Ого-Блин: другие произведения.

О стереотипах, штампах, и магистральном пути развития современной художественной литературы.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 8.61*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небольшая критическая статья о пути развития современной литературы.

  О стереотипах, штампах, и магистральном пути развития современной художественной литературы.
  
  
  
  О современном состоянии дел.
  
  Много копий было сломано во время споров о состоянии современной литературы. Кто-то считает, что происходит ее массовая деградация, кто-то считает, что она, благодаря научно-техническому прогрессу, на оборот, эволюционирует. Однако и первые, и вторые, вынуждены признать происходящие с ней изменения как свершившийся факт.
  И это новое состояние современной художественной литературы требовало всестороннего изучения. Что же вызвало такой всплеск интереса к данной проблеме? Во-первых, в следствии НТП, значительно возросло количество авторов. То есть, люди, которые раньше не писали потому, что вероятность того, что их творчество прочитает более-менее существенное число людей была близка к нулю, получили возможность продемонстрировать свои творения массам. То есть, если раньше писатели являлись узкой профессиональной кастой, то сегодня стать хотя бы просто автором может практически любой желающий. Во-вторых, это проблема стереотипов. И у читателей, и у авторов сложился набор четких канонических стереотипов. Эти стереотипы можно высмеивать (хотя само по себе высмеивание стереотипов стало превращаться в стереотип), можно пытаться создать что-то свое, оригинальное, но не факт, что эта оригинальность окажется понятной для привыкших к стереотипам массам, да и всегда есть риск "изобрести велосипед".
  Ну и наконец, в-третьих - это проблема цели произведения. Любой автор несет ответственность за свои творения. Раньше произведения служили некой цели, заложенной автором. К примеру, воспитать подрастающее поколение, задать философский вопрос, продемонстрировать психологическую ситуацию. Сегодня, даже если автор сознательно и не закладывал в свое произведение цель, это еще не означает, что она там отсутствует. Если автор рисует антисоциального героя в положительных тонах, разве это не есть воспитание антисоциальных ценностей у неискушенных читателей, особенно из подростковой аудитории? У возрастной группы, наиболее склонной к протесту? Другое дело, что автор сам мог не хотеть такого результата от своих произведений.
  
  О штампах и стереотипах.
  
  Штампы и стереотипы - вот, пожалуй, наиболее обсуждаемая проблема. При этом всем ясно, что полностью уйти от стереотипов практически невозможно, вопрос лишь в том, с какими из стереотипов следует бороться наиболее беспощадно. Однако сколько бы не боролись с Мери-Сью и Суперменами, попаданцами и некромантами, исход такой борьбы вполне очевиден. И ведь проблема лежит гораздо глубже тиражирования набивших оскомину образов.
  Однако прежде чем приступать к более глубокому изучению данной проблемы, следует определится с тем, что же мы понимаем под термином "стереотип".
  С греческого данный термин можно перевести, как "твердый/пространственный отпечаток". Зачастую, под стереотипом понимают твердые, устоявшиеся формы отношений к происходящим событиям, сформировавшимися в процессе сравнения информации о окружающей реальности с мировоззрением индивида. В последствии, данное отношение проецируется на любую сходную информацию, поступающую из внешней среды. Таким образом, система стереотипов формирует пассивное миропонимание индивида. То есть, используя метод подобия, стереотипы позволяют экономить собственные усилия.
  Таким образом, нельзя ограничить стереотипы одними лишь наиболее запоминающимися образами. Однако получив представление о стереотипе в целом, под вопросом остается то, что будет пониматься под стереотипом в литературе. Для ответа на этот вопрос следует разобрать на составляющие само художественное произведение.
  И здесь мы можем выделить три уровня: уровень цели (то, ради чего было написано данное произведение), уровень инструментов, используемых автором (фактически, они обуславливают структуру произведения), и уровень контента (то есть, это и вселенная, и яркие образы, и стиль написания - если можно так выразиться, наполнение произведения).
  
  Стереотипы контента (сеттинговые стереотипы).
  
