Огородников Вадим Зиновьевич: другие произведения.

Патриоты, трудоголики, любовники и бездельники.

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здесь патриотический труд дальневосточных работников военной промышленности, сопутствующие страсти и человеческие судьбы. Отдельные главы.

   7 , 8 .
   7.
   Торговая база Амурского рыболовецкого флота обслуживала корабли , находящиеся в движении по Амуру и Уссури, а также имела свои магазины во всех рыболовецких поселках и деревнях вдоль всей могучей реки, вплоть до впадения Амура в Татарский пролив. Николаев-на - Амуре был последней точкой обслуживания, и в Николаеве находился филиал базы для пополнения плавучих магазинов промышленными и продовольственными товарами. Плавучие магазины, оборудованные на специально построенных речных судах, уходили вниз по течению, сопровождали движущиеся корабли, в движении переходили в состояние сцепки бортами, перегружали на них заявленные товары, давали экипажам отовариться всем необходимым, могли несколько возвращаться совместно с обслуживаемым кораблем, и вновь двигались вниз по течению. Они заходили в небольшие населенные пункты, обеспечивали товарами нанайские села, разгружали часть товаров в деревенские магазины, все передавали по накладным , и продолжали свой путь. Торговая база флота имела большой магазин, почти универсальный, в Хабаровске, рядом с промышленной базой флота.
   Управляющая торговой базой Ядвига Людвиговна, довольно долго руководила своим торговым предприятием и очень ловко умела удовлетворить потребности руководства флота и своих многочисленных знакомых. Это была пора начала прибрежной торговли с Японией, все Японские товары были дефицитными и в диковинку. Женщина во всех отношениях интересная, стройная натуральная блондинка, с высокой прической белых пышных волос, на которые она, видно по всему, тратила, не менее двух часов ежедневно, была материально независима, имела очень большой успех у мужчин. Была, по сути, добрым человеком, и если ухаживатель был не очень противен, атлетически сложен и достаточно эрудирован, имел положение в обществе, то имел большую надежду на успех. Требования небольшие, но для женщины с ее положением - закономерны.
   Семья ее состояла из сына, Павлика, и больше никого, о бывшем муже лучше было не спрашивать, это могло вызвать нежелательную реакцию. Квартира была в самом центральном центре города и имела достаточное количество комнат с приличным метражом, для того, чтобы принимать гостей и никого не стеснять. У нее жила на правах подруги девушка, продавец плавучего магазина, двадцатитрехлетняя Лидочка, со вполне сложившейся женской фигурой, очень симпатичная, покладистая и , как продавец, грамотная особа. Она не претендовала на особое положение, не стремилась выйти замуж и не флиртовала с многочисленными гостями Ядвиги Людвиговны. С фигурой артистки Варлей, в молодости, да еще и с утрированной схожестью лица, даже прически, она, Лидочка, постоянно ощущала на себе внимание и со стороны работников базы, и со стороны обслуживаемых в ее плавучем магазине моряков, и со стороны изображающих из себя влюбленных подвыпивших гостей Ядвиги. Девушка относилась к легкому флирту со строгостью и самостоятельным к тому отношением.
   Застолье в этом доме было частым и количество гостей увеличивалось в дни, когда Людмила была на берегу. Там был сменный график работы и через неделю поездок экипаж на неделю менялся. Тогда было, кому дома приготовить и встретить гостей, а вопрос материального обеспечения мероприятий никогда не стоял. Всегда находились шофера, получающие товар на базе, чтобы доставить его и к дому хозяйки. Хозяйке дома льстило положение владелицы салона, да она таковой и была.
   Приходится сожалеть, но в славные Советские времена материальное положение интеллигенции было таким, что только и оставалось артистам, руководителям предприятий, ведущим офицерам милиции, и, даже уголовного розыска идти на контакт с торговым, не совсем чистым на руку людом. Здесь они находили контакты между собой и с тем - же торговым людом, если позволяла идеология, то идейные, а, в противном случае, лицемерно высказывать уважение, и использовать эти связи для приобретения простейших вещей, которые сплошь были дефицитны.
   В нашем случае было немножко не совсем по этой схеме. Хозяйка дома , просто любила общество, в свое время закончила институт в Москве и , благодаря своему общему развитию и коммуникабельности, еще студенткой дружила со студентами театральных ВУЗов, жизнь сложилась так, что с ней в Хабаровск пятнадцать лет тому назад были направлены после окончания института и ее близкие друзья, ставшие дипломированными артистами Хабаровских театров. А далее, каждый из них рос по своей служебной лестнице, и каждый достиг определенного уровня, и дружить продолжали, а остальные друзья - интеллигенты и любители искусства приобретались с годами. Некоторые из них уже давно поженились, но это не мешало им вести богемную жизнь, некоторые уже разошлись, как и хозяйка дома, кое кто оставался холостым.
   К Ядвиге сюда бывали и директор театра музыкальной комедии, талантливый режиссер Мухарби Хамидович Чапаров, и начальник уголовного розыска края полковник милиции Левертов со своей любимой, балериной Нелли Ванзиной, и проректор железнодорожного института, Литвинский Давид Григорьевич, и , довольно пожилой, заместитель директора Дальневосточного НИИ сельского хозяйства Жуковский Станислав Людвигович ( поляк, и тяготел к польскому обществу), его друзья между собой величали-пан Станислав, и председатель золотопромышленной артели Лещинский Михаил Ильич, и начальник военного госпиталя , двухметровый полковник Петренко Александр Григорьевич, и еще два полковника из этого госпиталя, хирург Ефанов и психиатр Доев, Артист Александр Эстрин, недавно переведенный из Ленинграда, просто здесь хорошему актеру легче было получить почетное звание заслуженного, и за этим ехали, ведущая актриса театра Зеля Грим - Кислицина, и многие, кого и не возможно перечислять и помнить не обязательно. Было несколько военных из героев нашего времени.
   Все это люди, которые не были свободны от своих трудовых или семейных обязанностей, но, время от времени нуждались в этом обществе. И, не менее двух раз в месяц, если не у Ядвиги, то в другом месте - в театре, или одного из руководителей Хабаровский предприятий встречались, общались, старались забыть сложности своих профессий и своего быта. Семьи, у кого таковые были, не страдали. Жены понимали всю безгрешность этих встреч, и, если у кого и были сложности, то он появлялся на следующем товарищеском ужине с женой, и все улаживалось силами женской половины общества. Это в случаях, когда не присутствовала любовная интрижка. Здесь каждый выступал за себя. А таковые случались, и чувства бывали непреодолимые и сильные своим постоянством. И всегда подразумевалось, что чувства истинные и никакого отношения к будущему, или разрушению семьи не имеют. Эта тема на данном обществе неоднократно обсуждалась, и каждый раз решали, что " как бы ты ни влюбился на стороне, это не должно отражаться на существующей семье". Любовные истории все равно случались, народ был все нестарый, темпераментный, способный на безумные поступки, а, временами, просто из понимания, что лучше любовника или любовницу иметь, чем не иметь. Хотя бы для здоровья и положительных эмоций. Этих положительных эмоций в нашем мире всегда было значительно меньше отрицательных и все в жизненном тонусе нуждались.
   В тот вечер общество не собралось, приехали только Александр, директор оборонного завода, " пан Станислав" из сельхозинститута, и Литвинский с новым заведующим кафедрой подвижного состава в их институте, доцентом, отрекомендовали Владимиром.
   Лидочка в ожидании гостей, запекла в духовке две красные рыбы, кеты, были салаты, любимая всеми, вне конкуренции корейская закуска, химчи, ее местные называют "чимча", очень острая штука на огромном количестве красного перца и чеснока, квашенная капуста, теперь ее , эту корейскую капусту куклой выращивают повсеместно в качестве салата. Остальные виды закусок - табельные, обычные и обильные. Напитки - водка местного разлива из чистой пшеницы, уж это производство Ядвига видела и знала, и сухое болгарское вино, на любителя. Стол хорошо сервирован.
   После первых двух - трех рюмок пан Станислав и Литвинский откланялись, Александру хорошо пилось и уезжать пока не хотелось, Владимир, новый член коллектива, пил много , водку, и с удовольствием, чем вызвал уважение со стороны хозяйки дома. Лидочка уже сменила четвертую бутылку вина, которое пили Александр, Ядвига и сама Лидочка. Замечалось пристрастное отношение хозяйки дома к новому гостю, к двенадцати ночи откланялся и Александр. Ему Ядвига сказала, что она уложит подвыпившего Владимира в гостиной на диване, отпускать домой в таком состоянии его нельзя, да и семьи Владимира, как выяснилось, еще в Хабаровске не было.
   Александр распрощался, Павлик давно уже спал, Лидочка собрала грязную посуду, и, решив, что мыть будет завтра, тоже откланялась, оставив Ядвигу наедине с только познакомившимся с ними Владимиром. Они любезничали. Хозяйка дома приготовила постель гостю на диване, предложила совершить вечерний туалет, побывав в ванной сама, и легла. Владимир, взрослый человек, не обманул надежд Ядвиги, после ванной комнаты он прошел мимо своего, приготовленного ложа прямо к хозяйке дома в постель, и она не возражала.
   Эта ночь была очень желанной, для обоих, без прелюдий и размышлений о морали они предавались любовным утехам, и оба вели себя как молодожены, и обоим было радостно и хорошо.
   У Владимира хмель уже давно прошел, он действовал, как накопивший силы солдат, не останавливаясь и не давая передохнуть предмету. И предмет оценил. Она ловко действовала своим телом, меняла позиции, разворачивалась, и было видно, что ей очень хочется получить всю полноту удовольствий, написанных на барельефах Кама - Сутры и других пособиях, доступных и не доступных к свободному прочтению в условиях социалистической действительности. В Советской стране секса и учения о нем не было, но были мужчины и женщины, а, значит, были и самоучители, и надо верить, что их результаты были не менее значительными, чем лучшие учебники о сексе. Надо просто, жить.
   К утру они были еще живы, но уже не в состоянии продолжать, а умом хотелось, но было пора сына отправлять в школу, и Ядвига нашла в себе силы встать и приготовить ребенку завтрак, проследить за его сборами и выпроводить из дома. В это время Владимир спокойно спал, пропустил лекцию, которую прочли его ассистенты, получил завтрак в постель, и был прощальный аккорд.
   Лидочка нарочито не выходила из своей комнаты, ей было и тревожно от всего, что происходит в спальне Ядвиги, и неловко, что она является свидетелем столь бурного чувствоизлияния. И только, когда гость в двенадцатом часу дня с трудом распрощался и ушел, Лидочка смогла относительно спокойно выйти из своей спальни. Подруга многозначительно произнесла нечленораздельный возглас, что означало высшую степень ее удовлетворенности. Позвонила на работу, сказалась нездоровой, отдала распоряжение торговому отделу и еще кому то , решили с Лидой провести весь день дома, отдыхать.
