Огородников Вадим Зиновьевич: другие произведения.

Яша Грайцер

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Его называли "Гений и беспутство"

   Яша Грайцер
  
  Лейтенант Яша Грайцер ( Яков Мойше - Шлемович ), военно инженерный специалист, сын военного политработника в отставке. Отец Якова всю войну был военным корреспондентом, руководил армейской многотиражкой, воспитал сына в духе преданности Родине, готовности нести службу с оружием в руках. Это не мешало сыну профессионально заниматься музыкой, писать стихи, быть слегка антисемитом, и жениться на русской красавице с метровой косой и приличными знаниями художественной литературы. Она окончила библиотечный институт в городе Киеве. Неля была на редкость хозяйственная и преданная офицерская жена, поверившая в талантливость и неординарность своего избранника.
   Служил Яша в саперном батальоне Бердичевской танковой дивизии, постоянно ошивался вокруг дома офицеров и солдатского клуба, и, конце концов, через десяток лет его официально сделали клубным работником, освободив от обязанностей строевого командира. К концу службы он стал начальником дома офицеров в городке Манзовка, что на самом дальнем Дальнем Востоке.
   Яша безбожно картавил, казалось, что произнести букву "Р" для него составляет грандиозную задачу, связанную с большими физическими нагрузками. А, если учесть, что он , казалось, сам подбирает в своем разговоре слова, изобилующие буквой"Р", то весь его разговор сводился к сплошному рычанию, с выкатыванием и без того выпуклых глаз, якобы от напряжения, что у новичка не могло не вызывать улыбки. Особенно он старался в своих выступлениях на политических семинарах и выступлениях на партийных собраниях.
   Однажды, когда приглашали на открытое партийное собрание беспартийных офицеров, прозвучал вопрос: "А Грайцер выступать будет?", и , когда сказали, что будет, беспартийные приглашенные решили, что собрание будет интересным и, что надо идти. Его речи были насыщены оригинальными мыслями, никогда не высказанными другими партийцами и это на фоне страшного косноязычия, которое он, конечно , для слушателей утрировал.
   Несмотря на свои пристрастия к литературе и музыке он самозабвенно любил технику всякого рода, особенно, автомобили и мотоциклы. Он очень любил прокатиться на тяжелом мотоцикле М-72 по полигонным дорогам. Здесь ему не было равных. Мчался он по танковым ухабам, как по асфальту. Рассказывают до сих пор в гарнизоне случай: он вез очередное донесение с Житомирского полигона в Бердичев на мотоцикле. К нему сзади присуседился начальник службы вооружения, чтобы добраться до штаба полка. Он был вооруженцем совсем другого полка, но на полигоне, да и в дивизии все знали друг друга. Помчались. Встречаются через полтора месяца.
   - Здоров
   - Здоров.
   -Что то долго я тебя не видел, сказал Яша.
   - Мог и дольше не видеть, ведь ты меня потерял во время твоей сумасшедшей езды посреди полигона, я сломал ногу и разбил голову, хорошо, что хватило сил добраться ползком до проезжей дороги. Там уже попутная меня довезла до Житомирского госпиталя.
   Его поведение , по истине, можно было характеризовать, как "гений и беспутство". Яша не пропускал ни одного мероприятия холостяков, связанного с развлечениями и возлияниями. Пил, правда, он очень умеренно, но с удовольствием, и присутствие в любой компании считал удачей. Всегда находил возможность веселить и веселиться. Если в зале или комнате был рояль или фортепьяно - Яков сопровождал музыкальным фоном весь вечер, преимущественно, классической музыкой, на память, иногда со своей трактовкой и своими дополнениями, которые совершенно не портили первоисточник.
