Огородников Вадим Зиновьевич: другие произведения.

Воздушные кооперативы гл 6

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Глава 6 к Радостям и ударам перестройки. Начало кооперативного движения.

   Воздушные кооперативы. Гл.6
  
   Кооперативное Движение в СССР, а потом и в России, началось с огромного желания торговать, совершать сделки, но никто не знал порядка и правил торговли, не говоря уже о том, что для торговли надо иметь, как минимум, товар. Эйфория кажущейся свободы ни материальных средств ни товаров не давала.
   89-й год начался с первого свободного выдвижения кандидатов в народные депутаты. Еще в умах всего Союза были свежи заявления Горбачева и Буша на Мальте об окончании холодной войны Постановлений ЦК о грубейших нарушениях конституционных прав граждан Азербайджана и Армении, о перекосах местного руководства этих республик, вынудивших граждан ( в основном, не Армян и не Азербайджанцев) покидать места постоянного проживания.
   И вслед за этим землетрясение в Армении. Спитак, Ленинакан, Кировокан. Погибло более 24 тысяч человек.
   На фоне этих знаменательных событий всеобщее бедственное положение простого народа всех республик. Резкое падение промышленного потенциала и невостребованность продукции. Кооперативы регистрировались и пытались, при отсутствии законодательной базы, расти и развиваться.
   Пенсионер, полный сил и творческой энергии, Сибирцев длительное время пытался устроиться на работу, но его уверенность в своих знаниях, умении руководить и нужности на производстве автомобилей, улетучивались с каждым днем. Ни на ЗИЛе, ни на АЗЛК ( если кто забыл, то это Автомобильный Завод имени Ленинского Комсомола) ни в министерстве транспорта места ему не нашлось. Он далек, и скептически настроен был к частному предпринимательству, но, все чаще и чаще обращал свое внимание на возникающие и уже работающие кооперативы различного направления деятельности.
   Однажды, болтаясь по улицам Москвы на своей "Волге" в поисках места под перестроечным солнцем он начал искать общественный туалет. Вспомнил Марти Ларни и его "Прекрасную свинарку", и не зря. Эта тема была и остается актуальной для Столицы нашей Родины, и по сей день. Достаточно приобрести два десятка списанных военных или другого назначения автобусов, переоборудовать в подвижные туалеты, или поставить эти автобусы попарно (мужской, женский) на станциях метро, и деньги поплывут в руки организатора. Да еще кассир имел бы небольшой ассортимент аптечных товаров. Успех гарантированно обеспечен. Даже в третьем тысячелетии. По крайней мере, ближайших лет двадцать. Такие автобусы, или кузова от летучих военных мастерских можно было купить в любом количестве. В так называемой "мэрии" города время от времени возникает и утихает пустая болтовня на эту тему. Серьезно , не пострадав в своих лимузинах и комфортных конторах никто не хочет заниматься этим вопросом. За переоборудование кузовов брался Бронницкий военный экспериментальный завод. У него уже год не хватало заказов чтобы сохранить рабочих при должностях. А этот завод был изготовителем и автором корпусов ПАРМ ( Подвижная авторемонтная мастерская) на автомобильном шасси ... Они готовы были и разработать конструкцию туалета. Расчеты показывали, что личных средств пока, на два заказа хватало, а расчетная прибыль должна была в течение месяца обеспечить оплату следующей пары автобусов-туалетов. И сброс сточных вод решался в колодцы прямо на стоянках, Надо только немного переоборудовать люки, встроив в них приемные фланцы. И вода для слива тоже не была проблемой. Проблемой оказались районные администрации. Начал с Таганской Администрации, потом побывал в Краснопресненской, и в других, и везде хвалили идею, но предлагали начинать с другого района. Никто не решался взять на себя ответственность, на Попова, тогдашнего мэра города, выйти не удалось. "Бо дужэ вэлыкый пан". Он и так хорошо зарабатывал на реконструкции МКАД силами всемирно известного Вадима Туманова, подпольного миллиардера, одного из родоначальников артельной добычи золота. Техника с золотых приисков северных районов Сибири и Дальнего Востока была переброшена на окраины Москвы, и это мероприятие оказалось более выгодным, чем промывка золотоносных песков, да еще в районах крайнего севера. Но это к слову. Туманов, с подачи Попова, некоторое время становился даже публичной фигурой. Мелькал на экранах телевизора, брал на себя роль учителя возрождающегося бизнеса, давал рекомендации, прорицал. Вновь возрождающийся класс российской буржуазии не мог знать его тюремного прошлого, его положения пахана в уголовном мире, его вполне реально палочной дисциплины в существовавших при советской власти золотопромышленных артелях. Еще с шестидесятых годов он окружал себя бывшими уголовниками, платил им министерские зарплаты, два-три Гоги или Зураба сопровождали его по стране, всегда сидели в ресторанах за соседними столиками платили за него, обеспечивали понравившимися девочками, артистками, артистами. Останавливаясь в Москве по делам артели, он оплачивал в трех- четырех лучших отелях одновременно, люксовские номера. На всякий случай. Чтобы с любого района недалеко ездить. Покупка министерских чиновников предусматривала обширную программу. Надо было привлекать на свою сторону и геологов, и горгостехнадзор, и многих других, вплоть до госбанка и инкассации золотого песка с аффинажем. За наличные ему открывались любые дороги. Хватало возможностей специальным авиарейсом доставить на прииск, для празднования своего дня рождения, В. Высоцкого после чего Владимир до конца дней своих называл Туманова единственным и настоящим другом. Туманову было несложно взять на некоторые виды обеспечения страдающего наркоманией и алкоголизмом шалопая-артиста, уже погибающего от своих нездоровых пристрастий. Оба гордились выгодной дружбой. Для Туманова это лучи славы народного кумира, для Высоцкого - неограниченные материальные возможности одного из самых богатых дельцов социалистической современности.
   Артельное золото и его добыча, и, в особенности люди, связанные с этим направлением в СССР - тема большая, изученная автором, но не основная, не касающаяся напрямую настоящего повествования. Оставим на время, если оно будет. Хотя, на будущее уже нет надежд.
   В прошлые то веки в Хабаровске Сибирцев получил телефонный звонок из Молдавских Бендер. Звонил начальник автомобильного ремонтного завода Одесского округа Казаков Вячеслав Владимирович. Взял путевку в санаторий "Океансканский" на себя и двоих друзей. С туристической и познавательной целью хочет остановиться в Хабаровске. На пару дней, посмотреть город, его окрестности, быт, культуру и проч. Дальнего Востока, это бывает один раз. Просил заказать гостиницу, один номер на одного человека отдельно.
   Прилетели. С двумя дамами. Одна - любовница, одесситка, не на последних ролях, директор курортторга, ее подруга, директор Одесского коньячного завода. Обе еще не старые, готовые к приключениям. За приключениями и прилетели на "край света". Сибирцев, как гостеприимный хозяин, разместил их в заводской гостинице, самого Казакова с его Дульцинеей - в директорский, всегда резервный "люкс", подругу - в отдельный. Пару дней, действительно, развлекались, были экскурсии и по Амуру на большом катере, и вглубь Нанайского района на автомобиле. Гости получили достаточно полное представление о крае и его обитателях. Они имели с собой чемодан коньяка, освоили пару бутылок, обеды и все, что надо было, доставлялось из заводской столовой. Через три дня гости уехали, уже поездом, в сторону Владивостока. Там их должны будут встретить знакомые и обязанные Сибирцеву моряки и доставить в санаторий. И все получилось. Через месяц Сибирцев провожал гостей на самолет до Москвы.
