Окунев Юрий Бенцианович: другие произведения.

Глава 1. Еврейский вопрос

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еврейский вопрос есть вопрос христианский. Проходя через всю историю человечества, с самого ее начала и до наших дней (чего нельзя сказать ни об одной другой нации), еврейство представляет собой как бы ось всемирной истории. Вследствие этого центрального значения еврейства в истории человечества все положительные, а также все отрицательные силы человеческой природы проявляются в этом народе с особенной яркостью. Владимир Соловьев

На сайте представлены отрывки из книги Юрия Окунева 'Ось всемирной истории'. Полная версия здесь. Ось всемирной истории
  
  
  
  Ось всемирной истории
  
  
  "О, не думайте, что я действительно затеваю поднять "еврейский вопрос". Я написал это заглавие в шутку. Поднять такой величины вопрос, как положение еврея в России и о положении России, имеющей в числе сынов своих три миллиона евреев, - я не в силах. Вопрос этот не в моих размерах. Но некоторое суждение мое я все же могу иметь...".
   Так начинает свой дневниковую запись 1877 года, озаглавленную "Еврейский вопрос", классик русской литературы Федор Достоевский*. Мною владеет то же чувство: поднять эту тему невозможно - титаны посильнее Достоевского не справились, но молчать тоже не могу, ибо слишком часто слышу нелепые и даже неумные рассуждения о евреях, часто от самих же евреев, рассуждения и споры, показывающие полную и окончательную путаницу в головах спорящих. Более того, считаю своим долгом хотя бы приподнять эту вечную тему, о которой с великим уважением писал выдающийся русский философ и православный богослов Георгий Федотов*:
  
  "Не без колебаний предлагаем читателю несколько мыслей на эту вечную тему. В этих мыслях мало нового, но повседневные суждения по этому вопросу так поверхностны, полны стольких предрассудков и страстей, что углубленное внимание к нему является общим долгом".
  
  По-видимому, следовало бы начать еврейский вопрос с вопроса об этом вопросе. Действительно, в чем заключается или в чем состоит еврейский вопрос? Что такое, вообще, еврейский вопрос? Существует масса ответов на вопрос о вопросе - непростая это проблема. А непростую проблему и сформулировать сложно, ибо в правильной постановке задачи, как известно, кроется ее решение. Вероятно, каждый, кто думал об этом, а равно и тот, кто не думал, понимает еврейский вопрос по-своему и вкладывает в него свой смысл.
   Спектр понимания еврейского вопроса простирается от приземленно-бытового до глобального на уровне мировой политики, и еще выше - вплоть до метафизических представлений о судьбе человечества, заданной Провидением. Еврейский вопрос фигурирует, как отдельная проблема, в философских системах и в богословских доктринах, в программах политических партий, в посланиях религиозных лидеров и в правительственных постановлениях, а также в книгах по истории и философии.
   Скажем, тот же Федор Достоевский под еврейским вопросом понимает, главным образом, - давать ли российским евреям равные с русскими политические и гражданские права? Федор Михайлович лукавит, говоря, что озаглавил свои мысли "Еврейским вопросом" в шутку. Писатель, отнюдь не шутит и решительно выступает за предоставление евреям равных прав в духе христианского милосердия. Однако, прежде чем сказать свое "за", он представляет евреев столь своекорыстными, жестокими и просто омерзительными существами, что любой русский читатель, добравшийся до его "за", немедленно проголосует "против", что, кстати, и произошло через четыре года после написания Дневника, в год смерти писателя, когда Россию захлестнула чудовищная волна еврейских погромов, а уцелевшим евреям было окончательно отказано в правах.
   Почти современник Достоевского, известный немецкий философ конца XIX века Евгений Дюринг*, которого многие знают по блестящей работе Фридриха Энгельса "Анти-Дюринг", в книге, озаглавленной "Еврейский вопрос", формулирует проблему иначе:
  
  "Я утверждаю, что еврейский вопрос есть просто вопрос расовый, и евреи не только нам чуждая, но и врожденно и бесповоротно испорченная раса".
  