   Полноценного отдыха не получилось, объявился Жора Левертов, ему срочно нужна была помощь в отправке в Комсомольск -на-Амуре ящика коньяка для обеспечения мероприятий, проводимых уголовным розыском края с участием приехавших проверяющих из Москвы. Коньяк в торговле Дальнего Востока был тогда в диковинку. Такую команду Ядвига дала своим товароведам. Они должны будут передать за деньги товар представителю милиции. Ядвига со своей молодой помощницей приступили к приготовлению обеда к приходу Павлика. Варили много, чувствовали, что к вечеру наберется достаточное количество едоков. Борща у них получилось шестилитровая кастрюля, жарилось с полсотни котлет, решили в качестве гарнира сообразить взбитое с яйцами и сливками картофельное пюре. Пюре еще не было готово, а Павлик вернулся из школы, с двумя мальчишками из его класса, и радушные женщины всех троих накормили "от пуза", ребята за день учебы изголодались и ели с удовольствием. Вместо компота был натуральный сок из северной ягоды голубицы. Домашнего консервирования.
   Дамы позвали в качестве компаньонов директора театра и двух интересных артистов, это было для них приятным сюрпризом после репетиции. Скоро спектакль, так, что до спиртного дело не дошло, да это никому и не нужно было.
   Ядвига объявила Лидочке, что распорядилась завтра остановить ее плавучий магазин для ревизии с целью передать его другому продавцу. Лидочка будет после передачи дел работать с Ядвигой на базе в должности помощника, и в отсутствие хозяйки будет исполнять ее обязанности. Заместитель по штату не предполагался. Продвижение большое, но Лида справится, она человек деловой и полностью может решать вопросы. Конечно, Лидочке по молодости, такое продвижение по службе было не по нраву, оно сокращало элементарные личные свободы, но, распоряжения старших она не привыкла ставить под сомнение. И на этот раз пришлось подчиниться.
   Ревизия проходила довольно тщательно, два дня, и после подписания акта был сменен продавец, а Лидочка была отдана приказом на исполнение новой должности. С первого дня ее требовательность к себе и окружающим вызвала некоторое неудовольствие теперь уже подчиненных работников администрации базы. Все понимали, что новая помощница управляющей являются ее глазами и ушами. Справедливости ради, скоро все поняли, что Лидочка не склонна к доносам, но сама может высказать справедливое неудовольствие лентяю или бездельнику, уклоняющемуся от работы или недорабатывающему, в каком бы ранге он ни был. Идеология простая. Сюда работники приходят работать, а не ставить неразрешимые задачи и ребусы старшим начальникам. Скоро все стало по своим местам, вошло в необходимый ритм, а начальница получила значительную свободу в своих действиях. Тандем удался. Если необходимо было отпустить товар, которого нет в свободной продаже, можно было обращаться непосредственно к помощнице, к ней все равно отсылала Ядвига. Торговый отдел и магазины стали Лидочке подчиняться по этим вопросам наравне с подчинением начальнице.
   Дефицитным в те времена было все. И промышленные товары, начиная от дамской обуви и кончая меховыми изделиями, не говоря уже о тканях, одежде и трикотаже. В области продовольствия, до такого позора, как рыбопродукты, которые добывались рыбной промышленностью края, молокопродукты, сыры, которые отсутствовали вообще, о мясопродуктах в магазинах уже к семидесятым годам никто не мог помышлять не одно десятилетие. Система снабжения в государстве существовала для того, чтобы распределять самое необходимое, и тем самым создавать неравенство между теми, кто имеет доступ , и кто не имеет доступа к товарам всех категорий.
   Начиналась , очень неинтенсивно , прибрежная торговля с Японией. Мы им рыбу и деликатесы, они нам зачатки своих электронных приборов, калькуляторы, радиоприемники, проигрыватели, очень редко кондиционеры, хорошо раскрашенные текстильные, из искусственных материалов рубашки мужские и женские, и платья, фарфор, цветную резиновую обувь и все это носило характер непреодолимого дефицита. Этими товарами обладали рыбаки, вернее их торговые организации, ЛЕСУРС ( управление рабочего снабжения лесников), и в очень небольших количествах предприятия гос. торговли.
   Хабаровский край никогда не имел в продаже фруктов. На грани семидесятых-восьмидесятых годов начали поступать яблоки из Китая. И эти яблоки пользовались ажиотажным спросом, и их "достать" было сложно, почти немыслимо. Таковы были реалии. Россия, яблочная страна, и сегодня не вкладывает деньги в садоводство, и сегодня к нам везут яблоки со всех континентов. Даже поляки, у которых во многом схож с нашим климат, поставляют в Россию яблоки. А у России до "этих мелочей" не доходят руки, хотя еще двадцать лет тому назад были у нас и сады, и плодоупаковочные подвижные фабрики и технология длительного хранения фруктов и, даже винограда в газовой среде. Сейчас, в начале третьего тысячелетия, нигде в России ничего. Забросили, разрушили, разогнали, разворовали. Колхозы кончились, ничем не замещены. Только пьяницы, и только воры. Активные люди уже нашли свою нишу для зарабатывания денег в других отраслях, преимущественно в горнодобывающих, строительных, внешнеторговых.
   Однажды, в разгар рабочего дня, когда все службы базы активно работали, приехал на своем "Москвиче" Владимир - железнодорожник. Повидаться. Договориться с Ядвигой о встрече в ближайшее время. Поговорили. Ядвига предложила ему яблок, тем более, что через три дня должны приехать его домочадцы. Он получил квартиру рядом с институтом, и, даже, купил двуспальную кровать, чем успел похвастать. Хабаровской мебельной фабрики. Предложению он обрадовался, и Ядвига вызвала свою помощницу и распорядилась, чтобы Лидочка съездила с Владимиром Николаевичем в магазин и организовала ему ящик хороших яблок. Поехали. Как говорят торговые работники, отоварились. Владимир предложил вместе завезти ящик к нему домой, заодно и показать новую квартиру.
   Квартира была трехкомнатной, по площади, вся, как две любые отдельно взятые комнаты из квартиры Ядвиги, но это была большая удача, в городе было очень напряжено с жильем. В самой большой комнате была собрана новая кровать, и , только сегодня, снабжена новыми простынями, а одеяла летом не нужны, пока. В доме еще не было стульев, Владимир усадил гостью на кровать, сам сел рядом, не долго думая, приступил к любовной атаке, Лидочка не возражала. Он был мужчина интересный. И мысль, что , не может все принадлежать только Ядвиге, и она достойна заинтересованности, и все равно он чужой муж, утвердила ее желания и близость наступила к обоюдному удовольствию. Конечно, тело двадцати трехлетней девушки ни в какое сравнение не входит с телесами сорокалетней дамы, и аппетит приходит. Он теперь изменял и жене и Ядвиге, и не жалел, но, все же , он был натурой достаточно цельной, и уже с этого дня ему претило продолжать роман с Ядвигой, страсть к молодой и очень интересной девушке захватила его полностью, и он уже не мог справиться с собой, и, тем более не мог продолжать отношения с предыдущей своей пассией. Он довез Лидочку до работы, они договорились о способе связи по телефону, чтобы не возбуждать интереса других, и, в особенности Ядвиги, и попрощались. Под благовидным предлогом на свидание к Ядвиге, ранее оговоренное, он не приехал, а далее, когда приехала его семья, он уже совершенно выпал из поля зрения людей, ведущих богемную жизнь. С Лидочкой они продолжали тайно встречаться. Эта тайна хороша была для семьи, для Ядвиги и для всех, кто мог распространить нежелательные слухи о морали преподавателя института. Им помогал коллега, проректор Литвинский. Прикрывал, иногда предоставлял гостиничный номер для приезжих, при институте, давал возможность выездов на институтскую базу отдыха, на берегу Амура, к северу от Князе-Волконки, в лесном домике, где были сносные условия. Лидочке тяжело было ускользать от Ядвиги, но, врать во благо любви, удавалось.
   Встретились трое, у Литвинского. Был Александр и Владимир. Александр приехал в институт по вопросу подбора толкового программиста и инженера - электронщика в вычислительный центр завода. Вычислительная машина должна была поступить со дня на день, структура работников создана, но нужны были квалифицированные люди. Железнодорожный институт являлся законодателем работ по вычислительной технике на Востоке, у него была самая серьезная кафедра автоматики со всеми элементами преподавания математического обеспечения.
   Грех было переманивать специалистов, но такова жизнь, и рассматривалась возможность совместителей, но продвигать идею, и ее осуществление в жизнь на военном заводе было необходимо. Директор готов был на любые жертвы. Ему для начала предложили побеседовать с талантливым инженером - специалистом по вычислительным машинам Владимиром Паженцевым. Скромный труженик, в семье трое детей и нет жилья. А большая нужда. Когда пригласили самого инженера, Александр обрисовал ему положение, Паженцев высказал пожелание сначала ознакомиться с машиной, местом ее монтажа, условиями работы, и, конечно, как он сказал, готов продать себя в случае, если будет предоставлена квартира. Этот вопрос для военного завода не был сложным, у директора в резерве была одна трехкомнатная и одна однокомнатная квартиры в новом доме, они по его решению, согласованному с профсоюзом и предназначались для подобных вновь принятых специалистов. Решили встретиться на следующий день, после обеда, часов в пятнадцать, Владимир придет на завод. А, пока, Паженцев ушел. И в этот момент появилась в кабинете Литвинского Лидочка. Сначала смутилась, но она понимала, что Александр, офицер, сплетничать не будет, если ему все объяснить. И объяснили. Он понял. Все было нормально. Но нет ничего тайного, чтобы не стало явным. Сведения о романе между ней и железнодорожным доцентом могли дойти до Ядвиги, и это могло вызвать нежелательные реакции. Пришло время искать Лидочке место для того, чтобы уволиться от речников и вступить в трудовые отношения с другой организацией. Вскорости, такое место для нее нашлось, двухлетний тандем Ядвиги и Лидочки прекратился, уж неизвестно, как они объяснились, но встреч в составе образовавшегося богемного общества у Лидочки больше не было. На сколько стало известно, Лидочка объявила, что выходит за муж и ее будущий муж не хочет, чтобы она и дальше работала в торговле. В свое время девушка окончила курсы бухгалтеров, и на этот раз сумела поступить на работу с помощью Литвинского в небольшую организацию по этой специальности.
   Электорнщик, рекомендованный Литвинским, прибыл на завод , как договорились. Директор лично ознакомил его с производством, обрисовал причины необходимости внедрения автоматических систем управления и контроля производства, на первой стадии, хотя бы снабжения и внутризаводской кооперации, идеи Паженцеву понравились, он прельстился наличием квартиры и обещал привести с собой и программиста, холостую и грамотную девушку, которая тоже нуждается в жилье.
   Прошло не более десяти дней, как новый коллектив собрался и, в ожидании вычислительной машины стал готовить постановки задач и другие вопросы математического обеспечения.
   Появились сложности с режимом секретности. По требованию определенных органов помещение, где будет смонтирована машина должно быть полностью экранировано и проверено службой безопасности и секретности. Но это требование было достаточно быстро преодолено, стены, потолок и пол зала были обтянуты стальной мелкой сеткой, декорированы асбокартонной плиткой и сданы проверяющим, после чего составлен акт, а здесь и машина прибыла.
