Одувалова Анна Сергеевна: другие произведения.

Труселя-2, или Личная помощница тирана

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.33*35  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    homepage counter счетчик сайта

    Что такое не везет, и как с ним бороться? Этот вопрос беспокоил Миру три года, ровно до тех пор, пока она не попала на новое место работы - в Магическую академию, личной помощницей ректора. Невезение никуда не исчезло, а вот проблем добавилось. Шушель ведет охоту на любимый цветочек Миры, коллега-лич пугает одним своим видом, а начальник... тот вообще самый настоящий тиран, и кажется, положил глаз на свою новую подчиненную.


Анна Одувалова

0x08 graphic
ЛИЧНАЯ ПОМОЩНИЦА ТИРАНА

Глава 1

Начальники бывают разные

   "Ну почему я такая невезучая?" - Карета подскочила на очередном ухабе, и я снова припечаталась нежной филейной частью о жесткую деревянную лавочку. Выругалась и придержала цветочный горшок, боясь, как бы из него не выскочил Васус - наследство любимой бабушки и последняя о ней память. Цветок ядовитый, красный, с обманчиво приятным запахом и колючками, но удивительно красивый. Я его возила с собой везде вот уже три года.
   - Высший Управленческий университет с отличием! - бухтела я себе под нос. - Рекомендации, билет в будущее и все пошло прахом! И ведь даже винить кроме себя не кого!
   Я тряслась в карете, ругая себя, весь белый свет и несправедливое мироздание. Началось все тогда, когда меня выпускницу Высшего Университета управленцев пригласили на должность пресс-секретаря к его светлости герцогу Влисскому. О такой удаче никто даже мечтать не мог, я была горда неимоверно и даже не предполагала, что счастье не будет долгим.
   Я до сих пор считаю, что пролитая чашка кофе на нежный зад его возлюбленной не моя оплошность. Просто не ожидала я - юная, и неискушенная делами любовными барышня, узреть герцога, запросившего кофе, в столько пикантной позе, а уж просьба подать напиток прямо на спину, томно закатывающей глаза блондинки и вовсе виделась мне чем-то из ряда вон выходящим. Вот и дрогнула рука. А с кем не бывает?
   Потом был барон Митерр - мужчина серьезный, увлеченный работой, там я сама виновата - открыла ежедневник не на той страничке, записала встречу на день позже, сорвала важные переговоры и сделку. Страна потеряла миллиардный контракт, а я работу.
   Баронесса Тиррил сразу предупредила, что в личной помощнице ценит утонченность, стиль и пунктуальности. Надо ли говорить, что торопясь на первую рабочую встречу я упала в грязь, порвала платье, переодевалась в ближайшем магазине готовой одежды. В результате опоздала, и вид мой был далек от совершенства.
   В агентстве по найму на меня уже смотрели не то с удивлением, не то с подозрением, но периодически подкидывали работу. Каждый раз вариантов становилось все меньше, но даже на них задержаться не получилось. Пару раз я уходила сама по разным причинам, ну или творила глупости, влипала в неприятности. И закончилось все тем, что в последний мой приход из всех вариантов остался один, на мой взгляд, не очень и плохой. Единственное, что печалило, нужно было переехать из столицы в провинцию и стать личной помощницей ректора магической Академии.
   Это уже потом, когда я подписала контракт, мне сказали, что, во-первых, ректор мужчина специфический и характер у него сложный. Дольше всего проработала моя предшественница - полгода и была уволена за неподабющее поведение. Говорят, хотела соблазнить. А во вторых... если меня выгонят и оттуда, я могу идти работать куда захочу - мыть полы, выгуливать собак, а диплом прибить на стенку над кроватью и рыдать над ним перед сном, так как время было потрачено зря. И мои теоретические знании на практике мне помочь не способны.
   За поворотом показался каменный забор и возвышающиеся вдалеке башенки Академии. Флаг этого достойного заведения я разглядеть не смогла, издалека он смотрелся странно, и расцветка у него была необычная - белая, в розовые точечки.
   Пока я размышляла Васус почти выбрался из горшка. Он расправил стебель и тянулся алыми лепестками к занавеске, намереваясь сожрать.
   - Фу!- цыкнула я, тихонько шлепнула ладонью по плошке, и цветочек послушно занял свое место, приняв приличествующей растению вид. Только лепестки сложились таким образом, что лично мне виделся какой-то неприличный жест. Но я не стала зацикливать внимание. Пусть тешится.
   Я расплатилась с возничим, вытащила свой необъятный чемодан на вымощенный плиткой внутренний двор, смахнула со лба бисеринки пота и, стараясь принять полагающее личной помощнице выражение лица, направилась к главному входу. Васус подмышкой немного смазывал впечатление, но класть его к вещам было чревато. Вообще цветочек у меня был мирный, но когда скучал или злился жрал все, что ни прибито. Раньше он таким не был, просто после смерти бабушки, характер испортился.
   Во дворе было удивительно тихо - середина лета пора отпусков и каникул. У меня впереди полтора месяца, чтобы вникнуть в дела, разобраться в обстановке и только потом столкнуться нос к носу с толпой диких студентов. В том, что студенты дикие я даже не сомневалась. Сама не так давно закончила учиться. Так управленцы, в большинстве своем, хитрые, подлые, но благовоспитанные. Про студентов-магиков всегда ходили самые разнообразные слухи.
   По дороге я не встретила никого. Лишь за спиной пару раз мелькнули тени. Они видимо приглядывались ко мне. Какие-нибудь магические охранники. Васусу они не понравились, и он клацнул зубами, едва не выпрыгнув из горшка, пришлось остановиться и нежно почесать лепесточки - цветочек завибрировал и тихонько заурчал - радовался.
   Я толкнула дверь и сразу же попала в ад. Кто-то орал, громко, басом и так витиевато, что я оторопела. Жутко воняло краской, создавалось впечатление, что в холле произошел какой-то неудачный магический эксперимент - лестница без перил, на полу осколки плитки, стены серые в разводах - до меня не сразу дошло, что это всего лишь ремонт.
   - Эй ты! Белобрысое недорзуменее! - крикнули откуда-то со стороны, и я, прижав к груди цветочный горшок с Васусом замерла, словно испуганна мышь. Медленно повернулась и встретилась с пылающим взглядом демонический глаз.
   - Онемела? Прием заявлений со следующей недели! А сейчас брысь отсюда не видишь у нас ремонт! - грозно рыкнул мужчина. Он был высок, выше меня на голову, широк в плечах и страшен. Его перемазанная в краске физиономия не предвещала ничего хорошего.
   Вот почему эффектные мужики такие хамы и, чаще всего, обделены интеллектом? - вздохнула про себя и решила, что надо будет пожаловаться ректору, что у него работают до ужаса невоспитанные маляры.
   Правда, будучи девушкой утонченной и вежливой, на месте я скандал устраивать не стала, лишь тихонько пикнула:
   - Простите... но я...
   - И цветок свой дома оставь. Оригинальных ценят, но не до такой же степени? И проверять будут знания. Всем наплевать на то, что ты стащила с окна у бабушки герань. Тут нужны только знания. Все беги, давай, некогда!
   Я опешила, мужчина развернулся ко мне вполоборота, а противная скотина Васус, который никогда не умел себя вести, оскорбился, вытянул стебель (я даже не представляла, что он такой длинный) и попытался вцепиться грубияну в плечо.
   Понимая, что вряд ли получится избежать катастрофы, я рванула горшок на себя, хищные челюсти клацнули в миллиметре от грязной, покрытой побелкой рубашки. Я, пытаясь удержать равновесие, отступила, запнулась за свой чемодан и, испуганно взвизгнув, полетела на пол. Точнее полетела бы. Не знаю как, но грубиян, успел развернуться быстрее, чем я рухнула. Он хотел удержать меня за руку, но так как горшок я не выпустила, схватил за талию. Очередной писк вышел мышиным - тело у незнакомца было крупное, тренированное - рабочим строительных профессий не нужно потеть в спортзале, тяжелая физическая работа помогает держать себя в тонусе.
   - Спасибо, - успела я шепнуть едва слышно, прежде чем Васус, про которого мы неосмотрительно забыли, извернулся и все же тяпнул незнакомца за руку.
   - Вот же, дрянь вонючая! - взвыл мужчина, но меня не отпустил. Я отскочила осторожненько сама и сразу доложила, чтобы не начали убивать.
   - Если что, я не виновата и совсем не абитуриентка! Я личная помощница ректора! Меня трогать нельзя! Вот!
   - Да ты что? - изумился мужик, как-то очень уж отстраненно, вероятнее всего, потому что прицеливался к моему цветку, даже рукава закатал, но цветуй шипел и клацал зубами - голыми руками его не возьмешь.
   - Не троньте Васика! - завопила я, пытаясь спрятать горшок и все же плюхнулась на зад в самую грязь. Похоже, с новым платьем придется попрощаться. Цветуй, почуяв опасность, сразу же притих, быстренько съежился и исчез в плошке с землей.
   - Ты даешь имена растениям? - подозрительно тихо уточнил мужчина, и посмотрел на меня как на сумасшедшую. Но руки почему-то убрал.
   Допустим, не я, а бабушка, но его-то какое дело? Хочу и даю! Я уже набрала в рот воздуха намереваясь отчитать нахала, но тут заметила, что в помещении стало удивительно тихо. За нами внимательно наблюдали и маляры, красящие стены, и толстая тетка на стремянке под потолком, и сухонький мужчинка в очечках, который показался из коридора. Может быть, это и есть ректор? Тогда мне опять не повезло. Плохо, наверное, предстать перед будущим начальником, на полу в грязи в обнимку с цветочным горшком.
   Впрочем, все оказалось намного хуже. Мужичок в очечках осторожно подобрался к нам и очень вежливо и тихо пропел, обращаясь к сегодняшнему источнику моих бед:
   - Герр ректор...
   После этих слов я сначала побледнела, потом покраснела и едва сдержалась от стона. С этим местом работы, мне, видимо, тоже не повезло.
   - Там опять проблемы... - Он несчастно покосился на меня, сглотнул и совсем тихо закончил: - С флагом Академии...
   Вид при этом мужчина имел потерянный и слегка смущенный, я вообще сидела на полу ни жива ни мертва и даже попыток встать не делала. Зачем? Если можно попрощаться с мечтами о безбедной жизни. Придется возвращаться в отчий дом и выходить замуж за какого-нибудь сына мясника. Никто другой меня точно не возьмет. Возраст не тот и с везучестью проблемы. Да и по дому я делать ничего не умею.
   - Вот же, лохматый гаденыш! - взорвался ректор, добавил пару непечатных фраз и кинулся к выходу. Я, пискнув, отползла с дороги и снова привлекла к себе ненужное внимание.
   Ректор замер, посмотрел на меня так, словно я была раздавленной лягушкой, и скомандовал.
   - И эту... с геранью кто-нибудь устройте! Сейчас совсем не до нее! Кто у нас самый свободный?
   - Конечно, магистр Эриус. Он же у нас не может мараться, это мы - простые смертные - отдуваемся, - пробухтела полная женщина, которая опасно покачивалась на стремянке. Я бы на ее месте, с таким весом, поостереглась лазить по верхотуре.
   - Вы бы, не возмущались, герра Сибилла! А то обзавидовались тут! Я вам мигом организую все условия, которые есть у магистра.
   Женщина ойкнула, с трудом удержала равновесие и тут же замолчала. Интересно, чего она так испугалась? И что это за магистр такой, который может себе позволить бездельничать, когда все остальные работают.
   - Кстати, найдите его кто-нибудь! - скомандовал ректор на ходу. - Пусть покажет тут все моей помощнице. А в пять вечера жду вас в моем кабинете! И ничего, богов ради, до моего прихода не трогайте! Знаю я вас! Все секретарши одинаковые или сломаете или потеряете! Все свободны!
   Я не сразу поняла, что последняя часть фразы относится ко мне. Едва ректор скрылся за дверью, движение возобновилось. Мужчина в очечках кинулся обратно в коридор, видимо, разыскивать магистра. Тетка посмотрела по сторонам и, изогнувшись на стремянке, повернулась ко мне, прошептала.
   - Боги услышали мои молитвы, девонька, доработай хоть до сентября, а? Дольше-то не прошу. Вижу же, ты нежная, воспитанная - не приживаются у нас такие.
   Он вздохнула, подумала и добавила.
   -Да никакие у нас не приживаются. Характер уж больно у нашего ректора дурной, да и условия работы тяжелые, а ведь никаких надбавок.
   Я собиралась возразить, но не успела, так как мне навстречу в темно-алой магистерской мантии вышел самый настоящий мертвец.
   - Вставайте, - скомандовал он и протянул ко мне свои костлявые руки. В провалах глазниц полыхало пламя, тонкая кожа обтягивала впалые щеки, а безгубый рот скалился.
   Я не смола даже завизжать, просто покрепче прижала к себе Васуса и отключилась.
  
