Огнева Тёма: другие произведения.

Как опасно быть магом-безопасником

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто же знал, что Прошлое - коварный господин, любящий наносить визиты в самое ненужное время. Все банально и просто, скажете вы: встреча двух старых возлюбленных, она - ученица, он -ректор... Если бы все было так просто!

  Пролог.
  - Всем учащимся собраться в синем зале! Повторяю: всем учащимся немедленно собраться в синем зале! - Вот уже минуту надрывалась сирена, отвлекающая от работы, перекрывая голоса.
  Пожалуй, единственными организованными людьми в этой толпе были мы. Застегивая на ходу белые мундиры, так выгодно выделяющие нас среди остальных учеников, мы умудрялись раздавать команды и держать людской поток хоть в каких-то рамках. Нас сорвали с полевых занятий, поэтому совсем не удивительно, что сейчас боевики-безопасники представляли довольно-таки опасный контингент, с которым приходилось считаться. Пятикурсники, не стесняясь, прочесывали туалеты, вытаскивая оттуда парней и девушек чуть ли не за шкирку; и вот если последние занимались там положенными делами, то первые определенно просто хотели пропустить толпу, а после сотворить какую-нибудь гадость в безлюдных коридорах. Четвертый курс во главе со мной следил, чтобы никого не затоптали, чтобы ничего не сломали и не разрушили. Признаться, такая ответственность несколько пугала, но выбора нам не оставили. Раз мы сами согласились совмещать сразу два направления - боевое и "безопасное" - значит и требования к нам выше.
  Заметив, что один первокурсник как-то подозрительно жмется к стенке и странно всхлипывает, я, взмахом руки, отправила к нему своего однокурсника, а сама метнула-таки ледянкой кокон в сирену, убивая все ее звуки. Толпа остановилась, оглядываясь в полной тишине, замерли даже пятикурсники, держащие в руках поводки нарушителей.
  - Стихийники-первокурсники в зал по двое! - Громко возвестила я, чтобы услышали точно все. - Природник, я сказала, что в зал заходят только стихийники. Твой зеленый мундир среди фиолетовых очень заметен.
  Осознав ситуацию, ребята тут же поспешили мне на выручку, встав у тяжелых дубовых дверей и отправляя назад всех, кто не соответствовал званию "стихийник". После того как все курсы обозначенного факультета зашли, толпа значительно уменьшилась, все-таки было разумным решением пропустить вперед самый многочисленный курс.
  - Природники в зал по двое! - отдала следующий приказ, проходя по пологому выступу на стене, предназначавшемуся явно не для таких случаях. Узкая выступающая полоса находилась высоко, чтобы на нее можно было просто так забраться, но иного выхода у меня не было.
  - Некроманты и ведьмы заходим в зал и встаем в разные стороны. Мальчики - в правый угол, девочки - в левый! - Гаркнула и тут же спрыгнула к дверям, контролируя выполнение своего приказа. Два самых опасных факультета, которые вечно что-нибудь вытворяли, а уж находясь рядом... Но запускать их пришлось одновременно, чтобы точно была возможность рассортировать.
  Схватила за юбку ведьмочку-третьекурсницу и толкнула влево, придавая ускорение ледяной змейкой. Рядом друзья так же разбирались с некромантами. Когда с главными проблемами было покончено, я без труда впустила в зал остальные факультеты, чуть не убив при этом группу инкубов, попытавшихся прижать меня к стеночке. Вот же! Четвертый год уже в академии, а эти все никак не могут понять, что такие нападки на меня чреваты. И не только переломами.
  Боевики заходили в зал последними и сразу же организованно строились в положенном углу.
   Первокурсники в простых белых мундирах, на небольшом возвышении второй курс, сверкая желтыми погонами, еще чуть выше - третий, у них погоны серебряный. Мы, четверокурсники на одном уровне с выпускниками, поправляем золотые эполеты, проверяем амулеты связи, приколотые к груди, поправляем шпаги, успевая при этом оглядывать зал. Время от времени кто-то из пятикурсников щелкает пальцами, присоединяя "ошейник" к тому или иному провинившемуся ученику. Эти ошейники, кстати, являются одной из главных форм наказаний. Кому охота на поводке стоять перед всеми!
  Учителя стоят на круглой сцене, тихо перешептываются с недовольным видом. Деканы факультетов недовольно поглядывают на нас, хмурят брови, видя большое число красных ниточек - поводков. И только Миртор (наш уважаемый декан) одобрительно кивает, улыбается, довольный чисто сделанной работой. Ага, вот только молнией мне по заднице заехал, да кулаком погрозил; методы он мои не одобряет.. возможно потому, что они так похожи на его собственные.
  Наши стоят спокойно, даже чуть-чуть улыбаются, ждут не дождутся, когда новость объявят. Остальные не догадываются, да бог с ними!
  После войны король, желая выделить особо отличившихся магов, отдавал им во владения академии да университеты. Вот и до нас черед докатился - достался и на нашу душу ректор-боевик. Почему знаю, что именно боевик? А какие еще маги на войне отличится могут? Да только наши. Зато и смертей среди боевиков больше, чем в остальных подразделениях.
  Открылась противоположная дверь, предназначенная для учителей, и вошел наш старый ректор, сопровождаемый высоким статным мужчиной.
  - Я убью тебя сейчас! - довольно громко крикнул кто-то в правом углу. Разворачиваюсь... ну так и есть, некроманты! Вот и мой первый ошейник за сегодня полетел. Голубая нить прошила расстояние и петлей сомкнулась на шее незадачливого убийцы. Парень поднимает на меня возмущенный взгляд и тут же отворачивается, затихая.
  - Тай, дались тебе эти некроманты! Смотри, какой новый ректор красавчик, - прошептала на ухо лучшая подруга, стоявшая рядом в строю.
  Поднимаю глаза и натыкаюсь на гневный взгляд черных глаз.
  Ну вот и закончилась моя учеба в академии. Главное, чтобы жизнь продолжалась...
   Часть 1. Стоящие друг друга.
  Глава 1. Лед и тьма.
  Рычу, поднимаясь с пола, и снова несусь на смеющегося Миртора. Декан уворачивается от хука справа, принимает плечом удар ногой и, нагнувшись, обхватывает меня за талию, чтобы снова кинуть на маты. Сделала подсечку, и мастер, уже расслабившийся, падает рядом.
  - Ух, загоняла старика! - смеется декан, которого я час назад чуть ли не силком потащила в зал. За последний год мы Грэгори де Рах часто устраивали такие вот дружеские бои, после которых веселье переносилось в дом преподавателя, перетекая в уютные разговоры за чашкой чая. Грэг, как позволял называть себя мужчина, когда мы оставались одни, стал мне ближе родного брата, и мне было за что благодарить его.
  - Ага, ты это Алисе скажи, - толкнула блондина в бок, и поняла, что даже не могу засмеяться. Страх еще копошился где-то в груди, не смотря старания Грэга.
  - Мы расстались вчера, теперь у меня Клэр, - возвестил этот чертов бабник и в миг стал серьезным, - Тай, ты ведь не сбежишь теперь? Тебе полтора года осталось учиться, не губи будущую карьеру.
  - Да куда я денусь, Грэг? - философски спросила я, поднимаясь на ноги, - Останусь, конечно. Вот только не удивляйся, если однажды меня найдут задушенную в кровати.
  С этими словами я уселась на лавку, придвинутую к стене, и начала переплетать растрепавшуюся косу.
   Мои светлые волосы были непозволительно длинны для безопасника, а уж тем более для боевика, но я не хотела их обрезать. Делала хвосты, косы, пучки, выдумывала любые прически, лишь бы ни на сантиметр не укоротить густую тяжелую массу. Девушек на нашем факультете было не так уж и много, а потому смысла в послаблениях не было. Хочешь длинные волосы - пожалуйста, но следить за ними никто не будет. Если тебя во время боя схватят за косу или подпалят их - твои проблемы. На первом курсе многие девушки пожертвовали своим богатством, безжалостно обрезая волосы чуть ли не обычными ножницами. Так что сейчас я была единственным длинноволосым боевиком.
  - Не хочешь посвятить своего мастера в подробности?
  - Нет, не хочу, - оборвала наставника, перевязывая лентой косу.
  Грэг открыл рот, чтобы что-то сказать, но вновь взмывшая сирена оборвала его. "Всем боевикам прибыть в кабинет ректора" - выл женский голос. Мы с деканом, дружно матерясь искали свои мундиры, которые куда-то кинули при входе в зал. Мой нашелся на лавочке, а вот Грэг свой закинул на стойку с оружием, так что в коридор я выбежала первая, уже второй раз на дню на бегу заправляя золотые пуговицы в петли. Наставник нагнал быстро, и мы тут же увеличили скорость, а на лестнице перемахнули чуть ли не через весь проход. Наши уже стекались к кабинету, Грэг тоже хотел сделать последний рывок, но замер, когда я остановилась. Декан вопросительно приподнял брови, но я только мотнула головой в сторону двери, велев идти. Сама же зашла в числе последних, тут же перемещаясь за спину одного из товарищей. Здесь присутствовали только старшие курсы, видимо младшие уже уехали на вечернюю практику, и ректор об этом знал.
