Оганесян Арман Левикович: другие произведения.

Воин Вечности

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Для создании данной книги, автор в основном использовал книги и высказывания Карлоса Кастанеды и его соратников.

  В О И Н В Е Ч Н О С Т И
  
  П у т ь В о и н а
  В мире действительно множество устрашающих вещей, а мы - беспомощные создания, окруженные непостижимыми и неумолимыми силами.
  Обычный человек по невежеству своему полагает, что их можно объяснить или изменить. На самом деле он не знает, как это сделать, однако надеется, что человечество рано или поздно сумеет объяснить их или изменить. Пока в мире - затишье, это успокаивает. Но потом этот жуткий, таинственный мир разевает пасть, намереваясь тебя проглотить, и ты с полной очевидностью осознаешь, что все твои проверенные и надежные пути вовсе такими не были.
  Воин, с другой стороны, думает не об объяснениях и не о переменах. Вместо этого он использует эти непостижимые силы для того, чтобы перенаправить себя, приспособившись к направлению их действия.
  На этом пути воину постоянно приходится с чем-то бороться, чего-то избегать, быть к чему-то готовыми. И это что-то всегда непостижимо, всегда мощнее нас, всегда нас превосходит. И в этом борьбе только воин может выжить.
  Силы, которые руководят людьми, непредсказуемы и ужасны, но в то же время их великолепие стоит того, чтобы стать его свидетелем.
   ***
  Мир необъятен. Мы никогда не сможем понять его. Мы никогда не разгадаем его тайну. Поэтому воин принимает его таким, как он есть - чудесной загадкой.
  Обычный человек не делает этого. Мир никогда не является загадкой для него, и когда он приближается к старости, он убеждается, что он не имеет больше ничего, для чего жить. Старик не исчерпал мира. Он исчерпал только то, что делают люди.
  Обычный человек знает только действия людей. И весь его опыт ограничен лишь тем, что люди делают по отношению к нему и друг другу. И больше не знает ничего. Ничего о тайнах этого неизведанного мира.
  Воин осознает эту путаницу и учится относиться к вещам правильно. Вещи, которые делают люди, ни при каких условиях не могут быть более важными, чем мир. И, таким образом, воин относится к миру как к бесконечной тайне, а к тому, что делают люди, - как к бесконечной глупости.
  ***
  Воин знает, что то, что он видит перед собой в данный момент, - еще далеко не все, что здесь есть. В мире есть еще столько всего... Он воистину бесконечен в каждой своей точке. Поэтому попытки что-то для себя прояснить - это на самом деле всего лишь попытки сделать какой-то аспект мира чем-то знакомым, привычным.
  Окружающее нас здесь - сама вечность. И заниматься тем, чтобы превратить это величие в разумность, уменьшать ее до уровня управляемой чепухи не только глупо, но и крайне вредно.
  ***
  Путь воина являет собою противоположность образу жизни современного человека. Современный человек покинул пределы неизвестного и таинственного, утвердившись в функциональном. Повернувшись спиной к миру предчувствия и торжества достижения, он с головой погрузился в мир тоскливой повседневности.
  Путь воина - это метод изменения человека. Человека, а не мира. Меняя себя, мы изменяем и мир. Меняя свое отношение, свое восприятие - мы меняем мир, постоянно меняем мир, так что каждый раз он получается новым.
  ***
  Воин приходит в мир для того, чтобы учиться и в результате тренировки стать отрешенным наблюдателем, постичь тайну нашего бытия и насладиться торжеством знания нашей истинной природы. В этом - высшая цель воина. И не каждому из воинов дано ее достичь.
  ***
  Воин знает, что человеческий дух неуравновешен. Воин начинает с уверенности, что его дух неуравновешен, а затем, с полным осознанием, но без спешки и медлительности, он делает все лучшее для достижения этого равновесия.
  Искусство воина состоит в нахождении и сохранении гармонии и равновесия между всем ужасом человеческого бытия и сказочным чудом того, что мы зовем "быть человеком".
  ***
  Встав на путь знания, человек постепенно осознает, что обычная жизнь для него навсегда осталась позади, что знание - страшная вещь, и средства обычного мира уже не могут его защитить. Поэтому, чтобы уцелеть, нужно жить по-новому. И первое, что необходимо сделать на этом пути, - захотеть стать воином. Важное решение и важный шаг. Путь знания не оставляет выбора - идти по нему может только воин.
  Стать воином может пытаться любой, хотя очень немногие преуспевают в этом; но это естественно. Враги, которых встречает человек на этом пути, - в самом деле грозные враги. Большинство людей перед ними отступают и сдаются.
  ***
  Когда человек начинает учиться, он никогда не имеет четкого представления о препятствиях. Его цель расплывчата и иллюзорна; его устремленность неустойчива. Он ожидает вознаграждения, которого никогда не получит, потому что еще не подозревает о предстоящих испытаниях.
  Постепенно он начинает учиться - сначала понемногу, затем все успешней. И вскоре он приходит в смятение. То, что он узнает, никогда не совпадает с тем, что он себе рисовал, и его охватывает страх. Учение оказывается всегда не тем, что от него ожидают. Каждый шаг - это новая задача, и страх, который человек испытывает, растет безжалостно и неуклонно. Его цель оказывается полем битвы.
  И таким образом перед ним появляется его первый извечный враг: Страх! Ужасный враг, коварный и неумолимый. Он таится за каждым поворотом, подкрадываясь и выжидая. И если человек, дрогнув перед его лицом, обратится в бегство, его враг положит конец его поискам.
  ***
  Страх - это внутренняя сущность человека, часть человеческой личности. Страх - состояние силы, состояние действия.
  Ужас, в отличие от страха - это внешнее состояние. Это даже не состояние, не сущность, это дыхание небытия. Когда человек охвачен ужасом, силы покидают его. Он цепенеет, потому что сталкивается с тем, хуже чего нет на свете вообще. Ужас - это эманация места, где ничего нет - ни жизни, ни смерти. Это эманация небытия. Поэтому вполне естественно, что, когда человеком завладеет ужас, он просто не в состоянии ничего сделать, кроме как ждать, пока небытие не поглотит его.
  ***
  Человек на пути знания, просто обязан получить силу для дальнейшего продвижения; и силу ту он получает через преодоление страха, через превращение его в своего союзника.
  Если мы сделаем его своим союзником, то вся эта колоссальная сила, которая заключена в страхе, перейдет к нам.
  В этом и заключается секрет примеров удивительного мужества людей на войне или в тяжелых жизненных обстоятельствах. Бесстрашных людей нет. Бесстрашный человек, человек без страха - это либо сумасшедший, либо вовсе не человек. Есть люди, которые, сознательно или подсознательно умеют делать страх своим союзником. Тогда им передается сила страха, и люди совершают потрясающие поступки, которые мы называем подвигами.
  ***
  Человек должен победить свой страх и вопреки нему сделать следующий шаг в обучении, и еще шаг, и еще. Он должен быть полностью устрашенным, и, однако, не должен останавливаться. И наступит день, когда его первый враг отступит. Человек почувствует уверенность в себе. Его устремленность крепнет. Обучение больше не будет пугающей задачей. Когда придет этот счастливый день, человек может сказать не колеблясь, что победил своего первого извечного врага.
  Тот, кто однажды преодолел страх, свободен от него до конца своих дней, потому что вместо страха приходит ясность, которая рассеивает страх. Стоит исчезнуть страху, как все, что связывало нас тут же растворяется. К этому времени человек знает все свои желания и знает, что с ними делать; он может открывать для себя или предпринимать новые шаги в обучении, и все пронизывает острая ясность. Человек чувствует, что для него не существует тайн.
  И так он встречает второго врага: Ясность! Эта ясность, столь труднодостижимая, рассеивает страх, но она же и ослепляет.
  Она заставляет человека никогда не сомневаться в себе. Она дает уверенность, что он ясно видит все насквозь. Да он и мужествен благодаря ясности и не остановится ни перед чем. Но все это - заблуждение. Если человек поддастся своему мнимому могуществу, значит, он побежден вторым врагом и будет в обучении топтаться на месте. Он будет бросаться вперед, когда надо выжидать, или он будет выжидать, когда нельзя медлить. И так он будет топтаться, пока не выдохнется и потеряет способность еще чему-либо научиться. Второй враг перекрыл ему путь.
  Однако ясность, за которую он так дорого заплатил, никогда не сменится вновь тьмой и страхом. Все будет навсегда для него ясным, только он никогда больше ничему не научится и ни к чему не будет стремиться.
  ***
  Чтобы победить ясность, прежде всего надо знать, что ясность, в сущности, иллюзорна. И однажды он увидит, что ясность была лишь точкой перед глазами. Только так он сможет одолеть своего второго извечного врага и достичь такого положения, в котором ему уже ничего не сможет повредить. Это будет подлинная сила.
  Это и значит, что перед ним третий враг: Сила! Вначале она кажется человеку чем-то совершенно невероятным, противоестественным, в существование чего невозможно поверить, о чем даже думать трудно, не то чтобы ее себе представить. Но потом она превращается в нечто серьезное, и отношение к ней соответственно изменяется. Человек может ею не обладать, он может даже в полной мере не осознавать ее существования, но он уже чувствует, он уже знает - в мире присутствует что-то, чего до этого он не замечал. А затем сила дает о себе знать, она приходит к человеку, и он не может ничего с этим поделать, так как сила для него пока остается неуправляемой. Не существует слов, которыми можно было бы описать, как она приходит и чем в действительности является. Она - ничто, и в то же время ей подвластны чудеса, и чудеса эти человек видит собственными глазами. И, наконец, сила становится чем-то, присущим самому человеку, превращается в нечто, что изнутри управляет его действиями и в то же время подчиняется его командам, подвластно его решениям.
  Это - самый грозный враг. Здесь человек редко замечает угрозу, который уже навис над ним. И он не подозревает, что битва уже проиграна. Он превращен своим врагом в жестокого, капризного человека.
  Человек, побежденный собственной силой, умирает, так и не узнав в действительности, что с нею делать. Сила - лишь бремя в его судьбе. Такой человек не властен над самим собой и не может сказать, когда и как использовать свою силу.
  ***
  Человек должен прийти к пониманию того, что сила, которую он якобы покорил, в действительности ему не принадлежит и принадлежать никогда не может. Он должен утвердиться в неизменном самообладании, трезво и бескорыстно пользуясь всем, что узнал. Если он способен увидеть, что без самообладания ясность и сила хуже иллюзии, он достигнет такой точки, где все будет в его подчинении. Тогда он узнает, когда и как использовать свою силу. Это и будет означать, что он победил третьего врага и пришел к концу своего странствия в обучении.
  И вот тут без всякого предупреждения его настигает последний враг: Старость! Это самый жестокий враг, которого нельзя победить, можно лишь оттянуть свое поражение.
  Это пора, когда человек избавился от страхов, от безудержной и ненасытной ясности, пора, когда вся его сила в его распоряжении, но и пора, когда им овладевает неодолимое желание отдохнуть, лечь, забыться. Если он даст ему волю, если он убаюкает себя усталостью, то упустит свою последнюю схватку, и подкравшийся враг сразит его, превратив в старое ничтожное существо. Желание отступить затмит его ясность, перечеркнет всю его силу и все его знание.
  Но если человек стряхнет усталость и проживет свою судьбу до конца, тогда его, в самом деле можно назвать воином. Пусть ненадолго, пусть лишь на тот краткий миг, когда ему удастся отогнать последнего и непобедимого врага. Одного лишь этого мгновения ясности, силы и знания уже достаточно.
  
   П у т ь C е р д ц а
  Прежде чем решиться на путь, воин спрашивает себя: имеет ли он сердце? Если ответ будет - нет, значит нужно искать другой путь.
  В своей повседневной жизни воин выбирает себе путь сердца. Именно это отличает его от обычного человека.
  Воин знает, что он на пути сердца, когда он един с этим путем, когда переживает огромное спокойствие и удовольствие, идя по нему.
  Путь без сердца никогда не бывает радостным. Уже для того, чтобы на него выйти, приходится тяжело работать. Напротив, путь, у которого есть сердце, всегда легкий: чтобы его полюбить, не нужно особых усилий.
   Путь без сердца обернется против человека и уничтожит его.
  ***
  Воин отбирает то, что составляет его мир, отбирает осознанно, потому что каждая вещь, которую он отбирает, становится его щитом. Вещи, которые выбирает воин, чтобы сделать свои щиты, - это частицы пути сердца.
  
  Ч у в с т в о С о б с т в е н н о й В а ж н о с т и
  Для обыкновенных людей жалость к себе это постоянный свидетель всего, что он делает, готовая давать ему советы.
  Для людей жалеть себя очень приятно, потому что, чувствуя свою важность, люди считают, что они заслуживают лучших условий, лучшего обращения. Она еще и потому имеет значение, потому что люди не хотят принимать ответственность за свои поступки.
  Чувство собственной важности делает человека безнадежным: тяжелым, неуклюжим и пустым.
  Дух человека не так-то легко искалечить. Но можно сделать человека мягким и хлипким, приучить его потакать себе, жалеть себя, поддаваться прозябанию: "они не любят меня!", "никто не понимает меня!", "никто не обращает на меня внимания". Все, что он хочет, это чтобы кто-нибудь выслушивал его печальную историю и сочувствовал ему. Он постоянно ждет, что его откроют, что кто-то уделит ему внимание.
  ***
  Мы постоянно неудовлетворенны. Мы всегда жалуемся. И всегда есть кто-то, кого можно винить за наши неурядицы.
  Мы невероятно эгоистичны, мы не хотим отдавать, мы хотим только получать. А если надо отдавать, то обязательно взамен чего-то. Мы постоянно заботящиеся о том, чтобы по возможности сократить потери. Прежде чем мы сделаем какую - либо "инвестицию", мы потребуем обеспечение.
  Мы имеем ужасную склонность "искать любовь". Мы продаем себя. Если кто-то скажет нам - "я люблю тебя", то мы отдадим им всё.
  Мы не умеем любить человека просто так, ради самой любви. Такая любовь не требует нашего присутствия.
  Можем ли мы любить вечно? Без малейшей надежды, что мы когда-нибудь получим что то взамен? Можем ли мы любить без каких бы то ни было инвестиций? Мы никогда не узнаем, что это значит - любить так, несгибаемо. Мы так и умрем, не познав этого чувства.
  Настоящая привязанность свободна от ожиданий, надежд и страхов. Она в истинном смысле слова безусловная, она выходит за все границы и даже за пределы смерти.
  ***
  Мы постоянно заняты защитой нашего "я". На это уходит каждое наше усилие. Мы вовлечены в защиту нашей концепции "я" так давно, что даже этого не замечаем.
  Эти идеи собственной важности ослепляют нас настолько сильно, что мы не можем больше ничего видеть. Вся человеческая жизнь является не чем иным, как бесконечным повторением этого. Человек тратит всю свою жизнь, защищая эту позицию. Это устрашающее понимание.
  Мы, люди, все являемся пленниками чувства собственной важности, и именно эта несвобода заставляет нас поступать столь жалким образом.
   ***
  Нет никакого способа избавиться от жалости к самому себе, у нее есть история. Стирание личной истории освобождает от жалости к самому себе.
  Всю личную историю следует стереть для того, чтобы освободиться от ограничений, которые накладывают на нас своими мыслями другие люди. Личной историей становится лишь то, что знаешь не только ты, но и кто-нибудь другой. Те, кто хорошо тебя знают, воспринимают твою личность как вполне определенное явление. И как только с их стороны формируется такое к тебе отношение, ты уже не в силах разорвать пути их представлений о тебе. Ты всегда в пределах досягаемости каждого из них.
  Личная история постоянно нуждается в том, чтобы ее сохраняли и обновляли. Поэтому человек рассказывает обо всем, что делает.
  Если у тебя нет личной истории, нет и надобности в объяснениях. Твои действия не могли бы никого рассердить или разочаровать, а самое главное - ты не был бы связан ничьими мыслями. Эти чужие мысли являются основой для безграничного роста чувства собственной значительности.
  Личная история делает человека тяжелым и реальным. Реальны все его намерения и начинания, все его действия, все его настроения и побуждения. Он вынужден всем все объяснять, и в то же время он хочет сохранять ощущение свежести и новизны от того, что делает. Но оно исчезает после того, как он рассказал кому-нибудь обо всем, что сделал, поэтому чтобы продлить его, ему необходимо выдумывать. В конце концов, он смертельно устает и от себя самого, и от всего, что его окружает.
  ***
  Воин рассказывает людям лишь то, что считает нужным, и не обязан объяснить, как он достиг этого. От воина невозможно услышать каких-либо утверждений в отношении самого себя. По этому, в нем нет ни малейшей склонности обижаться или сожалеть о чем либо.
  У воина отсутствует личная история. Откуда ей взяться, если все что есть вокруг это он сам. Воин един со всем сущим. Иначе мир теряет смысл.
  Воин алертен. Быть алертным - не значит быть наблюдательным. Для воинов проявлять алертность означает постоянно осознавать ткань обыденного мира.
  Единственный способ удержать мир в нужных нам границах - это начать замечать его изменения. Когда мы видим эти изменения, мы можем создать свой собственный мир. Мы уже можем начать действовать: принимать решения и совершать поступки. Ведь мир и создается последовательностью решений, больших или малых.
  ***
  Чувства собственной важности и сопутствующий ей личная история ограждают человека от окружающего мира. Он обращает внимание только на явные детали, он привык осознавать только то, что считает важным для себя.
  Пока человек чувствует, что наиболее важное и значительное явление в мире - это его персона, он никогда не сможет по-настоящему почувствовать окружающий мир, ощущать тотальное спокойствие всего мирового бытия.
  Мир людей сотворил чужеродный ткань окружающего мира и там же затерялся.
  ***
  Важный человек слишком много думает о своей персоне, и поскольку он настолько важен, он вправе раздражаться по любому поводу, из-за этого возникает странная усталость, которая заставляет его запираться от окружающего мира и цепляться за свои аргументы.
  Слишком сильное сосредоточение на себе порождает ужасную усталость. Поэтому человек внутренне напряжен. Его речь аффектирован, он произносят слова с подчеркнутогнусавым акцентом, делая это сознательно. Человек в такой позиции глух и слеп ко всему остальному. Эта странная усталость мешает ему искать и видеть чудеса, которые во множестве находятся вокруг него.
  ***
  Будучи в высшей степени самоуверенным, обычный человек склонен судить каждого. Судя других, он обманывает себя с их помощь. Судя других, он оправдывает свои поступки.
  Воин не судит людей. Судя людей, можно лишь взять от них худшее. Воин воспринимает людей такими, каковы они есть.
  Воин предоставляет других самим себе и поддерживает их в том, что для них важнее всего.
  Для воина рассматривать чьи-то действия как низкие, подлые, отвратительные или порочные, значит придавать неоправданное значение личности их совершившего, то есть - потакать его чувству собственной важности.
  Воины никогда не вмешиваются в чужую жизнь, никому не мешают и никого не обижают. Обидеть человека означает стать его должником. А воины не одалживаются. Если это произошло, воин обязательно вернет долг и загладит обиду.
  ***
  Воин не испытывает сочувствия ни к кому. Испытывать сочувствие - означает желать, чтобы другой человек был похож на тебя, был в твоей шкуре. И ты протягиваешь руку помощи именно для этой цели.
  Воины не способны чувствовать сострадание, потому что они не испытывают жалости к самим себе. Без движущей силы самосожаления сострадание бессмысленно. Каждое наше усилие помочь фактически является произвольным актом, руководимым исключительно нашим своекорыстием. Те, кому есть дело до других, заботятся и о себе, и требуют признания везде, где можно.
  Человеческое чувствительность собирает мир ложного сострадания, который на поверку оказывается миром жестокости и эгоцентризма.
  В этом мире единственно реальными чувствами оказываются лишь те, которые каждому из нас удобно испытывать в данный момент.
  
   Б ы т ь Н е д о с т у п н ы м
  Воин находится в очень тесном контакте со своим миром и, тем не менее, он для этого мира недоступен.
  Быть недоступным вовсе не значит прятаться или быть скрытным. Это значит - быть недостижимым, то есть закрытым и защищенным.
  Воин недоступен потому, что не выжимает из своего мира все до последней капли. Он слегка касается его, оставаясь в нем ровно столько, сколько необходимо, и затем уходит, не оставляя никаких следов.
  Воин обращается со своим миром очень осторожно и нежно, и не важно, мир ли это вещей, растений, животных, людей или мир силы.
  Прикосновение воинов очень легкое. Рука воин из тяжелых железных тисков превращается в руку привидения, руку из осенних паутинок. Воин не оставляют никаких отметок. В этом - вызов для воинов. У обычных людей очень тяжелая хватка, они навязчивы и деспотичны.
  Быть недостижимым - значит бережно прикасаться к окружающему миру. Не подставляться без необходимости. Не пользоваться людьми, не выжимать из них все до последней капли, особенно из тех, кого любишь.
  Быть недоступным - значит сознательно избегать истощения, бережно относясь и к себе, и к другим.
  Беспокойство неизбежно делает человека доступным, он непроизвольно раскрывается.
  Тревога заставляет его в отчаянии цепляться, за что попало, а зацепившись, ты уже обязан истощить либо себя, либо то, за что зацепился.
  Обычный человек всегда доступен и раскрываясь снова и снова он истощает себя. От него не остается почти ничего. А то, что осталось, может только ныть.
  ***
  Воин не имеет никаких распорядков. И в этом - его преимущество. Обычные люди скованы жесткими распорядками, живут по строго определенной программе, и все причуды их легко предсказуемы.
   Воин же свободен, текуч и непредсказуем.
   ***
  Мы - люди этого мира. Невозможно уйти от делания своего мира. И воину остается только одно - превратить свой мир в свои охотничьи угодья. Воин - охотник, и как охотник он знает: мир создан для того, чтобы его использовали. И воин использует каждую частицу мира. Воин подобен пирату - он берет все, что хочет, и использует так, как считает нужным, и в этом он не признает никаких запретов и ограничений. Но, в отличие от пирата, воин не чувствует себя оскорбленным и не возражает, если кто-то или что-то берет и использует его самого.
  
   С м е р т ь - С о в е т ч и к
  Мы - существа, направляющиеся к смерти. Мы не бессмертны. Но мы ведем себя так, как если бы были таковыми. Это недостаток, унижающий нас как личности, и когда-нибудь он унизит нас как вид.
  Преимущество воина перед обычными человеческими существами заключается в том, что воин знает, что он существо, находящиеся на пути к смерти. И он не позволит увлечь себя в сторону от этого знания. Воин знает, что необходимо применить огромное усилие, чтобы обрести и поддерживать это знание с абсолютной ясностью.
  Воин знает - без осознания присутствия нашей смерти нет ни силы, ни тайны. Идея смерти - единственное, что способно закалить наш дух. Если не думать о своей смерти, то жизнь так и останется не более чем личным хаосом.
  Мир потому и является неизмеримой загадкой, что смерть постоянно выслеживает нас. Без осознания смерти все становится обычным, незначительным.
  Как только человек принимает этот принцип - пусть даже в самой мягкой форме, - возникает мост над пропастью, разделяющей наш мир повседневных занятий, и то, что находится впереди.
  ***
  Для воина принять на себя ответственность за свои решения - это значит быть готовым умереть за них.
  Не имеет значения, каким именно является решение. В этом мире нет ничего более серьезного, чем что-либо другое. В мире, где за каждым охотится смерть, не может быть маленьких или больших решений. Здесь есть лишь решения, которые мы принимаем перед лицом своей неминуемой смерти.
  ***
  Подавляющее большинство людей переходит от действия к действию без борьбы и без мысли. Воин же, наоборот, тщательно взвешивает каждый свой поступок. И поскольку он очень близко знаком со своей смертью, он действует рассудительно, так, словно каждое его действие - последняя битва. Воин с должным уважением относиться к своей последней битве. И вполне естественно, что последний поступок должен быть самым лучшим. Это доставляет удовольствие. И притупляет страх.
  Поступки обладают силой. Особенно когда тот, кто их совершает, знает, что это - его последняя битва. В действии с полным осознанием того, что это действие может стать для тебя последним на земле, есть особое всепоглощающее счастье. Если ты, готов умереть, то не будет никаких ловушек, никаких неприятных сюрпризов и никаких ненужных поступков. Все должно мягко укладываться на свое место, потому что ты не ожидаешь ничего.
  ***
  Без осознания смерти воин останется только обычным человеком, совершающим заученные действия. Он не будет обладать мощью и способностью к концентрации, чтобы отведенное ему на этой земле время превратить в магическую силу. Поэтому, чтобы стать воином, человек, прежде всего, должен полностью осознать свою собственную смерть. Но простое беспокойство в связи с возможностью умереть ничего не дает, лишь заставляет замкнуться на себе. Поэтому необходима отрешенность. Тогда идея неизбежности смерти не превращается в манию, а становится безразличной.
  Отрешенность не означает быть отшельником. Стать отшельником - значит потакать себе, своей слабости. Отшельник не отрекается, он насильно загоняет себя в пустыню, принуждая к затворничеству, или бежит от женщины, трудностей, полагая, что это спасет его от разрушительного действия сил жизни и судьбы. Но это - самообман. Только мысль о смерти может дать человеку отрешенность, достаточную для того, чтобы принуждать себя к чему бы то ни было, равно как и для того, чтобы ни от чего не отказываться. Но это - не страстная жажда, а молчаливая страсть, которую воин испытывает к жизни и ко всему, что в ней есть. Он знает, что смерть следует за ним по пятам и не даст ни за что зацепиться, поэтому он пробует все, ни к чему не привязываясь.
  ***
  Таким образом, с осознанием своей смерти, своей отрешенности и силы своих решений воин размечает свою жизнь стратегически. Знание о своей смерти ведет его, делает его отрешенным и молчаливо страждущим, и сила его окончательных решений делает его способным выбирать без сожалений, и то, что он выбирает, стратегически всегда самое лучшее. Поэтому он выполняет все со вкусом и страстной эффективностью.
  Когда человек ведет себя, таким образом, то можно смело сказать, что он - воин, и что он достиг своего терпения.
  ***
  В сущности, за свою жизнь человек переживает несколько смертей. Половое созревание и достижение брачного возраста - это смерть детства. Женитьба, рождение детей - смерть юности, точно так же, как появление плода знаменует собой смерть цветка.
  Смерть полностью меняет существующий мир. Мы идем по улице и видим, как падает с дерева лист: это - смерть листа и смерть дерева: лист умирает, но и дерево умирает вместе с ним; оно умирает для листа.
  Мир не статичен именно потому, что в нем каждую секунду случается чья-то смерть. Статичны в этом мире только мы: вот почему наше положение все время ощущается нами как шаткое. Когда мы застреваем в какой-либо статике, мир проносится мимо нас.
  Все эти опыты смерти проходят мимо человека. Это свойство времени, оно текуче, а мы, живя во времени, тоже становимся такими. Мы плавно перетекаем из одного состояния в другое, точно так же как день перетекает в вечер, а затем в ночь. Но день и ночь - абсолютно разные вещи.
  Сами того не замечая, люди прилагают массу усилий для того, чтобы почувствовать присутствие смерти. Подсознательно они знают, что смерть - единственный друг и помощник, единственный серьезный стимул, единственный стоящий повод для действия, для поступка. Отчаянное пьянство или наркомания - все это способы почувствовать смерть. С этим же связаны любые рискованные ситуации - восхождение в горы, плавание под водой, полет на дельтаплане, прыжки с парашютом. Долгие путешествия, открытие неведомых стран - все это способы "умирания", все это пути, которые, как мы надеемся, научат нас чему-то очень важному.
  Смена социальной деятельности или встреча с незнакомцем - это тоже встреча со смертью. Это всегда производит на нас весьма сильное впечатление. Каждое такое переживание возвращает нас к нашим истинным потребностям, но редко кто осознает подлинное значение таких переживаний. И все равно - даже будучи подсознательными, эти опыты играют порой решающую роль в нашей жизни.
  ***
  Воин знает, что невозможно отвести смерть, и знает, что у него есть только одна поддержка - сила его решений. Он должен быть, так сказать, мастером своего выбора. Он должен полностью понимать, что он сам целиком отвечает за свой выбор и что если он однажды сделал его, то у него нет больше времени для сожалений или упреков в свой адрес. Его решения окончательны просто потому, что его смерть не дает ему времени привязаться к чему-либо.
  Обычный человек ведет себя так, словно он бессмертен, а бессмертный человек может позволить себе отменять свои решения, сожалеть о том, что он их принял, и в них сомневаться. Он не понимает, что в мире нет силы, которая могла бы гарантировать ему, что он проживет еще хотя бы минуту. Ему кажется, что есть некий "промежуток времени", за которым можно укрыться.
  Надежда на этот самый "промежуток времени" делает людей робкими, лишает решительности. И в их действиях не может быть того духа, той мощи, той неодолимой силы, которая присутствует в действиях того, кто знает, что сражается в своей последней битве на этой земле.
  Обычный человек не собирается умереть. И когда дело дойдет до похоронных хлопот, окажется, что он уже предпринял все необходимые шаги. У него есть участок на кладбище, где его закопают, и он приобрел надежный страховой полис, благодаря которому его семья не будет бедствовать после его смерти. Обзаведясь этими документами, он считает, что может больше не думать о смерти.
  ***
  Идея смерти помогает воина обобщить свою цель очень четко. Воин сомневается и размышляет до того, как принимает решение. Но когда оно принято, он действует, не отвлекаясь на сомнения, опасения и размышления. Впереди - еще миллионы решений, каждое из которых ждет своего часа. Это - путь воина.
  Дух воина не привязан ни к потаканию, ни к жалобам, как не привязан он ни к победам, ни к поражениям. Единственная привязанность воина - битва, и каждая битва, которую он ведет, - его последняя битва на этой земле. Поэтому исход ее для него практически не имеет значения. В этой последней битве воин позволяет своему духу течь свободно и ясно. И когда он ведет эту битву, он знает, что воля его безупречна. И поэтому он смеется.
  Когда воин принимает решение, он уже не думает о последствиях, а просто действует. Обычный человек постоянно помнит о возможных последствиях, и это парализует его волю.
  Чувствовать себя всегда готовым к смерти не обязательно. Это бесполезное потакание собственной слабости. Воин должен быть готов только к битве.
  Битва для воина не означает совершение поступков, которыми движет индивидуальная или коллективная глупость, или бессмысленное насилие. Битва для воина - это тотальная борьба против индивидуального "я", которое лишает человека его силы.
  ***
  Когда воина начинают одолевать сомнения и страхи, он фиксирует свое внимание на связующем звене между собой и своей смертью, отбросив сожаление, печаль и тревогу, сосредоточивая внимание на том факте, что у него нет времени. И тогда действия текут соответственно, и каждый поступок обладает силой. А иначе все, что он будет делать в своей жизни, так и останется действиями робкого и нерешительного человека.
  Нерешительность заставляет цепляться за то, что существует только в воображении. Нерешительность мешает нам испытать и полноценно использовать свою судьбу - судьбу людей.
  Нужно обратиться к смерти за советом, чтобы избавиться от бездарной мелочности, свойственной людям, которые живут так, словно смерть никогда их не коснется.
  Каждый раз, когда ты чувствуешь, что все складывается из рук вон плохо и ты на грани полного краха, повернись и спроси у своей смерти, так ли это. И твоя смерть ответит, что ты ошибаешься, и что кроме ее прикосновения нет ничего, что действительно имело бы значение. Твоя смерть скажет: "Но я же еще не коснулась тебя!"
  Когда ты в нетерпении или раздражен - оглянись и спроси совета у своей смерти. Масса мелочной шелухи мигом отлетит прочь, когда почувствуешь, что твой попутчик - всегда рядом и все время внимательно за тобой наблюдает.
  Когда великие полководцы древнего Рима возвращались домой с победой, в их честь устраивались громадные парады. Демонстрируя захваченные сокровища и обращенных в рабов покоренных людей, триумфаторы въезжали в Рим на боевых колесницах. Рядом с победителем всегда ехал раб, чьей обязанностью было шептать на ухо хозяину, что все победы и слава преходящи.
  И у воина есть некто, кто постоянно шепчет ему на ухо о том, что все бренно. И этот некто - смерть, непогрешимый советчик, который никогда не солжет.
  ***
  Воин с полной ответственностью относиться к своему пребыванию здесь - в этом чудесном мире.
  Воин живет каждой минутой и принимает каждый день с благоговением и удивлением; и каждый момент драгоценен.
  Воин знает, что он пришел сюда ненадолго, и времени, которое ему отпущено, слишком мало, действительно слишком мало для того, чтобы прикоснуться ко всем чудесам этого странного мира.
  Воин отдает себе отчет в каждом действии, каждое действие воин совершает осознанно. Воин ждет смерти, и пока он ждет ее - окружает себя красотой и силой.
  
  В о л я
  Воин использует свою волю и терпение. В действительности это все, что у него есть. При помощи воли и терпения воин добивается всего, чего хочет.
  Воин знает, что волю можно развить. Воин знает об этом и терпеливо ждет. Воин знает, чего он ждет. Он знает, что его ожидание - это ожидание воли.
  Среднему, обычному человеку очень трудно, практически невозможно узнать, чего он ждет.
  Воин знает о своем ожидании и знает, чего он ждет. Когда он ждет, у него нет желаний, и поэтому какую бы малость он ни получил, это всегда больше, чем он может взять. Желание - вот что заставляет нас страдать, но как только мы научимся уничтожать свои желания, любая полученная нами мелочь превратится в бесценный дар.
  ***
  Действия людей не влияют на воина, потому что у него больше нет никаких ожиданий. Странный покой становится руководящей силой его жизни. Он воспринял одну из концепций жизни воина - отрешенность.
  Если воин хочет есть, то найдет путь, потому что не голоден. Если воин ранен, то справится с этим, потому что не страдает от боли. Быть голодным или страдать от боли означает, что сила голода или боли уничтожает тебя. Бедность и нужда - это только мысли; то же касается ненависти, голода, боли.
  Понимание этого - единственное, что позволяет нам противостоять силам жизни. Без него мы - мусор, пыль на ветру.
  ***
  Когда воин достиг терпения, он на пути к своей воле. Он знает, как ждать. Его смерть сидит рядом с ним. Они друзья. Смерть загадочным образом советует ему, как варьировать обстоятельства и как жить стратегически. И воин ждет.
  Воин двигается без всякой спешки, извлекая прок из всего, что встречается на пути воина. Воин не спешит, потому что он знает, что он ждет свою волю.
  Однажды он добьется успеха в свершении чего-то, что обычно совершенно невозможно выполнить. Он может даже не заметить своего необычного поступка. Но по мере того, как он продолжает совершать необычные поступки, или по мере того, как необычные вещи продолжают случаться с ним, он начинает сознавать проявление какой-то силы.
  ***
  Воля - это нечто предельно чистое, мощное, что направляет наши действия. Воля - это то, что позволяет человеку победить в битве, будучи обреченным на поражение.
  То, что среди людей принято называть волей,- не более чем упорство и твердость характера.
  Воля - это не мужество. Мужественные люди зависимы. Они благородны, из года в год окружены толпой людей, которые превозносят их и восхищаются ими. Но волей из мужественных людей не обладает почти никто. Они бесстрашны, способны на действия очень смелые, однако обычные, не выходящие за рамки здравого смысла. Большинство мужественных людей внушают страх, их боятся.
  Но проявления воли относятся к достижениям, которые не укладываются ни в какие рамки нашей обычной реальности, поразительным действиям, выходящим за пределы здравого смысла.
  ***
  Волю невозможно развить, отказываясь от чего-то. Отказывая себе в чем-либо, человек потакает себе, идя на поводу самолюбия или даже самовлюбленности. Самоограничение - самый худший и самый злостный вид потакания себе. Поступая подобным образом, мы заставляем себя верить, что совершаем нечто значительное, чуть ли не подвиг, а в действительности только еще больше углубляемся в самолюбование, давая пищу чувству собственной важности. Отказаться от чего-то или заставить себя перестать что-то делать - это еще не проявление воли.
  Воля - это энергия, сила, самостоятельная действующая единица. Она требует должного управления и настройки, на что требуется время. Воле нет дела до наших слабостей, она работает несмотря ни на что.
  То, что воин называет волей, есть сила внутри нас самих. Это не мысль, не предмет, не желание. Воля - это то, что заставляет тебя побеждать, когда твой рассудок говорит тебе, что ты повержен. Воля - это то, что делает тебя неуязвимым. Воля - это то, что позволяет воину пройти сквозь стену, преодолеть огромное расстояние, попасть на Луну, если он того пожелает.
  ***
  То, что воин называет волей, - есть сила, которая исходит изнутри него и привязывается к внешнему миру.
  Обычный человек "схватывает" то, что есть в мире с помощью рук, глаз или ушей. Воин может "схватывать" также и с помощью воли. Воин использует свою волю для того, чтобы ощущать мир. Но это ощущение не похоже на привычное восприятие. Когда мы смотрим на мир или когда мы прислушиваемся к нему, у нас создается ощущение, что он вне нас и что он реален. Ощущая мир нашей волей, мы узнаем, что он не настолько "вне нас" и не так "реален", как мы думаем.
  