   Машина монтировалась, а уже во всю готовились перфоленты для загрузки информации по остаткам на материальном складе. Эта работа была очень непонятна непосвященным, снабженцам с блокнотами, ногами и заявками, бухгалтеров и кладовщиков. Пришлось организовать ликбез, и после занятий люди продолжали спорить, ссориться , многие считали планы и мечты директора несбыточными и утопическими. Но работа по созданию вычислительного центра продолжалась, идея претворялась в металл и первые выданные документы, задачи расширялись, и директор все более убеждался в правоте своих начинаний, хотя заводу было и не совсем показательно преимущество машинной обработки данных по поставленным перед ВЦ задачам.
   Владимир Паженцев, и прибывшая вместе с ним математик - программист Людмила Бушуева получили заводское жилье, хоть и пришлось им уволиться с кафедры автоматики института. В заработной плате они не потеряли. Было удивительно, небольшого роста, интересная девушка тридцати лет до сих пор не создала семьи, была одинока. Скорее всего, живой ум , быстрота реакции на окружающий мир и умение смеяться над смешным, наличие в ее арсенале поведения резких насмешек отпугивали, создавали определенный ореол.
   Уже через полгода работы у директора на столе был полный перечень сверхнормативных остатков деталей и материалов по складу, и это в сумме составляло не мало ни много более двух квартальных планов. Это в свою очередь в еще давние времена накапливалось и ожидало своего часа, и час пришел. Большую часть излишков удалось передать на центральные склады, некоторое количество, было выведено за баланс и это составило хорошие суммы денежных средств. А использовать имеющиеся средства Александр к этому времени умел. Для популяризации машинного метода были материально поощрены все участники сбора и обработки информации, в особенности, кладовщики, бухгалтера, снабженцы и работники вычислительного центра. Приказ был зачитан во всех подразделениях и цехах.
   Мухарби Хамидович Чапаров, директор Краевого театра музыкальной комедии получил сообщение о присвоении ему звания заслуженного деятеля искусств. По этому по поводу в ресторане гостиницы "Дальний Восток" был прием. Были приглашены друзья деятеля, большинство артистов театра, городские руководители, некоторые военные. Среди военных, приглашенных на этот прием были Александр и доктор военного госпиталя Доев. Прилетели гости из Черкесии. Мероприятие удалось, даже по дальневосточным меркам, да и Кавказским, отлично. И , даже те, кто до этого времени не были знакомы, быстро познакомились и быстро оказались на дружественной ноге.
   Доев был с женой и его, красивого полковника дамы театра могли только созерцать. Своих мужчин, актеров, в театрах очень редко актрисы рассматривают, как предмет заинтересованности, и часто их просто игнорируют, как мужчин, потенциальных любовников. Любовные связи возникают в театральной среде только у молодых артистов. Они еще мыслят не теми категориями, не понимают, что у актеров- супругов возникает огромное количество сложностей, в том числе и материальных. С возрастом, у артистов вырабатывается стереотип поведения, и это уже на всю жизнь. Иногда человеку просто необходимо иметь близкого, сочувствующего, а, лучше, имеющего возможность соучаствовать в сложностях и невзгодах. Бывает, что необходимо вот сейчас, сегодня иметь около себя особу противоположного пола, и для того, чтобы пожаловаться на сложности жизни, и для телесной близости, которая , даже по последним достижениям психологической науки спасает от стресса. И спать вдвоем многим сподручнее.
   За сутки до официального мероприятия в ресторане был малый прием, только для самых близких друзей и самих награжденных, их было пятеро. Четыре актера получили звания заслуженных артистов Российской Федерации, и один - Чапаров заслуженного деятеля искусств. Собрались на квартире у Заслуженной артистки Зели Грим-Кислициной. Импровизированная вечеринка. Из неартистов были только полковник милиции Левертов и директор завода Сибирцев. Эти люди стали для общества артистов своими, близким, а Левертов еще и постоянным любовником ведущей балерины театра . Встречались, или присутствовали не от любви к шумным весельям, а из глубоких чувств уважения . Александр и Мухарби были постоянно в контакте и в случае необходимости всегда готовы придти на помощь. Бригады артистов театра очень часто выступали перед работниками завода. Это создавало авторитет обоим организаторам мероприятия.
   Зеля весь вечер терлась около Александра. Напрашивалась на комплименты, подавала ему наиболее интересные закуски, это заметили присутствующие, а актер Саша Эстрин даже изобразил Зелину страсть к Александру и реакцию самого Александра. Здесь никто не стеснялся другого, все были свои, и естественное принимали естественно. К сожалению Зели Александр ушел вместе со всеми. Саша произнес фразу " Зеля, с блядством у тебя сегодня облом". Зеля не обиделась.
   Но, в ожидании реванша, она в ресторане села рядом с желанным , и весь вечер они уделяли друг другу внимание, ушли раньше других, еще до окончания банкета, кавалер провожал даму, она жила недалеко, на той же улице Карла Маркса, почти напротив ресторана, вход со двора в старом, еще дореволюционном доме.
  Зашли попить традиционного в таких случаях чая, чаевничали недолго. Принесли друг другу радость соития, женщина была сорока с лишним лет, по жанру комедийная актриса, по темпераменту - сангвиник, и могла страсть сыграть, если было необходимо. Но в данном случае играть не было необходимости, они естественно слились в любовной страсти, и уже через минуту у дамы произошел мощный выброс, как она сказала, всю себя выбросила в оргазме, и поощрила к тому партнера. И у него произошло. Не долго собирались ко второму раунду, он наступил, был более продолжителен, и Зеля неоднократно сообщала нечленораздельными восклицаниями, что с ней происходит кульминация любви снова и снова. Это была дама, истосковавшаяся по настоящему мужчине, он был , Александр, очень желанным, и страсть ее была бесконечной. На последок, она произнесла фразу, которая не запомниться не могла. " Какой же ты сладкий!". После душа Александр не смог ответить положительно на предложение остаться на ночь, ему необходимо было побывать дома во избежание неприятностей. И здесь он заметил одну очень неприятную вещь. Вся его одежда и он сам резко пахли французскими неистребимыми духами. Запах был очень сильным, и пришлось, уже перед домом, остановить машину и смочить тряпку в бензине, протереть этим семьдесят вторым бензином руки, набрызгать на одежду, даже протереть лицо. Вроде после тяжелой автомобильной работы, из цеха. Таким образом, он был перед женой реабилитирован, дома всю одежду сменил, вынес на балкон, а сам долго отмывался , и , все равно, запах бензина и Зелиных духов были неистребимы. Впоследствии он поделился опытом с наиболее близкими друзьями. Не каждый, не автомобилист сообразит.
   Эта из мимолетных любовных историй, никого и ни к чему не обязывающая, принесла женщине моральное удовлетворение тем, что она сумела добиться желаемого, с желаемым и приятным для нее мужчиной, да и физическое удовлетворение исстрадавшейся от одиночества плоти было для нее немаловажным фактором, тем более, что и мужчина оказался на высоте и не обманул ожиданий видеть в нем настоящего.
   Сам Александр , тоже был удовлетворен морально , женщина была приятная, умелая и достаточно практичная в любовных действиях.
   Все участники мероприятия остались в состоянии , близком к совершенству взаимоотношений.
  
  
   8.
  
   Григорий Федосеевич Быченко директор леспромхоза в Пожарском, населенном пункте на Владивостокском тракте, в самом центре Уссурийской тайги, недалеко от печально известной пограничной заставы Стрельникова у острова Даманский. Около пяти километров от трассы на Владивосток, если по лесной дороге направо, к Уссури находится эта застава.
   Он был местным, таежным уроженцем, из глубинного селения в самом центре Уссурийской тайги.- между Глубинным и Вострецово. Там его родители, ссыльные поселенцы, раскулаченные в двадцатые годы построили на отшибе жилье, в тайге, на высоком берегу речки Дальняя, у чистейшего ручья, нарожали детей, создали свое , почти натуральное хозяйство, Рядом поселились еще две семьи, и тоже выживали за счет своего каждодневного героического но привычного с Украины, труда. У каждой семьи со временем образовалось и просторное жилье, и сараи для скотины, и огромные деревянные помещения, из теса для хранения фуража, в том числе и сена, и раскорчеванные участки земли, с учетом солнечной освещенности, так, чтобы растения имели солнечное освещение большую часть дня. Было тяжело первые два года, а уже на третий обосновались, у местных аборигенов (удегейцев) научились охотиться за дикими животными, выживать в суровых условиях тайги. Одна из взрослых дочерей у соседей была на Украине сельской учительницей. Решили между собой, что Ольга и здесь будет учить детей, чтобы были элементарно грамотными, и получили знания, позволяющие продолжать учебу в интернате для детей малых народностей, населяющих Дальний Восток и Север. Такие интернаты советская власть открыла повсеместно, и это давало возможность получать неполное среднее образование. Учили в интернатах на русском языке, школа была и в Уссурийске, во Владивостоке, в Хабаровске. И туда попадали дети из этой местности. Сначала были ограничения для детей поселенцев, но скоро эти ограничения были сняты. И , уже к сороковым годам понятие поселенцев, ущемленных в ряде прав, стали стираться. А сами поселенцы , своим трудом, и своим умением вести хозяйство, стали довольно обеспеченными людьми, которых в условиях отсутствия промышленных предприятий и сельскохозяйственных артелей, типа колхозов, не в чем было упрекнуть. Труженики. Климат Уссурийской тайги позволял выращивать культуры, привычные еще по прежнему, родному месту жительства. Для молодежи, родившейся уже здесь, родиной был Уссурийский край. После программы интерната многие из детей поселенцев, уже познавшие почем фунт лиха, успешно закончи средние учебные заведения. Что касается Григория, то он сумел получить и высшее образование в лесной академии, причем материальную помощь, которую ему оказывал отец и братья, старался не тратить, привозил на эти деньги всему большому семейству подарки в каникулярные приезды. Сам - же, постоянно находил приработки, во внеклассное время и ему хватало.
   Григорий Федосеевич уговорил Александра побывать у него в Пожарском и сходить с ним на "корневку". В августе. В конце месяца. Само по себе мероприятие очень интересное, и посмотреть, как растет Жень - Шень, и как его находят, и местные традиции. Александр пообещал, договорились, что он будет в гостях у Федосеевича двадцатого августа. К этому времени Александр постарался, чтобы наверняка был выполнен месячный производственный план, обеспечил тылы, отдал себя приказом в краткосрочный отпуск по семейным обстоятельствам, рано утром, в четыре часа , выехал из дома. С ним до Вяземского был попутчик, директор Хабаровской краевой филармонии Больбат Николай Иванович. Его в Вяземском ждали на день рождения брата. Их семья была много лет жителями этих мест. За Николаем Ивановичем заехали в половине пятого, и к шести миновали границу города, первая остановка для беглого осмотра машины перед дальней дорогой была в Корфовской. Это та Корфовская, которую упоминает в своих Дальневосточных писаниях Арсеньев, в связи с последними днями Дерсу Узала. В советские времена - рабочий поселок, с большой камнедробительной фабрикой и одним центром местной культуры, довольно крупным магазином широкого профиля.
   Дорога была неширокой, но заасфальтирована, и в Вяземском были уже в восемь часов утра. Завезли попутчика. Очевидно, родственники были предупреждены, поскольку машину встречал старший брат у ворот своего дома, и сразу предложил помыть руки, отдохнуть десять минут, и завтракать.