  Парня, за которым я пряталась, звали Нил, мы с ним имели довольно ровные отношения, чтобы он тут же не отошел, раскрывая меня. Одногруппник лишь обернулся, кивнул и снова переключил свое внимание на ректора, который, дождавшись всех, магически запер двери.
  - Итак, господа боевики, - спокойно начал мужчина, а я тихо вздрогнула, прижавшись лбом к чужой спине, - сейчас вы меня интересуете, как безопасники. Как я понял, среди учеников существует глава, осуществляющий контроль над остальными? Я прав?
  Ребята покивали и начали расступаться, пытаясь отыскать...меня. Че-е-е-ерт! Нил, который теперь стоял в круге прямо перед ректором, явно чувствовал себя неуютно.
  - Нилиан? - спросил ректор, явно считывая имя с нагрудной нашивки. Парень громко сглотнул и, приняв важное решение, сделал шаг в сторону. Вот понимает же, что я его убью потом...
  - Таисия? - хрипло вопросил мужчина, приподнимаясь из-за стола.
  - Так точно, - угрюмо произнесла я, кинув обреченный взгляд на Грэга.
   Наставник понял все верно, а потому, резко подскочив, начал выгонять всех из кабинета, не интересуясь мнением ректора на этот счет. Удивленные ученики молча покидали кабинет, лишившийся вдруг магической защиты. Задавать вопросы не в духе боевиков, поэтому все упорно глушили в себе любопытство.
  - Таисия, - мрачно подтвердил Дамир, когда в кабинете нас осталось только трое, и опустился на стул, - ну здравствуй, кара моя небесная.
  - Здравствуй, ужас моих ночей, - тихо отозвалась я, присаживаясь в реверансе, чего не делала, признаться, уже четыре года.
  - Как твои родители допустили... - мой личный кошмар чуть ли не плевался, но все еще удерживал беседу в мирном русле. Напряжение, тонкими нитями охватывающие нас двоих, казалось вот-вот лопнет, обдавая нас нестерпимым жаром былых дней. Мои руки снова, как и много лет назад, покрылись ледяной корочкой, причиняя нестерпимую боль, но я, как и тогда, только крепче сжала зубы и попыталась навесить на лицо улыбку. Ректор ничего и не заметил...
  А вот Дамир обратил внимание и кинулся ко мне, но был остановлен одним секундным взглядом - на дольше я не решилась оторваться от черных глаз Дамира Теорисского.
  - Я рада, что вы живы, - нашла в себе вежливость кивнуть, не обратив внимание на выпад про родителей. Наверняка ведь знает, что теперь у меня нет родителей, нет имени рода...да ничего, по сути, нет. И все из-за него.
  - Все еще плохо врешь, - парировал мужчина. Еще секунду мы смотрели друг другу глаза: лед в тьму, а после он наконец вымолвил, - раз ты здесь лучшая, значит нам предстоит долгое сотрудничество...
  - Предлагаешь забыть все, что было?
  - На время, - подтвердил он, и я почувствовала, как меня отпускает. Холодные капли воды каплями падали с пальцев, а боль медленно перетекала куда-то вниз живота, как и всегда, когда я использовала чужую мне стихию.
  Лед. Вечная мерзлячка, я дико ненавидела холод, зиму, лед... И все-таки оказалась прикована к ледяной магии, не имя возможности коснуться родной стихии, ощущая ее за тонкой, но такой крепкой прозрачной стеной из застывшей воды. Виноват. Да, Дамир действительно был виноват, как, в прочем, и я.
  - Не ожидал, что твоей стихией окажется лед. А уж тем более не ожидал, что такая хрупкая леди, какой была ты, окажется на факультете боевиков.
  - Вы правильно сказали "была", - снова пропускаю болезненные слова ректора мимо ушей, чтобы не дай бог не скатиться в ссору, которую, боюсь, не смогу пережить.
  - Извините, но может мы о делах поговорим? - "ненавязчиво" влез Грэг, чувствуя мое настроение.
  -Да, пожалуй. Ты должен простить нас, Грэгори, мы с Таисией старые....знакомые, которые очень долго не виделись!
  - И если бы не судьба, не виделись еще столько же, ага - простодушно заметил наставник, усаживаясь в удобное кресло перед ректорским столом. Устав столбом стоять в центре комнаты, я последовала его примеру. Привычно закинув ногу на ногу, вдруг осознала, что форменные брюки слишком узкие, а сапоги на небольшом каблуке делают ногу длиннее и тоньше, соблазнительнее. Стало стыдно, я даже покраснела под издевательским взглядом Дамира.
   Дамир Теорисский.
  Девочка изменилась. И куда только девалась та маленькая тоненькая девственница, краснеющая от любого слова? Почему теперь большие глаза смотрят с ненавистью и страхом?
  Глухая злоба клокотала в груди, но я старательно гнал ее от себя, стараясь казаться равнодушным. Сейчас эта девушка нужна мне прежде всего, как профессионал, а об остальном и думать не стоит. В слишком печальном состоянии досталась мне академия, чтобы сейчас рушить все планы по ее улучшению ради желания мести.
  Таисия. Как весело звучало это имя, когда его обладательница была глупым ребенком, как сладко ощущалось на языке, когда она была запретным плодом, как томно скатывалось с губ во время тайных прогулок, и как стало горчить после....
  Красавица - самое точное определение для этой девушки. Худые плечи, тонкая талия, грудь, плотно перетянутая бинтом, как требовали того требования к боевичкам, длинные ноги. И эти голубые глаза, которые, как и четыре с половиной года назад, заглядывают прямо в душу, только вот тогда они согревали и одновременно заставляли устыдиться, а сейчас... кажется, будь ее воля, она бы лично закопала мое тело, можно даже не совсем мертвое. Все такая же ранимая и хрупкая, словно фарфоровая статуэтка, но в тоже время острая, как мой клинок.
  - Нам нужно создать отдельный факультет для безопасников, - сообщил то, зачем собственно искал лучшего ученика-безопасника в школе.
  - Весь четвертый курс выбрал направление "Беззопасноть" приоритетным, - отчиталась девушка, наклоняясь чуть вперед. Тут же слетел весь налет, оставляя передо мной будущую профессионалку и мастера своего дела.
  -Этого мало, - покачал головой.
  - Можем привлечь второкурсников. Им это, кажется, интересно. А на следующий год объявить отдельный набор, - внесла предложение малышка.
   - Про новый набор я уже думал, - соглашаюсь, хотя в душе поднимается иррациональная обида, что она тоже додумалась, - а вот что касается второгодников... тогда у нас не будет двух курсов (считая ваш, четвертый) на факультете боевиков! - торжествую, уел-таки. Хотя это смешно, обставил маленькую девчонку и радуюсь.
  - Вы идиот? - ласково уточнила Таисия, странно поглядывая на меня. Грэг, до этого спокойно сидевший, вдруг начал барабанить пальцами по деревянному подлокотнику, явно пытаясь привлечь внимание своей подопечной.
  - Вспомни с кем разговариваешь, шл....- начал было я, но тут же захлопнул рот, понимая. что не только перехожу на личности, но и говорю откровенную чушь. Девственница. Все еще девственница, хотя, помнится, Кларисса утверждала обратное.
  - Ну что же вы, уважаемый глава академии, замолчали? Договаривайте. Шлюха - кажется, вы это хотели сказать? Тогда прошу меня извинить, не думаю, что шлюха достаточно компетентна в вопросах безопасности нашей академии, а так же в вопросах разделения факультетов. Разрешите идти, - выдала малышка и, не дожидаясь ответа, удалилась. Надо отдать ей должное, дверью Тая не хлопнула, но полностью заледеневшая ручка упала на ковер, как только леди покинула нашу компанию.
  Под осуждающим взглядом Грэга понял, что действительно переборщил. Да я и сам понял, что надавил на больное, но не думал, что она настолько обидчива. Хотя... стоило ожидать, что такая мерзкая тварь, как Таисия, окажется еще и хорошей актрисой.
  - Она имела ввиду, что на втором курсе боевого факультета перебор учеников, мы вынуждены были сделать четыре группы второкурсников, вместо двух положенных. И я, как и Таисия, считаем, что вы должны были это знать...уважаемый ректор, - поднимаясь сообщил Грэг, глядя на меня почти с таким же холодом, что и Тая. - А теперь прошу меня извинить, я тоже вынужден удалиться.