   Его жена, Неля натерпелась, но была преданной женой и все ему прощала. В период, когда он служил в инженерном батальоне, она не работала, им дали небольшую комнату в ДОСе на Эллинге, так, что на обед домой он мог прибежать каждый день. А для жены в ближайшем окружении , да еще по специальности библиотекаря работу найти было очень проблематично. Жили небогато. Заработная плата лейтенанта составляла тысячу сорок два рубля в месяц. И родился у них в те поры сыночек. На удивление всем, Яша стал больше уделять времени семье, в свободное время гордо гулял вокруг дома с коляской, ночью чутко спал и вскакивал к ребенку, как только он пошевелится. Семья во сто крат укрепилась. И все - же , Яков нет - нет , а исчезал за дверью дома офицеров и проводил там время в среде наиболее талантливой и беспутной молодежи, в самодеятельных кружках, хотя, сам участвовал только в музыкальном оформлении вечеров, да это не так уж и мало для 1956 - 1957 годов. Он был немного моложе своих друзей. А Неля его добродушно поддерживала, зная, что он все равно, хороший муж и отец.
   У Яши произошел крупный инцидент с командиром дивизии полковником Радзиевским. Это младший из трех генералов Радзиевских, оставивших свои следы в истории Красной, а, затем Советской армии. Самый старший, Алексей Иванович Радзиевский был видным военноначальником, в годы Великой Отечественной войны командовал второй танковой армией 2 -го Украинского фронта. После войны командовал и Северной группой войск, и Туркестанским военным округом, и Одесским ВО, и, наконец, начальником академии Генерального штаба, которую сумел предоставить и своим младшим братьям, для учебы, а, заодно, и для длительного отдыха от службы в войсках.
   Самый младший из братьев, Сергей, за время войны ухитрился с помощью братьев окончить три высших военных учебных заведения ( Военно - юридический институт, Бронетанковую академию и академию им Фрунзе), повезло, что в это время старший брат был начальником Главного управления Военными учебными заведениями, а, уже после войны Сергея протащили в академию Генерального штаба. К этому времени он ни одного дня не служил в действующей армии, чем был сохранен , усилиями старших братьев, как младший, для семьи в полном здравии и в высочайшем мнении о себе.
   Вот этому полковнику Радзиевскому и пришлось командовать Бердичевской танковой дивизией во времена, когда в ней служили друзья Якова Вадим Огородников, Иосиф Галинский, Николай Цвилодуб, Виктор Мельник, Иван Картавенко, Михаил Пересадько и другие современники 50 - 60 годов, находившиеся в те времена в младшем офицерском звании.Фактически, полковнику уже пора было послужить, хоть немного в войсковых частях на реальных должностях для дальнейшего продвижения по службе.
   Проходил очередной партийный актив дивизии. Все коммунисты в гарнизонном доме офицеров. Немногие из упоминаемых в настоящих воспоминаниях молодых офицеров были в то время членами ВКПб. Некоторые еще держались в комсомльцах, а кое кто , просто не спешил туда вступать. Хорошо действовала отговорка - " я еще не достоин". Яков уже состоял в партии и присутствовал на этом мероприятии.
   В своем выступлении Радзиевский резко осудил к тому времени уже старое "дело евреев", было такое, сфабрикованное в Москве, и он высказал мысль, что необходимо еще разобраться с евреями, которые служат в дивизии.
   Было много выступлений, касались других тем, но о "деле евреев" Никто не высказался. Кроме Яши. Он попросил слова, этот молодой лейтенант, небольшого роста и типично еврейской наружности. Он сказал:
   - Уважаемые товарищи коммунисты! Может быть где то в Москве и существовало объединение людей, на национальной почве, не знаю, но в нашей дивизии негоже оскорблять кого бы то ни было, за его национальность. Мы, евреи момоложе, воспримем Ваше выступление, товарищ полковник, как недоразумение, досадную оплошность, но прошу Вас извиниться перед полковником Баданес, Вашим заместителем который на протяжении всей войны ходил в танковые атаки, и не пасовал перед смертельной опасностью. Извинитесь, пожалуйста, перед ним. Он не заслужил слышать Ваши обобщения против всех лиц, носящих еврейскую национальность. Надо не забывать, что мы служим в городе, где расстреляно фашистами десятки тысяч евреев во время Великой отечественной войны.