   Висеть было неудобно, поэтому я, наверное, и пришла в себя. И еще от тихих голосов над ухом.
   - Куда вы ее тащите?
   - А что вы предлагаете герра Сибилла ее там на осыпавшейся штукатурочке оставить валяться? Сейчас этот дикобраз придет. Кому достанется?
   - Всем, - обреченно отозвалась женщина.
   - Вот именно - всем! Нужно убрать следы. Сделаем вид, что все пошло по плану. Может и не вскроется.
   - Может да, а может нет... - проворчала женщина. - Осторожно! - завопила она (видимо, наша процессия едва не налетела на что-то). - Герань-то герань, заберите! А то расстроится девочка, а так, может, хоть чуток у нас поработает!
   - И что же молодежь какая впечатлительная пошла! - пробухтел лич где-то над ухом, его я голос узнала и открывать глаза передумала. А когда до меня дошло, что за руки меня тащит именно он, я едва не заорала, но предпочла обмякнуть и не подавать признаков жизни. К счастью за ноги нет явно кто-то живой. Или у них тут стадо умертвий бегает?
   Открыла глаза, только когда меня положили на что-то мягкое, подоткнули подушечку, повозились справа у уха и, повздыхав, ушли.
   - Умаялась деточка, - умилилась женщина, и через секунду хлопнула дверь.
   Ни на одном месте работы коллеги так радушно меня не встречали. И почему все так хотят, чтобы я осталась?
   Я открыла глаза и резко села.
   К счастью, Васус был здесь, стоял на подоконнике и меланхолично жевал соседний цветок. Я шикнула, отругала и шлепнула по плошке. Цветуй демонстративно сжался, задрожал и попытался спрятаться.
   - Не придуривайся! Сейчас только уйду, снова примешься за старое.
   На тумбочке у кровати лежал листок, с какой-то пентаграммой и ключ-жетон. Я повертела бумажку и так и этак, и все же сообразила, что кривые линии - это коридоры, а красный жирный крест где-то вверху, вероятнее всего, кабинет ректора. Кто-то добрый над крестом пририсовал череп - очень обнадеживающе.
   Я уже более или менее пришла в себя. До встречи оставалось время принять душ, переодеться и обдумать сложившуюся ситуацию. Распаковывать чемодан я не стала, только достала сверху темно-серое, строгое платье. Я помнила о судьбе своей предшественницы и решила не испытывать удачу - гардероб подобрала скромный. Сейчас, правда, не была уверена, что мне это поможет. Попрет меня ректор взашей за утреннее представление. Хотя я-то тут при чем? Это все Васус.
   Цветуй все же пришлось убрать с окна, пока он не успел доесть бедненькое и без того хиленькое растение в соседнем горшке.
   Мне выделили очень приятную комнату - даже не скажешь, что в ней кто-то жил до меня. Как в номере хорошей гостиницы здесь были уничтожены все следы бывших владельцев.
   Персиковый ковер. Большая кровать под балдахином, встроенный в стену шкаф, способный вместить все мои многочисленные вещи и две двери. Одна в душевую комнату, другая в небольшую гостиную с диваном и камином. Просто, мило, уютно. Окна выходили на небольшую площадь и башенку. Странно, но флаг чудесным образом поменялся вместо белого - синий фон, на котором расправила крылья сова - символ мудрости и знаний - и никаких розовых точечек. Может быть, мне просто с дороги померещилось?
   Я приняла душ, переоделась и даже успела накраситься. Зеркало отражало миниатюрную блондинку. Мне говорили о том, что я красива, но это качество нужно девушке, если она мечтает выйти замуж, а я же хотела сделать карьеру и быть независимой. Я видела, во что превратилась жизнь мамы и сестер. Нет уж, кухня, дети и вышивка - это не то, чем бы мне хотелось заниматься круглосуточно. Поэтому я, не то что скрывала свою внешность, нет. Скорее, предпочитала не акцентировать внимание. Светлые, серебристые волосы собирала в гладкую прическу, носила строгие платья с высоким воротником стоечкой и никогда не пользовалась яркой помадой - акцент делала на глаза.
   Единственное, что не удавалось замаскировать - возраст. В свои двадцать пять, я выглядела студенткой, не удивительно, что ректор принял меня за абитуриентку. Но тут я ничего сделать не могла, да и не считала нужным себя старить.
   Поразмыслив, я решила никого не подставлять и умолчать об обмороке. Вдруг это своего рода проверка на стрессо-устойчивость? Остальные от вида ожившего мертвеца не падали в обморок, значит, он здесь существо обыденное, и придется привыкать. Демоны, я даже есть с ним из одной тарелки была готова, лишь бы меня оставили жить в этой комнате и работать в этом месте.
   Когда-то я мечтала о политической карьере, но сейчас была рада и этому. Чтобы не заблудиться и не опоздать, я даже вышла заблаговременно. Сунула под мышку Васуса, который в новом месте чувствовал себя явно неуютно. Брать его в кабинет к ректору после утреннего происшествия не стоило, но и оставлять одного я его боялась, цветуй теоретически мог уползти из плошки и забиться в какую-нибудь щель, а как любое растение, жить без земли и воды не мог. Поэтому пришлось рискнуть.
   Как ни странно, кабинет я нашла без проблем, и даже жетон подошел, и никаких неприятностей не случилось, и я выдохнула. Аккуратно закрыла за собой дверь и остановилась, чтобы осмотреться.
   Здесь был бардак. И не просто бардак, а бардак с большой буквы. Стопы бумаг, немытые кружки из-под кофе, какие-то магические предметы и еще много всего, не поддающегося идентификации.
   А на столе, за которым предположительно, я должна работать, лежали трусы. Большие - в них влезли бы я и моя соседка по комнате со студенческих времен - и очень странного фасона. До колена, с рюшами и кружевами. Расцветка тоже радовала - белые в крупную ярко-розовую клубничку. В общем, весьма странная и пугающая вещь. Если у ректора такой фетиш - то, пожалуй, я понимаю, почему тут никто работать не хочет.
   Я прижала Васуса поближе и задумалась. На меня сегодня уже орали, я получила приказ не трогать ничего до появления недовольного начальства, но сидеть рядом с этим тоже не хотелось. Я подумала, поставила цветочек на подоконник рядом со столом и решила сделать кофе - это, по крайней мере, безопасно.
   Не только себе конечно, но и новоиспеченному начальнику. Вдруг проникнется и оценит, если не качество напитка, то хотя бы чистоту чашек.
   Выходила я буквально на пять минут, помыла чашки и налила в графин воды. В приемной обнаружила маленькую плитку с кристаллами - там можно было вскипятить воду. Ректор оказался эстетом и использовал только стеклянную посуду - никакого тебе презренного металла. Ставишь графинчик на магический кристалл, и нагревается сама вода, а не стекло. Очень удобно.
   Возвращалась я бегом на доносящиеся из кабинета нечеловеческие вопли.
   Увидев странную картину, я едва не лишилась рассудка. Сердце упало в желудок, а графин с водой на пол, но я даже не заметила этого.
   Мой цветуечек дотянулся до милых рекрторскому сердцу труселей и сожрал уже половину, даже больше. Из пасти торчали оборки одной штанинины, а за другую с верезгом и воплями цеплялось маленькое, лохматое существо.
   Если мне память не изменяет, существо именовалось шушелем и являлось выходцем из тонкого мира. Шушель истерил, верещал и пытался спасти труселя, мой цветуй не сдавался и спешно дожевывал свою добычу, а я стояла как столб, понимая, что, видимо, снова придется паковать чемоданы.
   Наконец шушелю удалось отвоевать резинку с остатками веселенькой ткани и он, ругаясь на своем шушелячьем языке, забился в угол и принялся так жалостливо подвывать, что мне стало очень стыдно за невоспитанного, прожорливого Васуса, который давился, но все же упорно заглатывал остатки тряпки.
   - Что за?.. - раздалось за спиной, я вздрогнула, понимая, что пожаловал хозяин кабинета, и отскочила зажмурившись. Было очень-очень страшно, потому как я понимала - сейчас будут убивать. По всей видимости, не только меня, но и Васуса, а цветочек я в обиду не дам.
   - Твоя герань сожрала труселя? - подозрительно тихо отозвался мужчина, а я едва заметно кивнула, не открывая глаз. Руки дрожали, ноги подкашивались.
   - Нет... с одной стороны, наверное, давно самому следовало их уничтожить... - задумчиво выдал ректор, рассматривая клочок веселенькой ткани в клубничку, которую не дожевал Васус.
   - Трусы? - участливо осведомилась я, напоминая себе, что личная помощница, прежде всего, должна уметь слушать. Нас так учили.
   - Да, их. Но было жалко... все же столько сил вложено... душа... опять же, - задумчиво продолжил он и вздохнул. Между темными густыми бровями пролегла складка.
   - В трусы? - Я сглотнула. Конечно, работу хотелось очень, но я не нанималась сиделкой к душевнобольному. Судя по воплям, которые ранее довелось слышать в коридоре - он еще и буйный.
   - Да, что вы заладили трусы-трусы! - взорвался ректор, и я предусмотрительно отступила. - Да - трусы! Это сложнейший экспериментальный образец - пояс верности. Они удобные (натуральный хлопок), безопасные, гигиеничные - исчезают, когда надо. Эта модель могла бы стать прорывом в артефактике. Я уверен, изобретение пользовалось бы спросом.
   - А расцветка и фасон? - не выдержала я, все еще не понимая, зачем ректору Академии пояс верности и, причем, здесь шушель.
   - Расцветка и фасон отпугивающие! - совершенно серьезно заявил мужчина и взъерошил короткий ежик волос. - Кого же на такие потянет? Да и не одна современная, с позволения сказать девица, продемонстрировать не решится. Так что с расцветкой все нормально. Сам выбирал.
   - И за то же вы так жену? - Я не выдержала и проявила женскую солидарность.
   - Жену? - Ректор, казалось, искреннее удивился.
   - Любовницу? - ужаснулась я, осенив себя защитным знаком. Странный мужчина.
   - Дочь, конечно же! - кажется, мои предположения его оскорбили. - Она у меня... впрочем, вы сами будете иметь счастье с ней познакомиться, в начале учебного года, если конечно, не сбежите раньше. Лето она проводит с матерью. Должен же быть у меня хоть какой-то отдых. Она - стихийное бедствие! - Арион фон Расс закатил глаза, а мне как-то подурнело. Не думала, что него есть дети. Не то чтобы мне это было интересно, но все же.
   - А дочери у нас сколько? - поинтересовалась осторожно. Вдруг такие вопросы табу.
   - Восемнадцать, но труселя я на нее надел в семнадцать, так как рыжая пакостница совсем отбилась от рук. Вы даже не представляете, что это такое!... хотя... представляет. По степени причиненного ущерба, она на вас похожа.
   - Я не пакостница! Я благовоспитанная и очень скоромная барышня!
   - Да? - ректор удивился. - А сразу-то и не скажешь, думал, только Кассандра может быть катализатором неприятностей, сама того не желая.
   - Итак... - Я вернула разговор в нужное русло. - Вы надели на свою несовершеноленюю дочь пояс верности - не будем углубляться в морально-этическую сторону вопроса, но что дальше?
   Ректор и сам углубляться не хотел. Он поморщился, словно от зубной боли и продолжил.
   - Ну, Кассанда была бы не Касандра если бы не попыталась пояс верности снять. Ничего у нее получилось - вполне ожидаемо, - На красивом, словно высеченном из камня лице появилась хитрая усмешка, которая очень быстро сменилась кислым выражением. Видимо, переиграть дочурку у незадачливого папаши не вышло. Следующие его слова подтвердили мои догадки.
   - Она разозлилась и вызвала шушеля!
   - Обратно отправлять отказалась? - Я понимающе кивнула.
   - Если бы! У Кассандры одна, но большая беда, у нее все получается случайно! Еще с того времени, когда она ходила под стол пешком!
   Это мне было знакомо. Правда, в мою жизнь нелепые случайности начали проникать не с детства, а с момента получения диплома и привыкнуть к ним я так и не сумела.
   - Шушеля она вызвала случайно, а он всегда появляется с определенной целью. В нашем случае формулировка "шушель их забери" касаемо трусов сработала прямо. Целый месяц в академии творился ад! Не заставляйте меня рассказывать об этом позоре подробнее! Тогда, первый раз в жизни, я серьезно переживал, что меня снимут с занимаемой должности! Шушель охотился на труселя! Кассандра от них избавилась, а этот поганец до сих пор их ворует, куда ни спрячь, и вывешивает на флагшток, вместо флага академии! Я снимаю, провожу ритуал изгнания, он снова ворует и вывешивает. Надо мной уже студенты за спиной смеются, а преподаватели страх потеряли и ржут в голос!
   - Ну так сожгли бы их или выкинули! В чем проблема?
   Я действительно не понимала сложностей моего нового начальник. Сейчас вопрос вообще благодаря Васусу решился, но неужели нельзя было провернуть раньше что-то подобное?
   - Во-первых, это значит сдаться и признать свое поражение перед мелкой гадючной тварью? Нет уж! Во-вторых, жалко - я еще одни не создам - тогда был зол и не записал формулу. Все собирался попытаться повторить на досуге. Но конец учебного года без личной помощницы - это ад! А в-третьих... - ректор задумался. - Отберешь у этой твари трусы, которых он нежно любит и что? Кто знает, как шушель будет мстить. А он будет, поверьте. И очень хочется надеяться вам и вашей герани, а не мне и моей Академии.
   - Ой-ой... - протянула я и покосилась на довольного Васика, который сейчас ничем не отличался от обычного цветка.
   - Вот вам и "ой-ой". - Передразнил меня начальник. - От позора вы меня спасли, но проблем прибавили!
   - И что теперь делать?
   - Работать, цветочница моя, работать! Вы же за этим сюда приехали?
   Я едва заметно кивнула. Сколько получится продержаться на этой должности, одним богам известно. Но уже сейчас я могла сказать - скучно точно не будет. Впрочем, мне нигде скучно не было - неприятности находили меня сами.
  