  - Передайте ей мои извинения, мне не следовало переходить на личности, - тихо попросил, когда декан боевиков и безопасников в одном лице подошел к двери, но мужчине удалось удивить меня:
  - Нет, вы накосячили - вам и извиняться. И знаете...лучше вам извиниться не за переход на личности, а за клевету, свою раздражительность и желательно за свое поведение.
  - Что вы знаете? - о нет, только не говори, что эта болтливая девчонка рассказала тебе историю нашего знакомства.
  - Ничего, кроме того, что вы уже встречались. А еще я знаю то, что она боится и ненавидит вас до одури.
  - Это все?
  - Ну, это и еще тот факт, что в академию ее доставили больную, с тяжелыми травмами, которые она получила на подпольном рынке.
  Грэг ушел, оставив последнее слово за собой, а мне предстояло подумать...
   Глава 2. Если прошлое настигло, притворись соседом сверху.
  Таисия.
  Три часа ночи! Вот самое время для извинений! Вы со мной не согласны? Если честно, до сего момента я тоже считала, что это не самый подходящий момент, но пьяный в дым Дамир попытался убедить меня в обратном. И знаете, у него почти получилось.
  Итак, три часа ночи. Я - естественно - сплю, но мой чуткий сон прерывает стук в окно. Привычная к ночным вылазкам и постоянным тревогам, я первым делом достала оружие, после открыла дверь, и только стоя перед пустым коридором, осознала, что происходит. Поворачивалась медленно, ожидая увидеть все что угодно, кроме стоящего на парапете ректора, который в одной руке держал бутылку, а другой огромный фаербол. Надеюсь, он не в меня собрался метнуть эту игрушку?
  Медленно подхожу в окно, готовая в любой момент отпрыгнуть в сторону, открываю створки и впускаю Дамира, который тут же вопросил:
  - На кого войной пойдем?
  У меня был шок. Дамир никогда не пил! Даже на балах он превращал свои вина в морс, а коктейли в сладкую воду, дома же пил исключительно кофе... так что же стало с ним на войне, что он стал напиваться. Уговорить его убрать шар, оказалось делом непростым, но я справилась. Не думать о своей обиде - еще сложнее, потому что в голове тут же встало минимум десять вариантов, с помощью которых я смогу избавиться от пьяного Дами.
  - Чего явился? - грубо уточнила, как только мужчина, лишившийся с моей помощью бутылки, уселся в кресло.
  - Извиняться, - вдруг серьезно выдал он, глядя на меня совершенно трезвыми глазами. Он плавным быстрым движением наклонился вперед и сложил руки в замок. В свете торшера, который рассеивал не рассеивал темноту в комнате, а только освещал только маленький кружок, в который как раз входило кресло.
  - Ты опоздал на четыре года, - прошелестела, отворачиваясь и понимая, что меня опять обманули. Горькое чувство обиды, жившее во мне все это время и тщательно запрятанное в самые глубины моего сердца, вдруг снова ожило, закопошилось...
  - За то я извиняться ну буду, - с прямым таким намеком.
  - Я тоже! Убирайся! - зашипела змеей, скидывая с руки ледяные чешуйки - признак ярких эмоций, причиняющих боль. За все время моей учебы в академии лишь три раза мои руки покрывались льдом и все три раза я падала в обморок от боли. Но сейчас упрямство позволило мне сжать зубы и перетерпеть.
  - Прекрасно, - зло сообщил ректор, недовольный моим ответом, - ты меня выслушаешь, и я уйду.
  - Слушаю.
  Пожалуйста, быстрее. Уходи, уходи скорее.
  - Приношу свои извинения за свое неподобающее поведение сегодня. Я признаю, что чуть не оклеветал тебя, но рад, что сумел во время замолчать. Надеюсь, что моя оплошность не отразиться на наших дальнейших РАБОЧИХ отношениях.
  О да, ты всегда "умел" признавать, что не прав. Но вступать в полемику я сейчас была не намерена, а потому:
  - Я вас услышала, лорд Тиорисский. А теперь, пожалуйста, убирайтесь.
  Ректор, на самом деле не нуждающийся в мое прощении, только издевательски хмыкнул и, дождавшись пока я обернусь, открыл портал, перемещаясь куда-то. А вот прийти так было нельзя? Надо было лезть в самое высокое окно Западной башни, словно средневековый рыцарь?
  К сожалению, эта мысль была последняя, так как я все же упала в обморок, прямо на потертый серый ковер, уже не увидев, что перенесся Дамир на тот самый парапет.
  ***
  Проснулась я все на том же коврике, голова неимоверно трещала, а над головой мини-оркестр играл похоронный марш. Раньше мне нравилась магия нашей академии: каждое утро в шесть утра (у гражданских магов чуть позднее) над кроватями учеников появлялись маленькие эфемерный музыкальные инструменты и играли музыку, подходящую под настроение. Не знаю, как магия могла определять настроение еще спящих людей, но ошибок не было никогда. Кроме, пожалуй, сегодняшнего дня. Да, похоронный марш пришелся как нельзя кстати, но вот лучше бы его не было вовсе. С трудом подняв руку, развеяла оркестр.
  Холодная вода не принесла бодрости, только ухудшила настроение, поэтому на зарядку явилась в самом младшем расположении духа. Профессор Грэдис, заметив мой мрачны настрой, поставил меня в конец колонны, надеясь тем самым обезопасить всех остальных учеников. Марш-бросок прошел хорошо, а вот моего спарринг партнера пришлось вести в больничное крыло. Слава богу, эту почетную миссию поручили не мне. Несчастного пятикурсника тащили его верные соратники.
  Возвращаясь в общежитие, мы, как всегда, встретили всю остальную академию, следующую на упрощенную версию зарядки. Они изображали из себя несчастных зомби, за что всегда удостаивались презрительных взглядов боевиков. Слабаки! Встают на два часа позднее нас, нагрузки меньше, бегают всего километр, спаррингов нет, но они все рано жалуются!
  Первые три урока прошли в забытии, слабость пригибала меня к парте, но я заставляла себя слушать, писать и даже что-то запоминать. Спасибо учителям, которые во время опросов тактично пропускали меня, а уж профессор Крипта, преподающая "тактику ведения боя" и вовсе сделала вид, что не заметила, как я уснула.
  На перерыве вместо столовой я направилась в кабинет ректора, вызванная опять же сиреной. Вот не понимаю я Дамира и его желание видеть меня чаще. Со всеми вопросами, которые ему необходимо решить, справился бы Грэг или мой заместитель. Так почему он упорно мучает именно меня?
  Одно радует: ректору хватило ума не оставаться со мной наедине. Наставник окинул меня цепким взглядом, как только я переступила порог кабинете. Видевший меня и раньше в таком состоянии, он тут же подлетел ко мне и под предлогом "пожелания доброго дня" передал немного силы.
   Знаете, передача силы - интимный процесс. Для человека, который ее отдает - это акт доверия, а для принимающего - удовольствие на грани боли. Чужая магия усваивается очень тяжело, но ты чувствуешь, как она струится по венам, ласкает все твое тело и оседает где-то в грудной клетке теплым комком. Ты как будто оживаешь, почти физически ощущая, как наливается цветом бледная кожа, исчезают синяки под глазами...
  Я благодарно кивнула наставнику и поспешила к креслу, ибо магия магией, а физически я тоже истощена. Дамир, конечно же все заметивший, неодобрительно покачал головой, но говорить ничего не стал. Он терпеливо дождался, пока мы устроимся и заговорил:
  - Что касательно вчерашнего вопроса, - понятно, приветствовать нас никто не будет! - группа 2-Б будет переведена на факультет Безопасности, новый декан которого прибудет в пятницу.
  - Извините, а если меня старый устраивает? - тихо спросила я, полностью уверенная в поддержке Грэга.
  - Меня, как не странно, старый тоже устраивает! - сообщил, собственно, сам "старый" декан, который имел под покровительством два факультета: безопасников и боевиков, - а еще меня устраивает его зарплата.
  - Что поделать, всем придется чем-то жертвовать, - ответил Дамир, глядя почему-то исключительно на меня. Намек был понят, но не принят. Не только ему пришлось чем-то пожертвовать, так что виноватой я себя не чувствовала.
  - А наш курс?
  - Вы так и будете совмещать, - вот теперь его улыбка стала запредельной.
   Ясно, мы решили оскотиниться окончательно, делая нас "исключительными" учениками, то есть нам придется писать два диплома, два раза ездить на практику...ууууу!
  - Как боевики вы поедете на практику этой весной, а как безопасники - перед дипломом, - подтвердил мои опасения Дамир, опуская глаза и начиная листать какие-то бумажки.
  - Тая, не замерзай! - достаточно громко воскликнул Грэг, привлекая мое внимание. И только в этот момент я поняла, что пальцы мои снова начали заледеневать, а после вчерашнего это было действительно чревато. Не могу совладать с собой, чувствуя, что продолжаю покрываться коркой льда, а сознание снова начинает медленно уплывать. Черт! Неужели мне теперь достаточно такой малости, чтобы выйти из себя.
