Огородников Вадим Зиновьевич: другие произведения.

Последние годы на Сахалине

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последние годы с островом и его людьми.Служба и жизнь.

   Последние годы на Сахалине
  
   1968 год подходил к концу. Фактически оставался декабрь и приходит новый, 1969 год от рождества Христова. И производственный. И жизненый для семейств и для нас самих. Рыбаки части нас обеспечили рыбой и икрой на весь год, у нас происходили изменения, сопряженные с приемом новых должностных лиц, офицеров, которые должны были заместить должности начальника технического отдела, начальника механического цеха, начальника ОТК. Всех надо подогнать под наш стандарт. Начальником ОТК нам удалось назначить нашего старшину сверхсрочника Сафронова Николая Федоровича, обратившись в соответствующие инстанции. Его технические знания, общая эрудиция и другие человеческие качества значительно превосходили знания, с которыми прибывали офицеры из академий.
   Капитан Саша Глимбоцкий прибыл на замену начальника механического цеха Илюши Циммерман.
   Жена капитана Глимбоцкого, тоже Александра, проявила большое старание, чтобы войти в круг сослуживцев своего мужа и мы с Куминовым уже ждали от нее проблем, но, к нашему счастью и удаче она быстро нашла себе работу на заводе железобетонных изделий, впоследствии домостроительном комбинате. Экономистом. Глимбоцкий принимал дела по должности, знакомился с новым для него производством и технологией реставрации тракторных деталей.
   Не знаю, наверное на должность судьба накладывает определенный отпечаток, люди, замещающие друг друга по должности очень близки по своим характерам. Илюша был сверх всякого воображения флегматичным человеком, таким - же оказался и его сменщик Александр. Есть подозрение, что он был отправлен на Сахалин с целью избавиться от неинициативного работника. Служил он на гарнизонной станции технического обслуживания автомобилей, конечно, мог своей нерасторопностью быть какому то начальнику неугодным. Не угодил, скорее всего. На эту должность был направлен Илья, не лучше Александра, но ему удалось устроиться, как называли это в среде офицеров, "народным учителем" т.е. преподавателем военного дела в гражданский ВУЗ.
   В общем и целом, Александр схватывал науку на лету, быстро все , касающееся дела усваивал, много знал и умел применить на практике, ошибок в работе не делал, но был очень неинициативен.
  Мужик он был высокого роста, широкоплечий, мускулистый, ладони, как лопаты. А в рукопожатии вялый, делая работу, любую, поворачивался чрезвычайно медленно, флегматично. Хотя исполнение всегда было безупречным. Документацию, в особенности техническую, исполнял и оформлял идеально и в срок.
   В среде сослуживцев говорили, что он - "капитанша", а его жена- капитан. И, конечно, прохаживались на тему, кто кого на себе женил.
   Саша, его супружница, за короткое время сумела попытать удачи в любовных отношениях со всеми офицерами части по очереди, была довольно интересной особой, на правой щеке и на верхней губе кокетливые родинки, кожа нежная и гладкая, брови ровные , черные, обладала прекрасной фигурой гимнастки, но в маленьком коллективе эти дела с налету не делаются. Каждый ставил себя на место ее мужа. Хотя с женой его предшественника это проходило, Рая переспала со всеми, кто хоть малость ею заинтересовался, и по ее - же признанию она хвалилась своими успехами перед Ильей. А Илюша смотрел на мир божий коровьими глазами , забросит в рот горсть жареных семечек и щелкает их с самым бездумным видом. Удачно, что обе жены побывали в части по очереди и не составили друг другу конкуренции. У нас все офицеры были на виду, коллектив небольшой, десять офицеров, двадцать сверхсрочников, остальные - солдаты и гражданские вольнонаемные.
   Шел второй месяц после замены начальника цеха. Надвигалась зима. Глимбоцкие поселились в квартире Циммерманов, в городке Мирном. Надо было топить печи уже ежедневно. Пришел ноябрь. Александр завез машину распиленных в части на пилораме дров и отрядил одного солдата для рубки и затаривания дровишек в сарай. Солдат , Виктор Кириллов, здоровый парень, кузнец по профессии, справился с работой быстро. Конечно, хорошая жена начальника должна напоить помощника по хозяйству чаем, накормить. Так Саша и поступила. К концу дня солдат пришел в часть и доложил командиру об исполнении работы. Через пару дней по солдатам, а потом и среди старшин стало известно, что Кириллов днем переспал с Глимбочихой, да она такая скаженная баба, затащила его на себя много раз, в перерывах отпаивая чаем с вареньем. Дошло это и до Куминова и меня, как первого заместителя командира части. Мы с Михаилом Никифоровичем договорились по возможности погасить эти разговоры, а партийных, которые воспрянули духом и обрадовались , что можно будет организовать разбирательство, приостановить, со ссылкой, что жалоб ни от Глимбоцкого, ни от его жены, ни от солдата не поступало. Все были довольны. Парторга Кальнишевского пришлось удерживать от скандального разбирательства с большим трудом.
   Внедолге, во время полевых учений, пришлось мне лечь спать в большой палатке, расчитанной на тридцать человек. А всего в ней находилось человек семь - восемь. Не получалось у меня заснуть в штабном автобусе в гамаке. По своему характеру я сплю беспокойно и должен переворачиваться каждые двадцать минут, а в гамаке можно спать только на спине. На боку уже не поспишь. Прогиб не дает лежать на боку. Но в палатке были свободные места. Спать на толстой хвойной подстилке, покрытой брезентом, одеялами , с соломенной подушкой и укрыться овчинным тулупом - одно удовольствие.
   Голос из темноты :
  - Вить, а Вить, расскажи как ты Глимбочиху выебал.
  - Дурни, майор еще не спит, да и не рассказывают это.
  - Не говори, когда ты после рубки дров в казарме разделся, так вся рота видела по всему твоему телу засосы. А еще утром не было, мы - же вместе умывались, на зарядку бегали, и шкура на тебе была без повреждений. А тут с работы, и весь в засосах. Ты же признался. А сейчас на хочешь друзьям рассказать .
  - Не люблю много рассказывать. Было, и было.
  - Не дури. Все ждут, когда ты подробно разрисуешь, вед с нами такого не случалось, завидуем, а не знаем чему.
  - Так майор уже спит?
  - Да спит, за день набегался между цехами по лесу, рассказывай.