   Завтрак был, по дальневосточному простым, вкусным и обильным. Свежие огурцы, помидоры, на большом противне жаренное сало и не менее трех десятков яиц. Чай- настойка на лианах лимонника китайского. Ароматный, стимулирующий. Гостеприимство было очень доброжелательным, непритворно дружественным. Завтракали минут сорок, попрощались с добрыми хозяевами и двинулись в дальнейший путь уже вдвоем с шофером.
   Двигались довольно быстро. На центральной Дальневосточной трассе машины попадались изредка. Никаких взаимных помех. Просто надо сдерживать шофера, чтобы он не превышал скорость в конкретных условиях и не уснул от монотонности движения. Надо отдать справедливость Леониду Федоровичу, имеющему стаж более двадцати лет, из них добрых пятнадцать на легковой машине. Он ездил в очень спокойной манере, и стоило у него этому учиться.
   Через пару часов движения показались огромные , дымящиеся трубы. Леонид Федорович изрек: "вот и Бурлит". Это Приморская ТЭЦ, ее видно за двадцать километров, и стоит она прямо на месторождении угля. Его черпают шагающие экскаваторы, загружая в полувагоны, и постоянно подают к котлам. Дымящиеся трубы видны от Бикина, и даже раньше. Проехали Бикин. Когда приблизились к Теплоцентрали, увидели огромное рукотворное озеро, большой объем воды нужен был для охлаждения турбин и не замерзает даже зимой. И , сейчас, в августе месяце, над водой стояла туча пара. Дорога проходила у самого озера. Слева вдали виднелись дома, типовые пятиэтажки, они создавали впечатление законченности промышленного пейзажа и были в достаточном отдалении от обильно вонявших на природу дымовых труб от сгоревшего в котлах угля. Вдали, за пределами территории энергоцентрали виднелись работающие шагающие экскаваторы. Огромные стрелы с ковшами на тросах были постоянно в движении. Каждый ковш - полный полувагон.
   Вызывает уважение факт размещения такого большого загрязнителя воздуха вдали от компактного проживания человека. А электроэнергией этот комплекс снабжал и Приморье, и большое количество направлялось в Хабаровский край.
   Далее дорога пошла без особого интереса, и вскоре , у границы Пожарского района, прямо у столба - указателя стояли две машины, УАЗ и Волга, путешественников встречал сам Григорий Федосеевич с председателем райисполкома, высоким кучерявым, но седым мужчиной, который отрекомендовался Данилой. Здесь, на границе района, был символический коньяк, стаканами, и поехали в лес, на известную хозяевам полянку, где готовилась к обеду на костре тушка накануне убитого козла. Убивал Григорий Федосеевич на соевых полях, давно присмотренного самца. Это, чтобы снизить грех охоты в не охотничий сезон. Священнодействовал опытный секретарь райкома со своим шофером. Ведь надо было, чтобы мясо прожарилось, и вместе с тем не обгорело. Костер должен был гореть слабым огнем, туша вращалась на некотором расстоянии от открытого пламени. Александр впервые встретился с таким средневековым методом приготовления мяса. Пока мясо доходило, все спустились к прозрачной речушке, протекавшей невдалеке, основательно искупались в ее холодной воде. Михаил Михайлович, парт. секретарь района, был очень демократичным человеком, видно было, что он прошел большую трудовую таежную школу. Он сказал, что мясо над костром уже три часа, все микробы давно сдохли, а жир вытопился, и пора приступать.
   Старались находиться с подветренной стороны костра, его дымом спасались от огромного количества комаров.
   Есть козлятину прямо с поджариваемой туши было интересно и имело свой ритуал. Данила, как его называл Григорий Федосеевич, Дань. Дань, раздал всем по острому ножу и вилке, придерживая вилкой облюбованный кусок мяса, надо было самостоятельно срезать его для себя, соль и другие специи лежали на развернутой скатерти (Скатерть - единственное свидетельство того, что у пикника люди с примесью интеллигентских тенденций) в отдельных баночках (перец, горчица), Крупно наломанный свежий хлеб, и каждый сдабривал свою порцию по своему вкусу. Конечно, под это хорошо пилось. А срезанное место , тем временем подрумянивалось, доходило до кондиции, и через двадцать минут можно было на том же месте снова срезать подрумяненный кусок.
   Мужиков было четыре, да шоферов четыре, с одним козлом все равно не справились, хоть и провели около костра весь остаток дня. Мясо было интересным, с неизведанным ароматом, козел нагулял жиру к концу лета, жир стекал в пламя костра и распространял свой, отличительный запах. Экзотика была не каждодневная, и редкостная. В седьмом часу дня стали прощаться, с полкозла шофера разделили между собой, его мясом пропахли машины и , даже в салонах.
   Приехали к Григорию Федосеевичу домой, жена встретила радушно, Лида была вообще добрым, покладистым и радушным человеком. В этом Александру за два десятка лет дружеских отношений с ее мужем пришлось убедиться неоднократно.
   После неотложных хозяйственных дел и вечернего чаепития с печениями домашнего приготовления рано улеглись спать, подъем хозяин дома объявил в пять часов утра. В четыре Александр убедился, что Григорий уже на ногах, хлопочет у очага, разжигает дрова, чтобы согреть котел, горячая вода для утреннего туалета, душ был смонтирован вполне цивилизованно в небольшой пристройке, к нему вода из котла подавалась небольшим насосом, изготовленным из маленького электромоторчика и автомобильной водяной помпы. Лида хлопотала с приготовлением завтрака. Конечно, когда видишь, что хозяева уже на ногах, то и сам встаешь. Александр по своему обычаю предложил свою помощь, чего не понадобилось, вскоре вода в кастрюлях кипела, туда загружались продукты, мясо курицы варится недолго. Крепкий, густой суп с домашней лапшой был к шести утра готов, и это было основным блюдом завтрака, было несколько в диковинку, но Григорий Федосеевич предупредил, что обедать будут на ходу и не раньше четырех часов дня, так принято у таежников, идущих на промысел. Весь день придется бегать, и это не было угрозой, а предупреждением, и оказалось правдой.
   Выехали на машине, пока на УАЗике хозяина, сам за рулем. Через триста метров свернули вправо, в лес, по местному, тайгу, и около часа ехали по лесной дороге, все вглубь тайги. Остановились, дальше ехать было невозможно, дорога, потом просто тропа кончились, преградили кусты дерева "Нэ чипай", как его называл Григорий. А, попросту, страшно усеянный шипами, к которым даже приближаться опасно, элеутерококк. Это название (нэ чипай), сорок лет тому назад дал этому кустарнику отец Григория, когда они прибыли на поселение. Элеутерококк по своей сути целебное растение, корни его заготавливаются рабочими предприятия Григория Федосеевича сотнями килограмм. Они сдаются после специальной обработки на Хабаровский химфармзавод, и это одно из основных промыслов леспромхоза, дающих возможность существовать предприятию. Спектр применения препаратов из этого растения очень велик, многими фармацевтами он ценится не менее Жень - Шеня, в связи со своей распространенностью. Сами таежники применяют настойки спиртовые как из листьев, так и стеблей, и, в особенности, корней для лечения многих воспалительных и других болезней, даже , известны случаи, когда после операции раковых опухолей настойки элеутерококка заглушали развитие метастазов.
   Гриша повел "охотников" за Жень - Шенем вглубь тайги, шли минут тридцать, он подозвал всех к себе и провел небольшой, но показательный инструктаж.
   - Вот, посмотрите сюда. Видите, это растение называется Жень- Шень. Я в этом месте разбросал в небольшие ямки семена добытого мной старого растения восемь лет тому назад. Семян было около десятка. Взошло два. Остальные пока могут спать еще долго, потом взойдут, и их найдет кто-то другой. Я слежу за этим растением уже три года, значит, его корень не больше двух - трех граммов. Брать нет смысла. И мы его не будем добывать. Но я вам показываю, чтобы каждый из вас видел строение стебля, листвы, и образующийся венчик семян. Обратите внимание, у него каждый лист состоит из пяти листочков, три больших, и два, у черешка , маленьких. Чуть позже семена приобретут красный, как у рябины цвет, да и колосок будет напоминать зимнюю рябиновую гроздь. Вот сюда я вас и вел, чтобы вы четко знали, что искать. Если все запомнили, то давайте, рассредоточимся, метров десять друг от друга и цепью, как солдаты пошли в том направлении, в котором двигаюсь я. Александр ,вы идете справа от меня, а Леонид- слева.
   Все время передвижения и пока стояли над растением, над корневщиками стоял столб, образованный огромным скоплением комаров. Люди постоянно отмахивались от кровососущих насекомых, но они садились на лицо, шею, оголенные части рук сотнями, и не было на них никакой управы. Если провести по оголенному месту рукой, остается кровавый след от раздавленных комаров, напившихся твоей крови. И это обычное состояние человек - природа, когда природа нападает, а человек не имеет никакой возможности защитить себя. Григория комары не кусали, неизвестно почему, но он сказал, что у местного населения вырабатывается в организме противоядие против укусов этих гадов. Остальным он дал по москитной сетке, которую надо было накинуть поверх фуражки, и это создавало безопасную зону, хотя бы в районе лица и шеи, а это уже очень много.
   Пошли. Каждый вырезал себе подобие посоха, удлиненную палку, которой можно было раздвигать травы и мелкие кустарники в надежде найти вожделенный корень. Через час движения вся зелень тайги стала казаться однородной массой, все мелькало и множилось, досаждала жара и комары, Александр и его шофер постоянно оглядывались на Григория, боясь потеряться в этом море растительности. Постоянно хотелось пить, но им проводник объяснил, что надо терпеть , и если начнешь прикладываться к фляге, то уже не сможешь остановиться. Фляга была у каждого. Продолжали движение ускоренным шагом, ничего похожего на искомый корень не попадалось, но они были предупреждены, что можно и два, и три дня бегать по тайге и ничего не найти. Таковы издержки этой охоты, и поэтому такова цена корню на существующем рынке. Корневщики - промысловики сдавали найденный корень на склад леспромхоза или госпромхоза, тщательно взвешивали и сразу получали в кассе приличное вознаграждение. Эти люди жили только добычей дико растущих лекарственных растений, грибов, ягод, зимой охотились. Эта их деятельность и составляла экономическую основу существования их семейств. Кроме штатных рабочих госпромхоза были еще и вольные приносители. Эти нигде не работали, всю жизнь проводили в тайге и жили ее дарами. Семьи, как правило, не имели. Это, если не считать аборигенов ( нанайцы, нивхи, удэгейцы и др.), которых уже много лет государство пыталось заполучить в артели или колхозы, но из этого ничего хорошего не получалось. Для проформы эти организации числились, и люди в них числились, но все были на государственной дотации.
   На территории Приморья существовало два вида предприятий промышленников - лесников. Леспромхозы, это которые не только добывали зверя и дикоросы, заготовка древесины, но в их обязанности входило и воспроизведение лесных массивов, в основном, по старым вырубкам. Сеяли и рассаживали сеянцы промышленной древесины.