   Это воспоминание однажды во время скитаний молодого ( еще далеко до шестидесяти ) пенсионера и натолкнуло на мысль, что надо посетить Казакова в Москве, он теперь директорствовал здесь на одном из промышленных, Министерства обороны, предприятий. Помогли дармовые коньяки и молдавские дары природы. Машинами. Не далеко, сутки пути. Его работа в центре города. В бытность Сибирцева работником НИИ они столкнулись в коридорах Генштаба. Коротко обменялись сведениями и адресами. Сейчас у Сибирцева теплилась, не без оснований, надежда на наличие должности согласно квалификации, или около этого. И, действительно, Казаков ему работу нашел. Заместителем начальника техотдела с функциональными обязанностями, связанными с развитием и строительством новых объектов предприятия. Начальником отдела была женщина, Татьяна Николаевна. Очень грамотная и знающая свое дело. С самого начала между начальником и заместителем установились нормальные отношения, она не касалась и не вникала в функции своего заместителя, он - не злоупотреблял. У Казакова в то время возникла идея строительства нового производственного корпуса, его проектирования и быстрейшего освоения земли в границах завода. Пока город не претендовал. Ведь Москва, но, благодаря перестройке и мэру - Попову, сплошной упадок в хозяйстве и развитии. И с помощью вновь прибывшего работника , имеющего старые связи по предыдущей работе и знающего дороги в кабинеты дело сдвинулось. За исключением включения в планы проектных институтов, которые могли взяться за эту работу не ранее, чем через два года. Казаков спешил. Уже был депутатский запрос на целесообразность существования промышленного предприятия военного назначения в центре Москвы. Сибирцев в проектном институте договорился до того, что они готовы произвести экспертизу и поставить соответствующие штампы к производству проектов, если они по существующим стандартам будут выполнены, а объемы без финансирования они включат, как выполненные сверх плана. Надо было срочно создавать в рамках завода проектную организацию. Штата не было. Сложности. Пришла на помощь Львица. Работница Главного квартирно-эксплуатационного управления МО. Лев Людмила. Однажды пожаловалась, что ее бывший муж, вообще, хороший человек, Игорь Лев работает главным инженером проекта в институте ГИПРОВЕРЬФ, но имеет другую семью, отчисляет алименты, а это не густо. Жизнь все дорожает. Познакомился со Львом. Предложил "левый" проект. От изысканий до технологической части. Казаков готов был платить из своих внутренних статей . Накопились и ежегодно перечисляются в бюджет. Необходимые расчеты сметы взяли из военного ЦПИ ( центрального проектного института), согласовали. Стал вопрос о бригаде проектировщиков - шабашников придать законный вид и толк, иметь расчетный счет в банке, перечисления с завода делать по безналичному, потом, выплачивать исполнителям. В те времена , не как сегодня, безналичные деньги становились наличными с большим скрипом.
   Все образовалось. По старым связям еще с капитальных сооружений в научном институте были знакомы строительные организации, и нашелся трест "Фундаментстрой", который уже пользовался услугами кооператива с целью "зарабатывания" левых денег. Себе на карман. Механизм продуман и осуществлялся без сбоев. Кооператив зарегистрировал и руководил им комсорг треста Дима, базировался, для собственного удобства в красном уголке треста, в соучредители были включены два произвольных рабочих, они же и потренировали председателя, некоторую часть их работ, а они были столярами, СУ в свой план выполненных работ включило, только, как выполненные сторонней организацией. Деньги по смете были перечислены кооперативу в Промстройбанк. Выплачены рабочим в проценте, превышающем их заработок за такие же объемы но, в своем СУ. Около сорока процентов от полученных на расчетный счет. Обязанности бухгалтера кооператива взял на себя главный бухгалтер СУ Рафик Айвазян. Удобно. Далее, уже большая бригада была включена в подобную работу, уже по основному виду деятельности. Хорошо получили все, в том числе и начальник, и главный бухгалтер, и голова треста, партийный секретарь, и аппетиты увеличились. Вот в такой кооператив и удалось пристроиться Сибирцеву с большой бригадой инженеров проектировщиков, договорившись на довольно выгодных началах с Димой, парторгом и главным бухгалтером. Дело пошло, просто надо было ежемесячно закрывать объемы, предъявлять отчеты на завод и получать на счет кооператива заработанные средства. Все были довольны, в особенности, исполнители. Их личная заработная плата сразу увеличилась в три-четыре раза. И руководство СУ, да и треста, были удовлетворены. Самое интересное, проект, который проектные институты делали годами, был выполнен , за исключением технологической части, за три с небольшим месяца. Были привлечены способным Львом лучшие силы двух проектных институтов. Технологическую часть исполняла начальница Сибирцева, Татьяна Николаевна. Она знала и нужды производства и возможности самого предприятия и все остальные вопросы.
   Аппетит приходит во время еды. Группе проектировщиков не хотелось с этой организацией расставаться, а Сибирцеву жалко было отпускать восвояси сработавшийся за это время коллектив. Появились другие заказы. Сибирцеву было пока неведомо, куда уходят остальные деньги, остающиеся в распоряжении кооператива. В карманы же, начальства треста и строительного управления, как оказалось впоследствии. Законодательная база на те времена и налоговые отчисления государству еще не были определены. Проходили обкатку. Чужие деньги никто не считал. А своих почти у всех, не было. Такие времена, а советский строй уже дышал на ладан. Были выполнены еще другие проекты. Спроектирован бытовой корпус большого хлебокомбината с медицинским пунктом, тепловым профилакторием для рабочих. Пришел заказ от другого военного завода на проект гальванического цеха и цеха по механическому наращиванию металлов с термической обработкой. И тот и другой имели своей целью восстановление выбракованных по износу деталей до первоначальной геометрии. Этот проект выполнялся при непосредственном участии Сибирцева, были привлечены силы научных работников автодорожного института, Военного НИИ, из которого Сибирцев уходил на пенсию. Проект был выполнен и к нему даже разработаны технологические процессы. И снова все хорошо заработали. Хорошо по тогдашним понятиям советского труженика.
   Время шло, заказы пока еще были, но с их оплатой и, вообще финансированием, было все хуже. Надо отдать должное, что на некоторые направления Социалистического хозяйства денег не жалели и платежи проходили без задержек. Хорошо обеспечивались учебные заведения. Поступил заказ на полную реконструкцию лабораторного корпуса Первого медицинского института. Здание следовало разобрать, за исключением ограждающих конструкций (наружных стен), сделать проект межэтажных перекрытий и внутреннюю планировку всех этажей. И, главное, выполнить проект в натуре. Требовалось поектирование каждой лаборатории, задания на которые еще надо было истребовать. За выполнение самих работ бралось Строительное управление силами кооперативных бригад, и все шло на общие объемы основного плана. Срочно создавались бригады, кооперативом арендовались механизмы у СУ, во главе бригад становились штатные прорабы. Люди были одни и те же , но по ним проводились выполненные и не выполненные по другим объектам работы, и за все заказчики перечисляли деньги. Крепко запахло процветанием криминала.