  Таким образом, и стереотипы могут существовать на всех трех уровнях. Вполне понятно, что наиболее заметными невооруженным глазом являются стереотипы на уроне тематического наполнения. Самый простой пример - канон современного фэнтези - орки, эльфы, гномы, и т.д. Стереотип? Конечно! Однако требуется ли борьба с данным стереотипом? Большинство ответит - нет! Поскольку данный стереотип сильно экономит собственные усилия как писателей, так и читателей. Раньше нишу фэнтезийных рас занимали национальные предрассудки. Вспомним хотя бы Конана Дойля, у которого австралийцы - сплошь - закоренелые уголовники, Жуль Верн, у которого злые гении предпочитали запивать сосиски баварским пивом, или пласт мифов о евреях. Эльфы-орки-гномы заняли ту же экологическую нишу в современной литературе, и "подвинуть" их на сегодняшний день не представляется таким уж простым делом. Но являются ли эти самые эльфы-орки-гномы проблемой? Сами по себе - нет. Однако не будем забывать, что подобные глобальные стереотипы не возникли сами по себе, и даже творение Профессора было лишь искрой. Что же придало этим стереотипам столь вещественный образ? Появление четких, детально прописанных вселенных. Так называемых сеттингов. Данжэн энд драгонс, батлтех, ваха, мтг, звездные войны - все это лишь наиболее известные. Эльфы стали не какими-то абстрактными эфемерными существами, а обросли статистикой, историей, подробным описанием физиологических особенностей, и тому подобного. Породив волну основанной на сеттингах литературы. Литературы, зачастую, весьма высокого уровня. Однако отличительной особенностью данной литературы являлась проработанность и сбалансированность мира. Однако сеттинги оказали влияние не только на литературу, но и на такую творческую область, как компьютерные игры. Однако в силу причин юридического характера (типа авторских прав) и проблем характера технического, большее развитие получило не создание игр по сеттингам, а создание новых сеттингов для игр...путем компиляции вырезок из других сеттингов. При этом все "ненужные" подробности зачастую попросту обрезались. Таким образом, последующие сеттинги от компиляции к компиляции становились все более условными и менее проработанными. Ведь зачем прорабатывать тех же эльфов, если и так всем прекрасно известно, кто это такие? По этим, примитивизированным сеттингом, создавались игры, которые, в свою очередь, формировали стереотипы восприятия этих самых эльфов-орков-гномов у широких слоев населения. А с развитием высоких технологий и удешевлением интернета из этих широких слоев вышли массы авторов, являвшихся носителями сформированных играми стереотипов. Сальваторе фаны данжен энд драгонс неоднократно костерили за наплевательское отношение к правилам дэндэ. Стакпол и компания получили гневное фи от Фанов батлтеха. Уотсон был вусмерть раскритикован Фанами вахи. Но они писали свои произведения по известным сеттингам, а посему требования Фанов быть реалистичными имеют некоторые основания. При этом никто не усомнится в литературных достоинствах первых книг серии "Темный эльф", или рассказа "Третий уровень обмана".
  Но сами сеттинги (равно как и основанные на них произведения) сегодня испытывают далеко не лучшие времена, вспомнить, хотя бы, глобальные изменения последней редакции дэндэ, призванной сделать данный сеттинг более доступным, понятным, и соответствующим предпочтениям простого обывателя.
  То есть, старые сеттинги, породив современную систему стереотипов, вынуждены под нее подстраиваться.
  Таким образом, можно сделать вывод, что проблема стоит не столько в том, что происходит тиражирование сеттинговых стереотипов, а в их недостаточной проработке использующими их авторами. То есть, позиция "читатель и так поймет". То, что от этого теряется оригинальность и художественная ценность произведения, современные авторские массы мало волнует, ибо тенденция.
  Также изменились и критерии, по которым оценивается реалистичность произведения. Современный читатель, будучи весьма искушенным в вопросах экшена (который в том или ином виде составляет существенную часть современных компьютерных игр, фильмов, и, опять же, книг), реалистичность произведения оценивает на основе соответствия описанных в произведении действий "логике прохождения", в то время, как сюжетная часть, в силу меньшего опыта ее рассмотрения, отходит на второй план.
   Рассмотрев стереотипы используемого в произведениях сеттинга, вполне логично было бы обратится к стереотипам персонажей. Но если безумное количество травниц и некромантов еще худо-бедно поддается объяснению тенденциями моды, объяснить засилье суперменов и мери-сью одной только модой не представляется возможным.
  
  Стереотипы инструментов, структуры, и системообразующих элементов произведения.
  
