Окишева Вера Павловна Ведьмочка: другие произведения.

Станция "Астрея". Любовь в награду

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ по миру станции "Астрея". Выложен полностью.



   Станция "Астрея": Любовь в награду
  
   С чего начинается мечта?
   Любовь не могла себе сказать точно, когда стала мечтать о соседе-манаукце. Он был высоким, красноглазым, таинственным и... занятым. Точнее, просто бабником. Женщины являлись частыми гостьями его жилблока, который находился сразу напротив дверей Любы. Столкнувшись с соседом в первый раз, Люба чуть не откусила себе язык, с трудом заставив себя захлопнуть рот и не кричать. Манаукцы давно не редкость на космической станции "Астрея". Просто она удивилась подобному соседству, так как это был не смешанный уровень, а земной. Но, видимо, с входом Манаукской Федерации в Союз Свободных Рас появились изменения в правилах заселения уровней станции. Никто не хотел дискриминации, и командование "Астреи" стремилось к взаимному уважению.
   Люба не была расисткой. Наоборот, теперь она казалась себе сталкером, который припадает к экрану дверного замка, стоит тому отреагировать на движения в коридоре. Раньше женщина никогда бы не додумалась ставить эту штуку на суперчувствительный режим, но теперь, с появлением нового завлекательного соседа, это стало необходимостью. От вида его высокого силуэта в строгом деловом костюме у Любы захватывало дух. Он был безупречен. Короткие смоляные волосы, всегда зачёсанные с висков назад. Чёлка эротично падала на высокий лоб, легко касаясь густых бровей. Элегантность в каждом движении, в каждой мимике.
   Тихо вздохнув, женщина с грустью проводила манаукца взглядом, мысленно пожелав ему хорошего дня.
   С чего начинается мечта? Наверное, с первого взгляда на то, чего, увы, никогда не заполучить, сколько ни загадывай на пролетающих мимо спутниках в виде падающих звёзд.
   Но! Любовь была женщиной решительной. Раз не получалось привлечь внимание этого манаукца, значит, что следует сделать? Конечно же найти себе другого! Как раз недавно ей на глаза попалось объявление брачного агентства "Алые паруса", которое раздавало всем желающим землянкам манаукцев. Жаль только, одного в одни руки.
  
   ***
   С чего начинается любовь?
   Светлана Игоревна, хозяйка брачного агентства, сваха во втором поколении, не могла ответить на этот вопрос даже себе. Красиво рассказывать о любви своим клиентам она привыкла, даря им надежду, поддерживая угасающую мечту о большой и светлой любви.
   Возможно, любовь начинается с дружбы, с лёгкого ветерка привязанности, с первого взгляда, слова, иногда даже запаха. У всех это происходит индивидуально, и нужно выискать в душе каждой клиентки то единственное, что заставит вспыхнуть пожар высоких чувств.
   Вот только глядя на свою новую клиентку Светлане Игоревне хотелось уже выть. Её брачное агентство с некоторых пор специализируется на мужьях-манаукцах. Раса воинственных, вспыльчивых, но очень ответственных, привязчивых, а потому преданных модифицированных людей. История появления этой расы очень давняя и покрыта многослойно политическими тайнами. Никто среди обывателей землян не знал всей правды, которую так тщательно не признавало правительство Земной Федерации.
   Но Светлана Игоревна знала правду, так как её партнером по бизнесу была землянка шия Махтан, удачно вышедшая замуж за манаукца. Линда в подробностях поведала госпоже Богомоловой всю подноготную той грязной истории. Началась она, когда земляне потеряли родную планету и, сев на звёздные корабли, разлетелись по галактике.
   Это был новый виток истории земной цивилизации, а вместе с ним и новые знакомые, новые возможности. Первыми, с кем столкнулись земляне, были унжирцы, раса вольных мыслителей. Прекрасные создания, так похожие на землян, с высоким уровнем развития. Они спасли земную цивилизацию, предложив им огромное количество станций, которые теперь кружили вокруг мёртвых планет. Увы, свободной, пригодной для жизни беженцев с Земли планеты не нашлось и это стало трагедией.
