Одолинский Виктор Герасимович: другие произведения.

Блокпост 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Блокпост
  
  Всем, кто живет не так, как все и при этом продолжает хотеть жить посвящается.
  
  Трава была зеленая как никогда. Он видел каждую травинку, рассматривал всю ее структуру. Раньше он и подумать не мог, что трава так привлекательна, и что трава - это последнее, что он будет видеть...
  Просто заел затвор. Чёрт его знает почему он заел. Вроде бы и смазывал и следил за этим е..м автоматом, а он не идет и все тут. Руслан лежал рядом. Кровь его была повсюду; шесть, нет семь дырок он насчитал в его груди. Он сорвал травинку и пожевал ее. Перевернулся. Солнце светило, на небе были видны мелкие тучки, одна была похожа на лошадь. "Ах, облака - белокрылые лошадки" - вспомнил он.
  - Черт, Мать твою! Давай дергайся! - рука судорожно, раз за разом рвала затвор. У Синего автомат был тоже сломан.
  "Да пошло оно все, пошло все в жопу. Идеология, бабки, романтика, или наоборот. Блядь затвор заело! - в уме кричал он".
  Мысли в голове меняли друг друга с бешеной скоростью. Он не владел ими.
  "Затвор заело, гранат нет, в пистолете кончились патроны. Бежать некуда. Скоро они поймут, что он не может стрелять, и тогда пойдут. Пойдут нагло, со смешками и своими дебильными спецназовскими шутками." Мысли бежали дальше: "Почему некуда бежать? Потому, что некуда. Может вскочить и короткими перебежками? Нет, не спецназовцы так пуля догонит..."
  Его взгляд скользнул по униформе. "Ничего формочка". Он откинулся на стенку окопа и закрыл глаза.
  
  ...Статья не читалась. Она просто не могла читаться, потому что ЕЁ не было. Он ждал ее двадцать минут, его пульс всегда ускорялся, когда шло что-то похожее на нее, но тут же замедлялся, когда оно проходило. Он сорвал цветочек клевера и пожевал. Вообще он любил этот парк, ему нравились деревья, кусты, лавочки, девочки, которые там гуляли.
  - А чё очень даже неплохо - сказал он, посмотрев на крону зеленого дуба, раскинувшего над ним свои крылья.
  Она!!! Да, да - это она. Нет он не питал к ней уж очень тёплые чувства, просто было приятно, когда она была рядом.
  - Привет.
  - Привет. Чё так долго? - спросил он.
  - Да пока с Ленкой по телефону говорила, пока привела себя в порядок...
  ...кажется, она или не дорожит им, или... кажется...
  - Ну, ладно пошли - сказал он, не поцеловав ее и не взяв под руку.
  Некоторое время шли молча - ей казалось, что вечность.
  
  Диалог
  
  - Вот скажи Глыба, чё лучше "калаш" или эта американская винтовка - Синий показал винтарь.
  - Да мне как-то пофиг.
  - Не, я думаю, что калаш лучше - настаивал Синий.
  - Вообще-то лучше, когда всё смазано, когда патрон не перекашивает, когда патронов до хрена и когда ты не п...ш - вдруг включился в разговор Глыба.
  - Но самое лучшее, Глыба, - это когда тебе деньги заплатят, и ты этими деньгами сможешь ещё воспользоваться.
  - И ещё Глыба, слыш - продолжал Синий - какого мы тут делаем. Ты, бля, посмотри, где мы.
  Глыба посмотрел. Действительно, всё вокруг было не ахти. Итак начнём: это была землянка, при чём очень сырая, где-то 3 на 4 метра. Возле двух противоположных стен стояли две двухъярусные кровати, три с которых были застланы (чем попало) и на фанерных дверях висел плакат с голой грудастой бабой. Ну и ещё печка да сломанная табуретка.
  - А чё, нормально - Глыба почесал ноздрю и принялся читать книгу, чему упорно мешал Синий.
  Книга была интересная, но непонятная. Про что точно там писалось не мог сказать ни один присутствующий в землянке. Одно было ясно - книга про жизнь - но вот какую жизнь - было не совсем понятно. Книга эта называлась "Коллективное бессознательное" какого то Юнга.
  История её появления была следующая. Три наёмника грузились на машину, чтобы ехать на передовой пост в лесу (хрен его знает для чего). Они уже свалили в кузов автоматы, пулемёт, сказали, что ещё им не помешает гранатомёт (на что их послали и выдали только гранаты), взяли кучу патронов ко всему этому, и тут, вдруг, Глыба сказал:
  - Слушайте, пацаны, а дайте нам чё почитать.
  "Пацаны" пошли в склад, где среди прочей военной дряни стоял книжный шкаф с одной заполненной полкой. Посмотрев на неё они обнаружили, что на русском, то есть на языке, который они не могли читать есть всего одна книга. Через пару секунд она полетела прямо с порога в грузовик со словами: "Берите, читайте про коллектив."
  Ну их и трясло! Глыба вцепился в кузов руками, ногами (и зубами), но всё-таки не переставал любоваться горным пейзажем.
  - Ну, бля, как красиво - это он о деревьях, камнях и речке вместе взятых.
  Он вертел головой на все стороны. Такой природы он еще никогда не видел. Его ноздри постоянно раздувались, и он громко втягивал в себя горный воздух. От удовольствия Глыба закричал. (По кайфу закричал)
  Глядя на эйфорию своего товарища, Синий тоже захотел поорать, чтобы выразить свое восхищение. Но вместо какого-нибудь сладострастного мата, которым русский народ обычно выказывает свое восхищение, он прокричал патриотическое протяжное "Ура".
  Глубокая пауза и фраза "Ты чё дебил?" заставила призадуматься Синего над своим поведением. Дальше они ехали молча.
  
  Консервы и экзистенция.
  