  Таким образом, мы переходим к штампам второго порядка - стереотипам инструментальным. С чего стоит начать рассмотрение системы построения любого произведения? С того места, которое в нем занимает читатель. Как известно, существуют три основных варианта подачи информации: повествование от первого, второго, либо третьего лица, а также разнообразные их гибриды. При этом не стоит забывать о том, что от выбора типа повествования зависит весьма многое. Каждый тип повествования имеет свои особенности, преимущества, и недостатки.
  Самый редкий вид повествования - это повествование от второго лица. Мне не доводилось встречать больших произведений, написанных в этом стиле. Данный тип повествования хорош для тех, кто создает нечто вроде нелинейной книги или текстовой рпг, органично предоставляя читателю возможность сделать выбор. При этом основная проблема состоит в том, что информацию читатель получает из "вторых рук", в следствии чего многие подробности оказываются опущены.
  Повествование от третьего лица распространено в гораздо большей степени. Однако в чистом виде для описания основной сюжетной линии оно используется достаточно редко, особенно в современной литературе. Преимуществом повествования от третьего лица является отсутствие необходимости постоянно показывать внутренний мир персонажей. То есть, читатель долен делать выводы о мыслях и чувствах героев либо по их действиям, либо по пояснениям автора. К недостаткам такого стиля следует отнести скрупулезность в описании происходящего. То есть, автор не имеет права обходить разного рода малозначимые моменты стороной, чтобы не потерять нить повествования.
  Повествование от первого лица является, пожалуй, наиболее легким чистым видом повествования. Во-первых, автор (а вместе с ним и читатель) переносятся в "шкуру" обитателя сеттинга. То есть, многое из окружения воспринимается, как само собой разумеющееся, а потому не требует пояснений. Во-вторых, при повествовании от первого лица проще расставить приоритеты между предметами описания - приоритеты расставляются в соответствии с личностью персонажа, от лица которого идет повествование. Основная сложность данного метода в том, чтобы показать личностную специфику персонажа, от лица которого ведется повествование. Что данный персонаж - самостоятельная личность, а не личина, одеваемая читателем.
  Какой же стиль пользуется наибольшей популярностью у авторских масс? Конечно же, гибридный. Когда основное повествование ведется от первого лица, с эпизодическими, не обусловленными ни сюжетом, ни структурой текста, ни иными, видимыми причинами, переходам на повествование от третьего лица, после чего опять возвращаются к первому. В принципе, при повествовании от третьего лица требуется эпизодически раскрывать мысли персонажа, для чего может использоваться переход на повествование от первого лица, либо использоваться прием "псевдоповествования от первого лица". Однако у серьезных авторов переходы такого рода не внезапны, и, соответствующим образом, подготовлены. Однако все чаще и чаще приходится стакиваться именно с ничем не обусловленными (кроме, разве что, лени) отходами к третьему лицу.
  И тут мне могут задать вопрос: и где же здесь штамп? Ведь количество видов повествования сильно ограниченно?
  Сам по себе выбор повествования от первого лица ни о чем не говорит. Однако если мы взглянем на личности персонажей, от которых ведется повествование, то это будет весьма симптоматично. Ведь в современной литературе точкой обзора выступает, как правило, глав герой. То есть, главное действующее лицо. Много ли мы увидим, смотря на спектакль глазами актера, играющего главную роль? Увидим ли мы самого актера? Разве что в зеркале. Мне могут возразить: А как же личность ГГ? Но и здесь мы сталкиваемся с проблемой. Проблемой, вызванной гибридизацией стилей повествования. Когда, для того, чтобы отразить внутренний мир гг, автор описывает его из вне. Казалось бы, гораздо логичнее было бы описывать события и действия, наблюдая их из зрительской ложи, в то время, как непосредственно мысли и чувства - из "шкуры" персонажа. А получается все на оборот. Зато авторским массам не надо прилагать больших усилий. Все мелочи, вроде знакомства главного героя с весьма полезным для него человеком, можно уместить в пол строчки, поставив читателя постфактум, и основная линия от этого не пострадает. Опять же, требуется дать объяснение тем или иным решениям гг - две строчки от третьего лица легко заменят длинную цепочку рассуждений. К чему же ведет такая примитивизация?
  Ответ довольно прост. Для современных авторских масс важно, чтобы возникла связь читатель=ГГ. А у людей, не чуждых компьютерным играм, составляющим существенную часть интернет-читателей, такая связь возникает рефлекторно. Начинается обсчет вводной, подобно квесту в РПГ. Поэтому читатель напрямую пропускает текст через себя. Он становится уже не зрителем, но участником. Причем главным участником. Весь мир вращается вокруг него - разве это не льстит простому человеку? Но и сам автор, мало отличаясь от читателя, попадает в ловушку эгоцентризма. И тоже подсознательно ассоциирует себя с ГГ. А тут и до не менее подсознательного желания самоидеализироваться и подыграть самому себе буквально один шаг. Что, в свою очередь, и приводит к незапланированному суперменству.
  Но отождествление героя и читателя - всего лишь леска, на которыой этого читателя протаскивают сквозь произведение. Во-первых, нужен достойный крючок, чтобы читатель не сорвался. А что может сыграть роль такого крючка лучше, чем попадалово? Разве школьник/студент, затюканный рутиной, откажется от возможности "немного сменить обстановку"? Ясно дело, понарошку. Впрочем, это может быть и бравый вояка, и полубандит. А чтобы читатель этот крючок поглубже захватил, требуется приманка. Нужно заставить читателя прослезиться. Некая жалостливая история, дающая пинка под зад из этого мира. Наиболее яркий пример - это Эльтеррус и его последователи. У них каждая книга с цветным мечом начинается с описания неприятностей, настигших ГГ. И в этом они не одиноки. Но этот прием хорош, когда требуется осознанное решение ГГ на депортацию. Гораздо чаще это случайное попадалово. Шел, упал, споткнулся - в другом мире. О том, что там, дома, осталась семья, и т. п. - ГГ вспоминает не больше двух раз за всю книгу. Поскольку сам ГГ может и хочет вернуться, да автору/читателю его возвращение домой ни капельки не интересно.
  Итак, у нас есть герой, от лица которого ведется повествование. Возможно попаданец. Возможно, со сложной судьбой. Что ждет его? Ну конечно же, экшен. Хотя бы чуть-чуть, для затравочки. Также интерес у читателя может вызвать личная жизнь героя/героини. Описывать всякую экзотику во взаимоотношениях, вроде зоо-, дендро-, некро-, инферно- и прочих филий можно долго, но демон-принц на белом коне (суккубка в золотой карете) - это хоть и модненько, но не принципиально. Поскольку сколько расу не меняй, зачастую, максимум лав-персонажей - служить интерьером для главного героя, хотя тут некоторую роль играет гендерная специфика. То есть, в женском фэнтези роль прынца несколько выше, чем роль девушки гг.
  Ну и конечно же, герой, прошедший экшен, становится сильнее. Можно сказать, непреложный закон. Иногда, для трагичности, героя награждают некоторыми увечьями, но он их обязательно превратит в бонус через одну-две главы.
  Стереотипическая концовка стереотипического произведения. Увы, я не могу описать то, чего не существует в природе, ибо большинство таких произведений редко дописываются до конца. Те же, что все-таки были дописаны (увы, но пока недописанные книги в типографиях не печатают), то там нас ждет чаще всего хэпиэнд, либо продолжение следует. Есть несколько типичных вариантов трагических концовок, и возвращение к истокам. Однако, в современной литературе концовки больше особой роли не играют.
  