  Еще один подход прослеживается в проекте программы Русской партии, опубликованном в 1991 году сразу после ликвидации Коммунистической Партии Советского Союза. В специальном разделе программы под названием "Еврейский вопрос" предлагалось изгнать евреев из России и признать сионизм, то бишь опять же - евреев, виновными в ... преступном захвате власти в России в 1917 году, развязывании красного террора, гражданской войны и геноцида русского народа, ограблении русского народа, разорении России и доведении русских до унизительной нищеты посредством сионистского ига, а также в создании "коммуно-сионистской экономики", при которой в интересах "сионократии" искусственно сохраняется дефицит на основные товары. Этот смачный документ, явно написанный бывшими преподавателями марксизма-ленинизма, завершался бесподобным апофеозом, предлагавшим считать христианство еврейской идеологией и пришлой религией, способствующей установлению сионистского ига в России, марксизм-ленинизм - завуалированной сионистской идеологией, а большевизм - разновидностью сионизма.
  Следует признать, что евреи и их национально-освободительное движение, именуемое сионизмом, никогда и нигде не удостаивались столь высокой, я бы сказал - столь мощной, оценки, как в означенном юдофобском опусе. В нем еврейство представало злобным колоссом, скрутившим и поставившим на колени великий русский народ. Правда, евреи не могут принять эту высокую оценку своего скромного вклада в историю России, потому что все пункты этой оценки не соответствуют действительности, за исключением пункта, что православие, в основе своей, есть еврейская идеология. Тут уж, как говорится, против правды не попрешь, ибо, что есть - то есть: Иисус Христос был евреем по имени Иешуа Га-Ноцри, и все святые книги христианские действительно написаны евреями, правда, давно очень написаны, но это тоже не оправдание.
  В оправдание Русской партии нужно сказать, что идея решения еврейского вопроса путем изгнания евреев из России не является изобретением ее партийных наставников из КГБ. Идея эта возникла вскоре после присоединения Польши к России, возникла, как это не странно, не у самодержцев, а в русских либеральных кругах. Руководитель тайного общества декабристов Павел Пестель в своем проекте русской конституции, называвшейся "Русская Правда", предлагал освободить Россию от евреев путем учреждения в Малой Азии особого еврейского государства. Нельзя не признать, кроме того, что пункт погромной программы Русской партии об освобождении России от евреев довольно успешно выполняется не только в России, но и во всех странах бывшего Советского Союза. Тем самым решается "еврейский вопрос" в том смысле, как его понимают обиженные Богом антисемиты. Обещаю свести к минимуму дальнейшее их цитирование.
  Первый послесталинский лидер бывшего Советского Союза Никита Хрущев*, замешанный, между прочим, во многих сталинских преступлениях, в том числе и против евреев, как-то сказал, что в Советском Союзе не существует еврейского вопроса, ибо евреи в СССР пользуются равными правами со всеми другими народами. Хрущев, конечно же, врал в этом случае так же, как он врал, обещая советским людям, что они непременно будут жить при коммунизме не позднее 1981 года. Советский государственный антисемитизм в сталинские и послесталинские времена уступал по своей свирепости только гитлеровскому антисемитизму в Германии. Тем не менее, я привожу это хрущевское высказывание, не стоящее и ломаного гроша, исключительно, чтобы показать, как большевики в частности и воинствующие атеисты вообще понимали и понимают еврейский вопрос. Говоря попросту, они понимают его в смысле: "Бьют жидов или нет?". И если, скажем, не бьют, то и вопроса нет, а вот если бьют, то тогда еще нужно разобраться. В таком примитивно-популярном изложении еврейский вопрос представляет несомненный бытовой интерес, главным образом, для самих евреев. Мы не будем тратить время на его бесплодное обсуждение.
  В противоположность воинствующим атеистам и вульгарным материалистам типа Хрущева, выдающийся русский религиозный философ Владимир Соловьев* понимал еврейский вопрос иначе. Он полагал, что "еврейский вопрос есть вопрос христианский", подчеркивая этим всемирно-историческое значение проблемы бытия и бития евреев, подчеркивая важность этого вопроса для человечества в целом. Сравнивая еврейство с осью мировой истории, Соловьев считал, что еврейский вопрос - это вопрос о том, куда направлена эта ось, вопрос о том, существует ли определенная и наперед заданная цель развития человечества, и, если да, то какова эта цель.
  Разъясняя соловьевскую концепцию еврейского вопроса, Патриарх Московский и всея Руси Алексий сказал на встрече с нью-йоркскими раввинами в 1991 году:
  
