Демченко Оксана: другие произведения.

Королевский маскарад. Обновление

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
  • Аннотация:
    Оценки и комменты - в общий файл! Это временный, для проды... Прода от 28.08, прежние в общем файле... Книга закончена

Хоть на один день.
  
  - Я не верю в переселение душ, - решительно сообщила Оса. - И нечего так на меня глядеть, не исчезну. Вот объясни мне: с чего это моя покойная тетка, умница-красавица, решила на тебя положить глаз? У тебя тогда даже крыльев не было. И копыт. Что она рассмотрела иного, ценного?
  - А я, глупый гишо, все думал, как же с тобой начать разговаривать, - посетовал Эдиль. - И тогда переживал, и теперь не стало проще. Я увидел впервые Мильосу-а-Синни в архиве.
  - Поумнеть тетка захотела, к знаниям потянулась? - насмешливо восхитилась Оса.
  - Нет, уже упала, - мечтательно улыбнулся маг. - С верхней ступеньки лестницы, пребольно. Хотела вскрыть замок на ярусе запрещенных Советом дании книг по истории долины. Ох и ругалась Оса! И на дании, и на меня, и на лестницу, и на замок. Я так растерялся, что забыл пасть ниц.
  - Плохая память, - учла первое положительное качество 'жениха' Оса. И уточнила чуть менее агрессивно: - И что ты делал дальше, забыв пасть ниц?
  
  Эдиль вздохнул и стал рассказывать. Как они чинили лестницу и полировали замок, удаляя приметные царапины - следы неудачного взлома. Как подбирали новый ключ и искали заклинания, способные сохранить нетронутыми магические защиту и оповещение о взломе - и все же получить вожделенные свитки. Как потом вскрыли еще один ярус. Было весело и интересно, тайна и опасность кружили голову почище вина. Гишо перестал чувствовать себя жалким, Оса привыкла болтать с ним. Даже охотно слушала стихи, - он писал ей стихи! И пел их. Он даже складывал мелодии.
  А потом оказалось, что интересуется книгами Оса не из-за случайной прихоти, а по просьбе королевы. И гишо снова ощутил себя ничтожным существом пятого ранга, использованным ради большого и важного дела. Он продолжал писать стихи - но больше не отвлекал важную госпожу их чтением. Мильоса быстро сообразила, что её сочли корыстной.
  
  - Как она меня гоняла по архиву, - рассмеялся Эдиль. - У неё была боевая оса в поясе, а у меня только пуховка для удаления пыли с переплетов.
  - Ты еще и бегал плохо, - отметила Оса, весело блеснув глазами. - Надо проверить, что изменилось за прошедшее время. А то кошку Ли уже наверняка катают. Чем я хуже?
  
  На заставу Оса и ледяной кентавр добрались после полудня - но следующего дня, они проговорили у сосны почти двое суток, едва замечая время. Костер горел жарко, маг зимы знал немало заклятий от переохлаждения, припасов оказалось вдоволь. И рассказов о прошлом - тоже. Мильоса слушала, глядела в странные прозрачные глаза почти без зрачков. Пыталась понять, почему нелепое ледяное лицо ей не кажется чужим, холодным и странным.
  Потом маг стал припоминать свои невесть когда написанные стихи. Оса снова слушала, и ей было горько от мысли, что все происходящее невозвратно, нереально и скоротечно. И что все слова соединены в безупречный узор на староэльфийском - для другой Мильосы. Боль не отпустила от костра во вторую ночь: как можно тратить впустую считанные дни, случайно выпавшие им двоим? И та же боль прогнала к заставе, требуя хоть недолгого уединения. Осе казалось почти мучительным то, что теперь не составляло труда представить глаза Эдиля - серыми, обычными. И ледяное лицо не мешало видеть его - эльфом. Вот только все прочие имеют впереди целую вечность, а этому одному отпущено считанное число дней, так несправедливо и страшно...
  К заставе они шли молча. Тишина наливалась тяжестью невысказанного, но - ненадолго. Потому что где бродит пестрая играющая кошка Ли, там духи зимы бессильны нагнать печаль!
  Лэйли вышагивала прямо по высокому бревенчатому частоколу, по его отточенным остриям. Мяукала дурным голосом и тем развлекала собравшихся во дворе людей и эльфов. Оса весело перекинулась парой колкостей с подругой. Выяснила, что Лоэль добрался до заставы утром, его посадили на спину Виолю вопреки всем протестам - и потому привезли очень быстро. Люди кайга прибудут вот-вот. А сама кошка бросила их в нескольких верстах от заставы и прибежала первой, только что: 'чтобы тут без неё не скучали'. Мильоса заверила Лэйли, что все уже радуются бесподобной Ли и убежала в избу - греться. Эдиль неловко замер у ворот, не понимая, куда теперь идти и чем заниматься.
  
  - Эй, - крикнула сверху Лэйли и маг начал подозревать, что вежливых подданых у королевы и правда немного. - Марш в поле, позови папу, он там с Виолем затеял безобразную драку. Рахта их то ли разнимает, то ли подло потакает и даже гнусно участвует, без меня!
  - Привести всех?
  - Да, срочно, - важно кивнула принцесса, красиво разворачиваясь на тонкой, остро стесанной топором верхушке бревна. - Скажи, я велела. Я кошка королевских кровей, это мой месяц, все обязаны слушаться! Мя-яууу.
  