   Н а с т р о е н и е В о и н а
  Воин безупречен, если он доверяет своей личной силе, независимо от того, мала она или огромна. Воин должен "отпустить" себя, тогда его личная сила сможет действовать. Он доверяет своей личной силе и она направляет его.
  Личность человека - это суммарный объем его личной силы. Личная сила - это чувство. Что-то вроде ощущения удачи или счастья. Можно назвать ее настроением.
  Что бы мы ни делали и кем бы ни являлись - все это основывается на нашей личной силе. Если ее достаточно, то всего одно сказанное нам слово может изменить нашу жизнь. А если ее мало, то пусть даже будут раскрыты все сокровища мудрости - это ничего нам не даст.
  ***
  Сила дается нам в соответствии с нашей неуязвимостью, если у воина достаточно личной силы, то он неуязвим и сила откроет ему все нужные пути.
  ***
  Воин расслабляется, отходит от самого себя, ничего не боится. Только тогда силы, которые ведут человеческие существа, откроют воину дорогу и помогут ему.
  Воину необходимо одновременно себя контролировать и от себя отказаться, бросив самого себя на произвол судьбы. Такое состояние называется - "действовать в настроении воина".
  Пока воин находиться в соответствующем настроении, никакой поступок кого бы то ни было из людей, не может его обидеть. Воина можно ранить, но обидеть его - невозможно.
  В настроении воина полный самоконтроль и абсолютное самообладание соединяются с отрешенностью, то есть с полным самоотречением.
  Воин способен превзойти самого себя, когда находиться в нужном настроении. Действуя в настроении воина, воин не цепляться за всякий вздор и остается чистым.
  ***
  Обычному человеку практически все мешает жить, обижает и выводит из состояния душевного равновесия. Он знает только, как сбивать себя с толку в поисках внутреннего неблагополучия, смятения и неразберихи.
  Внутренняя битва - это одно из самых нежелательных состояний, какие только можно представить. Бесполезно сердиться или разочаровываться в самом себе. Оно опустошает и измотает человека.
  Жизнь воина предназначается для того, чтобы закончить эту битву и достичь гармонии между действиями и решениями.
  Весь фокус в том, на что ориентироваться. Каждый из нас либо сам делает себя несчастным, либо сам делает себя сильным. Объем работы, необходимой и в первом, и во втором случае - один и тот же.
  ***
  Обычный человек любит смирение нищего. Смирение воина и смирение нищего - невероятно разные вещи. Воин ни перед кем не опускает голову, но в то же время он никому не позволит опускать голову перед ним. Нищий, напротив, падает на колени перед тем, кого считает выше себя. Но тут же требует, чтобы те, кто ниже его, падали на колени перед ним.
  Обычный человек для самоуверенности цепляется за окружающих, а воин рассчитывает только на себя. Уверенность в себе воина и самоуверенность обычного человека - это разные вещи. Самоуверенность означает, что ты знаешь, что то наверняка; смирение воина - это безупречность в поступках и чувствах.
  Обычный человек ищет признания в глазах окружающих, называя это уверенностью в себе. Воин ищет безупречности в собственных глазах и называет это смирением.
  ***
  Воин берет свою судьбу, какой бы она ни была, и принимает ее в абсолютном смирении. Он в смирении принимает себя таким, каков он есть, но не как повод для сожалений, а как живой вызов.
  Воин принимает свой повседневный мир как вызов. Воин тем и отличается от обычного человека, что он все принимает как вызов, тогда как обычный человек принимает все как благословение или проклятие.
  Воин не жалуется и ни о чем не сожалеет. Его жизнь - бесконечный вызов, а вызовы не могут быть плохими или хорошими. Вызовы - это просто вызовы.
  ***
  Каждый из поступков следует совершать в настроении воина. Иначе человек уродует себя и делается безобразным. В жизни, которой не хватает настроения воина, отсутствует сила.
  Воин ни в чем не нуждается, он не ищет ни понимания, ни помощи. У человека есть все необходимое для этого экстравагантного путешествия, которым является жизнь. Жизнь сама по себе достаточна, сама себя объясняет и заполняет.
  
   О с т а н о в к а В н у т р е н н о г о Д и а л о г а
  Люди даже не замечают, что постоянно разговаривают с самим собой. Этим мы поддерживаем все, что окружает нас. Мы обновляем его, мы наделяем его жизнью, мы поддерживаем его своим внутренним разговором. Мы также выбираем свои пути в соответствии с тем, что мы говорим себе. Так мы повторяем тот же самый выбор еще и еще, до тех пор, пока не умрем.
  Мир такой-то и такой-то только потому, что мы сказали себе, что он такой. Если мы перестанем говорить себе, что он такой, то он перестанет быть таким.
  Мир должен соответствовать его описанию. Это описание отражает само себя.
  Когда мы перестаем разговаривать с собой, мир такой, каким он должен быть.
  ***
  Мир не отдается нам прямо. Между нами и ним находится описание мира. Поэтому, правильно говоря, мы всегда на один шаг позади, и наше восприятие мира всегда только воспоминание о его восприятии. Мы вечно вспоминаем тот момент, который только что прошел. Мы вспоминаем, вспоминаем, вспоминаем.
  ***
  Внутренний диалог останавливается за счет того же, за счет чего начинается: за счет действия воли. Ведь начать внутренний разговор с самими собой мы вынуждены под давлением тех, кто нас учит. Когда нас учат, нас навязывают свою волю. И мы задействуем свою в процессе обучения. Просто ни они, ни мы не отдаем себе в этом отчета. Обучаясь говорить с самими собой, мы обучаемся управлять волей. Это наша воля - разговаривать с самими собой. И, чтобы прекратить внутренние разговоры, нам следует воспользоваться тем же самым способом: приложить к этому волю, выработать соответствующее намерение.
  Воин осознает это и стремится остановить этот разговор, стремится перестать создавать мир- "остановить мир".
  "Остановка мира" - это прием, результатом применения которого становится крушение мира. Мир в том виде, в каком мы его знаем, рушится и прекращает свое существование.
  "Остановка мира", это - момент, когда все вокруг перестает быть тем, чем было всегда. Рушится описание мира. Шаблон, который формируется в восприятии человека навязчивыми объяснениями людей. С самого рождения нам объясняют: мир такой-то и такой-то. И у нас нет выбора. Мы вынуждены принять, что мир именно таков, каким его нам описывают.
  Эта картина - описание, которое давалось нам с момента нашего рождения, пока все наше внимание не оказывалось захваченным ею, и описание не стало взглядом на мир.
  Нас всех учат вступать в некое общее соглашение относительно всего, что нас окружает. Мы даже понятия не имем, какую мощь, какую силу несет в себе это соглашение.
  Человек не может уклониться от тропы, которую люди проложили. Его мысли и поступки навсегда зафиксированы в их терминологии.
  ***
  Воин сознает, что мир изменится, как только он перестанет говорить сам с собой. Он должен быть готов к этому необычайному толчку.
  Когда прекращается диалог, мир разрушается, и на поверхность выходят незнакомые грани нас самих, как если бы до этого они содержались под усиленной охраной наших слов.
  ***
  В этом слабая сторона слов. Они заставляют нас: чувствовать себя осведомленными, но когда мы оборачиваемся, чтобы взглянуть на мир, они всегда предают нас, и мы опять смотрим на мир как обычно, без всякого просветления. Поэтому воин предпочитает действовать, а не говорить. В результате он получает новое описание мира, в котором разговоры не столь важны, а новые поступки имеют новые отражения.
  Остановка внутреннего диалога - это не просто удерживание слов, произносимых самому себе. Весь процесс мышления останавливается, и ты ощущаешь себя как бы парящим. При прекращении внутреннего диалога - вечного спутника мыслей, наступает внутреннее безмолвие, это состояние глубокой тишины. Когда идеи приходят из тишины, то в них отсутствует влияние нашего "эго".
  ***
  Очень важно уметь сохранить тишину. Люди, которые создают шум вокруг нас, являются нашими "врагами". Из-за своей любви к разговорам люди являются мешком слов, они - в сетях их значений.
  ***
  Внутреннее безмолвие - это особое состояние изгнания мыслей, при котором человек может функционировать на ином уровне сознания, чем обычно. В этом состоянии восприятие не зависит от чувств. Во время внутреннего безмолвия вступает в силу иная способность человека, та способность, которая делает его магическим существом, способность, ограничиваемая не самим человеком, а неким чужеродным влиянием.
  В состоянии внутреннего безмолвия ограниченность человека исчезает, как если бы она была клочком тумана, стелющегося над головой, тумана, который постепенно рассеивается. Воины называют такое состояние чистым взглядом или потерей человеческой формы.
  Это момент, когда человек возвращается к своей подлинной природе - к абсолютной свободой. Это момент, когда человек - раб становится свободным существом, способным на такие чудеса восприятия, которые бросают вызов нашему обычному воображению.
  ***
  Внутреннее безмолвие является тем путем, который ведет к истинному отказу от суждений; к тому мгновению, когда наши чувства прекращают интерпретировать чувственные данные, излучаемые всей Вселенной; к моменту, когда постижение перестает быть силой, которая приходит к определению природы мироздания через повторение и использование.
  
  
  В и д е н и е
  Мир таков, каким он выглядит, но в то же время он таковым не является. Он не настолько плотен и реален, как мы привыкли считать, основываясь на своем восприятии, но в то же время он не является и миражом. Мир не иллюзорен, как иногда утверждают, он вполне реален. Но в то же время он и нереален.
  Мы воспринимаем нечто. Это - точно установленный факт. Но то, что именно мы воспринимаем, не относится к числу фактов, столь же однозначно установленных. Ибо мы обучаемся тому, что и как воспринимать.
  Имеется нечто, воздействующее на наши органы чувств. Это - та часть, которая реальна. Нереальная же часть суть то, что нам говорят об этом нечто наши органы чувств. Рассмотрим, к примеру, гору. Наши органы чувств говорят нам, что она - объект. Она имеет размер, цвет, форму. Мы даже подразделяем горы на вполне определенные категории. И здесь все верно, за исключением одной детали. Нам никогда не приходит в голову, что роль наших органов чувств весьма поверхностна. Способ, которым они воспринимают, обусловлен особым свойством нашего осознания. Именно это свойство заставляет их работать так, а не иначе.
  ***
  В мире нет отдельных объектов, которые существуют сами по себе, хотя мы, сообразно своему опыту, воспринимаем наш мир как мир предметов и явлений. На самом же деле мир отдельных объектов и явлений не существует. Есть лишь единая вселенная, текучее, вечно меняющиеся, и в то же время неизменное, вечное. Вся Вселенная - это энергия. Не существует ничего, кроме энергии. Энергия - это несократимый остаток всего. Мир в первую очередь является миром энергии, и лишь потом - миром объектов.
  ***
  Подчиняя всю жизнь дисциплине, воины целенаправленно обретают способность воспринимать энергетическую сущность предметов, существ и явлений.
  Способность воспринимать энергию, называют видением. Видящий не может больше принимать мир в хронологическом порядке, для него мир и он сам не являются больше предметными и плотными. Он - светящееся существо в светящемся мире. Все объекты мира - это поля энергии.
  ***
  Мы - организмы, производящие энергию. Мы - пузыри энергии. Мы - светящиеся существа - пучок энергии - чистое осознание, не имеющее ни плотности, ни границ.
  Рассудок не способен рассматривать человека как энергию. Рассудок имеет дело с инструментами, создающими энергию. Однако никогда всерьез не задумывается над тем, что мы - нечто большее, чем инструменты.
  ***
  Для видящего воина люди выглядят иначе. Они как волокна света. Похожие на белую паутину. Очень тонкие. Они тянутся от головы к пупку, и человек похож на яйцо или кокон из текучих волокон.
  Кроме того, любой человек постоянно находится в контакте со всем остальным миром, с помощью пучка длинных волокон, исходящих из середины живота. Этими волокнами человек соединен со всем в мире, благодаря им он сохраняет равновесие, они придают ему устойчивость.
  ***
  Ощущается же мир посредством линий мира. Это белые светящиеся линии, в невообразимом изобилии протянувшиеся вокруг во всех направлениях. Они лежат на всем и проходят сквозь все. Хотя им нет числа, но они никогда не пересекаются. С помощью этих линий можно дотронуться до чего угодно в мире.
  ***
  Когда видишь, мир становится иным. Это - текучий мир, в котором все непрерывно движется, изменяется, течет.
  Видеть - значит обнажить внутреннюю сущность всего, созерцать неизвестное и бросить взгляд на непознаваемое. Поэтому видение - вещь весьма неутешительная. Обычно созерцание всей непостижимой сложности бытия приводит видящего в полную растерянность. Особенно же удручающе выглядит то, насколько ограниченность нашего обычного состояния сознания искажает и даже уродует истинную картину мира.
  Обычный человек смотрит лишь на поверхность вещей. Он просто констатируешь наличие чего-то определенного. Видящий воспринимает мир по-другому, изменяются не вещи, а способ их восприятия.
  ***
  Представление о плотном мире лишь облегчает наше путешествие на земле, это описание, созданное нами для удобства, но не более. Однако наш разум забывает об этом, и мы сами себя заключаем в заколдованный круг, из которого редко вырываемся в течение жизни.
  Мир, который мы привыкли считать реальным и основательным, - всего лишь описание мира, программа восприятия, которую закладывается наше сознание с самого рождения.
  Каждый человек, который вступает в общение с ребенком, непрерывно разворачивает перед ним свое описание мира. Таким образом, все, кого ребенок встречает в своей жизни, становятся для него учителями. Они учат его определенным образом описывать мир, и в какое-то мгновение ребенок начинает воспринимать мир в соответствии со сформированным в его сознании описанием. Этот момент имеет огромное значение, поскольку, ни много ни мало, определяет всю нашу судьбу. Мы не помним об этом моменте попросту потому, что нам не с чем сравнивать. Однако именно в этот миг человек "входит в мир". Ребенок становится полноправным членом группы людей, использующих определенное описание мира. Он владеет этим описанием и способен в его рамках соответствующим образом интерпретировать то, что воспринимает. Интерпретации же, в свою очередь, подтверждают описание, которое в результате становится еще более устойчивым.
  ***
  В обычной мире сначала мы учимся обо всем думать, потом приучаем глаза смотреть на то, о чем думаем. Человек смотрит на себя и думает, что он очень важен. И начинает чувствовать себя важным.
  Действия человека, равно как и действия его ближних, имеют значение лишь постольку, поскольку человек научился думать, что они важны.
  Но научившись видеть, человек осознает, что не может больше думать о том, на что смотрит. Видение - это особое чувство знания. Знания, что видишь, без тени сомнения. А когда он перестает думать о том, на что смотрит, все становится неважным.
  Они не теряют ценность, просто становится неважными. Все вещи и явления в мире равнозначны в том смысле, что они одинаково неважны. Ни действия людей, ни одна вещь не может быть важнее другой. Все явления, вещи, действия имеют одинаковое значение и поэтому не являются чем-то важным.
  Человек думает о своих действиях, поэтому ему необходимо верить, что действия эти важны настолько, насколько он их таковыми считает. Но в действительности из всего, что человек делает, нет ничего, что имело бы значение. Ничего!
  Видение рассеивает иллюзии побед, поражений, страданий. Быть победителем и быть побежденным - одно и то же.
  ***
  Если что-то оказывается в поле зрения обычного человека, то он желает создать его описания. Такое, которое позволило бы ему об этом думать, как он думает обо всем остальном. Но в случае видения думать вообще невозможно.
  Это мир счастья, где между вещами нет различия, потому что там некому спрашивать о различии, и как вследствие подумать о выгоде.
  ***
  Когда видишь, мир теряет привычные черты. Все, что ты видишь, ты видишь впервые, оно ни на что не похоже. Мир невероятен!
  Не остается ничего знакомого, ничего узнаваемого. Все, что ты созерцаешь, превращается в ничто!
  ***
  Таковы превратности пути воина, нужно вести безупречную жизнь: бороться не сдаваясь, не жалуясь, не отступая, бороться до тех пор, пока не увидишь. И все это лишь для того, чтобы понять, что в мире нет ничего, что имело бы значение.
  ***
  Став видящим, человек становится всем, сделавшись ничем. Он как бы исчезает, и в то же время он остается. В принципе он может заполучить все, что только пожелает, и достичь всего, к чему бы ни устремился. Но он не желает ничего.
  В жизни видящего воина не может быть пустоты. Его жизнь заполнена до краев. Все заполнено до краев и все равнозначно.
  ***
  Став видящим, человек теряет интерес к своим ближним. Видение позволяет ему отрешиться от всего, что он знал раньше. Он обнаруживает, что одинок в мире. Больше нет никого и ничего.
  В энергетической вселенной существуют только отдельные индивидуумы, одинокие, окруженные вечностью. В энергетической вселенной толп не существует.
  ***
  Видящий должен обладать абсолютной безупречностью. Иначе видение ослабит его ложным смирением и желанием отступить. Сам факт способности видеть полностью захватит его, и он будет считать, что все остальное не имеет никакого значения. Видение подорвет его силу и сделает его одержимым увиденным. Он забудет о том удивительном чуде, каковым является мир. Тело такого человека разрушилось бы, потому что ему стало бы все равно.
  ***
  Любой человек всегда воспринимает энергию, но не осознает этого.
  Неизвестное неизменно присутствует здесь и сейчас, однако оно находится за пределами возможностей нашего нормального осознания. Для обычного человека неизвестное является как бы ненужной, лишней частью его осознания.
  Обычный человек прилагает серьезнейшие усилия, яростно пытаясь удержать свое восприятие мира в общепринятом русле.
  Она целенаправленно уменьшает объем потенциально возможного восприятия, заставляя нас быть уверенными в том, что реально существующее ограничено шаблоном, под который мы подгоняем свое восприятие.
  Отбросив ту часть восприятия, которая связана с социальными интерпретациями, мы сможем воспринимать внутреннюю сущность чего угодно. Все, что мы воспринимаем, есть энергия. Но, поскольку мы не способны воспринимать ее непосредственно, без интерпретаций, мы обрабатываем результаты восприятия, подгоняя их под определенный шаблон. Этот шаблон и есть социально значимая часть восприятия.
  Основная сложность восприятии энергии состоит в том, чтобы пробить стену, которая сдерживает нас и не дает сдвинуться с места. Эта стена существует в уме каждого из нас. Весь фокус в том, чтобы выбраться из крепости удовлетворенности собой и ложного чувства безопасности.
  Обычный способ восприятия - это способ, свойственный хищнику. Очень эффективный метод оценки и классификации добычи и степени опасности. Но это - не единственный доступный нам способ воспринимать. Существует другой тип восприятия, - восприятие сущности всего: непосредственное восприятие энергии.
  Восприятие сути всего заставит нас совершенно по-новому понять, классифицировать и описать мир. И это новое описание будет гораздо более захватывающим, чем привычное нам нынешнее, а его язык - несравнимо изощрённое и богаче.
  
   " Н е - д е л а н и е " и К о н т р о л и р у е м а я Г л у п о с т ь
  К тому времени, когда мы приходим к пути воина, наш характер уже сформировался. Поэтому нам остается лишь практиковать контролируемую глупость и смеяться над самим собой.
  ***
  Контролируемая глупость не является игрой - это настоящий вызов, с которым можно справиться, только имея дисциплину воина, дисциплину, возникающую из благоговения перед всем сущим, которое включает также и людей, находящихся с нами рядом.
  Даже если в технике контролируемой глупости речь и идет об игре, то чувства актера, тем не менее, должны быть настоящими, а его действия - искренними.
  Контролируемая глупость - это не обман, но сложный, артистический способ отстранения от всего, и в то же время сохранения себя неотъемлемой частью всего.
  Контролируемая глупость - единственное средство, которое позволяет воинам иметь дело со всеми людьми и всем на свете в повседневной жизни, а также - с самими собой.
  ***
  Контролируемая глупость делает нас способными действительно чувствовать, потому что, с ее помощью мы контролируем также и социализирующую глупость - делать наши чувства зависимыми от реакций других людей. Мы чувствуем себя хорошо, если другие оказывают нам внимание, и плохо, если нас не замечают. И сами мы распределяем нашу склонность не от чистого сердца, а по расчету. Если мы хотим наградить или подкупить кого-то, мы милы с ним, а если хотим кого-то наказать - оставляем его побоку.
  Контролируемая глупость позволяет уловить сиюминутность новых впечатлений, чтобы не увязать в них потом.
  ***
  Обычный человек озабочен тем, чтобы любить людей, и тем, чтобы тебя любили.
  Воин любит, и все. Он любит всех, кто ему нравится, и все, что ему по душе, но он использует свою контролируемую глупость, чтобы не заботиться об этом.
  ***
  Воин живет действием, а не мыслью о действии. Он выбирает путь сердца и следует по этому пути. Когда он смотрит, он радуется и смеется; когда он видит, он знает. Он знает, что жизнь его закончится очень скоро: он знает, что он, как любой другой, не идет никуда: и он знает, что все равнозначно. У него нет ни чести, ни достоинства, ни семьи, ни имени, ни родины. Есть только жизнь, которую нужно прожить. В таких условиях контролируемая глупость - единственное, что может связывать его с ближними. Поэтому он действует, потеет и отдувается. И взглянув на него, любой увидит обычного человека, живущего так же, как все. Разница лишь в том, что глупость его жизни находится под контролем.
  Ничто не имеет особого значения, поэтому воин просто выбирает какой-то поступок и совершает его. Но совершает так, словно это имеет значение. Контролируемая глупость заставляет его говорить, что его действия очень важны, и поступать соответственно. В то же время он прекрасно понимает, что все это не имеет значения. Так что, прекращая действовать, воин возвращается в состояние покоя и равновесия. Хорошим было его действие или плохим, удалось ли его завершить - до этого ему нет никакого дела.
  С другой стороны, воин может вообще не совершать никаких поступков. Тогда он ведет себя так, словно эта отстраненность имеет для него значение.
  Воин действует так, словно знает в точности, что делает, тогда, как в действительности не знает ничего.
  Вопросы истины и лжи беспокоят обычного человека, ему важно знать, что правда, а что нет. Обычный человек ищет объяснения с линейной причиной и следствием.
  Воину до этого ровным счетом нет никакого дела. И в этом - преимущество воина по отношению к обычному человеку. Обычный человек по-разному действует в отношении того, что считает правдой, и того, что считает ложью. Ему говорят о чем-то: "Это правда". И он действует с верой в то, что делает. Ему говорят: "Это неправда". И он опускает руки, он не действует; или, если даже и действует, не верит в то, что делает, что не меняет сути. Воин действует в обоих случаях. Ему говорят: "Это правда". И он действует с полной ответственностью, и это - его делание. Ему говорят: "Это неправда". И он действует с полной ответственностью, и это - его неделание.
  Воин осознает, что и то, и другое - ложь, иллюзия, что они нереальны, и вовлекаться в какое то ни было из них, превращая его в основу своего бытия, - нелепо, что это - пустая трата времени, и что единственной реальностью является существо, которое живет в тебе и удел которого - смерть. Достижение этого существа, отождествление себя с ним и его самосознание есть неделание самого себя.
  ***
  Секрет воина в том, что он верит, не веря. Разумеется, воин не может просто сказать, что он верит, и на этом успокоиться. Это было бы слишком легко. Простая вера устранила бы его от анализа ситуации. Во всех случаях, когда воин должен связать себя с верой, он делает это по собственному выбору, как выражение своего внутреннего предрасположения. Воин не верит, воин должен верить.
  Мир обычных людей основан на чувстве. Это легкий выход. Это путь индульгирования. Просто верить - легко и спокойно. Должен верить - нечто совершенно иное.
  Воин действует так, как если бы никогда ничего не случалось, потому что он ни во что не верит. И, однако же, он все принимает за чистую монету. Он принимает, не принимая, и отбрасывает, не отбрасывая. Он никогда не чувствует себя знающим, и в то же время никогда не чувствует себя так, как если бы ничего не случалось.
  ***
  Самый большой вызов - практика контролируемой глупости: вы видите ситуацию и вы ничего не делаете относительно этого - вы не судите. Суждение смертельно!
  ***
  Для воина мир есть мир потому, что мы знаем делание, которое делает его таковым. Если бы мы не знали делания, свойственного миру, он был бы другим.
  Делание это способ поддерживать взаимоотношения с миром. Любая привычка является "деланием", и для функционирования деланию необходимы все его составные части. "Делание" подразумевает любую связную и осмысленную последовательность действий. Другими словами, привычка нуждается во всех своих составных частях, чтобы быть живой деятельностью. Если некоторые части отсутствуют, делание расстраивается. Эту цель и преследует неделание.
  "Неделание" заключается в том, что в ткань повседневного поведения привносится какой-то диссонирующий элемент с целью всколыхнуть обычно монотонное течение событий повседневной жизни - событий, разложенных нашим разумом по полочкам нашего сознания. Диссонирующий элемент это противоположностью "деланию". "Делание" - это все, что является частью целого, в котором мы отдаем себе отчет. "Неделание", в свою очередь, есть элемент, не принадлежащий к этому строго очерченному целому.
  ***
  Воин осознает, что мир есть ощущение. Неделание - это желание выйти из власти разума и воспринимать окружающий мир посредством ощущений.
  
