей. А на самом деле будем тихо сеять раздор во дворце, узнаем ее слабые места. И когда наберем достаточно сил и заручимся поддержкой союзников, вот тогда-то мы и ударим по ней в открытую, да так, что мало точно не покажется!
  После ее слов наступило гробовое молчание, длившееся не менее минуты. Вероятно никто не ожидал от молодой принцессы подобной логики и трезвомыслия.
  - А это вариант, - заключил Дортон.
  - Нет! Это ни черта не вариант, отец! - вспылил Максирион. - Эта рассуждения глупой маленькой девочки, которая и приблизительного понятия не имеет о дворцовых переворотах! Ты упустила одну важную деталь, дорогая: семейство Каворт находится в немилости королевы. Так как она прекрасно осведомлена о нашем с тобой предстоящем союзе, а так же о моем участии в твоем спасении. Она никогда не поверит в нашу преданность. И попытается избавиться от клана Каворт своим излюбленным способом: повесив на нас какое-нибудь совершенное ей же преступление. У нас лишь один путь: напасть первыми, дабы не потерять преимущества.
  - Ну хорошо, как тогда на счет того, чтобы тихонько убить ее, не вызывая подозрений? - поинтересовалась Лиа, признавая свое поражение.
  - В этом-то и состоит наш план, - заулыбался Кэйррэн, вероятно разговоры об убийстве его матери доставляли ему наслаждение. Лиа поморщилась. И как он может быть ее сводным братом?! - Лорд Каворт будет отвлекать совет, а мы с Максирионом проберемся в ее спальню и избавимся от нее!
  - Неплохо придумано. Главное, провернуть все это как несчастный, - задумчиво протянула Лиа, прикидывая в уме различные варианты событий. - План требует доработки, но в любом случае, я с вами.
  - Это исключено, - отрезал полководец.
  - Так и знала, что ты это скажешь! - надулась Лиа. - Но я могу вам пригодиться. Кто 'за' чтобы я помогла вам?
  Было видно, что хозяин дома и младший принц собирались поднять руки, но под суровым взглядом Максириона сдулись, так и не осуществив задуманного.
  - Вот видишь Лиа, - торжествовал эльф, - единогласно 'против'. Извини, но ты не участвуешь. Иди к себе и держи язычок за зубами, договорились?
  - Конечно, Максирион. Против большинства не пойдешь! - произнесла полукровка из под опущенных ресниц, а про себя подумала: 'Это мы еще посмотрим...'.
   * * *
  Лианаэль, убедившись что за ней никто не следит, незаметно покинула земли, принадлежащие роду Каворт и направилась в то место, в которое никогда бы не подумала вернуться по собственной воле. Это была тренировочная площадка для оттачивания магического мастерства. Она находилась в глуши эльфийского леса и о ее существовании знала только она сама и Максирион. Ведь когда-то он готовил ее специально для принцессы, так как у нее были определенные проблемы с овладением магией огня. Здесь в земле были закопаны специальные магические камни, которые способствовали внутренним способностям эльфа, а так же были оборудованы специальные мишени для тренировок. Раньше полукровка терпеть не могла это место, но теперь, оказавшись здесь на нее нахлынули воспоминания из детства. Она вновь вспомнила те беззаботные времена, где ее самой большой проблемой было схлопотать подзатыльник от отца или лекцию нравоучений от полководца за свою проделки. Тогда она жила полной жизнью, радовалась каждому дню и была счастлива! Теперь ничего этого нет. От осознания этого на глазах невольно выступили слезы.
  Но она не может поддаться слабости, ей необходимо победить! Лиа в досаде тряхнула головой, стараясь стряхнуть с себя это ностальгическое настроение. И решила приниматься за дело. У полукровки было слишком мало времени, чтобы научиться пользоваться своим магическим даром. Теперь ей предстоит попытаться всего за несколько дней наверстать упущенное. Остается только надеяться, что Ирэннэль тоже магией не в совершенстве владеет.
  - Что ты задумала? - раздался уже до боли знакомый женский голос позади нее.
  - А, Айси..ту..нашь, тьфу! Извини, имечко у тебя конечно, - усмехнулась принцесса, повернувшись к женщине лицом. - Никак не выговорить.
  - Ничего, я уже привыкла, - приподняла уголки губ рыжеволосая гостья. - Айситианаррашь на моем родном языке означает - заслуживающая доверия.
  - Ого! - поразилась Лиа. - А я-то думала, что в тебе такого, что заставляет прислушиваться к твоим словам. Оказывается, все дело в имени.
  - Вижу у тебя неплохое настроение, раз ты даже шутить умудряешься, - наигранно нахмурилась Айситианаррашь.
  - Ну, на днях я планирую избавиться от самого яркого порождения зла в нашем мире, - мечтательно улыбнулась Лиа. - И это здорово поднимает мне настроение.
  - Гнев и жажда мести - не самые лучшие попутчики, - озабоченно заметила женщина.
  - Гнев - это обычное стремление к восстановлению справедливости, немножко приправленное злостью. Все нормально, это чувство нисколько не мешает мне, а даже наоборот, придает сил! - беззаботно ответила девушка. - И вообще, ты сама столько времени нудела, что я должна исполнить свое предназначение. А когда я собираюсь это сделать, ты снова чем-то недовольна.
  - Это не игра, Лианаэль. Королева - очень опасный противник!
  - Я это знаю, поэтому-то я и здесь. Мне уже один раз довелось столкнуться с ее магией. Ее служанка, Дора, проболталась, что Ирэннэль кому-то поклоняется. Мне бы узнать кому именно. Если будет известна природа магии, с которой предстоит сражаться, это может здорово облегчить нам задачу... - вздохнула полукровка, хитро скосив глаза на собеседницу.
  - Не жди от меня ответов, я не имею права рассказывать тебе это, - нервно сглотнула Айситианаррашь, почувствовав, что ее прижимают к стенке.
  - Расскажи хотя бы, что можешь! - попросила Лиа. - Если ты будешь молчать, то велика вероятность, что мы с моими друзьями погибнем. Будет ли тогда какой-то смысл в твоих секретах?!
  - Хорошо, - сдалась женщина, - надеюсь, если ты узнаешь немного больше, это не принесет большого вреда. Что бы понять, кто этот тайный учитель Ирэннэль, ты должна сперва больше узнать обо мне.
  Лиа заинтересованно уставилась на собеседницу, ожидая продолжения:
  - Я происхожу из расы Высших Эльфов. Когда-то давным-давно мы считали ваш мир, своим домом. Тогда здесь все было иначе. Жизнь наша подчинялась законам справедливости и добра: не было воин, болезней и бедности. Мы, Высшие Эльфы, заботились друг о друге, и даже не знали таких понятий как зависть, алчность или злость. Нас иначе воспитывали и мы были на это просто не способны. Владея магией четырех стихий, мы жили в полной гармонии с природой, лишь созидая мир вокруг себя. Но в других мирах все было не так радужно, как в нашем. Поэтому много тысяч лет тому назад, верховный жрец Асцалтииджел, владеющий силами, недоступными никому из ныне живущих, закрыл Врата в наш мир, чтобы ни один иномирянин не смог проникнуть в наш маленький рай. В том раю довелось родиться мне. С ранних лет я оттачивала магическое мастерство. Я знала, к чему стремлюсь. Ведь лучшему ученику предоставлялось право обучаться магии у самого верховного жрица. В последнем испытании лучшими стали двое: я и еще один молодой эльф. Его тогда звали Аббигард, сейчас же все больше поклоняющихся ему называют Темным господином. Силы наши были равны и судьи не смогли определить победителя. Но Асцалтииджел был настолько добр и великодушен, что согласился обучать нас обоих. Я всегда была послушной и покладистой ученицей, но Аббигарт был излишне любопытен. Один раз он выкрал у верховного жреца магическую книгу и случайно прочитал заклинание телепортации. Защита, поставленная жрецом выдержала и никакие монстры не проникли в наш мир. Но сам Аббигарт вернулся совсем другим. Что происходило с ним по ту сторону - я не знаю, но зло заполнило его душу. Он захотел власти. Аббигард думал, что убив жреца, он сможет спокойно занять его место. Лишь в одном он просчитался: со смертью Асцалтииджела завеса, ограждающая нас от влияния извне тоже рухнула. А восстановить ее ни у кого другого сил не хватило. Наш славный мир стал словно домом без дверей. Сюда хлынул поток скитальцев не нашедших пристанища в других мирах. Большинство враждебных существ не могли сравниться с нами по силе. Но парадокс заключался в том, что, обладая таким высоким уровнем магии, мы не могли убивать. Ведь лишение жизни пусть даже в целях самозащиты - это проявление жестокости. Вся наша сущность противилась этому. Злобные существа начали очень быстро истреблять мой народ. Но, к счастью в наш мир попали и другие создания - это были обычные эльфы. Они не обладали магией подобной нашей, зато не имели таких самоубийственных морально-нравственных установок и были мирно настроены в отношении нас.
  - Получается, что все народы, которые населяют сейчас этот мир, когда-то пришли сюда извне?! - поразилась Лиа. - Эльфы, гномы, орки, и даже люди?
  - Все, кроме людей. Люди появились совсем иначе. По ходу моего рассказа, ты поймешь как. - Грустно улыбнулась Айситианаррашь. - Итак, обычным эльфам с помощью нашей магии удалось немного восстановить баланс добра и зла на нашей планете. Монстры перестали соваться сюда. Но основное зло уже было здесь и оно, словно чума, начало отравлять неискушенные души моих соотечественников. Аббигард каким-то образом собрал среди моего народа группу приспешников и захотел поработить нас. Объединившись с другими эльфами, мы выстояли. Но убить предателя и его воинов мы все равно не могли. Высшие Эльфы могли наказать предавших нас сородичей лишь одним способом: лишив их магии и укоротив их срок жизни настолько, чтобы им хватало ее только на борьбу за существование, а на какое-либо развитие у них просто не оставалось времени. Назвали этих недоразвитых созданий людьми. С Аббигардом мы разобрались по-другому: мы не могли лишить его жизни, но зато лишили телесной оболочки и наложили проклятье. Теперь он вынужден находиться в межмировом пространстве.
  - И он ведь не сможет снова попасть к нам? - настороженно спросила Лианаэль.
  - Сам не сможет, но если ему помочь... Новый избранный верховный жрец обладает способностью видеть будущее. Он увидел, как Аббигард захватывает один мир за другим. Первой ступенью будет этот. И если не остановить его сейчас, он сможет погрузить во тьму всю Вселенную. Высшие Эльфы, рожденные из света и добра, не могут этого допустить! Нужно было уверить всех созданий, от мала до велика, что добро всегда побеждает зло. И мы придумали решение: мы пустили легенду об Избранной, которая по наступлении темных времен придет и сразит зло.
  - Стоять! - округлила глаза полукровка. - Это значит, что эта легенда и все мое предназначение: это плод ваших больных фантазий?! Вот я дура!!!
  - Это не так! Ты ведь хотела знать правду, так выслушай до конца, - настояла Высшая Эльфийка. - Когда время пришло, мы создали... В общем, мы позаботились о том, чтобы у короля эльфов крови родился непростой ребенок.
  - Как?
  - Вот это как раз, совершенно не важно. Суть в том, что мы передали тебе часть своей силы. Поэтому, Лианаэль, ты - и есть Легендарная. И все, что я говорила тебе - правда. Мы думали, что с твоим рождением все мы получим надежду на спасение от крепнувшего зла. Но мы слишком поздно узнали, что магия твоего рождения это шанс не только для добра, но и для зла.
  - Что это значит? - не поняла Лиа.
  - Ты родилась в результате высшей магии Лианаэль. А магия никогда не проходит бесследно и всегда имеет свои последствия. Иными словами, ты связана с Темным господином заклинанием. С каждым днем твоей жизни заклятье незримо делает Аббигарда слабее, но при этом ты же даешь ему определенную магическую подпидку, благодаря которой он может попытаться вернуться в этот мир. Теперь, Лианаэль, ты понимаешь насколько чреват может быть любой твой необдуманный поступок?! Только ты сможешь открыть портал и впустить его в этот мир. Именно поэтому, я была назначена твоей хранительницей. Наблюдая за тобой с самого твоего рождения, моя задача состоит в том, чтобы ты двигалась в правильном направлении. Я была с тобой рядом в самые сложные моменты твоей жизни, переживала вместе с тобой все твои потери, радовалась, когда тебе было радостно. И я всегда буду рядом с тобой, когда ты будешь во мне нуждаться.
  - Всегда-всегда?! Несмотря ни на что? - недоверчиво сузила глаза принцесса.
  - Да, если только ты сама от меня не отречешься, - повела плечом Айситианаррашь.
  - Как это?
  - Если ты когда-нибудь произнесешь, что отрекаешься от меня, то тем самым разорвешь связь между хранителем и подопечным. И я больше никогда не смогу явиться тебе! - осторожно произнесла женщина, словно боясь что полукровка прямо сейчас отречется от нее.
  - Не волнуйся, - прочитала по выражению лица ее опасения Лиа, - твое общество не настолько меня тяготит, чтобы я отрекалась от тебя. Так что, придется тебе терпеть мои выходки на протяжении всей жизни. Спасибо за честность, кстати. Я, конечно, немного шокирована, но сейчас речь не об этом. Из твоего рассказа мне только одно не ясно. Почему все же твой народ покинул наш мир?
  - Понимаешь, Аббигард был одним из сильнейших представителей нашей расы. И чтобы лишись его телесной оболочки, нам всем пришлось ее лишиться. В благодарность за помощь в сражении против предателя мы дали эльфам-помощникам вкусить своей крови с которой они получили магию огня. И, выставив Аббигарда в межмировое пространство, мы сами лишились тел и устремились в мир духов.
  - Если Аббигард является учителем королевы, то это означает, что он передал ей такую же магию, какой владею я! - заключила принцесса.
  - Нет, хоть он и владеет магией четырех стихий, но передать ее кому-то, у него пока просто не хватит сил. После того, как Аббигард перешел на темную сторону, у него появились и другие способности. Эта черная магия. Она требует принесения кровавых жертв, но дает своему обладателю очень большую силу. Думаю именно этими способностями он и наградил свою новую жрицу.
  - Черная магия сильнее вашей? - напрямую задала вопрос Лиа.
  - Ну...
  - Ясно, - опустила глаза девушка, - плюс к этому королева владеет магией огня.
  - Никто не говорил, что это будет простая битва. Но нет ничего невозможного Лианаэль. Нужно надеяться... - Айситианаррашь еще что-то долго говорила, но полукровка больше не слушала ее. Она уже точно знала как ей нужно поступить.
  23.
  Динилиэйла вновь получила от младшего Каворта записку с мольбой о тайном свидании, что не могло не вызвать улыбки. Его неумелые попытки ухаживать за ней в определенный момент стали казаться ей милыми. Это было так странно, ведь поначалу Диорн был для фрейлины принцессы не больше, чем способ быть ближе к Максириону. А что же теперь?
  После ужина, Динилиэйла не теряя времени направилась по коридору второго этажа в их секретное место встреч. Волнения у эльфийки не было, но тело ее даже немного затрепетало от предвкушения. Поэтому когда кто-то бесцеремонно схватил ее и затащил в одну из пустующих гостевых комнат, Дини от неожиданности и испуга едва не стала заикой до конца своих дней. Но бешено-горящие два зеленых глаза и решительное выражение лица их рыжеволосой обладательницы, быстро привели ее в чувства:
  - Нам нужно обсудить нечто чрезвычайно важное, - быстро прошептала Лиа, осмотрительно прикрыв за ними дверь комнаты.
   Придворная дама выслушала суть просьбы полукровки, скептично поджав губы:
  - Значит, ты просишь меня устроить тебе встречу со служанкой королевы, но не называешь причин?! Серьезно? Опять секреты! Мне кажется, мы это уже проходили.
  - Ты права, хватит тайн! - вздохнула Лиа, вспоминая наставления той загадочной женщины, Айситианаррашь, которая советовала принцессе довериться тем, кто рядом с ней. Не все желают зла. А Динилиэйла уже не раз доказала, что достойна доверия. Единственным ее недостатком был длинный язык, который иногда срабатывал быстрее, чем мозг. - Я кое-что расскажу тебе, но при условии, что ты не проболтаешься никому другому об этом. - В ответ фрейлина активно закивала головой в знак согласия.
  Следующий день принцесса встретила в великолепном расположении духа. И поэтому она решила не терять времени, ожидая вестей от Дини, и задумала наведаться к одному старому знакомому.
  - Принцесса?! Не ожидал увидеть вас здесь. - Сказать, что лорд Олдриэль Дэймирон был удивлен внезапному появлению Лии, это значит ничего не сказать. Он был в полном замешательстве, когда странная особа в темном плаще, пришедшая без приглашения к нему в дом, открыла свое лицо.
  - Правда? - натянуто улыбнулась Лиа. - А я вот очень ждала нашей встречи, с того самого дня, когда мне вынес смертный приговор Совет Пятнадцати.
  - Я слышал вы скрывались за границей. Вы проделали столь длинный путь, лишь для встречи со мной? Не уверен, что нахождение в Лиргосе безопасно для вас.
  - А вы удивлены, что я все еще жива... Да, в отличие от моего отца, я все еще дышу с вами одним воздухом.
  - Значит вам все известно... - пробормотал себе под нос старый эльф.
  - Да, мне как и вам известно, что именно Ирэннэль причастна к смерти моего отца. Но в отличие от вас, я не собираюсь просто сидеть и ждать пока этот обитель зла в дамском платье уничтожит мою страну, мой народ и всех тех, кто мне дорог.
  - Ваше высочество, все не так, как кажется на первый взгляд. Могу лишь сказать, что со смертью короля все не так просто...
  - И это все, что вы можете сказать о моем отце?! - горько прошептала Лиа, стараясь подавить слезы, готовые вот-вот вырваться. - Что ж, я пришла не за этим, лорд. Вы были добрым и верным другом для моего отца очень долгое время, именно вы научили его всему, что он знал. И я надеюсь, теперь, вы не откажете в маленькой просьбе его дочери...
  Вернувшись в поместье Кавортов, Лианаэль, как и было оговорено, снова направилась в гостевую комнату, где застала обеспокоенную фрейлину:
  - Где ты пропадала столько времени?! Я здесь себе места не находила, - взвинтилась Дини.
  - Я готовила почву для встречи с несколькими влиятельными семьями Лиргоса. Они могут стать незаменимыми союзниками в войне с Лианаэль, если мне удастся склонить их на свою сторону.
  - Ты ходила в Данвил? Ты с ума сошла?! А если бы тебя схватили слуги королевы!
  - Но ведь все обошлось, - невинно улыбнулась принцесса. - Риск был оправдан, и хватит об этом. Лучше расскажи мне о своих успехах. Дора согласилась на встречу?
  - Да, - немного успокоилась фрейлина, - она встретиться с тобой завтра вечером на заброшенной ферме к югу от города.
  - Мне известно, где это, - усмехнулась Лиа. - Мы с Дорой часто играли там в детстве.
  - Мне не хочется отпускать тебя одну, - вздохнула Динилиэйла. - Ты уверенна, что ей можно доверять?
  - Я уже давно ни в чем полностью не уверенна. Но если я не рискну довериться ей, тогда никогда не узнаю ответа на этот вопрос.