  

Глава 2

Новая работа - старые заботы

  
   В кабинет к начальству, который находился за дубовой дверью, я пошла вместе с довольно мурлыкающим Васусом после того как убрала воду и осколки графина с пола. Оставлять цветочек один не хотелось, я помнила слова ректора про мстительного шушеля. Мало ли откуда появится мохнатый поганец и постарается обидеть моего питомца? Я себе этого не прощу!
   Арион фон Расс успел разместиться за своим столом. Я, на секунду прикрыв глаза, постаралась представить, что это наша первая встреча. Ведь она должна была быть такой. Точнее почти такой - он сидит за столом и смотрит на меня с выражением вежливого интереса, и я захожу такая вся собранная, причесанная и прилично одетая. Если исключить растрепанные волосы и мокрый подол платья (я все же облилась, когда уронила графин), а так же Васуса подмышкой, все так и было.
   Ректорский кабинет меня впечатлил и не только тем, что беспорядок здесь был такой же как и в приемной, но и массой разнообразных и, наверное, опасных вещей. Чего здесь только не было! Магические шары, которые стояли рядом с географическими глобусами. Кубки за достижения и тут же кальян, множество мелких артефактов и бумаг.
   - Вы там так и будете стоять? - раздалось ворчливое, и я посмотрела прямо перед собой.
   Так получилось, что разглядеть Ариона фон Расса я удосужилась только сейчас. Сначала приняла его за маляра, а потом просто была занята. Я уже отметила спортивное телосложение и сейчас снова убедилась в том, что ректор магической Академии строен, подтянут и хорош собой.
   Мужчина поднялся ко мне навстречу. На нем были узкие темные брюки и обычная светло-зеленая рубашка, которая натягивалась на широченной груди. Казалось, слишком маленькие пуговички сейчас вылетят из петель. Ректорская мантия небрежно висела на спинке стула. Я сглотнула и попыталась отвести взгляд. Не вышло. Интересно, студентки выстраиваются в очередь перед кабинетом? И в чьи должностные обязанности входит их отгонять? Очень надеюсь, не в мои.
   - Как понимаю, разговаривать по делу вас в ваших университетах не учили! - язвительно заметил он, заставив меня испуганно вздрогнуть, и начал перебирать бумаги из моего личного дела. Вообще, он должен был это сделать раньше - тогда, когда одобрял мою кандидатуру. Впрочем, я сама сведения о нем почитала уже после того как сказала: "да" в агентстве. Похоже, впервые мне попался работодатель, которому я нужна не меньше, чем он мне.
   - Так-так, а у вас богатый послужной список! - присвистнул он. - Я-то думал, вы только закончили. И вы мне доказываете, что нежная благовоспитанная фиалка?
   - Я не фиалка и не цветочница! - постаралась, чтобы мой голос звучал уверенно. - Меня зовут Эльмира фон Морр.
   - Даже "фон"... - хмыкнул он, намекая на мое аристократическое происхождение, словно оно было чем-то постыдным. Сам-то?
   - Обнищавший аристократический род? - деловито заметил ректор и снова вывел меня из себя. Удивительная способность.
   - Почему же сразу обнищавший? - возмутилась я. - Да наше состояние не так велико, но назвать нас обнищавшими?
   - А зачем же вы работаете? - искренне удивился мужчина. - Я могу еще понять магичек. Отчасти. На одной такой я был женат, вторую воспитал и скоро выпущу в люди (но все же надеюсь сначала замуж, а потом в люди). - Задумчиво добавил он.
   - Уже и кандидата, наверное, подыскали? - желчно осведомилась я, думая, как же я ненавижу такое положение вещей. Бедная девочка, мне ее жаль. С таким-то отцом. Наверное, и отказаться не дали.
   - А как же? - он был собой горд. - И что самое приятное они до сих пор считают, что нашли себя сами. Здорово ведь, правда?
   Я не знала. Моего мнения никто не спрашивал и уж тем более не пытался сделать так, чтобы я думала, будто сама выбрала кандидата в мужья. Хорошо хоть успела сбежать и поступить в университет, иначе сейчас бы подтирала сопли третьему, а то и пятому отпрыску.
   - Так зачем вы работаете? - снова поинтересовался он. - Мужа ищите?
   - Как раз нет! - Я разозлилась всерьез. - Мужа мне найдут и без моих усилий. У матушки с моих пятнадцати лет есть список. Длинный, в целый блокнот. Но я хочу быть независимой, самостоятельной и успешной женщиной.
   - Получается пока не очень, - честно отозвался он, еще раз заглянув в мое дело, и заставил покраснеть. - Ваш список впечатляет. За три года вы сменили - девять мест работы. Вы считаете - это нормально?
   - За последние три года от вас сбежали десять секретарш, - парировала я. - И это тоже ненормально. Так что давайте закроем тему "наших бывших" и постараемся сработаться?
   - Не повод хамить начальству и ставить условия! - огрызнулся он, и я послушно закрыла рот. Впрочем, я давно поняла, молчать - не лучший вариант. Нервы портятся, а итог все равно тот же. Можно молчать и вылететь, можно отвечать и так же вылететь. Поэтому когда ректор выдал: "Просто помните, если вас выгонят отсюда, то больше никто никуда не возьмет", - я не удержалась и ответила:
   - Если вы выгоните меня, к вам никто не придет. А сейчас извините, я должна попытаться за беспорядком найти свою приемную. Уборщиков у вас в Академии нет? Бюджета не хватает?
   - Я не пускаю их к себе в кабинет! - рыкнул он и посмотрел на меня с такой ненавистью, что захотелось ойкнуть и сбежать, но я сделала над собой усилие и сдержалась. Начальник он как собака - нельзя показывать свой страх, иначе так и будет пугать постоянно. А этот еще и укусить может.
   - Очень грамотное решение! - снова не удержалась я, чем, похоже, окончательно вывела его из себя. - И сами не убираетесь? В мои обязанности это тоже не входит! Будем тонуть под горами мусора?
   - В ваши обязанности входит все, что я пожелаю и уборщиков я к себе не пущу! Не хватало еще, чтобы они мне все перепутали, криворукие дармоеды!
   В следующие пятнадцать минут я поняла, почему никто тут долго не задерживался. Невинная фраза про уборщиков, вызвала бурную и продолжительную реакцию. Арион фон Расс оказался в рабочих вопросах упрямым, скандальным и эгоистичным. И девочка из хорошей семьи Эльмира фон Мирр обязательно спасовала бы, но вот Мира, которая повидала на своем веку целых девять неидеальных работодателей, как ни странно смогла не только выстоять, но и немного отвоевать позиции.
   Сошлись мы на том, что уборщики все же будут, но работать станут под моим непосредственным контролем. После этого ректор изволили метнуть в меня папкой с документами, благополучно промазали и, возжелав кофе, удалились работать. А я закрыла дверь и перевела дух, очень сильно надеясь, что подобное не будет продолжаться каждый день, а закончится, когда пройдет время притирания друг к другу.
   Первый рабочий вечер вдался суматошным. К тому, что мой начальник несдержанный хам, добавилось понимание того, что он трудоголик и живет буквально на рабочем месте, как и все мы. Арион фон Расс или тихо корпел над бумагами у себя в кабинете или показывался на люди и начинал орать.
   На уборщиков, которые тронули вот эту очень важную и опасную для несведущих статуэтку (а что тогда она делает здесь на полочке у меня под боком?), на строителей - ну эти-то ладно, они как всегда сделали что-то не то и криво. Я бы и сама на них поорала. На меня, потому что я была ближе всех, а пар выпустить хотелось и далее по списку. Сотрудники, работающие в академии, ходили на цыпочках и старались не попадаться начальству на глаза, поэтому и молились на меня. Я служила буфером между ними и ректором. Не сказать, чтобы это положение вещей меня устраивало.
   В итоге в комнату к себе я приползла в обнимку с Васиком уже после полуночи и рухнула без сил, стараясь не думать о том, что завтра в восемь утра мне нужно быть перед кабинетом ректора, улыбаться и делать вид, что я счастлива лицезреть недовольное начальственное лицо. Может быть, замуж и не работать - это все же не так плохо? Подобные мысли меня в последние три места работы посещали нередко, но я их упорно гнала прочь.
   Зато сегодня меня не выгнали и это уже достижение, а еще я разобрала свое рабочее место, выкинула кипу ненужных бумаг и привела в относительный порядок кабинет ректора. На очереди стояли ведомости, перепутанные личные дела и еще целый шкаф забитый бумагами. "Какими-то" как пояснил ректор. Мне оно должно было стать понятнее?
   Когда я, приняв душ и переодевшись в любимую, счастливую ночнушку забралась под одеяла и закрыла глаза, то почувствовала себя самым счастливым человеком. По привычке посчитала, сколько еще осталось спать и, опечалившись, что не так уж и много, моментально отключилась.
   Доспать до утра мне дали. Я вскочила, сонно хлопая глазами из-за повизгивания и шипения, раздающегося со стороны окна. На подоконники сидел шушель и пытался выпихать за распахнутое окно моего бедного Васика, который выпихиваться не желал и упорно цеплялся листочками за створки.
   Я заорала на твареныша и кинулась на помощь. Шушель, чувствуя в моем лице угрозу, схватил цветочный горшок и попытался сигануть вниз. Васик предусмотрительно сжался и постарался зарыться в землю, оставив только тонкие и гибкие отростки. Я в последний миг в прыжке ухватила наглого поганца за хвост и опасно свесилась вниз с подоконника.
   Шушель верезжал и пытался вырваться, но к счастью не выпускал цветочный горшок. Васус, с перепуга выпустил длинные лианы и зацепился ими за все что можно - за подоконник, за шушеля и даже на мою руку намотался и сейчас несчастно пищал. Из ярко-алого в предрассветной дымке он стал грязно-розовым и на лепестках начали проступать ягодки клубники. Не знаю, на каких инстинктах действовал цветуй, но увидев знакомые клубнички, шушель восторженно запищал и вцепился в горшок сильнее.
   Я держалась одной рукой за подоконник, а второй цеплялась за лохматый шушелев хвост и понимала, что сделать ничего не могу. Тварь с цветочным горшком была вертлявой, мелкой, но тяжелой. Как втащить их обратно, я не знала. Поэтому пыжилась, пыхтела, с грохотом уронила цветочную вазу, попыталась свободной рукой поймать, в итоге едва не вывалилась из окна сама, завопила громче, но смогла удержаться.
   Пузом я лежала на подоконнике, рукой хваталась за створки, ноги болтались в воздухе, и было очень страшно, но отпускать шушеля я не спешила. Ситуация была патовая. Ни туда, ни сюда. А силы из-за неудобной позы заканчивались.
   Шушелю тоже было неудобно. Он испуганно верезжал и болтался, но не делал никаких попыток заскочить обратно, хотя возможно, просто не мог- так как передние лапы были заняты горшком с Васусом.
   Мои вопли все же перебудили соседей, и треск двери за спиной заставил с перепуга взмахнуть руками. Я, наверное, улетала бы вместе с шушелем и цветуем если бы меня кто-то не схватил за ноги, потом за талию и бесцеремонно втащил обратно в комнату вместе с тваренышем и цветочным горшком. Я для порядка снова заорала, выдохнула и хотела отблагодарить.
   Но шушель с визгом выпустил Васика (я едва успела поймать цветочный горшок) и сиганул за окно, цветочек, снова спрятался в землю, а я встретилась с гневно пылающими, очень знакомыми глазами.
   - Вы! - припечатал Арион фон Расс и я испуганно пискнула. - Вы ходячая неприятность! Вы здесь всего ничего, но уже мешаете мне спать! Я вас завтра же отправлю обратно в столицу, предварительно надев на вашу бестолковую голову этот цветочный горшок с сумасшедшим растением! Сейчас четыре утра! Что вы себе позволяете?
   - Эт-т-то не я... - писк получился слабым, мышиным. - Эт-то он! - Я показала за окно туда, где скрылся шушель. Простите, пожалуйста, я Васика спасала.
   На глаза наворачивалась слезы. Рано я радовалась, что продержалась хотя бы день. Похоже, сейчас меня и попрут. Было до невозможности обидно. Но не могла же я бросить свой цветочек?
   Ректор что-то буркнул и отступил, видимо, немного остыв, а меня заползало накрыло. Стыд и паника. Я стояла босая с распущенными волосами. Из всей одежды на мне сейчас имелась сребристая, короткая и очень откровенная ночнушка - полупрозрачный пышный подол и кружево ручной работы на открытом лифе, выгодно подчеркивающем грудь. Я покупала ее для себя - у каждой же девушки может быть слабость. Моей было белье. Сейчас я пожалела об этом. Так как передо мной стоял монументальный, словно скала, сексуальный мужчина в одних домашних штанах. Сильная грудная клетка, рельефные мускулы, пресс, а в глазах яростный огонь. Аж дух захватывало.
   Я покрепче прижала к себе Васика и вздрогнула под взглядом, из которого внезапно начала испаряться злость, сменяясь чем-то другим не менее опасным.
   - Не знаю, какие цели вы преследуете. - Он снова сделал шаг вперед, и я, вздрогнув, прижалась спиной к подоконнику. - Но ваши крики в ночи, ваш откровенный наряд - все это заставляет мыслить в одном направлении. Он улыбнулся и наклонился к моим губам, а я боялась даже вздохнуть, потому что и в мыслях не имела кого-то провоцировать. - У меня нет привычки заводить романы с секретаршами, но сейчас... - он мечтательно закусил губу. - Я готов над этим подумать. Студентов не будет еще целых полтора месяца, а вы все равно дольше не продержитесь ни здесь, ни в моей постели. Я непостоянен.
   - Да вы! - возмутилась я. - Как вы смеете?
   - В чем дело Мира? Вы рассчитывали на брак?
   - Я рассчитывала на работу! - возмущение клокотало в груди. - Меня не интересуют отношения!