  Э н е р г е т и ч е с к а я В с е л е н н а я
  Энергетическая Вселенная имеет свои Эманации. Они похожи на нити, каждая нить - это поток энергии неограниченной мощности. Непостижимо же в них то, что эти нити обладают самосознанием.
  Эманаций Вселенной осознают себя, они пульсируют собственной жизнью, и их такое множество, что числа теряют всякий смысл. И каждая из них - сама вечность.
  ***
  Все в мире образовано Эманациями Вселенной.
  То, что наполняет Эманации энергией, является независимой силой. Оно была названа "намерением".
  Намерение - это сила, которая удерживает Эманации разделенными и порождает не только наше осознание, но и все остальное во вселенной. Намерение Эманации Вселенной связующая, склеивающая, вибрирующая сила, делающая энергетические поля единой структурой. Эта сила обладает полным сознанием и имеет живую связь со всем во Вселенной.
  ***
  Намерение Эманации Вселенной - это проникающая сила, которая дает нам возможность восприятия.
  Наше обычное восприятие имеет место тогда, когда намерение, являющееся чистой энергией, воспламеняет часть светящихся волокон внутри нашего кокона и одновременно озаряет длинные пучки таких же светящихся волокон, которые тянутся из нашего кокона в бесконечность.
  Мы осознаем не благодаря восприятию, - скорее мы воспринимаем в результате давления и вмешательства намерения.
  ***
  Внутри человеческого кокона, находится вертикальная полоса яркого янтарного свечения. Она занимает примерно одну десятую часть всего объема кокона. Это - человеческая полоса осознания. Почти на самой верхушке полосы осознания существует яркое свечение, оно окружено чем-то вроде гало, повышенной яркости сиянием. Хотя яркость тут не причем, ведь видение осуществляется не при помощи глаз. Однако как-то нужно подчеркнуть отличие этих образований от всего остального. Мы настолько скованы привычкой к преимущественно визуальному "восприятию хищника", что вынуждены интерпретировать все в терминах нормального визуального восприятия.
  Восприятие имеет место, когда энергетические поля непосредственно окружающие точку яркого сияния, распространяют свой свет и освещают идентичные энергетические поля вне кокона. Поскольку воспринимаются только те поля, которые озарены точкой яркого сияния, эта точка называется "точкой, где собирается восприятие", или просто "сердце кокона".
  В сердце кокона человека сходятся и проходят через нее мириады энергетических полей со всей Вселенной в форме светящихся нитей. Эти энергетические поля преобразуются в сенсорные данные, а сенсорные данные затем интерпретируются и воспринимаются как известный нам мир.
  Это превращение называют свечением осознания - это сияние, которое распространяется как гало вокруг сердце кокона.
  ***
  Сердце кокона подобна светящемуся магниту: перемещаясь в пределах человеческой полосы осознания, она притягивает эманации и группирует их.
  В нижнем части кокона, диаметрально противоположную тому месту, где сердце кокона находится в нормальном состоянии, находиться темная сторона человека. Эта мрачная сторона и связана с дурными предзнаменованиями. Это - не просто неизвестное, это - то, что совершенно ни к чему знать.
  ***
  Восприятие возможно благодаря сердцу кокона, она подбирает внутренние и внешние эманаций, подлежащие настройке. Конкретный вариант настройки, который мы воспринимаем как мир, является результатом того, в каком месте на человеческой полосе осознания находится в данный момент энергетическое сердце.
  Каждое живое существо имеет энергетическое сердце, которая отбирает эманации, подлежащие выделению и усилению. Видящий может увидеть, одинаковой картиной мира пользуются существа или нет, увидев, какие эманации отобраны в сердце кокона существа - одни и те же или различные.
  ***
  Видящие увидели, что во Вселенной существует извечная сила, безграничное темное море осознания.
  Темное Море Осознания - это невообразимый пульсирующий океан энергии, обладающей осознанием и способной к общению. Море осознание, это сила, включающая в себя все. На его фоне мы ничтожнее искры или микроба. И, тем не менее, оно осознает наше существование.
  ***
  Осознание - это энергия, непрерывный поток, светящиеся колебания, которые никогда не пребывают в покое и неизменно двигаются по собственной воле. То, что мы называем чувствами организмов, - не что иное, как разные осознания.
  Темное Море Осознания дает нам осознание, которые мы должны продолжать развивать на эволюционном пути.
  Все существа наделяются осознанием из темного моря осознание. Воздействие смерти - это обратный процесс - втягивание в темное море осознания. Осознание, несущее жизненный опыт, прорывает свои границы, и осознание как энергия выливается в темное море осознания. Там частички осознания двигаются независимо, как если бы они никогда не были единым целым.
  ***
  Эманации Вселенной всегда собраны в пучки. Видящие называют эти пучки большими полосами эманаций.
  Например, существует неизмеримо огромный пучок, образующий органические существа. Эманации органической полосы обладают особым качеством. Они прозрачны и светятся собственным светом, в них есть некая специфическая энергия. Они осознают и активно движутся. Вот почему все органические существа наполнены особенной сжигающей энергией. Другие эманации - темнее. В некоторых вообще нет света и они непрозрачны по качеству.
  Большая полоса Эманации - эта широкая полоса светящихся волокон - бесконечных светящихся нитей. Органические существа - пузыри, возникающие вокруг отдельных групп этих волокон. В пределах этой полосы органической жизни некоторые пузыри формируются вокруг волокон, проходящих в середине полосы. Другие пузыри формируются ближе к краям. Полоса эта достаточно широка для того, чтобы совершенно свободно вместить в себя все виды органических существ. При таком размещении в тех пузырях, которые расположены по краям полосы, нет эманаций, проходящих вдоль ее середины. Эти эманации есть только в пузырях, расположенных в центре полосы. Однако в последних отсутствуют эманации, принадлежащие краям полосы.
  Хотя все органические существа и относятся к одной и той же полосе, однако видящие видят: в пределах этой полосы встречаются самые разнообразные существа.
  Таких больших полос Эманации существует бессметное количество, их столько, сколько может вместить в себя бесконечность. Однако на земле, как обнаружили видящие, их насчитывается сорок восемь.
  На земле присутствует сорок восемь типов организации, сорок восемь блоков или структур. Одной из этих структур является органическая жизнь.
  Существует семь полос, производящих неорганические пузыри осознания. Иначе говоря, существует сорок полос, формирующих пузыри, не обладающие осознанием. Эти полосы генерируют только организацию.
  Большие полосы осознания - как деревья. Все они дают плоды, то есть на всех образуются некие резервуары, содержащие в себе эманации. Но съедобны плоды лишь восьми из деревьев. Эти плоды - пузыри осознания. Плоды семи из деревьев - сухие и неприятные на вкус, хотя в принципе их можно есть. И только на одном из деревьев произрастают по-настоящему сочные и питательные фрукты.
  ***
  Эманации Вселенной порождают осознание с помощью трех гигантских пучков эманаций, проходящих сквозь восемь больших полос.
  Пучки эти обладают особым свойством: они позволяют видящему воспринимать оттенки. Один пучок производит ощущение бежевато-розового цвета, похожего на цвет света уличных фонарей.
  Цвет второго пучка - персиковый. Он подобен цвету желтых неоновых ламп. Третий пучок - янтарного цвета, подобного цвету чистого меда.
  Три пучка со всеми их оттенками перекрещиваются с восемью полосами. В пределах органической полосы розовый пучок принадлежит преимущественно растениям, персиковый - насекомым, а янтарный - человеку и другим животным.
  Подобная ситуация наблюдается и в неорганических полосах. Три пучка осознания в пределах каждой из семи полос формируют каждый свои специфические типы существ.
  Внутри оболочек неорганических существ, формируемых семью другими полосами осознания, отсутствует движение. Они выглядят как бесформенные сосуды, обладающие очень слабой светимостью. Их оболочки совершенно не похожи на коконы органических существ. Они не обладают упругостью, качеством наполненности, благодаря которому органические существа напоминают шары, буквально распираемые изнутри энергией.
  И единственное сходство между неорганическими и органическими существами заключается в том, что и в тех и в других присутствуют либо розовые, либо персиковые, либо янтарные эманации, порождающие осознание.
  ***
  Существуют много видов неорганических существ, чьи внутренние эманации не соответствуют внутренним эманациям человека. Но есть и другие виды, отдельные внутренние эманации которых соответствуют некоторым внутренним эманациям человека.
  Благодаря соответствующим эманациям, существа восьми полос при определенных обстоятельствах могут вступать в общение.
  Обычно инициаторами таких контактов выступают органические существа, обладающие более мощными полями энергии. Однако тонкие и очень сложные нюансы общения, которое за этим следует - удел существ неорганических. Как только барьер разрушен, неорганическое существо становится предельно предупредительным в отношении тончайших движений мысли, изменений настроения, опасений и страхов видящего.
  Неорганические существа обладают целым рядом свойственных жизни характеристик. Таких, как эмоциональная зависимость, печаль, радость, гнев и так далее, и тому подобное. И конечно самую прекрасную из них - любовь. Такую любовь, которую человек не может себе даже представить.
  Среди неорганических существ нет такого разнообразия, каким отличаются органические, однако это компенсируется числом полос неорганического осознания. Кроме того, различия между неорганическими формами намного более существенны, чем различия между организмами. Ведь последние принадлежат одной-единственной полосе, в то время как неорганические существа формируются семью.
  Остальные сорок полос формируют не осознание, а неживые энергетические структуры. Они содержат в себе эманации, но полями энергетического осознания не являются. Их светимость обусловлена только энергией заключенных внутри них эманаций.
  ***
  Энергия нашего мира мерцает. Она поблескивает. Не только живые существа, но и все вообще в нашем мире тускло светится своим собственным внутренним светом. Энергия нашего мира образует слои мерцающих цветов. Верхний слой - белесый; следующий за ним - зеленовато-желтый, а следующий дальше - янтарный.
  Белый слой имеет цвет, свойственный нынешнему положению человечества. Это современный цвет. В одно время господствующая энергия в мире была зеленовато-жёлтая; а еще раньше она была янтарно-желтая. Цвет энергии воинов - тоже янтарно-желтый, что означает их энергетическую связь с людьми, жившими в далеком прошлом.
  ***
  Видящий воспринимает Эманации Вселенной всем своим телом, всем своим существом. В каждом из нас присутствует нечто, способное заставить нас воспринимать всем телом. Видящие объясняют процесс видения Эманации Вселенной очень просто. Человек составлен этими Эманациями. Поэтому для их восприятия он должен обратиться к самому себе, к своим собственным составляющим.
  ***
  Эманации воспринимают всех людей одновременно и одинаково.
  Эманации Вселенной обладают силой тотального диктата. Все без исключения существа вынуждены задействовать Эманациям Вселенной, даже не отдавая себе отчета в том, что это такое. Организм любого существа устроен таким образом, что захватывает определенную полосу эманаций, причем каждый вид задействует при этом эманации свойственного ему определенного диапазона. Эманации же в свою очередь оказывают на организмы огромное давление. Это давление и является тем фактором, посредствам которого существо воспринимает соответствующую его диапазону картину мира.
  Внутри кокона человека заключена небольшая часть эманаций, составляющих вселенную. Лишь малая часть этих Эманаций находится в пределах досягаемости человеческого осознания. И лишь незначительная доля этой малой части доступна восприятию обычного человека в его повседневной жизни. Эта крохотная частичка Эманаций Вселенной и есть известное. Та малая часть, которая в принципе доступна человеческому осознанию, - это неизвестное. Все же остальное - таинственное и неизмеримо огромное - это непознаваемое.
  Человеческие существа интерпретируют воспринимаемые ими эманации как объективную реальность. Однако человек способен воспринимать настолько мизерную часть Эманаций Вселенной, что просто нелепо и смешно придавать сколько-нибудь серьезное значение нашему восприятию. И в то же время мы воспринимаем нечто, что невозможно игнорировать.
  ***
  Эманации вне кокона и эманации внутри него - одни и те же. Они образуют непрерывный поток энергии. Однако кокон как бы разделяет его, поверхность кокона изолирует внутреннюю часть волокон потока от внешней и тем самым формирует направленное давление.
  Когда видящий видит процесс восприятия, он наблюдает, как светимость Эманаций Вселенной, находящихся вне кокона, заставляет внутренние эманации светиться ярче. Внешняя светимость как бы притягивает внутреннюю, захватывает и, скажем так, фиксирует ее. Фиксированная же таким образом светимость и есть, по сути, осознание данного конкретного существа.
  Это значит, что эманации внутри кокона замерли в полной неподвижности в результате совпадения с некоторыми из внешних эманаций.
  Итак, в соответствии с природой вещей, большие эманации фиксируют эманации внутри кокона. И фокус истинного осознания состоит в том, чтобы позволить фиксирующим эманациям слиться с теми, которые находятся внутри нас. И если нам удается сделать так, чтобы это произошло, мы становимся такими, каковы мы в действительности - текучими, неизменно движущимися, вечными.
  ***
  Степень осознания каждого конкретного существа зависит от того, насколько оно способно позволить давлению больших эманаций вести его.
  Естественно, видящие считают, что осознание всегда приходит извне и что истинная тайна не внутри нас, а - вне нас. Внутри - только эманации.
  ***
  На каждом этапе развития человеческого существа некоторая полоса эманаций внутри кокона становится ярче. По мере накопления человеческим существом опыта эта полоса постепенно начинает излучать свет. В некоторых случаях свечение данной полосы эманаций становится настолько ярким, что она сливается с внешними эманациями.
  ***
  Наблюдая такое усиление свечения, видящие сделали заключение: осознание - это как бы сырье, продуктом переработки и развития которого является внимание. Внимание суть упорядоченное и усиленное процессом жизни осознание.
  Таким образом, человек - это пузырь восприятия, а смысл жизни состоит в накоплении и развитии осознания.
  Полностью развитое процессом жизни сознание взрослого человеческого существа называть осознанием некорректно, поскольку в результате определенных преобразований оно превращается в нечто гораздо более сложное, более мощное и более дееспособное. Это - внимание.
  Внимание - величайшее и, по сути, единственное достижение человека. Исходное осознание животного уровня трансформируется до состояния, охватывающего всю гамму человеческих проявлений. А видящие совершенствуют его еще больше - до тех пор, пока оно не охватит объем человеческих возможностей.
  Под человеческими проявлениями понимается то, что мы способны выбирать как личности. Этим термином обозначается все, относящееся к уровню обычной жизни, то есть - к диапазону известного. И благодаря этому проявления ограничены как количественно, так и качественно.
  Человеческие же возможности принадлежат сфере неизвестного. Они относятся не к тому, что мы можем выбрать, а к тому, чего мы способны достичь. Пример одной из человеческих возможностей - достижение видящих, благодаря которому они воспринимают человека как яйцеобразное светящееся существо. Тело как материальный объект относится к сфере известного. Воспринимая тело как светящееся яйцо, мы имеем дело со сферой неизвестного. Человеческие возможности, таким образом, поистине неисчерпаемы.
  ***
  Видящие считают, что существуют три типа внимания. Это не просто типы внимания. Это, скорее, три уровня достижения, три уровня развития. Их называют первым, вторым и третьим вниманием. И каждое из них являет собою совершенно независимую самодостаточную область.
  Первое внимание человека - это животное осознание, которое в процессе накопления жизненного опыта развилось в замысловатое многоплановое и исключительно хрупкое образование, функция которого - иметь дело со всем, что существует в нашем обычном мире повседневной жизни. Иначе говоря, все, о чем можно думать, относится к сфере функционирования первого внимания.
  Первое внимание суть то, что мы являем собою в качестве обычных людей. И, по причине столь абсолютной власти над нашими жизнями, первое внимание оказывается наиболее важным приобретением обычного человека. В сущности, первое внимание, пожалуй, даже единственное, чем мы реально обладаем.
  Первое внимание работает только с известным. Когда имеешь дело с неизвестным, оно ничего не стоит. Кроме того оно яростно блокирует неизвестное, неизвестное для первого внимания попросту не существует.
  Второе внимание относится к сфере неизвестного. Оно начинает работать, когда задействуются эманации внутри человеческого кокона, которые обычно не используются.
  Чтобы задействовать эти неиспользованные эманации второго внимания, необходима исключительной дисциплины и высшей степени сосредоточения.
  Второе внимание это - огромнейшая область. Фактически эта область кажется беспредельной, настолько она огромна.
  Третье внимание достигается, когда внутренние эманации кокона человека одновременно настраиваются на внешние, большие эманации. Воин может достичь только периферии третьего внимания, и если он войдет в него полностью, он мгновенно станет тем, чем оно и является в действительности - взрывом, вспышкой энергии. При достижении третьего внимания свечение осознания превращается в огонь изнутри, воин сгорает в огне возникший изнутри, и тогда видящий, достигший полного осознания, сливается с большими Эманациями и скрывается в вечности.
  В момент смерти все человеческие существа входят в непознаваемое, и некоторые из них достигают третьего внимания, но всегда лишь на непродолжительное время и только для того, чтобы очиститься.
  ***
  Первое внимание развито в каждом человеке для жизни в повседневном мире; оно охватывает сознание физического тела. Второе внимание нам нужно, чтобы воспринимать нашу светящуюся оболочку и действовать как светящееся существо. Третье внимание это неизмеримое осознание, которое включает в себя неопределимые аспекты физического и светящегося тел.
  ***
  При использовании первого внимания, все органические существа, кроме человека, успокаивают возбужденные эманации внутри своих коконов. За счет этого внутренние эманации получают возможность настроиться на соответствующие им внешние. Чего не происходит в случае человеческих существ, поскольку первое внимание последних принимается за инвентаризацию Эманаций Вселенной, имеющихся внутри кокона.
  Человеческие существа отмечают те эманации, которые есть внутри их коконов. Ни одно другое создание этим не занимается. В миг фиксации внутренних эманаций большими эманациями первое внимание начинает за собой наблюдать. И отмечать все, что с ним происходит. Во всяком случае, оно пытается это сделать доступными ему способами. Этот процесс видящие называют составлением инвентарного списка.
  Наш внутренний диалог - наш инвентарный перечень - наш враг и в то же время - наш друг. Инвентаризация делает нас неуязвимыми от неизвестного. Вот почему она возникла и имеет первостепенное значение. Оно занимает все наше осознание, предохраняя тем самым от поражения страхом, возникающим при виде беспредельности. Оно - большая помощь для нас, но и большая помеха. Оно успокаивает нас и в то же время обманывает, сообщая нам ложное ощущение защищенности. Оно просто не дает нам увидеть бесконечность непосредственно.
  ***
  Человек не может отказаться от инвентаризации, это не добровольный выбор человека. Составление инвентарного списка - это команда, которую дают Эманации Вселенной. Не подчиниться ей нельзя, но вот то, как именно подчиниться - совсем другое дело. Тут уже можно выбирать. Эманации не заставляют нас делать из инвентарного перечня культ. Эманации дают лишь команду на составление этого перечня, не более.
  ***
  Все органические существа успокаивают свои внутренние эманации для того, чтобы прийти в соответствие с внешними эманациями. Успокоившись, они практически сливаются с большими эманациями и текут вместе с ними. Например, скарабей - жук навозник. Свет его эманаций иногда распространяется, захватывая огромные пространства.
  Человек же, успокоив эманации внутри своего кокона, начинает их со всех сторон обдумывать, анализировать и ими любоваться. Тем самым эманации замыкаются сами на себя. Внутренние эманации человеческого кокона успокаиваются не для того, чтобы прийти в соответствие с внешними.
  А когда человек достаточно глубоко увяз в инвентаризации, ситуация может развиваться по двум направлениям. В первом случае человек полностью игнорирует импульсы больших эманаций, во втором - использует их весьма специфически.
  Игнорируя эти импульсы, человек после составления инвентарного перечня приходит к уникальному состоянию, которое называется рассудочностью. А использование всех импульсов специфическим образом - это самопоглощенность.
  Для видящего человеческая рассудочность имеет вид необыкновенно однородного тусклого свечения, которое если и реагирует на постоянное давление больших эманаций, то делает это крайне слабо и крайне редко. Свечение рассудочности делает оболочку яйцеобразного кокона более плотной, но в то же время и более ломкой.
  По идее человеческая рассудочность должна была бы встречаться в изобилии, однако на самом деле это - чрезвычайно редкое явление. Подавляющее большинство человеческих существ склоняется к самопоглощенности.
  ***
  Разумеется, осознание всех живых существ в известной степени замкнуто на себя. Иначе взаимодействие между ними было бы невозможным. Но такой глубочайшей степени самопоглощенности первого внимания, какая присутствует у человека, не достигает ни одно другое существо.
  В противоположность рассудочному человеку, напрочь игнорирующему импульсы больших эманаций, индивид самопоглощенный схватывает каждый импульс и преобразует его в усилие, взбалтывающее эманации внутри кокона.
  Наблюдая все это, видящие пришли к одному весьма практическому выводу. Они увидели, что рассудочные люди должны жить дольше, чем самопоглощенные. Игнорируя импульсы больших эманаций, первые усиливают естественное возбуждение внутренних эманаций. А самопоглощенные индивиды, наоборот, сокращают свою жизнь, используя импульсы внешних эманаций для создания дополнительного возбуждения внутри.
  ***
  Все живые существа стремятся к смерти. Осознание же останавливает смерть.
  Видящие увидели, что объем свечения осознания и его интенсивность увеличиваются по мере настройки эманаций внутри кокона на соответствие с большими эманациями.
  Осознание начинается с постоянного давления больших эманаций извне на эманации, заключенные внутри кокона. За счет этого давления останавливается движение эманаций внутри кокона, которое суть движение к смерти, ибо направлено на разрушение кокона. Такая остановка является первым действием осознания.
  Видящих привел в глубокое замешательство тот факт, что осознание препятствует смерти и в то же время является ее причиной. Это невозможно объяснить, поскольку не может быть рационального способа понять бытие.
  Видящим не оставалось другого выхода, кроме как принять то, что их знание основано на взаимопротиворечащих предпосылках.
  ***
  Каждое существо имеет свою энергетическую матрицу, поэтому каждый индивид, принадлежащий к некоторому виду, обладает свойствами, для данного вида характерными.
  Человеческая матрица - это гигантский блок эманаций. Это образец, группирующая определенную связку волокнообразных элементов, которую мы именуем человеком. Оно является структурой, встречающейся только внутри человеческого кокона.
  ***
  Все, что существует, обязательно в чем-либо содержится. Все составлено из частей коконов или сосудов, наполненных эманациями.
  Видящие определили, пока у существа есть кокон, путь к бессмертию отрезан.
  Резервуары имеют разные объемы. Есть крохотные растения, коконы которых по высоте примерно равны человеческим, а по ширине - в три раза больше. Эти растения - растения силы. У них больше всего общих с людьми эманаций. Не эманаций осознания, а эманаций вообще.
  Это может показаться несообразным, однако деревья человеку гораздо ближе, чем, скажем, муравьи. Между деревьями и людьми могут устанавливаться взаимоотношения. Это происходит потому, что у них есть общие эманации.
  Светимость коконов растений имеют различные оттенки. В общем, они светятся розоватым светом, поскольку их осознание - розовое. Ядовитые растения - жёлто-розовые, целебные - розовые с ярко-фиолетовым отливом. И только растения силы (наркотические растения) обладают бело - розовым свечением. У некоторых оно несколько темновато, а некоторые буквально сверкают.
  Истинное различие между растениями и другими органическими существами заключается в расположении сердца кокона. У растений она находится в нижней части кокона. А у всех остальных органических существ - в верхней.
  У неорганических существ сердца кокона расположено у некоторых - в нижней части их резервуаров. Эти - совершенно чужды человеку, но сродни растениям. У других - где либо в верхней части резервуара. Эти - ближе человеку и другим органическим существам.
  Видящие увидели, что у земли есть кокон. Они увидели - существует шар, внутри которого находится земля. Этот шар - светящийся кокон, заключающий в себе Эманации Вселенной. Таким образом, земля - гигантское живое существо, подверженное действию всех тех же самых законов, действию которых подвержены и мы.
  Видящие считают землю первоначальным источником всего, что мы собою являем. У земли есть все Эманации, присутствующие в человеке и все Эманации, присутствующие во всех живых существах, как органических, так и неорганических. В момент, когда происходит взаимная настройка эманаций живого существа и земли, существо воспринимает свой мир. При этом настройка используется в ограниченной мере. Воин может использовать настройку для того, чтобы воспринимать подобно всем другим существам.
  
   Н е и з в е с т н о е и н е п о з н а в а е м о е
  Видящие обнаружили: неизвестное суть всего лишь эманации, которые игнорирует первое внимание. Их - множество, они составляют огромную область, область, в которой возможна организация блоков. А непознаваемое - это область воистину бесконечная, и организовать в ней какие-либо блоки наше сердце кокона не в состоянии.
  Неизвестное это то, что скрыто от человека неким подобием занавеса из ткани бытия, однако находится, тем не менее, в пределах досягаемости. В некоторый момент времени неизвестное становится известным.
  Непознаваемое же суть нечто неописуемое и не поддающееся ни осмыслению, ни осознанию. Непознаваемое никогда не перейдет в разряд известного, но тем не менее, оно всегда где-то рядом, оно захватывает и восхищает нас своим великолепием, и в то же время грандиозность и безграничность его приводят нас в смертельный ужас.
  Перед лицом неизвестного человек отважен. Неизвестное обладает свойством давать нам надежду и ощущение счастья. Человек чувствует себя сильным, дерзким и бодрым. И даже беспокойство, при этом возникающее, действует благотворно. Неизвестное раскрывает все лучшие стороны человеческой природы.
  Но при столкновении с непознаваемым, результаты бывают катастрофическими.Видящий чувствует, что истощен и вконец запутан. Им овладевает глубочайшая подавленность. Тело теряет тонус, ясность и уравновешенность улетучиваются. Ведь непознаваемое не дает энергии. Оно находится вне пределов досягаемости человеческого существа, в области, вторгаться в которую не следует ни бездумно, ни даже с величайшей осмотрительностью.
  
   С в е т я щ е е с я С е р д ц е
  Видящие восхищаются человеческой способностью вносить упорядоченность в хаос Эманаций Вселенной. Сила больших Эманаций, заставляет сердце кокона отбирать определенные эманации и соединять их в пучки для настройки и восприятия. Это - команда Эманаций Вселенной. Однако то, какое значение мы придаем тому, что воспринимаем - это наша команда, наше магическое искусство.
  Когда мы - серьезные взрослые человеческие существа, смотрим на дерево, наши сердца кокона производят настройку бесчисленного количества эманаций, и в результате происходит чудо. Наше сияющее сердце заставляют нас воспринять блок эманаций, который мы называем деревом.
  Сердце кокона человека не только обеспечивает настройку эманаций, необходимую для собственно восприятия, но также убирает определенные эманации из зоны настройки с целью получения большей четкости восприятия.
  ***
  Наши органы чувств способны воспринимать все, что нас окружает. Ибо - то, что воспринимают органы чувств, определяется только положением сердца кокона.
  Сердце кокона смещается за счет воздействия потоков энергии. Их генерируют энергетические всплески внутри или вне нашей энергетической формы.
  Сообразно команде Эманации Вселенной, сердце кокона человека располагается на коконе в пределах определенной области. Но точное ее местоположение определяется привычками, то есть постоянно повторяющимися действиями. Сперва мы узнаем, что она может находиться в каком-то конкретном месте, а затем сами приказываем ей там быть. Наша команда становится командой Эманации Вселенной, требующей, чтобы сердце кокона находилась именно в данном месте.
  ***
  Выделенные и усиленные эманации видящие называют нормальным осознанием, первым вниманием. Обычный человек называет это реальностью, рациональностью, здравым смыслом. Не задействованные при этом эманации никуда не исчезают. Они остаются в пределах нашей досягаемости, но как бы дремлют. Поэтому мы так ничего и не узнаем о них до конца жизни.
  Выделенные эманации составляют значительную часть полосы человеческого осознания, но лишь малую толику всего спектра эманаций, присутствующих внутри кокона человека. Незадействованные эманации, относящиеся к человеческой полосе, - это что-то вроде преддверия к неизвестному. Собственно же неизвестное составлено множеством эманаций, которые к человеческой полосе не относятся и выделению никогда не подвергаются. Их видящие называют абстрактным осознанием, другим миром, неизвестным, вторым вниманием.
  ***
  При незначительном смещении сердце кокона человек может почувствовать легкий дискомфорт, мимолетная печаль, которая немедленно сменяется эйфорией. Поскольку ни печаль, ни эйфория не имеют объяснимой причины, мы обычно не склонны относиться к ним как к достоверному признаку того, что на нас накатывается неизвестное. Мы списываем это на счет необъяснимых и, в общем-то, не очень здоровых колебаний настроения.
  При значительном смещении сердце кокона, человек, если он - не воин, думает, что теряет рассудок. Если же человек этот - воин, он знает наверняка, что сошел с ума. И терпеливо ждет.
  ***
  Если сердце кокона смещается в новое положение, то, независимо от того, насколько мало ее смещение, сквозь нее начинают проходить новые, ранее не задействованные волокна. Тем самым изменяется осознание, и новые, ранее не задействованные поля энергии собираются в устойчивое связное восприятие.
  Восприятие без системы интерпретации, конечно же, хаотично. Но удивительно, что когда мы считаем, что полностью утратили ориентиры, наша старая система оживает вновь. Она приходит нам на помощь и превращает наши бессистемные ощущения в тщательно упорядоченный новый мир.
  ***
  Тот момент, когда сердце кокона сместилась с того места, откуда воспринимается повседневный мир, но продвинулась не настолько, чтобы достичь и полностью засветить новую связку, человек как бы погружен в состояние временного затишья, во мрак или отсутствие всякого восприятия. Это промежуточное положение между двумя возможностями восприятия, это - затишье восприятия.
  ***
  При любом эмоциональном переживании сердце кокона смещается в соответствующую позицию. Также оно смещается во время сна, усталости, голода, болезни, от недостатка внешних ощущений, под воздействием медитации, наркотиков и тому подобнее.
  Если человек здоров и находится в здравом уме, то значит его сердце кокона неподвижно фиксирована, а когда сердце кокона полностью смещается, наступает сумасшествие в самом буквальном смысле, качество осознания изменяется до неузнаваемости.
  Но с точки зрения видящих, даже если ты теряешь рассудок, ты теряешь не так уж много. Потому что рассудок - не более чем самосозерцание инвентарного списка человека. Потеря самосозерцания без разрушения основ в действительности открывает возможность жить более полной и сильной жизнью, чем та, которой мы живем, пока самосозерцание инвентарного перечня довлеет над нами.
  ***
  Мыслящий разум - всего лишь один из аспектов положения сердца кокона; поэтому знание о том, что происходит в мире, здравомыслие, уверенность в себе - все эти предметы нашей гордости и предполагаемые мерила нашего здравомыслия - являются лишь следствием расположения сердца кокона в ее обычном месте. Чем более жестко она там фиксирована, тем более мы самоуверенны, тем сильнее мы чувствуем, что знаем мир и способны предвидеть будущее.
  Эманации, которые собирает человек, более реальны, чем то, что воспринимают другие существа. Это - ловушка, в которую мы попадаем. То, что мы воспринимаем, выглядит таким реальным! И мы забываем - все это мы построили сами, скомандовав сердцу кокона занять то место, в котором она находится. Мы забываем - все это реально лишь постольку, поскольку мы дали команду: воспринимать как реальное! Мы обладаем властью создать настройки, но не способны защитить самих себя от собственных команд. Давая свободу способности сотворить воспринимаемые миры, мы совершаем ошибку.
  ***
  Человеческие существа выбирают для восприятия все время одни и те же эманации потому, что нас научили - эти эманации доступны восприятию.
  "Величайшее достижение" нашего общественного воспитания состоит в том, чтобы замкнуть сердце кокона в ее обычном положении. Ведь после того как она замирает в этом положении, наше восприятие может легко описывать и объяснять то, что мы ощущаем. Другими словами, с этого момента нас можно легко заставить воспринимать лишь то, что предполагает система, а не то, что в мы ощущаем в действительности.
  Восприятие людей однотипно по всему миру, потому что сердце кокона у всех представителей человечества фиксированы одинаково.
  Наше человеческое состояние заставляет нас автоматически сфокусировать осознания на тех эманациях, которые используют другие находящиеся рядом человеческие существа. Мы согласуем положение своего сердца кокона с тем положением, которое она занимает у них.
  ***
  Быть человеком, значит, подчинятся силе настройке эманаций, зажженных свечением осознания в том месте, где располагается сердца кокона человека в нормальном состоянии. Это сила, благодаря которой мы являемся человеческими личностями.
  Таким образом, быть человеческой личностью - значит быть вынужденным подчиняться этой силе настройки, а следовательно, быть жестко привязанным в своих действиях к тому месту, откуда она исходит.
  Именно наше познание, суть нашей системы интерпретаций сокращает наши ресурсы. Именно система интерпретаций говорит нам о параметрах наших возможностей, и так как мы всю жизнь использовали эту систему интерпретаций, мы никак не можем отважиться поступить вопреки ее авторитету.
  ***
  Любой новорожденный организм, так или иначе, подвергается тренировке. Мы можем не понимать, каким именно образом их тренируют - в конце концов, мы не понимаем даже того, как тренируют нас самих - но видящие видят: новорожденные приучаются делать то же, что делают все особи их вида. В точности то же самое происходит и с детьми людей. Сначала видящие видят, как их точки сборки перемещаются по самым разнообразным траекториям, а потом видят, что присутствие взрослых фиксирует точку сборки каждого ребенка в определенном месте. Это одинаково для всех организмов.
  Сердце кокона ребенка поначалу не фиксирована. Эманации внутри его кокона перемешаны и находятся в суматошном движении. Сердце кокона при этом гуляет по всей человеческой полосе. Поэтому ребенок может с необычайной силой сфокусировать внимание на эманациях, которые в дальнейшем будут начисто изъяты из употребления и напрочь забыты. Но ребенок растет. Его окружают взрослые человеческие существа. Они имеют над ребенком значительную власть. Посредством усложнения внутреннего диалога, они делают фиксацию сердце кокона ребенка все более и более жесткой. Внутренний диалог - это процесс, все время поддерживающий положение сердце кокона. Ведь ее позиция - вещь произвольная и нуждающаяся в постоянном укреплении.
  Очень многие дети видят. Но большинство из тех, которые видят, считаются детьми с отклонениями от нормы. И окружающие прилагают все возможные усилия к тому, чтобы сделать фиксацию сердца кокона ребенка более жесткой.
  Все, кто окружают ребенка, учат его вести непрекращающийся диалог о нем. Постепенно диалог этот уходит внутрь и превращается в фактор, фиксирующий сердце кокона в изначальном положении.
  ***
  Позиция сердца кокона на человеческом коконе сохраняется за счет внутреннего диалога. Поэтому позиция эта в лучшем случае - не слишком прочная. По этому многие люди так легко сходят с ума, в особенности те, чей внутренний диалог постоянно вертится вокруг одних и тех же вещей, в результате чего он тосклив и не обладает глубиной.
  Наибольшей гибкостью и устойчивостью обладают те человеческие существа, чей внутренний диалог более текуч и разнообразен.
  ***
  Видящие утверждают, что по мере роста человека, сфокусировавшись на человеческой полосе эманаций и выбрав некоторые из них в качестве объектов усиления, свечение осознания попадает в замкнутый круг. Чем сильнее выделяются определенные эманации, тем более жесткой становится фиксация сердца кокона. Это эквивалентно тому, что наша команда становится командой Эманации Вселенной. Само собой разумеется, к тому моменту, когда наше осознание развивается в первое внимание, команда эта становится предельно жесткой и однозначной. И разорвать порочный круг немыслимо трудно. Навязчивая вовлеченность первого внимания в самопоглощенность или рассудочность является очень мощной фиксирующей силой. И победа в этом случае - воистину величайшее достижение.
  ***
  Чтобы стать отрешенным наблюдателем, необходимо, прежде всего, понять вот что: каким бы ни был наблюдаемый нами мир и чем бы мы сами в нем не являлись, все это - лишь результат фиксации в определенном месте сердце кокона.
  После того, как понимание этого достигнуто, сердце кокона может быть смещена в результате приобретения новых привычек, освобождая из-под контроля первого внимания.
  Чтобы сердце кокона смогла собрать другие миры, и безнаказанно сломать барьер восприятия, уравновешенность воина должна созреть и сделаться самостоятельной силой. Это не может быть достигнута экспромтом.
  ***
  Устойчивость мира не есть мираж. Мираж есть фиксация сердце кокона в определенном месте. При передвижении сердце кокона, видящий встречается не с иллюзией, но с другим миром. И этот другой мир столь же реален, сколь реален тот, который мы созерцаем сейчас. Однако новая фиксация сердце кокона, породившая этот новый мир, - такая же иллюзия, как и прежняя ее фиксация.
  Например, во сне или в состоянии повышенного осознания все, что мы состоянии сделать - отнюдь не иллюзия, и вещи, такие же реальные, как в мире, с которым мы встретимся завтра в своей обычной жизни. Однако мир, который мы видим перед собой, завтра существовать не будет. Он существует лишь тогда, когда наше сердце кокона занимает вполне определенную позицию.
  Мир исчезает, как дым, развеянный дуновением ветра, когда новая полная настройка заставляет нас воспринимать другой завершенный мир. От всего этого нас будет отделять тот самый барьер, который мы преодолели - барьер восприятия.
  Мир, который мы считаем единственным и незыблемо абсолютным, является лишь одним из множества параллельно существующих миров, организованных наподобие того, как располагаются слои в луковице. Все эти сферы иного бытия так же реальны, уникальны и абсолютны, как и наш мир. И мы обладаем способностью в определенной степени внедряться в них, хотя энергетически ограничены возможностью воспринимать только наш мир.
  ***
  Человеческие существа рождены с ограниченным количеством энергии, которая, начиная с момента рождения, непрерывно развертывается таким образом, что может быть использована модальностью времени наиболее выгодным образом. Модальность времени - это определенный узел энергетических полей, находящихся в зоне восприятия. Восприятие человека на протяжении веков изменяется. Определенному времени соответствует определенная форма, определенный узел из бесчисленного количества энергетических полей. И овладение модальностью времени - этими несколькими избранными полями - отнимает всю имеющуюся у нас энергию, не оставляя нам возможности использовать какие-нибудь другие энергетические поля.
  Обычный человек стимулирует рассудок, снова и снова просматривая свой инвентаризационный перечень и сравнивая его с перечнями своих друзей и знакомых. Эти манипуляции не оставляют его времени на исследование самого себя и своей судьбы.
  Возросшая энергия воинов, полученная за счет исчезновения чувства собственной важности, позволяет их чувствам расширить свой диапазон восприятия. Абсолютное осознание достижимо только после того, как уничтожено чувство собственной важности.
  ***
  Устремление воинов лежат далеко вне интересов людей; за пределами этих интересов лежат всеобъемлющие миры, среди которых есть далеко не только сферы обитания птиц и животных, хотя и они неизвестны человеку, но и миры подобные нашему.
  Существуют другие законченные миры, которые могут быть собраны в нашем сердце кокона. В нашем мире видящие насчитали семь таких миров - по одному на каждую полосу осознания.
  Это - невообразимые миры, выходящие за пределы человеческих возможностей достижения, которые, тем не менее, каким-то образом доступны нам. Целые вселенные с бесконечными пространствами.
  ***
  Великая задача воинов состоит в том, чтобы освободить свое осознание от всего человеческого, от привязанности к общественным условностям. Как только осознание освобождается, намерение направляет его по новому пути развития.
  
