Огородников Вадим Зиновьевич: другие произведения.

zavod

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

   Гл. 9. 10. 11.
  
   9
  
   Прошла Эпоха недолгого командования генералом Шеиным, он благополучно с помощью "Х", которого все знали, переведен в Москву, как особо ценный генерал, на подполковничью должность. Здесь его цель перевода была достигнута получением квартиры и увольнением в запас.
   К войскам Дальневосточного округа прибыл новый, никому не известный полковник Михаил Ситов. Из группы войск в Чехословакии. По экстерьеру парень видный. Дальному Востоку долго везло на высоких ростом старших офицеров, и Ситов был двухметрового роста, атлетически сложен, с мужественным лицом, лихими замашками и не столь мелок, как его предшественник. Чувствовалось, что выпить не дурак, но этого качества на первых порах никому не показывал, вел себя уверенно, будто знает нечто, чего не знают другие. В принципе, он был офицер - автомобилист с более, чем двадцатилетним стажем, окончил автомобильный факультет академии тыла, в делах технических и эксплуатационных должен разбираться. Подкупало , что он отметал от себя решения по любому вопросу, к чему не были приучены офицеры его управления. Постепенно он научил подчиненных решать свои задачи, не спрашивая старшего начальника. Весовая категория каждого работника управления быстро стала достойной занимаемой должности. Этого многие не понимали. Долго.
   Через пару месяцев после вступления в должность Ситов вызвал к себе Александра и поставил ответственную задачу.
   - Александр Викторович, вы через неделю должны уйти в отпуск и собираетесь его проводить с женой в санатории министерства Обороны "Тихоокеанский". Я знаю, у Вас уже путевка на руках. Есть задание, которое я могу поручить только Вам. И это на время отпуска. Мы получили на Уссурийский склад новую "Волгу" для вновь назначенного командующего округом генерал - полковника Третьяк. Новый командующий прибудет через месяц. Вам в санаторий пригонят эту машину, и Вы должны произвести ей за время пребывания в санатории полную обкатку, с официальными записями в путевом листе всех неполадок. При необходимости к Вам в санаторий будут приезжать специалисты, которых Вы должны подготовить, и они обязаны будут устранять все неисправности в гараже санатория. С начальником санатория и его заместителями договоренность имеется, они обеспечат отдельный бокс, в своем гараже и будут выпускать Вас в рейс по первому Вашему требованию. Заправлять в санатории. Можете ездить со своей семьей куда угодно, но машину надо подготовить к надежной эксплуатации. Что вы не поняли?
   -Я все понял, эта нагрузка в мои планы не входила, но для пользы я возьмусь за это дело. Меня интересует шофер. Кто, где будет жить, он должен быть проинструктирован о том, что на это время подчиняется только мне. Чтобы его не вздумали использовать для хозяйственных нужд санатория.
   - Завтра шофер Вам представится. Остальные команды в санаторий будут даны. Жить будет вместе с подразделением солдат, обслуживающих санаторий.
   На том распрощались, Александр отправился домой, объяснил ситуацию жене. Конечно, он надеялся этот месяц провести без машин и переездов, но обстоятельства сильнее.
   В санаторий выехали в срок, поездом, с вечера сели в вагон, и утром были уже в Океанском. Получили номер, устроились, и, часам к одиннадцати Александра уже вызвали на КПП , прибыла машина. Со старшим, сопровождал шофера адъютант командующего, получивший машину на складе под свою доверенность и ответственность.
   Устроили машину, устроили водителя- сержанта в приличную казарму, Адъютант уехал, а Александр направился в санаторий, где ждала жена и приглашение к врачу. После обеда, в пятнадцать часов. Действовали по плану. Обедали, сходили и оформили карты отдыхающих, получили назначения, все действия планировались в утренние часы, весь день свободен и для пляжа и для личных дел, и для процедур, которые, как для кого, а Александр их нигде никогда не принимал, и здесь не собирался.
   На подъезде к Владивостоку, через несколько минут езды после Угловой и Трудового имеется небольшой уютный заливчик, конечно по правую сторону от железной дороги. Этот заливчик использован в качестве естественного пляжа Военного санатория "Тихоокеанский". Слева от железной дороги, защищенные буйной таежной растительностью от шумов, расположены жилые корпуса и лечебные лаборатории, бальнеологические здания, далее административные здания, и все это до самой автомобильной дороги на Владивосток. Здания для проживания отдыхающих имеют по большей части уютный, двухэтажный, коттеджный вид, отдельно стоящая столовая и клуб завершают картину жилой зоны, Хотя, имелся и главный корпус для проживания, но у отдыхающих он пока популярностью не пользовался. Хорошо асфальтированные или укатанные дорожки, ведут ко всем лечебницам, пляжу, столовой и на выход с территории. Санаторий граничит с другим санаторием, относящимся к ВЦСПС. На пляже места хватает всем, пляж благоустроен, по тем временам, песчаный, вода в заливе по большей части холодная, хотя, в августе - сентябре сохраняется в этих краях теплая погода и вода за ночь не успевает охлаждаться.
   На время данного отпуска была хорошая, благоприятная погода, дожди пока не предвиделись. С утра ярко светило солнце, и небо было безоблачным, отдыхающие, пренебрегая остальными процедурами, старались ухватить максимум ультрафиолетовых и других лучей, полезных и вредных. Александр с женой с первого дня решили попляжиться и принять , сколько возможно, чтобы не навредить, солнечных лучей.
   Лежбище отдыхающих было колоритным. Это не пляж юга, где редко встретишь человека после сорока, это Дальневосточный приморский пляж, где красуются люди всех возрастов и комплекций не комплексуя и не стесняясь . Правда, красовались, кто может. Пузатые полковники раскинули свои телеса, свисающие с лежаков с двух сторон жировыми складками, их , давно утратившие всякое подобие фигуры человеческой жены соревновались в толщине жирового слоя на всех частях тела, только не там, где должны быть естественные выпуклости. Молодые пары, атлетического телосложения, если были с супругами, старались не бросать нескромных взглядов на особ противоположного пола, приехавших отдыхать в одиночку. Одиночки здесь же знакомились и уже не отходили друг от друга, и назавтра следовало ожидать, что они придут на пляж, держась за руки. Молодые мамы, приехавшие с маленькими детками, ( имелось детское отделение, откуда родители по возможности, брали своих детей) занимали своих беспокойных чад, не забывая бросать взгляды по сторонам, в надежде найти спутников и более конструктивно проводить время в санатории. Отдельные компании преферансистов жарились на солнце и после того, как все разбегались, чтобы не обгореть. Эти руководствовались только надеждой на удачу, и, удивительно, все к концу дня оставались в проигрыше.
   Встречались и знакомые между собой люди. С женами и мужьями. Эти вели себя степенно, загорали целенаправленно, лежали или стояли, а также окунались в прохладную воду залива группами, иногда по двое-трое. В нашем случае Александр быстро встретил полковника Севу , начальника физической культуры и спорта округа, с которым неоднократно встречался в Хабаровске. Познакомились жены, и моментально у них нашлись общие темы для разговоров, а этим слегка были освобождены мужчины от необходимости развлекать своих женщин. Мужики могли пройтись по берегу, поглазеть по сторонам, и эстетически насладиться горой человеческих тел. Некоторые тела были достойны кисти художника. На первый раз решили долго не греться в лучах светила, чтобы без вреда можно было здесь побывать и завтра. Александр пригласил Савелия с его женой после обеда поучаствовать в обзорной экскурсии во Владивосток, в этом городе Александр и его жена не были, а Сева был без жены. Машину надо было гонять, так, что решили ехать, сегодня.
   Обед завершился к половине третьего, в три часа дня уже выехали. Сначала обследовали въезд, знаменитый памятник, сделали памятные фотографии, и , к центру Владивостока.
   Езда по полуострову Муравьева Амурского интересна от начала до конца. Они проехали от Океанской, через Седанку, въехали по центральной въездной магистрали до самой бухты "Золотой Рог".
   Здесь они остановились напротив железнодорожного вокзала и акцентировали свое внимание на том, что это самый конец столько описанной и воспетой Транссибирской магистрали. Дальше - только морские пути, за исключением немногих улучшенных грунтовых дорог по самому полуострову. Вышли прогуляться по привокзальной площади, она непривычно для жителя европейской части была на этот момент пустынна. Здесь народ собирался только с ожиданием прибытия поездов, которые к оконечности железной дороги государства, приходили с небольшой частотой, и отсюда могли двигаться только в обратном направлении. Но это был не тупик. Невдалеке маячили трубы пароходов, виднелись портальные краны, и, если хорошо вслушаться, то можно уловить шумы большого порта.
   Жена Савелия задала обществу вопрос:
   - А что может быть в этом, единственном здании в девять этажей? Проехали весь город, а высоких домов не видели.
   - Это центральная гостиница города, построена совсем недавно. Двенадцать лет тому назад эта площадь была застроена одноэтажными, в основном деревянными зданиями. Это, когда я ехал на Сахалин. - ответил Александр.
   - Если это большая гостиница, то , очевидно, там есть и ресторан. Давайте пригласим наших дам.
   Все согласились, и перешли через площадь, и поднялись по большому крыльцу к центральному входу. Дверь перед ними открыл ливрейный швейцар. Вполне импозантно. Зал ресторана оказался большим и пустым. На вопрос официанту, почему у них нет посетителей, тот ответил, что поезд еще из Москвы не пришел, а экскурсионный лайнер через час поднимает якоря. Сюда местные не ходят. До посадки в пароход пообедать здесь всегда проблема.
   Заказали вина и на усмотрение официанта рыбное ассорти. Порции и ассортимент удивили даже старого сахалинца Александра. Обильно, свежо, аппетитно. Савелий, не мешкая, провозгласил:
   - За наших жен.
  Выпили за жен. Никто не был голоден, и никто не стремился к питию, но тост был достойным, и стимулировал желание продегустировать все сорта рыбы, крабов, трепанга, которого добывают на речке, так и называющейся "Трепанговая", щупальца осьминога, несколько сортов копченостей. Александр рассказал:
   - Когда я ехал на Сахалин, на этом месте была гостиница , для военных, и принадлежала военному ведомству, одноэтажное барачного типа здание. И не ресторан, а столовая военторга, с грязью и тараканами за стеклом витрины буфета. Номера были , как в казарме, по десять и более коек. В этом вопросе виден явный прогресс. Здесь в тот год гастролировал один из Московских цирков, и целый день была слышна брань циркового руководства с администрацией гостиницы. Изменения очевидны. Предлагаю тост за прогресс во всех его проявлениях.
   Пригласили официанта, попросили, чтобы он приготовил хороший пакет для водителя, и посовещавшись о целесообразности дальнейшего сидения в этом заведении, расплатились с гостеприимным домом и пошли через площадь к машине. Вокруг "Волги" уже делал круги работник ГАИ, с которым пришлось объясниться, претензий у него не оказалось. День еще не закончился, было еще светло, и еще сумели осмотреть морской вокзал. Даже зашли в здание и посмотрели его интерьеры.
   Дорога в обратном направлении заняла по закону всех малых и больших путешествий значительно меньше времени. Машина пока вела себя хорошо. И народ остался доволен этим днем.
   На следующее утро, после санаторного завтрака, решили побывать в соседнем санатории, принадлежавшем профсоюзам, женам кто-то донес, что там имеются шоколадные наборы в буфете. Решили купить. Здесь произошла встреча, наложившая пренеприятный осадок в душе Александра. Хорошо, его настроения никто из присутствовавших, не заметил. У прилавка стоял, было заметно кто, уже издали по традиционно для него коротким, выше щиколотки, брюкам комсомольско - партийный функционер Латышев. Недавно, путем ряда блатерских махинаций превращенный в первого секретаря Центрального райкома партии Хабаровска, коммунистической, конечно. Номенклатура. Завод Александра был на партийном учете как раз в этом райкоме. Они были по службе знакомы. Александр поздоровался первым, партбожок голосом ответил, но, не поворачивая своей священной головы, всем поведением показывая, что за Александром неизвестный, но большой долг. Омерзительное чувство. Латышев со своими спутниками отошел, а противное состояние продолжалось весь день. История показала, что этот блатер , в нарушение всех тактических и уставных норм из старшего лейтенанта запаса враз вырастет до звания полковника, получит должность и жилье в Москве, через очень непродолжительное время станет генералом от КПСС в пограничных войсках, и будет вершить судьбы людей, не забив ни одного гвоздя, не вырастив ни килограмма картошки, не принеся в копилку государства ни на копейку продукции из своих рук. И, хуже, уже в Новой России, непостижимым образом стал представителем Президента в одном из округов, и командует, командует. Живет и в Центральном городе государства - Москве, и на центральном Урале. Имеет средства. И такие комсомольцы, всем видно, ставшие к рулю, вредят и тянут все общество назад. Они с легкостью изменяют прежнему режиму, в котором клялись в верности и требовали клятв и обещаний у черни.
   До тех пор, пока не будет произведена чистка наших правителей, олигархов из партийных и комсомольских функционеров, губернаторов, ставших таковыми в результате измены своим идеалам, мэров городов, выскочивших из комсомольцев, людей, ставших во главе нефтедобывающих , золотодобывающих, алюминий добывающих предприятий и , просто, торговых холдингов, люди не поверят, что имеются на родине силы, стремящиеся к улучшению жизни простого человека. На их место должны стать более порядочные люди, хотя бы не врожденные изменники.
   Гадкое настроение, вскорости, компенсировалось знаменательным для большого сообщества событием. По центральной прогулочной дорожке санатория двигались навстречу друг другу люди, больше, чем родные, связанные между собой узами побратимов. С одной стороны - Александр с женой, навстречу - Матвей Безиновер, друг юношеских лет со своей женой, с ним шли хорошо знакомые Александру начальник военного санатория в черте города Хабаровска Логвинов Станислав Владимирович, заместитель начальника окружного КЭУ Коган Лев Моисеевич. Воскликнули одновременно:
   - Матвей!
   - Сашка!
   Ты как сюда попал?
   - А Ты, как сюда попал?
   - Медицина прислала, а тебя?
   - И меня медицина. Ты давно на Дальнем Востоке?
   - Да нет, всего двенадцать лет, ответил Александр. А ты?
   - Ого! Я три года, и то Ася каждый день плачет, скучает за Украиной, Молдавией.
   Ася была из Молдавии, оба были жителями Бельц, там родились, там их родители имели постоянное свое место с незапамятных времен.
   - Мы с тобой, как перед Венгерскими событиями расстались, ты вошел в Венгрию, я - в другом направлении, так и потерялись.