  
  
  
   Рассказ Виктора Кириллова
  
  - Ладно, только, чур, не болтать и не обсуждать с начальством. Да до капитана Глимбоцкого чтоб не дошло. Я знаю, болтунов много. Ото порубил я дрова, начал таскать в сарай, а в это время Глимбоцкий на обед пришел. Заглянул ко мне, посмотрел, и говорит, "хорошо, надо все сегодня уложить. Пообедать жена тебя позовет через часок ". И ушел в дом. А я решил, что лучше бегом буду работать и до конца рабочего дня схожу в баньку при котельной. Когда командир ушел в часть, мне оставалось работы на полчаса. Пришла его жена и зовет обедать. Я ей сказал, что закончу минут через двадцать и приду. Закончил складывать дрова, сходил в туалет, он рядом с сараем, помылся под колонкой, которая во дворе, и иду обедать. Стесняюсь. Глимбочиха выскакивает навстречу, говорит, чтобы я заходил, все остынет. Сбросил бушлат в коридоре, захожу в комнату, а там натоплено, жара страшная. На столе уже стоит тарелка с супом, кусок мяса отдельно, на маленькой тарелочке. Ну, хлеб, конечно. Рубаю суп. Вкусный, вкуснее, чем в нашей столовой, и густой. Я еще суп не доел, а она мне ставит другую тарелку, на тарелке пюре и три котлеты. Говорит: " Послушай, ты вспотел, сними гимнастерку, поостынь. Не стесняйся. И помогает мне расстегнуть пуговицы. Будто сам не смогу. И вроде не удобно, но она так своими маленькими ручками старательно расстегивала пуговицы, что пришлось подчиниться и снять гимнастерку. Съел я две котлеты , ребята, немного пюре, и как захмелел, а Глимбочиха все поближе ко мне крутится, компоту предлагает. Несколько раз рукой по затылку гладила, а потом запустила свою маленькую и такую нежную ручку мне за пазуху под рубашку, и щупает грудь. А у меня уже от всего этого желтые круги перед глазами. Так со мной никогда ни девки ни бабы не обходились. А хер вот- вот штаны разорвет . И она наверное это увидела, потому, что одной рукой у меня грудь поглаживает, а другой, вроде невзначай, пощупала моего дурака, что то воскликнула, вроде "Ой"! Но руку от него уже не убрала, а только сказала, что незачем тянуть, и чтобы я быстрей раздевался. А мне стыдно, на мне кальсоны без трусов, но не успел я опомниться, как и штаны, и кальсоны уже были на полу. Подвинула она ко мне тазик, из под рукомойника, намылила свои руки, и начала намыливать мне мои причандалы. Я стою, как дурак, двинуться не могу. Пока мылила хуй, нежно обхватывала его своими ручками, он стоял к потолку, до пупа, но когда она перешла к яйцам, я не выдержал этой пытки и спустил, да брызнул всеми силами , которые у меня скопились за двадцать лет, и ничего я не мог поделать, попал ей в лицо, на грудь, а она к этому моменту была совсем голая, залил ей весь живот, да часть еще пробрызнула метра на два на коврик, через нее. Засмеялась она, а мне так стыдно, но она уже меня вытирала большим полотенцем, а все, что попало на нее, она растерла руками по своему телу и по лицу. Сказала, что это очень хорошо от морщин. А он стоит. Как сумасшедший. Не успел я опомниться, как был на ней, и мы качались ритмично, но быстро, и я еще два раза кончил уже в хозяйку, не вынимая. И каждый раз, когда из меня выбрызгивала струя, она это чувствовала и радостно смеялась, а пару раз застонала, как будто ей больно. И я спросил. И она сказала , что это от счастья, которое неведомо большинству женщин. Я весь потный, а она все нюхает меня , и даже под мышками, нравится ей , и целует, целует, куда достать губами может, но больше всего в шею и грудь. И под мышками. И плечи.
   Возглас одного из слушавших повествование : " Ну, Витька, даешь, я сейчас кончу", Другой голос : " У меня уже все кальсоны мокрые, но не мешай, пусть рассказывает до конца". Виктор сказал, что ему и самому вспоминать и переживать все это также волнительно, и он со стоячим лежит на спине, и тоже все чувствует, как наяву. И хочется снова и снова все вспомнить.
  - Встала, принесла сладкого чаю, я целую кружку, стеклянную, не как солдатская, выпил залпом. Мы были оба мокрые от жары и пота. Она протерла меня мохнатым полотенцем. И опять погладила Его, и он начал пробуждаться, а вот яйца , ребята, у нас самое чувствительное место. Только она до них дотронулась, как я был снова готов, а она взяла их, так нежно, как стеклянные, и поглаживает. На этот раз я лежал на спине, вроде отдыхал, так она села сверху и заправила Моего в себя. Сначала лежа, но потом села на корточки, и так, как наездник на добром скакуне, прыгала с час. И не слезая с меня, что- то поколдовала руками у себя, а мой член будто захватили крепкие руки, и тянут, и тянут. Она спрашивает, понимаю ли я, что происходит, и я признался, что это ощущение для меня ново и неожиданно и все ново, потому, что она у меня первая, с которой я.... Так она объяснила, что при высокой степени возбуждения матка женщины может раскрыться навстречу мужчине, и он попадает туда и не бывает большего блаженства. Это блаженство она со мной испытала первый раз. А может быть и врет. Потом она выскользнула и легла на спину, и мы некоторое время продолжали, и, вдруг, она и здесь выскользнула, и перевернулась на живот, и встала на коленки, и заправила мой прибор уже сзади. Раком называется. И я пошел шуровать в свободном полете, трудился над ней, пока не кончил, и она в этот момент вскрикнула, и упала на живот, а я не вынимаю и так лежим. И минут через пятнадцать меня немного отпустило, член ослаб и перестал стоять. Я лег рядом. На бок. Чтобы не отворачиваться от нее. Она повернулась ко мне своими грудями, прижалась, и целует, целует. Я снова стал пробуждаться, но она внезапно встала, обтерла меня и себя большим полотенцем и сказала, что мы еще встретимся, а сейчас пора потихоньку одеваться, ей идти в садик за ребенком, да и мне в часть. Налила еще кружку чаю, поставила на стол конфеты и печенье. Я быстро оделся, выпил чай, а она не переставая благодарит меня, целует, за что, не знаю Я побежал в часть. А голова кружится, как у пьяного. В баньку при котельной я уже не сходил. И отпрашиваться у командира не решился. До сих пор чувствую себя перед ним виноватым. Глаза на него поднять не могу.
   Раздался голос старшины Сафронова, Николая Федоровича, самого уважаемого и рассудительного человека среди сверхсрочнослужащих: " Ты, Виктор, рассказал, небольшому количеству товарищей, и пережил все заново, и заставил переживать всех слушателей, но такое бывает один раз в жизни, или не бывает за всю жизнь . Как сказал Лев Николаевич Толстой, это - величайшая тайна, она касается только двоих. Постарайся поглубже в себя спрятать эту тайну, и никому при жизни об этом не рассказывать. Особливо, женщинам своим. Не поймут. А ребята - не болтуны, и сплетничать не должны, я всех прошу".
   Вот и я решился описать эту историю только через сорок лет после случившегося, и то , только в личных записках, в порядке тренировки своей памяти дряхлеющего человека и в назидание потомкам, если кто либо из них не поленится прочитать эти записки в ближайшие сто лет . После себя нужно оставить хоть небольшой след.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Костровская любовь
  
   Анатолий Костров, капитан, прибыл на должность помощника командира части по материально техническому обеспечению из внутренних, центральных округов Европейской части СССР. До прихода в авторемонтный батальон служил в мотострелковых частях и ничего не знал об автомобильных деталях.