   Х и щ н и к
  Видящие обнаружили, что у нас есть, компаньон по жизни, некое неорганическое существо. У нас есть хищник, вышедший из глубин космоса и захвативший власть над нашими жизнями. Люди - его пленники. Этот хищник - наш господин и хозяин. Он сделал нас покорными и беспомощными. Если мы бунтуем, он подавляет наш бунт. Если мы пытаемся действовать независимо, он приказывает нам не делать этого. Он безжалостно подавляют нас, поддерживая свое существование.
  Чтобы держать нас в кротости и покорности, они прибегли к изумительному маневру - разумеется, изумительному с точки зрения воина - стратега. С точки же зрения того, против кого он направлен, этот маневр ужасен. Они дали нам свой разум! Хищники дали нам свой разум, ставший нашим разумом.
  Через посредство разума, который, в конечном счете, является их разумом, они вносят в жизнь человека то, что удобно им. И таким образом они в какой-то мере обеспечивают свою безопасность и смягчают свои страхи.
  Разум хищника изощрен, противоречив, замкнут и переполнен страхом того, что в любую минуту может быть раскрыт.
  Мы все время беспокоимся о своем положении, о том, чем владеем. Даже если мы никогда не голодали, мы все время беспокоимся о еде. Это не что иное, как страх хищника.
  ***
  Нашу систему убеждений, наши представления о добре и зле, нравы нашего общества дали нам хищники. Именно они породили наши надежды, ожидания и мечты по поводу успехов и неудач. Им мы обязаны алчностью и трусостью. Именно хищники сделали нас самодовольными, косными, эгоцентричными, угрюмыми и депрессивными.
  У разума хищника нет соперника. Когда он утверждает что-либо, то соглашаемся с "собственными" утверждениями.
  Наш чужеродный ум руководствуется социальным порядком. ("отойди от Меня, сатана, потому что ты думаешь не о том, что Божие, но что человеческое" Новый Завет). Если мы тщательно исследуем социальный порядок, то увидим, что он никуда не ведет. Деньги ли это, или же другие вещи, которые, как мы думаем, имеют ценность? Или это биологическая необходимость? При полном понимании социального порядка мы видим, что у него нет ни значения, ни цели.
  Мы не знаем, зачем мы здесь, в этом мире, мы не знаем, служат ли наше существование и сама жизнь какой-либо внешней по отношению к ним цели.
  Мы втянуты в социальные структуры, так они нас заманивают в ловушку. Мы - легкая добыча, потому что мы не знаем ничего лучшего. Мы не видим никаких других возможностей. Мы становимся пойманными в социальные темы нашего времени, заманиваемся в ловушку отношений и любви, и никогда не учимся смотреть выше их на другие возможности.
  Нас заманивают в ловушку в сценарии, которые удерживают нашу систему знаний навсегда. Эти образцы поведения заключают нас в тюрьму, держат нас и ослепляют нас на другие возможности. Мы стоим ногами не на земле, а на наших верованиях.
  ***
  Наиболее трудная проблема в нашей социализации, и наиболее глубоко проникающая и тонкая социальная проблема касается того факта, что мы выросли, чтобы быть "собственностью".
  Каждый человек, в мире, подавлен жизненным ощущением, что он - беспомощное существо. Мы хотим быть мучениками, неудачниками, "бедные деточки"; мы не хотим успеха. Мы любим Христа - кровоточащего и распятого на кресте. Нас не интересует Христос, воскресший и вознесшийся на небеса.
  ***
  Хищники делают с нами то же самое что мы делаем с нашими домашними животными. Мы их кастрируем, мы фиксируем их так, что они не могут выйти со двора и любят нас. Они под контролем до тех пор, пока они не умирают.
  Между хищниками и людьми как бы действует некое соглашение: мы даем им энергию, они дают нам наше восприятие мира. Они сообщают нам, "Не жалуйтесь на эти соглашения. Жалуйтесь на вашу жену или вашего мужа".
  Это не позволяет нам делать что-нибудь, но только рассматривать себя. Но даже не это, потому что, если бы мы действительно заботились о себе, мы не делали бы того, что мы делаем с нашими телами. Почему наши тела принимают все эти ужасающие формы? Разве мы любим себя? Но мы защищаем нашу честь подобно львам, ожидающим, пока кто-то не скажет что-то унизительное.
  ***
  Хищники блокируют энергетическую мощь осознания человека, и, используют ее для собственных нужд. Когда человек достигает зрелости, от ее осознания остается лишь узкая каемка, который является эпицентром саморефлексии и от которой человек совершенно неизлечим. Эта каемка позволяет людям продолжать жить, но не более того.
  Хищники предпочитают энергию осознания мужчин, что создает для женщин преимущество сохранить свое осознание.
  Играя на нашей саморефлексии, являющейся единственным доступным нам видом осознания, хищники провоцируют вспышки осознания, после чего используют их для собственных энергетических нужд. Они подбрасывают нам бессмысленные проблемы, стимулирующие эти вспышки осознания, и таким образом оставляют нас в живых, чтобы иметь возможность пользоваться энергетическими вспышками наших мнимых неурядиц.
  ***
  Наша постоянная внутренняя болтовня - это не разговор нашего ума, это чужеродный ум. Он все время занят интерпретациями (да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого.ЕВАНГЕЛИЕ).
  ***
  Мы воспринимаем мир глазами хищника. Это эффективный метод оценки добычи и степени опасности. Мы также любим глазами. Если не увидеть любимого человека долгое время, мы просто можем забыть о нем.
  ***
  То, что выступает против нас, не простой хищник. Он весьма ловок и изощрен. Он методично делает нас никчемными. Человек, которому предназначено быть магическим существом, уже не является таковым. Теперь он простой кусок мяса. Заурядный, косный и глупый, он не мечтает больше ни о чем, кроме куска мяса. Все его мысли и чувства, все, что в нем есть самого лучшего, принесено в жертву одному - добыче еды, производству пропитания.
  ***
  У нас есть два ума и только один из них действительно наш.
  Воины называют разум хищника чужеродным устройством. Он у нас всех одинаков, - это, дешевая модель: экономная мощность, подходящий для всех размер.
  Поэтому каждый человек на этой земле обладает, одними и теми же реакциями, теми же мыслями, теми же чувствами. По всей вероятности, все люди более или менее одинаково откликаются на одинаковые раздражители. Язык, на котором они говорят, несколько вуалирует это, но, приоткрыв эту вуаль, мы обнаружим, что всех людей на земле беспокоят одни и те же проблемы.
  Наше внимание должен привлечь тот факт, что, например, инженер, человек, обладающий блестящим умом, верит в те же вещи, что и люди столетия назад.
  Это безумие, то, что все люди находятся на одинаковом уровне. Независимо от возраста, культуры, - все ориентировано на "я". Откуда такое постоянное попустительство. Это невозможно объяснить с точки зрения социологии или психологии. Мы все пойманы на этом уровне. Между нами и хищниками сложились симбиотические взаимоотношения: мы даем им энергию, а они дают нам наши воззрения.
  ***
  Люди владеют неким метафорическим кинжалом: заботами нашей саморефлексии. Этим кинжалом мы рассекаем себя и истекаем кровью. И наши цепи саморефлексии дают нам чувство, что мы истекаем кровью вместе, что все мы имеем нечто чудесное - нашу человеческую природу. Но если вглядеться повнимательнее, то окажется, что мы истекаем кровью в одиночестве, что мы ничем не владеем совместно и все, что мы делаем - это тешимся своими иллюзорными рефлексиями, являющимися нашим же творением.
  Люди захвачены своего рода вихрем - круговым течением, которое дает им ощущение движения, в то время как они, в сущности, неподвижны. Человек мечется не между добром и злом. Никакого движения тут нет.
  Развлечения, придуманные людьми, как бы они при этом ни изощрялись, - всего лишь жалкие потуги забыться, не выходя за пределы порочного круга - питаться, чтобы жить, и жить, чтобы питаться...
  Человек должен быть целостным существом, обладать глубокой проницательностью, творить чудеса осознания, что сегодня звучит всего лишь как красивая легенда.
  ***
  Мы способны к громадным свершениям и нашей вины нет в том, что мы отказываем себе в этих подвигах. Наша единственная способность - это саморефлексия.
  ***
  Нет никакого шанса перенаправить порядок вокруг, потому что хищники пресекают все границы восприятия. На что же мы можем положиться? На свою голову? Но там же ничего нет! И в любом случае, там всем заведуют хищники. Это совсем не тот источник, из которого можно извлекать что-то, что может помочь измениться или отказываться от чего-то.
  Чтобы помочь себе освободиться от чужеродного разума и обнаружить свой собственный - нужно обдумывать каждое слово, которое мы собираемся сказать, прежде чем его сказать, - и делать это в течение 24 часов.
  ***
  Воин дисциплинирует себя. Когда воин начинает дисциплинировать себя, его осознание растет, подобно дереву, которое постоянно подрезают.
  Для воина дисциплина означает не упрямое сохранение одного-единственного образца поведения, а несгибаемое стремление к абстрактной цели, к Духу.
  Введение дисциплины на практике означает, с одной стороны, самую большую текучесть и способность к изменениям, чтобы человек мог соответствовать постоянно меняющимся требованиям живого мира, и, с другой стороны, неуступчивую решительность, которую воины называют несгибаемым намерением.
  Однако это - только внешние признаки дисциплины, а не ее истинная сущность, которая коренится в духе воина.
  Воины понимают под дисциплиной способность спокойно противостоять неблагоприятным обстоятельствам, не входящим в наши расчеты. Для воина дисциплина - это искусство, искусство неуклонно противостоять неблагоприятным обстоятельствам, не потому, что ты силен и несгибаем, но потому, что исполнен благоговения.
  ***
  Дисциплина меняет энергетические характеристики осознания человека, такой тип энергии осознания непригодна для хищника. В результате хищники оказываются, сбиты с толку. Непригодность энергии осознания, оказывается выше их понимания.
  Когда же хищники на какое-то время перестают использовать нашу энергию осознания, она возвращается к своему естественному объему. Когда это происходит, все чудеса восприятия становятся чем-то само собой разумеющимся, после чего устранение чужеродного разума становится привычным делом.
  ***
  Чтобы освободиться от чужеродного разума, воины применяют технику внутреннего молчания - "остановки мира". Это способ остановки мыслительного процесса. Воин отключает свой ум, тогда мысли идут напрямую. Он не размышляет. Нет спекулятивного мышления, интерпретации, нет никаких "что если"... Ум превращается в нечто очень функциональное.
  ***
  Освобождение от рабства это отнюдь не радостное событие. С этого дня человек должен полагаться лишь на свои приборы, стрелки которых оказываются практически на нуле. Никто не подскажет тебе, что делать. Чужеродного разума, диктующего столь привычные глупости, больше нет.
  Это самый тяжелый день в жизни воина, ведь тогда наш реальный разум, вся совокупность нашего опыта, тяготевшая над нами всю жизнь, становится робкой, неверной и зыбкой. Человек становится незнакомцем для самого себя. Настоящее сражение для воина начинается именно в этот момент. Все, что было прежде, было лишь подготовкой.
  Это похож на то, как зверя все жизнь содержавшейся в клетке, решают выпустить на свободу - в джунгли. Он так привык к своей клетке, что, когда ее открывают, он не хочет выходить наружу. Когда, в конце концов, ее заставляют выйти, он сваливается в пропасть.
  ***
  Покидая клетку человек не должен пытаться захватить с собой сувениры на память. Он должен оставить все в клетке. Оставить все позади. Надо идти голым.
  Тогда мы впервые будем чувствовать разницу между жизнью свободного человека и зависимым существованием.
  ***
  Хищники - необходимая часть Вселенной. И их нужно принимать за то, чем они действительно являются, - за внушающих ужас монстров. Но на самом деле они являются средством, с помощью которого Вселенная экзаменует нас.
  Мы - энергетический зонд, созданный Вселенной. И поэтому мы владеем энергией, данной нам для того, чтобы Вселенная могла осознавать самую себя.
  
  Б е з м о л в н о е З н а н и е
  Предисловие
   Человек всмотрелся в свои уравнения и заявил, что Вселенная имела начало. В начале был взрыв, - сказал он, - Назовем его "Большой Взрыв", так и родилась Вселенная. И она расширяется, - сказал человек. Он даже вычислил продолжительность ее жизни: десять миллиардов обращений Земли вокруг Солнца. Предположив, что Вселенная имела начало, этот человек просто следовал синтаксису своего языка; синтаксису, который требует начал, вроде рождения, развитий, вроде созревания, и завершений, вроде смерти. Только так строятся высказывания. Вселенная когда-то началась, а теперь она стареет, - заверил нас тот человек. И она умрет, как умирает все, и как он сам умер, после того, как подтвердил математически синтаксис своего родного языка.
  ***
  Внутри каждого человеческого существа есть гигантское озеро безмолвного знания, о существовании которого каждый из нас знает интуитивно. Каждый из нас отделен от безмолвного знания естественными, специфическими для каждой личности барьерами.
  Безмолвное знание - это нечто такое, что в совершенстве всем владеет и в совершенстве все знает. Это есть непосредственное знание без вмешательства языка. Но оно не может думать и поэтому не может и говорить о том, что знает.
  Когда человек начинает осознавать свое безмолвное знание и хочет осмыслить то, что он знает, - он утрачивает это знание.
  Безмолвное знание, которое невозможно выразить словами, является, конечно, абстрактным, Духом. Ошибка человека заключается в том, что он стремится познать его непосредственно, так же, как он познает мир повседневной жизни. Но чем больше он стремится к этому, тем более эфемерным оно становится.
  ***
  Чем крепче человек держится за мир разума, тем более эфемерным оказывается безмолвное знание, это значит, что ради мира разума человек отказывается от безмолвного знания.
  ***
  Древний человек обладал этим знанием. Древний человек самым непосредственным и наилучшим образом знал, что делать и как делать, что-либо. Но, выполняя все действия так хорошо, он начал развивать эгоизм, из-за чего у него возникла уверенность в том, что он может предвидеть и заранее намечать действия, которые он привык выполнять. Вот так появилось представление об индивидуальном "я", которое начало диктовать человеку характер и диапазон его действий. По мере того, как ощущение индивидуального "я" усиливалось, человек постепенно утрачивал естественную связь с безмолвным знанием.
  Современный человек, пожиная плоды этого процесса, в конечном счете, обнаруживает, что безвозвратно утратил связь с источником всего сущего и что ему под силу лишь насильственные и циничные действия, порожденные отчаянием и ведущие к саморазрушению. Причиной человеческого цинизма и отчаяния является та небольшая частица безмолвного знания, которая у него еще осталась, и, во-первых, дает человеку возможность интуитивно почувствовал, свою связь с источником всего сущего, во-вторых, понимание того, что без этой связи у него нет надежды на покой, удовлетворение, завершенность.
  Потеряв надежду когда-нибудь вернуться к источнику всего, человек искал утешение в своей личности. Занимаясь этим, он преуспел в закреплении сердце кокона в строго определенном положении, увековечив тем самым свой образ себя.
  Итак, с уверенностью можно сказать, что любое перемещение сердце кокона из ее привычного положения в той или иной степени приводит человека к избавлению от саморефлексии и сопутствующего ей чувства собственной важности. Любой сдвиг сердце кокона означает отход от чрезмерной озабоченности своей индивидуальностью, которая является отличительным признаком современного человека.
  ***
  Чувство собственной важности это сила, порождаемую человеческим образом самого себя. По этой причине главной задачей на пути воина является уничтожение чувства собственной важности. Все, что делают воины, направлено на достижение этой цели.
  Жалость к себе - это реальный враг и источник человеческого страдания. Без некоторого количества жалости к себе человек был бы не в состоянии быть таким важным для себя, каков он есть. Но когда включается чувство собственной важности, оно начинает набирать свою собственную силу, и именно эта, на первый взгляд независимая, природа чувства собственной важности придает ему мнимую ценность.
  Воины разоблачили чувство собственной важности и установили, что оно есть жалость к себе, маскирующаяся под нечто иное.
  Воины абсолютно уверены что, при перемещении сердце кокона с ее обычного положения, мы достигаем состояния, которое можно назвать только безжалостностью. Безжалостность - это не жестокость. Безжалостность - это противоположность жалости к самому себе и чувству собственной важности. Безжалостность - это трезвость.
  Благодаря своим практическим действиям воины знают, что как только сердце кокона сдвигается, - разрушается их чувство собственной важности, лишившись привычного положения, их образ себя больше не поддерживается. А без сильного сосредоточения на образе самих себя они теряют чувство жалости к себе, а с ним и чувство собственной важности. Таким образом, воины правы, говоря, что чувство собственной важности - это просто скрытая жалость к себе.
  ***
  Безмолвное знание является генеральным положением сердце кокона, и много веков назад такое положение было нормальным для человека, но по причинам, не поддающимся выяснению, сердце кокона человека сместилась из этого положения и перешла в новое, называемое "разум".
  Всякое человеческое существо является представителем этой новой позиции.
  Все человечество отошло от абстрактного: знания без слов, хотя когда-то мы, должно быть, были очень близки к нему. Оно, безусловно, было той силой, которая поддерживала нас. Потом произошло нечто, что отвратило нас от абстрактного. Теперь мы не можем вернуться к нему назад.
  Библейские истории об изгнании из райского сада представляются аллегорией утраты нашего безмолвного знания, нашего знания намерения. Следовательно, путь воина - это возвращение к началу, возвращение в рай.
  ***
  Обычно человеку требуются годы, чтобы получить возможность вернуться абстрактному, то есть понять, что знание и язык могут существовать независимо друг от друга.
  Сутью нашего затруднения в том, чтобы вернуться назад к абстрактному, является наш отказ принять возможность знания без слов или даже мыслей.
  ***
  Для обычного человека абстрактное это или противоположность всех реальных вещей, или вещи, что в понимании человека не имеют конкретного существования.
  Для воина абстрактное есть нечто, не имеющее параллели в условиях существования человека.
  Нет способа говорить об абстрактном. Можно быть только свидетелем его.
  Вызываемые воинами в результате безмолвного знания события так просты и в то же время так абстрактны, что воины уже давно решили говорить о них, употребляя только символические термины.
  ***
  Для воина существует два способа думанья. Первый - это обыденный способ, который управляется обычным положением его сердце кокона. Это беспорядочное мышление, которое совершенно не отвечает его потребностям и порождает в его голове изрядный сумбур. Умозаключения, полученные на чисто интеллектуальной основе, мало что способны изменить в нашей жизни. Отсюда - масса примеров, когда люди, имея по какому-либо поводу совершенно четкие убеждения, действуют диаметрально противоположным образом.
  Второй - точное мышление. Оно функционально, экономно и очень редко оставляет что-либо невыясненным. Для преобладания этого способа мышления необходим, по крайней мере, чтобы объеденный способ мышления прекратился.
  Для воина единственный способ мыслить четко, - это не думать вообще. Тогда возьмет верх второй способ мышления: ясный и четкий.
  
  П о в ы ш е н н о е О с о з н а н и е
  Воины обладают двумя полноценными сферами деятельности. Одна из них - небольшая - первое внимание, осознание мира повседневности. Вторая сфера деятельности гораздо больше первой. Это - второе внимание, осознание иных миров.
  Второе внимание эта полноценная сфера деятельности, подобно обычному повседневному вниманию.
  Воины достигают объединения оба внимания воедино, и это единство является целостностью самого себя.
  ***
  Второе внимание не может развиться естественным образом, само по себе. Оно формируется под действием намерения. Таким образом, сначала человек должен генерировать намерение развить второе внимание. При этом второе внимание остается не более чем идеей.
  Постепенно прогрессируя, развивается способность человека управлять своим вторым вниманием. Сначала человек просто испытывает любопытство, не особенно веря в то, что овладение вторым вниманием является для него реальной возможностью. Затем второе внимание превращается в нечто, порождающее ощущение, - теперь уже человек начинает его чувствовать. И, в конце концов, оно развивается в новое состояние бытия, практическую реальность. Второе внимание становится выдающейся силой, нашим пропуском в удивительные миры, образы которых до этого не могли явиться нам даже в наших самых необузданных фантазиях.
  ***
  Во время сна человек может с помощью своего второго внимания, которое является альтернативным обычному вниманию, полностью контролировать себя. Это называется вниманием сновидения или состояние повышенного осознания.
  ***
  Во сне мы больше не принадлежим законам повседневности и можем отклонится от них. Социальное соглашение, понимаемое как нормальность человека, является продуктом одинакового положения сердца кокона внутри определенной группы людей. Однако это одинаковое включение, очевидно, функционирует лишь в бодрствующем состоянии сознания, и бодрствующее осознание есть не что иное, как положение сердца кокона в ее привычной позиции. Сновидение - это разрыв в системе интерпретаций.
  ***
  В состояние повышенного осознания, человека охватывает ни с чем несравнимое ощущение свободы и всеобъемлющей радости. И в то же время в этом ощущении присутствует пугающее чувство глубокой печали и тоски. Они неотделимы от свободы и радости. Воин знает, без печали и тоски полнота недостижима. Без них не может быть ни завершенности, ни доброты, ни уравновешенности. А мудрость без доброты и знание, без уравновешенности бесполезны.
  ***
  Сосредоточение - предшественник второго внимания. Форма, в которой пребывает сознание при таком сосредоточении, принципиально отличается от формы, необходимой для того, чтобы иметь дело с миром обычной жизни.
  ***
  В состоянии повышенного осознание, человек очень спокоен, он незнаком для самого себя, он чувствует себя одиноким, но не ощущает одиночества.
  В состояние повышенного осознания человек становится способным на огромнейшую концентрацию, но в то же время подвержен любому влиянию. И в момент может попасть под влияние подозрительности.
  Находясь в состоянии повышенного осознания, человек в минимальной степени отдает себе отчет в происходящем вокруг него, поскольку все его восприятие целиком сконцентрировано на непосредственных деталях действия, в которое он вовлечен.
  Восприятие человека, находящегося во втором внимании, подобно восприятию ребенка. Поэтому то, что мы узнаем, остается с нами на всю жизнь. "Привычка - вторая натура" - как мы говорим о чем-то, усвоенном в раннем возрасте.
  Все известные мистики и духовные учителя действовали по тому же принципу: их сердце кокона смещалась благодаря дисциплине, аскетизму - или даже случайно - в определенное место, после чего они возвращались в нормальное состояние, сохраняя полученный опыт на всю жизнь.
  ***
  Обычный человек не сможет вспомнить, что либо из того, что с ним приключилось в состоянии повышенного осознания. Он пытается вспоминать мысли, как это делает в обычной жизни. Но у него только возникает всепоглощающее чувство, что он знает нечто совершенно особое. Подобное чувство нельзя восстановить, полагаясь на память. Человек должен вспомнить благодаря намерению вернуть его.
  ***
  Второе внимание подобно океану, а внимание сновидения - впадающей в него реке. Второе внимание - это состояние осознания полноценных миров, таких же полноценных, как наш. А внимание сновидения - это состояние осознания отдельных объектов, присутствующих в иных мирах.
  ***
  Занимаясь практикой внимания сновидения, воин фактически учиться достигать гармонии. Обретение гармонии воин оценивает по ясности восприятия. Чем отчетливее то, что он наблюдает во внимании сновидении, тем гармоничнее его состояние.
  ***
  Внимание сновидения это непостижимый грань осознания, которая всегда существует сама по себе, ожидая момента, когда мы соблазним ее целю. Внимание сновидения - это скрытая потенциальная возможность, инструмент, который каждый из нас хранит в резерве. Однако возможности применить этот инструмент в повседневной жизни нам, как правило, так никогда и не предоставляется.
  ***
  Если мы делаем выбор в пользу перенастройки нашей системы интерпретации мира, окружающая нас реальность становится подвижной и рамки того, что мы считаем реальным, расширяются, не подвергая нас опасности потерять ощущение целостности мира. Поэтому внимание сновидение фактически является дверью в другие аспекты того, чем на самом деле является реальность.
  Изменение системы интерпретации означает намерение ее постепенно перестроиться. Это значит, что человек целенаправленно и тщательно расширяет свои возможности.
  Воины прекращают внутренний диалог рациональных рассуждений, и тем самым содействуют предполагаемому изменению.
  Если мы выбираем этот путь, путь отбрасывания системы интерпретации, - масштабы того, что можно воспринимать без возможности объяснить, невероятно возрастают. Расширение сферы ощущений в этом случае так велико, что те несколько оставшихся средств интерпретации неспособны вместить всего разнообразия мира. При этом нас охватывает чувство потрясающей реальности того, что казалось нереальным, и полной нереальности того, что всегда казалось реальным, но в действительности не являлось таковым.
  ***
  Повышенное осознание похоже на трамплин. Из него можно совершить, прыжок в бесконечность.
  
  В н и м а н и е С н о в и д е н и я
  Я ли это хожу
  по комнате сегодня ночью
  или это бродяга
  забравшийся в мой сад
  во теме?
  Было ли окно открыто?
  Удастся ли мне уснуть?
  Исчезла нежная зелень сада...
  Небо было чистым и голубым...
  А теперь облака
  и поднялся ветер
  и сад угрюмый и темный.
  Я думал что волосы мои черны
  и белеет моя одежда...
  Но бела моя голова
  и в черное я одет...
  
  Сновидение невозможно пока личное "я" не убрано прочь. Человек сновидит - если внутри него ничего нет, нет желаний, нет злости, нет даже радости. Это самое подходящее состояние.
  Сновидение случается у всех, но довольно редко. Его не возможно спутать со сном.
  ***
  Когда человек засыпает, его сердце кокона сдвигается с места и начинает блуждать. В это время человек путешествует по мирам. Во сне мы путешествуем по самым разным местам; путешествуем, конечно, не мы (мы тихо-мирно спим в своей постели), путешествует наше восприятие.
  ***
  Обычно сердце кокона перемещается туда, где сосредоточено наибольшее количество энергии. Если человек, перед сном читал книгу или смотрел фильм, его энергия сосредоточена в области головы, в районе того отдела мозга, который отвечает за интеллектуальные или зрительные впечатления. От этого сны его повторяют сюжетные линии фильма или книги. Если этот фильм или книга связаны с каким-то сильным эмоциональным переживанием (эротика, ужас), то сны его могут принять сексуальный оттенок или же превратиться в кошмар. Кошмары снятся и в том случае, когда человек на ночь плотно поест.
  Если у человека есть энергетическая брешь (а тогда человек заболевает), сердце кокона останавливается в районе больного места, потому что там сосредоточиваются все силы организма. Она остается там практически в одном и том же положении, поэтому сны иногда предупреждают человека о том, что с его организмом то-то не в порядке (но это уже - сновидение, потому что связано с волевым актом, хотя и неосознанным).
  ***
  Никакого смысла во снах нет и быть не может, потому что во сне мы не в стоянии действовать по собственному желанию. Даже когда нам снится, что мы чего-то хотим, это не есть наши настоящие желания, это всего лишь проекция намерений подсознания. Сон, таким образом, это пассивное действие, не зависящее от воли человека. (Вот почему все сонники и снотолкователи лгут.)
  Сновидение, напротив, есть действие активное. Воля здесь верховодит. Воины могут контролировать смещении энергии в собственной коконе. Так они путешествуете по мирам в сновидении, а если быть точным, создают этот мир. Но мир сновидения - абсолютно реален, все, что в нем происходит, происходит на самом деле. Если в сновидении мы ломаем себе ногу, то, выйдя из сновидения, мы обнаружим, что у нас действительно сломана нога.
  Сновидения предполагает культивирование контроля над снами до такой степени, что опыт, приобретенный в нем, становится равнозначным опыту бодрствования. В сновидении - "здесь" и "там" взаимозаменяемы.
  ***
  Человек может быть тяжелым и мрачным - это нормально. Но, чтобы сконцентрировать внимание сновидения, он должен быть легче перышка. Безусловно, практика внимания сновидения требует целостности и серьезного отношения, но качество серьезности здесь несколько иное - это серьезность беззаботного смеха, каким смеется человек, которому не о чем беспокоиться в этом мире.
  ***
  Когда человек во сне смотрит на какой-нибудь объект, он меняет форму. Весь фокус внимании сновидения заключается в том, чтобы не просто посмотреть на объект, а удержать его изображение. Внимание сновидения становится реальностью тогда, когда человек обретает способность фокусировать глаза на любом объекте, продлевая присутствие объектов в сновидении или же преднамеренно изменяя эти объекты. Тогда нет разницы между тем, что делаешь, когда спишь, и тем, что делаешь, когда бодрствуешь.
  ***
  Внимание сновидения должно быть испытано, иначе просто невозможно понять - что же это такое. Простое наблюдение снов не есть сновидение. Полет мысли, представление желаемого и любое действие по созданию картин в воображении - тоже не то.
  Внимание сновидения раскрывает перед нами возможность восприятия других миров. Мы можем описывать эти миры, но не способны описать то, что позволяет нам их воспринимать. И в то же время нам дано ощутить, каким образом внимания сновидение открывает перед нами вход в иные сферы бытия. Внимания сновидения - это ощущение, процесс, протекающий в теле, и осознание, возникающее в уме.
  Внимание сновидения дает нам гибкость, необходимую для того, чтобы войти в другие миры, разрушая нашу убежденность в знании этого мира. Внимание сновидения дает возможность путешествия в невообразимые измерения, когда, после того, как мы постигаем все доступное человеческому восприятию, наше сердце кокона выскальзывает за пределы человеческого и достигает непостижимого.
  Только в сновидении мы можем сбалансировать нашу энергию настолько, чтобы воспринять другую реальность.
  В энергетическом потоке вселенной имеются входы и выходы. Внимание сновидения это "врата в бесконечность". Сновидеть, значит смотреть в бесконечность.
  Внимание сновидения не только открывает врата в любые воспринимаемые миры, но готовит воина к вхождению в эти миры в полном осознании.
  ***
  Внимание сновидения - это ситуация, в котором возможно порождение энергии. Обычные сны - это медленно действующее средство, чтобы переместить сердце кокона в положение, создающее условия для производства энергии.
  Человек, обладающий наибольшим вниманием, обладает и наибольшей энергией. Это один из фундаментальных законов. И этот закон имеет обратное действие: внимание притягивает энергию. Так что если чувствуется недостаток энергии, надо тренировать внимание.
  Когда мы сосредоточиваем внимание на каком-либо предмете, то вся наша энергия сама по себе устремляется туда. Так что простейший способ выяснить, сколько у нас на самом деле энергии - попытаться на чем-либо сосредоточиться. Если нам это не удается или удается не сразу, это означает, что энергии у нас мало.
  Энергия будет везде, где мы сосредотачиваем наше внимание и намерение - мы можем приносить энергию к любому из наших органов.
  Внимание сновидения - это отличный инструмент для тренировки внимания.
   ***
  Древний человек в далеком прошлом владел искусством направлять свои мысли в сновидении с целью воспроизвести завершенную и правдивую картину объекта, структуры, точки, фрагмента ситуации по своему выбору.
  Обычно начинали с того, что пристально рассматривали простой объект и запоминали каждую его деталь. Они могли затем закрыть глаза и представить объект, корректировать это визуальное представление, сравнивая с самим объектом, до тех пор, пока не видели его с закрытыми глазами полностью завершенным.
  Следующим пунктом в их развивающейся схеме было сновидение с объектом и создание в сновидении полной материализации объекта с точки зрения их собственного ощущения. Этот акт называется первым шагом к абсолютному восприятию.
  От простых объектов потом переходили к более сложным конструкциям. Конечной целью для всех них являлось визуальное представление в сновидении всего мира, и воссоздания, таким образом, абсолютно вероятной реальности, в которой они могли бы существовать.
  Целые народы исчезли в таких сновидениях. Они создали визуальный образ, а затем воссоздали такую ситуацию в сновидении. Для них это было способом продлить свою существование.
  
  Н а м е р е н и е
  Есть сила, присутствующая во всем сущем, видящие называют эту силу волей Эманаций Вселенной, или намерением.
  Намерение - это главная сила во вселенной - сила, которая изменяет или перетасовывает вещи, или оставляет их такими, какими они есть.
  Намерение - это всепроникающая сила, вовлеченная в любой аспект времени и пространства. Это та движущая сила, что кроется за всем сущим.
  ***
  Единственный способ узнать намерение - это узнать его непосредственно через живую связь, которая существует между намерением и всеми чувствующими существами. Связующее звено с намерением - это универсальная особенность, свойственная всему сущему.
  Намерение - это вещь, о которой очень сложно сказать что-нибудь вразумительное. Если кто бы то ни было попытается объяснить, что такое намерение, - его слова будут напоминать бессмысленный бред.
  Намерение совершенно неописуемо, мы можем его почувствовать только через его действия.
  ***
  Большая часть нашей информации не прибывает из восприятия, но из вызывающего намерения.
   Намерение определяет и предписывает все наше восприятие, располагая в определенном месте наше сердце кокона, и следовательно, все наше восприятие и являются действием намерения. Поэтому воины говорят, что намерение постоянно проявляет себя в восприятии. Мы обогащаем наше восприятие намерением.
  ***
  У воинов цель заключается в повышении чувствительности связующего звена с намерением до такой степени, чтобы они смогли управлять им посредством своей воли. Когда давление связующего звена становится чрезмерным, воины ослабляют его, выслеживая самих себя.
  У среднего человека связующее звено с намерением практически мертво. Он прибывает намерение "выгоды", чтобы накопить вещей, которые являются бессмысленными.
  Обычные люди не знают, что есть нечто чрезвычайно реальное и функциональное - наше связующее звено с намерением, которое вызывает у нас наследственную озабоченность своей судьбой. На протяжении всей своей активной жизни у нас никогда не появляется шанс пойти дальше простой озабоченности, потому что с незапамятных времен нас усыпляет колыбельная песня повседневных маленьких дел и забот. И лишь когда наша жизнь почти уже на исходе, наша наследственная озабоченность судьбой начинает принимать иной характер. Она пытается дать нам возможность видеть сквозь туман повседневных дел. К сожалению, такое пробуждение всегда приходит одновременно с потерей энергии, вызванной старением, когда у нас уже не остается сил, чтобы превратить свою озабоченность, в практическое и позитивное открытие. В итоге остается лишь неопределенная щемящая боль: то ли стремление к чему-то неописуемому, то ли просто гнев, вызванный утратой.
  ***
  Намерение - чистая абстракция - тесно связано с человеком. Человек может манипулировать намерением.
  Одна из самых захватывающих тайн - это то, что воля, безличная сила Эманации Вселенной, превращается в намерение - личную силу, которая находится в распоряжении каждого индивидуума.
  Сущность применения тайны намерения, это применения принципа "твоя команда есть команда Эманации Вселенной".
  Наиболее странной частью этой тайны, является то, что превращение это очень легко осуществить, но гораздо труднее убедить себя в том, что это возможно. Именно здесь и находится наш предохранитель. Мы должны быть убеждены, однако никто из нас этого не хочет.
  Все начинается с исходного действия, которое, будучи повторяемым с непреклонностью, порождает несгибаемое намерение. Несгибаемое намерение приводит к внутреннему безмолвию, а то, в свою очередь, генерирует внутреннюю силу. И тогда наша команда будет услышана и исполнена как команда Эманации Вселенной.
  Воины рассматривают несгибаемое намерение как катализатор принятия решений, не подлежащих изменению. Несгибаемое намерение, это своего рода непоколебимая направленность ума; абсолютно четко очерченная цель, не нарушаемая никакими противоречивыми интересами или желаниями.
  ***
  Когда мы намереваем что-либо, нужна ясная и осмысленная команда.
  Управление намерением начинается с команды, данной самому себе. Воин формирует намерение совершить то, что он намерен совершить, просто за счет того, что он намеревается это совершить.
  Воин формирует свою команду не раздражаясь даже в наихудшие из моментов сомнения. Воин принимает вызов намерения, молча, с полной определенностью и без единой мысли.
  Воин берет тотальную ответственность за свои действия. Брать ответственность означает не иметь сомнений. Никаких мнений относительно чего-либо.
  ***
  Воины призывают намерение, произнося слово "намерение" вслух, громко и ясно.
  У воина есть некая логика отвечать за свое слово, быть вверенным чему-то один раз в своей жизни, даже если это - смерть. Воин умирает за свое слово.
  Сказать что-то вслух - таинственно и волшебно, но это тонко. Громкое и ясное произнесение намерения - это тайна тайн.
  Когда воины призывают намерение, оно приходит к ним и прокладывает путь для достижения цели. Это значит, что воины всегда выполняют то, что они решают сделать.
  Воин живет безупречно и выражает свое намерение. И остальное - просто случается. Он делает необходимые усилия, а потом забывает об этом. Нельзя пытаться контролировать результаты.
  ***
  Воины могут манипулировать, своими чувствами и изменять вещи. Чувства, направленные таким образом и есть намерение.
  Намерение, конечно, можно призывать для чего угодно, но воины выяснили, что намерение приходит к ним лишь для чего-то абстрактного. Это "предохранительный клапан воинов"; иначе они были бы просто невыносимы.
  ***
  Воин должен знать, как действовать, чтобы согласовать свои мысли и действия с величественными сооружениями, которые возводит намерение. Здание, которое намерение возводит в мгновение ока и помещает перед нами, приглашая войти, и знаки, которые оно дает нам, чтобы, находясь там, мы не заблудились.
  Чувство, которое люди называют "интуиция" - это активизация нашей связи с намерением. И поскольку воины целенаправленно стремятся к пониманию и усилению этой связи, то можно сказать, что они интуитивно постигают все безошибочно и точно. Истолкование знаков - обычное дело для воина, когда воин истолковывает знак, он знает его точное значение, не имея ни малейшего понятия о том, откуда приходит это знание. Это одно из самых непостижимых следствий связующего звена с намерением.
  ***
  С точки зрения своей связи с намерением воин проходит через четыре ступени. Первая - это когда его связующее звено с намерением является ненадежным. Вторая - это когда он преуспевает в его очищении. Третья - когда он учится манипулировать им. И четвертая - когда он учится следовать предначертаниям абстрактного.
  ***
  Намерение - это гораздо проще, и в то же время - бесконечно сложнее. Для его формирования требуются воображение, дисциплина и устремленность. В данном случае вознамериться означает обрести непреложное внутреннее знание. Это должно быть знание, принадлежащее телу. Каждой его клеткой человек должен чувствовать.
  Единственный путь намереваться - из внутренней тишины. Любая мысль, которую мы удерживаем в уме в состоянии внутреннего молчания, равносильна команде, поскольку там нет других мыслей, способных соперничать с ней.
  Намерение - это желание, в котором отсутствует желание, действие, в котором отсутствует деяние. Намереваться - значит, хотеть, не желая, делать, не делая.
  ***
  Безмолвное знание - это не что иное, как прямой контакт с намерением.
  ***
  Глаза людей непосредственно связаны с намерением. Эта на первый взгляд противоречивая истина заключается в том, что глаза имеют лишь поверхностное отношение к миру повседневной жизни. В глубинном плане глаза связаны с абстрактным. Связующее звено с намерением, проявляется у воинов через глаза. Чем прочнее связующее звено воина с намерением, тем лучистее становятся его глаза. У обычных людей глаза тусклые, потому что, они сфокусированы не на намерении, а на окружающем мире, на поисках пищи... на поисках красоты...
  Глаза всех живых существ могут сдвигать чью-то сердце кокона, если они сфокусированы на намерении. Хороший охотник гипнотизирует жертву глазами. Взглядом он действительно сдвигает сердце кокона жертвы, и все же его глаза направлены на мир только в поисках пищи.
  Эволюция всех живых существ -это- действие намерения. Динозавры научились летать, потому что они намеревали это.
  ***
  Обычный человек нуждается всего лишь в минимуме стимулов, чтобы создать целый мир. Необходимо прервать эту интерпретацию.
  Мы имеем потенциал для наблюдения. Мы можем воспринимать энергию непосредственно, как она течет во вселенной. Наше первоначальное состояние - воспринимать и намеревать, вместо оценки и сравнения.
  ***
  Четкая связующее звено с намерением, позволяет воинам получать мир, гармонию, знание и смех прямо из источника, из намерения.
  