   - Да ладно! Кому вы врете? Всех интересуют отношения. Даже меня. Спокойной вам ночи. Или... - он бросил раздраженный взгляд за окно. - Или доброго утра. Не опаздывайте. Я не люблю, когда меня заставляют ждать.
   Он ушел, а я так и осталась стоять у окна. Из всех мерзких ситуаций, в которых я оказывалась за время работы, сейчас попала в самую мерзкую. На меня запал начальник. Однажды такое уже случалось, но там я сопротивлялась без труда, и когда стало невмоготу, спокойно сбежала, но в данный момент - это место моя последняя надежда, а Арион фон Расс непозволительно хорош. Но ведь я, не смотря ни на что, профессионал и ни за что не сдамся. Наверное, ни за что не сдамся. По крайней мере, очень постараюсь.
   Сон не шел, и даже думать не хотелось о том, чтобы лечь спать дальше. Кто знает, какие сны будут сниться после ночного появления ректора! Поэтому я решила заняться, чем-нибудь полезным. Привела себя в порядок, оделась в любимое, темно-серое платье, придающее мне уверенность, забрала волосы в строгую прическу, разложила вещи по полочкам в шкафу и, прихватив Васика, который от голода приобрел насыщенно малиновый цвет и кровожадно щелкал челюстями, отправилась на свое рабочее место.
   Без казусов по дороге не обошлось. Васик, прежде чем я его успела оттащить, отхватил кусок висящей на доске почета грамоты, сожрал оставленное кем-то из уборщиков мыло с подоконника и одну резиновую перчатку. Я решила сбежать побыстрее - конечно час еще ранний, но мало ли кому по утрам не спится, как и мне.
   Я шла на рабочее место намного раньше положенного срока, но решила, что это не страшно. Следовало, во-первых, проявить сознательность и рвение в делах, во-вторых, делать все равно было нечего. Раньше начнешь раньше закончишь, да и ректора я предпочла бы встретить уже сидя на рабочем месте. За столом среди бумаг я чувствовала себя старше и увереннее. Ключ от приемной у меня был, а кабинет насколько я помнила, начальник вчера не закрыл. А если и закрыл ничего страшного и в приемной дел невпроворот.
   Не учла я только свою невезучесть. Подумала, что после феерической встречи с новым начальником по приезду, сожранных Васиком экспериментальных труселей и ночных экстремальных развлечений ничего страшного уже не произойти не должно, но ошибалась.
   Открыла кабинет, водрузила на окошечко Васика, сунула ему в качестве перекуса скомканную бумажку, которую планировала выкинуть в мусорное ведро и ринулась в помещение, которое занимал ректор. Если мне повезет, то успею разобрать бумаги в шкафу до его прихода и можно будет наши контакты в течении дня свести к минимуму. Дверь и правда оказалась не заперта. Я гордо шагнула внутрь и тут же застряла. Вокруг меня ничего не было, но я не могла пошевелить ни рукой, ни ногой. Попыталась повернуться. Кое как у меня это получилось, но только вполоборота. Лихорадочно подергала руками и одну все же освободила. Но и шагу ступить не смогла. Так и замерла в дверях, словно подвешенная за ниточки марионетка. Сразу же за моим правым плечом оказалась полка с трофеями ректора - кубки, баночки с заклинаниями, а за левым осталась приемная.
   - Вот же шушель! - прошипела я раздраженно. Подобное произойти могла только со мной и ни с кем больше. Почему же так не везет?
   - Нету его тут, - кто-то тоскливо отозвался из-за спины, заставив ойкнуть. Я испуганно задергалась, но никого не заметила и от этого испугалась еще сильнее.
   - Тут только я...
   Прямо передо мной сгустилось облако, явив взору печального призрака-охранника. Он походил на светло-серую, пдрагивающую на ветру тряпочку с лицом унылого мужичка лет сорока пяти - пятидесяти.
   - Это ты меня поймал? - поинтересовалась я, старалась скрыть дрожь в голосе. Я слышала про призраков охранником, но в немагических учреждениях, в которых мне доводилось работать, таких не держали. И тем более я не попадалась в расставленные ими сети, поэтому переживала.
   За следующие пятнадцать минут я извелась, издергалась в паутине, и даже призрак-охранник начал смотреть на меня с жалостью, впрочем, так и не отпустил. А я и не просилась больше. От него я узнала, что именно было в бутылочке, и сейчас от этого чувствовала себя еще более отвратительно, так как прекрасно понимала, чем мне это грозит. В лучшем случае выговором, а в худшем...лучше даже не думать.
   Ректор хранил там концентрированное заклинание портала, которым пользовался, как правило, для того, чтобы не пропустить важное совещание в министерстве. А я пролила жутко ценную вещь на ковер и не была уверена, что моей зарплаты хватит, чтобы расплатится. А потом это была очередная неприятность, в которую я вляпалась. Ни один работодатель не станет терпеть на рабочем месте подчиненного с кучей проблем.
   Когда начальник появился на пороге приемной, он сразу же заметил меня и протянул:
   - У-у-у, какая птичка попалась в мои силки. - В приятном, бархатистом голосе прорезались мурлыкающие нотки. - Мира, а не думаешь ли ты, что это знак?
   Я не слушала. Мне показалось, что он слишком близко подошел к опасной зоне - мокрому пятну в центре приемной. Мы с призраком в унисон крикнули: "Не-е-ет!", но было поздно. Ректор попал ногой на пятно, оставшееся от пролитого заклинаний, и с совсем неподобающим его статусу воплем исчез, а я застонала от беспомощности.
   - Ну теперь-то ты меня выпустишь, ирод? - крикнула я призраку-охраннику, но он исчез. По подозрительно подпрыгивающему кубку на полке, я предположила, что спрятался в него. А ведь вопил как? Обидели! В кубок засунули. Ничего, стоило только жареным запахнуть, как сам спрятался и носа не кажет из своего убежища.
   Хуже было то, что способность двигаться не возвратилась, а у меня пропал любимый цветуй и ректор. По поводу первого я переживала, второе вызывало панику. "Помощница, по вине которой, начальник сгинул", - от одной мысли о подобной записи в личном деле, у меня волосы на затылке зашевелились и стало нехорошо.
   В ближайшее время стоило решить, то ли позвать на помощь, то ли попытаться выманить призрака-охранника, то ли подождать чуть-чуть. Вдруг ректор появится сам, так же внезапно, как и исчез. О последнем я мечтала, даже не вспомнив о том, что с утра не хотела его видеть. Как-нибудь уж вытерплю и насмешки, двусмысленные намеки и даже ругань вытерплю. Лишь бы было от кого.
   Впрочем, сейчас высшие силы услышали мои мольбы, и спустя недолго время в дверях показался герр ректор собственной персоной. Он был злой, как демон. Глаза светились красным, и под мышкой он держал Васуса. Васус испуганно прятался в землю. Бледные стебли подрагивали, но горшок был цел и, похоже, цветочек не пострадал. От сердца отлегло, правда, ненадолго. Я дернулась вперед, но паутина не пустила.
   - А в курсе ли вы, милая барышня, что я вашими стараниями сейчас попал в кабинет министерства? - с шипением начал ректор. - И министерские дамы были крайне напуганы. Потому как сначала у них с потолка упало визжащее лохматое существо, правда, быстро растворилось в стене, не успев никого довести до инфаркта. Потом свалился цветочный горшок, с прожорливой геранью, ну а после весьма не элегантно явился я собственной персоной в не назначенное время и помешал пить чай! - Говорил ректор подозрительно тихо и спокойно, поэтому душа у меня ушла в пятки и руки затряслись от страха.
   - Так утро же совсем... - проблеяла я не в тему, лишь бы не молчать. - Рано для чай.
   - Про двух часовую разницу со столицей, ты ветреная моя цветочница, предпочла забыть. Правильно, такие мелочи не должны волновать юных блондинок. Вот скажи мне, Мира, от тебя всегда столько убытку?
   - Я нечаянно! - Из груди вырвался всхлип.
   - Кто бы сомневался! - саркастически отозвался ректор. Поставил цветочный горшок на стол и подошел ближе. - Зачем ты швырялась заклинанием портала. Ведь оно именно так оказалось в виде лужицы на полу?
   - Я хотела Васику помочь! Вот и кинула первым попавшимся! И вообще, если бы не ваш охранник который меня обездвижил, все было бы хорошо.
   - Хорошо, говоришь? - ректор наступал на меня, а я даже сбежать не могла. Только дрожала от страха и мечтала свалиться в обморок. - Ты одна большая, непрекращающаяся трагедия. Даже моя нежно любимая дочь Касандра теряет балы рядом с тобой. Она не способна причинить столько ущерба на ровном месте!
   - Ну я правда не виновата и случайно! - оправдание вышло жалким, детским и недостойным специалиста со стажем, но что я могла поделать если правда такова?
   - Твоя герань сожрала важный документ в министерстве! И угадай, кому за это досталось? - прошипел Арион фон Расс, наклонившись к моему лицу.
   - Ой! - я прикрыла рот ладошкой, но нашла в себе силы тоненьким голоском поправить. - Васик - не герань.
   - Да мне до демонов! - взорвался мужчина, и от крика у меня заложило уши. - Вот скажи мне белобрысое скопление неприятностей, есть ли у меня хоть одна причина, чтобы оставить тебя здесь работать, понимая, что неприятности это составная часть твоей жизни?
   - Да. - Я лихорадочно искала ответ. - Даже две. Другой помощницы у вас нет, и я действительно умею работать с бумагами. Я училась и была отличницей! Правда! Это потом на меня свалилась невезучесть! Но я трудолюбивая и постоянно борюсь со своими недостатками!
   -Да? - Он хмыкнул и приблизился вплотную, что близко, что я могла разглядеть алые всполохи демонического пламени у него в глазах. - Нет, цветочница. Эти причины полнейшая ерунда. Мне всегда кого-нибудь находили! И многие кое-как с обязанностями справлялись. Знаешь, в чем основная причина?
   - В чем? - пискнула я и испуганно прижалась спиной к стене.
   - В отличие от всех остальных ты меня хоть и раздражаешь, но совершенно в ином и очень волнующем смысле. Мне буде приятно на тебя смотреть. Поэтому, так и быть, твори беспредел на моей территории. Но учти, рано или поздно, моему терпению придет конец, и тогда ты вылетишь. В твоих интересах сделать так, чтобы это произошло, как можно позже! - он отступил, а я выдохнула, но как оказалось рано. Так как Арион фон Расс раздраженно добавил. - А сейчас работать и так задержалась на полчаса!
   - Я? - возмущенный вопль замер в горле, но я все же нашла в себе силы замолчать и сдержаться. Похоже, мне придется не просто трудно, а непередаваемо трудно. Про явный интересе начальника, предпочитала не думать. Это конечно крайне неприятно и опасно, но с другой стороны именно благодаря ему, Арион фон Расс меня не выкинул сразу же. Значит, будет ходить по лезвию. А что еще остается?
   Всю первую половину дня я упорно изображала из себя обычную серую мышь. То есть сидела тихо, периодически негромко шуршала бумагами и вздрагивала от каждого шороха. К счастью начальнику было не до меня. Сначала громко орал за закрытыми дверями кабинета на призрака-охранника, потом с бухтением и воплями убирал стационарный переход, после этого ходил в традиционный обход по Академии. Я так понимаю, чтобы все остальные здесь работающие, не дай боги не расслабились и не забыли о существовании начальства.
   Пока Ариона фон Расс отсутствовал, я наслаждалась - это были самые спокойные и плодотворные полчаса за весь мой рабочий день. Вапсик мирно стоял на окне и дожевывал стащенную из коробки печенюшку, я подшивала дела и наслаждалась тишиной. А потом ректор вернулся и внезапно вспомнил о моем существовании.
   - И так, моя тихая и, к удивлению, ничего не натворившая цветочница. Ты сегодня пристойно справилась с работой уборщицы и доказала, что наверное из тебя бы вышла неплохая жена - пылюку на подоконниках протерла, цветочки полила, все кроме своего кровожадного монстра - его ты не иначе как кровищей ночами кормишь. Бумажки в стопочки сложила красиво и аккуратно, а теперь пришла пора поработать по специальности и доказать, что диплом твой честно заработанный, а не купленный в ближайшей подворотне у талантливого мага. Так как печать на нем стоит с виду совсем настоящая, а я подделку определить могу.
   Я сглотнула и кивнула, в глазах дрожали слезы, но я сдерживалась и молчала. Не хватает еще продемонстрировать свою слабость. Не дождется. Ни за что не покажу, что мерзкий тиран меня довел.
   - Куда ты приехала работать? - хитро поинтересовался он, и я не понимая, где кроется подвох, послушно ответила.
   - В Академию магии.
   - Правильно. Заведение у нас учебное и, соответственно, все мы следуем некоторым правилам. А именно: в обязательном порядке, в числе прочего, разрабатываем программы к новым учебным курсам. С этим все очень строго. Причем не только у меня, но и на министерском уровне. Мои преподаватели в большинстве своем люди дисциплинированные и программы уже сдали. Еще бы не сдали! - Он нехорошо усмехнулся. Нет программы - нет отпуска. Но есть среди нас те, - Ректор помрачнел и обижено засопел. - Кому отпуск без надобности и они программу по курсу некромантия не знали до сих пор. А меня ругают в министерстве.
   Тебе сейчас предстоит наведаться к магистру Эриусу и объяснить ему, что программа самое позднее через неделю должна быть у меня на столе! - с каждым словом голос ректора становился чуть громче, и я поморщилась. - Он еще в прошлом году ее должен был разработать. Он пришел к нам в феврале и всю весну, а это считай, практически полностью второй семестр читал предмет без программы. Вот как так предмет есть, а программы нет. Непорядок!