  - А ты сильно изменилась Лианаэль, - хмыкнула придворная дама. - Помнится, раньше ты не доверяла никому, кроме себя. А теперь посмотрите-ка: посвятила меня в свои планы, раскрыла мне и Джеру секрет о своей силе и предназначении. А теперь решила доверить свою жизнь служанке королевы? Что произошло? Неужели ее высочество Лианаэль Д'эйрэнн наконец-то научилась доверять тем, кто ее окружает?
  - Я не доверяю Доре, мы с ней прошли слишком разные пути в жизни, чтобы быть уверенными друг в друге. К тому же, я сильно виновата перед ней. - Ответила Лиа. - Но я надеюсь, что в душе, она придерживается той же позиции, что и я. А в том, что тебе и Джеру можно полностью доверять, вы мне уже давно доказали, и если порой я и утаиваю что-то, так это скорее по старой привычке, а не из-за недостатка доверия. В чем я по-настоящему уверенна, так это в том, что ни ты, ни он никогда не предадите меня.
  - Лиа, - тихо произнесла эльфийка, тупя взгляд. Полукровка заметила, что ее слова явно смутили Динилиэйлу, но не могла понять почему. - Мне нужно кое в чем тебе признаться...
  Договорить она не успела, так как Лианаэль внезапно зажала ей рот:
  - Сюда кто-то идет! - тихо пояснила принцесса и заставила Динилиэйлу спрятаться под кроватью, а сама залезла в шкаф.
  Через несколько мгновений девушки услышали скрип открывающийся и закрывающейся двери, а затем голос Кэйррэна:
  - Вот, здесь мы наконец-то сможем свободно поговорить.
  - Почему нельзя было обсудить все в твоей спальне, - подала голос Сиэт.
  - Потому что, дорогая, Максирион все еще не доверят мне, - пояснил принц.
  - Что лишь говорит о его незаурядном уме, - рассмеялась женщина, Кэйррэн поддержал ее смех.
  Успокоившись он продолжил:
  - Несмотря на то, что мы с ним заключили это нелепое соглашение, где при выигрыше я получаю трон, а он Лианаэль, мне все равно кажется, что в моей комнате и у стен есть уши. Здесь, право, безопаснее.
  - И ты веришь, что он выполнит обещанное, любимый? - поинтересовалась Сиэт.
  - Я верю, что полководец ведет какую-то, лишь ему одному известную игру. Я даже не уверен, что когда все начнется, он не переметнется на сторону моей матери. Учитывая их столь продолжительную связь.
  - Мне кажется, он действительно что-то испытывает к вашей полукровке. Он смотрит на нее таким взглядом, словно готов разорвать любого, кто попытается причинить ей боль. И даже не верится, что он вместе с королевой планировал избавиться от нее. Возможно, ты ошибаешься?
  - Не будь столь наивной, Сиэт. Может он и не прочь переспать с моей сводной сестрицей. Но она не идет ни в какое сравнение с королевой. Поверь, если бы ты была со мной в ту ночь за дверью королевской спальни, когда Максирион объяснялся в любви Ирэннэль, у тебя бы тоже не возникло никаких сомнений.
  - В таком случае, я не понимаю, зачем ты заключил с ним это нелепый договор? - недоумевала она.
  - Моя любезная матушка объявила меня в розыск. В одиночку мне к ней не подобраться. А с помощью семейства Каворт это вполне возможно. Пока Максирион с помощью своей силы снимет все магические щиты и будет расчищать путь от стражников, отвлекая внимание на себя, а его отец будет настраивать совет против Ирэннэль Родресс, я успею телепортироваться прямо к королеве и засадить ей кинжал меж лопаток. После я расправлюсь с этой поганой полукровкой и тогда...
  - Ты остаешься единственным законным наследником престола, - закончила за него Сиэт.
  - Вот именно, - подтвердил он. - Вот только присутствие здесь этого волка недоделанного и его желание засунуть всюду свой немалых размеров нос меня здорово нервирует. Что-то мне подсказывает, что он может здорово перетасовать нам карты. Ты, кажется, обещала заняться им.
  - Да, и уже добилась определенных успехов в этой области! - заулыбалась Сиэт. - Еще немного и он будет наш, любимый.
  - Дорогая, ты не перестаешь меня удивлять! Твои таланты стоят дороже всех сокровищ мира!!! Как тебе это удалось?
  - Ну, умение музицировать, оказывается пригодилось мне и за пределами той таверны, где я впервые спела для тебя! Люди - это те же музыкальные инструменты. Просто надо уметь в нужное время дотянуться до нужной струны. Но с Джером все получилось даже проще, чем я предполагала. Он в первый же день нашего знакомства, узнал, что я твоя любовница. Я попросила его не рассказывать об этом твоей сестрице, будучи в полной уверенности, что оборотень все разболтает сразу же. А он же до сих пор хранит правду обо мне в тайне. Так что трещина между ними пролегла еще тогда. А сейчас, хорошо сдобренная моими стараниями, она представляет собой не что иное, как пропасть.
  - Отлично! Значит, что у нас получается: семейство Кавортов отвлекает внимание, оборотень в твоем распоряжении, с Динилиэйлой тоже проблем не возникнет.
  - Уверен? - подозрительно нахмурилась Сиэт.
  - Мы повязаны с ней общими преступлениями, дорогая. Она никогда не пойдет против меня, так же как и я против нее. А ее страсть к полководцу, это и есть залог ее верности нашей цели, любимая. Полукровка же остается совсем одна, без защиты... Ах милая сестрица... как же тебе не повезло! - зло скривил губы принц. - Знаешь, Сиэт, все складывается даже лучше, чем я мог предположить! Скоро ты станешь моей королевой, ты хоть сознаешь это?
  - Милый, ты неподражаем! Я никогда не осознаю этого, пока не испытаю, - обняла его Сиэт, и толкнула в сторону кровати.
  - Любовь моя, разговоры с тобой, здорово поднимают мое настроение. Но все же давай вернемся в нашу спальню. Порадуем и научим чему-то новому приставленных к моей комнате слухачей Максириона.
  * * *
  Принцесса вбежала в свою комнату, захлопнув за собой дверь и прижавшись к ней спиной. Она тяжело дышала, ей было необходимо несколько минут тишины, чтобы осмыслить услышанное. Но настойчивый стук и доводящий до бешенства тоненький голосок за дверью могли вывести из себя любого.
  - Пожалуйста! Я могу все объяснить!!! - пищала Динилиэйла через дверь.
  - Пошла вон! - выкрикнула ей в ответ Лиа. Она была зла, очень зла и лучше бы сейчас ее фрейлине убежать отсюда и заныкаться куда-нибудь подальше, где полукровка не найдет ее в ближайшие пару сотен лет.
  - Ты все неправильно поняла! Я хотела рассказать тебе все сама... - эльфийка не успела договорить, так как дверь резко открылась, чуть не сбив ее с ног.
  - Правда? И когда же ты собиралась поведать мне, что в сговоре с моим братцем-маньяком? И сколько же преступлений вас связывают?
  - В сущности всего одно... - промямлила Динилиэйла.
  - Ты, кажется, говорила, что умеешь читать чужие эмоции? - перебила ее принцесса. - Тогда ты сможешь понять, что я сейчас испытываю!
  - Гммм... Злость? - предположила фрейлина.
  - НЕ просто злость, а настоящую ярость! Ты предала меня, предала нашу дружбу. Я с самого начала чувствовала, что тебе нельзя было доверять! Да к Ирэннэль спиной безопаснее поворачиваться, тем к тем гнилым созданиям, которых я по наивности звала друзьями! - кричала девушка, до боли сжав кулаки.
  - Я очень сожалею, если бы я могла все исправить... Эй, куда ты направляешься?! - попыталась она догнать быстро удаляющуюся по коридору принцессу. - Пожалуйста, вернись в комнату, и мы все обсудим. - Дини бегом догнала Лианаэль и одернула ее за плечо. Та в ответ направила в нее воздушный поток такой силы, что эльфийку отбросило к другому концу коридора, больно ударив об стену.
  - Никогда больше не попадайся мне на глаза, - с презрением бросила ей принцесса, - если я еще когда-нибудь увижу тебя, то убью на месте! - с этими словами Лианаэль оставила Дини лежащую на полу, даже ни разу не обернувшись.
  Через несколько минут Джер услышал слабый скрежет за дверью и сдавленный стон. Отворив дверь он увидел сгорбленную фрейлину принцессы, она с трудом стояла на ногах, держась за косяк одной рукой:
  - У нас проблемы, - только и успела прошептать Динилиэйла, перед тем как без сил свалилась на ковер.
  * * *
  Максирион изучал в библиотеке добытую Кэйррэном карту подземелий, ведущих во дворец окольными путями, когда вошла она:
  - Лианаэль, с тобой все в порядке? Тебя кто-то обидел? - посмотрев на ее бледное, искаженное душевными переживаниями и обидой лицо, полководец подскочил к возлюбленной и озабоченно приобнял ее за плечи.
  Принцесса брезгливо вывернулась из его рук, словно ее пытался обнять грязный пьяница, а не лорд одного из Старших Домов. А затем молча протянула ему огненно-красный амулет, который жених когда-то подарил ей, чтобы следить за ее передвижениями.
  - Что?! Что все это значит? - сдвинул брови эльф, автоматически принимая у нее из рук кулон.
  - Ты говорил, что этот артефакт передавался в вашей семье из поколения в поколение, - спокойно произнесла она голосом, в котором напрочь отсутствовала какая-либо интонация. - Я никогда не стану членом твоей семьи, Максирион, поэтому возвращаю его тебе обратно. - На вопросительный взгляд Лиа ответила с презрительной усмешкой: - Я официально разрываю с вами помолвку, лорд Каворт.
  - Ты сознаешь, что сейчас говоришь?! - произнес полководец чуть ли не по слогам. Теперь он снова превратился в учителя, который пытался достучаться до капризного и упрямого ребенка.
  - Я не люблю тебя, - заявила она, и не без удовольствия наблюдая как на несколько секунд исказилось болью лицо ее жениха. Когда он, наконец, смог взять себя в руки и снова надел свою традиционную бесчувственную маску на лицо, полукровка поняла что не до конца насладилась увиденным. Она решила добавить масла в огонь: - И никогда не любила, впрочем как и ты меня. Не думаю, что стоит и дальше лгать друг другу. Прощай, Максирион. - она развернулась, чтобы красиво уйти, но полководец преградил ей дорогу:
  - Ты никуда не пойдешь! - отрезал он металлическим тоном, а затем, смягчившись, продолжил: - Я понимаю, что тебе не легко дается пережить смерть отца. И я готов принять эти твои нервные срывы, но только попрошу тебя о расторжении помолвки больше не заикаться даже при самых сильных эмоциональных переживаниях! - в его голосе отчетливо слышалась, даже не просьба, а мольба. Лию это немного смутило, ведь если он всегда любил Ирэннэль, почему ее слова так ранят его. Неужели он действительно так хорошо играет?! Хотя... почему бы и нет?! Раз Динилиэйле так изумительно давалась роль ее подруги, кто сказал, что Максирион не смог все это время изображать влюбленного и заботливого жениха? Лиа встряхнула головой, гоня от себя даже намеки сомнений в его виновности. Он предатель и думать здесь больше не о чем! А эльф тем временем предложил: - Давай мы сядем и спокойно все обсудим, хорошо?
  - Ну что ж, давай поговорим. Раз тебе действительно этого хочется.- Девушка всего на секунду изменилась в лице, а затем с наигранной беззаботностью плюхнулась в кресло. Он хочет поговорить начистоту? Отлично, сегодня он получит правду с лихвой.
  - Налить тебе что-нибудь выпить? - поинтересовался Максирион, стараясь немного отвлечь невесту.
  - Да, пожалуй. - Лиа одарила эльфа такой лучезарной улыбкой, что он чуть не пролил на себя серебряный кубок с красным вином от неожиданности. Вероятно, он не мог понять таких странных и разительных скачков настроения принцессы. - Так о чем будем вести речь? О погоде, о выкройках, а может о поэзии? Или о чем там еще, по твоему предвзятому консервативному мнению можно говорить с молодой девушкой?!
  - Лианаэль, - устало вздохнул Максирион, - возможно я действительно где-то слишком переусердствовал со своей заботой о тебе?
  - Не знаю, - повела плечами принцесса. - Из нас двоих только ты прожил три с половиной тысячи лет, и если тебе так кажется, то скорее всего это соответствует действительности.
  - Я просто хотел защитить тебя. Мне казалось, что таким образом я ограждаю тебя от опасности. Ты и так пережила слишком много ужасов из-за моих ошибок.
  - Это точно, - заметила Лиа, принимая у него кубок с вином и смакуя его на вкус, - но самый большой ужас я пережила сегодня. Когда узнала что вы с Ирэннэль любовники. Такого я действительно никогда не ожидала от тебя. - Полукровка заглянула в янтарные глаза лорда Каворта и обнаружила в них... страх! Она еще никогда его таким не видела.
  Несколько секунд полководец просто молчал, переваривая поступившую информацию. После чего залпом осушил свой кубок до дна, снова налил и снова выпил. Затем с грохотом поставил пустую емкость на дубовый стол, нервно облизнул губы и заговорил:
  - От кого ты услышала подобное?
  - Не важно от кого я это узнала, важно лишь то, что даже сейчас ты продолжаешь мне лгать! - не выдержала Лиа, резко поднявшись с кресла. - Скажи, Максирион, какого это жить во вранье на протяжении десятилетий? Совесть никогда не мучила?
  - Лиа...
  - Не нужно отвечать! - приложила она палец к его губам, приблизившись практически вплотную к нему. От подобной близости дыхание полководца стало сбивчивым, он едва сдерживался, чтобы не наброситься на Лианаэль и не взять ее силой. - Это был риторический вопрос. Знаешь, поначалу, когда я узнала о твоем предательстве, мне было очень больно. Первые несколько минут, не больше. Но потом я вдруг осознала, что мы в сущности ничем не отличаемся. Я ведь тоже лгала тебе.
  - О чем ты? - прорычал он.
  - Это означает, что я всегда любила Джера, а не тебя. И в знак своей любви, я отдала ему то единственно ценное, что у меня еще осталось в свете последних событий - свою невинность! - глаза Максириона округлились, затем сузились, а на мужественном лице заходили жевалки. А Лианаэль уже не могла остановиться: - И нисколько не жалею об этом, потому что это было самое прекрасное, что когда-либо происходило со мной. Уверенна, ты испытывал нечто подобное с королевой, когда пробирался к ней в спальню, во время отлучек моего отца. Я собираюсь убить твою возлюбленную. Так что молись, и возможно она убьет меня первой и я вам уже точно не помешаю.
  Принцесса резко отстранилась от бывшего жениха, и направилась к выходу. Максирион попытался остановить ее, но получил сильный энергетический удар и обездвиженный упал на паркет.
  - Это еще одна маленькая тайна, которую я скрывала от тебя на протяжении долгих лет. - Пояснила она недоумевающему эльфу, прежде, чем навсегда покинуть его дом.
  24.
  Таверна 'Морской волк' находилась на окраине города. Неподалеку от торгового порта. Здесь собирались не особо состоятельные гости столицы и разное отребье. Лиа знала каков местный контингент, и в любой другой день даже и носу суда бы не сунула. Но сегодня весь ее мир вновь перевернулся с ног на голову, и кучка грязных пьяниц вряд ли бы смогли запугать ее. Поэтому она бесстрашно шагнула внутрь помещения. Ноздри ее тут же заполнила адская смесь запахов пота, не самого лучшего эля, плохо выделанной кожи, мочи и табачного дыма. Посетители были абсолютно разномастны: здесь практически не было эльфов, зато было много людей, орков, троллей, и даже парочка длиннобородых гномов сидела и дымила трубку за крайним столиком. Дело в том, что портовая зона была отделена от Данвила высокой каменной стеной и сетью заклинаний. И хоть номинально это место считалось частью столичной территории, его по праву можно было назвать отдельным поселением. Потому что основная часть его обитателей никогда не бывала и ни при каких обстоятельствах не была бы допущена через ворота в центральную часть города. Это был словно другой мир, и Лианаэль, всю свою жизнь прожившая в столице была здесь впервые. Она никогда не видела представителей других рас, кроме людей, с которыми ей недавно уже пришлось познакомиться поближе. Но пообщавшись с разбойниками, принцесса представляла, что можно было ожидать от людей подобного сорта. Поэтому когда при ее появлении пьяные моряки принялись свистеть и выкрикивать разные сальности, а кто-то даже пытался ущипнуть за зад, для девушки это не было открытием.
  Стараясь не замечать их, Лианаэль с гордо поднятой головой прошла мимо, подойдя к стойке трактирщика. Он тоже был человеком. Чуть выше принцессы, с поседевшими редкими волосами и всего одним сохранившим зрение глазом, он посмотрел на Лианаэль как на ценный музейный экспонат, который по ошибке выбросили на помойку вместе с хламом. Лиа была одета в дорогую одежду, на ней можно было заметить дорогие украшения из драгоценных металлов и камней, и даже в прическе ее шпильки были из чистого золота. Естественно она бросалась в глаза в подобном месте.
  - Я хочу снять относительно чистый одноместный номер, а так же заказать ужин и горячую ванну, - начала девушка, так и не дождавшись от хозяина трактира вопроса чем он может ей помочь.
  - Госпожа, вы уверенны, что хотите остановиться именно в нашем заведении? - уточнил одноглазый мужик. Вероятно он не был делягой до мозга костей, ведь любой другой содержатель таверны безусловно обрадовался бы появлению богатой гостьи в его стенах и постарался задержать ее у себя как можно дольше.
  - Да, а вас что-то смущает? - нахмурилась Лиа.
  - Леди, вы должно быть впервые в Данвиле и позвольте дать вам совет, который я дал бы своей дочери? - спросил кормчий.
   - Говорите, раз начали, - кивнула полукровка.
  - Я бы советовал вам остановиться чуть выше по улице в гостинице 'Бледная Каракатица'. Это более пристойное и подходящее место для леди, подобной вам.
  - Благодарю вас за совет, - тепло улыбнулась она старику, - но я, пожалуй, испытаю судьбу и остановлюсь у вас.
  - Дело ваше, - недовольно пробурчал он, - только когда через пару часов все эти оборванцы напьются до одури, я вряд ли смогу гарантировать вам безопасность. За номер, ужин и ванну с вас восемь серебряных монет.
  - Еще раз спасибо, а вы беспокойтесь не о моей безопасности, а об этих, как вы сказали 'пьяных оборванцах', - засмеялась принцесса, вынимая из волос одну золотую шпильку и кладя ее перед трактирщиком. - Надеюсь этого хватит?
  - Она из чистого золота, да и камень вроде дорогой! - поразился мужик, рассматривая предложенную плату и наконец заключил: - Это слишком много за одну ночь.
  - Вот бы все были такими порядочными людьми как вы, - с легкой грустью в голосе заметила она. - Берите ее как плату, возможно я пробуду у вас несколько дней.
  Лианаэль хотела еще что-то добавить этому славному человеку, как подошедшие двое мужчин не самого презентабельно вида отвлекли ее внимание.
  - Эй красотка, хватит тебе скучать здесь за стойкой, пойдем к нам за стол. Мы тебе вина закажем.
  - А ну идите обратно, пьяницы! Перед вами леди, а не какая-то подзаборная девка! - вступился за принцессу старик.