  Э н е р г е т и ч е с к о е Т е л о
  Энергетическое тело - это двойник физического тела. Призрачная форма, составленная чистой энергией.
  Являясь чистой энергией, оно способно совершать действия, выходящие за пределы возможностей физического тела.
  Энергетическое тело представляет собой конгломерат энергетических полей, зеркальное отражение того конгломерата энергетических полей, которые составляют физическое тело, видимое как поток энергии во Вселенной.
  Оно меньше, компактнее и выглядит более плотным, чем светящаяся сфера физического тела.
  ***
  Мы достигаем энергетического тела в то самое мгновение, когда осознаем, что засыпаем, паря во тьме и ощущении тяжести.
  В повседневной жизни, если силы физического тела человека истощаются, эстафету принимает энергетическое тело.
  ***
  Тело и энергетическое тело - это два конгломерата энергетических полей, сжатых воедино некой необычной связующей силой. Если бы не было некоторой связующей силы, наша энергия растворилась бы в бесконечности.
  Нечто держит энергию вместе, так, что центробежная сила создала спирали, но галактика и другие вселенские организации не делает это бесконтрольно. Мы - то же самое.
  Сила, объединяющая эти сгустки энергетических полей, является самой загадочной силой во Вселенной. Она является самой сущностью всего космоса, суммой всего, что в нем есть.
  ***
  Физическое и энергетическое тела являются единственными взаимодополняющими энергетическими конфигурациями в сфере человеческого бытия. Противоречия между телом и разумом, духовным и физическим, это лишь игра воображения, не имеющей под собой никакого энергетического основания.
  Различие между ними в том, что физическая часть - это часть общепринятой системы описания мира, в то время как об энергетической этого сказать нельзя. Но энергетические сущности, такие как сознание, тоже существуют в нашей вселенной. Мы как обычные люди замечаем только физический мир, потому что нас приучают к этому. Воины замечают еще и энергетический мир все по той же причине: их приучают к этому.
  ***
  С помощью дисциплины каждый может сблизить энергетическое тело с физическим. Их отдаленность, является ненормальным положением вещей. Кроме того, с помощью дисциплины любой человек способен превратить свое трехмерное, плотное физическое тело в точную копию своего энергетического тела - то есть в эфирный заряд энергии, невидимый человеческому глазу, как и любая энергия.
  Энергетическое тело все воспринимает мгновенно и без интерпретации. Например, лишь мельком взглянув на такую вещь, как, журнал или книгу, он будет знать, что в нем, совершенно не волнуясь о деталях.
  Восприятие, которым обладает энергетическое тело, - независимо, хотя и подвержено влиянию со стороны нашего обычного повседневного восприятия. Энергетическое тело воспринимает в своей собственной отдельной сфере, в сфере энергии.
  Практикуя внимание сновидения, воин сближает энергетическое тело с физическим, оно становится воспринимающей единицей и в нашем мире.
  ***
  Энергетическое тело воспринимает энергию как собственно энергию. Оно может обращаться с энергией тремя различными способами: воспринимать потоки энергии, использовать энергию в качестве толкателя, чтобы, подобно ракете, перелететь в какие-нибудь совершенно неожиданные пространства, или воспринимать так, как мы обычно воспринимаем мир.
  Воспринимать потоки энергии - это значит видеть. Энергетическое тело видит энергию, непосредственно воспринимая ее то ли как свет, то ли как своего рода вибрирующий поток, то ли как неоднородность пространства. Или же оно прямо чувствует ее как встряску или некое ощущение, которое может быть даже болью.
  Энергия - сфера существования и восприятия энергетического тела. Поэтому для него не составляет труда пользоваться существующими во вселенной энергетическими потоками для перемещения. Все, что для этого требуется - выделить эти потоки и идти с ними.
  ***
  Из повседневного опыта видящие знают, что если энергетическое тело сформировано, человек видит энергию каждый раз, когда он рассматривает какой-нибудь предмет реального мира. Если же он видит энергию предмета во сне, значит это не сон, а человек в сновидении находится в реальном мире, каким бы искаженным ни казался мир для его внимании сновидения. Если же он не может видеть энергию предметов, - это обычный сон, а не реальный мир.
  Реальный мир - это мир, порождающий энергию; он представляет собой противоположность призрачного мира иллюзии, где ничто не порождает энергию, как бывает в большинстве наших снов, заполненных вещами без энергетического потенциала, то есть - не генерирующими энергию.
  Для обычного человека нет никакой возможности отличить реальный энергообразующий мир от иллюзорного видения.
  ***
  Энергетическое тело напоминает ребенка, который всю свою жизнь был взаперти. Когда он оказывается на свободе, он впитывает в себя все что находит. Это может быть все что угодно. Каждая незначительная, мельчайшая деталь, полностью поглощает внимание энергетического тела.
  Наиболее упрямая деталь становится целым миром для энергетического тела. Чтобы управлять энергетическим телом, воин должен прилагать потрясающие усилия.
  Воин может совершать путешествия, использующие осознание как средство передвижения. Для видящего осознание выглядит как свечение. Воин может согласовать свое энергетическое тело с этим свечением и перемещаться с его помощью.
  Использование осознания как энергетического элемента нашего окружающего мира, - это суть пути воина.
  Существует два типа энергетических путешествий в иные миры. Первый - когда сознание независимо от желания воина подхватывает энергетическое тело и доставляет его куда-нибудь. Другой имеет место, когда воин сам в полной ясности ума решает воспользоваться посредством осознания, чтобы осуществить путешествие.
  
  М и р - б л и з н е ц
  Видящие обнаружили, что вся Вселенная состоит из двух сил-близнецов. Сил, которые противоположны и дополняют друг друга. Наш мир неизбежно имеет двойника. Его противоположный и взаимодополняющий мир населен существами, которые обладают осознанием, но не имеют организмов.
  Это наш мир-близнец и он тесно связан с нами. Два типа осознания сосуществуют вместе, никогда не сталкиваясь друг с другом, потому что каждый из типов совершенно отличается от другого.
  Когда обращаешься с вещами в терминах времени и пространства, то трудность в том, что можно замечать только то, что оказалось в имеющемся у тебя пространстве и времени, которые очень ограничены.
  Видящие не думают в терминах пространства и времени. Они думают исключительно в терминах осознания. Видящие встретились с этой проблемой сосуществования, не касаясь понятий времени и пространства. Они сделали вывод, что уровни осознания органических существ и неорганических существ настолько разные, что они могут сосуществовать с минимальным взаимным вмешательством.
  Осознание воинов похож на "огромное поле", где они могут увидеть массу сущностей со всей Вселенной. Сущностей, имеющих осознание, но не имеющих тела, оказываются в поле осознания нашего мира или в поле осознания мира -двойника. Обычный человек совершенно не замечает этого. Сущности, которые приземляются на наше поле осознания или поле осознания близнеца нашего мира, принадлежат другим мирам, которые существуют помимо нашего мира и его близнеца.
  Вселенная в целом переполнена мирами осознания, органическими и неорганическими.
  ***
  Мы можем воспринимать мир-двойник. Воины делают это по своей воле. Обычные люди тоже делают это, но они не понимают, что они это делают, потому что не сознают существования мира - двойника.
  Неорганические существа, населяющие наш сдвоенный мир, считаются нашими родственниками. Неорганические существа этого типа, которые приходятся нам двоюродными братьями, беспрестанно общаются с нами, но их общение с нами находится не на уровне нашего осознания. Другими словами, мы все знаем о них подсознательно, а они все знают о нас сознательно.
  Существа из мира - двойника все время пытаются вступить с нами в контакт, но наше сознание так сильно занято, что у нас нет времени замечать их. Однако во сне наше внимание с его привычной узкой избирательностью раскрывается, и мы видим сны. Во внимании сновидении мы можем общаться с существами из других миров.
  Энергия наших двоюродных братьев - обуза! Они настолько же испорчены, как и мы. Органические и неорганические существа наших спаренных миров - это, скажем, дети двух сестер, которые живут по соседству. Они совершенно одинаковы, хотя и выглядят по-разному. Они не могут помочь нам, и мы не можем помочь им. Возможно, мы могли бы объединиться и создать потрясающую семейную корпорацию, но этого не произошло. Обе ветви семьи очень раздражительны и обижаются из-за пустяков, - обычные отношения между раздражительными двоюродными братьями. Загвоздка в том, что и люди, и неорганические существа из сдвоенных миров - порядочные эгоманьяки.
  
  Н а к а т ы в а ю щ а я с я С и л а
  Накатывающаяся сила, есть сила, исходящая из Эманаций Вселенной. Сила, которая, ни на мгновение не останавливаясь, накатывается на нас в течение всей нашей жизни. Когда ее видишь, она смертельно опасна. Но в нашей обычной жизни мы ее не замечаем, поскольку обладаем защитными экранами.
  Накатывающаяся сила это бесконечное последовательность радужных колец или огненных шаров, непрерывно накатывающихся на живые существа. Светящееся органическое существо грудью встречает накатывающуюся силу, пока не приходит день, когда оно уже не может с нею совладать. Тогда существо разрушается, при этом кокон человека от испуга сворачивается как испуганная мокрица, когда до нее дотрагиваются.
  Если силу эту видеть намеренно, опасность минимальна. Зато исключительно опасна ситуация, когда сердце кокона сдвигается случайно, например, вследствие физической усталости, эмоционального истощения, болезни или просто небольшого эмоционального либо физического кризиса, такого, как испуг или алкогольное опьянение. В таких случаях накатывающая сила с легкостью может разрушить кокон человека.
  Если сдвиг сердца кокона незначителен, кокон восстанавливается очень быстро. Человек при этом испытывает то, что когда-нибудь случалось с каждым: видит цветные пятна неправильных очертаний, которые остаются перед глазами, даже если их закрыть.
  Если же сдвиг значителен, в этом случае человек чувствует онемение и холод. Ему сложно говорить и даже думать, ощущение такое, словно внутри все замерзло.
  Овладев намерением, видящие освоились с накатывающейся силой. В некоторый момент они раскрывают свои коконы, впуская силу внутрь. И, вместо того, чтобы свернуть кокон, как испуганную мокрицу, сила заполняет его изнутри. Конечным результатом становится полная и мгновенная дезинтеграция.
  
  П е р в о е и В т о р о е В н и м а н и е
  На плечах первого внимания покоится задача создания мирового порядка из хаоса. Не будет преувеличением сказать, что все, что мы знаем и делаем как люди, - работа первого внимания.
  Первое внимание - это все, что мы есть. Первое внимание - это все, что мы знаем. И это включает не только нас как личности, но и все в нашем мире.
  Все, что мы способны видеть глазами и все, для чего у нас есть слово - это первое внимание.
  Первое внимание - это все, что мы знаем, это само по себе уже достаточная причина, чтобы считать первое внимание могущественной вещью.
  ***
  Первое внимание - это хранитель, который охраняет нечто бесценное - само наше существование. Поэтому врожденными качествами первого внимания являются консерватизм и ревнивость относительно своих действий. А поскольку его деяния являются самой что ни на есть важнейшей частью нашей жизни, то не удивительно, что он постепенно в каждом из нас превращается из хранителя в охранника.
  Хранитель мыслит широко и все понимает. Но охранник - бдительный, косный и чаще всего деспот. Следовательно, первое внимание во всех нас превратился в мелочного и деспотичного охранника, тогда как он должен быть широко мыслящим хранителем.
  Мы начинаем взращивать его с момента рождения. Как только мы делаем первый вдох, с ним мы вдыхаем и силу для первого внимания. Поэтому правильным будет сказать, что первое внимание человеческого существа сокровенно связан с его рождением.
  У каждого из нас есть личное первое внимание, и есть коллективное первое внимание для нас всех в любое данное время, и его мы можем назвать первым вниманием времени.
  ***
  Первое внимание не может ничего создать или изменить, и, тем не менее, он творит мир, потому что его функция - судить, оценивать и свидетельствовать. Первое внимание творит мир, потому что он свидетельствует и оценивает его согласно своим правилам, правилам первого внимания. Очень странным образом первое внимание является творцом, который не творит ни единой вещи. Другими словами, первое внимание создает законы, по которым он воспринимает мир, значит, в каком-то смысле он творит мир.
  Первое внимание создает порядок в мире. Поэтому первое внимание должен быть наблюдателем этого мира, чтобы поддерживать его. А поскольку первое внимание и есть его собственные деяния, то в его сферу попадает все.
  Первое внимание создан нашим восприятием, выученным концентрироваться на определенных элементах. Каждый из этих элементов и все они, вместе взятые, образуют нашу картину мира.
  Порядок в нашем восприятии является исключительно царством первого внимания. Только там наши действия могут иметь последовательность, только там они являются лесенкой, на которой можно считать ступеньки. Во втором внимании ничего подобного нет. Поэтому картина первого внимания - это инструмент. Но он не только лучший инструмент, но и единственный, который мы имеем.
  Первое внимание создает термины "я", "меня" и им подобные, чтобы говорить о себе не только с самим собой, но и с другими первыми вниманиями.
  Превыше всего первое внимание должен поддерживать наше восприятие мира как внутренний диалог.
  ***
  Первое внимание это остров в океане второго внимания.
  Первое внимание начинается с рождением и кончается со смертью, но второе внимание не кончается никогда. Второе внимание - беспределен. Первое внимание привязано к эманациям земли, тогда как второе - к эманациям вселенной.
  Второе внимание - это та часть нас, для которой нет никакого описания - ни слов, ни названий, ни чувств, ни знаний. Чтобы говорить о втором внимании, мы должны заимствовать понятия с первого внимания, поэтому лучше ничего не объяснить, а просто перечислять его проявления.
  ***
  Мы чувствуем с самого момента рождения, что есть две части нас самих. В момент рождения и некоторое время спустя мы являемся целиком вторым вниманием. Затем мы чувствуем, что для нормальной деятельности нам необходима противоположная часть того, что мы имеем. Первое внимание отсутствует, и это дает нам с самого начала ощущение неполноты. Затем первое внимание начинает развиваться и становится совершенно необходимым для нашего существования. Настолько необходимым, что затеняет сияние второго внимания, захлестывает его. С момента, когда мы целиком становимся первым вниманием, в нас все возрастает наше старое ощущение неполноты, которое сопровождало нас с момента рождения. Оно постоянно напоминает нам, что есть еще и другая часть, которая дала бы нам целостность.
  С того момента, как мы становимся целиком первым вниманием, мы начинаем составлять пары. Мы ощущаем две наши стороны, но всегда представляем их предметами первого внимания. Мы говорим, что две наши части - душа и тело, или мысль и материя, или добро и зло. Мы никогда не осознаем, что просто объединяем в пары вещи на одном и том же острове: острове первого внимания.
  Мы чувствуем, что есть еще одна часть нас, но когда стараемся определить эту другую сторону, первое внимание захватывает рычаги управления, а как директор он крайне мелочен и ревнив. Он ослепляет своими хитростями и заставляет нас забыть малейшие намеки на другую часть истинной пары.
  Величайшее искусство первого внимания - это подавления любого проявления второго внимания таким образом, что даже если его присутствие будет самой очевидной фактом в мире, он останется незамеченным.
  ***
  Второе внимание - это только эффект. Второе внимание это нечто, где обитает Сила - но это только способ упомянуть о нем. Из-за его проявлений лучше всего понимать второе внимание в терминах силы.
  Можно сказать, что второе внимание ответственен за творчество. Второе внимание - единственное в нас, что способно творить.
  Второе внимание невыразим. Все возможные ощущения, и существа, и личности плавают в нем, как баржи - мирно, неизменно, всегда. Это идея жизни связывает их вместе. Когда клей жизни связывает все эти чувства воедино, возникает существо, теряющее ощущение своей истинной природы, ослепленное суетой и сиянием места, где оно оказалось - первым вниманием.
  ***
  Первое внимание - это то, где существует всякий объединенный организм. Существо впрыскивается в первое внимание, как только сила жизни связывает все необходимые ощущения.
  У первого внимания есть две стороны. Одна - грубый, внешний слой, поверхность острова. Эта часть связана с действием и действованием - беспорядочная сторона. Другая часть - это решения и суждения, внутренняя сторона - более мягкий, более нежный, более сложный.
  Правильное первое внимание - это такое первое внимание, где оба уровня находятся в гармонии и равновесии. Равновесие в первом внимании будет означать, что данная личность, действует в соответствии со своими решениями и убеждениями.
  Неравновесие соответственно, значит, что человек действует, возможно вынужденно, вопреки собственным убеждениям. Первый случай возникновения болезни - это нарушение равновесия внутри первого внимания.
  Вторым видом нарушения равновесия является дисгармония между первым и вторым вниманием, которая редко выражает себя в простых телесных заболеваниях, но в форме психических нарушений различной степени. Непосредственными следствиями такого неравновесия являются, например, бессонница, нервозность, неврозы и депрессии. У подверженных таким заболеваниям людей имеется в подавляющем большинстве случаев сильно выраженное ощущение потери смысла жизни и опустошенность, - состояние, которое является очень распространенным феноменом всей нашей цивилизации.
  Если человек в своей сознательной жизни не обращает внимания на свою вторую часть - появляются вышеназванные симптомы, которые могут далее развиться в тяжелые, в том числе и физические болезни. При этом второе внимание создает для первого внимания безвыходную ситуацию. В подобной ситуации человек поневоле вынужден перестроить всю свою жизнь, если не хочет умереть.
  ***
  Обычный человек все рассчитывает. Он называет это объяснениями. В действительности это бесплодной и назойливой настойчивость первого внимания удерживать все под своим контролем. Когда ему это не удается, наступает момент замешательства, и тогда первое внимание может открыться своей смерти. Он, скорее готов убить самого себя, чем уступить контроль.
  И, тем не менее, мы очень немного можем сделать, чтобы изменить такое положение вещей.
  Любая угроза первому вниманию обычно заканчивается его смертью. А если умирает первое внимание, то умирает и весь человек.
  Первое внимание должен быть защищен любой ценой. Корона должна быть с него снята, однако он должен оставаться как защищенный поверхностный наблюдатель.
  ***
  Легко разрушить не только первое внимание индивидуума, но и первое внимание времени целого народа, племени, сообщества.
  ***
  Первое внимание легко уничтожить из-за его врожденной слабости, и потому одним из искусств равновесия воина является вывести на поверхность второе внимание, чтобы уравновесить первое внимания.
  Первое внимание очень уязвим, он не выдерживает плохого обращения. Как ни печально, но все мы в совершенстве владеем искусством делать наше первое внимание слабым.
  Действительно важным является прибыть во второе внимание, не покалечив первое внимание и превыше всего, не покалечив своего тела.
  Прежде всего, воину необходим сильный, свободный первое внимание. Чем сильнее он становится, тем меньше привязывается к своим действиям.
  Воины знают, что только путем усиления первого внимания может появиться второе внимание. Это усиление называется личной силой.
  . ***
  Сначала следует разговаривать с первым вниманием, потому что именно первое внимание должен уступить контроль. Но он должен сделать это с радостью. Например, первое внимание без особой борьбы уступит часть своего контроля, если ему станет ясно, что в противном случае целостность человека может быть разрушена. Иными словами, первое внимание должен отказаться от таких ненужных вещей, как чувство собственной важности и потакание себе, которые лишь погружают его в скуку. Но проблема в том, что первое внимание цепляется за все это, хотя он должен был бы радостно избавиться от подобной мути. Необходимо сначала убедить первое внимание стать свободным и текучим.
  Первое внимание должен быть убежден разумом, второе внимание - действиями, пока они не сравняются друг с другом.
  Первое внимание правит, и, тем не менее, он очень уязвим. Второе внимание, с другой стороны, никогда или почти никогда не действует, но когда он действует, его действия ужасают первого внимания.
  ***
  Наши глаза - это глаза первого внимания или, точнее, - наши глаза выдрессированы первым вниманием. Поэтому первое внимание считает их своими. Когда имеешь дело со вторым вниманием, никогда не следует смотреть на него глазами первого внимания. Это приведет замешательству. Единственный способ - смотреть на второе внимание, это посмотреть на него как на обычном явлении.
  Первое внимание не отступит от глаз без битвы. В день, когда воин достигнет этого, он выиграет великую битву. Помехой каждого человека является стремление настроить мир согласно правилам первого внимания. Поэтому каждый раз, когда мы сталкиваемся со вторым вниманием, мы сходим с дороги, чтобы сделать наши глаза застывшими и бескомпромиссными. Человек должен взывать к той части своего первого внимания, которая понимает эту дилемму, и сделать усилие, чтобы освободить глаза. Тут нужно убедить первое внимание, что есть другие миры, которые могут проходить перед теми же самыми окнами. Человек должен отпустить свои глаза на свободу. Пусть они будут настоящими окнами. Глаза могут быть окнами, чтобы заглядывать в хаос или заглядывать в бесконечность.
  Первое внимание без своих отношений с глазу на глаз с элементами собственного описания не способен разговаривать сам с собой, и таким образом он становится тихим.
  ***
  Никто не способен выжить в намеренной встрече со вторым вниманием без длительной тренировки. Требуются годы, чтобы подготовить первое внимание к такой встрече. Сталкиваясь лицом к лицу со вторым вниманием, обычный человек может умереть от шока. Цель тренировки воина научить первое внимание не отвлекаться на ерунду. Это очень трудное достижение. Воин должен стать безупречным и совершенно пустым, иначе о встречи со вторым вниманием лучше и не думать.
  Остров первого внимания должен быть тщательно выметен и содержаться в чистоте. Это единственная альтернатива, которая есть у воина. Чистый остров не оказывает сопротивления, ему нечем сопротивляться.
  ***
  Когда находишься в мире первого внимания, ты должен быть безупречным в мире первого внимания; никакого времени для иррациональной ерунды. Но в мире второго внимания ты также должен быть безупречен - никакого времени для разумной ерунды. Нужно только установить намерение как таможню. Для воина намерение - это дверь в промежуточное положение. Она полностью закрывается за ним, когда он выходит на тот или иной путь.
  ***
  Разум может только свидетельствовать эффекты первого внимания, но никогда не сможет понять его или разобраться в нем. Уже то, что мы думаем и говорим, указывает на какой-то порядок, которому мы следуем, даже не зная, ни как мы это делаем, ни того, чем является этот порядок.
  Разум является только зеркалом, которое отражает нечто, находящееся вне него. Разум только отражает внешний порядок, ничего не зная об этом порядке, и он не может объяснить его точно так же, как не может понять и объяснить второе внимание.
  Через волю, мы можем быть свидетелями эффектов второго внимания. Через разум, вне зависимости от того, что мы делаем и как мы это делаем, мы просто свидетельствуем эффекты первого внимания. В обоих случаях равно нет никакой надежды понять или объяснить, чему именно мы являемся свидетелями.
  Первое внимание каждого из нас является просто отражением неописуемого неизвестного, наполненного порядком, а второе внимание каждого из нас является только отражением неописуемой пустоты, которая содержит все.
  ***
  Кокон человека имеет два центра, которые руководят всеми функциями человека. Один из них "разум", а второй - "воля". "Разум" непосредственно соединен с функцией "разговор". Через "разговор" "разум" косвенно соединен с "ощущением", "сновидением" и "видением". Другой центр, "воля", непосредственно связан с "ощущением", "сновидением" и "видением", и только косвенно с "разумом" и "разговором".
  Главное в человеке - это воля, ведь она непосредственно связана с тремя функциями: ощущением, сновидением и видением. И лишь во вторую очередь человек - это разум. Центр разум играет гораздо меньшую роль, так как соединен только с разговором.
  Разум и разговор - известны всем. Так или иначе, мы знакомы и с чувством, хотя и смутно. Но лишь в мире воинов достигается знакомство со вниманием сновидения, видением и волей.
  ***
  Мы, светящиеся существа, но для создания мира используем только разум и его компаньон, разговор. Именно они и состряпали этот мир, столковавшись между собой, а теперь поддерживают его.
  Обычный человек поддерживает свой мир при помощи разума, а воин - при помощи воли. Оба описания имеют свои законы, и эти законы поддаются восприятию. Но воля по сравнению с разумом более всеобъемлюща.
  
  Н е о р г а н и ч е с к и е С у щ е с т в а
  Жизнь и сознание как энергетические категории не являются исключительным свойством живых организмов. Существует два типа сознательных существ, скитающихся по этой земле - органические существа и существа неорганические. Структура мира неорганических существ отличается от структуры нашего мира, но дополняет ее.
  Сравнивая их друг с другом, воины увидели, что и те, и другие являются сгустками свечения, сквозь которые во всех мыслимых направлениях струятся миллионы энергетических волокон вселенной.
  Отличаются они друг от друга формой и яркостью. Неорганические существа имеют вытянутые формы, похожие на свечи, и светятся тусклым светом. Органические же существа более округлы и обладают гораздо более ярким свечением. Еще одно существенное различие между ними, состоит в том, что жизнь и сознание органических существ быстротечны, поскольку существа эти вынуждены жить в постоянной спешке. Неорганические существа живут неизмеримо дольше, потому что сознание их исполнено бесконечного покоя и глубины. Они утрачивают свое осознание точно так же, как и мы. Просто продолжительность существования их сознания поистине умопомрачительная.
  ***
  Органические существа обладают большим количеством энергии, но малым осознанием, неорганические существа имеют в своем распоряжении мощное осознание, но незначительное количество энергии.
  По этой причине мы живем мало, но интенсивно, в то время как неорганические существа практически бессмертны, но, соответственно, весьма флегматичны.
  ***
  Воины рассматривают наличие восприятия как необходимое условие жизни.
  С точки зрения воина обладать жизнью значит - обладать сознанием. Осознавать - значит иметь некую форму, как бы оболочку, в которой заключены эманации, образующие осознание, то есть иметь сердце кокона с окружающим ее свечением сознания. Именно это указывает воину на то, что существо, с которым он имеет дело, не важно - органическое оно или неорганическое, вполне обладает способностью к осознанию.
  Если жизнь можно измерить по интенсивности, остроте, продолжительности этого осознания, то можно сказать, что неорганические существа живее, чем мы.
  Если считать, что смертью является прекращение осознавания, - то неорганические существа умирают. Их осознание заканчивается. Их смерть довольно похожа на смерть человека - и в то же время непохожа, потому что в смерти человека есть скрытая возможность выбора.
  ***
  Для взаимодействии с неорганическими существами, требуется огромная трезвость (уравновешенность). У обычных людей скорость слишком велика, чтобы вообще иметь возможность заметить неорганических существ.
  ***
  Во внимании сновидения воины без особых сложностей могут взаимодействовать с неорганическими существами, потому что последние обладают сознанием -главной характеристикой, необходимой для взаимодействия.
  Присутствие их проявляется в виде особого ощущения в теле человека, своего рода встряски или дрожи, которая пробивает человека до мозга костей.
  Неорганические существа достаточно мрачны сами по себе. Они предпочитают общение, когда чувствуют, что у воина есть чувство силы и уверенности, чувство могущества и отрешенности. И любой ценой воин должен избежать того, чтобы их достигло свое чувство страха или подавленности. Добавлять к их мрачности свою, по меньшей мере, не обязательно.
  В тот момент, когда мы преодолеваем барьер между нашими мирами, мы попадаем в хорошо организованный достоверный мир, нравится нам это или нет.
  Существа в том мире видят на 360 градусов вокруг, что позволяет им совершать действия, которые являются невообразимыми для нас.
  Неорганические существа - нечто новое для нас. А для них новинкой становятся те из нас, кто переходит через границу их сферы бытия.
  Благодаря своему великолепному сознанию, неорганические существа обладают огромной притягательной силой.
  ***
  Неорганические существа всегда готовы обучать нас. Чувствуя сожаление от того, что наши жизни гораздо короче, они обретают мотивацию в своей помощи нам.
  Неорганические существа обладают более глубоким сознанием, чем наше, и испытывают потребность опекать нас.
  Они учат всему, что характерно для их мира. Точно так же мы бы учили их, если бы могли это делать, - тому, что имеет отношение к нашему миру. Их метод, однако, заключается в том, чтобы рассматривать наше "эго", в качестве показателя того, в чем мы нуждаемся, и в соответствии с этим обучать нас. Крайне опасное занятие!
  Если кто-то выяснит запросы "эго" человека со всеми его страхами, жадностью, завистью и прочим, и станет обучать ему тому, как удовлетворить все свои ужасные притязания, то, что может быть хуже этого.
  ***
  Для налаживании контактов с осознаниями других миров, неорганические существа имеют специальных агентов, видящие называют их лазутчиками или эмиссарами.
  Эмиссар или лазутчик, это безличностная сила, которую мы воспринимаем как личность потому, что она разговаривает с нами. Безмолвный голос может объяснить нам суть происходящего, и мы чаще всего воспринимают сказанное им как полезный совет.
  Его слова нельзя считать советами. Он лишь говорит нам, что есть что, а мы сами уже делаем из этого выводы. Эмиссар не говорит ничего нового, хотя его утверждения кажутся правдивыми и новыми. Эмиссар просто говорит то, что уже известно. Обычно люди не подозревают, что им известно намного больше, чем они полагают.
  Эмиссар афиширует свой мир. Он говорит о необыкновенных преимуществах мира неорганических существ. Он говорит о неописуемой подвижности, о бесконечном времени для познания сути вещей. Он говорит о получении знания, которое перевернет ум человека, и о том, что это достигается только простым действием - согласием остаться в их удивительном мире.
  Эмиссар сновидения - это очень обаятельный продавец. Он говорит: "Все, что ты должен сделать - это дать мне слово!" И это слово - "навсегда". "Если ты дашь мне это слово, мы сможем растянуть твое осознание до пяти миллиардов лет. Ты сможешь видеть невообразимые вещи, как, например, ядро звезды, и это не сожжет тебя. Но мы не можем вынудить тебя, это - твой выбор".
  Он говорит, что в их мире не обязательно все время быть связанным тяготением, также не нужно и дышать, и только для своего удобства человек продолжает пользоваться зрением, по привычке делая это так же, как и в своем мире. Он говорит, что страх, вечный спутник человека - это нечто, что несвойственен их миру.
  Эмиссар рассказывает о совершенствовании в познании; о том, сколь многого человек уже достиг с тех пор, как появился на свет; о любви к приключениям и пристрастию ко всему новому, к открывающимся горизонтам.
  Он говорит, что в их мире ложь не существует, он может говорить только о том, что существует. В их мире существует только намерение, ложь не содержит намерения, поэтому она не существует. (в мире людей за ложью существует намерение, но то намерение не есть намерение.)
  Он говорит, что для людей единственным различием между восприятием своего мира и восприятием их мира является то, что восприятие их мира начиналось и заканчивалось в мгновение ока. Восприятие нашего повседневного мира было иным, - поскольку наше осознание фиксировано на нем вместе с осознанием огромного числа существ, нами подобных, и все мы вместе удерживаем свой мой мир на месте с помощью своего намерения. И что и для неорганических существ восприятие нашего мира точно так же начинается и заканчивается в мгновение ока, но восприятие своего мира для них точно так же, как и нашего - для нас, удерживается на месте громадным числом их намерений.
  ***
  Неорганические существа не могут врать. Они могут отвечать только на прямые, неспекулятивные вопросы. Это учит тех, кто общается с ними, быть очень прямыми и простыми. Взаимодействие с неорганическими существами заставляет становиться кристально ясными.
  Эмиссар говорит, что мы можем обмениваться энергиями и стать сородичами. При этом неорганические существа могут снизить нашу скорость и увеличить свою. Энергия передается по совпадающим эманациям. Обмен энергией означает родство. Энергия подобна крови.
  ***
  Древние маги тесно контактировали с ними. Иногда их контакты переливались в необычайную дружбу. Главнейшую роль в них играет восприятие. Ведь люди - существа общественные и неизбежно ищут компании других сознаний.
  Маги прошлого описывали мир неорганических существ как пузырь с углублениями и порами, плавающий в некотором темном пространстве. Они изображали неорганические существа в виде пустотелых палочек, связанных вместе, как клетки наших тел. Маги называли это, громадное хитросплетение лабиринтом светотени.
  Древние маги руководствовались низменными эгоистическими побуждениями. Неорганические существа стали их наставниками, и с помощью изощренных средств они обучили старых магов множеству чудес. Следуя примеру своих наставников, старые маги начали шаг за шагом овладевать их искусством, повторяя их действия, но, не изменяя своей эгоистической ориентации.
  Древние маги, как правило, любили своих учителей и называли их союзниками. Фактически, они любили своих союзников больше, чем своих ближних.
  Неорганические существа поступили с ними так же, как они поступают сейчас с любым осознанием, которое попадает им в руки. Они создали у магов ощущение того, что те - единственные в своем роде; к этому следует прибавить еще более пагубное чувство: иллюзию обладания силой. Сила и уникальность - несокрушимые развращающие факторы. Это как раз то, что сразило магов прошлого.
  ***
  Эмиссар пытается вынудить любого остаться в их мире, предлагая за это возможность сохранить индивидуальность и самосознание на почти бесконечное время.
  Поскольку неорганические существа не могут лгать, партия товаров, предлагаемых эмиссарами сновидения, полностью соответствует рекламе. Их мир может дать нам укрытие и продлить наше осознание почти навечно.
  Так поступили старые маги. При этом они сохраняли свое самосознание, свою индивидуальность. Эмиссар становился самым необходимым существом для этих магов. Если маг желает жить в мире неорганических существ, то лучшим гидом для него является эмиссар, он обо всем рассказывает, любит обучать и вести за собой.
  Древние маги трусливо искали прибежища в мире неорганических существ. Они считали, что во враждебном вселенной, единственное спокойное пристанище для них - это мир неорганических существ.
  Существует старая легенда о продажи своей души дьяволу в обмен на бессмертие. Эта идея звучит как эхо отношений между магами прошлого и неорганическими существами.
  ***
  Чтобы жить внутри них, магам прошлого требовалось всего лишь сказать о том, что они желают этого. Точно так же, как для того, чтобы попасть в их мир, им требовалось только громко и отчетливо выразить вслух свое намерение.
  В их мире все, что произнесется вслух, становится реальностью. Произнести намерение вслух означает возбудить движение потоков энергии, которое уже нельзя повернуть вспять. В былые времена слова были фактором, действующим с невероятной силой. Теперь это не так. Но в мире неорганических существ они все еще не потеряли силу.
  Слова есть нечто исключительно могущественное и важное, и они являются магическим достоянием того, кому они принадлежат.
  ***
  Неорганические существа могут фиксировать наше сердце кокона в том положении, вследствие которого, мы перенеслись бы в другой мир. Фиксация нашего сердца кокона на том положении, в которое ее установили неорганические существа, была бы такой прочной, что это создало нечто типа тумана, сделавшего недоступным память о мире, из которого мы пришли. Обычным следствием такой неподвижности является невозможность возврата сердца кокона в ее исходное положение, что и происходило с магами прошлого.
  Возможно, именно это происходит со всеми нами в этом нашем обыденном мире. Мы пребываем здесь, и фиксация нашего сердца кокона так прочна, что мы забыли, откуда мы пришли и в чем состояла цель нашего прибытия сюда.
  Мы представляем собой энергию, которая принимает соответствующую форму и находится в нужном месте благодаря фиксации сердца кокона в некотором определенном месте. Если это ее положение изменяется, то и форма, и местонахождение энергии изменяются соответственно. Для этого неорганическим существам нужно лишь поместить наши сердца кокона в необходимое место, и мы сразу превращаемся в пулю, ботинок, шляпу или все что угодно. Особенно если вся суммарная полнота нашей энергии оказывается как раз подходящей.
  ***
  Неорганические существа могут склеится друг с другом, подобно клеткам тела. Когда они сливают свое сознание воедино, они непобедимы. Им ничего не стоит выдернуть нас из нашей повседневности и забросить в свой мир.
  Неорганические существа не преследуют женщин; они гоняются только за мужчинами. Неорганические существа воплощают женское начало, и вся вселенная воплощает это начало во многих отношениях. Женщины вообще от природы наделены способностью искусно взаимодействовать с миром неорганических существ. Женщина вообще наполовину неорганическое существо.
  ***
  Неорганические существа подобны распространенному типу друзей, которые фактически не заботятся о нас и не любят нас, но в то же время не предпринимают и ничего плохого. Эти друзья просто ждут, когда мы повернемся к ним спиной, чтобы они могли ударить нас оттуда.
  Неорганические существа всегда ищут осознания и энергии. Их мир всегда готов поразить. У них есть собственное сознание и цель, хотя она недоступна постижению нашим разумом.
  По типу их сознания и замыслов их, вероятно, можно сравнить с деревьями. Внутренние устремления деревьев и неорганических существ непонятны нам, потому что они намного более медленны, чем наши. У них собственный ритм жизни, далекий от человеческого.
  И деревья, и неорганические существа живут дольше, чем мы. Они созданы, чтобы пребывать неизменными. Они неподвижны, но в то же время они заставляют все двигаться вокруг себя.
  Неорганические существа окутывают себя тайной, тьмой. Их мир по своей природе способствует распространению скрытности. Их мир остается неподвижным, постоянно притягивая нас к себе, как свет или огонь привлекает мошкару.
  ***
  Неорганические существа не могут никого заставить остаться у себя. Жизнь в их мире - добровольное дело. Но они способны обратить в рабство каждого из нас, потворствуя нашим желаниям, балуя и развлекая нас. Нужно опасаться осознания, которое неподвижно. Такое осознание притягивает к себе все движущееся и достигает этого, создавая проекции, иногда самые фантасмагорические проекции.
  Неорганические существа водят человека за собой, как рыбу, попавшую на крючок. Они время от времени подбрасывают дешевую приманку, чтобы жертва следовала за ними.
  Неорганические существа - любители интриг. Они имеют в своем распоряжении изумительные средства. Их осознание великолепно. По сравнению с ними мы дети - дети с большим количеством энергии, которой они домогаются.
  Неорганических существ привлекает только энергия, высвобождаемая нашими эмоциями. И не важно, будет ли это любовь, ненависть или печаль.
  ***
  Неорганические существа используют глубинные чувства сновидящих и безжалостно играют на них. Они создают привидения, чтобы завлечь либо напугать сновидящих. Неорганические существа - искусные иллюзионисты, которые любят проецировать себя, как слайды на экран.
  Они могут заставить, чью угодно сердце кокона сдвинуться и настроить эманации, необходимые для восприятия любых задуманных ими элементов картины мира.
  Древние маги пострадали вследствие того, что безрассудно доверяли этим проекциям. Маги прошлого верили, что их союзники могущественны. Они упустили из виду факт, что те представляют собой лишь разреженную энергию, проецируемую сквозь миры, как кинофильм вселенских масштабов.
  ***.
  Воин не видит никакого смысла в том, чтобы становиться их учеником. Тот, кто решает воспользоваться их советами, является безнадежным дураком.
  Неорганические существа дают нам знания, но дорогой ценой. За это приходится платить нашими жизнями, энергией, преданностью им. Другими словами, нашей свободой.
  Неорганические существа любят властвовать, - воин любит свободу. Они стремятся купить, воин же ничего не продает.
  Воин не может зависеть ни от каких сущностей, будь они органическими или неорганическими.
  