  У всех жутко урчало в животе. Кому-то надо было готовить.
  - Ну чё, Глыба, давай шо-нибудь жрать!
  - А шо, сам взять не можешь?
  - А тебе в падло?
  - Да ты задолбал!
  Этот диалог продолжался бы долго, но тут оба внезапно осознали всю его бесперспективность и молча уставились друг на друга. Бесперспективность диалога состояла в том, что всё равно пришлось бы готовить Глыбе, так как Синий не умел состряпать даже яичницы. Такое поразительное отсутствие всяких кулинарных способностей объяснялось не столько врождёнными факторами, сколько экзистенциальной убеждённостью. Он, видите ли, считал, что его высшим жизненным предназначением является миссия воина, и всё, что не касается спусковых курков, ножей, гранат, тактики и стратегии и прочей военной херни не должно его интересовать. Ну а то, что солдату тоже надо есть, то Синий считал, что всегда найдётся кто-то вроде Глыбы, кто сможет решить эту проблему, на крайняк можно обойтись сырым мясом, ягодами, червями и всем остальным съестным, которое рекомендуют в долбаных книгах по выживанию.
  Но жрать всё-таки было надо. Глыба открыл "кухонный шкаф". Не ресторанное, конечно, меню, но кое-что можна было приготовить. На верхней полке стояло варенье (чёрт знает из чего), дальше по порядку (сверху вниз конечно) были банки с тушёнкой и сгущенкой, потом, в самом низу, - мешки с крупами, сахар и соль. Картошки не было.
  - Давай хоть дров наруби - сказал Глыба.
  - Да мне в падло. Пусть Шиз сходит. - ответил Синий.
  Ботинок, угодивший Синему в грудь, заставил его взяться за топор.
  Примерно через пятнадцать минут Синий вошёл в землянку с охапкой дров. Глыба налил в кастрюлю воды, насыпал туда рис, растопил плиту и стал варить кашу.
  - Вот я чё думаю Глыба - Синий вальяжно раскинулся на койке - Бабы нужны для того, чтобы готовить и всё.
  - А потрахаться?
  - Ну нет, потрахаться оно конечно тоже надо, но на худой конец (во сказал) можно и подрочить. - Размышлял Синий - А так, основное предназначение тёлок - это готовить и обеспечивать, так сказать, нашу жизнедеятельность.
  - Ну а там, типа для души.
  - Чё?! Для какой души?! - возмутился Синий - для души я, например, могу с тобой поговорить или, на крайняк, с Шизом.
  - Да о чём с тёлкой вообще базарить можна? Шо, про звёзды или косметику, или о шмотках? Ты чё, в этом рубишь шо-нибудь?
  - Не, ну там, например, о... - Глыба задумался и постарался припомнить о чём ещё можно говорить с женщиной, призовя на помощь весь свой небогатый опыт общения с девушками, но ничего толком не вспомнив, он выдал на-гора лишь только какое-то бессвязное мычание.
  - Вот я и говорю: женщины природой предназначены для кухни, в этом смысл их жизни, это их призвание, долг и высшая миссия!
  - Да... - протянул Глыба - но трахаться всё-таки лучше с тёлкой, а не дрочить - сделал он глубокомысленное замечание.
  - А... вот еще что - Глыба вошёл в раж - ААА, а если тёлка не умеет готовить, тогда шо?
   Синий привстал с кровати, почесал бритый затылок, встал, походил, снова сел и снова встал, сильно озаботился этим вопросом и жахнул:
  - Тогда для всех блядей, которые не умеют готовить надо создать хреновы специальные учебные курсы по кулинарии! - Синий ликовал от такой идеи, он продолжал - А если и после обучения останутся такие, которые не умеют готовить, то их следует послать на курсы по траханью.
  Глыбу заинтересовал такой социальный проект и он с неподдельным интересом слушал реформатора. Проникшись идеей прогрессивных полоролевых взаимоотношений, новоиспечённый адепт, всё-таки критически отнёсся к некоторым положениям теории:
  - Ну а если кто-то из этих курсов по траханью не научится должным образом заниматься любовью?
  - Ну, я даже не знаю, тогда, наверное, их надо отправить на какие- нибудь принудительные работы, ну шо-б хоть какую-нибудь пользу приносили.
  Тут в землянку вошёл Шиз. Такое незавидное прозвище он получил за то, что большую часть своей жизни он молчал, и его лицо имело сосредоточенное выражение. Ничего такого, что могло-бы свидетельствовать о психическом заболевании он не делал, но Синий где-то прочитал о шизофрении, где было сказано, что замкнутость и сосредоточенность на внутреннем мире являются ведущими признаками этого заболевания. Он теоретически обосновал перед "коллегами" кликуху, после чего она крепко закрепилась за носящим.
  При появлении Шиза компания немного притихла. После короткой паузы заговорил опять Синий.
  - Слушай Шиз - ехидная улыбка - а чё ты думаешь о бабах.
  Шиз задумался. Он всегда о ней думал.
  
  
  
  
  Инга.
  
  Её звали Инга. В имени одновременно была заключена женственность, мужество, холодность, мягкость, нежность. Она была красива и привлекательна, обаятельна и обольстительна, стильная и сексуальная, умна и рассудительна. То, что нужно..., то, что ему нужно..., может быть.
  - Ну привет, здоровячек.
  Их знакомили. Друг сказал, что на вечеринке будет интересная девушка. Её приветствие только подтвердило его слова. Вообщем:
  - Добрый день - ответил он.
  В этот вечер он её слушал, то есть всецело поглощал всё то, что она говорила. Такого ещё не было. Как правило, говорил он, так как не хотел слушать всякую фигню, какую обычно говорят девушки. Говорить он умел: пара комплиментов по отношению к ней, пара нелестных отзывов о её подруге, настрой на "волну" партнёрши, выражение всем своим поведением крайней уверенности, и через несколько часов разговор продолжался у неё в постели.
  В этот раз всё было по-другому. У него создалось впечатление, что он до сих пор вообще ничего не знает про женщин. Оказывается они не пустоголовые тёлки, предназначенные только для (сами знаете для чего). Они умные, всесторонне развитые, высоко интеллектуальные люди. Да, да - именно люди.
  Нет, нет, нет. Это исключение. Инга самое приятное исключение из всех исключений. Это лотерея, он выиграл в лотерею. Не зная, за какие заслуги, но ему одному, из всех мужчин попалась умная женщина - единственная в мире умная женщина!
  ... - Нет такое мне не нравится- говорила она - Я не люблю всякие там "Муси-пуси", но иногда послушать можно.
  Ещё она не любила взбитые сливки, глянцевые журналы и трусики-танга. Ей нравилась Сурганова, альпинизм, рисование и такие парни, как он.
  
  Кафе. Нет просто забегаловка с названием "Дон Кихот"
  - Как ты?
  - Нормально.
  Дальше продолжался обычный разговор. Он смотрел на неё пристально, нежно, ревниво, завистливо, счастливо, снова пристально и снова нежно. Он хотел влиться в неё, слиться с ней, хотел стать её телом: её губами, глазами, другими интимными частями тела. Он растворялся в ней и парил в её теле где-то очень высоко.
  Его слух отключался. Он абсолютно не улавливал её фраз, сути её разговора. Отключалось также зрительное, обонятельное и другие виды восприятия. Оставалось только ощущение. Ощущение какого-то неведаного доселе душевного подъёма. Ему было хорошо.
  - Ну, что пошли? - спросила она, глядя в пустой бокал.
  - Что? А да, конечно.
  Дальше они долго бродили по улицам, паркам, аллеям, проспектам и говорили, говорили, говорили. Больше говорила она, а он больше смотрел на неё. Она так нравилась ему, что он хотел прочно сохранить в памяти все её черты. Он так засматривался ею, что не видел дороги и часто спотыкался.
  Секса долго не было. Неуверенный поцелуй в щёчку при расставании - вот и всё, на что он был способен. (И это при его то опыте).
  - Смотри, какое небо - сказала Инга и показала пальцем вверх.
  Он посмотрел. И тут она прямо вцепилась в него, как дикая кошка, нежная дикая кошка. Её губы впились в него, как впиваются курортники с Севера в сочную азиатскую дыню. Её язык проник в рот и начал вытворять, Бог знает что. Закружилась голова, он подался навстречу ей, и они слились в красивом страстном поцелуе. На фоне полной луны это выглядело особенно эффектно.
  Дальше дача, вечер при свечах и полный экстаз.
  