   Первые колонисты, сумевшие найти новый дом в планетарной системе Манаук, лишь спустя несколько лет проживания на ней в процессе исследований, поняли, что она смертельно опасна. С ними стала происходить жуткая мутация из-за опасного излучения таинственного минерала, названного религиозными поселенцами из-за своих уникальных свойств манной небесной. В найденных минералах скрыта энергия огромной мощности. Теперь эту тайну хранят высшие эшелоны власти ССР, чтобы самоубийцы не лезли в манаукскую систему за чудо манной.
   Этот минерал чуть не истребил всех поселенцев. Им на выручку пришли унжирцы, модифицируя их тела, чтобы они смогли жить на Шиянаре, так была названа первая планета системы Манаук. Но вольные мыслители, которые отозвались на крик помощи землян, были далеко не добрыми учёными с чистыми помыслами.
   Светлана Игоревна долго не могла поверить, что представители унжирцев способны на такое коварство. Шия Махтан заверила её, что учёные, которые создали манаукцев, хотели не просто спасти их, а создать универсальных солдат для собственных нужд, непобедимую армию. Но изменяя тела землян, они не сумели овладеть их разумом, как и обуздать нрав получившихся манаукцев. В итоге всё вскрылось и теперь в Союзе Свободных Рас четыре расы - унжирцы, нонарцы, земляне и манаукцы.
   Но неприятности модифицированных людей не закончились на освобождении от гнёта злых гениев. Оказалось, что манна продолжала влиять на манаукцев, даже на тех, кто переселился на вторую планету системы, которую назвали в честь звезды - Манаук. Медленный ласковый убийца стал постепенно отнимать у манаукских женщин способность рожать. Это страшная тайна, о неразглашении которой Светлане Игоревне пришлось подписаться соответствующие документы. Только после этого ей открыли секрет, почему так важно заманить как можно больше землянок в любовные сети манаукских мужчин.
   И как бы неприглядно не выглядела миссия госпожи Богомоловой, она любила свою работу, а также красноглазых, высоких и крепких, порой добродушных, всегда вежливых и воспитанных манаукцев. Клиенты её были весьма обеспеченными мужчинами. Пусть красотой манаукцы по определённым причинам не блистали, но и среди землян-бодибилдеров крайне редко можно встретить красавчика. Как говорится, всё остальное дело вкуса. Кому-то нравились смазливые мордашки, а кому-то неземная красота. У манаукцев была специфическая внешность из-за мутации: невероятно алые глаза и очень яркие губы выделялись на фоне белоснежной кожи. Да и истории о том, что доводить агрессивных и практически неуязвимых манаукцев не стоит, делали своё дело. Клиенток было очень мало, и большинство из тех, кто приходил - охотницы за богатым женихом. Таких Светлане Игоревне нужно было отсеивать сразу, но, увы, не всегда можно разглядеть чёрную душу человека даже опытным психологам. А за плечами госпожи Богомоловой лишь пять лет работы в брачном агентстве, два последние из которых были крайне неудачными. И если бы шии Махтан не взбрело в голову заняться поиском жён для друзей и коллег мужа, то, возможно, пришлось бы Светлане Игоревне искать работу в другой сфере.
   Тяжело вздохнув, сваха очередной раз зажмурилась, чтобы не видеть яркую блондинку лет тридцати с заискивающим взглядом невероятно зелёных глаз.
   - Дорогая Любовь Васильевна, вы же понимаете, что обязаны дописать свою фамилию до конца. Я же заношу ваши личные данные в картотеку, которую проверяют должностные лица.
   - Ну, милочка, - жалобно простонала в ответ клиентка, - я готова её сменить хоть сейчас. Зачем вообще эти фамилии и проверки? Я же говорю, что я инкогнито хочу. Я публичная личность. Я хочу, чтобы меня полюбили такой, какая я есть, а не за мою знаменитость.
   Госпожа Богомолова чуть не застонал в голос, вглядываясь в совершенно незнакомое лицо. Кем была Любовь Васильевна, она только догадывалась. Певица, актриса, кто? Что за тайны?