   - Из Венгрии я поступил в Академию им. Фрунзе, надо было получать высшее образование. Тебе уже не нужно было преодолевать это препятствие, ты , и так имеешь высшее инженерное. Я некоторое время завидовал тебе. Только когда учился, имел комнату в общежитии, Ася могла ходить по столичным магазинам, по воскресеньям в театр или кино, перестал завидовать.
   - Да, в стационаре учиться значительно привлекательнее, чем заочно.
   - Хорошо, ты где работаешь?
   Тут вмешался Станислав Логвинов.
   - Да Александр Викторович - директор ведущего Хабаровского завода. Мы постоянно контактируем.
   - Жаль, что я не знал, сказал Матвей, ведь у меня была нужда на этом заводе, совсем недавно. Я посылал заместителя, мог сам съездить.
   Вмешалась Ася.
   - Что Вы тут расшумелись, стоим толпой, сейчас начнут собираться любопытные. Давайте сядем. Я так люблю отдыхааать.
   Это было излюбленное действие Аси, она так любила отдыхать. Дамы сели, на скамье среди них, как султан в гареме, уместился лишь престарелый полковник Коган. Да другие и не помышляли отдыхать сидя, были сильно впечатлены.
   - Саша, и как ты служил все это время, что стал промышленником? Теперь ты больше производственник, чем офицер.
   - Помнишь эпопею с плавающими ремонтниками Зиганшиным, Поплавским и еще двумя, которые поплыли на самоходной барже на острове Курильской гряды за водкой, их унесло в океан, и они стали почетными гражданами Сан - Франциско? Они проявили личную недисциплинированность. И шум был на все вооруженные силы, и их командиров разогнали по пункту "Е", преимущественно, без права на пенсию. Такое придумал в те времена Хрущев с Малиновским. Пункт "Е". Эта база ремонтировала на Сахалине и Курильских островах все, что механизировано и движется.
  И малый флот, и гусеничные машины всех марок, трактора, тягачи, автомобили высокой проходимости. После инциндента база расформирвана, вместо нее образовалось три воинские части, одна - по ремонту боевых кораблей, в Корсакове, другие две - в Южно-Сахалинске, и специализировались на автомобилях и гусеничных тягачах. Был дефицит офицеров - специалистов, я попал на ремонт гусеничных тягачей, а это совсем недалеко от производства, которым я сейчас занимаюсь. А ты, как?
   - У меня обычный рост после академии, батальон, полк, сейчас укреп. Район. Барабаш. Недалеко здесь.
   Их разговор постоянно поддерживал Станислав. А Коган имел большой успех у дам, и рассказывал им смешные истории из офицерского отдыха в санаториях.
   До обеда было еще далеко и все решили сходить на пляж, перед обедом поплавать, погода соответствовала. Мужчин послали в свои номера за купальными костюмами. С ними побежала и жена Когана. Через двадцать минут собрались.
   Двигались оживленной компанией, переход под железной дорогой преодолели , когда еще не было двенадцати, времени оставалось достаточно, чтобы и побыть на солнце и поплавать. Так же оживленно возвращались, и Матвей закликал всех к себе выпить за встречу и перед обедом молдавского коньяка, который ему систематически присылали родные. Коньяк всем понравился, это был марочный "Нистру", двенадцатилетний. Александр поинтересовался сыном Матвея, во времена последних встреч их мальчику было два - три года, за Матвея ответила Ася, что у них теперь два сына, младшему двенадцать лет, а старший в этом году будет поступать в институт. Во Владивостоке. Выбрал специальность сангигиенического врача. Срок обучения небольшой, а специальность хлебная. Мальчиков зовут Алик и Эдик.
   В этом году и дочь Александра сдала вступительные экзамены в Хабаровский медицинский институт. По баллам - прошла. Стала студенткой.
   Со времени встречи друзей они стали проводить все свое время вместе, вместе ездили в познавательные с географической и других ботаник и фауны поездки. Полуостров в зоне доступности легкового автомобиля осмотрели и изучили.
   Санаторный период был характерен тем печальным фактом, что пришло сообщение о кончине Романа Абрамовича Коробкова, главного бухгалтера службы. Он уже год, как болел после операции на мочевом пузыре, но опухоль была запущенной, дальнейшее лечение результатов не дало. Роман Абрамович был интересный и всесторонний человек. Он был уже в преклонном возрасте, ему было шестьдесят пять лет, никогда не стеснялся сказать любому начальнику правду, защитить невинно обиженного. Многие офицеры, которые накликали на свою голову гнев начальства, обязаны были ему тем, что не получили взыскания. Мыслил очень непредвзято и трезво. Последние полгода Александр через день присылал ему машину, и его жена отвозила в краевую больницу на процедуры, крайне неприятные. Но смерть неумолима, она забирает "часто, не того, кого бы надо".
   Александр съездил в Хабаровск на обкатываемой машине на два дня, чтобы участвовать в похоронах, отдать последнюю дань уважаемому человеку.
   В тот день полковник Миша Ситов был с начала и до конца пьян. Один из старших офицеров сказал Александру, что это в последние две недели нормальное состояние начальника. С Ситовым неотлучно был полковник Белоусов Николай Иванович, военком Края и сосед Михаила, этот - трезв.
   Дочь Александра в это время была в лагере отдыха, принадлежавшем институту, на соседнем с ними заливе, в тихом месте. Их срок отдыха заканчивался в одно, приблизительно, время, Матвей тоже заканчивал свой отдых с разрывом в два дня с Александром, решили все вместе ехать на машине с заездом в укрепрайон, которым командовал Матвей. Завезти друга , переночевать и выехать на следующий день. Так и сделали, несмотря на активные возражения дочки, которая хотела побыть со своей компанией еще два дня и ехать поездом. Так у них было договорено, и планы компании тем самым ломались. Но договорились.
   Выехали раненько, насколько это можно, когда рассчитываешься с лечащим учреждением и надо с утра , с началом рабочего времени оформить все документы. Некоторое время движение было легким, по асфальту, но полдороги пришлось испытывать новую машину по улучшенной грунтовой. Матвей сказал, что здесь в осеннее и весеннее время можно передвигаться только на УАЗе с ведущим передним мостом. На половине пути стали встречаться большие стада пантовых оленей, которые для этой местности являются основным предметом промысла. Время , когда рога наполняются кровью ( июнь, июль ) уже давно прошло, и олени были все, как один после операции удаления ценных рогов. Раны, у кого они образовались уже давно заросли, и самцы не боясь оводов и слепней, мирно щипали травку.
   Матвей пока ехали, просвещал, в области внешней политики и военного дела:
   - Вот смотри, Александр, здесь начинается зона обороны моего укрепрайона. С тех пор, как произошли Даманские события, мы вынуждены укреплять свои границы, провокации в той или иной мере происходят почти ежедневно. Не зря их начали зачислять во враги Љ1. Культурная революция еще не закончилась, люди повсеместно бедствуют и постоянно пытаются перейти границу, чтобы приспособиться к нашим просторам и свободным посевным площадям. Это не политические выпады. Это выпады социальные.
   Опять проехали пасущееся стадо оленей.
   - С оленеводами у меня свои счеты. Стараемся сожительствовать, но они постоянно нарушают территориальные знаки и постоянно рискуют взорваться на минных полях. Конечно, когда идет обрезка рогов, мне приходится им помогать, и транспортом, для доставки материала на химфармзаводы, и выделяю людей для отлова олешек, но враждовать с местными хозяйственниками нельзя. Ты посмотри, какой лес! Тишина, и ни одного человека, и ни одной души, никаких селений. Достаточно нам остановиться, как появятся люди с оружием. Здесь по всей границе в капонирах находятся танки . Замаскированы, но готовы к действию, с полным боекомплектом. Попросил водителя остановиться, и, сразу из-за кустов вышел сержант с автоматом, видно было, что в кустах - еще солдаты. Подошел, отдал честь, представился Матвею, как старший поста, и потребовал у спутников своего командира документы . Пришлось показывать паспорта. Сержант их, не смотря на то, что с нами был его командир, внимательно, не суетясь, проверил и сверил фотографии с лицами. Пока он проверял документы, появился старший лейтенант, доложил о состоянии дел своему командиру и приказал сержанту пропустить машину со спутниками полковника. Бдительность защитников границы была на высоте, это слегка льстило Матвею. Пока ехали вдоль границы, еще неоднократно им попадались зарытые в землю танки и бдительно охраняющие границу солдаты, всегда с офицером, и с хорошо налаженной между ними связью, этому была доказательством их почтительная вежливость, и уже никто не проверял документы у спутников командира . Очевидно, сообщили по средствам связи. Встречали на всем протяжении пути.
   Приехали к дому. Разгрузились. Матвей сел с водителем в машину, сопроводил ее в закрытое, охраняемое помещение, устроил водителя в казарму, решил вопросы его питания в солдатской столовой. А, между тем, Ася шустрила по кухне, приговаривая, что, лучше кухонные дела знает муж, и, скорее бы он возвращался. Матвей вскорости, явился с целым ведром белых грибов, которые ему сразу вручили солдаты. Этот урожай собран в тайге, вокруг огневой точки, собирали, и не были уверены, что на кухне повара согласятся с ними возиться, но не брать белых грибов было свыше человеческих и промысловых возможностей. Александр моментально приступил к чистке грибов, Матвей занялся приготовлением салатов, мужики вытеснили женщин из кухни. У них нашлись другие дела. В этом и Александр, и Матвей были оба искусны и не ленились заниматься приготовлением различных блюд, и это была еще одна общая черта их характеров , скрепляющая многолетнюю дружбу. Обед получился на славу, жаренные на сливочном масле грибы, с добавлением большого количества таежной зелени и специй, несколько салатов, отличный, быстро приготовленный плов с куриными консервами. Матвей сохранил традиции национальной еврейской кухни и для обжарки риса применял настоящий куриный жир, неизвестно откуда взявшийся. Много специй. Маринованные белые меленькие грибочки, которые Матвей замариновал перед самым санаторным периодом, на отдельном блюде красовались свиные отбивные, особая гордость хозяина, поскольку свиней выращивали в гарнизоне в приличных масштабах, и это составляло существенную добавку к солдатскому стандартному рациону. На столе было натуральное молдавское вино, привезенное хозяевами из последней поездки в Молдавию, в качестве экзотического напитка - настойка из рогов марала с корнем жень- шеня, правда, этот напиток использовали только для дегустации. Не навредить. Большую часть вечера посвятили воспоминаниям и рассказам о прошедших годах службы, которые выпали из взаимного внимания. Ужин затянулся до позднего времени. Это был , к сожалению, последний совместный семейный ужин, дальнейшие пути у обеих фигурантов нашего рассказа разошлись, Матвей через некоторое время перевелся на Чукотку, возглавлял там все вооруженные силы полуострова, в Хабаровске бывал только на заседаниях Военного совета округа, и видеться удавалось на ходу. Александр убыл для дальнейшей службы в Москву, ушел из своей сферы промышленника, переписка с потерей адресов не удалась.
   Утром, не рано, в десятом часу, семья Александра погрузилась на машину командующего округом, и, в сопровождении гостеприимных хозяев, которые провожали до границы владений своей воинской части с еще одной машиной для возвращения домой, покинули пределы пограничной зоны. Дорога до Хабаровска была необременительной, останавливались при выезде на основную трассу Владивосток - Хабаровск, небольшой отдых, и потом, еще с одной остановкой к вечеру были дома. Машину из рук в руки Александр передал адьютанту командующего с перечнем всех замечаний, чтобы завтра, она прибыла на завод для углубленного технического обслуживания.
   Прошло немного времени после описываемых событий, полковник Ситов по представлению нового командующего стал генералом, к нему прибыл на должность заместителя Олег Сардак, полная противоположность своему начальнику , как по внешнему виду, так и по поведению, не говоря уже о деловых качествах.
   Олег Федорович, бывший специалист по безопасности автомобильного движения, очень обучаемый, быстро усваивал вопросы экономики, в технические и технологические вопросы справедливо не вникал, но хорошо усвоил вопросы войскового хранения и эксплуатации машин. Весьма небольшого роста, но сложен атлетически, спиртного не принимал вообще, ел очень мало, и только вторые блюда, это сказалось впоследствии на его здоровье. В периоды постоянных запоев своего непосредственного начальника безропотно исполнял и его и свои обязанности.
   А начальник был в загуле постоянно. Все удивлялись его здоровью. Он усвоил возможности с утра выезжать, якобы, в войска с очередной проверкой, но его не могли найти, по несколько суток. Где искать генерала знали один - два человека на всем белом свете. Звонит генерал Александру:
   - Александр Викторович, у тебя в буфете девушка есть? ( В те поры этикетка на молдавском коньяке изображала лицо красивой девушки). Пришлось, учитывая постоянные потребности начальника, курирующего завод, предусмотрительно иметь запас этого коньяка.
   - Конечно, есть, Михаил Степанович.
   - Так я буду у тебя через полчасика. Пусть заведующая будет на месте.
   Заведующая столовой , молодая симпатичная толстушка, Люда, была для генерала привлекательной и , конечно, вызывала положительные эмоции. В ее кабинет и поселялся генерал на весь рабочий день. Для приличия Александр присутствовал при первой рюмке, шел работать, посещал генерала в период обеденного перерыва, а повара, знай, носили в кабинет заведующей все новые и новые закуски. Но гость не очень закусывал, он больше выпивал, и не надоедало ему, в одиночку, весь день, поглаживая зав столовой, выпивать и вторую, и приступать к третьей бутылке. Приезжал Сардак, или второе доверенное лицо, подполковник Жданович, подписывали неотложные документы, рассказывали об обстановке на службе, и, генерал , успокоенный, продолжал свои увлечения. Подчиненные уезжали продолжать работать. И ничего не случалось, хотя этот начальник службы был прямой противоположностью предыдущих, которые были очень заняты весь рабочий день. Служба шла, а генерал пил.
   Все было бы ничего, если бы... Во время больших учений в пятой армии, в районе Приморья - Уссурийского края, закатился наш генерал с компанией собутыльников и дамами в сауну, и не выходил двое суток, его в это время вызывал Третьяк Иван Моисеевич, командующий округом. А в сауне дамы, то использовали генерала в качестве подслоя в виде слоеного пирога, то, сами изображали ракообразных существ, то изобретали совместно с Мишей другие позы. На время интимных забав другие участники культпохода скромно ретировались, чтобы не смущать генерала и антиподов. Их называли "кондитерши". И, казалось, что может нетрезвый пятидесятилетний мужик? Но кондитерши были опытны и искусны. Умело возбуждали и воодушевляли. Долго начальника службы по обычным средствам связи не могли найти, потом по поручению Третьяка розыском занялся особый отдел, и нашли быстро. Очень нетрезвого, от сауны уставшего, в таком виде его и привезли на командный пункт. Оттуда его под сопровождением специально обученных людей отвезли в Хабаровск, в окружной военный госпиталь, обследовать на предмет алкоголизма и лечить. Обследовали, лечили. Этому чуть не помешал Александр. Он не знал всего предшествующего, когда ему через денек позвонил генерал, сказал, что он в госпитале, в номере "Люкс", что его лечат от простуды.