   Госпромхоз - это организация, которая занимается вырубкой назначенных делянок леса, добычей зверя, пушнины, и летом - дико растущих полезных растений. Имелись свои перерабатывающие цеха. Григорий Федосеевич представлял госпромхоз.
   Охота за корнем продолжалась, уже все трое были в полном смысле этого слова в мыле, а ничего не нашли. Каждая травинка стала казаться нужной, но, оказывалось, не то. Солнце пекло нещадно. К пяти часам дня пришли к небольшому ручью, Гриша объявил привал, Александр со своим шофером упали, Григорий усмехнулся, сказал, что сейчас перекусим, достал из котомки вяленое копченое мясо неизвестного дикого животного, толстое соленое свиное сало, хлеб, две крупные луковицы, в чистой холщевой тряпице маринованный дикий чеснок. Разложил все на вывернутой котомке, набрал в ручье свежей воды, предупредил, что вода выбивается из ключа в пятидесяти метрах отсюда, а водопой диких животных ниже по ручью. Вода была, действительно, очень вкусной. Перекусили мясом, под собой ног не чувствовали, это гости, а Григорий , казалось, может продолжать свой бег еще столько.
   Сидели, расслаблялись после трапезы еще около получаса, встали по команде ведущего, начали свой путь вдоль ручья, забрали немного вправо, вообще гости ориентировались, никак.
   Через полчаса движения впереди, что-то блеснуло, и, вдруг, все вышли к оставленной утром машине. Это был приятный шок. Оказалось, наш Сусанин водил своих спутников по кругу и вывел их к месту, которое им нужно было больше всего. Александр бросился на капот машины, и только воскликнул: "наша родная!". Отдышались. Сели в машину, понимая, что для первого дня семь часов непрерывного движения достаточно. Поехали, Григорий за рулем, сказал, что завезет нас к себе на родину. Решил порадовать гостями старика. А старику уже тогда было далеко за восемьдесят. Обернувшись к Александру сказал, что он будет основным подарком отцу. Дело в том, что дед никак не может забыть украинского языка, а Александр им владеет в совершенстве. Это он услышал, когда на завод привозили пиломатериал и Александр разговаривал с водителем лесовоза в котором распознал еще не обрусевшего украинца. А отец уже много лет мечтает поговорить с человеком, который не забыл родного языка и был на Украине недавно.
   Для Александра украинский язык был действительно родным, его деды и по материной и по отцовской линии были из Винницкой области, и фамилия деда по отцовской линии была Цэбэренко ( от цеберко, деревянное ведро), но где-то на рабфаке отцу написали Сибирцев, и фамилия стала звучать по-русски. Так отцу и паспорт выдали. Язык же дедов постоянно звучал у него дома, и, даже в это время, он постоянно читал книги украинских авторов и в Хабаровске, единственный в городе, выписывал литературно художественный журнал "Витчызна".
   Подъехали к хутору в тайге. Дома уже были старой постройки, слегка обветшалые, но соблюдался порядок и вокруг дома, и вокруг конюшни (старик не мыслил себя без лошади), в стороне была пасека, там отца и нашли. С ним постоянно проживали кто ни будь из шестерых детей, три уже в возрасте дочки и трое сыновей. Жена померла уже давно. Между детьми был договорен порядок, который соблюдался обязательно. Григорий, единственный с высшим образованием, вырос в начальники, но и он в определенные месяцы года отправлял к старику Лиду, которую дед любил больше, чем родных дочерей. Сын Григория уже давно был женат, имел свой дом в Пожарском, работал егерем.
   Старик работал на пасеке, куда Григорий с Александром пришли. Александр, побаиваясь укуса пчел, держался слегка в стороне, от встречающихся отца и сына.
   - Это ты, Грышка? Кого ты прывиз?
   - Я тебе привез в подарок земляка.
   - А дэ ж той зэмляк?
   - Да вот, стоит, ждет тебя.
   - Ну, то я зараз, тилькы вулыка зачыню.
  Закрыл старик улей, указал Григорию на ведро, которое стояло около улья, и подошел к гостю.
   - Ты видкиля родом будэш, хлопче?
   - З Винныци.
   - Так з самойи Винныци?
   - Та з самойи. Там мэшкалы мойи диды й батькы.
   - А що, хату Михайла Коцюбыньського ваша партия зруйнувала?
   - Не. Хата стойить, навить дви, и в ных зробылы музэй Коцюбынського.
   - Добрэ, хоть тут нэ здурилы. Ты пробач, бо я вжэ ляканый, та ты з Грышкою прыйихав, то мабуть людына. Мы тоже з Виннычыны, Калиновка, мабудь чув?
   - Григорий мэни казав, що батько нэ забув своейи мовы, алэ Вы дуже добрэ все памьятаетэ. Начэ молодый. А Калынивку дуже добрэ знаю. У Видчызняну вийну нэвдалик була ставка Гитлера. Збудувалы наши вийськовополонэни, та йих усих зныщилы.
   - Та вже дурию, алэ ты дийсно для мэнэ подарунок. Про ставку того песыголовця Гитлера чув. Жалько людэй. Грышка, скажы сестри хай прынэсэ самогону до столу, та закусыты. ( между домом и плетнем был врыт большой деревянный стол и скамейки вокруг него, могло усесться человек двадцать. В тени огромного маньчжурского ореха)
   Григорий сказал, что отец не признает спиртные напитки, которые приготовлены не по его рецепту. Настаивает на различных травах и применяет для оздоровления и профилактики ряда болезней. Передал распоряжение своей сестре, которая только что пришла с огорода с полным ведром крупных сизо-красных помидор. Такие, даже на Украине не растут.
   Распоряжение главы семейства было выполнено его уже пожилой дочерью быстро и с приветливой улыбкой гостям.
   Разговор за столом велся в форме вопросов и ответов между хозяином дома и Александром. Между прочим, Александр спросил у Григория, не устал ли отец, ведь уже вечер. Григорий успокоил, сказав, что днем отец пару часов отдыхает, а по вечерам находит себе работу при керосиновой лампе, то выделывая шкуры убитых сыновьями диких зверей, то изготовлением упряжи из кожи, а то и работами по обслуживанию единственной теперь коровы или лошади, была и парочка поросят. Не заглянув к животным и не задав им на ночь корма, старик никогда не ложится спать, и так всю жизнь. Ему восемьдесят четыре года, а он никогда не пользовался очками.
   Их перебил старый Федосей Пылыпович:
   - Ты Грышка нэ похваляй мэнэ, а дай мэни поговорыты з зэмляком ридною мовою. Скжы Ляксандра, а твойи батькы в рэволюцию буллы на сэли, чы у мисти?
   - Знаетэ, стари мого батька робылы на зализныци, дид був кочегаром на паровози.
   - То йим повэзло, бо з голытьбы ничого нэ визьмэш. А диды по материний линии?
   - Цым було тяжче, бод дид був вэтэрынаром, а прадид священыком. Над цымы Радяньська Влада познущалася, як хотила.
   - Алэ ничого. Бачу, що диты и унукы выйшлы в люды, повывчылыся, мають профэсию, жывуть у городах. Про тэбэ я вже зрозумив, а твойи браты та сэстры?
   -Сэстра дытячый ликарь, а брат робэ на шахти инженэром.
   -Я що хотив тоби втлумачиты, свойи пидсумкы. Колы Люды роботящи, розумни, то вылизуть з любойи ямы, куды його не загоняй, а вин свое визьмэ. От моя родына. Нас выгналы з ридного мисця, загналы аж сюды, за дэсять тысяч вэрст, а, бач, усэ выривнялось, мы прыстосувалыся, мав бы я ще рокив з двадцять, то и унукив забэзпэчив. Хоть и так, нихто з ных нэ бидуе. И грошенята заробляють, и диты у школах видминныкы. Трэба прывчать до праци. Оцэ головнэ. Пишлы спаты. Вам дочка вже прыготувала. Спасыби тоби, що зайихав, та заспокойив , порозповидав про Калынивку. Видтиля вже дуже багато часу никого нэ бачыв.Звычайно, ты нэ знаеш, що там робыться на цвынтари. Там у мэнэ лэжыть з тры десятка родычив. Тут я збудував свое кладовыще, он, на бугорочку вэлыкый хрэст , там лэжыть и моя жинка, и сусиды ховають, и мэнэ скоро виднэсуть. Добранич.
   Разошлись по спальным местам. У Григория было свое место в отцовском доме, гостей положили в светлице, которая была просторной, по составу семьи. Спали не просыпаясь до семи часов утра. Хозяева уже давно были на работах, Григорий после тяжелых испытаний первого охотничего дня жалел гостей. Когда в восьмом часу встали, им был предложен сестрой Григория завтрак, в значительной степени похожий на тот, который был в семействе Григория. Правда, добавились свежие помидоры и малосольные огурчики. Огурцы были такими ядреными и с таким количеством красного перца, что обжигало губы, и вокруг них. К чаю подали мед в сотах, нарезанный крупными ломтями. Сразу над столом образовался рой пчел. Это не мешало всем прилично отведать свежего, вязкого, таежного меда. Отдельно угостили медом из аралии. В небольшом количестве. Для пробы. От него человек сильно расслабляется, и, как бы, хмелеет.
   К концу завтрака появился старик. И сразу стал давать указания сыну.
   - Ось шо, Грышка, вы ничерта того Жень-Шеня нэ знайдете. Бо трэба багато бигаты и маты вминня. А воны нэ вмиють. Ты помнишь мою плантацию, за схидною рилкою. Я там нэ був лет десять. Видвэды йих туды, цэ далэченько, алэ там знайдэтэ. А ночувать знову до нас. И я з зэмляком перэд смертью ще раз побалакаю. Сестра подала Григорию приличной величины котомку с провизией. Предложение старика было принято и Григорием и его спутниками. Вышли за пределы двора, и сразу окунулись в прерии , в заросли высоких трав, вскоре перешедшие в кустарник, а после и в натуральную тайгу. Над головой , даже в безветренную погоду, шумели кедры, и, реже, сосны.
   Григорий вел спутников по распадку, тропа шла по высохшему руслу ручья , он пересыхал к концу лета и был полноводным весной и в сезон дождей, и потому, дорога казалась легкой, под ногами не путались травы, промышлять искомый корень еще было рано, надо было добраться до предполагаемого места. А это, как заявил Григорий Федосеевич, на расстоянии трех часов хорошего хода. Ход после качественного отдыха был, действительно хорошим. На ходу разговоров не было. Изредка , замечания и впечатления спутников. Удивляло обилие непуганых белок, которых вчера совершенно не видели, а сегодня эти пепельные зверьки мелькали и на деревьях, да и на земле, постоянно. Их головокружительные прыжки удивляли и отвлекали от движения. Отвлекали, правда, только Александра и его шофера, их проводник был в условиях своего дома, и живописные картинки окружающего леса ему были привычны. Он сказал, что зимой, в охотничий сезон, здесь можно за два дня, не отходя от хутора, набить белочек на дамскую шубу. Правда, он сказал, что шубы из белки не практичны, очень тонкая мездра и более трех сезонов ее не поносишь, а вот шапки каждые два - три года можно справлять. Красивые. Да и рукавички детям хорошие. Белки наверное потому так и много, что ее мех в семье Григория не очень котируется, а чужие охотники здесь не ходят. В этом году большой урожай кедрового ореха, на каждой веточке дерева - шишка. Сейчас они не окончательно созрели, но уже в пищу пригодны и белкам, и людям.