   - Вы поймите, уважаемая С., что у меня проверки происходят каждые три месяца, я обязана показывать все анкетные данные клиентов, чтобы доказать, что здесь не притон, а приличное брачное агентство, поэтому мне очень нужен ваш идентификационный номер, раз фамилию скрываете.
   Вот только все слова хозяйки "Алых парусов" клиентка, казалось, пропустила мимо ушей.
   - А давайте без регистрации?
   - Нет, - холодно отрезала Светлана Игоревна, покачав головой. - У нас всё официально. Если вы не согласны раскрыть свою личность, то прошу не тратить моё рабочее время. У меня есть другие клиенты.
   - Да кто? Приёмная пустая! - возмутилась Любовь Васильевна С. в ответ, но под строгим взглядом госпожи Богомоловой сдулась.
   - Попрошу больше не красть моё время, госпожа...
   - Свинаренко! - выпалила клиента и густо покраснела. - Довольны?
   Светлана Игоревна мягко улыбнулась. Ну вот и вся знаменитость. Не певица, не актриса, а просто Свинаренко!
   - Не переживайте, мы постараемся поскорее сменить вашу фамилию. Только прежде давайте исправим вашу анкету, хорошо?
   Госпожа Богомолова представляла, какая жизнь была у Любови Васильевны, раз она так тщательно и отчаянно пыталась скрыть свою фамилию. У свахи тоже была "говорящая" фамилия. И в детстве над ней тоже потешались, но не настолько болезненно, чтобы стесняться своей родословной.
   - Итак, ваш возраст.
   - Ну что у вас за вопросы! - возмутилась Любовь Васильевна, словно забыв, что решила быть честной.
   - Знаете что, - расстроенно вздохнула Светлана Игоревна, вставая со своего места. - Я думаю, что вам пора. Мне надоели ваши игры. У меня серьёзная фирма. Всего доброго.
   Клиентка, опешив, сидела, хлопая ресницами, даже попыталась извиниться, но госпожа Богомолова была непреклонна и выставила непонятную дамочку из своего агентства.
   И даже после того, как двери за несговорчивой блондинкой закрылись, Светлане Игоревне потребовалось десять минут, чтобы взять себя в руки и подавить приступ злости.
   - Ты представляешь, что она написала в анкете? - обратилась госпожа Богомолова к секретарю. - Что она душою молода, и любви все возрасты покорны! Нет, я так не могу работать. Откуда они все падают на мою голову?
   - Да уж, странная, - пробормотала Юлия, которая работала под началом Светланы Игоревны не так давно, но уже успела впечатлиться контингентом фирмы.
   - А во вредных привычках? - не унималась госпожа Богомолова, прекрасно помня своё изумление, когда читала этот шедевр под названием "анкета госпожи Свинаренко". - Добродушие и снисходительность, нежелание и лень, даже чтоб красиво поругаться. Каково тебе? И вот что прикажешь мне с такими дамочками делать?
   - Вы всё правильно сделали. За дверь таких. Семья - это же на всю жизнь! - патетично закончила секретарь, и Светлана Игоревна усмирила свой гнев, вернулась в кабинет.
   Это она ещё не процитировала графу "о себе". Там было вообще невообразимое - "незаметное и подлое подкрадывание возраста зрелого одуванчика". Нет, госпожа Богомолова любила людей с юмором, только всегда отделяла мух от котлет. Работа у неё была весьма серьёзная, да и меценаты люди влиятельные, подводить их не стоило.
   А расстроенная Любовь шла к себе домой и грустно вздыхала в попытке задавить в себе смущение. Как-то всё некрасиво вышло в этом брачном агентстве. Хотела большой и светлой, а оказалась не понята и выставлена за дверь.
   Почему нет счастья в этом мире? Она пыталась не искать ответы, чтобы ещё больше не расстраиваться, так как была у неё мысль, что Высшие силы имели на неё зуб. Вот только когда, в какой этап своей жизни она так "проштрафилась", Люба не помнила.