  "Cоловьев считал защиту евреев, с христианской точки зрения, одной из важных задач своей жизни. Для него еврейский вопрос не есть вопрос о том, хороши или плохи евреи, а есть вопрос о том, хороши или плохи мы, христиане".
  
  Другой выдающийся русский философ и православный богослов Сергей Булгаков* следующим образом толковал соловьевскую концепцию еврейства:
  
  "Еврейство есть подлинная ось всемирной истории в том смысле, что оно в ней присутствует с самого начала до конца. Это есть единственный народ, удерживающий свое место в пестрой смене разных народов, в их исторической очереди. При этом сила его не ослабевает ни количественно, ни качественно. Таков основной факт в жизни "избранного народа", это предсказано и в пророческих книгах, как свидетельство на то воли Божьей. И это физическое сохранение и распространение Израиля сопровождается внедрением его в жизнь всех наций...".
  
  Сравнение еврейства с осью мировой истории и соответствующее понимание еврейского вопроса не являются изобретением Владимира Соловьева. Многие другие мыслители на протяжении веков давали сходные толкования и настойчиво указывали на связь целенаправленного движения человечества к не вполне им осознанной цели с судьбой еврейского народа. Ясное понимание или хотя бы интуитивное чувствование этой связи является той притягательной силой, которая влечет мыслящих людей к еврейской теме, влечет как апологетов еврейства, так и его хулителей, как юдофилов, так и юдофобов. В большинстве случаев это притяжение является неосознанным, но от этого - отнюдь не менее сильным. Это притяжение вот уже несколько тысячелетий вызывает постоянный, неиссякающий, подчас какой-то болезненный интерес неевреев к еврейскому вопросу. По этому поводу Сергей Булгаков пишет:
  
  "Само существование Израиля в качестве подлинной оси истории, его самосохранение в веках, когда разрушение постигало царства, истреблялись и уничтожались народы, способно возбуждать национально-историческую ревность".
  
  Даже тех, кто относится к евреям негативно, неудержимо притягивает образ странного народа, несшего три тысячи лет назад в деревянном ковчеге судьбу мира, народа - вечного странника, дошедшего почти не изменившимся до наших дней.
  На прямую связь между судьбой еврейства и глобальной проблемой направленности оси человеческой истории указывают и современные интеллектуалы. Выдающийся английский историк Пол Джонсон* утверждает, что его интерес к еврейской теме вызван, в частности, стремлением "подступиться ... к ответу на один из самых трудных вопросов, который задает себе человечество: для чего мы на Земле?". Далее он пишет:
  
  "Является ли наша история всего лишь бессмысленной суммой событий? Существует ли принципиальная моральная разница между историей человеческого рода или, скажем, муравьев? Ни один народ не стоял так твердо, как евреи, на том, что у истории есть цель, а у человечества - судьба. Еще в самом начале своего коллективного бытия они верили, что ими найден заданный свыше путь рода человеческого, поводырем для коего должно послужить их общество. Причем роль свою они проработали удивительно подробно и героически держались за нее перед лицом неимоверных страданий".
  