   Неизвестно, какие начальники и на какие сигналы отреагировали решениями и директивами, запрещающими должностным лицам предприятий и организаций, а, также, служащим открывать кооперативы или работать в них по тематике своих предприятий. Эта директива Совета Министров была ударом по многим, размахнувшимся дельцам во всем Советском союзе. Пришлось срочно перестраиваться, многие, почувствовав возможности частных "лавочек", просто, увольнялись со своих насиженных мест на госпредприятиях, входя, тут же в сговор с руководством о взаимной кормежке - заказы, сметы, деньги. Тогда еще не знали слово откат. Только артиллеристы. У пушки Д-25С, например, откат 740 миллиметров. Фиксировался линейкой на казеннике. Потом этот термин приобрел сегодняшнее значение и количественно означает возврат денег покупателю наличными, без документов и подписей, за заведомо оцененную продукцию с завышением. Это элементарное, и почти узаконенное воровство. Сегодня, в первые годы 21 столетия воруют таким способом 99% должностных лиц России. Это явление стыдливо называют "коррупция", издаются распоряжения, постановления, решения на правительственном уровне, а караван идет. Играя в либерализм и права человека, даже осужденным миллиардерам за утаивание средств оставляют их миллиарды, нажитые воровским путем. Хорошо покупаются суды вместе с присяжными. Нет конфискации, нет расстрелов, нет другой адекватной ответственности. Никто ничего и никого не боится. И завидуем Китаю, его успехам и жестким законам в случае нарушений против деловой морали.
   Лабораторный корпус разбирался, вывозились деревянные перекрытия этажей, и здесь же завозились металлические балки для сварки колонн, прогоны, плиты перекрытий. Работа шла, говорят, впервые в практике капитальных ремонтов многоэтажных зданий в Москве - с листа, сразу, после готовности чертежей. На первых кооперативных порах это был позитив, превосходящий старую идеологию в строительстве.
   И тут директива, надо менять председателя кооператива и главного бухгалтера. Боязнь попасться подталкивала руководство треста и СУ выполнить все быстро, показать, что ничего не было.
   Сибирцев становится председателем кооператива. Ему открывается многое. Но он, как не привыкши воровать, быстро отмежевался и от треста и от СУ, хотя и потерял ряд рабочих, которые числились и тут и там. Пришлось уволиться с завода. Предлог был убедительный, несмотря на начало реконструкции предприятия и произведенные Министерством затраты, Моссовет с согласия Министерства обороны закрывал завод, увольнялись все, кто не имел отношения к ликвидации материальных ценностей. Это мероприятие подоспело ко времени, в измене или непорядочности Александра обвинить никто бы не смог.
   Казакову были даны и возможности и шансы прибрать к рукам все, что нравилось, что плохо лежало или стояло, ожидая, когда сфабрикуется акт на списание или акт оценки для свободной продажи. Ему активно помогал Отдел фондов имущества Московского округа. Этот отдел был наделен правом реализации имущества, отслужившего свой срок или потерявшего свою актуальность.
   Казаков не пострадал. Много приобрел, купил, или так отправил своим родственникам в Бендеры. В основном, несколько автомобилей, грузовых, кран автомобильный, новый автобус ПАЗ-672. Транспортные ЗИЛы были хорошо загружены станками, недавно смонтированными и для этого случая демонтироваными, или новыми. Токарными, фрезерными, щлифовальными. Все это стало за бесценок, практически по цене металлолома собственностью сына директора завода, проживавшего в Молдавии. К этому времени сын, отсидев срок за распространение наркотических средств, мог с полным основанием выступать собственником прибывшего имущества. Сам же Вячеслав Владимирович к этому времени успел развестись со своей первой женой, матерью взрослого сына, жениться на любовнице из Одессы, получить в Москве, на Кутузовском проспекте квартиру. Нашел способ договориться с кадровиками - взяточниками в Генштабе, и вовремя улетел, насытившись, к новому месту службы в одну из южных стран, где пребывали наши войска. Пару лет он отсиделся, передряги в Союзе - России дали возможность забыть о нем и его делах. Он мог спокойно возвращаться в новое государство, уже в звании пенсионера, и, вскоре, развелся со своей второй женой, ставшей москвичкой. К нему прибыла другая любовница, из тех же Бендер. И сын от первой жены со всем уже узаконенным имуществом. Можно разворачиваться в новом качестве и новом бизнесе. И далее сплошное делячество. Свое, хорошо материально обеспеченное дело.
   Так выживали и процветают в прошлом наши близкие ( недалекие), но хваткие.
   Сибирцев постоянно искал заказы на проектные работы и, если это возможно, на строительный подряд. Пока существовал. Группа проектировщиков не бедствовала. Народ был подобран из двух военных ЦПИ ( проектных институтов) и коллеги Льва.
   От компьютерной фирмы "Мета", где в это время на правах далеко не оправданных, но на хлебах, обретался американский приятель Александра Ален, поступил заказ. ПИАР - акция. По территории фирмы ходит иностранец, с ним специально заговаривают в присутствии клиентуры. Это производило впечатление. Фирма, в те времена, процветала и решила свои деньги вложить в строительство торгового комплекса в Геленжике. На первых порах заказ на ТЭО. Сибирцев сам, вместе со Львом съездил в Геленжик. В те времена захолустье Краснодарского края, здесь старая вотчина В.Г. Короленко, без нормального транспортного сообщения, в стороне от Новороссийска, и посещаемость этого золотого курортного места была незначительной, но имела большие возможности к развитию . Президент Меты, толковый и деловой программист Игорь Крутовских все прекрасно понимал и предвидел.
   На границе 89-90 годов в разлагающийся Советский Союз , как воронье на падаль, стали съезжаться алчущие наживы бизнесмены и рисковые неудачники из Америки, Англии, некоторых восточных стран. Все жаждали приобрести, купить, или так отторгнуть от законного собственника - государства материальные ценности, дешевые сырьевые материалы, невостребованные энергетические ресурсы, готовые и не получившие своего покупателя товары - уголь, цемент, минеральные удобрения, изделия легкой промышленности, даже выпущенные и не реализованные вертолеты. А в СССР распродавалось все, пытались продать даже недвижимость, достояние народа, гордость его. Сибирцев наткнулся на факт предложения по продаже Концертного зала им. Чайковского. Это предложение, не шутя, внес на рассмотрение одного из американских аферистов Дональда Бурке действующий тогда директор концертного зала Кондаков. В те поры еще не пришел к нам Американский доллар, так этот директор оценил Зал Чайковского в миллион рублей. Доллар, правда, тогда еще стоил по нашему внутреннему курсу 64 копейки. И, будь этот американец хоть на небольшую часть своего естества состоятельным человеком, начался бы серьезный торг. Да и СССР еще существовал, плохо, с неприятностями в республиках, но существовал.
   В сентябре Верховный совет Азербайджана принял закон о суверенитете республики.
   7 ноября демонстрация в Кишиневе вылилась в беспорядки, блокировано здание МВД.
   Верховный совет СССР 26 ноября принял закон об экономической самостоятельности прибалтийских республик - Литвы, Латвии и Эстонии.
   Верховный совет Литвы отменил статью Конституции о руководящей роли Коммунистической партии. А в декабре уже и свою независимость от КПСС. Раскол в компартии республики.
   Аналогичные революционные изменения происходили и в странах Социалистического лагеря. Начиная с Польши, которая в январе 1990 года уже окончила деятельность Коммунистической партии и создала новую, Социал-демократическую партию республики.
   Чехословакия Болгария, Венгрия и ГДР вовсю строили свою самостоятельную государственную политику. Румынская "революция" связанная с поездкой Чаушеску в Иран.