   - Ну зачем же так кричать?- тихо спросила я и осторожно взяла из рук ректора папку, которой он размахивал так, словно пытался прибить стадо мух. И тут до меня дошло, кто такой магистр Эриус и почему мне кажется, что я уже слышала это имя.
   Ректор с гаденькой усмешкой удалился к себе кабинет, а я так и осталась стоять с папкой посередине приемной. Руки тряслись, губы тоже, а колени подкашивались. Первым порывом было схватить Васика, покидать вещи в чемодан и сбежать к шушелями из этой проклятой академии. Хотя, почему к шушелям? К мамочке и папочке и их пухлому блокноту со списком женихов. Для меня даже подвенечное платье уже было заготовлено. Как раз вот на такой случай.
   Безрадостные перспективы меня отрезвили. Я выдохнула, смахнула слезинки с ресниц, подняв с подоконника Васика, решительно направилась к кабинету ректора и постучала.
   - Можно?
   - Нет Мира! Нельзя! Пока не поговорите с магистром Сайзером ничего вам нельзя. Идите уже!
   - Но я Васика хотела вам оставить.... - Я все же заглянула в кабинет и испуганно ойкнула, встретившись взглядом с раздраженным ректором.
   - И зачем мне нужна твоя кусачая герань? Чтобы она сожрала что-то нужное? Нет уж!
   - Ну вы его поставьте в стороночку и дайте ненужную бумажку. Он будет занят и никого не тронет. - Я начала ныть. - Вдруг его снова шушель обидит?!
   - Ага! Может быть, его еще погулять вывести?!
   - Погулять не нужно! Ну как я с ним пойду? А если он кусок магистра откусит? Что делать-то будем?
   - А он может? - несколько испуганно уточнил Арион фон Расс.
   - Представления не имею. - Я пожала плечами. - Кто же его знает. Васик все ест. А магистр, он ведь, малость, неживой.
   - Поставьте на стул! - недовольно скомандовал ректор и показал на какой именно. Отсюда Васик не должен был ни до чего достать.
   Я оставила свой цветочек и поспешила к двери, надеясь, что не грохнусь в обморок в самый неподходящий момент.
   Я честно пыталась не бояться. По коридору шла уверенной походкой, только побледнела чуточку - об этом мне поведало огромное зеркало в холле. Коридоры академии были пусты. Народ разъехался на лето, и остались лишь самые большие энтузиасты или те, кто провинился и был за это лишен отпуска. Ну и обслуживающий персонал. Как ни странно, меня уже узнавали, вежливо кивали и раскланивались. Зажимая под подмышкой пухлую папку с документами, я понимала почему. Личная помощница служит буфером между начальником и подчиненными. Гадостную новость можно сообщить ей и не отгрести по первое число, и с неприятной просьбой придет она, а не начальник - и это очень удобно. Можно тактично отказаться. Крайней всегда останется помощница.
   Я все это знала давным-давно, но вот только тут поняла - насколько катастрофичным может быть подобное положение вещей. Быть вечно крайней у начальника-тирана по-настоящему страшно.
   Магистр-лич обитал, как и полагается умертвию, практически в склепе. Его кабинет, аудитория и личные апартаменты располагались в подвале. Мне пояснили, что он вел все весну занятия в обычных аудиториях, но на следующий учебный год вытребовал себе личные удобные апартаменты. Кстати, меня до глубины души поразила история о том, как он воскрес. Оказывается, его подняла случайно и ключевое слово тут "случайно" дочка ректора. Примерно в этот момент я начала немного понимать Ариона фон Расса и ему сочувствовать.
   Если изначально мне показалось, что быть дочерью тирана еще то удовольствие, то сейчас я осознала, что ректор и дочка одного поля ягоды. И неизвестно кому повезло, а кому не очень.
   Темный коридор с узкой, каменной лестницей вел в подвал. Расположенные на стенах магически светильники давали немного света, и было жутковато. Несколько поворотов, три двери, за которыми находились складские помещения, и я добралась до места назначения.
   Я долго медлила перед дверью во владения лича. Топталась на месте и думала, как решиться постучать. Что потом сказать и вообще как себя вести с не первой свежести трупом, которых ходит и говорит? Нужно поблагодарить за то, что он донес меня до моих апартаментов или не стоит акцентировать внимание, все же в обморок я упала, увидев его. Стоит извиниться за свое поведение или все же разумнее промолчать.
   Может, просто сразу перейти к делу, а дело, как я поняла, неприятное и предполагаю, вредный герр ректор уже подходил к магистру-личу с просьбой сделать программу и был послан в далекие дали. Не знаю, сколько бы времени я мялась перед дверью еще, если бы она сама не распахнулась у меня перед носом - резко и неожиданно, вырвав меня из состояния задумчивости.
   Я отпрыгнула, вскинула голову и уставилась в полыхающие алым глазницы. Безгубый рот искривился в кровожадной усмешке, и я опять допустила ту же ошибку, которую и в прошлых раз. Вот была готова к тому, что увижу, но эффект неожиданности все же сыграл злую шутку. Я не успела морально подготовиться, громко заорала и хлопнулась в обморок. Правда, предварительно протянула личу папку с документами.
   Когда пришла в себя, сразу же испытала неловкость. Ну, разве так можно? Мне же с ним работать дальше, а я второй раз в обморок падаю! А ну как он расскажет ректору и что тогда делать? Идти паковать чемоданы из-за собственной нелепой впечатлительности? Надо с собой бороться и учиться не реагировать столь остро.
   Я медленно открыла глаза, и чуть снова не отключилась. Непонятный ветерок, который заставил меня очнуться, слегка пованивал тленом и исходил от папки с документами, которой меня заботливо обмахивал, сверкающий сочувственным оскалом лич. Я не заорала лишь потому, что потеряла дар речи, в горле застрял комок.
   - Любит Арион над сотрудниками издеваться, - прошелестел лич, увидев, что я очнулась. - Причем, к каждому находит свой, особенный подход. Меня вот программу заставляет разрабатывать, хотя знает, что я и при жизни не любил заниматься подобными неприятными вещами. Вас - ко мне отправил и убил сразу двух зайцев.
   Лич отступил, кинул папку на стол и расположился в кресле возле камина.
   Я, почувствовав, что опасность миновала, немного осмелела и поинтересовалась, пытаясь осмотреться и понять, где нахожусь.
   - Каких?
   Вокруг был сумрачно, промозгло и я готова была спорить, что сейчас в гостях у лича. Похоже, он снова меня перенес на руках. В этот раз, правда, не в мои апартаменты, а в свои. Вот же шушель, как неловко!
   Дивана у лича не было, кровати тоже, зато в наличие имелся каменный саркофаг, с подушечкой и шелковыми простынями. Вот там я и лежала. Признаться было удобнее и комфортнее, чем на каменном полу в коридоре, но сам факт заставлял сердце сжиматься, и мне было очень сложно контролировать себя. Я не орала и не бежала лишь потому, что чувствовала слабость, а из саркофага с высокими стенками так просто не выскочишь.
   - И вас напугал и в неловкое положение поставил, и меня подловил. - Медленно пояснил лич. - Его-то бы я сразу отправил, куда подальше с программой, например, в министерство. Я тут, так сказать, на добровольных началах преподаю, денег не получаю, как единица штата не числюсь и зачем мне программы писать? А вас отправить к этому тирану без результата не могу, вам и так не посчастливилось на него работать.
   - Так может быть вас того... - поинтересовалась я. Вид лича уже не вызывал оторопь. Я по-прежнему чувствовала себя не в своей тарелке, но уже не была близка к обмороку.
   - Упокоить? - буднично поинтересовался лич.
   - Нет-нет! - поспешила я поправиться. - Ни в коем случае! Я другое имела в виду. Трудоустроить.
   - Трудоустроить? - Вот как раз это предложение магистра, похоже, поразило до глубины души. - Дорогая моя, Мира, а зачем же мне нужны эти лишние телодвижения и хлопоты? Увольте от подобно счастья. Сейчас программы - моя добрая воля. Как только я буду работать официально, они превратятся в унылую обязанность. Нет уж. Мне нравится, как Арион за мной бегает. Согласитесь, у него премерзкий характер, кто-то же должен доставлять ему такие же неприятности, какие он привык доставлять другим. Вы со мной согласны?
   - Наверное... - Я осторожно села, все же чувствуя себя очень неловко. Было стыдно, страшно и чуточку противно.
   Руки дрожали, ноги тоже и естественно, когда я начала вылезать из саркофага, то зацепилась носком туфли за бортик, рыбкой полетела вперед и вниз, лихорадочно замахала руками, сбила что-то на столе и вцепилась за первое, что попалась под руку - рукав лича. Удержаться все равно не вышло И я, увлекая магистра за собой, рухнула на пол. Единственной мыслью было: "Лишь бы не сломать ценного и бесплатного сотрудника академии". К счастью лич оказался на удивление прочным и даже умудрился извернуться и не упасть на меня сверху, а устоять на ногах.
   - П-п-ростите... - прошептала я с пола и взвыла в голос, когда заметила, что папка с документами, которую я принесла личу, выпала у него из рук на стол. Я пока падала задела чернильницу, и теперь на бумагах расплывалось огромное чернильное пятно.
   - Вот что за шушель?!
   - Ну не совсем чтобы шушель, - Лич посмотрел на меня строго, и я снова едва не рухнула в обморок. Все было не просто плохо, все было ужасно.
   - Это мое вечное невезение! - на глаза навернулись слезы.
   - Правда что ли? - уточнил лич, который брезгливо держал в двумя пальцами листочки и задумчиво наблюдал, как на пол с них падают жирные чернильные кляксы. - И давно вам так не везет?
   - С момента получения диплома! Что бы я ни делала, все получается...
   - Как сегодня. Да?
   - Обычно еще хуже, - покаялась я.
   - Подойдите сюда! - скомандовал лич и выкинул пришедшие в негодность документы в мусорную корзину.
   - Мы сможем это восстановить? - тихо простонала я.
   - Мы? - на лице лича мелькнуло удивление. - Мы - нет. Это программа по курсу несмертельных проклятий на следующий год. Ее делал аспирант Ариона Демион фон Арриса. Он сможет.
   - Что из-за меня кому-то придется переделывать работу? - Мне стало плохо. Я ужасная! Отвратительная личная помощница!
   - Ему не привыкать. - Лич отмахнулся. - Вы представляете, что такое быть аспирантом у нашего ректора? Демион смышленый молодой человек, должен был оставить себе копию. А если у него ее нет, он дурак. А дураков надо учить. Подойдите сюда, Мира. Я вас не укушу! Что вы, ей богу, как студентка первокурсница!
   Я не посмела возражать и осторожно бочком приблизилась к личу. Он обошел сзади и положил пахнущие тленом руки мне на плечи. Признаю, я закрыла глаза и принялась молиться, чего не делала никогда.
   - Перестаньте! - раздраженно отозвался он. - Вы мне мешаете своим навязчивым бормотанием!
   - Так я про себя!
   - Без разницы. Все равно раздражает.
   Я послушно попыталась перестать, но тогда в голову начали лезть самые разные мыли, от которых самой стало тошно. Лич тоже не выдержал и разражено посоветовал.
   - Уж с лучше молитесь, фон не такой беспокойный, хотя и раздражает порядочно.
   Решив, что когда говорю, меньше думаю и, соответственно, меньше нервирую лича, я задала вопрос:
   - А что вы собственно делаете?
   - Ищу проклятье, - как ни в чем ни бывало, пояснил магистр и продолжил свои манипуляции.
   - Проклятье? - удивилась я. - Какое проклятье?
   - А это нам с вами расскажет Арион. Он же у нас в академии специалист во всем! - с издевкой резюмировал лич. Я не поняла, сарказм относится ко мне и ситуации или к персоне ректора.
   Магистр бесцеремонно схватил меня за руку и потащил к выходу. Я от этого действа в обморок не рухнула и поэтому возгордилась.
   - И все же? - Я не отставала. Практически перешла на бег, чтобы успевать за магистром. - О каком проклятье вы говорите?
   - О вашем. Или вы наивно считаете, будто невезучесть имеет естественные причины?
   - Хотите сказать, меня прокляли?! - поразилась я настолько искреннее, что лич хмыкнул.
   - Странно, что вам самой это в голову не пришло. Неужели всю жизнь не везло?
   - Мне всегда очень даже везло, - призналась я. - Иногда даже слишком. Самый простой билет на экзаменах, тот научный руководитель, к которому хотелось. Я думала мое невезение - это расплата за чрезмерную везучесть раньше.
   - Ваше невезение следствие чьей-то зависти и злобы, - возразил лич. - Признайтесь, много врагов было? Я так понимаю, вам стало не везти после выпуска? Кого вы из однокурсников бесили?
   - Ну так многих. - Я пожала плечами. - Я легко поступила, легко училась и еще до написания диплома получила первое предложение работы. А у нас коллектив был преимущественно женский и завистливый.
   - Что я вам могу сказать, Мира. - Лич развернулся и сверкнул глазами. - Вы влипли. Причем, похоже, очень давно.
   - А как мне из этого вылипнуть? - несчастно уточнила я.
   - Даже не знаю... найти того, кто наложил проклятье?
   - А если это не представляется возможным?
   - Ну, тогда вы, долго не проживете. Однажды, вам на голову упадет кирпич или вы поскользнетесь на вымытом полу. Смерть будет ранней и глупой. Стандартный исход для таких проклятий.
   - Но я до сих пор жива... - В горле застрял комок. Перспективы вырисовывались нерадужные.
   - И это чудо, я бы сказал. Наверное, это ваше врожденное, феноменальное везение вступает в конфликт с проклятием.
   - Что это значит?
   - Это значит, что вы легко отделались.
  