  Эдиль глубоко поклонился - не всерьез, но красиво - развернулся на задних ногах. Стремительно, то есть точно как велено, поскакал в поле. Лэйли проводила послушного кентавра взглядом, спрыгнула во двор и заспешила в избу, куда только что вошла Оса. Может, иным её веселость и кажется настоящей. Но ведьму, пусть и младшую в семье а-Тэи, трудно обмануть. Мильоса лежала на кровати, плотно укутавшись с головой в теплое одеяло, отвернувшись к стене. И усердно делала вид, что спит.
  
  - Это я, - подала голос Лэйли.
  - Тебя мне не переупрямить, - мрачно признала Оса. Села, высморкалась и жалобно глянула на подругу красными заплаканными глазами. - Кошка, что мне теперь делать? Я чувствую себя так, словно заблудилась в лесу. И вернулась уже подмененная. Глупости, что я говорю? Кошка, мне страшно. Я уже не уверена, что я - это я. Как можно быть собственной теткой? Зачем, если ему нужна другая Оса... мне вообще никто не нужен. Он же ледяной, он растает через месяц-другой.
  - А ты уже, как любит говорить мама, - того, - улыбнулась Лэйли, бережно передавая Осе кружку с водой, гладя её по голове и укладывая. - Он не ледяной, глупая ты наша шпионка. Он настоящий. Это ты ледяная. Сколько помню тебя, ни разу не видела плачущей. Никакая ты не Оса, ты снежная девка из сказок леснийцев. Никого не любишь, сердце впрок бережешь.
  - Ты будто бы любишь, - сердито шмыгнула носом Оса. - От твоего 'мяу' уже полдолины стонет. Скольких мужиков извела, зараза ты когтистая.
  - Я еще маленькая, - безмятежно сообщила кошка. И добавила с важным видом: - Мы, эфриты, взрослеем медленно.
  
  Само собой, услышанным Мильоса поперхнулась - и минуту спустя уже хохотала, ловко уворачиваясь от подушек, прицельно отправляемых с соседней кровати для её дальнейшего воспитания.
  Ворох набросанного девушки разобрали с пола вместе, еще немного повздыхали - и побежали слушать, как звонко ругается во дворе королева. Оказывается, Лоэль только что встретил прибывших кайга и осчастливил маму сведениями о том, что у него вообще-то две жены, но - временно и совсем невсерьез...
  Сэльви стояла посреди двора в любимой королем позе - кулачки упираются в бедра - и возмущалась. Орильр утверждал, что Единственная очень красива, когда шумит, а положение рук позволяет оценить сполна, какая у неё восхитительно тонкая талия, и тем более - сколь красивы бедра. Говорил он комплименты, как правило, именно в процессе очередного скандала. Королева фыркала и всем видом показывала: так её гнев не смягчить. Но, как знали подданые, милая лесть его величества была весьма сильным средством. Увы, Орильр еще не вернулся на заставу. И Лоэлю пришлось бы, скорее всего, туго. Но жены вступились за уважаемого нидя-шамана. Они не понимали практически ни единого слова из речи королевы, в которой сложно мешались эльфийские и леснийские обороты. Но тон был исключительно внятным, и девушки на два тонких птичьих голоса взялись отстаивать мужа.
  
  - Две! - возмущалась Сэльви. - Восточный правитель, гляньте на него. Если бы хоть одна к сердцу прикипела, так ведь нет, я-то вижу! Может, ты их купил? Или взаймы взял, на год? А весной на новых поменяешь, да?
  - Наш муж уважаемый шаман, - лезла вперед Сигэ. - Он весь род спас, нельзя его ругать. Даже маме: он, однако, хорошо зимовал!
  - Мы его кормили, - выглянула из-за плеча Лоэля Сыру, понимавшая чуть больше слов леснийской речи. - Одежду шили, что нехорошо? Мы годные жены, работящие.
  - Да не брал я никого взаймы, - Лоэль отчаялся перекричать хор и безнадежно махнул рукой, ненадолго заглушая голоса магией. - И, мам, очень прошу: выслушай ты меня сперва, а потом уже ругайся.
  
  Королева вздохнула, кивнула и села на широкую лавку, установленную только вчера для грядущего праздника Масленицы. Лоэль пристроился рядом и стал быстро говорить, показывая на жен, на прибежавшего из дома Дюпту, на ворота, откуда вот-вот появятся ледяные кентавры. Одним из замечательных качеств её величества было умение признавать свои ошибки. Выслушав сына, Сэльви звонко рассмеялась. Еще раз пристально осмотрела готовых снова отстаивать мужа красавиц-кайга.
  
  - Не разобралась, извини, - королева погладила сына по плечу. - Ты уже купил им подарки? Приличные?
  - С Дюптой уговорился, он сам выберет, что следует. Я сделаю узелки-заклинания, чтобы гнус отгонять, искать отбившихся от стада оленей. И другие - тоже в их жизни полезные. Уже работаю.
  - Вот и умничка, - улыбнулась Сэльви. - Элло, малыш, я тебя очень прошу, не женись в ближайшие лет пятьдесят. Не время еще тебе. Я ведь знаю.
  - Не женюсь, я за зиму достаточно насмотрелся, чтобы поумнеть и не спешить, - серьезно пообещал принц, с опаской глядя на своих северных жен. - Я уйду к Диалю, хочу пожить у следопытов. Или к Кэлю, хватит с меня магии, буду бою учиться, тоже полезно, а то я у тебя слабенький. Меня вон, всю зиму жены берегли, силком кормили: боялись, отощаю от усталости.
  - Хорошие девочки, - сразу признала королева.
  