   А комар - дальневосточник, все продолжал сопровождать, благо, большое, что накомарники одели сразу с началом движения. На военной фуражке было удобно, широкая тулья создавала условия, которые образуют вокруг лица и шеи зону недоступности. Александр страдал в этот день значительно меньше, чем накануне. Уже не так зудели покусанные руки, не так тяжело было двигаться, вероятно потому, что шли еще по дну пересохшего ручья. Около двенадцати часов дня Григорий резко перенаправил своих спутников вправо, они огибали сопку, и здесь должны были идти немного в гору, двигаться стало сложнее, но здесь их предупредили, что надо смотреть под ноги, возможны находки, и опасаться переплетенных трав, которые часто бывают причиной неловкого приземления. Лучше не падать. Часто попадались мелкие лесные грызуны, типа бурундуков, от них резво шмыгнул в кусты енот, жирный, отъевшийся за лето, переволивался с боку на бок, часто можно было увидеть фазанов, перед ними долго бежала фазаниха с выводком уже подросших фазанять. Раздолье для охотников. Но охота на пернатых не была целью из похода, хотя карабин у Григория Федосеевича за плечами был.
   Через , примерно, час движения по таежной целине, где, казалось, никогда не ступала нога человека, Григорий снова изменил направление , пошли влево, и здесь он предложил рассредоточиться, возможны находки. Пошли в ход ранее приготовленные посохи, трава раздвигалась каждым, но желаемого растения никто не встречал, хотя Григорий предупредил, чтобы были внимательны, в этом районе отец многократно находил корень и много лет подряд рассаживал семена. В отдельные ямки, в шахматном порядке, на приличном расстоянии друг от друга. Это место старик называл "моя плантация". И, вдруг, совершенно неожиданно Александр наткнулся на нечто, во что сам не поверил, но растение , выросшее в колено высотой, очень напоминало то , что им показывали вчера. Александр позвал Григория, подбежал и Леонид Федорович, и, оказалось, что да, оно. Григорий Федосеевич не разрешил к растению дотрагиваться, заставил Александра сначала громко три раза прокричать "Пансуй!". Александр кричал от души. После чего ему разрешили руками, разгребать, а потом раскапывать корень растения, предварительно срезав венчик семян. Мгновенно подорвал ногти, но на это не обращал внимания. Копал. Руками. Нельзя было повредить ни одной мочки, работать с осторожностью, отгребая от корня старые листья, потом верхний слой почвы, почва была достаточно рыхлой, но копаться пришлось довольно глубоко, для удобства , когда пошел твердый грунт, и ямка оказалась глубокой и узкой, ее расширили саперной лопаткой, далее откапывать корешок было значительно легче, но работать приходилось только руками. Длина корешка оказалась почти двадцать пять сантиметров. Фома корня, как на картинках, после верхнего утолщенного ствола, раздваивается на два потоньше, со множеством тоненьких мочек. Григорий приготовил для корня из моха логово, аккуратно завернул корешок в мох, потом в кусок холстины. Это мероприятие, чтобы не завял и не засох, и не сломался. Сберечь. Стебель завернули отдельно, и поместили в вещевой мешок рядом с корешком.
   Здесь передохнули, перекусили салом с хлебом и пирожками с лесными ягодами, запили водой, поздравили друг друга с началом удачной охоты, . На все ушло более часа времени, пошли продолжать поиск. Небольшой успех одного из охотников стимулирует активность всех остальных. Все начали искать не только перед своим "носом", но и делали зигзаги, чтобы захватить в зону своего осмотра большую территорию. Вскоре услышали "Пансуй" от Григория Федосеевича. К нему подошли, когда он ловко раскапывал свою находку. Стебель был значительно меньше того, который нашел Александр, но, когда раскапывание закончилось, то оказалось, что корень старше и больше , по своему весу, на глаз. И снова его упаковали в мох. Этот день прошел не зря. Спасибо старику, послал нас по верному пути. Уже было за четыре часа дня, ближе к пяти, решили двигаться обратно. Усталость чувствовалась не так, как в первый день. Сказывался азарт и относительная втянутость в этот процесс. К пересохшему ручью добрались по совершенно другому маршруту, и довольно быстро. Дальше стало легче, дорожка была более или менее свободной от лесных препятствий. А комары свирепствуют.
   Пришли к дому уже с заходом солнца. Григорий предложил, пока сестра приготовит ужин сбегать в купальню, вода еще не успела остыть. Все согласились . Купальня была устроена на берегу речки, Григорий поведал, что они с братьями ее строили целый год. Сначала раскопали прямоугольный котлован, углубили ниже уровня воды в ручье, выложили дно котлована стволами лиственницы, это дерево не поддается гниению сотни лет, концы и комли засыпали землей, ею - же обшили стены, перевязав бревна, как на кладке дома, в шип. Потом изготовили шлюз и перемычку берега раскопали, стены перемычки, соединяющей купальню с ручьем, тоже обработали бревнами. Шлюз поднимался и опускался воротом, как в колодце, воду можно было впустить, нагреть на солнце, и выпустить для замены. Чтобы вода не застаивалась, шлюз был, как правило, открыт. Сооружение служило семье много лет. А бассейна шесть метров шириной и восемь длиной вполне хватало для нужд летней гигиены семейства. Комли и вершины стволов не обрезались и были присыпаны грунтом, что не давало бассейну разрушаться ни в дождь, ни в зимние заносы, ни в морозы.
   Купание освежило. Когда вернулись к дому, уже на столе была большая жаровня с жаренной картошкой , на сале свином, огромный жбан квасу, желающие могли пить чай, опять же на травах. Ужин был обильный, снова разговоры с отцом, упражнения в украинском языке, разговаривал Александр со старым Федосеем и после того, как остальные два спутника легли спать. На сегодняшний вечер досталась тематика военно - патриотическая. В заключение старик сказал, что любил он в жизни только двоих: свою ридну жинку та Россию-батькивщину, И запамъятай, чи Россия чи Украйина, то одна в нас батькивщына, и нэ трэба ниякойи дильожкы, головнэ нашэ горэ, що правлять намы дурни. Мэни вжэ багато рокив, алэ, якбы трэба було, то я й сьогодни за батькивщину пишов бы у вийсько. О так.
   Перед сном решили, что завтра еще раз сбегают по тому же маршруту. Азарт.
   Утром собрались в поход часам к восьми. Их провожал старик с дочкой. Решили ходить сегодня не поздно, чтобы пораньше лечь спать и на следующий день выезжать в Пожарское. Маршрут и сценарий вчерашнего дня повторился, спутники Григория Федосеевича не уставали дивиться природой и красотами кедровых вековых лесов. И удивлял животный мир, дикие животные этого края людей не боялись. Было очевидно, что человек из этой копилки брал не больше своих насущных нужд. В этот день Григорий нашел еще один корешок, вернее, навел на него шофера, чтобы никому не было обидно. Не увлекаясь, и не искушая улыбнувшуюся удачу, вернулись на хутор пораньше, часов в пять. И снова освежающая купальня, дни стояли жаркие, обильный простой ужин. Батько предложил выпить по "чарци" самогону, бо завтра будэ нэ мжна, поговорили о том, что эти места стоило бы более густо заселить людьми, умеющими вести сельское хозяйство. И хлеба и мяса и лесу и других ценностей хватило бы на "усю Руську та Украйиньську зэмлю". Но нет хозяина в Советском государстве. Вспоминались льготы для добровольных переселенцев царских времен, попытки ввести эти льготы без государственного обеспечения и поддержки Советской властью в 1946году. И Сахалинские и Приморские поселения свободных переселенцев при отсутствии государственной поддержки опустели полностью через три года. Как только кончились выплаченные деньги. Все дружно пожалели людей и государство.
   Завтракали в семь часов утра, тепло попрощались с хозяевами, дочь передала узелок с пирогами невестке. Они Лиду всей семьей очень уважали и без гостинцев Григория домой, никогда не отпускали.
   Лида пекла хлеб. Охотники за корнем приехали к дому Григория и Лиды во втором часу дня. В общем, ожидания этого мероприятия не обманули, сложность промысла была уяснена, промысел не обогащает, но дает возможность существовать большому сообществу местного населения, профессиональным охотникам и бродягам. Каждый из участников этой охоты имел в своей коллекции настоящий корень Жень - Шеня, добытый своими стараниями и в условиях, приближенных к реальным. И это большое достижение для жителей городов, которые, не видя натуральной охоты, промысла и качества жизни промысловиков, пытаются судить о ценностях, им не понятных. Запах пекущегося хлеба опьянял, разносился по всему поселку Пожарское. Лида отдельно пекла массу крендельков, булочек и косичек, скоро на запах должны прибежать соседские дети. Деток в таежных селениях принято угощать обязательно. И, действительно, около калитки стали играть дети, деликатность, воспитанная родителями, не позволяла им входить во двор, но от двора они не отходили, пока хозяйка дома не пригласила их к себе и не наделила каждого кренделями и булочками. Ребятня , не тратя времени, вонзила зубки в свежеиспеченные изделия, едва прокричав, "спасибо, тетя Лида!".
   Хлебопечение закончилось, и Лида пригласила всех к столу. У нее приготовлен был удивительно вкусный ( может быть, после таежной пищи), борщ, второе блюдо состояло из тушеного говяжьего мяса с молодым картофелем, причем, картошечка, некрупная, целенькая, была предварительно обжаренная, с золотистой корочкой, все сдобрено лесными ароматными травами. На столе стоял огромный кувшин , нечто среднее между компотом и соком неизвестных ягод, очень освежающий напиток, Коньяк был из запасов Александра. Решили ехать завтра, рано утром, сегодняшний день уже принес усталость и расслабленность. Насиловать шофера на дальний путь не имело смысла. Пусть тоже почувствует себя свободным человеком и выпьет, сколько душа попросит.
   Разговоры шли вокруг прошедшей "корневки", посещения отца, и все хвалили хлеб Лиды, и пшеничный и ржаной. Хлеб, действительно, был отменным. Александр уговорил хозяйку дома обедать вместе со всеми, ей было приятно, и, по всему видно, она на ногах с раннего, часов с пяти утра. Пусть отдохнет. Домашней работы много. И все хвалили ее обед и , в особенности, удавшийся хлеб. Высказывались известные истины, что хлеб - всему голова, что хлеб - кормит и людей, и животных, что без хлеба тяжело всем слоям населения. Григорий рассказал, что во время голодных годов 32 - 35 в доме отца хлеб пытались заменить дико растущими злаками, и, в конце концов, матери удалось разработать рецептуру хлеба из диких злаков, колосьев лебеды и кукурузных молотых зерен. И семейство было спасено. Несмотря на имевшееся в семье мясо диких животных, добываемых отцом в тайге, хлеб обязательно присутствовал, и ему всегда отдавалась дань уважения.