  Супермаркет. Куча народу. Шум. Тупорылые продавщицы.
  Он с корзиной ходит между рядов, берёт сыр, колбасу, майонез, специи и другую байду. Слева от него красиво наклонилась девушка в короткой юбке, так, что из под юбки выглядывали кружевные чёрные чулки. Он смотрит, любуется и слегка возбуждается.
  - А, что если купить тортик?
  Ему, кажется, это послышалось. Этот тембр голоса с оттенком легкого кокетства.
  Ещё раз:
  - Нет, это мне не нравится.
  Чулки сразу перестали действовать. Резкий разворот - Она и ОНО. Гладко выбритый, в безвкусно дорогих брюках и с дебильной барсеткой на руке плюс кожаный пиджак. Воняет жлобом. Фу!
  "Пошла на хрен сука. Проститутка дешёвая. Курва. Блядь триперная" - это мысли. И ещё раз: "Уродина. Да на хрен ты мне нужна. Ни хуя такого в тебе нет. Ты даже в рот как следует брать не умеешь".
  Всё, пиздец, - разлюбил.
  На полном автомате он дошёл до дома. Поставил чай, потом взялся за водку, налил стакан, выпил, попил чаю, опять выпил водки, позвонил Рыжему:
  - Ну, шо? Давай сёдня в кабак завалимся.
  - А бабки есть?
  - Шо нибудь придумаем.
  
  Синий
  
  Вот если бы небо было чёрным, если бы дождь был из пива, а кошки бы гавкали - вот это был бы кайф, вот это была бы тема! Именно так можна в двух словах охарактеризовать внутренний мир Синего. Такой псевдоним он получил именно благодаря особенностям своей психики. Его мировоззрение не укладывалось в обычные социальные рамки, за что он и страдал. Его так часто били, что синяки редко сходили с его тела, и кожа приобретала характерный синий оттенок.
  Синий много думал. Ну, думал он действительно много, но не глубоко, и часто умозаключение появлялось спустя несколько секунд после постановки задачи. Но результат мышления был удивительным. Он одновременно был примитивен и оригинален. Синий собирал вокруг себя целые толпы. В пять лет он рассказывал, что в школу надо ходить, чтобы меньше получать по жопе дома и таким образом сохранить свои ягодичные мышцы; в десять у него появилась теория, объясняющая, как мультики развивают способности по математике, и в четырнадцать он сочинил кодекс правил обращения с противоположным полом, где основным положением выступала экономия средств на свиданиях, что должно было показать действительно ли девушка вас любит или она с вами только из-за бабок. Потом его переклинило на военной теме - очевидно из-за отсутствия секса (по понятным причинам). Синий стал увлекаться оружием, выживанием, самозащитой и всякой милитаристской ерундой. Но в армию его не взяли, так как он странно отвечал на вопросы психологических тестов. Тогда Синий поступил на работу охранником в ночной клуб. Но не прошло и две недели, как он там отличился.
  Как-то раз в клуб завалила компания из пяти подвыпивших "пацанов" - типа крутых. Они подозвали Синего и стали над ним прикалываться. Мол, подай сё, подай то. Он им вежливо сказал, что я вам не официант. Дальше наблюдался следующий диалог:
  - А кто ты? Типа охранник?
  - Да.
  - И шо ты типа охраняешь здесь порядок?
  - Да.
  - Ну, а мы типа беспорядок. Пойдём, выйдем.
  Эти пятеро встали и пошли первыми. Синий вспомнил, из какого-то пособия, что нельзя идти на поводу у хулиганов и принимать их правила игры. Поэтому он, не дожидаясь выхода на улицу, по пути схватил с попутного стола бутылку пива и разбил её о голову впереди идущего крутого. Остальные такой наглости явно не ожидали. Они резко обернулись, но всё-таки потеряли несколько секунд. Синий же с перепугу действовал идеально быстро: второго крутого он пырнул розочкой, а остальных добил стулом.
  Ну и представьте себе, как это выглядело. Пятеро парней идут на выход. Тут к ним пристраивается охранник, бьёт одного бутылкой по голове, второго режет "розочкой", остальных мочит табуреткой.
  Увидев это, народ думает, что следующей после, последнего упавшего крутого, жертвой будет именно он, и начинает разбегаться с дискотеки, как тараканы. И вот мимо Синего бегут с криком и воплями толпы народу. Синий тут же забывает об инциденте, и начинает выполнять обязанности охранника. Он, сломя голову, бежит в направлении, противоположном тому, откуда бежит толпа, решив, что там что-то случилось. Толпа же, видя бежащего на неё психа, - разумеется, охотно даёт ему дорогу. Горе охранник подбегает к бармену и спрашивает: "Что такое?". Бармен смотрит на него со смешанным чувством страха и неподдельного удивления. Само собой разумеется, что ответ в таких ситуациях затягивается. Синий не понимает возникшей паузы и решает, что у бармена психотравматический ступор. Он изо всех сил трясёт бармена, после чего у последнего действительно наступает истерика, которая ещё больше подстёгивает народ на выход из клуба.
  Вообщем, через пять минут, в клубе никого не осталось. Разумеется, что после такого происшествия Синего уволили, а клуб закрыли из-за недостатка клиентуры.
  Но несчастья Синего на этом не закончились. Те пятеро оказались действительно из какой-то бригады, и на Синего была объявлена охота. Так, что он воспользовался услугами одного вербовщика, который "работал" в клубе, и уже через два дня оказался на Кавказе.
  ................................................................................................
  
  Где-то. Нет, почему где-то? В баре "Три звезды" на улице Васильковской сидели за стойкой два молодых человека. Одежда была такая. На одном: бейс "Nike", куртка "GUCCI", рубашка "Armani", джинсы "Versace" и туфли "ECCO": знакомьтесь - Рыжий. Рядом сидел сплошной сэконд-хэнд из неизвестных торговых марок.
  - Ну шо у тебя там случилось?
  - Да блять, наливай.
  Налили. Выпили.
  - Ну?
  - Шо ну? Шо ну? Эта сука с другим!
  - Во сука!
  Пауза.
  Рыжий: "Во сука"
  Упражнения в запасе нехороших слов относительно женщин еще происходило на протяжении двух бутылок водки.
  - Что думаешь делать?
  - Не знаю. Может другую найти?
  - Не, другая такая же будет, а может и хуже. Надо на что-то переключиться.
  - Ну, вот я и говорю - найти другую.
  - Не на "кого-то", а на "что-то".
  Он задумался.
  - Что марки собирать, что-ли?
  - Можно и марки. Но лучше всего заняться делом. Слушай, давай бизнес какой-нибудь замутим.
  - Рыжий, ты же знаешь я не барыга. У меня на это не стоит.
  - Конечно, на телок у тебя стоит!
  - Индивидуальные особенности.
  - Слушай, а давай этого жлоба отмудохаем.- это сказал он.
  - Зачем? Это ж не он виноват.
  - Ну не ее же мудохать в самом деле.
  - Ну да. Хотя, в принципе...
  ................................................................................................
  Телефонный звонок:
  - Привет, Инга, как дела?
  - Нормально.
  - Может быть, сходим куда-нибудь?
  - Когда, сегодня? Нет, сегодня не могу. У меня дела вечером.
  - Ну ладно, пока.
  Они с Рыжим ждали у ее подъезда и курили. Рыжий взял с собой кастет. Его напарник был без ничего.
  - Так, я бью первым.
  - Ладно - это ж твое дело.
  Он его узнал по барсетке. Это конечно был тот, кто надо, но вполне вероятно мог быть и другой типичный жлоб, не имеющий к делу никакого отношения.
  - Мужчина! Где тут 49-й дом, - подошел Рыжий спереди.
  - Не знаю.
  Тресь сзади по уху.
  - Ой, бля!
  - На сука - ногой по яйцах.
  Подсечка сзади.
  - Уроды!
  - Кто урод!? - оба работают ногами.
  Этот урод оказался мусором, да еще и подполковником в управлении по борьбе с организованной преступностью. Вообщем, все квалифицировали, как "умышленное нанесение тяжких телесных повреждений, связанное со служебной деятельностью". Это тянуло на лет десять. Рыжего разумеется никто не выдал, ну а когда пришли арестовывать главного злоумышленника, то он уже был далеко на Кавказе и оттуда мстил российским мусорам.
  
