Огородников Вадим Зиновьевич: другие произведения.

Люди. Жители. Временщики.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здесь мои сослуживцы, друзья, интересные люди острова Сахалин, взаимоотношения на острове.

   Люди. Жители. Временщики.
  
   Начало всех начал и начальник и отец командир в армиях всех государств и народов, командир части. Командиром части , в которую я попал на Сахалине был Ендовицкий Николай Федорович. Он значительную роль сыграл в жизни каждого из своих подчиненных, и достоин особого внимания и описания в этом опусе. Он был слегка циничен и иногда беспринципен, но это некоторым образом охлаждало наши идеализированные головы молодых людей. Все мы были моложе его на добрый десяток лет и его жизненный опыт был в значительной степени богаче каждого из подчиненных и он мог преподать и науку жить, и науку не обращать внимания на мелочи, и пренебрежения порядочностью, и уважения к человеческим качествам. Универсальный был человек, хоть и поговаривали некоторые о его не высшем , а среднем образовании, но он в высшем и не нуждался.
   На Сахалине, Курильских островах, Камчатке и многих районах Дальнего Востока население смело можно разделить на две категории. Первая, и самая незначительная, это люди, которые проживают в данной местности постоянно, они относятся ко всем преобразованиям, строительству, взаимоотношениям и всем начинаниям с полной серьезностью. Вторая группа, Временщики. Самая многочисленная, которая судьбою или начальством заброшена в этот край и ждет возможности отсюда благополучно выбраться без ущерба своей персоне, карьере, семейному и материальному состоянию. Эти жители ничего основательно не делают и не собираются делать, их принцип - лишь бы хватило созданного объекта на период моего пребывания здесь. И отпечаток временщиков лежит на всех организациях, зданиях, сооружениях, дорогах и морских заведениях, хотя, казалось - бы моряки здесь постоянно.
   Николай Федорович был временщиком. Он собирался отсюда слинять , как только прозвенит звонок, пять тягостных лет. Да и в смысле карьерного роста на островах было всегда затруднительно, продвинуться по службе можно было только если кто ни будь помрет. А в остальном , человек ждал прямой замены с должности на должность. Правда, желаемый округ можно было указать в рапорте на замену. А если своевременно рапорт не был написан, значит данный офицер заменяться не собирается, и слава ему, он переходит из разряда временщиков в разряд постоянно работающих и живущих Рапорт подавался один раз в год к определенному числу, месяцу.
   Наша воинская часть была расположена в конце улицы Парковой и занимала довольно большую территорию. С севера она граничила с телецентром, с востока была безгранична, поскольку далее начинался неокультуренный подъем на гору, с комплексом спортивных сооружений "Горный Воздух", и можно было произвольно переносить свою ограду на любое расстояние, но ограничивались расположением казармы и складской зоны, которые по своей длине занимали расстояние около километра, С юга была расположена трансформаторная подстанция, котельная, теплицы и склады ГСМ. Фасад , т.е. запад, ограничивался улицей Парковой и здесь были расположены штаб части, навесы для хранения подвижных ремонтных средств, на границе с телецентром располагался объект, из - за которого и была создана эта воинская часть. Свинарник, где жили наши питомцы, всегда около тридцати свинок на откорме. И кормили их избытками солдатского питания и рыбой от пуза. Рыбы в замороженном, соленом, вяленном и сушеном без соли виде было всегда более ,чем могли съесть люди и свиньи.
   Командир приходил на работу задолго до начала официального рабочего времени, и перед ежедневным разводом долго обходил территорию, причем, было замечено, что если он начинал в понедельник обход с котельной, и двигался справа вокруг периметра, то во вторник он начинал свое движение слева, и двигался со стороны свинарника, но обязательно обходил все , имеющиеся на территории здания и помещения, заглядывал в цеха, беседовал с дежурным и работающим персоналом, и к разводу был в курсе всех событий в батальоне. Дежурного, который его встречал на въезде у ворот, он обычно отпускал, чтобы тот не отлучался от солдатской столовой, и подготовки людей к разводу.
   На построении командир делал замечания по содержанию того или иного объекта и ставил задачу на новые трудовые подвиги. В кабинете он появлялся только после начала работы в цехах. И молва прочно закрепила за ним высокие качества хорошего хозяина и требовательного командира. И немногие из нас знали истинную причину того, что заставляло Николая Федоровича долго с утра ходить по свежему воздуху. Так быстрее проходили ощущения вчерашнего похмелья. А постоянные связи с большим количеством знакомых и начальников требовали почти ежедневного возлияния, хотя после этого всегда голова болит.
   Со среды уже комплектовались экипажи из начальников различных служб штаба корпуса для поездки на рыбалку в субботу, в любую погоду, при любых обстоятельствах. Рыбная ловля не диктовалась необходимостью добычи рыбы, как таковой. Ее можно было взять на складе любой воинской части любое количество, и любого сорта и породы. Рыбная ловля была своеобразным ритуалом времяпрепровождения. Начинались звонки, согласования, выяснения обстоятельств дороги, наличие путей подъезда к месту предполагаемой рыбной ловли, какая порода рыб там преобладает, какие снасти, крючки, лески, наживка, прикормка и т.д. Обязательно отыскивался человек, который в данном месте уже рыбачил имел улов и опыт ловли рыбы в данном месте моря, пролива или речки. На острове несколько сот рыбных речек и каждая речка имеет свою преобладающую породу рыб и каждая рыба имеет свои повадки или способ ловли.
   Наконец, все обговорено, все вопросы решены, назначается время отъезда, а это, как правило, в три - четыре часа по полуночи, когда нормальные люди еще спят, жены ругаются или, упершись задом в стенку " шептунов пускают", в это время машина со страдальцами на почве страсти к рыбной ловле объезжает рыбаков по определенному маршруту. Южно - Сахалинск город небольшой, и за полчаса можно собрать всех, кто помещается в УАЗик и направиться к выезду на направление , заранее оговоренное. С выездом из города дается команда остановиться и пьется первая стопка за предстоящий успех. Пока машина достигнет мыса Крильон или реки Долинка, или озера Тунайча, приходится по крайней мере три раза пить "за удачу", а когда рыбаки прибудут на место, сразу разбегаются в разные стороны , отыскивают место, где по их мнению будет настоящий клев, и начинают священнодействовать.
   В начале зимы , когда еще не совсем холодно, но уже достаточно прошло морозных дней, чтобы лед стал крепким, Ендовицкий стал приглашать на рыбалку и меня. Надеялся привить к этому спорту страсть у нового сотрудника. На мое возражение, что я в своей жизни ни одной рыбки не поймал и не знаю как, это делается, он заявил, что нет ничего проще, чем ловить рыбу зимой на Сахалине. " Это очень просто. Наливай, да пей. И вся наука". И никакие доводы не помогали, да еще он мне сказал, что я пока свободен от семейных забот, и сам Бог велел пользоваться этой временной свободой. В общем, я дал согласие. И должен был в три часа ночи сидеть в машине, заехать за ним, потом мы заедем еще за одним подполковником. Дьяковым, начальником отдела кадров корпуса. И за Донцовым Виктором, который , абориген острова, знает все места, где наиболее удачно складывается рыбалка. Но основная ценность Виктора, как потом я узнал, была в том, что он заведовал базой снабжения треста ресторанов. И у него всегда можно было купить деликатесы, недоступные остальным жителям города. У него всегда было шампанское и коньяк, которые отсутствовали в магазинах, и для друзей это было всегда удобно, поскольку употребление было всегда желательным. Виктор был весьма ценным человеком в пору сплошного островного дефицита.
   Разбудил шофера в половине третьего, выехали, забрали командира. Он сел в машину, и говорит мне, "Представляешь, Мария пиздить, не понимаить, что после Сахалина я уже никогда не поеду от нее, и никуда".
   Подъехали к дому Дьякова. Ждем. В его квартире горит слабый свет. " Видишь, не спить, наверно деньги считаить. А что ему еще делать, он держится за Сахалин, как вошь за кожух. Уже десять лет здесь. И куда ему деньги девать?". Вышел Дьяков, коренастый мужик в щегольских усах, экипирован, в валенках, полушубке, больших рукавицах и с сундучком, где были сосредоточены рыбацкие принадлежности и припасы. К этому моменту подошел и Виктор, который жил неподалеку. Поехали. Это был ГАЗ-69 , грузовой вариант, сзади водителя и старшего было шесть мест на продольных скамейках. Решили все разместиться на продольных скамейках, так удобно беседовать друг с другом, заодно и выпивать не останавливаясь. Сундучек Дьякова изображал столик между сидящих . Устроились хорошо, и доехали быстро и незаметно. И затемно. Разбежались по руслу замерзшего ручья и начали сверлить лунки. А лед около метра. Сели над лунками , рыбачат. Это было устье ручья, впадавшего в Охотское море. Я, от безделия, совместно с шофером развел костер. Греться. Мороз около тридцати градусов. Мы с шофером , как наименее опытные, без полушубков и валенок. В шинелях и сапогах. Нагрелись. Задаю рыбакам вопрос " Ну, где рыба?, и получаю ответ : " пока не клюет, потому, что мороз" . Предлагаю позавтракать, поскольку мороз не уменьшается, а уже десятый час утра. С моим предложением все радостно согласились, начали рассказывать друг другу рыбацкие байки. Стоя вокруг костра выпивают и закусывают. А закуска замерзла. Сало свиное , как кость. Его можно жевать, только пососав во рту. Опять разбежались по лункам. А результата нет, говорят, потому, что отлив, вот когда будет прилив, тогда будет и рыба. И продолжают дергать за удочки. А мороз не уменьшается, водку приходится в алюминиевой кружке перед тем, как выпить, на костре греть. Ведь она, родимая, приняла температуру окружающей среды. Тягучая, как кисель. Дьяков сидел вниз по течению ручья метров на сто ниже остальных . Я решил подойти к нему и посмотреть на процесс. К моему удивлению, он сидит на своем сундучке, леска не опущена в лунку, а он за удочку дергает, вроде как ловит. Издали так кажется. Даже я понял, что здесь какой - то подвох . И он мне говорит. "Знаешь, пусть ловят, не надо их разочаровывать. Я нахожусь ниже по ручью и досверлился до земли. А у них, я смотрел, воды немножко есть, но не столько, чтобы там была сумасшедшая рыба. Она вся ушла в море еще когда ручей соединялся с большой водой. Давай выпьем и закусим у костра, раз уж ты меня разоблачил, а они пусть еще часок половят". Так и сделали. Очевидно, вверх по ручью было небольшое углубление и там оставалось немного воды.