   -Александр Викторович, я, видишь, потерял голос от простуды. Лежу, лечусь. Никто меня не посещает. Не хотел бы ты посетить своего генерала? И захвати с собой одну девушку, а можно две.
   - А как здоровье, пить разрешает?
   - Конечно, у меня кроме простуды никаких заболеваний, а сердце только и хочет, чтобы ты привез девушку.
   Конечно, больной человек, и так ему скучно и неуютно, и коньяком лечат простуду, в небольших количествах, Александр пообещал посетить больного после обеда.
   И после трех часов дня, вооружившись бутылкой любимого Мишей коньяка, баночкой крабов, баночкой икры, фруктами, приличными в больницах всех категорий, приехал посетить больного. Тем более, что он должен был привезти генералу пригласительный билет на празднование юбилея завода в гарнизонном доме офицеров в ближайшую субботу, гости съезжались со всей страны. Пригласительный билет был для Александра основной причиной посещения больного. Вошел в шикарную двухкомнатную палату, и к нему бросился генерал, с безумными глазами:
   - Ну, привез?
   - Конечно, вот, привез, и достает из папки пригласительный билет.
   - Да, нет, девушку, привез? С надеждой смотрит на портфель- дипломат, в руке Александра.
   - Пожалуйста, вот, и фрукты, и более существенная закуска.
   Генерал хватает бутылку, и бежит ее прятать, сначала в туалете, за унитаз, потом, вернулся в туалет, взял бутылку, и поставил в платяной шкаф. Через минуту, уже совсем в возбужденном состоянии, перепрятал коньяк в голенище своего сапога, который стоял рядом с больничной многофункциональной койкой.
   Поведение больного очень насторожило Александра. Он своим проницательным умом понял, что коньяк привозить не стоило. Но было поздно. Нервы у больного не выдержали, он, с предложением "давай выпьем", быстро освободил стакан от минеральной воды и налил себе полстакана. Бутылку спрятал в сапог. Выпил. Занюхал апельсином. Сидел с закрытыми глазами несколько минут, и, снова к сапогу, и опять налил себе полстакана. Бутылка стоит на столе. Александр открыл баночку с крабами. Предложил закусить, и, чтобы больше не досталось Михаилу, налил себе полный стакан, быстро выпил, чем вызвал негодование и злость больного. Однако, деваться было некуда, Ситов допил свои полстакана, ему стало несколько легче, он расслабился, разговоров не было. Практически, аудиенция, и ее цели, были достигнуты. Ситов был невменяем, Александр откланялся. Сразу зашел к начальнику госпиталя рассказал обо всем, и услышал от него, что генерал проходит курс лечения от алкоголизма, и хорошо, что он узнал все от Александра и сейчас примет соответствующие меры к терапии. Вызвал главного психиатра полковника Доева и передал ему весь разговор. Доев пошел принимать меры, а Александр до конца лечения уже не посещал генерала, как тот ни просил. Пришлось и личного друга больного, полковника Белоусова, предупредить о том, что лечение принудительное, и посещения могут быть только в рамках действительно сочувствия к болезненному состоянию, и ничего больше. И с Белоусовым решили, что Ситова надо ограничить в посещениях другими друзьями, жене генерала Миши посоветовали подольше и ежедневно находиться с мужем, вплоть до того, что у него и ночевать, благо, двухкомнатная палата и достаточное количество места позволяло, в том числе и администрация госпиталя. Так легче было проводить лечебные мероприятия.
   В период почти месячного нахождения Ситова в госпитале его обязанности прекрасно исполнял Олег Сардак, как его называли за небольшой рост, Сардачек. Умный и деятельный заместитель. Фаина, жена генерала, почти от него не отходила. Слав Богу нигде не работала, а единственный сын был уже взрослым и жил в Европейской части.
   С выходом Миши Ситова из госпиталя разнеслась по определенным кругам весть, что он назначен с понижением , на подполковничью должность в Белоруссию, и, действительно, на службу больше не возвращался, проводы были безрадостными, ему никто не соболезновал, все понимали, что у Дальнего Востока побывал очередной бездельник, движимый к генеральским погонам прежними, не совсем коммунистической морали делами.
   Вскорости, прибыл новый полковник, опять двух с лишним метров росту, совершенный трезвенник, знающий дело и службу Садовниченко Вадим Прокофьевич. В курс дела вошел моментально, с Александром их пути пересекались ранее, на почве танковой службы в 1953 году в Алчевской тяжело танко - самоходной дивизии в Водгоградской области. Нашлись общие знакомые, но воспоминания были мимолетные, взаимоотношения официальные. А это уже шел 1974 год. Двадцать один год прошло.
   Вадим Прокофьевич был хорошим, знающим дело и людей, но, предпочитающим только строгие и официальные взаимоотношения со своими подчиненными. Никто не мог к нему приблизиться по неслужебным вопросам, он мог решать только вопросы службы, и прошло довольно много времени, пока Александр заново завоевал определенный авторитет у бывшего сослуживца и был принимаем без настороженного состояния начальника, готового к подвоху. Но вопросы производства при нем и заказов, и оплаты выполненных работ, решал Олег Федорович. Садовниченко занимался только войсками, но занимался серьезно, и , если выезжал в какую либо дивизию, то не уезжал оттуда, пока не добивался полной боеспособности техники во всех частях и подразделениях, что благотворно сказывалось на боеготовности войск в целом.
   Семья Вадима Прокофевича жила скромно, у них было трое детей, старшие сыновья жили в Белоруссии и на Украине, имели свои семьи, а дочь - с родителями, студентка.
  Своевременно новый начальник службы получил звание генерала, через небольшое время был назначен на должность заместителя командующего по вооружению, а должность начальника службы занял Олег Федорович. С Олегом Федоровичем у Александра были налажены хорошие и доверительные отношения уже не первый год, если и были взаимные претензии, в особенности по срочным заказам заводу, то быстро разрешались, чтобы не подводить хорошего человека. На заводе проходил производственную практику сын Олега, Денис, очень старательный и способный к обучению на рабочем месте, парень, его сразу зауважали рабочие и мастера за старательность и обязательность.
   Как закончили свою карьеру перечисленные в данной главе начальники?
   Юрий Олексенко, которого сменил Вартанов, очень любил застолья, скатился до уровня званого на все развлечения "свадебного" генерала. Водку пил сильно охлажденную, запивал горячим чаем, для остроты ощущений, заработал рак горла, и, в мучениях...
   Вартанов Оганес Мисакович, благодаря своей деловитости и связям, достойно ушел на повышение в Москву, стал генерал - лейтенантом, воспитал двух сыновей, похоронил Вергилию Павловну, свою жену, сегодня не вполне здоров и , уже в восьмидесятилетнем возрасте, ходит с трудом, на костылях . Служил на Дальнем Востоке шесть лет, остался уважаемым человеком.
   О Валентине Шеине, генерале от бухгалтерии, получившем звание только с помощью Вартанова, уже написано. Бездарь, как руководитель.
   Миша Ситов, в Белоруссии продолжал питие, жена, Фаина, однажды, во время очередного запоя мужа, вывезла из квартиры всю мебель, носильные вещи и утварь, оставила пустое жилье мужу, которого уже перестала считать таковым, ей было куда выехать. Михаил вскоре был уволен из Вооруженных сил с позором.
   Вадим Прокофьевич Садовниченко, стал генерал - лейтенантом еще на Дальнем Востоке, переведен в войска в Афганистан, с выходом войск из Афганистана уволился, живет в Белоруссии.
   Олег Федорович Сардак тоже был переведен вслед за Садовниченко в Афганистан, прослужил недолго, обнаружена болезнь, в виде рака прямой кишки, умер в госпитале в 1985 году. Человек был очень работоспособный, отдавал всего себя службе, был патриотом государства и армии. Человека все соприкасающиеся с ним крепко уважали.
   Остальные были уже после Александра. Можно вывести закономерность. Из шести генералов, на которых замыкался Александр в свою бытность директором завода трое были абсолютно непригодны к должности руководителя. И эта закономерность, к сожалению, просматривается во всех родах войск Советской армии. Пятьдесят процентов больших командиров получали должности по протекциям, не зависимо от способностей к командованию. А некоторые, попав в партийную номенклатуру, до конца первого десятилетия третьего тысячелетия находятся на плаву. Жаль, что этим приходится характеризовать наше общество. Вот они и бездельники.
  
  
   10.
  
   Владимир и Лидочка продолжали свои отношения. Первое время Лидочка была устроена в общежитие Института, и они встречались, преимущественно , в квартире - гостинице, которую им любезно предоставлял проректор Литвинский. Но это становилось неудобным, Литвинскому надо было эту услугу отрабатывать, выполнять его встречные просьбы, начинавшиеся примерно, так:
   - Не откажите в любезности, студенту такому то, поставить хорошую оценку, он ни черта не знает, но его папа ( или мама), и т. д.
   Приходилось мириться и идти на нарушение принципов своей совести преподавателя. Да какие принципы, в конце концов, если имеешь любовницу. А еще коммунист... Хотя, как раз коммунисты, пресловутую мораль нарушали больше, чем простой люд. Условия позволяли, а в особенности, если коммунист, да еще руководящий.
   Помог случай. Здесь никто не поступался принципами. Председатель исполкома железнодорожного района обратился к Владимиру за помощью в выделении группы студентов, для массового участия в наведении порядка в районе городских общежитий. Владимир в этом вопросе помог, лично участвовал в субботнике, в конце рабочего дня он был уже хорошо знаком с председателем, и смог к нему обратиться с просьбой о выделении комнаты для дочери старого сослуживца. Эта комната, вскорости, Лидочке была предоставлена. В небольшом отдалении от института, но отдельная, и это решало массу вопросов.
   Следующим этапом влияния Владимира на любимую была настоятельная просьба поступить в институт на экономический факультет, и Лидочка, волнуясь и переживая за результат, в тот же год поступила на заочное отделение. Появилась жизненная перспектива у довольно способной девушки.
   Август месяц в Хабаровском крае самый теплый и самый приспособленный для летнего отдыха. Весь народ, имеющий хоть немного времени, выходит на берег Амура, так легче переносить жару. А жара в эти дни стоит свыше тридцати градусов по Цельсию. Такую теплынь легче терпеть, когда рядом вода, под тобой песок, а рядом прохладительные напитки. Бутылки с напитками для охлаждения ставят в воду, около берега, и это лучший естественный холодильник, который не даст слишком низкой температуры, но, вместе с тем, охладит напитки до приятной прохладности.
   Знакомые рыбаки перевезли Владимира и Лиду на противоположный берег, прямо напротив Нового Воронежа, там не было ни души отдыхающих, прекрасный песчаный пляж, и, сколько хватает видимости, вправо и влево, ни души, и ни одного рыбака. Считается, и неверно считается, что для успешной рыбалки надо ехать вверх по Амуру, и , вот там - рыба. Это противоречит всякой логике, поскольку это одна река, одни пути миграции различных рыбных пород, и в местах, напротив Хабаровска и вверх и вниз по течению рыбная ловля удается одинаково успешно. Если смыслишь, или умеешь. Другое дело, что хочется подальше от цивилизации, поглубже в леса, поглуше на острова, которых множество, и которые так изрезали реку своими затоками и протоками, что люди блудят, и по нескольку дней не могут найти дорогу к дому.
   В данной ситуации состояние берегов великой реки благоприятствовало отдыху и загоранию на песчаном берегу нашим влюбленным.
   С рыбаками договорились, что за ними придут на той же лодке к вечеру, часов в семь.
   В программе дня были свиные и осетровые шашлыки, пиво к ним, не забыли и более крепкие напитки, если захочется.
   Обустроили бивуак, изготовили натянутый легкий тент, предназначение которого - защита от чрезмерного загара, на песке разложили одеяло, тонкое, марселевое. Спервоначалу легли принять небольшую порцию загара, но, как же устоять, когда рядом прекрасное тело с неповторимыми формами, и страсть усугубляется глазами, под яркими лучами дневного светила, хочется смотреть и смотреть на любимого, а еще больше хочется обладать , и они бросились, уже через несколько секунд в объятия друг другу, и уже долго не могли прийти в себя и оторваться от такого привлекательного дела, и это они делали с воодушевлением, и остановиться не было сил до тех пор, пока эти силы не иссякли от проявлений страсти. Лежали неподвижно, солнце жгло нещадно. Лидочка только воскликнула:
   - Всю жизнь буду помнить этот миг! Так здорово при таком ярком дневном освещении.
   - Какая ты красивая!
  Воскликнул в ответ Владимир. И он отодвинулся от обнимающей его девушки, и жадно смотрел на ее обнаженное тело, и эта обнаженность и незащищенность и готовность снова ему принадлежать воодушевили на новые подвиги, и оба радовались природе, реке, пустыне на острове, приютившем их, пустынной глади воды, блестевшей и отливающей всеми оттенками известных металлов. Ветра не было. Волн не было, только движение воды в реке со скоростью шесть километров в час слегка шелестело прибрежной галькой да песочком, намытым ненастными погодами в далеком прошлом многотысячелетней своей истории.
   Подул слабый ветерок и немного охладил любовников. Лежали под солнцем совершенно обнаженные, на спинах, их руки постоянно искали предметы и органы тела для ласки, они не могли не ощущать прикосновений, не могли не ласкать принадлежащего только любящему, тела, и опять приближались, чтобы вновь и вновь убедиться в готовности на любовные подвиги, и эти подвиги совершались. Это было безумство, но к безумству располагал Амур - батюшка и его природа и солнце, и сам воздух Дальнего Востока. Они чувствовали себя первопроходцами в любви, и, не сомневались, что в них живут гены Адама и Евы, и эти гены ведут не ко греху, а к жизни вечной и счастливой.
   Жизнь требует пищи, пополнения энергии не только райским яблоком, а кое чем, более существенным, Владимир, слегка прикрыв тело, пошел на заготовку дров, хвороста и всего, что может гореть. И этого добра по берегам было много, пока разгорался костер, Лидочка совершила малый туалет минеральной водой, которой они взяли предусмотрительно десять бутылок, окунаться в загрязненную Великим , миллиардным китайским народом реку они не решались, и приступила готовить шампуры. В этой обстановке оба они оказались отлично приспособленными, в паре не только любились, но и могли работать. Работали споро, и уже через полчаса были готовы угли, сооружен мангал из прибрежных камней, на двух шампурах были нанизаны кусочки калуги
  ( гигантский осетр Амура), а на двух - маринованная свинина. Лидочка оказалась большой мастерицей от кулинарии. Вся ее предыдущая жизнь учила преодолевать сложности.