  Последнее, что я услышала, было:
  - Значит, вчера она не притворялась....
   Дамир Теорисский.
  Девчонка медленно опустилась на ковер. Кожа ее в свете солнца и двух ламп казалась совсем белой, с голубым отливом, сквозь которую ярко проступали синие вены. Перед нами лежала ледяная кукла, опустошенная, изможденная, болезненно худая, с заострившимися чертами лица.
  Грэгори кинул меня злой взгляд и бросился к Таисии, одновременно вызывая лекаря. Я тоже поспешил к ней, чтобы понять, что происходит. Пульс едва-едва бился, она дышала с трудом... и сейчас, такая вот жалкая, она воскрешала во мне старые чувства, желание защищать и быть рядом. Все то, что порочного было во мне и, казалось давно похоронено, снова встало перед глазами. Следом поднялась волна дикой ненависти, но сейчас действительно было не до этого, поэтому я просто подхватил свой ночной кошмар на руки и потащил в больничное крыло.
  С лекарем, спешившим в мой кабинет, мы столкнулись в коридоре. Увидев мою ношу, мужчина озабоченно покачал головой и уставился почему-то на Грэгори, следовавшего за мной по пятам:
  - Что, опять? - несколько раздраженно спросил мужчина в белом халате, а потом, велев нам поторопиться, на ходу продолжил распекать декана Боевого факультета, - я же вам говорил, что однажды эти срывы могут ее убить! Совсем не бережете девчонку!
  - Это ее второй срыв за сутки, - тихо отозвался мужчина из-за моей спины, чем вызвал чуть ли не панический ужас разом ускорившегося врача.
  - Вы с ума сошли! Немедленно в лазарет! Быстрее!!
  Ну я и открыл портал у него на пути. Зачем я это сделал, спрашивается? Не ожидавший подставы лекарь выпал по ту сторону портала, зацепился обо что-то и с диким воплем грохнулся на пол, зацепив с собой, как выяснилось, шкафчик с инструментами.
  Короче, к лечению Таисии он приступил с самым зверским выражением лица и громадным синяком на оном.
  Спустя два с половиной часа и тонны влитых сил Таисия лежала в лазарете, все еще не приходя в сознание. А мы с доктором и Грэгори сидели вокруг нее в креслах, попивая восстанавливающий отвар. Руки декана боевиков мелко дрожали, он был, казалось, бледнее девчонки. Грэг мутными глазами то и дело оглядывал помещение, будто надеясь найти тут что-то новое... Мы не удивлялись, ведь больше всего отдал именно он, а значит и пострадал сильнее. Интересно, почему он так переживает за Таис? Чувства? Нет, не думаю, смотрел он на нее скорее, как на сестру. Так что же?
  Доктор тер виски, иногда неодобрительно косился на меня, так как теперь точно знал, кто виноват в состоянии больной.
  - Объясните, что за приступы, - шепотом приказал я, откидываясь на спинку кресла и делая маленький глоток восстанавливающего вина.
  - Может... не здесь? - отрешенно предложил Грэгори, кивнув быстрый взгляд в направлении постели, - К тому же, я не думаю, что Таисия хотела бы...
  - Она моя ученица, - непреклонно заявил я, - мне решать, что знать о ней, а что нет!
  - Грэг, он прав, - лекарь неожиданно встал на мою сторону. Невысокий полный старикашка в белом халате, так похожий на сумасшедшего, подскочил с кресла и стал наматывать круги, - в конце концов случай действительно неординарный.
  - Он ее исключит! - воскликнул Грэг, тоже подскакивая, но тут же опускаясь обратно на мягкое сиденье, - как вы не понимаете! - уже тише, но не менее эмоционально продолжил он, но видя, что лекарь не собирается его слушать, уронил лицо в ладони и замолчал.
  - Говорите, - начал звереть я, чувствуя, что от меня скрывают что-то важное.
  - Девочка... нестабильна, - начал доктор, тщательно подбирая слова и старательно отводя взгляд. Сделав еще пару шагов, он всплеснул руками, будто не зная, куда их девать, и снова поспешил к креслу, чтобы тяжелым мешком упасть в него. - Ее дар... Мы не знаем, она не говорил, что произошло, тщательно все скрывала....
  - Да говорите уже! Рубите! - глухо попросил Грэгори.
  - Лед - это не ее стихия! - испуганно воскликнул доктор, вываливая правду разом.
   Глава 3. НЕдопонимания, НЕдомогания, НЕ.... прибить бы эту заразу!
  Дамир Тиоресский.
  Магия человека всегда однородна, почти неизменна и очень хрупка. Сильнее всех магия боевиков, некромантов и ведьм, а самая "правильная", конечно, у природников и стихийников.
  На самом деле существует только три типа магии: "стихийная", "темная" и "общая". У людей, обладающих последним даром, выбор профессий довольно минимален: либо боевик, либо безопасник. Темные маги тоже ограничены в своих возможностях: мужчины- некроманты, женщины - ведьмы. Куда как интереснее стихийники, способные поступить на любой факультет и освоить любую стезю, вот только чаще всего они развивают данную им стихию и ограничиваются этим.
  В нашей академии только три стихийника учатся на Боевом факультете, еще две на "Работе с людьми", и один юноша заканчивает обучение по направлению "Некромантия", а все остальные распределились между одноименным факультетом и факультетом "Природа", где трудятся в основном маги, владеющие землей и водой. И из всех ребят только пятеро владеют двумя стихиями.
   Так что мне была действительно непонятна фраза "не ее стихия". Как стихия, данная с рождения может не принадлежать магу? Да, я удивился, что Таисия, в которой я явно чувствовал огонь четыре года назад, вдруг оказалась боевым магом, но... и такое бывает.
  - Говорите, - потребовал, видя, как еще сильнее бледнеет Грэгори.
  - Мы не знаем, что произошло с Таисией, но ее родная стихия поменяла свое направление, - пустился в объяснения доктор, который уже чуть-чуть отошел от испуга и нервного волнения, - изначально в ней зачатки стихийника, притом довольно сильного. Но, что самое удивительное, она обладает двумя стихиями, противоположными и почти не сочетаемыми: огнем и водой.
  - Пять лет назад она подавала документы на факультет стихийников, - убито сообщил Грэг, вдруг будто что-то решая для себя. Он медленно встал и подошел к окну, вглядываясь в позднюю осень за прозрачным стеклом. Доктор тактично замолчал, позволяя говорить наставнику, руки которого мелко дрожали, - А четыре года назад ее привел старый ректор...вернее, принес. Израненную, худую, совсем непохожую на ту веселую девочку, которая приходила на вступительные испытания. Мы, признаться, сразу и не узнали Тисию, лишь потом... по документам. Огонь, который только-только начинал просыпаться в ней пропал! - голос декана сел, а под конец он и вовсе перешел на шепот.
  - Грэгори не совсем прав, - куда как спокойнее заговорил лекарь, подходя к Тае и проверяя ее пульс.
  - Огонь Таисии не пропал, а замкнулся, говоря медицинским языком. При сильных потрясениях магия может либо поменять свою природу, либо замкнуться, превращаясь ноющий комок в груди. С нашей девочкой произошло и то, и другое. Ее вода стала льдом, а огонь замкнулся. И теперь, каждый раз используя магию, она чувствует боль, будто пользуется чужой стихией.... Нет, не так. С одной стороны она пользуется своей изменившейся магией, но проблема не в этом. Если бы ее огонь остался при ней, то все было бы прекрасно, и нам пришлось бы лечить только психологические расстройства. Маги огня очень теплолюбивые люби, вспыльчивые, но добрые, всегда готовые прийти на помощь, они согревают своим теплом всех вокруг, а Таисия, лишившись этого внутреннего огня, который жил в ее груди с рождения, "замерзает". Вы, наверное, видели, как ее руки покрываются льдом?
   А я... Это ведь из-за меня она лишилась самого дорогого для мага. Я лишил ее магии, лишил мечты. Ведь помню, как сильно она хотела стать стихийником, как часто сидела в библиотеке обложившись книгами, порой жертвуя балами и другими милыми развлечениями юных леди, чтобы успеть и позаниматься, и побыть со мной. У нее, кажется, до сих пор остались мои книги....
  Я не могу простить Таисию, но теперь понимаю, пожалуй, что ей тоже есть за что меня не прощать. Значит, пока мы не научимся забывать про наше прошлое, не сможем нормально общаться. Слишком велика боль, слишком велик урон, причиненный друг другу.
  - Да, видел, - хрипло сообщил я, не смея отвести взгляд от лежащей на кровати Таи.