  В ворота наконец ворвался снежным вихрем Виоль, следом вбежал Орильр. Тряхнул головой, рассмеялся, весело показал жене распоротую куртку.
  
  - Хорошо отдохнул? - догадалась Сэльви.
  - Эти подлые нелюди, эфрит и кентавр, объединились против меня. Еле отбился, - блеснул глазами король. - Все же сталь - она понадежнее ледяного клинка зимы. Да и Рахта еще не в полной силе, дни короткие. А то загнали бы меня и свалили.
  - И я бы их - того, - с напускной мрачностью пообещала королева. - Должны помнить, я все же твоя жена и ведьма.
  - Проклянет, - кошка Ли охотно подсказала известное всей долине продолжение фразы. - Мам, а зачем ты всех собрала? Дело есть? Я могу помочь.
  - Ведьмочка моя, - ласково улыбнулась дочери Сэльви. - Все ты чуешь, все угадываешь. Как прятаться, уже и не соображу. Рахта, отведи её на поляну, подальше от заставы, и расскажи то, что можно.
  - Опять в ссылку, - сморщила нос кошка. - Ладно... пошли, предатель.
  
  Принцесса гордо отвернулась и зашагала к воротам. Эфрит двинулся следом, весьма энергично оправдываясь на ходу. Оса присела рядом с Сэльви и уточнила, куда ей удалиться, чтобы не мешать тайному заговору. Потому что она очень любит секреты.
  
  - От тебя мне избавиться проще всего, - грустно усмехнулась Сэльви. - У тебя есть две недели, чтобы пообщаться с Эдилем. И о прошлом, и о том, что велел выяснить твой дед о-Рил. Про архив магических свитков и хранилище неактивированных заклятий.
  - Так мало? - ужаснулась Оса. - Но я думала, до настоящей теплой весны еще далеко, здесь север...
  - Извини, иначе невозможно, - вздохнула королева. - Иди.
  
  Сэльви проследила, как побледневшая Оса понуро добрела до избы, выбралась обратно, прихватив теплый платок на голову. И решительно направилась к воротам. Кентавр шел рядом, и ему новость тоже не казалась радостной. До настоящих оттепелей далеко, он надеялся, как и Оса, хотя бы на один полный месяц, отпущенный им двоим.
  
  - Так, Виоль, - сосредоточенно позвала Сэльви. - Я нашла способ вас отослать не просто на звездный мост, а, скажем так, короткой дорогой. Мне представляется, что я права. И я намерена проверить это немедленно, проведя первую часть... назовем это обрядом. Риск есть, и Эдиля я в свои планы не включаю. Он...
  - Не объясняй так долго и деликатно очевидное, - поклонился Виоль. - Ты права, Единственная. Я по-прежнему хран королевы, и рисковать - это дело для меня.
  - Спасибо. Если мне не удастся задуманное, ты окажешься на той же реке, один, потому что за Эдиля мы будем еще бороться, когда поймем, в чем ошибка. Я обязана предупредить.
  - Предупредила, - хран улыбнулся. - Пошли, чего время терять?
  
  Сэльви кивнула, встала, сбросила короткий тулупчик и послушно сунула руки в рукава тяжелой теплой шубы, вынесенной для неё мужем из натопленной избы. Орильр знал: надо идти в лес, заклинать, разговаривать, потом возвращаться - долго. И не желал рисковать здоровьем Единственной. Да, она давно уже эльф, и к тому же ведьма, то есть дважды не замерзнет и не простудится. Но если вдруг все пойдет неудачно, сама себя станет винить. И тут пригодятся и шуба, и он - бессменный хран. Нет, он не сомневался, что у жены получится. Но предпочитал ни в чем не рисковать, когда речь идет о ней. Сэльви благодарно вздохнула, плотнее укуталась и пошла рядом с мужем.
  Двигались быстро и молча. Королева не отвлекалась, думая о своем, и в черных глазах металось тревожными оттенками мрака темное пламя. Виоль глядел по сторонам и довольно щурился на низкое, замерзшее, укутанное в пуховый платок розового сияния, предзакатное солнышко. День удался. Теперь он знает: друг Лиль сменил имя, обзавелся короной, научился драться просто восхитительно - но остался прежним, настоящим. И жена его куда лучше древней королевы. Тиэса была, по мнению Виоля, слишком похожа на мечту, а не на существо из плоти и крови. Сребровласая, сероглазая, спокойная, скованная этикетом от любых ярких проявлений эмоций: настоящая зима. Как бы с ней ужился друг? Трудно. А эта королева земная и теплая, она - лето. На неё смотреть радостно. Ругается, шумит, распоряжается - и подчиняться ей никому не в тягость. Когда Тиэса предложила будущим хранам выбирать: уйти или служить, он довольно долго думал. Потому что оба варианта не давали настоящей свободы. А её, недосягаемую для ранга тильо, так хотелось ощутить! Сэльви не оставила ему сегодня выбора, но сделала все столь точно и правильно, что это показалось именно той свободой, небывалой прежде. Единственная приняла на себя тяжесть решения. Если не получится - ей будет больно. Ему достанется самая легкая часть ноши. Вернуться на берег - так он уже был там, и не надеялся выбраться и на единый миг!
  Тропка вывела всех троих по склону холма к поляне, круглой, большой, выпуклой - его безлесой вершине. Розовый свет заката мешался с синими тенями близкой ночи, блики костра добавляли тепла в краски зимнего вечера. У огня сидели двое. За их спинами нервно вышагивала Эриль-а-Синни, отлично знакомая Виолю. Чуть в стороне стоял еще один эльф, не особенно рослый, темноволосый, плечистый, подозрительно похожий на гнома. Виоль рассмотрел его повнимательнее, сочтя интересным противником для возможной завтрашней драки. И возмущенно фыркнул, отнеся по всем фамильным чертам к родне о-Рил, семье слабосильных архивных червей. Серо-зеленые глаза невысокого эльфа весело блеснули, и хран довольно перебрал копытами. Может, и получится побороться с незнакомцем. Но не теперь.
  Виоль торопливо - мало ли, как все сложился - подскакал к Эриль, пока остальные рассаживались на бревнах вокруг костра.
  