   ***
   С чего начинается надежда?
   Родлан никогда об этом не задумывался. Просто однажды вспыхивал огонь в душе, и казалось, что всё наладится, только нужно идти вперёд и не оглядываться, чтобы ни оставил позади. Даже неугасшую любовь.
   Переезд на станцию "Астрея" был тем самым лучиком надежды, что всё наладится. Что в душе утихнет боль, и он сможет вновь обрести себя. Вот только время шло, и всё в жизни Родлана повторялось.
   Его бывшая фаворитка нашла его, решив вернуть, но он больше не был готов стать для неё покровителем. Поэтому и сбежал на земной уровень, поселившись среди ущербных, чтобы иметь шанс избежать встречи с Омикой. Надежда, он жил лишь надеждой, что всё получится. Мужчина не мог отказать женщине, когда она избирала себе покровителя, но волен выбрать фаворитку, ту, с кем он готов делить не только кровать, но и жизнь.
   Войдя в лифт, Родлан собирался подняться на свой уровень. После напряжённого рабочего дня ему хотелось поскорее принять душ и завалиться спать, пока подопечные не атаковали его двери. Долг любого мужчины принимать заботу о женщинах, изъявивших желание быть его подопечными. Долг весьма тяжёлый, порой даже неимоверно трудный. Но Родлан умел правильно спланировать день, чтобы урвать время для сна. До десяти вечера было практически три часа, он успеет вздремнуть. Затем два часа на разбор полётов с подопечными, и можно будет спокойно спать до самого утра, чтобы, набравшись сил, заниматься не только работой, но и обеспечением комфортной жизни его шести подопечных. Все они были милые, кроме бывшей фаворитки. С Омикой всегда одни проблемы.
   Манаукец развернулся к панели лифта, чтобы выбрать уровень, когда заметил соседку, спешащую к не успевшей ещё закрыться двери. Придержав для неё лифт, мужчина пытался скрыть ухмылку, когда блондинка притормозила и опять замерла. Она делала это каждый раз, когда видела его. В её взгляде не было страха, презрения или отвращения, хотя для многих землян манаукцы были омерзительными мутантами. Модифицированные, так они называли между собой манаукцев, иногда - красноглазые, порой - просто уроды. Но Родлану нравилось то, с каким нескрываемым восторгом смотрела на него соседка, как она мило краснела, опустив взор, и как пыталась казаться незаметной тихой мышкой, стесняясь его присутствия.
   Мужчина мог бы с ней заговорить, мог бы рассказать, что стоит ему выйти из своей квартиры, и он слышит, как она дышит за закрытой дверью своего жилблока. Слух манаукцев лучше, чем у землян. Он мог бы рассказать, что наслаждается учащённым сердцебиением соседки, когда она стоит так близко. Мог бы, но боялся спугнуть её. Просто решил наблюдать со стороны, опять же надеясь на что-то. Глупая надежда никак не хотела покидать его, согревая, мешая думать о проблемах и горестях. Манаукец боковым зрением видел, как украдкой из-под густой чёлки соседка следит за ним. Её жадный взгляд трогал его кожу, опалял. И Родлан улыбался, надеясь, что когда-нибудь она решится, и тогда он не упустит свой шанс.
   Взгляд землянки рождал в нём весьма пылкие чувства. Он был мягким, искренним и чистым, не таким, каким обычно на него смотрит Омика. Только теперь, через полгода, он понял, насколько был слеп. У бывшей фаворитки не было тех чувств, что искрились, ослепляя, в зелени глаз соседки. Она его желала настолько сильно и искренне, что он мог это чувствовать кожей. Как же он хотел, чтобы она хотя бы поздоровалась с ним. Одно слово, и он бы заболтал её до самой кровати, положил бы на спину, окунул в свою пылкую страсть, которая накапливалась в нём с каждым днём ожидания.
   Двери лифта так не вовремя открылись, и манаукец обернулся к соседке, которая вздрогнула, поймав его взгляд.
   - Приехали, - подсказал ей Родлан и скривился, когда блондинка выпорхнула из лифта и бросилась к своей двери.