   Остальные, когда увидели, что мы подошли к костру, тоже не удержались, и тут Дьяков не удержался и все рассказал. Выпивали, на закуску насаживали сало на прутик, и каждый себе поджаривал на костре. Долго смеялись, и над собой, и над , вроде потерянным днем, и над тем, что надо глубину лунки промерять шестом. Такова беспечность. На обратном пути заехали в Корсаков и на пирсе набрали каждый сколько хотел, морской красноперки, домой, на уху. Дьяков для убедительности, чтобы думали домашние, что рыба поймана на удочку, предложил каждой рыбине крючком рот разодрать. Но этого не стали делать.
   Домой, на редкость, добрались засветло. На прощание Ендовицкий меня обнадежил, что в следующее воскресенье будет натоящая рыбалка, и тогда и я заболею этой страстью. Но я уже пару лет в зимнюю пору ловить рыбу не ездил.
   Через пару недель пришлось по нечаянности стать свидетелем свидания Николая Федоровича с моей сотрудницей Валентиной Ивановной в весьма щекотливой обстановке, что на какое - то время заставило его остерегаться моего , авось, не скромного поведения. И чтобы это не вылезло на общественное достояние. Но я ко времени моей службы на Сахалине был достаточно жизненно мудр, и мудрости хватило на то, чтобы не вникать во взаимоотношения любых двоих.
   Михаил Никифорович Куминов стал для меня настоящим и бескомпромисным товарищем на многие годы. Какое то время мы присматривались друг к другу, но почти с первого года моего пребывания на Сахалине мы были доверенными лицами друг друга и доверяли друг другу абсолютно все. Последовательное движение в совершенствовании технологии и соблюдении технологической дисциплины всячески поддерживалось им и поощрялось, а начальники цехов, которые привыкли полагаться только на свои знания и не признавали документов в технологии, вынуждены были подчиняться авторитету Куминова, как почитаемому и знающему главному инженеру.
   В период моего прибытия к новому месту службы семья Куминова получила впервые в своей жизни благоустроенную квартиру в доме, предназначенном для старших начальников корпуса и освободившуюся в связи с убытием бывшего жильца на материк, в академию Генерального штаба на учебу. А к этому времени семья Михаила Никифоровича прозябала уже более десяти лет в японской фанзе, которая была построена еще в бытность на Юге острова японцев, конструкция каркасно - засыпная, в дощечку, засыпана смесью опилок и шлака, где вили себе гнезда крысы. И избавиться от этой живности не было никаких возможностей.. Отопление печное. Охлаждалась эта хатка через два часа после прекращения топки печей. Полы в фанзе лежали прямо на земле и были источником дополнительного охлаждения. И в этом домике, состоявшем из двух маленьких комнаток и кухни жила семья из четырех человек. Здесь родились его оба сына. Старшему уже было тринадцать лет. Конечно, дети болели. Я был в этом домике. Там продолжал жить брат жены Михаила Н. Горький пьяница и окончательно опустившаяся личность. Разведен, работал шофером. Его систематически увольняли.
   В момент обследования жилых городков в дом зашел командир корпуса, генерал Шахворост, ужаснулся условиями, спросил, кто здесь живет, и сразу, узнав, что главный инженер ремонтной базы, принял решение о выделении ему благоустроенного жилья. Подивился, что за три года совместной работы Куминов ни разу не обращался по вопросу о неблагополучных жилищных условиях. А они были ужасны. С точки зрения цивилизованного человека. А с точки зрения Сахалинца - нормальными. Недавно, совсем недавно , все так жили. Да и Михаил Никифорович был чрезвычайно скромным человеком.
   Грамотный, обладающий множеством достоинств, был скромен и не спешил высказывать свое мнение по любому вопросу. Но если имел убеждение, то его отстаивал, и в деле порядочности и человечного отношения к людям был выше всех, кто работал в тот период с нами. У него была особенность, когда принималось решение долго обдумывать. Это его качество часто раздражало. Но он был хорошим шахматистом.
   Нина Афанасьевна была зав. учебной частью и преподавателем единственной тогда на острове автошколы. Ее филиалы были во всех районах, но по районам ездил , как правило, директор, а она руководила здесь. На ней, ведь были еще и обязанности матери семейства. Она была чуть ли не на десяток лет старше своего мужа, и это накладывало определенный отпечаток на взаимоотношения в семье. Но оба были компанейскими , создавали впечатление дружной семьи, в строгости и скромности воспитывали своих мальчишек. Мария Афанасьевна, на удивление мое, и многих других, которые были значительно моложе, старательно пыталась беречь свое здоровье, соблюдала режим труда и отдыха, прогулки и физическая зарядка, обязательные еженедельные выезды на природу, чтобы " Кислородиться", все это у меня по тем временам вызывало ехидную улыбку. Старший, Володька, был постоянно круглым отличником, с ним забот не было. Около четырнадцати лет ему было, когда он в составе своего класса пошел на гору кататься на лыжах, учитель, дурак, не посчитал детей, началась метель, все съехали с горы, а Володька напоролся на большой скорости на какое то препятствие и сломал себе ногу. И ползком добирался до первой улицы около шести часов. Его, обмороженного, подобрали и отвезли в больницу совершенно посторонние люди. А в это время родители его хватились, обегали товарищей, учителя, и только под утро нашли его в лечебном учреждении загипсованного и замазанного снадобьями от обморожения.
   Мальчишка в этом возрасте в условиях пурги повторил подвиг Маресьева. Впоследствии он окончил институт с уклоном электроники и математики, женился, имел троих детей и радовал внуками престарелых дедов, Нину Афанасьевну и Михаила Никифоровича.
   Когда приходилось Батальону выполнять задачи в полевых (лесных) условиях, всю работу по подготовке и проведению мероприятия приходилось брать на себя , поскольку я имел специальное военное образование. Здесь я часто заставал главного инженера за оформлением документов, которые должен был делать сам. И никогда ни слова упрека со стороны непосредственного начальника. Прямо идеальный начальник. Такого больше у меня не было, а здесь повезло.
   Солдат, который работал у меня в техотделе уволился, отслужив свои три года, а на его место никого не удалось подобрать, хотя место уже требовало работника. Взяли по чьей то рекомендации девочку, которая два года поступала в Хабаровске в политехнический институт и не прошла по конкурсу. Звали ее Аня. Исполнительная, скромная и в мужской среде не позволяющая себе лишних шагов и действий. Парни из солдат и сержантов постоянно оказывали ей внимание, но воспитание не позволяло ей сближаться с людьми, не представляющими собой духовного и практического интереса. И стал я замечать, что она старается при любой возможности обратиться к Михаилу Никифоровичу, якобы за консультацией по техническим вопросам. И стало понятно, что ей все больше хочется быть рядом с ним. Не знаю, уж, в какой момент и Куминов стал интересоваться ею, но взаимность возникла, хотя и очень спрятанная от посторонних глаз и нескромных пересудов. Духовная близость продолжалась около года, и ни один из них не набрался смелости сказать напрямую о своем отношении к предмету. А предмет уже пылал любовью, и здесь ничего нельзя было поделать. Правда, я видел, что их обоих удовлетворяют отношения чисто платонические, что никакого выхода и исхода от своих чувств они не ждут. И все - же , они старались как можно больше находиться близко друг к другу, и все чаще главный инженер приходил на помощь техническому отделу вплоть до изготовления необходимых чертежей, лично. Любовь их была на редкость возвышенная, платоническая в самом поэтическом смысле этого слова. В таких случаях-не мешать, и не спугнуть!
   Его способностью к рисованию гордилась его семья, сыновья часто просили нарисовать вместо них задания, но он старался привить им умение самим пользоваться карандашом. Володька что - то усвоил, но Димка не усваивал ничего. Что касается до Димки, то надо сказать, парень был нездоров, и весьма недоразвит. Маме приходилось с ним делать уроки вплоть до десятого класса. На его лице всегда была печать тяжелого умственного напряжения. А когда пришла пора идти в армию, то его за недоразвитостью не взяли. Он работал по рабочей категории на заводе в Советском Закарпатье и , конечно, освоил простейшие операции, но роста, даже как у рабочего, у него быть не могло. Жил с родителями, пенсионерами. Конечно, жаль, но он умер от инсульта, не дожив до тридцати лет.
   Ендовицкий служил на Сахалине три года с небольшим и был переведен в Волгоград на тракторный завод военпредом. Я впервые в армии повстречался с тем, что можно за взятку вышестоящему руководству продвинуться или перевестись по службе. Ведь не было случая, чтобы офицер, не отслужив свои пять, положенных лет, переводился на Запад, да еще в один из центральных округов, да еще на должность, центрального подчинения. Был такой кадровик в Центральном автомобильном управлении Министерства, некто Иванов, который не брезговал даже мелочами. Так этот Иванов и организовал перевод досрочный нашему командиру, дикость, конечно, на наше тогдашнее мировоззрение. Но эта дикость и была тем случаем, который из безнадежного положения главного инженера привела к его выдвижению на должность командира ремонтного батальона, а меня передвинули на должность главного инженера. Так , что судьба, иногда,
  бывает справедливой. Проводы были громко звонкими. Был даже создан фильм нашим кинолюбителем капитаном Пономаревым. Фильм назывался " Бежал бродяга с Сахалина". Удачный. Самолета не было по погодным условиям двое суток. И двое суток на привокзальной площади продолжалось веселье с возлиянием, причем обильным, и, кажется, все желающие вылететь и ожидающие самолета подходили к нашей компании, расположившейся на развернутом штабном автобусе и могли пообедать, заодно и хорошо выпить. В том числе и персонал аэропорта. Все это снималось на любительскую камеру. Кто утомлялся, мог здесь же , в соседнем автобусе, поспать, чтобы, освежившись в туалете аэропорта, начинать выпивать снова. Закуску постоянно подвозили с кухни батальона в солдатских термосах, свежую, горячую. Даже свежий борщ и плов.