   Соц. лагерь трещал по всем швам.
   А, в это время внутри самого СССР, происходили события, с которыми уже не могли справляться государственные органы. Большинство промышленных предприятий стали жить сами по себе, и потенциал многих отраслей резко падал. Станкостроительные заводы вынуждены были останавливаться, за неимением сбыта своей продукции. Завод "Красный Пролетарий", Завод "Комсомолец", заводы автомобильной промышленности даже не постепенно, но резко прекращали выпуск своей продукции. Все просили дотаций, а Завод им. Ленинского Комсомола вынужден был отправить в неоплачиваемые отпуска большую часть своих работников. Отраслевые Министерства не справлялись и самоустранялись.
   В этих условиях страдала , конечно, и культура. И не случайно директор Московской филармонии готов был продать или заложить главный концертный зал страны.
   У директора 5-й музыкальной школы Апексимова Виктора Николаевича родилась идея соединить в единое целое свою школу, концертный зал, построить общежитие гостиничного типа, и этот комплекс назвать " Музыкальное училище для особо одаренных детей". Дети из различных государств должны будут жить в гостинице, рядом со школой, в соседнем номере рядом с каждым ребенком должен жить его воспитатель, дети по принципу лицея Пушкинских времен, проходят обучение, постоянно выступают на различных мероприятиях в Зале Чайковского, усваивают культуру Москвы и России, получают музыкальное образование в традициях лучших композиторов и музыкантов России. И это все не бесплатно, это мероприятие подразумевалось коммерческим и было направлено на получение прибыли , которую направлять на содержание и развитие. Обучаемые со всех стран, желающих воспитать музыкантов в духе служения музам искусства. Преподавателями тоже предусматривались лучшие музыканты и вокальные исполнители СССР того времени.
   Деньги на технико-экономическое обоснование и технический расчет концертный зал и школа на паях нашли. ТЭО делал Сибирцев со своей командой, для чего на некоторое время при школе им был выделен один класс.
   Далее ТЭО дело не пошло, спонсор не нашелся. В те времена в СССР, а потом в Россию вкладывать никто не хотел. Музыкальная школа в то время бедствовала материально и Апексимов предложил Сибирцеву занимаемый класс оставить за собой в качестве служебного помещения, офиса, по современному. За небольшую плату. Заключили договор.
   Вот заработать на дремучем непонимании рынка старались все приезжающие. Так, уже упомянутый Дональд Бурке из Калифорнии организовал агентство по набору специалистов из СССР для работы в Соединенных штатах. Снял офисное помещение, через газету "Неделя" дал объявление с приглашением на беседу целого ряда специалистов. Для того, чтобы человека приняли на собеседование он должен был предъявить квитанцию о переводе определенной суммы на расчетный счет, указанный в газете. Личный счет Дональда. Под маркой юридического лица "Декейт...". Беседа с ним, с претендентом на работу в Америке проводилась, человек регистрировался, его обещали вызвать после двухнедельной обработки данных. Через неделю отправлялось на имя соискателя письмо, что специалисты данного профиля пока не нужны. "Вы поставлены на очередь к рассмотрению Вашей кандидатуры". И с приветом. Люди были в подобных аферах не искушены. В офисе всегда была очередь. Промышленные и научные учреждения медленно, но уверенно разваливались. Специалисты всех отраслей искали себе применения. Собеседование проводили здесь же набранные три агента и два переводчика. Из граждан Союза. Им платили. Они молчали. Работали в таком режиме полгода. Дональд за это время несколько раз летал в Америку, настало время, когда он в Россию не вернулся. Остановился вовремя. Заработал пару миллионов долларов. Эту его деятельность своевременно раскусил Сибирцев, позвонил в газету, тогда это была "Неделя", самостоятельное издание, говорил с выпускающим редактором, на что ему ответили, что за объявление оплачено, пользоваться этой информацией или нет - дело каждого.
   Дела у кооператива пошли плохо. Заказов не было, хорошо, что еще продолжалась работа по реконструкции лабораторного корпуса мединститута. С трудом зарабатывали на жизнь.
   Открывшиеся в огромном числе кооперативы занимались продажей несуществующих товаров. Воздуха. Их так и прозвали - воздушные кооперативы.
   Как мухи на разлагающуюся рану, начали слетаться в Союз наши прежние, которым удалось эмигрировать в сороковые - шестидесятые годы. Эти народы еще не утеряли связей с оставшимися родственниками, но уже приспособились в новом мире, в США, Канаде, в европейских странах. Многие из них жили там на положении политических беженцев, или просто безработных, получали пособия, и теперь надеялись нечто урвать у своей бывшей родины в нелегкие для нее времена.
   Некто Ашкинази Морен Константинович, бывший начальник строительного управления из Кишинева, привел своего родственника, Бориса Нудельмана, прилетевшего из США на побывку и разведку на предмет выгодного бизнеса. Борис эмигрировал из Одессы в шестидесятых годах под соусом воссоединения семьи в Австрии, это был пересадочный пункт для выезда в Америку. Дальше - безработный, живущий на пособие, работа по оборудованию интерьеров во вновь построенных квартирах и домах, жена сумела открыть свое небольшое дело, по продаже и монтажу портьер, он был у жены в подсобных. Очень хотелось в СССР найти "дурной" бизнес под американским флагом и без американских или каких - либо других денег. Этому Борису очень хотелось использовать уже существующий кооператив "Прогресс - строй", во главе с Сибирцевым, чтобы произвести глубокую разведку открывшихся возможностей.
   На время своего пребывания в Москве Борис испросил согласия поработать вместе в "офисе" кооператива, принять нужных людей и выработать линию поведения с привлечением готовых инвестировать бизнесменов из штатов. Опыта у наших кооператоров в общениях с иностранными бизнесменами еще не было, и, отчасти из любопытства, отчасти из любознательности, что из этого выйдет, Александр дал согласие на это сотрудничество. На второй день клиентура, ( и какая!) пошла. Все было в одной комнате. Велись серьезные разговоры, рекомендовались , вроде, серьезные фирмы, обещались огромные, по тем временам, инвестиции или вложения в создание совместных предприятий. Очень большие суммы обещались к конвертации в валюту. Обещана беспрецедентная скупка рублей за доллары. Для переговоров с иностранцем, прибывшим из Штатов и обещающим огромные блага, образовалась очередь из жаждущих встречи. А Борис все врал и врал, и уже сам начинал верить, что имеет возможности всего Уол- Стрита. Эти прощупывания российских возможностей продолжались более двух недель. Очень активно завязывал с этим полуамериканцем недавно образованный "Финист -банк". Банк был организован высшей кастой комсомольских работников, во главе совета директоров стоял проработавший много лет председателем общества Научно технической творческой молодежи ( НТТМ) Иосиф Николаевич Орджоникидзе, по досужей легенде внук соратника Сталина, а, в действительности, совсем другой Орджоникидзе, но продвигаемый в комсомоле все таки, благодаря революционной фамилии. Эта "синекура" ему принадлежала с младенческих лет, и вот, на волне перестройки, когда нужда в техническом творчестве была усилиями Горбачевых сведена к нулю, миллионы накопленных комсомольских денег были надежно пристроены в коммерческий банк. В виде уставного капитала. Все дела и переговоры вершились сотрудниками "Ассоциации делового сотрудничества" организованной и зарегистрированной, как юридическое лицо, при банке. Деньги приходили, хотя комсомол уже распадался, и приумножались, и прятались. Потом, через пару лет, в удобное для того время, банк был искусственно обанкрочен, все его деньги испарились, все знали куда. Движение капиталов между странами и оффшорами стало свободным, относительно. И сегодня пенсионер Орджоникидзе считается одним из самых богатых людей России. Много лет курировал внешнеэкономическую деятельность Москвы, игорный бизнес и ряд других хлебных мест. Зарубежную "заначку" можно было не трогать. На скромную пенсию он сегодня проживает по заграничным злачным местам. Хватает.