   Леонид Федорович рассказал, что в войну , и после войны с немцами в Белоруссии хлеб был вывезен в Германию, и печеный хлеб был редкостью, даже в сорок седьмом, сорок восьмом году. Уже после войны стали рождаться маленькие дети, у матерей не хватало, да часто и пропадало молоко, и маленькому ребенку, чтобы его успокоить, мать могла нажевать черного хлеба, завернуть в тряпочку, и дать вместо груди. Детки сосали, слегка успокаивались, а многие успокоились навеки. Смертность маленьких деток в послевоенный период по всей стране была огромной. Об этом знали все, и в самых высоких правительственных кругах, но были не способны, что либо предпринять. Это видели и знали все. Карточки на хлеб отменили в 1947, а в некоторых областях и в 1948 году, но хлеб свободно купить было немыслимо вплоть до начала пятидесятых годов.
   Со своими жизненными наблюдениями поделился и Александр. Он и его семья провели на оккупированной территории всю войну, их освободили наши войска уже в апреле 1945 года. Бывали дни, недели, месяцы, когда мать не могла своим детям предложить ничего. И в семье хлеб всегда ценился, как самое большое и самое необходимое благо для человека. Каждая крошка хлеба, или, каши были на учете и дети получали строго определенную порцию. И так до пятидесятых годов. В магазины в начале пятидесятых , на Украине, привозился хлеб к семи часам, люди занимали очередь с пяти часов утра, занимали на несколько членов семьи, ведь отпускали по одной буханке в руки, а семьи были большие. Хлеб появился на Украинских прилавках, приблизительно, в 1954 - 1955 годах. И то, были ограничения.
   Лида рассказала историю, уже наших дней. И тоже о хлебе.
   - Были мы с Гришей в прошлом году в Москве, у друга Гриши, который уже давно ушел на пенсию. Гриша был делегатом Всесоюзного съезда лесопромышленников. Ой, жили мы в такой гостинице, что мне и присниться не может. Пока Гриша на заседаниях, я тихонько обследовала недалеко, которые, магазины, смотрела, какие бывают большие и красивые дома, дивилась на эту красоту, а тут нас позвали в гости. Старые сослуживцы. Живут с дочкой. Она занимает важное положение в медицине, да такая, что ее ничего больше не интересует, кроме барахла, что подороже, в ГУМе и ЦУМе. И рестораны. Не знаю, какая она врач, но страшно злая, и все время кривится, морщится, то левой стороной лица, то правой, и такая несимпатичная становится, ну что твоя змея. Особенно раздражается, когда люди жуют. Вот здесь она готова из шкуры своей змеиной выскочить. Правда, змеи меняют шкуру один раз в год, а эта доченька, готова была на процедуру смены шкуры много раз за вечер. И все бы ничего, но отец взял с хлебницы второй кусочек хлеба. Тут она, как взвилась, и по-змеиному: " Папочка, возьми хлебца, еще, от него хорошо толстеют, а ты такой толстый, такой противный, кушенькай , папочка...". И это при всех, при нас, так редко встречающихся. А мать тоже боится слово сказать при такой дочке. Она, страшная баба. И продолжает, остановиться не может. Отцу, читает проповедь, что хлеб очень вреден, что есть мучные блюда очень вредно, что лучше пойти в магазин и купить фруктов, и многое, что всем понятно и известно, но ей надо было вылить на родных всю, накопившуюся от неудач на работе злость. Без учета наличия гостей, праздника в доме, без учета старшинства. Мать она вообще считает выжившей из ума, постоянно шикает и делает замечания. И это дочь, врач по специальности, и вообще, считает себя цивилизованным человеком. И всем в семье сильно неудобно, а ее дочке уже давно за двадцать, и девочка тоже готова была заплакать, но держалась. Такие бывают деспотичные дети. Мы вскоре ушли, не знаю, или она поняла свое поведение, или считает не только своих родителей - нахлебников, выжившими из ума, но и нас. Когда прощались, мать этой высокопоставленной особы сказала:
  " Вы ее простите, у нее острый климакс, с интоксикацией". Этот поход в гости навечно испортил нам впечатление от Москвичей. А , ведь, старикам, еще при ней доживать. И это при всем, при том, что они вырастили ее, поддерживали всю жизнь материально. У них жила ее девочка, пока она ходила по злачным местам Москвы и ездила развлекаться по всему Союзу, даже ради двух - трех ночей с любовником моталась в Хабаровск, из Москвы, А ее ребенок был с дедушкой и бабушкой. Да за таких дедов надо постоянно молиться. Даже, если они к старости и стали не совсем приятными. Старость вообще неприятна. Она плохо отражается на людях и дурно пахнет. Извините, я увлеклась, потому, что воспоминания очень тяжелые и неприятные. И связаны с хлебом. Этого она не понимала, жила с родителями, которые всегда ей обеспечивали кусок хлеба, да еще с хорошим маслом. А на каком дереве растут булки, некоторые горожане так за всю жизнь и не узнают.
   И еще долго сидящие за столом в подтверждение того, что хлеб - это основа благосостояния человечества, рассказывали друг другу многие жизненные истории о хлебе.
   Отошли ко сну все равно в раннюю пору, а в шесть утра засобирались обратно, в Хабаровск, в цивилизацию, в выполнение и перевыполнение государственных производственных планов. Завтрак был по деловому коротким. Собрались быстро, попрощались, благодарили гостеприимных хозяев, договорившись при возможности повторить эту охоту на корень уже в следующем году. Но в следующем году были следующие заботы, были другие дела другие нагрузки и другие возможности. Другая охота.
   В обратный путь , без приключений, останавливались у источника минеральной воды, в районе Горных ключей, попили набрали с собой. В алюминиевую канистру. Так она через небольшой промежуток времени раздулась, все грани емкости стали округлыми. Удивительно, но в том месте вода прямо из - под земли бьет в крепко газированном состоянии. Стоит немного в стороне от дороги будочка, и газированная вода постоянно течет. Через пару лет ее стали разливать в бутылки и продавать через торговую сеть. Второй завтрак, так, для того, чтобы отвлечься от дороги и отдохнуть, организовали , проехав Вяземскую. В Корфовской заходили в магазин. Ничего, кроме плохой водки и рыбных консервов , правда, был еще хлеб. Предмет вечного обожания и поклонения.
   Красную речку проехали во втором часу дня. Далее, уже промышленные районы Хабаровска. Не заезжая домой, въехали на завод, Александр поинтересовался, как идет завершение месяца, не поступало ли важных телеграмм или распоряжений. Все было нормально, и через часок, уже другой шофер отвез директора домой, а Леонид Федорович уже был отпущен для отдыха.
   Следующий, уже рабочий день начался с неприятности. Приехал представитель политуправления Дальневосточного военного округа с проверкой конкретного факта по жалобе. Не раскрывая содержания и авторства жалобы, политработник пытался понять порядок пересмотра норм выработки и привязку к этому вопросу заработной платы. Полковник попался в экономике социалистического производства совершенно безграмотный, понятия норм и тарифов изучается в институтах целый семестр, а он хотел проверять этот вопрос, не зная простейших формулировок, формул и откуда, вообще для заработной платы на хозрасчетном предприятии деньги берутся. И все упирал на вопросы планирования заработной платы по участку разборки машин. Откуда ноги растут, стало ясно через полчаса работы с ним. Еще старый директор, убывая, предупреждал, что бригадир разборочного отделения Бузыкин постоянно бузит, от него исходят жалобы систематически, и если его удастся уволить, то Владимир Ильич готов на этот праздник приехать из Германии.
   Полковника научили в отделе труда и заработной платы, он самостоятельно сходил в цех и дал устный ответ жалобщику. Разговаривал со всей бригадой, конкретных претензий предъявлено не было, инцидент , казалось, исчерпан, но это за бытность Александра была уже третья жалоба от Бузыкина. Решение было принято. Бригадир в административном плане проходил, как рабочий, рабочих надо было оберегать, задержав нетрезвого рабочего, можно только объявить взыскание, об увольнении за нарушения трудового распорядка рабочим необходимо спросить разрешения у профсоюза. А здесь, только ограничивались воспитательной работой. Бузыкин любил после трудового дня выпить, не отходя от рабочего места, были сведения, что он выпивал иногда и в обеденный переры, и привлекал к этому других членов своей бригады, но эти его нарушения не могли сыграть серьезной роли.
   Разговор был такой, что он рабочий сознательный, знающий производственный процесс, знающий людей, и он может руководить участком, и может справиться с должностью мастера. На этот момент освободилось место мастера в сборочном цехе, и туда переведен мастер с участка разборки. Бузыкин дал согласие. Началась его административная деятельность. И выпить уже сложно, руководитель . Александр знал, что, лишь, человека, имеющего в своем подчинении рабочих, и несущего воспитательные функции, можно уволить , даже, если он нетрезв на рабочем месте впервые. В самом выдвижении был заложен план избавления от паршивой овцы.
   Не прошло и месяца, как директору доложили, что Бузыкин находится на рабочем месте в нетрезвом состоянии. А дальше - комиссионное обследование председателем профсоюза, врачом, с участием начальника цеха, и акт, и докладная, и увольнение по соответствующей статье. Далее расчищать рабочий коллектив от непорядочных людей не понадобилось. Все были объявлены порядочными. Выпить могли все, в заводском буфете был учрежден достаточный ассортимент напитков. Директор исходил из того, что выделенных денег семьей на выпивку главе семейства на много раз не хватит. И жена всегда знала, что ее муж сегодня второй, или , там, третий день после получки, и сидит в приличной обстановке, в заводской столовой. Не за станком, прячась от начальства, а гордо, как заслуживший свою выпивку, и независимый ни от начальства, ни от жены, ни от собутыльников человек. И, совершенно скоро, выпивка перестала быть запретным плодом, и многих, вообще, перестала интересовать. Государственная политика в этом вопросе всегда была ущербной. Вместо достаточного количества буфетов, закусочных, с небольшой наценкой, чтобы рабочий человек знал, что его всегда ожидает приличное место отдыха, вели глупейшую борьбу. А необходимо, чтобы каждый официант знал, что по четвергам на этих стульях, за этим столиком, ужинает семья такая - то. И это должно быть не дороже , чем домашний ужин, за исключением выпивки и хорошей музыки. Воспитанием труженика, его культурой пития и знанием последствий от различных напитков в СССРе никогда никто не занимался. Пить могут много, но пить не умеют, и понятие, что выпивка для выпивки и опьянения в народе все более укрепляется. Особенно в сельской местности. Здесь, на заводе, Александр всерьез взялся за просвещение работающих, членов их семей, в том числе и детей. У многих эти дети были уже взрослыми.
   А главный инженер Павлов продолжал пить без удержу и без тормозов. Надо было что то делать, а как, если его собутыльники сидят в управлениях и главке? И спасение пришло, словно по велению судьбы. Звонит, как всегда неожиданно Махнин, Андрей Павлович, предлагает встретиться для разговора. Полу секретного и по душам. Встретились. На этот раз, Андрей Павлович был недалеко , в городе, и заехал к Александру сам.