   Обедали с удовольствием, о спиртных напитках забыли, даже пиво заменили охлажденной в Амуре минеральной водой. Стояли у затухающего костра, имели с собой несколько помидор "Бычье сердце", огурчики, очень свежие, и, конечно шашлык, сочный, поджаренный до готовности, и оба сорта шашлыка оказались очень удачными. Минеральную воду предпочитали пить прямо из бутылок. Пикник удался. Каждый был доволен собой и любовником. Продолжали отдыхать, но уже в тени. Лидочка была светлая, почти блондинка, а больше рыжая. От солнца сильно покраснела ее кожа, пришлось смазать специальным кремом и спрятаться в тени тента.
   Суденышко за ними пришло даже на полчаса раньше, на берегу в Хабаровске их встречали знакомые, которые отвезли домой, в новое жилье Лидочки в железнодорожном районе. Там их свидание продолжалось уже недолго, были изрядно усталые, Владимир распрощался с любимой около девяти часов вечера.
   Был первый курс институтского обучения, Лидочка добросовестно изучала положенные предметы, делала контрольные работы, старалась досрочно сдать зачеты по различным предметам, чтобы выглядеть достойно в глазах любимого и не провалиться с затеей о высшем образовании. А было ей в те поры двадцать два года, все было впереди, были жизненные перспективы, отличные от тех, которые ей могла принести специальность продавца, без специального образования.
   Пришла зима с ее Дальневосточными особенностями, многие работники, не сумевшие летом побывать в отпусках, уходили до нового года в свои очередные каникулы. Некоторые уезжали в европейскую часть страны, некоторые находили возможность получить путевку в страны социалистического лагеря, Владимир предпочел отдыхать в санатории Богдановка, военного ведомства, куда ему помог приобрести путевку его и Лидочкин хороший знакомый, директор военного завода, Александр Викторович. У Александра были давние приятельские отношения с начальником военного санатория подполковником Логвиновым, он прекрасно знал его семью, его жену, и многих работников этого учреждения. Неоднократно под видом отпуска проживал в санатории и продолжал работать, чтобы не упустить важных этапов в выполнении производственного плана. Такой был патриот предприятия и Родины, обманывал годами свой организм для пользы руководимого предприятия и Государства. Потом, через много лет, уже на пенсии, он, четко знал, что ему никто за преданность не сказал ни благодарности, ни поощрения. В развалившемся СССРе многие порядочные люди были забыты и потеряны. Наворовать не смогли в силу воспитания, олигархами не стали.
   Владимиру предоставили на втором этаже отдельный номер, с удобствами, состоящий из двух комнат - гостиной и спальни. В зимнее время проводить отпуск в санатории помогали культурные мероприятия по планам и личная инициатива отдыхающих. Светлым пятном были лечебные физкультуры, с приятными физкультурными врачами (молодыми девушками, окончившими институт физвоспитания), да посещения друзей, гостей, ежедневные прогулки на берег Амура, и, дальше по льду на противоположный берег. Эти прогулки совершали любители, сразу после обеда, чтобы не ложиться в дневное время спать и не создавать предпосылок к накапливанию подкожной жировой прослойки. Такая компания у Владимира быстро подобралась. Три полковника, один из которых был авиатор, второй - заместитель начальника окружного госпиталя, третий - приехал из Москвы, чтобы посмотреть Дальний Восток, ведь и дорога, и все остальное были ему бесплатно, да еще в связи с дальностью, отпуск увеличивался на пятнадцать суток. Был резон . В эту компанию входили и отдыхавшие женщины. У полковников быстро завязались симпатии, а Владимир был верен Лидочке, всем сказал, что она его дочь, и что они живут без матери, что было оправданием в лице всего коллектива ее систематическому присутствию на увеселительных и иных мероприятиях. Лидочка проживала в той же стороне города, ей до санатория было пятнадцать минут езды на автобусе. Удобно. И к ней побывать и к себе принять любимую "доченьку". Ни перед кем оправдываться не приходилось. Компания вполне сложилась, и были тесные контакты во времяпрепровождении. Нравы санатория не возбраняли гостям иногда переночевать, тем более, что место позволяло. Работа Лидочки тоже не мешала. Иногда, в особенности в субботние или воскресные дни, вся дружная компания спускалась вниз, на берег реки, под обрывом разжигали костер, готовили шашлык, на обед в этот день никто не ходил. Морозы и ветры не мешали. Одеты все были хорошо, был костер, некоторая экзотика. В будние дни Лидочка к своему любимому приезжала уже, когда темнело. Утром Владимир усаживал ее в автобус, доставлявший ее до работы.
   Однажды, после обеда, решили всей компанией пройти до железнодорожного моста, это по льду километра три, может четыре. Такая прогулка по снежной целине , да на пронизывающем ветру благоприятно сказывалась на здоровье людей, не имеющих иных занятий и физических нагрузок. Эти прогулки проходили ежедневно, но маршрут всякий раз был другим. Для новизны ощущений. И все было хорошо. Владимир шел впереди, за ним двигался полковник от госпиталя, далее две дамы и замыкали процессию летчик и москвич. Так, гуськом, след в след они и продвигались. Двигались довольно быстро, это согревало. Вдруг, почти посредине реки, лед под Владимиром провалился, он был размыт быстриной течения, и Владимир вместе с обломками льда оказался плавающим в полынье, его держало на поверхности раздувшееся парашютом пальто. Все остановились, как вкопанные, не растерялся лишь полковник от медицины, он лег не кромку льда, сбросил с себя полушубок и второй конец полы подал Владимиру, а его уже затягивало под лед. Другие полковники тоже легли, держали за ноги того, который пытался спасти плавающего Владимира, им втроем удалось вытащить "утопленника" на лед, все удивлялись, толщина льда была около метра, а в одном месте, именно, куда ступил наш герой, лед был размыт почти полностью. Именно там, где ступила нога славного железнодорожного доцента, как его величали друзья.
   Обратно Владимир бежал , как спринтер, пальто и вся остальная одежда на нем замерзли, лед издавал противный шуршащий звук, брюки вдруг, стали твердыми, и причиняли невыносимую боль при движении, царапая и раздирая кожу ног и ягодиц. Только движение и имевшиеся в запасниках силы спасли Владимира. Вся компания двигалась, правда с меньшей скоростью, в обратном направлении. Основной спаситель, тоже бежал резво, его полушубок одеть было после намокания невозможно. Хозяин свою одежду тащил по снегу волоком, за воротник.
   Вдвоем, спасенный и спаситель, через полчаса вбежали в дверь вестибюля санатория, в номер Владимира, но петли и само пальто были в замороженном состоянии. Медицинский полковник просто срезал все пуговицы с пальто, поставил замороженное пальто в угол, повалил Владимира на пол, стащил с него брюки, и тоже поставил в угол, штанинами вверх. Интересное было зрелище. Остальные одежды Владимир снимал , сколько мог самостоятельно. В ванную уже наливалась вода, слегка теплая, так определил наш медик, в воду посадил раздетого догола Владимира, стал поливать его из душевого распылителя. Процедура разогрева длилась минут двадцать. Ноги, от колен и выше, замерзшими брюками были растерты до крови. Шея была тоже истерта, были потертости в районе кистей рук. К этому времени стали появляться остальные участники прогулки. Владимиру налили полстакана питьевого спирту и , вытерев мохнатым полотенцем, уложили в постель.
   Для всех был хороший стресс, как теперь говорят. Раньше это слово знали только врачи. Для всех было удивительно, человек полностью обледенел, по тридцатиградусному морозу два с лишним километра бежал до санатория , пронизывающий ветер, и, никакой простуды. В тот же вечер Владимир выплясывал в санаторном клубе со своей "дочерью", и только ободранные в кровь руки, которыми он цеплялся за льдины и за жизнь, были хорошо покрашены йодом и заживали долго. Начальник медицинской части окружного госпиталя, полковник Капустин, не только спас утопающего, но и принял все меры к его выздоровлению. Сам Капустин оставался в тени, но его знали и любили и в санатории, и в войсках, и в Хабаровском обществе. Через небольшое время начальник госпиталя полковник Петренко ушел по болезни на пенсию, и его место по праву занял ближайший заместитель.
   Капустин, даже став начальником, не потерял своей коммуникабельности, отлично вписывался в любое общество, а лучше него танцевать "цыганочку" не смог бы ни один из артистов театра "Ромэн", даже его бессменный солист Виктор Панин. У Виктора не было той артистичности, которой обладал, никогда не учившийся актерскому мастерству Капустин.
   Высокий, стройный, почти худой, с красиво уложенными кучерявыми волосами, при первых звуках цыганочки он, будто удивляясь, выходил на образованный зрителями круг, небрежно снимал с себя пиджак и столь же небрежно бросал его картинно через плечо, будучи уверен, что найдутся, которые подхватят его одежду, картинным же шагом обходил круг, тело его сохраняло неподвижность, двигались лишь ноги, но , в какой то момент, он ударял , как при ранее модном степе носком подошвы, другой ногой, и уже не замедлялся темп его степа, и уже начинали в такт музыке двигаться его плечи, все туловище, ноги выделывали невообразимое, лицо радостно улыбалось, всем своим видом показывая, что, мол, я танцую для Вас, присутствующие, и танец убыстрялся, музыканты тоже увлекались небывалой пляской, зрители поощряли танцора хлопая в ладоши, и, это, казалось , может продолжаться бесконечно. Но, вот, музыка становилась быстрее и быстрее, тело танцора двигалось не усилиями мышц, а велением музыки, и было уже страшно и удивительно, на что способен Человек, музыка обрывалась, с ней, в том же такте и прекращался танец. Капустин никогда не ошибался. Всегда были длительные аплодисменты, его поднимали на руки, несли к столу, наливали чего-то, но он пил только минеральную воду. Поразительно. И радостно за Человека.
   Номера на этаже, где располагались полу люксы, были оппозитны. Если войти в номер, у которого спальня была справа, то, войдя в соседний номер, человек попадал в гостиную, где дверь в спальню была слева, таим образом, легче решались и вопросы сантехники, и совмещенного на два номера балкона, и упрощался монтаж электропроводки, телефона и пр. Кровати, таким образом, через стенку были установлены, голова к голове.
   В соседнем с номером Владимира проживал , казалось, угрюмый человек. Савченко Василий Спиридонович. Начальник сельхоз управления ДВО. У Дальнего Востока в армейской действительности была большая необходимость в сельскохозяйственной продукции, начиная с огородной зелени, и кончая свежим мясом свинины или говядины, которая в значительной степени облегчала задачи командирам по дополнительному питанию солдат и офицеров. Было в те поры много военных совхозов, в которых трудились, как солдаты т.н. стройбатов, так и вольнонаемные местные граждане. И у каждого хорошего командира части было подсобное хозяйство, вырабатывающее продукцию соответственно своим возможностям. Было допустимо делиться своей продукцией с другими частями, за счет этого в часть поступали деньги, так наз. 1 вида, которыми командир части распоряжался для благоустройства и других социальных нужд. Было не редкостью, когда с островных частей на материк в воинские части поступала красная рыба, или с материка поступал свежий картофель, и т. д. Это были излишки собственного производства, но, они приносили небольшой доход.
   Все это нуждалось в постоянном контроле, особенно сан гигиеническом, военные лаборатории проверяли качество сельскохозяйственной продукции. Ни в коем случае не допускалась к употреблению просроченная или некачественная по другим параметрам рыба, мясо, овощи, птица. Вот эти функции , как координатор, выполнял наш Василий Спиридонович. И командовал военными совхозами, которые по определенному плану поставляли частям свою витаминную продукцию.
   Интересный мужчина, весом в сто сорок килограмм, с усами , черными, без намека на седину, роста среднего, походка грузноватая. Его внешний вид не располагал к быстрому с ним знакомству, сам он интереса к окружающим, казалось, не проявлял. Даже в столовой, он сидел за одним столиком с неизвестным военным пенсионером и общего языка они не находили. Пенсионер, правда, жаловался на некие болезни, но беседа между ними уже три дня не завязывалась. Василий Спиридонович один в столовую приходил, один уходил, изредка его можно был видеть на прогулке, которую он совершал в промежутках между процедурами, ему предписанными и проходящими в других корпусах.
   Глубокой ночью, когда все добропорядочные отдыхающие крепко спали, Василий Спиридонович услышал размеренный стук в стену, как раз в районе изголовья своей кровати, стук продолжался довольно долго, потом , в какой то момент усилился и участился. Добропорядочный сосед решил, что в соседнем номере человеку плохо, и он взывает о помощи, другой мысли у него, просто, не могло возникнуть. И он в трусах, вышел в коридор, подошел к двери соседнего номера, услышал счастливый женский смех, разговорную речь, и только потом пришел к определенному выводу о происходящем.
   Обратно в свой номер он не попал, английский замок накрепко захлопнул дверь, и Василь свет Спиридонович оказался перед закрытой дверью в свою обитель. В трусах, с навесным пузом, с комнатных туфлях на босу ногу, с растрепанной после постели шевелюрой, в топорчащихся усах. В коридоре, хоть и был ковер, но зима, прохладно. Деваться некуда, пошел наш горемыка вниз, на первый этаж за помощью к дежурной медсестре.
   Когда медицинская сестра спросонья эту не совсем обычную фигуру увидела, закричала визгливо и тревожно: " Не подходите ко мне!".
   - Не пугайся, миленькая, я нечаянно захлопнул дверь в свой номер, мне нужен запасной ключ.
   - А в каком номере Вы живете, выдавила из себя сестра, понемногу приходя в сознание.
   - В двести тринадцатом.
   - От этого номера ключ потерялся с год тому назад. К Вам можно попасть только через балконную дверь от Вашего соседа.
   Василий Спиридонович представил себе, как он будет будить только уснувшего соседа с его Дульцинеей, и от этого способа сразу отказался.
   - Нет, соседа будить не будем. Дай мне какое ни будь одеяло, я досплю ночь на диванчике напротив своего номера.
   - К сожалению, у нас запасных одеял нет, вот, только одеяло, на котором спит наша кошечка, сегодня она спать к нам не пришла. И как Вас угораздило поселиться в тринадцатый номер? Он не счастливый, туда редко въезжают.