  - Да ладно тебе, дед! - замялись мужики. - Мы ж из лучших побуждений.
  Лиа вновь окинула взглядом данное заведение, и сделал вывод, что эти двое едва ли не лучшие представители здешнего общества. По их реакции на слова трактирщика, полукровка определила, что они не такие уж отъявленные мерзавцы, которые пристают к женщинам без их согласия. Предложили выпить? Ей сегодня как никогда хотелось напиться. Вообще-то принцесса никогда не пила ничего кроме легкого вина и пару раз пробовала эль. Но сегодня был особенный день, и раз уж она здесь, другой такой возможности может и не представиться...
  - Вина значит хотите мне заказать? - обратилась она к мужчинам, задумчиво прищурившись. - Скажите-ка, а сами вы что пьете?
  - Ну ром... - снова смутились ее собеседники. - Но для леди мы готовы заказать вино!
  - Эй, притормозите-ка лошадей, ребята. Думаю леди сама вправе выбирать, что ей пить. А леди сегодня непреодолимо хочет попробовать мужской напиток - ром. Вы ведь не откажете ей в этой слабости?
  - Нет, но если леди сама просит... Дед, ты видел, мы не при чем!
  - Да, я действительно не против выпить с вами, - продолжила Лиа, - но при трех условиях: мы все втроем пьем ром, пьем мы его не за ваш, а за мой счет, и третье: никто ко мне не пристает. Это ясно? - мужики обрадовано закивали, они явно не поверили в серьезность третьего условия.
  Хозяин таверны все это время обеспокоено переводил взгляд с подошедших мужчин на Лию и обратно. Заметив его тревогу, она тихонько прошептала ему:
  - Не волнуйтесь, я умею за себя постоять.
  Поначалу Лианаэль не понравился ром, ей казалось что эта огненная жидкость обжигает ей весь пищевод и не вызывает ничего кроме тошноты. Но после третьего глотка напиток показался ей терпимым, а по опустошении первой бутыли даже приятным. Время потекло незаметно. Ее собутыльники на сегодняшний вечер оказались достаточно молодыми, первому мужчине, Мийтену, было чуть за тридцать, а второй, Тим, оказался даже моложе Лианаэль - ему было всего двадцать пять лет. Оба они были моряками торгового судна, прибывшего из Георлика на разгрузку. Вероятно, жизнь на море заставляет людей выглядеть старше своих лет. Поначалу Мийтен пытался пару раз тихонько положить руку на коленку принцессы, но после пары маленьких ударов током, вызванных Лианаэль. Он все понял и больше не приставал. Зато рассказал девушке очень много интересных историй, которые с ним приключались в плаваниях, а так же о быту и обычаях его родной страны. Когда троица прикончила третью бутыль Лиа тоже неожиданно для самой себя разговорилась: она рассказала этим двум практически незнакомым людям всю свою подноготную, не скрывая даже тот факт, что она сбежавшая из-под ареста принцесса. Ну не могут оказаться плохими и ненадежными люди, с которыми она допивает уже пятую бутыль пиратского напитка!
  - Тв..ввуой жених просто... идиот! - заключил Мийтен и громко стукнул кулаком по столу, выслушав слезливую историю о предательстве полководца. - Как, скай..жши мне, можно было измеийнять своей млдой невс...ттте с какой-то старш... сторшх... старухххой?
  - Ага! - поддержал друга Тим. Он был пьян не меньше старшего, но дикция его загадочным образом не пострадала от переизбытка алкоголя в крови. - Из нее уже должен песок сыпаться за три с лишним тысячи лет жизни!
  - Дааа и из него ... ик... тоже! - хмыкнула Лиа, попутно стараясь бороться с нахлынувшей икотой.
  - Воуут что! - решительно заявил Мийтен. - Мы тбббе помошшшем. - Это было последнее что услышала принцесса, перед тем как провалиться в сон, уткнувшись лицом в тарелку копченых перепелиных крылышек.
  * * *
  - Все равно не понимаю! - недоумевал Джер. - Допустим, что Сиэт действительно нельзя было доверять и пусть даже они с принцем готовили заговор против нее, но я-то об этом не знал! За что меня-то винить?! Не понимаю!
  - Ну... ты же знаешь как тяжело нашей Лианаэль бывает довериться кому-то, - пожала плечами Динилиэйла, отводя глаза. - И даже маленькие недоговорки для нее сродни кинжала в спину.
  - Я сейчас же пойду и все ей объясню! - решительно произнес Джер и в ту же секунду отскочил в сторону, так как его чуть не задела полетевшая на него дверь, выбитая одним ударом ноги Максириона.
  - Лорд Каворт?! - подскочила от неожиданности фрейлина. Показавшийся на пороге эльф был в ярости. Глаза его были налиты кровью, а челюсти плотно сжаты. Дини еще никогда не видела своего тайного возлюбленного в таком зверином состоянии. Сейчас он совсем не походил на уравновешенного и мудрого полководца, он выглядел опасным убийцей, который жаждал новой крови.
  В одно мгновение оказавшись рядом с оборотнем, он нанес ему удар с такой силой, что разбойник отлетел в дальнюю часть комнаты, попутно собирая собой предметы мебели. Помимо явного хруста выбитой челюсти, он вероятно сломал ему не одну кость. Но полководца это не удовлетворило. Динилиэйла только успела крикнуть: 'Что вы делаете?!' Как острый клинок Максириона пронзил сердце Джера, попутно сообщая оборотню:
  - Ты посмел прикасаться к ней своими грязными лапами, ублюдок! Кто тебе позволил?!!! Кто позволил?!!! - взяв его за грудки, снова и снова ударял оборотня об стену эльф, но тот уже ничего не мог ему ответить, устремив на него остекленевший мертвый взгляд. Но Максирион словно не замечал этого и не переставал бить его безжизненное тело. - Я заставлю тебя страдать, кусок дерьма! Я уничтожу не только твое тело, но и давно покинувшую тебя душу. Я сделаю так, что ты будешь вечно жалеть о каждой секунде проведенный рядом с ней!
  - Максирион! - вскричала Дини. - Ты и так уже убил его!!!
  - Еще не до конца, - скривил рот он, доставая пузырек с зельем воспламенения.
   - НЕТ! - повисла на его руке фрейлина. - Ты не должен этого делать?!
  - Динилиэйла Та'Олквин, - прорычал Максирион. - Даю тебе ровно десять секунд, чтобы отпустить мою руку и уйти отсюда самостоятельно. Иначе я выволоку тебя отсюда силой.
  - Ты ведь любишь ее? - залепетала придворная дама, все же слегка ослабив хватку. - Неужели ты готов причинить ей такую боль?!
  - Ничего, переживет. Его смерть не идет ни в какое сравнение с болью, которую она причинила мне.
  - Я догадываюсь о чем идет речь, - с грустным вздохом отпустила она его руку. - Что ж, если принцесса настолько сильно ранила ваше сердце, лорд Каворт, что вы желаете потерять ее навсегда - тогда вперед. Ведь лучшего способа, чем убийство Джера не найти, чтобы заставить ее возненавидеть вас на веки вечные.
  - Невозможно потерять то, чего никогда не имел... - еле слышно прошептал он с такой горечью, что у Динилиэйлы сердце сжалось. Он безвольно опустил руку и пузырек с зельем выпал и закатился под кровать. - Скажи, что я даю ему день, на то, чтобы навсегда покинуть столицу. И передай, что своей жалкой жизнью он вновь обязан Лианаэль, но если он еще хотя бы раз к ней приблизится, второго шанса уйти я ему не предоставлю.
  - Куда ты направляешься? - крикнула Динилиэйла удаляющемуся полководцу.
  - Найти ее раньше, чем она наделает глупостей, - бросил он ей через плечо.
  - Стой! - догнала его фрейлина. - Она ведь только что разбила тебе сердце?! Неужели ты нисколько не зол на нее?
  - Динилиэйла, я буду оберегать и вытаскивать из передряг эту вздорную девчонку даже если она самолично вырвет еще бьющееся сердце у меня из груди, - улыбнулся ей эльф, оставив в полном замешательстве.
  * * *
  Лианаэль не хотелось просыпаться. Голова трещала, звуки вокруг раздражали, во рту словно кто-то нагадил, и вдобавок ко всему шатало ее в кровати настолько, словно она в какой-то телеге едет... Стоп! А она ведь действительно едет в какой-то телеге. Но как она здесь очутилась? Способность трезво мыслить нехотя, но все же постепенно возвращалось к своей обладательнице-алкоголичке. Лиа не без труда попыталась высунуть нос из-под множества тряпок, под которыми была почти что погребена. Но чья-то рука некультурно щелкнула ей по носу, и снова прикрыла тряпьем.
  - Тссс! Не высовывайся! Мы уже въезжаем в центр Данвила, - прошептал возница. - Я обещал Мийтену доставить тебя во дворец, но не думал, что ты еще и сама будешь мне мешать.
  Принцесса не была дурой, и хоть она и не помнила концовку вчерашней посиделки, все же смекнула, что это ее собутыльники упаковали в эту телегу с вещами. Значит все же решили исполнить свое обещание помочь ей незаметно пробраться во дворец королевы. Оказывается, существуют на свете еще порядочные люди, а откровенность, пусть даже в пьяном угаре, не всегда карается, а иногда даже вознаграждается. Лианаэль поняла, что будучи предоставлена самой себе, вся ее жизнь и судьба теперь только в ее руках. Она должна сделать последний шаг. Да, у нее не получилось все подготовить так, как она хотела. Теперь у нее больше нет плана, друзей и союзников, нет особого оружия. И в добавок ко всему она с похмелья, слабая и растерянная. Но случилось так, как случилось. И либо все изменится сегодня либо уже никогда!
  * * *
  - Нет, нет и нет! Дора, но это же совершенно не то! - закатила глаза Ирэннэль Родресс. - Посмотри на это! Почему все флаги, знамена, скатерти и даже шторы во дворце - все в красном цвете?!
  - Красный - это цвет правящего рода Д'эйренн, моя королева. И во время каждой коронации город украшается красным цветом. Такова традиция, - осторожно пояснила Дора.
  - Вот именно, а завтра будут короновать представителя старшего дома Родресс!
  - Но ваше величество, когда вы стали женой короля, вы официально были причислены к роду Д'эйррэн...- девушка прервалась на полуслове, когда королева нетерпеливо подняла руку, приказывая ей замолчать.
  - Теперь я восхожу на престол не как жена короля, а как единоличный правитель. Да завтра все красное должно быть заменено на лиловый оттенок! - заявила королева.
  - Но, боюсь на это не остается времени... - заскулила служанка.
  - Так! - угрожающе понизила голос Ирэннэль. - Дора, после последнего твоего провала, я кажется тебя предупредила: еще хоть один шаг в сторону - пощады не жди!
  - Я помню, ваша милость, - склонила голову Дора.
  - Так вот иди и исправляй все! Быстро!!!
  Дора шла на кухню, чтобы передать последние распоряжения королевы по поводу меню и тихо возмущалась: 'Идиотка коронованная! Она что, считает, что у меня больше дел нет, кроме того, как бегать и следить, чтобы по всему городу все красные тряпки заменили на лиловые. Может еще на каждом кусочке лиловой ткани ее имя золотыми нитками вышить, чтоб ее королевское величество не изволило гневаться?! Совсем уже последних мозгов лишилась, стерва!' В таком настроении, проходя мимо кладовой с продуктами, эльфийке крови показалось, что ее кто-то зовет. Голос был едва различим, и возможно она уже сходит с ума. Но девушка все же не удержалась и решила заглянуть в кладовку. Приоткрыв дверь, глаза ее округлились словно блюдца:
  - Лиа?! Что ты здесь забыла? - выкрикнула она от неожиданности.
  - Да тише ты! - шикнула на нее принцесса, затаскивая изумленную эльфийку в темную кладовую, и припирая изнутри дверь шваброй. - Да, это я. Что разоралось-то?!
  - Как ты пробралась во дворец? - поразилась Дора. - Я же передала, чтобы ты ждала меня сегодня вечером на ферме.
  - Планы кардинально поменялись. Но суть не в этом, - нетерпеливо тряхнула головой Лианаэль. - Ты должна помочь мне застать королеву врасплох, Дора. Завтра утром коронация. Все должно случиться сегодня ночью. Надежда только на тебя, подруга!
  - Ты уверена, что тебе хватит сил ее уложить? - все еще сомневалась служанка королевы. - Если ты не справишься, она меня казнит! Ирэннэль и так точит на меня зуб после вашего побега с ритуала жертвоприношения.
  - Моя магия растет очень быстро. Но у меня есть идея обойтись без этого и сделать все наверняка! - заверила свою единственную оставшуюся подругу Лиа.
  * * *
  Джер очнулся в своей кровати и застонал от нестерпимой боли. Грудь его словно жгло огнем.
  - Потерпи еще немного, вот так! - уговаривала его Динилиэйла, обрабатывая рану атамана каким-то специальным раствором. - Теперь все должно зажить гораздо быстрее. Тебе понадобятся силы сегодня вечером.
  - О чем ты? - процедил сквозь зубы оборотень, стараясь побороть боль.
  - Лианаэль сбежала, и нам нужно успеть найти ее быстрее Максириона, - пояснила она. И но вопросительно приподнятые брови добавила: - Потому что, если он найдет ее первым, то ты свою возлюбленную больше не увидишь! - поразилась его несообразительности фрейлина, словно говорила вещи, очевидные даже ребенку.
  - Я так и не понял, что произошло. С чего он вообще на меня кинулся?
  - Похоже, принцесса рассказала ему правду о вас, - начала Дини. - Я полководца еще никогда в такой ярости не видела! Он хотел сжечь твое тело, но я отговорила его. Максирион дал тебе шанс навсегда покинуть Лиргос. Но если ты не послушаешься, боюсь, он тебя убьет. Выбор за тобой.
  - Тебе ведь и так известно каков будет мой выбор, Динилиэйла. Я всегда буду выбирать ее! - попытался улыбнуться бывший разбойник, боль начала немного утихать. - Сколько я был в отключке?
  - Ты хочешь сказать, сколько времени ты лежал мертвым?! - усмехнулась придворная дама. - Чуть меньше суток.
  - Я благодарен тебе за то, что ты уже второй раз пытаешься помочь нам с Лианаэль быть вместе! - неожиданно произнес он.
  - Не нужно, Джер, - устало вздохнула эльфийка. - Я сделала это не ради тебя, а ради себя. Но хватит об этом. Если ты действительно хочешь найти ее, то нам нужен план.
  - Ты, кажется, говорила мне, что коронация Ирэннэль назначена на завтра, - задумчиво протянул оборотень.
  - Да, а что?
  - Я знаю где искать Лию, - уверенно заключил Джер. - Мне нужно срочно поговорить с Сиэт!
  - Секунду! - уперлась руками в его плечи эльфийка, не давая подняться с постели. - Во-первых, тебе еще нельзя вставать, твои раны недостаточно зажили, а во-вторых, возможно после смерти у тебя проблемы с памятью, но я кажется уже рассказала тебе последние новости о замыслах принца и его любовницы. Она - последний человек, к кому тебе следует обращаться за помощью!!!
  - Доверься мне! Я сделаю ей предложение, от которого она не сможет отказаться...
  * * *
  Хозяин таверны 'Морской Волк' едва не показал Максириону, что он ел сегодня на завтрак. Пока тот в раздражении одной рукой тряс его над землей. Эльф крови требовал, чтобы дед рассказал ему, куда направилась та загадочная девушка, расплатившаяся с ним золотой шпилькой с драгоценным камнем внутри. Если бы он сам об этом знал! Он помнил, что подал за их стол шестую бутыль рома, и спустя пару минут оглянувшись на их столик, не обнаружил там ни девушки, ни двоих моряков, выпивавших с ней в тот вечер. Одного из моряков старик знал по имени. Внезапно, он понял, что можно рассказать этому агрессивно настроенному эльфу:
  - Мийтен... - прохрипел трактирщик.
  - Что за Мийтен? - мгновенно отпустил его лорд Каворт.
  - Она ушла с моряком Мийтеном. - пояснил старик, откашливаясь.
  - Где я могу найти этого моряка? - поинтересовался он, доставая бархатный мешочек с золотыми монетами. Трактирщик алчно заморгал.
  25.
  Волосы Ирэннэль были в превосходном состоянии, и в данный момент не требовали расчесывания, но эльфийка все же не могла отказать себе в удовольствии взять в руку гребень и немного повозиться с этим шикарным иссиня-черным водопадом волос. Это ее успокаивало перед сном и давало возможность привести мысли в порядок. Сегодня она разговаривала с учителем, он до сих пор злился на нее из-за провала с жертвоприношением. Все шло по плану, но он все равно был недоволен своей жрицей. Что-то его беспокоило, королева это чувствовала. Из-за этого она тоже пребывала в напряжении. Новый любовник, которого она недавно завела себе, не шел ни в какое сравнение с Максирионом, и прошлой ночью она случайно убила его энергетической волной, пущенной в досаде от недополученного удовольствия. Господин предупреждал, что когда она придет к единоличной власти, ее сила начнет расти. Но эльфийка не ожидала, что такими темпами.
  Поэтому, заметив в отражении промелькнувшую тень на балконе, у Ирэннэль это вызвало лишь злорадную усмешку:
  - Я ждала тебя! - обратилась она к тени. - Не стоит прятаться, выходи и поговорим. Я полностью безоружна, все как ты и мечтала.
  Когда неизвестный вышел на свет, лицо королевы вытянулось:
  - Дора?!
  - Да госпожа, я меняла вам подушки на балконе с красных на лиловые, - невинно захлопала ресницами служанка. - Как вы и приказывали.
  - Я... я?! Ах, да наверное приказывала, - промямлила Ирэннэль, - молодец. Иди давай... к себе.
  - Но как же ваша постель, она вся еще с красным покрывалом?
  - Ничего, - заморгала королева, пытаясь собрать разбежавшиеся в разные стороны мысли. Не служанку она ожидала сегодня увидеть на балконе, - переживу. Я просто...
  - Госпожа, вы рассеяны. Это все волнение перед коронацией. Вам нужно отдохнуть, - уверила ее Дора, подходя и беря под руку. - Позвольте я помогу вам дойти до кровати.
  - Да. Спасибо. Пожалуй мне действительно нужно немного поспать, - пробормотала эльфийка.
  Ирэннэль вертелась в кровати, переворачивалась с боку на бок, и никак не могла заснуть. Какое-то чувство тревоги не давало ей покоя. Вскоре в дверь ее спальни постучались. Это снова была Дора.
  - Завтра вы должны быть полны бодрости и энергии, ваше величество! - произнесла Дора, ставя поднос с чашкой на прикроватную тумбочку королевы. - Вот - я принесла вам травяной отвар с эфирным маслом дерева Ншии. Он поможет уснуть.
  - Ммм, спасибо Дора. - прильнула губами к чашке королева. - Ты просто читаешь мои мысли! Знаешь что, а хватит тебе уже в служанках ходить, голубка. Ты умна, исполнительна, аккуратна. Твой потенциал пропадает впустую! Назначу-ка я тебя своей дворцовой советницей, завтра, сразу после коронации.
  - О, моя госпожа! Благодарю!