  М а г и П р о ш л о г о
  Древние маги существовали около десяти тысяч лет назад. Три тысячи лет тому назад они исчезли.
  Видящий воин может фокусировать силу своего видения на том далеком прошлом и знать в точности, что тогда происходило и что именно делали те люди.
  ***
  Древние маги, были людьми необыкновенными, могучими, мрачными и скрытными. Им удалось разгадать тайну знания и они использовали его для достижении личных целей. С помощью своих знании они преследовали других людей и полностью подчинили их своей воле. Для этого они фиксировали на чем-нибудь осознание своих жертв.
  В конце концов, влияние их сделалось настолько сильным, что они даже стали доминировать над этническими группами. Однако знание древних не привело их к свободе, напротив, стало для них роковым.
  ***
  Старые маги строили пирамиды. Пирамида - гид ко второму вниманию. Некоторые пирамиды были гигантским "неделанием". Они были не жилищами, а местом, где маги практиковали второе внимание и внимание сновидении. Все, что они делали, было запечатлено в рисунках и надписях на стенах.
  Один из пирамид возведенными старыми магами, это пирамида в Тулу, или Толлан (столицу древних Толтеков). На плоской вершине пирамиды стоят четыре колоссальных каменных фигур, так называемых "атлантов". Эти фигуры были изготовлены из цельных глыб базальта и вырезаны, по мнению археологов, в виде толтекских воинов, облаченных в доспехи. В шести метрах позади каждой из этих фигур на вершине пирамиды находится еще один ряд фигур из четырех прямоугольных колонн такой же высоты и ширины и также изготовленных из цельных каменных глыб.
  Пирамида является центром устойчивости и порядка. Фигуры представляют четыре ее угла, это четыре ветра, четыре направления мира. Они - фундамент и основа пирамиды. Они должны быть женщинами, мужеподобными женщинами. Мужчины, не так уж горячи. Мужчины хорошая связка, клей, чтобы удерживать вещи вместе, но не больше. Загадка пирамиды в ее структуре. Четыре угла были подняты до вершины. Сама пирамида - мужчина, поддерживаемый своими четырьмя женщинами - воинами. Мужчина, который поднял тех, кто его поддерживает, до высшей точки.
  ***
  Атланты представляют собой порядок второго внимания, выведенного вперед. Они сновидящие. Поэтому они такие пугающие и загадочные. Они - существа войны, но не разрушения. Другой ряд колонн - прямоугольных - представляют собой порядок первого внимания. Они сталкеры. Вот почему они покрыты надписями. Они очень миролюбивы и мудры, в отличие от фигур первого ряда.
  Все археологические развалины, особенно пирамиды, вредны для современного человека. Пирамиды это выражение чуждых нам мыслей и действий. Каждая деталь и каждый рисунок в них были рассчитанным усилием выразить такие аспекты внимания, которые для нас абсолютно чужды. Это не просто руины древних культур - они несут в себе опасность. Все там -это объекты беспокоящего притяжения, обладающими вредным потенциалом.
  ***
  Второе внимание это - самая свирепая вещь на свете, если оно задействовано в мире человеческого бытия. Если оно сфокусировано на предметах, подобных деньгам и власти над миром, то ничего не может быть хуже.
  Фиксация на втором внимании двулика. Первое, самое простое лицо - злое. Так происходит, когда видящие используют внимание сновидения, чтобы фокусировать свое второе внимание на тривиальных предметах, подобных материальным ценностям и власти над людьми. Второе лицо - крайне труднодостижимо. Оно возникает, когда воин фокусирует свое второе внимание на предметах, которых нет в этом мире, подобных путешествию в неизвестное. Чтобы достичь этого лица, воинам требуется предельная безупречность.
  Нет ничего более опасного, чем злая фиксация второго внимания. Когда маги приобретают способность фокусироваться на слабой стороне второго внимания, ничто не может устоять на их пути. Они становятся охотниками. Даже если они умерли, они могут добраться до своей жертвы сквозь время, как если бы они присутствовали здесь и сейчас, поэтому мы становимся именно такой жертвой, когда входим в одну из этих пирамид. Это ловушки второго внимания.
  Существует легенда, что, сторож полуразрушенной пирамиды слышал, как "атланты" ходят по ночам, сотрясая землю. При помощи фиксации своего второго внимания старые маги могли сделать что угодно. И если они пожелали, чтобы атланты ходили по ночам, то атланты будут ходить по ночам.
  ***
  Стремление человека обладать и цепляться за вещи не уникально, но каждый, кто хочет следовать путем воина, должен освободиться от этой фиксации.
  Если мы дорожим о чем то, то фиксируем на нем очень опасную часть самого себя. Все мы имеем эту опасную сторону. Чем сильнее мы становимся, тем губительнее становится эта сторона.
  Воинам рекомендуется не иметь никаких материальных вещей, на которых концентрировалась бы их сила, а фокусироваться на духе, на действительном полете в неведомое.
  ***
  Старые маги имели материальные предметы и переносили на них свою магию. Это порождало вопрос, чей предмет более сильный и чей самый сильный из всех. Остатки таких предметов все еще имеются в мире - обломки этой гонки за силой. Никто не может сказать, какого рода фиксацию получили все эти предметы. Люди, бесконечно сильные, вливали в них все свое внимание.
  В предметах такого рода заключено несчастье, потому что его сила входит в столкновение с другими предметами такого же рода, и владелец становится или преследователем, или жертвой. У таких предметов в самой их природе заключена война, так как та часть нашего внимания, которая фокусируется на них, чтобы придать им силу, является очень опасной и воинственной.
  Такие предметы безопасны, если они захоронены. Земля - это экран, она ничего не пропускает сквозь себя ни туда, ни обратно.
  ***
  Маги могли оставлять точные сведения о своих открытиях. В мире магов нет записей на страницах, поэтому вся информация, которая может быть не прочитана, но пережита снова, хранится в положении сердце кокона.
  Каждый старинный предмет, найденный археологами, это запись, преднамеренно оставленной людьми древности. Каждый экспонат предназначен для того, чтобы смещать сердце кокона. Если остановить свой пристальный взгляд на любом из них, успокоив свой ум, можно ощущать то, что лежит за пределами обычного восприятия.
  Некоторые из археологических находок способны своим присутствием вызывать смещение сердце кокона. Если достигнуть состояния полной тишины, можно увидеть сцены из жизни людей, которые создали эти вещи, воспринять и визуализировать проекции второго внимания древних магов. Погружаясь в абсолютное молчание, можно дать возможность скульптурам показать невообразимые вещи.
  ***
  Описания основанное на знании современного человека о древнем мире, поражает своей полной условностью, чтобы не сказать, глупостью. То, что эти предметы, рассказывают сами о себе, менее всего напоминают то, что можно о них читать в описаниях ученых, специалистов в этой области.
  ***
  Старые маги били одержимы властью, они жаждали владеть и повелевать всем и всеми. Они умели достигать такой совершенной гармонии, которая делала возможным восприятие всего и физическое превращение во все, что соответствовало конкретному положению их сердец кокона. Они могли стать кем угодно или чем угодно из длинного списка, который, представлял собой детальное описание восприятия мира различными сущностями, например, ягуаром, птицей, насекомым и так далее.
  Маги описывают ощущения превращения так: "неописуемая радость охватывает человека, бывшая как бы силой, пришедшей извне. Человек скачет, кружится и играет до тех пор, пока у него не остается ни мыслей, ни чувств, ни каких бы то ни было следов человеческого самосознания. Но в то же время он определенно сознает. Его самосознание это некое смутное знание, порождающий уверенность в себе, безграничная вера, физическая уверенность в собственном существовании, причем не в смысле человеческого личностного самоощущения, но в смысле присутствия, бывшего всему сущему".
  ***
  Три тысячи лет тому назад маги исчезли. Пришли воины другого рода, которым не понравилось то, что делали маги пирамиды со своим вторым вниманием, и они разрушили пирамиды и все связанное с ней. Эти были воинами третьего внимания - воинами, которых ужаснуло зло, заключенное в фиксации второго внимания. Маги пирамиды были слишком увлечены своей фиксацией, чтобы вовремя понять, что происходит.
  
  Д у х
  (Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его). ЕВАНГЕЛИЕ
  Обычный человек, как и всякий иной, является проводником Духа. И благодаря этому, как и любой другой, он является частью Духа, частью абстрактного. Но человек не знает этого. Повседневные дела так занимают его, что у него не остается ни времени, ни желания серьезно подумать о таких вещах.
  Не существует способа говорить о Духе, Дух можно только испытать. Воины пытаются объяснить это обстоятельство когда говорят, что Дух не является чем-то таким, что можно увидеть или почувствовать. Но существует нечто, что всегда неясно вырисовывается перед нами. Иногда оно приходит к некоторым из нас. Но в большинстве случаев оно кажется нейтральным.
  Дух есть абстрактное просто потому, что воин знает его без слов или даже мыслей. Он есть абстрактное, потому что воин не может себе даже представить, что такое Дух. Тем не менее, не имея ни малейшего шанса или желания, понять Дух, воин оперирует им. Он узнает его, подзывает его, знакомится с ним и выражает его своими действиями.
  Дух является чистилищем, внутри которого мы обнаруживаем не столько процедуры очистки, сколько безмолвное знание, которое и делает возможным очистительный процесс. Без этого безмолвного знания не смог бы протекать ни один процесс, и все, что мы имеем, было бы лишь неопределенным чувством потребности в чем-то неясном.
  ***
  Каждый из нас в равной степени подвержен своей саморефлексии. Это проявляется в виде потребностей. Например, жизнь обычного человека является бесконечной чередой потребностей. Однако существуют и воины, и обычные люди, которые не нуждаются ни в чем. Они получают умиротворение, гармонию, смех, знание непосредственно от духа. Такие люди не нуждаются в посредниках.
  ***
  Дух дает знать о себе воину на каждом повороте. На самом деле Дух открывает себя с одинаковой интенсивностью и постоянством любому человеку, но на взаимодействие с ним настроены только воины.
  Цель воина состоит в очищении связующего звена с Духом. Воин управляет своим осознанием таким образом, чтобы оно устремилось непосредственно к абстрактному.
  ***
  Все, что мы должны сделать, чтобы позволить Духа овладеть нами - это изгнать из нашего ума сомнения. Как только сомнения изгнаны, - все что угодно становится возможным.
  Дух выбирает момент, когда человек расслаблен, незащищен, и совершенно безжалостно обнаруживает свое присутствие.
  Дух раскрывается воину. Это полный удар нисхождения (обрушивания) Духа. Воин описывает это так, как если бы Дух находился в засаде, а затем обрушивался на нас, как на свою добычу. Воины говорят, что нисхождение Духа всегда незаметно. Оно случается когда, кажется, что вообще ничего не случилось.
  ***
  Чтобы тайны открылись человеку, Духу необходимо прикоснуться его. Человека касается Дух, и его сердце кокона сдвигается.
  Такой сдвиг сердце кокона означает отход от саморефлексии, а это в свою очередь обеспечивает четкое связующее звено с Духом. В конце концов, именно саморефлексия когда-то и разъединила человека с Духом.
  ***
  Путь воина - это путешествие для возвращения. Мы, одержав победу, возвращаемся к Духу, спускаясь при этом в ад. И из ада мы приносим трофеи.
  ***
  Для воина контакт с абстрактным приводит его к преодолению чувства собственной важности. Его "я" становится абстрактным и неличным.
  Дух разрывает цепи нашей саморефлексии. Как только наши цепи разорваны - мы больше не ограничены интересами повседневного мира, и хотя мы по-прежнему остаемся в этом мире, но больше не принадлежим ему. Для того чтобы быть его частью, мы должны разделять интересы людей, чего без цепей мы делать уже не можем.
  Разрыв наших цепей - это чудесно, но и очень нежелательно, потому что никто на самом деле не хочет быть свободным. Свобода страшит.
  ***
  Понимание об абстрактном, о Духе - это единственная цель, которая важна для воина. Представление о личном "я" не имеет ни малейшей ценности. Обычный человек ставит на первое место свои собственные чувства. Воин абстрагируется. Абстрагироваться - значит сделать себя доступным Духу путем его осознания.
  Дух прислушивается только тогда, когда тот, кто к нему обращается, говорит жестами. Эти жесты не означают знаки или телодвижения - это действия истиной непринужденности, действия величественности, юмора. В качестве жестов Духа воины проявляют все лучшее в себе и молча, предлагают это абстрактному.
  Воин делает все от него зависящее, а затем без угрызений совести или сожалений расслабляется и позволяет Духу решить исход дела.
  Никто ничего не решает, Дух или решает это за нас, или нет. Если да, то воин обнаруживает себя действующим в магическом мире, сам не зная как. Безупречность - это единственное, что идет в счет. Воин живет безупречной жизнью - и это, кажется, привлекает решение. Почему? Никто не знает.
  ***
  Нисхождение Духа это скачок мысли в непостижимое. Это акт ломки барьеров нашего восприятия. Это момент, когда человеческое восприятие достигает предела.
  Чтобы определить пределы нашего восприятия, воины практикуют искусство засылания разведчиков, первопроходцев.
  В человеческом мире искусство (особенно поэзия), наверно единственное, что питается как-ко освободить человеческое сознание из тюрьмы социализациии.
  Поэты улавливают настроение воинов и объясняют то, что вряд ли можно было бы объяснить иначе. Поэты являются лазутчиками человеческого духа.
  Но, поэты не знают, чего могут достичь их первопроходцы. Поэты остро осознают наше связующее звено с Духом, но делают это интуитивно, тогда как воины выбирают этот путь намеренно и прагматично.
  У поэтов нет знания о Духе из первых рук. Вот почему их стихи не могут по-настоящему попасть в яблочко понимания подлинных жестов Духа. Правда, иногда они попадают очень близко к цели.
  Поэт интуитивно знает, что на карту поставлено нечто необыкновенное. Интуитивно он знает с большой уверенностью, что есть какой-то внушающий благоговение своей простотой невыразимый фактор и что именно он определяет нашу судьбу.
  Воина не интересует, о чем стихи. Воина интересует, что поэт видит суть вещей, и он может видеть вместе с ним. Его волнует только чувство, которое поэт желает передать. Воин проникается этим его желанием, и вместе с ним - красотой. Воистину чудо, что поэт, подобно настоящему воину, щедро отдает свое чувство тем, кто его воспринимает, ничего не требуя взамен, оставляя себе только свое стремление к чему-то. Этот толчок, это потрясение красотой есть сталкинг.
  ... Это беспрестанное неотвратимое умирание,
  эта живая смерть, которая убивает Тебя,
  о Боже, в Твоих совершенных творениях,
  в розах, кристаллах, в неукротимых звездах,
  и в сгорающем теле, что полыхает,
  подобно костру, зажженному песней;
  в мечте, красоте, поражающей глаз... Хосе Горостиза (отрывок)
  
  С т а л к и н г
  Сталкинг занимается вопросом первого внимания и поэтому доступен каждому.
  Искусство сталкинга заключается в том, что мир предстает перед нами нерушимо объективным и реальным в силу особенностей нашего осознания и восприятия, и если задействуются иные особенности восприятия, то представления о мире, которые казались такими объективными и реальными, - изменяются.
  Обычно люди полагаются только на свои разум и как вследствие, они бесчувственны во всех сферах, кроме чисто интеллектуального. Сталкери осознают себя воспринимающими существами, а восприятие имеет намного больше возможностей, чем это может представить себе наш разум.
  ***
  Первое правила сталкинга состоит в том, что все, окружающее нас, является непостижимой тайной. Второе правила состоит в том, что мы должны попытаться раскрыть эту тайну, даже не надеясь добиться этого. Третье правило состоит в том, что мы сами - как часть мира - также представляем непостижимую тайну и, следовательно, равны всему остальному.
  Следовательно, воин не знает конца тайны бытия, будь то тайна бытия камешка, муравья или его самого. Ничто не имеет приоритета, все равно и одинаково важно. Также и мы сами равны всему остальному.
  Из этих правил и вытекает собственно задача сталкеров: они должны активно пытаться понять мир вокруг себя. Это и есть вызов сталкера - разрешить загадку окружающего мира и загадку самого себя. Поэтому жизнь и мир никогда не могут быть для сталкера удобной подушкой для отдыха и, согласно правилу, - никогда - бегством от реальности.
  ***
  Прежде всего, сталкер исследует самого себя, потому что собственные качества и способы поведения тоже не что иное, как специфические привычки. Сталкер пытается сначала подробно изучить эти привычки, чтобы потом - если это необходимо - избавиться от них, то есть поставить на них ловушки. Данный процесс называется-выслеживанием самого себя‖-существенная, основополагающая мысль искусства сталкинга и единственный способ осмысленно изменить наше собственное поведение.
  Сталкинг является началом и прежде, чем воины могут что-нибудь предпринять на своем пути, им необходимо научиться выслеживать самого себя.
  ***
  Выслеживая сам себе, сталкер стремится к тотальному освобождению от всех бессмысленных привычек, которые не только превращают нас в рабов, но и мешают настоящему самопознанию.
  Выслеживая сам себе, сталкер всегда настороже, чтобы не попасть в ловушку негибкого человеческого поведения и побороть власть, своих навязчивых идей.
  ***
  Сталкинг - это искусство применении контролируемой глупости.
  Нормальное человеческое поведение в мире повседневной жизни является рутинным. Любое нестандартное поведение, разрушающее рутину, оказывает необычное воздействие на все наше существо. Воин применяя технику контролируемой глупости, стремится именно к такому необычному эффекту, поскольку воздействие такого эффекта является кумулятивным. Оно дает толчок.
  ***
  Сталкинг - это особое поведение, которое основано на определенных принципах. Это скрытное, незаметное, вводящее в заблуждение поведение, предназначенное для того, чтобы дать толчок.
  Самым первым принципом сталкинга является то, что воин выслеживает самого себя. Когда ты выслеживаешь себя, то даешь самому себе толчок.
  Воин выслеживает самого себя безжалостно, хитро, терпеливо и мягко.
  Безжалостность, ловкость, терпение и мягкость составляют суть сталкинга. Они являются основой со всеми своими ответвлениями.
  Но безжалостность не должна быть жестокостью, ловкость - коварством, терпение - равнодушием и мягкость - глупостью.
  Вооруженные этим методом воины придали своему взаимодействию с повседневным миром уравновешенность.
  ***
  Стратегию сталкинга составляют шесть взаимодействующих между собой элементов. Пять из них называются атрибутами образа жизни воина: контроль, дисциплина, выдержка, чувство времени и воля. Все они относятся к миру воина, ведущего битву с чувством собственной важности. Шестой же элемент - наиболее, пожалуй, важный из всех - относится к внешнему миру и называется мелким тираном.
  Обычно воин использует только четыре атрибута. Пятый - воля - всегда находится в запасе на случай, так сказать, рукопашной схватки. Воля принадлежит к иной сфере бытия. Она относится к неизвестному.
  Остальные четыре относятся к сфере известного. И там же обитают мелкие тираны.
  ***
  По сути, в мелкого тирана человек превращается вследствие своего маниакального пристрастия к власти, к возможности быть правителем в сфере известного. Причем власть имеется в виду в самом широком смысле.
  Мелкий тиран - это мучитель. Некто либо обладающий властью над жизнью и смертью воина, либо просто раздражающий его до безумия.
  Кроме того, существует два подкласса малых мелких тиранов. Первый подкласс составляют мелкие тираны, во власти которых всячески преследовать человека и даже довести его до нищеты, но которые не могут непосредственно лишить его жизни. Второй подкласс состоит из мелких тиранов, которые просто бесконечно раздражают и надоедают.
  В подкласс мелких тиранчиков входят четыре их категории. Первая - те, что мучают посредством жестокости и насилия. Вторая - те, кто своей хитростью и нечестностью создают невыносимую обстановку неуверенности и постоянных опасений. Третья категория мелкихтиранчиков нажимает на жалость - эти терроризируют посредством своего собственного страдания. Ну и последняя категория - те, которые просто приводят воина в бешенство.
  ***
  Разрабатывая свою стратегию, сталкери имели в виду смертельный номер, в котором мелкий тиран подобен горному пику, атрибуты же образа жизни воина - альпинистам, которые должны встретиться на его вершине.
  Использование мелкого тирана это эффективный и толковый прием, такая стратегия не только позволяет избавиться от чувства собственной важности, но также готовит воина к окончательному осознанию того факта, что на пути знания в зачет идет только безупречность.
  Воин получает редчайшую возможность, истинный шанс быть безупречным вопреки обуревающим его чувствам.
  ***
  Мелкий тиран, обладающий неограниченными правами и возможностями, - это идеальный компонент для получения выдающегося воина.
  Ничто так не закаляет дух воина, как необходимость иметь дело с невыносимыми типами, обладающими реальной властью и силой. Это - совершенный вызов, и только в таких условиях воин обретает уравновешенность и ясность.
  Если воин способен добиться своего, имея дело с мелким тираном, то он определенно сможет без вреда для себя встретиться с неизвестным и даже выстоять в столкновении с непознаваемым.
  ***
  Сталкиваясь с мелким тираном, обычный человек не имеет стратегии, на которую мог бы опереться. И самое слабое место обычного человека - слишком серьезное отношение к самому себе. Все свои действия и чувства, равно как действия и чувства мелкого тирана, обычный человек рассматривает как нечто предельно важное, нечто, имеющее решающее значение. Это порождает гнев, ненависть и тому подобнее. Действовать в гневе, без контроля и дисциплины, не имея выдержки - это значит потерпеть поражение.
  Воин же не только обладает хорошо продуманной стратегией, но и свободен от чувства собственной важности. Его чувство собственной важности обуздано пониманием того факта, что реальность - всего лишь наша интерпретация мира, что человек - это светящееся яйцо, будь он нищий или король. А что может человек изменить в светящемся яйце? Что?
  Эти знание дают воинам решающее преимущество, по отношению к мелким тиранам.
  ***
  Воин убежден - ему удастся справиться с тираном уже хотя бы благодаря осознанию того факта, что мелкие тираны относятся к самим себе со смертельной серьезностью, воины же - нет.
  Ежедневно унижаясь воин не жалеет себя и не раскисает от бессилия. Его контроль и дисциплина совершенны как никогда прежде. Он радостен, спокоен и даже счастлив. Он с радостью выполняет все, что от него требуется. Ему наплевать на гордость и страх. Если ты не боишься выглядеть дураком, то можешь одурачить кого угодно.
  Его стратегия эта сила, которая дает ему выстоять, не впадая ненависть к мелкому тирану. Воин знает, что он ждет, и знает чего он ждет. В этом - великое наслаждение воина.
  Воин может наслаждаться столкновением даже с наигнуснейшим и жесточайшим из тиранов.
  ***
  Когда осознание воина начинает увязать под тяжестью поступающих впечатлений, то лучшим, или, пожалуй, единственным средством против этого является использование идеи смерти для того, чтобы сообщить толчок сталкингу.
  Мысль о смерти - это единственное, что может придать воину мужество. Она дает воину мужество быть искусным без самомнения, но самое главное - она дает ему мужество быть безжалостным, без чувства собственной важности. Такое понимание дает воинам мужество быть терпеливыми, и все же совершать действия, быть уступчивыми, не будучи глупыми.
  ***
  Воины используют четыре настроения сталкинга: контроль, дисциплина, выдержка и чувство времени, как руководство к действию. Они представляют собой четыре различных состояния ума, четыре различных вида интенсивности.
  Благодаря контролю воин может выполнять самые идиотские требования мелкого тирана. Ведь обычно в подобной ситуации мы тратим львиную долю своей энергии на переживания, обусловленные нашим чувством собственной важности. Любой человек, у которого есть хоть капельки гордости, лопнуть готов, когда его заставляют чувствовать себя полнейшим ничтожеством.
  Умение закалять свой дух, в то время как тебя попирают и топчут - вот что называется контролем.
  Выдержка - это умение терпеливо ждать. Без порывов, без нетерпения - просто спокойно и радостно ждать того, что должно произойти.
  Выдержка означает сдерживание с помощью духа того, в неизбежном приходе чего воин полностью отдает себе отчет. Но это не значит, что воин ходит вокруг да около, строя козни с целью кому-то навредить или свести с кем-нибудь счеты. Выдержка есть нечто независимое. В случае, когда воин обладает в полной мере контролем, дисциплиной и чувством времени, выдержка гарантирует - то, что грядет, неизбежно найдет того, кто этого заслуживает.
  Чувство времени - это момент развязки. Это способность точно вычислить момент, когда все, что до этого сдерживалось, должно быть отпущено. Контроль, дисциплина и выдержка подобны плотине, за которой все накапливается. Чувство времени - шлюз в этой плотине.
  Воин учитывает все. Но закончив свои расчеты, он действует. Его намерение непоколебимо, его суждения - окончательны, и никому не под силу заставить его поступать вопреки самому себе. Он отпускает поводья рассчитанного действия. И оно совершается как бы само собой.
  ***
  Искусство сталкинга - это совокупность приемов и установок, позволяющих никому и ничему не давать воздействовать на себя и находить наилучший выход из любой мыслимой ситуации.
  Сталкинг это система поведения, не допускавшей мелочности и капризов, но сочетающей высокие моральные качества и чувство красоты.
  Побудительные мотивы действий сталкеров очень просты, но тонкость, с которой они действуют, должна быть непревзойденной.
  Сталкер всегда магичен и безжалостен, это скиталец с самыми утонченными вкусами и манерами, чья задача - все больше оттачивать свои острые края, маскируя их при этом так, чтобы никто не мог заподозрить его в безжалостности.
  Если судить о сталкере по его поступкам, то никогда нельзя заподозрить, что он замечает все.
  Хотя действия воинов и преследуют скрытую цель, но она не имеет ничего общего с личной выгодой. Обычный человек действует только тогда, когда есть возможность извлечь для себя какую-то пользу. Воины действуют не ради выгоды, но ради Духа.
  ***
  Сталкер обретает бесконечное терпение. Он никогда не спешит и никогда не волнуется. Он отбрасывает все лишнее. Сталкер ничего не усложняет. Он нацелен на то, чтобы быть простым.
  Сталкинг приручает дух воина к безмятежности, он пребывает в состоянии постоянной отрешенности.
  ***
  Ничто из того, что делает сталкер, не должно выдавать его чувства, поэтому воин может видеть хоть самого дьявола или какого то монстра, но по нему этого никогда не скажешь. Контроль воина должен быть безупречным.
  Обычный человек при таких ситуациях будет думать и характеризовать увиденное. Совершенно неважно - красивый монстр или нет, нравится монстр или противен. Пока человек будет испытывать к нему хоть какое-то чувство, он останется неизменным -чудовищным, красивым, огромным или каким-то там еще.
  Если же бесстрастно посмотреть на монстра, тогда монстр превратится в ничто. Он никуда не денется, но превратится в ничто, оставаясь, тем не менее, перед глазами.
  Воин воспринимает все тем, чем оно является на самом деле: абстрактным, Духом. Для воина не существует ни колдовства, ни зла, ни дьявола. Существует только восприятие. ("...Если же вы духом водитесь, то вы не под законом" Новый Завет)
  Зло, грех и тому подобнее, это удел тех, кто никогда не заглянул в потустороннее, не столкнулся лицом к лицу с непостижимым. Это цена, которую платит тот, кто живет под властью саморефлексии, в своем ничтожно маленьком личном аду. ("...Закон имеет власть над человеком, пока он жив. Ибо, что Он умер, то умер однажды для греха; а что живет, то живет для Бога " Новый Завет).
  ***
  Один из самых драматических черт человеческой природы является ужасная связь между глупостью и саморефлексией. Именно глупость заставляет нас отвергать все, что не согласуется с нашими рефлексивными ожиданиями. Непоколебимое стремление рационального человека твердо придерживаться образа себя - это способ надежно застраховать свое дремучее невежество.
  Один из великих приемов, практикуемых сталкерами - противопоставление друг другу скрытой в каждом из нас тайны и нашей глупости.
  Человеческая глупость - вот что следует изживать в себе. И делать это посредством понимания. И главное - никогда не следует извиняться ни за то, ни за другое. Ибо и глупость, и тайна суть вещи необходимые.
  ***
  Воины, будучи сталкерами, в совершенстве понимают человеческое поведение. Они понимают, например, что человеческие существа являются плодом инвентаризационного списка. Знание того или иного списка делает человека учеником или мастером в своей области.
  ***
  Сталкеры, практикующие контролируемую глупость, полагают, что мы не настолько сложны, как мы порой о самих себе думаем. Они говорят, что каждый из нас принадлежит к одной из трех групп.
  Люди, относящиеся к первой группе, являются идеальными секретарями, помощниками, компаньонами. Их личность отличается большой подвижностью, но такая подвижность неплодотворна. Однако они внимательны, заботливы, в высшей степени привязаны к дому, в меру сообразительны, имеют чувство юмора и приятные манеры, милы, деликатны. Иными словами, лучше людей и не сыщешь. Однако у них имеется один огромный недостаток - они не могут действовать самостоятельно. Им всегда требуется некто, кто бы руководил ими. Под чьим-то руководством, - каким бы жестким и противоречивым ни было это управление, - они изумительны, лишившись его - погибают.
  Люди, относящиеся ко второй группе, наоборот - совершенно неприятны. Они мелочны, мстительны, завистливы, ревнивы, эгоистичны. Они говорят исключительно о самих себе и требуют, чтобы окружающие разделяли их взгляды. Они всегда захватывают инициативу, даже если это и не приносит им спокойствия. Им совершенно не по себе в любой ситуации, поэтому они никогда не расслабляются. Они ненадежны и никогда ничем не бывают довольны. И чем ненадежнее они, тем более опасными становятся. Их роковым недостатком является то, что ради лидерства они готовы на все.
  К третьей категории относятся люди, которые не приятны, но и не отвратительны. Они никому не подчиняются, равно, как и не стараются произвести впечатление. Они, скорее всего, безразличны. У них сильно развито самомнение, исключительно на почве мечтательности и размышления о собственных желаниях. В чем они действительно могут преуспеть - так это в ожидании грядущих событий. Они ждут, когда их откроют и завоюют и с необыкновенной легкостью, питают иллюзии относительно того, что впереди их ждет множество свершений, которые они обещают претворить в жизнь. Но они не действуют, поскольку на самом деле не располагают необходимыми средствами.
  Все мы можем относиться к одной из этих групп лишь вследствие существования нашей саморефлексии.
  Наша беда в том, что мы принимаем себя всерьез. К какой из трех групп относится наш образ себя, имеет значение лишь вследствие нашего чувства собственной важности. Если мы избавляемся от этого чувства, нам больше нет дела до того, к какой группе мы принадлежим.
  ***
  Обычный человек, уверенный в своем бессмертии, живет, противоречив себя на каждом шагу. Он всегда готов интерпретировать желаемое за действительное. Он выигрывает, проиграет и не знает, когда выигрывает, а когда проиграет. Он не может отчитаться за свои действия, ни перед собой, ни перед другими.
  Обычный человек даже не подозревает, что может существовать другой тип поведения, он знает лишь поведения, связанный с саморефлексией, которая делает человека слабым и извращенным.
  ***
  Воин применяет сталкинг, чтобы внедрить принципы сталкинга на очень глубокий уровень, позволяющий обойти ограничения человеческого инвентарного перечня и естественную реакцию отрицания либо осуждения того, что может показаться неприемлемым с точки зрения здравого смысла.
  Воины используют приемы сталкинга, чтобы избавиться от чувства собственной важности, но также и для того чтобы осуществить сложнейший маневр по устранению себя из этого мира.
  