   В конце концов , к исходу вторых суток прибыл долгожданный ИЛ-18, и пригласили к посадке. Тогда этот самолет летал с остановками в Хабаровске, Чите, Улан - Удэ, и еще где то. Тяжелые проводы закончились. Надо сказать, что таким образом вылетали на материк довольно часто, и в отпуска, и к новому месту службы, и всегда это превращалось в длительные проводы. Веселые или грустные, в зависимости от ранга и положения улетающего. Иногда вылетающие ожидали самолета в гостинице, это чаще всего было с командировочными, для которых вырваться с острова не было очень желательно и которые никуда не спешат. В тот - же день мы с Куминовым посидели в командирском кабинете и поставили для себя все точки над вопросами взаимного поведения и обязанностей , которые мы должны будем тянуть вместе. Мы были не только командиром и начальником, но и хорошими товарищами. Субординацию, все же я соблюдал, и командир был мне благодарен. Мы об этом никогда не говорили.
   В 1968году приехала очередная комиссия автоуправления ДВО под руководством генерала Вартанова. К этому времени я сдал немецкий язык и философию по программе кандидатского минимума в Сахалинском педагогическом институте, чтобы всерьез заниматься наукой, о которой я мечтал, наукой о долговременности автомобильных агрегатов и восстановлении изношенных деталей, надо было ехать в Ленинград и сдавать свой предмет. И я обратился за разрешением к Вартанову, а он ответил, что это все ерунда, и он для прочистки моих мозгов направит меня в другую командировку. В Казахстан, обеспечивать исправную эксплуатацию автомобилей во время уборки урожая.
  " Туда мы посылаем несколько тысяч автомобилей для вывозки с полей зерна, а твоя обязанность обеспечить соблюдение шоферами правил дорожного движения и безаварийную эксплуатацию" Так и должность на полгода называлась, Начальник военной автоинспекции оперативной группы. И директива о моей командировке пришла через несколько дней, и пришлось лететь, сначала в Хабаровск, потом в город Павлодар, где дислоцировался штаб. Куминов оставался один, без главного инженера и без начальника техотдела. Здесь ему досталось, пришлось работать дни и ночи, за троих. Но это было потом, а пока мы налаживали работу, и еще год работали до моей командировки, в свободное время я занимался и мечтал, что когда - либо займусь наукой. Однажды мы поехали со знакомым товарищем, начальником мастерской по ремонту вещевого имущества армии Цыганенко, просто для познавания и развлечения, по Чеховским местам - Корсаков, Соловьевка, Первая, Вторая и Третья Пади. Это этапы передвижения из Южно - С.. Падями называют поперечные , очень глубокие овраги, которые нужно преодолеть, но уже в Советские времена они стали простыми подъемами и спусками, окультуренными и преодолимыми. Географические названия "Первая Падь" сохранились. В поселке Соловьевка стоял артиллерийский полк, а в каждой Пади , на берегу моря базировались рыбацкие артели прибрежного лова, здесь на тот момент ловили краба, его на берегу варили в специальных крабоварках - избушках, затем отправляли в Корсаков на рыбкомбинат для замораживания или разделки на консервы. Анивский залив временами виднелся справа, километрах в двух.
   Краболовные лодки уходили в Анивский залив и возвращались полные огромных живых пауков, слабо шевелящихся в непривычной для себя среде воздушной атмосферы. Иногда размах "ног" достигал метра, а с одного краба можно было получить мяса до килограмма. Впрочем, такие экземпаляры были редкими, основной вес мяса от одной особи был от полукилограмма до восьмисот граммов. Съедобны только внутренние мышцы ног и клешней, остальное- панцырь и внутренности, которые несъедобны. Разделку каждой ноги легче всего осуществлять или разрезав острым ножом, вдоль клешню, или специальными ножницами. Нужна определенная сноровка. Вокруг Сахалина , преимущественно добывался Камчатский и Королевский краб. Королевский - в два раза мельче, но мясо на вкус приятнее. Его увлекательно ловить на шельфе во время замерзшего прибрежного моря , через большую лунку, специальной снастью, похожей на удочку, но дается возможность крабу запутаться в леске с наживкой, потом, тащи. Но это спорт редкий и для избранных. Сейчас забыт. Здесь надо лежа на льду, смотреть вниз, затенив ладонями свет, и подсунуть наживку крабу, когда он приблизится.
   Варят крабов в морской воде, или на пару, уложив на спину, чтобы не вытекал белок мышцы из межчленистых соединений до полного сворачивания. Консистенция вкрутую сваренного куриного яйца. Потом , когда крабы готовы, ему специальные работники отрывают " хвост" с содержимым желудка, и в таком состоянии его подают к столу или отправляют на переработку. В первой - же бригаде нам за бутылку водки дали с десяток вареных крабов, и закусывать свежими, только сваренными крабами, это незабываемое блаженство, к тому, что крабовое мясо мгновенно усваивается, и опъянение наступает значительно медленнее, чем при обычной , даже мясной закуске. Пока ехали сорок километров до Корсакова, трижды останавливались , на капоте машины разделывали очередного краба и закусывали, заодно выпивая.
   К обеду прибыли в Корсаков, пора обедать, хоть и не хочется, уже сыты крабами, а , ведь, ехали в гости к директору Корсаковского Центрального ресторана. Он расположен на въездной дороге, недалеко от въезда в город, `cлева, двухэтажный, тогда уже почти комфортабельный. Решили заехать к директору и взять его с собой на прогулку вдоль моря, заодно и попить, водки, за знакомство. Он был другом Цыганенки, а мы с Михаилом ехали знакомиться. Познакомились. Личность, я Вам скажу, замечательная. Его друзья между собой называли " гангстер". Высокий, с голым черепом, сначала кажется лысым, но присмотревшись, понимаешь, что бритый, лоб высокий, крупно морщинистый. Походка, медленная, важная, значительная. Улыбаться и смеяться не умеет. Шутит и говорит любую информацию с единым выражением. А точнее - без выражения и без эмоций. Но, на удивление и мысли говорит умные, и шутит остроумно. Решено было проехаться в недалекое поселение не берегу Охотского моря в устье реки Очипуха - Лесное. Там жил всем известный рыбинспектор Артюх Вася Старший. Младший брат жил в Корсакове и курировал участок Анивского залива, ограниченный Падями вплоть до населенного пункта Озерское. Единственное место на Сахалине, где можно было поесть жаренного карася. Запущены в местное озеро мальки, привезенные с Хабаровского рыборазводного завода. Года два тому, и уже подросли до товарного веса. Но мы ехали к Василию. Он встретил нас в колхозной бригаде, где брали горбушу, быстро разделывали, солили в огромных бетонированных ямах, вывозить было нечем и некуда, а икру солили специально обученные мастера, складывали в специальные туески плетеные из лыка, и , после того, как она освободится от влаги, упаковывали в бочки и отправляли на рыбкомбинат в Корсаков для дальнейшей обработки, закатывания в банки и далее. Рыбу вывозили потом, в течение всего года. Было три способа (рецептуры) засолки. Слабый, или семужный, средний и крепкий. Я не оговорился, когда сказал , что рыбу брали. В устье речки, шириной в десять метров, не более пятнадцати, рыба все прибывала, одновременно войти в реку не было никакой возможности, и ее просто черпали огромными сачками, сколько позволяла мускулатура рыбацкой и силы бригады из женщин, занимающихся разделкой и засолкой. Здесь я научился всем премудростям заготовки и засолки и хранения консервирования икры и к концу службы в островной части слыл непререкаемым авторитетом в этой области. Немаловажен режим хранения. В части, в период промышленной заготовки рыбы на зиму, я с парой солдат занимался засолкой икры, и в праздничные дни на каждом солдатском столе была икра " от пуза". Офицеры и сверхсрочники получали в качестве пайка икру по четыре с половиной килограмма в месяц. Некоторые брали "паек" за несколько месяцев сразу, это , преимущественно, перед поездкой в отпуск. Не все умели ее сохранить Разрешительные билеты на промышленный отлов лососевых в батальоне был всегда в "порядке взаимной технической помощи". Рыба и рыбопродукты были на солдатском столе без ограничений.
   Наш вояж по Чеховским местам длился двое суток. Перед тем, как приехать на Сахалин я внимательно прочел чеховские записки и мне было приятно и интересно встречать географические названия , употребленные Антон Павловичем еще в девяностых годах девятнадцатого столетия.
   Михаил Никифорович служил в ремонтном батальоне до семидесятого года, когда нас перевели в Хабаровск, директивно предупредив, что офицерский состав переводится из отдаленной местности в неотдаленную и теряет право на замену в западные округа. Пришлось ему писать жалобу в Главное Политическое управление МО , что все таки он за двадцать лет заработал это право, и просит оказать содействие в переводе в Прикарпатский военный округ. Вопрос был решен положительно. В это время и меня назначили на должность начальника завода, и батальон остался без ветеранов, и, вообще стали ломаться и порядок и традиции войскового товарищества.
   Куминов был переведен в город Берегово, Закарпатья, где не долго служил, его сожрали старшие начальники , не приняв Дальневосточных принципов демократизма во взаимоотношениях.