  Глыба.
  
  Глыба всегда был спокоен как удав. По сравнению с другими персонажами, его история менее интересна. Тем не менее.
  Глыба от природы очень большой. Два метра ростом, широкоплечий, кулаки как гири. С такими данными он жил, учился, работал, женился. Ничего специального, чтобы улучшить свое здоровье он не делал. Просто ел, спал, пил водку (в меру), трахался (тоже в меру), и, что самое главное - много не думал. От такого образа жизни здоровье только прибавлялось. По пьяне, на свадьбах он переворачивал телегу, груженную всякой дрянью (например, картошкой), переворачивал запорожцы и иногда бил морды на танцах.
  И вот в какой-то день такой размеренной жизни у Юры (Глыбы) случился кризис. Как всегда он пришел вечером домой, жена поставила ему борщ, он съел две ложки и .... у него наступил стопор. Юра поднял ложку ко рту и так и застыл. В таком положении его клинило где-то тридцать минут. Причиной этому послужило то, что в момент разжевывания куска мяса Юре захотелось вспомнить яркий эпизод из своей жизни, но такового-то и не оказалось, он напрягся еще раз, но - то же самое. Жена перепугалась и начала тормошить мужа. Через пол часа активной тряски Юра широко открыл глаза, сказал "О", а потом: "Да пошла ты на ...". Встал, оделся и ушел. Он зашел в кабак, взял бутылку водки, налил полный стакан, задумался и выпил. Тут к нему подошел вербовщик и предложил кардинально изменить свою жизнь. Глыба тут же согласился и через три дня уже ехал на Кавказ.
  
   Хочется выпить.
  
  Как вы думаете, что может объединить трех абсолютно разных людей? Вообще-то многое. Однако, самый выигрышный вариант - это водка. Ну, еще и план. А если все вместе - то это вообще пиздец.
  - Ну то шо там - сказал Синий
  - Та, бля - протянул Глыба
  - То давай - это уже Шиз.
  Пацаны переглянулись. Еще раз переглянулись. А шо вы им прикажете делать втроем на отшибе, без баб и приключений с книгой Густава Юнга.
  - Вы сегодня конструктивны? - спросил Синий.
  - Да конечно - ответили пацаны.
  Все заметно оживились. Глыба начал ходить из угла в угол, Синий аж подпрыгивал, а Шиз сел и постукивал ногой, а потом еще начал и раскачивать в такт головой.
  - Пацаны, я дома, а вы - вперед - покомандовал Синий.
  Пацаны не возражали. Они начали одеваться. Синий включил бумбокс и урезал "Зверей". Понеслось: "Районы, кварталы"
  - У-у-у!!!!!!!
  - А-а-а-а!!!!!
  Шиз и Глыба взяли по автомату и начали с ними танцевать
  - "Я ухожу, ухожу, красиво!" - орали все как ненормальные.
  Синий вылез на тумбу и выдал такие кренделя, шо пиздец. Шо полный пиздец!!!!!
  - Саша давай!!!!!
  Они вышли быстрой эйфорической походкой.
  ................................................................................................
  Через пять минут эйфория прошла. Они молча двигались через кустарник. Шиз по своей природе не был расположен к разговорам, а Глыба через свой низкий интеллектуальный уровень не знал с чего начать. Они дошли до ручья. Чистая вода переливалась немыслимыми цветами. Оба остановились и начали смотреть на ручей. Его журчание напомнило им песню - конечно, каждому свою. Красивое небо и горы на его фоне идеально дополняли картину. Эти минуты любования пейзажем объясняли все их существование и придавали смысл их нахождению здесь. Ради этих минут стоит жить, воевать, умирать, любить, убивать. Это лучше чем секс, лучше, чем слава, лучше, чем все остальное. Это лучше, чем все сомнительные понятия, потому что это - основа. В этом заключена вечность. Им обоим захотелось стать вечностью - вечностью, воплощенною именно здесь: в ручье, в небе, в горах.......
  В деревне они выменяли две гранаты на ящик водки.
  
  Синий в это время.
  