   А пока, "Ассоциация" активно наводила мосты с западными бизнесменами и предлагала массу коммерческих проектов, в надежде вложить и переложить на другие, западные счета свои средства, надеясь и на выгодные вложения в западную экономику. Заместитель президента Ассоциации не оставлял без посещения Бориса ни одного дня. Руководство банка оставалось в тени. Высокий, красивый, с волнистыми волосами резидент от Ассоциации комсомолец Саша к исходу второй недели встреч получил согласие и выдал приглашение в Россию на переговоры повторно самому Борису и его "шефу", хозяину специально для Союза зарегистрированной фирмы "Декейт девэлопмэн корпорейшн ", Дональду Бурке 3-му, владельцу мнимых заводов и фабрик и торговых представительств во многих странах. Все это в те поры проверить было невозможно, принималось на веру, но человек у нас принимался по высшему разряду. В гостинице Министерства обороны на Ленинских горах был заказан этаж, два люкса и номера для свиты. Встречали в Шереметьево через ВИП - зал, колонна лимузинов, ресторан на все время пребывания на верхнем этаже гостиницы с дежурным официантом и возможностью круглосуточного "ланча". Два работника банка, возглавляемые Сашей, Сибирцев, работник протокольного отдела МИДА Владимир Колпаков, он же переводчик, размещались тоже в гостинице. Все за счет ассоциации, все в счет будущих прибылей.
   Этот, ранее упомянутый Дональд, привез с собой команду. Во-первых - юриста, все боялись подвоха, во вторых - специалиста по углеводородам, углю, нефти, сланцам. Далее, шел не заявленный в переговорах с банком, архитектор, с боевой готовностью перестроить все на свете, и Москву, и города и поселки, и все здания и сооружения, к торговле и другой деловитости относящиеся. Впоследствии оказалось, что данный архитектор единственный нормальный специалист, в своем деле, и обладает порядочностью, которая его выгодно отличала от остальных американских граждан, приехавших в надежде на дармовые заработки в стране не знающей, что такое рынок, что такое бизнес, что такое прибыль. А у наших торговцев весь профит ограничивался количеством денег, необходимым для нормального биологического существования.
   Этого архитектора звали Эрвин Аллен Хилл. Он на последнем этапе строительства представлял фирму заказчика с американской стороны в строительстве гостиницы "Рэдисон - Славянская". Единственный, который занимался практической работой. И просто присутствовал при компании искателей - американцев, приехавших "на ловлю счастья и чинов". Наблюдал.
   На одной из встреч со своими предложениями появился, в гражданской одежде, полковник, начальник управления мест заключения по Коми АССР. Сопровождал его некто Матреницкий Алексей Тимофеевич, придворный Совета Министров этой республики. Разговор и похвальба длились более трех часов, с их участием и обедали. После обеда они продолжали нахваливать природные и прочие особенности края, с разведанными и неразведанными запасами полезных ископаемых. Почему-то им казалось, что Дональд немедленно примет решение вкладывать свои несуществующие миллиарды в развитие Коми, и Сыктывкара в частности, и, вот в их воображении небольшая республика становилась ведущей по промышленному и культурному потенциалу в Российской Федерации. Договорились до того, что вся американская делегация, с ними комсомольский Саша, и парень из протокольного отдела МИДа решили немедленно ехать в Сыктывкар, знакомиться с возможностями развития республики на месте. Создавать планы внедрения американского капитала в Российскую глубинку. Сейчас понятно, американцы пытались изучить все, имея представление о географии по своим штатам, они не представляли ни огромности наших территорий, ни крайней бедности регионов, ни уровня цивилизации на местах. Все было в диковинку. Впервые Коми - почти северные аборигены. Вылетели, и их там встречали на министерском уровне, все по-русски, все бесплатно, все радушно, большой показ своих прелестей и уровня цивилизации и дикости. Ален Хилл остался в Москве. Понятно, он хотел, как можно быстрей найти работу по специальности архитектора работа на гостинице кончалась, его контракт с Рэдисон себя исчерпал. И он хотел остаться в Союзе и в дальнейшем и зарабатывать хотя бы на прожитие сегодняшнего дня. Своего имущественного ценза он не скрывал. Уже изъяснялся по-русски, с трудом, но довольно внятно. Сибирцев был к проектной работе причастен и, как мог, старался ему помочь. Между ними установились довольно доверительные отношения.
   К Дональду в Сыктывкаре приставили в качестве переводчицы выпускницу педагогического института со специальностью преподавания английского языка. Молодую, красивую, стройную, чернявую, скромную, наполовину мусульманку строгих правил. Саноат Катанова. Она должна была постоянно сопровождать группу Матреницкого и обеспечивать взаимопонимание между местными властями и приезжими американцами.
   И эта группа старалась показать Дональду и его спутникам все богатства нетронутых лесов, мало исследованных недр, пустынные просторы республики и возможности переноса сюда любого или любых Американских штатов с их деньгами, специалистами и уровнем цивилизации.
   Бездорожье восхищало. Лес был показан во всей и всевозможной его красе и богатстве, вплоть до демонстрации охоты и обеда у костра. Сорокалетний Дональд чуть не умер от переполнения мочевого пузыря. В тайге туалетов не построили, а сходить "до ветру" без общепринятых удобств он не умел. Учили. Пришли к выводу - это они дикие. Рекламировались возможности деревообработки и сбыта пиломатериала, была поездка и на одну из буровых вышек. И все это для того, чтобы заинтересовать, привлечь. Никому из встречающих и демонстрирующих было невдомек, что это лишь гонцы, разведчики от мира далекого, потустороннего, и что до осуществления мечты о процветании края пройдет еще не один десяток лет, и что, в конечном счете, развитие края будет на деньги воспрянувшей и восставшей от перестройки и социалистических утопий России.
   Но это потом, а сейчас , чтобы угодить американскому эмиссару все очень старались. Составлялись и предлагались самые смелые экономические планы, и в них уже начинал верить и сам Дональд, и его окружение, и лихорадочно переводились эти коммерческие предложения на английский язык, составлялись графики. Этим занимались Саноат и Владимир, составленные документы должны были вместе с гостями улететь в Америку. Дональд очень надеялся найти "денежные мешки", рискованные и смелые, готовые вкладывать в фантастические проекты свои средства. И Дональду нечто должно достаться. Как организатору, инициатору и соучастнику.
   Саноат вместе с группой американцев прилетела в Москву. Матреницкий имел установку от республиканского руководства - не выпускать Дональда с группой из под своего внимания, и не допустить, чтобы его сманили другими предложениями. Благо, Дональд через два дня должен был улетать в Штаты, чтобы все осмыслить и искать инвесторов. Был весь в радужных надеждах. Почувствовал себя причастным к спасению республики и его правительства. Даже с близкими компаньонами стал обращаться, как будто уже вложил в Коми АССР миллиарды личных инвестиций, и это личная заслуга. На самом деле, был беден, как церковная мышь. Но аферистичен. И подвержен увлечениям фантазиями других фантазеров и прожектеров.