  - Не стоит благодарности, дорогуша, - улыбнулась королева, отставив полную отвара чашку. - Я всех своих подданных всегда вознаграждаю по заслугам, запомни это!
  - Ххх...хорошо, - заикаясь, попятилась назад девушка.
  - Что с тобой, Дора? - нахмурилась госпожа Родресс. - Ты нервничаешь? Что-то случилось. Ты можешь рассказать мне. Уверенна, что пойму.
  - Нет, нет. Я просто тоже немного устала, - отвела глаза служанка.
  - Точно все в порядке?
  - В полном! Мне просто это... нужно!
  - Ну тогда беги к себе, раз так нужно. И...Дора, - окликнула королева девушку, когда та уже была в дверях, - еще раз спасибо за отвар. Я не забуду твоей доброты! - королева улыбалась в тридцать два зуба, но Доре показалось, что последняя фраза прозвучала несколько зловеще.
  Служанка ушла и в комнате наступила гробовая тишина. Ирэннэль даже показалось, что все ночные звуки, доносившиеся с улицы враз затихли. Королева не знала сколько точно прошло времени, как она из-под опущенных ресниц заметила темный силуэт, осторожно приближающийся к ее постели. Блеснувшее лезвие ножа развеяло последние сомнения эльфийки. Нападающий слишком медленно, словно смакуя момент, заносил нож над лежащей королевой. Видимо он был абсолютно уверен, что Ирэннэль выпила подмешанное в отвар принесенной служанкой снотворное и сейчас спит младенческим сном. В комнате было темно, но благодаря своему ночному зрению Ирэннэль безошибочно узнала нападавшего. Один резкий щелчок пальцами и острый нож, направленный на королеву, рассыпался на мелкие кусочки, не причинив предполагаемой жертве ни малейшего вреда. В следующее мгновение женщина одной силой мысли заставила все свечи в своей спальне зажечься, при этом, посылая в противника энергетический удар, который откинул его в другой конец комнаты.
  - Я так и знала, что ты придешь, - злорадно улыбнулась Ирэннэль, изящно поднимаясь с постели, параллельно отражая одной рукой магические атаки полукровки. - Это хорошо, нам с тобой есть что обсудить.
  Девушка была явно не в настроении разговаривать, королева поняла это по прилетевшей в нее шаровой молнии, которую Ирэннэль не успела отразить. Если бы не заблаговременно надетый защитный амулет, то от эльфийки бы сейчас осталась лишь горстка пепла.
  - Послушай, я не собираюсь с тобой драться! - пыхтела королева, с трудом уворачиваясь от воздушных потоков, пушенных падчерицей.
  - Не хочешь драться, так не дерись! - крикнула ей в ответ Лиа. - Давай я просто убью тебя, и все закончится. В любом случае, из этой комнаты выйдет живым только один из нас двоих.
  - А может, заключим мир и тогда в живых останется не двое, а даже трое. - Предложила эльфийка, вовремя пригнувшись от полетевшего в нее огненного шара.
  - И кто же окажется третьим счастливчиком? - усмехнулась девушка. Нет, у нее конечно и в мыслях не было заключать с мачехой никакого перемирия. Но ради интереса все же поинтересовалась.
  - Как насчет твоего отца? - злорадно улыбнулась Ирэннэль Родресс.
  - Ты лжешь, - еле слышно прошептала принцесса, застыв словно вкопанная.
  - Отчего же ты тогда изменилась в лице? - она знала, что именно Эррон является слабым местом падчерицы. Но даже не догадывалась насколько. - Твой отец жив, Лиа. Во всяком случае, пока.
  - Почему я должна тебе верить? - холодно процедила девушка.
  - Верить - не верить... Что за примитивное у тебя мышление! Я и не прошу тебя поверить мне. Но думаю, своим собственным глазам ты пока еще доверяешь, - победно выпрямилась королева. И неожиданно закричала. - Дора! Дрянная девчонка! Хватит прятаться за дверью! Я уже и так догадалась, что это ты меня предала. Так что зайди и в кое-то веки сделай что-то полезное. - Через мгновенье молоденькая эльфийка просунула испуганное личико в дверной проем. Заходить полностью она не решалась, но и не выполнить приказ тоже смелости не хватило.
  - Не беспокойся, я не дам тебя в обиду! - попыталась подбодрить подругу Лиа, увидев ее охваченное паникой и страхом лицо.
  - Дора, спустись в темницу дворца и попроси стражников привести заключенного из одиночной камеры ко мне в покои. Скажи, это тот, который с мешком на голове. - распорядилась Ирэннэль и небрежно кинула в нее королевским перстнем-печаткой: - Вот, возьми подтверждение моей воли!
  - Сложно поверить в то, что ты удержалась от убийства ненавистного тебе мужа, - язвительно заметила принцесса, когда Дора скрылась за дверью. - Ведь он так сильно мешал твоим шашням с Максирионом.
  - О, так маленькая обманутая девочка наконец-то узнала правду?! - не без удовольствия пропела мачеха. - Неужели Максирион не выдержал и признался? Для тебя это, наверное, оказалось неожиданностью. Я права?
  - Касательно тебя я ни сколько не удивленна. О твоем распутстве при дворе можно было писать мемуары, - ядовито выдавила Лиа.
  - Ну, конечно, когда нет никакой личной жизни и даже нареченный жених от тебя нос воротит, только и остается, как довольствоваться сплетнями о чужих бурных романах, - покачала головой эльфийка. - Хочешь знать всю историю?
  - Не хочу!
  - Но я все же поведаю тебе некоторые подробности, - не смогла удержаться Ирэннэль. - Максирион был влюблен в меня еще с юности. Такой крепкой и продолжительной любви, как у него ко мне можно только позавидовать.
  - Я же, кажется, сказала: мне не интересно!!!
  - Нет, интересно! И ты узнаешь, - повысила голос эльфийка. - Так вот: все, чего лорд Каворт добился за три с половиной тысячи лет, он делал исключительно ради того, чтобы быть со мной. Ну а ты... просто оказалась средством, с помощью чего его мечта сделать меня своей королевой была осуществима. Ты знаешь насколько недолгую жизнь он отмерял тебе после вашей свадьбы?
  - Довольно! - вскричала Лианаэль, зажав уши руками.
  - Ну ладно, - смягчилась королева.- Это действительно было слишком жестоко даже для меня. Знаешь Лианаэль, а ведь мне даже немного жаль тебя. Подумай сама, ты ведь с рождения была неполноценной. Все кто тебя окружает, в душе ненавидят тебя. Даже жених, который был рядом с самого рождения, оказался предателем. Оглянись вокруг - ты никому не нужна! И у тебя никого нет! Никого, кроме отца. Которого ты, кстати, тоже можешь очень скоро лишиться, если сделаешь неправильный выбор. А вот и он! - улыбнулась Ирэннэль, наблюдая за тем как тюремщики вводят в спальню королевы какого-то истощавшего грязного заключенного с мешком на голове. Бедняга был настолько ослабленным, что даже с трудом стоял на ногах, и буквально висел на стражниках, держащих его с двух сторон под руки. При мысли о том, что этим несчастным может оказаться ее отец на глазах у Лии выступили слезы.
  - Ваше величество, какие будут распоряжения? - поинтересовались эльфы.
  - Посадите этого заключенного вот на этот стул рядом со мной и свяжите, - приказала королева.- Вот так. Спасибо. Вы можете идти. Дальше я сама управлюсь.
  Но стражники не сдвинулись с места, они узнали свою принцессу.
  - Да, да! - устало развела руками эльфийка. - Это беглая принцесса Лианаэль. И что? Ее присутствие, это повод не выполнять приказы своей королевы?! Она осуждена на смерть Советом Пятнадцати. О том, чтобы наказание было выполнено, я позабочусь сама. А вы пошли вон отсюда! Живо!
  Когда стражники выскочили за дверь, Ирэннэль скинула мешок с головы заключенного. И Лианаэль ахнула. В измученном эльфе она узнала своего отца. Он был еле живой и не мог произнести не слова. Девушка хотела было кинуться к нему, но королева преградила ей дорогу.
  - Не вздумай! - предупредила она Лию. Королева щелкнула пальцами, и острый нож, лежавший рядом с ее кроватью словно зажил своей собственной жизнью. Он взлетел в воздух и уперся острием в шею короля. - Один твой неверный шаг, и он умрет.
  - Чего ты хочешь? - в отчаянии выдохнула Лиа.
  - Не так уж и много. Сегодня я добрая и готова отдать тебе твоего отца, целого и невредимого взамен, скажем... на твою силу! - блеснула глазами Ирэннэль.
  - Попытаешься снова принести меня в жертву своему темному божку, чтобы извлечь силу?
  - Не отгадала милая падчерица, я изменилась. Теперь я держусь подальше от кровопролитий. И как ты уже успела заметить, стараюсь все проблемы решать миром. От тебя требуется лишь добровольное согласие. Ты от нее отказываешься, я ее забираю. Все живы, все счастливы. Расходимся мирно и забываем о существовании друг друга. Как тебе такая идея, Лианаэль?
  - Ты ведь нас все равно убьешь. Не станешь ты рисковать троном, оставляя в живых короля и его наследницу. Только когда я отдам тебе свою силу, тебе будет сделать это гораздо легче. Я не настолько глупа.
  - А я вижу, что как раз настолько! - начала заводиться Ирэннэль. - Неужели ты думаешь, что я хочу забрать твою силу, чтобы править этой жалкой страной?! Да подавись ты со своим папашей этой короной! Я могу прямо сейчас подписать отречение от престола, и даже вручить тебе его в торжественной обстановке, если захочешь. Лиа, я могла бы уже тысячу раз убить твоего отца и забрать твои способности силой. Но я проявляю великодушие, обычно мне не свойственное, и предлагаю тебе выбор.
  - Даже не думай об этом Лианаэль! - послышался рядом суровый женский голос. Принцесса оглянулась и увидела рядом с собой свою хранительницу, Айситианаррашь. - Она обманывает тебя! Если ты отдашь ей силу, то в этом мире воцарится ад!!!
  - В моей душе ад воцарился, когда я узнала, что мой отец мертв! - выкрикнула девушка. - Но теперь появилась надежда. Я не потеряю его снова!
  - С кем ты разговариваешь? - нахмурилась королева. Она не могла увидеть хранительницу.
  - Ты не имеешь права отдать силу! Это я даровала тебе ее! Она не принадлежит тебе! - впервые за все их знакомство полукровка видела Айситианаррашь такой разъяренной.
  - Может тогда не нравоучения будешь читать, а поможешь освободить отца другим способом?! Усыпи ее так же, как Кэйррэна когда-то! - взмолилась Лиа.
  - Я не могу! - вскричала в отчаянии хранительница.- Я не имею права влиять магией на решение Избранной.
  - Да с кем ты там болтаешь?! Умом что ли тронулась от эмоционального перенапряжения? - не унималась мачеха. - Так, похоже ты не поняла, насколько серьезно я настроена. - И в доказательство своим словам она взмахнула рукой и нож начал медленно резать кожу на шее Эррона.
  - Нет! - вскричала Лианаэль. - Не смей причинять ему боль! Прекрати это!
  - Отдай мне свою силу, тогда прекращу, - продолжала свой шантаж королева.
  - Твой отец все равно уже практически мертв! - орала с другой стороны Айситианаррашь. - Я могу усыпить его, и тогда он ничего не почувствует!
  - Хватит! - не выдержала девушка, уже даже не пытаясь утирать бегущие по щекам слезы. - Я отрекаюсь от тебя!
  - Что? - заморгала хранительница, не поверив собственным ушам. - Лиа...
  - Я сказала, что отрекаюсь от тебя! - твердо повторила она. Легкий ветерок и Айситианаррашь исчезла, ничего не ответив принцессе. Повернувшись к королеве, Лиа произнесла полумертвым тоном: - Что мне нужно делать?
  - Дай мне свою руку, - протянула свою ладонь королева, - и произнеси вслух: 'Я - избранная светом для борьбы со злом, склоняюсь перед ним и отказываюсь от своей силы'. А потом еще три раза 'Забирая у света дарую тьме'. И вопрос будет решен. Ну? И чего ждем?
  - Нет, - в ужасе отпрянула девушка. - Я не могу этого произнести. Помочь превратить свой родной мир в ад, это слишком высокая цена даже для жизни моего отца. Я не сделаю этого!
  - Да ладно тебе. Нельзя все воспринимать так буквально, - поморщилась Ирэннэль. - Посмотрите, какая впечатлительная натура. Услышала парочку жутких слов и ее уже чуть кондрашка не бьет от страха! Это же всего лишь формальность! Ты что, действительно веришь, что от произнесенной тобой фразы начнется апокалипсис? Ну насмешила! Рассказать как будет на самом деле? Я заберу твою силу и свалю из этого мира. А ты со своим папочкой будешь жить-поживать и добра наживать.
  - Ты лжешь! Я знаю, что ты всего лишь темная жрица своего злобного господина. А его план: погружать мир во тьму один за одним. Хранительница все рассказала мне о нем!
  - У тебя есть хранительница?! - сузила глаза королева. - Похоже ты знаешь только часть истории о моем господине, милая падчерица. Ему не нужен этот мир, или какой-то другой. Мой учитель хочет лишь отомстить своему кровожадному народу, из которого, как я предполагаю, и происходит твоя хранительница. Моего господина зовут Аббигард когда-то он был верховым правителем. Он был настолько силен, что никто из его народа не смел оспаривать его право на трон. Но на его пути появилась очень жестокая и коварная женщина, которая захотела совершить переворот и отнять у него бразды правления. Ее звали Айсис... Айстисс - ломала язык Ирэннэль. - Имя такое сложное.
  - Айситианаррашь, - на одном дыхании произнесла пораженная Лиа.
  - Точно! Ты тоже знаешь это историю? Не всю? Ну тогда слушай: она соблазнила Аббигарда и ночью, пока он крепко спал, совершила магическое действо. Эта подлая дама (хотя я лично восхищаюсь ее находчивостью) лишила его телесной оболочки и выкинула в межмировое пространство. Но сама природа прокляла женщину и ее сородичей. Теперь этот народец не больше чем просто бестелесные духи. Это было настолько давно, что учитель и сам не знает, почему эти предатели возомнили себя светом. Но так произошло, и ему в противовес ничего не оставалось, как назваться тьмой.
  - Ты хоть сама понимаешь, что за бред сейчас мне наплела? - покрутила у виска Лиа. И не выдержав добавила: - Да отодвинь ты уже нож от горла моего отца!
   - Они знают, что когда-нибудь мой господин отомстит им всем! - полностью проигнорировала ее слова Ирэннэль. - Сам он это сделать не может, но через меня это вполне осуществимо. Поэтому-то хранительница и стравила нас между собой. Она боится не за наш мир Лиа, а за свой. Ну что ты молчишь? Неужели ты действительно предполагаешь, что я могла выдумать эту историю меньше чем за полминуты?! - в ответ на задумчивое молчание падчерицы, королева добавила: - Ну хорошо, возможно мой господин не сама невинность, но нашему миру он точно не угроза.
  - Я тебе не верю!
  - Ну ладно, как скажешь, - повела плечами Ирэннэль и острый нож вонзился в ключицу короля, тот был настолько ослаблен, что едва слышно застонал.
  - Нет!!! - вскричала полукровка. И попыталась воздушным потоком отшвырнуть нож от короля, но магия не проходила.
  - Не получается да? Досадно! Это наверное из-за того, что пока ты болтала со своей воображаемой подружкой, я создала вокруг твоего папочки защитный купол, не пропускающий никакую магию, кроме моей, - ликовала Ирэннэль. И снова вонзила нож в короля, на этот раз в живот. И решительно произнесла: - Я устала от уговоров, Лиа! Либо ты сейчас же отдаешь мне свою силу, либо следующий удар ножа придется в его сердце.
  Девушка в панике сама схватилась за руку королевы и произнесла:
  - Я - избранная светом для борьбы со злом, склоняюсь перед ним и отказываюсь от своей силы! - испуганно пробормотала Лианаэль задыхаясь от слез.
  - И?
  - Забирая у света дарую тьме. Забирая у света дарую тьме. Забирая у света дарую тьме! - не успела принцесса договорить как почувствовала, что ее тело словно становиться невесомым, она вместе с Ирэннэль поднимается в воздух. А потом невыносимая боль и какой-то первобытный гортанный крик из самой глубины души вырвался наружу. Девушке показалось, что у нее заживо вырывают грудную клетку со всеми внутренностями. Затем она увидела маленький светлый комочек. Откуда он взялся? Неужели из нее?! Он дергался и летал вокруг Лии, словно не понимал, что происходит. Но тут из груди королевы вырвался черный смолянистый дым, он в одно мгновение поглотил светлый комочек. Лиа не могла смотреть на то, как эта черная субстанция, пожирает то нечто, что только что находилось внутри нее. Принцесса протянула было руку, чтобы спасти светящийся шарик, но силы покинули ее и она упала на пол.
  Обессиленная, девушка попыталась подняться на дрожащих руках, но снова упала. Королева засмеялась. Ее просто переполняли сила и энергия.
  - Ну что, а теперь устроим обещанное представление! Кого из вас мне убить первым?! - захохотала Ирэннэль. - Пожалуй, я сначала буду медленно убивать твоего отца и заставлю тебя смотреть, а потом уже порежу тебя на кусочки! - мачеха с размаху вонзила принцессе нож под коленную чашечку. - Это гарантия, что ты будешь смотреть весь спектакль не вставая
  - Ты... обманула, - дрожащим голосом прошептала Лиа.
  - Конечно! А ты что, ожидала чего-то другого?! Простодушная дура! Если бы ты не согласилась отдать мне силы, Эррон, возможно, умер бы быстрее, но теперь... Теперь я смогу вдоволь насладиться каждой лишней секундой ваших страданий!
  Ирэннэль подошла к истекающему кровью королю, дабы начать обещанное представление, очень неосмотрительно повернувшись к полукровке спиной. Темная жрица не учла лишь одного: она вонзила падчерице нож не в ту ногу! Он торчал в магическом протезе ноги, сделанном Максирионом для нее заместо откусанной оборотнем в Темном Лесу. Протез не обладал чувствительностью. Поэтому, когда Лиа внезапно накинулась на мачеху сзади, повалила на пол, схватила за волосы и начала со всей дури быть головой об пол, полукровка даже забыла вынуть ножичек из ноги. И откуда только силы взялись?! Ирэннэль, от шока и неожиданности даже не сообразила использовать против принцессы магию, которой теперь у нее было в достатке. Она только пыталась высвободиться из клешней ополоумевшей падчерицы и верещала:
  - Нет! Волосы! Отпусти мои волосы, гадина!!!
  - Да я тебе их вместе со скальпом сдеру, тварюга! - в бешенстве орала полукровка, не переставая бить королеву об начищенные каменные плиты лицом. Весь пол вокруг был залит кровью, у Ирэннэль был рассечен лоб, сломан нос, и все лицо превратилось в одно жуткое кровавое месиво, а девушка все била и била ее, не в силах остановить свою ярость.
  Когда чьи-то сильные руки схватили ее сзади за талию и оттащили от королевы, она была готова наброситься и на захватчика.
  - Успокойся Лиа! Что ты творишь?! - пытался угомонить ее Максирион, но это было не так-то просто. Даже он вздрогнул, когда разглядел во что превратилось ранее прекрасное лицо Ирэннэль.