   Как же сложно ждать, надеяться и верить. Манаукец напомнил себе закон - женщина должна сама выбрать. Он не имел права настаивать, проявлять инициативу, но как же хотелось наплевать на все законы и порядки.
   ***
   С чего началась её одержимость, Люба могла сказать точно. С первого взгляда в алые глаза соседа. А потом она разглядела ширину его плеч, красивый рельеф торса под туго обтянутой тканью футболки. Затем, когда он повернулся к ней спиной, её взгляд опустился ниже, и всё, Люба пропала. Просто выпала из реальности, истекая слюнками. Была у неё слабость к мужским ягодицам и к широким мужским спинам вообще.
   Эта одержимость лишала здравомыслия, а порой и дара речи. Поэтому женщина и бежала прочь от своего соблазна, которого хотелось если не потрогать, то облизать, всего-всего. Что, собственно, Люба часто и делала в своих тайных эротических фантазиях.
   А что? Это её мысли, это её личная территория! Вот только контроль стал подводить. Не только сердце теперь трепетало от близости с соседом, но и руки тряслись, и ноги подкашивались.
   Поэтому, стоило ей влететь в жилблок и хлопнуть рукой по замку, как она тут же припала к экрану домофона, чтобы лицезреть самые шикарные, упругие, крепкие, как орешки, ягодицы. На них, наверное, были и ямочки, а также ямочки на талии, с двух сторон от позвоночника. Да и сама линия позвонков казалась весьма соблазнительной, аж всё тело ныло от дикого желания выбежать в коридор и прижаться к манаукцу. Сжать его в объятиях крепко-крепко и поцеловать, прямо в выемку между лопаток.
   - Чёрт, мама Люба, ты пьяна, - пробормотала себе женщина, любуясь на манаукца. Он чуть медлил и не заходил в открытую дверь.
   - Мой сладкий леденец, - простонала блондинка, прижимаясь губами к экрану. Как вообще ей пришло в голову попытаться заменить соседа на другого. Разве кто-то может сравниться с ним? Да ни в жизнь!
   Брюнет обернулся, словно что-то слышал. Уголки его губ дрогнули и поползли вверх, а Люба схватилась за сердце. Её бросило в жар, потом пот покатился по спине. Ну почему она не привлекает таких мужчин? Что в ней не так? Слишком стара? Когда на горизонте маячит четвёртый десяток, уже страшно просыпаться по утрам, ведь каждый день не молодит её, а наоборот, делает неприглядной для мужчин.
   А сосед предпочитал молоденьких. Вот и сейчас, стоило дверям его жилблока закрыться, как нарисовалась одна из его любовниц - высокая брюнетка с пышной копной роскошных волос, забранных в высокий хвост.
   Люба терпеть не могла её больше всех других. Эта любовница вечно висла на соседе, а тот позволял ей это, правда, лишь скупо улыбался, не так, как сегодня Любе в лифте.
   "Почему он вообще улыбнулся?" - задалась мыслью блондинка, наблюдая, как манауканка стоит возле дверей, а те не спешат открыться.
   Она вспоминала, как расстроенная шла из брачного агентства, где с ней так по-свински поступили, и тут как удар "под дых" - её сладкий сосед. Леденец, как мысленно звала она его, так как имени не знала. Его улыбка была настолько бесподобной, что женщина смутилась. Просто потерялась в своих чувствах и мыслях. И зачем он такой сексуальный, большой и соблазнительно красивый? За какие грехи? Теперь женщина мучилась своей неудовлетворённостью.
   Люба ругала себя за то, что она стояла и подглядывала за чужой жизнью, злорадствовала, что манауканке так долго не открывают. Однако когда дверь всё же отъехала в сторону, а в проёме показался сосед в банном халате с мокрыми волосами и сердитым взглядом, блондинка чуть совсем рассудок не потеряла.
   - О, чёрт! - вырвалось у Любы.