   - Вот , спасибо, я, как ни будь перебьюсь, а утром пойду на прием к соседу.
   Утром, еще было темно, Владимир проводил на автобус Лидочку, возвращаясь, обратил внимание, что из-под одеяла на коридорном диванчике торчат усы соседнего полковника. Решил, что тот с большого употребления не дошел до своего номера, и решил помочь. Каково же было его удивление, когда оказалось, что виной всему было очень близкое к стене расположение кровати, и в момент страсти спинка кровати стучала в стену номера рядом. Проникли, через балкон, открыли, выпили за знакомство. Было уже пора вставать, решили после завтрака продолжить знакомство, уж больно они друг другу понравились.
   И после завтрака встретились вновь. Савченко, оказалось, был человеком дела. Такие тогда, в советские времена, были редкостью. Он сразу стал звонить в подчиненный ему совхоз, расположенный неподалеку от Хабаровска.
   - Здравствуй, Петр Ильич. Как идут дела в вверенной тебе части?
   - Ага, хорошо. А в животноводстве?
   - Да отдыхаю нормально, ты мне зубы не заговаривай. Ты знаешь, что из прибывших самолетом для акклиматизации овец еще один баран, с хорошим весом и не старше двух лет не выдержал перемены климата? Сделайте все по уму. Составьте акт. Тушу разделать на пять частей, седло отдельно, передние ноги с лопатками и задние окорочка, в отдельности, хорошо упаковать, захватите все, для маринада. Сегодня к вечеру. Будь здоров.
   К вечеру прибыл в гости к своему начальнику начальник военного совхоза, привез массу вкусностей, маринованных грибов, огурчиков, свежего лука, вяленной и копченой кеты, банку, литровую красной икры и несколько больших пакетов с бараньим мясом. Не забыл и десяток приличных шампуров. Отдельно эмалированное ведро, в котором находились специи и соль для приготовления маринада в пакетиках.
   Сразу полковник Савченко предложил своему подчиненному и Владимиру выпить по рюмке коньяка, но сам предпочел водку. Полстакана. И налил всем снова, приговаривая:
   - первые три пьем в темпе, а потом, через каждые пять минут.
   Так и сделали, лишь с тем отступлением, что после третьей остановились, директору совхоза надо было уезжать, а Владимир с хозяином номера пошли в столовую на ужин. Привезенные припасы выставили на балкон, лучший холодильник в Хабаровском крае. Завтра суббота, решили еще сегодня, после ужина, заняться разделкой мяса, приготовлением маринада, с тем, чтобы к завтрашнему обеду можно было организовать интересную компанию и санаторским обедом пренебречь. Ножи позаимствовали у поваров, дав им взамен бутылку крепкого напитка на спирту и лимоннике китайском. Обвязались по поясу полотенцами на манер поварских передников, и приступили к плодотворной работе. Кипяток для маринада взяли четверть ведра там же на кухне. Пока Владимир занимался "обвалкой" мяса Васыль приготовил крепкий маринад и приступил тоже к разделке мяса. Они довольно быстро сумели нарезать достаточное количество, кости предусмотрительно завернули в бумагу и выставили на балкон, в надежде впоследствии приготовить казахскую шурпу. На следующий день к обеду должна будет приехать Лидочка, а гости из компании, которая постоянно ходила на прогулку, уже были, бесспорно, определены. Работу закончили около десяти часов вечера, решили, что мясо в маринаде надо оставить при комнатной температуре для более надежного процесса, а остальное - пусть замораживается до следующего востребования. Оба героя, приняв на сон грядущий по несколько грамм, и закусив икрой, разошлись по своим номерам, усталые, но довольные собой и друг другом.
   Наутро, встретившись за завтраком, радостно, как старые знакомые приветствовались. Отдали поварам принесенные ножи и, вместе двинулись к своему жилью, решив, что в двенадцать соберутся в номере у Василия, нанижут мясо на шампуры, и в два часа будут со всей компанией выдвигаться на берег, там уже было обкатанное и многократно испытанное место в затишном закоулке глубокого обрыва. Обрыв спасал от ветра, а от мороза спасали движение, костер и спиртные напитки по потребности. Спуск с крутого берега под обрыв был для отдыхающих оборудован деревянной лестницей, которая исправно служила обитателям санатория и летом и зимой.
   Без пятнадцати двенадцать, когда уже напряженное ожидание сегодняшнего праздника у Владимира достигло высокой степени, он постучался в дверь к Василию. Тот моментально ответил, и, как оказалось, уже жонглировал шампурами, нанизывая на них мясо и крупно нарезанный лук. К этой работе подключился и Владимир. Довольно быстро они с десятью шампурами справились, решив, что оставшееся замаринованное мясо возьмут с собой на берег в ведре, там разыграется аппетит, и желающие смогут добавить к уже готовому. Самостоятельно. Несмотря на маринад и соль, мясо на свежем воздухе, конечно, подмерзнет. Шампуры, готовые, были завернуты в большой лоскут полиэтилена, лежали на журнальном столике, ведро и прочая, в том числе и емкость со стаканами, бутылками, хлебом, стояли в готовности. В дверь постучали. Оба готовы были встречать преждевременно прибывших гостей, радушный Василий Спиридонович открыл дверь, и на пороге оказались его жена и пятнадцатилетняя дочка, которые приехали навестить скучающего отца. Потерял себя Василь. Но только на мгновение. Представил Владимира, как именинника, который не знал, как отпраздновать этот день, и себя, как добровольного помощника. Конечно, импровизированное представление не особенно удалось, но Владимиру ничего не оставалось, как пригласить на берег и жену Василия и дочку. Они с удовольствием согласились, хотя, одеты они были не очень тепло.
   Владимир удалился к себе, а больше, чтобы предупредить всех остальных участников сегодняшнего мероприятия о своем дне рождения. Для правдоподобности. И встретить свою "доченьку".
   Все прошло довольно удачно, им подыграли, а Лидочку пришлось представлять семье Василия Спиридоновича как приехавшую поздравить отца. Конечно, пока Владимир отсутствовал, Василю жена "накостыляла", как он потом говорил, но жена на берегу убедилась, что все достаточно прилично, что у ее мужа не появилась воздыхательница, кроме Лидочки на мероприятии смогла быть еще только одна женщина, близкая знакомая авиатора. Еще одна появилась несколько позже, но все было благопристойно. Капустин постоянно шутил, да они с женой Василия встречались раньше и были хорошо знакомы. Она даже лечилась в его госпитале одно время, и главный медик Дальневосточного округа вселял большое доверие и уважение.
   Вскорости , но уже после первой порции шашлыка и хорошей рюмки жена и дочь слегка замерзли и решили ехать домой, их ждала наверху машина, Василь пошел проводить родных. Веселье продолжалось, на свежем воздухе хорошо пилось, Василий Спиридонович вернулся минут через сорок ко второй порции шашлыка, как раз подоспевшего. Легко вздохнул, сказал, что все удачно получилось, жена его окружением осталась довольна. Над ним и его первой растерянностью слегка пошутил Капустин, но все было в дружеских тонах, костер поддерживали до шести вечера, на ужин идти, необходимости не было. Эти зимние пикники прекрасны уж тем, что участники постоянно в движении, никто не рискует неподвижно сидеть и пить, опьянение почти не наступает, все участвуют и в поддержании костра, и в приготовлении закусок, и в оформлении импровизированного стола, и во многом, чего летом не бывает. Золотая санаторская беззаботность.
   Близились сумерки, разобрав принадлежности типа ведра, сумки с посудой, и еще не освоенные , но уже жаренные шашлыки, которыми Василь Спиридонович зашел угостить дежурную сестру, испуганную им три дня назад, медленным шагом двинулись в сторону жилья, готовиться к танцевальному вечеру, запланированному на сегодня.
   На следующий день, вернее вечер, санаторные службы уготовили поездку в театр, в город. Билеты приобрели все участники "Дня рождения", автобус привез отдыхающих несколько раньше, многие, не связанные с нашей компанией разбрелись по городу, а Владимир, Василь и Капустин с Лидочкой и еще одной дамой пораньше зашли в фойе нового театра. Осмотреться, изучить здание. Владимир сразу зашел к директору театра, они были хорошо знакомы. Договорились, что после первого отделения директор будет посвободнее, и можно к нему зайти до конца спектакля. После первого действия вся санаторная пятерка явилась в кабинет директора, прихватив с собой из буфета три бутылки шампанского, и отлично провели время второго отделения спектакля. Кроме директора, Мухарби Хамидовича, присутствовало еще две актерки. Зашли по делам, но запахло компанией и шампанским и они скромно остались. С окончанием спектакля, не торопясь, переждав очередь, получили свои одежды и уселись на свои места в санаторном автобусе. Настроение у всех , посетивших театр, было приподнятым, с таким настроением и отправились ко сну. Отпуск, а, следовательно, и отдых, продолжались.
  
   11.
  
   Проектирование и развитие производственной базы завода продолжалось. Заводу прикомандировали большое подразделение солдат, надо было решать вопрос казармы и квартир для офицеров. Давно производственные планы стали превосходить возможности цехов сборочного и агрегатного. Здесь уже без сделок с собой и строителями необходимо было в непосредственном планируемом периоде начинать комплексное строительство . И производственных цехов, и казармы, и новых жилых домов, и, уже давно созрела необходимость в строительстве клуба, где можно было собрать всех работающих на предприятии.
   Проектирование этого комплекса началось немедленно, сразу, после утверждения вышестоящим командованием технического обоснования. На ближайший производственный год (редкий случай) , еще не имея проектной документации уже было запланировано финансирование.
   ЦПИ ( центральный проектный институт) с удовольствием взялся за эту работу, зная, что готовые чертежи в этом предприятии не попадут под сукно и работа по строительству начнется сразу. Проходили почти ежедневные консультации у работников института и технологов завода, иногда довольно грубо вмешивался Александр Викторович, преследуя единственную цель : предприятие должно быть технологичным и готовым к любому изменению номенклатуры или увеличению производственного плана, и проектируемые цеха должны выдержать и сегодняшний и завтрашний день. Переделывали, безропотно, понимая рациональность суждений опытного производственника. Однажды, после длительного обсуждения незначительного вопроса Сибирцев вынужден был воскликнуть:
   - Послушайте, ученые мужи, мы здесь сидим и думаем, что мы работаем. Очень прошу чаще нас вызывать, но решать вопросы быстро, не забирая у себя время , так необходимое для работы.
   Его живо поддержал заместитель директора ЦПИ опытный проектировщик Немироцкий. Разошлись по рабочим местам, решив, что с сегодняшнего дня работы будут вестись при обязательных ежедневных консультациях , но не более тридцати минут. Технологи завода стали ежедневно и четко за полчаса до обеденного перерыва приезжать к проектировщикам. Значительной фигурой в работе была главный инженер проекта Толстых Вера Петровна. Она решала вопросы с предельной рациональностью.
   Со строительным управлением было решено, что, в нарушение существующих норм работа будет начинаться сразу после готовности проектов отдельных элементов- коммуникаций, фундамента, ограждающих конструкций (стен), кровли, технологической части. Конечно, легче всех объектов были жилые дома, проекты которых были типовыми на то время, и нуждались только в привязке и проектировании коммуникаций. Технологию надо было еще начинить оборудованием, которое изготовлялось по всему Советскому союзу. Но этот вопрос решался вне планов и графиков командировками снабженцев, очень талантливых людей с соответствующими подношениями лицам, от которых зависела отгрузка. В Москве, в главке, только диву давались счетам, приемным актам на оборудование, которое не планировалось, и не должно было отгружаться. Все расчеты директора были в том, чтобы не отпускать от своего предприятия строителей последовательного порядка строительства. Действительно, Управление строительных работ, занимающееся коммуникациями и фундаментом, закончив фундамент одного дома, приступало к другому фундаменту дома. После этого приступало к инженерному корпусу с клубом, под которыми было сложное сооружение - бетонное убежище, оборудованное для автономного существования одной рабочей смены рабочих, на случай применения противником оружия массового поражения. А следующее строительное Управление уже приступило к монтажу стен домов, одного, потом, другого, а, затем, переходило к инженерному корпусу. Нулевой цикл инженерного корпуса был сложным, и это бетонное сооружение изготавливалось около полугода. К этому времени был готов проект сборочного и агрегатного цехов.
   Производственный план завод выполнял всегда, руководство из, вышестоящих, в строительство не вмешивалось, ожидая осечки слишком ретивого в своем энтузиазме директора. Чтобы потом отыграться. Осечек не было, взаимоотношения со строителями у Александра Викторовича были прекрасными, да и строителям было удобно создавать большие объемы , не удаляясь от центра. И офицеры живут с семьями, не в командировках, и вольнонаемные рабочие, и технику легче обслуживать и недалеко транспортировать.
   Однажды, когда работа на предприятии шла полным ходом, а строители активно делали свое дело, в гости к Александру заехал директор завода Авторемлес, некто Худашов Анатолий Семенович. Хороший директор, его номенклатурой была техника по обслуживанию леспромхозов, начиная от посадки лесных массивов, выращивания деревьев, валки деревьев, разделки, погрузки, транспортировки, и т.д. Довольно много наименований и техника по тем временам сложная.
   - Александр, я ведь был у тебя всего год тому назад, и за это время ты столько сделал, что нельзя смотреть без зависти. Как тебе удается выколачивать финансирование, какие нужны доводы, чтобы привлечь столько строителей. Научи. Пошли, покажешь, что и где будет. Не могу с тобой обедать, пока не узнаю твои секреты.
   - Давай, Анатолий, сначала, я покажу тебе генеральный план развития завода. За исключением секретных. Вот смотри. Все старые цеха переходят в разряд вспомогательных . К главному корпусу, который удлинен до ста восьми метров, будут пристроены на всю длину еще пять цехов, под цехами склады и комплектовочные кладовые. Лифты. По лифтам из подвалов к рабочим местам в цехах подаются нормокомплекты деталей на дневную программу, набранные складскими рабочими и комплектовщиками. Это даст возможность избавиться от девяноста процентов внутризаводских перевозок, а межцеховая кооперация будет вся завязана на внутрицеховые и межцеховые конвейеры. И все. Можно идти на местность.
   - Пошли. Покажешь. О цели моего визита поговорим на ходу.
   - Так, какая цель визита?
   - Ты на севере вдоль Амура где дальше всего был?
   - В Комсомольске.
   - Поездом, что ли?
   - Да, конечно.
   - Это, значит, нигде кроме завода "Амурсталь" не был. А в нанайских населенных пунктах? А в маленьких селениях, а на мысе Маяк? - Вот. Ничего не видел, нигде в экзотике амурской не был.