  - Отпусти меня, ублюдок! Ты снова за нее?!!! Снова?!! Снова!!! - билась в истерике Лианаэль.
  - Лорд Каворт, вы хотели доказать нам, что принцесса - это жертва козней королевы?! Мы убедились, что все как раз наоборот. Эта беглая преступница накинулась на нашу королеву и убила бы ее, опоздай мы хоть на минуту, - произнес лорд Варгерон, переглянувшись с другими участниками Совета Пятнадцати и получить полное молчаливое одобрение ото всех, за исключением лорда Дэймирона. Максирион в ужасе закатил глаза, слава богам, что здесь не было лорда Сэйдлира. А то увидев свою дочь без сознания, с изуродованным до безобразия лицом... страшно даже подумать, что бы здесь творилось! - Нужно перенести ее величество на кровать и позвать лекаря, - продолжил Варгерон.
  - Вы идиоты!!! - смеялась Лианаэль сквозь слезы, все еще зажатая в крепких руках полководца. - Она всех вас уничтожит!!! Слышите?! Всех!
  - Достопочтенные лорды, я попросил бы вас войти в положение принцессы, - попытался хоть немного сгладить ситуацию Максирион. - Она сейчас не в себе. Что вполне объяснимо, учитываю какую потерю она пережила. Узнать о гибели отца, это...
  - Эй! Все сюда! - крикнул лорд Олдриэль Дэймирон, перебив Максириона. - Это же Его Величество, король Эррон! Он жив!!!
  - Как? Он же умер? Как это возможно?!! - загомонили лорды старших эльфийских домов. - Это что, магия?
  - Он истекает кровью! Его нужно срочно отнести в лазарет, - распорядился Дэймирон.
  - Она держала его в темнице все это время, - пояснила принцесса, немного успокоившись. - Эти стражники могут подтвердить. Совсем недавно они привели заключенного с мешком на голове, и даже не догадывались, что это их король.
  - Как ты? - заботливо поинтересовался полководец, все еще остерегаясь отпустить ее из объятий.
  - Максирион, она скоро придет в себя! - кивнула Лиа в сторону застонавшей королевы. - Мы должны убить ее, пока она окончательно не очнулась. Другой такой возможности не будет.
  - Ты хочешь чтобы я убил королеву на глазах Совета Пятнадцати?! На виселице потом рядышком будем висеть.
  - Если ты не сделаешь этого, то до виселицы вообще не доживешь, - настаивала полукровка. - Ты не представляешь насколько она сильна! Помимо своей силы она забрала еще и мою!
  - Лиа, в этой комнате сейчас находится пятнадцать высших магов огня и я - лучший мастер боевых искусств во всем Лиргосе. Так что, ты в полной безопасности.
  Тем временем королева наконец пришла в себя. Не видя себя со стороны, и все еще находясь в шоковом состоянии, королева вела себя очень бодро и мигом спрыгнула с широкой кровати.
  - Ваше Величество, - обратился к ней лорд Варгерон. - Просим прощения, но Совет Пятнадцати посчитал необходимым взять вас под арест до выяснения обстоятельств покушения на короля.
  - Правда? Ну попробуйте! - злобно усмехнулась королева, пуская в Варгерона шаровую молнию. Через мгновение на его месте лежала лишь горсть пепла. Еще два участника Совета попытались прочитать какие-то защитные заклинания, но их замертво свалила энергетическая волна, разорвав все внутренности. Королева подняла руку, чтобы выпустить энергетический удар и в сторону Лианаэль. Принцесса зажмурилась, вся жизнь пролетела перед глазами. Она поняла, что это конец!
  26.
  Ирэннэль Родресс послала в сторону падчерицы энергетическую волну, вложив в него всю свою ненависть, которую она так долго копила. Удовольствие увидеть ее конец, было самой лучшей наградой. Но... энергетическая волна не попала в цель, а ударилась о каменную стену и обрушила ее. Виновником ее промаха был, естественно, лорд Каворт. Который так не вовремя сбил ее с ног, и заломил руки за спину с такой силой, что королева не могла даже пошевелиться.
  - Глупец! - хохотала она. - Неужели ты думаешь, что сможешь удержать самого могущественного мага этого мира каким-то грубым военным захватом?! Ты выбрал не тех союзников дорогой, и сейчас ты познаешь всю... - внезапно начавшееся землетрясение заставило королеву подавиться последней так и не досказанной фразой. Яркая вспышка, какой-то противный треск и пол в спальне начал расходиться, образуя громадную трещину. Лиа в ужасе прижалась к каменным плитам и попыталась подползти к отцу. Максирион с удерживаемой королевой оказался по другую сторону образовавшейся расщелины.
  - Что происходит?! Что это? - запаниковали выжившие участники Совета.
  Из-за сильных подземных толчков полководцу пришлось отпустить королеву. Еще один удар из глубин земли - и его уже отбрасывает прямо в обрыв. Лиа в ужасе кричит, а он каким-то чудом цепляется за выступ и висит над пропастью. Королева же, высвободившись, решила рассчитаться с обидчиками на месте не взирая на разразившуюся катастрофу.
  - Я дала тебе выбор Максирион, - обратилась она к висящему над пропастью бывшему любовнику. - Но ты предал меня, ты выбрал эту глупую девчонку! Эту грязнокровку!!! И за это предательство ты поплатишься жизнью! - на этих словах королева решила выпустить в лорда Каворта смертоносный огненный шар. Но... - Что? Что это со мной?! Где моя сила???
  Еще одна ослепляющая вспышка заставила всех присутствующих в ужасе замереть, неприятный треск неизвестного происхождения вызывал какое-то первобытное ощущение беды. Мир в тоже время начал разительно меняться: часть замка на вместе с комнатой королевы просто исчезла, словно бы ее никогда и не было. И эльфы оказались на каком-то жутком заброшенном пустыре. Небо осветило две луны. Лианаэль узнала это место. Именно сюда когда-то переместила ее королева для принесения в жертву Аббигарту. Но в то же время по правую сторону от нее все еще стояла часть ее родного замка. Словно бы кто-то острым клинком разрезал его пополам. Но дальнейшее вызвало еще больший ужас у присутствующих: ночное небо заискрилось тысячей разных цветом, затем закружилась маленькая черная воронка, которая начала расти, поглощая все на своем пути. Остатки Совета Пятнадцати, Лианаэль, королева и выбравшийся из расщелины Максирион: все они смотрели на происходящее с ужасом, но не в силах отвести глаза, словно загипнотизированные они медленно наблюдали за тем как воронка пожирает часть построек Данвила и быстро приближается к ним. И даже когда из образовавшейся расщелины полезли невиданные ранее чудовища, это не смогло никого вывести из этого странного состояния оцепенения. Лиа видела как огромное паукообразное существо с крыльями надвигается на нее и через несколько мгновений она умрет: но была не в силах пошевелиться. Внезапный оклик отца спас ее - в последнее мгновение она увернулась от смертельно опасных лап черного паука, и его жертвой стал стоявший слишком близко лорд Тийриус.
  - Убегайте! - закричала Лианаэль остальным, приведя тем самым их в чувство. А сама устремилась к отцу: - Как ты?! - обеспокоенно прошептала она, беря его холодную истощавшую ладонь в свои руки.
  - Дочка... - тихо прохрипел мужчина, - ты здесь.
  - Он пришел в себя? - неожиданно подлетел взволнованный лорд Дэймирон с клинком наперевес.
  - Нам нужно вывести его отсюда! - решительно произнесла полукровка.
  - Лиа? Вы там в порядке?! - крикнул Максирион с той стороны расщелины одновременно защищаясь от громадной летучей гаргульи.
  - Найди королеву! - прокричала ему в ответ Лианаэль, беря короля под обе руки на пару с Деймироном. - Она не должна уйти живой!
  Бежать вместе с королем было очень тяжело, он едва передвигал ногами и ей с Олдриэлем приходилось буквально тащить его на себе. Только любовь к отцу не давала ей поддаться панике. В городе по улицам бегали испуганные эльфы их догоняли и пожирали эти странные существа ворвавшиеся из другого мира. Нечто, похожее на длинного белого червя ухватило принцессу своим странным липким языком и потянуло на себя. Дэймирон вовремя ухватил ее за руку и рубанул по извивающемуся языку чудовища. Даже до крови не пробил - эльфийская сталь словно отскакивала от монстра. Но червяку, похоже, было больно. Он мерзко завизжал и отдернул склизкий язык.
  - Уходите! - произнес Олдриэль, занимая боевую стойку. - Я задержу его сколько смогу.
  - Мне не дотащить его одной! - безнадежно выдохнула Лиа.
  - Ты и не будешь одна! - послышался за спиной до боли родной голос.
  - Джер! - приободрилась девушка, но заметив его спутников недоверчиво нахмурилась.
  - Мы сейчас все на одной стороне, - быстро пояснил разбойник хватая короля с одной стороны, а Кэйррэн принял с другой. Сиэт была рядом с ними, держа двумя руками коротенький клинок, словно бы умела им пользоваться. Оборотень нетерпеливо добавил: - На недоверие сейчас просто нет времени Лиа!
  - Хорошо! Бегите вперед, я сразу за вами! - кивнула Лиа, и повернулась к сражающемуся с червем Олдриэлю. - Я не забуду вашей доброты, лорд Дэймирон.
  - Да убегай ты уже, девочка! Ты единственная, кто может спасти короля!
  * * *
  Ирэннэль со всех ног бежала подальше от дворца. Впервые за всю ее жизнь, способность мыслить трезво покинула леди Родресс. Сейчас ей управлял исключительно страх и инстинкт самосохранения. Они гнали ее в неизвестном направлении. Лишь бы найти укромное место, где можно спрятаться! Самое сложное препятствие - это дворцовый сад. Сейчас он казался эльфийке каким-то нескончаемым. Она спотыкалась, царапалась о благородные кустарники, цеплялась за них одеждой. Во всей этой суматохе женщина даже об обуви не вспомнила и теперь ноги ее выглядели ничем не лучше лица. Она ощущала как из рассеченного лба ручейком по лицу стекает теплая кровь, и затем по шее пробирается в лиф сорочки. Сколько она уже ее потеряла? Ночная рубашка была буквально пропитана собственной кровью. Последние остатки здравого смысла и самообладания подсказывали ей, что если не остановить кровопотерю, вскоре она потеряет сознание. Женщина резко остановилась, и с силой рванула оставшийся сухим подол сорочки. Оторвав внушительный кусок и оголив тем самым привлекательные стройные ноги выше колен, бывшая королева сложила ткань в несколько слоев и приложила ко лбу.
  Странное человекообразное волосатое существо появилось из ниоткуда и бросилось на Ирэннэль так неожиданно, что эльфийка даже не успела закричать. Но повалив ее на землю оно вдруг замерло, не причинив королеве ни малейшего вреда. Маленькие злобные глаза существа вдруг округлились, и женщине показалось, что она разглядела в них шок и боль. Через мгновение существо безвольно упало на свою предполагаемую жертву и более не пошевелилось.
  Испуганная королева попыталась освободиться от грозящей раздавить ее туши странного создания, но это было не так-то просто. Волосатый человек был очень тяжелым. Подняв глаза, она увидела высившееся над ней лицо Максириона.
  - Я знала, что ты спасешь меня. - с облегчением прошептала королева, когда полководец сбросил с нее мертвое тело монстра. Еще раз взглянув на чудовище, Ирэннэль поняла от чего он умер: в спине его торчал острый деревянный сук, так вовремя вонзенный ее бывшим любовником. Внезапно все мертвое создание заискрилось тысячей огоньков и растворилось, словно бы его никогда здесь и не было. - Но почему ты просто не убил эту тварь мечом?
  - Наши мечи их не берут, но сражаясь с одним из этих монстров, я случайно выяснил, что их слабое место раны, нанесенные деревом, а не металлом, - сухо пояснил Максирион. - И не обольщайся по поводу спасения. Я не дал этому существу сожрать тебя лишь только из соображений гуманности. Сколько бы мерзости ты не сотворила за свою никчемную жизнь, все же ты представительница нашей расы и заслуживаешь смерть от старого доброго меча.
  - Ты пришел убить меня? - переспросила Ирэннэль. - Ты действительно способен сделать это после всего, что между нами было?!
  - Между нами никогда не было ничего кроме лжи и плотской похоти, - изобразил презрение эльф и занес свой меч. - Перед смертью даю тебе возможность покаяться в содеянном, Ирэннэль.
  - Мне не о чем жалеть дорогой, - заглянула в глубину его глаз леди Родресс. - Потому что, какое бы зло я не творила, чтобы не делала, сколько невинных не погубила - все это я делала исключительно ради любви к тебе!
  - Хватит лгать! - взревел Максирион, останов острие своего клинка в миллиметре от ее тела. - Ты готова была убить меня сегодня, если бы так вовремя не лишилась магии.
  - Если все, что между нами для тебя всего лишь ложь, тогда не медли! - закричала в ответ королева и со всей дури ухватилась за лезвие меча, показывая Максириону куда именно нужно ударить. Острый метал мгновенно порезал ее ладони, но она словно бы не чувствовала боли и лишь сильнее ухватилась за меч полководца. - Давай, бей прямо в сердце! Ему теперь незачем биться! Я потеряла свою силу, потеряла дочь, целую тысячу лет поклонялась лже-богу, который в итоге обманул меня. Но все это я еще могла пережить. Но осознать то, что я больше ничего не значу для тебя... Лучше убей меня прямо сейчас! Ну же!!!
  Эльф взглянул на свою бывшую любовь: вся в крови, с изуродованным лицом и черной душой. Он знал, что все что она говорит, не больше чем средство манипуляции, чтобы остаться в живых. Она выглядела так жалко и действительно заслуживала смерти больше любого другого на этой планете, но...
  - Нет! Если тебе и суждено умереть, то не от моей руки. Убегай отсюда как можно дальше и никогда не возвращайся. Живи со всем тем злом, что ты сотворила.
  - Максирион... - поднялась на ноги женщина.
  - Убирайся! Пошла вон!!! - закричал он на нее и королева подчинилась. Но внезапно обернулась и посмотрела на полководца. Чувствуя сердцем, что видит его последний раз в своей жизни.
  - Три тысячи лет назад твоя любовь была взаимна, лорд Каворт. - еле слышно произнесла она, но Максириону ее голос показался громом в тиши. Он никогда не сможет забыть этих последних ее слов. Когда он вышел из задумчивости, королева уже скрылась за деревьями.
  * * *
  - Куда мы бежим? - поинтересовался запыхавшийся Кэйррэн.
  - Подальше отсюда! - отозвалась Лиа. - Отец истекает кровью! Нужно отнести его в безопасное место и обработать раны.
  - Тогда как насчет дома Дэймирона? - принц устал тащить короля, а дом старинного друга его отца был ближе всего.
  - А вдруг там тоже эти монстры? - засомневалась полукровка.
  - Не проверим - не узнаем, - вклинился Джер.
  - Откуда вообще взялись эти существа? - подала голос Сиэт.
  - Это слишком длинная история, чтобы рассказывать ее здесь! - раздраженно прошипела Лиа. Она-то знала по чьей вине появились все эти создания. Но не хотела думать об этом. Самобичеванием она может позаниматься и позднее, когда ей и ее близким перестанет угрожать смертельная опасность. Вернее, ЕСЛИ перестанет...
   - А что стало с королевой? - не унимался любопытный Кэйррэн. Все ему нужно было знать!
  - Она сбежала, - неохотно призналась Лиа. Она понимала, что это ее самое большое поражение.
  - Что? - взбесился сводный брат. - Вы позволили ей уйти?! Послушайте, дом Олдриэля прямо за рынком. Вы справитесь и без меня. - решительно произнес он. - Мне нужно кое-что сделать. Сиэт, останься с ними и помоги. Я скоро вернусь.
  - Кэйррэн! - хотела было запротестовать любовница принца, но молодой эльф крови побежал в противоположную сторону, не обращая на ее оклики никакого внимания.
   В доме лорда была сильная паника, слуги бегали с оружием в руках, стараясь защититься от тварей пришедших из параллельных миров, но все же впустили Лианаэль с товарищами внутрь.
  - В доме пока безопасно, - осведомил их дворецкий, помогая Джеру и Лие затащить раненного короля на второй этаж. - Но внутренний двор уже просто кишит этими тварями. Благо магическая защита дома пока еще держится. Но мы нутром чувствуем, как она слабеет.
  - Зря вы таскаете за собой эти луки. Оружие против них бесполезно. Я видела как меч лорда Олдриэля просто отскочил чудовища. Лучше воспользоваться старой доброй магией огня. - посоветовала Лиа дворецкому.
  - Странно, потому что конюший только десять минут назад убил двух тварей из такого же лука. - заметил эльф. - А вот наша магия против них бессильна. Огненные шары просто отражаются от них, и летят в нас же.
  - Но как же... - Лиа не могла понять чем эти существа отличаются от того, с которым недавно сражался Дэймирон.
  - Ну, все понятно! - оповестила Сиэт, с чувством собственного превосходства. - Ты сказала, что лорд Олдриэль пытался сразить этих созданий мечом, а конюший стрелял из лука. Чувствуете разницу?
  - Дело в материале оружия! - догадался оборотень. - Они не боятся металла, зато питают слабость к дереву!!! Простите, милейший, - обратился он к дворецкому. - Сколько деревянного оружия у вас в арсенале? Видят боги, чтобы выстоять нам понадобится немало.
  - Честно говоря, не густо, - понурился мужчина.
  - Тогда давайте быстро пробежимся по дому и посмотрим что здесь может сойти за оружие. - предложил он.
  Принцесса не хотела, чтобы Джер покидал ее. Но она не подала вида, потому что понимала: защита этого дома -это их безопасность. Хоть и временная. И все же... перспектива остаться наедине с Сиэт ее совсем не радовала. Она не забыла тот разговор брата со своей любовницей и не была настолько глупа, чтобы поверить, что теперь эта коварная женщина неожиданно встала на ее сторону.
  - Сиэт, принеси пожалуйста воды. Мне нужно промыть раны отца. - попыталась избавится от нее полукровка.
  - Но ты же уже послала за водой прислугу, - невозмутимо заметила она.
  - Я и забыла, - артистично ударила себя по лбу девушка. И начала снимать с Эррона окровавленную рубашку.
  - Почему ты считаешь себя выше остальных? - напрямую спросила любовница принца.
  - Не понимаю о чем ты, - спокойно ответила полукровка, не отрываясь от занятия.
  - Вода и чистые полотенца, ваше высочество! - прервала их разговор вошедшая молоденькая эльфийка крови. - И вот, это заживляющая мазь из сока дар-дерева. Моя мать вылечила ей себе руку! Очень хорошее средство.
  - Спасибо! - искренне произнесла Лиа, даже заставив себя улыбнуться.
  - Я буду молить богов, чтобы его величество скорейшим образом поправился! - Лиа благодарно кивнула в ответ и принялась обрабатывать раны отца.
  - Ты можешь идти! - приказала Сиэт служанке. Та вздрогнула от неожиданности, заметив что ей приказывает обычная человечка. Но скосив взгляд на принцессу, не решилась возразить и молча удалилась.