   Она не могла оторвать взгляд от манаукца, который покачал головой своей любовнице, явно недовольный её приходом. Женщина закусила губу, борясь со своими демонами, которые нашёптывали включить звук и узнать, о чём говорили манаукцы. Это всё было неправильно: и то, что она подсматривала за ними, и то, что собиралась подслушивать. Но всё же любопытство пересилило, и Люба вздрогнула, когда после нажатия кнопки из динамика полилась чужая незнакомая речь. Манаукский, и переводчика нет под рукой!
   - Да чтоб тебя, - расстроилась Люба, но кое-что её заинтересовало.
   Манауканка говорила на повышенных тонах, явно пыталась надавить на мужчину, что-то доказывая ему. А тот качал головой, не соглашался. А затем любовница решила прижаться к нему.
   - Патлы бы тебе повыдирать, - прошипела Люба, радуясь, что сосед настойчиво убрал руки женщины от своего шикарного торса. От ворота соблазнительного махрового халата, под которым сосед, верно, был голым или в боксерах. Хотя фантазия Любы подсказывала, что Леденец так спешил из душа, что халат то единственное, что он успел накинуть на себя. Щёки опалила краска смущения от обнажённого образа мужчины.
   - Куда свои пальцы тянешь, - злобно шипела Люба, продолжая наблюдать за развернувшейся драмой с участием её соседа. Она мысленно давно присвоила его себе и не желала видеть, как к нему липла другая.
   - Кажется, моему Леденцу требуется помощь, - шепнула Люба через пять минут соблазнения соседа на глазах проходивших мимо жильцов уровня.
   Они, как и Люба, побаивались манаукцев, но очень уж экспрессивно начала возмущаться манауканка, размахивая руками, требуя, судя по всему, пустить её в жилблок, не иначе. Обычно сосед не был столь категоричен и впускал любовницу внутрь. Чтобы же изменилось?
   Поведение соседа обескураживало. Он не кричал, не ругал брюнетку, лишь легко отталкивал её прочь от себя и что-то спокойно ей втолковывал, но та явно была против. Как же хотелось женщине узнать, о чём речь. Неужели он решил порвать с ней? Это стало бы прекрасной новостью!
   - Так, Люба, соберись. Ты нужна своему Леденцу. Сейчас ты выйдешь и задашь жару. Главное не бояться. Он явно нуждается в помощи. Ты нужна ему.
   Сомнения, конечно, роились в голове Любы, но она решительно развернулась и бросилась к шкафу, чтобы вытащить на свет своё самое сексуальное платье, какое водилось у неё. Битва за Леденца предстояла нешуточная, да и соперница красотка, каких мало, и нужно не ударить в грязь лицом и быть достойной всегда безупречного соседа.
   ***
   С чего начинается счастье? С благодарности.
   Родлан не ожидал появления Омики так рано. Он был в душе, а услышав требовательный звонок, подумал, что случилось что-то плохое. Предчувствие его не обмануло, правда не подсказало, что двери открывать не стоит.
   Он пожалел, что не взглянул на экран замка, прежде чем двери распахнулись и явили взору манаукца бывшую фаворитку. Омика вырядилась, стояла, соблазнительно улыбалась, словно делала ему одолжение своим приходом. Давно забытая боль вновь впилась иголками в сердце. И, наверное, он был бы растоптан, если бы чуткий слух не уловил знакомый голос соседки. Дверь её жилблока была не настолько плотная, как она думала, и Родлан мог слышать её. Как, впрочем, и Омика. Только она не понимала, что говорят о ней, поэтому не придавала значения угрозам. Наверное, бывшей фаворитке и в голову бы не пришло, что кто-то может её невзлюбить. Мужчина улыбнулся грозным обещаниям страшной расправы землянки.
   Как же она нравилась ему! И он был благодарен ей за эту поддержку и счастье, которое невольно разрасталось в его груди, затмевая боль предательства. Соседка нравилась ему настолько сильно, что он не двигался с места, только бы послушать, что она ещё прошипит из своего надёжного укрытия.