   - Так, знаешь, не было производственной необходимости.
   - Бюрократ. Производственной. А жить? Когда будешь жить для себя и семьи?
   - Вот, так и живу.
   - Хорошо. Нет, живешь не хорошо. Сегодня вторник. Предлагаю в пятницу с обеда выехать двумя "Волгами" на Дубовый Мыс. Дорога, правда, грунтовая, но, улучшенная. Чтобы не глотать пыль будем держать дистанцию. До Князе - Волконки асфальт. Потом еще километров десять - пятнадцать. Я специально приехал сегодня, чтобы ты все свои дела планировал с учетом твоего отсутствия на родном заводе в субботу и воскресенье. Для организации себя и подчиненных время есть
   - Заманчиво. Не знаю, насколько смогу.
   - Сможешь. Пригласи свою жену. Там , относительно приличные условия, есть небольшая гостиница, она будет свободна для нас. Понимаешь, я обещал одному парню из Владивостока показать Амур. Вообще, он из Москвы, но в длительной командировке в Приморзолото. Боюсь, с ним будет не интересно, а мы с тобой общий язык давно нашли, хоть и ни одной рюмки водки вместе не выпили и не запили тройной ухой. Пора.
   -Приложу все силы к готовности.
   -Давай, приложи, а я буду тебе позванивать каждый день. Чтобы не забыл, да и знать, что готовишься . Ничего с собой брать не надо. И у меня в машине, и не Дубовом мысе все уже есть.
   -Договорились. Давай смотреть стройку.
   После экскурсии по территории пошли обедать, к этому времени шеф - повар Фаина Ивановна уже ждала. Не хотела ударить лицом в грязь перед директором другого предприятия. Обед был изыскан, сытен, обилен, выпивка в меру, но хороша.
   После отъезда Анатолия Семеновича началась серьезная подготовка. И себя, и жены, и шофера, и машины, и, несмотря на предупреждение, припасов на три дня.
   Главный инженер получил исчерпывающий инструктаж, и о его действиях в качестве временно исполняющего, и о маршруте путешествия, и как искать в случае чрезвычайных ситуаций. У Худашова выспрошены все номера телефонов, хотя, между Хабаровском и Комсомольском - на - Амуре действовала одна проводная линия. Но до Дубового Мыса дозвониться была возможность. Там было одно предприятие - Леспромхоз Гасси. Худашова ждал директор, у которого был телефон, задействованный и на квартиру. Рыбачить планировалось в озере Синдинском. Производство и населенный пункт, рабочий поселок, располагались на мысе Маяк. Недалеко. Там же находилась и гостиница для приезжающих. В общем, информация была полной. На всякий случай.
   Выехали двумя машинами в первом часу в пятницу. Погода благоприятствовала. Движение на дороге, которая шла на север, вдоль Амура было, преимущественно, в сторону Хабаровска. К выходным съезжались, кто на базу, кто домой, кто, завершив неделю - на отдых. Князе - Волконки достигли через полчаса. Далее двигались помедленнее, но с интересом рассматривали прибрежные леса, редкие нанайские селения. В населенном пункте Анастасьевка повернули резко влево, и через небольшое время достигли Петропавловки, расположенной на высоком берегу. Здесь был назначен обед в доме знакомого инспектора рыбоохраны, который имел это , довольно большое, по тем временам поместье с большим деревянным домом. Огороженной земли - много. Для отдыха и летнего проживания удобно.
   Большая уха была уже готова. За обедом знакомились. Женщины быстро нашли общий язык и непрерывно обменивались мнениями и о красотах местности и о малой заселенности и о своеобразной культуре аборигенов.
   Присутствующие мужчины, пока ведомые Анатолием Семеновичем узнавали кто есть кто и присматривались на предмет "А что ты можешь?". В тайге иначе нельзя. Все оказались ребятами бывалыми. Кругом на сотни километров тайга.
   Для Сибирцева были незнакомы хозяин дома и участник поездки Лещинский Михаил Ильич. Хозяин представился при въезде в его владения - просторный двор, с возделанным огородом и дополнительными дворовыми постройками. Голоперов Федор Пантелеевич, начальник рыб. инспекции Хабаровского района. Его семья в настоящее время находилась в Хабаровске.
   Михаил Ильич был сложной личностью, игравшей простачка. Много лет занимался артельной добычей золота и в настоящее время работал над регистрацией золотодобывающей артели в Хабаровске, под эгидой Приморзолото и планировал обосновать в краевом центре свою базу. Это было очень выгодно со многих сторон, а, главное, коммуникации, транспорт, авиация, дороги, банковские учреждения. Познакомились Худашов с Лещинским, когда последний приехал к нему на завод, с просьбой, реализовать подшипники ( 42312, 42314, 7723) для сцепления и бортовых передач трактора С-100. В зимний период золотодобывающие артели производили полный, практически, капитальный , ремонт своим тракторам, которые не глушились все лето - промывочный сезон. Трактористы работали по двенадцать часов, имели полтора трудодня, только работали, спали и ели. На износ, конечно, не по КЗОту, но заработки были самые высокие. Эти подшипники у Анатолия Семеновича были в неликвидах, но, он, слегка помурыжив просителя, согласился их некоторое количество продать. Отсюда пошла взаимовыгодная связь, которая со временем переросла в дружественные отношения. Пока он не знал, что Александр директор оборонного предприятия, но активно бросился изучать возможности нового знакомого. Обед подходил к концу. Времени для достижения цели поездки оставалось мало, и Анатолий дал команду пятнадцатиминутной готовности. Засобирались. Хвалили необыкновенную уху из трех пород рыб, первой был амурский гигантский ерш, который после появления ароматного навара выбрасывался, следующая закладка состояла из гонцов кеты, ход которой в этом году обещал быть обильным, эта отварная кета подавалась в виде холодной закуски, а последняя закладка рыбы целиком осетровая. Много специй, перец и душистый и горький. Рыба подавалась на тарелках, бульон ухи - в больших пиалах. Все это в присутствии большого количества зелени. Головокружительно.
   Хозяин дома ехал с компанией, на своем ГАЗ-69, в одной колонне.
   Когда вышли из дома у ворот обнаружили сидящих на земле с десяток нанайцев. Наиболее расторопный из них произнес на неплохом русском языке:
   - Хорошие машины, большие начальники. Привезли много водки.
   Следуя наведомым для гостей традициям , Федор Пантелеевич дал им две бутылки. Эти бутылки здесь же были ловко вскрыты и пошли по кругу. Из горлышка. Среди них угадывались, с трудом, и женщины. Все нанайцы, приложившись к водке, говорили "пасиба, начальник". Все это происходило, пока хозяин закрывал ворота. По его словам выходило, что это, водка, единственный залог того, что он в селении желаемый человек, и что дом и усадьбу можно оставлять без охраны. У всех аборигенов имеется оружие, люди, практически , до сих пор не учтены. Воровство исключено.
   Возвращались до Анастасьевки минут пятнадцать, свернули налево, уже без больших остановок - на север, к Мысу Маяк. Дорога была пустынной, к исходу дня все, кто стремился достичь определенных населенных пунктов, уже промчались. Встречались редкие одиночные машины. В ярком свете уходящего дня можно было наблюдать оживление в придорожных лесах, мелкие животные, белки, бурундуки, иногда перебегали дорогу фазаны. Вся эта живность очень увлекала едущих женщин и возбуждала в охотниках инстинкты, не совместимые с понятием сезона запрета. Мужики, за редким исключением, готовы были ринуться за каждым фазаном, к осени птицы уже высидели молодняк и нагуляли достаточный подкожный слой жира. Переходили дорогу неспеша.
   В одном месте дорогу медленно, будто знал, что его не будут стрелять, перешел громадный изюбр. Машины остановились и люди любовались гордой посадкой его головы и красивой поступью хозяина здешних мест.
   Дорога проходила, преимущественно, в километре и более от реки и по ее обочинам была вековая тайга. Проехали поворот на Сарапульское. Здесь ненадолго приблизились к основному руслу великого Амура. Потом, по достижению ста километров от Хабаровска, снова удалились вправо. Приближался вечер, ехать оставалось недолго, с полчаса.
   На мыс Маяк прибыли, когда уже стемнело. Большое по Дальневосточным меркам село, с тысячу жителей, рабочие леспромхоза русские и местные охотники и рыболовы - нанайцы. Главный культурный и просветительский центр - один небольшой магазин. Их ждали. В одноэтажном строении, барачного типа, были обустроены комнаты для приезжающих, постели с чистым бельем, довольно чистые коридоры, видно, что в доме имеется хороший хозяин. Гостиница была рассчитана на пятнадцать человек. Места хватило всем. Удобства во дворе. Утром пообещали нагреть воду для душа. Заведующей гостиницей была русская, лет сорока, женщина, вышедшая замуж за местного нанайца - охотника.
   В центре здания была оборудована "каюткомпания" - место для приема пищи, отдыха, просмотра газет и журналов, которые сюда систематически доставлялись. Комнаты были на два и три человека, так, что Александру и Анатолию, имевшим при себе жен, было удобно, да и жены были спокойны. Желающие в каюткомпании организовали чаепитие, Александр с женой пили чай у себя в комнате, жена Анатолия от всего отказалась и легла с непривычного вояжа отдыхать. Практически, в общественном чаепитии участвовали Анатолий, Лещинский, шофера, привычные к длительным переездам, и Федор Пантелеевич. Эта компания засиделась допоздна, шофера хорошо выпили спиртного, которое им не было доступно в дороге.
   Утренний подъем растянулся с шести часов утра до девяти. Так спали самые стойкие, или уставшие. Основное народонаселение в шесть часов утра, под предводительством главного рыбного инспектора, выехало на его ГАЗике к месту рыбной ловли в Дубовый Мыс. Там был хороший подъезд к озеру Синдинское, в котором и планировалось работать неводом. Озеро имело множественные протоки в Амур, там пряталась рыба от непогоды, да в свое, определенное природой время нерестились несколько пород. Дорога туда была слегка обозначена, заросла травой и носила чисто условный характер. Хорошо, что позволяла погода, и было сухо. На берегу озера издавна селились нанайцы, да в последнее время был построен промежуточный склад древесины. Нанайские жилища удалось посетить. Это, просто, большие землянки, перекрытые целыми стволами лиственницы, засыпанные грунтом, без окон. Жилище выступает на метр - полтора над землей. Дверь, импровизирована из жердей, набранных плотно в полотно, в наше время на металлических петлях, часто обиты плотным материалом, клеенкой, одеялами, а, вообще, шкурами животных. Занавешена двойной оленьей шкурой. Посреди землянки - очаг, откуда и освещение, хотя, во многих землянках наблюдалось электричество или керосиновые лампы. Уже. По периметру - спальные места, на шкурах животных, имеются, как достижение современной культуры, байковые одеяла. Культура предусматривала большое количество собак. В землянках от них стойкий запах.
   К месту промысла обе "Волги" с женами и Александром подъехали к половине десятого Остальные путешественники уже давно разобрались с первым заметом невода и активно наполняли мешки пойманной рыбой. Молодь всех пород, и рыбу не очень ценную для применения в пищу сразу отпускали в воду. Федор Пантелеевич, как главный радетель за воспроизводство рыбных запасов, распорядился отбирать и выпускать еще живую молодь в первую очередь, потом уже выпутывать из сети промысловые экземпляры рыбы.
   Из отобранной рыбы особо выделялись щуки, несколько амуров, много сазанов, караси, амурских гигантских ершей было немного, но достаточно, они должны будут составить главный аромат и навар будущей ухи. Попавшиеся в сети несколько приличных сомов и толстолобиков завершали набор прекрасной амурской рыбы, пригодной и для жарения, и для копчения, и для ухи, да мало ли еще что можно приготовить из такого великолепия.
   Вокруг вытащенного на берег невода суетились и рыбаки, и приехавшие с ними женщины.
   Анатолий затеял приготовить "шарабан". Из нескольких крупных рыбин, для этого подошли пара сазанов, амур и сом. Пока он разделывал рыбу, вытаскивал из нее внутренности, вырезал жабры, его шофер нашел на берегу удобное место для очага. Небольшой обрывчик. И стал лопатой проделывать отверстие горизонтальное, в полутора метрах от поверхности земли, на сколько разрешала длина лопаты и его руки, потом продолбил широкий дымоход , в который будет завешиваться рыба для копчения.
   Специи, соль, лук репчатый были у шофера в багажнике. Эти ребята, видно, всегда были во всеоружии.
   Приготовленную, хорошо посоленную и натертую специями рыбу нафаршировали крупно резанным луком, завернули каждую в отдельности в марлю, обвязали медной проволочкой, чтобы не развалилась, и завесили в вертикальное отверстие очага. Можно было разжигать огонь. Специально собрали плавник, который не дает открытого пламени, и началось длительное горячее копчение. На весь день. Шофер следил, чтобы в очаге постоянно горели, вернее, тлели дрова. Рыбаки набирали сеть для следующего замета, а свободные от рыбной ловли стали готовить костер и все остальное для приготовления обеденной ухи. Лещинский вышел на лодке вместе с рыбаками, женщины чистили рыбу, командовал процессом сам отличный и опытный повар , Александр Викторович. Фонтанирующий из земли неподалеку ключ им показал присутствующий, но не участвующий в процессе городских развлекающихся директор леспромхоза Колдинов Николай Антонович. Он был в передовиках производства, уважаемая личность в Хабаровском крае, знающий местные условия и технологический процесс заготовки и обработки древесины.
   Из лесу вышел с большим пучком лиан лимонника главный инженер леспромхоза Ильин Валентин Тимофеевич. Чай будет энергетическим, ароматным и уникальным , лианы сразу начал нарезать на небольшие кусочки Александр. Вода уже кипела. Рыба была подготовлена, остальную рыбу, полтора мешка главный инженер забрал в свою машину и укатил в штаб - квартиру на Мысе Маяк. Будет поджарена на ужин.
   К готовности тройной ухи возвратились рыбаки, процесс освобождения от рыбы сетей повторился. Опять набралось около двух мешков, ее загружали в большой , из сетки изготовленный садок, и опустили в воду, чтобы рыба оставалась живой максимально долго. Стали готовиться к обеду, уже было около пяти часов дня, далее рыбачить не имело смысла. Да и не ради рыбы был предпринят этот вояж.