   Два дня заключительной болтовни в гостинице МО, проводили Дональда с группой в Штаты, проводили Саноат в Сыктывкар, к маме, довольную заработанными средствами, Матреницкий остался в Москве с другими поручениями своего начальства.
   Судьба свела Александра Сибирцева и познакомила с Ивон Богдановой Сыбевой. Ивон была женой секретаря партийной организации посольства Болгарии , ее муж Стоян с некоторых пор, когда в Болгарии обострились оппозиционные настроения, когда Болгарский лидер совместно с лидерами Венгрии, ГДР и Польши выступили с осуждением действий КПСС в отношении Чехословакии, реноме Коммунистической партии Болгарии было в своем государстве хорошо подорвано. Парторг посольства в СССР стал номинальной фигурой и каждый день им рассматривался, как последний на этом посту, и это длилось вплоть до девяностого года. Жена лихорадочно искала выход из предстоящего и всем понятного краха Партии, в которой муж станет со дня на день не у дел. Забегая вперед, он продержался со дня описываемых событий еще полтора года. А свою дипломатическую квартиру Ивон превратила в бизнес-оффис, и пыталась навести мосты для продажи немногочисленных изготавливаемых на родине товаров.
   У них бывало много новоявленных "российских бизнесменов". Иностранцев, желающих продолжать торговые дела с обнищавшим СССР было мало. С этого рынка ушли и те, кто был. Выжидали.
   Проявился директор вновь созданной "Международной промышленно аграрной коммерческой ассоциации "Интерагринос". Симонов Владимир Львович. Долгими часами сидел и потреблял кофе у Ивон, рассматривал банки с консервированными продуктами сельского хозяйства и садоводства предлагаемыми Болгарией на продажу, записывал цену и запрашивал сертификаты производителя и качества, обещал изучить потребности рынка уезжал, появлялся через пару дней, весь в важностях и высокомерии, привозил массу дополнительных вопросов. Факс работал между квартирой Сыбевых и Болгарией подолгу, накручивались международные телефонные счета, благо, оплачиваемые посольством, а к контракту приблизиться не было никакой возможности. Как выявилось, Симонов не мог выйти на желающих оплачивать товар, или хотя бы гарантировать оплату по поступлении грузов. А потребность в 89 - 90 годах в СССРе , бесспорно, была огромной. Не умели торговать и не имели на это средств. Государство уже было неплатежеспособно, безденежно. И гоняли жаждущие дела, воздух пустых переговоров.
   Этот делец хорошо понимал потребности государства, и понимал перспективность сделок, на тот момент, с продуктами сельского хозяйства, но был беспомощен за неимением средств. Да и так ясно, что будь страна платежеспособна, разве пропали бы в магазинах болгарские томаты, консервированные фаршированные перцы, горошек, огурчики, различные овощные консервы и , не говоря уже о винной продукции, которая еще десять лет тому была в изобилии, пять лет назад редкостью, а теперь совершенно исчезла с прилавков. Полки магазинов в те времена стали пустыми, чистыми , из магазинов с голодухи сбежали даже мелкие грызуны. Поголовье крыс в городах резко сократилось. Жрать было нечего. А врожденные снабженцы, желающие работать и воровать все с большей энергией гоняли воздух. Многие переключались на продажи. Всего, что было ценного, что некогда составляло основу народного достояния.
   Перестройка наносила свои удары по каждому, кто жил в этой стране, а деловой мир не мог перестроиться без средств к тому или без криминальной деятельности.
   Радостей перестройка в СССР не приносила никому. Выживать народам, населяющим огромную территорию, приходилось и раньше, через нас прокатилось две мировых войны.
   У Ивон появилась в качестве гостьи дама , не старая, десятипудовая черноусая шатенка, отрекомендовалась, как одна из самых успешных бизнесменов Болгарии. Ее на первых порах интересовали редкоземельные материалы. И в связи со спецификой товара а доме появились представители промышленных и химических отраслей, геологи, переживающих не лучшие времена и затухающее производство. Был задействован "Техноинторг". Заместитель председателя появился с целой папкой предложений по редкоземельным металлам, тщательно каждое предложение прорабатывалось, здесь были все редкие металлы и их соединения, некоторые чисто химические в граммах, а некоторые, в виде соединений, вроде двуокиси титана с готовностью поставки 500 тонн в месяц. Были здесь и вольфрам, и молибден, и кобальт и др. Огромными партиями. Можно было только поражаться и удивляться, какие богатства страна способна реализовать, и сидит без денег. На поверку оказалось, что это распродаются остатки со складов предприятий, которые потребляли эти товары в виде сырья и теперь перестали давать продукцию и готовы, чтобы выжить продать свои запасы и себя. Печальная картина. Еще печальнее она стала казаться присутствующим, когда стало ясно, что целью этой мадам было лишь одно наименование. Долго кочевряжилась, убедившись, что у присутствующих некоторые возможности есть, произнесла: "Красная ртуть".
   Присутствующие потеряли дар речи. В торговых кругах шепотом обсуждались и передавались из уст в уста легенды о фантастических возможностях этого соединения ртути, и что применяется оно лишь в двух направлениях стратегического вооружения . В детонаторах ядерных бомб и в лазерном, недавно разработанном оружии. Предполагалось, что это разработка военных ядерщиков, и страна, обладающая красной ртутью не уязвима для любого вооружения.
   И всякая другая фантазия.
   Кому, как не бывшему военному научному работнику Сибирцеву знать о фантастичности всех этих слухов и вымыслов. Ему было у кого поинтересоваться, получить консультацию и уверенно отрицать эти слухи. Для себя. И не участвовать в этих пустых торговых мероприятиях. Забегая вперед, стоит сказать, что в октябре 1991года директор Екатеринбургского концерна "Промэкология" Олег Садыков убедил своего земляка Б.Н.Ельцина об огромных коммерческих перспективах данного вещества, о его финансовой емкости. И что оно принесет государству миллиарды долларов, и под воздействием вице - президента Руцкого, родоначальника Кремлевских коррупционеров, был подписан указ, разрешавший этому концерну произвести и продать 10 тонн красной ртути. И это без того, чтобы убедиться через научные круги о наличии и значимости этого вещества. Один из ляпов .
   Сибирцев сказал всем присутствующим, что этим вопросом нет смысла заниматься, поскольку просто нет предмета для разговора. Ему никто не поверил, Российские бизнесмены бросились искать испрашиваемый товар, а мадам Иорданка, пока они гоняли воздух, еще с месяц жила нахлебницей в семье Стоянов, и до чертиков всем надоела.
   Настоящий воздух.
   В музыкальную школу к Александру приехал представитель коммерческого центра "Комплекс" некто Леонид Беккер. Он лихорадочно искал. Что искал? Доллары искал. В большом количестве. Ему неизвестная фирма дала заявку на конвертацию 15 миллиардов наличных рублей по существующему курсу и он взялся найти держателя такого количества валюты, готового получить за нее деревянные . Потом выяснилось, что держателями рублей были наши братья - грузины. И мотался этот Беккер по всей Москве, летал на встречи с иностранцами в Петербург, шустрил между иностранцами в Московских гостиницах, искал среди российских кооператоров и акционеров. Поил в ресторанах работников Министерства внешних связей. Не знает ли кто соответствующих дураков , которые не могут найти применения такой сумме американской валюты и хочет погубить такие богатства. Никто не хотел, да и не находился. Обладатели таких денег в те поры в Россию не ездили. Только мелкие дельцы и родственники наших бывших граждан с предельно малыми суммами, сэкономленными на пособиях или небольших заработках. Чтобы заработать по мелочи. И ничего не дать своей бывшей родине.