   Гусеничные машины, артиллерийские тягачи, транспортеры, да и трактора, он не отличал друг от друга. Машин в плане ремонта у нас было около двадцати марок, а каждая машина состоит из семи тысяч наименований деталей, и каждую деталь надо заказать за два года и получить в условиях Сахалина до момента их использования водным транспортом с материка не позднее, чем за год до начала планируемого производственного периода. Все надо знать, работать с документами постоянно, а он не знал ничего. Конечно, можно было опротестовать его назначение, но план перемещения офицерского состава на текущий год был выполнен, и ожидать вместо него человека можно было не ранее чем через двенадцать месяцев.. Мы с Куминовым решили всю работу по техническому обеспечению взять на себя, а Кострову оставить только вопросы снабжения людей, содержания зданий и сооружений, продовольственные вопросы, вещевое имущество, вооружение. И это тоже очень важное направление и должно быть без срывов и накладок. Люди. То, с чем он был хорошо знаком по своей предыдущей работе. И дело не пострадало, лишь командиру части и мне добавилось функциональных нагрузок, но мы всегда знали существо вопросов снабжения производства запасными частями и материалами и были уверены в успешном выполнении производственных планов. Следует сказать, что система снабжения в Вооруженных силах в целом была довольно совершенна и продумана. В условиях абсолютного отсутствия автоматических систем управления всетаки додумались сделать расчет заявки и отчет заявки по каждой марке автомобиля или гусеничного тягача, где четко усматривались потребности каждой воинской части, соединения, объединения на запасные части следующего производственного периода.
   На мое счастье Михаил Никифорович очень любил статистическую ручную обработку данных и большую часть работ по составлению расчет заявок взял на себя. Я делал эту работу только в свободное от руководства производсвом время, но всегда мы держали друг друга в курсе всех работ, производственные планы слегка опережали график, а работы по техническому обеспечению мы успевали в срок, несмотря на загрузку служебного времени и отсутствие в этой работе основного исполнителя.
   Большое время приходилось уделять работе с городскими властями, сторонними организациями и предприятиями, без взаимодействия с которыми немыслимо функционирование на острове с дорогим и нерегулярным контактом с материком. Были случаи, когда снабжение подкидывало головоломки типа поставок на двухлетнюю программу правых бортовых фрикционов на Камчатку, а левые разгружались на Сахалине с того - же парохода. Это же произошло и с мостами, упоминалось в предыдущей главе. Следующие поставки будут через год. Так паковались контейнера девочками-рабочими на базе в Уссурийске, и исправить это положение уже никто не мог. Пароход ушел. А мы не знаем что находится в контейнерах и разобраться с этим удается только через месяцы. По мере распаковки и приемки груза на склады. Приходилось находить выход, и мы находили.
   Когда прибыли десять Легких артиллерийских тягачей с капитального ремонта в Белогорске для воинской части , что в Соловьевке, во второй Пади, то они были полностью разбиты и исковерканы , оторвавшись от креплений на палубе, во время сильного шторма, хорошо, что не повредили судно и не вывалились за борт, тягачи превратились в глыбы льда, и их так и разгрузили, как " Транспортное место, не имеющее определенной конфигурации". Количество - десять. Их пришлось грузить портовым краном по одному в день на имеющийся в нашей части трейлер, везти к нам, стаскивать волоком, затаскивать лебедкой в цех и трое суток отогревать, постоянно убирая с пола соленую воду. Потом производить полную разборку и делать капитальный ремонт заново. И вся эта работа была проделана только потому, что Белогорский завод своевременно не получил от кого то ремонтный фонд, и его в срочном порядке по команде генерала Вартанова отправили с Сахалина свободным грузом, чтобы заполнить корабль, разгрузившийся на острове. Таким образом , тягачи ремонтировались капитально дважды и за них платили дважды. Никто не разбирался и не искали виновных. Стихия.
   Эти машины и в качестве крыши над кузовом имеют брезентовый тент, и укрывочный тент для всей машины в положении хранения. Так укрывочные тенты, размером 6 х 6 метров очевидно понравились морякам и с машинами не прибыли, а тенты укрытия экипажей были уничтожены во время обледенения. Пришлось изыскивать несколько сот погонных метров брезента для пошивки новых. Нашли у лесников. А шили в мастерской по ремонту военного обмундирования, которой командовал некто Цыганенко. Пожилой, полысевший на Сахалине, проживший на тот период на острове более двадцати лет, прекрасный человек. Не лишенный хитрости , жизненной мудрости, готовый на флибустьерство с молодым энтузиазмом. Была бы достойная компания верных друзей.
   Цыганенко познакомил меня с очень интересными людьми Сахалина. Все старожилы острова были определенным образом связаны друг с другом, независимо от того, являешься ты энергетиком, рыбаком, лесником, медицинским работником или деятелем культуры. В суровых условиях острова такие знакомства и связи крайне необходимы, взаимовыручка предусматривает бесхитростное, полное доверие в экстремальных ситуациях. Иначе не выживешь. Правда, остров тогда был закрыт для свободного въезда, несмотря на большое количество лагерей заключенных и внушительную прослойку ГУЛАГА преступления на Сахалине были чрезвычайно редки, носили, как правило, случайный характер, а такие мелкие происшествия, как воровство, вообще были невозможны . Это слово было забыто.
   Примером случайного происшествия можно привести автопроисшествие , совершенное заместителем начальника областного ГАИ неким Глузманом, который в условиях ограниченной видимости во время метели ехал на служебной Волге к своей любовнице, диктору телеводения Ларисе Мондрус и сбил женщину. Получил два года в лагере общего режима. Бедная Лариса, осталась без мужика. И жена бедная, но не очень. Она работала начальником цеха деликатесов на рыбкомбинате и предусмотрительно имела в любовниках начальника отдела сбыта Шевчука Павла Моисеевича.
   И это был круг общих знакомых. Мы переживали за всех. А еще в том же году помер начальник ГАИ города. Иван Фролович Федосеев. Во время спинингования с моста на озере Тунайча, разгорячился уловом тайменей, сбросил шапку, застудил что то в голове. Долго болел. И через год помер. Мы с Цыганенкой организовывали похороны. Грустные воспоминания. Остались жена и двое несовершеннолетних деток. Мы помогали им, как могли.
  
  
   Капитан Костров и директор спиртзавода.
  
   А что делать после работы капитану, не очень старому, когда все работы по обеспечению солдат выполнены, люди одеты, накормлены, запасы охраняются, старшины на месте, могут обходиться и без руководства. Они сами знают что надо делать для четкого жизнеобеспечения части. Семья его к тому времени еще не прибыла, он решил их привезти на остров в следующем году. А пока надо ужинать в ресторане. Хотя ему в батальоне подчинялась кухня, и сам он стоял на котловом довольствии, но ходить в солдатскую столовую, когда совсем недалеко, на Парковой улице, у самых ворот центрального городского парка имеется неплохой ресторан "Спорт", с неплохой кухней, музыкой и обслуживанием. Надо ужинать в ресторане. А от него и до городка Мирного пятнадцать минут ходьбы. Удобно.
   И он заходит в ресторан. По залу много столиков свободных, но за одним столиком сидят две молодых дамочки, блондинки. Одна, небольшого роста, с косой, явно натуральная. Другая со стрижкой. Лица веселые. Анатолий , пользуясь своей фактурой представительного военного, спросил разрешения сесть за их столик и ему с удовольствием не было отказано. Он сразу начал с разговора о их мажорном настроении и своей зависти к их смеху и улыбкам.
  - А почему вам грустно, разве для вас не такая - же погода?