   Лещинский, таежный работник, постоянно проживавший в Якутске, где река не менее интересна, никогда не выезжал на рыбную любительскую, либо промысловую ловлю, не переставал удивляться богатству Амура-реки. Обед затянулся часа на два и плавно перетек в ужин, но извечный дальневосточный бич, комары, перегнали отдыхающих из полевого стана в относительно обустроенную каюткомпанию на Дубовый Мыс. Где тамошняя хозяйка сразу подала два полных противня жареной рыбы. Крупные рыбы - на отдельном противне. Порезанные крупно поперек. Любителей карася ожидал отдельный противень, они были поджарены целенькими, хорошо розовые, с хрустящими перышками, в каком то неведомом соусе. Но соус был и отдельно. В бутылке. Многие любят карасика, когда он сухенький. Вкусы, возможные и невозможные были учтены. Прибавились и местные, директор со своим главным инженером. Очевидно, и их вкусы учитывались. Пилась, преимущественно, водка. Прохладительным напитком был морс местного производства из дальневосточных ягод. Очень освежающий напиток. Разговоры за столом не обошлись без производственных вопросов, и они к взаимному удовольствию были решены положительно. И поставки леса и пиломатериала на стройку и производство снарядных ящиков к Александру, и обеспечение друг друга запасными частями, и предстоящее устройство артели Михаила Ильича. Ему, не выходя из - за стола нашли два домика , продающихся в Хабаровске. Один из них в центре города, напротив рынка, один- недалеко от швейной фабрики, большого аэродрома. Надо оговориться, что эти дома были впоследствии приобретены его артелью. Водитель Худашова со своей машиной остался на берегу, в месте , где коптился "шарабан", чтобы поддерживать всю ночь копчение. Дневного времени, по прогнозам опытных людей, хватило для того, чтобы рыба была готова, но не достаточно прокопчена. Для завтрака решили все необходимое взять завтра утром с собой, основу утреннего приема пищи должны будут составить прокопченные рыбины. По комнатам разошлись довольно рано, не позже одиннадцати. На завтра решили забрасывать после завтрака сеть не более одного раза, чтобы взять рыбы с собой и не поймать ее более, чем надобно.
   На удивление, всю ночь народ встречался в коридоре, во дворе, которые поняли, что с ними, сидели и коротали время в разговорах в общей комнате. А произошло - передозировка чайного напитка из лимонника. Некоторые выпили по пять кружек. Уснуть смогли, лишь часа в четыре, а в восемь уже все были на ногах. Такова сила этого растения. После туалетных мероприятий выехали на Дубовый Мыс. Никто не чувствовал себя не выспавшимся, или уставшим. Напиток продолжал действовать.
   Водитель Анатолия Семеновича был в полной боевой готовности, рыба была уже снята с вешала, лежали ее тушки рядышком, ожидая, когда их развернут и предоставят возможность гурманам отведать вкус, ни с чем не сравнимый. И отведали. Острым ножом порезали каждую рыбку горячего копчения поперек, предварительно сняв обертку из марли, марля была черная, закопченная, а рыба оказалась золотистой, аппетитно - красивой. Порции получились гигантские, думалось, что много пропадет, но, оказалось, что замечательный вкус так стимулировал, что остатков не было. "Шарабан" - название рыбы копченой в полевых условиях подручными средствами, никогда больше никому из участников не встречалось, за исключением случаев, когда подобное мероприятие повторялось на этой же реке, на Амуре.
   Когда невод подтянули к берегу, к нему устремились на помощь все , кто не выходил в озеро в лодке. Матня была полна рыбой, различных сортов. На этот раз попалась и небольшая, килограмм на сорок Калуга, и множество разнорыбицы. Самым удивительным трофеем оказалась огромных, по понятиям рыбаков, размеров пресноводная дальневосточная черепаха. Диаметр ее панцыря был более тридцати сантиметров. Эта черепаха - хищница. Питается рыбой, и, когда ее вытащили из сети, она встала в боевую стойку, приподнявшись на всех четырех лапах, и , далеко вытянув шею, пыталась хищными зубами ухватить ближайшего к ней. Федор Пантелеевич сразу предложил ее выпустить, но воспротивился Лещинский, который захотел взять ее с собой в Хабаровск и там показать, неизвестно кому. С ним согласились, только после того, как он пообещал впоследствии отпустить земноводное после достижения поставленной цели. Черепаху поместили в квадратное большое ведро, хвостом вниз, так, что ее голова была снаружи. Приближающимся к ней она показывала свой хищнический нрав, и была совершенно не похожа на тех , знакомых с детства черепах, которые прячут голову при каждой, даже кажущейся опасности. Ее на время сборов рыбы и себя к обратному пути накрыли мешком.
   В обратный путь решили выехать сразу, после освобождения сетей от улова, чтобы пораньше, засветло, быть в Хабаровске.
   Выехали, попрощавшись с гостеприимными хозяевами , около двух часов дня.
   Обратная дорога оказалась, по закону путешествий, значительно короче , чем дорога к Мысам. Уставшие дремали, бодрствующие продолжали любоваться красотами Приамурья, Лещинский зажал ведро с черепахой между ног, постоянно следил, чтобы она не выбралась, а поползновения вытянуть на всю длину своей шеи голову и куснуть, он бдительно устранял роговой расческой, которой постоянно огорошивал ее по темени. Ненадолго она прятала свою голову в панцырь. В машине стоял неприятный запах, но боролись, продувая кузов машины открытыми окнами. Откуда находящимся в "Волге" людям знать, что у этих черепах основными жизненными выделениями являются аммиак и моча тоже концентрированный раствор аммиака, почти нашатырный спирт.
   С собой в гостиницу Михаил Ильич кроме черепахи взял рыбы помельче. Кормить пресмыкающееся. Отпустил черепаху в ванную, налил несколько воды, набросал рыбы, и спокойно улегся спать.
   Утром на время туалета отсадил черепаху в ведро, рыбу тоже, вымыл ванную, принял душ, и снова поместил гада с рыбой в ванную с водой. Ушел по делам.
   На запах в ванной , а потом, и на страшное животное наткнулась горничная. Испустив истерический крик, она бросилась к дежурной по этажу. Со швабрами наперевес сбежались с двух этажей горничные и дежурные. Сначала шумели, предлагали мероприятия, но ни к какому выводу не пришли, решили доложить директору гостиницы. Посмотрел директор, и вынес решение: выселить жильца вместе с животным. Пока, до его появления номер закрыть.
   Жилец появился, в хорошем настроении, дела шли хорошо, и, в качестве сюрприза , дежурная по этажу ему сообщила о решении директора. Пришлось ему хорошо раскошелиться, и директору, и дежурной, и горничной делались подношения, благо, до Амура от гостиницы было недалеко, опять черепаха была погружена в ведро, и, с почетным эскортом из невесть откуда набежавших мальчишек жительница реки возвратилась на родные просторы, и, отпущенная, радостно поплыла в глубину. Так развлекся председатель артели, один из богатейших людей Дальнего Востока, вскорости он , действительно обосновался в Хабаровске, не оставляя выделенные ему ранее участки золотодобычи в Якутской и Магаданской областях.
   Ко времени описываемых событий на заводе уже устойчиво работал вычислительный центр. Это подразделение существовало за счет, и вместо отдела перспективной подготовки производства. Отдел возглавил опытный и пытливый, уже пожилой экономист Иван Леонтьевич Веденчук. Понимал перспективы развития организации производства и применения вычислительной техники. Он собрал вокруг себя талантливых математиков - программистов, вычислительную машину обслуживали два толковых электронщика.
   Появилась новая, еще молодая, но с замечательной хваткой программист Наталья Глазева. Ей было двадцать восемь лет, она уже поработала программистом, легко переключалась с языка на язык, владела машиной, как оператор, быстро умела обработать данные бухгалтерии или склада. Тогда применялись, как носители информации перфоленты и перфокарты и она оперативно перфорировала информацию. Особой дружбы ни с кем не водила, ровные отношения с сослуживцами подкупали. Если надо было оперативно решить сложную задачу, то эту задачу Иван Леонтьевич поручал ей. Она не делилась своими сложностями с Людмилой Бушуевой, бросалась в работу, зная, что в случае ошибки ответственность ляжет только на нее.
   У администрации завода появилась возможность ежедневно, к утренней селекторной пятиминутке получить от вычислительного центра полную распечатку состояния дел и недостатков на производстве и в снабжении. Директор на этих пятиминутках был хорошо вооружен информацией. Вопросы решались быстро.
   Неоднократно на пятиминутках или еженедельных планерках присутствовали руководители других заводов, и происходящее им казалось чем то фантастическим. Ведь в те годы вся информация поступала к руководству только на бумаге, в письменном виде, а , больше - с языка при устных докладах. Бумагу часто было писать лень, или недосуг, а языком можно и сказать неправду. Ведь и данные , полученные начальниками цехов от своих кладовщиков, мастеров и комплектовщиков при большой номенклатуре были очень недостоверны. И громко ругались люди . Срывались планы, не выполнялись работы, не заказывалось необходимое, заказывалось ненужное.
   У Сибирцева к описываемому времени сменилось несколько секретарей.
   Первой ему от предыдущего директора досталась Валентина Павловна, которая за неспособностью к этой работе была выдвинута на должность кладовщика в мобилизационную службу. Там все материалы и единицы хранения без движения, просто надо хорошо хранить. По инструкциям.
   Ее сменила Тамара, хорошо печатала, холерически выполняла любую работу, быстро реагировала, пользовалась уважением, и даже любовью, как выяснилось впоследствии. Своего воздыхателя сержанта Валеру она ответно любила, и они могли провести обеденный перерыв в любовных играх. В недалеком от заводоуправления клубе. На гимнастических матах. Иногда прихватывали и начавшееся рабочее время, когда задерживался по делам директор, ее подменяли девушки из секретной части. Однажды, когда Валеру в цехе пожурили за опоздание к работе, он своему близкому товарищу в сердцах сказал, что после седьмой ходки Тамарка предложила еще. Хорошо, что смог. А, теперь, какой я сборщик? Ключ в руках дрожит. Ему помогали. Вот такие страсти.
   У Тамары был муж. Флегматик. Комсомольский работник. И перевели его на постоянную работу в Комсомольск - на - Амуре. Дали квартиру. Семья переехала, и это привело к вакансии должности секретаря. Отдел кадров в лице его бессменного начальника Зяйняп Якубовны привел нового секретаря - Татьяну. Стройная симпатичная молодая женщина. К работе приступила на следующий день. Вошла в курс и узнала структуру завода быстро. Очень скоро все начальники цехов были у нее в друзьях. Письма писала грамотно. Просто идеальный секретарь. Муж работал в одной из золотодобывающих артелей. Семья была более, чем зажиточная, но, как сказала Татьяна, человек должен заниматься общественно полезным трудом. И она работала. А мужа по восемь месяцев в году не было дома. Мониторщик.
   В один из осенних дней секретарь зашла в кабинет Сибирцева, время было приемное "по личным вопросам". Положила на стол заявление об уходе. Проработала четыре месяца. На удивленный вопрос, в чем дело, она отошла на средину кабинета, ловко повернулась на каблуках, ее расклешенное платье вздулось красивым колоколом.
   - Видите, я какая? А вы не обращаете внимания. Я , поступая на работу, думала, что мы вместе будем заводом командовать. Не получилось. А я профессиональный секретарь.
   - Понимаешь, я на работе, да со своими сотрудницами, романов не завожу, не из ханжества, а, именно, чтобы не командовать предприятием вместе.
   - Не будем терять на объяснения время. Прошу подписать.
   - Хорошо, подписываю.
   И подписал, с отработкой положенных двух недель.
   - Нет, Вы лучше с завтрашнего дня. Прошу.
   Сибирцеву , собственно, терять было нечего, найти временного секретаря не сложно при ста женщинах только в управлении. Зачеркнул первую резолюцию, подписал - без отработки.
   - Спасибо, с завтрашнего дня я уже не ваша сотрудница.
   И, на следующий день, опять, когда было уже время окончания рабочего дня, и уже ушли с работы и дневная смена, и управленцы, и исполняющая обязанности секретаря, к директору явилась Татьяна, с бутылкой шампанского.
   - Я пришла Вас благодарить за то, что меня отпустили, и что я уже с Вами не работаю, и теперь могу рассчитывать на Вас не как секретарь, а как заинтересованная женщина. Это с сотрудницами Вы не заводите романы. Я теперь, точно, не сотрудница.
   Это было еще старое заводоуправление. Как старое? Ему было всего три года, проектировалось новое, а , пока, при кабинете директора комнаты отдыха не было.
   - Ладно. Теперь можно. - сказал Сибирцев. Возьми с вешалки шинель, расстели вон там, в углу и готовься, я еще пару бумаг просмотрю.
   Его слова вызвали желаемую реакцию. Дама обиделась, до слез.
   - Я не такая, как Вы подумали, я не могу, так невозможно, без взаимного желания это у меня не получится.
   И слезы, слезы. Конечно, Александр женщину оскорбил своим невниманием и пренебрежением. Но иначе отвязаться от дамочки было невозможно. А Татьяна продолжала:
   - У меня есть квартира, нормальные условия, я жду Вас сегодня, можно прямо сейчас. Вот адрес, записан на этой бумажке. Даже если мы не будем близки, то нам есть что обсудить. И я знаю, как профессиональный секретарь, какие у Вас недостатки. Я их выскажу у меня дома. Я очень жду.
   И, не попрощавшись, ушла. А Александр остался в смятении и раздумьях. Он не сумел преодолеть свои принципы, хоть и был заинтересован в этой, скажем, привлекательной женщине. Но ее преследование своих сексуальных целей было слишком напористым, и немного вульгарным. Не пошел. Сожалел, в душе. Больше они не сталкивались, доходили до него сплетни, но уже не имели значения.
   Обязанности секретаря директора стала выполнять Наталья Глазева. И это без освобождения от основной работы. Справлялась. Хвалили. Работала быстро и качественно. Секретарские обязанности были ей не в тягость и выполнялись между основным делом. Будто и не возлагались на нее дополнительные работы. Только и того, что поменяла кабинет и сидела в приемной.
   Александру было приятно работать с таким квалифицированным и понятливым человеком. Будь эта возможность, он никогда не взял бы другого секретаря. Но ее специальность, квалификация и предназначение не позволяли об этом мечтать. Отдел кадров активно подбирал хорошего работника. Пока не попадались.
   Постоянное общение давало возможность Сибирцеву внимательнее присмотреться к Наташе. Ее спортивная фигура бегуньи, стройные ноги, подчеркнутые соответствующими платьями, гибкая талия, глаза , заполненные глубокой мыслью, и не лишенные кокетства взгляды - все привлекало. И он в противовес предыдущему случаю, как мужчина, стал подольше задерживать свой взгляд на своей сотруднице. Один глаз у нее немного косил, чуть - чуть, и это придавало некоторую загадочность ее взгляду. Е было приятно видеть всегда, однажды, после окончания рабочей смены, когда все работники уже ушли, а вторая смена еще не начала работать, Александр выглянул в окно и увидел, что его теперешний секретарь одет в спортивные брюки и играет на фасаде клуба со своим мужем и сыночком в волейбол. Легкие и изящные прыжки Натальи к себе привлекали, и хотелось на нее смотреть еще и еще. И долго он наблюдал за этой семейной идиллией, и выводы делал о дружности семьи и ее развитии, и пришел к пониманию, что успеха у этой дамы ему не видеть. Но вывод был преждевременным.