   Неизвестно на чьи деньги, и с какими целями, но в Москве и Петербурге подвизалось вполне юридическое лицо. Уж сложно вспомнить его название, но связанное с возрождением ислама в России. Эта организация была, бесспорно, юридическим лицом, имела большой штат, занимала несколько номеров в гостинице "Пекин", имела свои представительства во многих городах, в том числе и в Петербурге. К своим делам допускала только избранных, через их гостиничный офис проходила масса людей, когда они разговаривали по-татарски очень часто звучали слова "миллионы, миллиарды , рубли доллары, марки". Проявлять любопытство, было не принято. Эта организация, явно, воздух не продавала.
   На строительно-проектном небосклоне в Москве появилась представительница Днепропетровского инженерно-строительного института, она выступала под кодовым наименованием кооператива "Научно- исследовательский комплекс". Очень активно эта женщина, Лось по фамилии хотела найти покупателя или финансирующую единицу на институтские Ноу-Хау, различные разработки на строительные материалы , в особенности, рекламировала "доски из опилок". Ни сбыта, ни желающих применять методики их научных изысканий она не нашла, не те были времена, пришлось ей разъяснить, что пока, на данный момент, это все воздух. Это все очень больно бьет по человеку, особенно творческому.
   Уехала восвояси.
   А продавцы воздуха и товаров, не имеющих спроса все шли. Некто, Георгий Константинович Муракиди примчался с острова Шпицбергена, что в Баренцовом море, с криками "Ужас, Ой-вай!". Накопали восемьдесят тысяч тонн угля по планам министерства, а оно, министерство угольной промышленности, от угля отказывается, предлагая выставить в свободную продажу. Два месяца не перечисляет на шахту денег. Хорошо, еще, что рабочие живут за счет безналичных лимитов в местных магазинах Но магазинам, то надо деньги возвращать. Катастрофа. Страшный удар перестройки.
   ИВК ( инженерно-внедренческий кооператив) "Мыслитель". Появился на горизонте Колпачного перулка и долго пропагандировал свои товары к покупке. Упор делался на медь и ее модификации. Предлагалась химически чистая, 99, 99 в количестве 1200 тонн. За хорошие деньги. Предпочитались в качестве покупателей англичане. Почему, неизвестно. Длительно и упорно этот мыслитель искал покупателя, а когда появились желающие приобрести уникальную медь, оказалось, что надо ехать на Урал, в Н-ский город, занимающийся электролизом, договариваться, торговаться искать правды в Министерстве Внешних связей, поскольку в Союзе не было предприятий с внешнеторговыми правами, особенно экспортными. МВС проводило всю контрактную работу, отгрузочно - перевалочные операции, приемку, транспортировку и передачу товара, за что взимался хороший процент. А медь просто пообещали знакомые хороших знакомых и она теоретически была, но практически... Воздушная.
   Аналогичную операцию пытались провести бизнесмены из совместного предприятия "Маркип", во главе с генеральным директором Горбуновым. И разница между вышеописанным кооперативом "Мыслитель" и совместным предприятием была только в том, что "Маркип" дерзал уже с другого переулка. Лялин переулок.
   Закончились эти оба коммерческие мероприятия одинаково безрезультатно.
   В Москве объявился и активно гастролировал на фронте валютных махинаций Марченко Валерий Мыколаевич, везде предъявлял визитку с заголовком "Украйиньська Духовна Республика" и Кыйив, вул Червоноармийська Љ 96. Работал в паре с американским гражданином Бери Эрлихом. Всем показывал справку - гарант от Украинского Совмина, где-то 240-й отдел, и справку - сальдо. На огромную сумму, называть стыдно. Одна малость, кому принадлежат деньги и расчетный счет в справке отсутствовал. А хотелось провести операцию замещения этих денег на иностранную конвертируемую валюту или оплатить поставки полезных ископаемых, но после их поступления на духовную "батькищыну", свою, конечно. Лучше нефть или газ, но только после поступления товара. И этот штурм безрезультатно продолжался дней двадцать. А дурных Москалей не нашлось. Так известно из истории Российско-украинских отношений.
   Марченко благополучно уехал, а Бери Эрлих остался в Москве, надоела провинциальная Украина и включился в срочные поиски большого количества мочевины (карбомид). Был заказ, довольно конкретный, из Америки, для удобрения и выращивания огородных и других растений применяется. Большое количество азота приносит высокие урожаи не очень полезных человеку после этого растений, но покупатель зеленой массы не знает, а приносит производителю оной хорошие прибыли.
   И это единственная на те времена удачная сделка, совершенная российской гражданкой без юридического лица Татьяной совместно с Эрлихом.
   Татьяна не пробившаяся в большое искусство певичка, выпускница класса самого И.Д.Кобзона активно со всеми тогдашними "деловыми людьми" гоняла по телефону и личным общением воздух, пока не встретилась в гостях на СП "Мета" с Эрлихом. И сначала была любовь. "Раковая" любовь. Вплоть до того, что узнав об измене Эрлиха с другими соискательницами, со стороны Татьяны была попытка вскрытия вен. Правда, Татьяна предварительно, перед этой операцией позвонила Алену Хиллу и рассказала о своей любви к Эрлиху, его коварстве и своем суициде.
   И Ален примчался совместно почти, с вызванной им скорой помощью. И спасли. И начала Татьяна с забинтованной рукой в области запястья ходить в офис Меты, как на работу, ее , зная о случившемся в офисе терпели, а она, как настоящая работница фирмы сидела на телефоне и пыталась осуществить мероприятие с карбомидом, благо, что от Эрлиха остались координаты заказчика и гарантийные письма о готовности оплаты с реквизитами американского банка. Эрлих переориентировался на другие направления бизнеса. Ему нечего было терять.
   Татьяна неликвидный карбомид нашла в одном из областных управлений сельским хозяйством, где заказанный товар поступал и поступал, а оплатить его не было никакой социалистической возможности.
   Контракт был с помощью Аллена составлен на английском языке, отправлен факсом в Америку, и через два дня вернулся с готовностью покупать, с исправлениями под Американское законодательство и гарантией выставления аккредитива на указанный в контракте счет. И раскрытие аккредитива после отгрузки каждой партии. Условия идеальные.
   Все упиралось в валютный счет, с этим в СССРе тогда было сложно, да еще у физического лица. На помощь пришел Дональд Бурке 3-й. Занимаясь деятельностью по подбору кадров для работы в Америке, и получив уже немалую выгоду, он дал согласие на предоставление своего счета в США с тем, что в последствии вернет эти деньги за вычетом 6% своих комиссионных независимо от срока хранения денег. Нашлись умные советчики, которые, зная Дональда, предложили обезопасить себя заключением договора между Дональдом и Татьяной и в Аккредитиве, поступавшем в банк Дональда должно быть помечено - раскрыть в пользу Татьяны. И такой договор был составлен, и подпись обеих сторон, и печать "Декейт девелопмент..."