  - Эри! Слушай, ты здорово похорошела. Была такая тощая, издерганная, я и не рассмотрел...
  - О да, - усмехнулась мудрая. - Ты слишком деятельно крутил головой. Неугомонный, раньше хоть из-за этикета молчал. Теперь бы натворил... И еще успеешь.
  - Не сомневаешься в ней? - Довольно подмигнул кентавр. - Ты прежде была куда менее решительной. Если что, ты объясни, мне ведь не трудно там, на реке. Особенно теперь, когда я за вас за всех спокоен.
  - Сэльви в важных делах не ошибается. Идем, я покажу, где тебе следует встать. Будешь слушать внимательно, отвечать коротко и по делу. И вообще - вести себя, как подобает взрослому эльфу. Никаких глупостей, никакой отсебятины!
  - Шутишь? Я умею быть серьезным. Ну-у... иногда.
  - Как подумаю, что тебя, заразу, еще раз воспитывать с младенчества, - ехидно сообщила Эриль, - становится не до смеха. Мало нам проблем с кошкой Ли!
  
  Обсуждая проделки Лэйли, глава круга мудрых долины Рэлло подвела кентавра к самому костру и устроила там, развернув лицом к собравшимся. Теперь он оказался отделен огнем от живых. Точно напротив сидели двое, светловолосый воин и девушка, очень похожая на королеву. По правую руку от них устроились Сэльви с мужем, по левую - Эриль и тот невысокий широкоплечий эльф. Приятные у него руки, тяжелые, длинные... Виоль заподозрил наконец-то, что рассматривал мужа старинной знакомой. Снова фыркнул: вот никогда бы не подумал, что древняя знатная дама, хрупкая, возвышенная, тонко чувствующая музыку, и вообще - алииа по рождению, обретет свое счастье с типичным рабочим гномом.
  Королева села прямо и решительно глянула в огонь, послушно взметнувшийся, создавший высокий столб рыжего света. Хран пожал плечами. Так теперь ткут заклятия? Ни слова не сказано - а ведь отменно работает...
  
  - Виоль-а-Дивир, - серьезно начала королева, и темное пламя в её зрачках уже не отпустило взгляд храна. - Ты отдал заклятию зимы всего себя, повинуясь воле королевы. Это долг, еще не избытый - ты не мертв. И не оплаченный - ты не жив. Готов ли ты избыть долг, подчиняясь давнему слову, и принять плату, не зная её?
  - Готов, - охотно подтвердил Виоль.
  - Долг и плату оговорим мы, собравшиеся тут, - продолжила королева. - Огонь сейчас живет, он слышит нас и исполнит решение в свой срок.
  
  Пламя действительно качнулось, словно вглядываясь в каждого из сидящих в круге света. Согласно хрустнуло смолистым сучком. И хран ощутил, как холод заклятия, всю зиму донимавший его, даже ледяного, стал отпускать душу из своих острых когтей. Полупрозрачное тело наполнилось игрой рыжих бликов - словно огонь соткал в нем кровеносные сосуды. И потек, мерцая и наполняя странной радостью предвкушения. Виоль совершенно отчетливо осознал: не вернется он на серый унылый берег! Эта королева его не уступит безразличной реке.
  
  - Отданное зиме исчерпается, когда ты пройдешь через огонь, и старый долг вынудит тебя уйти из мира. Плата за преданность вернет в него, - твердо сказала Сэльви. - Королева древней долины Рэлло забрала у тебя остаток прежней жизни. Я, живущее ныне Сердце эльфов, прошу принять новую. Семью моей дочери признают созданной по закону людей в день возрождения весны. Готов ли ты оставить прежнее имя для нового рождения? Если нет, назови иное теперь же. - Сэльви чуть быстрее добавила, явно поясняя: - Род эльфов а-Дивир более не существует, увы. Но это можно изменить сегодня.
  - Я бы хотел сохранить имя, - охотно подтвердил хран, удивляясь снова той легкости, с которой он соглашается с каждым словом королевы.
  