  Стереотип третьего уровня.
  
  То, о чем говорилось выше - это стереотипы, которые становятся заметны сразу. Но чем же вызвано их засилье? Только ли научно-техническим прогрессом?
  Рассматривая любое произведение, самый важный вопрос, который стоит задать: зачем это произведение нужно? Хотел ли автор воспитать какую-то идею, показать некий философский смысл, психологический момент, уникальную личность, или просто доставить эстетическое удовольствие? Задав такой вопрос авторским массам, мы получим следующий ответ: "Мы пишем развлекательную литературу! Просто так, потому что нам это нравится!". Ну, некоторые еще на этом заработают, поднимут популярность, потешат свое самомнение (куда ж без этого?). Минуточку, ответим мы. Ведь вся художественная литература, в той, или иной степени - развлекательная. В развлекательной форме предоставить философскую идею для осмысления. В развлекательной форме представить образец поведения, внедряемый в общество. Или просто доставить эстетическое удовольствие от созерцания чего-то прекрасного/интересного.
  Есть ли столь глубокие цели в большинстве современных произведений? Увы.
  Что же в таком случае толкает авторские массы создавать свои творения? Но предъявляя к авторским массам писательские требования, мы забываем, что эти массы - такие же широкие слои общества, как и их читатели. Они создают то, что жаждет общество. А чего жаждет общество?
  Ответить на этот вопрос и легко, и сложно. У современного российского общества отсутствует ощутимый вектор развития. Отсутствует единый общий идеал. Но есть антиидеал. Антиидеал в виде системы. Системы, которая подавляет. С которой надо всячески бороться. У системы нет будущего, и система не пустит никого в будущее. Не даст самореализоваться, превратив в жалкую шестеренку. Причем верить в это может даже человек, в системе этой состоящий, причем на достаточно высоком месте. Система, как враг, который не может быть побежден в условиях окружающей реальности. Однако что представляет собой эта самая самореализация? Это тоже интересный вопрос. Ведь представление о самореализации у подрастающего поколения основывается на все тех же играх. Но в реальной жизни даже если какой-нибудь манчкин замахает топором сорок старушек-проценщиц, левелапа он все равно не получит. И в этом отношении окружающий мир для таких личностей сер и безнадежен. И они пишут книги, где герой уходит из системы для своего саморазвития (читай, прокачки). Таков основной посыл большинства произведений авторской массы. Таков, видать, путь современной художественной литературы...
  