   Когда землянка назвала его очередной раз леденцом, Родлан готов был уже в голос расхохотаться. Но не мог. Легко оттолкнув Омику от себя, он даже не слушал её мольбы простить её за ошибки прошлого, он боялся пропустить слабый, приглушённый шёпот землянки.
   Леденец ассоциировался у Родлана с особенными ласками, на которые не всякая женщина осмелится. И что-то подсказывало манаукцу, что соседка вкладывала не тот смысл, какой виделся ему. И он ждал, чтобы спросить землянку. Верил, что она решится и откроет эту дверь, стальную преграду между ними. Она сделает, наконец-то, тот робкий шаг, позволяя мужчине действовать. Он готов всё отдать ради этого момента. Даже постоять в обществе давно нелюбимой Омики, слушая странные звуки и ругательства из блока соседки, мысленно подгонять её, уговаривая к действию. Всего лишь слово, маленький шаг и он поймает её и не отпустит!
  
   ***
   Как рождаются герои? Люба никогда не задумывалась над этим вопросом, но почему-то чувствовала себя бойцом спецназа перед броском в самую гущу битвы. Она знала, что брать пленных не будет, да и вряд ли ей оставят жизнь. Возможно, её даже жестоко побьют, но она обязана была спасти Леденца, продолжающего стоически удерживать развязную манауканку, которая ухватила соседа за пояс халата и пыталась его подтащить к себе.
   - С-с-с-с... - проглотив ругательства, Люба зажмурилась, сжав губы. Нет, манауканка поплатится за то, что покусилась на соседа.
   Гневно хлопнув по индикатору замка, блондинка выплыла в коридор и притормозила, давая шанс оценить сопернице всю себя с ног до головы. И когда манауканка обернулась к ней, продефилировала до Леденца и, припав к его груди, томно спросила капризным голосом:
   - Милый, кто это?
   Люба чуть не икнула от удивления, когда широкая ладонь уверенно легла на её бедро, крепко прижимая к горячему телу манаукца. А когда над ухом раздался сексуальный голос с хрипотцой, женщина приоткрыла рот, воззрившись в весёлые хитрые алые глаза соседа.
   - Никто, моя конфетка.
   ***
   Что такое судьба? Это встреча двух людей, созданных друг для друга. Родлан был уверен в этом на все сто.
   Соседка, наконец, попала в расставленные сети. Она была решительная, отчаянная и такая прекрасная для него. Она нарядилась, накрасилась и выглядела совсем не такой, какой он привык её видеть. Дерзкая, знойная, шикарная блондинка в алом платье была подобна богине. Мужчина улыбнулся ей, стоило двери жилблока отъехать в сторону. Незабываемый миг ослепительного счастья, миг, принесший столько облегчения, что манаукец чувствовал за спиной крылья. Она сделала это! Она наконец решилась объявить его своим фаворитом на глазах у бывшей.
   - Ты почему улыбаешься? - возмутилась Омика, которая не заметила появления землянки. Но стоило ей обернуться, как соседка, виляя бёдрами, приблизилась к Родлану.
   Его грудь затопило тепло от восторга. Невероятная женщина. Он так давно приглядывался к ней, но и подумать не мог, что она способна на такое преображение. Восхитительная, трогательная красота. В зелени глаз таился страх, и Родлан хотел стереть его. Поэтому стоило землянке приблизиться достаточно, чтобы поймать её, сразу прижал к себе, а затем, зарывшись в мягкие волосы, накрыл алые губки своим ртом, легко поднимая женщину над полом, и сделал шаг в жилблок. Крик возмущения Омики мужчина проигнорировал, слегка нажал на индикатор замка, и дверь отрезала Родлана и его соседку от внешнего мира.
   - Ну вот ты и попалась, моя конфетка, - прошептал он ошарашенной землянке, так и не выпустив её из своих объятий. - Твой леденец давно заждался тебя.
   - Что? - удивление соседки было настолько искренним, что мужчина не сдержал смех.
   - Я слышал всё, что ты шептала мне из-за своей двери и всё ждал, когда ты решишься признаться. - Родлан опустил руки, давая возможность блондинке отступить, чтобы привести мысли в порядок. Да и просто полюбоваться на сексуальное платье, обтягивающее тело соседки как вторая кожа.