   Лианаэль Д'эйррен тоже не ожидала услышать подобное от обычной певички и брови ее резко поползли вверх. Даже она - наследная принцесса Лиргоса, никогда бы не позволила себе ТАКОГО повелительного тона по отношению к своим подданным. Но, любовница ее брата, возомнила о себе слишком много! Похоже, мысленно она уже вжилась в роль королевы в их с Кэйррэном "тайном плане" по захвату власти. Полукровка в ярости заскрежетала зубами, но проглотила недовольство. И не стала комментировать столь вопиющую ситуацию.
  - Так ты не ответила на мой вопрос, принцесса, - вновь заговорила Сиэт, произнеся "принцесса" так, что это звучало словно сарказм. - Почему ты столь эгоистична?! Или ты и в самом деле веришь, что весь мир вращается вокруг твоей персоны. - Лиа проигнорировала Сиэт, хоть и слышала отчетливо каждое слово. Но ее сейчас гораздо больше беспокоил отец, который снова потерял сознание. - И что мы молчим? Может соизволишь ответить?
  - Послушай ты, глупая курица! - взорвалась Лианаэль, развернувшись в сторону человечки. - Мой отец в тяжелом состоянии! И ты считаешь, что в этот момент мне могут быть интересны нравоучения какого-то человеческого отребья, которой по нелепой случайности удалось пару раз раздвинуть свои тощие кривые ножки перед младшим принцем эльфов крови?!
  - Да, мы-то люди простые. Мы немного требуем, но и проблем создаем немного! А вот с тобой "принцесса-полукровка" все наоборот: все только и делают, что носятся с твоими проблемами. Которые ты сама же и создаешь. И даже теперь! После всего, что ты натворила!
  - О чем ты говоришь? - прищурилась Лианаэль.
  - Да ладно, ваше "высочество"! Я ведь не полная идиотка. Да и не нужно много мозгов, чтобы сложить в уме встречу двух сильнейших магов и последовавшие катастрофические события, и понять - это не случайность. Ты пытаешься убить королеву с помощью своей "супер-силы", а затем откуда ни возьмись появилась огромная дыра, которая поглощает все на своем пути и постоянно растет. А отовсюду полезли непонятные чудовища. Признавайся, что вы натворили?!
  - Ты... - глаза принцессы округлились. Откуда Сиэт известна ее тайна? И тут же догадавшись, с обидой выдохнула: - Джер!
  - Не злись на него. У него не оставалось другого выбора, как рассказать нам правду. Твоя жизнь была в опасности, и если бы мы с Кэйррэном не узнали истину, то никогда не согласились бы встать на твою сторону.
  - А сейчас, значит, вы на моей стороне? - зло усмехнулась Лиа. - С чего же вдруг?
  - Никто не хочет, чтобы мир, в котором он живет превратился в ад. - пожала худощавыми плечиками певичка. - Но теперь именно это и происходит! Выходит ты не справилась!
  - Все еще хуже... - дрожащим голосом ответила Лиа.
  - Я не знаю, что там у тебя пошло не так. И вряд ли ты со мной поделишься. Но теперь из-за тебя мы все в смертельной опасности. Так воспользуйся уже в конце-концов своей чертовой силой и заставь этих чудищ убираться обратно!
  - У меня больше нет силы, - почти неслышно произнесла Лианаэль. Зачем она сказала об этом вслух? Она что, оправдывается?
  - Значит найди ее! - закричала на нее Сиэт. - Мне плевать как. Придумай что-нибудь. Если это было на тебя возложено, тогда наберись смелости решить это самостоятельно. Все вокруг не должны погибать из-за твоих ошибок!!!
  * * *
  Ирэннэль услышала приближающиеся к ней шаги, и насторожилась, опасаясь еще одного нападения монстра за сегодня.
  - Мама, это ты? - услышала она недоуменный голос своего сына. Он едва смог узнать в этой изуродованной женщине свою былую красавицу-мать.
  - Кэйррэн! - бросилась королева ему на шею. Она еще никогда в жизни не обнимала его с такой теплотой и радостью. Молодой эльф просто опешил от подобного проявления ее эмоций. - Слава богам, это ты!
  - Что с тобой произошло? - серьезно спросил он.
  - Все так плохо? - озабоченно коснулась она своего изувеченного падчерицей лица. - Я еще не видела себя со стороны.
  - Ну, могло бы быть и хуже. - Соврал сын, отстраняясь от нее. Куда уж хуже?! На это зрелище было страшно смотреть даже ему!
  - Я знаю прекрасных лекарей за морем. Со временем я восстановлю свое лицо. Все будет хорошо сынок, обещаю. - Заверила его эльфийка крови, вцепившись в его руку мертвой хваткой. - Но сейчас мы должны бежать. В Лиргосе нашей семье больше не безопасно оставаться!
  - Мы? - ехидно переспросил младший принц.
  - Ну конечно, - сделала невинное выражение лица Ирэннэль, насколько это было возможно в ее нынешнем состоянии, - ты же мой родной сын! Ты - моя кровь и плоть! Я не оставлю тебя здесь!
  - Но только минуту назад ты куда-то бежала одна? - заметил он.
  - Я только хотела временно укрыться в безопасном месте, ты же видишь, что происходит вокруг. Но я никогда бы не покинула страну без тебя!
  - Да? А вот объявить родного сына в розыск тебе не составило труда.
  - Кэйррэн, я - твоя мать. И я всегда делала так, как лучше для тебя. Но сейчас не время пререкаться, нам нужно спрятаться! - поторопила она сына, но он словно не слышал ее.
  - Выходит, моя мать посчитала, что лучшая участь для меня умереть как государственному изменнику повешенным на городской площади?!
  - Нет, конечно же нет. Кэйррэн, я объявила тебя в розыск, потому что это было необходимо. Но если бы я хотела схватить тебя, мои преданные эльфы уже давно привели бы тебя во дворец. Или полагаешь, я не знала, что все это время ты мозолил глаза Кавортам в их родовом поместье?!
  - Но... почему?! - недоумевал принц.
  - Потому что ты мой сын и я никогда бы не причинила тебе вреда! Но мой господин хотел твоей крови! Тот кому я раньше поклонялась, приказывал мне убить тебя собственноручно. И чтобы не вводить его в еще большую ярость мне пришлось создать показную охоту.
  - У тебя идет кровь, - неожиданно проговорил Кэйррэн. Он приблизился к матери, достал из нагрудного кармана платок и приложил к ране на лбу. Женщина с благодарностью посмотрела на сына.
  - Прости меня, дорогой мой! - заговорила она, стараясь не заплакать. Впервые за всю свою продолжительную жизнь эльфийка ощутила чувство вины перед сыном. Ведь она искренне любит его! Осознание этого пришло так спонтанно, что перевернуло все с ног на голову. Получается, что она способна чувствовать! Это так естественно и просто, почему же тогда на протяжении стольких лет она боролась с проявлением своих эмоций? Сколько же она упустила из-за своей глупости! У королевы возникла странная потребность в искренности. Ей захотелось поделиться с сыном, излить ему душу. Момент, конечно, чрезвычайно неподходящий, но это должно помочь им начать все сначала и постараться забыть былые обиды. А королева сейчас желала больше всего именно этого. - Я столько времени потратила, гоняясь за призрачным счастьем. Я думала, что беспредельная власть, сила и богатство сделают меня счастливее. Но только сейчас я поняла, что самое большое счастье в мире - это семья! А все остальное, просто пустота, не заслуживающая внимания. Если бы я могла повернуть время вспять, тебе бы не пришлось пережить того одиночества... Я была рядом с тобой и Мийроной, но в то же время всегда была так далека и холодна к своим детям. Жизнь давала мне уроки смирения, которые я не хотела воспринимать. Из-за своей гордыни я потеряла дочь, но я не хочу потерять и тебя, Кэйррэн. Ты - единственное, что у меня осталось! И я обещаю, что с сегодняшнего дня все будет иначе, я...
  - Мне жаль, - перебил ее принц сухим голосом.
  - За что? - поинтересовалась Ирэннэль.
  - За то, матушка, - принц наклонился к ее уху с непроницаемым лицом, - что я не настолько сентиментален, как вы!
  Королева поняла что произошло, только когда почувствовала обжигающую боль в грудной клетке. Родной сын утопил свой охотничий нож в ней по самую рукоятку. Она не могла пошевелиться или заговорить. Из онемевших губ вырвался лишь гортанный стон, а большие серые глаза округлились от неожиданности. Но он казалось, только наслаждался этим. В его взгляде не было ни капли жалости или сомнения:
  - Я уже видел подобный взгляд, дорогая мать. - продолжал он шептать ей на ухо. - От моей любезной сестрицы, Мийроны! Она тоже не понимала что происходит, как и ты сейчас. Но если с ней, я был занят тем, что протыкал ее тело снова и снова, пока оно не превратилось в кровавое решето. Мне тогда действительно было как-то не до разговоров. То ты же умрешь со знанием правды. А правда в том, что ты - чудовище, матушка! Которое собиралось отдать трон не своему законному сыну, а какому-то мужику, который хорошо имел тебя! И как ты думаешь, кого же могло породить такое отвратительное создание? Только такого же монстра, как и ты сама. Может быть понимание этого лишит твой взгляд такого удивления! Я ненавижу тебя! Ненавижу всеми фибрами своей души!!! И я мечтал об этом моменте на протяжении долгих лет! И видят боги, смотреть на твои предсмертные содрогания я готов был бы вечно!
  Изо рта Ирэннэль потекла кровь, но это не смутило младшего принца, и он цинично продолжал свой рассказ:
  - Тебя, наверное, интересует вопрос, почему же первой я убил Мийрону? Дело не только в том, что я хотел таким образом избавиться от полукровки. Это был лишь хороший повод. А основная причина: я ненавидел ее еще больше чем тебя! Я только и слышал ото всех подряд: "Мийрона такая милая девочка и так похожа на отца". А я вот, знаешь, никогда не был милым и на отца совсем не похож! Может быть из-за этого он меня никогда не замечал... Поэтому я подговорил Динилиэйлу Та'Олквин заставить тебя отпустить сестру на ужин к полукровке, которой мои верные слуги подсыпали внушительное количество сонной травы в еду. Я знаю, что бы ты сейчас сказала матушка, если бы, конечно могла говорить: "Мийрона не заслужила подобной участи!". Да эта маленькая дрянь еще легко отделалась! Твоя дочь была чудовищем в ангельском обличье! Потому что в нашей гнилой семейке просто не мог родиться никто нормальный!!! Поверь мне, я просто заблаговременно избавил мир от еще одной гадкой твари. Но теперь, когда я кровью почистил нашу фамилию от накопившегося за годы лжи и равнодушия смрада! Я продлю королевский род с женщиной, которая меня искренне любит и создам свою, нормальную, семью! Кстати, помнишь наш давнишний разговор об охотнике и звере? Ты тогда еще беспокоилась к какой же охоте я готовился. Теперь ты знаешь. Зверь отказался убивать охотника, и это была его смертельная ошибка!
  На этих словах Кэйррэн вырвал нож из груди родной матери так же резко, как и вонзил. Она упала на землю, содрогаясь в предсмертных конвульсиях. Убедившись, что она больше не дышит, принц развернулся и пошел прочь легкой танцующей походкой.
   27.
  - Осторожно! - Джер подлетел к кровати как раз вовремя, когда склизкое с выпученными сиреневыми глазищами нечто готовилось вонзить свои клыки в склонившуюся над отцом Лианаэль.
  - Спасибо! - поблагодарила его принцесса, вытираясь от пурпурной крови монстра.
  - Они прорвались в дом! - констатировал оборотень, кидая ей и Сиэт по деревянному копью, только недавно выструганному из швабры. - Нам долго не выстоять.
  - И что же делать? - заистерировала любовница принца. Ее совсем не радовала перспектива быть съеденной заживо жуткими созданиями из других миров.
  - Стоять до конца! Что же еще? - посмотрел на нее как на умалишенную, Джер. Как будто бы других вариантов даже не предполагалось. А после заглянул в глаза Лианаэль, заверяя: - Мы будем защищать Эррона до последнего вздоха, обещаю!
  - Говори за себя! - пробурчала Сиэт, стараясь забаррикадировать дверь в спальню всяким хламом. - Может мне кто-нибудь поможет?! - не выдержала она.
  - Это их не остановит, - грустно усмехнулся разбойник.
  - Зато может задержать на время! - не унималась Сиэт. - Послушайте, если вы двое смирились со своей участью. То, пожалуйста - можете умирать за короля, друг за друга, или еще за что хотите. А мне, уж извините, в мир мертвых еще рано!
  - Что ты предлагаешь? - спросил Джер.
  - Бросать этого умирающего эльфа и прыгать из окна! Второй этаж всего, глядишь - не разобьемся. А там бежим, куда глаза глядят и возлагаем все надежды на собственный инстинкт самосохранения.
  - Ты способна так подло поступить с отцом Лианаэль? - возмутился Джер.
  - Да плевать я хотела на твою Лианаэль вместе с ее отцом!!! - заорала во всю глотку Сиэт. От панического страха она уже не владела собой. - Это из-за нее мы оказались здесь! И я не обязана жертвовать ради нее своей жизнью!
  - Нет, обязана! - взревел Джер. - Она - Избранная. Ты поклялась защитить ее в обмен на правду с мое стороны. Или ты уже забыла о своей клятве?!
  - Нет! - неожиданно заговорила Лиа. До этого она сидела на кровати, держа за руку отца и в спор своих товарищей не вмешивалась. - Она не должна. И никто из вас не должен! Ты была права, Сиэт. Я заварила всю эту кашу - мне ее и разгребать.
  - О чем ты говоришь? Ты ведь не можешь щелкнуть пальцами и заставить этих чудишь исчезнуть! И ты не в чем не виновата, - убеждал ее оборотень.
  - Если бы ты знал, что я сделала, то сразу переменил мнение. - тихо произнесла она с какой-то глупой улыбкой. А в памяти всплыли слова Айситианаррашь: "С каждым днем твоей жизни заклятье незримо делает Аббигарда слабее, но при этом ты же даешь ему определенную магическую подпидку, благодаря которой он может попытаться вернуться в этот мир". - Это будет продолжатся пока я живу, - заключила девушка уже вслух.
  - Что? - одновременно выдохнули Джер и Сиэт.
  - Чтобы ад закончился, я должна умереть, - уверенно повторила Лиа. Если жизни всех созданий этого мира стоят всего-навсего одной ее жизни, то это не такая уж высокая плата. Они все страдают только из-за нее. Ее рождение и жизнь - противоестественны, это всего лишь результат магии. А она даже не смогла оправдать надежд ее создателей. В самый ответственный момент она засомневалась, и в итоге - сделала неверный выбор. Из-за результата которого жизнь всех, кто ей дорог висит на волоске. Да она постоянно только и делала, что поступала неправильно!!! Но сейчас Лианаэль больше не сомневалась в том, что нужно сделать. - Джер, ты должен убить меня.
  - Никогда! Что ты несешь?! У тебя что, рассудок помутился? - округлил глаза оборотень.
  - Как ты не понимаешь? Все, что сейчас происходит - это все из-за меня. И если мы не прекратим это сейчас, то все равно погибнем, только все вместе. Просто один точный удар мечом и все закончится. Пожалуйста! Ради меня.
  - Нет. Значит умрем все вместе. - отрезал Джер. - Я не смогу убить тебя, Лиа.
  - Какие проблемы, я могу это сделать! А ну-ка отдай мне меч... - Сиэт попыталась вырвать меч из рук разбойника. Но тот грубо отшвырнул ее.
  - Только попробуй подойти к ней! - угрожающе прорычал мужчина.
  - Джер, у нас очень мало времени. Если Темный бог войдет в наш мир, все будет кончено! - быстро заговорила Лианаэль. - Я бы могла и сама попытаться, но, боюсь что это будет более мучительно. Если не попаду куда следует с первого раза, придется наносить несколько ударов и...
  - Даже думать об этом не смей! - закричал на нее оборотень. - А как же я? Ты обо мне подумала?! А твой отец или Харти, и даже Максирион - ты нужна им всем живой!
  - Именно ради вас всех я на это и иду! Умаляю, сделай это! - взмолилась Лиа. В этот момент в окно влетела двухголовая летучая мышь ростом с взрослого человека, Джер вовремя проткнул ее деревянным копьем. А Лиа предприняла последнюю попытку убедить своего возлюбленного: - Джер, я люблю тебя! Ты единственный кому я могу доверять, и поэтому я хочу чтобы это сделал ты.
  - Нет! - с мольбой в голосе прошептал оборотень. Лианаэль - его первая и единственная любовь, та, с которой он мечтал прожить вместе все годы, отмеренные ему судьбой, просит его собственноручно убить ее и тем самым потерять навсегда. Это было выше его сил, даже ради всего живого на этой планете. - Не вынуждай меня! Я ведь так люблю тебя!
  - Если подлинна твоя, ты примешь мой выбор, поможешь защитить всех кто мне дорог и исполнить свой долг, - принцесса обхватила ладонями его мужественное лицо.
  Джер все еще молча стоял, так и не решаясь исполнить жестокую просьбу возлюбленной, как забаррикадированная Сиэт дверь начала ходить ходуном, готовая в любой момент вылететь из петель.
  - Вот видишь, - еле слышно прошептала Лиа, стараясь напоследок насмотреться в эти прекрасные, голубые словно небо, глаза. - Всего через несколько мгновений я все равно умру от зубов какой-то отвратительной твари. Ты же можешь оградить меня от подобной участи.
  Разбойник наклонился к принцессе, прижал к себе и крепко поцеловал, вкладывая в свой поцелуй всю ту нежность, любовь и заботу, которую так и не успел ей подарить. Он не мог поверить, что это их последняя встреча, и не представлял каково это - больше никогда не увидеть это родное и неповторимое лицо, не прикоснуться к нежной бархатистой коже, не услышать ее дивного голоса. Но его загнали в тупик, из которого лишь один, невыносимо болезненный выход!
  - Закрой глаза, - прошептал мужчина на ухо Лие, вынимая из ножен свой меч. Он нежно провел рукой по ее щеке: - Ничего не бойся.
  Лианаэль в последний раз посмотрела на него, в изумрудных глазах ее не было страха. Впервые в жизни принцесса больше не боялась смерти а даже желала ее! Она закрыла глаза, внезапно почувствовав резкую боль, и где-то на краю сознания услышав: " Я всегда буду любить тебя!". Боль мгновенно прошла, наступила темнота, холод. Затем прошли и они. Принцесса-полукровка заснула вечным сном.
  На небе загрохотал гром, его раскаты были настолько сильны, что едва не лопали барабанные перепонки в ушах. Но стоящему на коленях последи комнаты оборотню было как будто наплевать. Он был неподвижен, словно боялся отпустить из рук мертвое тело самой дорогой для него женщины. Джер прижимал все еще теплую принцессу к себе и впервые за всю свою жизнь плакал. Он не заметил, что черное поглощающее их мир пятно исчезло. И даже не пошевелился, когда в комнату ворвались чудовища и Сиэт в ужасе закричала. Не обратил внимания так же, как через секунду все эти монстры рассыпались на мелкие частички и исчезли, не успев никому из них причинить вреда. Он словно выпал из реальности. Разбойник спас свой родной мир, убив женщину, которую любил. Но стоил ли этот мир подобной жертвы?