   Особо следует вспомнить Башина Юрия Николаевича, начальника сборочного цеха, очень принципиального товарища, и незаменимого работника. Его подчиненные, старшины и солдаты не мыслили себе другого порядка, других достижений в труде, как досрочное и отличное выполнение производственных планов. Капитан Юра Башин, высокий, стройный, спортивного типа мужчина, мечта каждой женщины, которая видела его и имела возможность оценить его интересную мужскую фигуру. Но он был , на исключение , однолюб, любил только свою жену, Валю, и деток, Вовку и Леночку, шести лет Вовка уже пошел в первый класс. В 1966 году исполнилось десять лет его, Юриной службы на Сахалине, и он , наконец, написал рапорт о переводе в Киевский военный округ. Перевод пришел, и готовился прощальный банкет. Одна незадача. Юрий был страстным голубятником, имел у себя на чердаке в городке Мирном около сотни голубей, мы ему отдавали все крупы, все офицеры батальона, которые нам положены были в качестве продовольственного пайка. И он кормил своих питомцев. Эту страсть он привез с мальчишеского времени, и развлечение у него было колоссальное когда, придя на обед он запускал голубей кувыркаться в высоте. Любовались многие, но его подвигов по содержанию такого стада голубей не повторял никто в округе. Никто не хотел брать на себя ответственность за его птичек, а бросить их на произвол , понятно, что они погибнут. Домашние. Пришлось ему преподать науку голодного времени, когда поймать голубя и приготовить из него блюдо на всю семью, было необыкновенной удачей.
   Мы с ним забирались на чердак в темное время, набирали в мешок сидящих на насесте голубей, спускались вниз, откручивали им головы, обдавали их тельца кипятком, заранее приготовленным, перья снимались легко и быстро. Потом, разделка и жарка каждого голубя целиком. Наши семьи питались жареными голубями с неделю. А мужики и под водочку. И было прекрасно, в виду сплошной рыбы и мороженой баранины , в тот год.
   И Юра с Валей и детками уехали в город Конотоп. Прощание было теплым и радостным для всех, и уезжающих и провожающих. Пришедшее письмо нас обрадовало тем, что они на новом месте встретились с Пашей Мосягиным, который тоже прослужил на острове около пятнадцати лет и только недавно выехал к новому месту службы. Тоже провожали, но не подлежит описанию , поскольку член не нашего коллектива.
   Прошло лет пять, мы уже были на Хабаровской земле, случились Даманские события, появились убитые и раненные, появился Китай -" враг номер один". И начали срочно укреплять границу, с западных округов передислоцировалось ряд дивизий, и дивизия, в которой только недавно обосновался Башин с семьей. А перевели их на Дальний Восток навсегда. Юра попал в город Пограничный, семьи ютились в палатках, надежд, что в ближайшие годы будут построены хорошие дома, было мало. К счастью, Юрий не спешил перевезти жену и детей, но это не могло продолжаться слишком долго. Но ему повезло, скорее всего потому, что он был хорошим служакой. Его назначили начальником Военной автоинспекции округа в Хабаровск. Валя с детками поселились у нас, благо, у меня к этому времени была приличная директорская квартира, и выделить для семьи старого сослуживца комнату было не сложно. Жили дружно двумя семьями в одной квартире более полугода. Правда, моя жена в то время работала на заводе, завод "Промсвязь", дочка училась в институте, и Валя была полноправной хозяйкой целый день.
   На улице Широнова , недалеко от нас был построен один из первых девятиэтажных домов в Хабаровсе. В этом доме Башины получили жилье, и перебрались благополучно. Вовка был уже в десятом классе, закончил школу, а в институт не прошел по конкурсу, призвался в Вооруженные силы СССР на законном основании в восемнадцать лет. Служил у меня на заводе, где получил специальность автоэлектрика. Его не сложно было посетить родным, часто приезжал то его отец, то сестричка принесет сумку маминых пирожков, и накормят весь взвод, да и в увольнение он ходил по потребности.
   Служба прошла благополучно, Уволился с почетом и поступил в политехнический институт вне конкурса. Он был трудяга, в папу, и его уважали и начальники и сослуживцы.
   Юрий Николаевич , имея большой льготный стаж после сахалинской службы, уволился еще в молодом возрасте. Далеко до пятидесяти. До "перестройки" сумел адаптироваться в гражданской жизни. В последний год воинской службы он был избран "Председателем общества военных охотников". Должность выборная, но штатная. Перед одной из охот его спросил командующий округом, генерал армии Третьяк, " Ну, что, я изюбра убью?", на что Юра ответил- " Это как стрелять будете". И это его выражение без заискивания к большому начальнику, пожалуй, и решило его судьбу. Третьяк Иван Моисеевич был нетерпим к любым возражениям, а здесь, действительно, стрелял и не попал. Юру уволили по выслуге лет.
   Следует сказать два слова о жене Юры. Валентина Ефремовна. В кои то годы прибыла на Сахалин для работы на швейном производстве. По договору (вербовке), и имела счастье сходить на молодежный танцевальный вечер в гарнизонном доме офицеров, где познакомилась со своим будущим мужем. Интересная была , наверное, девушка, в нее влюблялись во взрослом , зрелом состоянии. Чистое лицо неподдельной блондинки, телосложение плотное, руки и ноги крепкие, работы не боится, трудности и лишения воинской службы своего мужа готова была переносить стойко, без нытья. На многочисленные ухаживания других мужиков умела дипломатично реагировать, уклоняясь от ухаживаний, старалась не обидеть, но могла при необходимости и нокаутировать. Простая казачка с Таманского полуострова.
   А вот капитан Кальнишевский, который командовал моторным цехом был еще и парторгом и доносчиком у начальства и зачинателем всех скандалов и неприятностей, возникающих внутри коллектива. Казалось, ему положено было по должности улаживать разногласия, но он их создавал и потом долго наслаждался разбирательством и показной деятельностью. Его не за что было уважать и он в себе сосредоточил все отрицательные черты того времени, когда государством правили интриги КПСС и КГБ. И ему было место в службе особых отделов , а не в технической. Здесь не его призвание. Однажды , когда пришла анонимка на одного из офицеров, якобы он сожительствовал с женой сослуживца, Кальнишевский назначил разбирательство персонального дела. Командир части, Ендовицкий заявил, прямо во время уже начавшегося заседания партбюро : " Я отказываюсь заниматься этим вопросом. Это позор для партбюро, заниматься бабьими сплетнями". Встал и ушел. За ним ушел с партбюро и Куминов, а секретарю партбюро ничего не оставалось, как закрыть заседание. Впредь сплетни в партийную организацию не допускались, партбюро переключилось на контроль служебной деятельности каждого члена партии. Однажды он меня так возмутил, что пришлось принародно сказать, что он из тез сосисок, которые очень хотят изобразить из себя чайную колбасу.
   А у самого парторга было его лисье рыло в пуху. Однажды , в разгар рабочего времени к Ендовицкому пришла его жена и со слезами и громкими рыданиями жаловалась на то , что муж завел себе любовницу , соседку, официантку ресторана, и , приходя домой поздно, хвалится своими любовными подвигами. И здесь законодателя нравственности пришлось мирить с женой и избавиться от него , как можно быстрее, переведя к новому месту службы.
   Закономерно. Длительные, сроком в сорок лет, наблюдения за поведением и моралью партийных работников, попадавшихся мне на жизненном пути, привели к выводу, что это, как правило, ущербные люди, с большим количеством комплексов, их поведение никогда не отличалось высокой моралью и чистоплотностью во взаимоотношениях.
   Симонович, Бердичевский, был неполноценным человеком и мужчиной, но преподавал и проповедовал высокую коммунистическую мораль.
   Заместитель по политической части у "пидполковныка Грыши Грубого" искал способов воздействовать на офицеров через их упущения в семье и службе, и возносил это до уровня чуть ли не измены родине. А случай, когда я по утрам отводил дочку в школу и шел на работу со стороны города, а не со стороны своего дома привел его к выводу, что я не ночую дома, и поэтому должен нести ответственность и отчитаться перед ним и командиром. Он даже сходил к жене Ире и допросил ее с пристрастием, мирно ли мы живем. Как потом оказалось он был горький пьяница, который уже не подлежал лечению.
   Жора Махаринец пришел на должность заместителя командира батальона по политической части, получив это назначение с понижением , попавшись на систематических пьянках, с запоями на длительные сроки, и мы сумели его держать в рамках приличия, хотя он при любой возможности напивался .
   Когда я уже был начальиком завода, стоял на партийном учете в центральном райкоме партии города Хабаровска, первым секретарем Центрального райкома партии города Хабаровска стал комсомольский функционер краевого масштаба некто Латышев. Он организовал встречу Московской комиссии по проверке краевого комитета комсомола, возил их на рыбную ловлю и охоту с участием девушек. Вертолет, доставлявший комиссию в самые не хоженые уголки Хабаровского края с не пуганным зверем принадлежал пограничным войскам. И через очень непродолжительное время он стал начальником политотдела Главного управления погранвойск в Москве, не служив в армии и пограничниках ни дня, он стал ну, очень быстро, генералом, проповедовал политику партии, вызывая законное возмущение со стороны последовательных в своей служебной карьере офицеров-трудяг, а с наступлением смутных времен изменил своей партии, всецело стал приверженцем рыночной политики государства, сумел войти в доверие к Ельцину и стал его наместником по одному из округов, в коей должности пребывает и при Путине. А скотина и предатель, и тайный блатер. Не любили его в Хабаровских партийных организациях. Высокомерный.
   Начальник политотдела НИИ - 21, где мне пришлось заканчивать свою службу, был просто алкоголик, оба, как назло, начальника политотдела по очереди, полковник Геворкян, имел квартиру в Москве, где жила его жена с детьми, а квартира в Бронницах была служебной и здесь он принимал любовницу. И весь институт поощрял такого начальника политотдела, чтобы никого не трогал, чувствуя за собой свое не очень благовидное поведение. Самым интересным было то, что сменивший его полковник Иванов взял на вооружение не только порядок использования служебной квартиры, но и по наследству любовницу. Медицинской сестрой работала. Очень неопрятный полковник, по месяцам не менявший рубашку под галстук, в помятой одежде, мундир с засаленным воротником, с постоянным запахом вчерашнего пьянства.