   Все народы, живущие на нашей планете, внесли вклад - кто больше, кто меньше - в культуру и в развитие человеческой цивилизации. Вклад каждого народа уникален и по-своему ценен. Однако мы вполне можем себе представить нашу цивилизацию без вклада какого-либо отдельного народа. Мы вполне можем вообразить отсутствие на планете, скажем, народа Х - не будем конкретизировать, чтобы никого не обидеть. Каждый может проделать соответствующий мысленный эксперимент и убедиться в представимости соответствующей модели. Мы можем определенно сказать, чего бы у нас не было при отсутствии народа Х, мы можем рассудить, каким бы был мир без этого народа и чем бы этот мир отличался от ныне существующего. Еврейский народ выделяется среди других народов планеты тем, что без него наш мир почти невозможно вообразить, как невозможно вообразить вращение без оси. По этому поводу Пол Джонсон пишет:
  
  "Один из способов подвести итог 4000 лет еврейской истории состоит в том, чтобы спросить себя: а что бы произошло с человеческим родом, если бы Авраам не был человеком высокой прозорливости, или если бы он оставался в Уре, придерживал свои идеи при себе, и никакого специфического еврейского народа не возникло. Несомненно, что мир без евреев отличался бы от нынешнего радикальнейшим образом. Конечно, вполне может быть, что человечество рано или поздно дошло бы до всех еврейских открытий. Но полной уверенности в этом нет. Все величайшие концептуальные открытия разума представляются нам очевидными и неизбежными, когда они уже сделаны, но необходимо присутствие гения, чтобы сформулировать их в первый раз.
  Евреи обладали этим даром. Им мы обязаны идеями: равенства перед законом, как божественным, так и человеческим; святости жизни и достоинства человеческой личности; индивидуального сознания и потому личного искупления; коллективного сознания и вытекающей отсюда социальной ответственности; мира как абстрактного идеала и любви как фундамента справедливости, а также многими другими идеями, создающими основу морального багажа, в котором существует человеческое сознание. Без евреев эта сцена, на которой действует человечество сегодня, была бы много более пустой.
  Но самое главное - евреи научили нас рационализировать непознанное. Результатом этого явился монотеизм и три великие религии, которые его используют. Вообразить, как бы выглядел мир без них, - почти за пределами возможностей нашего воображения".
  
   Я прошу у вас, мои читатели, прощения за многочисленные и подчас длинные цитаты. Тема эта такова, что я не могу обойтись без цитирования выдающихся мыслителей, философов, писателей, ученых и политиков, которые уже высказали по данному вопросу свои веские суждения в столь блестящей форме, что лучше не скажешь.
  Неосознанно вращаясь вокруг еврейской оси, люди, как евреи, так и неевреи, постоянно задавались двумя вечными вопросами:
  Вопрос первый - "Почему едва ли не все народы, везде и всегда ненавидят и преследуют евреев?".
  Вопрос второй - "Как и почему при этой тотальной ненависти и преследованиях со стороны окружающих народов евреям удалось выжить на протяжении тысячелетий?".
  Эти два вопроса в совокупности и составляют, на самом деле, еврейский вопрос в его историко-философском смысле. В понимании Владимира Соловьева и других далеких от грубого и циничного материализма мыслителей, этот вопрос, будучи обращенным к самой оси мировой истории, напрямую связан с судьбами человечества в целом. Мы будем придерживаться этого понимания, не избегая, впрочем, обсуждения других толкований.
  Не составляет труда дать простую, народную трактовку еврейского вопроса по аналогии с вышеприведенной и всем понятной формулировкой "Бьют жидов или нет?". Суть вопроса оказывается не в том "Бьют или нет?", а в том "Почему бьют?" и "Почему не добили?".
  Интересно отметить, что, если первый, казалось бы, простой вопрос "Почему бьют?" оказался на самом деле сложнейшей философской проблемой, по поводу которой, тем не менее, есть столько суждений, сколько существовало спрошенных об этом людей на планете, то на второй, по видимости более сложный вопрос "Почему не добили?", существует почти полное совпадение мнений всех сколько-нибудь серьезных мыслителей и один единственный обескураживающий ответ.
  Мы, поэтому, начнем со второго вопроса и приведем для начала его развернутую и великолепную по красочности формулировку, данную выдающимся русским писателем Александром Куприным*:
  