  А перед глазами стояла совсем другая картина. Маленькая тоненькая Таисия, стоящая посреди библиотеки в очаровательном голубом сарафане, подчеркивающим ее фигурку... и ее взгляд - взгляд преданного человека, взгляд полный боли, отчаяния и злости; и руки, покрытые тонкой корочкой льда, так сочетающиеся с сарафаном и льдисто-голубыми глазами, которые раньше были серыми.
   И сразу же следующее воспоминание: разом покрывшиеся снежным узором стекла, книги, разлетевшаяся на кусочки ручка двери, закрывшейся за девушкой, и глаза..уже другие, зеленый злые-злые.
  Чувство вины прошло сразу же, сменившись дикой ненавистью. Не хотелось теперь слушать ни доктора, ни Грэга, но кто ж меня спросит!
  - Это медленно убивает. Нагрузка на сердце колоссальная! Любые сильные потрясения просто вымораживают ее изнутри и снаружи. В один "прекрасный" момент она не выдержит... - изливал душу доктор, а мне хотелось этого! Хотелось, чтобы не выдержало! Я ушел. Буркнул, что ничего не буду предпринимать, чтобы успокоить Грэга, и ушел.
  
   Таисия.
   Это был мой третий бал.
   Светлое платье, открывающее хрупкие бледные плечи, плотно облегающее талию; высокая прическа, длинные серьги... И моя особа гордость - маленькая записная книжка, где уже расписаны все танцы. Довольно неплохо для юной девушки, которой скоро исполнится семнадцать лет. Я крепко прижималась к руке своего кавалера, потому что ноги в новых туфлях болели нещадно. Вежливая улыбка не сходила с лица, хотя в голове крутились такие проклятия, о который, наверное, неизвестно даже портовым грузчикам. Я томно обмахивалась веером, тихо смеялась, определяя по глазам собеседника, что настал момент шутки.
   Признаться, больше всего мне хотелось оказаться дома с книгой, потому что предстояло еще очень многое выучить перед поступлением в магакадемию. Родители были совершенно против затеи одаренной дочери, а потому старались показать мне светскую жизнь во всей красе, надеясь, что я поменяю свое решение. Не будь у меня дара, моя судьба была бы предрешена: брак по договору, скучный муж, богатый дом - золотая клетка, дети. Увы, не такой жизни я себе хотела, а потому, получив возможность, собиралась использовать свой шанс, не взирая на родителей или неодобрение общества. Но мама упорно продолжала отнимать мое время, выделенное на учебу, различными домашними делами, а также балами, светскими раутами, нудными обедами и ужинами в различных "почтенных" семьях, имеющих богатых наследников.
   Вот и сейчас, ничего не подозревающий юноша активно пытался меня "соблазнить" удачно перспективой. А я переглядывалась с человеком в другом конце зала. Смеющиеся добрые голубые глаза, залихватский прищур глаз... Манерно поправляю волосы, подражая светской львице, надуваю губки и, крепче прижавшись к своему кавалеру, требую у него принести мне попить, краем глаза наблюдая за чужой реакцией. Да, смеется! Мой кавалер отходит, поцеловав мне руку, и я тут же быстрым шагом следую к стене, теряясь среди пестрой толпы.
   До него остается всего лишь пара метров, несколько людей... И я опускаю глаза, не смея ответить на влюбленный взгляд. Он протягивает мне руку, я в ответ тяну свою.
   - Таисия! - зовет мама, стоящая за моей спиной. Закатываю глаза, снова вызывая усмешку, пусть и грустную.
  - Да, мама, - разворачиваюсь, навешивая на лицо вежливую улыбку. Рядом с родителями стоит надутая сестра и высокий молодой человек, пристально изучающий меня. Широкие плечи, узкая талия, длинные ноги. И породистое загорелое лицо, смешинки в темных глазах в противовес плотно сжатым строгим губам.
   - Таисия, ты помнишь Дамира? Вы часто играли в детстве, - щебечет мама, незаметно подмигивая. Конечно, еще более желанный приз - богатый молодой человек, к тому же семья Тиоресских имеет поместье по соседству, что является очень важным фактом для моих родителей. А то, что он старше меня на шесть лет, это и вовсе великолепно! Все эти мысли я прочитала на счастливом лице матери и чуть не сморщилась. - Дамир закончил военную академию и вернулся на родину.
   - Совсем не надолго, - скупо улыбнулся мужчина, - я служу при Дворе, смог вырваться лишь на пару месяцев.
   Благосклонно киваю и тут же перевожу взгляд на распорядителя, готового объявить следующий танец. В зале замечаю моего следующего кавалера, направляющегося в нашу сторону.
   - Очень рада снова встретиться, - кивнула Дамиру, - но сейчас я вынуждена вас покинуть.
   - А мне вы позволите пригласить вас на танец? - соблазнительно улыбается мужчина, чуть наклоняясь ко мне. Сестра зло сверкает глазами, будто прожигая меня насквозь.
   - Не сегодня. У меня расписаны уже все танцы, - с этими словами вкладываю руку в ладонь подошедшего юноши, краем глаза отмечая, что он ни в какое сравнение не идет с Дамиром. И мой старый знакомый тоже это замечает, насмешливо улыбается, чем вызывает скорее мое раздражение. Кивнув на прощание, поскорее увожу своего партнера. Но вдруг вслед летит:
   - Если один из ваших кавалеров вдруг не сможет танцевать или откажется, тогда обещайте, что подарите мне этот танец. Или эти танцы. - И голос жесткий, не терпящий возражений, хотя и обманчиво мягкий тон. Мед со стрихнином.
   - Обещаю, - бросаю, не оборачиваясь, и теперь уже точно ухожу.
   Спустя два танца Дамир находит меня у стола с напитками и, сияя как начищенный чайник, сообщает, что следующие три танца принадлежат ему. А на мою приподнятую бровь и вопрос о пропавших кавалерах, отвечает:
  - Майлз был вынужден срочно уехать, у него, кажется, затопило подвал и первый этаж дома. Юзир отказался...без объяснения причин. А Крайсер слишком мокрый для танцев.
   - Только не говорите, что выстирали его в фонтане! - воскликнула я, искренне обеспокоенная, - там же были редкие рыбы!
   - Знаю, - улыбнулся этот подлец, - поэтому искупал его во рве. Не переживайте, крокодилы там были не особо редкие, но если с одним из них что-нибудь случится, я обещаю найти для хозяина нового.
   - Знаете, Крайсер в своем роде тоже редкость. Он единственный наследник рода.
   - Думаю, что крокодилы оценят его по достоинству и со всеми почестями сопроводят на берег.
   И да, следующие три танца я протанцевала с ним, односложно отбивая все попытки заговорить. К чести Дамира стоит отметить, что он не пытался прижать меня ближе, не наступал на ноги - был идеальным партнером. Отпустил меня он тоже вполне мирно. Правда вернулся через минуту и торжественно сообщил, что все оставшиеся пять партнеров тоже не смогут танцевать. Выражение его лица было несколько кровожадным, и я намекнула, что нехорошо пользоваться своими талантами боевого мага. Но и на это у Дамира ответ нашелся (я вообще заметила, что ответ у него находился на все):
   - Вы слишком плохого мнения обо мне, Таисия. Я пользовался лишь своим даром убеждения.
   - Ага, - не попалась я, - и сильными руками.
   - И ими! - не стал спорить молодой человек, уводя меня в центр зала.
   А вечером я обнаружила на своем столе белую розу с обрезанными шипами, к стеблю которой была бережно привязана записка: "Я лучше, чем кажусь.. наверное". *****
   Очнулась я в лазарете и долго не могла понять, как оказалась здесь. Память возвращалась толчками, каждый из которых разрывал черепную коробку новой порцией боли. Меня тошнило от чужой магии, и знобило от своей. Адский коктейль, кстати.
   - Мы рассказали все Дамиру, - откуда-то справа раздался голос Грэга. Повернув голову, узрела бледного наставника с черными кругами под глазами.
   - Ммм... - не осознал мой мозг информацию.
   -Ты не переживай! - истолковал мое мычание по-своему учитель, - он обещал, что не будет ничего предпринимать, так что никто тебя не выгонит! Наверное, это хорошо, что я испугаться не успела, а то опять бы им пришлось меня магией накачивать. Боюсь, что еще одного такого "переливания" я просто не переживу.
   "Рядом с Дамиром оно тебе обеспеченно!" - ехидно сообщило подсознание, от которого отмахнуться я не смогла. Мысль здравая: старый знакомый все равно доведет меня до ручки в один "прекрасный" момент. И тогда...прощай Таисия! Наставник, наворачивающий круги около моей кровати, поглядывал на меня с каким-то отчаянием, пугая своим видом. Он почти рычал, болезненно заламывал дрожащие руки и явно думал о чем-то нерадостном.
   - Ты не перенесешь еще одного выброса, - почти истерично проговорил всегда веселый уверенный в себе наставник, вторя моим мыслям. Перед тем как ответить, я с трудом потянулась к тумбе и взяла стакан воды, сделала пару глотков. Отставив пустую посуду, тяжело вздохнула и, наконец, подтвердила:
   - Не перенесу.