  
  
  
  
  
  
  Список мест, куда читатель переносится для саморазвития в современной массовой художественной литературы:
  
  Мир БП - обитель выживальщиков. Пришел северный пушной зверек, хвостиком махнул, система и рассыпалась.
  Подвиды:
  Мир наступившего - в комментариях не нуждается.
  Мир наступающего БП - разрушение системы, мародерство, и естественное состояние человека по Т. Гоббсу.
  Мир зоны - БП в отдельно взятом регионе - заповедник для самореализующихся брутальных мужиков.
  Мир метро - тот же БП, вид в профиль. То же самое, но под землей.
  Мир Круза - обитель зла. Теперь и в России.
  
  
  Мир средневековья - ох уж эти тупые предки, ну ничего, десант попадальцев из матерых реконструкторов и школьных учителей истории спешит на помощь.
  Мир меча и магии - то же средневековье, но только с наличием унитазов с магическим подогревом. Как же без них будут себя чувствовать великие войны-маги и войны-магички из других миров?
  Мир техномагии - то же самое, но с магокомпьютерами. Как можно, без инета то?
  
  Мир космооперы - наши и там неплохо устроятся, а то эти пришельцы совсем разленились, не то, что наши, что в школе таблицу умножения не поленились выучить. Так что и знаний напрямую в мозг теперь могут закачать поболее.
  Мир космического средневековья, космического постБП, и прочего - то же самое, но среди гор мусора на свалке космических кораблей.
  
  Мир городского фэнтези - вампиры - налоговые инспекторы, великий светлый архимаг - Чубайс, и т. п. Для тех, кому и на улицу выйти в лом.
  Мир зашедших на огонек пришельцев - школьнег, переигравший в стратегии, спасает землю. Несчастнаю любовь в комплекте прилагается.
  
  Наш мир, но с попаданцем оттуда, способным оградить современную эмансипированную девушку от гнета системы (классика жф).
  
  П. С.: Список далеко не полный.
  П.П.С.: Персонажи-непопадальцы автоматически получают навык игнорирования неблагоприятности местных условий. То есть, автор, описывающий средневекового рыцаря, может не заострять внимание на вопросах гигиены и т. п., в то время, как автор, пишущий про попаданцев ну просто обязан сказать по этому вопросу пару слов.
  
Оценка: 8.61*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Г.Ярцев "Хроники Каторги: Цой жив еще"(Постапокалипсис) Е.Флат "Невеста из другого мира"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) Л.София, "Как вылететь из Академии за..."(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 3"(ЛитРПГ) Deacon "Черный Барон"(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой 3"(Боевая фантастика) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Т.Сергей "Дримеры 3 - Сон Падших"(ЛитРПГ) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия)
Хиты на ProdaMan.ru Сердце морского короля (Страж-3). Арнаутова ДанаДочь темного мага-4. Чужие тайны. Анетта ПолитоваЗаложница стаи. Снежная МаринаМилашка. Зачёт по соблазнению. Сезон 1. Кристина АзимутПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваАльфа напрокат, или Сделки бывают разными. Делия РоссиПризрачный остров. Калинина НатальяВам конец, Ева Григорьевна! ПаризьенаИмператрица Ольга. Александр МихайловскийПерерождение. Чередий Галина
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"