  Как только напарники скрылись из виду, Синий сначала обрадовался, а потом загрустил. Грусть его продолжалась недолго, он, вдруг, вспомнил свиные отбивные, жирные, сочные, толстые свиные отбивные. Нет стоп. Это не отбивные, это стэйк. Точно, стэйк - хороший кусок мяса.
  "Мясаааааа!!!!!!" - закричал Синий, скорее всего, самому себе.
  Синий достал автомат, зарядил, взял три обоймы и пошел на охоту.
  Шел, шел, ну как в сказке, и пришел к ручью. Огляделся, блин, где искать эту дичь? Положил автомат и начал ссать. Вдруг, в кустах что-то шевельнулось. Синий насторожился, присел. Опять шорох в кустах и.... волк. Спокойно стоял и смотрел. Голову волк держал прямо и, как показалось Синему, даже немного надменно. Это был большой волк с широкой грудью, мускулы так и играли на ней.
  Синий сперва посмотрел на волка, потом на автомат, потом на ширинку, потом снова на волка. Автомат, сука, был далеко, он не успеет. Вдруг, волк начал рычать: как показалось Синему, ни с того ни с сего. И Синий, не придумав ничего лучше, - бросился наутек через ручей совсем без автомата и, не застегнув, ширинки. Волк не стал его догонять, еще раз рыкнул, развернулся и ушел. Синий вернулся, подобрал автомат, сказал "ни фига себе" и задумался.
  Его стали интересовать три вещи: "Если он испугался волка, то как он собирается не пугаться врага?", "Почему ему уже не хочется мяса?" и еще "Как об этом рассказать пацанам и стоит ли вообще об этом рассказывать". "Хорошо, что не усрался": - была последняя грустная мысль Синего.
  В реке плеснула форель, а наш Синий уже напрочь забыл все грустное, связанное с волком и, насвистывая "по долинам и по взгорьям", придумывал рассказ о забавной встрече со свирепым зверем, в результате которой, путем его (Синего) смекалки он вышел живой и невредимый.
  Тут опять захотелось мяса, причем сильнее чем прежде. Он где-то пять раз обошел вокруг одной горы, но не нашел никаких следов диких зверей. Вообще-то с него был такой охотник, как и все остальное. Разочаровавшись в зверях и себе, Синий пришел к ручью, сел и задумался и при этом стал усиленно ковыряться в носу. Плеск и женский голос, нет - голосок девушки, не сразу привлекли внимание Синего, но ориентировочный рефлекс все-таки сработал. Вообще-то ничего особенного в ней не было: не страшная, но и не красивая - в черном, почему-то славянской внешности, каштановые волосы, не крашеные, среднего роста, глаза... Синий не разглядел глаза. Синий открыл рот и в таком положении наблюдал за девушкой с минуту. Она не сразу заметила Синего, что-то стирала в воде и напевала Диму Билана (потрясающая безвкусица).
  - Девушка, девушка, эй!
  Девушка резко обернулась, но не испугалась, а улыбнулась.
  - Привет - сказала она.
  Синий опешил. Он ожидал ее испуга, а вышло ее расположение. У него до сих пор плохо складывалось с девушками, признаться честно он до сих пор еще ни разу и не трахался. От такого расклада Синий смутился и тихо сказал: "Привет".
  - Ну?
  Синий офигевал.
  - Че молчишь? Как тебя зовут? Что тут делаешь? Чем занимаешься?
  Синий вообще потерял дар речи.
  - Ааа.. Нуууу... Сережа меня звать...
  - Ну, дальше.
  - Что дальше?
  - Чем занимаешься?
  Синий поглядел на автомат и подумал, как бы это лучше сказать?
  - Я... хм... Я тут охочусь, охотник я.
  Девушка тоже посмотрела на автомат и сказала:
  - А, понятно. А я тут стираю платье ну и еще кое-что.
  - Ээээ... Ааааа... А тебе нравится "Ария"? - задал Синий такой нелепый вопрос.
  - Не, мне нравится Дима Билан.
  - Та ты шо? Это же отстой: - Синий уже очехлился и набирал привычную для него форму.
  - Почему отстой? - обиделась девушка: "Очень хорошие песни про любовь, и, вообще, очень красивый мальчик."
  - Тебе шо, он нравится!?
  - А че?
  - Да это же галимая попса.
  - Почему галимая, очень даже качественная.
  Синий понял, что сейчас контакт прервется, а этого ему почему-то не хотелось и, спасая, ситуацию, он не нашел ничего лучшего, как спросить:
  - А ты готовить умеешь?
  Теперь уже стопор наступил у девушки.
  - А ты что, меня замуж хочешь брать?
  - Нет, ну просто тут есть одна теория....- Синий понял, что контакту щас придет полный пиздец и..., Синий, этого он сам от себя не ожидал, - подошел к ней ближе, обнял, погладил, поцеловал и завалил прямо у ручья.....
  Отряхнувшись, девушка спросила:
  - У тебя мобильный есть?
  - Нет, только рация - Синий осекся: про рацию им нельзя было никому говорить.
  - А давай встретимся здесь после завтра в шесть часов.
  - Давай, кстати, а как тебя зовут?
  - Ну, блять, и кавалер. Света.
  - Пока.
  - А поцеловать на прощание - ну, блять, и кавалер.
  Да, мяса Синий так и не поел.
  
  Пьянка
  
  Синий добрел домой со смешанным чувством удовлетворенности моментом и неудовлетворенности раньше прожитой жизнью. Трахаться, сука, приятно. Он тут же пересмотрел свою теорию насчет женщин, отчего его киберпространство стало гораздо ближе к реальности, так, как он всем своим нутром прочувствовал смысл фразы "все бабы бляди". Ну да ладно, бог с ним -с Синим, Глыба и Шиз уже приперлись с ящиком водки. По дороге они конечно же молчали, но решили отхлебнуть водки, и после своего глотка Глыба сказал: "Нормальная погодка, да?". Шиз ответил: "Да." - и дальше снова шли молча.
  - Ну, принесли - Синий оживился при их появлении.
  Глыба и Шиз втащили ящик и сказали: "Вот"
  - А ты шо-нибудь жрать приготовил? - это Глыба.
  - Опять ни хера не делал? - это Шиз.
  - Почему? Делал - Синий с наслаждением вспомнил, что он делал, но рассказывать об этом не стал.
  - Охотился.
  - Где дичь? - спросили одновременно Шиз и Глыба.
  - Ааа, эээ..... Там только волк был.
  - Ну ладно, давай тушенку, и эти - мандарины.
  Синий обрадовавшись, что не получил от Глыбы тумаков, быстро открыл тушенку, нарезал хлеб, раздал всем вилки и стаканы.
  Уже почти распили вторую бутылку, а разговора не получалось. Кроме обрывков бытовых тем и робких намеков Синего на сексуальную тему ничего не складывалось и вдруг Шиз сказал (а до этого он все время молчал): "Слушайте ребята, а для чего вы живете?"
  Подобной фигни не ожидал никто. Синий просто не ожидал, а Глыба вообще не понимал сути вопроса. Первым начал Синий:
  - Ну, я хочу познать суть жизни. Я думаю, что суть скрывают от нас за бытовыми фразами, идиоматическими пословицами, какими-то "общепринятыми правилами".- дальше он наводит примеры таких изречений - "Живи как все", "Все бабы бляди", "Надо слушать и уважать старших", "Мужчина в своей жизни должен вырастить сына, построить дом, посадить дерево" - все это произносилось на повышенных тонах, а потом Синий перешел на надрыв:
  - А мне, вы слышите, МНЕ!!! не нравятся все, и может некоторые женщины порядочные, и если старший маразматик и сволочь, то я, вы слышите, Я!!! не хочу его уважать. И я, да Я!!! Никому ничего не должен, и, может быть я хочу дочку, а не сына, и вообще ВСЕ!!! Вы слышите меня ВСЕ?!!! Я хочу поотрывать вам бошки, ваши тупые головы, чтобы я мог нормально жить!!! Жить так, как хочу я, вы слышите Я!!!, а не вы!!!
  Синий выдохся, по щеке скатилось несколько слез, все молчали.
  Пауза, возникшая после такого спича, несколько затянулась. Слушатели такой речи, в принципе, разделяли мнение выступавшего, Глыба даже представил эту картину, как он отрывает бошки несметному числу граждан, укладывавшихся в емкое понятие "все".
  Налили. Выпили. Шиз протянул: "Да..."
  - Нет, ну зачем же им отрывать бошки?
  - А шо с ними делать? - отозвался Глыба
  - Да ну их, пусть себе живут - вел свое Шиз. - С ними же бороться бесполезно, их тупо больше.
  - И шо, ждать пока они нас растопчут?
  - Вот у меня - опять вмешался Глыба - история была. Пошел как-то я на работу устраиваться - грузчиком. Ну, работаю, а эта сука, бригадир, увидел, шо я здоровый, и говорит мне: "Ты, мол, сильный, я тебе норму повышу" - а я ему: "Так и платите мне больше, чтобы силы не убавилось", а он: "Ты, тут, не умничай - будешь получать как все, а будешь выебываться, то..."
  - Шо то? - спросил Шиз.
  - Ну, вообщем, не успел он договорить. Двинул я ему - он в больнице, пришлось отстегивать этому пидару, чтобы не посадили. Давай наливай.
  Налили. Выпили.
  - А у меня проблемы с телками были
  - А у меня уже нет - прервал Шиза Синий и тут же осекся
  Шиз не обратил внимания на смущение Синего и продолжал:
  - Нет, ну не в этом смысле. Вот, тебе понравилась телка. - Шиз почему-то глянул на Глыбу. - Ты с ней знакомишься, там, водишь ее в кино, кафе, трахаешься. И тут ты встречаешь другую девушку, которая тоже тебе нравится, хотя, если вдуматься, ничем не отличается от той - предыдущей. Единственные различия - это внешние данные. Тебе просто хочется потрахаться с блондинкой, когда блондинка надоест - с брюнеткой, когда надоедят обе, найти себе толстую лоховку, и, как говорится, почувствовать разницу.
  Синий внимал Шизу, так, как, телки с недавних пор стали интересовать его в совсем новом качестве. Синий всегда был внимательным слушателем и его заинтересовала одна деталь, которой, как показалось Синему, не было уделено достаточно внимания.
  - Подожди, ты говорил, что между бабами, в принципе, нет разницы, кроме внешности. А в чем они похожи?
  Шиз аж удивился от такого вопроса.
  - Ну как? Я не знаю... - это было настолько закономерно для Шиза, что он уже забыл обоснование этого, и ему трудно было подбирать слова - Щас.... Ну вот смотри. - Синий приготовился смотреть.
  - Им же надо, чтобы ты был самый лучший для них, причем самый лучший по их понятиям. Чтобы ты был только с ними и делал все только для них. А то шо ты думаешь, чем ты интересуешься - им по барабану. Взамен они, конечно, тебе будут готовить, трахаться с тобой и думать, что всем этим делают тебе охуенное одолжение. И все это для того, чтобы среди подружек сказать: "Ой, девочки - он у меня такой хороший" или наоборот: "Ой, и не спрашивай - такая сволочь".
   Возникла пауза, среди которой каждый думал о женщинах и их месте в нашей жизни. Налили, выпили.
  - А вот я - взялся за беседу Глыба - жил себе нормально, мне отец всегда говорил: "Мол, работай сынок, учись, женись, уважай старших и все будет у тебя в порядке", Ну, и умер вообщем. Я учился, поступил на работу, женился на нормальной телке. Она готовила, стирала, трахалась со мной, говорила, что любит, вроде не изменяла. Ну и я ей взамен: приносил деньги, по хозяйству там что-то делал, трахал ее, вроде так ничего трахал. И шо? Да надоело. Просыпаешься, идешь на работу, работаешь, идешь с работы, ужинаешь, трахаешься, ложишься спать, просыпаешься и все сначала. Пять, блять, раз в неделю с месяцем отпуска раз в год, во время которого выбираешь: ехать на галимое море или на дачу, причем знаешь, что дача скорее всего. Иногда гости, где почему-то должен как-то себя вести. И все. Все. И так до смерти. Такая размеренность, блять, до смерти. - Глыба сделал паузу. - Никаких впечатлений, стрессов, любовных приключений, а только одна размеренность...
  - Да - Синий.
  - Да - Шиз.
  Собеседники были согласны, что в размеренности ничего хорошего нет, и, что размеренность есть явление противоестественное для их природы.
  Опять пауза. Налили. Выпили. Пауза. Все выдохлись.
  .................................................................................................
  