  Я, как коммунист, хочу знать о Вашем извинении.
   Полковник Баданес приподнялся. Потом сел. Ему было неудобно и неловко, но никто не мог упрекнуть Грайцера в предубежденности и нетактичности. Скорее полковника Радзиевского можно было заподозрить в коньюнктурствовании по сигналу центра. А принципиальность и партийная дисциплина - для всех коммунистов. По уставу партии.
   Об этом выступлении назавтра знали все офицеры дивизии, в том числе и беспартийные, а через пару дней поползли слухи и по городу. Авторитета полковнику этот его выпад не прибавил. Яша для Бердичевского сообщества стал героем, а для Радзиевского и его окружения - изгоем. И служил Яша в должности командира взвода инженерной техники без продвижения по службе около восьми лет, уже и Радзиевского не было, а негласная солидарность командования не позволяла им выдвигать, куда либо, неугодного. Потом, его сделали начальником клуба полка, вроде, как идя навстречу его пожеланиям и способностям. Тоже, для тридцатилетнего, грамотного офицера - не ахти какое продвижение.
   Когда его сыночку было месяцев восемь - девять, Яша, идя на обед, пригласил с собой Вадима, по дороге поведал о домашних неприятностях. У ребенка был жестокий запор, молодые родители не знали, что делать. Врача вызывать по такому несолидному случаю они пока воздерживались, да и вызвать при отсутствии телефона на расстоянии трех километров было проблематично. Телефон в части был без выхода на город, в те поры.
   Пришли, ребенок стоит в кроватке, держится за поручни, довольно веселый, Неля, встретив мужа и гостя, сразу начала рассказывать Яше, что сынок капризничает, ничего не ест, животик у него болит, вот, только повеселел, по случаю прихода отца. Вадим, помыв руки, подошел к кроватке. Мальчик насторожился. Чужой человек.А Вадим задает вопрос, командирским тоном и своим природным басом:
   - Ну, что, срать не можешь?
   У ребенка округлились глаза,он както неловко припрыгнул, и у него начались обильные испражнения. Вылечился. Радости родителей не было предела. Говорят, счастье - вещь относительная. На лицах Нели и Яши явно проглядывались отголоски пережитого счастья.
   Майор Грайцер встретился с другом своей молодости Вадимом через двадцать три года на Дальнем Востоке, в городе Хабаровске. Якову надо было устроить свою служебную машину в капитальный ремонтна военном заводе, зашел к начальнику завода, чтобы попросить о скорейшем восстановлении своей машины, и оказалось, что начальником является Вадим. Встреча была бурной, радостной, неожиданной и приятной для обоих. Эмоции. Яша остался в Хабаровске на три дня, жил в люксе заводской гостиницы, вдоволь попьянствовали, а за это время ему собрали из новых деталей совершенно новую машину, хорошо испытали, отделали и утеплили, дали в запас запасных частей, сопроводили до Корфовской, почетным эскортом. Выпили на дороге на посошок. Другу надо было ехать к месту своей службы в поселок Манзовка за восемьсот километров.
   Итак, к этому времени на Дальнем Востоке сосредоточились старые сослуживцы Бердичевских времен: Матвей Безиновер, полковник, начальник укреп. района, учились с Вадимом на одном курсе, в училище, три года сидели на одной парте, спали рядом, дружили, Яша Грайцер, Вадим, генерал - майор Сервианов, Юрий, бывший преподаватель тактики в училище, любимый и уважаемый всеми курсантами, подполковник Кандауров, бывший заместитель саперного батальона по технической части - начальник Яши, за двадцать лет сделал головокружительную карьеру - вырос до подполковника. Майор Шкрабак, бывший начальник штаба батальона в 64 полку, за двадцать лет в звании не вырос.