   - А я тебе нравлюсь? - поражённо прошептала Люба, которая всё никак не могла поверить, что сосед её поцеловал, да так жарко и страстно, что в голове мысли в обморок попадали. Что, собственно, и самой Любе хотелось сделать. Всё так неожиданно. Всё так быстро. Ещё и манаукец, как специально, вырез халата не поправлял, давая любоваться на сексуальные линии ключиц, на то, как вздымается его грудь от дыхания.
   - С первого взгляда, моя конфетка, - шепнул манаукец, наступая на блондинку. Каким бы красивым ни было платье, но хотелось его сорвать, чтобы насладиться обнажённой кожей, не такой бледной, как у манаукцев, а нежного розового цвета.
   - А почему сразу не сказал? - удивила его землянка. - Зачем тянул?
   - Я тянул? Это ты тянула! Соблазняла меня взглядами да вздохами, а сама даже не поздоровалась ни разу.
   Люба смутилась и выложила ему всё как на духу:
   - Так ты такой сладкий, что я и сказать ничего не могла, как тебя видела.
   Родлан заулыбался сильнее.
   - Я рад, что ты сумела совладать со своим недугом. Теперь-то ты можешь мне в лицо рассказать, почему Леденец?
   Люба была в шоке. Она призналась ему! И она ему нравилась. Он не был против их знакомства. Он ждал, когда она решится хотя бы поздороваться! Какой ужас, если бы она так и не решилась! А ведь могла! И счастье проплыло бы мимо. Она чуть не упустила свой шанс! Чуть сама не отказалась от своего Леденца!
   А он ждал ответ на свой вопрос. И женщина покраснела. Она хотела быть с ним откровенной до конца, но боялась ошибиться вновь. Отринув всякое стеснение и давя в себе панику, выпалила, надеясь, что он не посмеётся над ней и не выставит прочь:
   - Ты слишком сладкий и тебя хочется полизать. Всего-всего!
   Манаукец сделал последний шаг к Любе, обхватил её за бедра и резко прижал к себе, заглядывая в широко распахнутые от изумления зелёные очи. Он столько слышал историй о страстных землянках, столько мечтал о своей соседке, что хотел прямо сейчас привязать её к себе так сильно, чтобы она не смогла спрятаться от него за дверью своего жилблока. Никогда больше.
   - Меня зовут Родлан Амашит, приятно познакомиться, конфетка.
   - Меня зовут Люба.
   - Люба? - переспросил манаукец, намекая на продолжение, надеясь услышать фамилию своей фаворитки.
   - Да, Любовь.
   Родлан рассмеялся.
   С чего начинается любовь? Наверное, со встречи с ней.
   Мужчина склонился над землянкой, ласково погладил по спине, снизу вверх, давая понять женщине свои намерения.
   - Мне нравится, как ты зовёшь меня Леденцом, моя Любовь. Я думаю, пора дать тебе шанс облизать меня всего-всего.
   ***
   С чего начинается счастье? С решения стать счастливой.
   Светлана Игоревна, хозяйка брачного агентства, всегда настраивала своих клиенток быть решительными и прямо заявлять права на понравившегося манаукца. Ведь по большей части это одинокие мужчины, которые мечтают завести большую и шумную семью. Поэтому и подают заявки в её агентство, и она всячески старается помочь найти любовь всем желающим.
   - Свинаренко, - грустно вздохнула госпожа Богомолова, терзаемая сомнениями. - Наверное, зря я её выгнала. Любая женщина достойна стать счастливой. Надо в следующий раз быть терпимее. Мало ли у кого какая фамилия. Эх.
   Светлана Игоревна была недовольна собой. Она сваха, и её обязанность сводить судьбы.
   - Свинаренко... - повторила она, покачав головой, и выключила свет в офисе, даже не догадываясь, что справилась с ролью Купидона.
   И по-другому быть не могло. Ведь это станция "Астрея" - место, где рождается любовь!
  
   24-28.07.17г.

Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"