  - Да нет, просто, я один и в одиночку веселиться не умею. Хотя в Вашем обществе у меня начало подниматься настроение.
  - Вы здесь недавно? Видно, что на острове Вы новичек и пока не адаптировались.
  - Правильно, я только второй месяц, как принял должность, и мне придется здесь служить пять лет.
  - Ничего страшного, ведь мы живем на Сахалине десятками лет и не помышляем отсюда уезжать. Привыкнете.
  Здесь у Анатолия взяли заказ, он , как истинный джентльмен спросил у дам, не заказать ли им чего ни будь. Но их стол был прилично накрыт, еще стояла бутылка с вином, едва начатым. О закусках и говорить нечего. Видно было, что девушки материально не бедствуют, но Анатолий обратил внимание на то, что у них не заказаны фрукты, и он попросил официанта принести фруктов, хорошее ассорти, если у них на складе есть. Да обязательно помыть.
   Следует заметить, что фрукты на острове всегда были дефицитом, однако, принесли яблоки и апельсины. Стол был украшен. Наш герой мог угощать дам.
   Выпили за знакомство. Анатолий заказал себе "Петровской" водки, налил дамам, и они с удовольствием выпили. И дальше все пили только водку, заказали еще, добавляли закусок.
   Ресторан заполнялся. Некоторые посетители раскланивались с его дамами. Когда Анатолий поинтересовался в какой области девушки работают, они ответили, что одна из них геолог, а которая натуральная блондинка, поминиатюрнее, но довольно эрудированная, сказала, что она инженер технолог пищевого производства и ее подруга сегодня вернулась из геологоразведочной экспедиции и привезла привет от ее мужа, которому в поле находиться еще три месяца. До полного замерзания исследуемых грунтов. И геологов.
   Более подробно допрашивать новых знакомых было неприлично, это осталось на следующие встречи, от которых они на предложение Анатолия не отказались . Пришло время закрытия увеселительного заведения, здесь они вспомнили, что их беседа была столь оживленной, что никто из них не танцевал, а дамы начали выражать сожаление, что не допили до кондиции. Самое время было приглашать дам в совершенно пустую квартиру в городке Мирном, где была только одна солдатская койка, зато имелся запас "Петровской", да кое- что из закусок, поскольку коптильное производство в батальоне не прекращалось всю осень, да и икра лососевых выдавалась на паек в достатке. Четыре с половиной килограмма в месяц. Костров не был обижен и дополнительной икрой, браконьерской. Выручали старшины, которые для семейных нужд добывали рыбу всех возможных пород. Предложение было с готовностью принято. Дорога, правда, была сплошным болотом, но где по деревянным мосткам, а где по кочкам, в особо грязных местах кавалер переносил своих дам на руках, к их удовольствию. И не более, чем через полчаса они входили в дверь холостяцкого обиталища, в доме, правда, было натоплено. Это постарался солдат, отряженный специально.
   Стола не было. На полу Анатолий расстелил плащ - палатку, расставил три алюминиевых миски, три алюминиевых кружки, поставил посредине трехлитровую банку икры, порезал тушку буквально вчера коптившейся , малосольной кеты, как для "сэбэ", Порезал кусок окорока и булку хлеба. Крупно. Дамам предоставил по солдатской подушке, набитой ватой, себе взял сложенное в несколько раз одеяло. Начали. И продолжали до двух часов ночи. Необычность приема всех устроила, всем понравилось, но ночевать надо идти домой, поскольку хозяин не мог предложить ничего, обеспечивающего ночлег трех человек, и в половине третьего Анатолий пошел провожать своих гостей. Пешком, на другой конец города. Осенняя грязь вынудила Аллу одеть в огромные резиновые сапоги, которые нашлись у Анатолия, Ирина была в своих резиновых сапожках. Несколько раз Алла вытаскивала ногу из грязи без сапога. Анатолий услужливо водворял ее в сапог, не забывая при этом погладить Аллу по той части ноги, которая значительно выше колена, и в тонких чулках, и выше чулок, по голому. Колготок тогда еще не существовало. В СССРе. Они пришли на наш рынок лет через пять. Ирина жила несколько ближе, и ее довели до самого дома, а Алла жила, действительно далеко, на выезде из города в сторону Анивы, но им удалось остановить такси, и доехали быстро. Анатолий попросился на ночлег. Ему не отказали. Такси то ушло, а обратно добираться пришлось бы ему часа два.
   Квартира Аллы находилась в одном крыле деревянного одноэтажного строения, напоминавшего барак улучшенного типа, со всеми прелестями не обремененного удобствами жилья. Перед входом в дом ему предложили воспользоваться удобствами во дворе, так как дома придется пользоваться спец. тарой, типа "ведро". В коридоре.
   На удивление, неказистый барак внутри был просторным, с довольно приличного размера комнатами, уютно обставлен. Для условий острова.
   Двуспальная кровать стояла довольно свободно в комнате метров двадцати,
  Отдельная комнатка поменьше очевидно играла роль детской, и кухня, через которую можно было выйти в небольшой коридорчик. Мебель была простой, но удобной. Нашему герою предложили раздеться, чай пили из термоса. Впервые он, Толик, попробовал варенье из клоповки. Ягода, которая встречается только на Сахалине, имеет специфический аромат раздавленного клопа, но приятная на вкус и обладает жаропонижающими свойствами, снижает давление и очень помогает хмельному прийти в себя. Эту ягодку сахалинские семьи заготавливают в виде соков ведрами и применяют и в качестве лекарства и в качестве простого компота всю зиму. Хорошо восполняет недостаток витаминов. Применяется в фирменном сахалинском напитке "Горный воздух". В небольшом количестве.
   Но пора было укладываться спать, уже ночь приближалась к концу, хозяйка дома приготовила постели, каждому отдельно, но на одной кровати. Все было пристойно и зависело от обоюдного желания и стремлений.
   Обоюдные желания возникли и в скорости молодые люди принадлежали своей страсти и друг другу . Акт любовного совокупления продолжался мало времени, поскольку оба были хорошо соскучившсь за телом противоположного пола. И оба с большим желанием вскорости бросились повторять это. И повтор дал возможность не спеша насладиться неизведанным и ему и ей, ведь каждая новая пара некоторое время чувствует новизну и необычность, отличные от постоянной близости с мужем или женой. Все новое привлекает и создает дополнительный стимул и интерес.
   Анатолию вдруг показалось, что он находится в близости с девочкой, никогда не имевшей мужчины, и она только сейчас потеряет невинность. Алле очень нравилась его неспешность и обстоятельность , с которой он совершал над ней ритуал совокупления . Эти оба качества еще более разжигали в партнерах страсть друг к другу. Анатолию никогда не приходилось быть с женщиной, обладающей способностью владеть мышцами своего влагалища. О наличии такой мускулатуры он и не догадывался, опираясь на свой, хоть и немногочисленный перечень предыдущих связей. Ранее он просто проваливался во влагалище своим членом, а сейчас необходимо было преодолевать определенное сопротивление, которое, с одной стороны не давало ему быстро проникнуть вовнутрь, а с другой стороны захватив его член, уже не отпускало его, а только давало возможность делать небольшие колебания , каждый раз проникать все глубже. И их тела быстро пришли к согласию в этой близости, и оба партнера были близки к обморочному состоянию. Но все хорошее, как и плохое проходит. Проходила ночь, а с ней и возможности продолжать любовные игры. Анатолий , не смог удержаться от вопроса, каким образом она умеет, а это умение, оставаться девочкой, и такой плотно тугой. Алла вполне откровенно, рассчитывая на то, что эта связь будет не длительной, рассказала историю своего становления, как женщины, и как непревзойденной любовницы.