  * * *
  Эта боль, когда же она закончится?! Эти ощущения были просто невыносимы. Никогда раньше за всю свою жизнь Лианаэль не испытывала такой сильной боли. Она словно пронзала ее насквозь снова и снова, снова и снова... Любое живое существо уже давно бы отключилось от болевого шока или бы просто сердце не выдержало. Но почему же она все еще в сознании?! Кто-то рядом кричит. Или это ее собственный голос. Она уже ничего не могла понять. Эти муки затмили ее разум настолько, что Лиа даже не сразу поняла что куда-то падает. Вокруг кромешная тьма, а она с огромной скоростью летит вниз. Скорей бы уже разбиться, чтобы все закончилось. Но нет, все это продолжается! Кажется, что прошла уже целая вечность, а конца так и нет. Совсем рядом послышался женский голос, который звал ее. Но Лиа не могла на этом сосредоточиться - очередной приступ парализующей боли застал ее врасплох. Это невозможно! Нет, она больше не выдержит!!!
  - Лиа! Лиа... - звал ее кто-то, но ей было не до этого. Или это два разных голоса?
  - Нет, аааа... - душераздирающе кричала девушка от боли.
  - Посмотри на меня! Сосредоточься! - приказала неизвестная.
  - Я не могу.. не могу... не могу, - застонала Лиа. Все было как в бреду. Может это просто плохой сон и скоро она проснется? Скорей бы. Девушка захотела ущипнуть себя, но в ужасе осознала, что не может этого сделать. Она не чувствует своего тела, не может дотронуться до себя. О боги, ее просто нет!!! Но как такое возможно! Она же существует, мыслит...
  - Лианаэль Д'эйренн, немедленно взгляни на меня! - закричал на нее голос. Девушка повиновалась и увидела перед собой светящийся женский лик, она все еще падала в бездну а он сопровождал ее в падении. Эти добрые карие глаза, казалась всего пару секунд назад она бы узнала их, но теперь... Кто-то очень знакомый, но... Нет, ей не вспомнить.
  - Кто ты? - прорычала полукровка, сведя зубы от боли.
  - Нет... - взгляд женщины наполнился каким-то отчаянием. - Неужели слишком поздно?! Ты не помнишь меня. Хорошо, тогда хотя бы скажи мне как зовут тебя?
  - Я... я - девушка пыталась вспомнить. Вот оно, совсем близко, почти на языке вертится. Кто она? Как ее зовут? Казалось, истина уходит от нее словно вода между пальцев. - Не знаю.
  - Попытайся вспомнить, девочка! - попросила женщина. - Когда ты забудешь последнее воспоминание о прошлой жизни, то навсегда останешься во тьме. Соберись!
  Лиа старалась изо всех сил. Ей ведь совсем не хотелось оставаться во тьме. Но как же заставить себя вспомнить? Какие-то обрывки воспоминаний, как лоскутки нарядного покрывала: вот она совсем маленькая играет в своей уютной детской комнатке, руки отца... когда он сажает ее себе на коленки и рассказывает интересные истории из жизни... вот она бесится со своим тигром... злая пугающая женщина с черными волосами, которая вызывала неподдельный страх у маленькой принцессы... ее наставник Максирион безуспешно путается обучить ее магии огня... затем озеро... одиночество... и эти необыкновенно голубые глаза... Принцесса все вспомнила! Она умерла. Вот почему она оказалась здесь.
  - Айситианаррашь, - постаралась улыбнуться она, - ты же не можешь больше мне помогать! Я ведь отреклась от тебя.
  - Мне плевать, я не отдам тебя ему! - решительно произнесла хранительница, губы ее не шевелились, только сейчас до Лианаэль дошло, что все это время они общаются телепатически.
  - Но я ведь умерла.
  - Да, но ты заслуживаешь светлого мира лесных духов, а не вечных мук в аду. Мы выберемся отсюда, но только ты должна очень постараться.
  - Я слышу его зов. Нее... я... мне тяжело противиться этому, - в отчаянии кричало ее сознание. - Я падаю!
  - Ты падаешь только потому, что сама этого хочешь. - резко оборвала ее Айситианаррашь. - Ты можешь не падать вниз во тьму, а взлететь к свету. Это только твой выбор.
  - Это невозможно, я не умею летать! - даже мыслить было тяжело. - АААА, мне так больно!
  - У тебя нет тела, которое может болеть. Вся эта боль, она не настоящая. Ты лишь дух, который сам заставляет себя страдать и переживать эти мучения снова и снова.
  Лианаэль не верила ей. Эта боль, которая словно разрывает ее на маленькие частички, все что угодно, но только не ее собственное желание. Зачем ей заставлять саму себя мучиться?
  - Твой дух трансформируется без телесной оболочки и становится самим собой. Таким, каким он был еще до того, как попал в твое тело при рождении. Эта боль - очищение. Ты чувствуешь вину, сознаешь свои грехи в той жизни, и подсознательно наказываешь себя подобным образом! - поясняла рыжеволосая хранительница, в то время когда Лии казалось, что она просто корчится от боли. - В этом и заключается "прелесть" ада. Никто не сможет заставить тебя страдать так сильно, как ты сам. Понимаешь?
  - ААААА...
  - Я знаю, он завет тебя к себе и обещает избавить от боли. Не поддавайся этому, прошу!
  - Не могу...
  - Нет, не уходи. Лети на свет! - в отчаянии вскричала Айситианаррашь.
  - Прости, - из последних сил выдавила Лиа. - Это выше моих сил, - и провалилась в бездну с чувством какого-то облегчения. Теперь у нее больше не было сил бороться с НИМ. Кем-то очень сильным, который управлял, ей, заставлял подчиниться своей воли, искушал ее избавлением от мучений. И она с радостью проваливалась все ниже и ниже, пока не достигла столь ожидаемого ей дна.
  Со скоростью, которую она набрала, Лианаэль показалось, что она должна разбиться в лепешку. Но чьи-то руки нежно обхватили ее, замедлив падение. Она не могла их видеть, и понимала что у нее тоже больше нет тела, чтобы кто-то мог к ней прикоснуться. Но она могла поспорить, что чувствовала на себе чьи-то заботливые руки. А рядом зазвучал приятный низкий мужской голос, отчего-то он был ей знаком. Полукровка была уверенна, что слышала его раньше. Нет, не здесь, где-то в другой, прошлой жизни.
  - Не бойся, - ласкал ее голос, - больно больше не будет.
  - Я... - Лиа сейчас ясно мыслить не могла, все в ее сознании путалось.
  - Ты не должна быть здесь! - отрезвил ее голос. - Долг уже уплачен, уходи.
  - Как? Почему? - здесь, рядом с этим таинственным невидимым мужчиной ей было по-настоящему хорошо. Боль и страх прошли, она чувствовала себя защищено, а что еще сейчас может быть нужно ее израненной душе. - Но ОН зовет меня!
  - Он получил, что хотел. И больше не может тебя контролировать. Не иди к нему, и не лети к свету. Просто уходи туда, откуда пришла.
  - Но я не знаю дороги, - пискнула мертвая принцесса.
  - Нет, знаешь! Я сказал убирайся!!! - рявкнул на нее мужчина, и она могла поклясться, что почувствовала, как он встряхнул ее за плечи.
  Лиа со страха вжалась в комок и... подчинилась.
  * * *
  - Она еще очень слаба! Нет, я сказал. Посетители только навредят! Уходите! - Лиа услышала чей-то спорящий шепот за дверью и поморщилась.
  Свет пробился сквозь веки так резко, что грозил ослепить ее на всегда. Она уже чувствовала это раньше, когда вздыхаешь воздух всей грудной клеткой и никак не можешь им насыться. Ощущение, словно ты не дышал им тысячу лет.
  - Мне все равно, что вы думаете, Олдриэль! - снова раздалась возня по ту сторону двери. - Я должен увидеть ее! - Резкий толчок, звук ударившегося тела, после чего дверь распахивается и в спальню врывается Джер. Его глаза светились радостью и облегчением, а глупая улыбка на губах, давала повод усомниться в его умственном здоровье. Такими счастливыми могут выглядеть только дураки, потому что для них действительно не существует никаких проблем. Так же сейчас выглядел и оборотень, вертикальные зрачки внимательно осмотрели лежавшую на кровати полукровку, и убедившись, что признаки жизни на лицо, еще больше расплылся в улыбке.
  Они смотрели друг на друга казалось целую вечность. Никто не пытался заговорить, да этого и не требовалось. Никакие слова не смогли бы выразить всю глубину их взглядов, они оба словно считывали друг друга глазами. Никакое красноречие не поможет двум влюбленным настолько понять состояние друг друга.
  Их немой диалог, прервал вошедший лорд Дэймирон, потиравший ушибленный бок и обиженно косившийся на разбойника.
  - Как вы себя чувствуете, принцесса? - обеспокоенно поинтересовался старый эльф.
  - Живой, - постаралась улыбнуться Лиа.
  - Ваше высочество, то, что вы выжили - это просто чудо какое-то, - быстро заговорил Олдриэль.
  - Эй, - прервал его Джер. - Кто-то только минуту назад твердил, что ей требуется покой.
  - Да, да! Вы абсолютно правы, молодой человек, - поспешно согласился лорд. - Вам что-нибудь нужно, принцесса?
  - Где я? - проигнорировала его вопрос Лианаэль.
  - Вы в моем доме, в самой лучшей спальне. Переносить вас сейчас во дворец было бы неблагоразумно.
  - Ага, начала тебе нужно набраться сил. - присоединился к эльфу Джер. - Отдохни, не будем тебе мешать.
  - Нет, - решительно возразила принцесса. - Я уже "наотдыхалась", спасибо. Мне нужно разобраться со всем, что произошло за время моего отсутствия. Но для начала отведите меня к отцу.
  - Лиа... - потупили взгляд оба ее собеседника.
  - Он мертв? - выдохнула девушка, боясь услышать ответ.
  - .....
  - Да или нет? - повысила она тон.
  - Да, - выдавил из себя Джер, и присел на краешек кровати, взяв ее руку в свои ладони. - Мне очень жаль, я не смог уберечь его.
  - Моя смерть... она помогла остановить нашествие тварей? - тихо поинтересовалась полукровка, смотря прямо перед собой.
  - Да, все они исчезли так же неожиданно, как и появились.
  Лиа прикрыла глаза, стараясь выровнять дыхание, никто не знал что творилось у нее внутри, но когда она снова их открыла, заговорила еще более решительней:
  - Приведите ко мне служанку, чтобы она помогла мне переодеться и привести себя в порядок. Лорд Дэймирон, прикажите подготовить лучшего коня из вашей конюшни. Мне нужно объехать окрестности, чтобы посмотреть какой ущерб принесло городу вторжение иномирян.
  - Я не думаю, что сейчас стоит...
  - Это был приказ вашей новой королевы, лорд! - жестко оборвала его Лианаэль. - Подчиняйтесь.
  - Слушаюсь, - слегка склонился Олдриэль, с тяжелым вздохом попятившись в двери.
  - Лиа, это все можно сделать и позже. - начал было Джер, но Лиа властно подняла руку, приказывая ему замолчать. Оборотень недоуменно уставился на возлюбленную.
  - Не Лиа, а Лианаэль Д'эйренн, новая королева Лиргоса - великого государства эльфов крови. Прошу помнить об этом прежде, чем ты хочешь что-то сказать.
  - Ну конечно, - скривил лицо оборотень, - прошу меня простить, ваше величество. - И изобразив шутовской поклон, быстро вышел из спальни, резко хлопнув за собой дверью.
  Лии не хотелось обижать, и уж тем более унижать возлюбленного. Но это был единственный способ, что бы он оставил ее в покое. Сейчас ей было это необходимо.
  28.
  - Прошло уже несколько дней, но она все никак не хочет поддаваться эмоциям. Это словно комок оголенных нервов, который держится каким-то чудом и в любой миг грозит разлететься на кусочки.
  - Тогда тем более мне нужно с ней увидеться, Джер, - улыбнулся барон.
  - Сэймон, вы прибыли в Лиргос по другой причине. О которой ей лучше не знать. Еще одной смерти, боюсь, она не выдержит! - озабоченно вздохнул оборотень.
  - Эта девочка способна выдержать даже то, что никто из нас, мужчин, не способен перенести. Просто никто не верит в нее.
  - Я верю в нее не меньше вашего, - заверил старого барона мужчина, - но заставлять ее страдать еще больше... Это не принесет ничего хорошего.
  - Рано или поздно она все равно узнает. - парировал Сэймон Россжер.
  - Тогда лучше уж позже.
  - Мне в любом случае нужно поговорить с ней, я постараюсь не касаться данной темы.
  * * *
  Олдриэль сопровождал свою новую королеву по замку вместе с эльфенком-писарем. Новая королева пыталась оценить ущерб причиненный последними событиями замку и всему королевству.
  - Ваше величество, - осторожно начал нудеть Дэймирон, - вам не обязательно лично осматривать разрушенную часть замка. Здесь опасно, в любой момент все здесь может обрушиться. Лучше это предоставить вашим верным подданным.
  - Я уже все объясняла тебе Олдриэль, - закатила глаза Лианаэль. - Королева, которая боится пройтись по своему же собственному замку, не заслуживает даже уважения своего народа, не говоря уже о любви.
  - Гибель от упавшей на голову балки, не будет расценена эльфами крови, как героизм, уж поверьте.
  - Если мне суждено умереть сегодня, лорд. Тогда я умру, где бы сейчас не находилась. А если до такой степени боятся смерти, то и жить не стоит. Поверьте той, кто уже дважды возвращался с того света: не столько страшна сама смерть, как то, что ждет нас после нее.
  - Но тогда...
  - Не желаю больше ничего слышать об этом, - пропела она, ускоряя шаг. - Это кабинет моего отца, его должны восстановить в первую очередь. Записал? - обратилась она к эльфенку-слуге, указывая на страшное помещение, с обвалившимся потолком.
  - Да, ваше величество.
  - Отлично, двигаемся дальше... - заходя за поворот полуразрушенного дворцового коридора, Лиа чуть не сбила с ног человека.
  - Барон Россжер?! - радостно завизжала девушка, и совершенно позабыв о своем нынешнем высоком положении, повисла у него на шее болтая ногами, словно пятилетний ребенок.
  - Мне сказали, что я смогу найти тебя здесь, девочка. - Улыбнулся ей в волосы Сэймон.
  - Вы решили навестить меня? Максирион вас пригласил?
  - Нам, пожалуй, лучше пройтись, дитя. - Тяжело вздохнул мужчина.
  Лиа почувствовала надвигающуюся беду. С таким выражением лица, которое сейчас было у барона хороших вестей не сообщают.
  - Лорд Дэймирон, дальнейший осмотр дворца перенесем на другой раз. Мне нужно поговорить с моим другом. - Эльф сделал недовольное выражение лица, но подчинился, удалившись вместе с эльфенком-писарем.
  - У вас есть для меня какие-то новости, барон? - не стала ходить вокруг да около королева. Плохие новости, или хорошие, в любом случае, чем быстрее она их узнает, тем лучше.
  - Я приехал в вашу страну из-за лорда Каворта, но не по его приглашению...
  - Так что же послужило причиной?
  - Смерть. - снова тяжело вздохнул Сэймон Россжер, а сердце полукровки упало. Она хотела было спросить чья, но уже и так знала ответ. Девушку начала бить дрожь, глаза защипало от слез. - Они просили меня не говорить ничего тебе, пока ты не переживешь кончину отца. Но я не имею права скрывать это от тебя. Завтра похороны, я подумал, что ты захочешь проститься... - но договорить барону не удалось, так как Лиа снова кинулась ему на шею. Но на этот раз она не смеялась, а разошлась рыданиями. Они долго стояли так, посреди дворцового коридора. Девушка плакала, уткнувшись носом в человека, которого ее бывший жених считал своим лучшим другом. А он, старался успокоить ее, отворачивая лицо, чтобы полукровка не заметила его скупых, но таких искренних мужских слез.
  * * *
  Семья Каворт несмотря на свое высокое положение в обществе решила обойтись скромными похоронами. Приглашены были только самые близкие: несколько товарищей по службе Максириона, друзья семьи (тоже члены старших домов), Сэймон Россжер, и, как ни странно, семейство Та'Олквин в полном составе. Хотя что тут странного, учитывая далеко не дружескую связь Диорна Каворта и Динилиэйлы Та'Олквин. Но Лианаэль почему-то показалось, что родителям Диорна об этом ничего не известно и бывшая фрейлина принцессы с семьей приглашены были совсем по другой причине.
  Кстати о нынешней королеве, ее, разумеется, никто на похороны жениха не пригласил. И при ее неожиданном появлении в сопровождении барона Россжера, мать Максириона злобно зашипела. Но, учитывая тот факт, что шипела она теперь не на принцессу, а уже на правящую королеву, от комментариев воздержалась и резко отвернулась. А вот Динилиэйла, увидев нежданную гостью, напротив, не поскупилась в выражениях:
  - Как ты посмела заявиться сюда? - злобно процедила сквозь зубы эльфийка. Выглядела придворная дама плачевно: худая до безобразия, лицо бледное, словно у мертвеца, глаза красные от слез, а под ними черные круги. Лиа не думала, что эльфы крови вообще могут так плохо выглядеть, как сейчас Динилиэйла. На ее внешности отражалось насколько в действительности тяжело переживала она гибель возлюбленного полководца. - Своим присутствием ты оскорбляешь память усопшего.
  - Динилиэйла, я пришла проститься со своим... - примирительно начала Лиа, опустив глаза.
  - С кем? - прервала ее девушка, с ненавистью уставившись на королеву. - С женихом?! Неужто ты и вправду настолько бесстыжая, что даже не понимаешь насколько твой приход отвратителен! - а затем громко обратилась к присутствующим, - Достопочтенные эльфы, прошу вас обратить внимание, до нас снизошла новая королева. Правда, учитывая ее происхождение королевой себя считает исключительно она сама, но не суть важно. Ее само провозглашенное величество отчего-то посчитало, что своим присутствием она осчастливит всех нас. Так скажите мне, уважаемые лорды и леди, кто-нибудь счастлив?
  - Дини, прекрати! - попытался остановить ее отец, осторожно скосившись на Лианаэль. - Она казнит тебя за такие слова.
  - Пусть так. Этим она лишь сделает мне одолжение. Но, боюсь у нашей новой королевы даже для этого кишка тонка!
  - Пожалуйста, успокойся! - вмешался Диорн, но эльфийка оттолкнула его и продолжила общаться с залом:
  - И эта нареченная невеста не постыдилась прийти сюда при том, что прелюбодействовала с обычным человеком, обманывая будущего супруга. Так зачем же ты пришла, полукровка? Потанцевать еще и на его костях?
  - Нет, - прорычала Лианаэль, еле сдерживаясь, чтобы не заехать бывшей фрейлине по смазливому лицу. -Я здесь, что тебе язык укоротить.
  Сэймон Россжер взял ее за руку как нельзя во время, иначе здесь действительно могла бы завязаться драка.
  - Знаешь, Динилиэйла. - произнесла полукровка уже более спокойно. - Из всех здесь присутствующих ты единственная, кто оскверняет похороны Максириона своим отвратительным поведением.
  - А ты... - Динилиэйла, громко выдохнула, прежде чем произнести то роковое слово: - убийца.
  В зале после слов фрейлины повисла гробовая тишина.
  - Пойдем, пойдем, - тянул Лианаэль за руку барон. - Максирион лежит вон там, в центре зала.