   Значительно дальше пошел парторг партийной организации управления института Лещинский. Пенсионер. Бывший начальник политотдела. Шестьдесят пять лет от роду. Выслеживал квартиры, где могли раздеваться перед сном молодые женщины, и, приставив стремянку следил за каждым движением этих женщин, и чем интимнее были ее белье и чем ближе она была к состоянию, когда на снятое, освобожденное от одежды тело, надевалась ночная рубашка, тем выше было блаженство этого идейного работника. Кончилось все тем, что одному майору пожаловалась жена, будто всякий раз, когда она ложится спать, видит в окне мужское немолодое лицо . И муж договорился с женой, чтобы она раздевалась помедленнее и как можно дольше вертелась перед окном. В это время муж поймал маньяка, выжившего из ума, и передал милиции. Старик даже не сопротивлялся. На следующий день его отпустили с работы " по собственному желанию". Сорвалось одно из крупных его партийных разбирательств. Интрига для собственного авторитета у руководства.
   Обобщения можно продолжать долго, но всему миру известно, что более половины высших партийных чиновников и сто процентов комсомольских функционеров в период перестройки и роспуска Верховного совета, и запрета коммунистической партии Советского союза, как правящей, и с распадом СССР, приспособились к новым условиям и неплохо устроились, оставшись номенклатурой уже в другой ипостаси.
   В администрациях многих регионов и областей на должностях, близких к кормушке и рыночной экономике стоят бывшие партийные и комсомольские функционеры, которые учили правильно жить, а, когда пришли перестроечные времена, изменили принципам, которые проповедовали. И мы их слушаем, видим на экранах телевизоров, они не достойны своих бывших товарищей и их уважения. Многие сумели приобрести значительные средства в мутной воде перестройки и накопления капитала. Можно назвать имена, но это уже в другом варианте моего повествования.
   Пишу и понимаю, насколько опасно писать такую правду об успешных, ныне действующих людях. Но мне уже далеко за семьдесят, и бояться правды о своей и других жизнях не стоит.
   Таковы традиционные качества партийных работников от ВКПб-КПСС, которые несли в массы идеологию, руководили , хвалили, наказывали. Вершили судьбы.
   Илья Циммерман был начальником цеха спецработ . У него были все виды металлообработки в том числе и тепловые работы. Цех был по тем временам прилично оборудован, государство не скупилось на оснащение своих вооруженных сил. Станочное оборудование было представлено в довольно широком спектре. Начальник цеха зачастую и не знал возможностей своих станков и своих мастеров. Всем руководил один из старожилов, сверхсрочнослужащий, старшина. На планерку ходил капитан Илья, а потом, просто передавал своему помощнику тетрадь с записями. Записи он вел аккуратно. А дальше работа шла без него. Каждый знал свою работу, а в сроках и объемах разбирался сверхсрочник. Флегматичный человек, с ласковыми библейскими глазами, Илья был полной противоположностью своей жене. Активная баба, не пропускала ни одного дела, которое касалось развлечений или в смысле "переспать". В ее сети попадались. И всем она отдавалась просто, без намека на завиральные речи о любви. Из любви к искусству секса, а искусных мужиков все не находилось, все мы в Советские времена относились к этому как к величайшей тайне, великому греху и не многие допускали мысль о том, что половая связь особ противоположного пола может быть чем то более , чем актом размножения или удовлетворения, наскоро, побуждений пола. Редко попадались мужчины, которые стремились к близости со знанием предмета, не спеша, с лаской и элементарной фантазией. Вот она и искала такого партнера, и муж знал и не переживал из - за ее повышенного интереса к другим мужчинам. Она была довольно откровенна в разговорах о своих многочисленных связях. Это была главная часть ее жизни, и ее не остановило даже рождение второго ребенка, и буквально через шесть месяцев после родов она дебютировала снова, как известная на нашем горизонте любовница. Одному другу, в момент близости она рассказывала о предыдущей своей связи:
  - Представляешь, Мишка ухаживал за мной весь вечер, ну, думаю, очень хочет. Сказала, чтобы он зашел ко мне домой через двадцать минут. Сама ушла, приготовилась, и он приходит. Пришлось его самой затаскивать в постель, а он с перепугу, даже не разделся, воткнул, чуть приспустив штаны, взмахнул два раза задом, потом, вытащил свой прибор, и, пошел, кончать в свои трусы. И вся любовь.
   Этот эпизод характеризует и ее циничность, и ее неудовлетворенные желания неудовлетворенной и жаждущей жены, неизвестно, почему Илья так терпимо относился к ее похождениям. Хотя, в еврействе бывали и религиозные оправдания прелюбодеяния.
   Они оба были харьковчане, и заменились в Харьков. На смену им приехал некто Глимбоцкий, с должности начальника ГСТО ( гарнизонной станции технического обслуживания автомобилей). Этот капитан был знающим ремонтником. Сразу вошел в суть должностных обязанностей, но, странно, его жена была той - же категории, что и Райка, с таким - же темпераментом, с такими же устремлениями к коллекционированию любовников. Сразу, правда, в отличие от Циммерманихи, поступила на работу на завод строительных материалов, а работа в некотором отдалении от места жительства и службы мужа слегка сглаживала ее похождения, хотя, для нас, уже долгожителей Сахалина, секретов быть не могло. Буквально через три месяца после их прибытия стали приходить сплетни, что она пошла на экзотику и влюбила в себя одного из заместителей директора завода, корейкого происхождения. Позже, уже не скрываясь, он подвозил ее на своем мотоцикле с коляской поближе к дому после "рабочего" дня . Областной город был небольшой и в городе все знали обо всех.
   Илья, по прибытии в Харьков, не стал принимать должность начальника ГСТО и его местные блатеры устроили преподавателем на военную кафедру в политехнический институт. Наверняка он при его производственной активности там свою карьеру и завершил, лет через десять.
   Рядом с четырехквартирным домиком, где проживала моя семья, жил в соседнем домике старшина сверхсрочной службы Мышко Иван Власович, со своей женой Марией. И пятерней детишек малых. Самому младшему Петьке было года четыре, а старшему пятнадцать, и все мальчишки.
   Сразу за нашими домами начинался плавный подъем на гору, который становился все круче через какой то километр полтора. Все это пространство густо заросло высокой, в человеческий рост травой и редкими хвойными деревьями. По склону сбегали десятки ручейков, которые щедро орошали землю и давали возможность растительности буйствовать. Здесь было много ягодных кустарников, малина, дикая смородина, по низу склона красника, в простонародьи - клоповка, поев ее, человек три дня мочится , с резким клоповым запахом. В урожайные годы, а урожайными они были всегда, можно было в редколесье набрать за часок ведро моховиков, грибы, которые смело соперничают на столе с белыми. И все это сразу за домами городка Мирного.
   Иван Власович использовал свой жизненный опыт и знания сельского хозяйства и животноводства. У него на склонах горы паслось стадо из десятка крупного рогатого скота, что давало в сложных островных условиях его детям постоянное свежее молоко, говяжее и свиное мясо, и постоянную работу старшим детям, обязанности которым были распределены четко. Его хлопцы под присмотром матери никогда не бездельничали, летом должны были пасти , поить, пригонять с пастбища и выгонять скотину, чистить коровник, построенный своими силами, заготавливать корм на зиму, да еще четко знать время, отведенное для подготовки школьных уроков. А в условиях Сахалинской зимы и принести сена и других кормов животным, и напоить три раза в день, это очень трудно. А бегать без дела не смел никто. В семействе был культ труда, усвоенный Иваном Власовичем в украинской деревне недалеко от Припяти . Все разговоры сводились к тому, что после выхода на пенсию, через три года, они поедут к себе в Чернобыль, купят домик, и будут тихо жить на пенсии, занимаясь домашним хозяйством, Десна и уникальная природа Украины им снилась в лучших снах..
   А , пока, семья должна была жить на острове, и пользоваться условиями островной жизни и довольствоваться плодами своего труда , рыбной ловлей, добычей на зиму морской капусты и ее консервирования, животноводством. Конечно, жили стесненно, в двухкомнатной секции домика всемером. Но , когда была возможность получения квартиры в городе, семья Мышко отказалась, поскольку там не было возможностей натурального хозяйства.
   Однажды, смотрю, Маша Мышко бегает вокруг дома с резиновым туфлем, типа кедов, в руке, и повторяет: " дэ - ж той Пэтька, нэ можу знайты", спрашиваю, что, мол, босиком убежал, а она разъяснила, что резиновый туфель, это средство воспитания. " Бо рукою можно и пэчинкы дытыни видбыть ", такая жизненная мудрость.
   Продукты семья заготавливала в астрономических количествах. И всегда они готовы были прийти на помощь любому соседу или сослуживцу, который, заведомо нуждался.
   Однажды, во время воскресной прогулки мы с женой и дочкой зашли, невзначай, к месту, где отдыхала бригада Ивана Власовича во время сенокоса. А было солнечно и благодатно в природе. Нас пригласили разделить с ними трапезу. Обедали. На обед Маша принесла хлеб, трехлитровую банку красной икры и три банки холодного кипяченого молока. И когда Ира удивилась, что икру надо есть столовой ложкой, то Иван Власович, не без гордости заявил: "А шо,я якый нэбудь культурный, шоб брадыброды йисты?". Семья, имевшая свои представления о жизни и культуре, о людях, порядке и морали.
   Ивана Власовича, который был старшиной роты, очень уважали солдаты. Он по настоящему беспокоился о их быте, знал каждого солдата и его сильные и слабые стороны, и мог посоветовать и подсказать правила поведения каждому. У него среди солдат были всегда отличные взаимоотношения и он следил постоянно чтобы никто не обижал слабых. А таковые поступали в армию во все времена. К концу службы, за три года люди, как правило, выравниваются, их психика укрепляется, но, конечно, необходима постоянная работа командиров всех степеней. Иван Власович жил жизнью каждого подчиненного солдата. В казарме находился и днем и ночью, отдыхал урывками в производственное время, когда солдаты на рабочих местах, если позволяли хозяйственные дела.