   Она из потомственных ссыльных поляков, которые были сосланы в незапамятные времена в Иркутск, в самом начале образования Советского Союза. В Иркутске польская диаспора жила компактно, среди них были талантливые люди многих специальностей. От инженеров до артистов. Многие жили семьями, отдельные семьи дружили вплоть до ведения домашнего хозяйства совместно. Особенно стремились к жизни в семьях пожилые люди, одинокие, сосланные за свою принадлежность к высшему обществу в дореволюционной России. В семье Аллы жила бывшая балерина Мариинского их Величества театра, пожилая уже женщина, взявшая на себя обязанность воспитывать маленькую Аллочку. Родители ее оба работали и нахождение хорошо воспитанной женщины, игравшей роль воспитательницы, было золотой находкой для семьи. Вот она и тренировала мускулатуру воспитанницы и умение ею владеть у ребенка лет с пяти. Алла умела привести в движение любую мышцу уже к двенадцати годам, когда ее начали учить танцу живота. Сексуальному танцу Востока. Этот танец конечной своей целью ставит владение не только мышцами брюшной полости и брюшного пресса, но и мышцами половой сферы вплоть до удержания во влагалище нефритового яйца и разрыва семи натуральных шелковых нитей. До этого совершенства доводит постоянная тренировка и начинают с одной нити. Правда, испытания эти допускаются только после потери невинности. До этого времени воспитательница не дожила, но Алла уверена, что испытание прошла бы. Старую балерину она с благодарностью вспоминает постоянно.
   Ночь закончилась . Было семь часов утра, когда гость покинул уютный гостеприимный дом. На прощание хозяйка дома пообещала к Анатолию прийти на следующий день в девять часов вечера в гости, в городок Мирный, а сегодня надо им обоим лечь после работы и поспать. В эту ночь они не смогли уснуть ни на минуту, хотя и алкоголя приняли приличные дозы.
   Анатолий на рейсовом автобусе быстро добрался до конца улицы Ленина, которая пересекается в этом месте с улицей Южной, и ему оставалось пешочком пробежаться вверх к телецентру и направо триста метров по Парковой до своей части. Был не брит. Слегка потрепан, но на завтраке со всеми солдатами присутствовал, на рабочем месте был во время. Рабочий день провел в героической борьбе с желанием уснуть. Вроде никто на его состояние не обратил внимания. Вечером банька и домой. Спать. Сон был крепким и без сновидений, как у всякого человека, совесть которого чиста, а тело насыщено молочной кислотой от больших физических нагрузок. Так спят шахтеры, и рыбаки, и люди других профессий, работающих физически.
   Следующий день принес новые удовлетворения от плодотворной работы на производстве и радость любовного общения , как будто все было первый раз.
   Она пришла к нему поздно, около десяти часов вечера. Анатолий уже лежал в постели, читал неизвестную книгу, название которой не смог бы вспомнить и сам. Дверь в домик была не на запоре и пройти к хозяину было легко и просто.
   Алла ворвалась в квартиру с быстротой молнии, пока Анатолий удивлялся и говорил слова радости и приветствия, она была уже раздета и устремилась к нему под одеяло. Сбросить оставшиеся на ней предметы туалета было делом одной-двух секунд. Физиология заработала с точностью автомата. Узкой солдатской койки оказалось даже много. После акта любви она отдыхала у него на груди, длинные белые волосы рассыпались по обоим телам, красиво прикрывали грудь и живот владелицы прически, щекотали тело Анатолия.
   Через десяток минут Алла встала, объявила, что сейчас они будут ужинать, из своей сумочки извлекла пакет с морской капустой, пару помидор, в отдельном пакете был жаренный на сливочном масле морской гребешок, довольно большая порция, наверное четверная, по отношению к ресторанной. По опыту предыдущего приема стол накрывался на плащ-палатке, во все время действа волосы красиво прикрывали тело обладательницы до самих колен. Но, когда подукты были воодружены на место трапезы, она быстро свою прическу привела к состоянию, которое не мешало бы вкушать пищу и не попало бы в тарелку. Из той же сумочки была извлечена бутылка "Петровской". Здесь выяснилось, что Алла работает у истоков этой водки , да и всех водок Сахалина. Она последние дни исполняет должность главного инженера Южно-Сахалинского ликеро- водочного завода и уже есть приказ о назначении ее на должность директора завода. Пятилетний срок с момента окончания пищевого института был плодотворным в смысле карьерного роста. Так, что в ближайшие дни она будет принимать должность и видеться будут любовники лишь по ночам, и то поздно, поскольку на заводе работает приемная комиссия, старается выполнить работу быстрее, чтобы оставить несколько дней для чисто сахалинских развлечений. Им хочется побывать и в районах нереста, и на побережье Охотского моря, и посмотреть на материк через Татарский пролив. Они не представляют, что через Татарский пролив ничего за дальностью не видно. Но проехать через перевал, совхоз "Ягодный", побывать в Невельске, это тоже интересное путешествие и может быть отдельным туристическим маршрутом по Сахалину. На это путешествие А. П. Чехов тратил около недели, но по улучшенной грунтовой дороге да на автомобиле- вездеходе через перевал на это потребуется день.
   Подняли кружки с водкой "за успехи в новой должности" вновь испеченного директора. Конечно, Анатолию было лестно и приятно, что близкая ему женщина играет в области столь значительную скрипку. Вторую кружку за долгий и радостный их союз они выпить не успели, оказавшись в койке , в объятиях друг друга. Это продолжалось до поздней ночи. Спали , правда, пару часов. С рассветом она убежала, чтобы успеть до начала рабочего дня побывать у себя на работе в душе, да еще переодеться и выглядеть отдохнувшей, и быть трудоспособной. И была стимулирована на трудовые подвиги, и была трудоспособна, и работала до девяти вечера, пока комиссия не угомонилась в заводской столовой, обеспечиваемая всем необходимым верным заместителем по снабжению и сбыту Кациным. Она еще не знала о прочной дружбе между ее главным снабженцем и администрацией ремонтного батальона. Это придет в процессе работы. Позже. Алла же смоталась домой, взяла необходимую на завтра одежду- и на автобус, и в городок Мирный к радостям любви. Радости были. Алкоголь на этот раз влюбленные исключили, решив пользоваться плодами ликероводочного завода не чаще, чем через день и в ограниченных дозах. Любви было достаточно и без алкоголя.
   Прошло две недели. Появились совместные привязанности и привычки. Ожидался приезд матери Аллы с дочкой , а через несколько дней-возвращение из экспедиции ее невенчанного мужа. Как она говорила, что дочь родила вопреки его желаниям, а ему от жены кроме дармовой выпивки ничего не надо.