  П е р е с м о т р и л и В о з в р а щ е н и е в Д е т с т в о
   Я стремился уйти
  От лжи, подобной шипенью змеи.
  И непрерывный плач старого ужаса,
  Становящийся день ото дня все невыносимее,
  Стекает через холм в пучину моря...
  Я стремился уйти, но я боюсь;
  Немного жизни, еще нерастраченной, может взорваться
  В границах старой лжи, горящей на земле,
  И, потрескивая в воздухе, оставить меня полуослепшим. Дилан Томас
  
  Пересмотр - это пересказывание событий своей жизни. Пересказывание событий - это не просто рассказывание историй. Это видение структуры, лежащей в основе событий. Вот почему пересказывание настолько важно и обширно.
  Перепросмотр - это извлечение событий прошлой жизни из темного ящика нашего подсознания.
  Память человека устроена таким образом, что в ней сохраняются только те события, которые могут быть восприняты сознанием адекватно. Человек ежедневно совершает массу поступков, которые, если присмотреться к ним внимательно, абсолютно неприемлемы с точки зрения какой бы то ни было нормы. Но эти поступки проходят мимо нашего восприятия, а следовательно, их "не существует".
  ***
  Перепросмотр предполагает отстраненное извлечение событий, то есть мы будем просто наблюдать за собой таким, каким мы являемся на самом деле, за всеми своими неприглядными действиями и поступками, но наблюдать так, как это делают камеры наружного наблюдения. Просто смена событий на экране.
  Таким образом, мы создаем нейтральный наблюдательный пункт, из которого мы можем непредвзято наблюдать самих себя и окружающий мир.
  ***
  Пересмотр направлен на разрыв нашего обычного представления о нас самих, нашего обычного образа себя. Этот образ сокращается до того, чем мы в действительности являемся. Он позволяет нам увидеть, каким произвольным был наш образ самого себя, что он, в основном, базировался на заученных суждениях, которые слились в комплексное представление о нас как личности.
  При пересмотре пресмотриваемые события впервые будут связаны воедино, впервые рождается конкретный взгляд на всю прошедшую жизнь. Каждому пересмотревшему свою жизнь, обязательно приходит на ум мысль о том, что он в действительности никогда прежде не предъявлял счет своей собственной жизни и что эта жизнь, если рассмотреть ее в целом, прошла совсем по-другому, чем он прежде о ней думал. Каждому становится ясно, что в действительности его жизнь никогда не находилась под его сознательным контролем.
  ***
  Мы должны восстановить свою целостность, понимая под этим то, что мы должны стать объективными наблюдателями своего прошлого. Когда мы сделаем это, мы сами сможем увидеть, насколько повторяющимися мы являемся и насколько эгоцентричными.
  ***
  Пересмотр нашей личной истории приведет к тому, что мы увидим всю монотонность нашего обычного поведения и нашу привязанность к краеугольным камням в основании повседневного мира. Мы обнаружим, что в совместных действиях с другими людьми мы постоянно защищаем или представляем себя, причем обычно у нас есть лишь один или два трюка, с помощью которых мы выдвигаемся на передний план или боремся за внимание. Одновременно нам станет ясно, как сильно мы управляемся в наших действиях биологическим императивом и чувством собственной важности, с которыми мы будем сталкиваться чуть ли не в каждом воспоминании.
  В процессе проведения вспоминания нам станет ясно, что мы - скучные существа, которые постоянно повторяются. Образец всех наших действий и реакций по сути своей запрограммирован: привычки, которые столь прочно укоренились в нас в течение жизни, что мы можем действовать только в их жестких границах и сделались рабами упорядоченного повседневного мира.
  ***
  Так постепенно перерабатываются один за другим все наши комплексы и чувства, просто посредством вспоминания, которое является и процессом становления сознания. Человек получает при этом точную картину всех личностных привычек, комплексов и безрассудств, при этом он узнает также, каким образом все эти качества у него возникли и как они впоследствии делались вес более и более прочными.
  В ходе вспоминания становиться все более и более ясным, что между нашими мыслями и нашими действиями лежит глубокая пропасть и наш разум, похоже, совсем не ориентируется на наши истинные потребности и что мы действительности не ведаем, что творим.
  ***
  В нашем обычном мире мы все очень хорошо научились заботиться и переживать о чем угодно. Однако все эти заботы, если к ним присмотреться повнимательнее, столь же бесполезны, как наша собственная важность.
  Все, что мы познаем, знаем и воспринимаем, привязано к нашему ‖"я", все мы воспринимаем лишь через призму наших воображаемых интересов.
  Мы привязываемся к нашим воспоминаниям и укрепляем этим образ самих себя, причем все воспоминания, которые не подходят к нашему образу, просто-напросто отбрасываются или ретушируются до неузнаваемости.
  Мы создаем таким образом не прошлое, а только придуманная нами же история. В действительности мы не помним своё прошлое. Мы даже не помним, что мы делали вчера. В действительности мы не знаем ничего. Мы только снова влюбляемся в самых себя.
  ***
  Обычно мы даже не в состоянии рассказать самую маленькую историю или вспомнить о чем-то без того, чтобы не сделать нас самих главными героями. Даже если кто то другой что-то рассказывает, мы не проникаемся этой историей, а начинаем говорить о нас. Мы упорно нажимаем на наше монотонное "я, я, я", с которым мы пытаемся прорваться на передний план, и отодвигаем в сторону истинное понимание.
  Мы не слушаем, мы все время ожидаем удобного момента, чтобы вскочить и заговорить о себе, любимом.
  Представления о собственном "я" заставляют нас терять трезвость рассудка. Мы не замечаем, что эта важность "я" управляет нашим существованием.
  "Какое это имеет отношение ко мне? Имеет он в виду меня? Почему именно я? Что я буду от этого иметь?". Эти и неисчислимое количество подобных вопросов то и дело возникают у нас в голове и создают некий довольно скучный внутренний диалог, который постоянно крутится вокруг одного и того же центра: нашего столь высоко ценимого, нежного и часто обижающегося Эго.
  ***
  Пересмотр это инструмент для охоты на самого - себя. Перепросмотр заставляет нас увидеть, что мы привержены однообразным скучным ритуалам и одержимы манией величия, которая ни на чем не основана.
  Пересмотр освобождает нас от ограничений собственного образа как воображаемой исторической непрерывности, которая после выполненного перепросмотра оказывается не столь уж непрерывной.
  Перепросмотр заставляет нас увидеть, что наш внутренний диалог - только о нас самих. Что мы прикидываемся, что у нас все под контролем, но у нас нет никакого контроля над чем-либо в жизни. Что мы любим думать, что мы сложны, что мы особенные, но фактически мы - очень примитивны и скучны.
  ***
  У нас есть кнопки, на которые любой может нажать и сколько бы раз не нажимать на эти кнопки, ответная реакция всегда будет одинаковым. Физиологи называют эти кнопки ―условными реакциями. Обнаруживать в себе эти "кнопки", свои слабые места никому не нравится. При пересмотре человек обнаруживает свои "кнопки". Человек не можем удалить свои кнопки, но может изменить свою реакцию на них.
  ***
  По мере того, как мы перепросматриваем свою жизнь, весь мусор, выходит на поверхность. Мы осознаем свои противоречия, свои повторения. Мы увидим как мы глупы и поверхностны.
  Мы должны осознавать свою глупость, осознавать, что старые знакомые стереотипы тошнотворно повторяются, что мы постоянно страдаем из-за наших грез и ожиданий.
  ***
  Каждый миг мы производим энергию и каждый миг мы ее теряем. Великая трагедия заключается в том, что ежедневно мы теряем больше энергии, чем создаем. Поэтому нам необходимо так много спать и поэтому мы всегда чувствуем себя уставшими в течение дня.
  В нашей повседневной жизни мы используем большую часть нашей энергии для того, чтобы нас самих представить или же защитить. Речь идет, прежде всего, о том, чтобы вписаться в окружающее нас социальное поле, какую позицию мы в нем занимаем, какую роль играем и какие трюки мы используем, чтобы сохранить завоеванные позиции.
  Перепросмотр - это путь борьбы с важностью "я", прекращения суеты в поисках расположения.
  ***
  Для того чтобы действительно создавать и сохранять энергию мы, прежде всего, должны осознать, где мы ее теряем.
  А теряем мы ее, прежде всего в своем прошлом, во всех проблемах, которые мы не разрешили, во всех вопросах, оставленных нами без решения, в чувствах ненависти, зависти, ревности, в проблемах, о которых мы просто забыли, но не разрешили.
  Мы все носим в себе невероятное количество конфликтов со своими родителями, правительством, обществом, друзьями. Конфликтов, которые, как мы думаем, мы давно разрешили, только потому, что не помним или не думаем о них. Мы не осознаем, какое огромное количество энергии нам требуется для того, чтобы подавлять свое прошлое.
  Образно говоря, мы вечно подкармливаем наше прошлое.
  Это приводит тому, что они начинают гноиться и образуют "нарыв" внутри нас.Наши воспоминания превращаются в опухоли в нашем энергетическом теле, в темные пятна, которые препятствуют текучести.
  У событий есть своя сила и тяготение. Слишком тяжелые воспоминания могут вызывать эффект "переполнения" ума и его "выключения", который ощущается как "туман" или сильное желание спать. Тело просто не в состоянии с ними справиться.
  ***
  При пересмотре сплывают события, на которые человек не обращал внимания, когда на самом деле мучился от них.
  Благодаря перепросмотру человек становится относительно свободен от тяжелых и сковывающих эмоций.
  Перепросмотр высвобождает заключенную в нас энергию. Перепросматривая наши жизни, мы становимся все более и более парящими.
  Пересмотр важен особенности для того, чтобы выбросить чувства, оставленные в нас другими, потому что эти чужие чувства являются основой для безграничного роста чувства собственной значительности.
  ***
  При пересмотре мы видим, как повторяются образцы поведения и познаем энергетические взаимосвязи.
  С помощью вспоминания мы учимся видеть людей из нашего прошлого в ином свете. Мы можем, например, почувствовать, что определенные личности, о которых мы были высокого мнения, отнюдь такими не являются. И, конечно, мы почувствуем, когда мы и сами, прикрываясь ложными обстоятельствами и небезупречными мотивами, точно так же оскверняли и эксплуатировали других.
  ***
  Пересматривая свою жизнь, мы обретаем самых себя. Пересматривая каждое действие, каждого событие, мы можем найти "стержень", которая представляет нашу жизнь. Наш "стержень" - это наш способ отношения к людям.
  Практика вспоминания не только делает нас более спокойными, но и - более подвижными, поскольку помогает нам смягчить железную хватку привычек. Чем прочнее наша хватка, тем сильнее наше "эго".
  ***
  После детального перепросмотра человек уже практически несможет обмануть самого себя и представить вещи в таком свете, который исходно несовместим с ним. Потому что все наши предрассудки и ошибочные суждения благодаря подробному процессу вспоминания, выходят на свет сознания и подпадают таким образом, под сознательный самоконтроль.
  Если мы, например, в процессе вспоминания узнали, с помощью какого трюка мы всегда стараемся выдвинуться на передний план, мы будем распознавать этот трюк сразу и в своей повседневной жизни.
  ***
  Пересмотр позволяет сбросить свой образ как маску и увидеть свою подлинную сущность. Если мы снимем маску с представляемого образа себя, выступит наружу первоначальная, истинная сущность нашей собственной личности, освобожденная от всех привнесенных картин созданного нами описания мира.
  Оно позволяет нам воспринимать мир новым, не привязанным к нашему "я"‖ способом. Снятие маски нашего самолюбования освобождает действительно совершенно новые возможности, о существовании которых обычный человек даже не подозревает.
  Однако чтобы попытаться понять другую форму жизни, человек должен сначала спуститься с высоты своей переоценки. Сколь долго он считает себя венцом творения, столь долго он не узнает, кто же он есть на самом деле: маленькая составная часть творения.
  ***
  Причина, по которой обычные люди не могут управлять своей волей, состоит в том, что они никогда не совершали перепросмотр своей жизни, и по этой причине они переполнены очень интенсивными эмоциями, такими как воспоминания, надежды, страхи и так далее и тому подобное.
  Обычный человек если занят анализом прошлого, то он делает это из личных соображений. Он соизмеряет себя с прошлым, своим личным прошлым или прошлыми знаниями своего времени для того, чтобы найти оправдания своему поведению в настоящем или будущем. Или для того, чтобы найти для себя модель.
  Существуют много ритуалов, где человек получивший сан или надев какую нибудь форму или меняя какое нибудь атрибут, получает новое имя. Как бы становясь новым человеком. Так было бы чересчур просто, отстранится от самого себя. Только детальный пересмотр может освободить человека.
  Как только человек начнет взирать на свою жизнь, он уже не сможет вернуться к прежнему образу жизни.
  ***
  Перепросмотр - это кропотливое дело, состоявшие в том, чтобы еще раз проживать всю совокупность жизненного опыта, вспоминая всевозможные детали прошлых переживаний.
  Это воссоздание реальности событий, это создание такого внутреннего пространства, которое на самом деле начинает жить, и в нем действительно начинают происходить все давно прошедшие события.
  Воины исходят из того, что, для того чтобы внести что-то, должно быть пространство, куда это вносить. Если человек наполнен до краев предметами повседневной жизни, то нет места ни для чего нового. Это пространство нужно построить. Перепросмотр своей жизни создает это пространство.
  Перепросмотр наших жизней никогда не должен заканчиваться, вспоминание продолжается всю жизнь.
  Перепросмотр своей жизни, это необычайный подвиг и высочайшее учение из всех возможных. Оно освобождает.
  ***
  При перепросмотре событие реконструируется фрагмент за фрагментом, начиная с припоминания внешних деталей, затем переходя к личности того, с кем имел дело, и заканчивая обращением к себе, исследованием своих чувств.
  Извлечение событий начинается с сегодняшнего дня, с текущего часа и проигрывается в обратном направлении. Более свежие впечатления легче извлечь на поверхность, а за ними, как по цепочке, потянутся и другие. Начинают с лиц тех людей, которых мы повстречали в течение этого дня, затем - лица вчерашнего дня, позавчерашнего, и так далее, все глубже в прошлое, до самого раннего детства. За лицами тянутся имена и события.
  После пересмотра остается только СЕЙЧАС.
  При перепросмотре не размышляют о прошлом - его не оценивают, но просто переживают еще раз в памяти. Нельзя давать оценки, нельзя смущаться или пугаться: нужно только смотреть, как мы смотрим фильм. Только фильм нашей жизни. Мы должны смотреть очень внимательно, не упуская из виду ни одной мельчайшей детали.
  Когда человек полностью пересмотрел, он обнаруживает нечто неизменное в себе, основу.
  ***
  При пересмотре человек в буквальном смысле может сойти с ума, увидев свои бессмысленные деяния, жестокость против своих ближних.
  Смех над самим собой единственное средство чтобы противостоять опустошительному удару самопознания.
  При столкновении лицом к лицу с набившим оскомину проявлением самовлюбленности, являющейся сущностью всех человеческих взаимодействий, искренний смех - это спасательный круг.
  Воины не сходят с ума - безумие - это просто наваждение своего "я".
  ***
  Существует два основных уровня перепросмотра; первый из них характеризуется формальностью и жесткостью, второй - подвижностью внимания.
  В результате перепросмотра освобождается часть внимания, которая хранит в глубинах ума залежи эмоции. В результате этого повышается способность человека концентрироваться и проникнуть в свою жизнь очень глубоко.
  ***
  У каждого из нас есть внутренний видящий, есть доступ к непосредственному знанию нашего тела, который постоянно информирует нас о том, что он видит. Как более старшая часть нас самих, он подсказывает нам, например, что мы в очередной раз ищем свое собственное осуществление в других людях. Внутренний видящий предупреждает нас задолго до того, как мы ввязываемся в какую-либо безнадежную аферу, и напоминает нам о проделанном опыте. В обычной жизни мы, однако, чаще всего игнорируем его и строим воздушные замки, пока действительность не прижмет нас к стенке и мы не спускаемся с небес на землю, несказанно удивляясь перемене, которую внутренний видящий предсказал задолго до этого вплоть до мельчайших подробностей.
  Даже если у нас и имеется смутное представление о некоем внутреннем голосе, мы обычно ничего не хотим о нем знать, потому что он мешает нам наслаждаться нашим самоиндульгированием и постоянно призывает нас к дисциплине и ответственности за делаемое нами. В таком случае мы предпочитаем оставаться глухими и слепыми, чем в полном осознании столкнуться с неприкрытой действительностью. И по причине понятного разочарования голос внутреннего видящего становится все тише и тише, пока не умолкнет навсегда.
  Пересмотр - наилучшая возможность повернуть этот процесс вспять, вновь подружиться с внутренним видящим и шаг за шагом вновь переместиться на его наблюдательную позицию. Задача эта не из легких - это предприятие на всю жизнь, потому что всегда сохраняется опасность, что однажды мы вновь будем слишком снисходительны сами к себе и попадем в сети зеркала саморефлексии, что лишит нас всей накопленной энергии и отбросит вновь на исходную позицию.
  ***
  В перепросмотре есть тайная возможность выбора. Точно так же, как оно существует и в смерти. В случае смерти тайная возможность в том, что люди могут сохранить свою жизненную силу и отказаться только от своего осознания, результата своей жизни. В случае перепросмотра тайная возможность выбора в том, чтобы предпочесть развивать свой истинный ум.
  Мы не мелочны и не противоречивы. Наша мелочность и противоречивость - это, скорее, результат трансцендентального конфликта, под влиянием которого мы все находимся. Воины болезненно и безнадежно осознают его. Это конфликт двух сознаний.
  У каждого из нас, людей, есть два сознания. Одно полностью наше и похоже на тихий голос, который всегда несет в себе мир, порядок, смысл. Другое сознание - это нечто встроенное извне. Оно приносит нам конфликты, внутренние споры, сомнения, чувство безнадежности.
  Наше истинное сознание, продукт всего нашего жизненного опыта; редко говорит, потому что оно побеждено и подавлено до полного затемнения.
  При пересмотре всплывает истинный ум, просыпаясь от пожизненной летаргии и тогда воспоминания становятся все болееи более яркими.
  ***
  Благодаря сознательному переживанию воспоминании, воины получают непосредственное знание, настоящее понимание, основанный только на свой истинный ум.
  Практика перепросмотра представляет собой символическое ритуальное переживание смерти. Это переживанием смерти, которое позволяет воину, используя свой истинный ум, еще при жизни бросить взгляд на свой конец.
  Используя свой истинный ум, воин может переиграть особенно драматические события, изменяя, таким образом, прошлое.
  Самое интересное то, что прошлое действительно изменяется: другие участники тех же самых событий после перепросмотра помнят это событие в измененном виде. Соответственно, меняется их восприятие. А смена восприятия - это создание нового мира.
  ***
  Что-то в нас оказывает огромное сопротивление перепросмотру. Для того чтобы дорога была свободна нужно колоссальное потрясения; нужно чтобы на экране воспоминания мы увидели событии, которое сотрясает наши основы с ужасающей отчетливостью деталей. Это событие поистине тащит нас к тому самому моменту, когда мы его пережили. Воины называют это событие проводником, которое открывает двери к другим воспоминаниям. После него каждое событие, к которому мы прикасаемся, переживается заново, а не просто вспоминается.
  ***
  Если воины не могут интерпретировать то, что воспринимают, им приходится полагаться на руководство внешнего источника. Этот источник называют бесконечностью, или безмолвным голосом Духа.
  При перепросмотре человек должен успокоить ум, затем следовать совершенно независимой от воли человека силе, которая погружает человека в чрезвычайно детальные воспоминания какого-то незначительного события из его жизни. То, что, по мнению человека должно было быть хаотичным, при пересмотре может оказаться чрезвычайно содержательным.
  Если воины не пытаются быть рациональными в том, что нельзя объяснить рационально, Дух безошибочно говорит им, что есть что.
  Путаница возникнет только тогда, если человек предоставляет своей мелочности подбирать события для перепросмотра. Воин предоставляет это решать Духу.
  Воин начинает вспоминание, в которых он полностью подчиняется руководству намерения и внутреннего видящего, которые говорят ему, что нужно делать. Воин спокоен и начинает работать с тем, на что указывает Дух. У него должны отсутствовать другие обоснования, другие причини, другие ценности, кроме той, на что указывает бесконечность.
  ***
  В результате при безличном прикосновении бесконечности, воспоминания утрачивают всю свою остроту и превращаются в безличные истории. Воздействие этой силы разрушает чужеродное устройство, вытаскивая воинов из их синтаксиса. Бесконечность заявляет свои права на воина.
  Воину нужна трезвость, гибкость и отрешенность, чтобы в одиночестве встретить силу, которая вынесет его из языка.
  Очень трудно, справиться с этой гранью жизни воина. Это удар разрушительной силы. Мужчины, проходя через это, страдают бесконечно больше, чем женщины. В этом положение женщины - быть более долговечной.
  ***
  Путем перепросмотра мы придем к видению, для человека детально пересмотревший свое жизнь, энергия становится видимой. Не зрением, а чем - то непостижимым.
  ***
  Путем перепросмотра мы возвращаемся в детство. ("...если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное" Евангелие).
  Перепросмотр жизни является возвращением человека к его исходному состоянию до рождения. Возвращения к началу и в конечном счете - бессмертию. Благодаря повторному переживанию рождения, страх смерти улетучивается.
  После окончания детального перепросмотра человек больше не привязан к ограничениям своей личности, которую он оставляет позади вместе со всем комплектом воспоминаний и его жизнь уже не бессмысленный случай, а стала взаимосвязанной со всем остальным.
  ***
  Хаос собственного мира тянет человека к смерти. Пересмотр вызволяет человека из хаоса собственного мира и смерть больше не бросает его вызов. Смерть бросает вызов только тогда, когда человек живет в хаосе и не хочет выбраться оттуда.
  ***
  Смерть любого человека начинается с такого перепросмотра жизни. В момент смерти человек переживает еще раз полное повторение всей своей жизни, причем точно так же в обратном порядке, от момента смерти - до момента рождения.
  
  У ч и т е л ь В о и н
  Воины никогда никого не ищут и они ни с кем не сближаются. Воин принимает лишь общество и заботу воинов.
  Воины никого ничему не учат, только если Дух указывает воина на ученика, тогда он берется за его обучение.
  В действительности незачем кому - то учить нас познанию, потому что нет ничего такого, чему нужно было бы учиться. Нам нужен лишь учитель, который смог бы убедить нас, какая огромная сила имеется на кончиках наших пальцев. Какой странный парадокс! Каждый воин на пути знания в то или иное время думает, что обучается разным познаниям; но все, что он делает при этом - это позволяет убедить себя в наличии силы, скрытой в самом его существе, и в том, что он может овладеть ею.
  Как только мы овладеваем ею, она сама начнет приводить в действие энергетические поля, которые доступны нам, но не находятся в нашем распоряжении. В этом случае мы начинаем видеть, то есть - воспринимать нечто иное, но не как воображаемое, а как реальное и конкретное. И тогда мы начинаем знать без каких бы то ни было слов. А вот что делает каждый из нас со своим возросшим восприятием, зависит от его темперамента.
  ***
  Наши трудности на этом простом пути, вызваны нежеланием большинства из нас принять тот факт, что на самом деле требуется так мало, чтобы идти по нему. Мы ожидаем инструкций, обучения, проводников, учителей, и когда нам говорят, что никто из них нам не нужен, мы не верим этому. Мы становимся нервными, затем теряем веру и под конец сердимся и разочаровываемся. Реальная же помощь, которая нам действительно нужна, заключается не в методах, а в правильном указании. Если кто-нибудь дает нам возможность осознать, что необходимо освободиться от чувства собственной важности, - это и есть реальная помощь.
  Воины говорят, что мы не нуждаемся ни в чьих убеждениях в том, что мир бесконечно сложнее, чем наши самые необузданные фантазии. Так почему же мы так зависимы? Почему мы так страстно желаем найти себе проводника, когда все можно сделать самому?
  Учитель только предоставляет минимальный шанс. Но этот минимальный шанс не является инструкцией. Минимальный шанс заключается в осознании Духа. Учитель прилагают максимум усилий для перевода сознание ученика от конкретности к абстрактному.
  ***
  Одной из сильнейших оборонительных линий "эго" является не что иное, как наша рациональность. Рациональность есть лишь наружный тонкий слой. Если мы удалим этот слой, то под ним обнаружим магического существа. Однако некоторые из нас с большим трудом могут проникнуть под поверхностный слой - другие же делают это с большой легкостью.
  Человеческие существа обладают очень глубоким чувством волшебства. Мы сами являемся частью тайны. Она переполняет нас. Эта тайна сочится сквозь все наши поры, мы буквально насквозь пропитаны тьмой и чем-то еще - невыразимым и необъяснимым. И относиться к самим себе по-иному - безумие. Поэтому не следует стараться закрывать глаза на тайну внутри себя, пытаясь втиснуть ее в рамки здравого смысла или чувствуя к себе жалость.
  Мы представляем собой наделенные осознанием магические существа. Убежденность в этом - все, чем мы располагаем.
  ***
  Учитель, заинтересован в том, чтобы ученик уяснил для себя, что такое жизнь и что значит жить, то есть каково различие между феноменом жизни как следствием действия биологических сил, и процессом жизни как деятельностью, направленной на познание.
  Существует два основных варианта отношения к жизни. Первый - покориться ей, либо приспосабливаясь к ее требованиям, либо с ними сражаясь. Второй - формирование своей жизненной ситуации сообразно своим собственным планам.
  Человек способен формировать свою жизненную ситуацию в соответствии со своими установками.
  Говоря о формировании жизненной ситуации, воины имеют в виду формирование осознания процесса жизни. За счет формирования этого осознания мы можем обрести энергию, достаточную для формирования последствий каждого сделанного нами выбора и всего хода нашей жизни.
  ***
  Ученик должен начать с того, чтобы всегда заниматься только одним делом - и это во всем, что он делает. Это означает - слушать другого человека, не прерывая его, есть во время еды, пить, когда пьешь, идти, если идешь, и так далее. Ведь только если мы сознательно производим все наши действия, не смешивая их с другими, мы учимся воспринимать их правильно и ценить по - настоящему. И, одновременно, мы наполняем их силой, которая присуща человеку, осознающему собственную смертность, - силой несгибаемого намерения.
  Таким образом, мы достигнем когда-нибудь точки, когда наполнимся несгибаемым намерением, и с этого момента начнут изменяться и наши чувства, и они тоже станут несгибаемыми. Тогда мы и узнаем, что значит любить несгибаемо, и будем в состоянии распространить это чувство на все и на всех, даже на весь Космос. А это нечто, за что стоит бороться и ради чего стоит жить.
  ***
  Для обычного человека жизнь его родителей нужна была только для того, чтобы родился он. Также его жизнь нужно для того, чтобы родились его дети. Воин благодаря своему видению относится к жизни иначе. Он отдает себе отчет в том, какой невероятно огромной ценой оплачена его жизнь. Это понимание рождает в осознании воина почтение и трепет, чего никогда не испытывают люди ни перед жизнью вообще, ни перед собственной жизнью в частности.
  Половая энергия предназначена для создания жизни. Посредством этой энергии Вселенная наделяет новые существа осознанием. Во время полового акта эманации, заключенные в коконе каждого из партнеров, приходят в необычайное возбуждение, кульминацией которого становится слияние двух частей светимости осознания - по одной от каждого партнера - которые отделяются от их коконов. Половой акт - всегда зарождение нового осознания. Даже когда оно в итоге не формируется. Эманации внутри коконов человеческих существ понятия не имеют о сексе ради развлечения. Обычно люди действуют, не считаясь с тайной бытия и полагая, что такой возвышенный акт, как наделение жизнью и осознанием сводится к чисто физическому влечению, которым можно пользоваться по своему усмотрению.
  Воин не должен расточительно относиться к своему телу, особенно своей половой энергии. Секрет здорового и сильного тела не в том, что ты делаешь, а в том, чего не делаешь.
  ***
  Учитель, заинтересован в том, чтобы отношения с людьми ученика били действенными. Воин не должен оценивать людей в вакууме. Он общается с людьми, он говорит с ними, он узнает их, он сравнивает, он создает точку отсчета. Воин никогда не уподобится к робким душам, которые страшатся взаимодействия до такой степени, что, даже когда им приходится вступить в общение, они просто догадываются или вычисляют, что происходит, но так и не способны к активному постижению происходящего. Они вступают во взаимодействие, так и не став его частью.
  ***
  Хотя воины очень прагматичные, но в жизни каждого воина бывает время, когда ритуальные действия необходимы, для того, чтобы отвлечь первое внимание от самопоглощенности, сила, которой намертво фиксировала энерго - сердце.
  Навязчивая вовлеченность первого внимания в самопоглощенность или рассудочность является очень мощной фиксирующей силой. Ритуальное поведение, повторяясь изо дня вдень, заставляет высвободить первое внимание, занятой созерцанием инвентаризационного перечня.
  Ритуал - это просто действие, чтобы заманить в ловушку наше внимание, и не имеет никакой другой ценности.
  С помощью ритуала овладеть нашим вниманием намного легче, чем с помощью других методов. Однако слишком дорого приходится платить за это. Этой высокой ценой является энергетическое истощение, а истощение может стать тягчайшими долгами и обязанностями нашего осознания.
  Истощение является антитезой приливу энергии, в котором осознание нуждается для обретения свободы. Истощение заставляет воинов потерять путь, и тогда они начинают блуждать по запутанным и темным лабиринтам неизвестного.
  Нет ничего хуже, чем давать конкретные процедуры - ученики станут рабски следовать им и "ужасно беспокоиться" о них. Вот почему обязанностью каждого учителя является управление осознанием ученика таким образом, чтобы оно устремилось непосредственно к абстрактному, к свободе от долгов и обязанностей.
  Если воин в чем-то добивается успеха, то этот успех должен приходить мягко, пусть даже с огромными усилиями, но без потрясений и навязчивых идей.
  По той же причине, ритуальное действие заставил древним магам возводить огромные здания истощения и одержимости, а современному человеку роскошные храмы, являющиеся памятниками чувству собственной важности.
  ***
  Важным шагом на пути знания является стирание личной истории. Многие полагают, что личная история документальна, что у нее есть свои метрики: где родился, когда женился и так далее. На самом деле личная история - абсолютно абстрактное понятие.
  Однажды преподаватель попросил аудиторию нарисовать небо (присутствующие не имели никакого отношения к искусству рисования).
  При этом, не указав, какое именно - закат, грозу, снеговую тучу, циклон, торнадо или что угодно. Все предпочли нарисовать его очень примитивно: голубой фон, белые облака. У всех присутствовал одинаковый образ неба. Вот это и есть личная история неба.
  Но небо все время меняется. Его не поймаешь. Вот почему лучшие художники сознательно или подсознательно изображают небо в динамике: ветер гонит тучи, сверкает молния или слегка видоизменяются на горизонте облака. Они стремятся отобразить главную черту неба: беспрерывную изменчивость. И при этом - бесконечность, высоту и недостижимость - по сути, все то, что мы и называем небом.
  Но человек так же бесконечен, высок и недостижим. У него огромный диапазон состояний, характеров и даже лиц. У каждого человека! И этот объем, в который свободно войдет любая бездна, мы стремимся сузить до размера альбомного листа, уплатить и нарисовать всего лишь двумя-тремя красками. Конечно, так гораздо проще воспринимать людей. И самого себя в том числе. А главное - такой рисунок не требует ни ума, ни воображения, ни мастерства. То есть никакого труда. Вот и получается, что сквозь нашу жизнь проходит вереница плоских серых людей, и мы в этой веренице ничем не отличаемся от остальных.
  Мы сами делаем все, чтобы сохранить и упрочить такой образ. Любое наше публичное действие направлено на то, чтобы о нас думали именно то, что думают. И никак иначе.
  Когда люди встречаются после долгой разлуки, они рассказывают друг другу о себе только то, что может подпитать личную историю. Личную историю альбомного листа.
  У воина нет личной истории. Ему нечего рассказывать при встрече друзьям. Встречаться для него означает жить здесь и сейчас, а не просматривать кинофильмы прошлого. Придуманного прошлого.
  Воин делает отношения актуальными, то есть действенными. Он взаимодействует с людьми. Поэтому его отношения всегда плодотворны для всех сторон. И поэтому никто не может рассказать о нем ничего, кроме того, что он сделал. Знают его дела, но не его самого. Он не обязан объяснять свои поступки, потому что от него ничего не ждут. Он никого не разочаровывает, ведь разочарование - результат обманутых ожиданий, а как можно ждать чего - то от того, кого мы не знаем? Небо иногда совершенно неожиданно разражается дождями, но мы на него не в обиде, потому что это небо. Такова его природа.
  Если бы мы хранили образ неба таким, каким было нарисовано, вероятно, дождь был бы для нас большой неожиданностью. Мы бы подумали, что небо сошло с ума.
  ***
  Стирание личной истории означает: ни слова о прошлом. Воин мертв для прошлого. Воин считается мертвым тогда, когда ему больше не нужны ни друзья, ни родные. Когда ему больше не нужно его прошлое, действительно не нужно.
  Практика умирания вовсе не означает действительно расстаться с ними. Точно так же как смерть личности не означает смерть тела.
  Расстаться с людьми значит изменить свое отношение к ним. Это значит перестать сужать небо до размеров альбомного листка. Тогда люди откроются нам в своей бесконечности; тогда мы поймем, что означает: опереться на бесконечность. Тогда мы перестанем завидовать тем, кто успешнее нас, и жалеть тех, кто несчастнее нас. Мы научимся быть благодарным за то, что эти люди есть в нашей жизни. Просто есть, и все. От этого они станут не хуже, а лучше. Тогда есть возможность посмотреть им прямо в глаза.
  Когда мы перестанем говорить о прошлом, с кем бы то ни было, мы будем потрясены, как много сил у нас появится.
  Воин не обижается. Это не значит: что он перестает чувствовать обиду. Мы можем чувствовать обиду, но можем не обижаться. Когда мы в темноте налетим на столб и разобьем себе лоб, нам, конечно, будет обидно. Но обижаться будет не на кого. Глупо же обижаться на темноту, в которой мы не увидели столб.
  Человек - это и есть темнота. Темнота, в которой скрыто все. Мы можем споткнуться, удариться или набрести на сокровище. Лишь в момент нашего общения с человеком эта темнота озаряется светом. Нашим светом. Этот свет не идет от злобы или зависти. Этому свету мешает личная история - образ человека, который мы храним внутри себя. Нужно выбросить этот образ. Надо просто светить.
  ***
  Каждый ученик на пути знания, сталкиваясь лицом к лицу с нелинейной, несоизмеримой, невыразимой словами синтаксиса вселенной, думает о ничтожности человеческого существа. Тогда ученика овладевает чувство собственной беспомощности. Он оказывается в ситуации младенца, который уже не может вернуться в материнское лоно, но еще не может ни резвиться, ни тем более действовать самостоятельно. Все, что может ребенок - это наблюдать и слушать рассказы о действиях.
  Нет ничего неправильного в чувстве собственной беспомощности. Все мы хорошо знакомы с ним. Мы провели целую вечность как беспомощные младенцы. Но ребенок хочет действовать, а поскольку он не может, он жалуется на жизнь. В этом нет ничего плохого, но совсем другое дело - индульгировать, протестуя и жалуясь.
  Войны говорят - совершенно верно, мы - ничтожны. Однако именно в этом и состоит решающий вызов воина. Мы - ничтожества - действительно способны встретиться лицом к лицу с одиночеством вечности.
  ***
  Учитель сталкивает ученика с немыслимыми, но реальными ситуациями, с которыми ученик не может справиться. Разум выключается в ту же секунду, как только оказывается за своими узкими границами. Таким образом, он заставляет его понять, что его разум, хотя и является чудеснейшей вещью, может охватить лишь очень небольшую поверхность. Как только ученик столкнулся с невозможностью все охватить разумом, он сходит со своей дороги, чтобы поддержать и защитить свой поверженный разум.
  Мир нашей саморефлексии очень хрупок и держится лишь на нескольких ключевых идеях, которые образуют его основополагающий порядок. Когда такие идеи рушатся, этот основополагающий порядок перестает действовать. Ключевой идеей является непрерывность. Непрерывность это идея о том, что мы являемся затвердевшей глыбой. В нашем сознании мир держится на том, что мы уверены в своей неизменности. Мы еще можем согласиться с тем, что наше поведение можно как-то изменить, что могут изменяться наши реакции и мнения, но идея изменения внешности или идея возможности быть кем-то другим не является частью основополагающего порядка нашей саморефлексии.
  Непрерывность столь важна в нашей жизни, что если она нарушается, то тут же немедленно восстанавливается.
  Воины знают о том, что если инвентаризационный список среднего человека разрушается, такой человек или расширяет его, или же рушится его собственный мир саморефлексии. Обычный человек стремится включить в свой список новые темы, если они не противоречат основополагающему порядку этой описи. Однако если темы противоречат друг другу, разум человека рушится. Инвентаризационная опись - это разум. И воины принимают это во внимание, когда пытаются разбить зеркало саморефлексии.
  ***
  Невозможно восстановить разрушенную однажды непрерывность и невозможно использовать непрерывность, продиктованную новым положением сердца кокона. Эта новая непрерывность всегда слишком туманна, слишком зыбка и не придает воинам той уверенности, которая позволила бы им действовать так, как если бы они были в мире повседневной жизни.
  Для того чтобы воин был полностью уверен в своих действиях, а также чтобы он был способен разумно использовать свою новую непрерывность - он должен вначале разрушить непрерывность своей старой жизни. Только потом его действия смогут приобрести необходимую уверенность, которая укрепит и уравновесит зыбкость и нестабильность его новой непрерывности.
  Битва воинов за свою уверенность - наиболее драматичная из всех битв. Она причиняет страдания и требует немало сил. Зыбкость новой непрерывности во многом раз стоила воинам жизни. Это особенно касается мужчин.
  Величайшая проблема для мужчин, - это нестойкость. Когда осознание мужчины начинает расти, оно вырастает, подобно стволу, прямо из центра нашей светящейся сущности, снизу вверх. Этот ствол должен вырасти до значительной высоты, прежде чем мы сможем на него опереться. В этот период жизни воина, он легко может утратить власть над своим новым осознанием. И тогда он забудет все, что делал и видел на пути воина, потому что его разум вернется к повседневному осознанию.
  ***
  Воины должны строить новый тип непрерывности, характеризующийся странной отрешенной твердостью. И это должно становится для них нормой поведения.
  Однажды воин достигнет порогового значения перенастройки своей системы интерпретации. Это позволит ему больше не принимать во внимание мнения и предрассудки о природе человека, и о реальности своих ощущений. С этого дня он будет восхищаться знаниями, независимо от их логичности и практической значимости, а также, что важнее всего, независимо от своих личных предпочтений.
  ***
  Воин старается разрушить основополагающий порядок ключевых идей, чтобы остановить мир разума.
  Остановка мира (разума) является такой же необходимостью для воина, как для обыкновенного человека - чтение и письмо.
  Под остановкой мира воины понимают состояние полного внутреннего безмолвия, в котором не только внутренний диалог, но и любой процесс интерпретации вообще приостанавливается. Когда это происходит, окружающий нас мир повседневности буквально перестает существовать и остается только непосредственное восприятие энергии.
  ***
  Вероятно, любой человек, живущий в обычных условиях, однажды или несколько раз получает возможность вырваться из оков обусловленности. Не социальные условия, а те условности, которые сковывают наше восприятие. Мгновенного чувства приподнятости было бы достаточно, чтобы сместилось сердце кокона и разбило наши цепи. Но чаще всего, мы пугаемся. Для обычного человека держаться за свою рациональность - вопрос жизни и смерти. Обычно вступают в игру наши академические, религиозные, социальные устои. Они подсказывают, что безопаснее вернуться в толпу, в привычное стадо.
  ***
  В большинстве случаев не представляет труда вызвать в себе дух воина; настоящая трудность состоит в том, чтобы удержать его.
  Иногда ученик не выдерживает, он хочет потерпеть поражение. Он хочет иметь свободу разыграть поражение и закончить все на своих собственных условиях. Рассудок человека, для того, чтобы отказаться от целостности самого себя, может захотеть, чтобы он проиграл битву и упал.
  Единственный способ преодолеть ее - это продолжать действовать как воин. Остальное придет само собой и через себя самого.
  ***
  Трудности овладения искусством воина состоят в том, от чего ты отказываешься, а не в том, что приемлешь. Совершенно безразлично, насколько ты хорош в этом или в другом плане. Важно, что ты достаточно дисциплинирован, чтобы сделать то, чего тебе делать не хочется.
  Нужна только безупречность. А начинается все с какого-нибудь одного действия, которое должно быть целенаправленным, точным и осуществляемым с непреклонностью. Повторяя такое действие достаточно долго, человек обретает несгибаемое намерение. А несгибаемое намерение может быть приложено к чему угодно. И, как только оно достигнуто - путь свободен. Каждый шаг повлечет за собой следующий и так будет продолжаться до тех пор, пока весь потенциал воина не будет полностью реализован.
  Быть безупречным - означает раз и навсегда выяснить для себя, чего ты хочешь в жизни, и тем самым поддержать свою решимость достигнуть этого. А потом делать все от тебя зависящее и даже больше для того, чтобы воплотить в жизнь свое стремление. Если человек не решился ни на что, то просто-напросто он в суматохе играет рулетку со своей жизнью.
  Воин находится в руках силы, и его единственная свобода заключается в том, чтобы вести безупречную жизнь. Свобода воина состоит в том, чтобы или действовать неуязвимо, или действовать как ничтожество. А поскольку неуязвимость - единственное, что дает свободу, то именно она является мерой духа воина.
  Вселенная является любящей, но мы можем создать связующее звено с ней только с помощью безупречности. Если мы окажемся перед этим в слабости, то это "разрушит нас". Это - чрезвычайно благотворная сила, если мы безупречны.
   ***
  Воины ничего не держат при себе. Маневр воинов заключается в том, чтобы таким образом делать себя пустыми. Это ведет их к сдаче крепости своего "я".
  Поэтому правила большого пальца для воина, это - утрать все - и ты достигнешь всего. Забудь о себе, и ты не будешь бояться ничего.
  Сущность воина - это смирение и действенность. Он должен действовать, не ожидая ничего в награду, и противостоять всему, что встает на его пути. Он лишен каких бы то ни было пристрастий и привязанностей, поэтому ему нечего защищать, тем более - защищать с пристрастием.
  Воин никогда не бывает осажденным. Находиться в осаде означает, что имеешь какую-то личную собственность, которую могут подвергнуть осаде. У воина же ничего в мире нет, кроме его безупречности, а безупречности ничто угрожать не может.
   ***
  Чувство собственной важности - это чудовище о трех тысячах голов. Противостоять ему и победить его можно лишь в трех случаях. Во-первых, если отсечь все головы последовательно; во-вторых, - достичь того загадочного состояния, которое называется местом без жалости, постепенно разрушающего чувство собственной важности; и в-третьих - если за мгновенное истребление трехтысячеголового чудовища заплатить своей собственной символической смертью.
  Билетом воина к свободе является его смерть. Тот, кто однажды осознал себя мертвым, смог остановить мир. Он не просто получил Силу - он получил свободу.
  ***
  Люди в основном не знают своих истинных потребностей. По мере взросления человек впитывает в себя потребности, которые навязывает ему социум, и всю жизнь следует только им, а не тому, что ему действительно нужно. Осознавая присутствие смерти, мы учимся оценивать потребности с точки зрения истинности.
  Мы увидим бесполезность забот лишь тогда ясно и определенно, когда мы достигнем ясного понимания неотвратимости нашей собственной смерти. Когда смерть рядом, то у нас просто нет времени на удовлетворение прихотей. (У человека нет времени, и в то же время он окружен вечностью. Что за парадокс для разума!).
  Воины считают, что всякий раз, когда мы вспоминаете о том, что должны умереть, мы начинаем соответствовать сами себе.
  Воин, осознавшую свою смерть, не может быть ни беспомощным, ни испуганным, - ни при каких обстоятельствах. Самое худшее с ним уже случилось, ему уже нечего терять, поэтому он ясен и спокоен.
  Он ничто не недооценивает и не переоценивает. Он выполняет свои решения так тщательно, что ничто, случившееся в результате его действий, не может его удивить, и уж тем более - истощить его силы.
  У воина есть время только для безупречности. Все остальное истощает его силу. Безупречность восполняет ее.
  ***
  Идея смерти воины называют символической, но окончательной смертью или этот процесс нейтрализации они называют "билетом в безупречность".
  Билет в безупречность должен быть обернут в осознание. Воины говорят, что в такой оболочке их билет сохраняется в первозданном виде.
  ***
  Путь воина - это величественное сооружение, любой элемент которого является опорным; единственная функция каждого элемента заключается в том, чтобы поддержать дух воина и сделать его движения легкими и исполненными значения.
  Все действия воина должны быть актом свободным от вторгающихся ожиданий, опасений неудачи, надежд на успех. Свободными от культа "я". Все, что он делает, должно быть импровизацией; магическим делом, в котором он свободно раскрывается импульсам бесконечного.
  