  "Удивительный, непостижимый еврейский народ!
  Что ему суждено испытать дальше? Сквозь десятки столетий прошел он, не смешиваясь, брезгливо обособляясь от всех наций, тая в своем сердце вековую скорбь и вековой пламень. Пестрая огромная жизнь Рима, Греции и Египта давным-давно сделалась достоянием музейных коллекций, стала историческим бредом, далекой сказкой, а этот народ, бывший уже патриархом во дни их младенчества, не только существует, но и сохранил повсюду свой крепкий, горячий южный тип, сохранил свою веру, полную великих надежд и мелочных обрядов, сохранил священный язык своих Божественных книг, сохранил свою мистическую азбуку, от самого начертания которой веет тысячелетней древностью.
  Что он перенес в дни своей юности? С кем торговал и заключал союзы, с кем воевал? Нигде не осталось и следа от его загадочных врагов, от всех этих филистимлян, амеликитян, моавитян и других полумифических народов, а он, гибкий и бессмертный, все еще живет, точно выполняя чье-то сверхъестественное предопределение.
  Его история проникнута трагическим ужасом, и вся залита собственной кровью: столетние пленения, насилие, ненависть, рабство, пытки, костры из человеческого мяса, изгнание, бесправие...
   Как мог он остаться в живых?".
  
  Итак, вопрос сформулирован четко и ясно - как еврейский народ мог остаться в живых? Писатель задал его отнюдь не риторически. Своим художественным чутьем он обнаружил здесь загадку глубины непостижимой. Ведь этот народ, претерпевший непретерпеваемое, не просто остался живым, но и не проявляет никаких признаков одряхления на манер позднего Рима.
   Отсутствие старческого маразма у древнейшего из сохранившихся народов удивляла и другого интеллектуала - великого американского писателя Марка Твена*:
  
  "Египтяне, вавилоняне и персы поднялись, наполнили мир шумом и блеском, а затем завяли и канули в вечность; греки и римляне пошли по их стопам ... и исчезли; другие народы расцвели и подняли высоко свой факел в свое время, но их факел выгорел, и они либо прозябают во мраке, либо вовсе исчезли. Еврей видел всех, победил всех, и сейчас такой же, каким был всегда. Он не показывает ни признаков заката, ни старческого бессилия. Его таланты не поблекли, и его бодрость не изменила ему. Все в мире смертно кроме еврея; все уходит, но он остается. В чем секрет его бессмертия?".
  
  Тема загадочного выживания евреев продолжает волновать и современных исследователей. Пол Джонсон пишет в предисловии к своей "Истории евреев", изданной на английском языке в 1987 году:
  
  "Евреи идентифицировали себя ранее, чем почти все существующие на сегодня народы. Они сохранили ее (свою идентификацию) среди ужасающих бедствий вплоть до настоящего времени. Откуда эта невероятная стойкость? В чем сила всепоглощающей идеи, вдохновляющей евреев и обеспечившей их однородность? Коренится она в их природной устойчивости или в их способности приспосабливаться, а может быть в сочетании того и другого? Суметь ответить на эти вопросы - достойный вызов исследователю".
  
   Хотелось бы ответить - я принимаю этот вызов! Это, однако, было бы слишком самонадеянным, а с учетом тех парадоксальных выводов по сути еврейского вопроса, к которым пришли выдающиеся мыслители прошлого, - просто глупым. Поэтому, не беря на себя никаких обязательств, постараемся лишь уважительно коснуться этой трагической и величественной, одновременно, темы.
  Почему историческая судьба еврейского, и только еврейского, народа приводит к вопросу: "Как мог он остаться в живых?". Почему она, эта судьба, так удивляет философов, писателей, ученых и историков, для которых, казалось бы, нет уже ничего непонятного в этом мире? Давайте попытаемся отметить те события еврейской истории, которые привели Александра Куприна и многих других выдающихся интеллектуалов к этому вопросу. Каждое из этих событий, по-видимому, не является уникальным или необъяснимым - в истории других народов тоже можно встретить подобное, но вот в совокупности, да еще с учетом странных последствий... Впрочем, не будем забегать вперед и начнем, причем для экономии времени начнем со времен не самых древних...
  
  
   На сайте представлены отрывки из книги Юрия Окунева 'Ось всемирной истории'. Полная версия здесь. Ось всемирной истории
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 4"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"