   С приездом мужа и матери с ребенком практически ничего не изменилось. Все также они ночевали два три раза в Мирном. Остальное время использовалось для общения с ребенком, матерью, семьей. А работоспособность Анатолия по какой то причине удвоилась, на рабочем месте, в дни, когда не ожидалось свидания он задерживался допоздна.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Поездка на Аниву через Аниву.
  
   Корюшка Азиатская - красивая небольшая рыбка, с небольшую селедку, но ее мышцы не пронизаны таким количеством, как у селедки, мелких костей, вкусная и в жареном виде, и, в особенности хороша вяленной.
   Следует знать, что корюшка устремляется в нерестовые речки дважды. Первый раз, она, движимая хищническим инстинктом, валом валит в устья рек в феврале-марте и пожирает огромное количество икры лососевых, готовой лопнуть в состоянии рождения мальков. И в этот момент ловится удочками из подо льда, на подступах к устью, в прибрежном морском припае. Лучшая наживка- вареная икра кеты или горбуши. Вареная она, как куриное яйцо, становится плотной и не вытекает при насаживании на крючок. Обычному материковому любителю рыбной ловли не понять этого промысла, но наиболее удачливые рыбаки вылавливают от восьмисот до тысячи штук за день. Это не считая наваги, которую отбрасывают в сторону, как неизбежный мусор, и не берут. Хотя навага тоже удобная для еды, вкусная во многих видах рыбка.
   Корюшка, выловленная на удочку в последние месяцы зимы непригодна для того, чтобы вялить. Она имеет сладковатый вкус, будто ее посыпали сахаром. Но для жарки, а особенно для рыбачьего азарта эта рыбка неповторима.
   Другое дело нерестовая корюшка. В речки Анивского района на нерест она прет с пятого по пятнадцатое мая. Пик движения по южным речкам Анивы приходится на 9 мая. И все знают, что день Победы надо праздновать на берегах нерестовых речек Анивского залива. В это время движется в косяках корюшки редкая уже тогда сима. Самая ь вкусная лосось тихоокеанская. Ее особенность в том, что она не охраняет свою икру от хищников, не заходит на нерест далеко и после икрометания скатывается обратно в море. Живет до тринадцати лет. Очень красивая, веретенообразная рыбка, по размерам, как горбуша. Но это экскурс в Сахалинскую ихтиологию для тех, кто там не был.
   Восьмого мая намечен был выезд бригады солдат и любителей из сверхсрочнослужащих на ловлю корюшки, с лодкой и сетями на трое суток. Брали с собой запас соли и бочки. Анатолий должен был выехать немного позже, на ГАЗике, и договорился с любимой, что на выезде из Южно-Сахалинска ее возьмет, чтобы ждала через часок после рабочего дня. Старшины для всей бригады должны были развернуть палатки на берегу, Анатолию - отдельную, в небольшом отдалении. Готовить костер, ловить рыбу и уху варить, эти команды давать просто глупо. Сверхсрочники более опытные и знают все.
   Получилось по плану. Встретились, быстро домчались до Анивы (районный центр), далее по побережью километров пятнадцать по дороге, которую никто многие годы не использует. В тридцатых сороковых годах это направление использовалось японцами, здесь была масса сельскохозяйственных и рыбачьих поселений. Ловили сельдь, нерестовых рыб, морского гребешка, краба. После сорок пятого здесь было организовано два колхоза переселенцами, которые, получив свои подъемные сто тысяч рублей, выплаченные правительством, вернулись на материк, вглубь России и Украины. Сейчас только пограничники с самой южной оконечности острова, да редкие рыбаки с сопутствующим пьяным рыбнадзором. Прибрежная пустыня. Вдоль берега дорога, метрах в ста, и дикие заросли тальника, березы, бамбука и в низких местах медвежатника.
   Через ручьи и поперек овражков сохранились японские бетонные мостики, готовые пропускать гужевое или любое другое средство транспорта в одном направлении.
   ГАЗ-69 был в грузовом варианте восьмиместный, шел мягко, преодолевал препятствия без тряски, старший машины, Анатолий, имел возможность пересесть назад, к своей спутнице. Солдат, шофер, в командах не нуждался. Парень в этих местах за два с половиной года службы бывал многократно. Действия командиров и других начальников его не удивляли. Капитан со своей спутницей его деликатно не интересовали, и на заднем сидении царила идилия флирта, ласки и любовных жестов и прикосновений.
   Приехали. Никто не удивился, что капитан не один. Костер горел, лодка была в море, выбрасывали сеть, другой конец сети был привязан к веревке, метров тридцати которую удерживали несколько человек на берегу. Лодка, сделав круговой рейс, возвращалась левее стоящих на берегу солдат, второй конец сети был сброшен в воду и люди на лодке постепенно стравливали веревку, пока лодка не пристала к берегу. Начали тащить. Пока тащили веревки, несмотря на трудность работы азарта рыбаков не чувствовалось. Но, вот, показалась одна из оконечностей сети. Блеснула рыба. Масса рыбы. Думали , корюшка. Когда сеть приблизилась к берегу, оказалось, что в каждой ячейке сети застряла большая селедка. И так вся сеть. Тридцатиметровая сеть была заполнена селедкой. Около полутонны. Шесть рыбин симы. Около десятка крупных крабов запутались своими "ногами" и клешнями. В вытаскивании сетки участвовали и шофера, и сверхсрочники, и Анатолий с Аллой, всего более десяти человек. И до двенадцати ночи , при свете фар автомобильных выпутывали селедку и крабов . Крабов, правда, пришлось просто резать по изгибам членов, чтобы не испортить сеть. Ели уху из симы. Жарили свежую сельдь, не очищая от чешуи. Вкусно. Что удивительно, в сеть не попалось ни одной корюшки. Сельдью заполнили все бочки. Часть посолили, а часть свежей сразу отправили с одним из старшин в часть, накормить на завтрак свежей жареной селедкой батальон. Да привезти к утру пустых бочек. Спать, оставшиеся улеглись в палатках далеко за полночь. Всех расстроило происшествие, в котором не хотелось никого винить. Хотя виновные были. Пока были увлечены вытаскиванием сети, да извлечением из нее улова ветром унесло в открытое море лодку, да когда это заметили, лодка была далеко и еле виднелась в сгущающихся сумерках. А лодка была большая, удобная, табельная инженерная. И без нее было , как без рук. Тот , кто поехал с рыбой, должен был привезти другую, резиновую.
   Анатолий со своей Дульцинеей улеглись в отдельной палатке, на расстеленный спальный мешок. Мешок был меховой, на толстой брезентовой основе. Под мешок наложили приличный слой хвойных веток. Другим мешком укрылись. И было им уютно, тепло и радостно, их обособленный мир замкнулся этой палаткой и этими спальными принадлежностями. В других палатках грустили по утраченной лодке. Она подвела всю рыбалку, лишила надежд на удачную охоту и , уже не говоря о предстоящем недовольстве начальства, родила в каждой голове, в том числе и у солдат, грустные мысли.
   Естественно, вода была холодной, вплавь ее не поймаешь. Тревожным сном уснули лишь под утро, а Анатолий с Аллой не могли уснуть от страсти, нежности и чрезвычайной близости.