  Сэльви кивнула. Похожий на гнома муж Эриль негромко запел что-то басовитое, гудящее, как все заклятия подгорников. Сама мудрая тихо, не различимо для слуха, зашептала слова на старом наречии эльфов. Королева протянула руки к огню, Орильр мягко придержал её за плечи и тоже склонился ближе к пламени. Сидящая напротив девушка встала. Её спутник также поднялся на ноги, коротко кивнул.
  
  - Мы гордимся правом внести плату, - улыбнулся он храну. - Я, Кэльвиль-а-Шаэль, назову старшего сына именем, выбранным по слову королевы. В моей семье родится новый Виоль-а-Дивир. И пусть боги решат, что он унаследует от прежнего. Но уж обращаться с клинком точно научится, обещаю.
  - И он будет знать, чем славен его род, - добавила девушка.
  
  Королева с усилием выпрямилась, её ладони до сих пор чуть светились, словно окутанные прозрачными лепестками огня. Единственная пошла по кругу, напевая нечто неразборчивое, явно на языке людей. Остановилась перед храном и тронула ладонью его ледяную грудь. Огонь впитался, обжигая и раня матово-прозрачную кожу.
  
  - Слова сказаны и услышаны, - отметила Сэльви. - Мы избыли старый долг.
  
  Она прошла к своему месту, села и устало поникла на плечо мужа. Рыжее пламя костра опало, выцвело, поляна погрузилась в глубокие сумерки позднего вечера. Только кентавр по-прежнему ощущал тепло огня.
  
  - Домой! - решительно распорядился король, подхватывая на руки жену. - Срочно. Ох, не люблю я эти ведьминские штучки! Бледная, руки холодные, ну что за безобразие! Похудела, я сразу заметил, вот беда... И толку от моей магии эльфа? Седьмой круг, восьмой... Сэль, ты как?
  - Прекрасно, - тихо прошептала ведьма, блаженно улыбаясь. - Я у тебя удачливая. У меня получилось.
  - Ты упрямая, хуже гнома, - рассердился король, плотнее стягивая к лицу жены пушистый воротник шубы. - Спи, донесу.
  - Не-е-ет, - почти беззвучно, но решительно, возразила Сэльви. - Помнишь деда нашего Рртыха? Знахарь был - наилучший из всех гномов. Он мне сказал: когда просишь слишком многого и стоишь близко от мира неявленного, потом следует отдыхать. Вернемся - напьюсь, как угольщик.
  - Творец, не слушай её, - опасливо попросил король.
  - И тебя напою, - пообещала Сэльви, оживляясь. - Всех, кто был на поляне. Кроме Виоля, он еще, то есть уже, - Сэльви довольно хихикнула, - маленький. Эй, крылатый, как тебе новое сердце?
  - Стучит, - довольно отметил кентавр, ощущая пульс текущего по жилам рыжего огня. - Жарко. Не знал, что есть такая магия.
  - Магии нет, есть женские капризы, - сморщила нос королева, становясь подозрительно похожей на дочь, кошку Ли. - Мы с Селимой вдвоем придумали. Рахта помог. Они замечательные, наши эфриты. Их сам Творец слышит лучше, чем эльфов. Рахте он благоволит, а Селиме - да кто ей откажет? Кстати, она выставила условие. Будет названой мамкой нового Виоля. Так что пока мы пьем, сходи, познакомься. Это приказ королевы, понял?
  - Слушаюсь, Единственная, - поклонился хран. - А как же Эдиль?
  - Через пять дней, не раньше, - пообещала Сэльви. - Устала я, отдохну - и повторим обряд. Выглядит он просто, а силы забирает.
  - Выглядит он невозможным, - возразил Виоль. - Спасибо. Я только теперь начинаю ощущать мир. Ветер, тепло, запахи, игру света, волнующую душу. А прежде ходил, словно по колено в той серой реке, не выбираясь на живой берег.
  - Так и было, - вздохнула Сэльви, сонно прикрывая глаза. - Рир, пусть он нас довезет. Мне надо выпить целую бутыль медовухи. Лепша уже греет и добавляет по вкусу перец, душицу, гвоздику и ваниль. Дикая смесь.
  
  Король недовольно проворчал что-то невнятное про хранов, которые не сидят на шее у других эльфов - и послушно забрался на спину подогнувшего передние ноги Виоля.
  Кентавр домчал их до заставы в несколько минут. И вернулся к остальным - знакомиться с 'мамой' и 'папой'. Ему было весело, запах весны кружил голову и заставлял то и дело топорщить крылья, словно готовя их к полету.
  Утром королева проснулась поздно. Голова ныла, выпитая в ночь медовуха гудела в ней пчелиным роем. Сэльви нехотя открыла левый глаз, умоляя Творца сегодня, на один день, избавить её от страдающих и желающих облегчить душу подданых. Ехидный эльфийский бог, по своему обыкновению, отреагировал немедленно.
  На краешке кровати обнаружилась бледная решительная Мильоса-о-Рил. Опять, как и вчера, с красными заплаканными глазами.
  