  Шиз начал разбирать свою М-16 и смазывать детали. Синий долго смотрел на него, а потом сказал:
  - Слушай, а на хера тебе эти понты?
  - Не понял.
  - Ну вот ты заказал им американский винтарь, а он же не надежен.
  - Как не надежен?
  - Ну "калаш" же лучше и дешевле, патроны не перекашивает и всякое такое...
  - Так зато М-16 прицельнее, выпускает по три патрона за раз, а не как "калаш" - весь магазин.
  - Та шо там целиться - поливай очередью и все.
  - Ну не скажи...
  - Да шо вы базар безпонтовый гоните - вмешался в дискуссию Глыба - вот пулемет - это вещь, моща.
  Эта беседа об арсенале, которую, как правило, заводил Синий, могла как обычно продлиться до обеда, но ее прервал вызов по рации.
  - Шыз, Шыз, отвэчай.... Отвэчай Шыз.
  - О, работа. Я слушаю.
  Акцент в трубке давал какие-то наставления, Шиз одно время внимал им, потом, видимо уже базар пошел не по теме, он скучал, наконец положил трубку, показал трубке "фак", снова взял трубку:
  - Ладно, Руслан, я понял. Вообщем как всегда. Руслан, блин, я все понял! ... Все мы тогда нормально сделали, все, пока!
  - Ну, блин, задолбал. Значит идем опять этого Гогу щемить
  - Когда идем? - поинтересовался Синий.
  - Сегодня ночью.
  
  Дело.
  