   Нервы Грега не выдержали. Он подлетел к тумбе, схватил ни в чем неповинный стакан и со всей силы швырнул его в стену. И видимо, когда осколки стекла посыпались на пол, в голове декана что-то щелкнуло. Подпрыгнув на месте, он вдруг развернулся и выбежал из палаты, оставив меня озадаченно хмуриться ему вслед.
   Умру. Наверное, так чувствуют себя люди, когда узнают о своей смертельной болезни. С той разницей, что за свою жизнь мне не хотелось сражаться. Четыре года назад я перестала воспринимать смерть, как нечто страшное. "Умру и умру, - думалось мне - нет и нет". Именно поэтому я всегда бесстрашно шла впереди всей группы на испытаниях, встречая различные опасности широкой улыбкой и комком магии.
   Стоит жить дальше. Я и буду. Избегать, как возможно, Дамира, учиться, а после... У всех есть долги, которые стоит раздать, вот после академии я этим и займусь. Моя жизнь будет настолько длинной, насколько я захочу.
  
   Дамир Тиоресский.
  Спустя неделю после "срыва" Таисии в дверь моего кабинета раздался долгожданный стук. Довольно улыбнувшись, я велел гостю входить, поднимаясь, чтобы поприветствовать старого друга.
  - Виктор, - улыбнулся, разводя руки для объятий. Мужчины тоже бывают сентиментальны, особенно с друзьями. С Виктором мы были знакомы с военно академии, прошли вместе войну и не потеряли связи. Лишь один сложный период моей жизни не коснулся Виктора, и слава Вечному.
   - Дамир, давно не виделись! - Счастливо воскликнул друг, обнимая меня и тут же отстраняясь, позволяя рассмотреть его и рассматривая меня. Что ж, война изменила не только вашего покорного слугу. Виктор загорел, возмужал, раздался в плечах. Длинная белая коса, как и у всех представителей северной знати, отросла до талии: тоньше женской, но намного гуще жиденьких мужских косичек имперцев. Синие глаза друга смотрели пристально, понимающе, хотя на губах играла по-детски хитрая улыбка.
   Виктор прибыл не просто так. Уже шесть дней я уговаривал своего товарища занять пост декана факультета Безопасников. Все-таки Грэгу требовалась помощь, он не мог справиться и с Безопасниками, и с Боевиками. И вот вчера друг ответил мне согласием, сказав, что ему все равно нужна подобная должность для важного личного дела. Оформив все необходимые бумаги, я, конечно же, желал узнать, что за "личные дела" могут быть у Виктора, который всю войну проходил с медальоном на груди, где совершенно точно была фотография девушки. И мое любопытство было удовлетворено...к моему неудовольствию:
   - Ох, Дамир! Помнишь, ты пригласил меня в свое имение? - и вот сразу же мне не понравились эти слова печального друга, - Там была девушка. Мы общались немного, но я был совершенно очарован! О, ты не поверишь, я никогда не встречал настолько прекрасных, настолько умных, добрых девушек. Всю войну, как ты знаешь, я жил только ей и вот теперь решил найти.
   - И как же ее зовут? - обреченно спросил я, уже зная ответ.
   - Таисия Мельер, - голубые глаза друга заволокло туманом, на губах расцвела мечтательная улыбка, через секунду превратившаяся в страдальческий оскал, - я должен ее найти, Дамир! Должен!
   - О да, я прям не сомневаюсь, - не сумел сдержать язвительности я, но Виктор не почувствовал моего настроения, продолжив:
   - Я знаю, что она хотела поступить в магическую академию на стихийника. И сейчас, думаю, мне будет проще ее найти, попутешествовав по различным академиям. Ты ведь мне поможешь?
   И такая надежда сквозила в его словах, зажглась в его глазах, что я зло буркнул: "Помогу", и тут же "перевел тему":
   - А сейчас я тебя должен познакомить со старостой твоего факультета.
   - Одна староста на весь факультет? - удивился друг.
   - Твой факультет пока очень мал, мы начнем набор осенью. Староста - ученица четвертого курса, признанный лидер. Сильная личность, кстати. Будет хорошей помощницей тебе, - было не просто признавать очевидные достоинства Таисии, которую я ненавидел, но.. не обладай она этими качествами, вылетела бы из академии в первый же день.
   - Девушка? - еще больше удивился друг, но позволил мне позвать ее в кабинет, усилив голос. И на всю школу разнеслось объявление:
   - Староста факультета Безопасников, пройдите в кабинет ректора. Немедленно!
   Можете мне не верить, но я практически расслышал, как Таисия произнесла себе под нос: "Да чтоб его расплющило!"
   О, появившаяся на моем пороге фурия была прекрасна! Две прядки, скрепленные сзади, удерживали тяжелую массу золотых кудрей, голубые глаза, горящие праведным гневом, тонкий носик, пухлые губы...Вопреки уставу Таисия была чуть-чуть накрашена, ровно настолько, чтобы макияж подчеркивал ее достоинства, а не перекрывал их нелепостью ярких красок. Белый короткий мундир, подчеркивающий хрупкость фигуры, ноги, плотно обтянутые форменными черными штанами, высокие сапоги на небольшом каблучке - форменные, парадные. В целом, она выглядела так, будто я сорвал ее с построения, после которого последует бал. И да, сверившись с расписанием, действительно понимаю, что полчаса назад у четвертого курса было построение.
   И видимо, в ступор впал не я один. Виктор замер ледяной статуей, даже дышал через раз. Взглядом он ощупывал тоненькую фигурку, пытаясь понять, сложить в своем сознании два образа. Друг медленно сделал шаг вперед и хриплым шепотом уточнил: "Таисия?", на что гостья кивнула и, не узнавая, вопросительно приподняла брови, смотря при этом исключительно на меня. Кажется, Виктор ее не особо впечатлил, она не понимала происходящего и ожидала очередной подставы, которая не заставила себя долго ждать. Северный войн в лице моего друга сорвался на бег.
  
  
  Глава 4. Если никто никого не покалечил, значит, где-то таится подвох.
  Таисия.
  День выдался откровенно непростым. Я почти проспала построение, поэтому одеваться пришлось в темпе вальса, а заплетаться по дороге на плац. К счастью, четверг был единственным днем, когда Боевиков освобождали от зарядки, заменяя ее торжественным построением и двумя часами полирования плаца своими ботинками.
  Забытую резинку заменила маленькая заколочка, не сумевшая спасти от строгого взгляда преподавателя. Но, думаю, злился он не из-за прически. Сейчас почти все девушки в академии начали следить за внешним видом, нарушая порой в своем стремлении к прекрасному устав, а все ради того, чтобы понравится молодому и красивому ректору. Такая волна всегда поднималась с приходом новых преподавателей, но и стихала довольно быстро. Поклонницы Грэга, например, не продержались и месяца, так как наставник был суров и каждую "красотку" чуть ли не самостоятельно водил умываться под холодной водой. Так вот, мне кажется, что мистер Уилсон, командующий построением, причислил меня к армии поклонниц ректора.
  Когда до первой пары оставалось полчаса мои однокурсницы решили "помочь" мне, достав из своих сумок косметички. Но, хотя энтузиазма было много, руки у военных дам росли не из того места, поэтому краситься пришлось самой под откровенно угрожающими взглядами подруг. Знала бы, что посреди пары меня вызовут к ректору - погибла бы в смертельной схватке с девчонками, решившими, что макияж мне "ну вот просто необходим!"
  А в кабинете Дамира меня ждал "сюрприз" в виде высокого светловолосого мужчины, которого я тут же окрестила Варваром. Высокий, он казался мне смутно знакомым, но память упорно не желала подкидывать нужный образ. Нахмурилась, пристальнее вглядываясь, пытаясь вспомнить, где видела эти глаза, линию носа, суровые губы...
   И пока я думала, Варвар вдруг шагнул вперед, хрипло прошептав мое имя. Соглашаясь кивнула, а уже через секунду попала в медвежьи объятия. Он закружил меня, приподняв над землей; мои волосы рассыпались по его плечам, отгораживая нас от всего мира, оставляя только смутно знакомое лицо, светящиеся счастьем глаза.
   - Таисия! - воскликнул Варвар, поставив меня на землю. Я же вопросительно глянула на Дамира, вполне объективно надеясь на объяснения. И они не заставили себя ждать.
   - Если ты помнишь, Таисия, моего друга Виктора Северна, то я счастлив сообщить, что он согласился на должность декана факультета Безопасников.
   Виктор! О Всемогущий, только друзей Дамира мне не хватало! Неужели мой "любимый" ректор решил пригласить товарища, чтобы издеваться над мной на пару? Хотя не думаю, что он специально... Ненависть ненавистью, но работу Дами наверняка ставит превыше, слишком уж он ответственный. Не может такой человека пригласить на ответственную должность "по блату". А Виктор профессионал, он тоже закончил военную академию и, наверняка, был на войне.