   Когда мы вошли в кабинет к ректору, то заставили удивительную картину. Лич даже замер в проходе и жестом велел остановиться мне. Арион фон Расс стоял к нам спиной. Чего-то неразборчиво бормотал себе под нос и пытался скормить Васику простой карандаш. Я уже даже рот открыла, чтобы поинтересоваться, когда сообразила, чем именно занимается ректор.
   У его ног на полу валялись изгрызенные остатки карандашей, а ректор бухтел:
   - Ну, вот что же ты творишь то, погонь прожорливая! Говорю же тебе, по чуть-чуть и по кругу. Вот так....
   Ректор магической академии, умнейший человек, гнева которого боялись даже в министерстве, с помощью моего Васика пытался точить карандаши.
   - Арион, - начал лич. - Тебе точилку, что ли подарить на ближайший праздник? Что ты дурью маешься?
   Ректор вздрогнул, скривился, но не подал виду, что наше появлении застало его в врасплох. Он с удовольствием обозрел очередной, на сей раз, остро наточенный карандаш, и заметил.
   - А вы магистр Сайзер не острите. Не подарите вы мне точилку, так как не на окладе. Средств у вас необходимых не имеется.
   - А вот эта милая девушка, говорит, что меня надо трудоустроить. - Даже не задумавшись сдал меня лич.
   Я сглотнула, поймав угрожающий взгляд ректора, и попятилась назад. Естественно наткнулась на полку и обрушила бы все, что на ней стояло, если бы меня не удержал лич.
   - Вот что с ней делать, а ? Ходячая катастрофа! - простонал Арион фон Расс, задав магистру риторический вопрос, но лич совершенно серьезно ответил.
   - Что-что? Либо отправлять куда подальше, чтобы грех на душу не брать. Либо избавлять от проклятия.
   - Не нужно меня никуда отправлять! - пискнула я и спряталась за спину лича. Внезапно поняла - он меня пугает значительно меньше, чем ректор.
   Арион фон Расс смотрел на меня, словно на клопа - явно решал прихлопнуть на месте или не поганить ковер. Кажется, даже Васик его раздражал меньше.
   - Вот как вы думаете, магистр Сайзер, - протянул ректор, демонстративно отвернувшись от меня. - В агентстве специально подсунули мне бракованную секретаршу или у них как всегда само так получилось?
   - Это вопрос риторический, Арион! - прошелестел магистр и отступил, оставив меня беззащитной перед пронизывающим взглядом черных глаз ректора. - Решай, что будешь делать. Но так это оставлять точно нельзя. Она себя угробит, и тебе академию спалит. А я еще не воспитал достойную смену.
   - Все не теряешь надежды, что тебя кто-то упокоит? - хмыкнул ректор. - Вряд ли дождешься.
   - А потому что набираете, не пойми кого. Ты заявления на отделении некромантии видел? Через одно сопливые девчонки!
   - Не переживай, - с не свойственным ему флегматизмом отозвался Арион. - Половина из них отсеется на первом же этапе экзамена, который будешь принимать ты. Вон от твоего вида, даже секретарши в обморок падают. Или вы думали, я не в курсе? - ректор мерзко хихикнул и тут же, собрался и продолжил, сменив тему. - А среди оставшихся, вдруг будет та самая жемчужина, ради которой не грех перелопатить кучу навоза?
   - Сам-то себе веришь? - поинтересовался лич и удалился, а я осталась наедине с ректором ожидать приговора.
   Почему-то была на сто процентов уверена, ч то возится он со мной не станет. Одно дело невезучая секретарша, другое - секретарша проклятая. В учебном заведении такой пульсар замедленного действия держать чревато.
   - Паковать чемоданы? - уныло уточнила я.
   - Что же ты, Мирочка, так быстро хочешь от меня сбежать? - поинтересовался ректор тихим, вкрадчивым голосом. Я ойкнула и отступила, пугаясь его напора.
   - Потому что проклятье... а тут дети...
   - Ну, во-первых, до детей у нас с тобой еще долгих полтора месяца, а во-вторых, эти дети, сами кого хочешь, проклянут. Поэтому я предлагаю тебе сейчас идти к себе в комнату и отдохнуть. Герань свою не забудь, она мне тут не нужна, а вечером, ты составишь мне компанию за ужином. - Не успела я возмутиться, как ректор добавил. - Кстати, я цветуй твой слегка подпортил, - и, как ни в чем ни бывало, отошел к столу.
   Я взвыла и кинулась проверять Васика. На каждом его листочке, был зверски выцарапан непонятный знак.
   - Вы! - возмутилась я. - Вы! Как вы могли!
   - Зато шушель не увидит. Так что спасибо скажите.
   Спасибо я говорить не стала, сунула цветочный горшок под мышку и гордо удалилась.
   К себе я примчалась буквально через пять минут - так сильно торопилась. Едва не сбила в коридоре вахтершу со шваброй, налетела на стремянку и разлила банку с краской у рабочих, скомкано извинилась, услышала в свой адрес совсем неуместную в академии брань и, наконец, очутилась в относительной безопасности в комнате.
   Залезла на кровать с ногами, прижала к себе Васика и крепко задумалась о своей тяжелой судьбе и не сложившейся карьере. Значит, проклятье? Вот никогда бы сама до этого не додумалась, если бы лич, который оказался совсем нестрашным и очень полезным не подсказал. Но после его слов, ситуация стала ясна, как божий день.
   Я вспоминала свою жизнь до и после получения диплома. Прикидывала, анализировала и пришла к выводу, кто бы ни проклял меня, сделано это было на церемонии по вручению диплома. Так как первый казус произошел со мной именно там, когда я пунцовая от смущения и гордости спускалась по ступеням со сцены, прижимая к груди диплом. Меня хвалили, пророчили светлое будущее и блестящую карьеру, поэтому нет ничего неожиданного в том, что я зацепилась каблуком за ступеньку, полетела кубарем вниз и изорвала платье. Тогда я списала все на волнение.
   А пока я ездила домой переодевалась, искала другой менее пафосный, но все же пристойный наряд все мои сокурсники напились, и я застала своего жениха в бъятиях первой красавицы курса. Вообще, тогда я подумала, что мне повезло. Впрочем, наверное так и было. Об измене я могла узнать и после свадьбы. Ну а после этого случая "неприятность" стало моим вторым именем.
   Как ни странно, мысли обычно приводящие к дурному настроению, сегодня оставили меня безучастной. Все это осталось в прошлом, но вот думать, будто кто-то из пятнадцати человек с которыми пять лет ты проучилась в одном месте, просидела в одном кабинете и сдала массу зачетов и экзаменов, тебя проклял, было крайне неприятно. Это мне не давало покоя.
   На самом деле у меня было несколько кандидатур: мой бывший, который не хотел, чтобы я строила карьеру, но он связался с Роксой - роковой блондинкой. Надеялся, что я прощу и увернусь? Сама Рокса, которая долго пыталась отбить у меня Максимилиана. Но зачем ей? Она ведь добилась своего. Насколько я знаю, у них уже даже есть ребенок.
   Потом близняшки Пелл и Мэлл - они меня не любили за ту легкость, с которой я училась. Ну и еще пара тройка заучек, считающих, будто я получила золотой диплом незаслуженно. В любом случае, сейчас узнать, кто сделал мне такую гадость нельзя. Может быть, ректор надо мной сжалится, и сможет убрать мое невезение. Вообще это и в его интересах тоже.
  