  - Ты мне на лоб уксусную тряпку плюхнула? - на всякий случай уточнила Сэльви, удивляясь хриплости голоса.
  - Да, я и еще...
  - Знаю, не шуми так. Спасибо. Чем хочешь уранвови... уравниво... тьфу ты, гадость, а не слово! Давай, трави королеву, с чем пришла?
  - Я прошу разрешения уйти весной на реку, к Эдилю, - шмыгнула носом Оса. - Не знаю, что нас связывает, но ведь связывает! Я всю ночь думала. Пусть Лоэль остается тут, а я вместо него. Вот.
  - Спать надо ночью, - уверенно сообщила королева, тяжело опираясь на локти и усаживаясь. - Или пить, а потом все равно - спа-ать. Ну, можно еще того, женихаться. - Ведьма кое-как проморгалась и заинтересованно подмигнула дочери Эриль. - И каково это, с ледяными эльфами целоваться? Холодно?
  - Ну нельзя же так, - возмутилась Оса. - Кто подсматривал - кошка?
  - Пойди найди королевскую кофту и её же, то есть мои же, теплые кожаные штаны, - потребовала Сэльви.
  - Сколько вы выпили? - возмутилась Мильоса, решительно сваливая на кровать все затребованное. - Мама еле двигается. Папу я ни разу не видела таким, его же, гномьего знахаря, невозможно напоить! Это все люди, они на вас плохо влияют. Воевода до сих пор поет и шумит. Вот мерзавец гостеприимный!
  - Значит, я угадала, ты втрескалась в Эдиля, - довольно кивнула королева, усердно стараясь найти рукой - рукав.
  - Деревенские словечки, - нервно фыркнула Оса.
  - Не отпущу на берег, - серьезно и трезво сообщила королева. - Ни тебя, ни его. Могу посоветовать внимательно вглядеться в эту душу. Потом лет на двести запастись терпением. И искать его заново в мире живых. Отошлю тебя пока что в Круг мудрых, учить людей магии. Нечего в долине зря околачиваться, ныть и маму своим видом расстраивать. Запомни: смерть по собственной воле - это слабость и предательство. Сделаешь так, никогда больше его не встретишь. Никого не встретишь. Прежняя Оса любила вполсилы, оттого и забыла суженого. Настоящую любовь заклятием не одолеть, это я тебе как Сердце эльфов говорю... Ох, чего-то я неровно бьюсь сегодня. И так в висках стучу, жу-уть.
  - Рассольчику?
  - Что, пытка еще не закончилась? Ты еще тут и опять шумишь?
  - Я умею рассмотреть, когда недоговаривают. Опыт, знаешь ли... - Мильоса виновато вздохнула и села на край кровати. - Сэль, я не верю в переселение душ.
  
  Сэльви задумчиво помассировала затылок, тяжело вздохнула и прочесала волосы пальцами. Еще раз, и еще - пока Оса не начала противно шипеть от нетерпения.
  
  - Я тоже не верю в переселение душ, - вяло буркнула королева. Усмехнулась, наблюдая замешательство Осы.
  - Но мама же... Я все знаю, что ты - не... то есть про королеву, которая была раньше, - запуталась в выведанных тайнах, запрещенных именно для изложения нынешней королеве, Мильоса.
  - Во-во, - хихикнула ведьма. - Я - не! Глупости это, что души вроде воды, из стакана в стакан свободно переливаются. Не бывает так. Нет в мире повторений. Зато есть круг жизни... Люди - они уходят по своим тропам, я не стану их обсуждать. - Королева поморщилась. - А эльфы... Наши души вроде деревьев, девочка. Я твердо знаю. Смерть - зима... Рождение - новый круг смены сезонов. Стержень, ствол души вечного образуют его опыт, убеждения, талант... и долг. Неисполненное прощается людям, но нам - никогда. В новом тепле жизни и с новой листвой дел и планов, мы, лес памяти этого мира, по-прежнему отвечаем за свои долги. Они нас могут подточить, как древесный жук - изнутри. Убить окончательно. Лишить смысла нашу вечность. Зато исполненные - дают основу для роста.
  - Тебе виднее, - не захотела признаваться в непонимании сказанного Мильоса.
  - Все-то ты ждешь простого ответа, - расстроилась Сэльви. - Не тот случай, тут наскоком знания не украсть. Вырастет со временем понимание, в душе. - Ведьма насмешливо покосилась на слушательницу. - Само собой, я не вполне глухая и не очень слепая. Знаю, кем меня считает твоя мама: своей подругой из прежней жизни... и королевой. Глупости. Я родилась в деревне людей и жила человеком. Да, так сложилось - без полной души, подобных зовут темными... Но ведь и душа древней королевы себя изрядно выжгла, оплачивая старые долги. Нас сплели несчастье и случай, она помогла мне, а я приняла заботу о ней. Нас так перемешало, что теперь и не разобать... да и не требуется разбирать. Вышло все к лучшему, я ведьма и - вижу. Мы не выжили бы поодиночке, нас уже и не было по сути - обеих... Ребенок не мог вырасти во взрослое существо по причине неполноты души, но обрел опору. А вторая часть меня... она научила меня многому. Магии, доброте, взрослости.
  - Я про него спросила, про... - попробовала вернуть королеву к менее опасной теме Мильоса.
  - Тиэса-а-Роэль, - спокойно произнесла Сэльви чужое и никогда не примерявшееся на себя имя, - была добрейшим существом. И очень плохой королевой... я имею право это сказать, наверное. Она не умела говорить 'нет' хамам, она не умела бить больно и не жалеть, когда следует бить и не жалеть... - Королева задумчиво покачала больной головой. - Пить не пила, радоаться не решалась от души и без оглядки. Впадала в отчаяние, страшилась обидеть и не смела унизить. Моя Ольви такова, она гораздо больше впитала от той стороны души, я знаю... она и есть во многом росток древнего дерева, поднятый заного, из семечка, - Сэльви заговорщицки подмигнула и поднесла палец к губам, - только никому!
  - У меня голова гудит, - ужаснулась Мильоса. - Ничего уже не понимаю.
  - Пить надо больше, - ехидно посоветовала Сэльви, морщась и вздыхая. - Или все же меньше? Мы с Риром много раз обсуждали пути душ. Даже ругались. А потом мирились... Мы живем в этом мире и нам не дано понять законов, действующих вне его пределов. Но есть намеки и наблюдения. Долги платить приходится, точно. И еще, как говорит король, любовь сильнее смерти, если она не совсем слепа. Иди, устала я от сложностей темы, не ко времени разговор.
  - Так он вернется?
  - Мильоса-о-Рил, - возмутилась Сэльви. - Мое величество втолковывает тебе заплетающимся языком уже так давно: нет! Он не вернется, ребенок с именем Эдиль будет жить новую жизнь с чистого листа, храня память рода и магию, это можно перелить из стакана в стакан... если на трезвую голову постараться. Прочее не от него зависит, от тебя. Иди, не делай такое лицо, тошно, - королева вздохнула. - Опыт хранит возрождаемый, любовь бережет живущий. Я полагаю, все правильно. И я сказала то, что желала сказать.
  