   Нередки были случаи, когда солдаты записывались на выходной день в увольнение и приходили к нему домой и просили дать работу по домашности. Вот здесь всегда был праздник для его сыновей, они были на высоте гордости за своего отца, которого хвалили пришедшие в гости. А работа дома всегда находилась, и сараи подправить, и со скотиной позаниматься, и помочь перетащить и скопнить сено. А Маша радостно готовила большой обед , всегда в воскресный день состоящий из украинского борща с пампушками , заправленными чесноком, жаренной на противне картошки и молочных продуктов, которые в условиях Сахалина были просто невидалью.
   Не обходилось без большого количества анекдотов про старшину, но незлобливых, с использованием его украинского диалекта, с самыми неожиданными оборотами и окончаниями. Но, как правило, анекдоты носили знаки гордости за своего старшину.
   И очень жаль, что местность, куда он уехал после увольнения так пострадала. Мышко уволился и уехал на Украину в 1970 году. Предварительно съездил и купил дом в селе, недалеко от Чернобыля. Восторженные описания места, где они будут жить, живописные берега Десны с ее рыбой и раками, перспективы замечательной будущей жизни для подрастающего поколения. А через пятнадцать лет, когда они уже стали старожилами, прижились дети и даже появились внуки, взрыв на атомной станции...
   Сослуживцев, мало мальски повлиявших на мою жизнь на острове, лиц, интересных во всех отношениях, я описал. Связи с городом были не менее значимыми. Остальное- в отдельных рассказах.
   За пару лет до моего появления на острове с Сахалина уехал в Москву, для работы в ЦК партии председатель облисполкома некто Каминский. Его младший сын, которому совсем недавно случилось тридцать лет уже два года руководил самым крупным заводом на острове, Рудоремонтным заводом. Это предприятие восстанавливало и производило горное оборудование для шахт и открытых угольных разрезов. На этом заводе размещались заказы металлообработки со всех остальных отраслей промышленности. На этом заводе, с помощью Куминова устроилась на работу моя жена Ира. Она заведовала заводской Ценральной химической лабораторией , занималась экспресс анализом литья, внедрила и наладила гальванику, материалами , обеспечивающими литье и формовку. Здесь ей пригодился опыт работы и на Бердичевском заводе Комсомолец, и на Хмельницком заводе , выпускавшем трансформаторы. В первое время Борис Викторович Каминский с осторожностью отнесся к приему на работу нового человека, но впоследствии очень ценил и ее мнение, и тот факт, что она наладила целый ряд новых анализов и процессов в технологии. Человек был высокомерный, что явилось последствием воспитания в семье "директора области", второго лица после первого секретаря обкома.
   Несмотря на его статус, он тоже жил на Сахалине, не мог изменить природу, стихию, порядок завоза материалов, металлов и другого крупногабаритного снабжения. И он должен был обращаться в другие промышленные предприятия для обеспечения своего завода бесперебойной работой. Обращался и к нам, все жили , как единое целое в отдельном мире, изолированном, особенно в зимнее время от внешних транспортных сообщений. Буквально пять - десять предприятий определяли жизнестойкость области.
   Угольная отрасль, порты Корсаковский, Невельский , Холмский, Бумажный комбинат в Долинске, построенный еще японцами до Великой Отечественной войны, военные, всех направлений, рыбаки, китоловная и краболовная флотилии, имевшие свои базы обеспечения. И все. И все снабженцы всегда были в курсе снабжения друг друга. У всех ритм снабжения определялся заявкой, которая проходила через Москву и воплощалась в материалы и запасные части через два года после ее подачи своему министерству. Никто никуда не спешил. Правда, иногда срочные грузы доставлялись по воздуху, но это было всегда страшно дорого для промышленного предприятия. И высокомерие отдельным личностям приходилось оставлять дома, обращаясь к соседу.
   В скорости, правда, начали строить в Набережных Челнах будущий КАМАЗ, и папа, бывший тогда еще в фаворе, перетащил своего сына на должность главного механика строящегося предприятия. Старший сын к тому времени ( конец шестидесятых) на этом предприятии уже успешно не без поддержки отца и его друзей работал. Там они благополучно на весьма хлебных должностях и работали долго. Это я знаю, поскольку уже в 1985 году, когда был главным инженером НИИ-21 , получал бумаги за их подписью, и отвечал, и не узнали друг друга.
   Территория нашего батальона, как в городе называли " рембаза", была довольно большая, более полутора километров по периметру, с юга соседствовала с городком Мирным, с севера - с телецентром, с востока- гора и виднелся пик Чехова, Запад ограничивался улицей Парковой. На северо-восточной окраине находилась жилая зона, солдатская столовая, склады продовольственные и запасных частей, юго-восточную часть занимали склады горюче смазочных материалов, вдоль улицы Парковой размещались хранилища подвижных ремонтных средств, правда , хранилища, это слишком сказано, это были крупные деревянные навесы, высотой около семи метров, которые в зимнее время все равно заносило снегом, и не редки были случаи, когда часовой, охраняющий технику мог передвигаться только по коньку хранилища. К машинам добраться в этом случае было невозможно. В самом юго - западном углу находилась котельная, которая состояла из двух паровозных котлов от списанных паровозов узкоколейного типа и работали эти котлы с давлением пара в двенадцать атмосфер, пар подавался к зданиям штаба, казармы, цехов, столовой, по определенному графику, рассчитанному таким образом, чтобы поддерживать рабочую температуру , необходимую для жизнедеятельности и своевременного приготовления пищи в автоклавах кухни. К моменту подачи пара в кухню у поваров всегда должно было быть готово и заложено в котлы необходимое по нормам количество продуктов. Кочегары были в основном, отставные паровозники, а тепловым хозяйством руководил интересный во всех отношениях человек, Толя Смолин, который ранее был и машинистом паровоза, и мастером на паровозоремонтном заводе, и машинистом парохода, курсировавшего еще в недавние времена по Татарскому проливу. Интересный был человек, но его основное достоинство было в том, что он свято верил, любую неисправность, любую аварию котла можно исправить , используя домашние средства, и , действительно, мы неоднократно выходили из, казалось, безвыходных положений. Пар за время моей службы , а говорили, что и десять лет до того, подавался всегда по графику, жизнь части и всего предприятия обеспечивалась усилиями небольшого коллектива, руководимого Смолиным. Однажды он пожаловался, что в котельной большое количество пара приходится сбрасывать на ветер, что очень нерентабельно для экономики базы.
   Во время одного из путешествий с Куминовым по территории мы наткнулись на складированные ящики, в районе свинарника, между свинарником и пилорамой. Когда я поинтересовался ,что это, Михаил Никифорович сказал, что здесь несколько тысяч лобовых стекол для автомобиля ЗИС-5, засланных на остров в незапамятные времена, их много лет назад возили из Корсакова, как стратегический груз автомобилями Студебеккер несколько дней в условиях зимы, очевидно по ошибке, всю норму Дальнего Востока. А использовать эти прямоугольные толстые стекла нет возможности. Они давно уже списаны, а выбрасывать жалко. На ближайшем совещании я предложил командиру, тогда еще Ендовицкому, построить теплицу, рядом с котельной, в одном ряду с баней, которая функционировала круглогодично, ведь паром обеды варили и летом, да и в казарме надо было подтапливать, поскольку лето , зачастую, холодное. Стройку начали немедленно, ее, теплицу, строил лично командир, на строительстве его заместителем постоянно был старшина Сафронов Николай Федорович, уважаемый, серьезный человек, заместитель начальника ОТК, но ОТК Ендовицкий признавал, как совершенно ненужную структуру, впрочем, как и техотдел. Чертежи и схему теплоснабжения все - же разработал техотдел . Стройка шла быстро, все работали с энтузиазмом, фундамент изготовили за неделю, по выходным дням работали все солдаты. Проведены коммуникации, пар, вода, электроэнергия, от сети и от аварийной электростанции. Толик принимал активнейшее участие, было решено, что пар в теплицу должен подаваться постоянно, и температура должна быть неизменной. Теплица приняла первые посевы лука через три месяца от начала работы, сначала основным работником был солдат, с агрономическим образованием. Относился со всей серьезностью, через месяц от начала работы на столах у солдат был зеленый лучок, немного, но количество росло со временем. Решено было других культур пока не сеять, но семена с материка запросили, тепличные огурцы, помидоры, и даже цветы. Ребята смастерили по предложению агронома нашего специальные полки с грунтом, и получился второй этаж посевов. Солдату активно помогала женщина, доброволец, которая была на работе в котельной зольщицей. В ее обязанности входило золоудаление из котлов и транспортировка в накопитель золы. Но золоудаление было механизировано, усилиями Михаила Никифоровича, это заслуга его лично, а штатная единица сохранялась и жаль было увольнять работника. Солдат уволился, но она была уже обучена, вплоть до того, что к восьмому марта командир смог подарить каждой женщине по три гвоздички и женам тоже. А через три года, когда командиром был уже Михаил Никифорович, финансовая ревизия выявила нарушение штатной дисциплины , обязали зольщицу уволить по сокращению штатов, Куминова оштрафовали на должностной оклад. Теплица чуть не умерла, но , на нашу удачу, удалось отыскать на пересыльном пункте нового солдата агронома.
   В цехах батальона работали и другие вольнонаемные лица, которые, получая оклад, от бюджета, были удовлетворены своим материальным состоянием, так, как их денежное содержание состояло из двойного оклада, утроенного за счет выслуги лет. Тогда так на островах платили. И люди держались.