   Ободренная этой мыслью я отправилась собираться на ужин. Это мероприятие тоже не вызывало ни малейшего восторга, но выбора у меня не было. Мое положение в академии и так было крайне шатким. А я очень хотела сохранить работу и избавиться от проклятья.
   Васика пристроила на прикроватную тумбочку и повернулась к шкафу, когда заметила неясную тень на подоконнике - шушель. Визжать не стала, но на всякий случай сняла тапку и, ухватив ее поудобнее, начала наблюдать за происходящим.
   Твареныш по-свойски забрался на подоконник и закрутился на месте, словно что-то вынюхивая. Длинный носик дергался, шушешь исследовал подоконник и не находя желаемого, нервничал сильнее. Сопение превратилось в повизгивание, и скоро демоненок зарыдал так громко и искренне, что даже у меня кольнуло сердце. Васик пошел клубничинами, потянул к шушелю листочки, но так и остался незамеченным - заклинание ректора работало. А мне стало до ужаса стыдно. Это ведь из-за меня зверь лишился последней игрушки и теперь страдает.
   Пока шушель горестно завывал на подоконнике, я окончательно размякнув сердцем полезла в сумку, достала кусочек завалявшейся в углу печенюшки и протянула ее зверю. Он брал очень боязно и осторожно. Подбирался ко мне тихонечко переступая лапками, предано заглядывая в глаза и вызывая умиление. Аккуратно понюхал сначала печенку, потом руку, взял лакомство передними коротки лапками и с наслаждением хрюкнув тяпнул меня за палец. Я ойкнула, отскочила, а демоненыш мерзко захахикал, раскрошил печень на ковер, смачно плюнул и навалилив огромную зловонную кучу на подоконник скрылся в вечерней дымке.
   - Вот ведь тварь! - выругалась я, зажимая кровоточащий палец, вдыхая непередаваемое амбре и проклиная себя за мягкотелость.
  
   В этой ситуации хорошо было только одно. Я убедилась в том, что пока не исчезли знаки, нарисованные ректором на листочках Васика, шушель мой цветочек не увидит, а значит и напакостничать не сможет. Это успокаивало.
   Я обработала кровоточащий укус, заклеила палец зеленоватой субстанцией, которую целительница в лавке рекомендовала, как чудодейственное, заживляющее средства и убрала все следы пребывания демоненыша в моей комнате. Взглянула на часы и поняла, что подготовиться, как следует к ужину с Арионом фон Рассом не успеваю. Впрочем, это было неудивительно. У меня редко что-либо получалось сделать без форс-мажорных ситуаций.
   Пришлось бежать в душ, в котором минут через пять (едва я только успела намылиться) закончилась горячая вода - к таким вывертам я привыкла, поэтому стуча зубами окатилась и стала отогреваться, кутаясь в теплый халат. Параллельно пыталась спешно высушить волосы - на укладку уже не оставалось времени, а раз не получалось изображать из себя чопорную даму - платье я подобрала тоже менее строгое, чем обычно. Светло-голубое, а не серое, с открытыми плечами, но скромным вырезом и струящимся, шелковым подолом.
   Отражение в зеркале мне понравилось - лучистые синие глаза, ямочки на щеках, волосы, рассыпанные по плечам свободной волной и слегка вьющиеся на концах. Глаза хорошо бы подчеркнуть тушью, но времени не осталось. Я сунула ноги в босоножки и помчалась по коридорам, надеясь, что не вляпаюсь по дороге в неприятности.
  