  Королева одернула кофту, затянула пояс брюк и решительно тряхнула волосами. Прошептала короткое заклятие трезвости, уныло вздохнула - муть в сознании осела, но не исчезла. Но ведь скоро опять идти к вечернему костру, связывать Эдиля с новой семьей. И потом выполнять вторую часть обряда. Трудная весна. Сэльви лукаво улыбнулась. Зато какие могут получиться замечательные королевские внуки! Взять хоть Виоля. Он долину изведет не хуже кошки. А то Ли повзрослела, редко пугает эльфов своими дикими выходками...
  Пять дней спустя Лильор и Аста согласились внести плату, назвав сына именем Эдиль. Второй ледяной эльф воспринял обряд с огромным изумлением. Все же он - маг шестого круга, но ничего подобного прежде не видел. И увы, так и не понял, что же с ним, собственно, сделали?
  Оживили? - хмурился кентавр, вслушиваясь в пьяный шум королевской гулянки, не дающей спать всей заставе. Нет... точно нет. Сердце из странного рыжего пламени бьется, оно дарит радость тепла и обещание жизни, но это пока лишь обещание. Эдиль усмехнулся. А зачем ему оставаться в мире - кентавром? Бессмысленный и печальный удел. Тогда в чем состоит вторая часть невероятного заклятия?
  Рядом замер Виоль, он только что вернулся с охоты, бегал в лес вместе с Дюптой.
  
  - Ты за восемь тысяч лет так и не поумнел, мудрец-терпеливец, - фыркнул хран, привычно поправляя свои роскошные снежные волосы. - В королеву надо верить. А ты хочешь разобрать её замысел на части и понять. Не трудись. Я, между прочим, а-Дивир. Знаешь, какова была роль нашего рода в долине? Я имею ввиду до глупостей с рангами. Совсем давно.
  
  Эдиль послушно кивнул. Само собой, как не знать! Они уже обсудили все, что возможно и невозможно, за долгие века на реке. Дивиры - точнее, немногие из них - были жрецами Творца. Никто не понимал этого их свойства. Но признавал: иногда в детях рода просыпается способность осознавать и толковать божественную волю. Не понимать, а именно осознавать.
  Дании обрели власть в те несчастливые годы, когда королева заболела и долго находилась на грани смерти, не способная править и влиять на жизнь долины. А до того времени её первым советником считался именуемый 'голосом Творца' жрец из рода а-Дивир, и только он.
  Виоль, как обычно, очень быстро соскучился ждать более громкого - не мысленного, а высказанного вслух - ответа от друга. Фыркнул, встал на дыбы и загарцевал, привлекая к себе внимание.
  
  - Ты ведешь себя, как лошадь, - сообщил очевидное Эдиль.
  - Надо во всем находить лучшее и светлое, - посоветовал хран. - Даже в смерти. Мы с тобой скоро умрем, Диль. Солнышко нас погубит, растопит, и вода утечет в реку мертвых. Это даже мне понятно. Мы доберемся наконец-то до дальнего берега.
  - Неужто в тебе проснулся родовой талант прорицания? - восхитился Эдиль.
  - Вроде бы - да. Я теперь чушь горожу похлеще прежнего, - рассмеялся Виоль. - Я столько знаю, Диль, что боюсь сказать лишнее слово. Мне Сэльви вчера велела язык прикусить и молчать под угрозой её очередного 'страшного' проклятия. Она молодец, видит важное сразу. Нельзя говорить. Бедные мои предки, как они умудрялись молчать, ведь распирает же от невысказанного - невыносимо! Знаю, что будет новое немирье с людьми через... ох, молчу. Что король... И гномы... Нет, срочно ухожу на охоту! Один. Надолго.
  - Не раньше, чем скажешь, что с нами станет, - решительно потребовал Эдиль, заплетая ноги храна снежным арканом. - И не дергайся, не вырвешься! Ты, может, и жрец. Но я маг, и не из последних.
  - Да что будет, - страдальчески сморщился Виоль, рассматривая тугую петлю поземки у копыт. - Нормально все будет. Прыгнешь - и взлетишь на своих крошечных крыльях. А потом родишься вновь, как и обещано. Ведьма Сэль нас заколдовала, мы станем слегка иными. Заклинать ты научишься по-новому, без слов. Архив свой станешь восстанавливать, безнадежный ты книжный червь. Людей научишься ценить, друзьями обзаведешься.
  - Я не о том спросил. И ты знаешь, о чем. О ком.
  - Дурной маг, - рассмеялся Виоль. - Ты же все желаешь понять и доказать, к чему тебе мои слова, которые можно лишь принять на веру?
  - Тебе я верю, - серьезно и торжественно сообщил Эдиль.
  - Ладно. Все одно: не вспомнишь потом. Эта Оса куда упрямее прежней. Найдет, не сомневайся. Сама разыщет того, другого, Диля. И искать-то, если разобраться, не трудно. Раз имя твое досталось старшему внуку королевы.
  - Но...
  - Ты хочешь, чтобы меня всерьез прокляла королева?
  - Еще буквально пару слов!
  