   В токарном отделении цеха спецработ работало несколько человек, специалистов неизменных, которые содержались не только для выполнения производственной программы но и должны были обучать солдат и передавать им навыки выполнения приемов ремонта, уникальные знания которых приобретаются только с опытом. Среди них был токарь, кореец из Казахстана, оставшийся после службы по причинам никому неведомым на острове и уже двадцать лет живущий и работающий в цехе. Женился на русской даме, которая занималась ремонтом и пошивом брезентовых изделий. И каждый раз, получив заработную плату, они пили алкоголь и веселились до последнего рубля, устраивали в своем жилом городке драки, потом шли жаловаться друг на друга командиру, и пока командир части не скажет им, что с этого момента вы уже помирились, и не отправит на работу, скандал между ними продолжался. Во время одного из таких разбирательств пришлось присутствовать .
  - А, пилядь, как деньги есть, так милый Ваня, да? А как вся моя деньги пропил, так епаный корейка, да?
  - А ты пъешь и на мои деньги, и не думаешь, что надо оставить на жизнь, а наливаешь и наливаешь, и я пью. А что жрать будешь?
  - У тебя командира есть? Что , не даст на хлеб внечедной аванс, да? Командир жадная, да? Дай аванс, командира.
  - Я дам аванс на питание, но он будет удержан с зарплаты.
  И командир части давал внеочередной аванс, который они брали поровну, и тратили бережно, и им хватало до получки. И любили они друг друга и мирно жили до следующего праздника- заработной платы.
  Однажды я спросил, а нельзя ли жить так, как вы живете весь месяц всегда, на что мне ответили, что так жить плохо, и нет праздника, а вот когда получка - праздник. И они весело пьют.
  А специалисты были хорошие, и жалко было их уволить, да и общественность их жалела, а изменить, перевоспитать невозможно.
   Такими людьми был укомплектован остров Сахалин, но на них держались все отрасли хозяйства, и нужна была от руководителей большая работа в смысле их удержания в рабочем ритме, исключая время на пьянство или исключая сам факт попадания водки и спирта в поле их зрения. Но это давалось с трудом только отдаленным участкам местности, да на далеких побережьях. Особенно страдали аборигены Сахалина народности, которых осталось мало. Нивхи, переселившиеся на Сахалин нанайцы, так называемые гиляки. У них алкоголь становится главным продуктом потребления и алкоголизм доводит до гибели практически молодых людей. Они становятся глубокими стариками уже к сорока годам. А многие и не доживают до этого возраста.
   Нам приходилось дружить с руководством Сахалинэнерго. Во главе Стоял некто Никитин. В их мастерской по ремонту электрооборудования , которой руководил талантливый электрик Дробышев, приходилось встречаться и по размещению заказов на ремонт электрооборудования и в период обильного возлияния, когда Никитин, оторвавшись от управленческих дел, давал команду подготовить стол, и не вставал из за этого стола по дтидцать часов. Благо Москва была далеко, других над ним начальников не было, а для местного начальства он был в дороге на какую то далекую электростанцию. Единой системы энергоснабжения еще тогда не было, а имеется ли сейчас мне неизвестно. Наверное есть, хотя по сводкам и газетам Сахалин разрушен до основания, разворован, и никто , кроме иностранцев, не хочет им заниматься. И жаль этого благодатного края, в который столь бездарно вкладываются средства, или совсем не вкладываются.
   Сам Дробышев был серьезный человек, выдержанный, не пьющий и для этой цели в компанию к Никитину приставлял своего мастера или приглашал другого работника Сахалинэнерго, Дроздова Николая Александровича. Начальника транспортного отдела, в распоряжении которого был и автомобильный, и гусеничный и железнодорожный и даже морской транспорт, которым владело энергетическое объединение.
   Двухметровый мужичина, весом около ста пятидесяти килограммов, не толстый, но очень атлетичный, с тяжелым подбородком, всегда слегка небрит. Борода уже основательно тронута сединой. Когда он бывал у меня на работе, то Валентина Ивановна начинала дрожать мелкой дрожию и вожделенно смотрела на него. И вообще женщины смотрели на него с завистью и надеждой. Когда магаданский театр гастролировал в Южно- Сахалинске Николай Александрович просто высмотрел на сцене артистку, сходил за кулисы, поговорил с артистами на отвлеченные темы, пригласил труппу в ресторан, пошло человек двадцать. И Дроздов себе в жены выбрал желанную. И не помогли отговорить ее ни профсоюз, ни дирекция, ни партдеятели. Театр закончил свои гастроли и уехал без одной из ведущих актрис. В те времена в театре Магадана еще пел ссыльнопоселенец Вадим Козин. Он встал на сторону невесты, а ее потом заменили в работе другие. А она стала жить с Дроздовым, правда, свадьбу сыграли громкую. Но она мне жаловалась, что, к сожалению, он превращается в пьянчужку, и удерживать его от постоянного общения с руководством на этой почве все труднее. Но Коля не спился, вскоре Никитина сняли, назначили на его место Тарасова, и все стало на свои места. Поговаривали, что снятие Никитина - результат доноса Дробышева. Но об этом только шептались. Злопыхательство на фоне поголовной пьянки в связи с тем, что он не пил, падлюка. Дробышев продолжал работать и он оказывал нашему предприятию целый ряд услуг. Он познакомил нас с известковым заводом, в глубине горного Сахалина была сохранена каторга со времен дореволюционных, там обжигали известь, эту известь рассылали по всему Дальнему Востоку. Известковый завод был расположен в распадке, между двумя горами, и там всегда был туман или моросил мелкий дождь. Все работы выполняли заключенные, дышали известковой пылью и умирали, в основном, из - за легочных заболеваний. Обжиг производился в печах, которые топились таким же углем, Сахалинским, вращающиеся печи приводились во вращение электричеством, но загружались камнем, топились с загрузкой угля вручную. Камень добывали здесь же на охраняемой территории. Известковый завод имел свой цех по перемотке якорей и статоров электромоторов и я размещал у них сгоревшие моторы на ремонт, они делали не хуже, чем мастерская Дробышева, и все типы и модели. И довольно быстро. Инженерное обеспечение у заключенных было не в пример гражданским лучше и качественней. Интересные люди, впервые встретились мне отверженные от общества, от жизни, от нормальных человеческих потребностей и вообще исключенных из списков человечества. Здесь были практически пожизненно заключенные, люди, имеющие специальности, знания, имевшие друзей и семьи, осужденные на длительные сроки уже не имели надежд на возвращение к прежней жизни, все таки хотели жить, хотя бы той жизнью, которая была дарована им судьбой.
   Начальник электроцеха был заключенный, главный механик, у которого я подписывал пропуск на вывоз готовой продукции, был заключенный, и главный бухгалтер был заключенный, хотя и в качестве спецодежды был в свежей ,белой рубашке и галстуке. В следующий раз я всем привез , что просили - консервов, чаю, туалетного мыла. Военный грузовик досматривался не столь тщательно. Онищенко, главный механик, сказал, что за двадцать четыре года ко всему привык, а вот к постоянному чувству голода привыкнуть не смог. Он был осужден через два года после войны за халатное отношение к обязанностям главного инженера объединения Дальзолото, в результате которого произошло хищение драг. металла. В период, когда шла война, да и после нее по инерции, судили строго . Он не досидел до освобождения полгода. Умер от рака легких. Мне пришлось бывать у них еще несколько лет, и я наслушался ужасных историй.
   Однажды, в очередной приезд, как уже было заведено, я угостил консервами , сигаретами и привез несколько пачек чая, Краснодарского. Чай ценился в среде арестантов особенно. Крепко запаренный, он назывался "Чифирь", был сродни слабому наркотическому средству. Применялся из покон веков Сибирскими охотниками для повышения возможностей организма в таежных условиях. Но систематическое применение вызывает ряд сердечных болезней, и нервная система. Расшатывается. Правда, привыкания не вызывает. Шофер следил за погрузкой готовых моторов, а в это время у него были похищены и ключи зажигания, и шоферской инструмент, и личные вещи, которые есть у каждого военного шофера в машине, и представляют для него большую ценность.
   Бежит ко мне, и говорит, что украли ключи и много чего, и он не может завести машину. Об этом услыхал бригадир , выдававший нам готовую продукцию. Он попросил нас не выходить из цеха минут пятнадцать, и за это время заключенные между собой нашли вора и положили на место все вещи. Внутри любого коллектива есть неписанный кодекс чести.
   Еще один приятель нашего предприятия, Зиновий Яковлевич Кацин. Заместитель директора спиртзавода. Заводом тогда командовала женщина, Алла Ивановна, большой специалист, но впоследствии додегустировавшийся до алкоголизма. Я неоднократно участвовал в их официальных дегустациях спирта и водки, а сколько было неофициальных! Спирт у них производился из чистой пшеницы и имел высокое качество. Только надо было в любое время приехать с закуской. Кацин был уже не молодой человек, ему было близко к пятидесяти годам, имел детей и внуков, жена знала о его слабости к женскому полу но очень трезво оценивала его потребности и возможности и часто говорила, что если она сама уже не может быть привлекательной и молодой, а есть , которые ему еще симпатизируют, то это только плюс их семье. Точно по анекдоту : "если тебя ебут, то это нас ебут, а вот если я ебу, то это МЫ ебем". Очень трезвая и умная женщина. А Зиновий благополучно удовлетворял и свои потребности, и директора своего, и оба были довольны и счастливы. У Аллы тоже была семья, был муж, работавший в управлении торговли области. Но его гордость мужская не позволяла ему бывать на заводе жены, и тем более интересоваться , чем она занята в каждый данный момент. Усилиями Кацина была создана гостиница для командированных, вход в гостиницу был из коридора, где находился кабинет директора, и все было хорошо, пока в 1972 году не приехала проверка из Москвы, с участием КРУ ( контрольно- ревизионной комиссии области), которая и решила судьбу слишком разгулявшегося директора. А Кацин остался при должности.