   - Послушай, что я тебе скажу, Александр. У тебя завод разрастается не по дням, а по часам. Я у тебя не был два года, так за это время ты сумел удвоиться. Прямо зависть берет. Ну, пойдем, покажешь, что ты настроил. Прошли по территории, осмотрели два новых цеха, заводоуправление, заглянули в молодой вычислительный центр. Здесь Махнин чуть снова не скатился в критиканство, но у него была другая задача, и он еще своего дела не изложил. Пошли обедать в заводскую столовую . Фаина Ивановна, шеф - повар, накрыла неплохо на стол. У основного состава рабочих обед давно кончился. Сели за стол в пустом зале. От спиртного отказались
   - Александр, вот какое дело, я перевожусь в Воронеж, на родственный завод. По семейным обстоятельствам. Добивался два года. Сейчас там увольняется начальник. Хороший, уважаемый мужик, До Бондарева он был на твоем месте директором, Арсеньев, Николай Сидорович, но ему уже шестьдесят. Отслужил два срока. Жалко оставлять и Дальний Восток, и завод, но приказ уже есть. Дело за малым. Посоветуй человека на мое место. Я, просто людей не знаю. Ты всегда ближе к народу.
   - Андрей Павлович, у меня есть такой человек. И я быстро его организую.
   - Это кто? Я его знаю?
   - Знаешь. Это главный инженер моего завода.
   - Так его могут не пропустить, он же выпивает.
   - А тебе не все равно? А если пропустят? Пусть идет, может быть, это остановит и остепенит его.
   - Хорошо, я поговорю с начальством. Если возьмут, пусть идет. Будет дураком, то быстро сгорит. Найдут другого.
   - Ну, если сгорит на твоем месте, то не мы донесли, и совесть у нас чиста. Дали парню шанс.
   Обед закончили, решили никому о разговоре не сообщать, кроме вышестоящего начальства, и то, эту миссию Махнин взял на себя.
   Не прошло и двух дней, как Александр получил задание написать представление на выдвижение на новую должность своего главного инженера. Одновременно был решен вопрос о назначении на должность главного инженера начальника технического отдела Бубнова Николая Васильевича. Вырисовывалась неплохая кадровая картинка. Все становились на места, на которых пребудут более десятка лет. За исключением Павлова. Этот, действительно, через годик сгорел, по пьяному делу.
   В тандеме с трезвым и умеренным во всех отношениях главным инженером работа пошла совершенно другой дорогой. Можно было доверять предприятие надолго, и, хоть Николай Васильевич и был по началу не очень инициативным, но заведенному порядку подчинял всех и подчинялся сам жестко. Этот человек сделал сам себя. Служил, положенных три года солдатом, женат, времени даром не терял, заочно учился в политехническом институте, работал на этом же заводе слесарем, знал станочное оборудование, был технологом, получил звание лейтенанта уже после тридцати, начальником технического отдела был отличным.
   Семья из четырех человек занимала двухкомнатную квартиру, два взрослых сына , было много неудобств, удалось ему в конце улицы Ленина получить трехкомнатное жилье, правда, старший сын вскорости женился и отселился. На Ленина жил и Сибирцев.
   На заводе уже два года, как функционировал вычислительный центр с машиной "Наири", армянского производства, которая имела совершенно другие задачи в своей конструкции. Она изготавливалась для ракетчиков и подводников, заводчане совместно с электронщиками и программистами приспособили ее к заводским нуждам, и успешно, но этот агрегат уже не удовлетворял запросы снабжения и производства, его память была на пределе, и расширять задачи стало невозможным. Аппетит приходит во время еды, здесь он пришел во время использования, и все время рождались новые идеи. Положение было таким, что во всей вертикали производственного процесса отрасли имелась только одна вычислительная машина, "Минск-32", в Москве, в главке, и все замыкалось на эту, уже тогда устаревшую машину. Заявки и расчеты по десяткам тысяч наименований шли в рукописном виде, в Москве содержался огромный штат клерков, которые сводили данные за все предприятия и Вооруженные силы, листая и суммируя, и лишь потом эти расчеты перфорировались , объединялись и выходили огромными томами в виде заявок промышленности. Оперативность была такой, что вся эта работа начиналась за два года до начала планируемого периода.
   Александр поднимал вопрос, чтобы эти расчеты двигались по служебной лестнице в виде, хотя бы перфолент. Об электронных носителях информации не знали и не мечтали. То были времена, действительно, вселенского застоя. Приспособились при социализме , отдельные слои народных слуг, и в коммунизм не хотели. И так им было хорошо и сытно. Даже Дальневосточное отделение Академии наук, оно уже пять лет, как получило вычислительную машину "Минск - 22", держало ее в ящиках, и уже подняло вопрос перед Центром о списании ее , как морально устаревшей. Действительно, эта машина не могла работать и соотноситься с новыми моделями Единой Системы, не могла передавать и обрабатывать данные для Москвы и сотрудничать с Японскими научными лабораториями. Но для нашего завода была пригодна, ей надо было решать задачи внутри одного предприятия, и, главное, послужить доказательством необходимости развития этого направления управления производством.
   Академик Косыгин, под добрым влиянием пана Станислава, согласился , с удовольствием, передать с баланса на баланс эту вычислительную машину, и отчитаться о ее реализации перед Московской Академией наук. Оформили, получили. Два полных длинномерных ЗИЛа. Только магнитофонов было двенадцать, каждый размером с двустворчатый платяной шкаф. Выделили зал для монтажа. Взяли дополнительно электронщика, молодого парня, Сорокина. Конечно, квартира, которая спасла его семью от распада. Хороший, серьезный молодой человек, готовый браться за любую работу по монтажу или ремонту электронной техники. Тех времен, конечно. Потом он вырос в большого мастера.
   Машина была большая, с большими возможностями, двенадцать магнитофонов, процессор, два выносных терминала, и возможность работать в большом языковом диапазоне. Оборудовали комнату для монтажа, провели полную расконсервацию и ревизию, запустили в работу. Машина устаревшая, но по отношению к "Наири", как небо от земли. И Александр впервые смог выехать в Москву не с полутонной бумажных заявок, а с небольшим чемоданчиком перфолент. Бумажные носители тоже были для подстраховки изготовлены, но надо было доказать, что этот метод передачи данных значительно удобнее, и это надо внедрять повсеместно, во всех округах, а не только на заводах. Взял с собой для аргументации все необходимое, от доказательной базы, до взяток особо несговорчивым.
   Александра встретил в Домодедово шофер родственного предприятия в Москве, которым руководил старый Сахалинско-Камчатский сослуживец Федор Граденчик. Сразу в гостиницу, высотное здание, в конце Ленинского проспекта. Номер был зарезервирован, устроился быстро, и можно было до завтрашнего дня спокойно отдохнуть, обдумать стиль поведения, нежелательные последствия самовольного предоставления документов в непривычном виде. Позвонил в Хабаровск домой, успокоил семью, что прибыл благополучно. Улегся отдыхать около шести часов вечера, но биологические часы не давали возможности уснуть, смена часовых поясов на нем всегда отражалась отрицательно, и он в дневное время засыпал на ходу, а в ночное спать не мог. Правда, по Хабаровскому времени было около часу ночи, поворочавшись в постели с полчаса, он, все таки, уснул, и спал до нуля часов по Московскому времени. Проснулся, и до утра читал газеты. Благо, в фойе гостиницы их купил большую пачку. Утром, в седьмом часу, был уже на ногах и готов к бою. Нервы напряжены. В бюро пропусков на Фрунзенской набережной добрался уже в половине девятого. Заказал пропуск заранее, по телефону из Хабаровска, поэтому в девять уже в коридорах и кабинетах приветствовал знакомых и приветствовали его. В отделе снабжения, куда он, собственно, и приехал, после его доклада о том, что доставил материалы в виде перфолент, сказали, что это компетенция генерала Х. Но его сейчас нет, а чтобы не терять время, предложили побывать на встрече в Центральном Вычислительном центре, и если им подойдет то, что Александр привез, то пусть сами и забирают. В остальных отделах были быстро решены все, сопутствующие вопросы , которые он собирался решить попутно, и после того, как договорились о вечерней встрече в ресторане, ничего не оставалось делать, как ехать в Вычислительный центр. А это за пятьдесят пять километров. Там у них "Минск-32". Пришлось просить машину у Граденчика, и машина была через тридцать минут. С ним поехал и сам Граденчик. С познавательной целью. По дороге беседовали на дальневосточные темы, в конце дороги оказалось, что ему нужны ключи от номера Александра в гостинице, на время вечернего мероприятия в ресторане. Феде надо там побывать с дамой, которая работает у него, но места для встречи у них нет. А надо. Очень. Ресторан был зафрахтован в той же гостинице, так, что дело и мероприятие не пострадало.
   Работа в вычислительном центре Александру понравилась, все организовано на показ, для начальства. Начальник вычислительного центра и программисты ухватились за идею, согласились сотрудничать, но очень захотели испросить разрешения у того генерала, который в тот день отсутствовал. Перфоленты у Александра проверили и взяли в работу. Основная цель командировки, казалось бы, достигнута, но повсеместно решать этот вопрос могла только специальная на то директива. От главного управления. А это будет только с подачи , опять таки, генерала. Докладывать надо квалифицированно и по команде, до самого верха. А , сказали, генерал будет упираться, чтобы не показать отсутствие у него достаточных знаний. В общем, драка у Александра намечалась на завтрашний день, после обеда. Таковы часы его приема.
   Перфоленты оставили, они сразу пошли в работу, а Федор и Александр помчались снова в Москву. Благо, в те времена дороги были относительно сегодняшнего дня свободны. Ведь это Рязанское направление. За час были в центре Москвы, на заводе Граденчика, он распорядился своей зазнобе дойти до ближайшего угла, там ее взяли, и поехали на другой конец города в гостиницу. Все получилось. У влюбленных свидание, у Александра встреча с нужными людьми. Ближе к одиннадцати часам Федя уставший, но довольный, быстрым шагом вошел в ресторан, выпил штрафную, отдал ключ от номера, и еще продолжали ужин с полчаса, пока не возвратился шофер, отвозивший зазнобу директора. Гости Александра были довольны наличием машины, их всех развезли по домам.
   На следующий день встреча с генералом от Управления заказов. Хозяин кабинета, действительно, не разбирался, и разбираться не хотел, его устраивала старая система. Он возмущенно:
   -Кто вас сюда вызывал?
   - Я приехал по своей инициативе, считаю, что новую систему следует вводить во всех Вооруженных силах.
   - Вы будете нас учить командовать Вооруженными силами! ( дежурному офицеру): Не отмечайте этому полковнику командировочное удостоверение.
  Ничего не оставалось, как откланяться и уходить. Генерал не знал, что Александр был официально в командировке у Феди Граденчика по вопросам обмена опытом. Командировочное удостоверение уже отмечено.
   Таким образом, первый заход на внедрение вычислительной техники в промышленности Министерства Обороны в значительной степени провалился. Но Вычислительный центр перфоленты уже обрабатывал. И в дальнейшем, Хабаровск предоставлял свои заявки только на перфолентах. А Александр стал готовиться к громкому выступлению на общеармейском совещании по вопросам научной организации труда. Была одно время такая форма в управлении производством. Мода на производственный гламур.
   Денек он потратил на посещение своих родственников в Москве, со всеми надо было повидаться и вручить Дальневосточные подарки, посетить двоюродных сестер и брата отца, которому было близко к восьмидесяти. Через два дня он был уже у себя на родном производстве.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"