   С рассветом Анатолий услышал звук приближающейся машины, вышел из палатки и встретил две радости. Во-первых, вернулся гонец с другой, правда небольшой и резиновой лодкой, но главная радость пришла, когда приехавший старшина показал ему в сторону моря. Метрах в пяти от берега плавно колыхалась на волнах прибоя уплывшая в неизвестность лодка. За ней Анатолий бросился в трусах, скинув на песок наброшенную на голое тело шинель. И через пять минут лодка была прибуксирована к берегу. К этому времени у берега уже собрались все члены их небольшой экспедиции. Лодку вытащили на берег, подальше от коварных волн. Стали совершать утренний туалет , готовить завтрак, готовиться к новому промысловому дню. Анатолию пришлось для профилактики налить приличную порцию водки, которая, впрочем, не очень согрела, но, наверное, уберегла от простуды. Да и сам факт отважного принятия им ледяного душа стал одним из причин приличного авторитета у подчиненных. Температура воды в этот период была в районе десяти градусов.
   В разгар завтрака и подготовки к новым рыболовным делам к нашему лагерю с южной стороны приблизился подвижный пограничный пост. Они были извещены о посещении их охраняемой территории и почли своим долгом сообщить , что на ближайшей речке, километрах в пятидесяти на юг, к мысу Крильон , в районе поселка (заставы) Кириллово, корюшка идет плотным ходом. Сюда она просто не дошла. Селедку во время нереста корюшки ловить нет смысла, это понимал каждый. Собрались за десять минут, свернули палатки, загрузили лодку и двинулись по адресу, указанному пограничными друзьями. Часа два езды, и рыбаки на месте. По пути не встретился ни один человек, нигде не было видно следов цивилизации. Только дорога, по которой изредка, может два раза в сутки, проезжал пограничный патруль. Условия данной речки исключали необходимость большой лодки, здесь пригодилась маленькая, резиновая. Корюшка в реке видна была невооруженным глазом, ее было так много, и она шла вверх против течения столь стремительно, что рыбаки стали опасаться, не кончится ли она . Развернули сеть быстро, забросили в лодку и два человека пошли выметать ее поперек речки, а когда вернулись на свой берег, сеть вздулась полукругом в сторону течения. Когда ее вытащили, то стало всем понятно, больше рыбачить не придется. Заполнили десять бочек и большое количество загрузили в кузов машины, на брезент. И укрыли брезентом. Надо было срочно мчаться в часть, разгружаться, и приезжать за следующей порцией улова. На этот раз в сеть попало много симы, ею заполнили одну бочку и оставили себе, как сказал наш повар, сержант Майоров, и на жареху и на уху, да сотворим "шарабан". Что такое "шарабан" знают немногие дальневосточники. Только те, кто неделями жил на берегу с рыболовецкой артелью и сотворял кулинарные изыски соответственно возможностям.
   Рыба от трех килограмм , разрезается, выбрасываются внутренности, фаршируется луком и специями, солится внутри и снаружи, оборачивается марлей, перевязывается шпагатом, а лучше тонкой проволокой, роется в обрыве реки нора, метра полтора, можно меньше, в конце которой долбят трубу, в трубе подвешивается рыба, в норе зажигается дымный костерчик, лучше древесные гнилушки с можжевельником. Коптят не меньше суток. Получается деликатесная тушка горячего копчения. Пишу об этом, как о давно забытом нашими рыбаками блюде. Неповторимо. Жаль, но за последние сорок лет, нигде больше я не пробовал шарабан. В том числе и на Амуре. Сам, правда, однажды приготовил из калуженка, на Тарабаровом острове, жаль, но остров, со всеми укреп. сооружениями, казармами и жильем для командования сейчас, в 2006 году решили подарить китайцам. Очень дорогой подарок, если вспомнить их безобразия на Даманском. Но о Даманском речь пойдет в следующей книге. Если будем живы.
   Анатолий и Алла пошли во второй половине дня гулять вверх по берегу речки. Испытали плащ-палатку на предмет прочности, в дальних кустах, да проверили свои навыки в сексе, когда на покатом берегу она стояла в определенной позе, опираясь передними руками о склон.. Тоже интересно и очень обоим понравилось. Вернулись в расположение лагеря, когда уже вечерело, палатки были установлены, а костры горели, шарабан коптился. Рыбачить не решались, пока не вернется машина из Южно-Сахалинска. Улов может пропасть от высокой атмосферной температуры. Было градусов десять- пятнадцать жары.
   Сидели вокруг костра, рассказывали рыбацкие и бытовые байки, в этих рассказах и жизненном опыте были очень искусны старые сверхсрочнослужащие. Они, как правило, не были высокого образования, но по уровню жизнестойкости и готовности к жизненным невзгодам превосходили любого жителя материка, да и поживших на острове недолго офицеров, не говоря уже о солдатах.
   Спать разошлись по палаткам довольно рано, часов в десять уже все улеглись, за исключением повара и его подручного, которые при свете луны в реке мыли посуду, чистили песком котлы. Утром, первой порцией варева в этих котлах будет кипячение алюминиевых тарелок-мисок и ложек. Воду для варки ухи и чая брали в небольшом ручье, впадавшем в речку немного выше стоянки, куда не заходила рыба, и не было большого количества пригодных для гниения органических веществ.
   Машина пришла около двух часов ночи. Проснулись все. Вышли встречать прибывший транспорт, достаточно для еще одного улова тары и решено было засолку произвести здесь, на берегу. И решение было подсказано одним из сверхсрочников, было правильным, это обеспечивало сохранность улова. Если рыбу везти в часть, да организовывать засолку, да снова ее перелопачивать, происходит много порчи, часть пропадает от длительности ожидания засолки. Разлагается.
   Светало, было уже к четырем часам. Решили не ложиться, начинать с ловли. Повторный улов был даже больше предыдущего, затарили к двенадцати дня все бочки, засолили, и осталось много свежей для доставки в часть и обеда на месте. Майоров уже давно функционировал, обед , практически был готов, жарилась рыба на третьем противне, сима разрезалась на три- четыре порции, грамм по восемьсот, корюшка жарилась просто обработанная мукой, не разделываясь. Оторваться от этой вкуснятины солдаты не могли, еще дважды загружался противень для жарки. Ухой запили, и были сыты, казалось, на двое суток.
   Орудия лова, палатки и лодки были загружены. Спать решили в дороге. Шоферам предварительно, во время лова, дали отдохнуть. Поехали.
   На обратном пути забросили мешок рыбы Алле домой. Очень обрадовался ребенок. Остановка, правда, не могла быть долгой, только разгрузили. Это была большая работа для Аллы и ее матери.
   В части возвращения рыбаков ждали.
   Роман между авторемонтным батальоном и ликероводочным заводом продолжался. Командир части, к этому времени уже бывший главный инженер Куминов не переставал удивляться тому, что в его сейфе и сейфах главного инженера и помощника по материальному обеспечению не переводился дармовой спирт и лучшие, порой экспериментальные сорта водки. Таких настоек в магазинах сыскать было невозможно. Авторемонтники были первыми дегустаторами со стороны.