   Скупо улыбнулась Варвару и получила счастливую улыбку в ответ, что заставило меня снова напрячься. Такое откровенное счастье от встречи со мной...пугало. Синие глаза Виктора просто светились от радости, а губы растягивались в невозможной улыбке.
   - Может поговорим о делах? - прервал наши переглядки Дамир.
  - Да-да! - тут же спохватился Виктор и, схватив меня за руку, потянул к креслам, - Я просто ужасно рад видеть Таисию!
  - Это мы уже поняли, - мрачно отозвался ректор, злобно сверля меня глазами. Северн, кажется, тоже обратил внимание на недовольство друга, но интерпретировал по другому, недовольно нахмурившись. В эту же секунду я вдруг оказалась за широкой спиной Варвара, имея возможность наблюдать всю картину лишь одним глазом.
   - У меня занятия, - пришлось напомнить.
   Наваждение тут же рухнуло, а весь тестостерон, который почти ощущался в воздухе испарился, превращая двух готовых к схватке самцов в просто очень грозных мужчин. Взгляд черных глаз Дамира скользнул по мне, оценивая, сканируя, на губах заиграла ироничная улыбка. Виктор же, стоящий спиной, мгновенно расслабился, даже позволил выйти из-за своей спины, выставляя на обозрение желчного ректора.
   - Кстати, выговор тебе, - лениво отозвался Дамир, откидываясь на спинку стула.
   - За внешний вид? - устало выдохнула, остороженько обходя стороной Виктора и усаживаясь в ближайшее кресло.
   - Именно.
   - Исправлю, - достаю из кармана маленькие резиночки и пытаюсь что-то с собой сделать. Виктор меня напрягает. Вернее напрягает факт, что в последнее время объявилось слишком много старых знакомых, а это - ой как не к добру! Ощущение, будто меня медленно и планомерно загоняют в угол, а я покорно плетусь в него, не замечая красных охотничьих флажков. Кончики пальцев закололо ледяными иглами, но я старательно не обращала на это внимания, заплетая третью тоненькую косичку, которые интересно смотрелись среди распущенных волос, забранных в хвост. Резинкой побольше перехватываю золотую массу, туго обвязываю и, наконец, заканчиваю "сложную" прическу.
   - Таисия, ты же согласишься первое время помогать Виктору? Скажем, провести экскурсию по академии, рассказать о традициях порядках, познакомить с учениками, - Дамир был явно недоволен, но старательно натягивал на губы улыбку.
   - Дамир, - напряженно смотрю в черные глаза, хмурю брови, - ты же понимаешь, что я не переживу второго этапа твоей игры? Притом, "не переживу" - это не метафора.
   С минуту мы молча сверлили друг друга взглядами, после чего ректор мрачно кивнул, а потом открыл верхний ящик своего стола, что-то достал и кинул мне. Браслет. Ледяная змея с ярко-красным камушком глаза, голова не замыкается с хвостом, она чуть наклонена вниз, будто спускаясь на тыльную сторону ладони. И что это?
   - Это экран, - будто читая мои мысли зло поясняет мужчина, сильно удивив меня. Экран - это мощная ментальная защита, создаваемая сильными магами. Этот браслетик сможет защитить меня от слишком сильных переживаний, не ограничивая эмоций. Я смогу злиться, беситься, истерить, не опасаясь при этом за свое здоровье. Нет, все это, конечно, прекрасно, но с чего такая забота? Явно не просто так. И как только я открыла рот, чтобы спросить о подвохе, в диалог вмешался озадаченный Виктор:
   - Дамир, о чем она говорит? Что за игра? - Варвар явно злится, руки сложены на груди, брови нахмурены. Кажется, что еще секунда и он кинется на мою защиту.
   О, вот теперь замерли мы с ректором на пару. Я из-за страха, Дамир, похожу тоже. Неужели он не рассказал своему другу про "ту" историю, а теперь опасается, что это сделаю я? Вот уж нет! лично мне приятнее похоронить события минувших дней, что я и озвучила под облегченный выдох своего ректора.
   - Дамир, - снова попытался настоять на своем Варвар, - я должен знать, это и меня касается.
   Каким боком это я его касается я была не в силах, а потому предпочла промолчать. Такую же линию поведения выбрал и ректор. Поэтому вставала я молча, кивком позвала за собой Виктора, чтобы устроить-таки ему экскурсию по академии, а заодно представить нашей группе и Грэгу. Да, чувствую, что мой наставник будет "счастлив" такому знакомству. Особенно обрадуется, когда узнает, что Виктор - друг Дамира. Как бы в драку не полез, он, конечно, мужчина сильный, но куда ему против Варвара...
   Не знаю, после войны, шел слух, что существовало особое подразделение войнов-магов, "особистов". Правда или нет - никто вам не ответит, но только определенная группа магов получила высокие должности в академиях и при дворе. Вот и остается только гадать да оберегать близкого мне человека от Дамира и Виктора.
  - Таисия, вернись на землю, - улыбнулся Виктор, привлекая к себе внимание.
   - Ммм?
  - Я хотел бы... Знаешь, я хотел бы возобновить наше знакомство, подружиться, - улыбнулся блондин, встряхивая головой.
   - Прости, я не уверена, что готова. Я стараюсь забыть события четырехлетней давности, а вы с Дамиром - живое напоминание, что Судьба любит смеяться над людьми. - Достаточно грубо отозвалась я, вдруг заметив, что начала шагать быстрее, словно стараясь отгородиться от своего спутника.
   Виктор метнулся белой стрелой, и уже через секунду я оказалась прижатой к стене могучим Варваром, который крепко держал меня за плечи и пытливо заглядывал в глаза.
   - Кто тебя обидел? - Практически прорычал он, подтверждая мои мысли, что не все чисто с этим человеком.
  - Я не отвечу. Отпусти!
  - Ох, прости, малышка! - вдруг растерялся Виктор, отступая от меня. Знаете, как забавно выглядит громадный светловолосый шкаф, когда отчаянно краснеет. Признаться, такая картина развеселила меня... Губы дрогнули в улыбке.
   В тоже время в голову снова закрались подозрения. Я метнула в Виктора острый взгляд и почти бегом направилась к ближайшему кабинету, где и проходили наши занятия. Преподаватель кивнул мне и вопросительно поднял бровь, заметив еще одного человека.
   - Можно минутку? - очаровательно улыбнулась я.
   - Да, конечно, мы уже закончили, - не выдержал наставник и, посчитав разговор законченным, уселся за стол, начав перебирать какие-то бумажки. Я же обратилась к группе:
   - Ребята, знакомьтесь. Виктор Северн - декан факультета Безопасности, а следовательно наш новый декан. Сразу хочу сообщить, что Мастер де Рах также остается деканом конкретно нашего курса.
   - Приятно познакомиться, - взял слово Виктор, расправляя плечи и строго оглядывая ребят, - Но начать наше знакомство придется с не очень приятных новостей. Поскольку на новом факультете Безопасников у нас недобор, ваша группа, как и две группы младших курсов, зачисляются на этот факультет автоматически.
   - Тогда почему у нас два декана... Мастер Северн? - спросил кто-то из ребят.
   - Потому что ваша группа будет совмещать. Вы теперь сидите сразу на двух стульях. И в ваших дипломах будут указаны два направления: Безопасность и Боевое. Радуйтесь!
   Само собой бурной радости никто не испытал.
  
  
   Дамир Тиоресский.
   Я стоял у окна кабинета секретарей и мрачно наблюдал за разворачивающейся на стадионе картиной. Группка моих "обожаемых" студентов четвертого курса (думаю, не стоит уточнять почему именно эту группу я успел возвести в ранг своих "любимчиков") стояла напротив Виктора и готовилась к тренировочным боям. Адепты толкали друг друга, смеялись, уверенные в собственной силе, единственные три девушки наматывали на руки бинты, чтобы не пораниться, а сам наставник что-то бодро вещал, то и дело кося на Таисию. Судя по улыбкам, которые девушки кидали на преподавателя, рассказ был явно веселым.
   Веселье вполне ожидаемо было прервано горном, оповещающим о начале занятия, и группа тут же выстроилась в шеренгу без напоминаний своей старосты или, не дай бог, учителя. Строгие лица, прямые спины, отглаженные черные тренировочные костюмы - все как один образцовые студенты-боевики. Мальчики еще несколько стройны и хиловаты, чтобы зваться войнами, мягкое воспитание гражданской школы не превратило их в типичных кадетов Его Величества. Помнится, в их возрасте мы с Виктором уже участвовали в боевых действиях и смело могли хвастаться звездами на погонах и шрамами, принесенными из битв. К сожалению, военных магов-боевиков очень мало, поэтому все нагрузка и ложилась на плечи "особого подразделения". И уже никого не волновал наш возраст, когда вдруг оказывалось, что только мы способны пойти и выполнить задание.