   Сделка пошла, деньги пошли, за очень небольшой промежуток времени Татьяна их нищей и безработной певички превратилась в богатого человека. Но только на бумаге. Дональд к этому времени уже сбежал с накопленными на желающих уехать работать в Америку, и на телефонные звонки и взывания факсовскими письмами из своей Лагуны Хилз в Калифорнии не отвечал или уклонялся от ответа.
   Молодец Татьяна. Она сделала чистых 100% прибыли на покупке-продаже мочевины и не собиралась их дарить. Прошло три месяца на оформление документов для поездки в Штаты, и пару недель, чтобы по имеющимся документам через скорый суд забрать у Дональда свои деньги, открыв счет в том, же банке, где хранил коварный партнер.
   В Россию она отгрузила большую тогда диковинку, несколько автомобилей "Линкольн", еще раз более, чем 100% прибыль, и, вот , она уже у себя на родине состоятельная дама. Денег хватило на покупку большой квартиры на Смоленской площади, да еще осталось на жизнь, наем охранника и личного шофера, новое замужество за нанятого охранника, деторождение. Все завидовали.
   Это , можно сказать, единственный удачливый бизнес и удачливая Татьяна времен 89-90 годов без поддержки правительства и других государственных структур в Москве. Остальные удачливы были только с благословления сильных мира сего, способных закрывать глаза правоохранительных органов на беззаконие.
   Конец 1989 и начало 90 года было ознаменовано обилием внутриполитических происшествий, а вместе с ними наплывом в Москву эмиссаров их всех республик всех отраслей народного, в прошлом, хозяйства. Все чувствовали предстоящие еще более грандиозные события и под конец государственного всесоюзного бытия искали, где можно урвать. Для себя. Для своего предприятия, для республики. Время тревожное было в каждый день. Напомнить еще раз важные события, наша задача:
   Столкновения между абхазами и грузинами.
   Суверенитет Азербайджанской ССР.
   Ноябрьские беспорядки с демонстрацией и осадой здания МВД в Кишиневе.
   Закон ВС СССР об экономической самостоятельности прибалтийских республик. Конец ноября.
   Азербайджан не помышлял об отделении от СССР, но ввод войск 10 января 1990 года и гибель 125 человек вызвало нежелательную, вполне справедливую реакцию, побочным эффектом которой стали националистические устремления народа.
   25 февраля в Москве 300 тысячная антикоммунистическая демонстрация.
   12 марта 90 года 3й съезд народных депутатов учредил СССР учредил пост президента СССР. Избран Президентом М.С.Горбачев.
   Узбекистан, Молдавия, Белоруссия, Армения объявляют о своем суверенитете. О том же заявили Казахстан, Туркмения и Таджикистан.
   Все эти разрушительные события происходили без законодательной базы, без понятия о самостоятельном существовании, без практики в ведении самостоятельного хозяйства.
   Вот изо всех республик и пытались деловые люди закачать на свои и не свои счета деньги, ничем не гарантированные, ничем не обеспеченные, просто, искались пути отъема средств у того, кто их имеет.
   На фоне всех этих событий публикация оракула Солженицына, тоже политик и экономист - международник. "Как нам обустроить Россию?".
   За этот развал некогда нерушимого и непобедимого государства в октябре 90 года Горбачеву присуждается Нобелевская премия.
   А из суверенных теперь республик начали изгоняться люди не титульных национальностей. Или просто притесняться и побуждать этих людей оставлять насиженные места.
   Вместе с тем из Прибалтики, из республик Средней Азии, со всех концов представители различных кооперативов, ТОО, ООО, и прочих организаций стали активно искать в Москве точки приложения своих творческих, производственных и торговых возможностей. Пока и еще надолго платежной единицей был рубль.
   Начали несмело акционироваться торговые и другие учреждения.
   За небольшой промежуток времени в офисе у Сибирцева побывали представители почти всех республик.
   Из Армении прибыли представители сразу трех ассоциаций, кооператива и ТОО. Как оказалось, все искали использования своих творческих сил и всех интересовал вопрос, а кто и что хочет купить? Мы все и быстро найдем. Возглавлял эту армию посредников без товара генеральный директор одной из прибывших фирм "Блок" Мадоян Геворг Гургенович.
   Из Якутска прибыл некто Мартынов Евгений Яковлевич, представлявший Советско-сингапурское совместное предприятие "Чорон Наурас" с большим желанием найти и разместить средства в свое предприятие, причем, не готов был представить банковские документы. Своего предприятия. А денег очень хотелось Сингапур, до появления своих средств, вкладываться не хотел. Надули они на каком то этапе Сингапур.
   Лицитис Харий Хенрихович, генеральный директор ООО "ОРЕК" из Латвии искал дурака, который за его фирму оплатил бы миллионный штраф- неустойку под 6% годовых, и без каких бы то не было гарантий. Ни банк, ни правительственные структуры.
   Госпожа Красницкая Рита Семеновна из Днепропетровска директор "Интероптсервис Рика" не знала куда деть 30 миллионов рублей, но очень хотела за них СКВ. И, лучше, наличными. Грузовик с деньгами был на подходе. Долго моталась по Москве, потом, достигнув определенной степени возбуждения, отдала их, эти деньги в банк , "Интербанк" с верхней Радищевской за пол номинала. Кто-то хорошо погрел руки.
   Заносчивого и высокомерного Милко Ненова генерального директора "Insyst" из Болгарии, а с ним и Василева Арсена привез Стоян. Очень хотели посредничать в области купли - продажи товаров химической промышленности, просили, как коренных жителей России заняться их сопровождением и поиском связи. На официальный контакт и включение в долю в случае успеха не шли. Хотели благотворительности. От соучастников.
   Из Каунаса мадам Жилинскене Бируте Казиевна экономический директор фирмы "Кauno Baldai" прибыла с миссией проконвертировать рублей, "сколько хошь". С ней уже не хотелось разговаривать. Угостили кофе и отправили в коммерческие банки, которые в ту пору плодились, как грибы, а получив хорошие перечисления, быстренько закрывались. Быстро закрыться было невозможно, на техническую часть работ оставались мало ответственные люди. Традиционно. Управляющие оказывались в других, часто оффшорных государствах, потом дальше. И сейчас скромно живут на своих вилах, особняках, в курортных городах.
   Своего применения искали многие , страдали и работники промышленности, и торговли, и культуры, и науки.
   Известный дуэт певцов Алла Йошпе и Стахан Рахимов тоже побывали в офисе Сибирцева ища и не находя себе применения в совершающихся вокруг головокружительных сделках. Правда, только в лице Стахана. Явно, не от хорошей жизни.
   Казахстан прислал в Москву зам. Генерального директора Республиканского производственно - коммерческого объединения Перчина Виктора Анатольевича с задачей пристроить 200 миллионов рублей с возвратом в СКВ. С месяц пристраивал, а за ним шел необыкновенный шум и отзвуки сложных схем и переговоров. Ничего не получилось. Не солоно.
   "Понаехали" из Израиля. Фирма "ICPE" в лице Ершова Игоря, "Вilaran" во главе с доктором Леоном Бильдером, очень хотели посредничать в международных торговых операциях, только остановка за малым, надо найти товар, покупателя, да чтобы владелец товара хотел подешевле.
   Этих и подобных "деловых" людей можно перечислять до бесконечности. А все от неполноценного, не цивилизованного, воровского, в значительной степени бандитского перехода к рыночным отношениям.
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"