   Самая главная неприятность ожидала меня в конце пути. Перед ней померкла и разобранная на лестнице коленка (хорошо хоть платье уцелело и ссадину скрывало) и сломанный при падении ноготь и даже то, что я запуталась перед этим в шторах, которые вешали две немолодые и пока незнакомые мне женщины.
   Их возмущение было искренним, я получила выговор, и чувствительный магический заряд в зад, рассыпалась в извинениях и понеслась дальше. Еще несколько лет назад, я наверное, задрала бы нос и обязательно донесла до всех вокруг, что я не просто мимо пробегающая встрепанная девчушка, а личная помощница. Нас учили, что это звучит гордо. Но сейчас мне было наплевать, только бы успеть, а с имиджем и значимостью, можно разобраться позже. Все равно судить обо мне будут по делам, а не по статусу. Пока ничего полезного для академии, я не сделала. И оправдывала меня то, что прошел всего один рабочий день.
   Знала бы я куда тороплюсь. В кабинете ректора не было, зато изрядно смущающийся, после утренних происшествий призрак-охранник указал мне дорогу дальше. Хорошо хоть, не тал как в старых сказках летящее перышко, за которым герою стоит следовать, чтобы попасть к месту назначения. Призрак-охранник печальным вздохом потащился провожать мня сам. В соседнее крыло, через роскошные апартаменты (я не хотела думать, кому они принадлежат) на открытую площадку-балкон на одной из башен.
   Отсюда открывался удивительный вид на простилающуюся внизу долину и, кажущийся, игрушечным город - один из крупнейших в империи. Он протянулся вдоль всего горизонта.
   На балконе был накрыт стол на двоих - свечи, бутылка шампанского во льду, все как и положено на свидании. Только вот я была настроена на деловой разговор. На свидание я не подписывалась. Как назло призрак-предатель скрылся, а ректор, который до этого стоял ко мне спиной и наблюдал закат, повернулся и протянул руку со словами.
   - Проходите, Мира.
   Я двинулась осторожненько, бочком. На ректора косилась подозрительно и думала и не сбежать ли мне пока не поздно. Плохо, что я так и не смогла для себя решить куда. То ли к себе в комнату, то ли вообще из академии.
   Хотелось вообще из академии, но я понимала, моих проблем это не решит и от проклятья не избавит. А вот ректор, сколь бы пугающим не казался, вполне способен. Вместо того, чтобы тоскливо завыть в полный голос, я улыбнулась, надеясь, что вышло не слишком натужно и грациозно села за стол - так как нас учили. И о чудо, даже бокалы не своротила. Как же я отвыкла чувствовать себя нормальной! Спустя несколько лет жизни с проклятьем, даже такое простое действие казалось мне достижением. Но расслабилась я рано. Ректор стремительно подошел к стулу. Он все делал быстро и резко, но вместе с тем выверено. Ни одного лишнего движения. Он сел напротив и посмотрел на меня так, что я вздрогнула, махнула рукой и бутылка с шампанским и ведерко со льдом обязательно бы полетели на пол, если бы их не успел поймать Арион фон Расс.
   - И как же вы Мира до своих лет-то дожили? - поинтересовался ректор, разливая по бокалам пенящийся напиток. Мужчина был сосредоточен. Между черных бровей пролегла складка. Сейчас Арион фон Расс выглядел неформально. Черная рубашка была расстегнута на несколько пуговиц, и мне очень хотелось их застегнуть, чтобы не смущал.
   - До двадцати одного года я как-то не страдала от невезучести и рассчитывала на блестящую карьеру! - отозвалась я, с трудом отведя взгляд от сильной шеи. - А вместо этого сижу вот тут... - дальше я продолжать не стала. Как в голове не крутила все одно получалось не очень корректно по отношению к моему новому работодателю.
   - А вместо этого пьете с ректором магической академии, а могли бы с каким-нибудь герцогом или графом. Безусловно, более выгодна партия.
   Не было понятно, что это шутка, сарказм или он говорит вполне серьезно. Это раздражало, поэтому я возмутилась.
   - Причем тут партия! Просто да, последние несколько лет мне не везет и из-за этого "не везет" моя карьера сложилась не лучшим образом, точнее вообще не сложилась. По проклятье я узнала только сегодня! Даже в этом не повезло. Могла бы давно снять.
   - Не скажите, Мира! - Ректор глотнул вина и кивнул мне, предлагая сделать то же самое. - Не сняли бы и сегодня вам повезло. Я бы тоже, наверное, заметил проклятье, но не сразу и то, лишь в случае, если бы вас не уволил раньше. А обнаружить его в обыденной жизни вообще непросто. Так что вам в целом повезло и в том, что вы сюда попали и в том, что магистр Сайзер посмотрел на вас внимательнее, нежели я. Есть кандидатуры? Может быть, старые недруги?
   - А это важно? - поинтересовалась я. Настроение упало ниже плинтуса. - Потому что мне сложно сказать кто, я могу сказать только когда.
   - И когда же? - В глазах ректора зажегся интерес, и я несколько смутилась, но все же ответила.
   - Четыре года назад на вручении диплома об окончании университета или прямо перед ним. Но точно тогда.
   - Кто-то из завистниц? - уточнил он.
   - Или завистников. - Я пожала плечами. - А это имеет принципиальное значение?
   - Понимаете, Мира, без того, кто вас проклял это проклятие снять практически невозможно.
   Ректор отклонился на спинку стула, от чего рубашка натянулась у него на груди, мне стало страшно, что маленькие серебряные пуговички оторвутся, покрутил в руках ножку бокала и нахмурил лоб. Думал, видимо.
   - И что же делать? - растерялась я.
   - Не хотите ли вы организовать встречу выпусков?
   - Что? - удивилась я, но по взгляду поняла. Не шутит.
   - Что? - удивилась я, но по взгляду поняла - не шутит.
   - Именно, Мира. Соберите всех возможных виновников в одном месте, и тогда получите ответ. Сколько человек было у вас в группе?
   - Пятнадцать... - задумчиво ответила я, все еще считая его идею в высшей степени бредовой.
   - Пятнадцать - не так уж и много. Я знаком с ректором университета управления, думаю, она пойдет мне на встречу и примет в своих стенах выпускников, решивших встретиться через несколько лет после окончания и понастольгировать. Тем более повод есть.
   - А какой повод? - несчастно заметила я.
   - Вы же несколько лет, с ваших слов, на "отлично" учились именно этому! Вы должны уметь организовывать разного рода мероприятия и придумывать поводы. Вот и организуйте встречу выпускников! Считайте это вашим рабочим заданием. Думать можете начинать прямо сейчас!
   Сказать, что мне стало страшно - это значит, не сказать ничего. Я не знала, с чего начать, и зачем это нужно Ариону фон Расу, я даже готова была дальше жить со своим проклятьем, лишь бы не пришлось собираться вместе всех тех, кого я не видела три года. Ну не готова я была к этому! Расставалась я с ними звездой, а сейчас я кто? Личная помощница тирана. За эти три года я не достигла ровным счетом ничего, а они шли вверх по карьерной лестнице, удачно выходили замуж, то есть стали теми, кем и должны были - успешными, богатыми, такими, какой мечтала стать я, но не смогла.
   - Не хочу встречу! - полный отчаяния возглас вырвался непроизвольно, и вызвал у ректора улыбку.
   - Не беспокойтесь, Мира, я вас не брошу, и буду сопровождать.
   Сердце упало в желудок и там сжалось. Все еще хуже, чем я могла предположить. Только нового начальника в качестве сопровождающего мне не хватает! Ведь слухи пойдут! Придется оправдания искать, он старше меня намного, но в то же время пугающе сексуален, и вообще мне страшно очень-очень.
   Все это Арион, видимо, прочитал у меня на лице, потому что улыбка его стала хищной, и я себя почувствовала маленькой мышкой рядом с удавом.
   "Шушель бы побрал это проклятое невезение!" - подумала я и осеклась, вспомнив, что твареныш вполне может прибежать на мои призывы.
   - Ну, я пойду? - Я подорвалась со стула и покосилась в сторону выхода, планируя сбежать, как можно быстрее, но ректор грозно рыкнул:
   - А ну, стой! Куда собралась? - И схватил меня за руку. Я пискнула, но послушно уселась на место.
   - А как же "думать"? - уточнила я, но Арион фон Расс снова наполнил мой опустевший бокал и скомандовал:
   - Пей и любуйся закатом. Смотри, какой красивый, а чтобы подумать, у тебя вся ночь впереди. Или почти вся... - двусмысленно добавил он, но я предпочла намек не заметить и послушно отхлебнула резкий, пенящийся напиток. Сотни пузырьков растворились на языке, и нервное напряжение отступило.
   Закат за окном и, правда, был очень красивым - лилово-розовым, необычным и ярким. Он просился на холст, жаль, что я не умела рисовать. Я молчала, а в голове сами собой рождались мысли и идеи. Оказывается, не забыла, чему нас учили, и то, что не удалось применить свои знания на практике, не имело значения. В голове рождались образы, нужные фразы, тема встречи выпускников и антураж. Буквально через пять минут на моих губах появилась мечтательная улыбка - я твердо знала, что нужно делать и, самое главное, к кому с какой фразой обратиться, кто на какое предложение клюнет. Идея собрать группу однокурсников вместе уже не казалась нереальной и идиотской, и даже собственная судьба сейчас представилась в другом свете. Я нашла, как можно преподать свое новое положение, чтобы мои бывшие сокурсники начали завидовать, а не презрительно кривиться.
   - Я же говорю, закат красивый! - по-своему отреагировал на мою улыбку ректор, а я не удержалась и в голос засмеялась. Не зря. Много бы отдала за то, чтобы еще хоть раз увидеть на его лице такое же ошарашенное выражение.
   - Иногда я все же сомневаюсь в вашей нормальности, Мира... - пробурчал он, когда я отсмеялась.
   - Простите. - Я прыснула в кулак. - Закат действительно хорош, просто, я придумала, как организовать встречу и уверена, у меня все получится. Если только не вмешается проклятое невезение, - буркнула я.
   - Все будет хорошо. Такие проклятия, как правило, бывают очень узкими, и направлено оно, скорее всего, именно на рабочие моменты. Может быть, на романтические отношения. Будь все иначе, с вами уже давно бы произошла какая-то трагедия.
   - Тогда, у меня все получится.
   - И не забудьте, включить в свой план тот факт, что мы с вами будем изображать пару.
   - Что? - поперхнулась я шипучим вином.
   - Ну а в каком качестве вы предлагаете мне ехать?
   - В качестве дядюшки? - невинно уточнила я, но в ответ получила грозное рычание и полыхнувшие алым глаза.
   - Не перегибайте палку, Мира!
  
   Сбежать удалось через полчаса, ректор не очень хотел меня отпускать, а я не жаждала с ним общаться. Просто не понимала, что он от меня хочет, и как на все реагировать. Зачем он мне помогает? К чему все эти закаты и шампанское. Точнее, девочка я уже взрослая и понимала, но опасному очарованию поддаваться не спешила и недоумевала, почему это видный и успешный мужчина выбрал меня. Не потому ли, что сейчас лето, ремонт и вообще скучно в этой глуши, а тут, так сказать, развлечение, не отходя от рабочего места.
   Ни чьим развлечением я быть не хотела, а хотела просто снять проклятье и ради этого готова была на многое, но не на все. Например, не собиралась идти на поводу у ректора.
   В комнате меня ждал сюрприз. Видимо, снова приходил шушель. Васика твареныш не нашел, зато изодрал мне все постельное белье, оставил две смердящие кучи и в мелкие клочки порвал пару документов. Я выдохнула, выругалась и принялась за уборку, попутно додумывая план действий завтра на утро.
   Уборка заняла минут сорок, и я уже планировка лечь спать, но не смогла. Завалилась на кровать с карандашом и блокнотом. Мысли перенесенные на бумагу обрели стройность, и когда начало светать, у меня уже имелся в наличии расписанный план мероприятия.
   Поспать не получилось, зато к утру я была во всеоружии и начала бы связываться с бывшими одногрупниками прямо сейчас, если бы не нужно было еще раз все согласовать с начальником. Он должен был сделать самое важно - уведомить ректора моего университета и получить добро на встречу. Так же на этом уровне стоило решить, где именно разместят выпускников. Нужно ли бронировать гостиницу или, быть может, ректор разрешить пожить в общаге. Хорошо бы в своих комнатах.
   При мысли о возможности ненадолго вернуться в студенческие будни, на моем лице появилась улыбка. Было бы здорово! Свою неуклюжую подружку-соседку, рыжую хохотушку Като, я не видела с выпуска. А ведь как мы дружили! Но судьба развела, и я даже не знаю, где она сейчас и как устроилась. Интересно будет узнать. Катриона - Като не очень хорошо училась и была немного неловкой, но, может быть, ей повезло, и она нашла работу своей мечты?
   На работу собиралась, как всегда, второпях, и тут моя невезучесть проявилась себя в полной мере - за короткие пятнадцать минут я порвала колготки, измочила платье, потому что зачем-то сунулась в душевую комнату и открыла кран - пришлось переодеваться. Из-за этих злоключений уложить волосы я не успела, как и покормить Васика.
   Пришлось цветуечек брать с собой. Я неслась по коридорам с лохматыми, развевающимися волосами, сбивая стремянки и зажимая горшок с Васиком подмышкой, и все равно умудрилась явиться позже ректора, в девятом часу.
   Сердце упало в желудок и там испуганно задрожало. Ни один начальник на моей памяти не относился к опоздавшим снисходительно, поэтому от Арион фон Расса я ждала какой угодно реакции.
   - П-простите...- проблеяла я, заглянув в дверь кабинета, и собралась ретироваться на свое место, но не получилось.
   - Стоять! - рыкнул ректор, и я послушно замерла, испуганно хлопая глазами. - На миг я подумал, что Кассандра нагостилась у матери, - ворчливо заметил он. - У вас сейчас прическа один в один, как у нее, и топаете вы так же задорно, предвещая неприятности.
   - Прростите... - еще раз буркнула я, не сообразив, что ответить, а ректор, поморщившись, махнул рукой и скомандовал:
   - Растение свое мне оставьте!
   - Зачем? - подозрительно поинтересовалась я.
   - Развлекает он меня, - не стал отнекиваться Арион фон Рас, и я бочком протиснулась в кабинет. Плечом задела металлический кубок, извинилась, стала поднимать и опрокинула ведро с канцелярским мусором.
   - Мира! Вы - стихийное бедствие! Знаете?
   - Ага. - Я кивнула, поставила Васика в уголочек, цветуечек сразу же сжался и коварно напал на ближайшее растение. Свежий, зленный лист он поедал с чавканьем и такой жадностью, что ректор не выдержал и сказал мне, поморщившись.
   - Кормить, домашних питомцев надо, Мира.
   Я покраснела и пробормотала что-то невнятное. Акцентировать внимание на том, что Васик сам себе неплохо находит прокорм, я не стала.
  
   Это последние обновление данного текста на СИ. Какое-то время мы еще будем выкладываться в комментах, но недолго.
   С 10-15 числа (точную дату обязательно напишу) открываю платную подписку на ЛитЭре. Я вешала здесь файл и писала, что предыдущая книга это был последний раз, когда я выкладывала полностью и бесплатно. Подписка, на мой взгляд, это хорошая альтернатива.
   У вас будет возможность читать так же, как и на си, ежедневно кусочками за символическую плату. Ну, или дождаться полной версии и уже за денюжку чуть больше, купить текст где-то в другом месте.
   Для меня это, как и для вас, опыт новый и интересно, что изо всего этого получится.
   Все точные ссылки я обязательно дам в группе ВК. Может здесь повешу, но руководство СИ против, и раздел отрезают от ленты комментов, что не всегда удобно. Я бы с удовольствием развесила здесь все координаты, но не могу. Увы.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.33*35  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"