   Большая дружба связывала нас с пограничными войсками. Они постоянно нуждались в исправных тракторах, сами получали достаточное количество запасных частей для автомобилей и натуральный обмен имел место. Да и так делились, без учета полученных или данных ими деталей. Автослужбой отряда руководил интересный парень, капитан Валера. Он был еще холост, занимал приличный пост, для своего возраста, и с ним было удобно водить приятельские отношения в виду его покладистого характера. На помощь он приходил при любых условиях и препятствий для оказания дружеских услуг для него не было. В штабе была секретная часть, этой секретной частью руководила женщина, на добрый десяток лет старше него, но , понимая всю несбыточность мыслей о будущем, жила для встреч с Валерой и это был союз, в котором обеим сторонам было все ясно, но временно было комфортно.
   Однажды, когда мне надо было удивить экзотикой одного приятеля, полковника , прибывшего с материка к нам в командировку, Валерий организовал поездку на мыс Крильон, заставу, обеспечивающую безопасность границы и на суше и на море. В качестве сопровождающего он нам прикомандировал переводчика японского языка, лейтенанта, молодого и заносчивого парня, знающего себе цену, как уникальному работнику. Правда, японцев задерживали не каждый день, и он большую часть своего времени был свободен. Хотя расследования, допросы и участие в судах над нарушителями пограничного режима занимали все его служебное время. На момент нашей с ним встречи у него только окончилась работа по допросам нескольких нарушителей границы на рыбацкой фелюге, задержанной в наших водах при браконьерском лове краба . Он свозил нас на экскурсию на задержанный корабль. Это было довольно большое судно, типа нашего морозильного траулера. Интересные вещи мы отметили. Во первых, для экипажа , сна и отдыха, отведено минимум места, и предусмотрено, что только одна треть экипажа может отдыхать, остальные должны или нести вахту, или работать по переработке рыбы, или заниматься ловом. Спальные места - сплошные нары, где люди спят без всяких постельных принадлежностей и других излишеств. Рыбе отдано все пространство. В морозильных камерах аккуратными брикетами разделанное филе рыбы, шелуха и плавники - отдельными брикетами, внутренности , для приготовления биологических добавок к пище животных и изготовления удобрений, тоже сбрикетированы. Для сравнения мы побывали на рыборазделочной базе рыболовецкого колхоза на мысе, там на горе стоит цех, из которого вниз, в море, течет река из внутренностей рыбы, здесь и печень с сердцем, и кишки, и перья, и все то, что в Японии представляет собой ценность материальную. Конечно, и у нас будут есть печень законсервированную, или паштет из печени и сердца лососевых рыб, но для этой работы на Сахалине никогда не было людей, оборудования, технологий. На японском корабле мы взяли пару ведер ( мешок) ракушки - трубача, крабовых конечностей, особым способом законсервированной морской капусты. По существовавшим тогда правилам, все содержимое трюмов и морозильных камер подлежало уничтожению, так как у нас не было разработано правил использования улова нарушителей границы. Подозреваю, что и сейчас, через пятьдесят лет положение с этим вопросом не изменилось. Впервые я тогда попробовал вареного трубача. Варится прямо с раковиной. Раковина крупная, в ведро входит не более десятка. Содержимое раковины, мясо улитки, вытаскивается вилкой, как пробка из бутылки. Мясо плотное, сладковатое, с соевым соусом очень вкусно. Крабы - вне конкуренции. А раковины в домах материка используются как декоративные, но я тогда не догадался взять на память ни одной раковины. Обед запивали отменной ухой из форели . Форель на острове мелкая, размером с карандаш, красивая, вся в ярко красных пятнах, ловится на удочку , наживка - вареная икра кеты. Икра от температуры сворачивается до консистенции вареного куриного яйца и не стекает с крючка. За час удачной рыбалки можно надергать с пол сотни этих изящных рыбок. Можно, конечно ведро ухи сварить из двух - трех кетин или горбуш, но это будет не та изящная рыбалка, которой настоящий рыбак предпочитает ловлю на подсечку якорьком.
   С нами был заядлый рыбак - любитель , сахалинец в третьем поколении Витя Донцов о котором я уже писал. Он знал все сроки ловли рыбы на Южном Сахалине, все премудрости, правила и приемы, с ним никогда не было поездки, чтобы люди возвращались домой без улова. Вот он и набрал с собой удочек , настроенных на форельку, и пристрастил мгновенно к этому спорту всех участников путешествия. Подосновой для ухи из форели была красноперка морская, которую есть невозможно по причине страшной костистости. Вот красноперка и отваривается для наваристости бульона, а потом выбрасывается. Она, эта рыба, весит грамм триста, ловится активно на внутренности лососевых рыб .Удобнее всего использовать для наживки на крючек спининга сердце лососевых, оно является довольно плотной мышцей и хорошо держится на крючке спининга. Крючков, обычно на поводках три, и часто, когда чувствуешь, что схватила рыба и начинаешь наматывать леску, хватает за второй и третий . Вытащить вместо одной - две, это удовольствие. Такое удовольствие может получить рыбак - спортсмен только на Камчатке, Сахалине или Курильских островах. И как жаль, что эти острова не оборудованы для приема гостей, туристов, охотников и рыболовов со всей России. Острова сегодня грабятся отдельными лицами. Без порядка.
   Виктор был работником снабжения треста столовых и ресторанов, управлял базой продовольствия и встречи с ним часто носили потребительский характер. В свободной продаже не было хорошего, да и плохого, коньяка, сыр и твердые колбасы в магазинах отсутствовали, всегда, шампанское доставлялось самолетами в зимнее время, и летний завоз носил лишь адресный характер, и его можно было найти только на базе Виктора. Куриные яйца всегда были дефицитом, и тоже можно было купить только у Виктора. Конечно, мы оплачивали стоимость тех товаров, которые у него брали, но возможность приобрести все, что необходимо, у нас была. Длительное общение с ним оставило ряд анекдотических случаев в памяти, но целью этой главы является нечто другое. Однажды, когда я приехал с командиром к нему в конце дня, был свидетелем, как списывается шампанское, только что поступившее из вагона , перевалкой с парохода. Стоит большой таз, над ним разбивается четыре бутылки шампанского, потом вино процеживается дважды через двойной слой марли, в эмалированное ведро. Можно черпать кружками и пить. , Разбитые бутылки высыпаются, обязательно с целыми горлышками в картонную коробку, коробка поливается вином, и вызывается на завтра комиссия, которая добросовестно фиксирует факт наличия разбитых бутылок.
   Однажды Жора Махаринец попросил помощи в приобретении десятка яиц, чтобы жена к новому году испекла пирог. Поехали. Взяли на десять рублей яиц. В благодарность, купили и вместе с кладовщиками выпили рублей на сто коньяка с изысканными закусками. Довольный, Жора решил ехать домой на автобусе. Шофера, в связи с питием , отпустили раньше. Пакет с яйцами пьяный майор положил за борт шинели. В автобусе его так придавили, что не осталось ни одного целого яйца, зато весь мундир и брюки были в раздавленных яйцах. Пришлось ему привезти другие, уже на следующий день. А одежда была испорчена, одеть, даже почищенный мундир было невозможно. Яйца полностью не вычистились, протухли и издавали весьма неблагородный запах.
   Глимбоцкий питал нежные чувства к дочери Махаренца, десятикласснице. И его совершенно не волновали многочисленные романы жены. Но и с десятиклассницей у него не было перспектив. Он только вздыхал и работал, а она даже не догадывалась о его воздыханиях.
   Владимир Глузман, заместитель начальника госавтоинспекции области, молодой подполковник, жена работала начальником цеха на рыбкомбинате. Дружил с нашей частью . Неоднократно у нас бывал. Он прославился тем, что однажды мчался на "Волге" к своей любовнице, диктору телевидения, Мондрус, кажется была ее фамилия, и сбил человека. Для своего алиби, он заскочил на вокзал, схватил нетрезвого мужика, обвинил его в буйстве, и отвез в милицию. Тем самым обезопасил себя от следствия. Но нашлись люди, которые записали номер его машины, и следствие все равно пришло к нему. Он получил срок. И сидел, в Хабаровской колонии. Это произошло в 1966 году, когда на Сахалине гастролировал Муслим Магомаев, и имел быстротечный роман с другим диктором телевидения, Ириной Алексеевой. А у Алексеевой до этого был другой любимый, так он набил морду Магомаеву, хорошо набил, так, что Муслим не смог вылететь со своим оркестром на Камчатку. Оркестр улетел без певца, а певец попал в госпиталь. Через неделю была сыграна свадьба Магомаева и Алексеевой, для общественности, вроде у них все по - серьезному, и очень порядочно. Из окна на Южной улице всю ночь неслось пение про "королеву красоты". Муслим улетел на Камчатку, с опозданием на десять дней, а Алексеева уволилась с телевидения и перевелась на телевидение Владивостока. Любовники больше не виделись. Все эти истории мгновенно становились достоянием общественности, тем более, что островное телевидение сразу лишилось двух дикторов, и все из - за прелюбодеяния. Вернее, по причине неудачных любовных историй.
   В главе я постарался перечислить наиболее близких людей ко мне и моей службе в 1964 - 1968 годах и коснулся их любовных пристрастий, не вдаваясь в детали каждой любовной истории, стоит верить, детали были интересны и незабываемы, но у меня мало времени и я склоняюсь к простому перечислению фактов. Каждый из перечисленных персонажей был на то время влюблен или думал, что любит. Описывать надо еще сорок лет жизни, а жизни отведенной для этого все меньше. Каждый был любим и каждый любил, и всем любви мало, ею невозможно насытиться, ее не напьешься до пьяна, ею не удовлетворишься навсегда. И приходит пора, когда человек смотрит на окружающий мир и не может только созерцать. Хочется действовать. Страсть к жизни вечна и будет существовать с существованием человечества. Громкие категории, но своим опытом эти категории, вошедшие в мою сущность, со знанием людей дают право к обобщениям.
   И пусть будут жизнь и любовь. И пусть люди прощают слабости другим, не закабаляя и не терзая друг друга. У кого есть человечность, тот и поступит по человечески. Двое разберутся. Всегда.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"