  - Ну и шо, ты с ней трахнулся? - Разговор о сексуальных приключениях Синего тянулся уже три километра. До аула было еще два.
  - Ну да. Скорее это она меня трахнула.
  Глыба и Шиз молча завидовали Синему, ну и вообще они торчали в этом лесу три месяца только с журналами с порнухой., поэтому они тоже подумывали как бы им тоже где-то, хоть с кем-то переспать и выпытывали у Синего все подробности его полового акта.
  - И шо, и шо, ты с ней еще договорился? - Поинтересовался Глыба.
  - Да, завтра в двенадцать.
  - А откуда она?
  - Да черт ее знает.
  - Тихо, блять. - Шиз шикнул на своих коллег - Ложитесь, блять!
  Все легли и приготовили оружие. Они лежали на пригорке, откуда, как на ладони, открывался аул. Шиз вынул окуляр оптического прицела и осмотрел аул.
  - Чисто пока - Шиз превратился в настоящего командира, с этого момента он начал четко отдавать приказы.
  - Внимание! Я по средине, Синий справа, Глыба слева, расстояние три метра. Цепью, бегом к сараю с красной крышей.
  Все подорвались и пригнувшись, перебежали к сараю с нелепой красной крышей, где опять присели.
  - Так - Шиз продолжал командовать и, надо признаться, у него это неплохо получалось - по улице не идем, а то опять его спугнем, какая-то сука увидит и предупредит. Лезем через забор дворами, по улице быстрыми перебежками, все делаем вместе, не растягиваемся, понятно?
  Глыба и Синий дружно сказали "Угу". Как ни странно эти розпиздяи на "деле" вели себя как вымуштрованный спецназ. Вся команда как один быстро перескакивала через забор, приседала, оглядывалась, бежала через двор к следующему забору, выглядывала из-за него, опять перелазила и так дальше. Так они залезли на нужный им двор, без ненужного внимания со стороны местных жителей.
  В окне дома было видно две тени: мужчина и женщина мирно ужинали.
  - Ну шо, пошли?
  - Пошли.
  Все трое, пригнувшись, подкрались к двери. Шиз стал по центру, двое остальных - по бокам. Постучали в дверь.
  - Кто там?
  Глыба дал с ноги и хлипкая дверь сорвалась с петель, придавив хозяина. Остальные двое быстро ворвались в квартиру.
  - Сидеть сука - тресь женщину по лицу
  - В хате еще хто-то есть? - тресь по лицу - Я, блять, спрашиваю хто-то еще есть в хате!?
  Женщина перепуганная отрицательно кивала головой. Синий подошел к хозяину, резко поставил на ноги и завалил кулаком в живот.
  - Ну че, Гога, где бабки - еще раз в живот - Тебе, че, с прошлого раза не понятно!?
  Подошел Глыба. Он резким движением посадил Гогу на стул. Глыба достал нож и наклонился над Гогой.
  - Ну шо, мы тэбя щас рэзать будем. Так у вас, черножопых говорят!? На нож смотри! Я, блять, сказал смотреть на нож!
  Синий стал прохаживаться по комнате и высматривать, чтобы такое можно взять в качестве компенсации долга или своих потраченных нервов. Подошел к Гоге и обратился к Глыбе:
  - Ну че с ним делать? Может на хер пристрелить?
  - Не, Руслан бабок не заплатит!
  - Пацаны у меня нет сейчас денег.
  - Шо, а когда они, блять, у тебя будут?
  - Я достану, мамой клянусь!
  - Шо!? Мамой?!
  Глыба и Синий стали ржать.
  - Слушай, а давай его покалечим. Хоть покажем Руслану, шо мы хоть что-то делаем.
  Глыба подскочил к жертве, взял одной рукой за шиворот, а другую свою руку просунул под локтевой сгиб Гоги, поднял его и скрутил. Подвел к плите, где Шиз, все это время смотрящий в окна, чтобы никто не шел в дом, поставил чайник. Синий быстро подскочил к плите, помогая товарищу, он резво отставил чайник и присунул морду Гоги к огню.
  - Ну шо, Гога, пожаримся?! - Синий слишком близко наклонил кавказца к огню.
  - Нееет!
  - А может да!? То ты будешь отдавать деньги?
  - У меня нет!
  - А ты подумай где можно взять?
  - Я подумаю!
  - Не, ты, сука, сейчас думай - Глыба резко рванул Гогу к камфорке.
  - Ладно, за шкафом!
  - Шо за шкафом!?
  - Отодвиньте шкаф!
  - Оставьте его - Шиз опять взял на себя полномочия командира.
  Глыба отодвинул жертву от плиты, но не отпустил.
  Синий бодро так отодвинул шкаф и нашел за ним два пакета с белым порошком.
  - Это че такое? - спросил Шиз
  - Это кокаин, тут на пять тысяч, еще две отдам через неделю.
  Налетчики резко подобрели.
  - Ну, это совсем другое дело.
  - Мадам, извините за причиненные неудобства, придем через неделю.
  Все трое неспешно удалились.
  
  Второе свидание Синего.
  
  - Привет - опять же на речке, опять же Света и Синий.
  - Привет, ну шо, как дела?
  - Нормально - Света начала расстегивать ему рубашку.
  - Как работа? Кстати, а где ты работаешь?
  - Нормально - Света уже расстегивала ремень. - Нигде не работаю.
  - А че здесь делаешь?
  - Да заткнись ты - Света притянула его к себе и впилась ему в губы. Свободной рукой она залезла ему в трусы.
  После некоторого, впрочем довольно таки приличного, сказать к чести Синего, времени они лежали довольные друг другом и сами собой. Синий сорвал травинку и водил по ее груди, Света свою руку положила ему на яйца отчего Синий приятно балдел.
  - А все-таки, шо ты тут делаешь?
  - Я-то... А я тут... в госпитале... Медсестрой.
  - В части?
  - Ну да.
  - А тут как оказалась?
  - Ну... гуляла. Я люблю гулять, а тут красиво.
  - Ну и меня встретила.
  - Ну да.
  - А какие у тебя планы?
  - В смысле?
  - Ну, может поженимся?
  - Шооо?!!! - Света реально ох..ла.
  Света от такой неожиданности сжала яйца Синего, отчего тот аж немножко простонал.
  - Не, ну ты мне нравишься, у нас был интим... и всякое такое.
  - Слушай - Света резко посерьезнела - я как-то про это не думала. А если тебя завтра убьют?
  - Че это меня должны убивать?
  - Ну война ведь.
  - Ну ладно, не хочешь - пусть так и будет.
  - Ты завтра придешь?
  Света кокетливо улыбнулась:
  - Не знаю, если хорошо будешь себя вести.
  Надежды Синего на брак и традиционные ценности не оправдались и он, переживая сильнейшее ощущение фрустрации, поникнув, удалился, промымрив: "Я буду очень хорошо себя вести".
  
  А ну ее на хер - эту войну.
  
  Все радостные вернулись домой. Синий пританцовывал что-то похожее на латинский танец, Глыба довольно улыбался и даже Шиз напевал себе под нос.
  - А, че, попробуем? - Синий вспомнил свое прошлое из ночного клубу, где всегда продавали всякую дрянь и он иногда ее пробовал.
  Глыба задумался - кокаин и наркотики вообще не входили в его систему жизненных ценностей, но тут...
  - А, че, давай.
  - Вы сдурели?! - Шиз проявил рациональность и осмотрительность, вспомнив, что он главный. - Руслан же нас с гавном смешает!
  - Да, ладно, не бзди.
  - Не, ну че ты, давай попробуем - в самом деле интересно, как это - нюхнуть. Наконец, это же только кокаин - от него нет привыкания - проявил настойчивость и знания Глыба.
  Синий, чувствуя, что сейчас обломается вся тяга, практически подскочил к Шизу:
  - Слушай, на хера мы тут сидим? На хера мы сюда приехали? Четыре месяца! Четыре паскудных месяца мы здесь торчим! Каждый по своих причинах и проблемах. Но кто из нас тут решил свои проблемы!? Кто?! Ты, Шиз, как приехал сюда отмороженным, так таким и остался. Глыба, как искал новых впечатлений, так и ищет. Я! Я, блять, думал, что вот оно! Вот я нашел ее - женюсь! Хрен там! Ей бы только потрахаться. Мы все думали - война это другая реальность, здесь все просто: бери автомат, бегай и стреляй! А хрен там! Сидим тут и гнобим чурок по заданию, опять же чурок, потому что видите ли Мусульманин мусульманина не тронет, иначе кровная месть и резня. Обычные бандиты. А чурки договариваются с войсками, с ментами и наоборот: менты решают свои дела с ними. Здесь не война - здесь та же жизнь, но чуть пожестче! - Синий задумался - А может жизнь - это война? Да на хер такая жизнь! Давай сюда кокс!
  Шиз выслушав тираду Синего и, немного подумав, достал из рюкзака пакет.
  - Ухууу! Вот это дело! - Синий впал в заметное оживление.
  Он быстро снял со стены зеркало, достал кухонный нож высыпал порошок и сделал три равные дорожки.
  - Ну, так ниче - бодро - высказал свои ощущения Глыба.
  - Ааааа! Зашибись - это Шиз.
  - Ля-ля-ля-ля!!!! - Синий.
  
  Первый пиздец.
  
  Где-то в штабе российских войск велся такой диалог
  - Ну как там эти долбаебы
  Света села, закинула ногу за ногу, оголив их и представив прекрасному взору полковника:
  - Нормально, а шо они нам нада.
  - Да, в принципе, нет хотя...
  Полковник сделал паузу и заглянул в компьютер
  - Да давай, типа борьба с наемниками. Встретишься с ним, а мы проследим куда он пойдет, ну и...
  - Понятно.
  