   Трактор, для очистки территории завода, или большегрузный автомобиль, высокой проходимости, всегда приходили по распоряжению Анатолия на помощь заводу. Иногда Анатолий инсценировал для работников "ликероводки" заинтересованного военного, который приезжает к Кацину повыпивать, привлекались работники заводской лаборатории, заходила и задерживалась надолго директор. Закуска, обильная, приезжала вместе с Анатолием, ему это было не сложно. Тайну связи удавалось сохранять, хотя об этом Кацин знал. Предыдущий директор тоже была женщина и с нею у старого еврея была длительная любовь. Он был очень опытен в этих делах. Любовь Аллы и Анатолия становилась все определеннее и крепче, но часто они говорили о тех временах, когда его семья приедет на Сахалин. Картина вырисовывалась очень неопределенная. В их распоряжении была еще одна зима, после которой Анатолий должен был уехать в отпуск за два года и вернуться с женой и детьми. Так планировалось , так решили и они, об этом писалось в письмах к семье.
   Пришла осень 1968года. Батальону удалось получить разрешительный билет на отлов горбуши для улучшения питания личного состава.
   Теперь уже как опытный рыбак, Анатолий выехал на промысел с пятью солдатами, сверхсрочнослужащих, по причине простоты мероприятия не привлекали, в поселок Лесное, но со стороны Корсакова, а не через перевал, поскольку дороги к устью реки Очипуха через перевал Чехова не было. Тогда. Может сейчас и проложили. Но со стороны Корсакова дорога в два раза длиннее и другой перевал, слабо обустроенный. Устье реки в это время заполнено горбушей серебрянкой, это создает прекрасные условия для промысла. Там работала одна колхозная бригада, но, как сказал старший рыбинспектор Василий Артюх, " здесь рыбы хватит, чтобы накормить часть Советского союза от Хабаровска до Новосибирска.
   Машину взяли ЗИЛ-152, который предназначен для буксировки артиллерийских систем и в кузове способный перевозить две с половиной тонны. Сети, солдаты, другой инструмент и принадлежности, уже весили полтонны. Когда вытащили первый замет, загрузили в кузов около двух тонн. Вровень с металлическими бортами. Но рыбацкий азарт сделал свое черное дело. Захотелось еще один раз затянуть сеть. И груза оказалось более шести тонн. По уровню деревянных решеток. Да сверху сели солдаты. И на перевале, в десятке километров от ближайшего населенного пункта, лопнуло одно колесо. А запасные колеса оказались в кузове, под рыбой. Пока поддомкрачивали, да пока пытались пристроить другое колесо, стемнело. А тут лопнуло с веселым выстрелом еще одно колесо. Уже со стороны обрыва. А колеса 1200х18. Такие только у военных, по тем временам. Анатолий оставляет солдат с машиной на пустынном перевале, а сам двинул пешком в поселок , искать помощи. А вся помощь техническая, могла состоять из машины Москвич, на которой ездил бригадир рыбаков, да трактор Беларусь, которым колхозники вытаскивают сети во время путины.
   До Второй пади, где дислоцировались ближайшие воинские части, было более двадцати километров. Путешествия нашего капитана длились до трех часов следующего дня. Он дошел пешком до поселка Лесное, нашел дом бригадира, его там приютили и, рассудив трезво, дождались утра и поехали во вторую падь. Там Анатолию через знакомых офицеров удалось обратиться за помощью к командиру части, и ему выделили такой же ЗИЛ, с комплектом запасных колес и танковым домкратом, поскольку автомобильный груженую машину не поднимал. Часов до пяти вечера ремонтировали машину, по совету офицера артиллериста половину рыбы выбросили в овраг, а остальную повезли домой, в часть, чтобы ночью закопать на территории. Бульдозером.
  Выкопали яму и выгрузили в нее бывшую сутки тому назад прекрасную, свежую, серебристую горбушу. Теперь она осклизла и текла сквозь щели в кузове вонючими соплями. Больше на такие мероприятия Анатолий не допускался. Это производство, и добычу рыбы, и ее переработку, и засолку икры и копчение возглавлял лично командир части или главный инженер. Больше никто не прикасался к делу, которое можно было расценить, как браконьерство. Хотя, в части всегда был официальный разрешительный билет. И еще около года командование части со страхом вспоминало этот случай и переживало, что найдется доносчик и пойдет разбирательство и обвинения. Доносы тогда были в моде. Но надо отдать должное коллективу и авторитету командования, которое не подверглось доносам и обвинениям.
   А роман наших влюбленных продолжался. Уже и зима началась и челночные операции то он к ней, то она к нему, были постоянны и обязательны. Алла свыклась со своей должностью директора, осваивать надо было немного, она была в этом производстве не новичек, но все дело в морали и самочувствии на должности. Выпивалось ограниченно и в меру. Появились общие знакомые, к которым они ходили в гости и которые бывали у них. Полная семейная идилия. И часто они говорили и строили свои планы на то время, когда их действия , как любовников, будут ограничены присутствием его семьи. Муж геолог не мешал никак. У него были свои интересы, свои компании для развлечений, да и всю зиму он проводил в отпусках, получив их и отгулы за восьмимесячную работу без выходных и ежедневную переработку по три часа. Набиралось до пяти месяцев отпуска. Это время он проводил на материке, мотался в Сочи, Крым, на Кавказ. Семья его интересовала только как наличие жилплощади, когда он возвращался из отпуска и дней десять готовился к очередному полевому сезону.
   Переживались Сахалинские метели и шквалы ветра со стойкостью, трудно, но с юмором, и, молодым, им все эти трудности, когда идешь пешком на работу, вытянешь вперед руку, а своих пальцев не видно, и не знаешь, доберешься до работы или на тот свет, трудностями не казались. Бывали случаи, когда и она, и он оставались на ночь на рабочем месте. Анатолию необходимо было обеспечить жизнедеятельность зданий, сооружений, столовой, котельной, тепла в казарме и штабе, а Алла не могла допустить, чтобы любой из технологических процессов прервался. Извещали друг друга по телефону. Из транспортных средств в те поры по городу передвигались только трактора с бульдозерным оборудованием. За тракторами в утренние часы двигались пешие колонны людей, спешащих на работу. Прочищенные дороги заносило снегом за полчаса после прохождения бульдозера.
   Зима в марте неожиданно кончилась. Все силы были брошены на устранение последствий ЗИМЫ. Апрель- май уже не так страшны, но пурга, на два три дня еще посещала. Хотя, на юге острова май, это уже устойчивая весна. И хорошая, почти без осадков погода.
   Однажды майской ночью, когда любовные игры были необыкновенно радостными и искусными, когда любовники каждым своим мускулом, каждым квадратным миллиметром кожи чувствовали друг друга и растворялись друг в друге, Алла , полежав тихонько, ощущала послевкусие радостной усталости, заявила, что это их последняя ночь. Анатолию пора заняться собой, квартирой, мебелью, начать скучать, наконец, за своей семьей, думать о детях. А ее роль в этой драме сыграна и возврата не будет. Такая сильная была женщина.
   Возразить Анатолий ничего не мог, он готов был на все, вплоть до разрыва с женой, но Алла была трезва и непреклонна. Эта ночь, действительно оказалась последней.
   К сожалению, имелись сведения, что через пять лет Алла заболела тяжелой формой алкоголизма, несколько раз лечилась и скатилась в своей карьере на последние роли в своем производстве. Анатолий мучился совестью, он думал, что в ее бедах есть и его вина. Сам он дослужился в звании подполковника до пенсии и уволился на Украине, где живет и уже в старости.
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"