   Как всегда воспоминания о прошлом, отравленном голубоглазой бестией, что сейчас ждала своей очереди на стадионе, вызвали лишь горькую усмешку. Поэтому отогнав мысли, я уселся на подоконник, готовясь наблюдать представление. Виктор, заметивший меня, лишь коротко кивнул, не привлекая внимания адептов. Да они бы и не заметили! Парни увлечены лишь собой, девушки - фигурой Виктора. Правильно говорят, что не только женская красота крепости берет. Тая о чем-то напряженно размышляла, сжимая-разжимая кулаки, будто выполняя какое-то упражнение.
   Первым сделал шаг вперед высокий молодой человек, мрачный, но с поражающей уверенностью в себе. Мда, совсем беда! Юношеский максимализм, самоуверенность - слишком болишие проблемы как для боевиков, так и для безопасников. Но ничего, Виктор быстро решит эту проблему. Парень выбрал классический меч, как и мой друг. Первая шибка - он напряжен, слишком сильно сжимает оружие, лишая себя маневренности, плавности движений, их непредсказуемости. Виктор, как и я, на раз-два просчитывает ученика и наносит удары. Бой набирал обороты, разозлившийся юноша начал забывать о тактике и начинал переть напролом. Идиот!
   И похоже я был не одинок в своих суждениях, потому что Таисия вдруг поморщилась и отрывисто крикнула: "Мозги включи!" (ну, это если читать по губам, интонацию, увы, я не уловил, а потому поспешил открыть окно, чтобы впредь слышать все). И парень действительно замер на секунду, а после чуть расслабил руки и начал действовать медленнее и более расчетливо. Но, увы, этого не спасло, лишь слегка реабилитировало в глазах учителя.
   - Перерыв на минуту! - Бросила Таисия, когда парень, разделанный под орех, повалился на землю. Виктор благосклонно кивнул и отвернулся от учеников, делая вид, что ничего не слышит, хотя, я уверен, ловил каждое слово Таисии, распекающей своего однокурсника: - Малик, что, по твоему, сейчас было? Ты маг-боевик четвертого курса или девочка-одуванчик села Кукуево? Совсем последние мозги пропил? Что, тяжело после ночной гулянки работать не только мышцой, но и мозгом? Так, боевку будешь пересдавать, с учителем я договорюсь и лично буду при этом присутствовать. Еще одна такая лажа - лично подам заявления на твое отчисление, - и тут же почти свела на нет всю свою уничижительную отповедь: - после построения жду на полигоне, будем учиться с тобой пользоваться головой. И поверь, ми-и-и-илый, ты у меня оттуда живым не вылезешь. - На этом разговор с парнем был окончен, злобная фурия повернулась к остальной группе, - Так, давайте думать, кто будет прикрывать позор Малика? Кир, кажется, ты у нас хорошо теорию ведения боя сдал? Покажешь класс?
   - На победу не рассчитывай, - тяжело вздохнул парень, беря двуручник.
   - Хах, даже не пыталась. Народ, ко всем относится, я от вас победы не требую - не та весовая категория противника. Но! На войне никто у нам не позволит выбрать себе противника, привыкайте. Ваша минимальная задача сейчас - не опозориться. Ваша оптимальная задача - ранить противника, само собой, условно и, желательно, смертельно. Справитесь - попрошу учителя боевки поставить по высшему балу. так же подойду к теоретикам, если покажете какую-нибудь выдающуюся тактику боя. Вперед, холопы!
   В глазах группы появился азарт, все начали тщательно выбирать себе оружие, а некоторые, прищурившись, внимательно наблюдали за Виктором, пытаясь найти его слабости. Ой, наивные. Таисия закатила глаза, тоже понимая это, но смолчала. Она свое дело сделала - организовала мотивацию, а дальше только их дело. В конце концов, на войне даже мотивировать их никто не будет.
   Кир действовал обдуманно, вовремя уходил от ударов и пытался заставить Виктора бегать по кругу. Как итог: бой проиграл, но нас впечатлил. Возвращался в "стан" парень героем, явно надеясь на похвалу Таисии, но та только подняла руку, чтобы дать "пять" и кивнула в сторону. Мол, победители -направо, проигравшие - налево. Кому оценки, а кому взбучка от строгой старосты.
   Следующие пять боев ничем мне не запомнились, только еще один парень опозорился и, закончив бой, с понурой головой побрел к Малику под строгим взглядом Таи. "Прибью" - прошипела девушка, а я опять почитал все по губам. Ох, вот интересно посмотреть, что она сама придумает. Вскоре молодые люди закончились, двое присоединились к Киру, пятеро - к Малику, староста отчаянно материлась на последнего, что-то упорно втолковывая этим идиотам. Но потом гордо развернулась, хлестнув хвостом по лицу несчастного Малика и отправила на амбразуру девушку. Ну... Знаете, бывают такие девушки, которые не очень похожи на девушек: два метра ростом, метр в плечах и т.д. Вот она была такая. Короткая стрижка, небольшие злые глаза и упрямо поджатые губы очень интересно сочетались с плавностью движений и неплохим владением боевой саблей. За что и была отправлена к победителям, как и следующая девушка: тонкая рыжая кошка, которая, изгибаясь под немыслимыми углами, легко уходила от ударов.
   Настала очередь Таисии. Толпа смолкла, напряглась, будто готовая броситься на защиту тоненькой блондинки, даже Малик чуть нагнулся вперед и на всякий случай схватился за меч, заслужив улыбку Таи. Девушка закрепила хвост на голове в култышку и... взяла в левую руку плеть. В правой очутился легкий меч.
   Когда войн хочет запутать противника, он берет оружие в обе руки. Одна рука атакующая, вторая - отвлекающая. Таким образом, противник теряется, пытаясь определить, как будут наноситься удары и вестись бой. Тогда появилась контр-тактика: во-первых определение по рукам, как держится оружие, во-вторых это серия нескольких ударов, позволяющая вывести отвлекающую руку из строя. Оружие можно научиться держать правильно в любой руке, а вот специально делать вид, что не достаточно владеешь, например мечом, изменив хватку - интересно решение, которое нам преподавали в академии. Сейчас Таисия немного неверно держала меч, будто лишая себя маневренности, но я почти уверен, что ведущая рука у нее - правая.
   Виктор решил также. Идиоты, короче. Будь Таисия более обученной, а реакция моего товарища медленнее - Северну грозила бы смерть. Первый удар плетью обрушился на плечо белокосого, давая девушке секунды на удар мечом. Только на инстинктах товарищу удалось уклониться и сделать подсечку.
   - Двурукая! - прошипел я, когда плеть Таисии обвилась вокруг ног Виктора, валя его на землю. Секунда на передышку обоих, и они снова вскакивают на ноги, становясь друг на против друга. По губам друга змеилась улыбка, поза девушки выдавала настороженность: змея перед броском, готовая защищаться и нападать. Вот Таисия плавно нагибается вперед, отводя руку с плетью назад, а правую, с мечом, выставляя вперед... Честно, мне на секунду показалось, что она и вправду сейчас зашипит змеей, стеганет плетью-хвостом по земле... Но этого не произошло.
   Вперед кинулся Виктор, глаза которого зажглись азартом. Хищный оскал его лица напугал, кажется, всех адептов. Мужчина бьет на поражение, целится в сердце, шею, живот. Таисия уклоняется, убегает от ударов с поистинне-женской грацией, успевая наносить жалящие удары плетью, которая вдруг перемещается в правую руку.
   Пара выпадов, и Виктор выбивает меч из тонких пальцев, почти ломая изящное запястье под громкие маты адептов, вынужденных стоять за пределами площадки. Из глаз красавицы брызнули слезы, впрочем не помешавшие ей прогнуться в спине, уходя от тяжелого кулака. Она падает на спину, снова замахиваясь плетью...
   Окно разбилось почти беззвучно, опадая ледяным градом стеклышек наружу. Пять секунд, потраченные на то, чтобы выпрыгнуть из окна и добежать до площадки, и вот я уже стаскиваю друга с лежащей на земле Таисии.
   Зрачки Виктора расширены, почти сжирают радужку, он тяжело дышит, но не обращает внимания ни на кого, кроме распластавшейся на пыльной земле Таисии. Волосы ее растрепались, белые пряди контрастируют с чернотой площадки, лицо бледное, болезненно поджатые губы, боль в глазах...
   - Малик, живо ко мне! - прошипел я, почему-то тоже не отрывая глаз от синих омутов.
   - Не смей ее трогать! - шипит друг подлетевшему адепту, попытавшемуся взять на руки искалеченную старосту. Он пытается вырваться из моих рук, вынуждая меня применять очень некрасивый прием.
Оценка: 7.28*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"