   Через два дня, когда секретарь принесла ему пачку документов для срочной подписи, и стояла рядом с его креслом, подавала ему бумаги, Александр помимо своей воли легко погладил секретаря по ноге. И, на удивление, Наталья придвинулась еще ближе, ее бедро плотно прижалось к предплечью Александра, и он уже понимал, что пользуется взаимностью, в это время его голова перестала четко воспринимать происходящее и время. Остальные документы он подписывал автоматически. Секретарь ушла, а директор сидел еще несколько времени, и произошедшее, кружило ему голову, а мозг искал, лихорадочно искал выхода и, конечно, возможности продлить и углубить.
   Углубление отношений происходило уже без усилий участников. Наташа при каждом следующем докладе стояла к директору все ближе, его жесты становились все требовательнее и смелее. На следующий день секретарь смело подошла к Александру и, сидящего в кресле, крепко поцеловала в губы. Он даже не успел удивиться, а уже услышал от нее:
   - Я хочу Вас.
   Такой смелости Александр не ожидал, а, только спросил:
   - Что же думаешь с этим делать?
   Она знала что делать. Уже ею был продуман план, и она стремилась его осуществить.
   - Моя мама, которая живет в районе большого аэродрома, недавно уехала к родственникам на Украину. Ее квартира пустая, я туда через день езжу поливать цветы. У Вас нет желания завтра полить цветы вместе со мной? После работы.
   Желание было. Оно все усиливалось, и он об этом сказал. Договорились, что с концом рабочего дня она попрощается и пойдет пешком в сторону автобусной остановки. Он догонит ее и возьмет в свою машину.
   Так и сделали. Александр приехал в тот день на работу не на служебной машине, а на личном автомобиле, так они избегали лишних свидетелей. Он ее через квартал догнал, и поехали, через большой мост, направо мимо швейной фабрики, к месту, где должно будет происходить их первое свидание. Хабаровск город по меркам Дальнего Востока - большой, а по Европейским, и, особенно, по Московским меркам - маленький. Через десять минут они были на месте. Вошли в квартиру на втором этаже. У квартиры был жилой ухоженный вид, а на столе стояли необходимые в таких случаях атрибуты, очевидно с вечера. Шоколад и шампанское были у Александра в дипломате.
   Наталья , на правах хозяйки, взяла инициативу общения в свои руки.
   - Как Вы догадались, что я к Вам не равнодушна?
   - Думать и догадываться не нужно было. Твой внешний вид, все твое существо говорило о том, что ты не противница близких отношений со мной, а, когда я мимо своей воли погладил тебя по бедру, и после твоей реакции все стало ясно нам обоим.
   За этим последовал поцелуй, и уже они не разжимали своих объятий, и крепко обнимались, и медленно освобождались от одежд, и скоро предстали друг другу красивыми атлетическими телами, а плоть требовала своего, и удовлетворили эту плоть. С обоюдной страстью и желанием, на первый раз слегка поспешно, но второй раз не заставил себя ждать, и здесь они смогли сознательно и не спеша насладиться и своим умением, и своими фантазиями и радостью обладать и принадлежать, причем неизвестно, кто обладал а кто принадлежал. Партнеры были обоюдно активны. Повторный акт длился бесконечно долго, и никто не устал, и не хотелось завершения, а хотелось бесконечности этих действий. Когда же наступил неизбежный перерыв, они не выпускали из объятий друг друга, и, казалось, что они единый организм, с едиными системами биологического жизнеобеспечения. У них даже потоотделение было общим. Обмылись в душе. К шампанскому не прикасались. Наташа заранее заготовила и коньяк, но им ничего не надобно было, кроме физической близости. Запивали минеральной водой, восстанавливали свой водный баланс и снова возвращались к уже изведанным путям на дороге страсти.
   Все хорошее имеет свойство заканчиваться. Закончился и этот день. Часов в одиннадцать вечера. Александр доставил Наташу к ее дому, почти к дому. Высадил в укромном месте, и ей и ему не нужна была огласка этих отношений.
   Завод успешно работал. Энтузиазм влюбленного директора стимулировал. Использовались все возможности цехов и служб, налаженный четкий ритм и такт производства часто раздражал вышестоящее руководство, им же надо поучать, пожурить, иногда поругивать, но таков был руководитель предприятия, что теперь он мог и отсутствовать, а работа шла нормально.
   Секретарь в немалой степени помогала директору. Уже несколько раз начальник отдела кадров предлагала кандидатов на должность секретаря, но они все не подходили Сибирцеву.
   Тайные свидания продолжались, уже несколько раз Александр появлялся со своим секретарем "на людях", в составе собирающейся Хабаровской богемы, в том числе, и в дни, когда гости приезжали к нему на завод. Здесь она была на законных правах помощника хозяина. Эти встречи никого и ни к чему не обязывали, но было приятно присутствовать на встречах друзей с предметом своих интересов и нежных мыслей.
   Духовно они идеально подходили , она была интеллектуально развита, всесторонняя подготовка выделяла ее и среди физиков, и среди лириков, и среди людей искусства, несмотря на свои двадцать восемь лет. А торговые ребята относились к ней с интересом и уважением. В одной из бесед она высказала сущность своего отношения к мужу. Он - хороший человек. Тоже математик - программист, работает преподавателем в железнодорожном институте, и у них есть ребенок, и она любит свою семью, но его флегматичность во всех жизненных вопросах, его спокойное безразличие к ней и другим женщинам, как к женщинам, толкает ее на сознательные измены, которые поднимают ее в собственных глазах. Мужу не многим больше тридцати лет, а страсти в нем, как у глубокого старика. Но сыну нужен отец, и она никогда не разойдется из-за сына с существующей семьей. Такова "се ля вуха".
   Это ее откровение в значительной степени охладило страсть Александра и его горячие чувства превратились в привычную и , довольно прочную привязанность. С этой женщиной было приятно, и интересно. Да и ее молодость имела значение для мнения окружающих об этом романе. Городская элита не скрывала своих романов, она их часто выпячивала , для авторитета и, было принято хорошо смотреться на фоне любовниц и любовников. Таков был стиль, который возник в конце семидесятых, начале восьмидесятых годов. Скрываться со своей личной жизнью становилось не модным.
   Откровения Наташи немного успокоили и слегка охладили пыл Александра, как влюбленного. Ее трезвые рассуждения проливали свет на отношение к предмету и давали уверенность, что эта связь не чревата неприятностями и скандалами. Всем хорошо. На встречи друзей вне завода с участием Александра и Наташи они часто выезжали вместе, и их обоих не беспокоили будущие отношения в семьях, поскольку соблюдалась мера и время. К двенадцати часам Сибирцев всегда старался доставить свою даму домой. Если предвиделось более затяжное мероприятие, то дома у каждого находилась правдоподобная легенда. Для работников завода этот роман был тайной и тайной остался.
   Пришло время, когда подходящего секретаря отдел кадров нашел. Это была Макова Антонина Павловна. Она удовлетворяла по всем вопросам, и, даже тот факт, что она не блистала красотой и благородными формами, имел свое преимущество. Тоня знала секретарское дело не понаслышке, закончила курсы секретарей, хорошо соображала, грамотно печатала и быстро разобралась в структуре предприятия.
   Наташа вернулась на свое рабочее место. Александр и раньше постоянно участвовал в работе вычислительного центра, особенно считал важной постановку задач и этот вопрос был ключевым в полезности работы ВЦ. Без постановки задач невозможно их решать, а, значит, и решение будет впустую, ненужным. Это качество давало возможность постоянно бывать на рабочем месте Натальи, общаться, а также и продолжать отношении, и была возможность договариваться о встречах. Хотя, надо отдать справедливость тому, что теперь большая часть внеслужебной деятельности как одного, так и другой, выпадала из поля зрения. Это означало, что было время у обоих для осмысления ряда вопросов, что, естественно, привело к некоторому охлаждению. Если хотите, к трезвому и расчетливому подходу к взаимоотношениям. А отношения продолжались. От них уже уйти было невозможно. Сначала , просто хотелось, а потом - привыкли и уже не могли обходиться без еженедельных встреч.
   Александр прошел школу коммунистического воспитания, но он прошел и большую жизненную школу, будучи правнуком двух священнослужителей, с глубоким уважением относился к семейным ценностям своей семьи и почитал заповедь " не желай жены ближнего твоего". Но это был тот случай, когда жена ближнего создает условия для нормальной жизни, и сама живет полной жизнью, и семьям ничего не угрожает.
   Пока мужу Натальи обещали квартиру в строящемся доме, Александр распорядился предоставить им комнату в гостинице на пятом этаже с оплатой по себестоимости. Нужный специалист. Все остальные электронщики и программисты получали квартиры от завода вне очереди. Но здесь был особый случай. Они уже были определены, и надо было лишь дождаться.
   С самого того момента, когда была построена гостиница, Сибирцев установил, что номер люкс на третьем этаже - директорский, туда селили только по его распоряжению, и , часто, он сам отдыхал , имея продленный рабочий день, или будучи занят в ночное время. Это давало возможность Наташе лишь спуститься на третий этаж и зайти в заранее открытую дверь. Дальше любовь без всяких сложностей и условностей.
   Лещинский, однажды, приехал на правах хорошего знакомого и привез с собой старика, своего главного бухгалтера, Рудковский его фамилия. У него были проблемы с автомобилем. Машина, Жигули 1-й модели принадлежала его дочери. Оказалось, что дочь работает в военном санатории Богдановка, в кабинете лечебной физкультуры. Так вот, эту машину уже более месяца она не может устроить на станцию технического обслуживания, которая расположена по соседству с заводом. Невероятно, что два директора не знакомы между собой. Нужна помощь.
   В те годы , в годы становления автосервиса, в Советском союзе факт обслуживания Жигулей на специализированной станции был обязательным, а станции были немощными, только строились и являлись структурными подразделениями завода - изготовителя в Тольятти. Очереди на обслуживание были многомесячными. Условия технического обслуживания только на фирменной станции обязательны.
   Рудковский приехал с Лещинским на своей машине, и за рулем была его дочь, ожидавшая в автомобиле. Их проблема была решена телефонным звонком. Благодарственный поход в ресторан был Александром отклонен. Не было ни времени, ни повода. Повод был мелким, и не хотелось возводить это в ранг большой услуги. Но с этого времени дочь Рудковского стала систематически заезжать, уже без отца, со своими просьбами и проблемами. Отец был постоянно в командировках на золотодобывающих участках, занимался инкассацией, договорами в различных инстанциях и т. д. Приходилось помогать. Пришло время, когда Сибирцев познакомил ее с лейтенантом, командиром взвода работающих на заводе солдат, и лейтенант с удовольствием выполнял поручения начальника, помогая по всем вопросам по автомобильной части симпатичной спортсменке. И вскорости там случилась любовь, и лейтенант уже стал готовиться к тому, чтобы сделать предложение. Пришел советоваться с начальником. А начальник знал, что Леночка за мужем за своим однокурсником, тоже из института физкультуры. Ее муж по специальности не работает, а занимается золотодобычей весь летний сезон, и у Лены есть пятилетний сын и трехлетняя дочь. Ее хабитус был, действительно, как у девушки, маленькая, блондинка, худенькая, фигура женщины, которая весь день ведет спортивные занятия по лечебной физкультуре и сама, по мимо воли выполняет упражнения. Могла привлечь.
   И пришлось лейтенанту все объяснить, ведь она вела себя с ним недостаточно откровенно, встречались только в машине, несколько раз прокатились до Второго Воронежа, и то, что у молодого лейтенанта вызвало чувства, у опытной женщины вызвало скептическое и несколько наблюдательное поведение. Мальчик расстроился, но, правда лучше, чем неведение. И снова, через несколько дней он пришел к отцу - командиру, и рассказал, что она призналась ему, что у нее , действительно, есть семья, но это ничему не мешает, и они могут продолжать свои встречи. А муж далеко. С детьми может побыть и мама, ведь они живут над самым Амуром, в конце улицы Серышева, в соседних с родителями квартирах, так, что она за детей не беспокоится. А муж появится в Хабаровске еще только в ноябре месяце.
   Что можно было посоветовать двадцатитрехлетнему лейтенанту?
   - У тебя уже были женщины?
   - Я в школе дружил с одной девушкой, но пока учился в училище, она с родителями уехала в другой город и вышла замуж.
   - Задаю вопрос проще. С бабами спал?
   - Нет, не спал.
   - Ну, и не связывайся. Ей это будет приключение, а ты будешь долго переживать.
   - Я попробую, но я думал, что ее люблю.
   - Любить можно, но это не тот случай, он прибавит тебе цинизма, или вообще будешь чувствовать себя несчастным.
   -Я согласен ее детей усыновить.
   - Ты сколько получаешь?
   - Сто сорок рублей.
   - А ее муж полторы тысячи в месяц. И она никогда не променяет его зарплату не твою.
   - А разве такие зарплаты бывают?
   - Бывают и больше.
   - Неужели ее , такую романтичную, удержат большие деньги?
   - Весь ее романтизм хорош только при наличии этих денег.
   - Что же делать?
   - Ничего не делай, постарайся с ней больше не встречаться, начинай посещать молодежные вечера при доме офицеров. Там много прекрасных, красивых, благодарных невест. Больше я тебе ничего не могу предложить.
   И лейтенант послушал доброго совета, и в ближайшую субботу был на молодежном вечере в Гарнизонном доме офицеров, со своим сослуживцем, который уже давно туда ходил.
   Не прошло и трех месяцев, как он пригласил начальника на свадьбу. Нашел себе Олю. Была свадьба, приезжали его родители из глубин России. Свадьбу справляли в заводской столовой. Завод оказал всевозможную помощь. Клуб обеспечил музыкальную часть. И первое время молодые были счастливы, и в скорости их перевели служить на Сахалин, в ту часть, где начинал свою карьеру и директор завода. И перевод Саши Ившина была его идея. Саша получал возможность в дальнейшем выбрать себе желаемое место службы. Забегая вперед, через некоторое время, года через два, Саша попросился обратно на завод, и вернулся уже не должность снабженца, и работал до пенсии на этой должности.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"