   В 1980 году Яша был назначен в Еврейскую автономную область Начальником ДОСААФ ( добровольное общество содействия армии, авиации и флоту).
   Перебрался со своей семьей в Бирабиджан. Принял должность, к стати, в тот период в Москве Начальником Центрального ДОСААФ был уже много лет наш старый знакомый, бывший командующий второй Танковой армией в Житомире теперь уже генерал - полковник Лелюшенко. Правда, должность не прибавила ему ни ума, ни человечности. Таким он остался навсегда.
   Председателем облисполкома в Бирабиджане на тот период был тоже старый знакомый, по Хабаровску и попечительскому совету, Пастернак Виктор Степанович, человечнейший и умнейший из партработников. К его содействию и помощи грех было прибегать, он и так делал все, чтобы восторжествовала справедливость и законность на территории области. Его всегда любили и сегодня, через два с лишним десятка лет вспоминают добрым словом. Ему - то и подчинялся Яков. С перестройкой он переехал в Москву, ушел на пенсию, с ним приходилось встечаться в 1991 году. Жил он тогда так же трудно, как и все.
   После перевода в Еврейскую авт. Область друзья стали видеться чаще. Однажды, звонит из гостиницы "Дальний Восток", что в Хабаровске.:
   - Вадим, я в гостинице, в люксе, на третьем этаже. Приезжай в гости, здесь большая компания хороших людей, правда, уже выпить нечего, а у Вас в городе с этим мрачновато ( в то время на Дальнем Востоке повсеместно не было в продаже спиртного, и только по большому знакомству, или по талонам на свадьбу и пр.). Вадим приехал, захватив с собой трехлитровую банку спирта. У Яши в гостях двое военных со штаба ДВО и человек пять представителей Узбекского ЦК КПСС. Они прибыли в Хабаровск, чтобы наладить поставки леса - кругляка для республики. Жили в соседнем с Яковом номере. С собой у узбеков масса редких для Востока, да еще Дальнего, национальных деликатесов. Здесь были и тандыр гуш (курдюк барана, копченый в глиняной печи -тандыр), баурсаки многих видов и разнообразной рецептуры, брынза, конская колбаса - казы, и сушеные фрукты - курага, сливы, киш -миш, груши и черт те что.
   Яша сразу, после того, как все перезнакомились загадал Вадиму загадку, предложив попробовать черной, как смола массы - мумие. Но Друг знал что это такое и получил в подарок порцию, которой хватит на лечение всех болезней семьи лет на пятьдесят.
   Пришлось на следующий день знакомить узбеков, веренее, их предводителя Шахлы с лесниками, и они решили свои вопросы непосредственно с поставщиками, не обращаясь к бюрократической машине партийных органов. После этого знакомства все тот - же Шахлы стал приезжать за лесом ежегодно, привозя для продажи леспромхозам вагоны фруктов и других товаров солнечного Узбекистана.
   А Яша в 1984 году дослужился, наконец, до пенсии и долго не мог рассчитаться с долгами при сдаче должности. Приезжал, просил помощи, но помочь ему оказалось чрезвычайно сложно. Оказалось, что весь арсенал оружия ДОСААФ Еврейской автономной области - винтовки снайперские, автоматы, мелкокалиберные винтовки он раздал , якобы для учебных целей любителям таежной охоты, помогал им патронами, те не вылезали из тайги, всегда были на охоте, и оружие сдавать владельцу не очень хотели.
   Пришлось к нему прикомандировать заводской УАЗ-469 на целый месяц, чтобы Яша объехал все деревни Еврейской автономной области и собрал свое оружие. Наконец, к средине 1985 года он смог уехать к папе и маме на Украину, городок Славута Хмельницкой области.
   Собственного жилья подполковник в отставке Грайцер Яков Мойше - Шлемович так и не заработал. За двадцать пять лет безупречной службы.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"