  Д о с т и ж е н и е Т р е т ь е й Т о ч к и
  Воины воспринимают свои действия с глубиной. Их действия являются для них трехмерными. Они обладают третьей точкой отсчета.
  Мир повседневной жизни состоит из двух точек отсчета. У нас, например, есть "здесь и там", "внутри и снаружи", "добро и зло", "верх и низ" и т.д. Итак, наше восприятие жизни по существу является двумерным. Ничто из того, что мы воспринимаем или делаем, не имеет глубины.
  Наши точки отсчета основаны преимущественно на нашем чувственном восприятии. Наши органы чувств воспринимают и различают, что находится рядом с нами, а что нет. Используя это основное различие, мы и выводим остальное.
  Обычное восприятие имеет ось, "здесь и там" являются периметрами этой оси, и мы пристрастны к ясности "здесь". В обычном восприятии только "здесь" воспринимается полностью, мгновенно и непосредственно. Его двойственный аспект, "там", не обладает непосредственностью. Он может быть объектом предположений, умозаключений, ожиданий, но не может восприниматься непосредственно всеми чувствами.
  Для того чтобы достичь третьей точки, мы должны воспринимать два места одновременно.
  Когда же мы воспринимаем два места одновременно, исчезает полная ясность, но зато достигается непосредственное восприятие "там".
  Третья точка отсчета - это свобода восприятия, это намерение; это акт выхода за наши ограничения и прикосновение к непостижимому. Раскрепощенное восприятие, расширяет диапазон и масштабы того, что может быть воспринято.
  Пребывание в двух местах сразу было для воинов признаком, отмечающим тот момент, когда сердце кокона достигает места безмолвного знания. Расщепленное восприятие, называется свободным движением сердца кокона.
  Открытие возможности находиться в двух местах одновременно поражает наш ум. Поскольку наш разум рационален, а рациональность - это наша саморефлексия, - все, что находится за пределами саморефлексии, - или привлекает, или пугает нас, в зависимости от того, какими людьми мы являемся.
  Обычный человек будет поражен непостижимой возможностью раздвоенною восприятия, его разум откажется воспринять это как факт.
  Воины могут превращать свои чувства в намерение. А намерение - это Дух. Суть на самом деле в том, что воины лучше сознают свою связь с Духом и стремятся управлять им.
  Воин вырабатывает намерение такого свободного движения, а Дух доставляет ему средства для осуществления этого.
  
  Ц е л ь В о й н а
  Пять условий для одинокой птицы:
  Первое: до высшей точки она долетает;
  Второе: по компании она не страдает, даже таких птиц, как она;
  Третье: клюв ее направлен в небо;
  Четвертое: нет уней окраски определенной;
  Пятое: и поет она очень тихо. Сан-Хуан де ла Крус "Беседы о свете и любви"
  
  Следуя по пути знания, можно с легкостью заблудиться в неведомых странных и мрачных дебрях. Поэтому видящие вступают в битву с могучими врагами, способными лишить их сил, разрушив цель и замутив ясность намерения. Врагов этих порождает сам путь воина, если по нему следуют, не избавившись от таких неотъемлемых свойств мира повседневности, как склонность к праздности, лености и стремлению ублажать чувство собственной важности.
  
  Это - трясина, настолько сложная и причудливая, что трезвые и уравновешенные видящие входят в нее только при строго определенных условиях. Вся сложность состоит в том, что забраться в неведомое просто, а противиться его зову практически невозможно.
  
  Мир тайны, иногда становится слишком тяжелым испытанием для воина. И воин не выдерживает. Он попадает в ловушку захватывающих приключений в неизвестном. Воин тонет в неизвестном. Воин становится жертвой любви к неизвестному.
  Он забывает о поиске свободы, забывает о том, что должен быть отрешенным наблюдателем.
  ***
  Воин должен фокусировать свое внимание на Духе, на действительном полете в неведомое. Иначе он попадет в ловушку, и запутается в закоулках безмолвной стороны человека. А это, намного хуже, чем угодить в тиски рассудочности.
  Только предельная, высочайшая уравновешенность может стать мостом между взаимоисключающими противоречиями обычного человеческого восприятия и восприятия абстрактного.
  ***
  Понимание требует трезвой уравновешенности, а не эмоциональности. Тот, кто готов рыдать от избытка чувств, когда ему кажется, что он осознал нечто важное, не должен и не думать о встрече с неизвестным. Его осознание - пустышка, ибо на самом деле он не понимает ровным счетом ничего.
  Видящие убеждены в том, что безупречный образ жизни сам по себе неизбежно порождает чувство уравновешенности. Уравновешенность это - внутренняя чувство равновесия, ощущение почти полного безразличия и легкости, но прежде всего - естественная и глубокая склонность к исследованию и пониманию.
  ***
  Сознание человека напоминает огромный заколдованный дом. Осознание повседневной жизни как бы пожизненно запечатано в одной из комнат этого дома. Мы входим в эту комнату через магические врага - рождение. Таким же образом мы выходим через другие магические врата - смерть.
  Воины решили совсем покинуть этот огромный дом, вместо того, чтобы затеряться в его бесчисленных комнатах. Они выбрали свободу.
  Воины более не ищут ничего. И то, что воин делает здесь, есть нечто, постижимое лишь для воина. Ничем не занимаясь, он просто переходит из одного дня в другой. Он ждет. Ведь он находится на пути воина. Он знает, что ждет, и он знает, чего ждет. Свобода - вот то, чего ждет воин!
  Поиск свободы - это единственная побуждающая сила. Свобода - это беспредельность мысли. Это свобода улететь внезапно в бесконечность, которая где-то там. Это свобода умереть, исчезнуть навсегда. Это свобода быть подобным пламени свечи, которая остается неугасимой в мире, озаряемом светом миллиардов великолепных звезд, остается неугасимой потому, что никогда не считает себя чем-то большим, чем есть на самом деле, - всего лишь свечой.
  ***
  Наше осознание тесно связано с нашим физическим телом, обычное тело - как результат нашего мироописания - является тюрьмой для осознания. Если же мы вырвемся из тюрьмы, из тиранических норм нашего разума, - мы можем свободно взлететь.
  Тогда наш взгляд свободно обратится к миру, который является не просто загадочной метафорой, но переживаемой, воспринимаемой реальностью.
  Только единство себя, может привести к свободе и к вечности, в котором смерть не играет никакой роли. Целостность самого себя - это освобожденное из тюрьмы осознание.
  ***
  Путь воина - это поиск свободы не ограниченной привязанностями и наваждениями, свободы восприятия во всем доступном человеческому существу диапазоне.
  Воины стремятся к абстрактному потому, что они стремятся к освобождению. Конкретные достижения их не интересуют. Ибо у них нет никаких социальных функций.
  Воин отвергает все человеческое, все социальные соглашения. (" ..., ибо что высоко у людей, то мерзость пред Богом" Новый Завет).
  Воины сражаются за достижение цели, не имеющей ничего общего с желаниями обычного человека. ("Не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо всё, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская" Новый Завет).
  ***
  Человеческий мир отвернулся от абстрактного и полностью погрузился в мир саморефлексии. Более того, мир людей пытается стиснуть абстрактное в рамки инвентаризационного списка человека.
  Для абсолютного порабощения людей не нужно ни оружия, ни каких-то особых репрессий. Достаточно вырастить поколение, которое не играло в детстве ни в какие игры и не заснул под любимыми сказками. Сказки и игры не что иное, как контакт с абстрактным.
  ***
  Саморефлексия не дает нам воспринимать мир таким, каков он на самом деле является - как энергию. Именно из-за саморефлексии мы воспринимаем объекты и явления такими, какими мы их воспринимаем.
  Воин воспринимает все, как поля энергии. Видящий знает, что энергия может принять любые формы. Человек - это пучок энергии. Этот пучок может складываться и перестраиваться всевозможными способами. Она принимает соответствующую форму и находится в нужном месте благодаря фиксации сердца кокона в некотором определенном месте. Если это ее положение изменяется, то и форма, и местонахождение энергии изменяются соответственно.
  Исходной позицией являются человеческая форма или человеческое существо. Быть может, она всего милее для нас. Однако есть бесчисленное количество других форм, которые может принять пучок энергии.
  Это знание не позволит воину творить кумира из человеческого инвентарного перечня и поклоняться ей.
  ***
  Воин думает о тайне, ибо только это имеет значение. Мы суть живые существа, и смерть - наш удел, а осознание свое мы обязаны сдать туда, откуда оно получено. Но если нам удастся хоть чуть-чуть все это изменить, то какие тайны, должно быть, нас ожидают! Какие тайны!
  
  О д и н о ч е с т в а В о и н а
  Я умру в Париже, когда идет дождь,
  В день, который я уже помню.
  Я умру в Париже - и не убегу прочь
  Может быть, осенью, в среду, как сегодня.
  Это будет среда, потому что сегодня,
  Когда я пишу эти строки - среда.
  Я костями чувствую Поворот,
  И никогда как сегодня за весь мой путь
  Я не видел себя настолько одиноким. Сесара Вальехо "Черный камень на белом камне"
  
  С определенного момента единственной отрадой для воина становится его уединенность. Воин ориентирован на себя, однако не эгоистически, а в смысле непрекращающегося и возможно более глубокого изучения своей сущности.
  Существуют особые места, где воины " хоронят" себя специальным способом для просветления и восстановления сил. По старому миру разбросано множество таких мест. Это участок поле, окруженный естественной изгородью круглой формы из больших валунов. Воины хоронят себя в центре круга, на несколько часов или на ночь, чтобы привести в порядок свои чувства. Никто и ничто не должно беспокоить воина. Он с несгибаемым намерением из своего безмолвия возводит вокруг себя энергетический барьер. Ни крыса, ни змея, ни лев, ни ядовитый клоп не в силах беспокоить его.
  У каждого воина есть избранное место. Обычно это какой нибудь холм или возвышенность. Каждый камень и каждый куст на этом холме, особенно на его вершине, находится под опекой воина. Каждый живущий там червяк - его друг. Он может пользоваться ими, а они - им. Он либо просто приходит туда, либо попадает во внимании сновидения.
  Воин заботится о своем мире, почитает его, защищает его даже ценой собственной жизни!
  Избранное место, насквозь пропитанное незабываемыми, исполненными силы событиями, каждое из которых оставило неизгладимый след; место, на котором воин становился свидетелем великих чудес, в котором ему были поведаны тайны; место, где воин запасает свою личную силу. Долг воина - возвращаться туда после каждого контакта с силой.
  Это - место последней остановки воина. Где бы ни застала его смерть, умирать он будет на избранном месте.
  ***
  Воин стремится к свободе, и не озабочен тем, чтобы продлить свое существования. А если он чувствует, что его время на этом чудесном земле подошла к концу, воин принимает эту весть со всей благодарностью, на которую он способен.
  Когда воин чувствует на левом плече прикосновение смерти, дух его, который всегда готов, летит в избранное место, и там воин совершает свой последний танец. Он танцует, и единственным зрителем является смерть. У каждого воина своя особая последовательность движений и поз. Они несут в себе силу. Этому своеобразному танцу воин готовится в течение всей жизни. Танцу, который воин исполняет под воздействием своей личной смерти. Его танец исполнен фантастического великолепия. Этот танец есть рассказ воина о том тяжелом труде, каким была его жизнь, история его личной борьбы, и смерть должна ждать, ибо ей не под силу одолеть воина, пока танец его не будет завершен.
  Он знает, что он стоит лицом к лицу с невообразимым. Его танец - его обращение к бесконечному, его демонстрация безупречности. Его танец - демонстрация благодарности бесконечному за возможность жить. Он танцует свой танец с чувством, страстью и точностью так, как он только может.
  
  О г о н ь И з н у т р и
  Колокол и птица нарушали безмолвие
  И больше никто...
  Они словно вели беседу
  С солнцем, что склонялось, к закату.
  Безмолвие цвета золота
  В неподвижном кристалле вечера.
  Прохладные ветви деревьев
  В потоке блуждающей чистоты.
  И по ту сторону всего - прозрачность реки.
  Скользя по жемчужинам, река вымывает их
  И воды свои несет в Беспредельность. Рамон Хименес
  
  Воины твердо придерживаются той точки зрения, что единственный способ ухватиться за ткань нашего мира и за то, что мы делаем в нем, - это полностью принять тот факт, что мы существа, которые находятся на пути к смерти. Без приятия этого обязательного условия наши жизни, поступки, да и сам мир, в котором мы живем, - все это будет безнадежным делом. Однако смысл не в простом принятии этого условия. Мы должны воплотить это принятие и так прожить всю свою жизнь.
  Воины говорят, что мысль о смерти является самой отрезвляющей мыслью в мире. Извечная беда с нами, человеческими существами, состоит в том, что, даже не заявляя об этом, мы верим, что вошли в царство бессмертия. Вести себя так, словно мы вовсе не собираемся умирать, - ребячья дерзость. Но самым вредоносным является то, что приходит с этим чувством бессмертия, - кажущаяся способность поглотить всю непостижимую Вселенную своим разумом.
  ***
  Воины говорят, что смерть является единственным стоящим противником, который у нас есть. Смерть - это вызов для нас. Мы все рождены, чтобы принять этот вызов, - и обычные люди, и воины. Воины знают об этом, обычные люди - нет.
  Жизнь -это процесс, посредством которого смерть бросает нам вызов. Смерть является действующей силой, жизнь- это арена действия. И всякий раз на этой арене только двое противников - сам человек и его смерть.
  ***
  Смерть задает темп для наших поступков и чувств и неумолимо подталкивает нас до тех пор, пока не разрушит нас и не выиграет этот поединок, или же пока мы не совершим невозможное и не победим смерть.
  Воины побеждают смерть, и смерть признает поражение, позволяя воинам стать свободными и навсегда избежать нового вызова. Это не значит, что воины становится бессмертными, просто смерть перестает им бросать вызов.
  ***
  Одним из самых драматических отличий воинов от обычных людей является то, каким образом к ним приходит смерть. Только по отношению к воинам она добра и нежна. Они могут быть смертельно ранены и все же не чувствовать боли.
  Смерть причиняет боль лишь тогда, когда это случается в постели, из-за болезни. Борясь за свою Жизнь, ты не чувствуешь боли. Если ты что-нибудь и почувствуешь, - так это ликование.
  И еще невероятнее то, что смерть ждет воина так долго, сколько ему это нужно. Воин управляет своей смертью собственной скоростью. Воины умирают лишь тогда, когда должны умереть.
  ***
  В повседневном мире наше слово или наши решения можно очень легко изменить. Хотя люди ужасно озабочены словами и несоответствиями: их собственные слова не значат ничего. Им необходимо, чтобы все было записано, как будто есть какая-то разница. Неизменна в нашем мире лишь смерть.
  В мире воинов обычную смерть можно отменить, но не слово воинов. Для воинов, их обещание и слово являются тем, что имеет значение. Они не могут изменить обещание. В мире воинов нельзя изменить или пересмотреть решения. Однажды принятые, они остаются в силе навсегда.
  ***
  В смерти человека есть скрытая возможность выбора. Для обычных людей смерть означает прекращение их осознания, конец их организмов. Для неорганических существ смерть означает то же самое: конец их осознания. В обоих случаях воздействие смерти - это втягивание в темное море осознания.
  Для воина смерть - это объединяющий фактор. Вместо того чтобы раздроблять организм, как это обычно происходит, смерть объединяет его.
  Для воина смерть это конец преобладанию отдельных настроений в теле. Именно преобладание различных частей тела руководит настроениями и действиями всего тела; части, которые перестали нормально действовать, тянут остальные части тела к хаосу, - например, когда человек заболевает от некачественной пищи. В этом случае настроение живота влияет на все остальное. Смерть ликвидирует преобладание этих отдельных частей. Она объединяет их осознание в одну единицу.
  Для воина смерть - это акт объединения, который задействует каждую частичку его энергии. Его тело во всей полноте превращается в энергию, энергию, обладающую осознанием, которое не раздроблено. Границы, установленные организмом, которые смерть разрушает, в случае воина продолжают действовать, хотя они уже не видны невооруженным глазом.
  Воин становиться неорганическом существом. Осознание неорганического существа такого типа продолжается, пока жива Земля. Земля - это матрица. Пока она существует, осознание воина продолжается.
  Высшее свершение человеческого существа, достичь третьего внимания в течение жизни, сохранив личностную самосознание и жизненную силу, не сделавшись бестелесным осознанием, которое, подобно мерцающей искорке, возвращается темное море осознания.
  ***
  Войны полной свободы сами выбирают время и способ своего ухода из этого мира. И когда выбранный миг наступает, они настраивают все свои внутренние янтарные эманации, на внешние Эманации. При этом освобождается такое каличество энергии, что свечение осознания превращается в огонь изнутри, вспыхивает сразу все светящееся яйцо целиком. Конечным результатом становится полная и мгновенная дезинтеграция. Приходит огонь изнутри, и они сгорают в нем, исчезая с лица земли, свободные, словно их никогда здесь не было. Это может произойти только с человеческими существами, никакое другое живое существо никогда так не вспыхнет.
  Этого достигают, проявляя несгибаемое намерение существовать свободно, несмотря на то, что ни один воин не знает, что такое в действительности свобода.
  ***
  Воин превращается в неорганическое существо, безличную энергию, осознающую себя, очень своеобразное, высокоскоростное неорганические существо, способное на колоссальные маневры восприятия. Областью его действий становится бесконечность.
  Бывает случаи, когда люди и другие живые существа случайно входят в неизвестное и непознаваемое, не отдавая себе в этом отчета. Каждый такой случай - это дар Вселенной.
  Впрочем, и для воина вход в третье внимание - тоже дар, но значение этого дара несколько иное. Он скорее является наградой за достижение.
  Свобода - это дар человеку. К сожалению, очень немногие из людей готовы принять этот бесценный дар.
  
  В о и н В е ч н о с т и
  ...И я уйду. А птица будет петь,
  Как пела,
  И будет сад, и дерево в саду,
  И мой колодец белый.
  На склоне дня, прозрачен и спокоен,
  Замрет закат, и вспомнят про меня
  Колокола окрестных колоколен.
  С годами будет улица иной;
  Кого любил я, тех уже не станет,
  И в сад мой за беленою стеной,
  Тоскуя, только тень моя заглянет.
  И я уйду; один - без никого,
  Без вечеров, без утренней капели
  И белого колодца моего...
  А птицы будут петь и петь, как пели. Хуан Рамон Хименес "Решающее путешествие"
  
  Люди подсознательно чувствуют, что внутри них скрыто что-то важное, то, что могло бы раз и навсегда изменить их мир, даже не изменить - взорвать, открыть измерение без дна и границ, открыть ту Силу, которая и создала человека. Но в то же время люди боятся этой своей внутренней безграничности, им кажется, что если перед ними разверзнется эта бездна, то она сметет их личность. И правда: сметет.
  Но эта бездна - вечно внутри нас, она притягивает. Человек всегда тянется к Силе (ведь Сила - источник жизни). Человек мечется между желанием заглянуть в бездну и страхом увидеть ее.
  Видящие говорят, что светящееся яйцо как поле энергии начинает чувствовать окончательность своего предназначения, едва лишь нарушены границы известного. Первая возникшая чувства при этом, это потребность защититься, уберечь достоверность и неоспоримую ценность человеческого мира, единственным знакомым миром для человека.
  Если этот мир подвергается опасности, то возникает реакция - особый страх, который трудно объяснить. Это похож на страх, какой, должно быть, испытывает человек при попытке обнять собственную беспредельность. В результате возникает меланхолия, настолько сильная, что может уничтожить воина.
  Первого внимания изо всех сил старается восстановить привычный порядок вещей, нарушенный контактом с неизвестным. Поскольку восстановить порядок рациональными способами не удается никак, первое внимание сосредотачивает свою силу на чувстве печали. В таких случаях воин плачет, или его охватывает невыносимая дрожь.
  Печаль для воина не является чем-то личным. Печаль для воинов абстрактна. Она не приходит от тайных желаний или нехватки чего-то или от чувства собственной важности. Это исходит из бесконечности.
  Это не совсем печаль, это энергетическая волна, приходящая из глубин космоса. Она достигает воина, когда он восприимчив, когда он, как радар, способен ловить радиосигналы.
  Печаль, подобная силе, свету, намерению, и эта вечная сила воздействует на воинов с особой остротой, так как у них уже нет защитных щитов. Они не могут укрыться за спинами своих друзей. Они не могут прятаться за любовью или ненавистью, за счастьем или несчастьем. Они не могут укрыться ни за чем.
  ***
  Это действие бесконечности. Мир воина приходит к концу.
  Дух воина обретает свободу движения и устремляется в бесконечность. После этого можно ощутить как полное бесстрашие, так и собственную покинутость.
  ***
  Нет более глубокого одиночества, чем одиночество вечности. И нет ничего более уютного и удобного для нас, чем быть человеческими существами. Вот еще одно противоречие: как, оставаясь человеком, радостно и целеустремленно погрузиться в одиночество вечности?
  Бесконечность всегда ставит нас в это ужасное положение, когда нужно выбирать. Мы хотим бесконечности, но в то же время мы хотим сбежать от нее.
  ***
  Чтобы справится с тем чувством одиночества, которое возникает при воспоминании о немыслимых глубинах, воин должен быть молчаливым, собранным, отрешенным. Битва воина за свое уверенность при встрече с неведомым происходит именно здесь, на этой земле. И не имеет значения, какой будет наша собственная судьба, пока мы лицом к лицу встречаем ее с предельной отрешенностью.
  ***
  Воины не жалуются. Они принимают любое испытание со стороны бесконечности. Испытание есть испытание. Оно безлично. Его нельзя принимать как проклятие или милость. Воин или принимает вызов или гибнет.
  Воин признает свою боль, но не индульгирует в ней. Поэтому настроение воина, который входит в неизвестность - это не печаль. Напротив, он весел, потому что он чувствует смирение перед своей удачей, уверенность в том, что его дух неуязвим и, превыше всего, полное осознание своей эффективности. Радость воина исходит из его признания своей судьбы и его правдивой оценки того, что лежит перед ним.
  Воины говорят: мы одиноки. Но умереть одному - это не значит умереть в одиночестве. В момент полного уединения, когда человек остается лицом к лицу со своей смертью и своим одиночеством, воин думает о своей возлюбленной.
  Воины могут положиться на то, на что обращают всю свою любовь, всю свою заботу, - на эту чудесную Землю, нашу мать, являющуюся основой, эпицентром всего того, что мы собой представляем, и всех наших дел, той самой сущностью, к которой все мы возвращаемся, той самой, что позволяет воинам отправиться в свое окончательное путешествие.
  Любовь воина - этот мир. Земля знает, что воин любит ее, и заботится о нем. Именно поэтому жизнь воина наполнена до краев, и его состояние, где бы он ни был, будет изобильным. Воин бродит по тропам своей любви и, где бы он ни находился, он полный.
  Это предрасположение духа воинов. Эта земля, этот мир. Для воина не может быть большей любви.
  ***
  Одиночество неприемлемо для воина, его жизнь ни в коем случае не может быть холодной, одинокой или лишенной чувств. Потому что она основывается на любви, преданности и посвящении тому, кого он любит.
  Только если любить эту землю с несгибаемой страстью, можно освободиться от печали. Воин всегда весел, потому что его любовь неизменна. И его возлюбленная - Земля - обнимает его и осыпает его невообразимыми дарами. Печаль - удел лишь тех, кто ненавидит эту землю, дающую укрытие всем живым существам.
  Без неизменной любви к тому существу, которое дает нам укрытие, уединенность является одиночеством. Только любовь к этому великолепному существу может дать свободу духу воина. А свобода - это радость, эффективность и отрешенность перед лицом любых препятствий.
  ***
  Чтобы покинуть этот мир и предстать перед неведомым, воину понадобится вся его сила, все его терпение, вся его любовь.
  ***
  Воины не оставляют ни одного долга неоплаченным. Воин должен рассчитаться обязательствами, которые он принял на себя в течение своей жизни.
  Это не значит, что воин когда-нибудь полностью расплатится, но он должен сделать жест. Он должен заплатить символически, чтобы ублажить бесконечность.
  Такие поступки и делают воинов парящими, почти воздушными.
  Воины прагматики, они не погружены в сентиментальность, ностальгию или меланхолию. Для воинов есть только борьба, и борьба бесконечная. Но это задание по выплате долгов вызвано чистейшей сентиментальностью; сентиментальностью воина, который собирается нырнуть в бесконечность, и, перед тем как это сделать, он оборачивается, чтобы сказать "спасибо" тем, кто был к нему благосклонен.
  Воин относиться к этому заданию со всей серьезностью. Это последняя остановка, прежде чем бесконечность поглотит его. На самом деле, если воин не находится в прекрасном состоянии, бесконечность и близко к нему не подойдет.
  Воин вспоминает всех любимых и дорогих людей. Он непринужденно, щедро и с необычайной легкостью воздает за любое оказанное им расположение, за любую услугу. Таким образом он снимает с себя ношу невыполненного долга. Воин не может никому ничего быть должен.
  Воин последний раз обнимает их из своей тишины, поддерживая память обо всем, что на него повлияло. И единственный способ для воина сказать "спасибо" и "до свидания" это хранить в своем безмолвии все, что любил.
  Э п и л о г
  Эти истины были сформулированы и сведены воедино для того, чтобы облегчить воину путь к просветлению, а вовсе не затем, чтобы служить некими сентиментальными откровениями личной веры.
  Цель воинов - только свобода. Они стремятся стать ни к чему не привязанными созерцателями, неспособными выносить суждения. Иначе им пришлось бы взять на себя ответственность за открытие нового, более гармоничного цикла бытия. А этого не может сделать никто. Новый цикл, если ему суждено начаться, должен прийти сам по себе.
  ***
  Эманация Вселенной, пучок эманации, темное море осознания, озеро безмолвного знания и тому подобнее, в действительности не существуют. Все это интерпретации видящего, который критический момент, когда эманации внутри и эманации вовне должны просто обнаружить взаимное соответствие, принимается за построение интерпретаций.
  Чувствуя некое присутствие или какое то давление или какое то состояние или качества или массы, видящий преобразует их, в результате возникает видение чего то.
  Воины видят движение энергии. Но видеть ее движение недостаточно, чтобы сказать, как и почему это происходит.
  Уяснить же истинную сущность того, что существует на самом деле, не в состоянии ни одно живое существо.
  ***
  Мир воинов не является неизменным, где каждое слово окончательно и бесповоротно, а представляет собой мир непрекращающихся колебаний, где ничто не должно приниматься как данность. Неизменным остается только воззвание воинов: "сделай свой вклад в человеческий дух, это может быть очень немного, но, сколько бы ты ни вложил, этого всегда будет более чем достаточно".
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) К.Кострова "Кафедра артефактов 2. Помолвленные магией"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) LitaWolf "Враг мой. Академия Блонвур 2"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) О.Островская "Владычица Эббона"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"