  Виоль решительно прыгнул, разрывая прочный снежный аркан, и умчался в ночь, победно рявкнув: 'маги-слабаки!'. Эдиль удивленно пожал плечами, рассматривая обломки ледяных оков - и улыбнулся. На душе стало куда светлее. Еще целых девять дней впереди. Девять дней последней зимы этой затянувшейся нелепой почти-жизни. Подарок судьбы. Теперь он точно знает: именно подарок, и представляет, как им распорядиться. Самое главное - запомнить Осу и оставить след в её душе. Тогда все, обещанное внезапно проснувшимся даром жреца а-Дивира, сбудется. Потому что злые древние законы давно исчезли. Все изменилось, а для него и это забудется в новом рождении.
  Но все же однажды вернется к своему началу...
  Вот только бежать из долины Рэлло, чтобы быть вместе, уже не придется.
  
  Масленицу на заставе праздновали в этот раз самозабвенно, каждый день пели до потери голоса, оттаптывали ноги плясками до кровавых мозолей, без меры отягощали животы восхитительными блинами королевы Сэльви. Духов зимы гоняли весело, их личины разбирали в драку - чтобы потом накопить еще больше синяков и шишек, отбиваясь от защитников подступающей весны.
  В последний день лютеня, называемый прощенным, по обычаю Леснии спалили чучело зимы, пустили с горы огненные обручи, растопили бани, устроили для вечернего купания проруби на реке. И, наконец, развели огромный костер.
  Зажигали его на сей раз эфриты, и это было действительно великолепное зрелище. Рахта вызвал солнечный жар, а его сестра уговорила скрытый в дереве огонь. И костер получился прозрачным, почти не обжигающим, высоким, странно переплетающим в огненном цветке синеватые и рыжие лепестки. Сэльви напела нечто свое, ведьминское, очень весеннее, стоя между двумя огненными духами. И обернулась к кентаврам.
  
  - Пора. Ненадолго уходите, сами уже знаете. Мы будем вас ждать. Это живой огонь, в нем сгорят все глупые старые заклятия, весь холод вашей бесконечной зимы с его потерями, обидами и отчуждением. Прыгайте, и будет вам весна.
  
  Виоль кивнул, переступил копытами, презрительно тряхнув головой на предложение неугомонной Лэйли как следует разбежаться для достойного прыжка. Эдиль решительно отвел крепко вцепившуюся в его руку Мильосу к матери, стер очередную слезинку хрустально-прозрачной рукой, утратившей возле большого костра матовость сухого студеного льда.
  Теперь кентавры стали похожи на старую картинку призрачного единорога, с которой для Лоэля-а-Тэи начался путь на север. Они светились насквозь, и золотистое пламя могучего огня переливалось в их телах. Синеватые блики - холод зимы, рыжие - жар лета...
  Они прыгнули одновременно, и огонь взметнулся, обнимая прозрачные тела, загудел, расплескался вширь раскрывшейся чашечкой цветка. Внутри уже не было кентавров, только облачко пара, поднимающееся вверх, в весеннее бирюзовое небо.
  
  Время катится серебра рекой,
  Золотым колесом да с горы бежит
  А за стылою за зимой
  Весна ранняя к нам сама спешит...
  
  Как все песенки Сэльви, эта была не слишком складной, но выдуманной и исполненной вполне в духе традиции леснийцев. Её уже выучили, и подпели охотно. Облако улетало все выше, его подхватил ветерок и погнал было на север, в зимний край, но белый клок пара вырвался и поднялся еще выше, растворился в синеве неба.
  Убедившись в замечательной способности огня устранять даже самые могучие зимние заклятия, люди стали прыгать через присмиревшее, хоть и достаточно высокое, пламя. Эльфы тоже прыгали. Они знали: неугомонная королева собиралась не только очищаться огнем, но и купаться в проруби. И охотно поддерживали очередную прихоть Единственной. Это ведь огромное облегчение: знать, что ничто не уходит навсегда и безвозвратно. У любой вечности эльфа есть предел. Но - есть и новое начало. Значит, никода более не утратить им безвозвратно самое дорогое, что даровано Творцом - свое Сердце.

Популярное на LitNet.com А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) М.Торвус "Путь долгой смерти"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"