  - Что ты несешь? - словно не замечала Сэймона королева. Ее взгляд был устремлен на Дини, а та так же яростно смотрела на нее.
  - Максирион погиб из-за тебя! Он отдал свою жизнь, чтобы жила ты. - присутствующие разом охнули от такого заявления.
  - Ты говоришь глупости, я даже не знала что Максирион погиб до вчерашнего дня. - оправдывалась Лиа. - А до этого я сама была на грани жизни и смерти.
  - Я была рядом с ним, когда все произошло. Между вами была душевная связь, скрепленная какой-то магией. Он почувствовал, когда ты умерла. Он мог бы отпустить твою душу, разорвав связь. Но заместо этого он пожертвовал своей, чтобы вернуть твою в тело.
  - От... откуда ты можешь знать об этом? - дрожащим голосом произнесла девушка.
  - Ты прекрасно знаешь о моих способностях Лианаэль, зачем задавать глупые вопросы?! И вообще, тебе не показалось странным, что он: сильный эльф крови, возрастом в три тысячи лет, умирает по необъяснимым причинам. На нем ни царапины, а он мертв. Как будто душа добровольно покинула совершенно здоровое и полное сил тело...
  - Я... я не хотела, чтобы он... из-за меня... - голос у королевы сорвался, слезы непроизвольно катились из глаз.
  - Но он мертв! - до боли сжала губы Динилиэйла. - И в этом повинна только ты! А сегодня ты посмела прийти сюда, на похороны. Живая и здоровая, когда он... - фрейлина поморщилась. - Я ненавижу тебя! И клянусь тебе, здесь, перед его бездыханным телом, что пока я живу, сделаю все, чтобы заставить тебя страдать!
  После этих слов Динилиэйла больно толкнула Лию плечом и выбежала из зала погребения. Ни Лианаэль, ни кто-либо другой не стали преследовать ее.
  * * *
  - Ты не должна так корить себя, - попытался вразумить возлюбленную Джер.
  - Это все из-за меня! - горько покачала головой полукровка. - Он не заслуживал такой участи. Теперь я понимаю, кем был невидимый мужчина на той стороне, который помог мне вернуться в свое тело. Максирион спас меня от вечных мук ада, оставшись там вместо меня. Я помню как он сказал: "Долг уплачен". Я даже подумать не могла, что плата - это его душа!
  - Он предал тебя, не забыла? Он был в сговоре с королевой, планировал твое...
  - Перестань! - резко оборвала его Лианаэль. - Это все давно в прошлом, он искупил свою вину с лихвой. И сейчас там, во тьме он испытывает нескончаемые муки, которые по сути предназначались мне. Нет, так не должно было случиться!
  - Тебе не кажется, что ты преувеличиваешь? - приподнял брови разбойник. - Я тоже однажды умирал. И жизнь после смерти не так уж ужасна, как ты ее описываешь.
  - Значит, ты определенно не был там, где побывали мы с Максирионом. Это место еще долго снилось бы тебе в кошмарах. Мне кажется, что я провела там целую вечность, а на самом деле ты сказал, что я всего несколько минут отсутствовала в мире живых. А теперь представь, сколько уже прошло времени там для него?
  - Лиа, зачем ты себя мучаешь? Это был его осознанный выбор. Ты уже ничего не сможешь изменить.
  В ответ на это девушка лишь опустила глаза, гладя урчащего от удовольствия Харти, который залечил лапу и прибыл в Лиргос вместе с бароном. Чему она была несказанно рада.
  - Лучше возьми себя в руки, и покажи своим верноподданным, что их новая королева настолько сильна и великодушна, что даже будет присутствовать на похоронах Ирэннэль. - увещевал ее оборотень.
  - Сначала похороны отца, затем Максириона... А теперь еще и это. И вообще, это точно она? Мне не вериться, что эта змея так просто дала кому-то себя убить. Такие как она в воде не тонут и в огне не горят.
  - Тело было обезображено, его ведь нашли в дворцовом парке, в который ваши местные не особо суются после случившегося, - сообщил Джер.
  - Поэтому, учитывая то, сколько она там пролежала, мы вполне можем хоронить сейчас кого-то другого, под видом королевы. А она делает себе примочки на лицо где-нибудь за морем.
  - Заклинание опознания подтвердило ее личность. Ваши маги заверяют, что ошибки быть не может. И ты должна там присутствовать.
  - Я не могу. Даже зная о ее смерти, мне ни капельки не жаль ее. Я не простила, и боюсь, никогда не смогу простить ее за все зло, что она причинила мне и моим близким.
  
   - Лиа, если появишься на церемонии сожжения, ты дашь понять всем, что... - Джер прервался на полу слове, заметив, что новоиспеченная королева резко вскочила и направилась в сторону двери. - Куда это ты?
  - Пойдем за мной, - махнула она возлюбленному, - я хочу кое-что тебе показать.
  Оборотень, нахмурился, но все же пошел следом. Тигр тоже увязался за ними, не желая больше ни на секунду расставаться со своей любимой хозяйкой.
  - Зачем мы здесь? - поинтересовался он входя в одну из комнат в разрушенной части замка.
  - Это спальня моего отца, - с нежностью пояснила Лиа, проведя рукой по пыльному комоду, затем по деревянному письменному столу. Словно это были не просто дорогие предметы мебели, а живые существа. - Удивительно, что при такой силе разрушения, которая пришлась на эту часть замка. Эта комната практически не пострадала.
  - Дорогая, - попытался приобнять ее за плечи мужчина, осознавая как тяжело Лианаэль сейчас находится здесь, где каждый предмет напоминает ей о покойном ныне отце.
  - Не стоит, однажды я уже пережила его смерть. В этот раз должно быть легче, - мягко отстранилась она от Джера. В ответ на этот жест мужчина нахмурился еще больше. - Вот здесь, на этой кровати спали мой отец и мать. А после ее смерти он всегда спал здесь один.
  - А... - немного смутился оборотень, решая стоит ли произносить вопрос вслух, - как же Ирэннэль?
  - У моей мачехи были свои личные покои, она никогда не оставалась у отца.
  - Но откуда ты об этом знаешь?
  - Маленькие принцессы-полукровки, ревнующие любимого папочку, всегда знают больше, чем им положено, - грустно улыбнулась Лиа. - И в то время, когда мой отец спал здесь, Ирэннэль в своей комнате строила заговоры против него и меня.
  - С Максирионом, - как бы невзначай добавил разбойник.
  - Дело не в лорде Каворте! Не он, так был бы кто-то другой. Это она настоящее зло! Она воспользовалась его любовью к ней, и стала манипулировать Максирионом. А когда он начал срываться с крючка, взялась за более решительные действия. Теперь ты понимаешь, почему я не хочу даже на похоронах ее присутствовать. Она разрушила не только мою жизнь, но еще жизнь Максириона, своих родных и жизнь моего отца!
  - Думаешь, твой отец любил ее?
  - Не знаю. Я не знала своей матери, но ходят слухи, что даже после смерти Эррон продолжал любить ее. И будучи женатым на родовитой эльфийке крови Ирэннэль, он все равно хранил под подушкой портрет покойной возлюбленной-человека.
  - Ну что же, - лукаво улыбнулся разбойник, - самое время проверить слухи.
  - Нет, Джер! - резко схватила она его за руку, когда оборотень захотел приблизиться к кровати. Они толкались, как собирающиеся нашкодить дети. - Не нужно.
  - Что тебя останавливает? - озорно прищурил вертикальные зрачки Джер. - Ты страшишься обнаружить под подушкой портрет своей матери, или же наоборот боишься, что его там не окажется?
  - Просто, это все... не нужно.
  - Так, - в предвкушении веселья потер ладони друг об друга бывший атаман, - ты как хочешь, а я проверю что там лежит под подушкой.
  Оборотень так быстро метнулся в сторону кровати, что Лианаэль даже не успела запротестовать.
  - Ага, что-то нащупываю... Вот! - довольно заключил он вынимая из-под подушки маленький портрет молодой человеческой женщины. - Да, твоя мать была поистине красивой женщиной. Вы с ней, кстати, чем-то похожи. Особенно цветом волос. У нее тоже медные, только чуть темнее, или это художник краски более темные взял. Но в любом случае, теперь понятно, почему твой отец хранил ее изображение в своей кровати. Такую женщину действительно тяжело забыть...
  - Поверю тебе на слово, - отвернулась от него Лиа.
  - В чем дело? Нет... - догадался мужчина, - ты что, даже не знаешь как выглядела твоя родная мать.
  - Как ты успел заметить, у нас замок не расписан ее изображениями. Откуда мне знать, как она выглядела?
  - Ну так посмотри сейчас, ты должна знать в лицо женщину, что родила тебя. - протянул ей изображение Джер.
  - Нет, нет! - закрыла глаза руками полукровка. - Отец не показывал мне этот портрет, значит на то была какая-то причина. Это его воля. Не хочу ничего смотреть и не буду!
  - Но ведь она твоя мама, неужели совсем не интересно?! - попытался отодвинуть ее руки от лица оборотень и подсунуть ей портрет.
  - Совсем-совсем! - хотела зажмуриться Лиа, но краем глаза все же увидела изображенную на маленьком полотне женщину. И от удивления чуть не споткнулась, выхватив у оборотня фотографию, чтобы рассмотреть ее поближе.
  - Вот видишь, - довольно прокомментировал Джер, - какие эмоции! А могла бы так никогда и не испытать их, из-за своего упрямства.
  Девушка ничего не отвечала, лишь замерла рядом с окном, держа в руках обрамленную золотом рамку из которой на нее с легкой полуулыбкой смотрела женщина, которая родила ее. Лианаэль часто моргала, словно не могла поверить увиденному, а руки ее предательски дрожали.
  - Что с тобой? - сразу же заподозрил неладное Джер.
  - Эта женщина на портрете... она... это.... - Лиа волновалась и никак не могла сформулировать мысль.
  - Что она? Красивая? На тебя похожа? - пытался угадать мужчина, после чего подошел ближе к возлюбленной и положил свои теплые ладони ей на плечи, чтобы унять ее дрожь. - Да что не так с этим портретом? Лиа? Ты меня пугаешь!
  - Я уже видела эту женщину. Айситианаррашь, на этом полотне она изображена. - взволновано прошептала девушка.
  - Хранительница, о которой ты рассказывала? - округлил глаза Джер. Лиа утвердительно кивнула в ответ. Но сейчас уже сам оборотень был в замешательстве. - Это та самая женщина, которая является представительницей Высших эльфов? - снова утвердительный кивок.
  - Если отец хранил под подушкой портрет своей жены Тианы, получается, что Айситианаррашь...
  - Твоя мама! - договорил за нее Джер.
  * * *
  - Ваше сиятельство, по-моему вам уже хватит! - трактирщик попытался осторожно отставить бутыль "Ядреного пойла" подальше от принца. Это был самый крепкий напиток из известных эльфам крови и самый дорогой. А его высочество пил исключительно его уже неделю подряд, и еще ни разу ни расплатился.
  - Ты что, дерьмо, будешь указывать своему принцу сколько ему пить?! - заорал на него пьяный Кэйррэн, выхватывая бутыль.
  - Ваше высочество, прошу простить меня. Но бедному трактирщику скоро придется закрыться, это последняя бутылка из моих запасов, - заныл мужик.
  - Можно подумать меня это волнует! - демонстративно отхлебнул прямо из горла Кэйррэн, и поморщился. Огненная жидкость помогала забыться.
  - Если вы не расплатитесь за все, что выпили, я больше не налью вам ни капли! - не отступал хозяин трактира, снова завладев дорогим напитком. Он обнял глиняную бутыль словно мать младенца и всем своим видом демонстрировал, что будет защищать ее от посягательств коронованных особ и других любителей халявы до самого конца.
  - Ты! Грязная крыса! Да как ты смеешь?!! - взревел порядком окосевший от выпитого Кэйррэн, кое-как вставая из-за стола. - Я - принц!!! Я - будущий король!!! - яростно кричал он, тщетно пытаясь вынуть меч. Оружие выскользнуло из рук и звякнуло об пол. Его сразу же подобрал более трезвый и расторопный посетитель трактира.
  Такого оскорбительного отношения к себе Кэйррэн стерпеть уже не мог. После того, как Лианаэль взошла на престол, все население Лиргоса словно забыло, что он принц крови. И относилось к нему словно к простолюдину. Да, у него сейчас действительно не было лишних денег. Многие замки во время нападения иномирян были разграблены своими же слугами и его дом не стал исключением. Но он все еще принц! И сейчас он покажет этим грязным отбросам, что бывает, когда перечишь будущему королю!
  - Да.... я... вас всех.... сейчас! - злобно пыхтел принц, схватив нож. Он пытался сфокусироваться на своих врагах, а их оказалось не мало: посетители трактира были эльфами и людьми. И все были как на подбор крепкие воины или моряки. Драка обещала быть плачевной, особенно для особ королевского рода, пьяных, без меча и телохранителей.
  - Не нужно кровопролития, - раздался откуда-то из угла помещения уверенный и низкий мужской голос. Этот голос был красивым, но очень холодным, словно неживым. И вызвал мурашки у принца посильнее, чем ожидаемая драка с этими грязными пьяницами трактира.
  Посетители все как один уставились на странного незнакомца с опасением. Вероятно его голос вызвал первобытный страх не только у принца. Этот жуткий мужчина вышел вперед, все кто был слишком близко вскакивали из-за столов и отбегали, стараясь держаться от него на расстоянии. Незнакомец был выше Кэйррэна и многих присутствующих, двигался уверенно, в его походке явно читался отпечаток хорошо подготовленного воина. На голову его был наброшен капюшон, и верхнюю часть лица разглядеть не представлялось возможным.
  - Сегодня ведь праздник. - пояснил незнакомец свое странное заявление присутствующим. - Ваша новая королева наконец-то прошла обряд коронации. Так возрадуйтесь! Пейте, гуляйте, имейте шлюх! Сегодня все можно! Я угощаю! - с этими словами мужчина в капюшоне кинул в толпу непонятно откуда возникшую у него в руках горсть золотых монет. Пьяное общество заорало от радости и кинулось собирать по полу брошенную подачку богатого господина.
  Трактирщик хотел было присоединиться к ползающим на коленях посетителям и умыкнуть пару золотых монет себе, но был выдернут незнакомцем из радостной толпы за шкирку. Он приподнял от земли толстого трактирщика одной рукой с такой легкостью, что глаза Кэйррэна непроизвольно округлились. Этот незнакомец обладал явно нечеловеческой силой, и даже не эльфийской. От подобного обращения у трактирщика задрожала нижняя губа, а сам он едва не свалился в обморок от испуга. Загадочный мужчина протянул ему черный бархатный мешочек.
  - Здесь оплата за все прошлые посиделки принца в вашем заведении и за будущие тоже, - произнес он, снова заставляя Кэйррэна оцепенеть от его голоса.
  Трактирщик со страху даже не сразу осознал слова странного гостя и не хотел брать из его рук мешочек. Но когда алчная жилка, присущая любому содержателю трактира донесла до мозга суть его слов. Он трясущимися руками все же принял мешочек, и открыв его заулыбался так широко, что принц понял: в нем было больше золота, чем мужик когда-либо держал в руках.
  Хозяин трактира нес щедрому господину какую-то благодарственную чушь, но ни принц, ни странный благодетель трактирщика его не слушали. Кэйррэн смотрел на таинственного незнакомца со смесью страха и восхищения, но заговорить первым не решался. Мужчина в капюшоне взял у трактирщика недопитую принцем бутыль "Ядреного пойла" и обратился к эльфу крови:
  - Иди за мной, - и сразу же после этих слов резко зашагал к выходу, даже не удосужившись обернуться на принца. Этот странный и опасный тип словно был уверен, что Кэйррэн в любом случае за ним последует. И оказался прав.
  Любопытство одержало верх над осторожностью и неприятным предчувствием. Эльф догнал незнакомца уже на улице. Тот даже не сбавил шаг.
  - Куда мы идем? - несколько раз подряд спрашивал Кэйррэн у широкой спины идущей впереди, но ответа не последовало.
  Наконец, дойдя до пустыря, мужчина остановился так же резко, как и сорвался с места, от чего принц крови чуть не врезался к нему. Развернувшись к эльфу, он протянул ему бутыль с алкоголем:
  - Выпьешь? - поинтересовался у принца незнакомец.
  - Не откажусь, - выдохнул принц и осушил остатки бутылки всего за несколько больших глотков. Он выпил не столько для храбрости, сколько из желания произвести впечатление. Ему очень хотелось удивить незнакомца и показать, что и принц крови кое на что способен. Ведь выпить залпом "Ядреное пойло" в таких количествах и тут же не сблевать - таким мастерством владеет не каждый даже умудренный опытом пьяница.
  Незнакомец молчал наблюдал за ним. И Кэррэн, наконец, не выдаржал и начал говорить первым:
  - Так что тебе от меня нужно? - напрямую спросил он, сам удивляясь своей смелости. - Я ведь не дурак, и понимаю, что ты неспроста выручил меня в таверне и оплатил мои долги перед трактирщиком. В чем дело?
  - Это долг любого верноподданного: служить своему принцу.
  - А ты мой подданный? - недоверчиво поинтересовался эльф крови. - Ты живешь в Лиргосе?
  - Нет, - в голосе незнакомца проскользнуло нечто похожее на усмешку. - Больше нет.
  - Тогда не тяни. Чего ты хочешь?
  - Лично я от тебя ничего не хочу, - покачал головой мужчина. - Но ты можешь пригодиться моему господину. Эльф крови, да к тому же еще и королевской, без малейших угрызений совести убивший своих мать, сестру и отца - именно в таком слуге ОН и нуждается. ОН прислал меня за тобой.
  - Откуда...? - принц был настолько обескуражен, что даже не смог закончить фразу. Мысли бешено роились в голове: откуда этот незнакомец знает, что он убийца? Он видел? Нет, он не мог видеть все три убийства. Все в разное время и в разных местах происходило. Отца он вообще убил в лазарете и позаботился, чтобы лишних свидетелей не было. Тогда КАК?! Как он может знать об этом?
  - Чистокровный принц эльфов крови пьет в грязной таверне вонючее пойло и даже не может сам за него заплатить, не правда ли жалкое зрелище? - проигнорировал его вопрос незнакомец. - А в это самое время сводная сестра-полукровка, сидит в твоем по праву рождения замке, уплетает персики и пьет дорогое вино. Неужели тебя устраивает все это?
  - Кто ты? - не отступал Кэйррэн.
  - Я тот, кто поможет тебе восстановить справедливость. У нас с тобой общий интерес: Лианаэль.
  - Покажи мне свое лицо! - потребовал принц.
  Мужчина не раздумывая скинул капюшон.
  - Максирион??? - не верил своим глазам эльф. - Но... ты же мертв.
  - Так и есть, - зло улыбнулся бывший полководец.
  - Ты и меня убьешь? - испуганно прошептал он.
  - Нет, Кэйррэн. Моему господину ты полезнее живым. Мы с тобой вместе переменим ход истории...
  
  
  
  
  
  
  
  Продолжение следует...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Данвил - столица эльфийского королевства крови.
  Кайарг - заостренная палка, применялась в основном для ловли рыбы.
  Лиргос - название королевства эльфов крови.
  Ниийра - разновидность речных и озерных русалок.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"