  Последняя встреча.
  
  Синий сидел уже пять минут, может больше. Река приятно урчала, напоминая ему какую-то, известную только ему его андеграудную музыку. Он сидел под красивым деревом, названия которого он не знал, на ветке щебетала птичка, опять же ему неизвестная, но оттого не менее привлекательна, интересная и жизнеутверждающая. А там за рекой паслись два барана или баран и овца, или две овцы. Очень миролюбиво они пощипывали травку. В травке тоже что-то было - очень красивое. Все на фоне гор казалось просто обалденно, сногсшибающе, захватывающе, пейзажно, вообщем, очень красиво.
  Она уже полчаса была там, сидела в кустах как последняя с...., да впрочем это ее дело. И пасла, соблюдая свои блядские правила наблюдения, время от времени передавая по рации:
  - Я лебедь, я лебедь (сука ты) объект на месте, продолжаю наблюдение - ну и всякую такую дребедень.
  - Привет.
  - Привет.
  - Слушай, я тут, думала над твоим предложением
  Синий оживился:
  - И что?
  Светка кокетливо:
  - Ну, я согласна.
  Синий, полностью охуевший:
  - Что, серьезно?
  - Да, ведь ты такой хороший, непохожий на других.... - Она запнулась и искала еще какие-то прилагательные.
  Синего обуяла бурная радость, какую до сих пор он вряд ли испытывал. Он крепко обнял ее, она прильнула к нему и они медленно, как в красивом эротическом фильме начали снимать друг с друга одежду, дальше все тоже было красиво, хотя описывать это не имеет смысла, так как скоро одному будет пиздец, а другая засунет подальше от совести свою очередную сволочную победу в глубины подсознания.
  Очень довольные они сидели молча. Он смотрел на нее, а она смотрела в сторону. Потом она выдавила:
  - Ну что, где венчаться будем, где праздновать?
  Синий не верил в свое счастье.
  - Да... венчаться... не знаю, а отпраздновать... Да давай к нам.
  - К кому это - "к нам"
  - Да к ребятам. Там кокс, бухло...
  
  Конец
  
  - Ну и шо, прямо у речки и встретились?
  - Ну да - Синий ликовал от радости.
  Света сидела довольно скромно и все подливала всем водку.
  - А где ты работаешь, как там оказалась? - Шиз все не унимался.
  - Да брось ты их напрягать - раздобревший и разхмелевший Глыба начал заступаться за спокойствие молодоженов.
  - Нет, нет, подожди Глыба. Все таки, где ты работаешь?
  - Я... - Света замялась.
  - Она...А, кстати, где ты работаешь? - Синему и впрямь стало интересно, где работает его будущая супруга.
  - А ты шо не знаешь? - Глыба выразил неподдельное удивление.
  - Ребята! Я тут живу. У меня дедушка в ауле. Заболел, я к нему приехала... из Ставрополя, а тут - район под контролем боевиков, ну и выехать никак. Вот, уже четыре месяца здесь торчу.
  - Как это в ауле? Ты ж на их не похожа!
  - Ну у меня дед наполовину грузин, наполовину русский - по матери и все мужчины рода женились на русских. Помню, как-то дед пошел в мечеть...
  Шиза переклинило, он вдруг все понял:
  - Грузин?!! В мечете?!!
  Света тоже быстро сообразила, что сморозила что-то не то. Она не стала дожидаться дальнейшего разворота событий, выхватила пистолет и:
  - Стоять, блять, сидеть , суки наемные!!!
  Наемные суки охренели, причем больше всех охренел Синий. Но потом все быстро опомнились, и быстро вскочив, отпрыгнули в разные стороны от агрессорши так, что образовался некий треугольник со Светкой в центре. Светка оказалась не в восторге от такого расклада и немного растерялась, водя пистолетом по углам треугольника.
  - Ты че, Светочка? - Шиз решил завладеть ситуацией.
  На секунду внимание пистолетчицы переключилось на Шиза. Этим воспользовался Глыба и запустил в голову ментовки чашкой. Светка поздно заметила летящий предмет, и кружка смачно разбилась о ее голову. Она рефлекторно выстрелила в сторону Шиза, но шиз уже падал на пол. Синий, не помня себя от ярости, с криком: "Ах ты сука!", схватил автомат с пристегнутым штык-ножом, поднял его над головой и со всей дури всадил в грудь девушки. Она упала, и в разрезе на блузке оголился приклеенный к телу микрофон. Тут же раздалась очередь, и землянку прошили омоновские пули.
  - К бою!!! - рявкнул Шиз.
  Все схватили автоматы и ринулись к входу. Первым выбежал Глыба и сразу схватил очередь. Он упал, загромоздив проход.
  - К окну - Шиз схватил выбегающего Синего за рукав и повернул в сторону окна.
  Синий ловко нырнул щучкой в окно и выпал прямо на омоновца, он не растерялся двинул менту ногой в пах и добил штык-ножом. Следом вылазил Шиз.
  - Они в окно полезли!!! - Менты вопили , как недорезанные.
  Тем временем друзья выбежали на пригорок, оставив за собой пару дымовых гранат. Они залегли на возвышенности...
  Из дыма выбегали воины-менты и тут же ложились под пулями Синего и Шиза.
  - У нас есть еще патроны?!
  - Да, целый цинк - Шиз весело показал цинк.
  - Ну, шо, Шиз, последний бой?! Ой, то есть... Забыл как тебя зовут?! - Синий старался перекричать свист пуль и взрывы гранат.
  - Шиз я! Просто Шиз!
  - Окружай этих сук - менты решили сделать тактический ход.....
  ................................................................................................
  
  "Затвор заело, гранат нет, в пистолете кончились патроны. Бежать некуда. Скоро они поймут, что он не может стрелять, и тогда пойдут. Пойдут нагло, со смешками и своими дебильными спецназовскими шутками." Мысли бежали дальше: "Почему некуда бежать? Потому, что некуда. Может вскочить и короткими перебежками? Нет, не спецназовцы так пуля догонит..."
  -Эй, солдат удачи, выходи уже, сильно бить не будем!
  Шиз посмотрел еще раз на лежащего рядом Синего и закрыл ему глаза.
  - Ну шо, пошли - сказал Синий вслух сам для себя.
  Он взял свою М-16, встал поднял ее над головой двумя руками и так пошел к омоновцам.
  - Да ладно, можешь уже опустить свой винтарь.
  - Ага, знаю я вас. Потом скажете, что пытался оказать сопротивление.
  - Какое там сопротивление? Мы знаем, что у тебя патронов нет.- Позлорадствовал прыщавый лейтенант.
  Менты полукругом подходили к нему, отпуская нелепые шутки.
  - Ну, давай свой автомат.
  Шиз провел взглядом омоновцев, перехватил автомат двумя руками за ствол и со всего маху зарядил лейтенанту прикладом по голове. Он уже не обращал внимания на ментовское "Ой блять!", а занес винтовку над следующей жертвой, но пули остановили его.
  Так закончилась история троих не вполне нормальных человек, которые больше всего на свете хотели жить.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"